* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Сентября 2017, 11:35:52 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 ... 15
0 Пользователей и 3 Гостей смотрят эту тему.   
27 Июня 2017, 14:50:23 #105
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Бэйджор, катер “Амазонка”

– Пока-пока! - Юнок помахала сиянию транспортера, - А я полезла на “Приму” за оборудованием. Только скафандр надену снова…
Она вытащила свой скафандр и поцарапанный шлем из катера и с ворчанием начала влезать внутрь.

– Я должна проводить вас в медицинский отсек, - сказала Квинтилия, обращаясь к Тенеку.
Тенек возражать не стал: то, что Квинтилия сделала этот маленький шаг на большом пути к своему экзамену по первой помощи, было уже неплохо. К тому же у него была для девушки пара слов, которые он хотел сказать с глазу на глаз.
В лазарете вулканец попросил её:
– Задержитесь ненадолго, – и, взобравшись на биокровать, сказал: – Дайте мне контейнер из второго ящика слева от двери в среднем уровне и сумку в нижнем шкафу у самой двери тоже слева.
Квинтилия достала контейнер, а затем нагнулась за сумкой.
– Что здесь? - спросила она.
– Сейчас покажу...
Пока Квинтилия нагибалась, Тенек открыл контейнер, вытащил оттуда регенератор с красным ярлыком и, оторвав ярлычок, сбросил настройки. Теперь этот предмет уже не был опасен для Джеза Тенмы. Регенератор он положил обратно в незакрытый контейнер, чтобы Квинтилия легко могла его увидеть, а когда девушка выпрямилась, протянул руку за сумкой.
Девушка поняла жест и подала сумку Тенеку.
– Что вы сейчас сделали? - спросила она, - Я думала, эта Делас вас уже вылечила.
– Меня – да, но я бы не хотел, чтобы она изучала «истории болезней» участников «Альфы» по настройкам нашей аппаратуры. Она слишком бесцеремонна, и я не уверен, что достаточно этична, чтобы удержаться от этого, если что-то из наших вещей попадёт ей в руки, – ответ Тенека был неконкретен, но правдив.
Он открыл сумку и вытащил из неё небольшой монитор на манжете и маленький цилиндр. Монитор вулканец пристегнул себе на руку, а цилиндр вложил в руку Квинтилии.
– Это – ещё одна страховка, мисс Перим, – объяснил он. – Мистеру Ракару вряд ли что-то угрожает со стороны его соотечественницы, но вы сейчас остаётесь почти наедине с незнакомым человеком при неоднозначных обстоятельствах. Кроме того, перед вылетом мы не всё успели вам сообщить: этой ночью кто-то устроил саботаж на «Анадыре», потом не смогли лететь мистер Тенма и мистер Рроу. Теперь эта авария. Слишком много совпадений, но даже если это совпадения, страховка не помешает. Этот цилиндр – аварийный медицинский маяк, настроенный на мой монитор, – Тенек указал на маленький монитор на своей руке, – Если произойдёт что-то, с чем вы не сможете справиться одна, активируйте его вот так. Я услышу сигнал и получу ваши координаты. И сделаю всё, чтобы прийти к вам на помощь.
– Но что, если что-то произойдет с вами? - напомнила Квинтилия, - Уверена, я смогу справиться с этой Юнок, она не выглядит слишком сильной...
– Зато у неё могут быть приёмы или технические заготовки, которые никому из нас неизвестны, – сказал Тенек. Затем внимательно посмотрел на Квинтилию и задумчиво кивнул: – Не думаю, что в ближайшие часы я буду интересной мишенью для потенциальных саботажников, но если вас это беспокоит... – Он подстроил что-то на мониторе и нажав на сенсорное поле заставил цилиндр издать короткий звуковой сигнал. – Это на случай, если что-то случился со мной. Так лучше?
От неожиданности Квинтилия едва не выронила цилиндр.
– Хорошо, - наконец, сказала она, - Наверное, мне лучше вернуться на мостик…
– Конечно, – сказал Тенек, аккуратно укладываясь на подголовник биокровати. – Если только вы не посчитаете целесообразным продолжить наш разговор, пока ещё не начался ремонт катера. Вас как раз перебили, когда вы собирались сказать, что именно мешает вам во время практического применения навыков первой помощи... Если вы беспокоитесь за мостик, можете принять меры безопасности или переключить видеосвязь медотсека на обзор входов и мостика.
– Я просто… - начала Квинтилия, - Чувствую себя слабой и испуганной, и мне кажется, что от вида крови меня стошнит. Так было всегда, по-крайней мере, с тех пор, как я начала изучать медицину. До этого, наверное, я просто не сталкивалась с необходимостью видеть все эти… вещи внутри тела гуманоидов. Кажется, вы пытались сказать, что если наступит крайний момент и от этого будет зависеть чья-то жизнь, то мне все равно придется?
Тенек кивнул.
– Вы ведь собираетесь служить в Звёздном флоте, а со временем стать командующим офицером. Это значит, что вы можете столкнуться с чем угодно, и вам придётся не просто решать проблему, но и подавать подчинённым пример. Но, может быть, мы сможем решить эту проблему постепенно? – предположил вулканец. – Вы получали в детстве синяки и ссадины, а на тренировках у вас могли быть травмы и серьёзнее. Как вы это переносили?
-Может быть, я не буду служить в Звездном Флоте. Меня все еще могут отчислить из Академии, если я не сдам экзамены, - напомнила Квинтилия, - И может быть, командная специальность мне вовсе не подходит. Но я пока не знаю, на что ее сменить…
Трилл села на край биокровати и опустила голову, глядя на свои руки, сложенные на коленях.
-Конечно, у меня были ссадины и синяки, и их было много. Самое серьезное - наверное, это был перелом голеностопа, но… Честно говоря, я почти ничего не помню об этом, как будто пустое место в памяти, - она нахмурилась, - Наверное, это странно само по себе. Так что я не помню ничего, подобного тому, что видела сегодня на вас. Нет, это не правда! Я видела… Помните, когда на станцию напала Аномалия? Я была в коридоре, и там был тот клингон, Рекло. Он пострадал, и вокруг был огонь, и я ничего не смогла сделать, впала в какой-то ступор. Это как раз была такая ситуация, как вы говорили - от нее зависела жизнь и смерть, но во мне ничего не мобилизовалось… Я хотела поговорить с вами об этом, даже назначила встречу, наверное, это вы тоже помните. Но потом на общем собрании проекта “Альфа” меня выбрали, как самую хорошо отличившуюся, и я решила, что и так лучше всех и что мне не надо ничего исправлять, ведь люди меня уже хорошо оценили.
– Вас оценили заслуженно, – сказал Тенек, – по крайней мере за свою оценку я ручаюсь: ваши записи спасли не меньше одной жизни, есть основания считать, что даже больше. В то же время каждому есть что в себе исправить. Это странно, что вы ничего не помните о своей травме, – добавил он, немного подумав, – хотя возможно ваше сознание просто избавилось от стрессообразующей информации. И может быть ваш теперешний страх является следствием пережитого или результатом вытеснения воспоминаний. Вы помните связанные с травмой события?
________________
с Квинтилией


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 Июня 2017, 15:16:05 #106
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Продолжение:

 -Я упала с бревна, - нахмурившись, начала Квинтилия, - Очень неудачно. Я должна была выступать дальше, и мой тренер… сделал так, чтобы я смогла это сделать, от этого много зависело тогда. Я помню, что он дал мне лекарство и долго смотрел на меня. Его глаза… я все еще помню, они были такими... проникающими, - неожиданно девушка мечтательно улыбнулась, - Тренер понимал меня лучше всех. Но больше про тот случай я не помню ничего. Может, вы правы, и это стресс. В любом случае, невозможно восстановить воспоминания, разве не так? И я даже не уверена, что моя собственная травма связана с моим отношением к медицине. Просто мне всегда это было сложно, и я не могла себя контролировать, испытывала крайнее волнение и даже страх. Как вы думаете, вы можете знать какие-нибудь… не знаю… медитации, которые могли бы помочь мне успокоиться?
Тенек кивнул.
– Я думаю, мы попробуем решить эту проблему комплексно. Вы ведь не чувствуете себя плохо от небольших царапин или одной капли крови? И вас не тошнит, когда вы ремонтируете консоль катера. Мы можем начать с процедур, во время которых вы будете работать с небольшими повреждениями и одновременно учиться понимать что тело гуманоида вместе со всеми его органами – это достойный восхищения универсальный инструмент, а не что-то пугающее или отвратительное. Ничем не хуже катера или звездолёта. А перед тем как приступить к более серьёзным мединцинским действиям, вы попробуете мобилизовать свои силы с помощью медитации. Я вас научу.
-Вы думаете, у меня получится? - с сомнением спросила Квинтилия, - Мы будем делать это сейчас?
– Это – техника, проверенная веками, у вас должно получиться, – подтвердил Тенек. – А начнём мы сразу после регаты: будет лучше, если во время первой попытки нас ничто не будет отвлекать. Мисс Перим... – осторожно начал он вслед за тем, – я правильно понял, что именно в тот раз от вашего тренера вы впервые получили стимулятор?
Это был не единственный вопрос, который хотел задать Тенек. Его насторожили слова «долго смотрел на меня» и «его глаза были такими проникающими» – это было слишком знакомо! Слишком.
-Я не знаю, что именно это было, - признала Квинтилия, - Но это помогло мне превозмочь боль, и страх, и усталость, и в итоге я получила то, чего хотела больше всего - я выиграла то соревнование. И все благодаря ему… - девушка снова улыбнулась, - Мой тренер помог мне, как и обещал. Знаете, вы говорили о человеке, который повлиял на вас, о вашем дедушке… А для меня, наверное, это был он, Гиллиад. Он всегда толкал меня к большему и помогал подняться, если я падала по пути, и так я узнала, на что способна и что для этого нужно делать.
– Но похоже, он сделал тогда что-то запрещённое, – осторожно предположил Тенек. – Разве на соревнованиях разрешается выступать с переломами?
-Известны случаи, когда спортсмены выбирают выступление, несмотря на травмы, - пояснила Квинтилия, - Они оценивают свои риски, но все равно идут на это - ради себя, или ради команды, или ради тренера. Даже если иногда знают, что после этого их карьера может закончится. Это показывает их преданность спорту, дисциплине, победу над самим собой и над собственными слабостями.
– И при этом им разрешается на своё усмотрение пользоваться медицинскими препаратами? – с сомнением спросил Тенек. Это предположение как-то не было похоже на правду.
-Я не знаю, - призналась Квинтилия, - Я просто хотела победить, а тренер нашел решение. Думаю, он хотел этого не меньше меня. Обезболивающие - это не редкость в том мире. Любой спорт - вообще довольно жестокий, но результат того стоит.
– Я думаю, нам стоит узнать этот аспект правил позже, на станции, – предложил Тенек. – Чтобы идти вперёд, нужно правильно оценивать своё прошлое, беспристрастно рассматривая свои удачи и неудачи. Вы недавно сказали, что воспоминания восстановить невозможно – это не так. Если мозг человека не повреждён, они хранятся там и могут быть возвращены в сферу сознательного. Но вы должны твёрдо знать, что действительно хотите этого, иначе возвращённые воспоминания могут стать для вас несчастьем. И принять решение на этот счёт никто, кроме вас не может.
-Что значит - это не так? - удивилась Квинтилия, - Разве можно вспомнить то, что забыл? И почему это может стать несчастьем?
Тенек постарался объяснить:
– Представьте себе, что утраченное воспоминание – это файл в базе данных. Если мозг не повреждён, то файл не удалён, утрачена только ссылка, которая к нему ведёт. Если восстановить связь, база данных снова сможет учитывать его в своей работе, иными словами, вы вспомните. Однако вы не знаете, что содержится в этом файле. Очень часто сознание ликвидирует связи с травмирующими воспоминаниями. Если они возвращаются, одни люди справляются с ними, других это может сломить. Кроме того, не все методы возвращения памяти могут восприниматься вами как приемлемые: даже выведение ассоциативных образов на монитор многими воспринимается как неприемлемое вторжение в личное ментальное пространство, если же единственным путём окажется телепатическое воздействие, это само по себе может оказаться травмирующим.
- Значит, это делается с помощью телепатии, - сделала вывод Квинтилия, - Полагаю, я должна подумать об этом…
В этот момент их отвлек звук какой-то возни возле входа в катер, и Квинтилия поспешно встала с места.
-Наверное, это вернулась Юнок. Я должна посмотреть, что у них за оборудование. И вообще…
– Вам нужно выполнять обязанности, – понимающе отозвался Тенек. – Конечно, идите, только... это возможно неуместный вопрос, но к какой расе принадлежит мистер Гиллиад?
Вопрос застал Квинтилию пороге отсека, выделенного под лазарет на катере.
-Бетазоид, - бросила она через плечо, - Гиллиад Джакс, мой тренер - бетазоид.
С этими словами она покинула помещение.

Тенек задумчиво уставился в потолок. Гиллиад Джакс почти наверняка нарушил правила турнира и попутно привил Квинтилии неверное представление о том, как следует обращаться со стимуляторами. Это ещё нужно проверить, прочитав правила спортивных соревнований за тот период и того самого турнира в частности, но едва ли Тенек ошибается. Что ещё мог сделать не обладающий подобающими принципами телепат? Использовать телепатию, чтобы внушить подопечной восторженное отношение к себе (стажёр слегка поморщился при мысли о том, что кто-то может кому-то навязывать эмоции), оказывать на неё психологическое давление, сделать её зависимой... Мог ли он намеренно удалить что-то из памяти мисс Перим? Технически мог. Но делал ли он всё это и был ли действительно мистер Джакс телепатом? Как среди землян может раз в столетие родиться телепат, так и среди бетазоидов может раз в столетие родиться индивид, лишённый телепатических способностей, так что пока этот вопрос не прояснится, все логические построения Тенека не имеют достаточной почвы. Но это ведь можно выяснить! Стажёр дал себе слово, что вернувшись на станцию непременно посмотрит в базе данных всю информацию о Гиллиаде Джаксе – бетазоиде и тренере.

____________________________
написано совместно с Тенеком


Ex Astris, Scientia
Offline  
28 Июня 2017, 15:55:27 #107
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

Ромуланка помахала участнице своей команды, подзывая ее. Ктарианка ускорилась и поднялась наверх, перепрыгивая через ступеньки и демонстрируя выносливость под начинающим припекать солнцем.
-Наболтались? - она подмигнула своему капитану.
- Дело прежде всего! – серьезно сказала Делас, а потом незаметно подмигнула Каззе в ответ. – Ракар хотел тебя о чем-то спросить…
Подмигивания не скрылись от взгляда Ракара, но он не понял значения этих жестов. Он молча поджидал ктарианку и спросил прямо в лоб, когда она подошла.
- Казза, вы же знаете что Рроу в лазарете? Вам же наверняка известно почему? – Ракар в этот момент клял самого себя, что не спросил, что именно с Рроу случилось у персонала лазарета, но теперь решил пойти ва-банк.
-Да, - спокойно сказала Казза, продолжая подниматься по ступенькам выше.
- И что? – спросил Ракар, начав подниматься за ней по лестнице, - ничего не хотите мне сказать по этому поводу? Он был моим лучшим пилотом. Почему это произошло с ним? Я же знаю, что вы были в этот момент рядом.
-Именно потому, что он был вашим лучшим пилотом, - лукаво улыбнулась Казза.
- Ага! – эмоционально сказал Ракар, - значит, это диверсия и саботаж. И потом вы нас сбили! И я должен теперь вам верить?
Ракар бросил быстрый взгляд на Делас.
- Делас, вы про это знаете? - спросил Ракар.
- Мы вас сбили? – грустно усмехнулась Делас. – Вообще-то ваш корабль почти не пострадал, а наш теперь – груда обломков. Ну, то есть, мы хотели вас обогнать и прийти на площадку первыми, но Казза сделала все возможное, чтобы избежать столкновения… Или хотя бы чтобы с вашим кораблем не случилось то же, что и с нашим, когда мы поняли, что вы слишком близко. Я не виновата, что наша дополненная реальность пилота не совсем верно отразила расстояния!
-Мы хотели пройти совсем близко от вас и сделать красивый разворот, чтобы утереть вам нос, - добавила Казза, - Но что-то пошло не так.
Ракар медленно кивнул Делас и снова посмотрел на ктарианку:
- В таком случае я хочу знать точную формулировку от вас, Казза, по какой причине вы лишили меня моего лучшего пилота? В чем состоял ваш план?
-Ослабить вас и выиграть, разумеется! - рассмеялась Казза, - Каждая из нас сыграла свою роль.
 Гнев закипал в душе Ракара. Но он не спешил высказывать все, что мог высказать в этом случае. Он не был ромуланским сенатором, который мог бы обвинять сейчас Федерацию во лжи и диверсии, он не имел права разрывать дипломатических отношений. Но гнев сдерживаться не хотел.
Тем не менее, он продолжил говорить:
- Вот значит, чему вас учат в вашей группе… Не сотрудничеству, а тому, как вырубить соперника. У меня два последних вопроса – чей был приказ сделать это, чье решение? И какую роль выполняла Юнок?
Роль, которую сыграла Делас, он пока выяснять не стал. Потому что... потому что она вызвала его доверие. И теперь доверие трансформировалось в гнев.
- Конечно же, мой, - чуть удивленно отозвалась Делас. – Они же из Федерации, едва ли они могли бы все продумать… Без обид, Казза. И это не то, чему нас учат в проекте – мы там выполняем всякие скучные задания вроде модификации катера, геологических исследований или презентаций. Это то, чему меня учили всю жизнь. Странно, что именно тебя это так удивляет, - призналась она, продолжив восхождение. Было заметно, что длинная лестница дается ей не так легко, как ее спутникам.
-Поскольку регата - не задание проекта, мы все решали сами, - добавила Казза, - Наше начальство не в курсе всех деталей. Но если бы было в курсе… Думаю, я знаю, что бы оно сказало - “мне очень любопытно, что из этого выйдет”.
- О да, это так на него похоже, - улыбнулась Делас и мечтательно вздохнула.
Ракар внимательно и уже без эмоций посмотрел на Делас.
Они выбрали саботировать не кого-то другого, не кого-то иного, но именно кадетов из "Альфы". И его... Против него, против собственного соотечественника она пошла. Никому нельзя верить. Никому и никогда нельзя верить. Жизнь учила Ракара именно этому.
- На моем корабле не будет саботажа, - сказал он, игнорируя все другие вопросы об удивлении, - если Юнок должна сделать что-то еще в этом роде, то немедленно остановите ее. Иначе – мы просто все прекращаем. Я своих обязательств не предаю. Я обязался взять вас и оказать помощь. И я это сделаю. Теперь ваше дело за честным сотрудничеством. Других вариантов кроме честного сотрудничества у нас с вами  не будет. Мы либо союзники – либо враги.
И Ракар, обогнав Каззу, побежал по лестнице вверх.
Сложные чувства переплетались в душе ромуланца, пока он бежал вверх по лестнице. Он снова с тоской подумал о Квинтилии. И задумался о том, что он и раньше знал, что мир состоит из лжи и боли. Ракар давно знал, что все лгут. Но именно в этот момент это опять вернулось к нему слишком остро. Слишком остро вместе с обретением собственного соотечественника, и… разве это было разочарованием? Он ведь всегда знал, что всегда так. Постоянные предательства и революции. Убийства сенаторов, свержение Преторов, заговоры, постоянные заговоры. Мало чести в его мире. Да он и сам учился этому, как свергать чужие правительства, как подставлять и предавать в тех случаях, когда это выгодно его Империи. Все ради Империи. Но это всегда стояло в нем неразрешимой проблемой. И сейчас данная проблема встала слишком остро. Ракар не хотел смотреть им в глаза сейчас, может быть потом, когда придет время это все принять и смириться. Он просто быстро поднимался теперь по лестнице, ведущей вверх.
Ракар быстрым шагом направился вперед, оставив Делас и Каззу вместе.
- Ну вот, похоже, я его расстроила, - проговорила ромуланка. – А мне уже начало казаться, что я ему понравилась… Вечно со мной так! – с этими словами она сжала губы и решительно пошла вперед, хоть за шагом Ракара ей было и не угнаться.
-Не расстраивайся, - подбодрила ее ктарианка, - Может, он еще передумает.

Полдень

Дальше они поднимались в молчании. Ракар убежал вперед, Делас начала немного отставать, Казза прыгала со ступеньки на ступеньку между ними, не проявляя никаких видимых признаков угрызений совести, а время от времени восторгаясь видами и срывая различные травинки по пути.
Наконец, лестница закончилась еще одной площадкой, с которой уже были видны соседние горы, окружающие долину Кендры. Здесь в каменный уступе была огромная деревянная дверь с металлическими заклепками, складывающимися в затейливый орнамент, и большим металлическим кольцом-ручкой. Монастырь Дакин был укреплен не хуже какой-то древней крепости, возможно, именно это, а также его недоступное положение, спасло его от разрушения во времена баджорской оккупации.
Поднявшись на площадку, Казза сняла рюкзак, достала фляжку с водой и утолила жажду.
Быстрый бег вверх охладил ромуланский гнев, и теперь Ракар пытался успокоить дыхание, оглянувшись на простиравшуюся красоту вокруг. Так было всегда раньше, он сидел дома, на задней террасе, смотрел на море и на две луны, опускающиеся за горизонт. Природа всегда успокаивала, дарила ни с чем не сравнимый покой в своем единении с ней. Ему стало жаль, что этого не видит Квинтилия. Этого вида, открывающегося отсюда сверху. Но жизнь всегда вносит коррективы в самые смелые планы. Вот и теперь, он обрел соотечественника, которая, как оказалась, приняла решение саботировать его самого, его команду. Века ромуланской истории, история ромуланцев как расы - привела их к необходимости защищать себя любой ценой.
Теперь он бросил смотреть на природу, подождал когда обе его спутницы подойдут, и больше не стал развивать тему саботажа, считая на данном этапе эту тему законченной.
Ракар настроил трикодер на определение форм жизни за дверью, направил трикодер на дверь.
- Ну что, попробуем сюда войти? – задал он почти риторический вопрос, затем взялся рукой за ручку-кольцо и постучал ею по двери.
К тому моменту, как Делас поднялась, она уже успела достать трикодер, и сейчас смотрела больше туда, чем на окружающие красоты. Трудно было понять, то ли ее не впечатлил пейзаж, то ли она просто уже сосредоточилась на задании.
- Постучите, а мне надо кое-что сделать, - она сама не заметила, как вновь перешла на «вы», будто бы почувствовав дистанцию и отстраненность Ракара.
Ромуланка активировала трикодер – такую же федеральную дельту, как у всех участников проекта – и вызвала Юнок.
- Привет, как там наш кораблик, смогла что-нибудь достать? Телепортируй мне капитанский ключ, когда будешь на “Амазонке”. Он, наверное, закатился куда-нибудь на мостике, - затем отключила связь и обернулась к остальным.
- Коварная и одновременно прекрасная ромуланка, - улыбнулся Ракар, - Делас, ты же сказала, что вы выходите из гонки! Но я вижу, что все еще – нет.
- А вы спросили, где мой ключ! – отозвалась в ответ Делас. – Так что я подумала, что нечего ему пропадать на «Приме». Впрочем, если вы мне прикажете больше не участвовать, я не смогу вас ослушаться: вы мне уже дали это понять, напугав Тал Шиаром, - пожала плечами девушка.
-Да, я тоже думала, мы объединимся с этой командой, - заметила Казза.
- Второй ключ не помешает. Просто на всякий случай, - невинно произнесла Делас.
- Ахха! – рассмеялся Ракар, уже осознав всю несправедливость мира, которому так хотел поверить. – Мы на "ты", Делас. Забыла что ли уже? Или отменила это решение? Не прикажу, но я должен быть готов к любым неожиданностям. И я к ним готов. – сказал он, все еще улыбаясь, тоже коварной улыбкой.
Ракар уже понял, что ранее сказанная фраза "нам нужен корабль" – значит много больше, чем просто желание улететь или присоединиться к другой команде. И теперь он должен был не спускать с них глаз, ни на минуту. Ему не удастся выспаться теперь. Но Ракар подумал, что отоспится теперь только после жизни.
-Просто если у нас будет два ключа, они могут подумать, что мы две разные команды и дать нам два разных задания. А гораздо проще же всем вместе разбираться с одним, - пояснила свою мысль Казза.
___________________
c Делас и Каззой, баджорским монахом.
« Последнее редактирование: 27 Июля 2017, 09:41:38 от Мори Джанир »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
28 Июня 2017, 15:57:28 #108
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

В этот момент огромная дверь плавно открылась внутрь, как будто не весила совершенно ничего. В проеме появился баджорец с седой бородой, одетый во все оранжевое - от капюшона до кромки длинного одеяния. Его руки были сложены на груди и спрятаны в широкие рукава.
-Добро пожаловать, - произнес он, - Мы вас ждали. Следуйте за мной.
Он развернулся на месте и пошел в глубь храма - за его спиной оказалась еще одна лестница наверх, при виде которой Казза испустила горестный вздох. Трикодеры Ракара и Делас показали, что в монастыре находится еще пятьдесят баджорских биосигналов.
- Будем смотреть по обстоятельствам, - отозвалась Делас на замечание Каззы. - Может, он нам и не понадобится.
В этот самый момент перед ними открылась дверь, и девушкам пришлось замолчать.
Вместе с остальными Делас двинулась вслед за баджорцем, периодически поглядывая на данные своего трикодера.
Ракар как-то криво улыбнулся, глядя на Каззу. Уж ему-то самому было прекрасно известно, как изворачиваться во лжи, на ходу подводя подо все логическую базу. Только теперь Ракар не должен был допустить их победы. Эти три дамы теперь будут под непрерывным наблюдением и не допущены к мостику корабля. И еще предстояло сделать очень много всего. Как жаль, что они связали его его же собственным словом, но он не допустит… Он не допустит больше саботажа.
- Мира вам, - сказал Ракар открывшему дверь баджорцу, - и да прибудут с вами Пророки. – а затем последовал за ним туда, куда тот повел.
Они поднялись еще на несколько лестничных пролетов наверх и прошли несколько вырубленных в скале скудно украшенных галерей. Делас пришлось немного задержаться, потому что с ней снова связалась Юнок и у них ушло какое-то время на пересылку ключа их команды. Но затем Делас присоединилась к остальным.
Наконец, они вышли на крытую террасу, крыша которой опиралась на столбы в виде древних баджорских религиозных деятелей. По бородам и одеяниям они мало чем отличались внешне от современного провожатого кадетов проекта “Альфа”. С террасы были видны заснеженные вершины гор, над которыми вдалеке парила большая птица.
-Прошу, угощайтесь, утолите свои голод и жажду и восполните силу от священного источника, которым является наша планета, - сказал монах и показал на низкий стол, весь заставленный блюдами с разноцветными фруктами.
Некоторые из них кадетам были знакомы, но многие были совершенной экзотикой.
-Мы вообще верим монахам? - шепотом спросила Казза, - Может, они нас сюда специально заманивают, чтобы мы пировали и забыли о времени.
Тем не менее, ближайший к себе фрукт она схватила.
- Отказываться тоже невежливо, - шепнула ей Делас. – И все так вкусно выглядит…
Она церемонно поклонилась священникам, хотя весь ее вид давал понять, что о баджорской культуре и религии она не знает практически ничего.
- Благодарим вас за ваше угощение, мы с радостью разделим с вами трапезу, - проговорила ромуланка и тоже взяла один из наиболее экзотических фруктов. Краем глаза она наблюдала за Ракаром: может, он уже что-то придумал и подаст какой-нибудь знак, что делать дальше.
Ракар шел по монастырю, разглядывая окружающее. Потом он заметил птицу, летящую над горами, и проследил ее полет. Птицы восхищали его. И самая главная из них – Раптор, которую так ценили все из его народа.
- Мы верим им, - тихо сказал Ракар, - Делас, чему ты их учишь? – Ромуланец слегка нахмурился, понимая, что Делас теперь воспитывает федератов ровно в другой последовательности, в той, в которой они принесут наибольший вред Ромуланской Империи. А они ведь и без того были способны на это.
- Верно, отказываться невежливо, - снова кивнул он и тоже взял фрукт неизвестного названия со стола.
- Благодарим вас, - сказал ромуланец, обращаясь к монаху с таким же поклоном, как сделала Делас. – Бэйджор – гостеприимная планета и очень красивая. Благословение Пророков с вами. Скажите, что мы должны сделать, чтобы пройти этот чек-поинт?
-Терпение, - произнес монах, слегка поклонился и вышел с террасы.
Но группа оставалась в одиночестве не более минуты - вскоре послышался звон колокольчиков, и появился другой баджорец. Судя по одежде, он тоже принадлежал к  здешним монахам, но не носил капюшона и был гораздо моложе, чем провожатый Ракара, Делас и Каззы. У него не было бороды, длинные черные волосы без единого седого волоска были собраны на макушке, и в руках он держал посох, украшенный несколькими маленькими бубенчиками.
-Добро пожаловать, участники регаты, - тоже сказал молодой монах, - Я - прилар Паку. Я задам вам три вопроса, а затем вы получите замок для вашего ключа.
-А, загадки! - воскликнула Казза.
- Загадки, обожаю загадки! – глаза Делас загорелись, она быстро догрызла фрукт и буквально подскочила на месте. – Когда начнем?
-Прямо сейчас, - улыбнулся прилар Паку, - Если только вы сначала не хотите как следует подкрепиться, - он кивнул в сторону Каззы, набившей рот фруктами.
Делас легонько пихнула ктарианку вбок и шепнула:
- Давай заканчивай, потом поешь!
- Добрый день, - сказал ромуланец, поклонившись прилару, - Да. Прямо сейчас, пожалуйста. Мы готовы.
-Тогда ответьте мне, странники, - хитро улыбаясь начал монах, - Как не разрезая фрукта мобы увидеть его семена?
Казза издала сдавленный звук и спешно положила на поднос фрукт, который уничтожала.
-Пожалуйста, не подавитесь. Ответ “не резать, а кусать” будет слишком простым, - предупредил прилар Паку, - Также ответьте: что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег? И третий вопрос… Откуда вы знаете, что все это, - он повел рукой с посохом вокруг и колокольчики снова зазвенели, - действительно существует, а не снится одному из вас?
Монах сделал паузу, оглядывая троих, а потом добавил:
-Когда у вас будут готовы ответы - позвоните в гонг, который висит на стене за дверью. Мы приготовим для вас постели, если вам понадобится остаться в монастыре на ночь.
Затем прилар Паку развернулся и покинул террасу.
- В смысле – «на ночь»? – Делас непонимающе сдвинула брови, когда прилар покинул террасу. Она обернулась к остальной команде – можно ли их было вообще назвать командой? – и решительно произнесла: - Ну уж нет, столько времени мы тут тратить не будем! Не могут его загадки быть такими сложными! Давайте думать! Фрукт, например, можно просканировать и создать голографическую модель, тогда мы увидим все семена…
-На модели-то? - Казза снова принялась за фрукт, - Ну, тогда это уже не будут семена этой мобы, а будет их модель, не так ли?
- Ах, это уже детали! – махнула рукой Делас, но все же задумалась.
Некоторое время она напряженно думала, периодически поглядывая на Ракара и Каззу. Некоторое время закончилось довольно быстро, когда девушке стало скучно. Она покрутила в руке фрукт, поперекидывала его из руки в руку, пару раз поменяла положение, а потом смущенно произнесла:
- У меня есть одна идея… - уши и щеки девушки чуть позеленели. – Может быть, его надо сначала съесть? Целиком, с семенами.
Глаза Каззы загорелись.
-Да, а потом…
- Если они не переварятся, то мы их увидим в ходе естественной работы пищеварительной системы! Но для этого надо изучить свойство этих семян, а также учитывать, что желудок и кишечник разных гуманоидов работают по-разному. Например, желудочный сок болианцев… - Делас загорелась этой идеей и даже активировала трикодер, чтобы изучить плод, а затем оглянулась на ктарианку. – Это уже не очень интересно, да?
-Устроим эксперимент? - в ответ предложила Казза, - Там еще осталась моба, давай съедим ее и увидим через несколько часов.
- Нет уж, я не готова терять несколько часов! – упрямо проговорила Делас, но все же стащила со стола плод. Не столько ради эксперимента, сколько чтобы занять чем-нибудь руки и зубы. – Нам нужен ответ прямо сейчас! Как медик могу сказать, что у этого решения есть определённая физиологическая привлекательность. Но все монахи одинаковы – любят говорить загадками и имеет в виду что-то совершенно другое. Все эти двойные смыслы, бла-бла… Так что… - она с удовольствием откусила от мобы. - У вас есть другие варианты?
Выслушав прилара, Ракар проводил его взглядом. Как выглядит моба, он не знал, но абстрактный фрукт с семечками – представлял. Суть была не в том, чтобы привязываться к мобе. Задание на попытку выйти за пределы собственного мышления он признавал как факт.
Но сначала ромуланец отступил на шаг назад, нажал на коммуникатор-дельту, прикрепленную к водолазке, вызывая "Амазонку". Задание он собирался обсуждать со всей своей командой, несмотря на то, что их здесь не было физически.
- Тенек, или Перим, - сказал Ракар, - у нас тут головоломка, и требуется обсуждение, но сначала рапорт – как у вас дела?
_____________
c Делас и Каззой, баджорским монахом, приларом Паку


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
28 Июня 2017, 16:17:28 #109
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, около полудня
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


В этот день в рабочее время Джарин Дохиил, как и обычно, находился в своём кабинете. Не считая того времени, которое он потратил на посещение открытия регаты, во время которого его постигло разочарование - Джез Тенма отказался участвовать, и теперь Кардассию на состязании никто не представлял. Мужчина сразу почувствовал, что тут дело нечисто, и решил непременно распросить об этом Толан, а заодно навести собственные справки, ведь что бы ни побудило молодого и весьма перспективного офицера проигнорировать такую очевидную возможность принести пользу Родине - это, определённо, заслуживало внимания.
Вернувшись в кабинет, он, первым делом, поспешил уточнить у своего связного, не мелькало ли в новостях что-то, проливавшее свет на проблемы, поразившие семейство Тенмы. Ответ поступил совсем скоро, и ничего необычного в нём не содержалось. Тогда Джарин ещё раз проверил досье молодого участника проекта, но и там никаких зацепок не наблюдалось: родился на Бэйджоре, учился в Военной академии Кардассии, служил на Волане II, отобран, зачислен, участвовал, и так далее. Среди личных контактов тоже ничего примечательного... кроме доктора по фамилии Глессин. Джарин нахмурился, вспомнив, что уже слышал эту фамилию сегодня, и, на всякий случай, заглянул в свой терминал. После непродолжительного поиска он узнал о появлении этого самого Глессина на станции. Стало очевидно, что "семейные проблемы" были как-то связаны с ним, и дипломат ещё больше уверился в том, что в этом деле стоит разобраться до конца, но сначала надо было закончить приготовления к самому главному.

Отлучившись из кабинета, Джарин быстро дошёл до своей каюты и извлёк со дна шкафа коробку, содержавшую небольшую экспозицию в форме полусферы около полуметра в диаметре, представляющую собой типичный небольшой кардассианский городок в масштабе примерно один к пятиста тысячам. Форма зданий была немного необычной, а некоторые элементы казались посторонними: было понятно, что делалась модель хоть и въедливым, но всё же любителем, и едва ли стоимость этого творения была высокой.
Модель в кабинет Джарин нёс очень медленно и аккуратно, всем своим видом показывая, как сильно дорожит ею, а в самом кабинете он поставил экспозицию на небольшую подставку рядом со своим столом и, убедившись, что никто к нему не должен будет нагрянуть в ближайший час, приказал охраннику никого не пускать, даже если это будет коммандер станции или неожиданно свалившийся откуда-нибудь легат, типа Таррела.

Перво-наперво, Джарин взял статуэтку змеи и надавил пальцами одной руки на два глаза и левый клык, а пальцами второй руки слегка потянул кончик хвоста, пока внутри не раздался едва слышный щелчок, и кончик хвоста не отсоединился, обнажив небольшой механический ключик необычной формы.
После этого он подошёл к экспозиции и приподнял прозрачный купол в форме полусферы. Городок во всей своей красе предстал перед дипломатом, но он не стал им любоваться, а аккуратно нащупал под тонким слоем песка пластинку, на которой крепилась сама модель, и аккуратно приподнял, неизбежно просыпав немного песка на пол.
Основание было довольно большим и выглядело массивным, однако, Джарин без зазрения совести сорвал тонкое покрытие, оказавшееся всего лишь клейкой лентой, и обнажил потайной отсек. Открыв его "змеиным" ключом, он наконец-то смог извлечь самое важное - кейс.
После этого последовала не менее утомительная сборка модели и придание ей прежнего вида. Когда сферический городок выглядел почти так же, как до этого, Джарин сел за стол, открыл кодовый замок на кейсе и принялся проверять лежавшее там оборудование.

***

Казалось, прошло совсем немного времени, но хронометр на терминале упрямо показывал, что уже почти полдень. Торопливо собрав устройства в кейс и спрятав его под стол, Джарин откинулся на спинку кресла и приказал дежурившему у двери охраннику принести ему кружку чая из красных листьев.
Охранник вернулся не один – за его спиной стояла Илама Толан. Она молча прошла в кабинет и встала у самой двери, как и в прошлые разы ожидая распоряжений гала Дохиила и не спеша начинать доклад. С того инцидента в каюте Мори прошло несколько часов, и сейчас по выражению лица кардассианки (точнее, его отсутствию) было сложно заподозрить что-то неладное.
- Присаживайся, - кивнул Джарин, указывая головой на стул, - хочешь чая или что-нибудь съесть? Могу приказать - тебе принесут.
- Спасибо, не надо, - Толан прошла к столу дипломата и села на край стула. Она уже поняла, что все приказы стоит выполнять – особенно в таких мелочах. И если сейчас Джарин хочет, чтобы она сидела, она будет сидеть. Женщина положила падд на стол рядом с собой и пододвинула его Джарину: - Я выполнила ваше задание. Вы найдете здесь план каюты коммандера Мори и некоторые данные с ее терминала. К сожалению, доступ к рабочим файлам закрыт, здесь только личная информация.
- Надо же, - искренне удивился Джарин, - я не ожидал, что ты вообще влезешь в её компьютер, не то что сделаешь это так быстро. Удивительно! Как тебе это удалось? Ведь федераты так ценят свои жалкие личные свободы, что не пренебрегают безопасностью своих данных. Расскажи, уверен, это замечательная история, - дипломат откинулся на спинке стула и с нескрываемым любопытством посмотрел на женщину.
Толан подняла взгляд на Джарина, пытаясь понять, подозревает ли он ее в чем-то или действительно интересуется. Конечно, он не должен ничего узнать, но женщина боялась, что любое слово, взгляд или жест могут ее выдать.
- Это не было просто, - призналась она после небольшой паузы. – Но вы сказали, что отпустите меня после выполнения заданий, так что у меня была мотивация. К тому же на этом терминале не хранится никаких рабочих файлов: как я поняла, она не работает из каюты, а доступ к общему ядру данных станции защищен, и чтобы его взломать, потребовалось бы намного больше времени и средств. Здесь же только ее фотографии, переписка, личное расписание… - Толан равнодушно пожала плечами, будто такая мелочь и не стоила потраченного времени.
- Задания, - поправил мужчина, - всего одного задания. Вот это, - он потряс паддом, - всего лишь подготовка к нему, а само задание получится выполнить только через пару дней, по-видимому. Так что время и средства у тебя есть. Мы теперь знаем расписание этой баджорки, - с нежеланием Джарина называть Мори по имени могло сравниться по силе только нежелание называть станцию иначе как "Терок Нор", - а значит найти время и вернуться в её каюту тебе не составит труда. Странно, конечно, что она не работает из каюты. Может, она просто не хранит на терминале никаких файлов, но ссылки на их расположение в центральном компьютере могут быть.
 - Да, - неуверенно кивнула Толан, догадываясь, к чему ведет Джарин. – Я могу вернуться в ее каюту. Вы хотите получить еще какие-то данные?
- Всё, до чего сможешь добраться, - слегка безразлично ответил дипломат, а потом не слишком добрым образом улыбнулся, - вскоре у нас не будет возможности порыться в её документах, так что почему бы сейчас не собрать всё, что плохо лежит, как говорят земляне.
- Что вы имеете в виду? – Толан очень внимательно следила за всеми изменениями речи Джарина, пытаясь найти что-то важное для себя и предугадать его дальнейшие действия. – Вы полагаете, меня в какой-то момент поймают?
- Надеюсь, что нет, - в голосе Джарина промелькнуло что-то похожее на искренность, - ведь ты знаешь, на что способны обезумевшие баджорцы, а я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
Вместо ответа на вопрос, мужчина взял падд и несколько минут изучал план каюты.
- Прекрасно! - произнёс он, наконец, и довольно потёр руки, но глаза его смотрели на Иламу. - Именно это мне от тебя и было нужно. Ты хотела, чтобы угроза твоим родным пропала - считай, что это уже произошло, осталось сделать только одну маленькую вещь. Но сначала подумай о перспективах! - дипломат поднялся и подошёл к модели города в масштабе. - Подойди и взгляни. Что думаешь? Хотела бы жить вот в таком доме? - Джарин указал на стоящий на высоком холме рядом с городом особняк. - Представь себе, какой восхитительный вид открывается с балкона - весь город прямо у тебя на ладони. Да, это будет совершенно замечательно. Тебе там понравится.
Толан послушно последовала за Джарином к красивому и весьма достоверному макету города. Сам город она не узнала, но все элементы были безумно знакомыми и тщательно проработанными – кто бы его не сделал, он явно очень любил свою родину. Все еще не понимая, какую игру он ведет, женщина перевела взгляд на миниатюрную модель особняка – в таком ей никогда не доводилось жить, это было далеко за пределами возможностей ее семьи, и даже у ее дяди сейчас не хватило бы средств купить себе такой дом. Да и необходимости тоже – его дети, как и братья Иламы, погибли.
- Красивая работа, - согласилась Илама, с опасением поглядывая на Джарина. – Но моя квартира в Лакариане меня устраивает, и я хотела бы туда вернуться. Что это за макет? – поинтересовалась она из вежливости. 
- Подарок моей последней невесты, - с лёгким оттенком сожаления в голосе ответил Джарин, - она очень любила строить такие модели. Гевилла хотела закончить его ко дню свадьбы, но не успела - пришлось доделывать мне. Знаешь, ей ведь тоже не нравился этот особняк. Она вообще любила поступать безрассудно и поддаваться сиюминутным порывам. В каком-то смысле, это её и погубило.
Толан уже отвлеклась от макета и внимательно слушала дипломата, заложив руки за спину. Она не сомневалась, что эту Гевиллу погубило не что иное, как близость к Джарину – несложно было погибнуть, оказавшись рядом с таким человеком.
- Соболезную, - женщина не отводила взгляда от Джарина. – Но я все еще не понимаю, что вы хотите мне сказать. Вы ведь знаете, что я не буду сопротивляться и выполню любой ваш приказ. Он как-то связан с этим? – она кивнула на модель особняка.
- Хотел дать тебе дополнительную мотивацию, - с улыбкой ответил дипломат, - ты уже продемонстрировала, что будучи хорошо мотивированной способна принимать правильные решения. Хороший дом, муж, дети и отсутствие подобных приказов в дальнейшем - это будет твоя награда за успех. Ещё, разумеется, у тебя будет интересная работа и должность, а всю информацию ты будешь сообщать мне, но никаких других противоправных действий тебе больше не придётся совершать никогда - это я гарантирую, - улыбка с каждым словом становилась всё более и более зловещей, - впереди нас будет ждать долгая и счастливая жизнь.

____________
С Джарином
Offline  
28 Июня 2017, 16:18:14 #110
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Продолжение

Илама слушала Джарина, и ее нейтральное, сдержанное выражение лица менялась – удивление, непонимание, страх, ужас… Она невольно отшатнулась от него, чуть не врезавшись в спинку стоящего сзади кресла. Комната перед ней покачнулась, и ей стоило больших усилий заставить себя сдержаться и не бросить прочь или закричать.
- Нас? – переспросила Толан побледневшими губами. – Я… Я не понимаю. Зачем вам я? Вы же сказали, что отпустите меня после выполнения этого задания…
- Я говорил не это, - поправил женщину Джарин, - я говорил, что ни твоему дяде, ни твоим родителям, ни тебе самой ничто не будет угрожать, и что твоя жизнь обретёт новый смысл. Но кому-то из нас, - он сделал особое ударение на этом слове, давая понять, что говорит о своих союзниках, - придётся быть рядом с тобой, чтобы быть уверенными, что ты не наделаешь глупостей.
Мужчина подошёл вплотную и, наклонившись к уху Иламы, прошептал:
- Сказать по правде, я не думаю, что кто-то ещё смог бы сделать это... скажем так, назначение, хоть немножечко приятным ещё и для тебя, а я точно смогу. Мы совсем недавно говорили о том, что нам обоим давно следовало обзавестись семьёй - вот и обзаведёмся, к тому же, твой род тоже следует продолжить: у тебя ведь ни братьев, ни сестёр больше нет.
Толан вздрогнула, когда Джарин подошел к ней вплотную, но постаралась сдержаться. Конечно, она не верила, что он ее отпустит, но такая новость совсем ее оглушила – она выглядела совершенно потерянной и выбитой из колеи и даже не знала, как на это реагировать. Иламе очень хотелось, чтобы события последних дней оказались одним из тех кошмаров, которые нередко ее посещали, особенно после пары лишних стаканов, но все же это была реальность.
- Зачем вам это нужно, гал Дохиил? – голос Толан предательски дрогнул. – Вы сможете найти лучшую кандидатуру на роль вашей жены. Моя преданность вам не подлежит сомнению, как вы уже могли убедиться, и я продолжу работать на вас, если вы того пожелаете, но семья… Разве это не слишком много? – она вновь с мольбой посмотрела на Джарина.
- Есть у меня нехорошая черта - я иногда привязываюсь к тем, кого мне поручено использовать, - на удивление искренне ответил Джарин. - Брак с кем-то надёжным - это для тебя сейчас единственный вариант не только сохранить всё, что ты имеешь, включая семью, но и кое-что приобрести взамен некоторого... назовём это пожизненным неудобством. Неужели ты бы предпочла мне какого-нибудь старого, толстого легата, уже заочно приговорившего тебя к пожизненному заключению в его доме в качестве нелюбимой жены, напоминающей, скорее, что-то среднее между прислугой и комфортной женщиной?
- Я бы предпочла и вовсе обойтись без брака в таком случае, - отозвалась Илама, медленно отходя от Джарина. – И я не вижу большой разницы между нашим союзом и тем, что вы только что описали, гал Дохиил, - она вновь взглянула на дипломата, и в ее зеленых глаза появились искорки уже было потушенного протеста.
- Я хотя бы не старый и не толстый, - с холодком в голосе ответил Джарин, - но давай-ка вернёмся к делам, а об этом мы ещё поговорим. Вечером. У меня.
Вернувшись за стол, он снова указал кивком на стул и, когда Илама села, спросил:
- Ты слышала, что Тенма отказался от участия в вашей регате?
- Что? – сейчас Толан выглядела по-настоящему удивленной. Она уже второй день никак не интересовалась происходящим в проекте, избегала общения с кадетами и, в общем-то, игнорировала свои прямые обязанности. На недавнем собрании, половину которого коммандер Мори провела за нее, это было особенно заметно, и два кадета даже подошли к ней, чтобы это обсудить. – Это странно, гил Тенма должен был быть капитаном одной из команд, но затем отказался от этой роли. Я ничего об не знаю о том, что он вышел из регаты… - с сожалением в голосе призналась женщина.
- То есть он даже тебе не сказал? Любопытно, что же это может быть... - размышлял Джарин. - Может, конфликт с ромуланским капитаном? - про семейные обстоятельства и вмешательство Глессина он решил пока умолчать. - Выясни. Желательно, до вечера. Это может быть важным и для твоего проекта, так что не благодари за то, что проинформировал.
- Я обязательно с ним поговорю, - заверила Толан, пытаясь понять, в какой же момент она упустила свой контроль над проектом и перестала знать, что происходит. Раньше такое было просто невозможно представить. – Джез Тенма – достойный представитель Кардассии на проекте, и я надеялась, что его участие в регате только укрепит наш имидж… Я узнаю, что произошло, гал Дохиил.
- Правильно рассуждаешь, - одобрительно кивнул Джарин, - а теперь к самому главному.
Он достал из ящика стола перчатки и надел их, потом извлёк из-под стола совсем маленький кейс, внешне напоминавший пластиковый.
- Наши враги сильны даже по отдельности, но, когда они объединяются, не устоять никому, - голос мужчины, казалось, стал чуть ниже, - ни один из них не побоится развязать войну с нами, когда им это будет удобно, но даже во время мира они не стесняются показывать свои зубы. Ты могла наблюдать это собственными глазами: клингонка из твоего проекта чуть не напала на Велока Корама, незадолго до этого федерат его и вовсе избил. Кто бы мог подумать, что клингонка окажется сдержаннее землянина... потом этот ромуланский мальчишка приходил ко мне и пытался мягко угрожать, ссылаясь на авторитет своей Империи, - Джарин аж скривился от отвращения, - про эту вашу акцию протеста и её последствия даже говорить не буду - сама всё понимаешь. Ты можешь считать меня негодяем за то, что я, якобы, впутал тебя во всё происходящее, но это не так. Ты уже была по уши во всей этой грязи, но сама того не осознавала. Кардассия должна поднять голову, но нас просто-напросто сомнут, если мы не станем подчиняться, потому что их много, а мы одни, и они сейчас сильнее. Для нашего же выживания надо сделать так, чтобы наши враги погрязли в междоусобицах. Федерация с клингонами слишком дружна, и просто так их не рассорить, а вот с ромуланцами - можно. Война между ними будет кровопролитной и долгой, оба государства будут ослаблены и ещё долго не посмеют диктовать свою волю нам. И тогда нам предстоит разобраться только с клингонами. Это будет непросто, но хотя бы возможно, если на их стороне некому будет выступить.
Дипломат открыл кейс и вытащил из него два совсем небольших устройства.
- Маяк и переносной транспортер, - пояснил он и протянул его Иламе, а потом указал точку на падде с планом, - когда будешь в каюте баджорки, размести маяк вот тут.
Вслед за этим были извлечены ромуланский дизраптор и ещё одно устройство тоже ромуланского происхождения.
- Оставшееся от одного из зеленокровых шпионов, пойманных на нашей территории, - пояснил Джарин. - В тот вечер, когда закончится регата, ты включишь это устройство - оно заглушит все средства наблюдения, потом телепортируешься к маяку и застрелишь командующую из ромуланского оружия. После этого телепортируешься обратно, дойдёшь до её каюты, вызовешь службу безопасности и скажешь, что баджорка тебя пригласила, ты пришла и увидела выстрел из дизраптора и телепортацию, а ещё тебе показалось, что ты разобрала ромуланскую униформу. Остальное сделают годы вражды и взаимное недоверие друг к другу.
- Вы хотите… чтобы я убила коммандера Мори? – очень медленно переспросила Толан, неверяще глядя на устройство в своей руке. – И обставила все так, будто ее убил ромуланец? Вы, наверное, знаете, что на станции постоянно присутствует всего один ромуланец, это мой кадет, Ракар. Все подумают на него…
Убить Мори… Знал бы Джарин, что совсем недавно Мори сама чуть было не убила Иламу, а потом заставила работать на себя. Она просила сообщить, каким будет следующее задание – какая ирония. Неожиданно для Джарина женщина усмехнулась.
- Ромуланцы не хуже других цивилизаций владеют пластической хирургией, - слегка качнул головой Джарин, - любой прохожий на станции может быть ромуланским шпионом, и внешне ты этого не увидишь. Более того, в Федерации ромуланцам очень легко притворяться вулканцами, а вулканцев на этой станции достаточно.
Усмешка Иламы заставил его нахмуриться, но он расценил это, как проявление страха.
- Послушай, - мягко произнёс он, - если ты переживаешь, что ромуланцы станут тебя допрашивать, не бойся - я никому не позволю причинить тебе вред. Сделай это дело, и ты покинешь станцию в полной безопасности, а общение с официальными лицами я возьму на себя. Обещаю, с тобой ничего не случится, никто даже пальцем к тебе не прикоснётся, если ты сама ему этого не разрешишь. Рядом с тобой всегда будет незримая, но надёжная охрана, и все ромуланские шпионы будут за сотню километров обходить твой дом, даю слово офицера и патриота!
- Я думала, вы позволите мне остаться здесь… Вы ведь хотели, чтобы я была вашими глазами и ушами в проекте? – напомнила Толан. Проект «Альфа» был чем-то, что позволяло женщине держаться на ногах, а не сгинуть в пучине творящегося вокруг безумия. Она аккуратно провела пальцем по стволу дизраптора и проговорила, не глядя на Джарина: - Вы знаете, что я никогда никого не убивала? Не считая военных времен, конечно. Я ученый, преподаватель, администратор, но не убийца. Почему вы считаете, что я смогу?
- Проект почти наверняка закроют после такого происшествия, - безэмоционально ответил Джарин, - нечем тебе будет управлять здесь, но есть ещё много возможностей на Кардассии или в любой из колоний, и я тебе открою двери к самым лучшим. Ты окажешь нашей Родине неоценимую услугу, а Родина всегда достойно вознаграждает своих героев.
- Что касается твоего вопроса, - добавил он после небольшого раздумья, - мне кажется, я достаточно много сказал, чтобы ты поняла очевидное - мы на войне. Да, эта война скрытая, тайная и вовлекающая только малую часть населения, но от этого она не становится менее страшной! Если мы хотим лучшего для нашего народа, если мы хотим вернуть те времена, когда Кардассия была сильной, мы должны сражаться за эту возможность с нашими врагами. Федерация, клингоны, ромуланцы, даже ференги и орионцы - это всё враги. Жестокие, беспощадные и опасные враги, с которыми мы должны бороться. Каждый из нас может стать героем, у каждого из нас есть свой долг, и от каждого из нас зависит будущее всех наших соотечественников, просто не все ещё это осознали. Когда это осознают все, и только тогда, Кардассия сможет полностью возродиться.
- И для этого я должна убить коммандера Мори и, вероятно, подставить своего кадета, - с грустной усмешкой отозвалась Толан. – У меня ведь нет выбора, правда? Если я откажусь, или не смогу, или провалю задание, вы воплотите в жизнь свои угрозы. Если мне это удастся… Что ж, тут мое будущее вы тоже продумали. Мне остается только нажать на спуск… - она долгое время не отрываясь смотрела на ромуланский дизраптор, а затем вдруг сказала: - Знаете, из-за вашего задания сегодня утром я пропустила старт регаты. Я должна была быть там, сказать какое-нибудь напутствие своим кадетам, пожелать им удачи – потому что здесь я за них отвечаю и когда-то давно им было бы важно это услышать, а мне – быть там. Но теперь это все неважно, не так ли? Я сделаю все, как вы скажите, гал Дохиил, - Илама замолчала и после короткой паузы посмотрела на Джарина пустым, ничего не выражающим взглядом, а затем медленно поднялась со своего места. – Я могу идти?
Дипломат посмотрел на женщину, и в его взгляде промелькнуло сочувствие, но, как и всегда, было сложно понять, искренне ли это чувство, или всего лишь игра.
- Нам всем приходится принимать сложные решения и совершать сомнительные поступки во имя долга, - грустно произнёс он, - исполни свой долг, и я сделаю всё, чтобы твоя жизнь была максимально счастливой. Не только потому, что это будет наградой за службу, но и потому, что хочу этого. Ты заслуживаешь лучшей жизни, и я даю тебе возможность заполучить её. Используй же этот шанс! Можешь идти.
___________
С Джарином
Offline  
28 Июня 2017, 19:28:26 #111
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Лайтман закрыл глаза и зажмурился. На катере была перегрузка систем, Самрита была ранена, а он занимается черт знает чем здесь и не может никому помочь, да еще к тому теперь не может отсюда выйти. С еще большим остервенением кадет завертелся вокруг себя с трикодером и водил лучом фонаря.
М’Кота бросила отчаянный взгляд на Освальда – он был занят другой, не менее важной, проблемой, затем на Акриту... Затем метнулась за инженерный пост по команде Макдауэлла. Борги зелёные! Освальд не распорядился, кто останется за старшего! – ну да ладно, разберёмся как-нибудь...
– Лайтман, докладывай нормально! – рыкнула она на Артура. – Тут тебе мостик или что? Давай полную информацию по уставу!
 - Занимайтесь своим делом, - мягко, но поспешно, сказал Артур. – доложу, когда найду куб и вставлю в него цилиндр. Я цел, что еще вам надо? - впрочем это был риторический вопрос.
Тем временем трикодер Артура не показывал ничего нового. Все, что у него было - крохотная комната, в которой он был теперь замурован, плита на полу и мигающая панель ввода на 5 символов.
– Ты капитану на звездолёте так же будешь отвечать? – возмутилась клингонка. – Как мы тебе поможем, если не будем знать полную картину? Освальд решает проблему с голограммой, мостик на нас с Акритой. Выкладывай, что там у тебя и давай помозгуем вместе!
М’Кота остро пожалела, что так и не поговорила с Артуром о том, что по возможности вся команда должна владеть всей информацией, в противном случае может случиться беда, и совсем необязательно с Артуром, как он там наверное себе вообразил.
"Ладно", подумал Артур и снова встал на колени перед пультом.
- Хорошо, М'Кота, - сказал кадет, - вот что мы имеем, пятиконечная звезда с одним длинным концом. И я нажал последовательно на все концы, заканчивая длинным. Плита упала, перекрыв вход. Здесь тупик, и я пока отрезан от коридора. И теперь я собираюсь нажать последовательно в обратном порядке, начиная с длинного конца.
М’Кота бросила ещё один полный надежды взгляд на Акриту, но та ничего не сказала, и клингонка, закусив губу, поддержала:
– Годится, я бы сделала так же.
Правильно это или нет, она не знала, но пока ничего лучше предложить не могла.
- Сенсоры не показывают ничего нового, лучи телепортации по-прежнему блокируются и не проходят, - сокрушенно покачала головой Акрита. – Если бы у нас были фазеры, можно было бы сделать дырку в плите…
Артур, услышав ответ М'Коты, а затем слова Акриты, последовательно нажал на точки в обратном порядке, начиная с длинного конца луча звезды.
- Делаю, - сказал он.
- А то, что мы ищем, замок, там есть? – продолжила Акрита.
В этот раз манипуляции Артура ни к чему не привели.
- Я не могу понять, где находится предмет, в который нужно вставить ключ… - сказал Артур, - он где-то здесь, в нескольких сантиметрах от меня. Но я его не вижу. Здесь каменная плита, но ее вынуть невозможно. И только этот рисунок и панель для ввода символов. Теперь я попробую снова ту комбинацию, которую уже вводил. – И Артур снова нажал на кончики лучей как в первый раз.
Ничего не изменилось. Более того, каменная плита и рисунок продолжали никак не реагировать на нажатия - ничего не проминалось, ничего не мигало, не звучали никакие звуковые сигналы. И только панель для ввода символов продолжала слегка светиться.
– Можешь считать трикодером картинку и символы и передать нам на монитор? – напряжённо спросила М’Кота.
Артур считал трикодером символы и передал на "Анадырь" картинку того, что видел сам.
Теперь М’Кота и Акрита тоже могли увидеть рисунок - немного примитивное изображение пятиконечной звезды с длинным хвостом, нанесенное на камень.



Под рисунком было нечто уже менее примитивное - панель, мерцающая слабым светом. Значит, здесь была какая-то технология. На панели было место для введения пяти символов, но пока ничего не было введено.




- А может быть, это комета? - неуверенно предположила Акрита. - и нужно ввести её текущие координаты…
Освальд вернулся из лазарета мрачнее тучи и решил отвлечься работой. Несколько минут он очень подробно расспрашивал коллег о загадке, но потом прервал всех.
- Стоп-стоп-стоп! Так это панель ввода или индикации? Если нажимается только хвост этой звезды или кометы, то давайте предположим, что это клавиша ввода, а пять других - клавиши задания значения. Артур, попробуй нажать на один из сегментов панели - вдруг высветится символ.
Артур слушал всех по связи и думал сам, но в голову мало что приходило. Координаты кометы.. но он не видел символов, клавиатуры, и уж точно не голосовой ввод, но попробовать, как сказал Освальд следовало. И тогда Артур нажал на самую первую слева точку ввода.
На панели появилась квадратная баджорская идеограмма.
Артур считал трикодером появившуюся идеограмму и отправил картинку на "Анадырь", затем нажал на остальные четыре окошка.
Остальные точки ввода среагировали подобным образом, отобразив символы баджорского языка. Они тоже передались на “Анадырь” и система катера услужливо предложила перевод:
“Глубокая емкость, не боящаяся огня, использующаяся для приготовления пищи; простореч. кастрюля”
“Ощущение радости и экстаза, не переводимое; простореч. благословение”
“Нечистый, отверженный, изгнанный; может использоваться в составе ругательства”
“Человек, не доверяющий воле небес, постоянно ждущий плохого; простореч. пессимист”
“Призыв отправиться в далекое путешествие; может использоваться в составе ругательства”.
Иногда несколько баджорских символов могли складываться вместе и представлять одно понятие, но здесь этого не было. Отдельные символы не представляли собой фразу и не имели смысла.
- Ооо, - произнес Артур, когда с катера ему перевели значение всех идеограмм. – Похоже, нам надо сложить слово вечность.. из пяти букв, которые не совпадают для этого слова, – пошутил он, и тут же перестал шутить, - наверное надо фразу составить, которая откроет проход к замку. Емкость – это, наверное, и есть наш куб, или что там.., потом призыв отправиться к кубу, а потом радость. Какие еще могут быть варианты?
– Почему ты думаешь, что именно «вечность»? – недоумевающе поинтересовалась М’Кота.
- Это земная шутка, М'Кота, потом расскажу,  - улыбнулся Артур, хотя этого было не видно по связи, - не обращай внимания. Нам нужна последовательность, которая откроет проход.
- Отверженный пессимист отправился в далекое путешествие, нашел кастрюлю и обрадовался, потому что смог приготовить себе еду… - пробормотала Акрита, продолжая эстафету шуток. Ничего умного в голову не приходило, но она напряженно и сосредоточенно пыталась изобрести хоть что-нибудь. – Артур, а комбинации ты не пробовал? Например, нажать на две или три панели одновременно?
- Нет, еще не пробовал, - ответил Артур, - сейчас попробую вот что: возможно не все символы нужны, я пробую фразу – "Призыв отправиться" к "глубокой емкости".
И Артур нажал две идеограммы, которые озвучил.
- И еще мне кажется, что раз уж трикодер показывает десятки сантиметров до цели, то открыться может скорее не проход, а сам этот разъем, или какая-нибудь плита отъедет в сторону, - продолжала рассуждать Акрита, на этот раз вполне серьезно.
Под пальцами Артура, затянутыми в перчатку скафандра, два символа из пяти изменились. Теперь это было:
“Начало работы, начало процесса, активизация; простореч.старт” и “Традиционная стела, воздвигаемая в городе, с нанесенными координатами этого города”.
И это все еще не имело никакого смысла. Кроме того, оставался еще рисунок звезды над панелью ввода. Акрита предполагала, что это могла быть комета и что могут потребоваться ее координаты, но пока баджорские символы представляли собой слова, а не цифры. И все-таки вряд ли рисунок был там случайно, это все должно было как-то быть связано. Но что они знали о кометах…

________________
с командой "Альфа-маж"
« Последнее редактирование: 04 Августа 2017, 09:28:44 от Мори Джанир »
Offline  
28 Июня 2017, 19:35:14 #112
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


– Я бы теперь не трогала «начало работы», – задумчиво сказала М’Кота. – Вдруг эта кнопка подразумевает запуск процесса? Может, попробовать теперь другие? – Она повернулась к Освальду: – Кэп, что скажешь?
- Не факт, - задумчиво ответил Освальд, - кто знает, какие ещё символы отобразятся на этой панели, если нажимать на неё дальше. Будь у нас много времени - можно было бы нажимать на все кнопки, пока символы не начали бы повторяться, а потом пробовать разные сочетания. На это можно сутки убить - если за каждой кнопкой скрывается хотя бы пять символов, то у нас больше трёх тысяч различных комбинаций, все из которых надо ввести вручную - даже у Тенека не хватит на это терпения! Так что давайте попробуем зайти с другой стороны. Было же какое-то пророчество, связанное с кометой, у баджорцев? Что-то про "звёздный меч" и небесный храм в огне - нам на новейшей истории рассказывали, как капитан Сиско со своими офицерами эту загадку разгадывал... кто что думает? Может попробовать его воспроизвести в пяти иероглифах?
Уже второй раз за сегодня Акрита выругала себя за то, что не нашла времени ознакомиться более подробно с баджорской культурой и религией. Все, что она знала – какие-то отрывочные детали из общих курсов в Академии, рассказов и слухов.
- Давайте найдем в базе данных это пророчество, – предложила она. – Но если подумать, так у них там наверняка множество пророчеств, и вероятность того, что здесь зашифровано именно это…
- Там мне жать на активацию стелы или нет? – спросил Артур.
- Тогда так, - после небольшого раздумья сказал Освальд, - Акрита, поищи в базе данных баджорские пророчества, связанные с кометами. М'Кота, шансов мало, но попробуй найти выдержки о знаменательных появлениях комет в этой системе - может это нас натолкнёт на что-то. Мы с Артуром попробуем составить список тех символов, которые выдаёт каждая кнопка. Артур, нажми крайнюю левую.
Артур нажал крайнюю левую кнопку, означающую “активация”.
Символ “активации” снова сменился. Каждый раз, когда Артур нажимал на что-то на панели ввода, появлялся новый баджорский символ, без повторений, и смысла ни один из них не добавлял. Было страшно представить, сколько в баджорском языке было идеограмм, и если они все будут выпадать случайным образом, количество комбинаций будет бесконечным…
Новый символ означал “Для Бэйджора, непереводимое; простореч. Пророки”.
- Что касается Пророков, - после вновь повисшего напряженного молчания произнесла Акрита. – Освальд, кажется, я нашла то, о чем ты говорил: "Когда река проснется и снова обратится к Джаниру, три гадюки вернутся в свое гнездо на небе. Когда гадюки попытаются взглянуть через врата Храма, Звездный Меч появится на небесах. Храм будет гореть, и его врата останутся открытыми". Но ведь оно уже сбылось. Хотя, эту панель могли создать и раньше.
Тем временем Артур нажимал на символы, передавая их одновременно на корабль.
– По «родной» комете не вижу ничего особенного, – со вздохом сообщила М’Кота. – Комета Тилджара... параметры орбиты... период обращения... состав. Я передам всё это вам на консоли, только, хоть убейте, не знаю, чем это может помочь! А, может, дело не в этом? – предположила она через несколько минут. – Может, нужно просто получить пять одинаковых символов? Или пять идеограмм на одну тему? Ну, вот были у нас «Пророки» и «благословение». Может, стоило к ним подобрать что-то по той же теме? Скажем, «Небесный храм» или что-то ещё, что выскочило бы подходящее.
- А вообще, давайте ему на трикодер скачаем программу-переводчик? – предложила Акрита. – Может, дело пойдет быстрее… И вот еще что! У нас ведь пять символов, и пять концов звезды, это должно быть как-то связано. Один выделяется, наверное, один из символов тоже должен быть каким-то особенным?
Дальше продолжать мысль андорианка не стала, потому что ничего путного ей больше в голову не приходило, а ерундой она боялась увести товарищей по ложному пути. Но спустя секунду вновь подняла голову:
- О! Артур, а ты не проверял, от длительности нажатия ничего не зависит? Может, там как в древних земных шифрах...
Артур нажимал на символы, и каждый раз они менялись. Благословение, памятная фотография, привидение, живот, кастовая система… Благословение! Этот символ попался на той же “клавише”, в том же “окошке” второй раз, значит, число вариантов все же было конечным! Но все равно это оставляло слишком много комбинаций для взламывания системы грубым перебором.
Нажатия на концы звезды тоже ничего не давали, ни короткие, ни длинные, ни в любой последовательности, она вообще никак не сигнализировала о своей интерактивности, а продолжала выглядеть просто выбитым на камне рисунком. Но был же какой-то смысл в ее изображении рядом с этим устройством, на котором надо было набрать какую-то последовательность символов или шифр?
Из всех озвученных и подуманных идей Освальду больше всего пришлась по душе мысль М'Коты.
- Давайте попробуем найти что-то похожее по смыслу на соседних ячейках. Комета - это, прежде всего, астрономическое тело, а для баджорцев - ещё и религиозный символ, возможно. Давайте пока искать, прежде всего, что-то на эту тему!
Артуру уже попадались понятие “благословение” и “Пророки”, поэтому он начал стараться найти их снова. А заодно и еще что-нибудь подобное.
Но на это требовалось время. А оно было самым ценным их ресурсом. Что же еще они могли сделать? Какие у них были варианты? Попытаться пока выдвинуть другие идеи или вспомнить те, которые они уже высказали, но не использовали? Постараться подвести итог о том, что у них есть, и посмотреть на проблему с какой-то новой стороны? Придумать, у кого попросить помощи? Но только не сдаться, сдаться они не могли.
_________________
со всей командой


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
28 Июня 2017, 19:36:43 #113
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Кадеты были настолько заняты обсуждением идей и напряженным ожиданием любых новостей, что не заметили, как дверь на мостик разъехалась, и на него медленно вползла Самрита Баккер. С одеялом она расставаться не спешила и продолжала в него кутаться, и вообще весь ее внешний вид говорил о том, что не зря ЭМГ отправила отдыхать ее на два часа, а не на 15 минут. Бросив взгляд на свою консоль, занятую М’Котой, она молча села на свободный стул и подперла рукой подбородок.
- Сэм! - строго начал Освальд, едва увидев девушку, но тут же смягчил тон. - Пожалуйста, иди отдыхать. Ты нужна нам в лучшей форме, а на тебя сейчас даже смотреть страшно. И врач тебе запретил вставать. Хождение и работа с сотрясением ни к чему хорошему не приведут.
- Не смотри, - вымученно улыбнулась Самрита и продолжила уже серьезно: - Все в порядке, я просто тут тихо посижу и не буду вставать… И работать тоже не буду, - она поплотнее закуталась в одеяло, из которого теперь торчала только голова с растрепанными волосами и ноги в тапочках. – Что тут у вас происходит? Там какой-то шифр, да?
– Кресло откинь, – предложила М’Кота, ковыряясь в падде и пытаясь сузить круг возможных идеограмматических пятёрок (впрочем, безуспешно). Для клингонки поступок Самриты выглядел совершенно нормальным. – Ты чего про беременность молчала? – поинтересовалась она вслед за тем. – Никто бы на тебя и обижаться не стал. Ты бы слышала, как шумит моя матушка, когда носит очередное дитя Калхара и приходит в дурное расположение духа!
- Какой хороший вопрос! - воскликнул Освальд и внимательно посмотрел на Самриту.
Самрита откинула спинку кресла и посмотрела на М’Коту очень сложным взглядом, который можно было расшифровать одновременно и как «пожалуйста, давай не будем сейчас об этом говорить», и «не произноси при мне это слово!», и «молчи, мне и так не по себе от своего позора!», и «у меня голова болит, а тут еще и ты». В общем, как угодно его можно было расшифровать, но у кадетов были вещи поинтереснее для расшифровки.
- Так что там с шифром? – девушка проигнорировала вопросы и прикрыла глаза. Не то, чтобы от ужасной слабости, скорее чтобы не видеть обращенные на себя взгляды. – Я слышала что-то краем уха про шифр и комету, но ничего толком не поняла. У вас есть падд с этим заданием?
– У нас есть экран, – ответила М’Кота, пряча улыбку и показывая на обзорный экран, занятый изображением головоломки. – Идеограммы на панелях меняются при нажатии. Дальше мы ещё не продвинулись.
Самрита молча кивнула и сосредоточилась на изучении выведенных на экран идеограмм. Голова все еще болела, и ей требовалось больше времени, чем остальным, чтобы сконцентрироваться.
Освальд не стал терять времени и торопливо покинул мостик, недовольно ворча себе под нос.
Пока Самриту вводили в курс дела, Акрита ненадолго подняла взгляд от консоли. Если бы были сейчас подходящие обстоятельства и время, она сказала бы коллеге, как рада за нее, какое это счастье – иметь возможность родить ребенка. Наверное, здесь сказывалось то, что для ее собственной расы появление новой жизни часто оказывалось весьма непростым процессом, требующим медицинского вмешательства, но даже без рассмотрения этого факта – Акрите оно казалось чудом. Конечно, серьезным испытанием тоже, но в первую очередь – чудом.
Впрочем, сейчас категорически не было времени поднимать этот вопрос, поэтому андорианка снова повернулась к экрану и начала подводить итог их не особо удачного исследования:
- Баджорские идеограммы меняются беспорядочно, никакой логики в этом нет, их ограниченное количество, но очень много. При нажатии на концы звезды, или кометы, как мы предположили, ничего не происходит, однако в самом начале Артур нажимал на них и на хвост, и там случился обвал, видимо, сработала ловушка. И вот сейчас непонятно: очевидно, нужно выставить определенный набор символов на панели, мы пытаемся догадаться, какой. Этот рисунок тоже как-то относится к загадке, но пока неясно, он просто как подсказка или тоже сенсорный.
Самрита внимательно выслушала андорианку, продолжая разглядывать символы на экране. Их было так много, что, казалось, от них голова начинала болеть еще сильнее, поэтому она перевела взгляд на комету.
- По вашему описанию она похожа скорее на рисунок, и уж конечно его не просто так нарисовали, - заметила землянка. – Вы уже что-нибудь смотрели по этому вопросу? Я имею в виду, может загадка не в том, что на ее концы надо нажимать, а в самой этой комете?  Например, вы узнавали, где сейчас находится та блуждающая по системе комета?..
– Минимум в полутора часах лёта, – сказала М’Кота, выводя координаты кометы в дополнительном окне на большом экране. – Есть какие-то идеи на её счёт?
 - Ну-у… Я не уверена… - нерешительно пробормотала Самрита. Ее мысль казалась ей очень глупой – и вообще, последствия сотрясения наверняка повлияли на ее когнитивные способности. – Но, раз тут изображена комета, и в системе есть еще одна… Может быть, подсказка именно в ней? Или на ней? Но мы ведь не можем просто так взять и полететь, это займет много времени, к тому же тут останется Артур… - она быстро перечислила все очевидные минусы своей идеи. – Или можем?
В этот момент на мостике снова появился Освальд. Быстро подойдя к Самрите, он вложил ей в ладонь "дельту" и сказал:
- В лазарете тебя ждёт рабочее место, а так ты сможешь быть на связи. Если уж ты настаиваешь на участии в общих делах, тебе придётся, при этом, исполнять предписания врача. Идём, я тебя провожу.
И вновь Самрита не стала возражать, потому что на это не было сил.
- Я не уверена, что моя идея верна, - повторила она уже перед тем, как покинуть мостик, - но это первое и самое очевидное, что пришло мне в голову.
- Сейчас все идеи важны: и верные, и неверные, - попытался успокоить девушку Освальд, - но ни одна идея не должна вредить твоему здоровью, пока ты не поправишься окончательно, так что давай без таких прогулок в ближайшие пару часов, хорошо?
- Мне просто стало скучно, и я не могла заснуть, - протянула Самрита, пока они шли в лазарет. – И я уже нормально себя чувствую… Ну, почти. Я не хочу проваляться всю регату в постели, не для этого же вы меня брали! Или вы так просто можете без меня обойтись, и я вам особо не нужна?.. – сощурилась она.
- Хватит уже с этими глупостями, - взмолился Освальд, проводя девушку за собой в лазарет и помогая добраться до биокровати, - вот так, обопрись на меня, аккуратнее. Обойтись без тебя, Сэм, мы не сможем, а вот подменить тебя на пару часов - это вполне реально. Мы же команда и должны быть в состоянии обеспечить функционирование катера, даже когда одному из нас - пусть даже лучшему из нас и абсолютно незаменимому - требуется медицинская помощь. В любом случае, я рад, что ты с нами, только давай всё-таки без подвигов - тебе сейчас надо поправиться, а потом ты сразу вернёшься к участию.
Наклонившись и поцеловав Самриту в лоб, он добавил:
- А сейчас постарайся поспать - пусть лекарства подействуют.
- Хорошо-о-о, - протянула Самрита, - но здесь так скучно, а у вас все самое интересное. Я бы тоже хотела почувствовать в разгадке, мне не дает покоя эта комета – не зря же она там нарисована. Я все равно хочу оставаться на связи! Я могу хотя бы взять падд?.. - как раз когда она потянулась к нему, на него упало сообщение от второй команды. – Ого, тут «Амазонка» проснулась и что-то пишет. Я-то думала, они давно нас обогнали и уже летят к финишу, - фыркнула Самрита. – Ты капитан, тебе и читать… Наверное, тебе лучше быть на мостике.
- Всё подготовлено, - ещё мягче сказал Освальд и передал с одного из столиков падд, - вызывай и проси - мы сразу передадим тебе что угодно. И всё же постарайся поспать, не за себя одного прошу, - кадет бесцеремонно запустил руку под одеяло и положил девушке на живот, - теперь в этом деле замешано на одного больше. На одного ведь, правда? Не на двоих и не на троих, только на одного? - слегка улыбнувшись, он посмотрел на дверь и убрал руку. - Мне пора, выздоравливай.
_____________
С командой
« Последнее редактирование: 28 Июня 2017, 22:46:30 от Илама Толан »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
05 Июля 2017, 09:21:40 #114
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
Квинтилия ушла, и какое-то время Тенек оставался один, слушая шорохи и возню с мостика “Амазонки”. Девушки приглушенно что-то обсуждали, кажется, речь шла о телепортации некого предмета по не совсем определенным координатам.
Потом возле медотсека раздались шаги и в помещение быстро заглянула землянка из команды Делас.
-Ой! - воскликнула она, наткнувшись взглядом на Тенека, - Не обращайте внимания на маленькую скромную меня! Мне нужно только снять вот эту стенную панель, чтобы добраться до одного вашего энергоузла… иначе вы до завтра не взлетите, хи-хи.
– С панелью мне придётся вам помочь, – Тенек осторожно поднялся с биокровати. – Здесь многое сделано с учётом внесённых и потенциальных модификаций, будет быстрее, если я покажу, как это сделать.
Не то чтобы вулканец действительно думал, что катер «Амазонка» отдадут проекту или позволят довершить его модификации, оставив катер в пользовании станции, просто модификационная «программа минимум» была очень точно заточена под «программу максимум», а делать два автономных варианта минимальных модификаций медотсека не было времени.
-Ой нет, лежите-лежите! - воскликнула Юнок, - Вы ведь доктор, а не инженер. Инженер тут я, хи-хи. Я могу все открутить сама, и разобраться тоже. Я ведь не ваш медотсек буду чинить, а… Ну смотрите - вот есть у вас мизинец, он такой маленький, оливковый и шевелится, но что заставляет его шевелиться? Ваш мозг, а он находится совсем в другом месте, чем мизинец! У кораблей так же - чтобы подобраться к некоторым системам, нужно подлезть с неожиданного края. И я все про это знаю. И не волнуйтесь, Квиночка следит за мной. Квиночка, ты же следишь?
-Я уже говорила, что меня зовут Квинтилия, - мрачно отозвалась трилл, - Мое имя не сокраща… Ох, да какая разница, зовите, как хотите, я все равно его ненавижу.
«И ещё говорят, что это вулканцы упрямые», – подумал Тенек.
– Не вы и не мисс Перим заменяли крепления у стенных панелей, чтобы на них можно было прочно развесить шкафы, а при необходимости всё равно с лёгкостью демонтировать, – объяснил стажёр, подходя к девушкам. – Шкафа здесь пока нет, но конструкция уже изменена, и если хотите быстрее, то быстрее показать, чем рассказать, и тем более – чем действовать наугад, – с этими словами стажёр показал Юнок, как ослабляется первое крепление. – Теперь я снова лягу, – успокаивающе сообщил он.
– Но всё же я действительно надеюсь, что мисс Перим следит за вами, – сказал он чуть позже, когда снова устроился на биокровати. – Катер второй нашей команды был кем-то повреждён этой ночью, а пилот нашей – подозрительно вовремя выведен из строя. Думаю, в таких обстоятельствах вы бы тоже следили за вынужденными попутчиками, особенно если они ремонтируют системы вашего корабля.
-О… - произнесла Юнок и подозрительно быстро уткнулась в открытый в стене проем.
– Вы что-то об этом знаете? – спросил Тенек, который по-своему понял возглас девушки. – На вашем катере не было внезапных поломок?
-Н-нууу… - протянула Юнок, все еще не глядя на вулканца, - Можно и так сказать...
– Тогда расскажите, – предложил вулканец. – Команда «Анадыря» обращалась в Службу безопасности станции, но мы не знаем, какие меры были приняты, и были ли незаконные проникновения на другие корабли регаты.
-Она что-то знает, - мрачно заметила трилл, - А что случилось с нашим вторым кораблем, мистер Тенек?
Землянка продолжила работать, но начала что-то тихо напевать, отчего стала еще более подозрительной.
– Кто-то проник ночью на борт «Анадыря», когда там никого не было, и нанёс некоторые повреждения, я не знаю точно, какие именно, – ответил вулканец. – Насколько я знаю, мисс Баккер и остальным членам команды удалось их исправить. И теперь нам известно, что кто-то из участников регаты использует неэтичные методы, чтобы обойти соперников.
-Ля-ля-ля, - продолжала напевать в наступившей тишине землянка.
– Вы не ответили на мой вопрос, – вежливым тоном напомнил Тенек.
-На какой вопрос? - невинным голосом спросила Юнок.
– Вы сказали, что знаете что-то связанное с саботажем на «Анадыре», я попросил вас рассказать, – снова напомнил вулканец.
-Это был не вопрос! - хихикнула девушка.
-Можно я ее стукну? - предложила Квинтилия.
– Тогда это будет не обсуждение, а допрос с применением пыток, – возразил Тенек, и снова не было понятно, что содержится в этих словах – крупица юмора или обычное занудство. – Если хотите рассуждать формально, то пусть будет просьба, – эта реплика уже предназначалась Юнок. – Выполните её, пожалуйста, или объясните свои мотивы для отказа.
-Мои мотивы таковы: у меня нет необходимости вам что-то рассказывать, мне это не нужно, - хитро заметила Юнок, - Никто не будет делать то, что ему не нужно.
-Пытки уже не кажутся мне такой плохой идеей… - заметила Квинтилия.
– Тогда отдайте мисс Перим инструмент и покиньте борт «Амазонки», – сказал Тенек. – Если вы отказываетесь сотрудничать, то до возвращения мистера Ракара вы отстраняетесь от работы на катере.
-Я не отказываюсь! - воскликнула Юнок, - Я тут надрываюсь как в рабстве, чтобы вы могли лететь дальше! Но вы не можете сказать человеку “немедленно расскажи все-все, что знаешь”, откинуться на подушечки и ожидать, что все произойдет само. Это так скучно, я так не играю! Если вы хотите получить ответы, вы должны задать вопросы!
– Вас никто не заставлял надрываться, – возразил Тенек, – вы сами вызвались. И сами отказались от моей помощи. И я не прошу вас рассказать всё, что вы узнали вообще, за всю вашу жизнь, только то, что имеет отношение к вторжению на «Анадырь». Но если вам нужны конкретные вопросы – пожалуйста. Первые два вопроса: были ли вторжения на другие корабли регаты, и есть ли у вас об этом более конкретные сведения, чем просто «да, они были» или «нет их не было»?
-Нуууу… - Юнок подняла глаза к потолку, - Я не знаю ничего о других вторжениях на другие корабли регаты, кроме “Анадыря”.
– Хорошо, тогда расскажите, что вы знаете о вторжении на «Анадырь», – Тенек был непрошибаемо безмятежен. – Если вам угодно конкретнее, то знаете ли вы, кто это сделал? Если знаете, сообщите, кто именно. Знаете ли вы, почему выбрали именно «Анадырь»? Если знаете, изложите известные вам причины.
-Теперь вопросов слишком много, - заныла Юнок, - Ну вот что со всеми вокруг? Почему нельзя спрашивать по очереди? А вдруг я скажу что-то такое, после чего второй вопрос уже будет не актуальным? Я отвечу на первый. Да, я знаю, кто вторгся на “Анадырь”. Это была я, маленькая скромная я.
Тенек снова слез с биокровати, вынул инструмент из рук землянки и особенно вежливо сказал:
– Теперь ваша очередь занять биокровать.
-Чтооо? - изумилась Юнок.
-Мы ее привяжем? - кровожадно спросила трилл.
– Только окружим карантинным силовым полем, – ответил Тенек. – Мисс Юнок, вы арестованы. По возвращении на станцию, мы передадим вас Службе безопасности. Если вам понадобится посетить туалет, скажите: мисс Перим вас проводит.
Тенек совершенно не ожидал, что именно Юнок ответственна за вторжение. Сначала он думал, что она просто дурачится (как это иногда бывает с землянами), прежде чем поделиться более или менее ценной информацией, которая поможет найти саботажника, но вместо этого она взяла и призналась. Это было странно и нелогично, но оставить это признание без соответствующей реакции было нельзя.
-Эй, вы что? - возмутилась Юнок, - Это была просто маленькая шалость! Вы что, шуток не понимаете? Никогда не были в скаутских лагерях? Не мазали соседей зубной пастой? Не ставили ведро с водой на дверной косяк? Не вывешивали чужие лифчики на флагшток перед построением?
Тенек приподнял бровь:
– Мисс Перим, вы когда-нибудь делали подобные вещи?
-Нет, - мрачно ответила Квинтилия, - Но однажды кто-то подложил мне в кровать живую лягушку.
-Видите? - вскричала Юнок, - Что вы такие серьезные? Это было безобидно, “Анадырь” бы просто покрутился немного вокруг станции, пока они не обнаружили бы крохотные проблемы в системе руля. Я же инженер, я точно знаю, какие провода резать.
Тенек тоже вспомнил милую шалость землян на день святого Валентина, когда вместо воды из душа на целом этаже сыпались розовые лепестки, а вместо очищающих акустических волн разливалась древняя земная песня «Only you». И хотя его настроение эта шалость отнюдь не подняла, она всё же сильно отличалась от саботажа в ночь перед регатой. Об этом он тут же и сообщил:
– Есть большая разница между лягушкой в постели и намеренным выводом из строя корабля соперников в ночь перед стартом регаты. За это последнее команду виновника обычно дисквалифицируют. К тому же вы не могли знать, какие изменения внесены командой в стандартную схему катера, и у вас не было времени тщательно это изучить. Таким образом вы по неведению могли повредить что-то ещё и убить всю команду. Итак? Вы сами подниметесь на биокровать или вам помочь?
-Мы как бы уже наказаны безвременной кончиной нашего катера, - на мгновение помрачнела Юнок, - За это нас начальство по головке не погладит. А вы понимаете, что если я сейчас брошу ремонт, корабль не будет готов к отлету к тому времени, как наши капитаны вернутся? Я все еще слишком нужна вам, чтобы сидеть без дела.

__________________
Написано совместно с Тенеком
Offline  
05 Июля 2017, 09:24:14 #115
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
В этот момент заработала система связи катера:
“Тенек, или Перим”, - раздался голос Ракара, - “у нас тут головоломка, и требуется обсуждение, но сначала рапорт – как у вас дела?”
Квинтилия посмотрела на Тенека.
-Вы сможете пойти со мной на мостик и ответить?
– Идёмте все, – предложил Тенек. – Мисс Юнок, после вас.
Юнок по привычке хихикнула и почти вприпрыжку отправилась на мостик. Квинтилия и Тенек отправились за ней.
-Мы закончили с погрузкой оборудования, - отчиталась Квинтилия, сев на свое место за консолью, - Там не очень много.
-Давайте что-нибудь из нашего подключим на ваш корабль? - с энтузиазмом предложила Юнок.
-И мы начали ремонт, - продолжила Квинтилия, полностью игнорируя инженера.
Затем она обернулась и посмотрела на Тенека.
-Мы должны сказать им, что  узнали.
– Мисс Юнок призналась в саботаже на «Анадыре», – сообщил Тенек. – Как раз перед вашим вызовом я собирался изолировать её за карантинным полем в медотсеке. Она утверждает, что это была шутка, но по моим представлениями шутки такого рода находятся в сфере интересов Службы Безопасности. Что до ремонта, лично я предпочитаю ремонтировать дольше, зато без помощи избыточно остроумного субъекта, у которого снова может возникнуть спонтанное желание пошутить.
-Да вы просто ничего не знаете! - сразу же возмутилась Юнок.
Делас, казалось, никак особо не отреагировала на эту новость – она была увлечена тем, что направляла трикодер по очереди на каждый фрукт и что-то с интересом изучала. После того, как Ракар отказался от их помощи в решении загадок, она расслабилась и теперь перекидывалась с Каззой ничего не значащими фразами. Услышав о том, что сообщил Тенек, она лишь чуть приподняла бровь, но даже не пошевелилась.
- А я ведь сказала ему лежать и отдыхать, - пожаловалась она Каззе. – Ну и как тут быть врачом, когда тебя никто не слушает?..
-Поверь, это не только у врачей такая проблема… - похлопала ее по плечу пилот.
 
Ракар, услышав новости,  весь подобрался и быстро поднял взгляд на Делас. Его взгляд не обещал ничего хорошего. Он развернулся теперь так, чтобы в любой момент без предупреждения кинуться на любую из них, и Делас и Каззу, а, возможно, успеть обезвредить их обоих. Или отразить их нападение.
- Тенек, не допускать Юнок к системам корабля, готовьтесь применять нервный захват при сопротивлении, Перим, включить запись наших переговоров, открыть мой каталог на компьютере, отправить файл "pr.ltor" на "Анадырь", готовиться шифровать запись переговоров по алгоритму 2 в том же каталоге.
И не дожидаясь ответа, надеясь на быстрое исполнение всего, Ракар продолжил, не отрывая взгляда от Делас.
- Если я не вернусь живым, или не в своем уме, все что сейчас будет услышано – должно быть немедленно передано на станцию, и попросите их передать на Ромул. Жаль, что стенам этого благословенного монастыря придется все это увидеть, но у меня нет иного выхода. Расследование выяснило, что Рроу отравила член команды Делас, Казза, Юнок устроила саботаж "Анадыря", все это было проведено по приказу и при содействии моей соотечественницы Делас. Однако, эти действия не санкционированы Ромуланской Империй. Это прямой саботаж по их собственной инициативе. Есть вторая группа "Альфа", о который мы ранее ничего не знали, а они – знали о нас. Эти трое принадлежат той группе. Действия Делас, Каззы и Юнок напрямую противоречат идее нашего проекта. Делас, - обратился Ракар к ромуланке, - то что ты делаешь – вред не просто проекту. Это вред Ромуланской Империи. Мы прибыли сюда все – не для того чтобы предавать, подставлять и саботировать друг друга. Мы прибыли сюда делиться знаниями и опытом для того, чтобы сотрудничать друг с другом. Чтобы рушить стены и искать точки взаимопонимания. Ты делаешь то, что даст понять будущим взрослым жителям Федерации, офицерам их флота – что именно так нужно поступать со своими союзниками – подставлять, предавать, саботировать. Это не то, с чем мы сюда прибыли. Ты – выступила против меня, своего собственного соотечественника на мирном задании, ты прекрасно знаешь, как это трактуется нашим правительством. И я разочарован в Федерации. В Федеральных участниках группы "Альфа2". Землянка выступила против своих же соотечественников. Анадырь чинился полночи. Ктарианка выступила против команды с ромуланцем, показав тем самым настоящую федеральную сущность. Сущность, состоящую в том, что в честном соревновании они в первую очередь делают саботаж и диверсии. И я не уверен, что Рроу выжил бы, не получи он помощь вовремя. Вот так вы показали мне вашу Федерацию. Я восхищен… Но я также знаю, что все федераты разные. Я верю федератам, находящимся в группе со мной. Они не предавали, не подставляли и напротив, вели себя дипломатично и ответственно. И только это все еще может спасти их в глазах Ромула. И теперь, именно теперь, здесь и сейчас, ни в какое другое время, я хочу знать, что продолжится дальше, Делас? Мы прекращаем саботаж и начинаем работать вместе как честные союзники, или мы становимся врагами, и действуем соответственно? Если мы становимся врагами, я принимаю решение о выходе из регаты, не победит никто, я принимаю все меры для того, чтобы воздать преступлениям по справедливости. Но помните – это вы сейчас потеряли мое доверие, обретенное с радостью несколько минут назад, и ниспровергнутое с высокой скалы вниз. Я не поверю больше словам, только действиям.
Файл, который следовало отправить на “Анадырь”, был ключевой последовательностью для расшифровки кодированной записи. Это был не свежий, а слегка устаревший шифр, знание которого федератами не приведет к предательству Ромуланской Империи. Но это все равно был все еще не взломанный федератами шифр, и потому, пока, никто кроме “Анадыря” не должен был понять то, что происходит между двумя командами.
- Ты же сам сказал, что перешел на «ты» - и вот опять… - Делас показательно зевнула. – Я не просила о доверии, это ты решил верить совершенно незнакомой девушке просто так. И я совершенно честно отвечала на все твои вопросы – уж не знаю, как ты решил трактовать мои ответы. Я уже все сказала до этого и первой предложила сотрудничество и помощь… Впрочем, ты только что сам от нее отказался, да еще и угрожаешь напустить своего вулканца на девочку, которая в два раза его меньше. Если вы не примете помощь Юнок, то будете торчать тут минимум 5 часов.  Но как мы можем работать вместе, если даже в этом задании ты не доверяешь нам с Каззой в решении загадок?.. – она присела на край низкого стола и поддела пальцем веточку какого-то очень странного на вид фрукта, а потом посмотрела прямо на Ракара: - Я же знаю, что ты мне не веришь, ты демонстрируешь это с самой первой встречи, а, значит, не сможешь смотреть на нас, как на «честных союзников». Так что к чему весь этот фарс? Оставь нас здесь, и нас заберет спасательный корабль. И больше мы никогда друг друга не увидим. – Она дожевала кусочек фрукта и продолжила: - И ничего с вашим Рроу серьезного не произошло, уж я-то разбираюсь в лекарствах получше многих.
Эти странные женщины не понимали, что давно переступили черту, которая отделяет шутку от правонарушения, а здоровую практичность от «цинизма ради цинизма» – самой бессмысленной и оглупляющей его формы. Они рисовались и любовались собой, и если они действительно не видели ничего, кроме самих себя, то находились они в самом тесном интеллектуальном тупике из всех возможных. Такие мысли возникали в голове Тенека, пока он слушал этот разговор.
– Я думаю, каждому из нашей команды следует высказать своё мнение на этот счёт. Я считаю, что мы должны воспользоваться предложением мисс Делас и оставить их на Бэйджоре дожидаться спасательного корабля, это будет правильнее всего. Вам мистер Ракар я хочу сказать, что сожалею о поведении мисс Каззы и мисс Юнок, они повели себя недостойно звания граждан Федерации. Мисс Делас, – взгляд Тенека стал пустым, даже в разговоре с компьютером он выглядел бы более заинтересованным, – я ничего не знаю о том, как оценит ваше поведение Ромуланская империя, но мне достаточно того, что вы повели себя недостойно звания врача. Вы – не врач, и никакой диплом врачом вас не сделает.
Вулканец замолчал, ожидая, что скажут Квинтилия и Ракар.
- Ты сама только что недавно перешла обратно на "вы", не думаешь же ты, что я этого не заметил? – продолжил Ракар отвечать Делас.
Было видно, что Ракара на самом деле возмущает больше всего действия и решения Делас, чем остальных. Так и было, потому что к предательству федератов он был готов, предательство федератов он воспринимал как должное, а действия своих, родных для него ромуланцев , особенно направленные против него самого, делали с ним нечто невообразимое. Скулы Ракара подрагивали от гнева. Ромуланца трясло, почти на грани видимости, и он держал в левой руке ключ-кристалл, которым потрясал перед двумя девушками.
- Да уж так сложилось, что я могу верить вулканцу больше, чем своей ромуланке, потому что вулканец заслужил доверие и даже дружбу! Именно потому, что она меньше его, а он сильнее ее в три раза, и я не допущу саботажа на моем корабле! И я предпочитаю торчать тут хоть до конца наших жизней, чем допустить то, что приведет к войне с Федерацией, однажды в будущем, из-за твоих действий, Делас! Мы не хотим войны! Но я обещал тебе, и я держу свое слово, и я не брошу тебя тут, и твою команду. Все должны знать, что ромуланцы держат свое слово! Ромуланцы помогают своим союзникам и не предают их! И да... расскажи мне, что с Рроу ничего страшного не случилось! Сутки в лазарете! Или больше! Это слишком много для термина "ничего страшного"! И уж я как никто другой знаю, что значат эти сутки от ромуланского врача, который прекрасно знает как обращаться с препаратами! Ты не кто-то незнакомая мне, ты ромуланка! И если ты в проекте, то значит у тебя такое же задание как у меня – всеми силами способствовать диалогу между народами и спасти этот проект! Но ты делаешь обратное! Вопрос первый – какой саботаж Юнок сейчас должна устроить на "Амазонке"?

_________________________
Написано совместно с Тенеком, Делас и Ракаром
« Последнее редактирование: 05 Июля 2017, 09:26:13 от Мастерский произвол »
Offline  
05 Июля 2017, 09:25:52 #116
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
Делас, казалось, совершенно не задела вся эта речь – она оставалась такой же расслабленно-спокойной, как и прежде. По крайней мере, внешне. Может быть, она просто очень хорошо скрывала свои чувства?..
- На «Амазонке»? – удивилась Делас. – Никакого, я же сразу об этом сказала. Ах да, ты ведь мне не веришь, то-о-очно…  Ну так что, мы прощаемся? Твой вулканец готов выкинуть нас с корабля, а ты?  Мне не важно, сдержишь ты свое слово или нет, если при этом ты собираешься посадить нас под арест на своем корабле. Но на это ты права не имеешь. Так что лучше уж мы останемся здесь, кровати нам уже обещали, еда тут вкусная, погода хорошая, и самое позднее завтра нас отсюда заберут. Так что если мы и полетим с тобой, то не в качестве пленников, а в качестве… Ну, хотя бы, группы поддержки. О полноценной команде я и просить не смею, господин улан! Так что решай, только не затягивай. А нам надо еще вернуться к кораблю, включить маячок для вызова помощи, оттащить назад то, что Юнок принесла вам… - она начала загибать пальцы. 
-Но капитан, - напомнила Казза, - А как же победа? Мы готовы работать для нее, как и раньше.
- Замечательно, что никакого, но я все еще вам не верю,  - сказал Ракар, не спуская при этом взгляда с Делас. – Перим, конец записи. Запись продолжать. Но уже в другом файле. Первый файл зашифровать и отправить на "Анадырь" прямой связью. Вместе с тем – диагностика всех систем, все логи без шифрования отправить на "Анадырь" и попросить Самриту нам помочь с консультацией. И заодно передайте Самрите мои искренние извинения за все, в чем я был перед ней виноват. Я правда не хотел. Но так получилось, и я сожалею.
Ракар не выключал связь, оставаясь в контакте с "Амазонкой".
-Есть, - коротко сказала Квинтилия.
- Все равно это будет не наша победа, а их. Но сотрудничества, как ты видишь, не получится, соответственно, мы уже никак не сможем победить, - пояснила Делас своему пилоту. – Конечно, мы обещали Планксу победу, но, видимо, не сможем сдержать обещания.
И теперь Ракар прищурившись снова посмотрел на Делас:
- Планкс? Он вам кто?
- Тогда и я тебе не верю, - отозвалась Делас на фразу Ракара. – И так мы далеко не продвинемся. Лейтенант-коммандер Планкс нам координатор, а тебе-то какое дело?.. 
- Супер..  – сказал Ракар, и поспешно начитал по связи новое, - Мы столкнулись с кораблем команды "Прима" при посадке на Бэйджор. Их корабль поврежден необратимо, не подлежит ремонту. Они оказали нам медицинскую помощь. Делас оказала. Я обещал команде "Прима" забрать их с собой и не бросить здесь. Перим, конец второго файла, немедленно отправить в догонку к первому. Продолжать запись.
И снова Ракар обратился к Делас:
- Я и не сомневаюсь теперь, что ты мне не верила с самого начала, перекрывая всеми своими действиями настоящую цель проекта "Альфа". Если бы ты хотела работать со мной вместе на благо нашей Империи, ты бы действовала совсем иначе. Но это хватит уже обсуждать. Здесь все понятно. Нас с тобой рассудит наше командование. На этом закончили. Я уже поставил условия, что победа будет принадлежать "Новому поколению", и вы согласились. Я знаю теперь, что вы сделаете все возможное, чтобы не дать нам победить. Но это мы еще посмотрим.
Ракар не стал говорить, что от ответственности перед СБ станции они не уйдут, вместо этого он повторил по связи со своим катером задание прилара Паку.
- Головоломка у нас такая -  Как не разрезая фрукта мобы увидеть его семена? Что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег? И третий вопрос… Откуда вы знаете, что все это вокруг нас - действительно существует, а не снится одному из вас?
- И я все еще жду ответа, Делас, мы враги, или ты будешь следовать договоренностям, достигнутым между нами до того, как мы выяснили все ваше беспутство?
- Ты мне ещё расскажи, как родину любить. Ты же ничего обо мне не знаешь, и даже то, кто я, - рассмеялась Делас. - Хотя я почти уверена, что мы встречались, но я тогда была такой маленькой, что ты и не запомнил. А теперь, судя по тому, как ты себя ведешь и разговариваешь со мной, мы - враги, так что я не понимаю твой вопрос. Я тебя не обманывала и не обманываю сейчас. И мы вовсе не настаиваем, чтобы ты забрал нас с собой, меня лично и тут переночевать вполне устроит. И, раз наша с Каззой помощь с загадкой тебе не нужна, мы тут пока отдохнем... - она подошла к краю террасы, подставляя лицо солнцу.
-Капитан… - Казза подошла к Делас и осторожно положила руку ей на плечо, - Ты серьезно насчет того, чтобы остаться здесь? Да, мы обещали Планксу победу, но не просто нашу, а победу проекта “Альфа”. С тех пор, как мы потеряли корабль, ситуация изменилась - теперь не важно мы - “Серебряные Фениксы” - или они - “Новое поколение” - победят. Мы одно целое, и наш долг теперь попытаться продолжить с ними.
- Да, мы обещали, - негромко отозвалась Делас. – Но есть разница, в каком статусе мы с ними продолжим. Как пленники? Как враги? Пока Ракар нас видит именно так, и если он не изменит своего решения, то нам нет смысла идти по одному пути. Он не дает работать Юнок, он не хочет слышать наши предложения в этом задании – так какой нам смысл с ним идти? Так мы не сможем никому помочь, а на их корабле мы будем нежеланными пассажирами. Я хочу, чтобы он сам предложил нам присоединиться к ним – и тогда, конечно, мы не откажемся, - она задумчиво обернулась назад.
 
***
 
Тем временем на “Амазонке” Юнок нахмурилась и выглядела очень озадаченной.
-У вас всегда так? - спросила она Тенека и Квинтилию, - Ваш капитан вас не слушает и очень много говорит. Вы, мистер вулканец, высказали предложение, что вашей команде надо проголосовать насчет нашей. Но мистер ромуланец не очень-то проголосовал, а сразу разорался. А Квиночке вообще слова не дал. И свалил все в одну кучу. Мы у себя, конечно, тоже не ангелы… И, может, иногда перебарщиваем с чем-то… Но по-крайней мере, мы - действуем согласованно.
– Сейчас здесь слишком много эмоций, – сказал Тенек. Он был задумчив, а взгляд его был слегка расфокусирован. – Гнев мистера Ракара, упрямая гордыня мисс Делас... Когда мистер Ракар справится со своими эмоциями, он выслушает всех: я знаю его мало, но достаточно, чтобы это утверждать. Что касается вашей команды, я хочу спросить вас: много ли стоит согласованность, если она используется так бездумно? Посчитайте на пальцах: когда вы наносили повреждение «Анадырю», вы могли повредить одну из неизвестных вам модификаций и погубить его команду; когда вы отравили мистера Рроу, вы не имели доступа к его медицинской карте, а значит могли спровоцировать у него смертельный анафилактический шок; когда вы готовились сесть на посадочную площадку, вы не соблюдали правил безопасности, и это могло стоить жизни нам всем. Трижды за сутки вы могли совершить убийство, и это если забыть о том, что и без убийства эти поступки абсолютно неэтичны. Да, мы не всегда согласованно действуем мисс Юнок, но мы уважаем друг друга, уважаем наших соперников, уважаем те цели, которые собрали нас всех в одном проекте, уважаем собственные принципы... – взгляд тёмных вулканских глаз вдруг сфокусировался на маленькой землянке, и Тенек спросил, словно это имело прямое отношение к их разговору: – Хотите знать, какие ответы я дал бы на загадки баджорских монахов?
-Нет! - воскликнула Юнок, - Мы все просчитывали! Мы не планировали причинить настоящего вреда, только замедлить вас или не дать выйти на дистанцию! Мы просто хотели, чтобы выиграла именно наша группа! Но теперь… теперь я чинила ваш катер по-настоящему.
-Я хочу знать про загадки, - сказала трилл.
Тенек благодарно кивнул Квинтилии, потом снова посмотрел на Юнок.
– Семена некоторых плодов можно увидеть напросвет, когда плод созреет. Разум человека должен быть в движении, душа – в покое, а совесть – чистой, как горный снег. И наконец, мы не знаем, что всё вокруг нас существует, а не снится одному из нас, но не знаем и обратного, поэтому мы не вправе вести себя так, словно жизнь – это сон.
– Чем бы ни был этот мир, мы не можем изменить его законы, мисс Юнок, – сказал вулканец после небольшой паузы. – А это значит – невозможно просчитать всё, не бывает гарантий, есть только шансы.
Юнок промолчала, и тишину нарушила Квинтилия.
-Вы слышали это, мистер Ракар? Ответы на загадки?
- Слышал, - произнес ромуланец, который слышал и все остальное, одновременно с двух локаций. Теперь он размышлял о другом.  О политике. О Планксе, коварном до такой степени, что возможно и ромуланцам не снилось. И не только Планксе, а о тех неизвестных федератах, кто это все придумал. Кто поставил этот эксперимент над ними как над лабораторными мышами, и смотрят, что из этого получится.
О втором проекте, о целом, которое составляет обе эти две группы. О собственном задании, и о преступлениях команды Делас, которые нельзя забыть и простить. Они не должны были уйти от ответственности. И если в Федерации это все сойдет им с рук - это будет слишком запредельно… И еще нужно было спасти проект.
- Да, слышал, - повторил Ракар. – Но прежде, прошу вас, действительно, давайте все решать вместе. Проголосуйте, с комментариями, еще раз, что вы думаете о том, что они присоединяться к нашей команде. Квинтилия? Тенек?
Тенек посмотрел на Квинтилию: она была пока единственной, кто не высказал мнения на этот счёт, было справедливо дать высказаться ей первой.

______________
Написано совместно с Делас, Ракаром и Тенеком
Offline  
05 Июля 2017, 11:16:41 #117
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, день
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


«Убить Мори. Убить Мори! Убить Мори? Убить…» – Илама Толан прокручивала в голове эту фразу на разные лады, как будто хотела добиться правильного звучания – того, что не войдет в резонанс с ее сущностью. Она даже вновь и вновь воспроизводила в памяти тот момент, когда коммандер телепортировалась в свою каюту и приставила к уху кардассианки стилет.
До сих пор Толан не нашла для себя ответа: готова ли была Мори сделать это? В какой-то момент ей казалось, что могла. Разве не было это достаточной причиной, чтобы без зазрений совести ответить ей тем же? Мори рассказала, как подожгла виллу кардассианца, в которой, наверняка, на тот момент находились дети и гражданские. Не должно ли одно только это стать поводом отбросить в сторону все сомнения и завершить последнее задание Джарина? В детстве Илама периодически слышала новости о том, что творило сопротивление на Бэйджоре, видела сводки с лицами погибших – там были и ее ровесники, совсем еще дети, - и ей хотелось, чтобы там настала справедливость, чтобы террористов поймали и посадили в лагеря, чтобы эти жестокие убийства прекратились… Сейчас у нее появилась возможность отомстить сопротивлению в лице Мори.
Женщина воспроизвела на своей консоли трехмерную модель каюты коммандера, которую создала по памяти, и не отрываясь смотрела на строгие линии, пока изображение в глазах не начало расплываться. Вот здесь висели фотографии – улыбающиеся люди (все баджорцы казались Иламе на одно лицо, но она предполагала, что это были родственники Мори), на консольном столике стояли цветы – возле альбомов с искусством. Илама не поленилась и нашла эти картины в базе данных – Земля, Франция, XIX век, - оттого еще удивительнее было обнаружить их в каюте баджорки. И одним движением все это станет пустым, бессмысленным и больше никому не нужным. Толан резко моргнула, прогоняя наваждение. Слишком много эмоций – а она уже, было, подумала, что они совсем ее покинули, вместе со сном и силой воли, оставив одну только пустую оболочку. Оболочка сможет безропотно выполнить приказ, убить Мори, а потом продолжить существование – и, если Джарин скажет, выйти за него замуж. А сможет ли Илама?..
Таких мыслей у нее не было, когда она планировала покушение на Корама. Глупое, необдуманное и эмоциональное решение, но она принимала его исходя из своих принципов, из чувства долга перед проектом и кадетом Лайтманом, и тогда ее переполняла ненависть и желание справедливости. Тогда она могла убить. Да, у Толан не получилось, но она готова была это сделать и понести за это наказание. Она сделала осознанный шаг, и была готова за него платить. Сейчас же было что-то другое…
Илама откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Мори не дала ей совершить той ошибки. Она поддержала Толан на совещании и заменила ее, чтобы кадеты не заметили состояния кардассианки. В конце концов, она обещала помочь ей справиться с Джарином. Как и Джарин – не просто так, а в обмен на работу на нее, - но все же помочь. И отправить сообщение на Кардассию – самое главное, ради чего Илама могла пойти на все. Что же она просила?.. Ах да, сообщить ей о втором задании. Губы Толан непроизвольно растянулись в улыбке: такое простое условие, и даже его Илама теперь не сможет выполнить. «Коммандер, я получила второй задание. Я должна вас убить. Как я и говорила, отказаться от его выполнения я не могу», - мысленно озвучила эту фразу кардассианка и рассмеялась вслух. Ну вот и все – она не сможет сказать Мори, та – не отправит ее послание домой, ее семья будет под постоянной угрозой, а у нее самой не будет возможности с ними связаться. В голове пронеслась мысль, что, если бы Мори действительно ее убила во время визита в ее каюту, все закончилось бы быстрее. И эта мысль принесла неожиданное облегчение.
… Еще около часа Илама Толан приводила в порядок документацию по проекту. Последние несколько дней она практически не занималась рабочими делами, не писала отчетов, не обновляла расписание и личные дела кадетов, но теперь пора было этим заняться. Она привыкла к внимательному и тщательному ведению учета – то, чем всегда славилась Кардассия и без чего было невозможно обойтись в преподавательской деятельности, - вот и сейчас следовало все подготовить. Открыв дело Джеза Тенмы, она на мгновение задержала взгляд на фотографии. Гал Дохиил приказал ей узнать, почему кадет отказался от участия в регате, и Толан болезненно кольнуло осознание того, что даже здесь Джарин был осведомлен лучше ее. Ей и самой хотелось знать, что же случилось с ее любимым кадетом, о чем ей не сообщили – это было единственное из заданий Дохиила, которое было жаль оставить невыполненным. Быстро сделав пометку о выходе из участия в регате, Толан открыла следующее дело – Артур Лайтман. У нее так и не дошли руки написать о его оправдательном приговоре и полном восстановлении статуса. После того злосчастного суда она не прикасалась к делам проекта, но сейчас пришло время. Когда она обновила информацию, то почувствовала неожиданное облегчение. Она с самого начала надеялась, что Лайтмана оправдают, боролась за него… пока сама же не стала обвинителем. С того момента, как Толан согласилась, все пошло не так – будь она хоть капельку суеверна, то подумала бы, что это ее проклятье за согласие обвинять Артура. Но теперь… теперь все это в прошлом. Женщина с облегчением вздохнула: он оправдан, и он не злится на нее, эта история закончилась для них обоих. Следующее дело…
 
Закончив с работой, она неторопливо навела порядок на столе и сложила падды аккуратной стопочкой. В самом низу лежал тот, где она хранила художественную литературу, к которой не прикасалась со времен полета на Волан II. Когда-то давно, в прошлой жизни, Илама любила детективные истории Шоггота, но теперь казалось, что это была не она, а другой человек. Наконец, когда уборка была закончена, Толан сняла военную форму и сменила ее на обычное домашнее платье из плотного темно-серого материала. На самом деле, она никогда не любила военную форму: неудобную и жесткую, как панцирь насекомого. И почти никогда не носила ее в Военной Академии – там среди преподавателей форма не считалась чем-то обязательным и хватало обычных строгих костюмов. Но здесь, на проекте, Толан решила, что именно форма должна постоянно напоминать ей о том, кто она и откуда. Форма служила защитным барьером, отделяя ее от кадетов и федеральных офицеров станции, не позволяла ей потеряться в пестрой толпе Променада и хотя бы на секунду забыть, что она прибыла сюда не отдыхать и расслабляться, а работать. Форма должна была напоминать кадетам, кто их координатор. И именно за формой Толан могла спрятаться, оградиться от остальных, провести жирную разделяющую черту, не позволяющую другим к ней приблизиться. Теперь, избавившись от нее, женщина почувствовала себя свободной. 
Offline  
06 Июля 2017, 11:12:28 #118
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо

- ...И все-таки мне не хотелось бы куда-то лететь сейчас, оставлять тут Артура, терять время… - задумчиво произнесла Акрита и снова хмуро уставилась в консоль с открытыми на ней файлами базы данных. – Если бы была возможность связаться со станцией, спросить Крима, например! Судя по презентации, он много знает о своей родной культуре и наверняка помог бы нам.
– Это будет нечестно, – возразила М’Кота. – Но мы можем попробовать всё, что можно сделать, не улетая, и только в крайнем случае слетать на комету. Артур, – позвала она землянина, – получилось подобрать пять идеограмм по одной теме?
В этот момент на консоли перед Акритой замигало оповещение - одно входящее сообщение. Невероятно, но это была “Амазонка”. Вторая команда передавала всего один файл - "pr.ltor".
- Сообщение от "Нового поколения"! – воскликнула Акрита, ее антенны взметнулись вверх. – Послано обычной связью! Не знаю, что это, попробую запустить дешифровку, - она обернулась и как раз поймала взглядом входящего на мостик Освальда.
Файл не расшифровался, но просто загрузился и установился в компьютере “Анадыря”.
И очень скоро пришло следующее сообщение. Оно было зашифровано, но расшифровалось, использовав файл, который пришел с “Амазонки” первым. Это было аудио, прозвучавшее на весь корабль, так что его слышали и Самрита, и даже Артур на поверхности Джераддо. Звучал голос Ракара:
“Если я не вернусь живым, или не в своем уме, все что сейчас будет услышано – должно быть немедленно передано на станцию, и попросите их передать на Ромул. Жаль, что стенам этого благословенного монастыря придется все это увидеть, но у меня нет иного выхода. Расследование выяснило, что Рроу отравила член команды Делас, Казза, Юнок устроила саботаж "Анадыря", все это было проведено по приказу и при содействии моей соотечественницы Делас. Однако, эти действия не санкционированы Ромуланской Империй. Это прямой саботаж по их собственной инициативе. Есть вторая группа "Альфа", о который мы ранее ничего не знали, а они – знали о нас…”
Файл был очень длинным, в нем звучал и голос Тенека, а еще - два незнакомых женских. Впрочем… Один голос - более высокое сопрано, был смутно знаком Освальду и Акрите, он принадлежал вулканке, с которой оба они столкнулись перед самым вылетом со станции.
“...Замечательно, что никакого, но я все еще вам не верю”, - закончил говорить Ракар.
И почти сразу начали приходить еще сообщения - уже вовсе без всякой шифровки, прямой связью: в одном была короткая просьба к Самрите помочь с консультацией и неожиданное извинение от имени Ракара, в нескольких остальных - куски логов диагностики “Амазонки”, как будто кто-то отправлял их частями, чтобы у Самриты поскорее появилось поле для работы.
То, что произошло, было огромным. Настолько, что заставило “Амазонку” нарушить договор о молчании.

Самрита даже приподнялась на локте, пока слушала сообщение.
- Похоже, мы нашли саботажников! – воскликнула она, активируя связь с мостиком. - Я надеюсь, у второй команды хватит ума сдать их службе безопасности? О чем с ними вообще можно говорить?..
Наверное, если бы не она сама встретила того инопланетянина в скафандре в ангаре ночью, не она бы пыталась его поймать (неудачно) и не она бы чинила потом поломки, реакция Самриты была менее резкой. Но сейчас ей хотелось возмездия.
А дальше было уже интереснее – дальше шли файлы, отправленные лично ей. И извинение. Извинение было особенно внезапным и переданным в столь странной форме, что Самрита не удержалась и сразу же написала обратное сообщение, раз уж молчание все равно было прервано: «Что там с Ракаром и почему он извиняется передо мной в такой странной форме? И за что именно?». Сообщение упало на консоль Квинтилии.
Потом, впрочем, вопросов у Самриты стало меньше – она увидела, что на ее имя пришли файлы с запросом на диагностику. Она скрипнула зубами: ну конечно, ромуланец подумал, что без его извинений она и не взглянет на его просьбу, а извиниться лично и вслух признать свою ошибку ему не позволила гордость. Девушка прикрыла глаза и опустила голову на подушку. У нее было очень много причин отклонить его просьбу. Во-первых, она не была инженером его корабля, и на «Анадыре» у них было свое задание. Во-вторых, у нее было сотрясение мозга, и капитан приказал ей не работать. Аргумент? Более чем весомый! В-третьих, она уже достаточно поработала на вторую команду, хотя могла бы потратить это время на модификации «Анадыря», и что за это получила? Никакой благодарности, только упреки и обвинения. В-четвертых, слова Ракара о том, кто именно принесет им победу, сказанные на общей презентации, так сильно ударили по самооценке Самриты, что она до сих пор не была уверена, что вообще нужна в проекте. И, в-пятых, она все еще была очень, очень зла на ромуланца.
Поэтому первым желанием было отложить эти файлы, сделать вид, что она их вообще не видела, и подумать о чем-то более приятном. Например, о задании. Комета и шифр… Зачем там была нарисована комета? В этой системе есть всего одна, и девушке казалось очевидным, что это должно быть связано. Но мысль о дурацкой диагностике не выходила из головы, и девушка все же вернулась к тем файлам.

________
С командой "Анадыря", а также с "Амазонкой" по связи
Offline  
06 Июля 2017, 11:14:29 #119
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Акрита слушала молча, и чем дольше звучала запись, тем ниже склонялись ее антенны, кончиками уже почти касаясь лба. Это было невозможно, невероятно, и вместе с тем было правдой, перед которой казались игрушками все их иероглифы с кометой и остальное. Если представители Федерации, несущей мир и взаимное доверие, начали предавать друг друга подобным образом, ради какого-то приза в соревновании готовы пойти почти на убийство, обман… В голосе ромуланца слышалась горечь, злость и боль, резонансом отдающиеся в душе Акриты - потому что это означало конец мирного пути и начало войны. Скрытой, самой страшной войны, в которой все они лишь пешки, даже эти странные девушки, за ними стоят те, кто действительно хочет сломать, разрушить, растоптать то светлое будущее, что поручено строить проекту "Альфа". И отчаянно горько и обидно было оттого, что этот первый удар пришелся по ромуланцу, для которого доверие по определению является серьезным и значимым шагом. Андорианка на секунду представила себя на его месте: среди тех, кто веками считался врагом, с кем теперь он связан общими стремлениями, надеждами, дружбой, а может и больше чем дружбой... И вот все рассыпалось, как карточный домик, и на горизонте показалась война, запрещающая мечтать и любить, и перед глазами внезапно всплыл осколок воспоминания: как на одном из рубежей сошедший с ума от страха пилот транспортного корабля наставил фазер на ее мать с криком "Ты – меняющийся!", а маленькая Акрита стояла у стены и понимала, что ничего не может сказать или изменить. История повторялась, и стал еще гуще окутавший ее туман. Только теперь Акрита не была уже маленькой девочкой. Пальцы, лежащие на консоли, чуть дрожали, и ей хотелось закричать Ракару, через мрак космического пространства, что мы будем бороться! Да, это ужасно, когда теряешь возможность верить. Да, это жестоко, когда в череде масок не видно истинного лица. И слова про федератов, звучавшие теперь по связи, Акрита не могла опровергнуть, ведь еще сегодня утром она сама была такой, сомневающейся и предвзятой. И шаг из этого замкнутого круга недоверия казался равносильным тому, чтобы принести себя в жертву. Андорианка знала, что там сейчас Ракар должен будет принять решение. Она от всей души надеялась, что его выбор окажется правильным, если вообще хоть что-то еще может быть таковым в этом неправильном мире.

Артур слушал это все, происходящее по связи, стоя на коленях, упираясь руками в каменную плиту. Ему хотелось выть от бессилия. Выть от невозможности осуществить контакт с ромуланцами. Доказать им, что можно друг другу верить. Что все расы однажды могут объединиться… Лайтман хотел в это верить. Но надежда ускользала, бесплотная, невесомая надежда. Унося с собой веру... и он не знал еще как она поступила с любовью.
- Скажите ему, - попросил Артур, - что в следующий раз не надо поспешно давать обещания, чтобы не стать их заложником. Самрита чуть было не пострадала от действий одной из них. – И Артур умолчал сейчас при Самрите, что та девица целила ей шлемом в живот, а значит могла убить двоих. – Они не должны уйти от ответственности. Пусть он знает, что мы совсем не одобряем их действия. И вот еще, друзья, по делу – слетайте к комете. У меня воздуха на ¾ суток, я подожду. Ничего страшного не случится.
Освальд был поражён не меньше остальных, услышав слова Ракара. Его тоже больше всего взволновали слова о саботаже, а не о том, что стоял за всем ромуланский капитан. Он, как и Артур, вспомнил о схватке Самриты с саботажником и о том, чем это всё могло закончиться, и в глазах молодого человека на мгновение промелькнула настоящая ярость.
- Поддерживаю Артура, - мрачно сказал он и открыл запись голосового сообщения для "Амазонки". - Ракар, рекомендую связаться с ближайшим баджорским патрулём, которых мы видели на сенсорах немало, и попросить у них содействия в сопровождении преступников на ДС9. Возможно, они повредили и другие суда, но решать, конечно, вам, - записал он сообщение для "Нового поколения". - Сэм, ты ведь предоставишь показания, когда вернёмся на станцию? - полуутвердительно сказал он уже по внутренней связи - сомнений в девушке у него не было.
Как бы то ни было, регата продолжалась, поэтому, отправив сообщение, он хлопнул в ладоши, привлекая внимание всех.
- Итак, если ни у кого нет идей, которые можно проверить прямо сейчас, давайте слетаем. Акрита, поднимай катер, М'Кота, пока летим, проверь в базе данных, не использовали ли баджорцы для обозначения небесных тел какие-то иероглифы? У землян, например, Венера обозначалась символом зеркала, которое, согласно мифам, было у богини любви и красоты, которую звали Венерой и в честь которой назвали планету. Если у баджорцев было что-то похожее, то, возможно, нам надо ввести символы кометы и каких-то других объектов. Артур, не скучай, мы скоро!
М’Кота распрямила сведённые пальцы и стряхнула на пол останки раздавленного падда.
– Артур ещё не отчитался, что у него с подбором символов на одну тему, – продышавшись, напомнила она.
- Подбираю, - отозвался Артур, - пока не более двух совпадений, но вариантов действительно много, перебирать буду долго, так что стартуйте. Еще некоторое время радиуса связи хватит. Я буду отчитываться обо всем.
Лайтман подумал, что это будет совершенной глупостью, но на всякий случай нажал сразу все пять кнопок разом. Глупость глупостью, но пробовать следовало все варианты.
Это не дало никакого нового неожиданного результата. Символы просто поменялись, как и в предыдущие разы, когда Артур нажимал на них.
В этот момент передача с “Амазонки” возобновилась. Это тоже был аудиофайл с голосом Ракара, но в этот раз он был короче:
“Мы столкнулись с кораблем команды "Прима" при посадке на Бэйджор. Их корабль поврежден необратимо, не подлежит ремонту. Они оказали нам медицинскую помощь. Делас оказала. Я обещал команде "Прима" забрать их с собой и не бросить здесь.”
Акрита запустила двигатели и инициировала систему старта, когда пришло сообщение. Не отрываясь от управления, она вскинула антенны и больше уже не могла молчать:
- «Прима» - это и есть команда саботажников из так называемой второй группы проекта? Взять их с собой?! Это еще зачем… Если бы спросили меня, то я бы посоветовала вызвать пост поддержки, пусть им окажут помощь, заберут, а заодно и дисквалифицируют.
– А меня лучше не спрашивайте, – мрачно сообщила М’Кота, – Потому что если спросите, у ваших переводчиков микросхемы полетят.
- Ладно, это их дело, - не слишком довольно произнёс Освальд, - давайте решать нашу задачу, а саботажников отдадим под суд потом. Или не отдадим - там видно будет.
- … Так мне заниматься логами их корабля? – поинтересовалась по связи Самрита, которую этот вопрос сейчас интересовал больше саботажников. – Какие наши дальнейшие планы? Ну то есть… ваши планы, я пока тут лежу.
- Сама же говорила, что тебе скучно, - усмехнулся было Освальд, но потом посерьёзнел, - только не перенапрягайся!
Повернувшись к андорианке, он добавил:
- Стартуем, и так много времени потеряли.
- Летим уже, - откликнулась Акрита. – Выходим на орбиту, рассчитываю курс к комете.
За окном опять раскинулись звезды, и сейчас смотреть на них было приятнее, чем на мрачный ядовитый туман Джераддо. «Анадырь» лег на отлетную траекторию и на полном импульсе направился к новой цели.

______
c командой "Анадыря" и "Амазонкой" по связи
Offline  
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 ... 15
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS