* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 10 2018, 01:39:24 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 3
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
30 12 2016, 19:34:13 #0
Сатал

Паутина

Господа, мы доиграли альтернативку. Совершенно неожиданно просто небольшая любовная история превратилась в целый рассказ с финалом, которого я сам не ожидал. Я хочу поблагодарить Тенека, Утару и М’Коту за согласие помочь мне с отыгрышем, который был для меня важен. Поблагодарить Акриту за готовность поучаствовать, хотя занятость и не позволила ей. Ракара и Освальда - за согласие обменяться соседями, без этого не было бы всех этих интересных диалогов с Тенеком. Очень понравился эпизод в художественном магазине - один из моих самых любимых. А также поблагодарить мастера за разрешение использовать Курша, хотя он нам в итоге и не понадобился.
Желающие скачать рассказ одним файлом могут пройти по одной из ссылок:
Документ WORD, 3,24 МБ
Документ PDF, 2,55 МБ
Надеюсь, при прочтении вы получите удовольствие.

Роли исполняли:
Сатал - Сатал.
Настя - Сатал.
Броненосец Федя - Сатал.
Тенек - Тенек.
М’Кота - М’Кота.
Утара - Утара.
Мистер Фром - Сатал.
Кара Бохра - Тенек.
Кара Морин - Тенек.
Мистер Кага - М’Кота.

Гримёр, художник-оформитель:
Сатал
Тенек

Авторы сценария:
Сатал
Тенек
« Последнее редактирование: 31 12 2016, 00:00:03 от Сатал »

Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 19:44:20 #1
Тенек

Re: Паутина

В этом эпизоде...
...на фоне бандитских разборок вспыхивает любовь...
...клингоны рассказывают истории и дают советы...
...вулканец загадочно молчит...
...гадание предсказывает неожиданный поворот событий...
...а «заколдованная» геологическая миссия снова не состоится!


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
30 12 2016, 20:18:01 #2
Сатал

Re: Паутина



Предисловие

Во время фуршета Сатал знакомится с земной девушкой по имени Настя, которая на станции проездом. Молодые люди сразу начинают симпатизировать друг другу. Узнав, что Сатал находится под домашним арестом, Настя обещает его навестить.


Вместо эпиграфа

В лазарете появился паук. Настоящий рыжий паук с настоящей паутиной. Чем он питался, оставалось загадкой – насекомых в стерильном помещении не было и быть не могло. Что делать с пауком, тоже было загадкой: принципы не позволяли Тенеку убить живое существо без веской причины, а выслать паука со станции было слишком сложной операцией для такой маленькой проблемы. Некоторое время вулканец пытался решить моральную дилемму, а потом выяснил, что это была голограмма. Безобидный розыгрыш со стороны персонала лазарета, и это, конечно, снимало проблему, но не давало ответа на вопрос, что делать с настоящим пауком, если он вдруг объявится.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 20:19:02 #3
Сатал

Re: Паутина

***
До начала вечерних презентаций оставалось полчаса, и Сатал сел в медитацию. Будет ли его выступление последним, что он успеет сделать в рамках проекта? И если да, то как его запомнят все те, с кем он здесь работал? Он закрыл глаза, замедляя дыхание, и тут в дверь позвонили.
Юноша удивлённо взглянул на часы: для прихода охранника было ещё рано, и он звонить не стал бы. Все другие потенциально возможные визитёры вряд ли выбрали бы это время. Сатал встал и подошёл к двери.
На пороге стояла невысокая синеглазая девушка с тарелкой ягод.
– Настя? – проговорил юноша несколько растерянно. Впрочем, сюрприз оказался приятным. Она запомнилась ему ещё с фуршета, но Сатал не предполагал, что она может нанести визит.
– Я же говорила, что зайду, – улыбнулась Настя. – Ну, можно мне войти или ты будешь их есть на пороге?
– А? Да, конечно… – пробормотал юноша, отходя в сторону. Похоже, прерванная медитация сказывалась на нём не лучшим образом. – Я думал, ты…
– Что я? Обманула? – Настя удивлённо подняла брови.
– Нет, – смешался Сатал, – просто… Я посчитал, что это была формальность… дань вежливости, как принято у эмоциональных…
– Дань вежливости – пообещать и не прийти? – изумилась Настя. – Хорошее же у тебя мнение о нас, эмоциональных!
Сатал промолчал. Вышло и в самом деле как-то глупо. Настя тем временем прошла к столу и поставила тарелку.
– Когда тебя отпустят? – окликнула она юношу.
– Не знаю, – неловко ответил Сатал. – Слушание вышло неоднозначным.
Отпустят ли его вообще? – подумалось вдруг.
– А это что? – девушка озадаченно смотрела на накрытую салфеткой тарелку. То, что в ней находилось, больше всего напоминало морскую гальку, но занимать ею посуду?..
– Фол-хо-ра, – Сатал подошёл ближе и приподнял край ткани. – Это вулканские ритуальные хлебцы, которые едят во время прохождения Колинара. Я испёк их для своей презентации.
– Сам? Ты умеешь готовить?
– Все вулканцы умеют готовить. Прийти в чужой дом и не уметь отплатить хозяевам за гостеприимство считается дурным тоном.
Настя кивнула.
– Не могу воспринимать тебя как вулканца, – призналась она. – Ты такой… земной, – девушка улыбнулась. – А что это за ритуал, про который ты будешь рассказывать? Про него рассказывают все?
– Все рассказывают разное, – ответил Сатал. – Мы должны рассказать что-то о своей планете, что-то важное для нас. Я решил рассказать про Колинар, это ритуал отказа от эмоций, потому что по окончании проекта, вернувшись на Вулкан, я собираюсь его пройти.
– Ты хочешь отказаться от эмоций? – удивилась Настя. – Зачем?
– Я решил выбрать путь логики, – пояснил юноша.
– И что? Одно другому мешает что ли?
– Эмоциональная вовлечённость зачастую не даёт трезво оценивать события и принимать адекватные решения.
– Лечим головную боль гильотиной? – усмехнулась девушка и горестно вздохнула: – Какая глупость!
Лицо Сатала сделалось непроницаемым.
– И тем не менее, именно эмоциональная вовлечённость привела к тому, что я сейчас нахожусь под арестом, – сухо заметил он. Потом, смягчившись, добавил: – Если хочешь, приходи на мою презентацию и послушай. Тебе станет всё намного понятнее.
– Я с радостью! – просияла поникшая было девушка. – А когда?
– Она начнётся через полтора-два часа в голокомнатах.
– Через полтора-два, сегодня? – переспросила Настя. Улыбка снова сошла с её лица. – Извини, я в этот раз не смогу… Мне бы очень хотелось, правда, – добавила она виновато.
В этот момент дверь в каюту открылась и на пороге показался охранник.
– Мне тоже пора, – Настя пожала плечами. Направившись, было, к выходу, она остановилась: – Может, ты покажешь мне позже?
– Это возможно, – согласился Сатал и, взяв с тарелки два хлебца, протянул гостье: – Возьми. Их можно попробовать и без презентации.
В конце концов, это было логично.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 20:19:52 #4
Сатал

Re: Паутина

***
Настя вернулась к себе в каюту и села за терминал. Будь у неё выбор, она предпочла бы пойти посмотреть на этот странный Колинар, о котором говорил Сатал. Но выбора не было. Не то чтобы особого – никакого. Если она не выйдет на связь, всё кончится очень быстро и очень плохо. Девушка посмотрела на лежащие на столе хлебцы, осторожно взяла и надкусила один. Под твёрдой корочкой он оказался мягким и пресным на вкус. Наверное, это что-то значило, подумалось ей. Не зря же хлебец ритуальный. Фол-хо-ра, так он их назвал? Она улыбнулась.
Землянин. Землянин, а вот считает себя вулканцем. Впрочем, что тут особенного? Вот она на Земле никогда не была, да и родилась где-то в перелёте между станциями – по крайней мере, так говорила мама, когда ещё была жива, Настя лишилась её в раннем детстве. Отец утвержает, что это был несчастный случай, но она-то слышала его разговоры… Тогда она ещё не понимала, что такое Орионский Синдикат. А она сама, хотя никогда не была на Земле, считает себя петербурженкой. Когда-нибудь она, может быть, даже увидит этот город наяву, а пока у неё есть голопрограмма, и нет ничего плохого в том, что в реальности всё несколько иначе, потому что каждый создаёт свою реальность сам. В свободное от обязанностей время…
Вызов не заставил себя ждать.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 20:21:33 #5
Сатал

Re: Паутина

***
Настя рисовала. Вокруг по столу были разбрызганы капли акварельной краски, и сами руки её были в разноцветных пятнах. Ей нравилось это занятие. Если бы не обстоятельства, она могла быть стать, например, художником. Зато сейчас, создавая на листе мир яркого душистого лета, она словно уносилась из этой реальности.
Отвлёк звонок в дверь. Положив кисть на край стола, девушка обернулась и крикнула:
– Войдите!
На пороге стоял Сатал.
– Меня отпустили, – сообщил он, рассматривая измазанные краской руки. – И я остаюсь в проекте.
– Сатал! – просияла Настя. – Это замечательно! Заходи.
Она взяла его за руку и потащила в комнату столу, где лежал рисунок.
– Садись. Я скоро закончу.
– Это что? – поинтересовался юноша.
– Пейзаж, – она, улыбнувшись, пожала плечами. – Где-то на далёкой планете. Луг и розовые облака. Нравится?
– Это… выглядит эстетически очень привлекательно, – согласился Сатал.
– “Выглядит эстетически привлекательно!” – Настя рассмеялась. – Сатал, по-русски это называется “красиво”!
Она взяла кисть и прополоскала её в банке, прежде чем набрать краски.
– Ты умеешь рисовать? – поинтересовалась через время девушка, накладывая мазки. Следивший за её движениями Сатал ответил:
– На вулкане дают всестороннее образование.
Помолчав, он почему-то спросил:
– Ты хочешь стать художником?
Настя посмотрела на него и грустно улыбнулась.
– Я бы хотела…
– По-моему, у тебя хорошие данные, – не понял причины её грусти юноша. Но Настя поспешно перевела тему:
– Может, покажешь мне Вулкан? У тебя есть голопрограммы?
– Их нетрудно найти или попросить прислать из дома. Здесь у меня только про Колинар. Но голокомнату нужно бронировать заранее.
– Тогда пойдём погуляем по променаду? – предложила девушка. – Я как раз закончила.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 21:00:54 #6
М’Кота

Re: Паутина

Обеденный перерыв был для Променада жарким временем – одной из тех частей баджорского дня, когда кафе и магазины переполнялись народом, по просторному кольцу главной «улицы» двигалась пёстрая толпа, а лёгкие переносные лотки появлялись повсюду, где можно было приткнуться. Не было глупцов, которые закрыли бы магазин или ресторан в обеденный перерыв или в конце смены! Можно было бы побиться об заклад, что никто не знал расписание дежурств на станции, лучше, чем торговцы, – побиться об заклад и выиграть.
Когда наплыв людей схлынул и добрая половина столиков опустела, Кага выглянул на Променад, чтобы поглазеть на толпу и не в последнюю очередь, чтобы выцепить взглядом кого-нибудь из приятелей. После прилива всегда бывает отлив, во время прилива едва успеваешь поворачиваться, зато во время отлива лучше всего принимать хороших знакомых: можно прохаживаться по залу вальяжно и без спешки, а если захочется – вволю почесать языком с хорошим человеком.
Итак, Кага выглянул на Променад и раз, и другой, и третий... и в конце концов увидел молодого чудика, которого мысленно прозвал «Мастером Внезапности» и «Тихоней». Клингон окликнул его и призывно махнул рукой.
Мастер Внезапности вместе со своей спутницей в это время изучали лотки со всяческой мелочёвкой, привезённой с разных планет – камни, ракушки, статуэтки. Настя вертела в руках разноцветный камень, похожий на распухшую рыбу, а Сатал следил за движениями её пальцев и… ни о чём не думал. Когда услышал, что его окликнули.
– Мистер Кага, – поприветствовал юноша, и повернулся к спутнице: – Здесь я и пёк свои хлебцы. Пойдём познакомишься.
Настя, улыбнувшись, кивнула и положила дутую рыбу на место. Они подошли ко входу в ресторан, и Сатал представил новых знакомых друг другу:
– Мистер Кага любезно разрешил мне воспользоваться кухней в его ресторане, когда мне нужно было подготовиться для моей презентации.
Повернувшись к клингону, он продолжил:
– Это Настя, она здесь на станции проездом.
Девушка улыбнулась и опустила глаза. На миг она ощутила такое смущение, что ей захотелось спрятаться за своего спутника.
– Я вижу, ты подцепил подружку! – одобрительно хохотнул Кага. – Вот тебе и Тихоня! Не зря говорят, что в тихом омуте черти водятся!
– Подцепил? – нахмурился Сатал, правда, больше от смущения, чем неуверенности в трактовке термина. Всё было и так понятно по контексту, разве что он ещё не смотрел с этой точки зрения на свою дружбу с Настей.
Кага комически нахмурился в ответ и слегка наклонился к нему:
– Если упустишь её, будешь последним болваном, – и обернувшись к Насте величественно произнёс:
– Если он будет болваном, приходи ко мне. Уж я-то понимаю толк в женщинах!
– Он не болван, он вулканец, – ответила девушка негромко, опуская глаза.
Сатал покраснел до кончиков ушей.

– Вам я верю, – Кага слегка поклонился Насте и улыбнулся, довольный достигнутым эффектом. Затем он горделиво выпрямился и  сделал приглашающий жест:
– Хотите чаю? Или бокал вина? Или кружку свежайшего варнога?
– Что такое варног? – прошептала Настя Саталу, впрочем, достаточно громко и для ушей клингона.
Юноша неуверенно посмотрел на Кагу.
– Варног…
– Клингонский эль, – гордо пояснил Кага.
– Это вроде пива, – пояснил Сатал девушке и уточнил: – Ты как?
Настя смущённо качнула головой.
– Лучше чай, – ответила она негромко, и Сатал огласил мужчине выбор обоих:
– Мы выпьем чаю, спасибо.
Конечно же, выбери Настя вино или эль, он тоже последовал бы её примеру.
Кага снисходительно улыбнулся и продефилировал за стойку, предоставляя Саталу и Насте выбрать столик по своему вкусу. Что ещё могут заказать такие дети? Только чай, максимум – рактаджино! Он долго копался за стойкой, встряхивая пузатые банки, принюхиваясь к их содержимому и размышляя о том, что бы смешать, чтобы вышло не слишком крепко (а то ведь у федеральных детишек глаза полезут на лоб!), но в то же время ароматно и вкусно. Потом решился, «посовещался с потолком», засыпал в дымящийся глиняный чайник получившуюся смесь, накрыл его крышкой, украшенной мордой клыкастого чудовища, и, закутав чайник в дырявый и застиранный шерстяной шарф, понёс на суд своим гостям.


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
30 12 2016, 21:28:17 #7
Сатал

Re: Паутина

Сатал с Настей тем временем выбрали столик в уютном уголке подальше от основной части людей и уселись, рассматривая украшения на стенах и репродукции картин с изображением битв.
– Ты знаешь истории, которые здесь показаны? – её взгляд художника оценивал фигуру и движения героев прошлого, изучал мельчайшие черты, и когда клингон подошёл к ним, попросила: – Мистер Кага, вы не могли бы рассказать историю этой битвы?
Кага обернулся и посмотрел на картину с подлинным удовольствием.
– Да-а... То славная была битва! – сказал он и краем глаза посмотрел на девушку, чтобы удостовериться, что она прониклась моментом.
На картине было изображено сражение, не столько масштабное, сколько напряжённое. Под ночным небом, на скальной тропе перед пещерой трое оборонялись против целого отряда. Мужчина средних лет, женщина и юная девушка стояли на уступе, обороняя его от хорошо вооружённых воинов. Было видно, что их застали врасплох, но под ногами у них лежало уже несколько мёртвых тел. Женщина и девушка сражались каждая с одним противником, Мужчина держал на расстоянии троих, хотя рубаха на его животе была пропитана кровью и туго стянута поясом.
– Кто они? – поинтересовалась Настя, всматриваясь в лица троих храбрецов.
– Тха Д’Мар, его жена Б’Элар и дочь Тавана. Грустная это история и славная! Тха Д’Мар в честном поединке отомстил за своего побратима, убитого подло и вероломно, но врагам удалось очернить его и добиться, чтобы Тха Д’Мара приговорили к позорной казни. Чтобы избежать этой участи ему пришлось скрываться, время от времени отбиваясь от тех, кто решался напасть. После этого речи уже не было о том, чтобы захватить его живым, всё больше и больше становились отряды, которые стремились только к тому, чтобы его убить. Здесь нарисован его последний бой.
– Они погибли? Все трое? – в ужасе спросила Настя.
– Конечно! – воскликнул Кага. – Неужели ты думаешь, что Тавана и Б’Элар согласились примириться с теми, кто только что на их глазах убил отца и мужа за мнимую вину? Будь он виновен на самом деле – другое дело!
– Но на них послали целый отряд! Это же нечестно! – воскликнула Настя. – Неужели не нашлось никого, кто защитил бы Тха Д’Мара от клеветы?
– Немногие знали правду, – печально сказал Кага. – В том отряде почти никто не знал, так что это считали справедливой и даже слишком снисходительной казнью. Многие стояли за то, чтобы пощадить женщин, как непричастных к преступлениям, но те набрасывались на них раз за разом... Тха Д’Мар слишком хорошо обучил их, сделал слишком опасными, чтобы можно было защищаться, и оставить их в живых!
– Но вы сказали “почти”, – возразила Настя. – Значит, кто-то всё-таки знал, знал – и молчал?
– О! Конечно! – саркастически воскликнул Кага. – предводитель преследователей разумеется знал... да не будет осквернён ваш слух его презренным именем! Этот поход не принёс ему ни славы, ни счастья: многие считают, что это дух Тха Д’Мара вмешался в события. Не прошло и года, как правду узнал один из тех, кто был в этом отряде и выжил. Он публично бросил обвинения в лицо лжеца, и пал от его руки. С этого дня для выживших членов отряда стало делом чести покарать негодяя. Только шестому – могучему Ма’Грату это удалось. Отсечённую голову преступника он возложил на могилу Тха Д’Мара и посвятил остаток своей жизни тому, чтобы восстановить его доброе имя. Всё, что случилось в той битве, – Кага указал на картину, – мы знаем с его слов.
– Жаль, что Тха Д’Мар не дожил до того дня, когда его имя было восстановлено… Мистер Кага, а вы не против, если я приду сюда нарисовать с этой картины копию?
– Конечно! – довольно улыбнулся Кага. – Рисуйте сколько вздумается, леди! Но рисуя, попытайтесь постичь этого героя: честь была для него намного важнее жизни. Вглядитесь в его лицо: в глазах у него радость – он знает, что теперь его не принудят жить в каменном мешке и умирать от болезней и дряхлости, он знает, что его гибель случится в бою, будет славной и достойной восхищения. В этот самый миг, когда он затянул пояс, чтобы внутренности не выпали из пронзённого копьями живота, он спел свой последний стих, в котором объявил, что не дрогнул до самого конца. А затем он нанёс свой последний удар, который силой даже превосходил все прежние!1 
– Я понимаю, – кивнула девушка.
Сатал слушал разговор молча, наблюдая за своей спутницей. Почему-то было особенно приятно то, как они с Кагой нашли общий язык.
– Настя хорошо рисует, – пояснил юноша, чувствуя при этом какое-то особенное удовлетворение. – Я видел, какой она создала инопланетный пейзаж.
– Хочешь, я тебе его подарю? – тут же отреагировала девушка и, не дожидаясь ответа, решила: – Я тебе его подарю, как вернёмся!
– Спасибо, – ответил Сатал.
– Вот так всегда! – сказал Кага с притворным сокрушением в голосе. – Возвышенные беседы ведут с такими, как я, а пейзажи дарят таким, как ты. Я начинаю подозревать вулканскую магию.
Сатал, уже немного привыкший к манере общения клингона, отпил из чашки. Что-то в разговоре Каги было такое, что он не возражал против всех этих шуток и подколок, хотя и не знал, что на них следует отвечать. Ему нравилось так сидеть рядом с Настей, беседовать, пить чай… Потом Кагу позвали дела – когда ты владелец ресторана, долго не посидишь с одним клиентом – и Сатал с Настей остались вдвоём, негромко переговариваясь и допивая чай из клыкастого чайника. Потом Сатал проводил свою спутницу до каюты и вернулся к себе с ощущением, как бывало в детстве после волшебной сказки.
Соседа по каюте не было, у дверей юношу встретил броненосец. Он покрутился у его ног с деловым видом и в ожидании привычного приветствия ткнулся носом пару раз в ногу хозяина.
– Здравствуй, Федя, – ответил Сатал, отрываясь от созерцания картины. – Видишь, что мне подарила Настя?
Он ещё немного посмотрел на рисунок и, спрятав среди своих вещей, обратился к питомцу:
– Пойдём, я тебя покормлю.




1 На этом заканчивается жуткое перевирание вольное переложение «Саги о Гисли».


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 21:32:29 #8
Сатал

Re: Паутина

***
На экране появился статный мужчина лет пятидесяти в деловом костюме, который не выделялся чем-то особенным, и только внимательный, опытный глаз мог сказать, что ткань, из которой он исполнен, обошлась владельцу в стоимость, примерно соответствующую стоимости небольшого домика где-нибудь на побережье. Волосы мужчины уже тронула лёгкая седина, а взгляд тёмных глаз был внимательным и спокойным. Вид его был полным достоинства, и в то же время простым, а из украшений поблёскивала лишь тонкая булавка на галстуке.
– Здравствуйте, мистер Фром, – поприветствовала Настя. Девушка подумала, что встреть она этого человека на улице, ни за что бы не подумала о нём чего-то плохого. Впрочем, возможно, он и был на самом деле неплохим человеком… в какой-то мере, если не брать в расчёт некоторых нюансов…
– Рад видеть тебя, детка. И всё ещё на “вы”, – усмехнулся он, и только бетазоид мог бы сказать, правда ли эта усмешка была доброй, или на самом деле за ней крылась искусно скрываемая издёвка. Ведь не мог он не понимать, насколько для его собеседницы всё это мучительно! Или мог?..
– Извините, мистер Фром, – потупилась девушка, – я так привыкла. Вы ведь старше и вообще…
– Я знаю, знаю, – кивнул он с оттенком грусти. – И всё же скоро ты станешь хозяйкой в моём доме… Впрочем, пока что спешить действительно некуда, у нас впереди целых два месяца, и я хотел бы… Детка, – прервался он, заметив набежавшие на глаза Насти слёзы, которые она пыталась скрыть, – я же не собираюсь тебя бесчестить! Ты станешь моей законной супругой! У тебя будут все возможности, ты станешь вхожа в высшие слои общества! О чём ещё могла бы мечтать юная девушка?
Настя качнула головой, и на консоль упала слеза.
“О любви”, – подумалось ей с горечью.
– Ну хорошо, – вздохнул собеседник. – Я понимаю… Я не тороплю тебя. Просто подумай: чего бы тебе хотелось? Где провести свадьбу и куда поехать после? Может быть, у тебя есть мечта? Любой уголок Вселенной на две недели откроет перед нами свои объятия!
Девушка закусила губу. Что она могла ответить?! Мечта у неё была, но не этого человека она хотела бы видеть с собой рядом на питерском мосту! Перед глазами пронеслись толпы лиц, и только одно задержалось на мгновение: задумчивый, до смешного серьёзный взгляд вулканского юноши.
– Я не знаю, – ответила Настя. – Может быть, вы сами что-нибудь выберете?..
– Хочешь, поедем на Райзу? – предложил мистер Фром. – Конечно, это банально, но иногда нет ничего лучше банальности.
– Хорошо, – кивнула собеседница.
– Вот и договорились, – мистер Фром казался довольным. – Я выберу отель, а ты посмотри свадебные каталоги. Я хочу, чтобы моя невеста была самой красивой на этой планете удовольствий! И подумай о том, какой бы ты хотела свадебный подарок. Для меня невозможного… мало1.
Настя судорожно кивнула, пытаясь сдержать рвущиеся рыдания, и мистер Фром отключил связь. Оставшись наедине, девушка безнадёжно расплакалась.


1 Островский, “Бесприданница”. Слова Кнурова, обращённые к Ларисе, когда он, выиграв её в пари, предлагает ей стать его содержанкой. Однако, в отличие от Кнурова, который был женат, мистер Фром в самом деле предлагает Насте официальный брак.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 21:42:08 #9
Тенек

Re: Паутина

***
Тенек вернулся из лазарета раньше обычного. Этот вечер у него был относительно свободным, пожалуй, сам Тенек назвал бы его вечером отдыха, хотя отдых в данном случае отнюдь не означал бездеятельность. Стажёр вошёл в каюту и обнаружил своего соседа склонившимся над паддом. Тенек ещё не успел привыкнуть к тому, что будет теперь в своей каюте не один, к тому же никуда не делось противоречивое впечатление, которое вызывал у него Сатал – впечатление, которое вызывало потребность избегать в присутствии Сатала даже мелких и даже неизбежных ошибок.
Сатал в это время изучал подаренный ему М’Котой ещё во время его заключения словарь фразеологизмов. У него была конкретная цель: выяснить значение выражения, которое употребила Настя, когда пришла его навещать перед презентацией. Странная фраза с тех пор так и крутилась в голове, но поиск в справочнике не приносил успеха.
Когда открылась дверь, и появился его сосед, Сатал решил проконсультироваться с ним: в конце концов, Тенек стажировался на Земле и наверняка знаком с образными выражениями лучше него.
– Тенек, вы сейчас свободны? – поинтересовался юноша. – Я бы хотел проконсультироваться с вами по одному вопросу. Немедицинского характера.
– Если это будет в моей компетенции, – отозвался в ответ Тенек. – На Земле я не так много времени уделял вопросам, не связанным с моей профессией.
– Насколько хорошо вам знакомы образные выражения, которыми пользуются эмоциональные существа? В частности, меня интересует фраза “лечить головную боль гильотиной”. Я искал в справочнике, но там нет точного соответствия. Из контекста я понял, что это нечто глупое, однако полный смысл от меня ускользает.
– Никогда не слышал ничего подобного, – признался Тенек, – включая и слово «гильотина».
– Это понятие я нашёл, – ответил Сатал. – Гильотина – это древнее орудие казни, большой тяжёлый нож, которым отсекали голову приговорённому.
Юноша открыл в своём падде соответствующую страницу и продемонстрировал коллеге по проекту картинку.
– Однако же, – продолжал Сатал, – мне непонятно, как таким способом можно что-то лечить.
– Это очевидно невозможно, – согласился Тенек, – но вы сказали, что это – идеоматическое выражение. Возможно, ваш справочник неполон, и его следует поискать в общей базе данных земных культур?
– У меня было такое предположение, – согласился Сатал. – Однако я стал подозревать, что это может быть не устойчивое выражение, а образ, созданный непосредственно в ситуации беседы.
Тенек задумался. У него уже мелькнула мысль, что именно могло бы означать это выражение, но он всегда предпочитал факты домыслам.
– Возможно, будет понятнее, если вы ознакомите меня с контекстом этой фразы? – предположил он.
– Вы помните девушку-землянку, которая заинтересовалась ягодами киши во время фуршета? Она навещала меня во время домашнего ареста, и мы говорили о моей презентации. Я ей объяснил, что цель Колинара – отказ от эмоций и что эмоциональная вовлечённость зачастую не даёт трезво оценивать события и принимать адекватные решения. И тогда она сказала эту фразу.
– Хотите сказать, она сравнила Колинар и лечение болезни через физическое уничтожение больного? – в голосе Тенека послышался прямо таки полярный холод. – Не думаю, что она знает достаточно для подобной аналогии. Не думаю, что она обладает даже минимальной информацией по этому предмету.
– Похоже, что суть сравнения действительно заключалась именно в этом, – осторожно подтвердил Сатал, заметив реакцию соседа. Помолчав, он добавил: – Вы полагаете, это нелицеприятное выражение? Не думаю, что Настя хотела сказать что-то плохое.
Тенек снова отметил то, что Сатал отреагировал на фразу земной девушки без осуждения, более того – вообще без какой-либо эмоциональной реакции.
– А вы полагаете, что это может быть одобрением или нейтральной реакцией? – поинтересовался он. – Смерть вместо исцеления... либо это крайняя форма осуждения, либо некая деструктивная философская концепция. В любом случае и то, и другое означает полное непонимание Колинара и его сути.
« Последнее редактирование: 30 12 2016, 21:44:29 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
30 12 2016, 21:45:14 #10
Сатал

Re: Паутина

– Полагаю, она в самом деле плохо понимает значение этого ритуала, – согласился Сатал. – Однако должен заметить, что ей неоткуда было получить эти знания, и её заблуждение естественно.
– Именно поэтому, ей не следовало выносить свою оценку, – возразил Тенек.
– Человек не всегда знает о том, что его суждения неверны. Кроме того, она родилась и выросла в другой среде, нежели мы с вами, а среди эмоциональных  довольно распространено скептическое отношение к отказу от эмоций. Полагаю также, мог сыграть некоторую роль тот факт, что я биологически я землянин: при первом знакомстве это часто сбивает с толку.
Сатал подумал, что у него самого нет неприятия к такому отношению со стороны Насти. Скорее, напротив, хотелось понять, почему она так говорит и, возможно… нет, не пересмотреть своё решение о прохождении ритуала, а просто подумать… подумать, что для неё бы это значило. Почему-то её мнение было небезразличным.
Тенека не удовлетворил этот ответ. То, что эмоциональные часто спешили осудить вулканский образ жизни, не стремясь при этом разобраться в его сути, не было для него новостью, но распространённость этого подхода нисколько его не оправдывала.
– Что вы ей ответили? – спросил он. Быть может, после разъяснений Сатала рассуждения их новой знакомой стали разумнее?
– Я привёл ей пример собственного негативного опыта излишней вовлечённости в ситуацию и предложил прийти послушать мою презентацию об этом ритуале. Она проявила интерес, однако, какие-то обстоятельства помешали ей присутствовать.
В глубине души Тенек был уверен, что Сатал даст если не идеальный ответ, то близкий к идеалу, но услышанное, заставило его посмотреть на соседа по комнате с удивлением:
– Но ваш ответ относится не к Колинару, а скорее к нашим повседневным практикам!
– Вы полагаете, пример излишней вовлечённости не демонстрирует необходимость контроля эмоций? – уточнил Сатал, нахмурившись.
– Я имел в виду, что работа над тем, чтобы верно оценить ситуацию и установить необходимый контроль над эмоциями – это то, что мы делаем каждый день, а Колинар – это переход на новый уровень сознания, – пояснил свою мысль Тенек.
– В тот момент у нас не было времени обсудить тему настолько подробно, поэтому я ограничился объяснением необходимости контроля эмоций.
Этот ответ Тенека удовлетворил и в то же время дал возможность, не выходя за рамки вежливости, задать вопрос, который интересовал его с того дня, когда стажёр впервые услышал о намерении Сатала пройти Колинар.
– Когда вы поняли, что ваше призвание в постижении Колинара? – спросил он.
Сатал задумался. Точные временные рамки указать было непросто, поэтому он ответил так:
– Я полагаю, важную роль в моём решении сыграла Доминионская война. Бессмысленные убийства миллионов человек ради наживы, жажды власти и просто слепого желания убивать утвердили меня в мысли, что следует искать другой путь, нежели тот, которым следует большинство эмоциональных. Я рассудил, что такой путь лежит в логике и постижении учения Сурака.
– Но логика и следование учению Сурака – это также то, чему мы следуем изо дня в день, – заметил Тенек. – Почему вам захотелось большего, почему вы избрали Колинар?
“Мне показалось, что в мире слишком много нелогичного”, – подумалось Саталу, однако, такой ответ дать он, конечно, не мог.
– Я хотел глубже постичь принципы нашего общества и, возможно, в будущем передать свой опыт другим.
– Это уже более конкретно, – осторожно сказал Тенек, – но этим тоже занимаются многие, кто не проходил Колинар: старейшины кланов, учителя, значительная часть жречества...
Ему вдруг показалось, что он задаёт какие-то детские вопросы, что Саталу давным-давно известны те ответы, которых он – Тенек – сейчас доискивается. Этот разговор показался Тенеку похожим на те разговоры, которые он сам порой вёл с эмоциональными, только сейчас на месте любопытствующих эмоциональных оказался он сам. Может быть, так же, как и они, он сейчас не видел чего-то лежащего на поверхности?
– Однако чем глубже ваши знания и понимание сути вещей, тем лучше и правильнее вы сможете это делать, – заметил Сатал.
Тенек не нашёлся, что сказать: стремление к совершенству бесконечно, если Сатал стремится достичь большего, чем доступно другим – большинству, нужны ли другие причины? В то же время, ему казалось, что какая-то существенная вещь ускользнула от него, что в этом ответе есть какая-то неправильность, но какая? Или это его собственное несовершенство не позволяет ему принять такой ответ?
– Конечно, – сказал Тенек, – это справедливо.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 21:45:54 #11
Сатал

Re: Паутина

***
Хотя в этот раз у него был всего один слушатель, Сатал волновался сильнее, чем во время группового выступления. К каким выводам Настя придёт в результате? Сможет ли понять его и его мотивы? Девушка слушала внимательно, не спорила, не осуждала. Даже напротив: проявляла интерес. Когда он вынес ей на маленькой тарелочке небольшой сероватый камень, Настя всё же не удержалась и улыбнулась.
– Это ещё те самые? – спросила она.
Юноша смущённо кивнул.
– Я не решился просить мистера Кагу второй раз ради нескольких хлебцов, – ответил Сатал. – Он, правда, зачерствел чуть сильнее, чем нужно, но своих качеств не потерял.
Настя взяла с тарелки фол-хо-ра и надкусила.
– Чувствую себя почти вулканкой, – пошутила она, разжёвывая твёрдую корочку.
– В этом случае ты должна была бы теперь уйти в недельный пост, – заметил Сатал.
– Ой, нет! – рассмеялась девушка.
В этот момент раскрылись двери и вышел монах со шкатулкой на подносе. Настя вопросительно посмотрела на Сатала.
– Я думала, это всё? – сказала она растерянно.
– Это всё, – подтвердил юноша. – В завершении ты должна принять камень жаккар. В данном случае, правда, всего лишь голографический.
Монах открыл крышку, и Настя коснулась артефакта, замерев на несколько секунд.

– Спасибо, – поблагодарила девушка, когда они с Саталом покинули монастырь. – Мне действительно было интересно.
Заметив, что юноша не спешит завершать программу, она поинтересовалась:
– Это ещё не конец?
– Почти, – ответил Сатал. – То есть, моя презентация для “Альфы” на этом была закончена, но, подумав, я решил показать тебе кое-что ещё. Компьютер, запусти программу “Сатал 2”.
Местность изменилась: они оказались в пустыне за городом, была ночь. Без городской засветки и планеты-соседки в небе ясно сияла россыпь звёзд с дорогой Млечного пути над головой.
– Это место недалеко от моего дома, – прокомментировал вулканец. – Я иногда сюда прихожу посмотреть на небо или помедитировать. Сейчас хорошее время: тихо и видны созвездия. Некоторые их названия перешли ещё с досураковской эпохи.
– Красиво, – восхищённо шепнула девушка.
Сатал подошёл ближе и, попросив компьютер сделать накидку, укрыл спутницу, чтобы та не замёрзла, а потом стал показывать созвездия и рассказывать.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 21:46:29 #12
Сатал

Re: Паутина

***
Сатал задумчиво крутил в руках стиль от планшета. Им владела тревога. Вчера Настя показалась ему какой-то особенно расстроенной, а сегодня, зайдя к ней в каюту, словно бы застал её врасплох – такой растерянной и испуганной она выглядела, словно бы ожидала кого-то другого. По комнате валялись раскрытые коробки со множеством вещей, по виду похожие на подарочные, и девушка что-то сбивчиво пояснила про друзей её отца, хотя вулканец так и не понял, зачем те завалили её таким количеством обуви, косметики и, кажется, платьев. Она не казалась ему той, кто особенно интересуется такими вещами, да и вид её едва ли выражал радость этими приобретениями.
Юноше было не совсем понятно: если эти люди такие заботливые, то зачем прислали целое багажное отделение всякой чепухи, но не подумали одарить её красками, которые, как он видел, уже заканчиваются.
Конечно, краски, как, впрочем, и наряды, можно было реплицировать, но Сатал понял, что этот набор был для девушки особенным: эти краски покупала ещё её мама, когда была жива. Может быть, поэтому?..
Идея пришла неожиданно. Скорее даже не идея, а необъяснимое побуждение. Он взял немного латины и отправился на Променад в небольшую художественную лавку, что держали баджорцы.
Впервые в жизни Сатал очутился в настоящей художественной мастерской. Странные, непривычные запахи – лаков, краски, свежего дерева, – картины на подрамниках, некоторые из которых ещё не были закончены, грунтованый картон, холсты, бумага для акварели; разнообразие карандашей – такое, какого он раньше даже представить себе не мог, кисти самых разных размеров, настоящая глиняная посуда… Среди этих вещей были реплицированные, но не все, явно не все… Он понял, что окончательно потерялся во всём этом великолепии.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
30 12 2016, 21:51:35 #13
Тенек

Re: Паутина

Как раз в этот момент из боковой кладовки вылез продавец-баджорец с охапкой разнокалиберных тубусов.
– Сейчас-сейчас, – сказал он, споткнулся, чудом удержал равновесие и растерянно закрутил головой. – Морин! Морин! Куда их положить?
Несколько секунд он подождал, потом снова нетерпеливо позвал:
– Морин!
– Иду, иду... – шурша платьем, в поле зрения Сатала появилась маленькая женщина, которая, несмотря на свой рост и сухощавое сложение, умудрялась выглядеть не менее, чем величественно. – Дай мне... аккуратнее... подравняй, а то я не унесу! – и забрав у мужчины его ношу, Морин повернула обратно, ни на миг не теряя своей великолепной осанки.
– Моё спасение, – сказал мужчина, вынимая из кармана платок и промокая лоб. Теперь Сатал мог рассмотреть и его. Движения владельца магазина были неловкими, взгляд словно бы подслеповатым, но при этом этот неуклюжий и, видимо, рассеянный человек производил приятное и располагающее впечатление.
– Ах, да, простите, – спохватился он и представился, – Кара Бохра. А это была моя жена – Кара Морин. Моё спасение, – добавил он с неловкой улыбкой, – без неё я бы давно разорился!
– Сатал, – представился в свою очередь юноша. – Я бы хотел… – он ещё раз неуверенно посмотрел по сторонам, оглядывая витрины, – выбрать краски. Акварельные краски, и они не должны быть реплицированными. Но сам я ничего не понимаю в этих вещах.
– Но вы понимаете, что такое нереплицирвоанные краски! – воскликнул баджорец, очень довольный этим обстоятельством. – Подождите минутку!
Он выдвинул поочерёдно пару ящиков, причём один выскочил из шкафа и едва не свалился ему на ноги. Немного подумав, продавец поставил его на стойку и вытащил несколько коробочек-наборов – совсем простых и неукрашенных (впрочем, причина такого пренебрежения к внешнему виду объяснилась позднее).
– Смотрите: вот это акварель из Джанизы; не смотрите, что это мелки! – как только вы прикоснётесь к наброску мокрой кистью, вы увидите, что это самая настоящая акварель! Чуть влажная кисть оставит заметными штрихи, а очень мокрая не оставит от них и следа. Вы ведь начинающий художник?
Сатал склонился над витриной, внимательно изучая разноцветные бруски. Всё, что говорил ему о штрихах мастер Кара, осталось для юноши китайской грамотой, будь тут Настя – она, вероятно, оценила бы качество предложенного.
– Художник не я, – поправил продавца вулканец. – Я хочу сделать подарок своей… знакомой, – только теперь он вдруг понял, что не знает, как ему назвать Настю. Знакомая? Это звучало для него слишком чуждо, за время пребывания на станции знакомых у него здесь накопилось достаточно, но такого отношения, как к этой девушке, он к ним не испытывал. – Она хорошо рисует, хотя я не уверен в том, сколько у неё опыта. Если не ошибаюсь, она самоучка.
И вообще, почему? Почему она сказала, что осуществить свою мечту и стать художником не сможет? Она же гражданка Федерации.
– А... – на миг Бохра стал озадаченным, потом снова вдохновился:
– Тогда зайдём с другого конца. У вас хорошая память?
– Да, мистер, – подтвердил юноша.
– Тогда расскажите, чем рисует ваша подруга сейчас. Например, когда она открывает коробку, как выглядят краски? Они суховатые и матовые или блестят?
Сатал задумчиво облизал губы.
– Во-первых, – начал он, – эти краски очень старые, их покупала ещё её мама, когда та была ребёнком. По моим оценкам, им не менее десяти лет. Они находятся в небольших прямоугольных ванночках, каждая в своей ячейке, и как я мог заметить, некоторые из них почти закончились. Также кое-какие из красок, которые используются нечасто, припали пылью и цвет их сложно различить с уверенностью. Другие, использованные до половины и более, блестят.
– Ага! – продавец задумчиво взялся за подбородок. – Почти наверняка вам подойдёт медовая акварель из Дакура... или из Талумы? Дакур славится насыщенностью оттенков, но многие считают, что они тяжеловаты. Талума в свою очередь знаменита особенной лёгкостью цветов. Кое-кто может сказать, что даже избыточной лёгкостью, но ценителей это не отваживает. Как вы думаете, что бы ей подошло, Талума или Дакур?
– Она… очень светлая девушка, – произнёс Сатал, одновременно поражаясь тому, какой пришёл ему в голову эпитет. Он вспомнил летний пейзаж, что подарила ему Настя – эти яркие, живые, буквально дышащие цвета. – Наверное, всё-таки Талума.
Продавец наклонился и долго пыхтел под стойкой, потом вытащил на неё ящик, составленный из семи или восьми других – очень низеньких, поставленных друг на друга.
– Теперь самое главное, – сообщил он, – выбрать цвета. Те, которые у неё заканчиваются, я бы советовал брать по две штуки. – Убрав со стола предыдущий ящик, Бохра принялся снимать с нового ящика ярусы. – Вот это – оттенки жёлтого... Если не полагаетесь на свой вкус, попытайтесь сообразить, какие больше похожи на те, что лежат у неё в коробке! Вот тут зелёные, тут голубые... Куда бы поставить?.. – с некоторым трудом ему всё же удалось разместить на стойке низенькие ящики-лотки, в которых завёрнутыми, как конфеты, кубиками рассыпáлась радуга.


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
30 12 2016, 21:54:08 #14
Сатал

Re: Паутина

Сатал принялся внимательно изучать коробки. Настя явно часто пользовалась жёлтыми, зелёными – но не слишком тёмными, цвета весенней травы, – золотистыми тонами. Медленно и сосредоточенно он собирал кирпичики, точно мозаику, и через некоторое время составил набор, примерно похожий на тот, что видел у неё в гостях. Однако кое-чего тут не хватало. В итоговую палитру не вошло и половины того разнообразия, что он наблюдал на витрине, и юноше хотелось добавить туда чего-то необычного.
– Примерно из таких оттенков состоит её набор, – сообщил вулканец продавцу, – однако мне бы хотелось добавить в него две-три особенные краски, такие, которые подчёркивали бы уникальность именно этого материала, аналогов которым в других технологиях производства не существует. Вы меня понимаете?
Продавец, который и без того уже разошёлся, посмотрел на Сатала с неподдельной симпатией.
– Добавить немного нежных полутонов, как думаете? – спросил Бохра, наклоняясь к нему через стойку.
– Пожалуй, да, – согласился юноша и, подумав, предположил: – Возможно, есть что-то особенной прозрачности, как…
Вулканскому юноше стали приходить в голову совершенно удивительные сравнения, словно из давних детских сказок: как звёздный свет, как пение птицы, как звон ручья… Он тряхнул головой, отгоняя чудно́е наваждение, и смущённо проговорил вслух:
– Даже не знаю…
– Ну, рассказывайте! – подбодрил его Бохра. – В живописи нет слишком смелых сравнений! Вот это, – он указал на один из бледно-жёлтых кубиков, – один землянин выбрал после того, как вспомнил о бабочках, которые в изобилии водились возле его дома в деревне.
– Мне вспомнились звёздный свет, звон ручья и пение птицы, – признался Сатал неуверенно.
– Не уверен, что попаду в точку, – баджорец уже лез по стремянке куда-то на верхние полки, – Но где-то здесь были светлые и прохладные оттенки...
Однако прежде чем он раздобыл ящик с прохладными светлыми оттенками, со шкафа свалилось несколько пустых коробок и небольшой рулон холста.
– Ты там не зашибся? – послышался из глубины магазина мягкий низкий голос его маленькой жены.
– Нет-нет, – невнятно отозвался Бохра, потом спохватился и крикнул погромче: – Я в полном порядке! Но беспорядка, кажется, прибавилось!
– Как всегда... – впрочем, Морин, кажется, не сердилась: должно быть, сотворение беспорядка было одним из непременных атрибутов работы её мужа.
Бохра слез со стремянки с очередным ящичком в охапке.
– Давайте посмотрим, что у нас здесь, – пропыхтел он.
Сатал выложил на ладонь несколько кубиков, поднеся к свету. Он затруднился бы описать их оттенки словами, однако в них и правда было некое нежное сияние, а один из них буквально приковал к себе внимание.
– Вот этот, – выбрал Сатал, и сам почти зачарованный необыкновенными переливами в толще сине-голубого материала, выглядящего почти как драгоценный камень. – Что это за краска?
– Это «эльма», – сообщил баджорец, торопливо, как часто тороплив бывает человек, которому хочется сообщить хорошую новость, – вам нравится?
– Очень, – кивнул Сатал, всё ещё не сводя взгляда с кубика на своей руке. Остальные он уже положил обратно на стол.
– Ну так берите, берите две, иначе, честное слово, вашей подруге будет жалко ею пользоваться! – знаете, иногда это единственный способ решиться тронуть краску – точно знать, что у вас есть хоть немного про запас. Эти краски вообще-то редко спрашивают, но знаете, одно дело когда магазин всегда под рукой, а другое – когда ваш звездолёт остановился на двое суток, и кто знает, куда там будет «ступать ваша нога», как любят говорить молодые офицеры!
При словах о двух сутках Сатал мысленно напрягся: ему вдруг ясно вспомнилось, что Настя на станции проездом, и он до сих пор не знал, ни когда она улетает, ни куда, ни почему. И это вселяло беспокойство. Но краска, словно свет Иоренделя1, была как будто волшебной, и свет её развеял тревожные мысли.
– Две, – согласился юноша, глядя на продавца.


1Эльфийская звезда из “Властелина колец”, свет которой, способный отгонять тьму и зло, подарила Фродо Галадриэль
« Последнее редактирование: 30 12 2016, 22:02:29 от Сатал »

Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
Страниц: [1] 2 3
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS