* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Сентября 2017, 11:34:38 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 ... 15
0 Пользователей и 3 Гостей смотрят эту тему.   
02 Июня 2017, 21:19:23 #60
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, реплимат-кафе

 
Ответив Артуру, Освальд поспешил собраться и уйти из каюты, а заодно не задумываться о том, что в ней совсем скоро произойдёт. Однако, выйдя за дверь, кадет понял, что идти он хочет только в одно место.
- Компьютер, кадет Баккер ещё спит?
- Ответ утвердительный.
- Чёрт!
Недовольно помотав головой, он направился в реплимат и взял себе большую кружку рактаджино, после чего внёс в репликатор новую инструкцию "Макдауэлл-Баккер-завтрак-1", которая бы создала две кружки ароматного кофе и два больших пирожных, ещё тёплых.
Сев за столик и передвинув стул так, чтобы можно было не сильно вертеть головой, смотря на оба коридора, ведущих к кафе, он стал ждать Самриту. Не было никаких гарантий, что она решит позавтракать именно в реплимате, но обычно она предпочитала ходить именно сюда, и Освальд понадеялся на то, что и в этот раз она не нарушит традицию.
К тому времени, как кофе стал остывать, а пирожные перестали казаться такими свежими и теплыми, Самрита Баккер и правда показалась на пороге Реплимата. Она выглядела сонной, глаза на ее лице можно было найти не с первой попытки, и даже хвостики выглядели не так весело, как обычно. Зевнув, она направилась к репликатору, то ли не заметив, то ли проигнорировав Освальда.
Молодой человек вздохнул, собрался с духом и подошёл к девушке.
- Сэм, доброе утро, - произнёс он тихо, - мы можем поговорить? Я взял нам небольшой завтрак.
Самрита сразу же нахмурилась, и на ее лице проскользнула странная эмоция: то ли испуг, то ли паника… «Неужели он узнал?» - подумала девушка, но быстро сообразила, что за ночь на станции произошли более интересные события, нежели результаты ее анализов, и обе команды регаты наверняка только и говорят, что о ночном проникновении в ангар.
- Не очень оно сегодня доброе, - вновь зевнула девушка и пожала плечами: - Ну пойдем!
- Позволь побыть джентльменом, - слегка улыбнувшись, произнёс Освальд, отодвигая стул для девушки и только после этого занимая свой напротив. - Во-первых, я хотел бы извиниться за то, что не сделал этого вчера, хотя собирался, - с этими словами он придвинул девушке пакет с её любимыми пирожными и термокружку с кофе. - Сегодня нам всем нужно много сил, и тебе в том числе, ведь ты сейчас работаешь за двоих.
Самрита, только успевшая сделать глоток кофе и подумать о том, как давно Освальд тут сидит и ее ждет, поперхнулась, и часть кофе оказалась на столе перед ней. «УбьюТенекасволочь», - промелькнула быстрая мысль.
- Что ты сказал? – захлопала она ресницами, бледнея и изменяясь в лице.
- Что? - удивлённо спросил молодой человек, выдавив из себя неловкую улыбку. - Ну, ты же фактически дорабатывала два катера сразу, то есть выполняла работу двух инженеров - работала за двоих.
Неловкая улыбка быстро сменилась беспокойством, и Освальд, хотевший было взять девушку за руку, но остановивший свою ладонь на середине стола, спросил:
- Сэм, что происходит? Ты сама не своя была вчера, когда я закончил с обшивкой, у тебя был такой вид... и я слышал про инцидент с Ракаром. Что произошло?
- А, ты об этом. Да, за двоих, угу…  - ее плечи с облегчением опустились, и она быстро спрятала лицо за кружкой с кофе.
Пауза совсем затянулась, а Самрита все не спешила пускаться в объяснения.
- Я просто устала, - наконец сказала девушка. – Ты сам сказал, что я работаю на оба катера, это большая нагрузка и стресс, я должна все успеть и не совершить ни одной ошибки, потому что от меня зависит, как эти катера вообще полетят. А потом Ракар говорит всякие глупости на собрании и чуть было не подставляет нас из-за того, что не смог собрать команду…
Она отвела взгляд в сторону. Все это она смогла бы выдержать, если бы не новость Тенека. Или это все правда – что на беременных так влияют гормоны?.. Самрита и правда в последнее время чувствовала, что ей становится сложнее себя контролировать, а спать хочется все больше.
Освальд отметил про себя странную реакцию девушки, но не стал придавать этому особого значения, решив, что выражение "работать за двоих" вызвало какую-то неприятную ассоциацию из детства.
- И ты всё сделала в лучшем виде, - заверил он, - скажу больше: вся эта затея с регатой и двумя командами провалилась бы к чертям без тебя. Я не могу и не хочу представлять кого-то другого на этом месте, но сейчас ты выглядишь так, будто тебе... - кадет замялся, - хочешь... кхм... хочешь массаж? Меня сестра научила ещё давно, и говорила, что получается неплохо. Это поможет тебе расслабиться ненадолго, и одновременно с этим придаст тебе новых сил. Много времени это не займёт, и мы успеем ещё раз всё перепроверить!
- Освальд! – воскликнула она так, словно он предлагал ей что-то совсем другое. А потом посерьезнела: - Пока еще… не время. И ты так и не сказал, что решил по поводу Кариссы… Или кто там у тебя.
- Сэм! - Освальд всё-таки взял ладонь девушки. - У меня "там" никого нет, есть только ты, здесь.
Молодой человек сосредоточился, попытавшись вспомнить, как выглядит лицо Кариссы, и ему пришлось немало потрудиться, чтобы отогнать образы их нового катера, коллег за работой и начальства на разборе полётов - сказалась усталость. Короткие волосы, подчёркивающий фигуру комбинезон, внимательные голубые глаза... и больше ничего. То ли последние дни так вымотали Освальда, что он не способен был сейчас испытывать что-либо к кому-то, кого нет рядом, то ли время, проведённое на планете всё-таки взяло своё, а эпизод по возвращении был ничем иным, как ложным срабатыванием, но сейчас прекрасная кардассианка была всего лишь воспоминанием.
- Послушай, я предложил просто массаж, а не массаж и то, чего бы мне очень хотелось, но на что у меня сейчас даже сил, скорее всего, не хватит, - криво усмехнулся кадет, - это был бы мой способ сказать своему главному инженеру, как сильно я ценю её вклад в общее дело. Может капитан команды похвалить коллегу, в конце концов? Но мы можем пойти на катер и работать там до самого старта, если это, в твоём понимании, более правильный способ провести утро.
-  Может быть, ты просто испугался, что у Кариссы есть сын? - неожиданно для себя выпалила Самрита прежде, чем успела понять, что сказала. - Это ведь лишние сложности и ответственности, а со мной всё проще…
- Я бы не сказал, что прыгать через червоточины, выживать на доварповых планетах, да показывать земные праздники в голокомнате - это проще, - фыркнул Освальд, а потом добавил чуть серьёзнее, - но это именно то, чего я хочу! С тобой!
Хоть Освальд и ожидал совсем другой редакции, Самрита как-то напряглась и помрачнела.
- Вот что, капитан, пойдем к катеру, - со вздохом произнесла она, поднимаясь из-за стола и забирая с собой пакет с завтраком, который не успела доесть. - Сначала надо закончить с делами, а потом... Потом увидим. Все равно на регате будет не до этого.
"Перестарался!" - подумал Освальд, вставая из-за стола, но не стал ничего говорить и просто пошёл вместе с девушкой в ангар.
__________
С Самритой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
05 Июня 2017, 08:29:52 #61
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, каюта Ракара и Тенека


Ракар стоял перед зеркалом и облачался в новую форму белого цвета, которую еще вчера сделала Хена. Форма была удобной и приятной на ощупь. Его новый сосед, Тенек, занимался вулканскими техниками в углу каюты, и ромуланец старался не производить ни звука. Потом Тенека вызвали и он, быстро собравшись, ушел. Ракар остался один.
Вчерашний день закончился, начался новый. Улан Тал Шиар единожды за ночь подумал, что хотел бы прожить  этот день заново и кое-что исправить. Однако отсутствие у этой мысли ценности и рациональности - мгновенно дошло до него, как только сама мысль родилась - этот день принес ему невероятную истину, невероятную ценность понимания того, как все обстоит на самом деле. И поэтому этот день, вместе со всеми его разочарованиями, нельзя было откатить назад и прожить его по-иному, даже если бы у Вселенной существовали такие возможности.
Катер был закончен, теперь он не был похож на федеральный и у него были крылья, ромуланские крылья. Два часа перед рассветом Ракар, заперев все двери, спал в жилом отсеке “Амазонки”.  Снов он не видел, как только его голова коснулась койки - его накрыла тьма. Целиком. Его сознание, его душу. И теперь, вернувшись в каюту, чтобы принять душ и одеться в новую форму, Ракар понимал, что тьма - это и есть то, что на самом деле везде здесь происходит. Тьма - это всего лишь отсутствие света. Он слишком заигрался в доверие с федератами. Он чуть было сам не поверил, что им можно доверять. Он защищал их всех, отчаянно, изо всех сил. Он даже отдал одно из своих секретных устройств, чтобы вместе с ними помочь еще одной коллеге по проекту. Он поделился технологиями Ромула, очень серьезный шаг, очень открытый. Но что бы он ни сделал для сотрудничества, как бы он ни старался сделать хорошо, все это не привело, и не приведет к нужному результату. Стоит ему совершить малейшую ошибку в формулировке, в результате критической спешки, когда он не успевает подумать - они тут же набросятся на него и растопчут. Он сколько угодно может защищать их, но его самого никто из них никогда не защитит. Их разумы невероятно чужды ромуланскому, и так было всегда.  Он не имеет права на ошибку, он не имеет ни малейшего права отклонения от своего курса, потому что все эти декларации о доверии - только слова. И он очень благодарен вслух произнесенному отказу в доверии, разрушившему его очень опасные иллюзии. Иллюзии о том, что он сам может им верить. Никогда нельзя забывать о настоящей сути Федерации, которая при первом удобном случае совершит подлость в сторону Ромула. Доверия не было никогда, нет и не будет. Именно так он и доложит своему командованию, когда придет время для связи. Он здесь один среди врагов, один, и у него больше нет даже ножа в рукаве. Ракар чувствовал себя голым и беззащитным в чужом, враждебном мире. И эта форма не была для него броней. Она была такой светлой и чистой, и Ракар понимал, что особенно ярко на ней будет смотреться его собственная зеленая кровь. Ромуланцу было страшно, но его лицо в зеркальном отражении не выражало ничего такого. Он был спокоен и лишь немного грустен.
Теперь, застегнувшись на все пуговицы, глядя в собственное отражение, Ракар думал о Квинтилии, и Квинтилия вносила нечто иное во все эти его рассуждения. Эта девушка первая за весь его опыт, очень небольшой, но все же опыт, заговорила об аналогиях между федератами и ромуланцами. Она тогда - хотела понять, и достучаться до него. И теперь вышло так, что среди всей этой тьмы она была для него единственным светом. Ее собственный огонь теперь едва теплился, и Ракар не мог позволить ему погаснуть. Ему стало легче при воспоминании о ней, и не так страшно. Хотя он прекрасно знал, что если Квинтилии будет нужно - она обманет его. Все что угодно… Но он не верил в то, что она его предаст. Он бережно хранил воспоминание об ощущении, когда она сама пожала его руку еще там в лазарете, он бережно хранил маленькое квадратное фото, во внутреннем кармане и этой новой белой формы. Кусочек картона, который всегда теперь будет с ним.
Ракар уперся двумя руками в стенку шкафа, по обе стороны зеркала, и головой уперся в зеркало. Он понимал, что чтобы работать с федератами, вовсе не обязательно им доверять и иметь их доверие. Достаточно быть начеку, быть готовым к тому, что предадут. Достаточно просто соблюдать совместные договоренности и совершать совместные операции, которые взаимовыгодны. Так они жили всегда, и так будет продолжаться, пока политическая игра тех или других не приведет к войне. Нужно стараться, чтобы не привела. Потому что не нужны жертвы ни по одну ни по другую сторону. Но в этот момент, отринув все то, о чем он думал, Ракар понял снова, что ему нужно и просто необходимо заслужить доверие Перим. Он очень хотел просыпаться и засыпать, обнимая эту девушку, ощущая как она прижимается к его плечу, как его саются ее волосы, и знать, что ей хорошо и она счастлива. Девушка из Федерации.. Какая чудовищно фантастическая и неосуществимая фантазия. Тоска о ее неосуществимости была слишком сильной, Ракар перестал упираться в шкаф, одернул форму, и принялся выравнивать прическу, волосы все еще были влажными. Теперь он понимал, что это его слабость, его уязвимое место, и они ударят его именно в него. И Тенек об этом предупреждал. Осознав свою слабость, Ракар стал сильнее. Враги не дождутся его поражения. Он может быть мертв, но не сломлен.
Нет смысла сожалеть об утраченных иллюзиях, имела смысл работа, которую он должен был делать. Ромуланцы никогда не предают достигнутые договоренности, ромуланцы всегда исполняют с честью то, что обязались делать. В настоящий момент предстояло пройти регату в полном сотрудничестве и поддержке с первой командой. Именно это он и будет осуществлять так, как договорено.
Было 6:50 по времени станции. Ракар отправил сообщение на падды Хены, Тенмы, Перим, Тенеку, Рроу о сборе команды в ангаре с катером “Амазонка”, взял пульт дистанционного управления катером, и вышел из каюты. До старта необходимо было вновь проверить системы и совершить контрольную проверку на наличие вероятной бомбы на корабле.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
06 Июня 2017, 15:48:52 #62
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, 07:00
Станция ДС9, катер “Амазонка”, Стыковочное кольцо

Когда Ракар вошел в ангар, где стоял катер, на котором они буквально через час должны были вылетать на регату, он заметил две фигуры в белых формах - Квинтилия Перим сидела у входа в “Амазонку”, подперев щеку ладонью, а Хена нервно прогуливалась взад-вперед по ангару.
- Доброе утро! - выпалила девушка-ференги, увидев Ракара, - Ты получил сообщение от М’Коты?
Заметив двоих членов своей команды, Ракар еще от входа в ангар нажал на кнопку на дистанционном управлении. Шлюзовая дверь катера разблокировалась и поехала в сторону, открывая проход в катер. Хена, в отличии от Квинтилии заметно нервничала. А Квинтилия в последнее время, впрочем как и обычно, переживала свои внутренние трудности, не вызывая их на поверхность.
- Доброе утро, - симметрично поприветствовал обоих ромуланец. – Нет, не получал, - сказал он, доставая падд и открывая список непрочтенных сообщений. Там таковых не было. – Мне ничего не присылали. Что случилось, Хена? – спросил он, внимательно посмотрев на ференги.
Квинтилия вздрогнула и обернулась, когда дверь за ее спиной поехала в сторону.
-Может, это действительно не для всех, - тем временем пояснила Хена, - Мы с Квинтилией получили сообщения от М’Коты - ей нужно что-то сказать нам до начала регаты. Вот прямо сейчас. Нам можно пойти? Но если нет и это пересекается с вашими планами, то мы, конечно, не пойдем, ведь вы же капитан.
- А… - задумчиво сказал Ракар, - да, идите конечно, мы с Джезом и Рроу пока сделаем предстартовый тест. И их почему-то до сих тут нет.
Ракар подошел к входу в катер. От него не укрылось, что Квинтилия вздрогнула. В последнее время с ней это происходило часто. Он должен был это исправить, но на это уйдет время. Он сделает все, ради того, чтобы исправить ее жизнь и все привести в норму.
Остановившись у входа, ромуланец нажал на дельту-коммуникатор:
- Джез, вы где? Нам пора начинать.
Джез ответил сразу. Его голос звучал угрюмо и озабоченно.
-Я хотел сказать вам лично, но раз вы сами меня вызвали, придется сделать это по связи. У меня возникли некие… семейные проблемы, которые я не могу оставить без внимания. Поэтому я не смогу полететь с вами сегодня, Ракар. Мне очень жаль.
Хена с любопытством прислушалась к разговору, но вынуждена была не дослушать его и броситься догонять Квинтилию, которая быстрым шагом направилась к выходу из ангара. Дверь за девушками закрылась, и ромуланец остался один.
Ровно секунду Ракар молчал. Новость его шокировала. Но он не стал ничего уточнять по связи.
- Так не пойдет, Джез, - сказал ромуланец, - где вы находитесь сейчас? Я приду, мы поговорим.
Что там были за семейные проблемы, Ракар не знал, но он не собирался терять члена своей команды. Очень важного члена своей команды. Того, кого он должен был защитить. В эту же минуту он вспомнил все свои подозрения, касаемые Тенмы, того как его подставили на Волане II. Эти проблемы напрямую касались, как ему казалось, его отца гала, и политических интриг на Кардассии. Не дожидаясь ответа, все еще слушая коммуникатор, Ракар отправился к выходу из ангара, не забыв при этом закрыть шлюзовую обратно.
-Вас это не касается, Ракар, - жестко ответил Тенма, - Я кардассианец, и семья для меня - все. Еще раз - мне очень жаль, но вы ничего не сможете сделать. Сегодня я вне доступа, у меня есть и другая жизнь, кроме проекта. Тенма, конец связи.
 
В дверях ангара, где находился катер его команды, Тенек увидел Ракара закрывающего шлюзовую дверь, а затем посторонился, давая ему дорогу в узком коридоре. Утро начиналось беспокойно! Оказавшись в ангаре, вулканец оглянулся вокруг, убедился, что возле катера он один и решил не терять времени даром и лишний раз проверить всё, за что отвечал он сам.
 
Ракар нахмурился, но по связи этого не было видно. Джез отключился, но Ракар вызвал его снова. Ромуланец пошел по коридору стыковочного кольца к каюте Тенмы, хотя пока еще не знал, где тот находится.
- Тогда вот что, Джез. Я не говорил вам раньше, но настало время и мне сказать вам нечто важное. И поверьте, это имеет прямое отношение к вашей семье. И еще вы должны знать, что раз вы выбрали меня, ромуланца, капитаном вашей команды, то вступает в силу мое право и моя собственная честь. Ромуланские капитаны никогда не оставляют членов своей команды и поддерживают во всем. У нас так принято. Подумайте об этом, пока я иду.
Тенма ничего не ответил, а только снова отключил связь.
Когда Ракар дошел до его каюты, то нашел там только перепуганного внезапным ранним подъемом баджорца Крима Анжара.
-Он тут никогда и не ночевал… - признался баджорец в ответ на вопрос Ракара о том, где находится его кардассианский сосед, - Я не знаю, как он это делает, и где вообще проводит время. Но по сути я тут один.
До старта регаты оставалось меньше часа. Еще нужно было успеть провести предстартовую проверку катера и не было понятно, где находится основной пилот команды - Рроу С'Нирл Хриис. Пора было решать, что было важно, а без чего можно было обойтись.
- Я понял, Крим, извините за беспокойство, - сказал Ракар и отошел от его каюты. Ромуланец поморщился и сжал кулаки, пользуясь тем, что коридор был пуст и его никто не видел. Никто, кроме, разумеется, службы безопасности, которая всегда смотрит в камеры, развешанные повсюду.
Прислонившись к стенке, ромуланец все же снова достал падд и принялся писать текст для Тенмы. Он не знал, что у того случилось, но предупредить был должен.
"Я мог бы вас защитить, гил Джез Тенма", - написал Ракар, - "доказательств нет, но все факты в пользу того, что против вашей семьи существуют грязные интриги на Кардассии. Случившееся с вами на Волане II – неслучайно. Это часть плана, направленного против вас, вашего отца, и одновременно против проекта "Альфа". Было бы лучше, если бы вы держались меня. Мы будем ждать вас до самого старта. Но в любом случае, помните, вы ценны для будущего как любой. Как  любой из живущих в этом мире."
Ракар отправил сообщение без всякого шифрования. Если служба безопасности Федерации захочет почитать – пусть читает. Приходило время идти ва-банк, не скрывая некоторые секреты. Возможно, он даже расшифрует для них потом свою связь с коммандером Марком. Для спасения проекта начинали требоваться кардинальные меры.
Развернувшись по направлению к ангару с "Амазонкой", Ракар вызвал пилота-каитианца, также опоздавшего к общему сбору.
- Рроу, где вы? Нам пора готовиться к старту.
Рроу на вызов не ответил.
- Компьютер, местонахождение кадета Рроу С’Нирл Хрииса? - спросил ромуланец спокойным тоном.
-Кадет Рроу С’Нирл Хриис находится в лазарете, - ответил бесстрастный голос федерального компьютера.
- Как давно мистер Хриис находится в лазарете, - спросил Ракар, взглянув на хронометр, и начал идти обратно в ангар с катером.
-Десять минут, пятьдесят пять секунд.
В лазарет Ракар не пошел, зато он побежал по направлению к ангару. На несколько миллисекунд его озаботило то, что думает федеральная служба безопасности при виде бегущего по коридору федеральной станции ромуланца, но эта мысль так же быстро вылетела из головы, как пришли в нее все остальные. Это был саботаж. Диверсия. Диверсия и саботаж. Как и многое, связанное с проектом, который он должен был спасти. И пусть ему никто не верит, он должен был сделать то, что должен, вопреки всему. Именно так всегда поступают ромуланцы. Рроу не успеет к старту, это было теперь очевидно, чтобы ни случилось с ним, в лазарете ему помогут, если он пострадал не слишком сильно. Семейные проблемы Тенмы случились тоже в самое неподходящее время. Как и всегда, когда работает отлаженная машина спланированной диверсии. Или ряда спланированных диверсий. И теперь сейчас все было в руках Ракара, то самое немногое что он должен был и мог спасти. Старт второго катера, и осуществление регатного плана. И Перим. Он сделал так, что она здесь, и теперь он отвечает за нее в еще большей мере. Немного сделанного, но все таки – это сделал он.
Ракар бегом влетел в катер, нашел там Тенека, схватил оба приготовленных заранее трикодера.
- Тенек, некогда объяснять, Джеза и Рроу с нами не будет, но пока здесь нет наших дам, мы должны проверить внешний периметр катера по запрограммированной в этих трикодерах схеме.
Быстрым движением он запустил на мостике предстартовую проверку, затем сунул Тенеку в руку трикодер и пошел на выход.
– Причины? – коротко спросил вулканец, следуя за командиром экипажа.
Ракар не понял, какие именно причины интересовали Тенека, и посчитал, что по обоим вопросам. Он вышел из катера и размеренно пошел вдоль него, держа перед собой трикодер. Устройство подаст сигнал, если что-то и впрямь будет удостоено его внимания. И теперь Ракар не исключал ничего.
- У Тенмы критические семейные сложности, он не может полететь. Рроу в лазарете, я не выяснял причин, но он не отвечает по связи. К старту он не успеет. А мы же с вами сейчас ищем бомбу или любые следы спланированной диверсии, которая помешает нашему полету. И, пожалуйста, оставьте комментарии о моей избыточной паранойе. У нас уже выбиты два члена экипажа, и я не могу исключить ничего. Только бдительность нас спасет. Мне нужна ваша помощь в этом сейчас, мы должны успеть до возвращения Перим.
– Дополнительная проверка не будет лишней, вне зависимости от причин, – согласился Тенек, – но на вашем месте я запросил бы лазарет о состоянии мистера Рроу: он член вашей команды, вы – капитан, и это ваша привилегия.
- Есть такая земная поговорка, Тенек, "нельзя объять необъятное". Я к этому стремлюсь, однако никто не может предоставить мне область локального расширения времени, в которое я бы мог успеть все. Когда вернется Хена, мы порешаем этот вопрос. И сейчас важнее то, чтобы нас не разметало по баджорскому сектору, когда мы полетим. Иногда следует выбирать приоритеты. Рроу в хороших руках, я на собственном опыте уже узнал, что с лазаретом у вас на станции все хорошо.
Ракар замолчал, сосредоточенно глядя в трикодер.
– Не сочтите за нотацию, – не отрываясь от сканирования, заметил Тенек, – но на пути сюда вы могли вызвать лазарет и убедиться, что мистер Рроу по крайней мере жив. Безусловно, если текущая смена не вызвала меня, это означает, что они справляются собственными силами. А так же то, что пациент либо вне опасности, либо уже прекратил своё существование. И то и другое существенно для командира, в том числе, позволю себе предположить, для ромуланского.
Ракар глубоко вздохнул и опустил трикодер. Конечно, он был это должен, Тенек был прав. И перед Тенеком Ракар выглядел сейчас негодяем. Сложно раскладывалась колода карт, Ракар собрался и вызвал лазарет по дельте-коммуникатору.
- Прошу прощения, не могли бы вы сказать, как состояние мистера Рроу С'Нирл Хрииса, который поступил к нам недавно?  - спросил он, после того, как там ответили и он представился.
-Кадету С’Нирл Хриису опасность не угрожает, - ответили из лазарета, и Тенек узнал голос сестры Тари, - Мы думаем, что к вечеру, максимум к завтрашнему утру, ему уже будет совсем лучше, но сегодня он побудет у нас, пока его… эээ… состояние не нормализуется.
- Спасибо, - коротко сказал Ракар, и отключил связь, возвращаясь к сканированию.
Пока они обходили катер, трикодеры не выдали никаких тревожных сигналов - результаты сканирования были отрицательными.
Хоть где-то все было более-менее нормально. Ракар сложил федеральный трикодер и пошел вместе с Тенеком в катер, проверять результаты диагностики систем и ждать Хену и Квинтилию.
________________
С Тенеком, Тенмой, Хеной, Квинтилией, Тари, Кримом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
07 Июня 2017, 18:18:08 #63
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, 07:00
Стыковочное кольцо
 

М’Кота заметно нервничала, расхаживая по пустому ангару туда-сюда. Не зря ли она это затеяла? Получится ли из этого что-нибудь? Ну, да ладно, авось и хуже не будет!
Мысль собрать девушек-участниц регаты возникла у неё за завтраком с Артуром. Даже не возникла, а ворвалась в разум на крыльях протеста. Унылые размышления о собственном туманном будущем переплелись с образами многих товарищей по команде, которые то ли от усталости, то ли от каких-то личных причин ходили как в воду опущенные, ссорились, мучились туманными подозрениями, словом, были совершенно не в форме для регаты. Вот и они с Артуром добавили в общую копилку толику сомнений и уныния, и это было уже чересчур! Потому что проще было указать среди участников регаты одного-двух (кажется, ровно двух!) спокойных и безмятежных человека, чем перечислить взвинченных или подавленных.
Нет, клингонка была уверена, что все они соберутся, подтянутся и приведут себя в боевую готовность, но будет ли этого достаточно? Ей казалось, что нет. И она решилась. И отступать теперь было уж точно поздно.
 
Самрита молча зашла в ангар, бросив через плечо «Надеюсь, это будет быстро» и прислонилась к стене, полностью погруженная в свой падд. На ней уже была новая форма – яркая, удобная и напоминающая форму первых покорителей космоса. Эта отсылка особенно нравилась девушке: надевая комбинезон, можно было представить себя частью команды первого «Энтерпрайза»… Впрочем, мечтать у Самриты времени не было. Синий комбинезон с красной отделкой удобно сидел на фигуре, не слишком ее облегая, но и не болтаясь, а наличие карманов инженер оценила особенно. На форме красовалась нашивка их команды – золотая буква Альфа на фоне федеральной и клингонской символики - изобретенная, как и название, в последний момент, но было в этой поспешности что-то трогательное. Однако сейчас все эти мелочи совсем не радовали девушку…
Последние проверки перед полетом ясно дали понять, что системы на «Анадыре» все еще работают не идеально, и что слишком много установленных модификаций требуют дополнительного тестирования, и… Самрита плотно сжала губы и упрямо пролистнула страницу в падде. Сейчас она не готова была расписываться в своих ошибках и говорить команде, что не успела все предусмотреть. Ну уж нет! Ей было достаточно вчерашнего инцидента – сегодня она не будет проявлять слабость! Это была ее работа, и она должна была с ней справиться – если не здесь и сейчас, то уже на регате. А может быть, вообще ничего не случится?..
 
Акрита тоже подошла, оставив катер на капитана и убедившись, что с системами все в порядке – настолько, насколько вообще их удалось подготовить. За тот час, что она провела на посту, андорианка еще раз протестировала навигационные приборы, сенсоры, свою программу дополненной реальности, рулевые консоли. А еще она успела о многом подумать. Что из нее не выйдет толковый стратег, что лучше оказаться обманутым, чем сплетником и разжигателем вражды. Что ее личная зона ответственности не так уж велика, и что, наверное, каждый офицер Звездного флота вечно ловит ускользающий компромисс между уровнем доверия и ответственностью не за себя. Найдет ли его Акрита когда-нибудь? Она даже ни с кем не говорила о таком, а между тем этот вопрос уже нельзя было отложить далеко и надолго.
Вот и сейчас, стоит ли строить в уме теории и возможные причины диверсии на их катер? Что это было – простая конкуренция или угроза проекту? Нет, Акрита решительно запретила себе об этом думать. А то ведь снова изобретет какую-нибудь ерунду и начнет ею мучить себя и других.
Так же серьезно и задумчиво она прошла в ангар и встала у стены, краем глаза оглядев товарищей, вид которых тоже свидетельствовал о том, что лишние мысли сейчас явно – лишние.
 
Затем в ангар вошла Хена и с интересом огляделась. Клингонка заметно нервничала, расхаживая по ангару. Очень непривычно было видеть М’Коту вне ее клингонской одежды, местами напоминающей доспехи, а в синем комбинезоне, в стиле которого четко угадывалось что-то земное. Самрита была одета так же, но выглядела совершенно отсутствующей, все ее внимание было уделено падду в ее руках. Акрита тоже была необычно тихой. Что уж говорить о Квинтилии, которая в последнее время вообще старалась слиться с обстановкой после всех выпавших на ее долю потресений. Судя по всему, девушка-ференги была единственной, кто пребывал в хорошем настроении. Но с другой стороны, в отличии от остальных ей не нужно никуда лететь, она оставалась на станции и ничем не рисковала. Да, она немного нервничала несколько минут назад, но только потому, что боялась, что Ракар не отпустит их на это неожиданное совещание, а Хене было очень интересно, о чем тут будет и не хотелось ничего пропустить.
– Все пришли? - спросила она.

– Да! – М’Кота глубоко вздохнула и развернулась лицом к девушкам. Она обвела их взглядом, отбрасывая сомнения и заговорила:
– Я собрала вас, потому что от нас зависит больше, чем от мужчин. Я знаю, в большинстве культур не принято об этом говорить, но всюду, где от природы мужчина создан добывать, а женщина – сохранять, мужчина сильнее телом, а женщина сердцем. Когда мужчины мрачны, женщины только сильнее собирают в кулак свою волю и своё терпение; когда дурное настроение овладевает женщиной, мужчины, стоящие с ней плечом к плечу или спина к спине, теряют половину своей силы. Когда же женщина полна оптимизма, силы мужчины удесятеряются! Разве нам трудно найти в себе всю нашу веру в лучшее, все наши способности к борьбе и просто улыбнуться с верой в лучшее и – это очень важно! – искренне? Да если мы сделаем это, наши мужчины горы свернут. Какие там горы! – они сферу боргов порвут голыми руками!!
М’Кота на секунду замолчала, переводя дыхание, затем продолжила, переводя взгляд, с одной девушки на другую:
– У всех нас есть свои проблемы. Мы можем ссориться. Бояться будущего, самих себя или друг друга. – Слово «бояться» клингонка произнесла через силу. – Испытывать чувство вины. Даже терять веру. Но сейчас у нас есть дело – общее дело – и от нашего настроя зависит, то, как за это дело возьмутся наши мужчины: с верой, или с опустошением в сердце.
– Акрита, Квинтилия, вы – пилоты! Вы крылья нашей команды – нашей одной общей команды! Забудьте обо всём, что тянет вас вниз, расправьте плечи и держите голову высоко!
– Самрита, ты – сердце для двух тел – двух наших кораблей! Если сердце бьётся с восторгом, тело тоже забывает о своём несовершенстве: клянусь, если твоё сердце будет биться с восторгом, все новшества, которые мы вносили в такой спешке забудут о том, что они ещё не срослись с кораблями и будут работать как надо!
– Хена... – настроение Хены было вроде бы вполне подходящим, и М’Кота улыбнулась, перед тем как сказать: – Ты и без меня знаешь, что делать. Просто поддержи всех, как ты умеешь!
М’Кота ещё раз окинула взглядом всех и закончила:
– Вот это я хотела вам сказать. И ещё отдать два личных долга.

Несмотря на то, что Самрита не смогла сдержать улыбки, она напустила на лицо серьезность:
– Вообще-то в Звездном Флоте женщины давно уже не стоят за спинами мужчин, а идут с ними плечом к плечу. Не знаю, как у клингонов, а у нас – равноправие, - она оглядела звездно-флотских девушек, ища в их лице поддержку. – Но если отбросить все эти гендерные стереотипы, то на время регаты нам и впрямь надо оставить все наши проблемы позади и сосредоточиться на общей задаче. И хорошее настроение тут не помешает, - нехотя признала землянка.
– Да, и с моей личной философией это не согласуется, но мне не хочется спорить сегодня, - нехотя начала Хена, - Ведь я понимаю посыл М’Коты, и это главное. Важно не то, какими именно словами она это сказала, а то, что она имела в виду, и наше растущее умение читать между строк. Давайте сегодня хорошо поработаем!
– Спасибо, М’Кота, - смутившись, Акрита, улыбнулась и тоже посмотрела на остальных. – Будем стараться. Это ты здорово придумала!
Она посмотрела на клингонку почти с восхищением – вот умеет же кто-то находить нужные слова и действия в нужный момент!
– Я буду стараться и покажу лучшее, на что способна, - коротко сказала Квинтилия, - Хотя я сама уже не знаю, что это.
М’Кота на мгновение широко раскрыла глаза, услышав, как именно поняли товарищи по проекту часть её слов, но потом мысленно махнула рукой: поняли главное, и хорошо! После слов Квинтилии она обернулась к ней.
– Да! Мои долги, – сказала клингонка. – Столько всего произошло, что у меня никак не получалось их отдать. Квинтилия, ты, чёрт возьми, крепкая девчонка, раз стоишь здесь и не сбежала на этот ваш Бетазед. Можешь быть уверена, из-за того, что случилось, я тебя не презираю, иначе не пошла бы ночью со всей толпой к Планксу. А вот и должок, – добавила она, протягивая триллу руку, – лет сто назад, я не заметила этот жест вовремя, а потом не сумела ответить как должно из ложного стыда. Теперь я хочу сделать это первой.
Темные глаза Квинтилии широко раскрылись от удивления, когда М’Кота протянула ей руку. Это было неожиданно, и застало трилла врасплох, но она понимала, что это был важный момент и знала, как поступить правильно.
Девушка сделала несколько шагов к М’Коте, вложила свою руку в ее и постаралась сжать порешительнее. Это было немного сложно, потому что как раз силы и решительности Квинтилия в последнее время в себе и не чувствовала. Иногда ей начинало казаться, что она больше не стоит на земле крепко, и что будь на станции ветер, он бы тут же ее унес, как будто она - осенний лист. Но тут была ситуация, когда нужно было собраться и проявить больше характера, чем кисельная медуза, выброшенная на пляж. Тоже замечательное сравнение… И это всего лишь одна, самая первая из ситуаций в новой жизни трилла.
– Земляне используют этот жест, когда здороваются, или заключают сделку, или принимают чью-то дружбу, - сообщила девушка, - Самрита может меня поправить, если я не понимаю всех нюансов. Сегодня я говорю тебе - здравствуй, М’Кота. Надеюсь, мы сможем пообщаться больше и стать друзьями. Или типа того…
М’Кота кивнула, на этот раз широко улыбнувшись, и тоже тряхнула руку трилла, правда наоборот, стараясь не сделать ей больно:
– Приветствую тебя! И буду рада: думаю, у нас впереди много хорошего!
___________________

+ Самрита, Акрита, Квинтилия и Хена.


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
07 Июня 2017, 18:19:41 #64
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, 07:00
Стыковочное кольцо
 

Когда их с Квинтилией руки разомкнулись, клингонка обернулась к Хене.
– До меня дошли слухи, что ты меня боишься. Это правда? – спросила она.
-Ч-что? - Хена слегка отступила назад, - Кто тебе это сказал? Это не правда…
– Хорошо, – М’Кота решительно кивнула, – Если это неправда, тем лучше. Можешь стукнуть меня, чтобы я успокоилась на этот счёт?
Хена непонимающе нахмурилась, потом подошла и сжатым кулачком несильно коснулась плеча М’Коты.
-Я не понимаю этот ритуал, но если тебе так хочется…
– А сильнее можешь? Со всей дури? – в глазах М’Коты мелькнула лукавая искорка. – Понимать необязательно, помнишь, я в твоей игре тоже ничего не понимала?
-Мне это не комфортно, извини, - призналась Хена, пряча руки за спину.
– Ладно, – отступилась М’Кота. – Но обещай, если действительно однажды меня испугаешься, или если я сделаю что-то по-настоящему плохое, ты придёшь и скажешь мне всё, что думаешь, хорошо? Я знаю: девчонке которая держала под прицелом огромного злого кардассианца, это по плечу!
-Я не держала… - призналась Хена, опустив голову, - Я испугалась почти сразу. Давайте не будем об этом. И вообще нам скоро пора идти. Кто-нибудь еще хочет сказать что-нибудь, чтобы внести ясность в отношения? Но только, чтобы не стало еще хуже…
Самрита задержала долгий взгляд на М’Коте: она ожидала, что та извинится за вчерашние оскорбления или скажет хоть что-то, но клингонка молчала, а лицо Самриты тем временем превратилось в непроницаемую маску. Попытка растопить лед, с которой начала М’Кота, закончилась неудачно, и между ними снова выросла стена, причем еще выше, чем была.
- Пора возвращаться к работе, - холодно сказала Самрита, не сводя взгляда с клингонки, а затем развернулась и первой вышла в коридор, подавая пример остальным.
-Сэм, подожди! - крикнула Хена.
- Да? – землянка остановилась на пороге, но ее голос заметно смягчился, когда она услышала Хену.
-Ну, может, еще кто-то хочет что-то сказать, - смущенно заметила девушка-ференги, - Например, Акрита… или не знаю... Мне кажется, нам не помешает еще одна порция вдохновения и воодушевления. Как-то все кажется не законченным, как будто какая-то недоговоренность висит в воздухе, - она обвела взглядом всех присутствующих.
- Прости, - вздохнула Самрита и вернулась на свое место у стенки.
 
Всё-таки она сделала хуже! М’Кота выругалось про се6я: нельзя, нельзя забывать, что девушки из Федерации слишком… нежные? ранимые? впечатлительные? Она никак не могла подобрать нужное слово: все клингонские эквиваленты подобных слов не могли передать суть этого явления. Так или иначе, они требуют особого, очень особого обращения, обижаются, чуть что, и при этом постоянно требуют, чтобы их считали сильными и несокрушимыми! Это не укладывалось в клингонской голове, как и многое другое. Честность и прямота всегда казались М’Коте добродетелью, но похоже за пределами Клингонской империи эта добродетель ценилась далеко не всеми. И далеко не все относились к тому, что М’Кота назвала «раздачей долгов» так, как она: она сама была убеждена, что такие вещи перед боем или испытанием помогают снять камень с души у обеих сторон, а оказалось… она не была уверена, что именно оказалось, но что-то, что совсем не дополнило атмосферу решимости, веры и оптимизма, но только разрушило.
Девушка посмотрела на Акриту, к которой обратилась было Хена: Акрита медлила и колебалась. Подождав ещё немного, М’Кота вздохнула и сказала ференги с оттенком горечи в голосе:
– Ты права, недоговорённость есть. Только хуже, скорее всего, станет – у меня только один язык, и он не так изощрён в оттенках речи, как ваши. Самрита, я слышала, как ты вчера заявила, будто я оскорбила тебя. До тех пор мне казалось, что каждый из нас просто открыто говорил то, что считал правдой – ты про Ракара, я про тебя – а искренность не нуждается в извинениях. Однако у вас тут принято извиняться, даже и за это. Хорошо, пусть так, но несправедливо заставлять извиняться только чужаков, а самим отмалчиваться, будто так и надо! Если ты извинишься перед Ракаром, за то, как повела себя с ним, я принесу тебе свои извинения. Если нет… – в этом месте у М’Коты были готовы вырваться резкие слова, но она сдержалась и сказала: – Тогда просто оставим это позади и не будем держать камень за пазухой.
- Если Ракар извинится перед всеми, что подставил команды и сказал, что победу ему принесет именно Квинтилия, а не все мы - с удовольствием, - хмыкнула Самрита и сложила руки на груди в защитной позе. И добавила обиженно: – А раз ты не считаешь свои слова оскорблениями, то твои извинения неискренние и мне не нужны.
Хена с ужасом переводила взгляд с Самриты на М’Коту.
-Девочки… - жалобно начала она.
- Прости, я сразу сказала, что здесь лучше закончить, - извиняющимся тоном проговорила Самрита, обращаясь к Хене. – Все равно мы никогда не найдем общий язык.
– Мы или ты? – в упор спросила М’Кота, которая вдруг ощутила, что всё уже и так пошло к чёрту, и хуже будет уже разве что нашествие новой Аномалии. – Пусть, чёрт возьми, выскажутся другие федераты! Значит, Ракар должен извиняться за одно неловкое слово, которое вырвалось у него случайно, помимо его воли. Я должна извиняться за то, что заявила, что ты ставишь детские обиды выше общего дела, когда ты – подчёркиваю – отказалась работать над общей нашей задачей вместе с Ракаром. А тебе самой, похоже, не приходит в голову первой извиниться ни за клевету в его адрес, ни за этот отказ. Я где-то ошиблась? Что-то исказила? Солгала? Пусть я сто раз грубая и даже безмозглая варварша, но пусть сейчас просвещённые и разумные федераты скажут мне, где именно я неправа, и почему тебе всё это должно проститься, а на мне или Ракаре всё это надо вымещать.
Самрита выглядела лишившейся речи.
- Прости, я… Я… - она закрыла рот ладошкой и побледнела. Перед глазами потемнело, и она покачнулась, ища рукой опору, но схватилась только за воздух.
-Сэм! - воскликнула Хена и бросилась на помощь, чтобы поддержать подругу.
– Вот черти же! – ахнула М’Кота, подхватывая девушку с другой стороны.
– Кто-нибудь скажет мне, что за хрень с ней творится? – простонала она, после того, как убедилась, что землянка дышит.
-Не знаю, - помотала головой Хена, - Как ты, Сэм? Тебе нужно в лазарет?
Самрита вцепилась в руку Хены и плечо М’Коты, и потому падение на пол было не таким резким: она просто мягко осела на пол и сделала несколько очень глубоких глотков воздуха – как будто ей не хватало кислорода. Перед глазами плыли мушки, и она ничего не видела, но была, определенно, в сознании.
- Простите, - прошептала землянка, - я не знаю, что это было… Не надо в лазарет, все будет хорошо. Не говорите Освальду!
– Гори всё синим пламенем, – решительно заявила М’Кота. – Все обиды забыли, никому ничего не скажем, но ты клянёшься, что не помрёшь прямо в пути! Согласна?
 Акрита и Квинтилия тоже обеспокоенно подошли ближе.
-Когда ты в последний раз нормально ела? - встревоженно спросила Хена.
Девушка открыла глаза и проморгалась: похоже, мушки начали разлетаться, но слабость оставалась. Ей надо было привести себя в порядок к старту регаты, а еще сделать что-то, чтобы это не повторилось. Дурацкий Тенек! Он обещал, что ничего не будет первые недели, обещал! От расстройства она чуть было не застонала, но вопрос Хены не дал ей забыться.
- Я сегодня завтракала, - удивленно проговорила Самрита, но быстро поняла, что это ее шанс, и надо за него хвататься: - Но очень мало… И почти не спала… Этого больше не повторится, все будет хорошо.
Землянка встала, опираясь на все те же подставленные руки и прислушалась к своему самочувствию: вроде бы, все было в порядке, хоть ее и немного трясло. К старту она должна будет прийти в себя, просто должна!
- Я не собираюсь умирать, не надейся, - выдавила из себя слабую улыбку Самрита, обращаясь к клингонке. – Земные девушки не такие уж и слабые…
И только потом поняла, как смешно это сейчас прозвучало на ее примере.
М’Кота не удержалась от смешка.
– Ну, тогда берём нашему инженеру горячую еду в термосе и устраиваем маленький заговор молчания, – предложила клингонка. – Как думаете? Времени у нас в обрез.
-Конечно, все дело в этом, - подвела итог ференги, - Ты мало ела, пила много кофе, работала почти две ночи подряд. Не удивительно, что ты теперь буквально валишься с ног! Знаете, что нам всем нужно? Что-то большое и сладкое, чтобы подпитаться физически и эмоционально. Нам нужен источник серотонина в кровь, и пусть биохимия делает свое дело. Подойдет темный шоколад или некоторые земные фрукты. Пусть каждая позаботиться о себе, и увидимся уже на старте.
- Отличный план, - радостно закивала Самрита. – Тенек вчера сказал, что по всем результатам обследования я здорова, волноваться не о чем.
Тут, по крайней мере, она не соврала: она ведь и правда была полностью здорова, а ее положение болезнью считаться не могло.
- Это замечательная идея, и я ее полностью поддерживаю! – воскликнула Акрита, опомнившись от волнения за подругу и облегченно улыбаясь. – Между прочим, я вообще не успела позавтракать, хоть и выспалась. А силы нам всем будут сейчас очень нужны! Сколько у нас времени до общего сбора?
Тут только М’Кота опомнилась, что ни пирожные только что из печи (или стазиса), ни горячее в термосе, ни любая другая настоящая еда им уже не светит – времени до общего сбора оставалось каких-то 15 минут, за это время можно было в лучшем случае добежать до Променада и сделать заказ.
– Большое и сладкое придётся брать в репликаторе, – констатировала она, постучав по экрану падда, на котором высвечивалось точное местное время. – Если мы пойдём на катерá прямо сейчас, Самрита даже успеет что-нибудь съесть.
___________
С М'Котой, Акритой, Хеной и Квинтилией
Offline  
13 Июня 2017, 10:13:31 #65
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., 07:54
Променад

 
Торжественное открытие регаты было назначено на 8 утра на Променаде, потому что ни в один ангар не влезло бы такое количество участников и зрителей. За ночь самую большую общественную зону украсили гирляндами треугольных флажков, а на полу разметили места для каждой команды. Заявленные капитаны заранее получили планы, чтобы в нужный день и час знать, где им полагается стоять.
Когда первые кадеты из группы “Альфа” вышли на Променад, их почти оглушил радостный шум и галдеж. Множество зрителей собрались на втором этаже, они размахивали флажками на палочках, хлопали, сыпали вниз конфетти. Многие поднимали на руки и на плечи детей, чтобы им лучше было видно. В толпе сновали несколько ференги с подносами и предлагали зрителям прохладительные напитки и закуски, а также принимали ставки на победителей, стараясь особенно не палиться. Некоторые из зрителей подозревали, что это не было полностью законно, но ДС9 была свободной культурной зоной, и правила здесь часто сильно отличались от тех, которые царили на стандартных образцовых федеральных станциях.
По нижнему уровню Променада шествовали представители команд-участников и махали зрителям руками, благодаря за теплые приветствия и веру в их победу. Многие команды пришли заранее и уже заняли свои места. В глазах рябило от расового разнообразия, пестрых форменных костюмов, сложных эмблем.
 
Самое удобное обзорное место уже было занято: Кристаль Харт заняла позицию на верхнем уровне Променада, откуда просматривались почти все его уголки. Сегодня журналистка блистала – ярко-красное платье, сложная прическа, невероятные каблуки… И все же ее внешний вид не мог конкурировать с экзотичностью некоторых команд.
- … сегодня, чтобы открыть регату в Баджорском секторе, - громко вещала журналистка. Удивительно, но ей даже особо не приходилось напрягать голос, чтобы ее было хорошо слышно. – В регате участвует 37 команд из Альфа- и Бета-квадрантов, а их одежда и эмблемы просто поражают воображение. Посмотрите, какой дизайн, какая форма… И это вы еще не видели корабли! Вчера мне были представлены некоторые модели, и, поверьте, вы захотите это увидеть. Например, баджорская команда из двух человек собирается пройти всю регату на корабле с солнечным парусом – пожелаем же им удачи! Также в регате участвуют уже знакомые нам кадеты из проекта «Альфа», причем двумя командами, - камера Кристаль выцепила четверых в белых костюмах и группу из пятерых в сине-красных комбинезонах. – Помните, как еще недавно мы болели за судьбу проекта и его отдельных участников? Тогда поддержите молодежь! Что касается фаворитов этой регаты, то это, несомненно, «Поющие льды» с Андории и «Серебряные фениксы»… - камера Кристаль вновь переместилась и устремилась куда-то вдаль.
 
Самрита вышла на Променад одной из первых из своей команды. Она уже справилась с головокружением и дурнотой, и теперь ей было только неловко за такую слабость, которая ощущалась предательством организма в самый неподходящий момент. А вдруг это снова повторится? Самрита привыкла считать себя здоровой, крепкой и выносливой девушкой – отличные результаты нормативов, никаких проблем со здоровьем, активный образ жизни… А сейчас превратилась в какую-то… кисейную барышню! Еще и с эмоциями справиться не может! Она сжала кулачки и гордо подняла голову: пусть все видят, что она из «Альфы», что она достойна участвовать в этой регате и, возможно, даже победить.
Идя по Променаду, Самрита пыталась отыскать глазами своих коллег по проекту, но мельтешение множества лиц, костюмов и красок делало эту задачу сложной. Она видела белые пятна формы второй команды, но этих пятен было как-то мало… Приглядевшись, девушка поняла, что не видит Рроу и Тенмы. Удивительно, но именно их обоих она встретила вчера ночью на Променаде: Рроу выглядел таким счастливым, а Тенма… Что же у него все-таки за болезнь, и не она ли помешала ему прийти?
Девушка хотела было подойти ко второй команде и спросить, но поток людей не дал ей сменить траекторию, и она пошла дальше к месту, выделенному для ее команды. Уже дойдя до места, она покрутила головой, выглядывая остальных кадетов, но вместо них ее взгляд наткнулся на глинна Толан: почему-то Самрита подумала, что кардассианка вообще не придет. Та с отсутствующим видом стояла в стороне от основной толпы и даже не следила за шествием команд. Но сейчас Самриту интересовала не Толан, а кое-кто другой… Она привстала на цыпочки, всматриваясь в толпу и пытаясь найти вчерашнего инопланетянина, напавшего на нее. Зеркальный шлем с царапиной – это было бы очень легко заметить… Но, к сожалению, никого похожего на Променаде не было. Ни шлема, ни царапины!
 
Освальд подождал своих коллег по команде и только потом отправился на торжественное открытие - вместе со всеми. По пути он подошёл поближе к своему бывшему соседу.
- Что у вас произошло, Тенек? - спросил землянин. - В смысле, в команде. Что-то серьёзное?
– Мистер Рроу в лазарете, – отозвался вулканец. – Мне неизвестно, что с ним, но опасности для жизни нет, и мисс Тари ручается за его выздоровление. У мистера Тенмы проблемы, он не уточнял, какие именно, но полагаю достаточно серьёзные, если он сказал, что не сможет явиться к старту.
Тенек не знал, имеет ли отношение к проблемам Тенмы то, что выяснилось из его анализа крови, но шансы на то, что имеет, были значительны.
- Вам нужен кто-нибудь на замену? - спросил кадет, заодно поискав глазами ромуланца. - Это всё очень и очень неприятно... троих может быть мало, особенно если регата затянется! - кадету не слишком нравилось это всё, но не предложить было бы настоящим свинством. - Можем сейчас быстро это обсудить командами. Уверен, никто не станет возражать… хотя, кое-кто может и станет…
Тенек отрицательно покачал головой:
– Мистер Ракар ничего не говорил на этот счёт, и вероятнее всего он считает, что мы справимся. У него есть все основания для этого: в регате участвует и команда из двух человек, вряд ли они приняли решение об участии также спонтанно, как мы, а значит понимали предстоящий уровень нагрузки. Я тоже думаю, что разумнее будет стартовать в текущем составе – перемены в последний момент чаще всего создают дополнительные накладки.
- Ладно, если вы оба уверены... - не стал спорить землянин, - тогда мне остаётся только пожелать вам удачи. Что-то мне подсказывает, что она даже команде из неверящих в неё вулканца с ромуланцем и Квинтилии не повредит! И всё-таки жаль, что Джез не с вами! Он ведь так хотел поучаствовать... но, видимо, не судьба.
– Я тоже предпочёл бы, чтобы мистер Тенма был с нами, – согласился Тенек и бросил взгляд на эмблему команды, где серая рука, держала сияющий факел вместе с рукой не вполне понятного «универсального» цвета, впрочем, думал он сейчас вовсе не о том, что эмблема, сохранив свой дух интернационализма, перестала отражать состав команды буквально – перед его глазами вдруг возник доктор Глессин в толпе прибывших на станцию и занял своё место в мозаике странностей вокруг Джеза Тенмы. В мозаике осталось уже не так много пробелов, но пробелы всё-таки были. Тенек перевёл взгляд на землянина и сказал:
– Если считать удачей сценарий развития событий, обусловленный комплексом благоприятных случайностей, то удача безусловно существует. Но я всегда предпочитаю иметь в виду сценарий, осложнённый неблагоприятными случайностями.
- Ваше дело, сосед, - усмехнулся Освальд, забыв, что сосед у него теперь Артур, - тем не менее, надеяться на благоприятный исход не возбраняется. Поэтому удачи!
Отойдя от Тенека, землянин вернулся к своим коллегам.
 
________________
+ Кристаль, Освальд и Тенек
________________
Форма первой команды:

Форма второй команды:

Эмблема первой команды:

Эмблема второй команды:


« Последнее редактирование: 13 Июня 2017, 10:15:40 от Самрита Баккер »
Offline  
13 Июня 2017, 10:14:54 #66
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., 07:54
Променад

Когда Хена и Квинтилия вернулись в ангар катера «Амазонка», пришла пора идти на торжественное открытие. Правда торжественность была омрачена потерей двух членов их команды. Ракар коротко рассказал Квинтилии и Хене о том, что Тенма и Рроу не полетят, сообщил, что Рроу в лазарете, а все подробности этого, и другие слова оставил на попозже, потому что времени совсем не оставалось. Все системы катера прошли диагностику и функционировали удовлетворительно. Ракар заблокировал шлюзовую дверь и они отправились на Променад. Променад был полон, еще такого столпотворения Ракар не видел на этой станции раньше и теперь он внимательно смотрел на все то, что здесь происходит, скользя взглядом по лицам, одеждам, формам. И Кристаль Харт на втором этаже Променада не осталась для него незамеченной, ровно как и очень безучастный ко всему происходящему координатор проекта глинн Толан. Сейчас Ракар не думал ни о чем случившемся, с Тенмой, Хриисом, оставив это в памяти как свершенный факт, о котором знаешь, но о котором временно не думаешь. Теперь он весь обратился во внимание, слежение за общей обстановкой, контроль происходящего вокруг и рядом с ним. Он пришел в то состояние, в котором должен обычно находиться агент внешней разведки, сотрудник Тал Шиар, находясь на задании во вне Империи. И лицо его не выражало ничего, кроме сдержанного интереса к происходящему. Очень внимательного интереса. И только глаза оставались живыми, в них горела куда большая заинтересованность, чем выражалась во всей остальной его походке и движениях. Пока они просто шли в толпе среди других команд.
 
Оставшиеся после "женского" совещания 15 минут Акрита потратила на то, чтобы переодеться в новую форму и выпить чашку чая. Вкратце она рассказала Освальду, как М'Кота мотивировала и ободряла их, разумеется, умолчав о том, чем это дело закончилось.  Когда все покинули ангар и двинулись в сторону Променада, Акрита нашла взглядом вторую команду и хмуро склонила антенны: "Новое поколение" было явно в неполном составе. Поколебавшись пару секунд, андорианка отделилась от своих и догнала ромуланца.
- Доброе утро, мистер Ракар, - с тревогой спросила она, стараясь говорить быстро и тихо, чтобы не привлекать внимание. – Что случилось, где Рроу и Тенма?
Ракар отвлекся от созерцания окрестностей и людей, и посмотрел на андорианку. Чтобы говорить с ней в этой толпе и без проблем слышать друг друга, он шагнул к ней ближе и чуть склонил голову. Этим утром, сейчас, на Променаде, его взгляд был более внимательным, и более пристальным чем обычно, и пару секунд он очень внимательно изучал лицо девушки. Произошедшее на «Анадыре» с Самритой в присутствии Акриты и М’Коты вчера днем до сих пор не имело однозначных ответов, а Акрита была одной из тех, которая точно знала что произошло там на самом деле. По крайней мере, вероятность этого близилась к единице.
- Доброе утро, Акрита, - ответил ромуланец, чуть кивнув головой. – Да, к сожалению, утром у нас кое-что случилось. Ни Джез, ни Рроу полететь с нами не смогут. Нас осталось трое и Хена, которая будет на станции.
В голове Акриты пронеслась целая буря тревожных мыслей. Диверсия на их катер, и теперь еще что-то случилось у коллег… Но сейчас не было времени выяснять подробности.
- Ничего себе, - она мотнула головой. – Послушайте, Ракар, а вам не кажется, что здесь что-то… Вы ведь знаете, что ночью кто-то проник на "Анадырь" и поломал системы? Даже если это конкуренция, то весьма грязная! А что… если это работа тех, кто хочет закрыть проект?
Последнее предложение андорианка произнесла почти шепотом. Она вообще не планировала касаться данной темы, но теперь все складывалось так, что иначе было нельзя, и Ракар из возможного противника превратился в единственного союзника. По крайней мере, именно он и только он говорил о конкретной силе, угрожающей проекту, и теперь ее действие становилось если не очевидностью, то отчетливым намеком.
Ракар шел рядом с андорианкой, слушал ее, и одновременно понимал, что вот сейчас, в этот самый момент , у катера «Амазонка» нет никакой охраны. Катер несколько раз проверен и перепроверен, и именно в этот момент, когда основная часть команд и прочего населения станции находится здесь – сделать с катером все, что угодно самое время. Именно такие моменты выбираются для преступлений, и самых своевременных диверсий, когда никто уже не сможет ничего исправить вовремя. Но Ракар спокойно шел вперед, он даже помахал рукой Кристаль Харт, и ничем не выражал то, что происходило с ним на самом деле. Даже то, к каким выводам он пришел утром перед сбором команд. И вот теперь Акрита шла рядом с ним и рассказывала о своих подозрениях. Все это было чрезвычайно странно. И Акрита в том числе. Эта девушка, открытая и достаточно неопытная во многом кроме своей специальности, девушка из Федерации, с которой он говорил в самый первый день ее прилета, могла казаться поначалу  наивно-восторженной в общем и целом. Но было в ней нечто, что приводило к пониманию куда более глубокой внутренней сути и далеко не простой простоты. Впрочем, это так всегда, любой куда глубже, чем кажется на первый взгляд. Однако вопросов о доверии федератам Ракар больше себе не задавал.
- Рроу в лазарете, - сказал ромуланец, выслушав Акриту. Он считал нужным уточнить именно этот момент. И в этот момент Ракар смотрел не на Акриту, а поверх голов идущих впереди него. Информацию о диверсии на «Анадыре» он выслушал также спокойно как и все остальное. А затем продолжил, снова склонив голову:
- Понимаете, Акрита, очевидно, денежный приз – не дает покоя таким людям, чья основная задача связана с личным богатством или хотя бы со способом выживания. Такого в галактике много, за деньги делают все что угодно. Нет, о проникновении в «Анадырь» я не знал, - поспешил уточнить Ракар, - спасибо, что сообщили. С «Амазонкой» этого не случилось.
А потом Ракар отвел взгляд и стал говорить размереннее и тише:
- В любой теории, которая хочет хоть чего-нибудь стоить – должны быть доказательства. В настоящий момент доказательств этого предположения у нас нет. А значит – не факт, что именно так. Может быть все гораздо проще и банальнее.  Впрочем, скоро мы узнаем, сколько кораблей стартует, и если есть еще пострадавшие – то проект и прочие заговоры – тут совершенно ни при чем. Но вот что, Акрита, - сказал Ракар, снова посмотрев на андорианку, - не важно кто и что сейчас против нас, мы должны выполнить свою задачу и на этом нужно сосредоточиться.
- Да, конечно, - серьезно кивнула Акрита. – мы сделаем все. Мы успели исправить поломку, и я рада, что с вами такого не случилось. Но что они сделали с Рроу?!
Тут андорианка осознала, что со стороны наверняка выглядит слишком возбужденной, и постаралась загнать эмоции поглубже. А времени было в обрез, и весь план придется переигрывать экспромтом. Почему-то некстати вспомнилось, как отстраненно держалась глинн Толан далеким вчерашним утром. Происходящее казалось отдельными кусками паззла, соединить который Акрите было явно не под силу.
- Хорошо бы, если это лишь охотники за денежным призом, - вздохнула она. В это время они уже приближались к своему месту на торжественном открытии. – Знаю, вам будет нелегко, нам всем теперь будет нелегко. Но вы справитесь, я верю. И мы тоже. Удачи вам! – она подняла голову и посмотрела на Ракара внимательно и как будто с надеждой, спрятав грустную улыбку в глубине чуть прищуренных глаз. - И вы знаете, вот вчера Самриту обидело то, что вы сказали Перим, когда приглашали ее в команду, хотя я не вижу ничего обидного тут, это была просто случайно и не совсем точно выраженная мысль, я понимаю, - и тем не менее сложилось так, что она может оказаться точной в буквальном смысле. Ведь Квинтилия – ваш единственный пилот… Ей будет непросто, но если все пойдет по плану – она принесет нам победу.
«Анадырь» стартует вовремя, хорошая новость, вот бы еще «Амазонка» также стартовала.  Теперь они не шли рядом, теперь обе команды от проекта заняли свои места на заранее обозначенных секторах и Ракар стоял лицом к лицу с Акритой ровно у линии разграничения их секторов.
- Не знаю, что именно, - Ракар не стал ни оправдываться, ни обосновывать свое незнание, - но максимум завтра к вечеру с ним все будет в порядке, так обещали в лазарете и я им верю.
А потом Ракар переложил пульт дистанционного управления от катера из правой руки в левую и посмотрел на свою правую ладонь, совсем так же, как это сделал вчера Тенек, когда участвовал в командном ритуале. А между тем, команда уже была не полной. Команда была ровно уполовинена. Ракар посмотрел на свою ладонь, а затем положил ее на плечо Акриты.
- Спасибо за вашу веру. В нас, - сказал он, и интонация вышла с оттенком иронии. Еще он улыбнулся при этом немного недоверчиво и грустно, а потом решил, что все же Акрита не желает зла. И не нужно тут иронизировать. В ее глазах не было всего того, что бывает у профессиональных и не очень профессиональных противников. Зато искренность там была. А Акрита не могла быть одной из тех, кто умеет профессионально имитировать искренность.
Ракар отвел взгляд и убрал руку с ее плеча.
- Да, спасибо на самом деле, - сказал он уже совсем с другой интонацией, нормальной и деловой. – Ромуланцы не верят в удачу, ромуланцы верят в успех, достигнутый собственными руками, и я желаю вам – успеха. И я знаю, что вы справитесь.
____________
С Акритой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
13 Июня 2017, 10:18:46 #67
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., 07:54
Променад


Дальнейшее Ракар выслушал молча и бесстрастно, затем снова посмотрел в сторону второго этажа Променада, просто чтобы отвести взгляд.
- Я благодарен за объяснение действий мисс Баккер и за ваше понимание, но если честно, между нашими народами велика пропасть. А недоразумения хорошо бы выяснять сразу. – Многое остальное, что Ракар мог бы сказать по этому поводу – он опустил, было не время, не место, да и необходимость такого не диктовала. – Но я подумаю, как исправить некоторые вещи. Действительно, спасибо, Акрита. – Ракар склонил голову в коротком поклоне. Ее слова о Квинтилии, которая стояла тут неподалеку, он комментировать не стал. Но  замеченную Акритой подстройку обстоятельств оценил.
- Да не за что, - немного смущенно опустила взгляд андорианка в ответ на выражение благодарности. – Это хорошо, что Рроу будет в порядке, что никто серьезно не пострадал.
"Пока", - мелькнула снова тревожная мысль.
- А касательно понимания – вы правы, тут не то что разным государствам и расам, а часто и соотечественникам бывает сложно понять друг друга. И мне бы тоже хотелось, чтобы все было проще, - она отвела взгляд, понимая, что надо заканчивать, и их время истекло. Внезапно ее охватил страх того, что искушенный в интригах и теориях заговора ромуланец мог неправильно понять ее слова насчет Квинтилии и подумать как раз то, что она сама уже отмела как абсолютно бредовую идею – что его внимание к Перим может быть истолковано как враждебные намерения. Акрите отчаянно захотелось объяснить, спросить, рассказать, открыть все то светлое, во что она действительно хотела верить, но обстоятельства снова складывались против, выстраивая все выше стены недосказанности и бессилия что-либо изменить. И была в этом какая-то жестокая ирония, как будто они, участники, сами вредили проекту, делая против своей воли вещи, прямо противоположные его сути. Андорианка сжала губы от досады и стыда, чуть отвернувшись, и поклялась себе, что исправит это или по крайней мере приложит все свои силы.
- Посмотрим. Время покажет, - тихо сказал Ракар и развернулся лицом туда, куда сейчас надо было стоять лицом всем командам. Это было интересно, когда другие рассказывали, как они понимают мир и друг друга. Как что-то понимают и не понимают сами.  Ракар бы послушал Акриту еще, она рассказывала и делилась, тем, как устроено все в другом для него мире. И сам рассказал бы что-нибудь. Она старалась и работала по программе проекта, именно так, как следовало его понимать. И не только работала, было видно, как она хочет этого – строить мосты поверх пропасти между народами. Но дальше говорить уже было не время. Может быть время будет потом. У них всех. А может быть его не будет.
Ракар посмотрел теперь в другую сторону, туда, куда уже надо было смотреть.
Акрита тоже сделала шаг в сторону и немного назад, чтобы было видно разграничение между двумя командами. Она стояла рядом со своими, но народа на Променаде стало только больше, и сзади буквально напирала толпа зрителей. Как бы аккуратно она ни пыталась отступить среди людей, ей все же не удалось избежать столкновения: прямо позади нее в толпе оказалась молодая вулканка, одетая в торжественный, но, очевидно, очень неудобный наряд. Подол белой накидки, украшенной золотыми вулканскими письменами, затрещал под ботинком Акриты, и прежде, чем она успела что-то понять, вулканка споткнулась и оказалась бы на полу, если бы вовремя не ухватилась за Акриту. Еще пара секунд ей понадобилась, чтобы вернуть равновесие и отряхнуть свой наряд.
- Прошу прощения, - она скользнула взглядом по обернувшейся андорианке и быстро исчезла в толпе.
- Извините! - растерянно и вконец смущенно воскликнула Акрита вслед вулканке, но та, видимо, даже не услышала ее слов. «Некстати я задумалась,» - сделала себе внушение андорианка и устремила все свое внимание на происходящее вокруг.
Самрита нахмурилась, глядя на это столкновение: она даже не успела заметить, откуда вулканка здесь вообще взялась.
- Ты уже заметила, что во второй команде изменения? - землянка протиснулась поближе к Акрите и негромко к ней обратилась. – Не знаю, что случилось с Рроу, но еще вчера ночью он сидел ночью в баре со своей новой девушкой, а теперь его нет среди участников. И… насколько я понимаю, ты возлагала на него большие надежды в маневре. Что будем делать теперь?
- Да уж, - так же тихо отозвалась Акрита, отойдя на всякий случай еще чуть дальше от разграничительной черты. – Ракар сказал, что Рроу в Лазарете, но с ним все будет в порядке. Даже представить не могу, что там случилось! И Тенма не сможет прийти – хотя он так хотел. Похоже, они сами не знают.
Она кивнула в сторону соседней команды.
– Нам, да, придется подстраиваться на ходу. Квинтилия знает все детали маневра, мы отрабатывали, и у нее очень хорошо получалось. Надеюсь, во время полета Ракар будет ее время от времени сменять. А ты сама как? Нормально? – она с чуть заметной тревогой посмотрела на подругу. – Может, стоит перед началом посоветоваться с Тенеком, он даст что-нибудь?
- В лазарете? – Самрита, впрочем, не выглядела слишком удивленной: что-то такое она и предполагала. Не проспал же Рроу регату, в конце концов. – Никогда не доверяла этим громадным коктейлям, они выглядят очень подозрительно… Впрочем, тут мы уже ничего не можем сделать. Теперь тебе придется взять на себя наиболее сложную часть маневра, раз ты самый опытный пилот… из оставшихся. Вы же репетировали разные варианты, правда? Ты сможешь скоординировать обе команды? И тссс, мы же договорились об этом не говорить! – Самрита округлила глаза на последнюю фразу андорианки и попыталась мимикой изобразить, что надо говорить еще тише. – Все в порядке!
Итак, Рроу попал в лазарет, но с ним все будет в порядке. А вот второй участник… Если бы Тенма тоже был в лазарете, Акрита ведь сказала бы? Значит, с ним что-то другое… И этот вчерашний разговор на повышенных тонах… Самрита закусила губу, пытаясь сложить кусочки паззла воедино, но они как-то не складывались. Ей казалось, что вчера она стала частью какой-то большой истории, о которой ничего не знает – чужой истории, не имеющей к ней никакого отношения. А такие истории Самрита очень любила.
Акрита кивнула в ответ на последнюю фразу подруги. В порядке так в порядке, будем надеяться, землянка знает, что делает.
- Да, мы все отрабатывали. Но обстоятельства так странно и быстро меняются, что подозреваю, нам половину плана придется импровизировать – впрочем, мы к этому готовы тоже.
Потом вдруг нахмурилась:
- Постой, ты думаешь, что его могли отравить? Его девушка? Ты ее знаешь? Если она из какой-нибудь команды…
- Я не это имела в виду… - пробормотала Самрита, а потом посмотрела на андорианку: - Я думала, он просто отравился тем коктейлем. Мало ли, что туда намешали в баре! Но… Нет, это ведь совсем странно, зачем его девушке это надо? Они выглядели очень милыми и счастливыми.
А потом Самрита вспомнила, каким взглядом девушка Рроу посмотрела на нее, когда она заговорила с пилотом и напомнила о регате…
- Нет, я ее не знаю, просто какая-то ктарианка в гражданском, - покачала головой Баккер и добавила: – Симпатичная. Не думаю, что мы должны подозревать всех подряд, иначе от этой паранойи с ума можно сойти!
Акрита вздохнула.
- Это точно. Кстати, ты не знаешь, удалось Службе Безопасности найти след наших ночных гостей?
- Пока нет никаких новостей, - ответила Самрита. – Они проводят расследование, но слишком мало времени прошло, а сразу по горячим следам поймать преступника не удалось. Я пыталась найти команды в похожих скафандрах или шлемах, но никого не увидела, а серебряный цвет присутствует в форме сразу нескольких команд… Я боюсь, мы так и не узнаем, кто это был.
- Если это все из-за денежного приза… Но ты права, хватит с нас паранойи.
В это время Акрита тоже увидела Толан.
- Слушай, ты заметила, как странно выглядела и вела себя вчера наш координатор? Я, конечно, мало ее знаю и мало общалась с кардассианцами, но в предыдущие дни она была другой.
- Я тоже ее не знаю, - мрачно отозвалась Самрита. – И она нам не докладывается, что происходит. Хотя немного прозрачности и открытости проекту бы не помешало, в том числе со стороны координатора. Но я согласна, что Толан какая-то странная последние дни. Думаю, это связано с судом над Артуром – не представляю, как она вообще согласилась его обвинять? Может быть, на самом деле она хотела, чтобы его исключили из проекта? Но она кардассианка, а нам никогда не понять, что у них в голове!
- Но ведь кто-то должен был стать обвинителем. Может быть, она вызвалась, предполагая, что другие кардассианцы или еще кто-нибудь сделают ситуацию намного хуже. Просто мне показалось, что ей как будто все равно – что мы делаем, что будет с регатой, с проектом вообще. Или это мне только показалось? Тут вроде бы уже не в Артуре дело…
- Кто-нибудь со стороны, кто-нибудь непричастный! – горячо зашептала Самрита, но быстро выдохлась: - Но да, не только это. Не знаю, что с ней. И не уверена, что это наше дело – у нас как-то никогда не было с Толан особо доверительных отношений, а сейчас особенно. Может быть, ты права, и ей правда стало все равно…
- Понятно, - пробормотала Акрита, опустив голову. – Честно говоря, когда я летела сюда, то знала, что будут разные сложности, но не представляла, что вот так. Хотя я ни о чем не жалею, - твердо добавила она. – И мы со всем справимся.
 
Лайтман стоял в команде в своем секторе позади М'Коты и выцеливал взглядом Иламу Толан. Кардассианка была совершенно безучастной к происходящему. А совершенная безучастность случается с людьми, которые пережили или переживают очень сильные личные трудности. Трудности, с которыми справиться невозможно. Невозможно справиться одному. И когда они вынуждены исполнять собственные обязанности, которые состоят как минимум в том, чтобы присутствовать на мероприятии. И сейчас Илама Толан просто присутствовала здесь физически.
Какая чертовская невозможная несправедливость состояла в том факте, что он всего лишь кадет и не имеет статусной возможности пойти и что-то сделать с этим. Изменить что-то. Изменить хоть что-то в том ее текущем слишком сложном состоянии. Обычно не ждет время, когда человек справится сам с тем или иным. Вторая их команда на регате потеряла двоих, Артур уже слышал об этом. Регата конечно регатой, но пока их тут на станции не будет – на станции будут происходить разные вещи. И никто из них не сможет ни на что повлиять. Жизнь была чертовски трудной штукой. Артур уже почти принял решение и развернулся, чтобы выйти из сектора, но слишком много было народа вокруг, он не стал пересекать толпу, понимая, что в один из моментов просто не успеет вернуться обратно.
___________
+ Ракар, Акрита, Артур, Толан фоном и какая-то вулканка
Offline  
13 Июня 2017, 18:24:53 #68
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., 08:00
Променад

Наконец, на втором этаже Променада появилась коммандер Мори. Она заняла место, с которого можно было видеть большую часть команд, и обратилась ко всем присутствующим с приветствием. Там было про “такое чудесное утро на станции” и про “надеюсь, что это мероприятие станет ежегодным”, а также долгие перечисления и благодарности в адрес всех лиц, которые сделали регату возможной. Вцелом это была достаточно помпезная и скучная речь.
Когда посреди речи Самрита вновь обернулась, чтобы посмотреть на реакцию Толан, на прежнем месте ее уже не было. Может быть, кардассианка просто сменила положение, и Баккер потеряла ее в толпе, а может быть… Но ведь не могла же она уйти перед стартом регаты, так и не посмотрев, как улетают обе команды «Альфа»?.. Как бы то ни было, больше Самрите отыскать координатора не удалось.
Наконец, официальная часть речи закончилась, и коммандер перешла к более практическим моментам.
-...Общие правила регаты вам всем известны. Все корабли прошли проверку на предмет габаритов и предоставили свои спецификации, так что мы гарантируем, все вы находитесь в равных условиях.  Однако, - коммандер строго посмотрела на толпу команд, - некоторые корабли имеют в своем оснащении оружие. Его использование на регате строго запрещено, также как и все намеренные попытки нанести вред кораблю или экипажу другой команды. Давайте будем вести себя цивилизованно! Любая команда, нарушившая запрет, будет немедленно дисквалифицирована, удалена с дистанции и понесет наказание в соответствие с местными законами. Также, как вы помните, использование варп-двигателей и других сверх-световых технологий запрещено. В момент вылета со станции каждая команда получит доступ к специальному выделенному общему каналу связи, по которому можно будет подать сигнал SOS и сообщить о нарушении или непредвиденных обстоятельствах. На время регаты в Баджорской системе будут дежурить специальные команды, в которые входят медики и охрана, которые будут оперативно реагировать на все сообщения и оказывать помощь, если возникнет такая необходимость. Координаты постов поддержки вы получите одновременно с доступом к общему каналу связи и сами сможете оценить расстояние до ближайшего, если у вас возникнет такое желание. Полагаю, сейчас вы все гадаете, почему до сих пор не получили план трассы регаты и не легче ли отметить эти посты на нем. Дело в том, что трассы не существует…
По толпе команд и зрителей пронесся удивленный вздох.
-Да-да, вы не ослышались, - продолжила коммандер, - Вам нужно будет посетить 5 контрольных точек, но каким образом добраться от одной до другой - будет исключительно вашим выбором. Возможно, на каком-то этапе кто-то захочет выбрать более долгий и надежный путь, а кто-то - более короткий и рискованный. Но какой бы маршрут вы ни выбрали, регата проведет вас мимо самых значимых достопримечательностей Баджорской системы. Сами контрольные точки, или чек-пойнты, будут заданиями, на разгадку и выполнение которых вам тоже придется потратить время. Разумеется, сейчас я не могу дать о заданиях никакой информации, вы все узнаете все только на месте. Таким образом эта регата тестирует не только конструкцию ваших кораблей, не только способности ваших навигаторов и пилотов, но и вашу сообразительность и слаженность работы ваших команд. Для победы учитываться будет общее время с момента вылета со станции и до момента возвращения на нее после прохождения пятой контрольной точки. Если хотя бы один из чек-пойнтов не будет пройден, ваша команда выбывает из гонки. Таким образом до финиша дойдут не все.
Коммандер сделала паузу.
- А теперь я попрошу подойти ко мне капитанов команд. Каждый из них получит вот такой “путевой ключ”, - женщина подняла небольшой цилиндр размером с ладонь повыше, чтобы все смогли его увидеть, - Это послужит подобием эстафетной палочки, будет фиксировать все достижения вашей команды и станет финальным доказательством, что вы посетили все чек-пойнты. Для каждой команды ключ закодирован индивидуально, поэтому нет смысла пытаться жульничать или ждать, пока одна из команд пройдет задание и отбирать у ее доказательство его выполнения. Более того, при любой попытке неавторизованного доступа к программам или внутренним схемам основной инфо-чип ключа физически самоуничтожается. А так мы, конечно, верим в вашу честность, - коммандер улыбнулась, - Как только вы получите ключ в руки, на нем появится время вылета для вашей команды, поскольку, как вы понимаете, вы все не сможете вылететь со станции одновременно. А как только ваш корабль покинет док или посадочную площадку, на каждом ключе появятся координаты первой контрольной точки для вашей команды. Прибыв в место назначения, вы должны будете найти слот, в который нужно будет вставить ключ - тогда и только тогда вы получите координаты следующего чек-пойнта, и так, продвигаясь от одной точки к другой, самые достойные смогут дойти до конца…
В этот момент к коммандеру подошел младший лейтенант Авем и что-то зашептал ей на ухо. Женщина на секунду нахмурилась, но затем снова улыбнулась, хотя и более натянуто, чем раньше.
-Первую регату в Баджорской системе объявляю открытой! Пусть соревнование будет честным, и да пребудет с вами удача! А теперь мой помощник раздаст капитанам ключи.
Она сунула в руки Авему коробку, и прежде, чем первые капитаны поднялись на второй этаж, уже исчезла с Променада.
Очень внимательно выслушав правила и условия, Ракар оглянулся на свою команду и быстрым шагом один из первых поднялся на второй этаж.
И так же, одним из первых, Ракар получил “путевой ключ” для своей команды. Цилиндр был сделан из темного, с легким синеватым отливом материала, был холодным и приятно тяжелым. Когда ладонь Ракара сомкнулась на цилиндре, на мгновение ключ вспыхнул зеленым, и ладонь молодого человека будто отпечаталась на нем. А затем на поверхности появилось время - команда “Новое Поколение” стартовала через 35 минут.
Освальд тоже не терял времени и подошёл за своим ключом, одновременно с этим оценивающе смотря на других капитанов. Не то чтобы за несколько секунд можно было составить какое-то полноценное впечатление, но не попытаться было нельзя - это означало упущенную возможность.
Когда Ракар слушал вступительную речь коммандера, он заметил как ее отозвал лейтенант, и как она срочно, поспешно завершив вступление, исчезла с верхнего этажа Променада. Это был интересный факт. И кроме того, глинна Толан тоже не было уже в том месте, где она находилась несколько минут назад, однако вряд ли это было связано, и вряд ли следовало связывать их совместное пребывание на брифингах проекта и текущее совместное отсутствие. Однако, тем не менее, что-то происходило. И это что-то было неизвестным. Впрочем, ромуланец отвлекся, сосредоточиться нужно на регате. Он принял темный цилиндр, с интересом проследил его активацию и увидел время. Развернувшись, чтобы спускаться вниз, Ракар мельком глянул на Освальда. Следовало пожелать первой команде успеха, он не сделал этого раньше, а сейчас это было бы нарушением безопасности. Он просто улыбнулся землянину и коротко, почти незаметно, кивнул ему.
- У нас получасовая готовность, - сказал Ракар своей команде, когда вновь добрался до нее, - координаты первой точки получим, когда взлетим, Перим – предстартовая подготовка, разрешение на взлет, Тенек – оператор, Хена – проводите нас, и мне есть еще... пара слов для вас, и пусть прибудет с нами… удача, что ли, - пусть будет так, по их обычаям. Ракар не стал протестовать.
- Вперед, не бегом, но поспешая.
 
Первая команда проследовала прочь с Променада.
Освальд тоже получил свой ключ, и он активировался в его руках таким же зеленым свечением, как и у Ракара. Кадет заметил, как на темной поверхности появились цифры - вылет команды “Альфа-маж” был назначен через 47 минут. На лестнице Освальд успел разглядеть нескольких других капитанов - там был горделивый андорианец с белыми волосами, заплетенными в десятки тонких косичек, одетый в меховой жилет. Еще очень скромная вулканка в белом с золотым одеянии, двигающаяся грациозно и церемонно, скромно опустившая капюшон на лицо. Еще инопланетянин не знакомой землянину расы с торчащим как панковский ирокез желтым гребнем. Один навсиканец пробирался по лестнице напрямик, расталкивая всех окружающих.
- Полегче! - воскликнула женщина с длинными фиолетовыми волосами, едва не упавшая со ступенек.
Создавалось впечатление, что на регату собралась самая пестрая публика, и намерения у всех были разные.
Освальд ненадолго остановился, разглядывая других участников. Ему очень захотелось влиться в эту толпу, поспорить с вулканкой, предложить андорианцу распить после регаты пару бутылок их национального эля, кто бы ни победил, а может и схлестнуться с навсиканцем, но последнее могли расценить, как попытку вывести из строя одну из команд, и их самих ждала бы дисквалификация... или же Освальд провёл бы пару недель в лазарете и точно вылетел бы из проекта...
Тем не менее, одна случайная мысль всё же пришлась ему по вкусу, и землянин подошёл поближе, чтобы его точно услышали хотя бы стоявшие рядом, и кашлянул для привлечения внимания.
- Прошу прощения, но я считаю своим долгом предупредить вас: среди участников есть негодяй-саботажник, а может и не один, - громко и чётко произнёс кадет, внимательно глядя на реакцию капитанов. - Этой ночью на нашего инженера совершили нападение и едва не повредили наше судно. Можно сказать, что нам ещё повезло. Пока есть возможность, проверьте хотя бы самые важные системы: жизнеобеспечение, силовую установку, двигатели - не хочу, чтобы кто-то случайно пострадал из-за какого-то жалкого труса.
- Это недопустимо и возмутительно, - отчеканила вулканка, и Освальду показалось, что она очень внимательно наблюдает за ним из-под своего капюшона. – Благодарю, что предупредили, мы непременно проверим корабль.
Она церемонно склонила голову и направилась прочь, шурша длинным подолом своего наряда.
Остальные капитаны отреагировали похожим образом, только их возмущение было не чета вулканскому. Они осадили младшего лейтенанта Авема с требованиями разобраться в ситуации, и баджорцу пришлось отбиваться, ссылаясь на ведущееся расследование и уверения, что участие в регате абсолютно безопасно.
Освальд проводил взглядом вулканку, но однозначных выводов делать не спешил: всё-таки правильные вулканцы не лгут и не жульничают... правильные, но бывают и неправильные: такие присоединялись к маки, занимались контрабандой и ещё бог знает что творили, нисколько не заботясь о морали и нравственности. Могла ли эта почтенная особа быть такой?
Кадет не стал спешить с выводами, но всё же решил чуть более внимательно к ней присмотреться. Время ещё было, и землянин поспешил к своей команде, надеясь урвать немного времени и узнать хотя бы немного о команде вулканки и их судне.
____________
совместно с коммандером Мори, Освальдом, Самритой, вулканкой-капитаном одной из команд
« Последнее редактирование: 13 Июня 2017, 19:14:25 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
13 Июня 2017, 18:29:04 #69
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., 8:57
Ангар катера “Амазонка”

 
Когда Ракар и следующая за ним его команда вошли в ангар, где стоял их катер, Хена обратилась к ромуланцу:
- Что вы хотели нам сказать?
- У нас мало времени, - напомнила девушка-трилл, - Кажется, мы вылетаем в первой группе.
Ракар шел позади всех из команды и на входе в ангар открыл катер дистанционным управлением. Ему начало очень нравиться пользоваться дистанционным управлением, но на самом деле в один из собственных сосредоточенных моментов он отвлекся на то, что любовался Квинтилией в этой белой форме с желтыми полосками. И она ему в настоящий момент среди всего этого нравилась больше всего.
- Да, мало, - кивнул Ракар Квинтилии, - включайте все системы, запрашивайте разрешение на взлет, я сейчас.
И он повернулся к Хене:
- Хена, я прошу вас навестить Рроу и Джеза, и как-то поддержать их. Рроу наверняка сильно расстроен. А Джез… с ним тоже надо поговорить. Скажите им, что несмотря на то, что у них не получилось полететь с нами – на самом деле они с нами. И если мы победим, то наша победа будет общей. Скажите им, что мне жаль и я очень ценю все то, что они сделали для нас и нашего катера. В целом.  И, спасибо вам за все.
Ромуланец склонил голову перед Хеной в благодарном поклоне.
-Да, конечно! - просияла Хена, - Я все сделаю!
- Разрешение от операционного центра станции получено, - крикнула из катера Квинтилия. Она сосредоточенно склонилась над панелью управления и что-то проверяла в последний раз. Чтобы короткие волосы не лезли в глаза, она собрала их на затылке в неровный хвостик, это было не слишком аккуратно, но практично.
- Пусть у нас все получится! - сказала Хена на прощанье, - Будьте осторожны!
Огни на двери ангара, открывающиеся в космос, сменили цвет на предупреждающий красный.
Ракар пошел к катеру и от входа помахал Хене рукой, поднялся внутрь и крикнул:
- Спасибо, мы будем! Все, покидай ангар, - крикнул он, - сейчас будет разгерметизация! – с этими словами Ракар закрыл шлюзовую дверь и быстро прошел на мостик. Тенек сидел за своим местом. Теперь их было только трое. Ромуланец сел в кресло второго пилота рядом с Квинтилией, начал включать панели управления. Капитанское кресло было не нужно, теперь его место было здесь. Убедившись по ближним сенсорам, что Хена вышла из ангара, Ракар посмотрел на большой передний экран и сказал:
- Ну что ж, поехали. Выводите нас, Перим. Давайте сделаем это. Покажем всем, чего мы стоим в этой жизни. И уж поверьте, мы стоим очень многого!
Цилиндр-ключ в ожидании первых координат он положил на панель перед собой.
Регата началась.

_______________
Написано совместно с Ракаром


Ex Astris, Scientia
Offline  
15 Июня 2017, 11:25:27 #70
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., 8:50
Каюта коммандера Мори

 
Илама Толан стояла посреди просторной, залитой теплым мягким светом каюты коммандера Мори и чувствовала себя здесь неуместной и чужеродной. Так оно и было: она находилась на чужой территории, куда ей не было доступа, и куда в других обстоятельствах ей было не попасть. Воспользовавшись тем, что Мори занята регатой и в ближайшее время будет отсутствовать в каюте, Толан незаметно проникла внутрь: на взлом кода каюты ушло довольно много времени, и кардассианка была уверена, что привлечет внимание охраны… Где-то в глубине души она этого даже хотела.
 
Но никто ее не заметил, и вот женщина стояла посреди каюты – такой легкой, светлой и изящной, похожей на одну из тех баджорских шкатулок, что продавались на Променаде. Удивительно, как всего за полтора десятилетия кардассианского отсутствия интерьер здесь мог измениться. Толан огляделась: ее окружали изящные тумбочки, стеллажи, какие-то неизвестные ей атрибуты баджорской религии в окружении потушенных свеч, фотографии на стенах – должно быть, родственники?.. На консольном столике лежало несколько альбомов с искусством, и Толан не удержалась и пролистнула пару страниц. Мягкие цвета, размытые краски, игра теней и пятна света, которые складывались в картину – это было очень красиво, но совсем не похоже на баджорскую живопись, как кардассианка ее себе представляла и какой видела совсем недавно на выставке. Почему-то ее удивило, что Мори вообще интересуется искусством – оказывается, она вообще ничего не знала об этой женщине.
 
В отдалении стояла аккуратно заправленная кровать, а по центру – рабочий стол с терминалом – именно то, что и нужно было Толан. Она не стала зарисовывать план каюты, понадеявшись на свою эйдетическую память – хватило пару раз внимательно оглядеть помещение, чтобы запомнить и расположение мебели, и особенности планировки интерьера, и все выступы и углубления в стене… Это будет несложно воспроизвести. Она не передаст атмосферы и настроения, мягкой игры света и едва различимого аромата духов или благовоний, но это от нее и не требуется – только факты, который зачем-то понадобились Джарину.
 
Женщина передернула плечами и сжала в ладони кристалл с информацией. Джарин хотел получить доступ к терминалу – что ж, Илама хотела того же, только с другой целью. Она записала зашифрованное послание, которое не могла отправить из своей каюты и со своего доступом, уверенная, что Джарин мониторит каждый ее отчет о проекте, не говоря уже о связи с Кардассией. Но из каюты Мори она могла его отправить, вызвав меньше подозрений, а то, если повезет, и вовсе незаметно. Ей надо было предупредить свою семью любой ценой, а потом… будь что будет! Толан решительно подошла к рабочему столу коммандера и активировала терминал. Она и не надеялась, что его будет легко взломать, но особого выбора у нее не было.
Илама Толан склонилась над компьютерным терминалом коммандера Мори. Квадратные идеограммы баджорского языка, кажущиеся почти одинаковыми, пока никак не желали складываться в пароль, даже при использовании обходных путей, которые задействовала Толан. Тем временем драгоценное время утекало… Женщина склонилась ниже над темной почти зеркальной поверхностью, ее поврежденный глаз уже начал чувствовать напряжение от постоянного сосредоточения на символах.
Неожиданно в глубине терминала что-то заблестело и запереливалось, и Толан не сразу поняла, что видит отражение происходящего за своей спиной. Тонкие волоски на ее шее встали дыбом, и она ощутила странное покалывание, а потом почувствовала движение у себя за спиной… и что-то тонкое и острое, уткнувшееся в ее ухо.
-Одно движение - и я вгоню стилет вам  в мозг.
 На консоль упали пряди черных волос, и теперь кардассианка четко видела отражение лица баджорской командующей. А то свечение, которое она заметила секундой раньше, очевидно, было эффектом транспортера, перенесшего Мори в комнату. Вторую руку баджорка далеко не дружески положила на плечо Толан и медленно перемещала, стараясь обхватить ее шею. Волосы Мори были наполовину распущены, и в ухо кардассианки упиралось длинное узкое лезвие с декоративным золотым навершием, по которому легко можно было узнать шпильку, которая часто украшала высокую сложную прическу Мори. Значит, она никогда не была полностью безоружной, даже когда не носила на бедре фазер.
-Не двигайтесь, - повторила Мори, - У вас есть пять секунд, чтобы объяснить мне, что вы здесь делаете.
- Коммандер, - прошептала Толан, пытаясь слегка отодвинуться, чтобы холодный металл не упирался в ухо столь угрожающе. Мысленно же она пыталась понять, в какой момент ее засекли: заметили у входа и доложили Мори, или, может быть, на ее терминале стоит скрытая сигнализация? В любом случае, командующая станцией оказалась лучше подготовлена, чем того ожидала кардассианка.
- Это будет непросто объяснить, - губы Иламы сложились в кривую улыбку, не слишком соответствующую ситуации. – И за пять секунд я не управлюсь.
-Давайте я вам помогу, - прошипела Мори, в неверном отражении на поверхности стола ее глаза казались черными дырами, - Допустим, вы смогли пробраться в мою каюту. Что ж, это старая кардассианская станция, я допускаю, что у вас есть пара трюков в рукаве. Но неужели вы думали, что можете получить доступ к моему терминалу, а я не узнаю об этом? Вы подумали, я просто марионетка, “говорящая голова”, озвучивающая все, что мне прикажет адмирал Солок или любое другое федеральное начальство? Вы ошиблись, всему есть предел, - Мори слегка повернула стилет и нагнулась к уху Толан, - Знаете, недавно я рассказала советнику Рилл свою “печальную баджорскую историю”, которая есть у каждого в моем поколении. Ей было меня жалко. Но я кое о чем умолчала, оставила некоторые детали за кадром - например, о том, что провела время в кардассианской тюрьме и трудовом лагере не просто так. Я не заслужила всего, что ваш народ сделал со мной, но кое в чем вы все-таки были правы, назначая наказание. Я убивала кардассианцев с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, а однажды начав, очень сложно остановиться, это становится инстинктом. А знаете, что я сделала, когда меня наконец освободили из трудового лагеря? Я подожгла усадьбу местного глинна, вместе со всеми ее обитателями, и смотрела, как она горит. И мне это нравилось… Так что не думайте, что сможете запудрить мне мозги и изворотливой ложью уговорить отпустить вас. За этими дверями уже стоит служба безопасности, но поверьте, они обойдутся с вами значительно вежливее, чем я, если вы мне солжете. Если вам дорога ваша жизнь, начинайте говорить.
Слушая угрожающий шепот баджорки, Толан представила, что стоит той лишь чуть-чуть не рассчитать силу и нажать посильнее, добраться до скрытой под кожей сонной артерии, и все будет закончено. Будет мир, тишина и спокойствие, и у нее, Иламы Толан, больше не будет всех этих проблем – и ее самой уже не будет. Она мечтательно улыбнулась – но ровно до того момента, пока не поняла: ее смерть не остановит Джарина от того, чтобы навредить ее семье. По крайней мере, пока она их не предупредит и даст шанс подготовиться. Кардассианка открыла глаза и теперь наблюдала за Мори в черном отражении терминала.
- У вас занятная история, коммандер, - глухо отозвалась Толан. – Но не сказать, что я удивлена: я уже давно заметила, как вы относитесь к моему народу. Сейчас у вас появилась прекрасная возможность убить еще одного кардассианца, и я не сомневаюсь, что вы сможете ею воспользоваться. Потому что в одном вы ошиблись – жизнь мне не дорога.
-Хорошо же, - прошипела баджорка, - Раз вам все равно, то и мне тем более.
Это могли быть последние секунды жизни Толан, и что она могла сделать, чтобы помочь своей семье? Неужели… все закончится вот так и здесь, причем для всех них?
- Вы действительно это сделаете? – голос кардассианки на мгновение дрогнул, а в голове промелькнуло множество мыслей:
«Пусть все закончится прямо сейчас»
«Я должна бороться. Я не могу бросить своих!»
«А ведь она действительно это сделает…»
«Я не хочу умирать!»
 – Хорошо… У меня есть одна просьба. Последняя. Вы не откажете мне в этом?
И тут неожиданно давление холодного металла исчезло. Баджорка отступила на шаг назад. Она все еще сжимала стилет, готовая пустить его в ход, и лицо ее было мрачным.
-Иногда отсутствие эмоций там, где они должны быть, говорит больше, чем их наличие, - произнесла она, - Молчание может быть громче крика. Я могу узнать отчаяние, когда вижу его. Что случилось, глинн Толан?
Толан не спешила поворачиваться, но сзади было заметно, как опустились ее плечи. Она долго молчала, и когда, наконец, тишина прервалась, ее голос звучал сдавленно и отстраненно.
- Я не могу вам этого сказать, коммандер, - честно призналась кардассианка и так же честно продолжила: - Но я не буду вас обманывать. Я пыталась взломать ваш терминал, и мне это не удалось. Это был приказ, которого я не могла ослушаться. И было еще кое-что… - ее ладонь легла на столешницу рядом с кристаллом данных, который Толан принесла с собой. – Мне нужно отправить это на Кардассию. Это не связано с… с приказом, - тихо добавила женщина.
___________
С Мори
Offline  
15 Июня 2017, 11:31:49 #71
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Продолжение:

-Кто отдал приказ? - коротко спросила Мори.
- Мне жаль, но этого я сказать не могу, коммандер, - ответ дался Толан не просто, но как бы ей ни хотелось назвать имя, она не могла это сейчас сделать. Слишком опасно. 
-Что вы должны были сделать на моем терминале?
- Получить к нему доступ. Это все, и, как видите, я не справилась, - в словах кардассианки послышалась усмешка. Толан представила, что на это сказал бы Джарин, но сейчас собственная неудача ее не удручала. О том, как она будет объясняться перед Джарином, она предпочитала не думать.
-Всего лишь доступ? - недоверчиво повторила баджорка, - Возможно, это была всего лишь проверка для вас?
- Возможно, - легко согласилась Толан. А затем медленно развернулась в кресле и посмотрела прямо на Мори: - Коммандер, я не знаю, зачем нужен был доступ и что они собирались делать дальше. Я ничего не знаю о плане. Но я знаю одно: я должна сделать все, что мне прикажут, и неважно, нравится мне это или нет.
-Почему? Что у них есть на вас?
Толан опустила голову.
- Это связано с моей семьей. Если я сделаю все, что от меня требуется, меня отпустят, а им не причинят вред. Но… Только вот этому я тоже не верю. Все не может закончиться так просто. Поэтому я должна предупредить своих как можно быстрее, а моя каюта и терминал под наблюдением.
-Вы же понимаете, что те, кто вами манипулирует, никогда не остановятся? С каждым разом они будут требовать все больше и больше, это их тактика. Но если вы согласитесь работать на меня... мы сможем остановить их, вместе, - вкрадчиво произнесла Мори, делая шаг в сторону, а затем к столу, обходя кресло с Толан.
- Я понимаю, - спокойно произнесла Толан. – Только у меня нет выбора. Совсем нет. Но я не понимаю, зачем вам это надо? Не помочь же вы мне хотите, в самом деле, - усмехнулась кардассианка. – Что вы от меня хотите?
-Разумеется, нет, - Мори опустила ладонь на кристалл данных на столе и сжала его, - Но те, кто устроил вам проверку, кто заставил проникнуть в мою каюту и получить доступ к моему терминалу, определенно затевают что-то против Федерации. И я хочу знать, кто. И хочу знать, что. Если вы говорите правду о своих родных и данные с этого кристалла подтвердятся, и если вы выйдите из этой каюты моим человеком и согласитесь передавать мне информацию о тех, кто вас шантажирует, я помогу вам. Я отправлю предупреждение на Кардассию, потому что да, вы правы, только я со своего доступа могу сделать это, не вызвав подозрений. Для ваших родственников же получить мое сообщение будет настолько неожиданно и невероятно, что они, скорее всего, даже в него поверят. И мы обе добьемся своих целей: вы будете свободны, а я предотвращу опасность для Федерации.
- Шпионить за вами, шпионить для вас… - Толан громко рассмеялась. Напряжение последних дней было слишком большим, и у нее уже не было сил его сдерживать. – Почему бы и нет? У вас и так уже достаточно компромата на меня, я ничего не потеряю, если его станет еще больше.
Толан вспомнила их прошлую встречу при странных обстоятельствах в каюте мэра Корама. Тогда Мори все поняла – невозможно было не понять, - но ничего не сказала. Толан до сих пор не понимала, почему она промолчала – может быть, ждала подходящего момента? Или…? В любом случае, это был всего лишь еще один эпизод из прошлой жизни Толан.
- Я назову имя, вы отправите мое послание на Кардассию, - серьезно произнесла кардассианка. – И вы не будете требовать от меня того, что я сделать не смогу.
-Я не буду требовать больше, чем те, кто отправили вас сюда, - опасно прищурилась Мори, - Они полагали, что вы сможете взломать мою каюту и проникнуть в мой компьютер, а это не так уж мало. Одного имени будет не достаточно, только с его помощью я не смогу остановить тех, кто вас шантажирует. Скорее всего, это кто-то гораздо более защищенный, чем вы, и наше сотрудничество, глинн Толан, станет продолжительным. Но с имени можно начать.
- Те, кто отправил меня сюда, уже получили все, что у меня было. Сожалею, коммандер Мори, но вам ничего не осталось. И я сомневаюсь, что вы сможете справиться с ними в одиночку. Я не смогла. И все же, прежде чем назвать имя, я должна знать, что вы будете от меня требовать. Если это каким-то образом нанесет вред моему государству или моей семье, мы можем прямо сейчас вернуться к той части, где вы собирались меня убить или сдать службе безопасности, - кардассианка кивнула на стилет в руке Мори.
-Вред вашему государству наносят те, кто плетут интриги против ваших союзников - Федерации, - заметила баджорка, - Никому сейчас не нужно новое противостояние и новая холодная война. И нет, вы не правы, что у вас ничего не осталось, глинн Толан. У вас остались вы сами. Пока вы живы и свободны, вы можете что-то сделать. Вы можете продолжать игру, и ничего еще не потеряно. Вы окончательно проиграете только с вашим последним вздохом, а значит, у вас на руках еще есть хоть какие-то карты и вам еще рано сдаваться. Я даю вам выбор: вы можете сейчас назвать мне имена тех, кто вас шантажирует, а потом выйти из этой каюты свободной женщиной и сообщить, что справились с заданием. И когда получите следующее - вы скажете об этом мне, и тогда я отправлю предупреждение вашим родственникам. Или служба безопасности арестует вас за проникновение в чужую каюту, попытку взлома моего терминала и потенциальное причинение ущерба безопасности станции. Как считаете, как поведут себя ваши шантажисты, если вы окажетесь замешаны в таком скандале и потеряете доверие Федерации? Что они сделают, если вы станете им бесполезны? Итак, что вы выберете, глинн Толан?
- Чтобы сообщить, что я справилась с заданием, мне нужно предоставить доступ к вашему терминалу, - мрачно заметила Толан. – Иначе мое задание будет считаться проваленным и следующего не будет. И тогда будет уже поздно кого-то предупреждать. Я прошу вас отправить сообщение на Кардассию как можно скорее, коммандер. Прямо сейчас. И я обещаю, что тогда сделаю все, что вы скажите.
-Вы грубо вломились в мой дом и растоптали мое доверие, глинн Толан, - поморщилась в ответ Мори, убирая руку с кристаллом Толан за спину, - Поэтому вы сейчас не в том положении, чтобы что-то просить и ставить условия. Я отправлю ваше сообщение, когда смогу убедиться, что вы не лжете и действительно готовы сотрудничать. Чего они ожидают от доступа к моему терминалу? Информацию, которая на нем хранится?
- Я понимаю, коммандер, - медленно произнесла Толан. В другой ситуации слова о потерянном доверие бы задели, но сейчас это была всего лишь одна из многих ничего не значащих мелочей на фоне более важного. Она проследила взглядом кристалл данных и плотно сжала губы. – Как я уже говорила, меня не ставят в известность о планах. Я могу только предполагать, и скорее все это информация. Если бы я выполнила задание, в доказательство я скопировала бы что-то не слишком важное, но показывающее, что доступ я получила.
-Тогда я дам вам это, - Мори улыбнулась, но это была очень нехорошая улыбка, - После того, как вы назовете имена.
- Это одно имя, - проговорила Толан, внимательно глядя на Мори. – И вы его знаете.
Она встала со своего места – медленно, чтобы не провоцировать баджорку заколоть ее стилетом или позвать охрану – и сделала шаг к окну.
Какие у нее еще были возможности? Ничего не говорить? Если Мори ее не убьет, она сдаст ее охране, и Джарин об этом узнает. Это будет таким же концом, как если бы Мори сразу вогнала стилет ей в мозг – только более мучительным и долгим.
Сотрудничать с Мори? Это снова не ее выбор – она должна это сделать, чтобы Джарин ничего не узнал, а у нее самой появился шанс отправить сообщение домой. Толан сомневалась, что Мори это сделает – так она потеряет свой контроль над ней, поэтому у коммандера совершенно не было причин спешить. «Вы же понимаете, что те, кто вами манипулирует, никогда не остановятся?», - сказала сегодня Мори и это, определенно, относилось не только к Джарину.
Но Толан знала, что пока она не спасет свою семью, она сделает все, что ей скажут. И неважно, кто это будет.
- Джарин Дохиил, - произнесла она, глядя, как от станции один за другим отстыковываются участвующие в регате судна. Где-то среди них были и корабли ее кадетов. – Это он шантажирует меня. И организация, которая за ним стоит.
-Что вы знаете об этой организации? - сразу среагировала Мори.
- Крайне мало – только то, что мне самой сказали, - Толан нехотя пересказала те сжатые сведения, которые получила от Джарина. – Эту информацию я также зашифровала в послании домой. Вероятно, мой дядя может знать больше.
А вот ее родители не знали ничего. Они были далеки от политики, к тому же отец очень сильно сдал после смерти своих детей и разрушения дома… Они не должны были умереть сейчас из-за ошибки Иламы. Женщина со всей силы вонзила ногти в правую ладонь.
-Вы пытаетесь убедить меня, что для Федерации даже важно поскорее связаться с вашим дядей, потому что он может обладать ценными сведениями, - усмехнулась Мори, - Хорошо сыграно, глинн Толан. Вам дали какой-то носитель, чтобы вы скопировали информацию? Давайте его сюда...
- Я не знаю, что важно для Федерации, меня это не касается, - отстраненно произнесла Толан, возвращаясь к столу и протягивая коммандеру еще один кристалл данных, на этот раз пустой. – Я знаю, что важно мне.

_______________________________
Написано совместно с Иламой


May we all walk with the Prophets...
Offline  
16 Июня 2017, 15:53:07 #72
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Станция ДС9, Баджорский сектор, недалеко от Червоточины, утро
Катер “Амазонка”

Большие двери ангара открылись перед катером, в ожидании расправившим крылья, похожие на ромуланские. Квинтилия легко вывела “Амазонку”, благо это не требовало такой точности, как с огромными кораблями, стоящими в тесных доках, где ненароком можно было даже поцарапать обшивку. Теперь перед ними проплывали пилоны станции, кое-где на них копошились крохотные ремонтные модули. Было видно, как на противоположном к катеру краю Стыковочного кольца ДС9 поднялась платформа, и с нее спорхнул еще один небольшой корабль. А потом - в другом месте поднялся еще один. Слева показался баджорский парусник, он медленно дрейфовал и разворачивал хрупкие золотистые паруса, похожие на крылья бабочки, горящие на рассветном солнце.
Консоль перед Квинтилией подала сигнал.
-Нам передают частоту общего аварийного канала, - перевела девушка, - И карту постов поддержки.
В тот же момент цилиндр перед Ракаром ожил, и по его поверхности побежали цифры координат. Квинтилия сразу же внесла их в компьютер и озвучила результат:
-Наша первая контрольная точка находится возле Баджорской Червоточины. Точнее, координат, где она должна быть, если бы мы все еще ее использовали.
Ракар повернул голову и посмотрел на Перим. Она работала быстро, очень быстро. Да, она умела это, и не нужны были ей для этого никакие дополнительные средства, изменяющие сознание, ускоряющие мышление. Хвостик из уже коротких волос был сложен быстро, поспешно, и ему захотелось поправить до идеала, но она была прекрасна для него и так. Ромуланец не удержался от улыбки. Но он быстро отвел взгляд и посмотрел на собственную консоль, отмечая позиции других кораблей, стартовавших в первой группе. Координаты постов поддержки он отправил на консоль Тенека, чтобы они не мешали визуализации других показаний для него и пилота.
- Принято, - сказал ромуланец, - курс к искомым координатам, давай разворачиваться и по траектории мимо вон того баджорского парусника, чтобы его не задеть – сначала покинем область станции, и ровно во время старта -  сразу - максимальный импульс.
У ромуланцев было принято все операции на кораблях проводить в перчатках. У Тал Шиар было принято работать в перчатках. Это тоже была часть формы, и Ракар взял их с собой. Но теперь они не были ему нужны сейчас, он поднялся из кресла, вытащил перчатки, которые мешались в кармане и закинул их в один из шкафчиков, расположенных у потолка катера, сел обратно.
Тенек работал молча, полностью сосредоточившись на деле. Если этим утром и случилось что-то странное, сейчас было не время это обсуждать. А странного было много. Ночная диверсия, внезапные семейные трудности мистера Тенмы, болезнь мистера Рроу, лёгкое замешательство мисс Тари, когда она отвечала Ракару о состоянии каитианца, глинн Толан… если вчера Тенек предполагал, что её странное настроение связано с последствиями отравления, то сейчас последствия интоксикации уже должны были изгладиться, а координатор была всё такой же непохожей на себя. Всё это разумеется сейчас нужно было оставить позади, на станции, и Тенек оставил. Во всяком случае он сам был в этом уверен.
-Есть, - коротко ответила Квинтилия.
Она провела маневр, обходя баджорский парусник и ближайший пилон ДС9, а затем начала плавно увеличивать скорость.
-Не думаю, что тут будет какой-то стартовый выстрел, - прокомментировала Квинтилия, - или что нам нужно будет выстраиваться в одну линию с другими кораблями. Считается время между тем, как корабль покинул станцию, и тем моментом, как он на нее вернулся. Мы получили первые координаты. Мы можем лететь.
- Это хорошо, значит, летим, - сказал Ракар и снова встал со своего кресла.
– Тенек, вы управляете щитами, - дополнил ромуланец и подошел к консоли тактика, за которой должен был сидеть Тенма. В первую очередь он отключил подачу питания на фазерные батареи, обесточил фазеры и торпедные отсеки, в которых все равно не было фотонных торпед.
- Компьютер, запись сообщения: Первое – у Небесного Храма. Конец сообщения. Приготовиться к автоматической модуляции щитов по команде.
Приближалось время старта "Анадыря", и когда он стартует, он должен был считать это сообщение, отправленное ровно один раз. Потом Ракар вернулся в свое кресло и приготовился отслеживать старт "Анадыря", а также всех остальных и их траекторий, ближними и дальними сенсорами.
Тенек коротко подтвердил свою готовность.
- Тенек, поднимите щиты, - сказал Ракар, когда сенсоры зафиксировали отрыв “Анадыря” от станции. Однако передавать сообщение он пока не стал. Как минимум ему казалось, что нужно дать первой команде время разобраться со своим заданием, а как максимум, несмотря на то, что он знал ответ, он все-таки спросил :
- Как думаете, нам нужно первыми сказать им о своём курсе или стоит подождать их?
– Да, сэр, – отозвался Тенек, выполняя команду. На вопрос Ракара он ответил:
– Возможно, они точно так же ждут нас. Мы можем для начала выполнить проверку связи.
- А вы, Перим, что думаете? - спросил Ракар, ничего не ответив Тенеку.
Квинтилия подняла голову от своей консоли и внимательно посмотрела на Ракара.
-Я думаю, что если мы будем ждать их, а они в это время будут ждать нас, то ничего никогда не произойдет. Даже если мы с ними команда, все равно рассчитывать мы можем только на себя и отвечать только за свои действия. Если мы решили что-то делать, то должны это сделать.
- Компьютер, промодулировать щиты по алгоритму в соответствии с сообщением номер 1, - сказал Ракар, и щиты катера испытали флуктуацию частоты, соответствующую последовательности первого сообщения.
Ракар смотрел на Квинтилию, пока исполнялось действие со щитами. На самом деле он хотел знать ее мнение. Не так существенен был сам вопрос, чтобы его обсуждать. Но Перим молчала почти совсем с тех пор, как все произошло, и теперь он хотел разговорить ее, дать почувствовать собственную значимость, в конце концов, регата – отличное действие для ее реабилитации, на Бетазеде такого все равно не придумают. А еще ему было интересно, что именно она скажет, какое будет ее мнение и как она его произнесет. Потом Ракар отвел взгляд и стал смотреть на большой экран. Расстояние от станции до червоточины на самом деле было не большим и прибытие будет скоро.
- Тест связи не нужен, у нас все протестировано, - сказал Ракар, - но да. Все верно. Я просто хотел знать, что вы думаете по этому поводу. Мы одна команда на самом деле, без всяких "если".
Следующую минуту или две они летели молча и ромуланец смотрел то на показания приборов на своей консоли, то на большой экран, отображающий пространство прямо курсу. Где-то там впереди была червоточина, ведущая в гамма-квадрант. В червоточине обитали энергетические формы жизни, для которых время и пространство существовало совершенно иначе, чем для других трехмерных обитателей галактики. И это все, что Ракар знал об этой червоточине. Большего ему не преподавали, большего он не читал даже в архивах своей организации, чтобы прочитать все те архивы – нужно было чуть больше лет, чем он до сих пор проработал. Тишину нарушало лишь мерное гудение систем, почти незаметное для уха. Но он слышал на грани звукового порога слышимости, и Тенек наверняка это слышал.
- Я знаю, что на ваших кораблях в Федерации не всегда принято лететь молча, вы иногда обсуждаете что-то и как-то развеиваете тишину долгого полета, - сказал Ракар наконец, - на самом деле у нас тоже, когда делать в полете особо нечего – говорят на разные темы. А как вы предпочитаете лететь? В тишине или нет? С музыкой или без?
Трилл нахмурилась.
-Группа “Нова” занималась отработкой сложных совместных маневров, поэтому мы не болтали зря и не отвлекались на музыку. А в остальное время не то, чтобы нам можно было просто взять шаттл и отправиться покататься по Солнечной системе. Поэтому, честно говоря, свобода этого полета для меня в новинку. Также не стоит забывать, что мы сейчас находимся в Поясе Денориоса - который проходит между планетами Бэйджор XI и Бэйджор X, и, как вам известно, является полем заряженной плазмы. Ну, станция ДС9 и Баджорская Червоточина расположены в нем… Пояс исторически является зоной, представляющей сложность для навигации, хотя на современных федеральных кораблях это почти не отражается. И все же я должна быть внимательной в этой зоне.
– Тогда возможно пилотам имеет смысл потратить время с пользой и сличить свои сведения о трудностях навигации в этой системе? – ненавязчиво заметил Тенек. – Не обязательно в текущий момент, если он неудобен. Если ваши сведения хотя бы в небольшой степени являются взаимно дополняющими, было бы целесообразно сличить их и заполнить пробелы.
-Это как в море с волнами, - покачала головой Квинтилия, - Нельзя описать и сличить каждое плазменное колебание. Они здесь - и их нет в следующий момент. Иногда в Поясе Денориоса бывают ионные шторма, но на сегодняшний день прогноз стабильный, иначе регату бы отменили. Вы следите за другими кораблями? Кажется, за нами никто не следует, - в ее голосе звучало небольшое удивление, - Возможно, я ошиблась в координатах...
 Чтобы смотреть на Тенека, Ракару приходилось оборачиваться назад. И в этот раз он этого делать не стал. Зато он заметил, что Квинтилия нахмурилась.
- Пока что мы не испытываем проблем с навигацией, - сказал Ракар, - карта пространства перед нами — есть в компьютере. Если сенсоры ослепнут, я буду в состоянии наложить карту на текущую картинку звездного неба. Есть и другие альтернативные способы навигации, мы не заблудимся в поясе Денориоса. Надеюсь. Да, Перим, я слежу за ними, - Ракар смотрел в свою консоль. - «Анадырь» нам ничего не ответил, но экстраполяция его траектории, если они летят по прямой, ведет к Бэйджору. Мы летим в правильном направлении, вы не ошиблись. На самом деле в этом ничего странного, методология распределения траекторий нам не известна. Пока следуем заданию.
Ракар не стал говорить, что он на самом деле был готов в любой момент принять управление на себя и контролировал одновременно всю внешнюю обстановку за катером. Это было говорить излишне. И он снова посмотрел на Квинтилию.
- Знаете, на самом деле музыка не отвлекает от полета, напротив, иногда помогает. Хотя тут все конечно индивидуально. И да, это в некотором роде полет со значительной степенью свободы и все бывает рано или поздно в первый раз. Вы будете против если я негромко включу одну вещь, которую недавно нашел в библиотеке станции? Если кто-то против, я этого не буду делать, поэтому скажите прямо, если кого-то это напряжет.
_______________________
С Тенеком и Квинтилией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
16 Июня 2017, 16:03:52 #73
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Станция ДС9, Баджорский сектор, недалеко от Червоточины, утро
Катер “Амазонка”

 
– Как хотите, - пожала плечами Квинтилия, отвечая на вопрос про музыку, - Но вы правы, “Анадырь” с нами не связался. И мы даже не знаем, получили ли они наше сообщение. Так что мы сами по себе, одни в космосе. И я бы не стала относиться к плазменному полю легко - корабли пропадали в нем даже в 24м столетии. Правда, в последний раз это произошло почти 50 лет назад. В последний известный раз. Но, скорее всего, так близко к станции, Червоточине и вообще цивилизации с нами ничего не случится. В любом случае, это одна из достопримечательностей Баджорской системы, которую мы, очевидно, должны испытать.
– У меня тоже нет возражений, – сказал Тенек, бросив взгляд, несвободный от некоторого любопытства, на сидящих впереди пилотов: музыка, которую выбрал ромуланец в библиотеке станции, и сведения о космических стихиях, скупо изложенные триллом, – это было интересно.
– Мисс Перим, о причинах исчезновений есть какие-нибудь достоверные сведения или существуют только предположения?
– Я… я не запомнила статистику, - заметно смутилась Квинтилия, - Извините… Я знаю, что были кораблекрушения и похищения инопланетянами, но… От меня никакой пользы...
Ракар начал понимать, что Квинтилии страшно в космосе. Она чувствует себя одинокой и потерянной в бесконечном пространстве. И этот разговор как-то не зашел, но это была первая попытка.
– Так, ну ладно, команда. Мы не одни в космосе. Вы не одна, Перим. Мы с вами. Станция недалеко. Посты поддержки функционируют, мы в любой момент можем послать широковещательный сигнал о помощи. Но для начала нужно успокоиться. От вас, Перим, есть большая польза. Вы пилот, вы ведете катер, и ведете его грамотно и правильно, вокруг вас есть люди, которые не бросят вас и помогут. «Анадырь» ответит, я уверен. – хотя ромуланец не был в этом уверен, памятуя вчерашнее, но это было сейчас не важно. Ракар вздохнул и открыл директорию с музыкой. И тут же перевел тему спустя небольшую паузу, около двадцати секунд.
– Знаете, музыка вроде бы вещь не такая уж сложная. Нот не так уж много. Они складываются в комбинации, и казалось бы это просто чистая математика. Но в этом есть нечто удивительное. Иногда находятся такие комбинации, которые восхищают, и потрясают, я думаю – музыка лечит душу. Особенно тогда, когда в этом есть крайняя нужда. Музыка успокаивает и помогает собраться. Нам не так долго осталось лететь, давайте просто немного послушаем. Этот композитор – он ромуланец. Но живет в Федерации. Я случайно это нашел в вашей базе данных три дня тому назад. Это… мелодия для флейты. Длиной 3 минуты 47 секунд.
И Ракар запустил негромко произведение. Лично его эта музыка потрясла, когда он первый раз ее услышал.
Ромуланец чуть опустил голову, он видел одновременно свою консоль и профиль Квинтилии боковым взглядом. Девушку, отчаянно не уверенную в себе в настоящий момент. И он должен был вернуть ей эту уверенность. Чтобы ни стало, вопреки всему, он вернет ей саму себя и сможет показать, что у нее впереди есть жизнь, в которой можно радоваться и любить что-то. И кого-то. Он должен был забрать ее страх и боль, даже если ему самому придется потом навсегда уйти. Она должна быть счастлива. Это важнее всего. И еще Ромуланская Империя, которая была всегда с ним, и вклинивалась во все его размышления. Катер шел к цели, мелодия флейты звучала, наполняя мостик катера звуками, извлеченными из души ромуланского предателя и ренегата, изгнанника, тем не менее создавшего несколько шедевров.
Тенек совсем не ожидал, что тот факт, что некий фрагмент информации Квинтилии неизвестен, окажет на неё такое удручающее воздействие. Он хотел уже сказать, что в незнании нет ничего постыдного, постыдно только нежелание постигать новое, но Ракар, к счастью, ответил раньше и ответил, скорее всего, гораздо более уместно, так что вулкаец снова склонился над консолью... только для того, чтобы почти сразу же снова с любопытством посмотреть на своего нового соседа по комнате. То, что начинающий агент Тал Шиар был ценителем музыки, было... интересно. То, какой он сделал выбор, было не менее интересно.
Пока музыка звучала стажёр молчал, позволяя мелодии течь сквозь себя, однако, через некоторое время после её окончания сказал:
– Интересный выбор. Он обусловлен только самой музыкой или происхождением композитора тоже? – и добавил: – Если мой вопрос кажется вам неуместным или бестактным, вы можете не отвечать.
Тем временем пришло сообщение от "Анадыря" и прежде чем отвечать на вопрос Тенека, Ракар об этом сообщил:
– "Анадырь" сообщает, что летит к Бэйджору и объявляет режим радиомолчания до особой необходимости. Это правильное решение, потому что не стоит лишний раз испытывать судьбу. Ну вот, все в порядке. Следующая связь будет после первого чек-поинта.
Ракар откинулся в кресле, продолжая смотреть на главный экран.
– Происхождение композитора повлияло на то, что я нашел это в библиотеке. Привлекло ромуланское имя среди списка. А так – из-за музыки исключительно, конечно. Тенек, опустите щиты, пожалуйста, пока они не понадобятся.
Бестактным вопрос Тенека Ракар не считал, и не стал заострять на этом вообще внимание, пока он раздумывал, что делать с тем, как Квинтилия теряет собственную самооценку, когда не знает какой-то несущественной мелочи.
Тенек подтвердил выполнение приказа и ответил:
– Я признателен вам за ответ. И несколько удивлён. Официальную позицию Ромула по отношению к эмигрантам нельзя назвать мягкой, а вы как-никак официальный представитель Ромула в проекте.
И вот теперь Ракар действительно повернулся к Тенеку и посмотрел на него. Тот ромуланец действительно был предателем, но это к делу сейчас никак не относилось. К федератам, сбежавшим из Федерации на Ромул сама Федерация тоже относилась соответственно. Никто никогда не любит и не прощает предателей. Простить можно многое, но только не это. Тем не менее, Ракар не стал это комментировать, чтобы не портить никому настроение. Он просто улыбнулся и сказал:
– Давайте оставим официальные позиции, это просто музыка, которая с действительностью казалось бы, меньше всего связана, и если и связана, то механически, без ассоциаций, и тем не менее, каким то чудом – она проникает в самую душу, и что-то резонирует в нас на этот приведенный к гармонии шум, и объединяет … казалось бы зачем? Просто так? Без всякой цели? Но нет… я думаю все имеет свой смысл и свою причину.
Ракар снова повернулся к консоли, следя за траекторией полета и приближением к точке назначения. Потом посмотрел на Перим.
– Почему вы так на меня смотрите? - Квинтилия неуютно заерзала в своем кресле.
– Мне интересно, что вы скажете об услышанном, Перим, - ответил Ракар и улыбнулся, - прошу, не расценивайте мой взгляд иначе. А что до плазменных штормов – не думайте, что я отношусь к ним легко. Я отношусь серьезно, и я готов действовать адекватно ситуации, что бы ни случилось. Поэтому уровень нашей безопасности выше, чем может показаться. Мы справимся, поверьте.
– Это флейта, исполнение близко к классическому стилю, значит, это хорошая музыка, - немного нерешительно ответила Квинтилия.
Тем временем они приближались к первым заданным координатам. Было бы странно ожидать, что в текущей политической обстановке Червоточина откроется перед ними и пригласит на территорию соседнего Квадранта, занятую Доминионом, но кое-что там все же было. Когда они подлетели ближе, то карта на консолях пилотов стала подробнее, и на ней в виде федеральной эмблемы появилось обозначение корабля.
– Я могу уточнить информацию о том, что перед нами, - робко сказала Квинтилия, - Если вы хотите… Хотя, конечно же, вы можете прочитать сами…
– Понравилось ли вам… вот в чем вопрос, - сказал Ракар и отвел взгляд, снова посмотрев на большой экран. Он вглядывался в пространство. Перим еще не рассуждала в категориях «нравится\не нравится». Возможно и не думала об этом, но это была задача, которую нужно было решить. Он так надеялся узнать, понравилось ли ей, нравится ли ей вообще музыка. Но в настоящий момент она не говорила об этом.
– Да, уточните, Перим, - сказал ромуланец, - наши точные координаты, к которым мы летим, у этого корабля или в ином месте?
– Да, это должен быть этот корабль, - ответила Квинтилия, - Это USS “Т’Камбра”, регистрационный номер NCC-62100, класс “Небула”. Я не знаю, что вам известно… потому что вы ромуланец и гражданский специалист, но в Федерации суда такого класса обычно выполняют научные и исследовательские миссии, а еще их часто используют для патрулирования территории и как транспорт Звездного Флота. Конкретно этот корабль находится здесь постоянно, чтобы как можно быстрее засечь любые изменения, связанные с Червоточиной. Раньше был другой корабль - USS “Лидс”, но несколько лет назад его угнали маки… Ох, они вызывают нас! Точнее, передают приглашение подняться на борт и открывают двери стыковочного дока.
Перим так ничего и не сказала по этому вопросу, который так его интересовал, и ромуланец подумал не оттого ли это, что он задает сразу слишком много вопросов и ей приходится выбирать из всего этого только одно? Впрочем, приходила пора действовать, свободный полет временно был закончен. Да, он знал этот класс федеральных кораблей, как и другие классы, его обязывала к этому профессия.
– Маки… интересно, - быстро сказал Ракар, но не стал на этом останавливаться. – Прекрасно, - дополнил ромуланец, глядя в экран. Теперь он мгновенно стал сосредоточен и собран. - Передайте им, пожалуйста, Перим, подтверждение приема, и заводите нас в стыковочный док.
____________________
с Квинтилией и Ракаром


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
16 Июня 2017, 17:36:23 #74
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

 
Освальд быстрым шагом дошёл до "Анадыря" и застал свою команду "в полной боевой готовности" на мостике. Коротко рассказав им о своей импровизированной попытке "прощупать почву" среди капитанов и узнать, кто мог вести нечестную игру, а также о подозрительно смотревшей на не менее подозрительно смотревшего него вулканке, он заключил:
- В общем, других зацепок у меня нет, так что надо бы узнать, каким кораблём командует эта вулканка, и приглядывать за ней одним глазком... но с остальных тоже глаз спускать нельзя! Может саботажник так хорошо себя контролирует, что изобразил искреннее негодование. Тогда всё это напрасно... Ладно, у нас ещё есть около получаса на последнюю проверку. Сэм, Акрита, пробегитесь ещё разок по всем основным системам, всё ли у нас хорошо? М'Кота, подключись к сети станции и попробуй найти информацию о командах. Артур... да, что такое? - Освальд переключил всё своё внимание на коллегу, который, казалось, хотел задать вопрос.
- Есть, капитан, - отозвалась Самрита, и в ее голосе слышалась нескрываемая ирония. Себе под нос она пробурчала: - Как будто мы и так не проверками систем тут занимаемся…
Землянка уже сидела на своем месте за инженерной консолью и как раз завершала предстартовую проверку, но теперь ей хотелось еще и послушать о конспирологических теориях Освальда.
– Что-то у тебя не сходится, – сказала, М’Кота, копаясь в информации. – Если бы я была вулканкой, которая хочет скрыть своё участие в каком-нибудь свинстве – если! – на всякий случай подчеркнула клингонка, чтобы никто не подумал, что она действительно допускает мысль о своём участии в чём-то неблаговидном, – я вела бы себя спокойно, как дохлая змея, чтобы не выделяться среди других ходячих холодильников.
- Да-да, знаю, - устало потёр глаза Освальд, - но тогда у нас шансов хоть что-то понять точно нет. В любом случае, какие-либо выводы делать рано. Как я и сказал, если саботажник хорошо себя контролирует, мы так просто его не найдём. Но что если это всего лишь новичок? - бросив хитрый взгляд в сторону инженерного поста, он с усмешкой добавил. - В конце концов, он от Сэм трусливо убежал, даже не попытавшись оглушить её и стереть память, а потом продолжить своё тёмное дело!
Артур сидел за своей операторской консолью и включал сенсоры, прочие мониторы, готовился к старту. Рассказ Освальда он слушал развернувшись с креслом к товарищам и уже открыл было рот, чтобы сказать, что корабли можно просканировать на предмет форм жизни и таким образом узнать какой корабль состоит из этих вулканцев. Потом он хотел добавить, что на самом деле вулканцы не могут быть причастны к таким действиям. Но внезапно понял, что чуть не совершил сейчас ужасную глупость. Сканирование корабля во время регаты во-первых как минимум будет засечено сенсорами сканируемого корабля, а во-вторых это тут же может быть воспринято как неспортивным агрессивным актом и их снимут с дистанции по дисквалификации. Как открыл, так и закрыл рот Артур, лишь отрицательно покачав головой Освальду.
- Нет, нет… ничего. Так.. глупость, - сказал Лайтман и повернулся с креслом обратно к своей консоли. Лучше он будет заниматься делом, а не высказывать бред, который может все погубить.
 
Тем временем М’Кота нашла список команд, которые собирались принять сегодня участие в регате. Ни в одной из них капитаном не значился представитель вулканской расы, но в то же время далеко не все участники указали свои расы для общего обозрения.
- Тогда давайте сосредоточимся на подготовке к старту, - заметила Самрита после получения информации от М’Коты. – У нас осталось совсем немного времени, команда «Амазонки» уже должна была вылететь. Нам надо будет их найти и выйти на связь, иначе мы так и не встретимся во время регаты.
- Этим как раз и занимаюсь, - откликнулась Акрита из пилотского кресла. – Система приема и передачи в норме, диагностика показывает полную готовность. Кстати, я вижу наших. Как только отойдем от станции и поднимем щиты, можно попробовать им что-нибудь передать.
Она уже успела проверить системы управления и навигации, отклик внешних сенсоров и сейчас занималась подстройкой своего интерфейса: кроме небесных тел и станции, подсвеченными линиями и точками теперь обозначались уже стартовавшие корабли. Акрита поставила более высокий приоритет и разрешение на траекторию «Амазонки». Мысли о теориях заговора она временно загнала в самый дальний угол сознания, понимая, что сейчас время действовать.
- Инженерные системы готовы к старту, - доложила Самрита со своего места, поглядывая на таймер.
- Операционный пост готов запрашивать разрешение на взлет, - сказал Артур, не поворачиваясь от консоли. - Сенсорные системы работают нормально.
- Пора! - с воодушевлением произнёс Освальд. - Артур, запрашивай разрешение, Акрита, когда получим разрешение, отводи нас от станции на маневровых. Пусть начальство гордится нами!
Артур, ожидая приказа, держал палец у кнопки вызова, и как только Освальд объявил о готовности - запросил разрешение на взлет.
Разрешение пришло незамедлительно, и двери шлюза открылись перед катером. Самрита завороженно смотрела, как медленно открывается затворка – на самом деле, не так уж медленно, но ей этот момент показался очень значимым. Она далеко не первый раз в жизни летала на кораблях, множество раз в Академии выходила на тренировочные полеты с командой в качестве инженерной поддержки и даже сама умела пилотировать, но сейчас было что-то другое, что-то особенное, что-то более важное. Акрита аккуратно и уверенно вывела «Анадырь» из ангара, в ее действиях читалось спокойствие и знание того, что она делает. Баккер с облегчением улыбнулась: да, вывести катер из ангара может любой новичок, но то, как это сделала андорианка, задало настроение и добавило уверенности всей команде.
- Отлично! - не стал сдерживать похвалу Освальд. - И пусть вся регата пройдёт так же гладко!
Он мельком взглянул на Самриту, не без удовольствия отметив хорошее настроение девушки, а потом перевёл взгляд на Артура - вот-вот должны были передать их первую контрольную точку, и кадет, казалось, хотел ускорить время, смотря на своего соседа и его пост. "Скорее, чего же вы медлите, формалисты станционные?!" - сказал он про себя, а потом принялся ругать себя за нетерпение, ведь ждать осталось совсем недолго. Совсем недолго.
Артур смотрел в свою консоль, но при вылете не удержался и обернулся на главный экран. Акрита выводила катер красиво, величественно и очень ровно. И это действительно было волнующим моментом перед началом гонки. А потом Лайтман снова вернулся к своей работе, отмечая на своем экране позиции других кораблей и "Амазонку". "Амазонке" он придал статус наивысшего приоритета слежения и отметил катер другим цветом.
- "Амазонка" летит молча, - сказал кадет, - но их щиты подняты.
В этот момент Артур понял, что для станции их вылет не прошел незамеченным. На консоли перед ним появились характеристики обещанного канала для экстренной связи.
В дополненной реальности, которую наблюдала Акрита, зажглись новые точки - это были координаты постов помощи.
Ключ, который находился у кадета Макдауэлла, тоже активировался - зеленые цифры на его поверхности указали первые координаты.
Теперь было делом навигатора внести их в корабельный компьютер и рассчитать курс. Для М’Коты это не составило проблемы и вскоре она увидела, что их первая контрольная точка находится на орбите Бэйджора XI.
И в тот же момент кадет Лайтман, продолжавший следить за “Амазонкой”, заметил флуктуацию щитов катера.
- "Амазонка" передает сообщение, - сказал Артур, отметив, как компьютер отследил изменение частоты щитов второго катера и перекодировал сообщение. – Они говорят… Первое – у небесного храма. Небесный храм это что?
- Что-то из баджорской религии, видимо, - Акрита тоже была не очень сильна в этом вопросе. - Может, в поясе Денориса… Но, видимо, задания у нас все-таки разные.
Она ровно выводила катер на расчетную траекторию, и, пока руки делали свое дело, обдумывала сложившуюся ситуацию: то, что теперь они летят не одновременно, и то, что даже контрольные точки для них не совпадают. Если Ракар и его команда будут где-то их ждать, они потеряют время – и тогда, возможно, их не спасет даже финишный маневр. Значит, оставалось одно – каким-то образом догнать их, и, если технически скорости катеров были примерно одинаковы, нужно взять чем-то другим. Стратегией? Быстротой выполнения заданий? С другой стороны, если задания разные, как можно сравнивать и оценивать результаты прохождения? Разумно было бы предположить, что задания те же, просто в другом порядке - но тут уж Акрита пока не могла ни о чем судить.
- Артур, пожалуйста, перекинь и на мой пульт канал связи с "Амазонкой", - попросила она. – Если что, пусть сообщения будут у меня тоже, остальные каналы не надо, только наш.
- Хорошо, - сказал Артур, и сдублировал на консоль Акриты отображение данных из подпрограммы кодированной связи.
- Спасибо, - ответила андорианка, получив канал. Несмотря ни на что, когда и если придет время маневра, связь между пилотами должна быть мгновенной.
- А не червоточину ли баджорцы называли Небесным храмом? - полувопросительно произнёс Освальд. - Как бы все наши надежды на красивый финиш не накрылись медным тазом, а то ведь последние пункты перед возвращением у нас могут тоже по разные стороны от станции находиться... в общем, мы сами по себе, и надеяться на наш план и вторую команду не стоит, пока не будет доказано обратное.
- Тогда давайте сосредоточимся на нашем задании и будем периодически поддерживать связь с «Амазонкой», - предложила Самрита.
То, что они не будут постоянно взаимодействовать со второй командой, оказалось для девушки неожиданным облегчением. Там был Ракар, которого Самрита после вчерашней ссоры не хотела видеть, была Перим, для которой Самрита теперь должна будет придумывать задания и учить развлекаться (пусть и самой Самрите с недавних пор стало не до развлечений), и, самое главное, был Тенек, который знал пока еще маленький секрет землянки и служил немым укором… Нет уж, лучше они будут сами по себе! В своей команде Баккер была уверена.
Девушка быстро посмотрела на Освальда, вспоминая, как совсем недавно они весело болтали, тестируя связь на этом же самом катере, а потом… Она покрутила головой, прогоняя от себя эти мысли, и опустила взгляд на свою консоль.
___________
C Освальдом, Акритой, Артуром и М'Котой
Offline  
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 ... 15
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS