* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
25 Ноября 2017, 06:52:59 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 12:00
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8]
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
Вчера в 11:06:55 #105
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

Продолжение

- Этот человек, доктор Глессин, - Толан обернулась. – Я сомневаюсь, что он замешан в заговоре Дохиила. Он спас мне жизнь, коммандер. Пожалуйста, учтите это.
-Этот человек? - Мори тоже встала с койке и сделала несколько шагов за кардассианкой, - Я его не знаю, но мне сказали, что он работал на Дохиила.
-Только временно! - поспешил добавить доктор, - И да, я спас вам жизнь! И я ничего не знал ни о каком государственном перевороте!
- Он работал на Дохиила, когда… - Толан запнулась. – Когда я пыталась совершить самоубийство, и когда он откачал меня. Однако больше мне ничего не известно, и его имя не фигурировало ни в одной беседе.
Женщина посмотрела на кардассианского врача:
- Простите, что не смогла отблагодарить вас сразу, и что вы оказались втянуты в это, - но вспомнив что-то еще, она задумчиво посмотрела на коммандера Мори. – Коммандер, вы знаете больше меня… Гал Тенма как-то связан с этой историей? Это отец одного из участников проекта «Альфа», и его имя упомянул сегодня один из офицеров службы безопасности.
-Я пока не знаю, - задумчиво ответила Мори, - Гал Тенма по дипломатическим каналам обратился к Федерации с просьбой задержать этого человека, и мы сочли это внутренним кардассианским делом и решили пойти ему навстречу. Кажется, гал Тенма принадлежит к фракции политических противников Дохиила, но я не уверена. Возможно, это уже совсем другая история. Кроме того, один неравнодушный гражданин вчера обратился к Службе Безопасности и рассказал, что имеет информацию о некоторых неэтичных действиях доктора Глессина.
-Но я же все рассказал, теперь я работал и на Федерацию тоже, - возмутился доктор.
-Возможно, дело именно в этом, - баджорский коммандер бросила взгляд на доктора, - Возможно, вы рассказали больше, чем вам следовало. Никто не любит тех, кто постоянно меняет стороны, думает только о гарантиях своей безопасности и рассказывает чужие тайны. Если это личное дело семьи Тенма, пусть ее представители его решают. Хотя у вас теперь есть союзник в лице глинна Толан… Впрочем, меня это уже не волнует.
- Это уже не мое дело, коммандер. И я больше не глинн. Проект «Альфа» теперь не относится к сфере моей компетенции, и мне лучше держаться от него подальше, - рассеянно проговорила Толан и посмотрела на Мори: – Я дам вам знать, в какой каюте остановилась, и буду ждать ваших распоряжений по поводу сегодняшнего вечера.
Женщина прошла вперед по коридору, который теперь казался непреодолимо длинным, и застыла в его конце, точно не зная, что ей теперь делать и куда идти. Ее высокая фигура в длинном бесформенном платье и с растрепанными волосами сейчас мало чем напоминала ту глинн Толан, которую знали на станции, так что шансов оказаться узнанной у кардассианки было не так уж много.
Мори бросилась догонять Толан, оставив за спиной доктора, который метался в своей камере с возгласом:
-А как же я?!
-Постойте! - сказала коммандер Мори, - Я могу выделить вам каюту. И принести новую одежду, в которой вы сможете пройти по коридорам не узнанной. Вы очень многое принесли в жертву ради этой операции и многим рисковали. Вне зависимости от того, героем или предателем сочтет вас ваше государство, без вас многие достойные люди бы проиграли. Позвольте Федерации возместить вам хотя бы ваше время и неудобство в нашей тюрьме.
- Спасибо, - Толан с благодарностью кивнула. Она должна была сказать что-то еще, объяснить, как она признательна за все, но правильные слова куда-то делись. 
__________
Совместно с Мори и Глессином
Offline  
Вчера в 13:15:06 #106
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Каюта Акриты, Квинтилии и Делас


Когда Акрита вернулась из голодека, она застала еще больший беспорядок в каюте: все вещи из сумок Делас были вывалены на ее кровать, стул и частично – пол, а сама ромуланка безуспешно пыталась найти для них место. Судя по количеству вещей, было больше похоже, что в каюту вселилась не одна ромуланка, а небольшая театральная труппа. Прямо сейчас Делас пыталась втиснуть что-то золотистое и очень блестящее в шкаф для одежды, который до этого казался вполне просторным.
- Привет, - поздоровалась андорианка, с некоторым удивлением и интересом оглядев происходящее. Про себя она подумала, что стоит спросить у Утары насчет еще одного шкафа – если кровать выделили, то, наверное, и шкаф найдется.
- О, ты пришла, - удивленно констатировала Делас. Что-то золотое исчезло за дверкой шкафа, и она оглядела остальные вещи: - На Кардассии у нас были более просторные каюты… Ну ничего, может быть, я не задержусь тут надолго.
Заметив, что она оставила на столе медицинский трикодер и гипоспрей, ромуланка молча сунула их в аптечку и заперла ее на кодовый замок.
- Мы хотели сходить к Тенме до собрания, - Акрита примостилась на край стола и вопросительно посмотрела на Делас. – Или ты уже решила, что простишь его?
- Ты не передумала? – ромуланка склонила голову набок и вопросительно уставилась на Акриту. – Почему ты решила, что я не обманула вас, и это не часть какого-нибудь коварного плана? Может быть, я пытаюсь втянуть вас в какую-нибудь интригу и подставить Тенму?
- Я ничего не решала на этот счет, - серьезно улыбнулась андорианка. – Мы же хотим только поговорить, не так ли? А все остальное, что касается будущего, для меня слишком не определено.
- Но ты все же хочешь пойти со мной. Зачем? Просто из любопытства, или… - Делас не договорила и повела рукой, как бы приглашая андорианку дополнить за нее.
- Во-первых, ты не поверишь – чтобы тебе помочь и поддержать. Если тебя этот вопрос еще волнует, конечно. Во-вторых, чтобы показать самому Тенме, что нельзя так себя вести, и вообще пояснить ситуацию. Ведь если он планирует стать достойным офицером кардассианского общества, подобные ситуации должны быть для него недопустимыми.
Делас медленно кивнула, удовлетворенная ответом.
- Волнует, - задумчиво согласилась ромуланка. – Ты думаешь, он сам не понимает, что так нельзя вести себя с женщинами? Думаю, прекрасно понимает. Мне куда интереснее, захочет ли он извиняться и как поведет себя со мной… Или опять сделает вид, что ничего не помнит, как вчера. Он ведь помнил о том похищении намного больше, чем признался вам. Только вот… - Делас принялась складывать неубранную одежду стопкой, ее руки дрожали. – Только вот я боюсь к нему идти.
- Помнил о похищении? – нахмурилась Акрита. – Ну, в любом случае, ты уже не одна. Можно и еще кого-нибудь найти, из наших ребят, но ведь ты не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал.
- Не все, но больше, чем сказал, и не хотел, чтобы вы знали, - хмыкнула Делас. – Уверена, что он также не захочет, чтобы вы узнали его маленький секрет – именно поэтому я и не хочу оставаться с ним наедине. Он знает, что я его знаю, и что могу его рассказать, - она принялась за вторую стопку одежды.
Помимо довольно стандартной серой и черной одежды в ее гардеробе встречались и такие неожиданные вещи, как кружевной пеньюар, ярко-желтый купальник и длинное разноцветное платье явно кардассианского дизайна.
- Я могла бы попросить Ракара, но тогда мне придется все ему рассказать. А это не то, что он должен обо мне знать, - тихо добавила Делас, стремительно зеленея.
- Хорошо, если не Ракар, то, может быть, Артур или Освальд, или Тенек – не знаю, про какой секрет Тенмы ты говоришь, но вулканец тоже что-то знает, подозреваю, что то самое.
Делас не выдержала и рассмеялась:
- Тенек, конечно, отличный защитник! К тому же, он меня терпеть не может. Я просто не хочу оставаться наедине с Тенмой, так что и ты справишься. Тебе надо будет просто постоять с грозным видом, сможешь? Конечно, если бы ты взяла эти ваши боевые топоры, или как их там… - Делас усмехнулась. - Сомневаюсь, что Джез будет что-то предпринимать, если мы придем вдвоем… может быть, он просто извинится, и мы закроем эту тему.
- Грозный вид – это пожалуйста! – Акрита притворно насупилась и выпрямила антенны, направив их вперед в характерном предупреждающем жесте. – И да, я тоже надеюсь, что обойдется без активных действий. Ну что, пойдем? Если он еще не спит.
- Проснется, - фыркнула Делас и четко проговорила: - Компьютер, где сейчас находится Джез Тенма?
-Джез Тенма находится в каюте… - и компьютер послушно назвал номер каюты на Жилом Кольце, в которой Делас уже успела вчера побывать.
Ромуланка посмотрела на Акриту долгим взглядом, в котором промелькнула вся ее нерешительность и страх. Но вслух сказала другое:
- Ну что, идем? Покончим с этим поскорее!
- Да, - кивнула Акрита. – Пойдем.
«Значит, к просьбе Утары ночевать в каюте, выделенной проектом, он не прислушался,» - подумала андорианка. – «Или уже занялся какими-то своими делами…»


_____________
с Делас
Offline  
Вчера в 14:55:36 #107
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Они стояли перед уже знакомой Делас дверью, и ромуланка едва могла справиться с волнением – она отчетливо помнила, как вчера бежала отсюда и слышала за спиной звуки бьющегося стекла. Если бы не Акрита, она бы, наверное, уже давно развернулась и пошли прочь – идея подготовить план мести в тишине своей каюты нравилась ей куда больше. Но андорианка была здесь, и Делас не могла проявлять слабость или трусость. Поэтому решительно позвонила в дверь, пытаясь унять дрожь в руках.
- Не нервничай, все будет хорошо, - прошептала Акрита, тоже подходя вплотную к двери. – Мы же на федеральной станции, тут помощь обычно является быстро, если что.
Когда Акрита вплотную подошла к двери, она заметила, что дверь закрыта не полностью - между створками был небольшой зазор, в котором застряло что-то, не дающее двери закрыться. Приглядевшись, Акрита поняла, что это был черепок чашки.
- Странно, - сдвинув антенны, произнесла андорианка, пока на звонок еще никто не ответил. – Следы погрома?
Она указала Делас на осколок, застрявший в двери. В одно мгновение у нее промелькнула мысль о том, что все, они опоздали, на Тенму напали второй раз, подозрения Ракара оправдались, только какой теперь от этого толк… Она просунула ладонь в щель между створками, чтобы, если что, открыть дверь силой.
- Погрома? Можно и так сказать, - мрачно подтвердила Делас и вновь нажала на звонок.
Стоящая ближе к щели в двери Акрита не услышала ни звонка, ни голосов из комнаты.
- Мне кажется, нужно действовать, - тихо, но решительно сказала андорианка. В этот момент она пожалела, что с ними нет Ракара или Тенека.
- Эй, - крикнула она в щель между створками. – Там кто-то есть? Джез Тенма!
Из-за двери донеслось слабое ворчание, в котором с большим трудом можно было разобрать: “Уби...райтесь вон…”
- Так я и думала, - Делас закатила глаза к потолку и обернулась к Акрите, поясняя: - Он пьян. Как и вчера.
- Понятно, - покачала головой Акрита. По крайней мере, Тенма был жив, и у нее отлегло от сердца, когда стало ясно, что происходящее – это последствия пьянки, а не нападения с убийством. – И что будем делать? Мне кажется, разговаривать с ним сейчас бессмысленно.
- Открываем, - вздохнула Делас. – Ты можешь сбегать в нашу каюту и принести мою аптечку? Она на столе.
- Угу, - согласно кивнула Акрита. – Сначала откроем, или как?
- Да, я одна не справлюсь, - Делас критически соизмерила свою силу и дверь. А потом иронично посмотрела на андорианку, точно проверяя ее: – Или мы можем уйти, потому что это не наше дело, а разговора все равно не выйдет.
- Просто уйти было бы нехорошо. Без чьей-либо помощи он к собранию не протрезвеет, поэтому вариант либо сделать что-то самим, либо сообщить сотрудникам станции. Уж лучше самим.
Акрита еще слишком хорошо помнила, как их завернули с просьбой помочь Тенме в прошлый раз. Поэтому она решительно уперла обе руки в щель, поставила ноги пошире, и вместе с Делас они раздвинули створки чуть больше чем на полметра.
Делас взглянула на андорианку, как на очень редкое и экзотическое животное, практически не встречающееся в дикой природе, но лишь скептически вскинула бровь. Наконец, с трудом справившись с дверью, она обернулась к Акрите:
- Мы… ведь… такие… хорошие, - фыркнула она, едва отдышавшись, и напомнила: - Аптечка.
- Ага, - выдохнула Акрита, быстрым взглядом окинула каюту, тут же развернулась и бегом помчалась по коридору в сторону Стыковочного кольца.
Проводив взглядом андорианку, Делас на секунду нерешительно задержалась перед дверью, а затем, отогнав воспоминания о вчерашнем, шагнула внутрь.
В каюте было очень темно, единственный свет лился только из круглого окна - там мигали звезды и огни станции. Под ногой ромуланки что-то хрустнуло. Она заметила, что пол усеян какими-то обломками, но в темноте было трудно распознать, чем они были в прошлой жизни. Мебель выглядела темными пятнами, и находилась совсем не там, где Делас запомнила ее вчера - кроме стеклянного столика, разбитого еще в ее присутствии, как минимум одно из кресел было перевернуто.
- Компьютер, свет! - скомандовала Делас, аккуратно обходя следы разгрома. Ей бы очень хотелось, чтобы у нее с собой случайно оказался дизраптор... или хотя бы боевая андорианка. Но пока в кармане у нее лежал только вчерашний транквилизатор, который ей вернул Освальд, и это ее немного ободряло.
Свет зажегся, но лампа на потолке как-то странно мигала, как будто ей тоже досталось. Теперь Делас смогла полностью рассмотреть, во что превратилась каюта - кажется, в ней не осталось ни одного целого предмета, даже диванные подушки были вспороты, а на стенах и встроенной мебели виднелись царапины.
От окна послышался слабый стон. Ромуланка увидела, что Тенма сидит на полу у окна и пытается закрыть глаза рукой от внезапно вспыхнувшего света. Костяшки пальцев у него были разбиты в кровь, а лоб пересекала царапина.
Ромуланка остановилась, скептически оглядывая явившуюся ей картину, и хмыкнула. Акрита была права, сейчас разговор не имел никакого смысла, но злость за вчерашнее переполняла девушку, и ей было сложно ее сдержать.
- Так вот, значит, как ты проводишь время, - Делас не стала подходить ближе, вместо этого предпочтя говорить громче. - Просто гордость Кардассианского флота! Только не говори, что ты расстроился из-за того, что часть тебя оказалась менее кардассианской, чем ты думал.
-Я… не кардассианец, - пробормотал молодой человек, - И я больше не во флоте.
- Вчерашние показатели говорили другое: ты кардассианец. Ровно на половину, - не забыла добавить Делас. – Когда тебя успели выгнать из флота? Впрочем, я не удивлена.
Эта новость расстроила Делас. Как минимум потому, что часть плана ромуланки заключалась в том, чтобы самой сообщить командованию Тенмы его секрет, если его поведение ей не понравилось.
Тенма прикрыл глаза.
-Просто убирайся вон… Оставь меня… Я никого не хочу видеть.
- Не-а, - отозвалась Делас. Она с трудом подняла с пола перевернутое кресло и уселась в него, не выпуская Тенму из виду и периодически поглядывая на дверь в ожидании Акриты. – Мне все равно, что ты хочешь. Я хочу, чтобы ты извинился передо мной за вчерашнее, а для этого я должна быть уверена, что ты трезв и все осознаешь.
Из горла Тенмы вырвался скрипучий звук, в котором не сразу можно было узнать смех.
-Ну так я не трезв…
Он пошарил рукой вокруг, поднял с пола бутылку и перевернул ее донышком вверх, но ничего не произошло - канара не осталось ни капли.
-Что мне сделать, чтобы ты замолчала?
Тенма поднялся с пола, опираясь на руки и сильно пошатываясь, и двинулся в сторону Делас.
- Не приближайся ко мне! – Делас резко вскочила с места и схватила гипоспрей. Она сама не ожидала от себя подобной реакции, но, видимо, вчерашнее происшествие произвело на нее слишком сильное впечатление. 
В это время в дверь каюты влетела Акрита, нашла взглядом Делас, протянула ей аптечку и только потом шумно отдышалась.
- Да уж, - для описания обстановки в комнате она не смогла найти подходящий комментарий.
Тенма обернулся на появление Акриты, запнулся ногой о разобранную диванную подушку и рухнул под ноги Делас. Попытался подняться, но тут его лицо приняло странное выражение, плечи затряслись, и его начало тошнить.
- Подержи его голову, чтобы он не задохнулся, - бросила ромуланка через плечо Акрите. Сама она тем временем открыла аптечку – ее дальнейшие действия были совершенно непонятны андорианке, и она едва ли смогла бы сказать наверняка, готовит ли Делас инъекцию для отрезвления или какой-нибудь смертельный яд.
Впрочем, Акрита сейчас об этом вообще не думала. Ей еще ни разу не случалось оказываться в подобной ситуации, и хотя она имела общее представление о первой помощи на этот случай, но если бы была одна, то наверняка бы растерялась. Поэтому она доверилась Делас и осторожно подняла голову кардассианца, пытаясь его зафиксировать в наиболее удобном положении.
Сперва мышцы Тенмы были очень напряжены, но когда он закончил извергать на ковер и отчасти на форму Акриты содержимое своего желудка, он обмяк и его глаза закрылись.
Делас тем временем закончила со своими манипуляциями и наклонилась к лежащему Тенме с гипоспреем в руках.
- Это поможет нейтрализовать действие алкоголя, - пояснила ромуланка, вспоминая, что вчера делала себе такую же инъекцию. Когда она поднесла гипоспрей к шее Тенмы, ее руки так тряслись, что понадобилось несколько секунд, чтобы найти правильное положение и ввести вещество.
Тенма резко открыл глаза, вдохнул воздух с открытым ртом и потянулся рукой к шее, одновременно отталкиваясь от Акриты и отползая от девушек по полу.
-Что это? Что ты со мной сделала?
Взгляд юноши больше не был мутным от алкоголя, но безумие в нем никуда не делось.
- А вот теперь мы можем поговорить, - довольно проговорила Делас, убирая гипоспрей и выпрямляясь. – Мне плевать на то, что здесь произошло этой ночью, но я хочу получить твои объяснения вчерашнему… вчерашней… Ты понял. И если ты попробуешь что-то со мной сделать, она тебя ударит, - ромуланка указала на Акриту. – Она очень сильная!
Андорианка тем временем кое-как отряхнула свою форму, встала и, скрестив руки на груди, смотрела на кардассианца если не очень-очень грозно, то по крайней мере с явным неодобрением.
-Что ты хочешь от меня услышать? - воскликнул Тенма, глядя на ромуланку снизу вверх, - Что мне жаль? Что я раскаиваюсь, что едва не сделал с тобой то, что мой отец сделал с моей матерью? Потому что как ты думаешь - как я появился на свет? Ну, ты можешь быть довольна, потому что мне жаль! Обо всем! В том числе о том, что я оказался таким же, как мой отец! И меня сейчас тошнит от самого себя, от самого существования такого извращения. Ты можешь радоваться, потому что тот, кто тебя обидел - полностью раздавлен и потерял все. Надежды на блестящую карьеру на Родине, на нормальную кардассианскую семью - все исчезло! - молодой человек ударил окровавленным кулаком об пол, - “Семья - это все”, - процитировал он и скривился, - Все оказалось ложью. Скорее реманец станет вашим консулом, чем вонючего полу-баджорца признают в вооруженных силах Кардассии. Скорее планета Ромул взорвется, чем благовоспитанная кардассианская девушка из хорошей семьи составит мне пару… Черт, я даже не знаю, могут ли такие уроды, как я, вообще размножаться! Надеюсь, нет! Надеюсь, я достаточно биологически ущербен, чтобы эта история закончилась на мне! Так что считай себя отомщенной, повернись ко мне спиной и уходи. Можешь заявить в службу безопасности, хуже все равно не будет.
- Да, считаю, что ты себя достаточно наказал, - кивнула Делас, но уходить не спешила. Она вернулась в кресло и уже оттуда продолжила: - Но это не значит, что хоть что-то из сказанного выше тебя оправдывает. Ты не имел права так себя со мной вести! Но я не буду сообщать твоему командованию о том, что узнала вчера…  И ты тоже можешь этого не делать. Остальных, я думаю, этот вопрос занимает так же мало, как и меня, - она посмотрела на Акриту в подтверждение своих слов. - Ты же можешь заниматься самобичеванием, сколько угодно – здесь я никогда не смогу тебя понять. И не захочу.

_____________
с Делас и Тенмой
Offline  
Вчера в 14:56:22 #108
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Акрита слушала Тенму сначала с полным непониманием, и лишь к концу его монолога до нее стал доходить смысл сказанного. Она и представить себе не могла, что в их обществе существуют такие сложности и предрассудки касательно чистоты расы, и от всей души надеялась, что Тенма все-таки преувеличивает. Она согласно кивнула Делас, когда та обратилась к ней за подтверждением. Для нее самой происхождение вовсе никак не влияло на отношение к кому бы то ни было, но если уж для карьеры и будущего Тенмы нужно сохранить этот факт в секрете, то конечно она так и сделает.
- Разумеется, мы никому ничего не скажем, - несколько смущенно произнесла она, не расслабляя, впрочем, своего грозного вида. – Но, может быть, все не так страшно? Внешне ты выглядишь обычным кардассианцем, и если до сих пор никто ничего не знал, то пусть и дальше так будет.
Тенма затравленно посмотрел на Акриту.
-Я не могу жить ложью! Мне бы пришлось постоянно оглядываться через плечо, ожидая удара в спину, и следить за каждым своим шагом. Это даже не мое настоящее лицо! И я даже не знаю, смогу ли сохранить его без постоянного вмешательства доктора Глессина! - Тенма схватился за голову, - Делас, ты видела доказательства… Значит, все те случаи за много лет, когда доктор лечил меня, погружал в сон, а потом я не помнил несколько часов - это были операции, когда мое лицо и тело перекраивали до неузнаваемости, превращая в красивую куклу для удовлетворения амбиций моего отца… Это отвратительно….
Тенма завалился на бок и зашелся в новом рвотном позыве, но его желудок был уже пуст.
На мгновение на лице Делас появилась эмоция, похожая на жалость, но не задержалась там надолго.
- Хорошо, пусть так. И… что ты собираешься теперь делать? Ну кроме того как пить и громить каюту, - ромуланка выразительно обвела взглядом следы бурной ночи. – Если ты продолжишь всех настраивать против себя и наживать себе врагов, как уже сделал со мной, это тебе не поможет.
Тенма повернул голову и посмотрел на ромуланку, затем вытер рот. Его лицо было мокрым от слюны и пота, а темные волосы в полном беспорядке.
-Делать? Не волнуйся, тебе больше не придется беспокоиться обо мне и о том, что мое лицо каждый день будет напоминать тебе о случившемся. Я сделаю то, что делает любой бастард без рода и племени - отправлюсь в Пустоши и наймусь на первый попавшийся корабль.
Делас встретилась взглядом с Акритой, а затем медленно поднялась со своего места.
- Отличный план, - фыркнула она. – Ты ведь не думаешь, что я брошусь тебя останавливать, правда? Может быть, ты смог вызвать у меня жалость, что получается не у каждого, но будь я на твоем месте… да я была бы счастлива, если бы моя мать была кем угодно другим! Хоть вулканкой, хоть теллариткой, лишь бы не тем, во что она меня превратила! - выпалила она, решительно направляясь к двери. – Акрита, идем, похоже, этот разговор закончен! 
Акрита не знала, что сказать – ни Тенме, ни Делас, но чувствовала, что просто так оставить все это нельзя. На ее глазах происходило что-то, противоречащее всем ее представлениям о цивилизованном, сознательном обществе, и всей глубины проблемы она понять по-прежнему не могла. Но и оставить вот так – тоже. До сих пор ей не приходилось лично общаться с Тенмой, однако сейчас явно было не время для любезностей, и Акрита сама не заметила, как вслед за Делас перешла на "ты".
- Послушай, Джез, а давай сейчас не будем решать все сразу? – начала она, стараясь говорить с максимальной убежденностью. – Прямо сейчас тебя никто не судит, ниоткуда не выгоняет, не преследует, наоборот, я уверена, что здесь, в проекте, никто не будет тебя презирать за то, кем и как ты родился. Твоей вины в этом нет! До сих пор тебя все уважали и дружили с тобой, не из-за твоего происхождения, а из-за того, как ты с нами общался, как поступал, и поверь, очень много таких и людей, и не людей, которым абсолютно все равно до твоих генов! И тебе обязательно найдется достойное и интересное место в жизни. Пусть не так, как представлялось тебе и твоему отцу. По-другому. Но найдется, я уверена. И будут те, кто захочет с тобой дружить, и любить тебя, со всем этим. Да и сейчас они есть! Вот мы все, - она покосилась на Делас, но убежденности не сбавила. – мы все готовы считать тебя другом совершенно не глядя ни на твои гены, ни на лицо, ни тем более на что-то, что делали твои родители. Если не веришь мне, спроси у всех. У каждого. У Освальда, у Ракара, у М'Коты… У всех! Приходи на собрание, в 12, это уже скоро. Пожалуйста.
- Нет, Джез Тенма, не готовы, - жестко сказала Делас, останавливаясь у двери. – Но не из-за того, что ты наполовину баджорец, а из-за того, как ты повел себя со мной.
-Делас права, - негромко сказал Тенма, встретившись взглядом с девушкой, - Все сложно. Скажите на собрании, что я не приду, чтобы меня не искали. Я… нет, не я, а благородный гил Тенма - приехал сюда, чтобы представлять в проекте свое государство. Чтобы Федерация, Ромуланская и Клингонская империи получили из этого пользу и научились общаться с представителями Кардассианского союза. Но бастард Джез - не кардассианец, он больше не может официально никого представлять. Мое присутствие в проекте не имеет смысла, потому что мы все здесь ради важной и конкретной работы, а не для просто приятного общения и дружбы.
- В таком виде ты точно никого представлять не можешь, - фыркнула Делас. – Приведи себя в порядок! Кардассия и без тебя уже достаточно дискредитировала себя на этой станции. Хорошо, мы передадим, что тебя не будет, - кивнула она и проговорила уже чуть менее враждебно: - Но лучше тебе самому поговорить с координатором. Иначе она снова поднимет нас на ноги и заставит искать тебя по всей станции.
Акрита повернулась к ромуланке и серьезно посмотрела на нее.
- Делас, но ведь ты тоже повела себя плохо с нами. И тем не менее это не значит, что никто и никогда не назовет тебя другом. Это все можно исправить, можно начать вести себя иначе, и тогда относиться тоже будут иначе.
Затем перевела взгляд на Тенму:
- Одна из главных задач нашего проекта, если не самая главная – это дружба. Общение и совместная работа. Причем не с какими-то конкретными лицами с хорошей родословной, а со всеми, это важно для будущего всего Квадранта. Находить взаимопонимание и помогать друг другу, а не просто "официально представлять". Конечно, Джез, если ты и дальше будешь вести себя так, как поступил вчера с Делас, то с тобой дружить не будут. Но ты же можешь и по-другому! Так что да, приводи себя в порядок, и, все-таки, приходи на собрание. Так будет лучше для всех, а дальнейшее как-нибудь решится.
Тенма тоже посмотрел на ромуланку:
-Она это серьезно? - он кивнул в сторону Акриты, - Федераты иногда такие… наивные. Я поговорю с координатором, позже. А чтобы тебе поверили на собрании, можешь вернуть ей это…
Тенма потянулся к своему карману, достал золотистую федеральную дельту и бросил ее ромуланке.
- Боюсь, что серьезно, - губы Делас скривились в улыбке. Она не смогла поймать дельту, и та упала к ее ногам. Ромуланка нагнулась и подняла металлический предмет, уже второй раз за два дня оказавшийся у нее.
Делас нажала на кнопку открытия двери, поудобнее перехватила свою аптечку и кивнула андорианке:
- Идем.
Дверь не сработала, створки так и остались в полуметре друг от друга, как их ранее раздвинули Делас и Акрита.
-Я ее вроде как сломал, - предупредил молодой человек.
Акрита вздохнула, грустно посмотрела на кардассианца, покачала головой и пошла к двери вслед за ромуланкой. Да, она была наивной, но не стыдилась этого. А еще она признавала, что существуют вещи, которые невозможно доказать – ни хитростью, ни наивностью, их может открыть и расставить по местам только сама жизнь. Она сомневалась в том, что может сейчас сказать еще что-то важное и правильное, но очень надеялась, что кто-нибудь из товарищей или советник Рилл – сможет.
Делас обернулась через плечо, внимательно глядя на Тенму, кивнула своим мыслям и вышла коридор, пропустив Акриту вперед. Она шла намного медленнее андорианки – то ли специально, чтобы держать дистанцию, то ли потому что не могла быстрее.

________________
с Делас и Тенмой
Offline  
Вчера в 20:56:56 #109
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната


М’Кота довольно много времени провела со своей семьёй, прежде чем оказалась снова предоставленной самой себе. Она и не думала, что успела так соскучиться по своему буйному семейству и первые шаги из каюты, которую забронировала Наара, безотчётно улыбалась, перебирая в голове всякие приятные мелочи из последнего получаса. И всё же ничто не длится вечно, а если вас мучает совесть, то период радости скукоживается ещё быстрее. М’Коту мучила совесть за невольную проделку с Освальдом, а поскольку она привыкла всё решать напрямую и безотлагательно, то справившись у ближайшего терминала, где обретается кадет Макдауэлл, клингонка направилась туда. Туда – то есть в Кварк’с.
Освальд сидел за столиком в углу в окружении пустых кружек из-под рактаджино. В руках он держал падд, на котором была открыта созданная им диаграмма ключевых моментов в истории Федерации - кадет упорно готовился к предстоящей презентации. Идея, которую он придумал, казалась слишком мудрёной, поэтому надеяться на то, что остальные выберут именно её не стоило, но... чем чёрт не шутит!
М’Кота подошла к столику Освальда, шумно потопталась за спиной, потом решительно села напротив.
– Ну, я не нарочно! – покаянно сказала она. – Хочешь, буду целую неделю варить тебе рактраджино по утрам? Или куплю ящик лучшего бладвайна?
– Удивительно! - ехидно проворчал Освальд, внимательно посмотрев на клингонку. - Я был уверен, что ты скажешь что-то вроде: "Воину надлежить быть готовым подняться по тревоге в любое время", - а потом ещё заявишь, что это я тебе должен по утрам рактаджино варить за такую заботу о моей готовности! Нет уж! Я уже пообещал, что поквитаюсь с тобой - значит поквитаюсь, это теперь, как бы ты сказала, дело чести!
– А, ну если ты обещал... – проятнула М’Кота. – Я, правда, впервые об этом слышу, но поверю на слово. И ты упустил прекрасный шанс заполучить мой рактаджино, так что можешь уже начинать кусать себе локти. А «быть готовым подняться по тревоге» и «эта сволочь не дала мне досмотреть мой сладкий сон» – очень разные вещи! И одно другому абсолютно не мешает.
– Я тебе почти сразу сообщение написал, - просвятил клингонку Освальд, а потом слегка потупил взор, - а вот сон мой точно сладким назвать нельзя. Странным, необычным, даже безумным - это да, но точно не сладким. Как обычно, в общем... может, пойдём в голокомнату? Я бы сейчас с радостью пострелял по инопланетным противникам посреди руин!
– Давай! – оживилась М’Кота и, посерьёзнев, спросила: – У тебя что, неприятности? Если что-то тянет за душу, можешь мне рассказать, ты же знаешь, я могу быть немее камня.
– Не считая того, что я стал часто подмечать свои ошибки в недавнем прошлом, у меня всё нормально, - чуть подумав, ответил Освальд, направляясь к голокомнате, - сейчас я просто хочу мозги прочистить - от задания уже дым из головы идёт, как говорят на Земле. А у тебя что нового? Выглядишь ты... хм, не такой уж и суровой - значит у тебя хорошее настроение!
– А, так ты взрослеешь! – усмехнулась М’Кота. – У меня отличное настроение... и изрядно вздрюченное. В ближайшие дни на станции будет очень... клингонно, и всё из-за меня. Потому что... потом скажу почему! – весело оборвала себя девушка. – Не так долго осталось ждать, всего лишь до брифинга.
– А, вот как это, значит, называется - взросление! - фыркнул землянин. - Осталось построить дом, посадить дерево и воспитать сына... Стоп-стоп-стоп! На всей станции будет, как ты выразилась, клингонно, или только рядом с тобой? Потому что если на всей... я бы на это посмотрел! Если рядом с тобой, то тоже посмотрел бы, но просто с интересом, а в первом случае - ещё и с ужасом! У меня прямо сейчас в голове нарисовалась картина соревнования по поеданию кровавых пирогов между Делас, Хеной, Акритой и координатором Рилл...
– Везде! – осчастливила Его М’Кота, – И на станции вообще, и рядом со мной. Там, – она махнула рукой примерно в направлении пристыкованного клингонского корабля, – целый клингонский корабль, и одна его смена уже гуляет по станции.
– А, ну это тогда ещё не так страшно, - облегчённо вздохнул Освальд, - лишь бы только к нашим ромуланцам не цеплялись. А я уже подумал, что вы тут всю станцию решили заполонить и познакомить всех с клингонским образом жизни в добровольно-принудительном порядке. Видимо, недосып сказывается, и в голову лезут странные и безумные мысли... - язвительным тоном добавил он.
– Да уж! Годами мы об этом мечтали, ночей не спали! – сладким и язвительным голосом прокомментировала М’Кота. Когда вокруг появился серый постапокалиптический пейзаж, она деловито спросила:
– Хочешь реванша, или в этот раз попробуем кооператив?
– Знаешь, а давай! - охотно согласился землянин, а потом резко схватил клингонку за плечи и, сделав пафосно-серьёзное лицо, проговорил:
– Итак, вводная: в качестве выпускной работы, участники проекта "Альфа" были направлены на планету, где за пару месяцев до этого бесследно пропали два археологических корабля - ромуланский и кардассианский - исследовавших останки погубившей саму себя цивилизации. Отважная молодёжь не знала, что под поверхностью планеты обитало гигантское растение, способное при продолжительном пребывании поблизости подчинять своей воле разумные существа. Участники разделились на пары и спокойно шагали по руинам и делясь впечатлениями об увиденном, как вдруг связь с остальными оборвалась, и участники Освальд Макдауэлл и М'Кота, дочь Наары оказались одни, в окружении потерявших волю, но не навыки самообороны, археологов и их охранников. Землянин и клингонка должны победить или погибнуть.
– Вперёд, мой боевой товарищ! – сказала М’Кота сперва шутливо, а затем, словно входя в роль, проникновенно произнесла:
– Сегодня хороший день для смерти, землянин!
– И почему бы не сказать, что сегодня хороший день для победы или хотя бы для убийства врагов?.. - пробурчал Освальд, хватая появившееся оружие. - Кстати, ты так и не сказала, почему клингонно будет ещё и вокруг тебя? Не считая очевидного, конечно.
– А, вы все неправильно понимаете эти слова! – рассеянно сказала М’Кота осторожно высовываясь из укрытия, чтобы поискать взглядом «безумных археологов». – Конечно, они означают в том числе и готовность умереть при необходимости, но смысла в них намного, намного больше... – дизрапторный выстрел раскрошил камень в миллиметре от плеча клингонки и на какое-то время им стало не до философских диспутов, поэтому на второй вопрос клингонка ответила в момент первого затишья:
– Потерпи, я же сказала, что объявлю на брифинге. А что ты считаешь очевидным?
– Ну, что ты собираешься провести какое-то время вместе с кем-то из этого экипажа, - пояснил Освальд, когда, вроде бы, появилась передышка, но тут же рядом снова зазвучали выстрелы, и кадету пришлось спешно договорить, чтобы потом спокойно отстреливаться. - Иначе ты бы не говорила об этом в таком ключе. Ладно, подожду совещания. Надеюсь, там мы не обнаружим, что Тенек пропал бесследно! Кстати, мысль: давай-ка создадим в нашей команде что-то вроде группы телохранителей, которые как раз в таких ситуациях и будут нужны? Чтобы были рядом, всё время наготове и тому подобное...
– А ещё лучше будем ходить по станции строем, на страх врагам! – рассмеялась М’Кота. – Но на меня можешь рассчитывать: готова хранить любое тело, которое ты вверишь моим заботам.
Ещё некоторое время противник слишком плотно занимал их внимание, затем снова наступила передышка.
– То ли ты что-то подкрутил в своей программе, то ли они сами такие умные, но я нутром чую, что эта перестрелка скоро перерастёт в окопный бой, – поделилась она впечатлениями от перемещений противника и его отвлекающих манёвров.
– Не хочешь затягивать процесс? - усмехнулся Освальд. - Будь по-твоему! Компьютер, установить режим поведения противника на "Крайне агрессивный"!
Тут же с трёх сторон сразу начали непрерывно стрелять, не давая землянину с клингонкой высунуться. При этом, примерно оттуда же отделилось по несколько фигур, перебежавших к естественным укрытиям, находящимся ближе к участникам.
– Чёрт, кажется, я перестарался...
_______________
с Освальдом


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
Вчера в 20:58:25 #110
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната

 
– Что может быть прекраснее хорошей потасовки? – риторически вопросила М’Кота и добавила: – После таких двойных новостей, как вчера, для успокоения души надо разнести оба этажа Кварк’с или хотя бы вот этих вот «крайне агрессивных» приятелей. Не то, чтобы я была сильно потрясена или расстроена, но есть пара вещей, которые свербят в мозгах как пара лазерных свёрл.
– Четверных, я бы сказал, - проворчал землянин, - похищение Тенмы, опасность для Тенека, убийство коммандера Мори, а заодно и то, что Толан принудили к этому всему, то есть за всем этим стоит что-то куда более зловещее...
Кадет прорычал нецензурное ругательство, которое универсальный переводчик не стал обрабатывать, после чего, словно стараясь выместить свою моментально проснувшуюся злость на голограммах, стал палить по всем, кто хоть чуть-чуть выглядывал из укрытия, не всегда заботясь о собственной безопасности.
– А хуже всего то, что гарантированно разрешить хоть что-то мы пока не можем - приходится терпеливо ждать, а это, порой, тяжелее всего!
– У тебя холодное оружие есть? – отвлеклась от темы М’Кота. Вопрос был своевременный, потому что условные враги наседали безостановочно и падали всё ближе и ближе к укрытию.
– Компьютер, включить блокировку энергетического оружия на поле боя и создать боевой нож и...? - Освальд повернулся к клингонке, ожидая, что она сама назовёт оружие для себя.
– Да у меня всё с собой, – безмятежно успокоила его М’Кота. – А зачем отключать энергооружие? Они и так через пять-десять минут начнут крошить нас в мелкое крошево.
– Чтобы сюда прибежали даже те, кто вёл огонь на подавление - хочу отправить в могилу всех до одного! - окончательно взбесившись, прорычал Освальд. Было видно, что клингонка разбудила в нём ту злость, которую он изо всех сил старался сдерживать и весь вчерашний день, и сегодня утром. Схватив появившийся нож, землянин встал в стойку, нетерпеливо ожидая первого врага.
– Эх, всё-то объяснять надо! – вздохнула М’Кота. – Они и так сюда придут, но с энергооружием будут вдвое опаснее. Но пусть! Будем считать, что включилось какое-нибудь поломанное местное оборудование... Держись, братишка, сейчас попрут!
– Потом поспорим, враги уже здесь! - крикнул Освальд, и тут же бросился навстречу кардассианцу, первым прорвавшемуся к ним. В шаге от врага, кадет резко остановился, и удар голограммы прошёл мимо, зато сам землянин тут же вонзил нож в шею агрессивного врага, и тот моментально исчез. - Ну иди сюда ты, чешуйчатый... - последнее слово переводчик опять оставил без обработки.
Следующих двух М’Кота приколола метательными ножами – одного в шею, другого в глаз, а потом (в правой руке д’к-таг, в левой – подобранная под ногами арматура) двинулась врукопашную. В этот момент, пожалуй, только борг с киборгизированной «клешнёй» выглядел бы страшнее.
Не имея клингонской физиологии, а заодно и клингонских привычек, Освальд вёл бой иначе: не позволял врагу подойти вплотную и старался наносить всего один удар, зато точный. Однако, количество врагов прибывало, и долго так продолжаться не могло. С каждым "убитым" врагом кадет чувствовал, что его потихоньку отпускает. Пусть поверженные голограммы не могли ни вернуть коммандера Мори, ни освободить Толан и снова сделать её координатором, ни гарантировать безопасность Тенеку, ни решить другие проблемы, так или иначе касающиеся их проекта, зато они помогали воспринимать случившееся спокойно, не завязывая самого себя в узел и не рискуя внезапным срывом в самый неподходящий момент. Особенно когда количество проблем с каждым днём только увеличивается.
Когда первая волна атакующих схлынула, М’Кота подобрала метательные кинжалы (один упал на землю, другой застрял в деревянной балке) и невольно улыбнулась: бескровная федератская программа! Впрочем, критиковать она не стала.
– Ну, положим, с убийством мы ничего уже не можем сделать, – сказала она, в продолжение прерванного разговора. – Что вы могли, вы сделали вчера, когда ходили в СБ. И Тенека твоего никто не съест: приглядим за ним вполглаза, пока этот доктор не свалит к себе на Кардассию, не вечно же он будет тут сидеть. А вот глинн Толан... – М’Кота подбросила на ладони д’к-таг и сдвинула брови. – Я всё уговариваю себя, что она - не клингонка, что всё это сложнее, чем нам представляется, но если бы я знала, что она перед убийством смотрела коммандеру в глаза, а не стреляла в спину, мне было бы проще ей сопереживать. Так что меня сейчас беспокоят две вещи: глинн Толан и Джез Тенма. И меня злит, что и с одной, ни с другим я ничего не могу понять и ничего не могу сделать.
– Нельзя позволять этой злости взять над нами контроль, - пробормотал Освальд, прислонившись к ближайшему камню, - чувствую, что буду часто приходить сюда. Родные сказали бы, что я избрал странный способ успокаивать нервы... или это ты на меня так плохо влияешь? - впервые с начала разговора о последних событиях землянин улыбнулся. - Смотри! А наши враги не унимаются! Покончим с ними и пойдём на совещание, - кадет вновь приготовился к бою.
– Я хорошо на тебя влияю! – делано возмутилась М’Кота. – Смотри: тебя больше суток мучила противная, слабая злость, точила тебя и ковырялась в тебе, как червяк в зилм’кахе. Когда ты выйдешь отсюда, твоя злость будет здоровой и сильной. Когда ты начнёшь злиться, ты захочешь свернуть горы, а не брюзжать и гавкаться. Можешь поверить, я много раз испытывала это на себе!
– Сама сейчас ворчишь, а я ведь просто пошутил, - фыркнул Освальд.
М’Кота фыркнула:
– Я не ворчу... я тебя морально... поддерживаю... как это у вас принято... говорить! – она говорила уже с длинными паузами, каждая пауза – парирование или удар. «Безумные археологи» снова пошли на приступ.
 
* * *
 
Через полчаса враги закончились. М’Кота села на какой-то обломок и от души потянулась.
– Хорошее получилось утро! – сказала она, оглядываясь вокруг. – Что ты там говорил про злость и контроль? Это ты просто так, для той же «моральной поддержки» или у тебя есть какие-то идеи на счёт того, что мы могли бы предпринять?
– Только одна: как только начинаешь злиться... если не можешь решить проблему, надо срочно идти сюда, - тяжело дыша, ответил землянин, - или искать что-то аналогичное. Спасибо, подруга, я наконец-то отвёл душу, как у нас говорят. Давай-ка быстро сходим в душ и пойдём на презентацию - уже пора!
– Да, уж! – вздохнула М’Кота, – Иногда только это и спасает. – Она сверилась с часами и присвистнула: – Ты прав! А я надеялась отпраздновать победу кружкой багхола... Какой уж тут багхол, успеть бы!
– Успеем ещё отпраздновать! - решительно произнёс землянин, завершая программу. - Вечером можем встретиться и...
Кадет задумался, но потом мотнул головой и пошёл в сторону выхода, на ходу бросив:
– В общем, там видно будет. Последние дни у нас сюрприз за сюрпризом - лучше не загадывать!
__________________
с Освальдом



Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8]
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS