* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
17 Июля 2018, 04:41:12 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 14 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 15
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
17 Мая 2017, 11:52:52 #15
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты

Ракар встретил остальных членов своей будущей команды и они тоже приступили к работе.
Ознакомив членов своей команды с последними результатами расчетов и прогресса структурирования модифицированного катера системы "Дунай", Ракар в первую очередь отпустил пилота каитианца спать.
- Рроу, - сказал ромуланец, - к утру все будет готово, и ваша задача к утру быть свежим, выспавшимся и во всеоружии готовым к пилотированию. Поэтому вы свободны до утра.
- Хена, - обратился он к девушке-ференги, - ваша задача – спроектировать и голографически запрограммировать скафандры для каждого члена проекта, вот тут, - он подал девушке падд, - параметры размеров на каждого. И еще – нужно найти запасные пути достать такие скафандры, на случай если нам их не дадут. Пусть они будут федерального стандарта.
- Гил Тенма, - обратился ромуланец к кардассианцу, - вы назначаетесь первым помощником капитана и тактиком нашего небольшого корабля, для меня честь работать с вами. Ну, давайте сделаем это, - закончил Ракар, и запустил голографическую симуляцию.
В голографической симуляции уже был сделан точно рассчитанный корпус корабля, применены физические законы реальности, и Ракар занялся размещением блоков систем, тестированием функциональности каждого пункта по заданным модификациям. Через некоторое время Тенек донес свою подпрограмму медотсека и Ракар встроил ее в основной проект. С половины ночи он отпустил Хену и Тенму, а потом когда Самрита решила неудававшуюся ему задачу – моделирование пошло куда быстрее. К утру ромуланец убедился в том, что в теории, в условиях реальности – такой катер справится со своими задачами.

***

Артур не пошел сразу вместе со всеми к голокомнатам, задержавшись у общественного терминала, отправляя запрос-письмо на корабль USS "Саратога" для доктора, младшего лейтенанта Дженнифер Геллер. Он представился и попросил разрешения доктора на использование ее внешности для кадетского проекта голографического доктора, а затем скачал на свой падд ее трехмерную фотографию. Пока не было ответа, он решил, что все равно будет использовать ее внешность, а в случае отказа – найдет другое решение. Потом Артур медленно пошел по коридору к Кварк'с. Это были его несколько минут тишины и одиночества, так необходимые ему для того, чтобы понять, как собраться и жить дальше. Он должен был это понять, несмотря на то, что результатом решения суда было его оправдание и освобождение. Неразрешимые личностные противоречия все еще стояли перед ним, и на самом деле в голове не было ни одной мысли, и теперь он искал вдохновение в том, чтобы создать голографического доктора, похожего на ту, чистую, спокойную, такую нормальную девушку с Саратоги, с темно-каштановыми волосами и добрыми серыми глазами. Той, в которой не было ни лжи, ни предательства, ни боли, ни запутанных мотивов. Той, которую он увидел первой, когда очнулся после всего того, что случилось на Волане II. Потом Артур подумал, а возможно ли так, чтобы образ М'Коты стал голографическим прообразом для доктора? И понял, что эти вещи нельзя смешивать. М'Кота была для него совсем другой, с М'Котой он хотел прожить жизнь, а доктор Дженнифер Геллер должна была быть увековеченной как доктор.
Через несколько минут он догнал всех у Кварк'с и подошел к Самрите.
- Сэм, - сказал Артур, - я готов начать заниматься с голограммой доктора, я изменю его характер так, как понимаю младшего лейтенанта с “Саратоги”. Пожалуйста, присоединяйся, когда у тебя появится время.
- Точно, голограмма… - Самрита остановилась у самого входа в голокомнату. – Да, конечно, я подойду попозже, посмотрим, что получилось. Сначала надо закончить с остальными модификациями.
Самрита не была уверена, что это «позже» наступит, потому что до утра предстояло выполнить огромный объем работы, который не так-то просто провернуть даже всей командой, но все же ей было интересно взглянуть, что там придумает Артур, и на что это вообще будет похоже в итоге.
- Ага, - кивнул Лайтман, - к катеру ее прикручивать я без тебя не стану, к тому моменту я уже соберу статистику по ее энергопотреблению и прочим параметрам, и ты это лучше всего сделаешь, может еще придется перед запуском на катере что-то исправлять. Спасибо! Будем тебя ждать.
И Артур повернулся к М'Коте, которая собиралась работать над голограммой вместе с ним, улыбнулся ей и махнул рукой, призывая присоединиться.
_____________
С Самритой, Ракаром
Offline  
17 Мая 2017, 11:53:27 #16
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты


Ночь была долгой: Самрита запаслась большой кружкой самого крепкого кофе, но так к ней и не притронулась, с головой погрузившись в работу. А работы оказалось даже больше, чем она думала: стоило ей начать менять что-то одно, как проблема вылезала с какой-нибудь неожиданной стороны. То получилось, что их волшебный и полностью модифицированный катер не может как следует разогнаться, то – стоило только поправить его скоростные характеристики, – терял в маневренности или структурная целостность не дотягивала до желаемого уровня на критических тестах… И всякий раз Самрита ругалась сквозь зубы, а времени до утра становилось все меньше…
«А ведь это потом еще и на настоящем катере делать… На двух», - с завидной регулярностью посещала ее предательская мысль, и девушка понимала, что воплотить все до регаты если не нереально, то близко к этому. Даже несмотря на то, что все участники команды работали над своими задачами, только к самому последнему сроку удалось получить что-то близкое к задумке – уже не «у нас ничего не получится!», а очень даже «может и прокатит». Самрита последний раз запустила симуляцию: все же удалось улучшить структурную целостность катера, довести реакцию руля до желаемого показателя, модифицировать тягловый луч и, самое главное, увеличить маневренность двигателей.
С внешним видом катера они тоже немного «поиграли», дополнив его клингонскими элементами («Для устрашения противника», - шутила Самрита, раскрашивая голографический катер под клингонскую Хищную птицу. Ну, птичку). С внутренностями катера было решено поступить по-спартански: все лишнее перед регатой просто было удалено – что легко было сделать в голокомнате, но вживую предполагало довольно много физической работы. Из нового на катере появилось только клингонское капитанское кресло, которое всякий раз смешило Самриту, стоило ей только представить сидящего в нем Освальда. Не хватало только двух важных вещей: дополненной реальности пилота, над которой работала Акрита, и ЭМГ, которую моделировал Артур. Осталось добавить их в симуляцию, и катер готов был выигрывать если не регату, то как минимум конкурс на самую креативную модификацию.
Девушка понимала, что закончить с модификациями никогда не получится – всегда найдется, что еще улучшить, докрутить, изменить и потестировать, - поэтому она приняла волевое решение посчитать работу законченной на настоящий момент времени и перешла к данным, которые дал ей Ракар. Вторая команда все еще работала над своим катером, и у нее было немного времени, чтобы покопаться в расчетах. Заставить ромуланские и федеральные системы подружиться было непростой задачей: даже голографический катер не был в восторге от дополнительных модулей на крыльях, что уж говорить о настоящем? В итоге Самрите все же удалось найти решение, при котором импульс в плазмопроводах не возникал, но она до конца не была уверена, не вылезет ли еще какой неучтенный баг при работе с настоящим катером – в конце концов, ромуланская технология была для нее террой инкогнитой.
Offline  
17 Мая 2017, 12:01:26 #17
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 года, ночь
Реплимат, Кварк’с, голокомнаты


Акрита направилась в голокомнату не сразу, отстав от товарищей. По пути она зашла в полупустой Реплимат и присела за дальний столик у стены. За этот день столько всего случилось, что теперь в голове был полный хаос из математических и кинематических расчетов, переживаний за товарищей, радости, тревоги, удивления, неизвестности будущего… Артура оправдали. Квинтилия согласилась остаться. Это было главное, и это, черт возьми, стоило всех усилий, нервов и ожидания! Но ведь оставался вопрос о том, чего на самом деле хочет Ракар. И то, почему координатор Толан обвиняла Лайтмана. Акрита только сейчас подумала, что кардассианка как-то слишком легко сдалась; неужели она сделала это ради Артура? И да, каким неожиданно хорошим и интересным человеком оказался Планкс… И судья. Все-таки Федерация – лучшая, и ее представители – лучшие, они могут найти верный путь там, где его почти совсем не видно, и значит есть будущее у этого мира.
Андорианка отчаянно тряхнула головой, прогоняя уже подступавшие к сознанию светлые радужные сны. Сейчас – не время. Сейчас нужно внести свой, пусть маленький, вклад в то, чтобы это будущее, их проекта, их государств, Федерации и не только, всех неравнодушных и верящих в добро существ – сбылось. Она взяла в репликаторе небольшой, но питательный ужин, хороший кусок шоколадного десерта, крепкий сладкий кофе. Разложила перед собой падды и углубилась в проверку расчетов.
Через 15 минут она совершенно бодрым шагом направлялась к голокомнатам. Коллеги, видимо, уже приступили к реализации намеченных планов, так как, несмотря на поздний час, все доступные помещения были заняты. Потратив несколько секунд на раздумья относительно того, где ее присутствие меньше всего помешает, Акрита остановила выбор на комнате, где работала Самрита. В ответ на вопрос, можно ли ей тоже здесь обосноваться, андорианка получила лишь утвердительный кивок инженера, погруженного в работу целиком и полностью.
Первым делом Акрита создала упрощенную модель катера, не уделяя внимания внешнему виду и не относящимся к делу системам. Собственно говоря, это была модель кабины пилота, но все, касающееся навигации, сенсоров движения, динамики и ориентации, воспроизводилось с максимальной точностью. Акрита уселась в кресло, загрузила варианты траекторий, пробную версию "дополненной реальности". С улыбкой отметила, что за прошедшие сутки отладка программы продвинулась больше, чем за 2 года с момента задумки в Академии. На голографическое пространство кабины наложились такие же голографические линии разных цветов, подсвеченные цифры в особо важных местах, указывающие расстояния до объектов, скорости и другие определяющие величины. Потеряв счет времени, андорианка "гоняла" среди астероидов, переменных гравитационных полей, оттачивая скорость отображения, чувствительность, критерии – ведь нужно было, чтобы программа выдавала ровно то, что необходимо в конкретный момент. Потом она решила сделать адаптивную настройку, которую каждый пилот мог бы устанавливать для себя: вдруг кто-то и в 10-ти линиях запутается, а кому-то чем больше, тем лучше?
Случайно попавшийся на глаза хронометр показал, что уже почти утро. Как ни странно, усталости она не ощущала, видимо, прошел какой-то рубеж, знакомый тем, кто работает по суткам. Теперь было лишь вдохновение, ожидание и некоторая доля неуверенности. С каждым разом, пройденном по предполагаемой траектории в системе Бэйджора, она видела, как много факторов могут обернуться против их маневра на финишной прямой…


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
17 Мая 2017, 12:05:53 #18
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты


Артур, М'Кота и Освальд зашли в голокомнату, где собирались программировать голографического доктора.
Артур перенес с падда в компьютер трехмерное изображение лица Дженнифер Геллер, инициализировал программу Доктора, экстраполировал рост, вес, и иные формы Дженнифер и запустил на исполнение голограмму, пока отключенную от всех остальных личностных и медицинских подпрограмм.
Дженнифер теперь стояла перед ними, как живая, и все таки неподвижная.
- Вот так будет выглядеть наш доктор на катере, - сказал Артур и смущенно улыбнулся , посмотрев на М'Коту и Освальда.
Грустное, непохожее на бешеную клингонскую ревность чувство, коснулось души М’Коты.
– Вот к ней я могла бы тебя приревновать, – почти серьёзно сказала она. – Не к полуголым орионкам и не к ромуланкам в военной форме, а вот к такой, как она.
Осмотрев их очаровательного будущего врача, Освальд облизнулся, как кот, съевший целого хека.
- А тебе не кажется... - с липовой задумчивостью пробормотал он, хотя на сонной физиономии явно читалось озорство, - тебе не кажется, Артур, что стандартная униформа Звёздного флота не соответствует духу нашего проекта? Всё же, у нас тут и клингонка, и ромуланец, и кардассианец, и даже орионец... Кстати, М’Кота, раз уж ты об этом заговорила... Компьютер, изменить внешние данные голограммы! Заменить униформу Звёздного флота на одежду орионской рабыни! Я вам, дорогие коллеги, - молодой человек посмотрел на Артура и М'Коту, - со всей ответственностью заявляю, что психологический комфорт весьма способствует выздоровлению, кроме того, столь прекрасное и здоровое тело у врача должно побуждать пациентов следить за своим здоровьем и заниматься спортом!
Артур, стоя у консоли управления, выслушал М'Коту, Освальда, и задержал взгляд на голограмме Дженнифер, которая теперь стояла в орионских одеждах и понял, что вот в таких одеждах, не скрывающих почти ничего – она ему не очень нравится, ему хотелось спасти эту девушку, накинуть на нее какой-нибудь плащ, отбить от врагов и увести на корабль, в мягкий свет корабельного лазарета, или каюты, с приглушенным светом… так, стоп!
Лайтман отвел глаза и посмотрел на консоль. Смотреть в консоль! Никуда более! Его пальцы быстро забегали по клавиатурным сенсорам, и он изменил форму Дженнифер на китель с короткой юбкой по образцу середины 24-го века в Звездном флоте.
- М'Кота, - сказал он совершенно не стесняясь Освальда, потому что Освальд был свой и все и так знал, - я весь твой, нет повода и причины, но если честно  - мне приятно, что ты ревнуешь. Но … погоди, дай только регата закончится! – и он повернул голову к Освальду, – а как тебе такой ее наряд?
- Уже лучше, - кивнул Освальд, не слишком надеявшийся на наряд орионки, - но, опять же, это униформа, пусть и старая... давай мы кое-что заменим на... на... на...
Чуть подумав, он встал рядом с Артуром и воспользовался его консолью. Сначала форма превратилась из чёрно-синей в ослепительно белую - одежду такого цвета носили исторические доктора, чтобы сразу было видно, что они чем-то запачкались. С голограммой такого, разумеется, случиться не могло, но белый цвет у многих ассоциировался с чистотой, и образ "чистого" врача кадету очень понравился.
Ещё немного подумав, Освальд довольно улыбнулся и снова взялся за консоль. После нехитрых манипуляций одежда вновь изменилась - стала ещё плотнее прилегать к телу, почти не оставляя простора фантазии, а ещё у неё полностью пропали рукава, а сапоги теперь были на довольно высоком каблуке. "В конце концов, голограмма не будет испытывать проблем с равновесием, а смотрится так гораздо лучше" - размышлял про себя Освальд, но потом очень явно представил себе реакцию некоторых своих коллег, а заодно и начальства, и немного погрустнел.
- Ну ладно, - примирительно поднял он руки, - сейчас чуть-чуть скромнее сделаю.
На плечах Дженнифер появился свободный белоснежный халат, длиной доходивший почти до колен, который, по мнению кадета, должен был успокоить всех возможных критиков, вроде разных землянок-инженеров и кардассианок-координаторов.
Артур следил за манипуляциями Освальда и переводил взгляд с консоли на голограмму Дженнифер и обратно.
- Вот.. так оставь, а , нет, вот тоже хорошо, эээ, белый цвет формы – вообще идеал, ну да, для реального врача не годится, но голограмма… - Артур комментировал по ходу Освальдовых действий, и наконец замолчал, перестав комментировать, продолжая только наблюдать оценивающе. – Слушай, белый халат – дань прошлого, но это отлично смотрится. Это, я скажу тебе, образ! Но это образ… - и Артур посмотрел на М'Коту, задумавшись. – По моему, отлично. Теперь дело за характером, и это самая сложная сторона, потому что сейчас мы будем переделывать личность Доктора первой версии в характер, полностью соответствующий Дженнифер, ну.. по крайней мере так, как я успел ее понять за где-то полчаса общения. Это будет очень примерное приближение. Но все же. – Артур усмехнулся, - мы создадим личность, и она станет отдельной единицей.
Артур открыл параллельно файл с личностными подпрограммами и посмотрел на М'Коту, перед тем, как начать. Ему показалось, что она не до конца высказалась.

Глядя на манипуляции с образом Дженнифер Геллер, М’Кота одновременно испытывала и облегчение и возмущение: с одной стороны, всё больше крепла мысль, что на месте Дженнифер она бы не позволила брать свою внешность для голограммы, с другой, в новых образах эта леди выглядела немного смешной и не такой опасной, поскольку уже значительно меньше походила на неземной идеал Артура Лайтмана. Есть мужчины, которых имеет смысл ревновать не к другим женщинам, а к их же собственным идеалам; М’Кота верила Артуру, верила в Артура и не испытывала какой-либо особенной неуверенности в себе, но отнюдь не воображала, что сама хоть немного напоминает романтический идеал землянина.
Впрочем, всего этого клингонка, озвучивать не стала: на слова Артура, обращённые к ней, неопределённо хмыкнула и погрузилась в созерцание процесса создания образа. Под конец она посмотрела на Артура, перевела взгляд на Освальда и выразительно произнесла:
– Когда я увидела вашу форму столетней давности, я подумала, что смешнее и быть ничего не может – о ней же ходила прорва анекдотов в клингонском флоте! Но я была неправа: вот это гораздо, гораздо смешнее! Вы не боитесь, что леди Дженнифер будет возражать против такой трактовки её образа?
- Да.. – сказал Артур, - та форма для женщин ужасно не практична, совершенно невозможно на службе, на высадке, по трубам Джефри ползать в ней, это скорее костюм выходного дня, но нынешние дизайнеры, к счастью, понимают баланс между красотой и необходимостью. Дженнифер.., - кадет Лайтман потер висок, - если она будет против вот этой формы доктора из 20-21-х веков,  то мы конечно изменим, но самое главное теперь - это какой она будет личностью. Наверное – это самое важное, поэтому приступим.
__________________
С Артуром и М'Котой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
17 Мая 2017, 12:06:53 #19
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты


- М'Кота, - фыркнул Освальд, - никакая одежда врача не может выглядеть смешной, когда ты лежишь на больничной койке, а этот человек тебя на ноги ставит. Или у клингонов принято медиков в тяжёлую броню заковывать и вооружать по полной программе, чтобы они в любой момент могли убить врага, даже не смотря на то, что задача у врача совсем другая?..
Освальд и М'Кота спорили еще некоторое время, и Артур начал понимать, что это может затянуться до утра. Когда он наконец их разнял, они приступили, и так продолжалось до утра. Они программировали вместе, втроем, обсуждая каждый момент и тонкость, исследуя каждую подпрограмму, добавляя свои, и это было не просто изменение личности, это было создание нового, новой личности, новой индивидуальности. Артур не раз вспоминал профессора Циммермана и доктора Нуньена Сунга, почти понимая их теперь, в той части, что именно ими двигало в их работе. Доктор с визуальным образом Дженнифер становилась немного не похожей на свой оригинал. Она приобретала собственные черты. Доброта, сочувствие, участие, ответственность и спокойствие никак не противоречили способности к легкому сарказму и возможности шутить, по доброму и иногда даже очень смешно получалось. У новой голограммы было собственное суждение о людях и о себе, не просто как профессионале в медицине, но как о человеке, которого заслуженно любит и уважает его команда. А потом Освальд предложил еще одну идею и они начали ее воплощать.
Идея была одновременно простой и сложной - предстояло создать адаптивный алгоритм выбора наиболее подходящего для пациента поведения голограммы из заранее определённого набора. Хотя сам принцип адаптивного управления разработан не одно столетие назад, задолго до даже примитивного искусственного интеллекта, реализовать адаптивный выбор поведения - это была задача отнюдь не тривиальная, особенно в столь сжатые сроки. После обсуждения, было решено реализовать всего пару поведенческих шаблонов и простую программу выбора, оставив остальное для последующих доработок и модификаций. Всё равно разработать модели поведения для всех членов проекта, начальства и связанных с “Альфой” офицеров - это задача не на один день, да и выбрать правильную модель тоже было непросто. В итоге, решено было показать предварительную версию, способную осуществлять простой выбор между поведением с землянином и с клингоном, а также принимать решение о включении опции "юмор".
Под конец работ, утром, когда еще драйв и эйфория от творческого программирования – не давали желанию спать вступить в свою силу, Освальд, М'Кота и Артур представили свое творчество Самрите. Когда она вошла к ним в голокомнату, Артур, завершая последние действия по сжатию и оптимизации кода, оглянулся на Самриту и запустил голограмму на исполнение.
- Сообщите характер экстренной медицинской ситуации, - сказала доктор и мягко улыбнулась всем присутствующим. Ее взгляд был обращен к каждому кадету в голокомнате, она рассмотрела каждого, и Артуру казалось, что голограмму сейчас нельзя было никак отличить от реального человека, с эмоциями, чувствами и индивидуальностью.
- Нет экстренной медицинской ситуации, Доктор, - ответил Артур и снова посмотрел на Самриту. – Сэм, - сказал он, - смотри, мы оптимизировали как могли, но энергопотребление и отбор оперативной памяти – достаточно высок. Тесты прошли успешно, я думаю, катер потянет.
«Мне кажется, я знаю, кто поработал над ее внешним видом», - хмыкнула про себя Самрита, разглядывая голограмму.
- Вы… с ума сошли? – вежливо поинтересовалась инженер, которая к утру уже была достаточно усталой, чтобы не искать другую формулировку. – Когда вы говорили о голограмме, я думала, вы возьмете стандартную модель и упростите ее, а не наоборот! А вы еще и внешность изменили и… что вы ей еще поменяли? Она же нам весь катер подвесит! – вздохнула Самрита и еще раз скептически оглядела ЭМГ. – Но времени с ней разбираться уже нет: я загружу ее в нашу голографическую презентацию, а потом уже разберемся, как ее прикрутить на катер.
- Ну… - протянул Артур, - использовать Доктора Циммермана – это был бы плагиат, и мы еще немного поработали над характером, но ничего лишнего, ничего! Петь она не умеет, сочинять стихи тоже. Да, тесты для катера потом проведем, сейчас уже совсем нет времени.
Самрита поспешно выключила ЭМГ и загрузила ее в систему голографического катера. Время действительно поджимало, и сейчас у нее не было возможности тщательно проверить, насколько она соответствует системам. На первый взгляд все смотрелось неплохо… Девушка закусила губу: ее разрывало между желанием все сделать правильно и показать законченный проект и нежеланием опоздать на презентацию. По ее оценкам, ей требовалось еще пару часов, чтобы все системы голографического катера работали идеально и ни к чему нельзя было придраться, но пары часов у них не было – даже лишних десяти минут. И еще ей не хотелось признаваться своим коллегам, что она не успела все проверить…
- Ну что, идем? - бодро произнесла она. – Не то нам влетит от всего руководства разом!
_______
С М'Котой, Освальдом и Артуром
Offline  
17 Мая 2017, 16:43:04 #20
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро до начала планерки
Ангар №13

От недосыпа у ромуланца звенело в ушах, но он не подавал вида, только движения его стали резкими и угловатыми. Закончив в голокомнате, он быстрым шагом дошел до 13-го ангара и занял первое попавшееся место за столом, положив перед собой стопку паддов, в количестве 4 штуки. Взяв в руки верхний, он принялся сочинять официальное приглашение для Перим в команду в качестве пилота. Наверху документа он разместил логотип в виде стилизованной птицы в зеленых и синих цветах. Не придумывалось лишь название команды, все остальное он написал быстро и положил этот падд отдельно от остальных. Теперь Ракар принялся молча ждать того, что принесет это утро.
- Мистер Ракар, - услышал ромуланец негромкий голос где-то за плечом, - Вчера я хотела вам сказать, но вы были так заняты, что я побоялась вас отвлечь. Дело в том, что Джез тоже успел дать мне задание, до того, как отказался быть капитаном. И я уже успела сделать эскизы. Может, вы посмотрите?
Это была Хена и к груди она прижимала падд федерального образца.
Ракар обернулся к Хене, затем чуть подвинул соседний стул рядом с собой, так чтобы Хене было удобнее сеть, и жестом пригласил ее присаживаться.
- Конечно, посмотрю, Хена, - сказал он, и протянул руку за паддом, который она держала, - и еще, я вас очень прошу, не надо бояться меня отвлечь, и вообще – бояться, я ведь не злой, - грустно усмехнулся ромуланец. "Я ведь и сам в определенной степени боюсь вас всех", подумал Ракар, но подобная мысль никогда не должна была стать достоянием гласности.
- Но вы всегда держитесь сами по себе, никогда не улыбаетесь и не радуетесь, всегда в форме и кажется, у вас нет никакого хобби и вы никогда не расслабляетесь. Это все маркирует вас как человека, от которого инстинктивно хочется держаться подальше,- вздохнула Хена, -  В любом случае… - она осторожно присела на краешек стула, - Идея Джеза состоит в том, что мы должны показать, что мы команда, и даже по возможности выделиться из всех других команд. Джез наблюдал за другими командами на станции в последние дни. И что для наблюдателя сразу бросается в глаза и позволяет идентифицировать группу людей, как общность? Некий признак, который есть у всех - и чаще всего это форма. Джез оценил мои дизайнерские способности и поручил разработать кое-что для нашей команды.
Хена, наконец, развернула падд к Ракару и показала эскиз - белые брюки и белый китель с жесткими плечами и четкими линиями, украшенный золотыми пуговицами и эполетами.
-Вы можете не использовать, если вам не нравится, ведь теперь это ваша команда.
Ракар внимательно слушал Хену, слова которой так резко и стремительно приблизили его на шаг к пониманию того, что нужно для разрушения когда-то давным-давно воздвигнутых стен между расами, и теперь им самим и той, которая была нужна ему больше всего на свете, кроме Империи Ромула, разумеется. Он устало потер глаза рукой, и взял падд у Хены из рук.
- Просто вы все слишком мало знаете о ромуланцах, но я думаю, это поправимо. Наша, наша команда, Хена, - сказал он, рассматривая форму, которую нарисовала девушка-ференги, - и любой член команды имеет большую ценность для всего процесса.
Форма была интересной, эполеты вызывали у него некоторое сомнение, но сомнением можно было пренебречь. Помня о словах Хены, Ракар улыбнулся.
- Это просто отлично, то, что вы сделали! Так, - Ракар обернулся, чтобы посмотреть на тех, кто уже пришел на утренний брифинг, - теперь, за очень короткое время до начала презентаций – надо сделать голомодель этого, и мы будем презентовать наш катер в этой форме. Она однозначно принята! И надо поделиться этой идеей с первой командой, пусть они тоже что-нибудь сообразят на эту тему, но не так как у нас.
Самрита, сидевшая через одно место от Ракара и не пропустившая мимо ушей разговор, посмотрела на часы:
- До начала собрания осталось 2… а нет, 1 минута. Уверен, что успеешь все загрузить в программу? – хмыкнула девушка.
А вот идея с формой ей очень понравилась, даже жалко было, что сама она до нее не додумалась. Впрочем, это до собрания осталась одна минута, а до регаты время еще было. Она встретилась глазами с остальными членами своей команды и выразительно приподняла брови.
– Только не каблуки! – категорично воскликнула М’Кота, вспомнив дизайн виртуальной Дженнифер. – Если Освальд придумает женщинам каблуки, сам и будет их носить!
Акрита, которая тоже отвлеклась от своих расчетов, услышав новую идею, рассмеялась:
- Да, на каблуках будет неудобно! А вообще форма – это здорово.
- У нас нет выбора, Самрита, - обернулся к землянке Ракар, - нам надо успеть.
Ракар отправил файл с падда Хены на сервер станции, - Да, успеем.
М’Кота задумалась на несколько секунд, затем открыла падд. Идея, которая пришла ей в голову была далека от совершенства и довольно условно могла считаться формой, но спонтанно и в последний момент ничего другого состряпать было невозможно. Лихорадочно пролистав несколько подходящих картинок, она на секунду остановилась, затем решительно поменяла цвет и развернула падд, чтобы показать картинку товарищам. На картинке был клингон в широком и длинном, воинственно встопорщенном жилете из чёрно-серебристого меха.
– Может это возьмём? – спросила она. – Потом дополним чем-нибудь подходящим.
- Но это же клингонская форма, - шепотом удивилась Самрита. – А идея ведь заключается в том, чтобы придумать какую-то общую, нейтральную… Мы же не клингонская команда, - усмехнулась девушка.
– Нет, клингон просто под руку попался, – объяснила М’Кота, – Я только про жилет.
Тем временем Самрита была права - в 8 часов утра совещание уже начиналось. И если им приходили в голову все новые и новые идеи, у них не было выбора кроме как отложить их на будущее.
Остальные кадеты тоже подошли и заняли места за столом, с интересом поглядывая на сонных товарищей и пытаясь пересчитаться. Быстро стало понятно, что не хватает Квинтилии Перим, но что это значит - было неизвестно. Возможно, их осталось всего 15 в проекте…
Двери ангара разъехались в стороны, представляя вниманию кадетов коммандера Мори. Баджорка коротко поздоровалась с присутствующими и присела на кресло, стоящее в стороне от стола, сбоку от информационного экрана. Почему-то глинна Толан с ней не было.
Квинтилии не было, чем ближе к началу, тем сильнее Ракар начинал нервничать, вспоминая ночной наряд Квинтилии и ее красную щеку как от удара. Форма одежды Перим была один в один как облик Энн Уильямс, когда та работала в Кварк'с. Странные подозрения начали забираться в его душу, и он очень хотел знать, кто ударил Перим. Кроме того, не было Иламы Толан. После того, как исполняемая ей роль стороны обвинения потерпела на суде поражение, особенно в контексте присутствия на суде кардассианского посла, он понимал, что неприятности у Толан имеют место быть, потому что ни ромуланская сторона, ни кардассианская – никогда не относилась хорошо к тактическому или иному проигрышу своих офицеров.
Вслед за коммандером Мори в дверях появилась внушительная фигура советника. Несмотря на то, что суд закончился благополучно и, в отличие от кадетов, болианка имела возможность выспаться, настроение её оставляло желать лучшего: ночь она толком не спала, а утром так и не решилась потревожить глинна Толан. С одной стороны, Утара была уверена, что кардассианке именно сейчас особенно нужна моральная поддержка, с другой, понимала и то, что в сложные моменты людям бывает нужно многое обдумать наедине с собой. А ещё её не оставляла странная для гражданки Федерации мысль о том, что добиваясь назначения Иламы Толан на роль обвинителя, кто-то хотел сделать ей очень крупную гадость. В конечном счёте Утара приняла половинчатое решение: не стала врываться к ней в каюту прямо с утра, а вместо этого отправила на личный компьютер открытку с дымящейся чашкой чая в вязанной одёжке (в качестве молчаливого приглашения на чай). Ей показалось правильным подойти к Толан позже, не на её личной территории, чтобы кардассианка имела шанс вежливо отказать, если общение для неё будет нежелательно, или согласиться, если оно окажется кстати.

Совещание не могло начаться без координатора проекта, и ожидание уже затягивалось. Было уже 8 утра, и минуты утекали одна за другой… Все знали, что опоздания были совершенно не в характере глинна Толан, кадеты начали осторожно переглядываться и перешептываться на своих местах, обсуждая это невероятное явление.
-Госпожа Рилл, - командующая станцией наклонилась к соседствующей с ней женщине, - попробуйте вызвать глинна Толан.
Утара и сама забеспокоилась, не увидев координатора в зале совещаний. Она коснулась коммуникатора и встревоженно произнесла:
– Советник Рилл вызывает глинна Толан.
____________
Совместно с Хеной, Самритой, Акритой, Освальдом, М'Котой, коммандером Мори и советником Утарой Рилл.
« Последнее редактирование: 17 Мая 2017, 16:45:38 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
18 Мая 2017, 18:18:12 #21
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро до начала планерки
Каюта Иламы Толан -> Ангар №13


Звук коммуникатора звучал где-то далеко-далеко, доносился сквозь плотный слой ваты, и Илама Толан решила его проигнорировать. Даже чувство долга, обычно громко напоминающее о себе, сегодня решило деликатно заткнуться и помолчать.
Толан лежала в постели, так и не сняв свою форму и неотрывно глядя на тяжелый плафон светильника, озаряющего комнату приглушенным оранжевым светом. Так она провела всю ночь – или большую ее часть, после того, как алкоголь уже перестал приносить хоть какое-то облегчение, а сон все никак не шел. С каким-то садистским наслаждением она уничтожила статуэтку, оставленную прошлой ночью Джарином Дохиилом: выковыряла ей глаза и швырнула об стену так сильно, что в обшивке осталась вмятина, и растворила на молекулы в репликаторе. А затем упала на кровать и не пошевелилась до утра, пока ее память раз за разом проигрывала одно и то же воспоминание.
«Вы и часть ваших родственников окажетесь под следствием по подозрению в государственной измене…»
«Обвинение тебя в сговоре с Федерацией…»
«Легат Толан - казнён, глинн Толан - с позором изгнана с флота и прозябает в нищите, остальные - влачат жалкое существование»…
Женщина зажмурилась, чтобы образ и голос Джарина исчезли, но это не помогало.
Коммуникатор продолжал противно пищать.
- Слушаю, - глухо отозвался кто-то голосом Толан, а сама кардассианка наблюдала за этим словно со стороны.
– Кадеты в сборе, совещание уже началось, – доложила Утара, как-то слишком коротко и без вежливых вступлений: она просто-напросто оказалась слегка дезориентирована сперва тревогой, а потом облегчением.
- Хорошо, спасибо, - так же безэмоционально прозвучало на той стороне связи, прежде чем коммуникатор Утары отключился.
-Надеюсь, это значит, что она уже идет, - нахмурилась Мори, - Лучше мне ее встретить, а вы - успокойте кадетов, кажется, они уже начали подозревать что-то неладное.
Коммандер порывисто встала с места и вышла из ангара.
Когда коммандер станции покинула помещение, Ракар резко поднялся со своего места. Он поочередно посмотрел на двух кадетов Звездного флота и сказал:
- Самрита, Освальд, кроме глинна координатора нет того участника, за которого мы взяли на себя ответственность. Присоединитесь ко мне? – затем он вышел из-за стола и направился к советнику Рилл, по пути нажав на дельту-коммуникатор, прикрепленную к груди:
- Компьютер, определить местонахождение Квинтилии Перим.
“Квинтилия Перим находится коридоре… секции… Стыковочного кольца” - компьютер послушно назвал все буквенные обозначения. Кадеты знали, что это официальное название того коридора, в котором находились их каюты, кабинет координатора проекта, и тот самый ангар, в котором они все сейчас находились.
  - У меня есть два варианта, - отозвалась Самрита на ответ компьютера. – Либо Перим опаздывает и бежит на всех парах к нам, либо мнется под дверью и боится зайти. Впрочем, оба эти варианта характеризуются как «опоздание». Госпожа советник, я могу сходить и проверить? – обратилась она к Утаре Рилл, вспомнив вчерашнее задание лейтенант-коммандера Планкса.
– У меня будет инфаркт, – горестно сказала болианка, вызвав недоумённый и осуждающий взгляд вулканского стажёра. Будь момент более подходящим, он непременно сказал бы, что её отменное здоровье не располагает к таким прогнозам. Но момент был неподходящим, поэтому эта трезвая мысль так и осталась неозвученной, а Утара с измученным видом подошла к двери. Дверь отворилась.
Акрита, которая тоже встала из-за стола, хотя и не была названа Ракаром в числе ответственных, следила за происходящим с нетерпением и тревогой. Она тоже сделала шаг к двери, подумав, что, вероятно, даже советнику в таком состоянии может понадобиться помощь.
Болианка действительно увидела юную трилла в коридоре. В первый момент, как и все, она отметила ее непривычный внешний вид - новую прическу и отсутствие формы. Этим утром на девушке было очень закрытое платье из плотного бархата грязновато-розового цвета с серыми разводами, которое Акрита раньше видела висящим в их общем шкафу в каюте.
Квинтилия стояла практически на пороге, будто колеблясь, войти ей или нет. Когда дверь открылась, для нее это было неожиданно, и она вздрогнула и удивленно посмотрела на болианку.
– Входите, пожалуйста, – сказала Утара с заметным облегчением и, обернувшись к кадетам в зале совещаний, предложила: – Пока мы ждём глинна Толан, вы можете продолжить обсуждение ваших проектов.
Квинтилия сделала шаг вперед, потом еще один, и так дошла до стола и заняла одно из свободных мест. Поскольку стол с начала проекта был рассчитан на 20 человек, а участников проекта осталось всего 16, выбор у нее был. Она тихо села и опустила голову, пряча лицо за распущенными волосами.
- Ну что же, всё не так плохо, - пробормотал Освальд достаточно тихо, хотя сидящие рядом кадеты вполне могли его услышать, - я уж всерьёз начал опасаться, что она передумала, оставила свой коммуникатор, прыгнула в первый попавшийся корабль и улетела...
Взглянув на девушку, он задумчиво мотнул головой, после чего посмотрел на всех тех, с кем он делил ответственность за будущее их коллеги. "Надеюсь, никто не начнёт с критики", - подумал кадет, - "Перим не умеет принимать чужую помощь, поэтому надо показать ей, что в этом нет ничего страшного, а не кидаться с обвинениями".
На этот раз Самрита оценила внешний вид Перим не столь скептическим взглядом: хоть она и считала платья неудобными для повседневной носки, кто их знает, что там на Трилле – последний писк моды? И уж точно лучше наряда в стиле «отчаявшейся дабо-девушку»! Просто потому, что все на свете было лучше того наряда. Она хотела съязвить про то, что идеальная мисс Перим впервые в жизни опоздала, но вовремя прикусила себя за язык и просто проследила взглядом ее перемещение. Окажись она на месте Перим (что, конечно, было невозможно, но просто представим!), она бы не хотела лишнего внимания к своей персоне.
- Ну вот все и собрались, никуда не придется идти. Ну, почти все, - хмыкнула Самрита. – Все равно собрание не начнется без глинна Толан. Впрочем, и неудивительно, учитывая, в каком состоянии я видела ее вчера ночью в «Кварк’с»… - последнюю фразу она произнесла уже чуть тише, чтобы не привлечь ненужное внимание советника.
Ракар посмотрел на Квинтилию, которая была одета в платье, которого он раньше никогда не видел. Единственное, что ему понравилось в этом платье – были серые оттенки, может быть потому, что ромуланское сердце – серого цвета. Но не это было важным, он смотрел на лицо Перим, ловя мельчайшие оттенки ее эмоций. И Ракар ободряюще улыбнулся девушке-триллу, несмотря на то, что та на него не смотрела. Квинтилия прошла и села на одно из свободных мест, и тогда Ракар вернулся к своему стулу и прикрыл рукой падд, который лежал отдельно от остальных.
Артур, наблюдавший все происходящее, вздохнул и сказал:
- Мы не можем начинать обсуждение наших проектов без глинна-координатора. Это будет несколько… невежливо. Поэтому я предлагаю подождать, - и теперь он подумал снова о том, насколько тяжело Иламе Толан дался тот вчерашний суд, и возможно, ее тоже следует пойти и встретить. И именно ему. Это было важно.
А потом кадет наклонился к столу в сторону Самриты и негромко спросил:
- Сэм, в каком состоянии? Что было?
- Потом расскажу, - шепнула Самрита в ответ и выразительно посмотрела в сторону советника.
Лайтман кивнул Самрите, выпрямился и нахмурился. Он был не уверен, что пора идти. Но через 5 минут ожидания он собирался принять решение.
Утара глубоко вздохнула, сосчитала до трёх и напомнила себе, что она – советник. То ли кадеты перезанимались ночью, то ли ещё не наступила разрядка после всех треволнений (или наоборот именно она и наступила?), но определённо со всеобщим взаимопониманием творилось что-то аномальное.
– Уточняю, – сказала она, на всякий случай подчёркивая каждое слово, – Вы можете делать то, что делали до начала совещания: проверять не забыли ли что-нибудь важное, доделывать то, что не успели и совещаться между собой. Разумеется до появления координатора.
Ещё не хватало, чтобы её заподозрили в нарушении субординации, нелояльности к коллеге и прочих грехах мира, включая нарушение Первой директивы.
____
С Мори, Утарой Рилл и кадетами
Offline  
18 Мая 2017, 18:22:21 #22
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


Коммандер Мори вышла из ангара и быстрым шагом направилась по коридору. Наконец, из-за поворота показалась знакомая фигура.
-Госпожа Толан! - коммандер Мори поспешила навстречу кардассианке, - Ваша планерка должна уже начаться, мы ждали только вас…
Не было похоже, чтобы Толан спешила – она подошла к коммандеру Мори обычным шагом и коротко кивнула в знак приветствия.
- Благодарю, мне уже сказали, - проговорила кардассианка ничего не выражающим тоном.
Даже в неярком свете коридорных ламп было заметно, что выглядит она сегодня так, словно не спала всю ночь, и даже не особо пытается это скрыть. Координатор прошла мимо Мори к дверям ангара, и только у самого порога остановилась и посмотрела на коммандера рассеянным взглядом:
- Вы тоже идете?.. 
-Глинн? - нахмурилась Мори, - У вас… все в порядке?
- Да, - не слишком уверенно кивнула Толан и попыталась выдавить из себя улыбку, но получилось неудачно. – Я просто устала… Ничего страшного. Надеюсь, это все быстро закончится, - она кивнула в сторону ангара, а затем бросила быстрый взгляд в падд, который держала в руке. Написанные там строчки никак не желали складываться в предложения и обретать хоть какой-то смысл, и Толан на полном серьезе думала: а что будет, если она просто туда не пойдет? Просто развернется и уйдет?..
Слова Толан едва ли убедили Мори.
- Вряд ли это будет быстро. Мы не должны ничего упустить. Вы помните, какие пункты сегодня на повестке? - продолжила хмуриться баджорка.
- Разумеется, - поморщилась Толан. – Я должна обрадовать всех новостью, что мистер Лайтман остается в проекте, утвердить их корабль для регаты и…  - она вновь посмотрела в падд, но тут же с раздражением его убрала, - и сообщить им, что судьба проекта еще не решена.
-Покажите, - потребовала Мори, потянувшись за паддом Толан, - Это еще не все, здесь же только половина... Вы готовились вообще, глинн? Я не могу это просто так оставить, потому что если вы не проговорите все необходимые темы, адмирал Солок будет вызывать меня, а не вас, чтобы высказать свое недовольство. Есть у него такая привычка… Добавьте в список новостей статус мисс Перим. И не забудьте напомнить, что анализы, которые вы заказывали через мистера Тенека, будут готовы сегодня. И выделите время под поручение адмирала Солока - то же, что и после инцидента с Аномалией и с теми же условиями. И… Нет, пожалуй, дальше вы дадите слово мне. В конце-концов, по результатам презентации корабля для регаты кадеты претендуют на МОЙ катер. Послушайте, если хотите, вы можете передать мне слово в любой момент. Хоть мне это и не нравится, но нам придется объединиться, если мы не хотим проблем от начальства проекта.
В любой другой ситуации Толан бы огрызнулась, разозлилась, попыталась бы поставить на место Мори, которая, по ее мнению, слишком много себе позволяет, и уж точно убедила бы баджорку, что у нее все под контролем. У нее же всегда все под контролем! Но сейчас вместо этого Толан равнодушно и очень устало пожала плечами:
- Как скажете, коммандер. Я все это скажу. Теперь мы можем идти?
-Д-да, конечно, - Мори все еще смотрела на Толан с подозрением, и последовала за ней в ангар 13.
Баджорка уже успела заметить, что Толан всегда старалась все держать под контролем и была склонна скорее к перфекционизму, чем к безразличию, а также по-своему, по-кардассиански, беспокоилась за судьбу проекта. Возможно, на нее так повлиял исход вчерашнего суда? Наверное, это был удар по гордости. Или теперь у глинна проблемы с ее начальством вне проекта? Мори предпочла бы не говорить с Толан на эту тему, потому что для нее-то освобождение кадета Лайтмана было проблемой и поводом поздравлять, а не впадать в депрессию.
-И не забудьте про новую схему расселения, - громким шепотом добавила она в спину кардассианке.

***

Когда Толан и Мори зашли в ангар, в помещении, наконец-то, установилась тишина. Собрание уже задержалось на 10 минут, но координатор, похоже, не испытывала по этому поводу никаких терзаний. Она молча прошла к тому же месту, где еще совсем недавно – перед полетом в Демилитаризованную зону – объявляла о новом задании. Тогда еще не было всех тех событий на Волане II, и не было их последствий. Только вот сегодняшняя Толан напоминала тень той, которая несколько дней назад читала брифинг на новое задание.
- Доброе утро, приступим, - объявила кардассианка без какой-либо вводной, не отрывая взгляда от своего падда и не поднимая его на кадетов.
Ее голос звучал очень ровно и глухо, как будто в плохой записи, и участникам проекта «Альфа» пришлось замолчать и полностью сосредоточиться на том, что она говорит, чтобы услышать каждое слово.
– Статус проекта, - объявила Толан и сделала паузу. – Все еще не определен. Окончательное решение будет принято в течение следующих нескольких дней. Это значит, что в ближайшее время заданий проекта не будет. Регата, на которую собирается часть участников «Альфы», официальным заданием проекта не является. 
Обернувшись к вошедшему координатору, Ракар не отрываясь следил за ней взглядом, когда та подошла к своему месту, когда начала говорить. Улан Тал Шиар понимал, что с Иламой Толан сейчас происходит нечто жесткое, но от собственного поражения на суде – реакция должна была быть менее жесткой, чем есть сейчас. Было что-то еще, Илама Толан была сильнее, чем многие, потерпевшие рано или поздно свое поражение в не очень значительном событии. Сейчас все было несколько иначе. Командование Толан наверняка резко отреагировало на неудачу обвинения Лайтмана, оно могло желать санкций в ее сторону, не только желать, но уже и применить их, и все это было частью заговора против проекта, частью куда более глубокой политики, в первую очередь Кардассии, направленной на действия против Федерации, возможно на попытку возобновления статуса Кардассии в Альфа-квадранте, начавшегося на Волане II и продолжающегося здесь.  "Статус проекта не определен" – это значило, что он сам, Ракар, не выполнил еще свое задание. Его задание - спасти проект - стояло под угрозой, ровно как и он сам, если не выполнит его. Но в силу ряда причин, его собственная неудача не будет иметь жестких последствий, несмотря на то, что это все-таки очень плохо отразится на его карьере. Но время еще было, а значит, не все еще было кончено. Ракар не дрогнул ни мускулом, слушая координатора.
Сильная Кардассия была нужна Ромулу в противовес усиления влияния Федерации, но Ромул должен был знать обо всех передвижениях, не просто для того, чтобы не упустить свою выгоду, но ради того, чтобы не упустить собственную безопасность, ради того, чтобы успеть предупредить любое направленное против ромуланцев. Во всей этой глобальной борьбе Ракар сейчас наглядно видел, как рушатся судьбы простых людей, которые хотят просто нормально жить, исследовать космос, радоваться чему-то, иметь хобби, любить кого-то. Хена сказала, что Ракар никогда не улыбается и никогда не радуется, Ракар подумал, что улыбаться и радоваться ромуланцу, иметь хобби, наслаждаться жизнью,  возможно только дома, находясь в безопасности. Расслабляться можно только тогда, когда вокруг все хорошо, когда твоя Родина в безопасности, когда те, кто работает на внешних рубежах на благо собственной Родины – защищают тех, кто находится дома. Тех, кто имеет возможность безмятежно улыбаться и радоваться. Находясь дома, Ракар имеет все это, потому что знает, что его защищают. Он же сам выбрал именно эту роль, защищать своих соотечественников от всего зла и боли внешнего мира, и это был путь, который был очень важен.
Иламу Толан подставили.  Подставили жестоко. Подставить могут любого из них, находящегося на внешнем рубеже. Но в данный момент, Ракару было важно, чтобы вот этот ряд, точнее – круг, сидящих рядом простых людей, имел возможность радоваться и улыбаться простым вещам. И Илама Толан тоже. В итоге – все стены должны были быть разрушены. Но до этого было слишком далеко. И своей жизнью все это нужно было приблизить. Однажды стены рухнут. Он хотел верить.

Акрита тоже наблюдала за координатором со все возрастающей тревогой. Что-то происходило в проекте, что-то непонятное, еще пока ее лично не коснувшееся, но уже отчетливо висевшее в пространстве ангара. Андорианка не очень хорошо знала глинна Толан, можно сказать, вообще не знала, но сейчас ее движения и голос сильно отличались от того, что было в предыдущие дни. Всегда спокойная советник Рилл также казалась растерянной, взволнованной и уставшей. Неужели их так вымотал вчерашний суд? Но ведь все закончилось хорошо! Нет, здесь было что-то иное, и не зря первым объявлением координатора стало то, что судьба проекта не решена. Какая-то неведомая Акрите угроза нависла над ними, и даже в лицах товарищей теперь она то и дело ловила выражение напряженного ожидания.
Инстинктивно ей хотелось закрыться, уйти от этих тайных проблем политики и интриг, о которых когда-то говорил Ракар, что будто кто-то пытается закрыть проект, помешать межрасовому сотрудничеству… Разве такое возможно? Зачем?! Кому? Она боялась об этом думать и совершенно не разбиралась в таких вещах, но жизнь научила, что именно они становятся причиной больших несчастий. И даже если ей хочется никогда не касаться их, заниматься регатой, учебой, изобретать и открывать новое, думать, как порадовать Квинтилию и заставить ее смеяться,  - да, даже теперь ей нельзя уйти от мира, в котором есть место войне. Стиснув зубы и напряженно склонив антенны, она продолжала слушать.

Утару ещё в разговоре по коммуникатору насторожил голос глинна Толан, а теперь, увидев координатора «живьём», болианка забеспокоилась ещё больше. Такие голоса и такой вид бывали у её пациентов и отнюдь не после какой-нибудь крупной, но в принципе повседневной неудачи, причины были как правило гораздо серьёзнее. Нет, утром всё-таки нужно было к ней зайти... но, к сожалению, все мы чаще всего крепки задним умом. Так или иначе, совещание должно было продолжаться, отведённое на него время нельзя было преодолеть одним прыжком, а значит пока нужно было просто слушать.

Артур смотрел на координатора нахмурившись. До него очень медленно, очень, доходили слова Самриты. И теперь он сопоставил слова "состояние", "Кварк'с", и то, что наблюдал прямо сейчас. В каком состоянии можно быть в Кварк'с так, чтобы это вызывало комментарии? В больном, в подавленном, но в сочетании со словом "не удивительно" Лайтман подумал, что пьяное состояние тоже подходит. Глинн Толан не ассоциировалась у него с человеком, который может в пьяном состоянии находиться в Кварк'с. Ну как пьяном – так чтобы это было заметно. Если бы ей было плохо, ее отправили бы в лазарет, и эту новость уж точно Самрита сказала бы еще ночью. Если уж пить, особенно с горя – то только в своей каюте и одному. И если глинн Толан появилась в Кварк'с именно в таком состоянии, то этому могла быть только одна причина – она пришла за добавкой, не взирая на то как ее видно со стороны.
Артур был в легкой степени шокирован этим, а также он понимал, что здесь есть и его вина. Только это уже было не исправить, и он пытался найти в памяти тот самый момент, в который первый раз все пошло не так. Когда именно так случилось в первый раз, что привело к тому, что он всех подставил. И координатора международного проекта. Лайтман поморщился и подпер голову согнутой в локте рукой. Если все, во что он верил – он предал, то он должен был все исправить. В том числе и с глинном Толан. Или потерпеть полный крах пытаясь все вернуть.
_______
С Мори, Утарой и кадетами
Offline  
18 Мая 2017, 18:43:32 #23
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


После короткой паузы Толан продолжила, не отрываясь от своего падда:
- Также я должна сообщить, что мистер Лайтман сохраняет статус кадета и остается в проекте «Альфа» в качестве участника, - очень быстро проговорила женщина, будто хотела поскорее с этим покончить и больше не возвращаться к этой теме. -  Кроме того, изменился статус еще одного участника: мисс Перим на настоящий момент находится в академическом отпуске в Академии Звездного Флота и на испытательном сроке в проекте. Далее…
Женщина нахмурилась, не найдя в своем падде этого «далее» и бросила быстрый взгляд на Мори.
Услышав новость про Артура, Брол Арко и Хена почти одновременно воскликнули “Поздравляю!”, а ференги даже слегка захлопала в ладоши.
- Расселение, - произнесла коммандер Мори, внимательно глядя на кардассианского глинна и надеясь, что она ее услышит, а кадеты, наоборот - нет, и вообще хорошо бы Пророки именно в этот момент дали им дар телепатии.

Лайтман ответил Бролу и Хене молчаливым благодарным кивком, размышляя над словами глинна координатора и манерой ее текущей речи и метода поведения. Все это было как-то странно, глинн Толан не просто в подавленном состоянии, а в каком-то отстранено-безразличном. Но не было похоже, что этой ночью координатора реанимировали в лазарете, значит все-таки с горя… Артур стал смотреть в стол и продолжал слушать. Коммандер Мори подсказала координатору следующий пункт.

«Испытательный срок…» - подумала Акрита, сверля взглядом краешек стола. Если бы я оказалась вот так – на испытательном сроке и в академическом отпуске? Конечно, это все временно, и главное, что она с нами, а за ошибки нужно платить, все-таки. Их одним словом не перечеркнешь. Андорианка надеялась, что и Квинтилия понимает это, и такое положение не оскорбит ее. Но все-таки она незаметно посмотрела на соседку по комнате, почти не пряча ободряющей улыбки.

- Далее, - негромко продолжила Толан, - изменился план расселения участников проекта на станции. Вы можете ознакомиться с новым расселением прямо сейчас на ваших паддах; он начинает действовать с сегодняшнего дня.  
Действительно, на падды кадетов пришел список, подготовленный и отправленный Толан задним числом, когда такие мелочи, как расселение, ее еще волновали.

«Квинтилия Перим -  Акрита ш’Лечир
Артур Лайтман – Освальд Макдауэлл
Тенек - Ракар
М’Кота - Самрита Баккер
Джез Тенма – Крим Анжар
Курш – Брол Арко
Хена – Жантарин
Рроу  - Тар Мари»

Ракар из кучки паддов на своем столе достал тот станционный, который был на него зарегистрирован и посмотрел список расселения. Соседом Тенеком не сказать, что ромуланец был удивлен, но зато он заметил, что его упорно селят с вулканцами. Вопрос стоял в том, станет ли Тенек пытаться инспектировать его вещи, но весь предыдущий опыт общения и совместного действия привел его к беспрецедентному и очень странному пониманию – Ракар мог доверять вулканцу. Мог, и это не вызывало у него теперь ни отторжения, ни какого-то неудобства.
-О, зато мы остаемся вместе! - Хена радостно помахала рукой сидящей на противоположной стороне стола Жантарин.
Артур, глянув на имя своего нового соседа, поднял голову, посмотрел на  Освальда и ухмыльнулся. Почему-то так некстати ему вспомнилась бутылка виски, которая осталась целой и нетронутой.
Самрита с любопытством заглянула в падд, но ничего нового для себя не увидела – ее соседкой так и осталась М’Кота. Она уже начала привыкать к клингонке, и хоть их соседство нельзя было назвать гармоничным, оно было, по крайней мере, веселым.  
- Хм... - нахмурился Освальд, - а я так надеялся, что переезжать не придётся...
Мысль о том, что Тенек не захочет переезжать из каюты, была для кадета совершенно очевидной. С другой стороны, Артур не станет доносить начальству после очередного приключения с выпивкой, а, скорее, сам примет в нём участие, поэтому огорчение от переезда быстро прошло.
– Могу переехать я, – сказал вулканец, откладывая падд, – это не принципиально.
Новое расселение он принял как данность. Конечно, чисто теоретически «застёгнутый на все пуговицы» ромуланец должен был быть более спокойным соседом, чем взбалмошный землянин, но угадать такие вещи заранее было невозможно: собственно, глядя на Освальда, каким он был на дневных занятиях проекта или на миссиях, тоже нельзя было предположить чего-то экстремального.
М’Кота удовлетворённо отметила, что лично ей никуда переезжать не придётся: переехала уже один раз, второй - это было бы уже чуточку чересчур! К тому же переезд мог спровоцировать проблемы другого рода: что было бы если бы её поселили с Жантарин? Или с Хеной? Быть вечным раздражителем, кнопкой боли или пугалом... нет уж, спасибо! Им и так придётся искать общий язык в проекте, и не факт, что получится найти.

- Следующая новость касается ваших анализов, - Толан все еще продолжала смотреть в падд, а не на аудиторию, хотя Мори точно знала, что про анализы там не было ни слова. На шепоты и разговоры среди кадетов она просто не обращала внимания. – Результаты будут готовы сегодня в середине дня, их получит мистер Тенек и даст вам знать. Напоминаю, что теперь такие проверки будут проводиться регулярно – распоряжение руководства проекта.  

Тема этих анализов вообще была какой-то странной для Лайтмана. Вообще, Артур впервые в жизни попал в ситуацию с наркотиками или стимуляторами, и произошедшее с Квинтилией было для него из ряда вон. Анализы он был готов сдавать сколько потребуется, ровно как и свою кровь для переливания по донорской схеме. Ему это все было не важно, кроме того, что коллеги действительно должны быть чисты и не сходить с ума за управлением корабля. Он повернул голову к координатору и молча ждал следующих новостей.

На Акриту новость о результатах анализов тоже не произвела особого впечатления. Ну надо, так надо. Что тут может быть необычного или важного? Теперь ее куда больше интересовал момент, когда начнется обсуждение регаты, катеров и, наконец, презентация их команд.

- Как вы помните, прошлым заданием проекта было представление собственных культур в рамках фуршета и презентаций, - продолжила кардассианка. – Все выполнили это задание, и теперь пришло время определить лучшую презентацию. Процедура уже знакома многим из вас: на ваших столах появится консоль, где вы должны будете выбрать одну из презентаций. Голосование анонимное, от него также можно воздержаться.
Перед кадетами появилась панель, где они увидели список всех презентаций, которые проводились на станции в течение последних нескольких дней.
- Что касается награды, то условия остаются такими же, как и в прошлый раз: автор победившей презентации получит назначение на станции или повышение в звании – по его выбору. У вас пять минут на размышления, - сухо добавила Толан. Многие прекрасно помнили, чем такое назначение закончилось в прошлый раз…
Консоль, на которой нужно было нажимать кнопки голосования, засветилась под паддами Ракара. Он их отодвинул в сторону, выровняв стопку в идеальный порядок и не особенно раздумывая выбрал свой вариант лучшей презентации.

- Полагаю, нам лучше выйти и не давить своим присутствием на молодых людей, - негромко сказала Мори.
Толан молча кивнула и первой направилась к выходу, за ней последовали Мори и Утара.

Артур сосредоточенно листал список презентаций и их авторов, мучаясь выбором. Очень многое было интересного, и выбирать лучшего было сложно. Но в конце должен был остаться только один, таковы были законы голосования, и выбор нужно было совершать. Он посмотрел на Квинтилию, сидящую рядом. Он теперь знал с чего начать свой разговор с ней, когда придет время. Он обещал, Перим слышала это тогда в той каюте. Надеялась она на что-то теперь или нет? Что она думала по всему этому поводу? У него еще не было шанса ни спросить, ни поговорить с ней после всего того, что произошло, с ними всеми. Но время медленно уходило и нужно было выбрать из списка. Под конец пятиминутного срока Артур нажал кнопку.

После того, как ромуланец проголосовал, он принялся заинтересованно рассматривать остальных кадетов. Как они выбирают. Это было очень интересное наблюдение, он уже видел раньше, в первый день, когда прибыл сюда и не участвовал в голосовании. Теперь же он смотрел на этот процесс совсем с другим ощущением.  А еще он подумал, что это теперь будет болезненный удар по самолюбию Квинтилии, потому что она не выиграет, даже несмотря на то, что ее презентация была очень интересной. Но она должна будет справиться, потому что не победы учат жизни, а поражения. И она справится не одна, он будет рядом, если она позволит. Остальные ее тоже не собирались бросать, в чем начало сегодняшней ночи убедило его.

Самрита задумчиво склонилась над своим экраном, подперев лицо руками. Было много презентаций, которые ей понравились или произвели сильное впечатление – почти все кадеты вложились в это задание, и было не так-то просто выбрать одну. Она еще раз прокрутила в голове презентации: часть уже успела выветриться из головы, а, значит, не они дотягивали до лучшей. Часть показалась ей не совсем соответствующей заданию – они не представляли всю – или хотя бы большую часть - культуры. Осталось всего несколько, и среди них Самрите было не так-то просто выбрать. Наконец, еще раз пройдясь взглядом по всем коллегам по проекту, она нажала на презентацию Андории от Акриты.

Акрита просмотрела список, задумчиво склонив голову, и поняла, что целиком и внимательно видела чуть больше половины презентаций. Делать выбор в такой ситуации казалось ей неправильным и нечестным, поэтому она решила воздержаться пока, твердо сказав себе, что потом, после регаты, обязательно досмотрит остальное.
__________________
с Иламой Толан, Мори Джанир, Утарой Рилл и членами проекта "Альфа"
« Последнее редактирование: 18 Мая 2017, 18:50:50 от Илама Толан »

смешная девочка с маяка (с)
Offline  
18 Мая 2017, 18:46:45 #24
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


Освальд без какого-либо раздумья выбрал их с Самритой презентацию, и выбор этот казался ему совершенно очевидным: не только без Самриты не было бы ни английской ярмарки, ни русской зимы, ни китайского фестиваля фонарей, ни их слегка безумного вступления, но и красивые переходы между локациями были гораздо проще и невзрачнее в том виде, в каком их сделал Освальд ночью... и потом, это же Сэм!
Осознав, что он, не отрываясь, смотрел на девушку напротив уже почти две минуты, кадет вздрогнул и замотал головой. Постаравшись вспомнить все остальные презентации, он быстро посмотрел на остальных коллег, вспоминая самые интересные моменты с их презентаций. Времени оставалось совсем мало, поэтому Освальд закрыл глаза и попытался выбрать какую-то одну из них. Это было непросто: эволюция триллов, андорианские ледники, история родной Земли, таинственный Ромул, жаркие пески Вулкана и боевая сцена на границе Клингонской империи - всё было таким интересным и таким приятным, и как человек в здравом уме сможет выбрать что-то одно? Поборов дрожь в руках, Освальд в последнюю секунду выбрал презентацию Ракара.

М’Коте больше всего хотелось отдать свой голос Артуру, и не только потому, что ей был дорог он сам: ей по-настоящему понравилась его презентация, она была бы рада ещё раз оказаться на палубе земного парусника, и закладка в её электронной книге лежала сейчас между страницами романа, который тесно был связан и с самим Артуром и с его презентацией. Однако, справедливость требовала признать, что многие другие презентации были не хуже. Будет ли честно, если она отдаст свой голос по личной симпатии? Наверное, нет.
Клингонка ещё раз перебрала в памяти наиболее яркие презентации и поняла, что выбрать будет не так-то просто. Было чем-то захватывающим даже просто постоять в интерьере ромуланского сената – ведь это место, куда уж точно не ступала ничья  нога (кроме самих ромуланцев, разумеется)! А путешествие на андорианском ледоломе? Ференгийская игра, в которой несмотря на глупейшие ошибки М’Коте отчаянно шла карта, дала понять, что и в обычаях стяжателей-ференги всё не так уж просто и примитивно, как привыкли думать клингоны. И, конечно, прогулка верхом среди пушистого блестящего снега!
На этой мысли клингонка замерла, потому что поняла, что будет самым честным и правильным. Теперь в её жизни обязательно будут и парусник, и снег, и многое другое, но – самое главное – Артур. Теперь он не исчезнет на неопределенный срок, не будет заклеймлён всеобщим осуждением и ещё целый год можно будет не думать о том, что служба может закинуть его куда-нибудь за сотню световых лет. Ради этого трудилось много людей и было брошено на штурм много идей, но одна из них – один из тех из тех камешков, которые легли в фундамент этой победы – была подсказана как раз на одной из презентаций. Теперь уже у М’Коты не вызывало сомнений, как именно ей голосовать, и мысли о личных мотивах уже не беспокоили её: жизнь и честь человека – это вам не просто личные мотивы, это уже что-то гораздо большее.
М’Кота отдала свой голос Освальду и Самрите.

Тенек не долго выбирал, за кого отдать своё голос. Он не чувствовал себя знатоком в этой области и понимал, что выбирая по разным критериям, можно отдать пальму первенства разным участникам. Однако в данном случае его выбор оказался сфокусирован на неравенстве условий и, как следствие, на новом участнике – на Акрите. Андорианка не отказалась от участия в задании, подготовительная работа по которому ещё до её прибытия была практически завершена, сумела подготовить презентацию в рекордно короткий срок, по неизвестным Тенеку причинам была вынуждена выйти с презентацией раньше официально назначенного времени и при этом добилась результата, который не уступал результатам других участников. Она была среди тех, кто вложил в презентацию значимую часть себя (во всяком случае, так представлялось Тенеку после первого просмотра), а это на взгляд вулканца было делом требующим ответственности и непростым – тем более, чем более сжатыми были сроки для подготовки.

Почти все совещание Квинтилия просидела, глядя в стол перед собой. В отражении блестящей черной поверхности ее лицо казалось бесформенным светлым бликом, чистым листом, на котором еще должно было что-то появиться.
Квинтилия помнила, что в прошлый раз голосовала сама за себя - тогда это казалось совершенно логичным, потому что тогда ей любой ценой нужна была победа. Эта мотивация вела ее так давно, что она привыкла высчитывать собственную выгоду и не обращать внимания ни на кого вокруг.
Сейчас же надо было по-настоящему выбирать, но как это делать… Квинтилия внезапно поняла, что не знает. Она привыкла делать то, что нужно и правильно для ее собственной цели, и никогда не задумывалась, насколько что-то ей нравится просто так. Получить звание энсина - было нужно и правильно. Поступить в Академию - было нужно и правильно. Выбрать самый сложный факультет - было нужно и правильно. Играть на пианино классику, побеждать на соревнованиях, одеваться скромно, быть хорошей девочкой… Но нравилось ли ей все это? Никто никогда, включая саму Квинтилию, не задавал подобного вопроса.
Но выбирать по каким-то критериям было нужно. Квинтилия попыталась прислушаться к себе, и в памяти первыми всплыли две презентации. Сперва девушка подумала про свою соседку по комнате, кадета-андорианку, и вспомнила всполохи северного сияния - самое красивое, что она видела в жизни. Однажды Квинтилия посещала Андорию, и думала, что знает о ней все, но оказалось, что в реальности она не видела ничего, проведя все время образовательной поездки в прохладных холлах музеев. К тому же, Акрита была новенькой, и победа могла бы ее подбодрить и помочь почувствовать себя полноправным членом их сообщества. Потому что они все уже столько пережили вместе, а она только пару дней назад прилетела. Но с победой она уже будет не просто ничем не выделяющейся из общей массы незнакомкой, она станет особой и все сразу станут любить ее больше. Но… не похоже ли это, что Квинтилия присуждает победу из жалости? Тогда Акрита может и обидеться… И… не похоже ли, что Квинтилия проецирует на эту девушку, с которой ей на самом деле хочется подружиться, свое собственное отношение к жизни?
Все слишком сложно! Люди и их чувства слишком запутанные и пугающие!
И Квинтилия решила действовать диаметрально противоположно тому, к чему привыкла. В прошлый раз ее интересовала только собственная выгода? Хорошо же, в этот раз она проголосует за ту презентацию, про которую той “прежней Квинтилии” меньше всего хотелось бы, чтобы она выиграла. Не потому, что презентация так плоха, а напротив, потому что она слишком хороша и “прежняя Квинтилия” считала бы ее своим главным конкурентом и больше всего завидовала ее авторам - и из-за самой презентации, и из-за их жизни и характеров.
Самрита и Освальд… Они были такими… общительными и довольными жизнью. Много раз она видела и ту, и другого на площади перед зданием Академии, болтающими с друзьями. Или в садах, на пикнике. Яркое воспоминание: Самрита отбрасывает от лица темно-каштановый локон и заливисто смеется, как будто во всем мире нет проблем и тревог, и солнце всегда будет светить, как сегодня. Или другое: стайка кадетов носится вокруг монумента Джонатану Арчеру, расстреливая друг друга из водяных пистолетов и дурачась. Был ли там Освальд? Возможно, Квинтилия на самом деле не была уверена. Но она ненавидела таких, как они. Потому что им можно, а ей - нельзя.
Но жизнь показала, что хотя бы в этом случае правы были они. И это был извращенский способ понять, что Квинтилии на самом деле больше всего понравилось и чего хотелось - ей надо было идти туда, со стороны чего она чувствовала больше всего опасности. Но в итоге ей удалось победить гордость и проголосовать за презентацию Освальда и Самриты.
_______________________
С кадетами и начальством
« Последнее редактирование: 18 Мая 2017, 18:50:30 от Илама Толан »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
18 Мая 2017, 18:48:21 #25
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


После неловкого пятиминутного молчания в коридоре коммандер Мори, глинн Толан и советник Рилл вернулась в ангар 13.
 - Хм! - баджорка посмотрела на результаты голосования, прежде чем вывести их на большой экран, где их смогли увидеть все, - Похоже, у нас три победителя - голоса поровну разделились между презентацией кадета Акриты ш’Лечир об Андории и презентацией о земной культуре кадетов Освальда Макдауэлла и Самриты Баккер. Это… достаточно неожиданно, - Мори едва сдержала улыбку, - Но поскольку после каждого задания проекта предусмотрена награда только для одного отличившегося участника проекта, адмиралу Солоку, легату Таррелу и остальному руководству проекта придется придумать для этих троих дополнительное задание. Тот, кто справится с ним лучше, сможет стажироваться на этой станции и набраться уникального опыта работы в межрасовом коллективе в реальных ситуациях или досрочно получит свое первое звание - энсина Звездного Флота Объединенной Федерации планет. Задание вы получите после окончания Баджорской регаты, которая, как вам известно, стартует завтра утром с этой станции.

Самрита резко вскинула голову и посмотрела на коммандера Мори немного растерянным взглядом, в котором одновременно читалась и радость, и недоверие, и удивление. Сначала была мысль, что она ведь даже не рассчитывала на победу – она была не слишком уверена в своих силах в чем-то помимо инженерии. Но оказалось, что коллегам понравилась презентация - даже больше, чем Самрита рассчитывала. Вторая мысль немного задела ее самолюбие: все же, это была не победа. Не ее победа. Во-первых, презентацию делали они вместе с Освальдом, и раньше это было весело и забавно, а теперь – очень неловко. Во-вторых, презентация Акриты набрала столько же голосов (и тут Самрита самую малость пожалела, что отдала свой голос андорианке, а не, например, Тенеку или Ракару), а, значит, это уже совсем-совсем не победа, а так…
- Ух ты! – выпалила она, наконец, выразив этим примерно все свои эмоции.
- Сэм, Освальд, Акрита, я вас поздравляю! – сказал Артур, - и удачи каждому из вас в том, что у вас будет дальше.
- Ага, спасибо, - задумчиво пробурчал Освальд, глядя на Самриту и ругая себя за то, что не поддался совершенно естественному желанию проголосовать за неё. В конце концов, ну и что, что у них презентация была общая, голосовал бы он за неё одну, а не за себя... Впрочем, теперь уже ничего не поделать - придётся выполнять задание. "Интересно, сколько ещё таких сюрпризов ждёт впереди?" - думал про себя кадет.
Повернувшись к сидевшей рядом андорианке, он похлопал её по плечу и, наклонившись поближе, сказал:
- Молодец! Очень рад, что ты среди победителей!
- Ты тоже молодец! – смущенно ответила Акрита, все еще не до конца веря в то, что видела на экране. – Честно, я  никак не ожидала, у меня вообще все было недоделано и в последнюю минуту… как говорят люди, экспромт. А у вас с Самритой, действительно, намного лучше и интереснее было!
Она с искренним восхищением посмотрела через стол на землянку.
- А вообще, у всех было здорово, - добавила она уже сама себе. И невозможно выбрать одно, только в сочетании всех этих разных миров – их будущее.

Ромуланец с интересом смотрел на результаты голосования. Они были удивительно справедливы. Но лично для него все ощущения от ледового побоища и от запрограммированного кадетом Баккер искусственного интеллекта шарманщика – затмил инструмент, который показала Акрита. Инструмент, транслирующий чувства в музыку. Ракар любил музыку, на Ромуле, в музыку как и во все прочее искусство, вложена вся их жизненная сила, нежность, ярость, ясность и чистота. Музыки иных миров он слышал не много, но андорианский инструмент поразил его. Он обязательно вернется в ту презентацию еще раз, когда будет время, не только для цели, которую должен был осуществить, но и чтобы услышать андорианскую интерпретацию его собственной жизненной силы, нежности, ярости и чистоты. Но сейчас он молчал.

Справившись с первой волной удивления и прочих эмоций, Акрита снова украдкой посмотрела на Квинтилию. Такая, какой трилл пыталась держать себя в тот далекий первый день, такая, как о ней рассказывали коллеги – она могла бы сильно огорчиться от того, что за ее презентацию не проголосовал никто. Ведь она старалась, она вызвалась первой… Андорианка на мгновенье почти почувствовала укол этой боли, хотя сама бы не стала переживать, если бы за ее презентацию не было голосов. И сейчас Акрите вдруг так сильно захотелось поддержать и ободрить ее, сказать, что ее прекрасный и неповторимый мир, ее мечты, ее Родина – не менее ценны, чем у победителей. И то же самое сказать М'Коте, чья презентация поразила андорианку до глубины души, и Тенеку, понимавшему красоту и мудрость стихии, и Артуру с его морем и небом до горизонта, и всем остальным.
Опустив глаза, она настолько задумалась, что вернул к реальности ее только следующий пункт планерки.
- Все закончили? – прервал обсуждение голос глинна Толан. – Тогда последний пункт на повестке дня – регата, на которую отправляются многие участники проекта. О ней объявит коммандер Мори.
Кардассианка с заметным облегчением отошла в сторону, уступая место командующей станции и сливаясь со стенкой.
______________
C Мори, Толан, Утарой Рилл и кадетами
______________
Распределение голосов:
Квинтилия -> Освальд+Самрита
Акрита -> воздержалась
Артур -> Освальд+Самрита
Освальд -> Ракар
Тенек -> Акрита
Ракар -> Акрита
М’Кота -> Освальд + Самрита
Самрита -> Акрита

__________
Расположение кадетов:
« Последнее редактирование: 18 Мая 2017, 20:44:00 от Илама Толан »
Offline  
19 Мая 2017, 13:32:09 #26
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Ангар №13

-...Тогда последний пункт на повестке дня – регата, на которую отправляются многие участники проекта. О ней объявит коммандер Мори, - закончила глинн Толан.
Коммандер Мори поднялась с места и вышла в центр, где раньше стояла глинн, теперь отступившая к стене. Краем глаза баджорка наблюдала за координатором проекта. Что же все-таки с ней происходит?
- Итак, все вы знаете о регате в Баджорской системе, которая стартует завтра утром с этой станции, - начала коммандер Мори, - Полагаю, многие из вас заметили на Променаде оживление и большое количество необычных гостей, прилетевших специально ради этого события. Для ДС9 это новое мероприятие, но я надеюсь, что оно станет ежегодным. Некоторые из вас тоже выразили желание поучаствовать, и дальнейший разговор мы поведем с ними, а общее совещание окончено. Разумеется, если кто-то не принимает участие в регате, но ему интересно, никто не запрещает остаться и посмотреть, чем занимались ваши товарищи в последние дни. Но если кто-то хочет уйти, он может это сделать сейчас.
-А что, можно? - воскликнул с места райзианец Тар Мари, - Тогда я, пожалуй, пойду досплю.
Вместе с райзианцем ангар покинул орионец Курш, но, в отличие от наглого Тара, он кланялся и тихо извинялся.
-Ну что ж, - продолжила баджорка, когда двери за вышедшими закрылись, - Значит, остались все, кто участвует и кому интересно. Давайте для всех напомним основные условия регаты. Во-первых, она пройдет внутри Баджорской системы. Во-вторых, к участию допускаются только малые суда - основные допустимые габариты указаны в полном тексте правил. В-третьих, каждой команде нужно будет посетить пять контрольных пунктов, расположение которых, разумеется, пока находится в секрете. Но вам следует знать, что для победы понадобятся не только скорость и талант вашего пилота, но и умения и сообразительность остальных членов команды. Учитываться будет время прихода к финишу и количество посещенных контрольных пунктов. На данный момент на участие зарегистрировалось 33 корабля. Поэтому стартовать участники будут не одновременно, а небольшими группами. Глинн Толан разрешила участие кадетов проекта “Альфа”, - командующая станцией слегка обернулась и кивнула глинну, - а также использование приписанного к проекту катера “Анадырь”. Однако, нам с ней дали понять, что одного корабля вам будет мало. Чтобы вы не думали, что вам всегда все должно доставаться на блюдечке с голубой каемочкий, - баджорка улыбнулась, - мы с глинном поставили условие: вы сможете получить на время регаты второй катер класса “Дунай”, если довыполните первое задание проекта. Как вы помните, им была модификация катера, на котором вы в дальнейшем будете летать на свои миссии, с использованием технологий ваших рас. Но в этот раз мы добавили небольшой… неожиданный поворот. Вместо одной модификации мы с глинном попросили представить две оригинальных, на каждый из ваших будущих кораблей. Поэтому у вас был выбор: собраться в одну команду и лететь на одном “Анадыре”, который вы, впрочем, все равно могли модифицировать на ваше усмотрение, или остаться двумя командами, каждая из которых должна теперь представить свой проект. Так что же вы выбрали, кадеты из проекта “Альфа”?
- Мы выбрали лететь двумя командами, коммандер, и приготовили два проекта катеров, - сказал Ракар.
-Что ж, в таком случае посмотрим на них, - произнесла Мори, добавив в голос скепсиса, - Начнем прямо здесь и сейчас. Пусть команды по очереди встанут и представят себя.
Ракар рассчитывал после планерки сделать, перед презентацией, но обстоятельства сложились иначе. Поэтому он быстро встал, схватил отдельно лежащий падд, обошел кадетов и подошел к Квинтилии.
- Мисс Перим, - сказал он, - я приглашаю вас в нашу команду в качестве пилота катера. Я рад это сделать, и очень надеюсь, что именно вы принесете нам победу. Вот официальное приглашение, - он протянул Квинтилии падд с текстом приглашения.
-Что это такое? - нахмурилась Мори, - У вас еще даже не готовы команды?
- Нет-нет, все уже готово. Мы начнем! - быстро встряла Самрита Баккер, вставая со своего места вместе с остальной командой и с надеждой глядя на Освальда: пусть он спасает ситуацию, пока Ракар из-за своих странных отношений с Перим их всех подставляет.
«Именно вы принесете нам победу!» - это же надо было такое придумать! Остальные команды, должно быть, почувствовали себя оскорбленными. По крайней мере Самрита. А еще Ракар совсем забыл, что пилот у его команды уже был – что это было? Глупость? Влюбленность, затмевающая все?.. Самрита сжала зубы и решила, что выскажет все это Ракару позже, а сейчас будет просто улыбаться и стараться произвести на Мори наилучшее впечатление.
-Я принимаю, - быстро негромко сказала Квинтилия Перим, - Только пожалуйста, не надо привлекать ко мне лишнего внимания, иначе я просто не выдержу.
- Конечно, все будет хорошо, - прошептал Ракар и выпрямился, бросив взгляд поочередно на участников команд.
Теперь стояли только Ракар, Самрита и вставшие по ее примеру члены ее команды. Коммандер Мори наблюдала за произошедшей заминкой с интересом.
- Джез, Рроу, Хена, Тенек, Квинтилия, подъем, - сказал Ракар, немного недоумевая, почему все сидят.
- Мэм, у нас всё готово, - кашлянув для привлечения внимания, сказал Освальд. - Итак, в нашей команде кадеты Баккер, Лайтман, Макдауэлл и ш'Лечир, а также тави'ян М'Кота.
Отметив про себя, что все победители конкурса на лучшую презентацию собрались в одной команде и с трудом сдержав усмешку по этому поводу, он достал из-за пояса падд и открыл наспех сделанную сводную презентацию их катера, после чего передал коммандеру Мори.
- А это наш проект, мэм. Совместная федерально-клингонская разработка. Поскольку регата очень скоро, мы успеем внести только часть описанных изменений, они выделены зелёным. Если откроете раздел "Оптимизация и модернизация", то там приведён перечень изменений, разработанных главным инженером проекта Баккер и охватывающих многие системы катера: поле структурной целостности, маневровые двигатели, рулевое управление, а также некоторые модификации для тягового луча.
Мори подошла и взяла падд из рук кадета Макдауэлла, однако сказала:
-Не будем торопиться и забегать вперед. Сейчас, после небольшого вступления мы плавно переместимся в голо-комнату, и тогда у всех будет возможность показать свои проекты. И чем больше наглядного материала в виде таблиц, списков, эскизов и рисунков вы покажете - тем будет лучше. Также я рекомендую обеим командам слушать внимательно. Привыкайте, что любое слово вашего начальство может оказаться важным и иметь значение. У хорошего капитана ни одно слово не бывает лишним. Я просила вас встать и представить команды по очереди, - последние слова Мори выделила голосом, - Пока это не очень получилось, но надеюсь, что дальше пойдет лучше. Как бы то ни было, я получила понимание, кто в какой команде. У вас есть какие-то названия?
Самрита напряженно оглядела коллег по команде: вот над чем, так над названием они точно не думали… Может быть, кто-нибудь сможет быстро сымпровизировать?
– Alpha-maj, – выпалила М’Кота, чувствуя, что неловкая пауза затягивается, и подняла руку в земном жесте одобрения. И поспешила объяснить, стараясь не смотреть на лица товарищей по команде: – Наше название должно было быть позитивным, давать намёк на проект и способствовать содружеству. Первая часть названия – имя проекта («Альфа»), вторая часть – клингонское слово, означающее одобрение, положительную оценку и вообще позитив. Представление имени команды сопровождается земным жестом одобрения. Произносить нужно так... – Девушка набрала в лёгкие воздуха и, параллельно выбрасывая вперёд руку с поднятым большим пальцем, как можно звучнее произнесла: – ALPHA-MAJ!!! – и повернувшись к товарищам по команде предложила: – Ну же, давайте все вместе!
- М'Кота-а! - почти беззвучно прошипел Освальд во время объяснений, но тут же согласился с тем, что идея-то неплоха: больше клингонского влияния на команду - это всегда полезно!
- Прошу прощения, коммандер, у нас не было времени отработать... синхронизацию, - виновато произнёс он. - Сами понимаете, работа над проектом самого катера занимала большую часть времени... итак, - кадет обвёл взглядом всех членов своей команды, - три-четыре... Alpha-maj!
Мори улыбнулась и перевела взгляд на другую команду.
Пока первая команда категорически его выручала, Ракар тихо сказал:
- Мисс Перим, за мной, - и пошел обходить кадетов за их спинами к своим, которые так удачно сидели все в один в ряд. Название он придумать не успел, хотя те пять минут перед началом брифинга думал об этом. Крайняя необходимость действия прямо сейчас, почти как в бою, когда противник не дает времени долго думать над решением, нацелив на тебя всю мощь своего оружия – сильно стимулировала мыслительный процесс. Ракар подошел к второй команде.
- Пожалуйста, встаем, - сказал он тихо, тем, кто еще не поднялся, встав за спиной у Тенмы, который сидел ровно по центру между двумя другими участниками.
- У нас 30 секунд на обсуждение, варианты – Легион, Новое поколение, Созвездие. Выбор или предложения? – сказал он.
– Любое, кроме легиона, – тихо сказал Тенек, – У нас мирный проект.
Тенма пожал плечами, Перим и Рроу были не в настроении проявлять инициативу, так что теперь все зависело только от Ракара.
Секунды отбивали свой счет, и имя им было не легион. Ракар улыбнулся чему-то своему и сказал:
- Тогда "новое поколение", никто не возражает? Тогда на счет три, раз, два, три...
- Новое поколение! - нестройно гаркнула команда, включая Тенека.
– Проект катера мы представим на презентации,- добавил следом ромуланец.
Мори одобрительно кивнула.
-А теперь, наконец, перейдем к демонстрации кораблей. Ведите, кадеты...
_______________
С коммандером Мори и кадетами


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 Мая 2017, 16:25:43 #27
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
По дороге в голокомнату


Выйдя из ангара, Освальд подошёл к Самрите и тихо сказал:
- Торопишься? Поговорим? Время позволяет.
- Мы все торопимся, Макдауэлл, - хмыкнула землянка, не замедляя шага. – Хочешь опоздать на презентацию собственного корабля? Что сказать-то хотел? – она, наконец, посмотрела на кадета.
- Да перестань, - фыркнул молодой человек, - от пары минут ничего не случится, тем более, мы же всё отлично подготовили - только запустить презентацию осталось, с этим и наши коллеги справятся! Мне просто хочется сказать тебе пару вещей, замедли шаг... во-первых, поздравляю с почти победой на конкурсе презентаций. Я почти уверен... нет, я точно знаю, что твой вклад в неё оценили очень многие, так что ты точно заслуживаешь всего этого. Знаешь, я ведь почти проголосовал за тебя, но... потом подумал, что это неправильно, потому что мы работали над ней вдвоём. Видимо, не стоило думать - от этого часто одни только проблемы.
- Никто не знает, в чем там был мой вклад, они голосовали за презентацию, - заметила Самрита, но все же было заметно, что она смутилась. – Если бы Акрита не набрала столько же голосов, мы бы соперничали друг с другом – все равно ничего бы не изменилось. Подожди, ты хочешь сказать, что хотел голосовать за нашу презентацию? – сощурилась Самрита. – А это не было бы, ну, читерством? Пусть голосование и анонимное, это как-то неправильно.
- Я хотел голосовать за тебя, - ответил Освальд, - и не потому что я тебя... ну, знаю куда ближе, чем остальных, но и потому что я точно знаю, в чём заключался твой вклад, и могу сказать одно - это и была лучшая работа на проекте. Да, было очень интересно увидеть Ромул, история М'Коты не могла не заставить задуматься, триллы, оказывается, сумчатые - это забавный факт, и тот музыкальный инструмент с Андории - это нечто, но мы же должны были выбрать не самую интересную черту той или иной культуры, а самую лучшую презентацию, то есть лучшую работу по демонстрации таких вот черт, и никто на этой станции не сможет разубедить меня в том, что это была именно твоя работа.
- Я тоже считаю, что наша презентация была неплохой, - согласилась Баккер. – Только вот ты как-то забываешь, что и сам участвовал. Или это ты так подкатываешь, а? – усмехнулась девушка, но Освальд не мог не заметить, что на ее щеках вспыхнул румянец.
- И это тоже, - усмехнулся Освальд, - раньше ведь всегда работало. Слушай... я скучаю по тебе, и мне хотелось бы попытаться всё исправить. Как насчёт обеда днём? Заодно вздохнём с облегчением, узнав, что Тенек не нашёл хронитонов у нас в крови, и мы наконец-то сможем перестать нервничать из-за этого…
- Или нашел, и тогда мы не вздохнем с облегчением, а будем объяснять, откуда они там взялись, и собирать вещи, потому что нас выгонят из проекта, - Самрита включила свой классический пессимизм. – И вообще, у нас не будет времени на обед – ты хоть представляешь, сколько всего надо сделать до завтра? И я не собираюсь это делать одна! Хочешь сделать что-то хорошее – помоги сделать из катера конфетку. И… Мы должны решить, как вести себя во время регаты. Не хочу, чтобы наши проблемы влияли на результаты!
- Опять ты за своё, - буркнул молодой человек, отметив, однако, что отказа как такового не было, - всё будет хорошо. К тому же, от любой работы нужно отдыхать. Ладно, пусть не обед, пусть это будет чашка кофе с пирожным! Помнишь, как в то утро, перед... нашим полётом... да, не самая лучшая ассоциация... В общем, всё сделаю в лучшем виде, ты только приди. Не пожалеешь, обещаю! И, как знать, может стать так, что у нас не будет никаких проблем больше.
- Как будто бы все так просто вернуть! – фыркнула Самрита и ускорила шаг, бросив через плечо: - Пошли, капитан!
Но Освальд был прав: это не был отказ, который он наверняка услышал бы еще вчера, а, значит, все было не так уж и плохо…
- Непросто, - согласился он, - но это не значит, что я не стану пытаться. Впрочем, нам и правда пора. Ведите, главный инженер Баккер, - добавил он, кашлянув и сделав пригласительный жест рукой.

***

По дороге к голокомнатам Утара поравнялась с координатором.
– Глинн Толан, что вы думаете о чашке чая после презентаций? – осторожно спросила она. – У меня новый состав: для болианцев – с цветками нашей «кислицы», для всех остальных – только с имитацией для красоты, но говорят, всё равно вкусно.
- А, что? – не сразу откликнулась кардассианка, причем в ее голосе прозвучало удивление, словно советник только что предложила ей слетать в Дельта-квадрант и обратно. В своих мыслях она была очень далеко и от презентации, и от чая. – Это… не может немного подождать? Боюсь, у меня много дел.
– Конечно, в любое удобное для вас время, – легко согласилась Утара. – Можно вечером, а если вы заняты – в какой-нибудь другой день...
Утара отлично понимала, что её слова отдают навязчивостью, но бывают случаи, когда бестактность лучше излишней тактичности. С мягкой улыбкой болианки контрастировал её серьёзный внимательный взгляд, он словно искал тот самый стержень, который всегда был у её собеседницы, а сейчас вдруг куда-то подевался.
– Впрочем, есть идея ещё лучше, – как бы невзначай добавила Утара, – гимнастика в голокомнатах! Отлично снимает напряжение после затяжных стрессов. Согласитесь, у всей «Альфы» был затяжной стресс, и нас эта чаша тоже не миновала.
- Да, вчера был тяжелый день для всех, - механически отозвалась Толан, продолжая идти все в том же – довольно быстром – темпе в сторону Променада в общем потоке.
Какое-то время они шли в тишине, а затем координатор сама обратилась к Утаре.
- Советник, я понимаю, что вы хотите обсудить вчерашнее, - впервые за весь день в голосе Толан появилось что-то, похожее на эмоции – очень слабые и едва различимые, - но это лучше оставить в прошлом. Со мной все в порядке, - добавила она, будто отрицая очевидное. Кардассианка понимала, что даже кадеты уже догадались, что с ней не «все в порядке», но это ее сейчас почти не волновало.
– Совсем необязательно, – возразила Утара. – Мы можем просто погреть кости в райзианской сауне, изнурить себя упражнениями и отдать себя на волю виртуозов-массажистов. Откровенно говоря, это лучшее, что я могла бы сейчас придумать для себя самой, но такие вещи как-то не идут без компании. Не кадетов же мне приглашать!
 - Я сейчас не лучшая компания для этого, - покачала головой Толан. – Мне очень жаль, советник, но вам придется все это сделать одной.
«Это все не поможет», - с каким-то обреченным осознанием поняла координатор. И разговоры не помогут, и все известные ей способы справиться, которые работали раньше, – не помогут. Все, что она может сейчас – это смириться и делать то, что ей говорят. И тогда, может быть, никто не пострадает.
– В любом случае моё предложение остаётся в силе, – сказала Утара. – Как и приглашение на чай.
- Благодарю вас, советник, - коротко кивнула кардассианка, и в ее голосе прозвучало облегчение. Ей казалось, что еще чуть-чуть, и она бы не смогла удержать на лице равнодушную и отстраненную маску, а ведь ей надо было продержаться еще хотя бы до конца презентаций. Женщина чуть прибавила шаг, чтобы вновь оказаться в одиночестве.

***

Когда они уже подходили к Кварк’с, Акрита поравнялась с М’Котой.
- Знаешь, а это ты очень здорово придумала, с названием! – восхищенным полушепотом сказала андорианка, на всякий случай оглянувшись и убедившись, что начальство ее не слышит. – А то мы что-то так увлеклись техническими разработками и модернизациями, что даже не подумали про название, символику и прочую атрибутику.
– Я тоже не подумала, – призналась М’Кота. – Но надо же было что-то делать! В идеале надо было, конечно, что-то на андорианском – а то клингонское кресло у нас есть, а из узнаваемых андорианских вещей ничего – но я на вашем языке ничего не знаю, кроме совсем непоходящих слов: ну типа «фазер», «торпеда» или «кто командир»... – клингонка смущённо улыбнулась.
- Да ладно, - отмахнулась Акрита, чуть рассмеявшись. – Если бы было время подумать, мне кажется, стоило бы сочинить что-нибудь осмысленное, вдохновляющее, может, обращенное к истории или, наоборот, к будущему. Но на самом деле это не так уж важно, особенно для нас сейчас. А что там решили с формой? Я так и не успела понять перед началом.
М’Кота округлила глаза и покачала головой:
– Ничего не успели! Я нашла модель мехового жилета, который можно было бы по-быстрому загрузить для демонстрации, но это, ясное дело, «идея на коленке». Впрочем, у нас ещё есть шанс придумать что-то до начала регаты и выглядеть круто... Только Макдауэлла к этому не подпускать – ты ж ещё не видела нашу голограмму!
- Доктора? А что с ним? – андорианка озорно прищурилась, затем снова стала серьезной. – Главное, чтобы все системы работали. А меховой жилет – это и на Андории распространенная форма одежды, кстати.
– Увидишь, – многообещающе сказала М’Кота. – Знойная женщина – мечта землянина, проще говоря. Но ты права, главное, чтобы тестовый прогон прошёл гладко.
- Да, удачи нам, - кивнула она клингонке. – Кстати, мне даже обидно стало, что никто не проголосовал за твою презентацию. Мне она очень понравилась, это было так по-настоящему, так сильно, важно и здорово.
М’Кота махнула рукой:
– Я на это особенно и не рассчитывала. Это было важно для меня лично. И для проекта, если понимать проект так, как я его понимаю. Но вот стать популярной у этой презентации шансов точно не было.
Клингонка оглянулась, увидела, что все остальные уже вошли в голокомнату и сказала:
– Пошли быстрее.
___________________
1. Освальд + Самрита
2. Утара + Илама
3. Акрита + М'Кота


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
23 Мая 2017, 16:48:49 #28
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


Все вошли в голо-комнату, где пока не была включена никакая из программ.
- Итак, - начала коммандер Мори, - Посмотрим, как вы справились с заданием. Конечно, изначально предполагалось, что его будут выполнять все участники проекта, и то, что вы взялись за него маленькими группами и по почти собственному желанию, уже делает вам всем честь. Однако, не ждите больших поблажек от нас с глинном Толан.
Баджорка обернулась, чтобы посмотреть на Иламу Толан, но та по-прежнему была безучастна. Тогда Мори продолжила:
- Чтобы это задание считалось выполненным, ваш проект должен удовлетворять нескольким условиям. Во-первых, модификации должны быть, хотя этот пункт и кажется очевидным. Во-вторых, они должны принадлежать к технологиям различных культур, рас и государств, а не только какого-то одного. В-третьих, обновленная модель катера должна быть пригодна для дальнейших полетов всех участников вашего проекта и выполнения ваших миссий. Более того, на следующую миссию вы обязательно полетите именно на обновленном катере “Анадырь”, чтобы если в вашей концепции обнаружатся ошибки и недочеты, вы почувствовали бы все неудобства на собственном опыте и после смогли исправить. И в-четвертых, модификация должна быть оригинальной, а значит, мы ожидаем увидеть два именно разных корабля. Какая из команд занималась модификацией “Анадыря”, корабля, который у вас уже есть?
По пути к голокомнате Ракар и вторая команда шли позади всех кадетов. Ракар рассказывал принцип и схему презентации их катера, назначая каждому его роль в этом процессе. Когда подошли, схема действия уже была определена. И теперь самое важное оказалось в том, что он и его команда выступали не первыми.  Теперь он мог успеть сделать то, что было нужно. Он уже загрузил на компьютер станции файл, который дала ему Хена, и теперь открыл его с консоли, внес данные о размерах участников команды и запустил моделирование формы по эскизу Хены, а затем отошел в сторону, предоставляя консоль Освальду.
-Мистер Ракар, не отвлекайтесь! - манипуляции Ракара не скрылись от командующей станции, - У вас было время на выполнение задания, и оно вышло.
- Мэм, модификацией "Анадыря" занималась наша команда, - ответил Освальд и подошёл к консоли, после чего в голокомнате, прямо перед участниками появилось изображение небольшого корабля, в котором всё же можно было угадать изменённый "Анадырь". - Прежде всего, внешний вид катера. Было принято решение добавить... скажем так, клингонского колорита, чтобы было сразу понятно, кто участвовал в разработке. На первый взгляд, изменения чисто декоративные, однако, мы использовали некоторые клингонские технологии для укрепления обшивки, благодаря чему катер сможет выдержать чуть больше ущерба, если у нас вдруг откажут щиты, и мы упадём на какой-нибудь астероид…
-Посмотрим… - Мори подняла падд, который Освальд вручил ей еще в ангаре 13.

Команда: Alpha-maj
Эмблема:
Состав:
1. Освальд Макдауэлл - капитан
2. Акрита ш’Лечир - пилот
3. Самрита Баккер - инженер
4. М’Кота - навигатор/запасной пилот
5. Артур Лайтман - ОПС/запасной пилот

Список модификаций:
1. Улучшение структурной целостности, скорости реакции руля, маневровых двигателей;
2. Кратковременное увеличение скорости (форсаж);
3. Федерально-клингонский дизайн обшивки;
4. Капитанское кресло клингонского дизайна на мостик;
5. Облегчение корабля (оптимизация интерьера и систем);
6. Система "дополненной реальности" пилота;
7. Технология манипуляций с тяговым лучом, с возможностью быстрого переключения с притяжения на отталкивание и наоборот;
8. Собственная разработка ЭМГ;
9. Оптимизация внутреннего пространства и медотсека;
10. Настраиваемая поляризация обшивки (облегчает прохождение через разные среды);
11. Усовершенствованная система связи и передачи данных с автоматическим протоколированием на английском и клингонском языках.



-Выглядит интересно,- признала Мори и протянула падд Толан, - Давайте посмотрим, для чего вы привели нас в голо-комнату и что приготовили здесь. У вас есть что-то еще, кроме этой визуализации? - она указала на изображение небольшого корабля, который вызвал Освальд.
- У нас есть полностью рабочая голографическая модель катера, - вставила Самрита, - вы можете все опробовать самостоятельно, или мы проведем небольшую экскурсию - изнутри. Например, новое кресло действительно оказалось очень удобным… Но вам будет интересно другое, - землянка обменялась взглядами с Акритой: - Не хотите попробовать дополненную реальность пилота? Ее разработала Акрита ш’Лечир под себя. А еще… - Самрита засомневалась, насколько это «изобретение» уже готово к использованию, но желание показать все взяло верх, - а еще мы изменили стандартную модель ЭМГ так, чтобы она могла работать на катере. Ну и немного ее… откорректировали.
Мори улыбнулась энтузиазму землянки.
-Лучше будет, если вы сами все покажете и расскажете, а потом, если что-то останется непонятным,  мы зададим вопросы, не так ли, глинн Толан?
Кардассианка, до этого почти растворившаяся в голокомнате и с облегчением предоставившая коммандеру Мори заниматься инспектированием катеров, подняла на нее чуть удивленный взгляд – как будто ее отвлекли от чего-то важного на несущественную мелочь, - и кивнула:
- Да, можете продолжать, - отозвалась она и едва ли не впервые за время презентации внимательно посмотрела на катер.
Самрита Баккер проследила за этой реакцией, но затем быстро обернулась к Мори и как ни в чем не бывало продолжила, обращаясь к федеральному коммандеру, как более благодарному слушателю:
- Тогда пройдемте внутрь и начнем с мостика! Здесь вы уже видите кое-какие изменения, но все самое интересное становится заметно, если запустить катер – теперь он может составить достойную конкуренцию судам, которые специально готовили к регате…
Они поднялись на мостик «Анадыря», и на мгновение можно было действительно поверить, что они находятся в космосе: даже экран показывал не сетку голодека, а медленно удаляющуюся станцию ДС9, как будто они уже начали движение. Самрите очень нравился этот эффект – он делал их симуляцию еще более реальной.
- В первую очередь, мы значительно поработали над маневренностью и улучшили скорость реакции руля – мы посчитали, что это особенно важно для регаты, но и не будет лишним в остальных миссиях. А в придачу к лучшему пилоту Академии у нас есть все шансы… Впрочем, об этом лучше расскажет кадет ш’Лечир, - Баккер улыбнулась Акрите и выразительно посмотрела в сторону пульта пилота, дополненного разработкой андорианки.
______________
C Мори, остальными кадетами и молчаливой Толан
« Последнее редактирование: 23 Мая 2017, 16:51:41 от Самрита Баккер »
Offline  
23 Мая 2017, 17:31:55 #29
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


- Ну, лучшим пилотом меня все-таки нельзя назвать, - честно смутилась Акрита. – А эта разработка, как мне кажется, действительно может быть полезной, и не только в регате.
Она взяла лежащий рядом с консолью легкий шлем с датчиками и показала его собравшимся. Ведь многих товарищей она тоже не успела еще познакомить с этой штукой.
- Надев его и активировав систему, вы будете видеть не только то, что видим мы сейчас, но и визуализацию важных для пилотирования данных: траектории близких и опасных препятствий в виде подсвеченных линий, выделенные точки координат, на которые нужно держать курс, по желанию можно настроить вывод цифр, расстояний, скорости сближения. Я постаралась сделать систему максимально гибкой, чтобы каждый пилот мог сам выбрать, что он хочет видеть, задать критерии дальности, риска и других параметров. Кроме того, «реальность» позволяет мгновенно отобразить данные сенсоров корабля, что увеличит скорость реакции. Размер шлема и форму можно подогнать на представителей разных рас.
Она на секунду задумалась, стоит ли говорить о том, что еще не доведено до совершенства, но все же решилась:
- И тут есть вот эти датчики. Это пока нельзя назвать стабильной и полностью протестированной частью системы, поэтому на регате она будет отключена. Но в дальнейшем постараюсь продолжить работу. Это базовый нейроинтерфейс, через него можно будет мыслительными импульсами частично управлять кораблем. Конечно, руль и сенсорная панель – основной инструмент, но ведь бывают ситуации, когда нужна мгновенная реакция, пальцев не хватает или они не успевают, или консоль повреждена, или руки… В общем, дублирующая система, как мне кажется, всегда будет полезной.
Андорианка передала шлем Мори, чуть отступив назад.
- Если хотите, можете сейчас включить и попробовать.
Мори приняла шлем, но надевать его не стала, а задала вопрос:
-Что вас вдохновило на подобную разработку, кадет ш’Лечир? Судя по всему, эта идея появилась у вас не вчера.
- Не знаю, что конкретно... - задумалась андорианка. – Просто мне показалось, что это увеличит эффективность действий, и в сложной ситуации будет больше шансов выполнить задачу. Кроме того, разные расы могут иметь некоторые особенности, из-за которых им, например, сложно управлять нашими кораблями. Да и у представителей одной и той же расы могут быть физические ограничения... Дополненная реальность могла бы помочь им в пилотировании. Да, этот интерфейс я начала разрабатывать еще в Академии, сначала только под себя, но теперь хочется довести до действительно полезной системы.
-Идея интересная, но над ней, конечно, еще очень много работать, причем специалистам из самых разных отраслей, - заметила баджорка, - Как интересно, что у кадетов в Академии Звездного Флота еще во время учебы бывают такие амбициозные проекты! Конечно, мне было бы интереснее посмотреть на реальную вещь, но давайте запустим визуализацию в голо-комнате. Вы можете сделать так, чтобы никому не нужно было надевать шлем, но все бы одновременно увидели то, что увидит пилот?
- Да, конечно, - воодушевленно ответила Акрита, подходя к голографической консоли и набирая на ней нужную команду. – Сейчас я поменяю настройку визуализации, и вы все увидите!
С этими словами она выбежала из катера, остановилась возле уже настоящего пульта управления голопрограммой и несколько секунд быстро скользила по нему пальцами. Вставила инфочип, переписала на него что-то, загрузила в свой падд и также вприпрыжку вернулась к зрителям. К этому моменту они уже видели в пространстве вокруг, как бы сквозь предметы, подсвеченные разными цветами голографические линии, показывающие траекторию удаляющейся станции, планет, и мигающий огонек, обозначающий положение Червоточины.
- Вот здесь вы можете менять параметры, - андорианка протянула падд Мори. – Это количество отображаемых объектов, это яркость, тут вот настройка звуковых предупреждений, опции подключения координатной сетки, расстояний, скоростей, импульса…
-Покажите нам какой-нибудь маневр, кадет, - предложила Мори, - А еще… как с помощью этого определить положение кометы, которая пролетает в Баджорской системе?
- Пожалуйста, - Акрита подошла к пилотской консоли и, не садясь в кресло, развернула катер. Линии плавно переместились в новое положение. Теперь станция оставалась внизу и сбоку, ее не было видно в иллюминаторе, только голографическая линия сквозь пол указывала ее путь. Зато линия движения кометы оказалась прямо перед зрителями. Чуть увеличив яркость, которая в обычном режиме обратно пропорциональна удаленности, андорианка указала на светящийся объект. Впереди и позади кометы тянулась светло-зеленая полоса.
- Вот так можно узнать текущее расстояние, - она переключила опцию в падде, и теперь на черном пространстве космоса появились цифры: расстояние и текущие координаты.
-Посмотрим, как это будет работать в реальности, - загадочно отметила Мори, - Что вы можете показать еще?
- Может, ЭМГ? - предложил Освальд и посмотрел куда-то вверх. - Компьютер, активировать доработанную медицинскую голограмму.
В двух метрах от зрителей появилась женщина в белоснежном халате, скрывавшем весьма обтягивающую одежду того же цвета, и высоких кожаных сапогах на каблуке.
- Сообщите характер медицинской ситуации, - произнесла она безразличным голосом, не слишком сочетавшимся с её ярким внешним видом.
- Нет экстренной медицинской ситуации, доктор, - сказал Артур, поспешив развеять желание голографической Дженнифер немедленно искать пострадавших. – Все в порядке. Это тестовый запуск, и мы хотим познакомить вас с нашим экипажем и командованием.
Когда на катере появилась голограмма, в глазах Иламы Толан мелькнуло что-то, похожее на любопытство – по крайней мере, она уже не выглядела такой отсутствующей и потерянной, как все остальное время. Впрочем, что-то комментировать пока она тоже не спешила, полагая, что коммандер Мори прекрасно справляется с работой сразу за двоих.
Голограмма действительно выглядела очень реалистичной (иногда даже слишком) – кадеты хорошо поработали над внешним видом, но пока еще было сложно понять, что она из себя представляет. Оглядев всех собравшихся, голографический доктор остановила взгляд на Мори, распознав в ней старшую по званию, и мягко ей улыбнулась, чуть склонив голову.

- Очень приятно, коммандер. Что от меня требуется?

Утара посмотрела на голограмму доктора и улыбнулась. Было в этой идее какое-то жизнеутверждающее мальчишество, которое так хорошо сочеталось с энтузиазмом Акриты и многих других авторов модификаций. Почти все они выглядели невыспавшимися и при этом хорошо поработавшими – тот случай, когда усталость только подчёркивает молодость и здоровье.

Тем временем Мори скользнула взглядом по голограмме и ответила:
- Ничего не требуется на данный момент. Как было сказано, это всего лишь тестовый запуск.
Коммандер не производила впечатления человека, который без ума от голограмм, и снова обратилась не к ней, а к Артуру и Освальду:
- Можете деактивировать. Вы внесли изменения только во внешний вид?
- Компьютер, деактивировать Экстренную медицинскую голограмму, - сказал Артур, и стал отвечать коммандеру, когда Дженнифер в очень нестандартной одежде исчезла. - Нет, мэм, не только, - продолжил кадет, - этот проект основан на экстренной медицинской голограмме первой версии. Основная цель была – адаптировать этот комплекс под возможности катера, мощности которого слабо сравнимы с возможностями звездолета. Кроме того, мы преобразовали личностные подпрограммы оригинала, и можно сказать, что наша ЭМГ – совершенно другая самостоятельная личность, которая тоже имеет потенциал собственного развития. Список изменений и оптимизаций находится в общем доступе в нашем каталоге с именем файла L957.
-Может быть, вы расскажете о ключевых моментах этих новых личностных подпрограмм? - предложила Мори, - Что было для вас важным в создании вашего видения “идеального медицинского работника”?
- Мэм, - заговорил Освальд, - мы хотели создать несколько независимых алгоритмов поведения для взаимодействия с представителями разных рас, обладающих разными характерами. Цель - сделать так, чтобы ЭМГ могла выбирать наиболее подходящую модель поведения для каждого пациента. Грубо говоря, с военным она будет говорить чётко и кратко, с гражданским - дружелюбно и мягко, ребёнка - постарается успокоить, а, скажем, опасному преступнику не будет доверять. Ну и при общении с клингоном, кардассианцем, ромуланцем и человеком одни и те же слова и действия пациента могут означать разные вещи, а значит и реакция на них может быть разной.
________
С коммандером Мори, молчаливой Толан, кадетами и голограммой доктора
« Последнее редактирование: 23 Мая 2017, 17:36:58 от Артур Лайтман »
Offline  
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 15
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS