* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Сентября 2017, 11:34:25 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 ... 15
0 Пользователей и 3 Гостей смотрят эту тему.   
16 Июня 2017, 17:37:22 #75
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

 
Акрита ещё раз проследила траекторию “Амазонки” - судя по всему, они действительно направлялись в какую-то точку в поясе Денориоса. Андорианка быстро набрала сообщение: “Связь есть, принимаем хорошо, наша первая точка на орбите Бэйджора XI”.
- Можно ответить им? - спросила она, чуть обернувшись к Освальду.
- Давай, - кивнул Освальд, - и добавь, что потом - режим радиомолчания до следующей точки. Не будем испытывать судьбу.
Акрита отправила сообщение, и все какое-то время летели в тишине: каждый был на своём посту и занимался своим делом, прямо как на настоящем корабле. Освальд непрерывно смотрел на небольшой "капитанский" пульт у кресла - всё было в порядке.
- Если желание коммандера Мори сбудется, и эта регата станет ежегодным мероприятием, что если мы когда-нибудь повторим? - спросил он неожиданно. - Скажем, лет через пять, когда мы уже привыкнем к службе и заработаем себе пару званий!
- Тогда мы уже будем офицерами с серьезными заданиями, - отозвалась Самрита, которую нервировала повисшая тишина. Сейчас она была готова общаться даже с Освальдом, к тому же ей это не уже казалось таким уж ужасным. Все лучше, чем молчать всю регату. За своим пультом она внимательно следила, но пока они не использовали модификации корабля на максимуме, все инженерные системы работали в обычном режиме и сбоить было нечему. – Будем бороздить космос где-нибудь на разных концах Федерации, и нам будет не до всяких глупостей, - девушка встряхнула хвостиками и оглядела остальных на катере: - А у вас какие планы через пять лет? Я бы хотела к тому времени дослужиться до лейтенанта и служить на одном из флагманских кораблей.
Артур оглянулся от своей консоли на Самриту, потом на М'Коту.
Он чувствовал себя не очень уютно, он уже запросил у компьютера ранее  значение словосочетания "Небесный храм", прочитал, что это и есть эта червоточина, но почему-то не сказал этого вслух, и предположение Освальда не подтвердил. Это было неправильно. Потом часть его операционных обязанностей – в частности по отправлению сообщений – взяла на себя Акрита, и он предположил, что это от того, что он плохо исполняет эти самые обязанности. Это было очень жаль. Наверное, нужно было собраться и сказать, что он делает то, что должен, и будет это делать.
- Да, я тоже хочу служить на корабле через пять лет, в дальних миссиях,- сказал он. А все остальное оставил при себе. Все размышления о себе и М'Коте, что через пять лет… что будет? Любил ли он ее действительно, или испытания заставили его поколебаться в этом чувстве? Что это значит, если колеблешься вот так? Значит ли это, что все не по-настоящему ? Он не знал.
– А как же «старые добрые времена» и ностальгия? – со смешком спросила М’Кота, не отрываясь от консоли. – А вдруг не через пять, а через двадцать пять лет, сделавшись опытными космическими волками, мы вспомним проект и захотим отметить юбилей регатой! Всякое может быть!
Голос её звучал беззаботно, словно ничто не тяготило душу, но на самом деле до настоящей беззаботности ей было куда как далеко! Тем не менее она твёрдо решила не смущать Артура кислым видом, никак не подчёркивать особость их отношений и тем более не создавать атмосферу какой бы то ни было решённости. Всё, что касалось её самой было давно для неё решено: «все клятвы я принесла в своём сердце» – это были не пустые слова! Всё, что касалось Артура, должен был решить только сам Артур, и, главное, без тени давления – явного или скрытого.
- Быть может, мы через двадцать пять лет все будем капитанами! - в тон клингонке произнёс Освальд. - Ты представляешь себе шестерых капитанов, привыкших отдавать приказы, на маленьком катере,вынужденных всё делать самостоятельно, да ещё и подчиняющихся друг другу?..
Усмехнувшись, он посмотрел на Самриту и тяжело вздохнул, после чего отвёл взгляд, как бы обращаясь ко всем сразу и добавил:
- Я не знаю, чего именно хочу добиться через пять лет. Совсем недавно я чего-то хотел, потом всё перевернулось вниз головой, и пришлось хотеть чего-то другого. Потом снова и снова... Вам никогда не казалось, что, ставя перед собой какую-то одну цель, мы рискуем многое упустить, в том числе и что-то более приятное или нужное, чем желаемое нами сейчас, но о чём мы пока не догадываемся?
Освальд вспомнил свой сон после попойки, в котором ему рисовалась счастливая семейная жизнь с детьми-полукровками, и, фыркнув, помотал головой - вон как всё обернулось!
- Но, наверное, я хотел бы сделать что-то важное. Не так важно, где именно это будет: на флагмане Федерации или на корабле около клингонской границы, - молодой человек бегло взглянул на Артура, - а может вообще на станции или на планете - это детали, главное - сделать что-то такое, что бы позволяло с комфортом и чувством глубокого удовлетворения засыпать по ночам.
"И, желательно, не в одиночестве", - добавил он про себя.
Акрита сначала слушала разговор о будущем вполуха – у нее из головы никак не выходили мысли о том, что из-за сложившихся условий регаты весь их план с маневром рассыпался в прах. Конечно, она предполагала это, и знала, как малы шансы, видела всю неопределенность ситуации. И все-таки ей отчаянно не хотелось отступаться, казалось необходимым довести до конца их главное дело: показать себя единой командой, умеющей работать вместе и побеждать. Поэтому, когда неожиданная идея возникла в ее мозгу, андорианка ухватилась за нее как за соломинку.
- Не знаю, где я буду через пять лет, - немного невпопад сказала она. – Мне нравится быть пилотом, и хотелось бы работать на звездолете или где-нибудь именно в этой должности. А там – Освальд прав, что будет, то будет.
Опустив взгляд на консоль, Акрита сверила траекторию – катер летел ровно, препятствий не предвиделось – поэтому позволила себе обернуться к команде лицом.
- У меня есть одна мысль, друзья, - немного неуверенно начала она. – Как мы видим, задания у команд разные, контрольные точки тоже. Поэтому шансов, что мы окажемся рядом после прохождения пятой, практически равны нулю. К тому же "Амазонка" летит раньше, и если они будут ждать нас, то только потеряют преимущество. Поэтому можно сделать так: когда они будут подлетать к своей пятой контрольной точке, мы полетим туда же, вне зависимости от того, куда нам самим надо, как только они пройдут ее, мы их толкнем. Маневром, как планировали. Потом сами полетим по своей трассе и достойно завершим ее. Поэтому им сейчас нужно как можно быстрее пройти трассу самим – и связаться с нами, чтобы мы оказались в нужном месте в нужный момент.
Во время всей этой тирады она смотрела на Освальда, как на капитана. Потом обвела взглядом остальных и опустила глаза.
- Да, я знаю, что в таком случае мы не придем к финишу первыми. Но… проект "Альфа" победит. Впрочем, я не настаиваю, как все решат – так и будет.
___________
с Самритой, Освальдом, Артуром и М'Котой
Offline  
16 Июня 2017, 17:44:50 #76
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

Освальд очень удивлённо посмотрел на Акриту, словно не веря своим ушам.
- Вот так просто? - спросил он после некоторой паузы. - Мы даже не знаем, как у них пойдут дела. Может наша разница во времени будет только расти или наоборот мы будем сильно быстрее. Победа прославит проект гораздо лучше, а ведь именно ради этого всё и задумывалось, разве нет?
Артур тоже теперь развернулся к товарищам.
- Акрита, Освальд правильно говорит, пока рано об этом думать. Наш маневр – финальная часть регаты. А мы еще не прошли и первый-чек поинт. Как будут распределены траектории – мы пока не знаем. Где окажутся наши корабли после 4-го чек-поинта, мы тоже пока не знаем. Еще рано принимать такие решения. Поэтому в настоящий момент мы сосредотачиваемся на текущей нашей задаче, и будем решать проблемы по мере их поступления. Сэм, ты как считаешь? – Артур посмотрел на Самриту.
Самрита не поднимала взгляда от своей консоли, хотя там сейчас не показывалось ничего интересного. С одной стороны, идея Акриты помочь другой команде путем самопожертвования была неплоха, но землянке совсем не нравилась мысль отказываться от надежды на победу.
- Я согласна с вами, - отозвалась девушка. – Пока еще слишком рано планировать финальный маневр. Что мы можем делать сейчас – это обмениваться информацией о чек-поинтах и таким образом помогать друг другу с их прохождением. И… Я не хочу сразу сдаваться и терять все наши возможности: мы должны до самого конца стараться быть лучшими, и тогда у обеих команд из «Альфы» будет шанс на победу, а не только у одной.
- Да, все правильно, Самрита права, - сказал Артур, - что будет по итогу – покажет время. А пока что мы делаем все что можем по максимуму. А потом придет время для принятия решения.
М’Кота согласилась с мнением большинства: планировать что-то конкретное было сложно, слишком много было всяких «если» и «может быть».
– В спонтанности тоже есть своя прелесть, – заметила она. – Мы не знаем, что нас ждёт за следующим поворотом, и слишком жёсткий план может сбить нас с толку. Нужно быть готовыми к любой импровизации.
Пока коллеги высказывались, Акрита успела пару раз обернуться к пульту, чтобы не упускать из внимания управление катером. Потом она чуть заметно вздохнула и виновато улыбнулась, снова глядя на товарищей.
- Так ведь я не предлагаю прямо сейчас ничего не делать или сразу сдаваться. И конечно, прекрасно понимаю, что любые планы могут поменяться в момент, вот как поменялось сейчас все, что мы придумывали до регаты. Это нормально, и, разумеется, сейчас мы будем идти по нашим заданиям, по максимуму возможностей, и они тоже. Просто на будущее появилась такая мысль, которая при удобном раскладе могла бы сработать… Или не могла бы. Вы простите, ребят, - она развернулась к пульту и немного скорректировала курс. – я не то имела в виду.
Да, нужно решать задачи, которые имеются на текущий момент, действовать согласно ситуации. Но ведь чем больше вариантов рассмотрено, пусть даже совсем теоретических, тем более выгодным может оказаться положение в будущем. Даже если все пойдет совсем не по плану, даже если направление мысли не верно – имело смысл рассматривать варианты и различные выходы. Но эту мысль андорианка не стала озвучивать.
- Да, ну не за что извиняться, Акрита, - сказал Артур и повернулся обратно к своей консоли. - Конечно, все может измениться, и мы можем понастроить планов десять штук, а ситуация будет требовать одиннадцатого. Но это не значит, что нам надо не думать. Так что, все в порядке.
Самрита склонилась над консолью и усмехнулась своим мыслям: неожиданно все это соревнование начало ей нравиться, хотя прежде она относилась к идее регаты скептически. Но сейчас девушка поймала себя на том, что в ней все сильнее разгорается желание победить, причем не только как проект. Она хотела, чтобы их корабль действительно пришел первым, и была готова для этого сделать все возможное. Раньше за собой она такого не замечала…
- Да, планы мы еще успеем обсудить, - кивнула она. – А теперь давайте думать о настоящем – неужели только мне любопытно, что нас ждет в первом задании? – лукаво улыбнулась Баккер, оглядывая членов своей команды.
 
Тем временем чем ближе они приближались к своей первой точке назначения, тем подробнее открывалась карта. Акрита видела ее не только на консоли перед собой, но и как бы сама находилась внутри нее. Что могло находиться на орбите Бэйджора XI? У этой планеты были луны - Дерна, Джераддо и еще три гораздо меньшего размера, которые на карте обозначались непереводимыми квадратными символами. Но проложенный по координатам курс вел не к ним, а к чему-то другому - оборонительная платформа? Еще один корабль? То, что на карте было лишь схематичной точкой, зависшей над планетой, в обзорном экране выглядело гораздо более впечатляюще - сперва как сияющая жемчужина на черном бархате космоса, позже оно выросло в размерах и стало напоминать морскую раковину, вынесенную на берег. Плавные линии, не идеально симметричная форма, отсутствие острых углов в центральном завитке и выступающие в стороны стыковочные площадки. Это была космическая станция. Совсем не похожая на ДС9, бывшую Терок Нор - темную и с хищно загнутыми пилонами, громоздкую и практичную. Это было произведение искусства, сияющее белым золотом в свете утреннего солнца, встающего над планетой.
“Семба-2” - прочитала Акрита пояснение на карте.
- Баджорская орбитальная станция? – она удивленно подняла антенны, чуть снижая скорость. – Подлетаем, и уже, кажется, можем выйти на связь.
- Какая она красивая, – тихо прошептала Самрита. Она уже прежде видела эту станцию, когда летала на Бэйджор в перерыве после неудавшейся первой миссии, но так близко не подлетала. – Я слышала, сейчас она взяла на себя многие функции ДС9, так что там должно быть очень интересно, только без всей этой кардассианской мрачности. Было бы здорово, если бы наше первое задание было на ней!
- Вызвать станцию? – спросил Артур, глядя на сенсорные показания, - если наши координаты тут, то наверняка нам нужно будет стыковаться.
- Артур, вызывай, - кивнул Освальд, тоже впечатлённый внешним видом баджорской станции, - и держи один глаз на сенсорах. На тот случай, если наше задание будет не на станции, а на борту спрятавшегося за ней корабля, например. Акрита, - он повернулся к андорианке, - приготовься стыковаться, если нас пригласят.
Оторвавшись от спинки кресла, он осмотрел своих коллег и произнёс тем тоном, какой слышал от инструкторов в Академии:
- Все готовы? Настроение боевое? Тогда вперёд, к нашему первому испытанию!
- Еще как готовы! Так точно! – воодушевленно произнес Артур и послал на станцию вызов, отправляя идентификационные данные "Анадыря".
____________
С Освальдом, Самритой, М'Котой и Акритой
Offline  
19 Июня 2017, 16:21:46 #77
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорская система, недалеко от Червоточины, утро
USS “T’Камбра”, катер “Амазонка”

 
Квинтилия Перим аккуратно заводила катер в док. Это тоже было не трудно, потому что они стыковались с другим федеральным кораблем и их относительные размеры были подогнаны идеально для взаимодействия.
– Здесь сказано, что “Т’Камбра” - один из кораблей Звездного Флота с полностью вулканской командой, - взволнованно произнесла трилл, глядя на данные перед собой, – Что это раньше был корабль адмирала Солока, когда он был капитаном. А что, если задание состоит в том, чтобы провести какой-то вулканский ритуал? А вдруг мы сделаем что-то не то, нарушим какой-то обычай, и провалим задание?
– Не думаю, что задания для регаты делались с расовым уклоном, – возразил Тенек – Это поставило бы команды в неравные условия.
Пока Квинтилия вела катер на корабельную парковку в ангаре, Ракар быстро, очень быстро вводил команды в свою консоль. Так мог бы делать федерат, но ромуланец был обучен взаимодействию с федеральными кораблями и катерами. Ракар ставил варп-ядро в режим ожидания, понижал активность сенсоров, переводил на дистанционное управление сигналы кодированной связи с "Анадырем", ставя его на беззвучный режим.
– У нас есть преимущество, с нами незаменимый в этих делах вулканец Тенек, - одновременно говорил Ракар, - он максимальный специалист в этом вопросе, и не даст нам ударить в грязь лицом. Вулканцев мы поприветствуем их традиционным жестом, пожелаем им мира и процветания. Капитан Солок, который теперь адмирал и один из двух представителей начальства нашего проекта – это серьезно. Но да, я согласен с Тенеком, вряд ли задание будет про вулканцев. Впрочем, - наконец Ракар отвлекся от консоли, взял в руки дистанционное управление и ключ-кристалл, поднялся из своего кресла, - скоро мы все увидим, заранее бояться не стоит. Ах да… там не написано, как зовут капитана корабля? - спросил Ракар, обернувшись к Квинтилии.
– Его зовут Сивар, в прошлом он был офицером по науке, - ответила Квинтилия слегка дрожащим голосом, разворачиваясь в кресле, - Мы совершили огромную ошибку, мы совершенно не подготовлены! Мы должны были не просто лететь и слушать музыку, а пытаться предугадать, что нас ждет! А теперь… Я не умею складывать пальцы в вулканское приветствие, вдруг это кого-то оскорбит? Или мы покажемся им не вежливыми? Один вулканец на команду - это одно, но целый экипаж! Тенек должен рассказать, как правильно себя вести, пока не поздно. Или… - Квинтилия в ужасе округлила глаза, - что, если самым оскорбительным для них будет проявление эмоций? Тогда я лучше останусь в катере.
– Вулканцев не оскорбляют проявления эмоций у инопланетян, и неумение делать приветственный жест – тоже, – успокоил девушку Тенек, в то же время приступая к исполнению её просьбы – разъяснению правил вежливости. – Совсем не требуется, чтобы представители эмоциональных рас следовали нашим нормам самоконтроля, и единственное правило вежливости, которое желательно соблюдать в окружении множества незнакомых вулканцев, чтобы продемонстрировать уважение и произвести хорошее впечатление, – это сохранение физической и ментальной дистанции. То есть не вступать в спонтанный физический контакт и не строить предположений о наших мыслях и иных ментальных проявлениях. Для нас это последнее считается таким же грубым, как для вас – публичное обсуждение параметров и особенностей вашего тела. Это не сложно выполнить, а всё прочее – мало чем отличается от общепринятого в Федерации, и эти различия, как правило, несущественны. Когда же они имеют значение, о них принято предупреждать – это логично и помогает пришельцам избежать трудностей.
– То есть, когда я беспокоюсь, что они обо мне подумают и оскорбятся ли, я уже их оскорбила? - ахнула девушка, - О, нет...
– Ощущать себя оскорблённым – проявление эмоций, – возразил Тенек, – Я не оскорблён, тем более, что мы целенаправленно обсуждаем незнакомые вам принципы вежливости. Другие вулканцы тоже не оскорбятся и ответят вам примерно так же если вы об этом заговорите. Но всё же не стоит постоянно проговаривать это вслух среди незнакомцев любой расы: мне показалось, что в обществе эмоциональных многократная акцентуация одной и той же темы тоже не приветствуется.
Ромуланец отошел к середине мостика и положил на сиденье капитанского кресла ключ-цилиндр и дистанционное управление катером. Катер уже стоял на парковке и была пора выходить. Сейчас терялось драгоценное время, драгоценные минуты, но у Ракара было кое-что поважнее, чем эти несколько секунд, минута, которые потом нужно будет нагонять. Он повернулся к Перим и подумал, как хорошо, что здесь сейчас есть Тенек, а больше никого нет. Наличие Тенека делало его собственное присутствие и его слова для Квинтилии не такими страшными.
– Нам не дано предугадать … - спокойно и в некотором роде философски сказал Ракар, глядя на Квинтилию. – Жизнь всегда подбрасывает сюрпризы в самые смелые и продуманные планы. Но это не значит, что мы не готовы к неожиданностям. Вот взять телларитов – для них оскорбительно, если вы не участвуете с ними во взаимных оскорблениях. Парадокс, верно? Я не думаю, что мы оскорбим вулканцев. Вот Тенек даже уже все сказал на эту тему. А вулканское приветствие и для меня сложно, - Ракар тряхнул правую кисть, расслабляя мышцы, - смотрите Перим, - и ромуланец сложил вулканское приветствие, помогая себе левой рукой. – У меня не получается так, как у них. У меня сводит мышцы, но недолгое время я могу его держать. В этом нет ничего страшного. И вот что… - Ракар на секунду опустил взгляд в пол и снова вернул его на Квинтилию, - ничего не произойдет в развитии, если отсидеться в катере, в закрытом помещении и всего избегать. Иногда нужно сделать шаг навстречу своему страху, чтобы преодолеть что-то. Иногда нужно неистово рваться вперед, сквозь тьму, туман, собственный ужас, и только так можно победить, в первую очередь самого себя. И это, вам, Квинтилия, нужно сделать. Вы не одна на этом пути. Я не хочу приказывать как капитан, я хочу, чтобы это был ваш выбор, чтобы вы сами решили идти с нами. Нас не так много, чтобы позволять себе роскошь кого-то оставить на катере. Там – нам нужны будут все наши мозги и все наши знания, умения и прочее. И вы – незаменимый член нашей команды, Перим. И нам надо спешить.
Ракар протянул руку к Квинтилии ладонью  вверх.
– Пожалуйста, пойдем со мной. Мы справимся все вместе. Только так. Прими решение.
– Я пойду… - дрогнувшим голосом ответила трилл, но руку Ракара не взяла, - Я просто надеюсь, что не испорчу все…
Ракар взял с капитанского кресла оставленные на нем вещи и быстро пошёл к выходу. Он думал, что его собственный шанс все испортить был куда выше, но вслух этого конечно же не произнёс.
_______________________
с Квинтилией и Ракаром
« Последнее редактирование: 19 Июня 2017, 16:33:21 от Мори Джанир »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
19 Июня 2017, 16:22:25 #78
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорская система, недалеко от Червоточины, утро
USS “T’Камбра”, катер “Амазонка”


Они открыли дверь катера и вышли в ангар USS “T’Камбры”. Тем временем двери ангара на противоположной стороне открылись, и появилась встречающая делегация из троих гуманоидов. Разумеется, все они были вулканцами. На первый взгляд они были очень похожи, особенно если нервничать перед встречей с ними. Одинаковые блестящие черные волосы, одинаковые стрижки, одинаковые формы Звездного Флота. Лишь когда они пересекли пространство ангара и подошли ближе, стали заметны различия.
Двое встречающих были мужчинами, их возраст с трудом определялся на глаз, оба носили признаки командного отделения Звездного Флота. Но только форму идущего слегка впереди отличал пояс с пряжкой, а лицо его было кадетам знакомо. Потому что этот вулканец имел конкретное и самое непосредственное отношение к проекту “Альфа” - это был сам адмирал Солок. За его правым плечом стоял капитан корабля, про которого успела прочитать Перим - Сивар. А за левым плечом адмирала Солока стояла высокая женщина с каменным лицом, одетая в форму лейтенанта научной службы, и держала в руках на вид достаточно тяжелый металлический куб из темного металла, похожего на тот, из которого был сделан их путевой ключ.
Ракар, шедший первым, остановился посреди ангара, он скользнул взглядом по вулканцам и предметам, которые они несли. Адмирала Солока ромуланец знал в лицо. Не мог не знать. Такие как он изучают всю верхушку флота государства, в котором находятся. Узнавание было мгновенным. И тогда Ракар поднял правую руку в вулканском приветствии и произнёс:
– Живите долго и процветайте.
Тенек повторил приветственный жест и дополнил:
– Мы позволили себе ступить на борт вашего прославленного звездолёта.
Квинтилия держалась за спинами у коллег, ситуация явно была для нее не комфортной.
Солок, как старший, первый поднял ладонь в приветственном салюте. Остальные двое вулканцев, сопровождавших его, не подали голоса, но повторили жест.
– Ваше достойное прибытие чествуется здесь, - произнес адмирал и миллиметра на два кивнул Тенеку, - Для вас - это начало пути. То, что вас ждет дальше, будет гораздо сложнее. Вы уверены, что вам это по силам?
Квинтилия съежилась под изучающим взглядом вулканца, и неожиданно ей показалось, что адмирал говорит не только о происходящей сейчас регате, но о чем-то гораздо большем.
Ракар не мигая смотрел на вулканца, адмирала Звездного флота. А то, как съежилась Квинтилия он ощутил каким-то еще чувством, не входящим в стандартный перечень гуманоидных чувств.
– Мы уверены, адмирал, в том, что не отступим с пути, каким бы сложным он ни был. Путь должен быть пройден до конца, - ответил ромуланец.
– Нет смысла отступать, не увидев препятствия и не изучив его свойства, – добавил Тенек.
– Пусть будет так, - снова миллиметровый кивок от адмирала Солока, - Замок.
Женщина научный офицер слева сделана шаг вперед и протянула куб, который держала в руках.
– Ключ, - коротко произнес Солок, обращаясь к Ракару.
Теперь, когда вулканка подошла ближе, на верхней грани куба стало видно круглое отверстие по размеру примерно того же диаметра, которого был цилиндр-ключ.
Ракар посмотрел на ключ в своей руке и немедля сделал шаг вперед к вулканке, держащей куб. Точным движением он вставил ключ в разъем.
Слишком просто, в этом должен был быть какой-то подвох, подумал ромуланец. Или что-то важное было в словах адмирала, которые, он, возможно, не до конца понял.
Ключ идеально подошел к отверстию и на мгновение и он сам, и куб засветились зеленым светом.
Из груди Квинтилии вырвался вздох облегчения.
– Повезло… - прошептала она, - Так просто...
Вулканский адмирал повернул голову и внимательно посмотрел на девушку-трилла пронзительным взглядом темных глаз.
– Кое-кто из вас может посчитать это везением, - произнес он, - Но это всего лишь случайное стечение обстоятельств. Теперь вы знаете, как работают механизмы чек-поинтов в этом соревновании. Это далось вам легко. Но это значит, что теперь у вас впереди осталось только сложное. Другие команды смогут получить передышку и помощь на их пути и восстановить силы на борту “Т’Камбры”, но не вы. Теперь идите. Мира и долгой жизни.
– Взаимно. Благодарим вас. Адмирал, капитан, лейтенант, - ромуланец склонил голову в поклоне, куда более глубоком, чем двухмиллиметровые кивки вулканца Солока. Ракару захотелось ответить вулканцам ромуланским приветствием и прощанием, но он этого делать не стал, это был вулканский корабль, и вулканский дом, и их традиции. Он не будет этого нарушать.
– Благодарим за достойный приём, – завершил формальности со стороны гостей Тенек, сопровождая слова прощальным жестом.
Ромуланец вытащил ключ и развернулся на сто восемьдесят градусов.
- В катер. Запрос на взлет, - сказал он и первым быстрым шагом пошел обратно к катеру. Все комментарии будут после взлета. Сейчас было не время.
Трилл поспешно последовала за остальными. Быстро обернувшись через плечо, она увидела, как уходят адмирал и его сопровождающие.
Наконец, люк катера закрылся за последним членом их команды. Теперь у них была пара минут, пока системы “Т’Камбры” удостоверятся, что стыковочный ангар чист, дадут разрешение на взлет и откроют двери в космос.
– Интересный этот адмирал Солок, - задумчиво сказал Ракар, снова положив перед собой цилиндр, возобновляя полную подачу энергии на системы, находящиеся в режиме ожидания, - важные слова сказал. Я и представить не мог, что он лично будет участвовать. Похоже, ему нравится процесс, - Ракар весело оглянулся на Тенека.
– Я тоже не ожидал найти в вас ценителя музыки, – напомнил Ракару Тенек. – Могу только напомнить вам ваши слова о том, что всё имеет свой смысл и свою причину.
– Это да, - согласился ромуланец, - все имеет свой смысл. Держу пари, Тенек, вам всем тоже очень нравятся те шторма из вашей презентации, но ладно, не будем заострять на этом. Взлет по разрешению и готовности. - и Ракар посмотрел на главный экран.
– Мы с уважением относимся к силам природы и высоко ценим уроки, которые они могут нам преподать, – слегка скорректировал слова ромуланца стажёр. – Но если позволить себе грубо-приближённые формулировки, характерные для эмоциональных, ваши слова можно считать близкими к истине… примерно настолько близкими, насколько ваша формулировка близка к моей.
Двери ангара открылись, и они могли взлетать. А на поверхности их ключа уже побежали новые координаты.
_____________________
с Квинтилией, Ракаром, адмиралом Солоком и ещё двумя флотскими вулканцами
« Последнее редактирование: 19 Июня 2017, 16:33:41 от Мори Джанир »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
20 Июня 2017, 11:45:58 #79
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

 
- Все готовы? Настроение боевое? Тогда вперёд, к нашему первому испытанию! - сказал Освальд.
- Еще как готовы! Так точно! – воодушевленно произнес Артур и послал на станцию вызов, отправляя идентификационные данные "Анадыря".
В ответ открылся канал связи со станцией, и на обзорном экране появился чернокожий баджорец в форме лейтенанта Звездного Флота.
-Добро пожаловать, участники регаты! - произнес он с широкой белозубой улыбкой.
- Благодарю вас, сэр, - ответил Освальд, слегка кивнув головой, - команда "Альфа-маж" прибыла для прохождения испытания! Нам стыковаться со станцией?
-В запросе на стыковку отказано, - все с той же счастливой улыбкой ответил баджорец, - Ваша цель находится на станции.
Пока он произносил эти фразы, в правом нижнем углу экрана появилось изображение, как будто чертеж некого кубического предмета, который поворачивался вокруг своей оси, чтобы кадеты смогли разглядеть его со всех сторон. Впрочем, разглядывать было особенно нечего, кроме баджорских символов на стенках и круглого слота на верхней грани. Рядом с изображением появились строчки изменений - одна сторона куба составляла 30 сантиметров, и информация о сплаве, из которого был сделан предмет.
На лице Самриты появилось непонимающее выражение, но ненадолго:
- Значит, по станции мы не погуляем… - с легким разочарованием в голосе проговорила девушка. - Если этот объект находится на станции, а не внутри нее, получается, он лежит где-то на обшивке? Тогда я перенастрою наши сенсоры для более точного поиска. Интересно, что это за предмет?
Акрита вывела катер на параллельную траекторию со станцией и теперь держала постоянную дистанцию. Это было не сложно, поэтому андорианка тоже принялась очень внимательно разглядывать со всех сторон сооружение, явно представлявшее собой произведение искусства.
– «На станции» можно понять по-разному, – задумчиво сказала М’Кота. – Это может быть на обшивке, как сказала Самрита, а может быть и внутри, и тогда «на станции» – просто общепринятый оборот речи. В этом случае у нас два варианта: либо мы получим разрешение на телепортацию предмета, либо нам придётся изучить предмет и получить ответ пользуясь исключительно дистанционными методами исследования. Как нам не хватает баджорца! – заключила она со вздохом.
- Надо поискать сенсорами этот сплав на обшивке, - сказал Артур. - Сэм, ты перенастроишь и поищешь? Или я?
- Уже делаю, - Самрита торопливым жестом заправила за ухо выбившуюся прядь и сосредоточилась на задаче. Краем глаза она видела, что связь все еще включена: может быть, они могут узнать еще что-то?.. – Спросите у него, что именно он имел в виду, может быть мы зря время тратим, - шепнула девушка так, чтобы ее точно не услышали на том конце связи. 
- Сэр, - снова обратился к офицеру Освальд, - прошу уточнить: наша задача - просто найти этот предмет и забрать себе? А говоря "на станции", вы имеете в виду на её поверхности, правильно?
Улыбка офицера не дрогнула ни на миллиметр.
-Ваша цель находится на станции, - повторил он.
Интонация, с которой он говорил, была совершенно такой же, как и когда он говорил в прошлый раз, и именно поэтому во второй раз это резало слух. Казалось, что он даже моргал с той же частотой. Или это не казалось?
Тем временем Самрита перенастроила сенсоры для более детального сканирования станции. Сплав действительно отличался от покрытия обшивки станции и был бы заметен на поверхности, но поскольку “Семба-2” была достаточно большой, на сканирование требовалось время.
- Может быть, он предполагает, что кто-то из нас должен телепортироваться к ним? – шепотом предположила Акрита. – И вообще он какой-то странный…
- Он вообще живой или это голограмма? – Самрита оторвала взгляд от консоли. – Пока сенсоры ничего не показали, и если этот объект действительно на поверхности, нам придется его поискать…
- Ага, тоже об этом подумал, - усмехнулся Освальд, - будет с кем познакомить Дженни при случае. Так или иначе, мы ничего не добьёмся от станции, придётся искать самим. Артур, сканирование на тебе, Акрита, мы должны облететь станцию со всех сторон, чтобы была возможность просканировать всю поверхность непосредственно, а не сквозь всю станцию. М'Кота, может случиться, что перед телепортацией потребуется отсоединить устройство от чего-нибудь вручную. Надевай скафандр и будь готова телепортироваться на поверхность. Сэм, если что, транспортер на тебе, а пока попытайся с помощью компьютера перевести надписи на стенках нашей цели - они могут содержать подсказку.
- Я инженер, а не лингвист, - буркнула землянка, но больше возражать не стала. Она передала результаты предварительного сканирования на консоль Артура, а сама воспроизвела изображение объекта и наклонилась к нему поближе, рассматривая сложно-различимые символы. – Занятный все же у них язык, каждый знак похож на картину…
Девушка быстро забегала пальцами по консоли, снимая изображения с куба и запуская поиск соответствия в словарях и базах данных.
Лайтман приступил к наблюдению, как сканирующий луч, заданный Самритой, ищет последовательно на поверхности и сквозь станцию заданный сплав.
Тем временем Акрита рассчитала траекторию облета станции так, чтобы все участки поверхности прошли в поле прямой видимости сенсоров, и на медленной скорости направила по ней «Анадырь».
М’Кота направилась выполнять приказ, на ходу уже предложив:
– Вы бы пока позадавали ему какие-нибудь другие – смежные – вопросы. Может что-нибудь всё-таки прояснится?
Один за другим квадратные баджорские символы превращались на мониторе перед Самритой в понятные ей слова и цифры. “Баджор”... “регата”... “2384”… По нижнему куба бежала лента символов помельче: “сделано в провинции Тожат”.
- Ну вот, ничего интересного, - разочарованно протянула Самрита, оглашая результаты перевода. – Но мы ведь не думали, что они какую-нибудь свою сферу на обшивке станции разместят?.. Может, узнаем у нашего баджорца, - девушка уже не была уверена, что это живой человек, и не знала, как его называть, - что нам потом делать с находкой – если мы ее найдем? И как бы вообще понять, правильно ли мы ищем этот куб на обшивке? Может быть, он на самой станции, а наше задание – это обойти программу!..
- Он говорит, наша цель находится на станции. Наша цель – видимо та штука, куда надо вставить ключ, который у Освальда, и получить отметку о прохождении чек-поинта. Есть в моих рассуждениях изъян? Или цель – это нечто другое? – спросил Артур.
- Да это понятно, - протянула Самрита, - вопрос в том, где она находится на станции, - она нетерпеливо заерзала в кресле, продолжая следить, как медленно и аккуратно катер летит вдоль станции.
- Сэм, если этот куб действительно – наша цель, сканирование его найдет. Но у меня есть сомнения в том, цель ли он?
– Так вы нашли его? – через коммуникатор поинтересовалась М’Кота (ей было очень интересно, придётся ли ей на самом деле лезть за кубом аж с выходом в открытый космос). – Может он вообще существует только в виде модели, и ключ надо вставить виртуально?
В этот момент система сканера перед Артуром подала сигнал. Кажется, они его все-таки нашли - крохотную темную точку определенного сплава на поверхности белой станции.
Артур открыл было рот, чтобы распространиться в рассуждениях в ответ М'Коте на предмет виртуальной вставки ключей, разъемов, кодовых передач, подписанных определенной сигнатурой, но его прервал найденный предмет.
- Вот он! – сказал Артур, - координаты… на поверхности станции, Акрита, я отправил тебе на консоль.
- Ага, значит все-таки снаружи, - Самрита подтвердила вслух одну из теорий. Правда, ей больше нравилась та, в которой им надо было спускаться на станцию…
Катер замедлил свой ход и плавно спланировал к указанной Артуром точке: для невооруженного глаза куб выглядел как маленькая точка, и им приходилось в основном полагаться на сенсоры.
- Ну что, попробовать поднять его на катер? Если не получится, М’Коте придется совершить увлекательную прогулку по обшивке, - усмехнулась Баккер и навела транспортер на объект, ожидая команды, чтобы активировать луч.
Артур оглянулся на Освальда, потом на Самриту. Сходить к кубу в скафандре было увлекательным приключением, и М’Кота наверняка будет в восторге, но ему сейчас хотелось, чтобы куб разрешили телепортировать, потому что он несмотря ни на что, как-то нелогично переживал за М’Коту. И очень хотел лично проверить её скафандр.
Освальд засомневался, как свойственно сомневаться молодым людям, впервые ощутившим ответственность за каждое своё действие. Действительно, что угодно может произойти, в ответ на  попытку телепортировать устройство. Например, может сработать хитрая система защиты, которая закинет "куб" на другую сторону станции, или транспортер выйдет из строя в самый неподходящий момент. Наконец, станционные офицеры могут поднять щиты вокруг станции, и куб будет не достать...
Но потом Освальд напомнил себе, что ото всех возможных ситуаций всё равно не застраховаться, но можно потерять уйму времени на это.
- Запускай, Сэм. Предмет на платформу и подними вокруг неё силовое поле. А то вдруг эта штука распылит сонный газ, чтобы задержать нас на пару часов! - он слегка усмехнулся, но, в целом, говорил совершенно серьёзно.
Самрита сосредоточенно кивнула и даже не стала шутить по поводу силового поля – потому что точно такая же мысль пришла в голову и ей. Зафиксироваться на стабильном, неподвижном объекте было не очень сложно, но на мгновение девушка вспомнила, как ей пришлось действовать во время нападения Аномалии на станцию и совершать экстренную телепортацию, и с трудом сдержала дрожь – воспоминания о той панике и страхе все еще глубоко в ней сидели.
- Начинаю телепортацию, - подчеркнуто спокойно проговорила она, активируя луч и подготавливая генератор силового поля, который должен был включиться сразу после окончания телепортации. Сама Баккер полуобернулась, чтобы видеть, удастся ли телепортация на платформу в задней части мостика.
Но ничего не произошло. Куб так и остался темной точкой на поверхности станции.
- Черт, - прошептала Самриты, непонимающе глядя на показания приборов: - Я же все сделала правильно… Не понимаю... Сейчас проверю, нет ли вокруг него никакого силового поля, - она закусила губу и нахмурилась, пытаясь найти ошибку.
Инженер была права - куб действительно окружал крохотный зонтик силового поля, препятствующего телепортации. Три небольших портативных генератора было установлено прямо на обшивке.
- Что будем делать?.. – расстроенным голосом поинтересовалась Самрита, оглядывая членов экипажа.
__________
Вся команда "Анадыря"
Offline  
20 Июня 2017, 11:50:38 #80
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

 
Освальд снова задумался: если сложность заключалась в том, чтобы найти этот куб, то они с этим справились, хотя это было не так чтоб очень трудно - стандартные действия для будущих офицеров Звёздного флота. Хотя в других командах их ведь может и не быть... вот оно! Другие команды! Не исключено, что другим командам тоже надо будет решить эту задачу! Кубов на всех не напасёшься, поэтому он только один, и его нельзя телепортировать - его не забирать надо, с ним надо что-то сделать, но что?..
Кадет вспомнил слова Артура, посмотрел на цилиндр у себя под рукой и тут же вывел на свой маленький монитор размеры их "цели". Влезет ли цилиндр в отверстие?
Конечно, у Освальда не было линейки или рулетки, но был натренированный глазомер. Изменения в сантиметрах он знал из сообщения вечно-улыбающегося баджорца-предположительно-голограммы, диаметр отверстия мог примерно прикинуть по соотношению размеров. И по всему получалось, что цилиндр приблизительно совпадал с круглым отверстием на кубе.
Артур поднялся из своего кресла и оглядел коллег.
- Разрешите мне вместе с М’Котой отправиться на внешний корпус станции? Мы отключим генераторы поля, вставим ключ, включим потом их обратно и вернёмся.
- Подожди немного, - мотнул головой Освальд, - я думаю, что ты тогда был прав - нам надо вставить наш ключ в цель, - он поднял цилиндр и указал им в направлении, где, как казалось Освальду, находился куб, - то есть туда. Если я прав, то поле отключать не надо - это лишит другие команды возможность пройти этот участок, а нас за такое могут и снять с дистанции. Сначала пусть М'Кота попробует вставить цилиндр, а дальше видно будет. И, как я понимаю, она уже готова, а тебе скафандр ещё надеть придётся, так что передай ей ключ, и пусть сначала она спустится одна, а ты уже присоединишься, если вдруг ей понадобится помощь.
"Помощь? Вставить кол в дырку? Сложнейшая задача, чёрт возьми!" - подумал про себя Освальд и чуть не захохотал, но в последний момент сдержался - дело нешуточное, может поле и правда придётся отключить, и там как раз работы на двоих хватит.
- Сэм, - кадет повернулся к девушке, - приготовься телепортировать М'Коту как можно ближе к защитному полю у цели. Пока Артура нет, сенсоры на тебе.
Самрита развернулась на своем стуле к консоли и перенастроила транспортер – теперь уже не на захват объекта и помещения его в силовое поле, а на перемещение клингонки на поверхность станции.
- Готова, жду команды, - отозвалась она со своего места.
– А я жду ключ, – весело отозвалась по связи М’Кота.
«И Артура», – тихонько шепнул голос в её душе, но, понятное дело высказываться вслух ему никто не разрешил.
- Есть, сэр! – кивнул Артур, взял ключ из рук Освальда и поспешил в конец катера, где М'Кота облачалась в скафандр.
Пока десантники готовились к выходу, Акрита долго и внимательно смотрела на точку, отображающую положение “Амазонки”. Судя по тому, что она оставалась на месте, их катер тоже стоял где-то уже некоторое время. Затем точка снова пришла в движение.
- Капитан, - андорианка подняла голову. - Наша вторая команда прошла первый КП. Они стартовали, ещё не могу сказать, куда… Они передают сообщение! Перевожу на твою консоль.
- Принимаю, - ответил Освальд и посмотрел на свой монитор, - Т'Камбра? Что-то знакомое. Хм... Говорят, что без трудностей, летят на Бэйджор, север. Северное полушарие, очевидно. Всё. Кажется, мы отстаём, - нахмурился кадет и обернулся, словно это могло ускорить сборы клингонки.
“К телепортации готова”, - сообщила М’Кота по связи.
- Телепортирую, - отозвалась Самрита, активируя луч. – Ну вот, они уже обгоняют нас на задании, - это уже предназначалось оставшимся на мостике, и в голосе девушки отчетливо читалось разочарование, - так мы вообще последними придем! Едва ли их задание было легче нашего… Мне им что-нибудь передать?
- Пока нет, - мотнул головой Освальд, - соблюдаем радиомолчание до выполнения.
- Мне кажется, поводов для огорчения пока нет, - заметила Акрита, тоже разглядывая карту планеты, над которой они висели в данный момент. – Они ведь раньше нас вылетели, и первый контрольный пункт у них был близко. Не думаю, что задания распределены по трассе равномерно и что на них отводится одинаковое количество времени.
«Но все-таки надеюсь, что мы покинем орбиту Бэйджора раньше, чем они сюда долетят», - мысленно добавила она и усмехнулась. Все пока шло по плану, но отставать от него нельзя.
- Да, ты, наверное, права, - в голосе Самриты совершенно не чувствовалось уверенности.
Теперь, когда она полагала, что после вчерашнего инцидента и Ракар, и М’Кота презирают ее, считают недостойной и слабой, ей очень хотелось доказать им всем, что она – и как член команды, и как отдельный человек Самрита Баккер, - способна на большее, чем они о ней думают. А еще – доказать себе, что ее новое положение никак на нее не влияет и она все еще может работать на максимуме способностей.

________
с командой "Альфа-маж"
Offline  
20 Июня 2017, 11:54:38 #81
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

Артур с ключом прошел через все отсеки катера и достиг заднего шлюзового отсека, где М’Кота надевала скафандр. Девушка уже стояла в скафандре, Артур застал ее в полной готовности кроме шлема. Шлем она держала в руках. Кадет улыбнулся ей при входе, взял в руки ее шлем, вручил ей ключ.
- Я помогу тебе, - сказал он, - и протестирую скафандр на целостность перед выходом.
– Не доверяешь федеральным скафандрам? Или легкомысленным клингонам? – улыбнулась М’Кота, пряча ключ в один из надежных контейнеров, пристёгнутых к скафандру. Ещё в один она уже положила трикодер: даже клингон не будет совать руки в незнакомое силовое поле без предварительного сканирования. Конечно, в регате, организованной Федерацией всё наверняка предельно безопасно, но очень хотелось, чтобы федераты усвоили, что любить браваду и быть клиническим идиотом – совсем не одно и то же.
- Доверяю, - сказал Артур, - но в любом деле, и в любой аппаратуре и технике, особенно в той, которая работает в чистом космосе – все нужно проверить и перепроверить, и тогда оборудование ответит тебе тем же.
Кадет на секунду задержался со шлемом, глядя в темно-серые глаза М'Коты. Глубокие и бездонные темно-серые глаза. А затем аккуратно надел на нее шлем и герметично застегнул, принялся проверять все шланги подачи кислорода, приборы поддержания давления, герметичность, прочее.
- У тебя ведь были занятия при нулевой гравитации в твоей военной академии? - спросил он, жалея, что не задавал этого вопроса раньше.
– У меня были даже выходы в открытый космос во время практического патрулирования! – ворчливо отозвалась М’Кота (теперь её голос был слышен из коммуникатора).
«Не поцеловал, – мелькнула в голове тоскливая мысль. – Ну и ладно!»
Артур кивнул, глядя на показания приборов, и ему в голосе М'Коты послышалось некоторое сожаление. От этого сожаления он почувствовал себя не своей тарелке.
- Хорошо… - сказал он, - в первую очередь, как только материализуешься – сразу включи магнитные ботинки. Знаю, что ты знаешь, но я должен напомнить. Ну вот… все в порядке, все герметично, все работает.
Теперь он снова посмотрел на нее уже сквозь шлем, а затем быстро обнял клингонскую девушку в этом большом широком скафандре и отстранился.
- Все получится! – сказал он.
«Вот паршивец» – подумала М’Кота, закусив губу. Она только-только смирилась с разочарованием, и вот...
– Ещё бы! – ответила она, награждая Артура чувствительным тычком в бок, – Мы же тут все – профессионалы!
Тычка в бок Артур не ожидал, сделал попытку увернуться, но совершенно неуспешную. Ухмыльнулся только и рассмеялся.
- Ну да, еще какие! – сказал он. Сжал руку М'Коты в перчатке скафандра и отступил на шаг назад. Лучше всего будет если М'Кота сама скажет Самрите о готовности к телепортации.
– Отойди подальше, не то улетишь со мной, – М’Кота помахала рукой, словно отодвигая Артура подальше: профессионалы профессионалами, а техника безопасности техникой безопасности, минимальную от объекта телепортации дистанцию тоже не идиоты придумали.
Артур, не споря, отступил еще на два шага назад, не сводя взгляда с девушки. Пока она не телепортируется, он не собирался уходить.
– К телепортации готова, – отрапортовала М’Кота мостику.
Она снова встретилась взглядом с Артуром и ободряюще улыбнулась ему: пусть знает, что всё в полном порядке.
И Артур ободряюще улыбнулся ей в ответ.
М'Кота растворилась в лучах телепортации и Артур принялся неспешно одеваться в свой скафандр, на случай если понадобится второй на поверхности станции.
_______________
С М'Котой
Offline  
21 Июня 2017, 12:53:00 #82
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

 
Оказавшись над поверхностью станции (хотя в открытом космосе «над» – довольно условное понятие), М’Кота включила магнитные ботинки и позволила поверхности притянуть себя.
– Иду к «замку», – на всякий случай она комментировала свои действия, чтобы коллеги при необходимости могли их скорректировать. – Готовлюсь к изучению поля… поскольку это наверняка не мина, настроенная на излучение трикодера! – добавила она, слегка хмыкнув. Произнося эти слова, клингонка извлекала из футляра трикодер. – Приступаю…
- Да уж, надеемся на это, - хмыкнул Освальд, мельком взглянув на коллег, - если оно блокирует только телепортацию, то это, видимо, чтобы цель случайно не утащил никто. Хм, заманчиво... нет, нас за это всё-таки дисквалифицируют! Если всё хорошо, попробуй коснуться куба. Сначала просто рукой, а то вдруг поле выбьет ключ у тебя из рук, и придётся его ловить транспортером.
Артур слушал все переговоры мостика и М'Коты, и на словах о выбитом ключе – надел шлем, готовясь к выходу в открытый космос. На самом деле ему хотелось, чтобы его помощь понадобилась. Не сколько по причине регаты, не сколько по причине даже того, чтобы вместе с М'Котой там поучаствовать, а главное – потому, что это был один из его собственных личных восторгов и максимальных удовольствий – работа при нулевой гравитации за пределами корабля, в бескрайнем космосе с несчетным количеством звезд, в самом свободном полете из всех.
- Если что, я готов уже, - сообщил Артур в коммуникатор.
- Пока рано, но будь готов, - сказал Освальд, продолжая напряжённо ждать, что же произойдёт на станции.
 
Тем временем на поверхности “Сембы-2” трикодер М’Коты начал выдавать данные. Оказалось, что поле было настроено таким образом, чтобы блокировать применение транспортных лучей по технологиям основных рас. Что-то в этом было знакомое… В последний раз с блокировкой телепортации кадеты столкнулись на Волане II, только тогда гигантским зонтиком силового поля накрыла область планеты установка мэра Велока Корама. Эти воспоминания все еще вызывали отвращение у всех участников событий.
Три небольших генератора образовывали треугольник вокруг таинственного куба. В принципе, их возможно было отключить. Но стоило ли это делать? Поле не создавало преграду, непреодолимую для физических объектов, а лишь хитрым образом рассеивало луч транспортера, не давая захватить объект. А вот просунуть к нему руку, находясь рядом, было возможно.
М’Кота передала данные с трикодера на катер и, спрятав трикодер, осторожно извлекла из футляра ключ.
– Вставляю «ключ» в «замок», – прокомментировала она свои действия.
- Ну что там, получилось? – прозвучал в общем канале связи взволнованный и нетерпеливый голос Самриты.
М’Кота смотрела на ключ. Сначала было не понятно, получилось или нет, но когда она вставила его до самого конца, механизм сработал, и цилиндр вместе с кубом-приемником на мгновение мигнули зеленым светом.
– Кажется, сработало, – сообщила М’Кота, – Только что был световой сигнал. Ваши сенсоры что-нибудь засекли?
- Ничего, - отозвалась землянка. - Если сработало, пора тебя поднимать и лететь дальше, у нас мало времени, - на губах Самриты появилась довольная улыбка, но по связи этого слышно не было. – Отойди подальше от силовых полей, чтобы тебя можно было поднять.
Баккер навела луч транспортера на клингонку и посмотрела на Освальда, ожидая команды.
- Новых координат всё ещё нет? - задал риторический вопрос Освальд. - Надеюсь, цель у нас всего одна, а то окажется, что надо десять таких кубов найти, да ещё в правильной последовательности их посетить... Поднимай её, Сэм, - произнёс он чуть бодрее, - Акрита, будь готова покинуть орбиту.
- Есть, капитан, - бодро отозвалась Акрита, приводя все системы в готовность. - Ну вот, все оказалось не так страшно и сложно!
М’Кота отошла подальше от рассеивающего поля и сообщила:
– Готова. Поднимайте.
Самрита убедилась, что силовые поля не мешают, и активировала транспортер – она знала, что в этом действии нельзя торопиться, но ей очень хотелось побыстрее получить ключ и полететь дальше.
Через секунду в задней части мостика появилось синее свечение, и на платформе материализовалась фигура в скафандре, сжимающая в руке ключ…
- Отличная работа, все молодцы! - незамедлительно сказал Освальд - получать похвалу всегда приятно, это он знал, но сейчас его обязанность - хвалить других. Впрочем, капитанский долг тут же сменился нетерпением молодого кадета, и Освальд повернулся к клингонке с протянутой рукой. - Ну же, М'Кота, не томи! Есть у нас следующая точка?
Артур слушал все происходящее по связи, и когда М'Коту начали телепортировать обратно, принялся быстро снимать с себя скафандр. Управившись за две минуты, кадет бросился бегом на мостик.
- Молодец, М'Кота! И Сэм тоже! – выпалил он, влетев в главный отсек катера, сел за свою консоль. – Все молодцы!
- Я ничего особенного не сделала, - пробормотала Самрита, отводя взгляд. – И вообще, мы же не знаем, какие результаты у остальных – может быть, мы плетемся в хвосте регаты? – форменный пессимизм Баккер был неистребим, и, поняв это, она придала голосу радости: – Но да, все молодцы. Давайте посмотрим, куда нам дальше лететь!
"Опять она начинает!" - притворно-недовольно проворчал Освальд про себя. Надоедливые особенности любимых людей воспринимаются совсем не так, как таковые у посторонних или даже у друзей. Разумеется, они раздражают, но не так сильно, и хочется не высказать человеку всё, что о нём думаешь, а попытаться либо исправить их, либо найти в них что-то приятное. Освальд выбрал второй путь: "очаровательный пессимизм", " прекрасная скромность", "милое неумение принимать похвалу" - именно так и никак иначе он характеризовал подобное поведение Самриты. Будь они наедине - он бы либо беззлобно и шутливо фыркнул, либо продолжил хвалить, будучи уверенным, что девушке это очень нравится... но они не были наедине. Снова ощутив груз ответственности за общее дело и поняв, что обязанности капитана по поддержанию боевого духа команды вынуждают его заставить Самриту притихнуть, молодой человек почувствовал, что разрывается на части, и изо всех сил сжал подлокотники кресла, подбирая правильные слова.
- Отставить пессимизм за инженерным постом! - с немного вымученной усмешкой произнёс он. - Вы все сделали всё необходимое для победы и даже больше, поэтому мы сейчас полетим на следующее задание, и у нас всё будет хорошо - мы покажем всему квадранту, на что способны объединившиеся вместе федераты и клингоны и чего стоит проект "Альфа". Кто-то может сказать, что это самообман, но я на это возражу: если мы не будем так думать, то точно провалимся, а так у нас есть шанс. Так что не принижайте своих достоинств! Акрита прекрасно вела корабль и выбрала правильную траекторию облёта, поэтому мы нашли нашу цель так быстро, и это именно Артур занимался непосредственными поисками, ловко орудуя сенсорным массивом, а заодно был готов выйти в открытый космос вслед за М'Котой. Для справки: всего несколько столетий назад на Земле это был подвиг, с которым мало что могло сравниться. И, Сэм, это именно ты смогла с фантастической скоростью перенастроить сенсоры на поиск нужного сплава и перевести символы на стенке куба. Да, последнее не помогло нам никак, но ведь могло и помочь: там могла быть подсказка, которая позволила бы найти цель быстрее, и именно ты нашла бы её быстрее всего! Про твои навыки управления транспортером говорить не приходится - они нас не раз и не два уже выручали, так что не скромничай - ты молодец, как и все остальные!
М’Кота тем временем посмотрела на ключ, а затем передала его Акрите и наконец-то сняла шлем.
– Есть, есть у нас координаты, – сказала она. – Я пойду избавлюсь от скафандра.
- Отлично, М’Кота, ты герой! – весело ответила андорианка, попутно прокладывая траекторию к нужным координатам. – Готово! Полетели?
Акрита ввела новые координаты в компьютер, и когда они отобразились на карте, оказалось, что их новая точка совсем близко - на другой орбите Бэйджора XI, на пятом естественном спутнике планеты, луне Джераддо.
- Близко, однако! - сказал Освальд, когда на его пульт поступила информация. - Артур, радируй на станцию, передай, что мы закончили и поблагодари их обязательно - хуже от этого точно не будет. Потом передай Амазонке по нашей хитрой связи: "Первый - Семба-2, понадобился скафандр. Второй - Джераддо". Акрита, курс - на пятую луну, полный импульс. Сэм, посмотри в базе данных, есть ли на этой луне что-то интересное, о чём нам сейчас стоило бы знать?
Артур кивнул Освальду, ответил:
- Делаю, - затем быстро набрал сообщение для станции "Мы выполнили задание, благодарим за задание и поддержку! Успехов в дальнейшем!", а затем отправил сообщение кодированной связью для "Амазонки".
- Есть полный импульс! – откликнулась Акрита, выводя катер на траекторию. – Скоро будем на месте!

_______
с командой "Альфа-маж" и баджорцем-голограммой
Offline  
22 Июня 2017, 13:16:48 #83
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, утро
Катер “Анадырь”

 
Катер отлетел от «Сембы-2» и направился по новым координатам. Лететь было совсем близко, так что у Самриты не было много времени на поиски информации. Она сосредоточилась на деле, и было бы не совсем честно сказать, что слова Освальда не возымели эффект – пусть он и говорил это как капитан, чтобы мотивировать свою команду. Сама девушка считала, что пока не сделала ровным счетом ничего, стоящего внимания, и что с ее работой справился бы даже первокурсник. Вот выйти в космос – это да, это действительно было настоящим приключением!..
Она привычным торопливым жестом поправила волосы, отмечая, что за неучтенные три месяца они как-то выросли, лезут в глаза и пора бы их подстричь, и погрузилась в изучение информации.
- Здесь не очень много данных, - наконец сказала Самрита после некоторого времени напряженного чтения. – Известно, что это пятый спутник Бэйджора XI, сейчас он необитаем, но раньше во время Оккупации на нем были небольшие поселения и лагерь сопротивления. В прошлом десятилетии было решено использовать ядро Джераддо, чтобы обеспечить Бэйджор энергией, но на самом спутнике этот процесс привел к выбросу соединений углерода и серы в атмосферу. Так что теперь воздух непригоден для дыхания… - девушка сделала паузу, обдумывая информацию. – Новое задание на поверхности спутника? Если придется спускаться, без скафандров здесь снова не обойтись….
- Ты это будто бы с надеждой сказала! - усмехнулся Освальд, взглянув на Самриту. - Можешь морально готовиться: если искать придётся по всему спутнику, да ещё без точных данных от сенсоров, то на катере останется только кто-то один, а остальным придётся спускаться. Но это потом, а пока... - кадет посмотрел на свой монитор, - Артур, предварительно начинай сканировать спутник и пространство вокруг на наличие гуманоидных биосигналов и силовых полей поблизости: может быть корабль или временная база на поверхности, откуда с нами свяжутся. М'Кота, - вызвал он клингонку, - на всякий случай подготовь четыре скафандра. Возможно, нам придётся спускаться почти всем.
- Есть, - сказал Артур, и стал запускать последовательно дальнее сканирование спутника по трем разным алгоритмам.
- Может, тогда еще стоит поискать что-то похожее на наш первый куб-замок? – предложила Акрита, не отвлекаясь от пилотирования.
- Разумная мысль, - кивнул Освальд, - хотя бы сплав, из которого он сделан, можно поискать, если хватит разрешающей способности сенсоров.
- Да, принято, это тоже поищу, - ответил Артур.
На этот раз координаты были достаточно точными и указывали не просто на луну, а вели в некую точку на ней, так что, возможно, в этот раз им не пришлось бы сканировать весь спутник и пытаться отыскать на нем крохотную каплю определенного металлического сплава.
Данные, которые получил Артур, не показали наличия гуманоидной жизни на поверхности Джераддо. Но вокруг, в системе, было достаточно кораблей - небольшие транспортники и корабли других команд.
Ближе всего был один из кораблей, отображавшийся на карте-схеме федеральным значком и помеченный как участник регаты.
“Сканирование инициировано” - появилось уведомление на консоли Артура. Кажется, их ближайший сосед хотел узнать о них побольше и пытался прощупать их своими сканерами.
- Нас сканируют, - сказал Артур, глядя на показания. - Надеюсь, им просто любопытно, но я ещё раз проверю безопасность главного ядра компьютера на предмет защиты от внешнего доступа.
- Давайте тоже их просканируем и посмотрим, кто это? – предложила Самрита, и внутри у нее что-то екнуло: вдруг здесь был и их ночной саботажник?
Акрита тоже проследила положение других команд.
- Кстати, я вижу наших! – сказала она. – Хотя они еще далеко. А кто именно нас сканирует?
Артур посмотрел на федеральный значок - соседний корабль вышел на курс, параллельный “Анадырю”. Он открыл дополнительную информацию и увидел, что это был корабль с Андории под названием “Поющие льды”.
- Кристаль говорила, что они среди фаворитов регаты, - заметила Самрита. – И, похоже, летят на то же задание, что и мы… Как насчет успеть первыми? – хитро улыбнулась девушка.
Тем временем сканирование андорианцев добралось до входящих и исходящих сигналов “Анадыря”. Приборы показали, что прием аварийного канала с ДС9 стал хуже.
- Слушайте, мне не нравится это сканирование, - быстро сказал Артур, - у нас понижение чувствительности приемников связи. Может щиты? Или, Сэм, как еще иначе можно сбросить сканирование?
- Щиты, как и сканирование, не запрещено использовать, это самый простой способ, - отозвалась Самрита. – Проще только вызвать их и спросить, что им надо. Еще мы можем улететь так быстро и далеко, что выйдем из поля действия их сенсоров, или поставить защиту от внешнего сканирования, - она продолжила перечислять варианты.
- Я не против ускориться, - мотнула головой Акрита, пока не видящая и не подозревающая конкретных неприятностей. – Андорианские корабли быстрые и маневренные, но наш модифицированный катер не хуже.
– А я бы и щиты подняла, и спросила их в лоб, – сообщила по связи М’Кота, которая со всем тщанием проверяла скафандры, однако связь с мостиком не отключала, чтобы быть в курсе событий. – Интересно посмотреть на их лица!
Всё это время Освальд сидел с хитрой ухмылкой и поглядывал то на коллег, то на монитор, то просто перед собой.
- Это было бы довольно грубо, - произнёс он в ответ на слова клингонки, - а грубить надо только тогда, когда другого ничего не остаётся. Но мне нравится идея Сэм - успеть первыми мы просто обязаны! У меня есть мысль, но нам понадобятся сосредоточенность и точность! Итак, Артур, по команде сканируй их двигательную установку. Самрита, на тебе тяговый луч: по той же команде используй на их корабле, чтобы придать нам ускорение. Это будет непросто: надо будет в нужный момент переключиться с притяжения на отталкивание, чтобы в итоге получилось нечто похожее на гравитационный манёвр. Но я в тебя верю - ты справишься! Акрита, когда мы будем чуть впереди них, включи на секунду форсаж - удивим наших конкурентов! Сразу после этого, Артур, поднимай щиты - больше нас никто не должен сканировать до самого подлёта. Но помните все: по команде и слаженно. Командой будет щелчок пальцами, - кадет щёлкнул пальцами, - ну а пока... Артур, давай-ка поприветствуем наших андорианских соперников и пожелаем удачи. Вызови их!
Артур выслушал Освальда, обернувшись к нему, понял все инструкции и обернулся к своей консоли.
- Есть, командир, готов действовать, - сказал он и послал видео-вызов на корабль команды “Поющие льды”.
________
С командой "Анадыря"
Offline  
22 Июня 2017, 13:18:28 #84
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, утро
Катер “Анадырь”

 
На экране появился капитан-андорианец, которого Освальд уже видел раньше, когда подходил к младшему лейтенанту Авему получать свой путевой ключ, еще на ДС9. Десятки тонких белых косичек капитана теперь были собраны в один толстый хвост на затылке. Кроме него на мостике, освещенном холодным фиолетовым светом, были видны два пилота, их антенны подрагивали в такт ритмичной тяжелой музыке, которую было слышно даже по связи на борту “Анадыря”.
-Капитан Кон, - представился андорианец, - Чем обязан?
- Капитан Макдауэлл, - представился в ответ Освальд, вежливо кивнув, - и это мне хотелось узнать, чем мы обязаны, капитан. Не могу не заметить, что вас крайне заинтересовало наше скромное судно. Неужели знаменитые на весь квадрант "Поющие льды" чувствуют угрозу от кадетской поделки?
-Мы наслышаны о вас из цикла передач Кристаль Харт, и для всех в этом соревновании вы “темная лошадка”, - антенны капитана Кона слегка качнулись, - А мы хотим знать наших соперников.
- Какое совпадение, мы тоже слышали о вас от мисс Харт, - слегка улыбнулся Освальд и набрал на своём пульте сообщение Артуру: "Просканируй двигатели и силовую установку сейчас", - вы рассуждаете как военный, капитан, доводилось служить на флоте? Быть может, вам знаком данный класс кораблей?
Артур уже наметил область двигателей и силовых установок корабля андорианцев, ему осталось только запустить сканирование, что он и сделал немедленно по приказу Освальда. Не поворачиваясь к капитану, он лишь кивнул, надеясь, что Освальд увидит это.
-Мы здесь не для светской беседы, капитан Макдауэлл, а чтобы победить, - ответил капитан Кон, - Сейчас мы узнали о вас все, что хотели, но на случай, если вы выкинете какой-то нечестный трюк, мы будем продолжать следить за вами. Мы знаем, что вы не единственная команда из вашего проекта.
Один из пилотов-андорианцев неожиданно резко вытянул свои антенны в направлении экрана - наверное, сканирование Артура не прошло незамеченным.
Тем временем М’Кота закончила со скафандрами и вернулась на мостик. Садясь за свою консоль, она бросила взгляд на экран: андорианец был тот ещё пижон!
- Следите, капитан Кон, мы не возражаем, - в тон андорианцу ответил Освальд, набрав сообщение для Самриты: "Отставить тяговый луч, после толчка сразу щиты на максимум", - а вот победить вам мы просто так не позволим. Капитан Кон, уверен, вы бы согласились со старой земной мудростью, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, ну или, в вашем случае, прочитать на экране, - кадет щёлкнул пальцами, - ну так смотрите!
По условной команде Акрита, уже державшая руку наготове, врубила "форсаж" – ту самую модификацию, которую они под чутким руководством Самриты установили накануне регаты. Конечно, на деле ее еще никто не проверял, но тесты прошли успешно, и все же сказать, что Акрита не волновалась, было бы неправдой. За доли секунды катер рванулся вперед, всех сидящих и стоящих на мостике резко качнуло назад. Уже в следующее мгновение экипажи поравнялись, а затем "Анадырь" и вовсе оказался впереди, все той же стрелой пролетев мимо "Поющих льдов".
Как только корабль рванул вперед, Самрита поспешно включила щиты. Команду Освальда она выполнила скорее на автомате, а вот что полностью завладело ее вниманием, так это поведение катера при реализации одной из их «модификаций». За форсаж Самрита боялась – не так как за работу ЭМГ, на тестирование которой вообще не было времени, - но все же опасалась, что катер не выдержит, и какая-нибудь важная система выйдет из строя. Так что первое, что сделала Самрита после поднятия щитов – это запустила фоновую диагностику, и только потом подняла голову, чтобы посмотреть, что происходит на экране и как реагируют андорианцы.
Андорианский корабль остался позади. Он не стал преследовать “Анадырь” и сохранил свою прежнюю скорость и курс. А вот связь капитан прервал.
- Почему мы отменили тяговый луч? – поинтересовалась Самрита, когда «Анадырь» вновь вернулся к заданной скорости.
- Они хорошо себя вели, - усмехнулся Освальд, - мешать им было бы уж слишком грубо. Не волнуйся, что-то мне подсказывает, что мы их ещё увидим, и тяговый луч нам тогда пригодится!
- Мы почти на месте, - доложила Акрита, плавно переводя катер с сумасшедшей прямой на траекторию подлета к нужной точке над поверхностью. – Мы оторвались, но не сильно, так что если не хотим столкнуться с ними нос к носу на задании, придется поторопиться.
- Начинаю сканирование луны на предмет сплава куба, - сказал Лайтман, когда маневр был завершен. Комментировать связь с андорианцами он не стал, но его порадовала слаженная работа всех и успех предприятия.
Зато М’Кота не отказала себе в удовольствии одобрительно прокомментировать:
– Эффектное выступление, капитан! Я бы поапплодировала, если бы не были заняты руки.
Сканеры Артура пока ничего не показывали, очевидно, их разрешение было не достаточным, чтобы разглядеть один небольшой куб на поверхности Луны.
- Садимся? – после короткой паузы спросила Акрита. По тому, что никаких новых данных или координат не появилось, она поняла, что с орбиты они вряд ли что-то найдут.
- Входим в атмосферу луны и ищем удобное место для посадки рядом с сигналом, - ответил Освальд, - Сэм, Артур, хотите прогуляться? Будете первой группой поиска, идите собирайтесь. М'Кота, принимай управление сенсорами.
- Конечно, - уверенно отозвалась Самрита, поднимаясь со своего места, - давно этого ждала!
На самом деле она совсем не была уверена, особенно сейчас, когда высадка была уже совсем близко. Все-таки это было не совсем то, чему ее учили в Академии – разумеется, инженеры проходили все стандартные тренинги, но меньше, чем, например, будущие офицеры службы безопасности. К тому же Самрита Баккер любила комфорт и удобство, а прогулка в скафандре в непригодной для дыхания атмосфере в условиях давления времени к ним никак не относилась. А еще девушке было страшно… Но сейчас ей надо было сделать над собой усилие и спрятать свой страх так далеко, чтобы никто его не мог даже заподозрить. Поэтому она уверенным и решительным шагом направилась в заднюю часть катера, где М’Кота заранее приготовила скафандры.
Артур поднялся из кресла, все еще следя за сканированием, но наконец оторвался от него, передавая данные на консоль М'Коты. Прогулка во враждебной для человека атмосфере, в скафандре – была для него увлекательным действием на самом деле. И теперь он поспешно взял трикодер и обернулся к Освальду:
- Да, есть, иду на высадку. Ключ, - сказал Артур, протянув руку, и посмотрел вслед Самрите, которая уже ушла в задний отсек катера.
- Удачи, мы будем на связи, - Освальд протянул ключ и кивнул.
Тем временем Акрита рассчитала спуск и на максимально возможной скорости направила катер к поверхности. Здесь она оценила все достоинства и удобство дополненной реальности, когда за показаниями сенсоров следить не хватало глаз, а визуально вообще было почти ничего не видно. Еще какие-то, как ей самой казалось, непозволительно долгие минуты потребовались, чтобы выбрать ровную площадку, удаленную от заданных координат на пару десятков метров. Там Акрита посадила катер, заглушила двигатели, и лунная пыль стала медленно оседать вокруг "Анадыря".

_________
с экипажами "Анадыря" и "Поющих льдов"
Offline  
22 Июня 2017, 16:10:16 #85
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

Как только открылся ангар “T’Камбры” и катер команды “Новое поколение” пошел на взлет, на цилиндре, лежащем перед пилотами появились следующие координаты. Квинтилия внесла их в бортовой компьютер, и карта показала, что искомая точка находится в северном полушарии планеты Бэйджор XI.
Минуту или две они летели молча, Ракар смотрел на большой экран. Наконец, ромуланец нарушил молчание.
- Поднять щиты. Компьютер, передать с помощью алгоритма: “Т’Камбра. Без сложностей. Два - Бэйджор, север”. Конец сообщения. Передать.
Ещё минута прошла в тишине, не считая подтверждения Тенека о щитах и ромуланец только вглядывался в звезды перед ними и временами в сенсоры, следящие за другими кораблями. Он думал о словах Солока и словах Квинтилии, которые она говорила ещё до того, как они вышли в ангар вулканского корабля.
- Перим, а давайте выжмем из нашего катера максимальный импульс, на который он способен, - сказал Ракар. - И ещё. Изначально я говорил, что между чек-поинтами пилоты будут меняться, но с нами нет Рроу, поэтому путь до Бэйджора тоже ваш, потом мы с вами поменяемся ролями - я поведу, а вы последите за сенсорами.
-Есть, - бесцветным голосом ответила Квинтилия.
– Разумное решение, – поддержал Тенек, привыкший любую проблему рассматривать с медицинской точки зрения. – Смена деятельности положительно сказывается на внимании и скорости реакции.
Голос Квинтилии был бесцветным. Квинтилия не радовалась. С другой стороны, это могло значить, что она просто максимально исполняет свои обязанности, по уставу. Но ранее она говорила, что не надо было слушать музыку, следовало готовиться. И это все тоже могло означать двоякое. Ей не понравилось. Или она просто делала все возможное ради успеха их задачи, как понимала ее. Ни на один из этих вопросов не было ответа, и узнать ответ можно было лишь явным способом. И тогда Ракар вспомнил эксперимент, о том, что нельзя узнать, жив или мертв сехлат, сидящий в коробке, пока не откроешь коробку. И это было тяжело. Но слова Солока, вулканского адмирала были мудры. И они относились не только к регате. Может быть к регате, но для Ракара они стали значить многое еще в нескольких областях. И теперь ромуланец решил сделать так, как говорила Квинтилия. Потому что кое в чем девушка-трилл тоже была права.
- Так, Бэйджор, северное полушарие, - сказал ромуланец, и открыл на своей консоли в левом нижнем углу карту Бэйджора.
- Пока летим, у нас есть время подготовиться к следующему заданию. В северном полушарии находятся… - Ракар принялся читать с экрана, - Провинции Кендра, Раканта, Дахур… и так далее.
На самом деле, о Бэйджоре Ракар знал не много. Немного о культуре, немного о недавней истории с начала кардассианской оккупации, лучше всего он был осведомлен об инциденте во время войны, когда не удалось разместить на четвертой луне ромуланскую военную базу, но вряд ли им это понадобится для регаты.
- В каком именно месте наша точка назначения? – спросил Ракар.

-Юго-Запад провинции Кендра, - ответила Квинтилия, - Это местность с гористым рельефом. Я поищу информацию о том, какие достопримечательности там находятся. Дайте мне… несколько минут. Извините, что я не могу ответить сразу. Я должна была… подготовиться лучше.
Ракар вздохнул, разглядывая на карте провинцию Кендра, немного увеличив означенную область до вида с невысокой орбиты. Одновременно он следил за позициями других кораблей и показаниями о заряженной плазме.
- Перим, совсем не за что извиняться. Никто не может знать все, и быть готов ко всему заранее. Вот мы и готовимся, вы верно сказали об этом чуть раньше, поэтому в этот раз мы в первую очередь ищем всю информацию по нашему месту назначения. Ни один живой человек не может быть ходячей базой данных. И не должны вы были вовсе, потому что ранее вы занимались другими делами, помогали с модификацией катера, готовились к нашему финальному маневру, и так далее. Вам совершенно не за что просить прощения, это обычный нормальный рабочий момент. Я тоже не знаю, что нас ждет впереди, не думаю, что за это стоит просить прощения. Потому что в этом нет никакой вины.
-Но я знала, что регата будет в Баджорской системе, а значит, вероятность того, что мы окажемся в окрестностях самой главной планеты была высока, - печально возразила Квинтилия, - Я могла что-то сделать… но не сделала.
– Одно из двух, либо мы все совершили эту ошибку, либо мы все её не совершили, – подал голос со своего места Тенек. – Я склонен думать, что не совершили, поскольку заранее нам не было известно, какого рода информацию следует искать. Мы могли искать достопримечательности, а это, оказалось бы, к примеру, малопосещаемое место вдали от туристических путей… что, кстати, лично мне кажется логичным, если организаторы не хотят заставить нас пробираться через толпу любопытных.
Ракар отвернулся от показаний на консоли и повернулся к Перим. Пару секунд он молча ее разглядывал. Кто же это все сказал ей раньше, кто привел ее к стимуляторам, заставляя быть существом вездесущим и всезнающим? Пока Ракар думал, Тенек сказал пару слов.
- Но вы же не претендуете на роль сверх существа? - сказал Ракар, - Кью, Баджорских Пророков, может быть еще какого-то бога, способного мыслью проникнуть в грядущее и заранее знать все? Нет никаких ошибок. Не за что винить себя. Никто не умер от того, что прямо сейчас мы не знаем чего-то. Вот если бы вы могли предотвратить прямо сейчас и немедленно, это только пример … гипотетический, прямо сейчас и немедленно какую-нибудь разгерметизацию, о которой знали заранее, или сообщить о заложенной бомбе, или еще что-то жизненно важное, и намеренно или по иной причине не сделали этого – это был бы повод для печали и самообвинения. Но только не это. У нас есть 2.5 часа до Бэйджора и мы в нормальном режиме ищем информацию о точке назначения. Это нормально, Перим.
-У меня много недостатков, - тихо произнесла Квинтилия, - Я должна чем-то их компенсировать… Поэтому я всегда должна стараться быть лучше.
Она слегка шмыгнула носом и продолжила громче:
-Вот… вот информация про самые известные места в провинции Кендра. Во-первых, там расположен монастырь Дакин, он очень древний и, очевидно, почетаемый баджорцами, но туристическая статья про него не большая, в основном только фотографии. Судя по всему, он находится в горах и до него не так легко добраться по земле. Во-вторых - долина Кендра, которая дала название всей провинции. Cамый крупный город там Корто-сити, но много и отдельных деревень и хуторов, поэтому плотность населения достаточно высокая. Ох… это место одного из самых трагических эпизодов баджорской Оккупации, - голос трилла дрогнул, - Они называют это резней в долине Кендра - кардассианцы обещали убивать местных жителей деревня за деревней, пока им не сообщат координаты базы Сопротивления. А когда кто-то это сделал - кардассианцы жестоко убили сразу 43 повстанцев, - очевидно, Перим очень ярко представила себе эту картинку, потому что когда она подняла руку, чтобы убрать прядь непривычно коротких волос, выбившуюся из прически и упавшую ей на лоб, ее пальцы дрожали, - Но сейчас это снова мирное место, с плодородной землей и красивыми пейзажами. Тут пишут, что капитан Сиско купил там участок… до того, как пропал без вести, конечно. В горах иногда бывают землетрясения, но редко - последнее было зафиксировано 9 лет назад. Самая крупная река называется Йолджа.
Ракар смотрел на девушку с сочувствием. Он собирался сказать еще что-то, о недостатках. Но Квинтилия начала читать с экрана текст, и он не стал, подумав только о том, что все ее недостатки для него давно скомпенсированы. Квинтилия почти готовилась плакать, и сейчас не стоило до этого доводить. И без того ее руки дрожали при тексте о резне. Ромуланец задумался о термине "резня". Федерация называла резней бой ромуланцев и клингонов у Нарканской базы. А на Ромуле это называлось Нарканской кампанией. Баджорцы называли резней произошедшее в провинции Кендра, а кардассианцы имели совершенно иной взгляд на все это. Многие кардассианцы. Не все. Но суть была одна, баджорцы защищали собственную родину, свою планету, от вторжения чужаков. И баджорцы не нападали на Кардассию первыми. В этом смысле Ракар прекрасно понимал чья сторона защищала правое дело. Потому что вся история Ромула является защитой своей Родины. И теперь он видел как дрожат руки Квинтилии. Нельзя было допустить новой войны, боли и смерти. И память о том, что было, должна быть сохранена. Чтобы никогда не повторилось снова.
- Понятно, - сказал Ракар, и повернулся к своей консоли, - спасибо. Тут могут быть разные варианты. Возможно нам разрешат посадку. И монастырь, и место, где участок эмиссара, и горная местность тоже. Но пока судить рано. Думаю, на подлете нас встретят патрули, и мы должны быть готовы к немедленной остановке. Да, это красивое место, - Ракар увеличил на своей консоли долину, в которой купил участок бывший командующий станции.
-Вы думаете, мы летим туда? - спросила Квинтилия.
__________
С Тенеком и Квинтилией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
22 Июня 2017, 16:21:04 #86
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

 
– Я думаю, что капитан Бенджамин Сиско много значил для баджорцев, - сказал Ракар. – Они могут что-то делать в честь его памяти. Но это предположение равновероятно любому другому, так что я не уверен. Просто одна из многочисленных версий.
– Но это его земля, - возразила Квинтилия, - Вряд ли его семье понравится, если вокруг дома будут ходить толпы туристов…
– А наши координаты совпадают с каким-нибудь из этих объектов? – поинтересовался Тенек.
– Нет, - покачала головой Квинтилия, - Это не достаточно точные координаты. Но когда мы летели к “Т’Камбре”, мы тоже не могли сказать сразу, что там, а затем получили уточнение, как только подлетели ближе - они вызвали нас и открыли ангар.
– Зато мы уже знаем как работает система отметок на чек-поинтах, – заметил стажёр. – Мы можем, приближаясь, одновременно искать сканерами аналогичный объект? Это могло бы сэкономить время.
– Ага, видимо так будет и теперь, и адмирал сказал, что мы теперь поняли процедуру. Что ж,  мы действительно поняли, - сказал Ракар и закрыл карту Бэйджора на своей консоли, освобождая место для других показаний.
– Не факт, конечно, что у дома Сиско все будет, но мы пока этого не знаем. Ладно, увидим на месте. Чтобы искать объект, нам нужно зайти на орбиту как минимум. Но сначала наверняка будут охранные патрули, которые скорее всего дадут нам дальнейшие инструкции. А до орбиты – разрешения сканеров не хватит.
Ракар допустил небольшую паузу и перевел тему.
– Знаете, чего мы не сделали в проекте? – Ракар задумался на мгновение, - мы не познакомились друг с другом достаточно подробно. Личные дела не дают полной картины, и у нас постоянная спешка, то с одним, то с другим. Нет времени узнать друг друга лучше. Сейчас есть время. И на самом деле кажущаяся праздность разговоров – не совсем верное впечатление. Это можно расценивать в том числе и как тренировку многозадачности. И как только что-то начнет происходить – мы прервемся, разумеется. Вот что я думаю – пусть каждый расскажет о себе? Что вам нравится, как проводите свободное время вне службы? Почему каждый из вас выбрал свою профессию? Что вы любите? Да, Тенек, я помню вашу формулировку, так вот – касательно вас – к чему вы относитесь с максимальным уважением и кто преподал для вас ценные уроки? Начнете, Тенек? – спросил ромуланец не поворачиваясь к вулканцу.
Тенек немного подумал, прежде чем заговорить.
– Слишком много для перечисления. Людей, нравственных ценностей, поучительных ситуаций, значимых мест. Но если необходимо выделить кого-то среди людей, я бы в первую очередь выделил свою семью, потому что именно семья знакомит нас с нашими первыми ценностями и убеждениями. И особенно моего Наставника – отца моей матери. Думаю, именно он преподал мне больше всего уроков, а его пример если не определил, то поддержал мой профессиональный выбор.
Квинтилия слегка нахмурилась, пытаясь разобраться в речи Тенека.
– Получается, ваш дедушка тоже был врачом?
– Да, – ответил Тенек, – и оставался им до конца.
– Вы имеете в виду, он не сменил работу до пенсии? - переспросила Квинтилия, - Ну… многие люди так делают, если находят свое призвание.
– Я имею в виду, что он погиб девять лет шесть месяцев и двадцать один день назад, защищая лазарет станции, захваченной десантом Доминиона, – как можно более мягким тоном объяснил Тенек. – Это был первый и последний день в его жизни, когда ему пришлось убивать.
– О… мне очень жаль, - дрогнувшим голосом ответила Квинтилия и замолчала.
– Я сожалею,  – сказал Ракар, обернувшись к Тенеку. На самом деле, Ракар затеял это все ради того, чтобы послушать Квинтилию. Чтобы у нее возникли воспоминания о себе, о том, что она любит, чтобы через попытку сформулировать она смогла определить для себя нечто важное, к чему-то вернуться, или что-то вновь осознать. И потому, что он хотел знать о ней. И еще он именно так понимал то, что должно быть ее реабилитацией. И как хорошо, что Тенек был сейчас рядом. Единственный вулканец, которому он стал доверять. Дедушка Тенека "был". Дедушки Тенека сейчас уже нет. Ракар  внимательно посмотрел на вулканца.
– Мы все понесли потери на той войне. Множество ромуланцев погибло. Теперь такое не должно повториться. Для этого наш проект.
Перим замолчала, но для Тенека было важно сказать, то, что он сказал. И значит польза была для всех.
– Есть что-то, что вы еще хотите рассказать о себе, Тенек? – снова спросил Ракар спустя небольшую паузу.
Когда Ракар сказал о погибших ромуланцах, Тенек бросил на улана странный, словно бы оценивающий взгляд. Он не хотел об этом говорить, но если Ракар действительно хочет слышать…
– Только то, что война с Доминионом преподала мне два важных урока, – с расстановкой сообщил он. – Смысл жизненного пути лекаря своей гибелью во всей полноте показал мне мой дед. То, что цель отнюдь не оправдывает средства, чужими жизнями, загубленными бессмысленно и бездарно, мне блестяще и наглядно продемонстрировали ромуланцы.
– Что вы имеете в виду? - удивленно спросила Квинтилия, переводя взгляд с вулканца на ромуланца и обратно.
Ракар слушал Тенека с почтением и уважением, но Тенек повел себя совсем иначе, нежели чем Ракар предполагал. Он совершенно не ожидал от него теперь выпада против ромуланцев, и хотя не совсем было ясно, к чему Тенек ведет, смысл его слов был очевиден. Смысл слов Тенека сейчас перечеркивал идею и значение того действия, которое Ракар задумал. Тему о ромуланцах, войне с Доминионом, оправдывание средств целями Ракар предпочел бы обсудить с Тенеком наедине. Без Квинтилии. Наверняка разговор был бы жестким. Но теперь Перим попросила уточнить, и Тенек конкретизирует сейчас свои претензии к Ромулу. И Ракар, как бы ни хотел ответить с максимальной жесткостью, должен будет вести себя по иному. Сейчас ромуланец смотрел на Тенека чуть прищурившись, ожидая слов, которые тот скажет. И всякий раз Ракар отмечал тот факт, что он всегда совершенно не вовремя чему-то радуется. Возможно, Квинтилия когда-то тоже познала это… радость, которая была не вовремя и не к месту для ее окружения, радость, которую забили в дальний угол, и она познала теперь постоянную печаль.
 
Тенек посмотрел на Ракара, потом на Квинтилию. Разговор получался сложным и дискомфортным по его собственной вине, но иногда подлинное доверие и подлинная откровенность обходятся дорого.
– Я должен принести мистеру Ракару извинения за то, что вынужден привести в качестве отрицательного примера действия ромуланцев, – сказал он. – Разумеется это ни в коей мере не является оценкой всего его народа или его самого, только оценкой конкретного поступка конкретных должностных лиц Ромуланской Империи. Более того, если бы я приравнивал мистера Ракара к ним, я не заговорил бы об этом, поскольку это был бы разговор, лишённый смысла.
После короткой паузы Тенек продолжил:
– Я имею в виду тот случай, когда представители Ромуланской Империи пытались основать военную базу на четвёртой луне Бэйджора, под прикрытием госпиталя и когда без своевременно озвученного предупреждения обнаружилось, что ромуланский госпиталь не намеревается оказывать медицинскую помощь кому-либо, кроме ромуланцев. Этот манёвр стоил жизни многим с обеих сторон: гражданам Федерации в неотложной помощи было отказано, граждане Ромула в итоге лишились дополнительного опорного пункта, где эту помощь им могли оказать, было серьёзно подорвано доверие к Ромулу многих его союзников и всё это ради нулевого результата. И ведь не так сложно было просчитать наиболее вероятные реакции всех участников событий – от капитанов медицинских кораблей, слишком высоко оценивших добрую волю союзников, до Баджорского правительства, совсем не оценившего батарею из ромуланских фотонных торпед на одном из спутников своего родного мира. Я не могу не спрашивать себя: почему авторы этой странной комбинации не потрудились сделать этот несложный прогноз?
Тенек снова ненадолго замолчал затем заговорил, казалось, на другую тему, но на самом деле он продолжал ту же мысль, только показал её в другом ракурсе.
– Я далёк от мысли идеализировать общество Федерации и не собираюсь утверждать, что все решения её представителей всегда были этичными. Один только мирный договор с Кардассией, касающийся Демилитаризованной зоны, является дискуссионным, и не только по сути, но и относительно тех методов, которыми он принимался и проводился в жизнь. Я спрашивал себя, почему ответственные лица приняли это решение своевольно, не встретившись лицом к лицу с населением попавших в будущую Демилитаризованную зону планет? Почему не вступили с ними в диалог и не позволили им принять участие в решении их собственной судьбы, не провели референдумы? Возможно, это не предотвратило бы движение маки, но вероятнее всего сделало бы большее число людей сторонниками переселения и сильно сократило бы число недовольных. Также я понимаю, что бывают ситуации, когда объективно приходится выбирать из двух зол, когда отказ от нарушения того или иного принципа является ещё более неэтичным, чем само его нарушение, и убийства, совершённые в день смерти моим собственным дедом – наглядный тому пример. Тем не менее, история с ромуланским госпиталем не только не отличалась какой-либо неоднозначностью, но и выделялась среди других известных мне примеров своей невероятной, можно сказать незамутнённой, бессмысленностью и тем самым заставила меня неоднократно размышлять над данной проблемой и в конце концов сформулировать для неё своеобразное правило.
Тенек поднял взгляд от консоли, за показаниями которой следил в течение почти всего своего монолога и сказал:
– Есть существенная разница в том, как неэтичное решение принимается в этически ориентированном обществе, и как оно принимается там, где формула «цель оправдывает средства» является государственно одобренным принципом. В первом случае принимающий это решение индивид сознаёт, что близок к совершению преступления, всеми силами старается его избежать, мобилизует все свои интеллектуальные способности, чтобы найти все возможные альтернативы и решается на крайние меры только в безвыходной ситуации. Неэтичный поступок становится для него редчайшим исключением, возможно единственным в жизни. Во втором случае принимающий решение индивид нередко просто не даёт себе труда обдумать и рассмотреть альтернативы: его средства заведомо одобрены руководством и по умолчанию воспринимаются как простейшее и эффективнейшее решение. В результате неэтичный метод решения проблем становится правилом и применяется даже там, где его использование является очевидной глупостью. Хочу повториться: несмотря на то, что именно случай из ромуланской практики оказался для меня кодификатором этого явления, я не считаю всех ромуланцев поголовно его носителями, более того, я слишком хорошо знаю, насколько даже этически ориентированное общество не застраховано от постепенных искажений, приводящих к аналогичному результату. Более двухсот лет назад на моей Родине к власти пришли лица, которые опираясь на сумму постепенных искажений, пытались подменить логику и этику цинизмом и прагматизмом, и только обретение Кир’Шары спасло мой народ от падения, и это несмотря на все достижения предшествующих тысячелетий. Каким бы ни был культурный и этический багаж государства, его руководители не вправе проявлять подобную беспечность и должны вовремя защищать вверенное им общество от подобной угрозы.
____________________________
с Квинтилией и Ракаром


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
22 Июня 2017, 16:22:11 #87
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

Ракар отвернулся к своей консоли.
- Я сожалею о вашей потере, мистер Тенек, - сказал ромуланец, - и видимо благодарен вашему деду за достойную науку для вас. Но вот что: давайте как-нибудь обойдемся без извинений. Это ни к чему. Я прекрасно понимаю, что Федерация предпочла бы, чтобы ромуланский госпиталь был беззащитен. Но это неприемлемо для нас, мы так не можем. И я промолчу обо всем остальном, как не очень относящемся к делу. Потому что все очень неоднозначно. И, к сожалению, он не был оборудован для лечения других рас. И потом, как раненые ромуланцы умирали не долетая до Ромула, так и продолжили умирать. Только я хочу, чтобы вы знали, что не я отдавал приказов об этом, не я отказывал в помощи вулканцам тогда, ровно как и мистер Тенма совсем не причастен к резне в провинции Кендра, и вообще к оккупации Бэйджора. Как-то так..
Три секунды молчания.
- Но я спрашивал не об этом, - продолжил Ракар, - не о характеристиках государств, не о политических и военных решениях. А о вас лично. Что нравится лично вам. Что вы делаете вне работы… Недавно я сказал что вам нравятся шторма, вы переформулировали это в ценные уроки природы, которые учат вас. Я попытался использовать вашу формулировку, и видимо попутал термины. Мне жаль. Хотя… видимо вы занимаетесь решением этических проблем и осмыслением истории. Тогда это понятно. Но теперь я даже не знаю, захочет ли кто-то слушать про меня, и рассказывать о самих себе. Если это не интересно, то тогда, видимо, я должен попросить прощения за неуместную тему.
– Конечно, – сказал Тенек, – я не считаю вас или мистера Тенму ответственными за эти инциденты, как не считаю мисс Перим ответственной за возникновение движения маки или за оккупацию Бетазеда, – дальше стажёр не стал развивать эту тему, вместо этого он сказал: – В ваших вопросах не было ничего неуместного, мне просто пришлось расставить приоритеты и выбрать с чего начать. Вы восприняли как отказ от ответа выбор более важной и сложной для обсуждения темы в ущерб второстепенной, вероятно, если бы я выбрал второстепенную, вы могли решить, что я избегаю разговора на более серьёзные темы и не считаю своих собеседников достойными доверия в этой области. Но я могу ответить на остальное сейчас: в моих внеслужебных интересах нет ничего секретного. Отчасти вы правы, я много времени уделяю чтению и осмыслению происходившего в прошлом и происходящего в настоящем, но это, представляется мне естественным для индивида с активной гражданской позицией и является скорее необходимостью, чем увлечением. То же можно сказать и о других моих интересах – все они так или иначе связаны с практическими целями. Музыка и искусство в целом интересует меня как зрителя и слушателя, все виды искусства способствуют познанию себя и других. То же можно сказать про изучение иностранных языков: оно оттачивает логическое мышление и помогает понять другие народы. Рисование как область мастерства – интересует меня с практической точки зрения, оно развивает глазомер, необходимый в хирургии. Пешие путешествия вряд ли нуждаются в пояснении – их польза очевидна. И наконец я могу упомянуть несколько нетипичных медитаций, которыми я время от времени заменяю стандартные – аналогичные по сути, но иные по форме. Впрочем, в этом тоже нет ничего необычного.
Ракар очень сожалел, что невольным образом спровоцировал политическую тему и испортил теперь все впечатление, и всю собственную затею. Наверняка,  настроение команды было испорчено. Точнее, и без того не очень стабильное настроение Перим.
- Понятно, - сказал он наконец. – Это интересно, Тенек. Вот, наверное, мы узнали вас лучше. Хотите, Перим, рассказать о себе? – спросил он.
-Не особенно… - призналась Квинтилия, - На самом деле у меня есть вопросы к мистеру Тенеку. Если он не против...
– Спрашивайте, – сказал вулканец. – Если какой-то из ваших вопросов вызовет у меня возражения, я об этом скажу.
-Вы сначала выбрали, каких практических целей хотите достигнуть, а затем подобрали под них правильные увлечения? - спросила девушка-трилл, - Или увлечения были сначала, а потом вы подвели под них логическую базу?
– Бессмысленных интересов не существует... или я о них ничего не знаю, – заметил Тенек. – По этой причине нет никакой необходимости специально подводить логическую базу под тот или иной интерес, достаточно выбрать то, что вам больше всего подходит. Любой ваш выбор будет небесполезен, а выбор, резонирующий с вашей Катрой, будет полезен вдвойне. Так, например, анатомический рисунок – обязательный предмет на медицинском отделении Вулканской Академии наук, однако далеко не все практикуют эту дисциплину после окончания курса. Один из самых известных хирургов-имплантологов моей Родины, насколько я знаю, не брал в руки стилоса с того момента, как окончил Академию, в то же время он входит в десятку лучших музыкантов-исполнителей Вулкана среди непрофессионалов, и я не думаю, что это – случайное совпадение.
-Но КАК вы выбирали интересы? - уточнила Квинтилия, - Вы однажды решили, что хотите стать врачом, а значит, вам будет полезно и поможет это, это, и вон то? Или вы сначала чем-то занимались… например, когда были ребенком, и это сформировало ваш дальнейший путь? Да, что из этого вы делали, когда были ребенком?
Тенек на секунду задумался:
– Практически всем перечисленным и ещё многим, – несколько извиняющимся тоном сказал он, – вулканская образовательная программа предполагает разностороннее развитие. Но я понял ваш вопрос и постараюсь на него ответить. Первое время у меня были достаточно неупорядоченные внешкольные интересы, однако после того, как я осознал медицину, как наиболее подходящую для себя профессию, большая часть моих внешкольных интересов стала группироваться вокруг неё, хотя, конечно, не все без исключения. Не могу сказать, что я подбирал их специально, просто интерес к медицине вызывал логичный интерес и ко многим сопутствующим вещам. Постепенно эти интересы систематизировались и постоянными стали те из них, которые подходили мне больше других. Вынужден признать, что первоначально это не происходило по какому-то заранее составленному плану, – добавил Тенек, вдруг ощутив укол беспокойства из-за того, что его путь в профессию может показаться собеседникам недостаточно логичным и упорядоченным, – и я не могу сказать, что все они отбирались по какому-то единому принципу. Одни вещи начинали интересовать меня сами по себе, интерес к другим возникал по мере углублённого изучения на официальных занятиях, что касается музыки, то учитывая профессию моего отца это была для меня своего рода естественная среда обитания.
-Ваш отец… - начала Квинтилия, но ее отвлек сигнал входящего с консоли.
Пока Квинтилия слушала длинные и развернутые ответы Тенека, она старалась по возможности смотреть на него, а не на свою рабочую станцию.
Ракар тоже слушал Тенека, не перебивая, и несмотря на все, что тут они обсуждали, Перим было интересно задавать ему вопросы, это был ее поиск пути. И даже если она не говорила пока о себе, она находилась на другом этапе, и это было очень неплохо.
- “Анадырь” сообщил, что закончили первое задание, им пригодились скафандры, - негромко сказал Ракар и замолчал, чтобы разговор продолжался. За всем остальным он следил сам.
-У нас ведь тоже есть скафандры в стандартной комплектации? Их не выкинули, как занимающие слишком много места? - нахмурилась Квинтилия.
- В отличие от «Анадыря», мы не облегчали катер, - сказал ромуланец, - напротив, он даже немного утяжелен. Скафандры в количестве пяти штук находятся в заднем шлюзовом отсеке катера, по размеру каждого из нас. Все в порядке, Перим.
-Хорошо, - ответила трилл и слегка вздохнула, - Значит, ваш отец, Тенек, музыкант? Как отец Акриты?
– Он – мастер музыкальных инструментов, – уточнил Тенек.
-Но он ведь, наверное, все равно на чем-то играет… - задумчиво произнесла Квинтилия, - Значит, у вас с ней есть что-то общее. Общее - это хорошо, вы сможете общаться об этом, быть друзьями… У вулканцев же могут быть друзья? Честно говоря, у меня остались вопросы еще с самой вашей презентации.
– Могут, – подтвердил стажёр. – Просто у нас считается, что формирование дружеских отношений требует времени, а сами отношения не нуждаются в демонстрации. И, конечно, о презентации вы тоже можете спрашивать.
-Время… да, я понимаю это, - серьезно кивнула девушка, - Никто не может раскрыться по команде или по мгновенному решению с кем-то дружить. Поэтому я не хочу говорить о себе. Вы двое - и так много обо мне знаете, о том, что я никогда бы не выбрала рассказать кому-то. Самое простое - вы были в моей каюте, а я не была в ваших и не знаю, какие секреты вы можете там прятать. Поэтому… - она бросила быстрый взгляд на ромуланского улана, - возможно, вам стоит начать самому отвечать на свои вопросы.
Ракар поднял на Квинтилию взгляд и не моргнул глазом при ее словах о секретах. Время, время для того чтобы поверить кому-то и потом разочаровываться раз за разом. Потом наступает время когда перестаешь верить хоть кому бы то ни было. Наверное, Квинтилия тоже перестала верить всем из какого-нибудь предательства.
- Да, - сказал Ракар, - я приготовился к этому и отвечу сам на свои вопросы. Это как раз все для того, чтобы лучше узнать друг друга, понять, сделать шаг к... дружбе. Поэтому, если Тенек не против, я расскажу о себе.
– Никаких возражений, – подтвердил Тенек.
-Вы приготовились? - прищурилась Квинтилия, - Хмммм…
_______________
Совместно с Тенеком и Квинтилией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
22 Июня 2017, 16:24:43 #88
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар начал рассказывать, не переставая при этом смотреть на показания сенсоров, следить за "Анадырем", траекторией, заряженной плазмой пояса Денориоса. Он загнал глубоко собственный страх, еще ни разу он не пускал в свою душу чужаков, и все, что он хотел сказать - должна была узнать только Квинтилия. Но пусть узнает и Тенек, он здесь тоже не случайно, и несмотря на все его возмутительное поведение - он больше приближается к понятию друга, чем все остальные. Но было куда больше всего того, что им знать было не нужно, что знает только его руководство Тал Шиар, и эти информации не должны были пересекаться.
– В детстве я хотел был исследователем, теперь я знаю, что то, чем я хотел заниматься - называется астрофизика. Я сам наблюдал ночами звезды на том телескопе, что показывал в своей презентации. Долгими многими ночами. Но когда я стал немного старше, отец серьезно поговорил со мной. Ну как серьезно, обстоятельно я бы сказал. Он объяснил мне, что Родина превыше всего, он рассказал мне о ромуланском пути, о том, что защищать родину - высшая и благородная цель. То, что мы делаем - это для всех ромуланцев, которые хотят смотреть в небо и знать, что оттуда не придут захватчики. Ради того, чтобы у них была спокойная мирная жизнь. Я согласился, теперь я то, что я есть, но процессами во Вселенной я никогда не переставал интересоваться. Что еще я люблю - ну да, я люблю музыку, и вот в последнее время я слушал федеральную время от времени. И еще я уже полтора года не был дома, и честно говоря, скучаю по родине. Одно из самых лучших для меня времяпрепровождений дома - это встречать рассвет и закат. У меня есть дом, то есть, у моей семьи, он стоит над морем на возвышении и к морю спускается каменистая тропа. С задней террасы восход - прекрасен, он происходит над морем и обе луны Пирек и Элвронг в это время как раз видны и потихоньку опускаются за горизонт. Кроме того, мне нравится восходить в горы. Преодолевать метр за метром отвесный камень, стремясь к вершине. Вершина - она всегда там, наверху, впереди. Ее нужно достигать. Это непередаваемо. Я много раз это делал в той долине, которую тоже показывал в своей презентации.
– Последнее, про горы, - задумчиво сказала Квинтилия, - Это похоже на то, что любите делать вы, Тенек?
Тенек мысленно отметил, что роли поменялись: кажется, теперь в роли того, кто формулирует вопросы была Квинтилия. Свою роль в этой беседе стажёр пока не определил. Отбросив комментарии относительно неточности формулировок (всё равно формулировать в соответствии с вулканскими привычками его собеседникам не удавалось даже если они старались), он смирился с их несовершенством (хотя словосочетание «любите делать» резануло ему слух) и ответил:
– Похоже, хотя меня интересуют разные маршруты, не только горные, и особенно – ещё мной не пройденные. Впрочем, есть места, которые я посещал не единожды.
– Тогда вам стоит забраться на какую-нибудь гору вместе, - невинно заметила Квинтилия, - Может быть, в голо-комнате, когда вернемся на станцию. Это же вас сближает и объединяет...
Ромуланец не отрывал взгляда от консоли. Он смотрел только туда, и ему было страшно услышать нечто, что разобьет ему всю надежду прямо сейчас. И он слышал интонации, вполне однозначного характера. Понятного.
– Я приготовился – это значит, что сегодня ночью решил вот таким образом поговорить с вами. Я приготовился рассказать о себе, это, знаете, для меня тоже очень не просто. Но это верный способ преодоления стен между нами, поэтому это нужно. И мне тоже было нужно собраться с духом. А насчет – каюты, в любое время. Тем более мы с Тенеком теперь соседи, заходите к нам, когда вернемся с регаты. А насчет горы… Это кстати одна из силовых тренировок будет, и гравитация будет переменной. И там всегда есть цель, всегда есть вершина, преодоление и достижение, и награда. И я надеюсь что вам понравится, Перим. В жизни есть не только боль и разочарование, но и нечто прекрасное, я постараюсь это показать.
– Значит, у вас была целая ночь, - фыркнула трилл, - Знаете, когда у вас столько времени, вы можете все как следует обдумать, сформулировать, выкинуть все плохие куски и оставить только хорошие, прикинуть, что нам может понравиться и сделать на этом акцент. Но когда сталкиваешься с таким вопросом неожиданно и без подготовки… Я не знаю, что рассказать о себе. Вы наверняка читали мое досье, там много всякого. Но я больше не знаю, что из этого правда. Я умею играть на пианино, но только классику, потому что это то, что должно нравиться хорошим девочкам, если они хотят нравиться взрослым. Я все еще тренируюсь каждый день и могу сесть на шпагат прямо здесь, но делаю это только потому, что чувствую себя виноватой перед своей старой командой и тренером. Я много читаю, но это потому, что мне казалось, что я должна добиваться высоких оценок, раз не вышла умом, и внешностью, и приятными в общении качествами. Я пыталась делать то, что полезно, практично и сложно, что послужит моей цели. Поэтому я спрашивала Тенека… Он не умеет выражаться как нормальный человек, но что-то у меня появилось ощущение, что все-таки мы руководствуемся разным. Я не знаю, способны ли вулканцы испытывать удовольствие от своих хобби, но может “резонанс с Катрой” - это их особый эвфемизм и значит примерно это. Так что на самом деле между нами есть разница. И это грустно. Я чувствую себя… такой пустышкой.
– Да, целая ночь, полная сварки, настройки, конфликтов, поддержки второго вашего товарища, который вообще в печали и прочего, - сказал Ракар, отвлекшись от сенсоров, глядя на Квинтилию,  – Но все равно, да, у меня было время. И поэтому я не тороплю вас, Перим. Я знаю, что вы начинаете с чистого листа, но все равно у вас есть то, что было когда-то, то, что вам по-настоящему нравилось. А потом это не понравилось кому-то в вашем окружении, и вы заставили себя забыть. Но это не правильно. Это здорово, что вы играете на инструменте, это значит что вы умеете, и однажды будут ноты, которые вы сыграете и они поразят вас на всю глубину вашей души. И все прочитанное вами – не зря. Все это может пригодиться вам однажды, потому что ничто и никогда не бывает зря. Так устроен мир. И однажды, пусть не сегодня, может завтра – но в любое время я готов вас слушать, и если вы захотите поделиться чем-то, я всегда буду рад этому. И я помогу всем, что будет в моих силах, и если не в силах – то я сделаю больше чем могу. Так бывает, когда теряется цель, но это значит только то, что перед вами может стать цель новая, и вы в поиске. И между нами всеми есть разница, потому что каждый уникален, и нет ни одного человека, похожего на другого. Мы все разные. Вы не пустышка, все что угодно – только не пустышка! Потому что еще никто не сделал того, что сделали вы… для меня. На Волане II вы попытались понять как бы сделал я, если бы это относилось к моему коллеге-ромуланцу. Никто и никогда не делал так для меня, не спрашивал меня о том, о чем спросили вы. И это в тот момент обрушило все стены между нами. Точнее ту, что отделяла меня от вас. Вы не пустышка, вы даже не представляете, сколько много на самом деле вы можете. И это вы однажды поймете. Ваш ум, ваша личность… вы.. прекрасны, Перим. Кто сказал вам, что вы чем-то не вышли ? Вы очень красивая девушка из расы триллов. Только… можно я поправлю ваш хвостик? Я сделаю красиво.
Ракар говорил слишком эмоционально, и ему было пофиг, что Тенек это слышит. Все равно Тенек все знал. И Тенек не предаст.
 
А Тенек только через полсекунды понял, что во все глаза смотреть на людей, проявляющих эмоции (да ещё в таком масштабе!) несколько неприлично. Он перевёл взгляд на консоль и привёл себя в состояние ещё большей, чем обыкновенно, собранности. Сон’халл’лок – вот, что это было. Тенек представить себе не мог, что увидит это воочию, и, откровенно говоря, надеялся, что никогда не увидит. Он не знал, как помочь Ракару и Квинтилии, попавшим в ситуацию, когда одного из людей притягивает к другому эта разновидность безумия, но знал точно, что в случае крайней необходимости что-то сделать будет обязан. А если так, то и сделает.
 
Рука Квинтилии непроизвольно потянулась к волосам.
– Не прикасайтесь ко мне, - попросила она, - Вы же знаете, что я не люблю, когда меня трогают. Дело не только в вас, просто…
Квинтилия не договорила, опустила глаза на консоль перед собой. Мостик катера сейчас казался очень неуютным местом для всех троих, волей случая запертых на нем. Влюбленный ромуланец, депрессивная и зажатая трилл, и вулканец, вынужденный все это наблюдать...
– В любом случае, - начала Квинтилия снова, но уже совсем на другую тему, - Мы приближаемся к Бэйджору, и нам нужно обсудить предложение мистера Тенека, которое мы проигнорировали раньше. Вы сказали, что мы можем что-то поискать, когда будем приближаться к планете, но что именно?
Планета действительно была уже близко, ее зеленый шар занимал уже почти треть обзорного экрана. По правую руку была видна орбитальная станция замысловатого дизайна и одна из малых лун.
– Я предлагал осуществить поиск следующего объекта, выступающего в роли чек-поинта с помощью сенсоров, – вежливо напомнил Тенек и добавил: – Мисс Перим, одно из ваших недавних утверждений вызвало моё недоумение. Вы позволите мне задать вам вопрос? Если он покажется вам неудобным, вы можете отказаться от ответа.
– Да… - вздохнула Квинтилия, - Лейтенант-коммандер Планкс советовал мне быть честной, поэтому я буду стараться.
Тенек коротко кивнул.
– Вы уничижительно высказались о ваших умственных способностях, но эта оценка показалась мне эмоциональной и субъективной. У вас есть объективная причина давать своему интеллекту такую низкую оценку?
"Дело не только в вас", сказала Перим. Ракар повернулся к своей консоли. Это значило, что в нем тоже. Но хотел бы он знать, в чем еще… Пока Тенек задавал еще вопросы, ромуланец выделил на карте Бэйджора искомую провинцию Кендра и начал разделять ее на квадраты для последовательного сканирования. Только по каким именно параметрам производить поиск… Ракар задумчиво взял в руки ключ-цилиндр, повертел его. Действительно, не следовало дизассемблировать его программное обеспечение, но эта вещь не просто носила название ключ, может быть он был не только устройством для вставления в разъем. На борту "Т'Камбры" куб, который держала вулканская лейтенант, был похож цветом на ключ. Ракар встал из кресла, дошел до места хранения трикодеров, взял один из них и вернулся к консоли.
Тем временем Квинтилия отвечала Тенеку.
– Я не смогла справиться с учебой в Академии самостоятельно, вы это знаете. Если бы я была достаточно умной, я бы просто ходила на лекции, читала учебники, делала задания, и все сдавала, как остальные. И мне не понадобились бы стимуляторы. Очевидно, что со мной что-то не так. Я не дотягиваю по уровню умственных способностей до остальных - это единственное объяснение.
Тем временем на карте появилось два небольших корабля, отмеченных баджорскими символами, и устремились к “Амазонке”.
________________________
с Квинтилией и Ракаром


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
22 Июня 2017, 16:34:35 #89
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

– Вы делаете общее умозаключение, исходя из частных посылок, а это – логическая ошибка, – возразил Тенек. – Вы ведь ничего не знаете о предшествующей подготовке большинства кадетов Академии. Вот вам пример: вулканцы и кардассианцы известны эйдетической памятью, но и те, и другие не рождаются с этими способностями. У нас у всех разные способности к запоминанию от рождения, и только длительные тренировки позволяют привести всех представителей расы к определённому эталону. Тем не менее никто не считает нас умственно неполноценными существами, достигшими результатов нечестным путём. Разница между мной и вами в данном случае только в том, что мне с детства была предоставлена программа тренировки памяти, а вам пришлось решать эту проблему самостоятельно уже взрослой, и вы совершили ошибку в выборе метода.
- Уменьшить скорость до половины импульса, - быстро сказал Ракар, увидев на сенсорах баджорские корабли. Это наверняка были патрули, которым нужно было представиться. Ракар хотел успеть до предупреждения, и хотя ему очень хотелось поучаствовать в беседе - прямые обязанности уже не позволяли этого.
 Квинтилия слушала Тенека, но как только Ракар произнес свой приказ, сосредоточилась на его выполнении.
-Они инициируют сканирование, - сообщила она, - У нас все еще подняты щиты?
- Щиты подняты, - сказал Ракар, вглядываясь в экран, - но в данном случае я хочу услышать их просьбу опустить щиты и получить их идентификацию. Пока рано.
-Они как раз передают идентификацию, - подтвердила Квинтилия, - Это патрульные корабли Бэйджора! Пожалуйста, поскорее прикажите опустить щиты, давайте не будем их злить и разрешим просканировать нас. Мы же на регате, они должны знать о нас, и что нас надо пропустить.
Ракар кивнул и сказал:
- Тенек, убрать щиты.
– Есть, сэр, – коротко отозвался Тенек, выполняя приказ.
-Они нас сканируют, - с облегчением произнесла Квинтилия, - И дают разрешение на подлет к планете… Смотрите! Ключ! Появились дополнительные знаки в координатах!
Ракар обернулся к вулканцу:
- Ну какой я вам сэр, Тенек? – мягко сказал он, - во имя основополагающих элементов вселенной, я ромуланец, сэр – это обращение к вышестоящему по званию в Звездном флоте. Спасибо, конечно, я ценю это проявление субординации, но давайте что ли как-нибудь немного попроще.
А потом Ракар обернулся к Квинтилии, она наконец отвлеклась от грустных мыслей, что он с некоторым удовольствием себе отметил.
- Перим, передайте им приветствие и благодарность за разрешение, - и посмотрел на ключ, - где это? Разрешение только на подлет? Посадка не разрешена?
-Передаю, - ответила Перим, - Эти координаты… Это монастырь Дакин. Посадка разрешена, но это ведь еще не значит, что мы обязательно должны сесть?
– Если нас снова встречают, лучше сесть и не затягивать встречу, – сделал своё предположение Тенек, затем обратился к Ракару: – Я использовал самое короткое и одновременно информативное подтверждение приказа, но если оно по каким-то причинам неприемлемо, вы можете предложить удобную для вас альтернативу.
-Да, - Квинтилия посмотрела на Ракара, - Как принято обращаться на ромуланских кораблях?
Тем временем Ракар навел трикодер на ключ, определяя состав его материала, данные с трикодера он немедленно перетранслировал в компьютер катера.
- По званию. Я улан. Но, сэр – короче и привычнее для вас, пусть будет сэр, я адаптируюсь. Не хотел доставить неудобства, так что все нормально. Так, по поводу посадки, - Ракар оторвался от своих дел и посмотрел на Перим, - я все также предпочитаю, чтобы на месте высадки были мы все трое. Оставлять катер без экипажа на орбите – чревато. Нет никакой гарантии, что соперники поведут себя честно. Поэтому посадка – предпочтительнее. Так мы по любому будем ближе к катеру. С этим есть какие-либо проблемы, или как вы считаете нужно поступить?
-Я пока не вижу признаков, что нас встречают, - сосредоточенно ответила Квинтилия, - Наверное, не стоит ожидать, что все будет так же просто, как на первой контрольной точке… Монастырь там выглядит вот так, - она вывела на экран изображение, - Он находится достаточно высоко над уровнем моря и вырублен прямо в скале. Там есть небольшие открытые террасы, но катер не сможет на них приземлиться. Я поищу наиболее подходящее место, как только мы войдем в атмосферу.
- Просто не будет, - согласился Ракар, - ищите ближайшую площадку к монастырю, на которую мы сможем сесть. – Ромуланец внимательно рассматривал картинку, которую вывела на экран Квинтилия. – Если будет слишком далеко… Так, - спросил ромуланец. - Кто из вас умеет пользоваться транспортером, кроме меня…?
– Позволю себе предположить, что все, – сказал Тенек. – Но мы не знаем, как отнесутся к транспортировке на их территорию монахи. Вулканские монахи не одобрили бы такое вторжение.
У него не было сомнений, что кадетов Звёздного флота учат пользоваться транспортером, врачи также должны были уметь провести экстренную телепортацию пациента, а вот как отнесутся к телепортации чужаков в стены монастыря люди, избравшие путь уединения – это действительно был спорный вопрос.
- Вулканские монахи могли бы и регату на своей территории запретить, но, тем не менее, текущий чек-поинт находится на территории монастыря, - сказал Ракар. При этом он встал и отошел к дальней переборке мостика, принялся доставать заранее приготовленные рюкзаки для высадки на планету. Их было пять, он вытащил три. В них был стандартный набор – трикодер, вода, пищевые концентраты, складная лопатка, веревка, нож. Ромуланец посмотрел на Квинтилию, он не знал, умеет ли та пользоваться транспортером и ждал подтверждения.
-Значит, вы умеете пользоваться транспортером… да и всеми системами на федеральном корабле… - медленно произнесла Квинтилия, - Но при этом не уверены, что я знакома с технологией своего родного государства. Наверное, вы правы, что сомневаетесь во мне. Я младше, мой срок обучения меньше, и я уже показала себя как ненадежный член экипажа. Меня учили пользоваться транспортером, но может, это тоже ложь, и я только думаю, что что-то умею. Возможно, вам не стоит на меня рассчитывать.
Трилл опустила голову над консолью, так что Ракар не мог видеть ее лицо.
- Вот мы тут недавно говорили о недостатках, - сказал Ракар, который при этом уже выпрямился во весь рост конце мостика и понимал теперь, что открывал в себе новый талант – все портить в отношениях с той, с которой так хотел отношений, - вот вам мой, который на моей родине считается достоинством – но вами наверняка считается недостатком – я подозрительный и перестраховщик. Я должен все спросить, откуда же мне знать? Я вообще подозревал, что Тенек не умеет, потому что он доктор, а не инженер. А вы с командного отделения, Перим, я не уверен что перед последним курсом вас обучили уже всем технологиям звездолета. Я знаю наверняка, что инженер Самрита Баккер этому обучена. Из всех членов проекта – только она. И я всего лишь спросил вашего подтверждения, да или нет, и я верю вам на слово, без проверки. Не надо сразу так расстраиваться, пожалуйста. Давайте не отвлекаться, заходим в атмосферу, ищем место для посадки. Потом покажете мне как оно далеко от нужных нам координат и я приму решение.
С этими словами Ракар вытащил два трикодера, сел обратно в свое кресло и принялся их настраивать.
– Я бы не назвал такую перестраховку недостатком, – прокомментировал Тенек со своего места, – поэтому тоже позволю себе подстраховаться и предложить всё-таки сперва узнать о том, дозволяется ли здесь телепортироваться, и если да, то в везде или за исключением некоторых областей. Это будет проявлением нашего уважения к культуре Бэйджора.
-Но задали бы вы тот же вопрос Освальду? - Квинтилии было сложно отпустить обидный момент.
- И Освальду, и Артуру, и Рроу, и Хене, а М'Коту я бы побоялся подпускать к транспортеру, без дополнительных тестов, ведь на самом деле никто из них еще не офицер с дипломом, и мне не известна программа Академии Звездного флота. А вы – пилот элитного отряда, и поэтому вы пилотируете этот катер без всяких дополнительных вопросов, - произнес Ракар, занося данные в оба трикодера.
-А мы верим вам без дополнительных тестов, - тихо сказала Квинтилия, - Возможно, вам стоит отнестись к нам симметрично и перестать считать, что вы настолько лучше нас. Я так считала про себя, и вот что из этого получилось. Вхожу в атмосферу.
_________
С Тенеком и Квинтилией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 ... 15
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS