* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
17 Июля 2018, 04:42:08 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 14 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 38
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
05 Апреля 2016, 11:45:54 #15
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
ДС9, стыковочное кольцо


Покинув каюту молодого человека с Вулкана, Мори и Толан снова остановились в коридоре.
-Далее по плану у меня была встреча с мисс Уильямс, - заметила коммандер, - Вы предпочитаете провести ее сейчас или подождать, когда советник сможет к нам присоединиться?
- Как мне показалось, советнику лучше говорить с кадетами наедине. Так они смогут открыться больше, чем при делегации из трех человек. Полагаю, она сможет зайти к мисс Уильямс потом, когда поговорит с Саталом. Интересно, почему он так рвался с ней побеседовать… Вы, кстати, хотели поговорить по поводу занятий «Альфы» - что именно вы хотели уточнить? Или у вас есть какая-то информация, о которой я не знаю?
-Когда она говорит в качестве советника - да, - ответила коммандер, - Но я считаю, что при моих разговорах с участниками проекта “Альфа” должен присутствовать их представитель и непосредственный начальник. Впрочем, полагаю, вас одной тоже будет достаточно, - она пожала плечами и двинулась по коридору к следующей каюте, - Там, в каюте мистера Сатала я хотела бы уточнить у вас, допустите ли вы трех задерженных кадетов до занятий. Мы могли бы приводить их в присутствие охраны или снабдить датчиками перемещений… Это если, конечно, дальнейшие занятия состоятся. Насколько я понимаю, пропущенная экзогеологическая миссия сейчас невозможна, наблюдение за учеными, работающими с до-варповой цивилизацией в Гамма-квадранте - тоже, по вполне понятным причинам. Кроме того, меня беспокоит, что адмирал Солок до сих пор не отдал распоряжений о резервировании комнат и ангара на следующий месяц. Что вы планируете делать, глинн Толан?
«Хм, и здесь нет никакой информации». Толан надеялась, что хотя бы на ДС9 ей все объяснят – если не Мори, то адмирал Солок или Нечаева, или кто-либо еще. Но раз нет, значит она будет сама принимать решения в условиях неопределенности… Лишь бы только они не навредили участникам.
- Легат Таррел также еще не связывался со мной. А, значит, если никаких новостей нет, все остается в силе, - произнесла кардассианка. – Но следующее задание для проекта еще не назначено – я уверена, руководство выжидает окончания всех разбирательств, чтобы вынести свой вердикт. Пока нет других распоряжений, кадеты и я остаемся на станции. Будем считать следующие дни небольшими каникулами, - Толан хмыкнула, вспомнив, что кадеты, в общем-то, только недавно вернулись с внеплановых каникул. – У вас есть какие-то особые распоряжения относительно содержания задержанных? Если нет, я бы с удовольствием пригласила их на собрание, которое собираюсь устраивать завтра. Вы можете выделить пару офицеров безопасности для сопровождения, если считаете нужным. Пока нет четкого обвинения и вина кадетов не доказана, я предпочитаю считать их обычными участниками проекта. Кстати про кадетов… Может быть, вы в курсе, что именно предписывается мисс Уильмс? – женщина как раз подходили к ее каюте, у дверей которой стояла вулканка в форме службы безопасности. – На «Саратоге» ее не держали под охраной и не выдвигали никаких обвинений.
-Эта девушка - маки, - пожала плечами Мори, как будто это все объясняло, - Мы пришли, - она остановилась у одной из дверей, но звонить в нее не спешила, - А что касается проекта… Скажу вам не для протокола - адмирал Нечаева крайне недовольна своим столкновением с вами. И то, что адмирал Солок пока не давал распоряжений - плохой признак, возможно, они захотят закрыть или как минимум заморозить проект. Если вы хотите, чтобы он продолжался - вам нельзя бездействовать, нужно показать, что проект приносит результаты. Заприте кадетов в голодеке, устройте тим-билдинг, проведите вечер межпланетной кухни - что угодно, только бы они проявили себя как команда. Только вы можете сорганизовать их и повлиять на решение…
В коридоре раздался топот, и когда женщины обернулись, они увидели младшего лейтенанта Авема. В руках баджорец едва удерживал кипу паддов, каких-то свитков и свертков.
-Мэм! - выдохнул молодой человек, - Я едва нашел вас! Я по поводу выставки и регаты! Мне все еще нужно ваше одобрение на…
-Выставку курирует прилар Паку, - оборвала младшего лейтенанта Мори, - Весь Променад в его распоряжении, мы уже обсуждали это. А насчет регаты… согласуем это завтра, Авем. Сейчас у меня совершенно нет на это времени. И ради Пророков, просто вызовите меня по связи в следующий раз. Прошу прощения за это недоразумение, глинн Толан, так на чем мы остановились?
Толан задумчиво кивала в такт словам коммандера Мори. Адмирал Нечаева недовольна… Было бы сюрпризом услышать что-то другое. Толан тоже не была довольна этим столкновением, и вмешательство «Саратоги» подробно изложила в своих отчетах руководству проекта. Даже интересно, чью же сторону примет федеральный адмирал Солок – ее или Нечаевой? Это, конечно, был риторический вопрос.
- Я поняла вашу идею. Что-нибудь, что докажет нашу нужность, - ее губы сложились в быстрой улыбке. – И что займет остальных на время разбирательств. Раз уж нашим арестованным будет доступно перемещение по станции, пусть и они развлекутся. Я планирую организовать завтра в 9 утра общее собрание – вы могли бы присутствовать.
Толан встретилась взглядом с Мори. Ей показалось, или эта баджорка действительно хочет помочь ей? Или, по крайней мере, проекту? Неожиданно, но приятно.  Когда появился младший лейтенант Авем, она сделала небольшой шаг в сторону, не мешая ему докладывать. Жизнь на станции продолжалась и без проекта «Альфа», и Толан до конца не понимала, были ли они помехой или частью жизнью станции, такой как выставки и регаты…
- Что за регата у вас планируется? – обратилась она к Мори, когда младший лейтенант удалился. Вряд ли это имело хоть какое-то отношение к ним, но любопытство взяло верх.
-Соревнование небольших судов, - ответила Мори, - вокруг Бэйджора и обратно. С тех пор, как новая баджорская станция Семба-2 начала эксплуатацию, хотя пока и в тестовом режиме, значение ДС9 уменьшилось. Если так пойдет и дальше, мы станем всего лишь сторожевым аутпостом возле Червоточины и потеряем большую часть бизнеса и транспортных маршрутов. Уже сейчас нам не выделяют новый персонал, и мы работаем без достаточного количества старших офицеров. Поэтому к окончанию ремонта мы хотели бы приурочить небольшой праздник и привлечь к себе внимание. Но, - коммандер улыбнулась, - это всего лишь мои менеджерские заботы, вам незачем беспокоиться об этом. Что ж, давайте поговорим с мисс Уильямс?
- Значит, сохранение проекта «Альфа» выгодно и вам, - заметила Толан. – Чтобы не стать «всего лишь сторожевым аутпостом».
Почему-то ее задело, что такая судьба может постигнуть некогда процветающую кардассианскую станцию. Терок Нор был достоин большего!
- Наверняка моих кадетов эта регата также заинтересует. Но это к делу не относится. Пойдемте навестим нашу «маки», - она направилась к стоящей у дверей вулканке.
_______
Совместно с Мори
Offline  
05 Апреля 2016, 16:32:36 #16
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Энн Уильямс


Дверь в каюту Энн Уильямс открылась, и девушка, не поворачивая головы, проговорила:
- Поставь на стол, пожалуйста.
Она сидела над паддом, все так и слезая в кровати, и что-то увлеченно писала, и только голос координатора Толан заставил ее вздрогнуть и обернуться.
- Добрый вечер, мисс Уильямс, мы можем зайти? – спросила кардассианка. Впрочем, скорее из вежливости – она и так уже зашла вместе с баджоркой в федеральной форме со знаками отличия коммандера. – Коммандер Мори, начальник станции Deep Space 9, - представила ее Толан.
Энн быстро спрятала падд за спиной, встала с кровати и обратилась к обеим женщинам.
- Заходите, - она поправила свою кадетскую форму. – Вы пришли объяснить, что происходит? А то я не совсем понимаю…
-Да, мы пришли именно для этого, - мягко ответила коммандер Мори, делая шаг к девушке, - После событий на Волане II кое у кого в Звездном Флоте возникли к вам некоторые вопросы, которые необходимо прояснить, поэтому мы настоятельно просим вас остаться в этой каюте, пока с вами не поговорят. До этого времени мы постараемся сделать ваше пребывание на станции максимально комфортным, с учетом обстоятельств. Поэтому если у вас есть какие-то пожелания по времяпровождению или диетические предпочтения - вы можете обратиться к лейтенанту Т’Мир, она ждет за дверью.
- Нет-нет, все хорошо, - торопливо проговорила Энн. – Но… вам известно, какие именно вопросы и кто хочет со мной поговорить? Я не могу получить объяснений с тех пор, как меня взяли под охрану у моей каюты на «Саратоге». И я готова ответить на любые вопросы, только вот их никто не задает, - в голосе девушки звучала растерянность вперемешку с гневом, и где-то в глубине чувствовался скрываемый страх.
-Вопросы будет задавать кто-то из командования Звездного Флота, но я пока не имею информации, кто именно это будет, - ответила Мори, - В любом случае, им понадобится время, чтобы добраться сюда. Мисс Уильямс, вы должны понимать, что у вас со Звездным Флотом возник серьезный конфликт интересов, и к сожалению,  пока он не будет разрешен, вы не сможете двигаться дальше. Вы - кадет Академии и по умолчанию на пути к тому, чтобы стать офицером. Но ваша семья только что возглавила выступление против Федерации. У нашего государства всегда была строгая политика по отношению к маки, и поэтому на ваш случай не станут смотреть сквозь пальцы.
- Да, все, видимо, серьезнее, чем я думала, - Энн опустила голову, чтобы не встречаться взглядом ни с одной из женщин. - Но маки официально больше не существует, они были расформированы около десяти лет назад. Да, на моей планете произошёл локальный конфликт и восстание, но почему вы…
В этот момент от двери в каюту прозвучал сигнал вызова.

Тем временем, на самом деле прекрасно ориентируясь в коридорах станции, Ракар вернулся из Реплимата с бумажным пакетом в одной руке, и прозрачным стаканом ярко-желтой жидкости в другой. Он справился с репликатором благодаря точному названию блюда, которое назвала Энн Уильямс, однако по части лимонада репликатор запросил уточнение, и ему пришлось выбирать. Выбрав в итоге наугад, он пошел назад. Перед каютой, в которой на домашний арест оставили девушку с Волана II,  все также стояла вулканка из службы безопасности. Ракар остановился перед ней и показал свою ношу.
- Это еда и вода для Энн Уильямс. Запрещенных веществ и оружия нет. Будете проверять?
-В этой процедуре нет необходимости, - ответила вулканка, - Однако, сейчас мисс Уильямс не может вас принять, она находится в процессе разговора с конфиденциальным статусом.
Как-то не вовремя улан занялся налаживанием отношений с новым членом группы сомнительного статуса, итогом чего стало то, что он пропустил разговор конфиденциального статуса. Потому что, будь он внутри, вряд ли бы его попросили выйти. Или, по крайней мере, он бы знал, в каком направлении там этот статус.
- А вы имеете право входить? Может передадите, а я пока подожду здесь?
-Это я могу сделать, - согласилась лейтенант и нажала на сигнал вызова возле двери каюты.

- Это, должно быть, мистер Ракар. Он принес мне еды, - она вопросительно посмотрела на координатора, не будет ли та возражать, но Толан лишь согласно кивнула и отступила, освобождая девушке дорогу.
На пороге, однако, стоял не Ракар, а вулканка, а кадет маячил за ее спиной.
- Спасибо, - Энн приняла поднос с кем-то, что действительно немного напоминало бифштекс, но было далеко от кухни ее мамы и даже столовой в Академии.
– Мистер Ракар, у меня сейчас посетители – глинн Толан и коммандер Мори, - проговорила она через плечо лейтенанта Т’Мир. Я… я свяжусь с вами попозже.

Когда дверь открылась, Ракар сделал шаг в сторону, так, что бы ему стало видно помещение этой каюты, и всё и все, что там находятся. Маневр несложный, но, к сожалению, весьма очевидный. Нельзя было недооценивать вулканского сотрудника СБ, ровно как и вулканского врача Тенека. Все они были не так просты, как могли казаться на первый взгляд. И хоть они не были пока что врагами его и его Империи, друзьями они не были тоже. Конфиденциальный статус разговора осуществляла коммандер станции и координатор проекта. На текущий момент ему было достаточно и этой информации, которую он получил сам за пару секунд до того, как Энн Уильямс это рассказала.
- Хорошо, - кивнул он, - свяжитесь. Ваш звездофлотский коммуникатор у меня есть, - он указал на дельту, которую пристегнул к своей форме на федеральный манер слева. Мы еще не договорили. Пока я буду в своей каюте.

Дверь закрылась, и Энн отнесла еду на стол, но к еде так и не притронулась.
- Мы на Волане требовали смены власти и справедливости, и мои родители действительно в этом участвовали, но при чем тут Федерация? Никто против нее не выступал, нас волновала только жизнь на нашей планете! Все эти обвинения… Федерация не имеет к этому никакого отношения, это личное дело Волана II! – подытожила она.
-Примерно об этом вам и будут задавать вопросы, - негромко ответила Мори, - Через несколько дней все это закончится, мисс Уильямс. А пока я рекомендую вам сосредоточиться на вашем собственном отчете о произошедшем.
- Хорошо, мэм. Я поняла, - Энн согласно склонила голову. – Отчет будет готов, но… Не мог бы кто-нибудь из вас на него взглянуть перед отправлением? Все эти дипломатические игры не для меня, и я не знаю, как написанное воспримут в Федерации.
-Просто пишите правду, будьте максимально подробны и точны в формулировках, - посоветовала баджорка, - Этого должно быть достаточно.
- Я, кажется, поняла, что имела в виду мисс Уильямс, - вступила Толан. - Вы не хотели бы писать что-то, что бросит на вас тень и выставит в нежелательном свете? – девушка неуверенно кивнула. – Но вы понимаете, что ваши показания должны быть правдивыми?
- Я не собиралась врать! – нахмурила Энн. – Я просто знаю, как можно вывернуть одни и те же слова и переиначить смысл написанного – а я вовсе не писатель. Но будьте уверены, что я напишу только правду, по крайней мере, как я ее вижу.
- Я не сомневаюсь, мисс Уильямс. Вы также получите от меня дополнительную информацию по поводу проекта и вашего в нем участия. Вы можете связатьcя со мной или коммандером Мори, если у вас будут дополнительные вопросы, мы также не ограничиваем вашу связь с родными и участниками проекта. Вас также планировала навестить Утара Рилл, советник проекта.
Энн согласно кивала, думая о чем-то своем. Похоже было, что этот разговор ее только запутал.
- До свидания, кадет, - попрощалась Толан, и они вместе с Мори направились к двери.
Как только они ушли, Энн вернулась к своему падду, оставив обед остывать.
________________
Написано с Иламой Толан и Ракаром.
« Последнее редактирование: 05 Апреля 2016, 16:45:53 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
06 Апреля 2016, 12:50:03 #17
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, жилое кольцо.


То, что два пострадавших при инциденте участника проекта даже не доставлены на станцию, причём снова без каких либо объяснений в адрес медслужбы, также было оценено Тенеком отрицательно. Землянин бы сказал, что это не лезет ни в какие ворота и, пожалуй, первым делом начал бы скандалить по связи, вулканец решил набраться терпения и покамест получить те данные, которые были доступны. Так или иначе после выписки ему полагалось провести сканирование пострадавших, чтобы сделать контрольное заключение, и теперь эта процедура совмещалась с восполнением временно недостающей информации.
Первым из двух оставшихся пострадавших Тенек решил навестить мистера Тенму: его травмы были тяжелее, кроме того нельзя было исключать и травмы психологического характера. Конечно, это последнее было скорее в компетенции советника, но и врачу необходимо учитывать подобные вещи. Тенек остановился возле каюты кардассианца и позвонил.
Двери открылись и практически одновременно Тенек услышал:
– Входите!
Эта каюта не была стандартной, полагавшейся всем кадетам, подобной той, которую вулканец делил с Освальдом. Это были апартаменты с просторной гостинной и спальней, собственным репликатором и целыми тремя окнами вдоль длинной стены. Возле окна напротив входа стоял рабочий стол, за ним и сидел Тенма. Свою кардассианскую военную форму он успел сменить на гражданскую одежду, но поскольку она тоже была сделана из черной кожи, Тенма-отдыхающий-дома не слишком отличался от Тенмы-при-исполнении.
Неопределенно махнув рукой вошедшему, кардассианец продолжил разговор, который прервал его гость:
-Нет, это я не тебе, отец, это ко мне пришли. Так вот, я не вернусь на Кардассию. Да, потому что я записался в этот проект и уже на ДС9. Ну ты серьезно? А на что еще я должен спрашивать разрешения? - он закатил глаза, - Мне не нужен никакой медосмотр. Я чувствую себя прекрасно. Прекрасно, я сказал! Отлично, если доктору Глессину так надо, пускай сам приезжает и убедится в этом. В любом случае, вы же с ним говорили, что это детская болезнь. Тебе не кажется, что я уже достаточно взрослый, чтобы вы перестали беспокоиться? Нет никаких симптомов, и никогда не было. Нет, но я достаточно взрослый, чтобы самому разобраться как я себя чувствую. Слушай, отец, мне сейчас совершенно не до того. Пока!
Он отключил связь, развернулся в кресле и, наконец, посмотрел на вулканца.
– Мира и долгой жизни, – поприветствовал кардассианца Тенек. – Судя по всему, я рискую навлечь на себя такую же отповедь, как получил ваш отец, потому что я – ваш коллега по проекту и врач. В мои обязанности входит провести контрольное сканирование после вашей выписки. Отнеситесь к этому как к формальности.
Кардассианец страдальчески вздохнул, потом встал с кресла и раскинул руки в стороны.
– Прекрасно! - саркастически воскликнул он, - Сканируйте, сколько хотите!
Вулканец достал трикодер и направил его на Тенму. Показатели не особенно отличались от нормы - да, регистрировались недавно сломанные ребра, залеченные трещины на шейных и лицевых гребнях, последствия полудюжины более мелких повреждений, но все это было ожидаемо, учитывая события на Волане II.
– Довольны? - осведомился кардассианец, - Я действительно прекрасно себя чувствую. У вас в Федерации хорошая медицина, нет нужды поднимать панику.
– Никакой паники, обычное исполнение обязанностей, – возразил вулканец, убирая сканер и трикодер. – Вы же не паникуете, когда проводите учения, или проверку боевой готовности. А вот ваш отец, кажется, действительно взволнован. О какой болезни он говорил?
Кардассианец снова вздохнул.
– Вы ведь так просто не отвяжитесь? - с наигранной безнадежностью спросил он.
– Не отвяжусь, – серьёзно кивнул Тенек. – Но могу вас успокоить: у вулканцев нет привычки постоянно контролировать своих пациентов. Если существует проблема, врач выбирает оптимальную стратегию вместе с пациентом и в дальнейшем рассчитывает на его собственную сознательность...
Тут Тенек вспомнил об одиннадцати кружках рактаджино и добавил:
– … если, конечно, сознательность у него есть.
– Тогда проходите, располагайтесь, - Тенма махнул в сторону мягких кресел и дивана, - Пить что-нибудь будете?
Тенек не хотел пить, но знал, что эмоциональные часто испытывают дискомфорт, если гость не держит в руке ёмкость с напитком, поэтому он решил использовать ситуацию с пользой и, садясь, сказал:
– Двести миллилитров воды, содержание серебра 0,05 миллиграмма.
Тенма прошел к репликатору и повторил запрос вулканца, добавив к заказу кардассианский эль для себя. Поставив стаканы на стол между собой и Тенеком, он сел напротив.
– Мне особенно нечего рассказывать, - начал он, - Я родился на Бэйджоре и провел там первые несколько лет жизни. Перед самым нашим отступлением с планеты я умудрился подхватить какую-то гадость, что-то вроде заболевания Оркетта или вроде того. Я сам уже плохо помню, это вам лучше узнать у моего семейного врача, я никогда не вдавался в детали. Первые несколько дней на Кардассии я провел в госпитале… и это, собственно, все. Меня это никогда ни в чем не ограничивало, я не испытывал никаких особенных симптомов. Только мой отец настаивал на регулярных осмотрах, сначала раз в несколько месяцев, потом все реже. В последнее время это происходило не чаще раза в год, и отец обещал, что необходимость в этом скоро совсем исчезнет. По-моему, все это совершенная ерунда.
– И всё же ваш отец был против того, чтобы вы присоединились к проекту, – заметил Тенек. – Это было вызвано беспокойством о вашем здоровье или вашими... личными разногласиями?
– Он был не то, чтобы против… - задумчиво ответил Тенма и потянулся к столу за своим стаканом, - Просто он любит все контролировать, а это все-таки первый раз, когда я так далеко от дома и не среди других кардассианцев. С моим здоровьем все в порядке, кроме этого досадного недоразумения. Ведь если бы это было не так, как бы я прошел в военную академию?
– Мне мало известно о правилах приёма в военную академию Кардассии, – признался Тенек. – В разных мирах эти правила неодинаковы. В одних физическое здоровье является обязательным условием, в других для некоторых дисциплин требуется только высокий уровень интеллекта.
Он допил воду и сообщил:
– Я свяжусь с вашим домашним врачом, чтобы получить полную картину ситуации, и не буду вам докучать. Взамен прошу вас в случае необычных или болезненных симптомов сразу же обращаться ко мне или в моё отстутствие в лазарет станции. То, что вас часто обследовали для выявления возможных негативных последствий вашей болезни, показывает, что эти последствия были весьма вероятны, и благополучный исход не был гарантирован. Если эти последствия всё-таки проявятся, лучше всего остановить их развитие сразу же, не позволяя болезни развиться.
– Конечно. Кто я такой, чтобы спорить с врачами? - улыбнулся Тенма.
– Пациент, во всяком случае, потенциальный, – без тени улыбки ответил Тенек, поднимаясь с кресла.
Не все, отнюдь не все потенциальные пациенты отличались сговорчивостью! На этом фоне сознательность гила Тенмы производила ещё более положительное впечатление.
___________________
с сознательным мистером Тенмой


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
06 Апреля 2016, 13:29:50 #18
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Энн Уильямс


Покончив со своими делами, Энн все-таки поковыряла принесенный ей обед – если бы она съела его теплым, его даже можно было бы назвать вкусным. Новых сообщений на ее падде не появлялось, а предстоящий отчет, о котором говорила коммандер Мори, вселял в нее панический ужас и вовсе был отложен на потом. Поэтому, вспомнив об обещании, данном Ракару, она коснулась коммуникатора и вызвала ромуланца.
- Ракар, это Энн Уильямс. Я вас не отвлекаю? Хотела сказать, что высокое начальство ушло – и поблагодарить вас за обед!
Ракар в своей каюте сидел на корточках возле шкафа для одежды и проверял свой багаж. Трехфакторная авторизация небольшого контейнера, содержимое которого составляло разобранное на запчасти устройство шифрования сигнала, взломана не была. Его вещи за время его отсутствия не обыскивали. По крайней мере, не было таких следов. На вызов он ответил сразу.
- Не стоит благодарности, Энн, - ответил он сухим, деловым тоном. – Если вы хотите обсудить визит начальства, могу я зайти снова?
-  Да, конечно, заходите! Все равно я сижу одна взаперти и буду рада вашей компании, - девушка постаралась, чтобы ее голос звучал легко и непринужденно, но получилось немного наигранно.
Сам визит ей обсуждать не хотелось, а вот обвинения – очень даже! И сейчас ее даже не волновало, что обсуждать их она собралась с ромуланцем и, возможно, шпионом.
Спустя две минуты Ракар снова стоял на пороге каюты Энн Уильямс. Три года тому назад, когда он только получил звание улана и занимался самыми первыми своими поручениями и самыми элементарными заданиями, он изрядно навидался арестованных и пленников. В большинстве случаев это были ромуланцы, собственные внутренние предатели и изменники. И вели они все себя по-разному. В их глазах тоже был страх, в каком-то роде обида, в некоторых несломленное достоинство. Некоторые из них были невиновны. Энн Уильямс была человеком и вела себя совсем не так как ведут себя ромуланцы. И теперь ему приходилось заниматься этим делом, было ли это иронией судьбы или способом познания сходств и различий между их расами?
- Как прошло? О чем они спрашивали, в чем обвиняли? – спросил Ракар, пройдя к столу.
- Ну, формально, меня пока еще ни в чем не обвиняли, - Энн допила лимонад и отставила стакан. – Сказали, что со мной хотят поговорить и задать несколько вопросов. А по мне, так вполне себе арест, иначе бы я не сидела тут взаперти. Остальных участников проекта ведь не поместили под охрану? Ну, кроме Артура и Сатала, но их об этом хотя бы предупреждали… Ладно, я не хотела жаловаться, извините.
Девушка прошлась по небольшой комнате, ища, где бы присесть, и в итоге так и осталась стоять около своей кровати.
- На самом деле меня обвиняют в том, что я имею отношение к маки, - призналась она, наконец. – И я, и моя семья. И что мы действовали против Федерации. Ну не бред ли? Какое отношение Федерация вообще имеет к Волану II?
- Это не совсем арест. Арестованных держат в камерах, в куда более жестких условиях. По крайней мере на Ромуле так. Это временное ограничение свободы до выяснения. Хотя, кто ж его знает, у вас, федератов, все может быть и по-другому.
Ракар прошелся по комнате. Федеральные методы до невероятности неэффективны. На Ромуле предполагаемого предателя уже допросили бы с помощью технологий чтения памяти. Но в ряде иных случаев, когда не следовало открыто подозревать, готовилась операция по провоцированию предательских действий. И это занимало длительное время. Зато в этом случае фигурант дела всегда оставался на свободе. Федераты проводили дознание путем вопросов и ответов. Сложнее всего в этом было поверить. Ничего нельзя принимать на веру без точных подтверждающих доказательств. Даже если сейчас Энн Уильямс не маки, то кто мог гарантировать, что не станет им в будущем? Очевидно, федераты не могли этого гарантировать. За несколько переборок отсюда, кадет ЗФ Квинтилия Перим наверняка тоже имела определенные сомнения. Но ведь это именно она не была безразлична к судьбе Энн, и он теперь тоже принял эти правила.
- Не нужно извиняться. – Ромуланец сцепил руки за спиной, это была удобная поза для стоячей беседы и размышлений.
- Маки, как я понимаю, это те, кто до войны с Доминионом сражался c кардассианскими поселенцами на тех планетах в демилитаризованной кардассианской зоне. Я не подробно знаю эту вашу часть истории. То, что вчера там случилось – было похоже на такие же действия, потому что земляне на площади угрожали кардассианскому гарнизону и свергли кардассианскую власть. Кроме того, от них пострадал кардассианец Джез Тенма. Так что, эти действия вполне подходят под определение маки. Вы учитесь в Академии Звездного флота, и тоже принимали участие. Хорошо, не принимали. Это было опосредованно. Вы стояли рядом. Но если бы вы как почти офицер Звездного флота приняли участие в той революции – Кардассия имела бы полное право предъявить протест Федерации. Вот в чем дело, Энн. Я это так вижу.  Но, во-первых – дети не отвечают за действия родителей, у нас так по крайней мере. Во-вторых, вы утверждаете, что вы не маки. И мои свидетельские показания будут утверждать тоже самое. Поэтому этот вопрос имеет весьма вероятный вариант благоприятного для вас решения.
- В общих чертах, - отозвалась Энн на описание Ракаром его видения маки. – В разгар активности маки я сама еще была ребенком и мало что помню. Просто поверьте, что у них были причины поступать так, как они поступали. Но события на Волане не имели отношения ни к Федерации, ни к Кардассии – ну ладно, к Кардассии еще может и имеют, но Федерация тут причем? Мы все давно уже не ее граждане, она отказалась от нас. Мои родители выступали против несправедливости на своей родной планете, а не против Федерации, которой там и не было! – щеки девушки раскраснелись от волнения, и она взяла паузу, чтобы успокоиться. – Но вы правы, я кадет Академии Звездного Флота, а мои действия не всегда соответствовали тому, что ждут от кадетов. Мне нужно будет составить этот чертов отчет – там я и напишу свою позицию. Если Федерация ожидает от меня, что я предам свою планету и свой народ… - Энн неопределенно повела рукой. – Тогда они плохо понимают особенности планет в ДМЗ. Но сейчас я должна убедить их, что я не виновата в их обвинениях – потому что это правда! Нельзя же обвинять меня только за то, что я дочь Самюэля Уильямса и не стыжусь этого?  Или… или мне припомнят тот небольшой инцидент на планете? Ну, с ангаром…. – она смущенно отвела взгляд.
Ромуланец внимательно слушал и не отрываясь наблюдал за землянкой. Да, она была совершенно не похожа ни на Квинтилию Перим с ее принципами, ни на фанатичного федерата Артура Лайтмана, ни на тех офицеров типа Кортеза. Ее принципы лежали в несколько иной области. Ее интересы больше находились в ее домашнем мире, чем в Федерации. Для чего ей был нужен Звездный флот – Ракар не совсем понимал. Нет, на самом деле, он, конечно, понимал, но Энн Уильямс не выглядела и не могла быть таким хорошо обученным профессионалом шпионажа. Это только лишь молодая девушка, все еще ищущая свой настоящий путь, стоящая у развилки. И это было совершенно не его дело. Но он им занимался по причине следования целям проекта. И еще по некоторой причине, которая стала следствием недавнего разговора на планете. Разговора, не будь которого – он бы сейчас писал свой отчет для своего командования, и не делал бы ничего иного.
- В случае с ангаром нет вашей вины, вы нас выпустили, помогли бежать, помогли с участием в спасательной операции, хоть и неудавшейся. Но тут вашей вины нет. Будете писать отчет – может быть покажете сначала мне перед отправкой? Я смог бы помочь с более удачными версиями формулировок. Не стоит расстраиваться заранее, все еще поправимо и все может быть выяснено в вашу пользу.
- Я могу надеяться, что вы это повторите на суде, если до него дойдет дело? Про невиновность и прочее, - усмехнулась Энн. – Я рада, если вы мне поможете, но я обещала координатору, что там будет только правда – и буду этого придерживаться. Хотя, конечно, правильные формулировки помогут выставить эту правду более… правдивой. Зайдете ко мне завтра утром?
- Можете надеяться, повторю, - склонил голову Ракар, и усмехнулся над формулировкой «более правдивая правда». Земляне и прочие федераты – были весьма забавны. Каждый в своем стиле.
- Да, увидимся утром. А пока я пойду. Репликаторы «Саратоги» не сумели сделать ничего толком ромуланского, может быть «Кваркс» сумеет исправить эту проблему. Заниматься экспериментами с тем, к чему я не привык – я пока не готов. Как это у вас говорят – доброй ночи?
- Я бы тоже была не прочь сходить в «Кварк’c», - тихо пробормотала Энн и добавила уж обычным тоном: - И вам спокойной ночи и хорошего вечера. Наслаждайтесь всеми преимуществами этой станции – я о ней много слышала, тут весело!
- Веселье в мои обязанности не входит, - улыбнулся Ракар одной из своих саркастических улыбок, впрочем, без всякого высокомерия. И вышел из каюты.
_______________
Вместе с Энн Уильямс


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 Апреля 2016, 20:22:25 #19
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, “Кварк’с” -> каюта Кариссы Яккат.


Посидев ещё немного, Освальд вспомнил о другом беспокоившем его ранее вопросе - судьбе двоих, а точнее троих, кардассианцев, которых Саратога забрала с планеты не без его личного участия. Он спешно покинул бар и, остановившись у ближайшего общественного терминала, узнал, где именно разместили Кариссу Яккат с сыном и находятся ли они в своей каюте.
Добравшись до указанной каюты, кадет позвонил в дверь.
Дверь открыли практически сразу.
-Нет-нет-нет, Дамар, не надо! Мы же не дома! - услышал Освальд голос кардассианки, пока створки раздвигались в разные стороны.
В дверном проеме стоял маленький кардассианец в свитере кирпичного цвета, в одной руке у него был игрушечный ящер, а другой он явно только что дотянулся до кнопки, открывающей двери в каюту. Увидев Освальда, он проказливо хихикнул и бросился бежать через гостинную в сторону второй двери, ведущей, скорее всего, в спальню.
Карисса Яккат стояла довольно далеко от двери и, судя по всему, только что вышла из ванной, поскольку из одежды на ней было одно лишь белое пушистое полотенце, а длинные черные волосы выглядели влажными.
-Извините… - начала она.
- Привет, а... - только и успел сказать Освальд мальчику, прежде чем тот убежал.
Заметив краем глаза женщину, кадет сначала повернул голову в её сторону, но спустя всего долю секунды отвёл взгляд.
- Это вы извините, я, кажется, не в самый удачный момент зашёл.
Мысленно выругав себя за то, что не вызвал предварительно Кариссу по связи, а сразу пришёл к ней с сыном в каюту, он всё же решил озвучить одну из целей своего визита:
- Мне хотелось узнать, как вы устроились, всё ли в порядке.
Ещё кадета интересовало, были ли вести с Волана II за время полёта и последующие часы, что они провели уже на станции, но он пока не стал об этом спрашивать.
-Нет-нет, ничего! - поспешно ответила Карисса, хватая с ближайшего кресла какую-то одежду, - Заходите, я сейчас! - она юркнула обратно в ванную комнату и продолжила объяснять оттуда, - Просто у Дамара сейчас такой период, он любит сам нажимать на всякие кнопки…
Наконец, женщина снова появилась из ванной. На этот раз на ней было платье серо-голубого цвета с рисунком, напоминающим чешую рептилий.
-Большое спасибо за беспокойство, - уже медленнее и спокойнее ответила она, - У нас все в порядке, нам выделили очень хорошую каюту и обещали сообщить, когда следующий транспортный корабль отправится в сторону системы Волан. Кажется, это будет в течение следующих нескольких дней...
- Спасибо, миссис Яккат - ответил Освальд, заходя в куда более уютную каюту, чем их переделанные склады.
Он встал недалеко от входа, заложив руки за спину.
- Это хорошо, - удовлетворённо кивнул Освальд, - Но я хотел бы попросить вас остаться на станции подольше. События на Волане II легко могут повториться и на других планетах поблизости. Боюсь, для вас там может оказаться небезопасно, и мне не хотелось бы, чтобы с вами что-то случилось. Никому из нас не хотелось бы этого, - добавил он, кашлянув и нервно сжав руки в кулаки.
- У вас есть какие-то новости из дома? - задал он, наконец, мучивший его вопрос.
Щеки госпожи Яккат потемнели от румянца.
-О… Я подумаю о вашем предложении, и если ваша коммандер разрешит мне остаться. К сожалению, я все еще жду официальных новостей с Кардассии, но они пока не сделали никаких заявлений, - Карисса опустилась на диван, было видно, что она расстроена, - Но это ничего! Я должна быть сильной, - она гордо подняла подбородок, - Хотя, честно говоря, мне очень не хватает поддержки. На прошлой военной базе, где мы жили, было целое сообщество армейских жен, которые поддерживали друг друга, пока мужья отсутствовали, а здесь я совсем одна. Может, гил Тенма получил какие-то новости? - она подняла голубые глаза на Освальда, - Мне было бы неудобно спрашивать, потому что хотя он очень мил, но его внимание ко мне всегда было несколько… навязчивым. Мне не хотелось бы обижать его очередным отказом, все-таки он начальник моего мужа и сын гала… Может быть, вы могли бы?..
Освальд заглянул женщине в глаза, потом кивнул и ответил:
- Я спрошу его о новостях. Всё равно собирался с ним поговорить при случае, но...
Он замолчал в последний момент, решив не напоминать лишний раз, что в глазах Тенмы все солдаты гарнизона были предателями, заслуживающими самого сурового наказания. В конце концов, был шанс убедить Тенму хотя бы не рубить с плеча, а разобраться в происходящем получше и потом уже действовать. Небольшой шанс, но всё же реальный.
- Но, возможно, вам тоже придётся с ним поговорить, - попытался вывернуться из собственной ловушки кадет. - Потом. Если он, например, не захочет мне раскрывать информацию. Между тем, может вам познакомиться с кем-то на станции? Тут много разных людей живёт. Думаю, у некоторых офицеров и семьи тоже здесь живут. Или общайтесь с нами, пока нас снова куда-нибудь не отправят. Ведь у нас в проекте люди со всего квадранта собрались. Можете много нового узнать. Да и сын ваш скучать не будет. Здесь и дети тоже живут, и даже школа есть...
Освальд опустил голову и тихо поправился:
- Точнее, была. До недавних событий. Не знаю, работает ли она сейчас.
-Я видела на плане станции, что у вас есть оранжерея, - подхватила Карисса, - возможно, я могла бы быть полезна там. Это если, конечно, я задержусь на станции надолго. Надеюсь, впрочем, ситуация на Волане II быстро разрешится. Я не верю, что мой муж мог совершить предательство, это должно быть какое-то недоразумение. Скорее всего, сейчас он вместе с остальным гарнизоном организует защиту кардассианцев на планете и поддерживает порядок.
Освальд не знал, что можно на это ответить, поэтому какое-то время просто стоял, глядя в пол.
- Я тоже надеюсь, что всё скоро разрешится, и вы воссоединитесь с супругом, - прозвучало это так, словно кадет сам в глубине душе не слишком верил в счастливый конец этой истории, но изо всех сил старался думать о лучшем, - А пока не стесняйтесь обращаться ко мне, если захотите что-то узнать или просто поговорить. Мне нравится знакомиться и общаться с новыми людьми, и я с радостью покажу вам с сыном станцию.
-Давайте встретимся завтра? - предложила Карисса, - Возможно, к этому времени вы узнаете какие-то новости для меня.
- Да, давайте, - охотно согласился землянин, - Если ничего не случится, я зайду за вами в полдень. Удобно будет?
-Да, у нас ведь особенно нет никаких дел на станции… - ответила кардассианка, - Мы будем ждать вас, Освальд.
- До завтра, миссис Яккат. Пока, Дамар, - попрощался кадет и вышел из каюты.
_________________________________
С Кариссой Яккат и её сыном Дамаром


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
07 Апреля 2016, 09:10:57 #20
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала


Когда коммандер и координатор вышли, Утара пододвинула второе кресло к одному из столов и села, сделав Саталу приглашающий жест.
– Вы хотели поговорить, давайте тогда вы и начнёте, – дружелюбно сказала болианка. – Но прежде всего я должна извиниться перед вами: моим прямым долгом было поговорить с вами сразу после прибытия на Саратогу, я же была слишком озабочена контактами с офицерами звездолёта и положением оставшихся на планете участников проекта. Это была непростительная ошибка, и, боюсь, именно она привела к этому печальному результату.
- Вы полагаете, этот разговор что-то бы изменил в лучшую сторону? - с сомнением проговорил Сатал. - Насколько я понимаю, никто не имел права меня отпустить. Так что в этом случае, либо вышестоящие офицеры должны были бы нарушить приказ, либо меня оставили бы на Саратоге. Но миссис Рилл, я хотел поговорить о другом. Человек, о котором пойдёт речь, который нам помог - аутист, но при этом является гениальным инженером. Пользуясь его наивностью, его используют для своих целей люди, которые называют себя его друзьями. Он верит им и не понимает, кому и в чём помогает на самом деле. Доктор Эвансон сказала, генная терапия может его сделать полноценным членом общества, но в Федерации такие операции не проводятся, да и переезжать в Федерацию они бы не стали. Но позволить Бо остаться там - это значит позволить, чтобы им пользовались, чтбы заставляли нарушать закон и… у них были на него очень жестокие планы. Я собирался поговорить с мистером Клейборном, но вышло так, что обсудил этот вопрос с Лорой Эвансон. Она намерена попытаться уговорить его покинуть Волан, но я понимаю, что нельзя предлагать людям ехать в никуда, на переезд и на лечение за пределами Федерации требуются средства, в которых Клейборны ограничены. Я знаю, что у вас на Боларусе IX есть банк, логично предположить, что какая-та часть жителей может пользоваться деньгами. Я, как вы знаете, програмист. Возможно, вы могли бы помочь мне найти клиентов? Тогда я мог бы помочь Клейборнам материально.
Сатал замолчал, ожидая реакции советника на рассказ.
Утара слушала Сатала и кивала каким-то своим мыслям. Ясно было, что пока не будет решена наиболее беспокоящая его проблема, он вряд ли сможет полноценно переключиться на что-то другое, да и сама проблема была важной и нетривиальной.
– Да, – сказала она, когда Сатал закончил, – Моя семья уже несколько поколений занимается предпринимательством, и, конечно же, имеет дело с деньгами. Правда, я сама никогда не имела с этим дела: очень недолго я готовилась включиться в семейный бизнес, но быстро поняла, что есть вещи, которые интересуют меня намного больше. Должна признаться, что наше семейное дело не имеет ничего общего с программирвоанием, но кто знает, может быть, у отца и мамы есть знакомства... Я спрошу их, могут ли они помочь.
- Благодарю вас, - склонил голову вулканец.
Утара немного помолчала. Потом предложила:
– Тогда, если вы не против, давайте всё-таки вернёмся к вашему побегу. Не обижайтесь на меня, но внешне он был похож на жест отчаяния. Я имела дело с вулканцами и пойму, если вы не захотите говорить о том, какие внутренние движения подтолкнули вас к этому поступку, но если вы чувствуете необходимость высказаться, вы можете быть уверены, что всё, что вы скажете, останется между нами. Если же что-то из сказанного потребуется для того, чтобы вас защитить, я сперва попрошу у вас разрешения использовать это в вашей защите.
- Я понимаю, что со стороны мой поступок может казаться импульсивным, - согласился Сатал, - но на самом деле это было обдуманное решение. Полагаю, вы поняли, почему я не мог оставить Борегарда Клейборна на Волане. В то же время он, не будучи дееспособным, не мог попросить убежища у Федерации, и даже если бы он это сделал, такая просьба не могла быть принята во внимание. Таким образом, когда в транспортерной меня попросили рассказать подробнее, я мог лишь промолчать. Если бы я сказал, кто он, то единственно возможный ответ был бы отказом. Потому что сам Борегард не может просить убежища, а Федерация ограничена во времени и отправиться к людям уговаривать их покинуть Волан 2 мне бы не позволили, полагаю, вы прекрасно понимаете, почему. Таким образом, если бы я сказал кому-то о своих намерениях, то любой офицер Саратоги, а также вы и глинн Толан были бы обязаны запретить мне и спуск, и любые попытки осуществить мои намерения, поскольку они по сути - влияние на принятие решения и вмешательство. В большинстве случаев позиция Федерации по невмешательству оправдана, но в данном контексте она оборачивается другой стороной. Самоустраниться от судьбы такого человека, как Бо, тем более, после того, как он нам помог, позволить сделать из него преступника или позволить, чтобы он пострадал за оказанную помощь, прекрасно зная, что он сам не может себя защитить - такие действия свели бы на нет все декларируемые нами идеалы. И тем не менее, формально любой на Саратоге обязан был сделать именно это. Тот, кто решил бы поступить иначе, нарушил бы приказ, и члену ЗФ это грозило бы трибуналом. Мои попытки уговорить, по сути, означали бы примерно такое предложение: “Я хочу поступить правильно, но цена для меня слишком высока, и поэтому я предлагаю вам взять на себя ответственность за мой правильный поступок”. У меня не было такого намерения. Я готов принимать решения и отвечать за них сам. Поэтому я никому ничего не сказал, включая шефа транспортерной, и обездвижил его без предупреждения, иначе уже ему пришлось бы объяснять в лучшем случае своему начальству, почему он вовремя не среагировал.

– Если рассматривать только версию спуска на планету, то всё очень продуманно, – признала Утара. – Но если бы я поговорила с вами, мы могли бы попробовать и другие возможности. Например, мы могли попытаться связаться с домом мистера Клейборна, а если бы его не оказалось дома, попытаться разыскать по связи Лору Эвансон. Глинн Толан связывалась с больницей, где работала доктор Эвансон, там был передатчик. Наконец, в случае неудачи мы могли попросить помощи у персонала «Саратоги» и попытаться разыскать доктора Эвансон через них. Всё это могло принести результат, а могло и не принести, но ведь бесплодным мог оказаться и ваш побег! Вы могли попасть в плен, даже погибнуть и всё равно не встретить тех, кто был вам нужен. Появись вы там десятью минутами раньше или позже, вы бы не встретили ни Лору Эвансон, ни ваших товарищей по проекту, и кто знает, чем бы всё закончилось!
– Так что как видите, – заключила болианка, – идея поговорить была не так уж бессмысленна, и доля моей вины в вашем побеге всё-таки есть.
- Если бы речь не шла о том, что Саратога в любой момент покинет орбиту, я бы, конечно, рассмотрел иные варианты. Но, боюсь, в тех условиях у меня не было времени идти путём проб и ошибок. Пока мы с вами уговаривали бы то одних, то других, корабль просто покинул бы систему.
Утара покачала головой:
– Как я уже сказала, с таким же успехом вы могли разминуться с оставшимися на планете и задержать звездолёт надолго уже после того, как Ракара и Тенека подняли бы на борт, а проблема Бо Клейборна была бы улажена, и при этом даже не встретить тех, кого вы искали. У обоих вариантов ваших действий есть свои уязвимые места, ни один из них не идеален.
Болианка немного подумала и осторожно произнесла:
– Простите, что я спрашиваю вас, но раз всё это было так серьёзно и так важно, что вы решились на побег со звездолёта, и раз вы изначально не рассчитывали на помощь Звёздного флота, почему вы решили подняться на борт «Саратоги»? Самым простым выходом было остаться на планете.
Утара понимала, что, образно выражаясь, ступает на тонкий лёд. Молодого землянина, воспитанного вулканцами могло обидеть предположение, что он не заметил наиболее простого выхода из ситуации, но если за этим была какая-то проблема – где бы она ни подстерегала Сатала, на Волане II или на «Саратоге», нужно было хотя бы спросить, дать ему возможность поговорить об этой проблеме, или обдумать её самому.
Сатал на мгновение опустил глаза. Он ничего не имел против этого вопроса, и всё же в мозгу отстранённо мелькнула мысль о том, что, вероятно, его мотивы так и остались не до конца ясны. Он не имел намерения играть в благородство, просто поступал так, как считал верным, но сейчас, готовясь ответить на вопрос, подумал, что его ответы и поведение могут начать напоминать именно это. Тем не менее, он должен был объяснить, тем более, что его спросят об этом ещё не раз. Молодой человек спокойно посмотрел в глаза болианке.
- Это имело бы смысл, если бы в мои намерения входило уклониться от ответственности за свой поступок. Или если бы я не успел сделать всё до отлёта. Поскольку мне удалось поговорить с Лорой Эвансон и достигнуть наилучшего в тех условиях результата, пока ещё Саратога была на орбите, у меня не было дальнейшей необходимости оставаться на Волане 2. Прибыл же я сюда ради проекта и у меня не было изначально намерения покидать его таким образом. Кроме того, дипломатия может требовать наказания нарушителя, а усложнять Федерации жизнь, заставляя гоняться за мной, я тоже не собирался. Равно как убегать от коллег по проекту или офицеров звёздного флота, которые были рядом.
___________________
с Саталом


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
07 Апреля 2016, 12:08:02 #21
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала


По мере того, как Сатал говорил, глаза болианки раскрывались всё шире, а под конец даже рот слегка приоткрылся от изумления и протеста.
– Боже вас сохрани, мальчик! – воскликнула она, едва Сатал закончил свою речь. – Да у меня и в мыслях не было ничего подобного! Ну и воображение у вас! Я имела в виду совсем другое…
Утара закрыла лицо рукой, чтобы скрыть улыбку и добавила:
– Простите моё неуместное веселье, но недоразумения часто заставляют меня улыбаться. Я спросила вас о том, почему вы телепортировались на Саратогу в первый раз: остаться на планете, а потом искать способ вернуться было бы проще, чем телепортироваться, а потом сбежать и всё равно искать способ вернуться.
Глаза Сатала на мгновение широко раскрылись, когда он понял свою ошибку. Но следом пришли растерянность и смущение. Да, это был резонный вопрос со стороны советника, и такой же резонный вопрос, вероятно, возникнет у любого другого. И с учётом того, какой ответ он дал наедине с собой - что он мог сказать?
- Я… признаю, что допустил оплошность в данном случае, - медленно проговорил Сатал. - Моё владение эмоциями несовершенно, и я уже сделал выводы из этой ситуации. Она лишь подтверждает, что прохождение Колинара пойдёт мне на пользу, а пока что я решил увеличить время медитаций, чтобы лучше владеть собой. Полагаете… - юноша неуверенно помолчал. - Полагаете, мне придётся объяснять этот момент в суде?
Утара вздохнула:
– Как уже сказала коммандер Мори, вряд ли дело дойдёт до суда. До отчисления из проекта – может быть, но никаких обвинений заслуживающих судебного разбирательства вам ещё не предъявили. И раз уж вы считаете это ошибкой и решили сделать из неё выводы, давайте не будем торопиться: вам не кажется, что Колинар – это слишком уж радикальная мера? Многие совершают ошибки, вулканцы в том числе. Люди намного старше вас в том числе! Но не бросается же каждый из них проходить Колинар!
- Решение о прохождении Колинара я принял не вдруг, - возразил Сатал. - Я упоминал о нём ещё во время собеседования. Сейчас же я лишь отметил, что данная ситуация лишний раз подтверждает его правильность.
– Могу я спросить, что впервые подтолкнуло вас к этой мысли? – спросила Утара. – И почему вы утвердились в ней?
Сатал нахмурился.
- Не уверен, что я смогу восстановить в памяти самый первый раз, - ответил он, - принятие решения не было внезапным. Но я заметил, что волнение и тревога мешают людям принимать правильные решения, что иногда заканчивается трагично как для них самих, так и для окружающих. Мой случай также это подтвердил. Следование логике позволяет избежать как обычных повседневных ошибок, так и более масштабных вещей - войн, бессмысленной жестокости.
– Иногда... – сказала Утара, – это ключевое слово.
Она немного помолчала и сказала:
– Мистер Сатал, не знаю, принесут ли мои слова вам пользу, но всё же рискну кое-что вам сказать. Для начала меня очень насторожило то, как вы ответили на мой вопрос. Вы ни на секунду не задумались, и ни слова не уделили объективным обстоятельствам вашего перемещения на корабль – ни тому, что у вас почти не было времени на размышление, о чём мне хорошо известно, ни тем вещам, о которых я пока ничего не знаю. Вы сразу осудили себя. Знаете, есть две крайности: постоянное самооправдание и постоянное самоосуждение – поверьте, ни одна из них не является конструктивной, ни с точки зрения здоровых эмоций, ни с точки зрения самой холодной логики.
Болианка остановилась, позволяя молодому человеку ответить, не перебивая и не нарушая правил вежливости.
Сатал качнул головой.
- Миссис Рилл, если вы предполагаете, что я до телепортации вовсе не подумал о возможности остаться на планете, то вы заблуждаетесь. Я не мог не подумать об этой возможности, поскольку изначально, вместе с несколькими другими участниками, просил отсрочить мою телепортацию в связи с действиями в и вокруг мэрии. И я мог бы снять коммуникатор, чтобы предотвратить свою телепортацию. Проблема не в том, что я об этом не подумал. Проблема в том, что я… - вулканец на секунду запнулся, - забыл… что не завершил дела на планете. Моя забывчивость привела к тому, что я был вынужден совершить этот побег, напасть на офицера транспортерной, рисковать подставить ответственных за меня людей,  рисковать закрытием проекта и, возможно даже, спровоцировать международный скандал. Уже не говоря о том, что перспектива быть исключённым из проекта Альфа меня тоже не радует, хотя мои личные интересы на этом фоне блекнут. Вам не кажется, что это слишком много последствий для обычного “все ошибаются”?

– Не кажется. Ошибки на то и ошибки, чтобы приводить к осложнениям. Если бы ошибки не создавали проблем, их бы следовало называть правильными поступками. Вашу по-крайней мере нельзя отнести к числу фатальных, если это вообще ошибка. Вы уверены, что у вас были сколько-нибудь приличные шансы остаться и реализовать ваши планы? В конце концов вы находились в эпицентре событий, и учитывая состояние мистера Лайтмана и мистера Тенмы, когда их подняли на борт, там было далеко небезопасно.
Сатал промолчал. Технически, конечно, Утара была права, и он и сам понимал, что человек не может не ошибаться. Но цена ошибки может быть разной. Если ты написал программу-игрушку, которая неправильно считает призовые очки, к тебе просто придут клиенты и предъявят претензии. Если ты допустил ошибку в содержательной части учебной программы, студенты усвоят неверную информацию, что в худшем случае может стоит кому-то жизни. А если ты нечаянно написал скрипт, взломавший систему безопасности другого государства, то союзник может превратиться во врага и начать войну, и невинным “ошибки на то и ошибки” здесь не отделаешься. Наверняка Утара тоже понимала это, просто хотела его успокоить.

Болианка немного подождала ответа Сатала, потом покачала головой и сказала:
– Поймите, я не пытаюсь оправдать вас любой ценой, но меня там не было, и я хочу понять, действительно ли вы упустили возможность выполнить задуманное с минимальными потерями, или у вас не было такой возможности с объективной точки зрения. Думаю, вам и самому будет полезно посмотреть на ситуацию свежим взглядом и заново её оценить.
Сатал кивнул.
- Я считаю, что шансы у меня действительно были. Сняв коммуникатор, я бы остался на крыше, и после того, как других телепртировали, мог бы воспользоваться ховеркаром, находящимся там же на крыше, мы на нём прилетели на крышу. Так я бы покинул пределы мэрии и площади и добрался до дома Клейборнов. Если бы не забыл, что собирался к ним…
– Понятно… – Утара задумчиво подпёрла голову рукой, – И вы думаете, что виной всему какая-то эмоция? Там на крыше вы осознавали её? Или понимание происходящего пришло к вам позже?
- То, что я этого не осознавал, обусловлено также эмоциями, - возразил Сатал. - Если бы я был спокоен, я бы ни о чём не забыл и выбрал бы оптимальный способ действий. То, что я подсознательно выбрал более устраивавший меня в тот момент образ действий, вряд ли может служить оправданием. Я бы сказал, это наоборот в очередной раз приводит меня к тому выводу, что я уже озвучил.
Необходимость всё это вновь и вновь проговаривать заставляла ощущать недовольство собой. Ему не помешала бы сейчас чашка чая, вулканец встал, собираясь направиться к репликатору, но вспомнил, что его нет в каюте, и неспеша прошёл к окну. Звёзды. Вдох, выдох. Когда он медитировал? А ведь он собирался начать делать это чаще.

Утара тоже встала, прошлась по комнате, потом остановилась в нескольких шагах от Сатала. Ей хотелось поддержать его, положить руку на плечо, сказать что-нибудь не слишком осмысленное, но поддерживающее, однако она не знала, не огорчит ли это землянина, воспитанного вулканцами ещё больше. Поэтому она сказала то единственное, что имело прямое отношение к проблеме и было одним из возможных её решений.
– Я не уверена, что вы правы. Подумайте сами: когда землянин слушает громкую музыку, ференги затыкает уши, а кардассианец не прочь сделать её погромче. Понимаете? Вулканец по рождению не смог бы пропустить всплеск эмоций, даже если бы захотел; его сознание, возможно, было бы этим оскорблено, но не смогло бы пропустить такой сильный раздражитель. Вы же с детства привыкли приглушать эмоции, которые у вас и без того слабее вулканских. Неудивительно, что этот всплеск зафиксировало только ваше подсознание, а сознание его не заметило. Не стану утверждать, что я непременно права – пока вы единственный землянин с таким уникальным опытом, но это очень вероятно. И если это так, то увеличивая количество медитаций вы можете не исправить ситуацию, а усугубить её. Возможно, вам нужно сделать нечто совсем иное – научиться слышать самого себя?
Сатал стоял, потерянно глядя на советника.
- Вы думаете, мои родители преследовали именно эту цель, когда советовали отложить колинар и узнать больше о других расах? - подумал он вслух. Прежде ему не приходила в голову такая мысль. - Но ведь страх очень сильная эмоция, разве можно её так просто не заметить?
– Можно не заметить даже сильную боль, – сказала в ответ Утара. – Как говорят вулканцы, всё здесь, – она указала на голову, и добавила, – Ваши родители – мудрые люди, вам очень с ними повезло.
Сатал задумчиво кивнул. Что же ему теперь делать? Если он не увеличит или даже наоборот уменьшит количество медитаций, он будет всё больше проявлять эмоции… Совершать ошибки. К чему это приведёт? И… он ведь вулканец, он привык себя контролировать, он всегда так жил… Это его сущность, в конце концов! Юноша мотнул головой, желая разогнать сумбур в мыслях.
- Извините, мэм, я… мне надо подумать, - пробормотал он, стараясь не показать смятение. Может, лучше было и не начинать об этом думать? Ведь если последнее предположение верно, то кто он на самом деле?
– Конечно, – мягко сказала болианка. – Подумать, может быть, посоветоваться с родителями. И, конечно же не спешить ни ужесточать медитации, ни – не дай бог – отменять. Вы сжились с определённым образом жизни, если вы решитесь на какие-то перемены, это должно быть очень-очень постепенно.
Ответ принёс Саталу некоторое облегчение. Последний вопрос возник неожиданно. когда казалось, что разговор уже окончен:
- Мэм, а какая была бы польза, если бы я прямо там осознал, что мне страшно? Разве это не ухудшило бы мою реакцию и не замедлило бы меня?
– Страх, как и боль – важная часть наших реакций, индикатор опасности, – объяснила советник, – Если человек не будет чувствовать боли, он может покалечиться только из-за того, что вовремя не почувствовал этот сигнал. В сложной ситуации боль можно стерпеть, а вы, должно быть, учились и снижать свою чувствительность к ней, и смогли бы действовать эффективно вопреки боли. То же самое и со страхом: можно перебороть страх, можно заглушить, но уничтожить его полностью – значит лишить себя заложенного в инстинктах предупреждения.
Сатал неопределённо кивнул. В общем, если говорить об инстинкте, то он, похоже, подействовал и без его желания, даже, скорее, вопреки. А ещё - ему снова захотелось поговорить с родителями, увидеть их, поделиться переживаниями. Как хорошо, что они приедут. С Вулкана им добираться недели две. К тому времени он успеет обдумать всё сказанное.
________________
Я и Утара


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
07 Апреля 2016, 18:22:19 #22
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, --> “Кваркс”.


Покинув каюту Энн Уильямс, Ракар отправился к себе. Трое кадетов проекта сидели под арестом, некоторые другие получили увечья, хоть их наверняка уже залатали. Диверсионный заговор, так успешно осуществленный никем иным, как кардассианским правительством и их особенно коварными спецслужбами, ставил под угрозу проект, который был чрезвычайно интересен и информативен для него лично, и очень полезен для Ромуланской Империи, с какой стороны на него бы не посмотреть. Еще Ракар хорошо помнил слова лейтенанта Кортеза о «безумном полете Перим». Федераты… Но политика есть политика, несомненно.
Согласно расписания кораблей, звездолет USS «Саратога» все еще был пристыкован к станции. В присутствии этого звездолета Ракар не будет связываться с собственным командованием. Шифрование шифрованием, свежие коды свежими кодами, а безопасность безопасностью. Не сегодня, и даже может быть не завтра. Но сегодня он должен был обсудить с кадетом Звездного флота Перим вопрос, который на самом деле с самого начала волновал именно ее. Это судьба Энн Уильямс. Что она решит теперь? Или новые обстоятельства могут все изменить в ее подходе? Это было чертовски интересно.
- Ракар вызывает Квинтилию Перим, - нажал он на федеральную дельту.
Ответа не последовало.
Выждав две минуты, Ракар задал другой вопрос:
- Компьютер, каково местонахождение кадета Звездного флота Квинтилии Перим?
Был ли у него доступ до такой информации или не было, отдельно спрашивать не имело смысла. Отказ в доступе компьютер и без того сообщит сам.
-Кадет Звездного Флота Квинтилия Перим находится в голо-комнате номер 6, - ответил приятный женский голос.
Голокомнаты находились рядом с заведением «Кваркс». Но Перим не отвечала, и это было не очень правильно. Улану это не понравилось. Пока они с Тенеком развлекались на Волане II, кадету наверняка было недвусмысленно объяснено, что будет означать для ее дальнейшей карьеры ее «безумный полет».
Ракар еще раз распотрошил свою сумку и отправился в «Кваркс». Это заведение, по слухам, никогда не пустовало в былые времена. Не было пусто оно и теперь, но и не то чтобы сильно полно. Зато Ракару было известно имя этого толстого лурианца, что стабильно сидел за стойкой. Морн, его звали Морн.
Ромуланец прошел в дальний конец стойки и сел на высокий приставленный к ней круглый стул, подозвал ференгийского официанта, положил перед ним две полоски латины.
- У меня есть вопросы, у тебя есть ответы, - негромко проговорил он. – Мы получим взаимную выгоду. Итак, голо-комната номер 6. Вопрос первый: включены ли там протоколы безопасности?
Ференги стремительно цапнул латину с барной стойки, и его уши слегка зашевелились.
-Дайте проверить, - протянул он, нагнулся под стойку и вынырнул с ференгийским паддом в руках, - Комната 6, комната 6…  Вот! Забронирована на два часа мисс Перим… за федеральные кредиты, - последние два слова он произнес с отвращением, - Протоколы безопасности - стандартные. Но такому бравому центуриону, как вы, не понравится программа, что она принесла. У нас есть свои замечательные кристаллы на любой вкус… - он понизил голос и заговорил заговорщицким шепотом, - Могу предложить эксклюзив, доставили только-только вчера - “Вулканская раба любви, часть 7”. В ней прекрасная, но очень развращенная и не сдерживающая эмоций вулканка попадает в застенки ромуланской разведки и там ее допрашивает ромуланская майор в такой, знаете ли, форме из одних только ремней… - уши ференги снова пришли в движение.
Стандартные протоколы безопасности означали что все штатно, и это уже неплохо. Дальше ференги позволил себе лесть, потому что центурион – это было следующее звание, которого Ракар еще не достиг. Однако, оно было не столь уж и далеко. А дальнейшее вызвало у него приступ смеха. Ракар не смог сдержаться, прыснул и расхохотался. Честно говоря, сдерживаться ему надоело. Еще толком не просмеявшись, он вытащил другие две полоски латины и тоже положил их на стол.
- Нет, спасибо. Я не люблю вулканцев, - ответил он. И, наконец, снова обретя серьезный вид, спросил снова:
- Какая программа, что там происходит? Сколько времени до завершения?
Ференги быстро очистил стойку от латины.
-Она принесла свою программу, - ответил он, - Один час 18 минут назад. Наверняка, там что-то скучное, в Звездном Флоте совсем не умеют развлекаться. Синтетический алкоголь, протоколы безопасности… Я вижу, что вы-то совсем не такой. У нас есть такие программы, ух! Подумайте все же о вулканке. А если вы скажете секретную кодовую фразу - “50 оттенков зеленого”, то вы получите скидку в 5… нет, даже в 7 процентов! Сегодняшнее супер-предложение и только для вас!
Ракар наблюдал за алчностью ференги с хорошо скрываемым презрением, но тот значительно развеселил его и потому был достоин прощения. Ромуланец не скрывал улыбки, ему было смешно. Однако, он думал уже о другом. Время терпит, некуда спешить. Пусть Перим отдыхает, дела подождут. И он подождет пока она выйдет. Вламываться в голо-комнату было нельзя. Хотя он бы мог, если бы оно того стоило. Сейчас, вероятно, не стоило.
- Меня обычно интересует информация, - сказал он официанту, прерывая его нескончаемый поток рекламы и обещания скидок. – И мы можем с вами сработаться, если вы пожелаете. Я очень ценю достоверность, и жестко караю за ложь и дезинформацию. А сейчас я попрошу традиционный ромуланский суп, моллюски Джамбо, и напиток Кали-фал. Я знаю, у вас все есть. Жду за столиком.

У ференги действительно все было. Правда, напиток Кали-фал несколько отдавал реплицированным привкусом - то ли действительно был полностью синтетическим, то ли кто-то по ту сторону барной стойки не доливал и разбавлял продукцию.
Приблизительно через 40 минут девушка-трилл появилась в баре. На этот раз она была не в форме федеративного кадета, а в ядовито-розовом спортивном трико, поверх которого были натянуты бесформенные тренировочные штаны. Через плечо у Квинтилии была перекинута небольшая сумка, а ее волосы были небрежно собраны в узел на затылке.
Сперва трилл направилась к барной стойке и сказала пару слов ференги. Ушастый что-то негромко ответил, а затем указал пальцем на столик Ракара.
-Зачем вы искали меня? - осведомилась кадет, останавливаясь возле ромуланца.

Напиток был не тот, совершенный не оригинал, бледная подделка по составу и запаху, и это только в очередной раз напомнило ему, как далеко он от Родины, от всего того, что ему дорого.
Следующее сравнительно недолгое время Ракар ждал, прислушивался к звукам и разговорам за другими столиками. Важное умение для разведчика - уметь видеть, слышать и слушать, не менее важное, чем способность к беспристрастному незамутненному анализу.

______________
С Квинтилией Перим, разными ференги, молчаливым внешне и очень разговорчивым на самом деле Морном.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
07 Апреля 2016, 18:24:55 #23
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, “Кваркс”.


Кадета, спускающуюся из голо-комнат, он заметил сразу. Она не спешила уходить из заведения, и поэтому он просто ее дождался. Неужели у федератов принято не носить с собой средство связи, когда они не на службе? А что они делают в тех случаях, когда могут экстренно понадобиться?
Пару секунд он рассматривал Перим, выглядящую несколько необычно в не звездофлотской форме одежды.
- Я вас вызывал, но вы не ответили, - сказал он, не опуская внимательного взгляда. – Нужно обсудить дело Энн Уильямс. Тем, что мы забрали ее с Волана II, ничего не окончилось.
Квинтилия хмыкнула.
-О чем вы? Что должно было окончиться?
- Там, на планете, мисс Перим, - сказал Ракар, все еще глядя на нее снизу вверх, потому что она до сих пор стояла, - вы сказали мне, что не отпустите вашего соотечественника без борьбы. Что вы не готовы сдаться и пустить ее жизнь под откос, потому что она такой же кадет как и вы. В настоящий момент этот «откос» для нее все еще очень материален. Там все серьезно. И нам надо это обсудить.
-Там на планете, мистер Ракар, я убеждала мисс Уильямс поступить правильно, - холодно ответила Квинтилия, - И она это сделала, в тот раз. Теперь она всего лишь должна продолжать поступать так же, шаг за шагом, и тогда ничего плохого с ней не произойдет. Это очень простая концепция, на самом деле. Поэтому я не понимаю, в чем может быть ее проблема.
Ромуланец отвел взгляд и задумался на мгновение. Взаимопонимание, если оно когда-либо в принципе может быть достигнуто – будет достигнуто тяжелым трудом. Необходимо было объяснять и обосновывать. Но это она первая объяснила ему и обосновала этот мотив, а теперь он должен был ответить если не тем же, то по крайней мере довести дело до конца. Ромуланцы никогда не бросают начатое. Он поднялся из-за стола.
- Тогда я должен объяснить, но не здесь. Здесь - слишком много остро навостренных ушей. Где на этой станции можно поговорить без свидетелей?
Трилл пожала плечами.
-Меня ничьи уши не смущают, поэтому напрягите свое собственное воображение.
Удивительно как Квинтилия Перим совмещала в себе максимальную открытость вместе с максимальной закрытостью. Самое поразительное в этом было то, что так ведут себя и ромуланцы. Если не рассматривать иные признаки характера и взять только это, то Квинтилия была похожа на ромуланку куда больше, чем любой другой из всех федератов, которых он уже видел. И она либо не рассматривала необходимость секретного обсуждения дела Энн Уильямс, либо намеренно пыталась отстраниться от секретности.
- Моя или ваша каюта вполне подойдет, если это не приемлемо, я могу снять голографическую комнату на час. Что еще – баджорский храм, если там свободно, оранжерея, отсек для обучения детей персонала. Не важно где. Разговор требует конфиденциальности.
-Моя каюта пока… - начала Квинтилия.
- Вы сказали: снять голо-комнату? - возле столика будто кролик из шляпы фокусника материализовался официант-ференги, - Конечно, вам следует снять комнату! У нас есть замечательные-увлекательные-развлекательные программы на любой вкус для любых гостей. Джентльмен, порадуйте даму прогулкой под луной Андевиана II или атмосферой живописного маленького кафе в Париже!
Квинтилия отскочила в сторону и замотала головой.
-Мы с ним… да как вы могли подумать!
- Об этом я и говорил, - с досадой произнес улан, понимая, что и все остальные его слова уже были услышаны и запротоколированы местным персоналом. Именно поэтому всякому ромуланцу была выдана строжайшая инструкция молчать в баре ференги на станции Дип Спейс 9, или вести совершенно отвлеченные от дел разговоры.
Он сделал шаг к официанту, стараясь не дотронуться до того руками, хотя очень хотелось взять его за шиворот. Всей своей комплекцией нависая над этим маленьким гуманоидом, он принялся его оттеснять.
- Мне. Не нравится. Такое. Навязчивое. Навязывание. Услуг, – с расстановкой произнес он каждое слово. А потом обернулся к Перим и кивнул головой на выход, - пойдемте отсюда, если у вас нет больше здесь дел.
Наблюдая за действиями ромуланца, трилл широко раскрыла глаза от удивления, а затем без слов последовала за ним к выходу из “Кварк’с” и на Променад. За их спинами ференги что-то недовольно шипел и демонстративно поправлял лацканы своего яркого кафтана.
-Не было необходимости пугать официантов, - наконец, заметила трилл.
Замедлив шаг, Ракар посмотрел на кадета. Его лицо приобрело чуть более зеленоватый оттенок, чем обычно, но быстро возвращалось обратно в норму. Какими интересными фразами она изъяснялась, фразами, к которым он привык.
- И правда, нет необходимости делать то, на что нет необходимости. Но мне показалось, что необходимость была, он напугал вас. Это неправильно. Но ладно, он все равно получит свою прибыль. Это единственное что для него существенно. Так вот, - теперь он перешел к делу, - если ваша каюта пока неисправна, то моя исправна и вполне работоспособна. И …, да не бойтесь вы меня. Я хочу только обсудить эти все ваши федеральные проблемы, которые стали и моими тоже, потому что мы с вами работаем вместе.
Квинтилия остановилась на месте, как вкопанная.
-Я не какая-то там дамочка в беде, я могу о себе позаботиться! Меня спасать не нужно! - выпалила она, - И я не боюсь ни вас, ни каких-то неприятных типов в баре. Просто его предположение было… неприличным. Я такими глупостями не занимаюсь, чтоб вы знали. Где там ваша каюта?
- На стыковочном кольце, где-то в одном ряду с вашей, - сказал он и пошел в том направлении, одновременно ужасаясь тому, как потерял собственную невозмутимость вовсе не по причине праведного гнева и возмущений федеральной некомпетентностью, безалаберностью, заговорами всех мастей и расцветок. Одновременно злясь на самого себя за не очень полное служебное соответствие в этом инциденте в баре, совершенно не понимая, отчего такое произошло. Одновременно совсем не понимая зачем вообще это все ему нужно и какую пользу принесут его действия Ромуланской Империи. Польза, может быть ощутимая в будущем, была пока что слишком призрачна. Но раз начал, следовало продолжать.
_______________
совместно с Ракаром
« Последнее редактирование: 07 Апреля 2016, 18:25:26 от Мори Джанир »

Ex Astris, Scientia
Offline  
08 Апреля 2016, 09:50:46 #24
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, коридоры станции -> каюта господина Верасса.


Освальд прошёл немного по коридору, после чего сел прямо на грязный пол, прислонившись к стене и обхватив голову руками. Со стороны можно было только догадываться, какие именно мысли занимали его, но по отрешённому взгляду и тяжёлому дыханию было отчётливо видно, что землянин крайне озадачен. На его счастье, почти двадцать минут в коридорах поблизости никто не появлялся, и можно было спокойно подумать. Когда же проходивший мимо молодой баджорец поинтересовался, всё ли хорошо, Освальд моментально подскочил, отряхнулся и, бросив безразличное "Да-да, всё в порядке", двинулся дальше, как будто и не было этой паузы.
- Компьютер, где находится пожилой кардассианец по фамилии Верасс? - спросил он, отдалившись от посторонних.
Узнав расположение каюты, кадет направился туда, на ходу выяснив у компьютера, не спит ли почтенный господин. Одного появления в неудачный момент на сегодня ему явно было достаточно.
На этот раз дверь открыли далеко не сразу. Cедой и напоминающий жука-палочника кардассианец встретил Освальда на пороге, в одной руке он держал ковшик с какой-то густой белой жидкостью, пузырящейся и издающей запах несвежей рыбы, а в другой - некий инструмент, напоминающий кухонный венчик.
За спиной кардассианца была видна такая же каюта, как у Кариссы, но там, где у нее стояли диван, кресла и невысокий столик, мебель была сдвинута, чтобы дать место некой установке, на нескольких уровнях которой кипели и скворчали пол-дюжины кастрюль и сковородок. В каюте было очень жарко, воздух был влажным и наполненным паром и странными запахами. Определенно пахло едой, но понравилась бы она землянину - это был вопрос.
- Здравствуйте, господин Верасс, - с интересом разглядывая каюту, проговорил Освальд. - Как вы устроились на станции? Вам нравится здесь?
В голове крутились ещё два вопроса: "Не сердитесь ли вы на меня за ту маленькую хитрость, из-за которой вы тут и очутились?" и "Вы меня вообще помните?", но кадет снова решил не спрашивать самое важное прямо с порога. В конце концов, реакция старика и так даст на них ответы.
-Проходи, проходи, мой мальчик, - скрипучим голосом ответил Верасс, - Соус остывает…
Он отошел обратно к плите (так легче всего было назвать сложную конструкцию в каюте), поставил ковшик на горячую поверхность и принялся бешено размешивать его венчиком.
-Мои кастрюли были лучше, - пожаловался он, - За этими нужно следить, мастер Корам не любит запах гари в своем жарком.
Возможно, это был ответ на вопрос кадета. А возможно, старик просто был безумен, возможно, Волан II просто потихоньку сводил с ума своих обитателей так или иначе.
Верасс поднял ковшик и вылил соус в большую глубокую сковородку, где тушилось мясо странного зеленоватого оттенка. Честно говоря, оно выглядело так, будто уже начало покрываться плесенью.
- А вы любите мясо забу, мой мальчик?
Освальд ошеломлённо посмотрел на повара, потом перевёл взгляд на монструозную контструкцию в середине комнаты. С возрастом многие теряют остроту ума, но этот старик с каждым разом удивлял кадета всё сильнее и сильнее.
- Э-э, ну-у... я его никогда не пробовал, - нашёл он, наконец, нужный ответ, - А господину Кораму вот этого всего, - кадет указал рукой на "плиту" и демонстративно поводил рукой, - не многовато ли будет? Может кого-то ещё позвать?
Карисса Яккат с сыном, глинн Толан, гил Тенма, - это были все доступные кардассианцы, с которыми Освальд был знаком, и не факт, что хоть кому-то из них захотелось бы ужинать в компании Корама.
- А вам точно нужно всем этим заниматься? - всё ещё удивлённо разглядывая происходящее, спросил он. - Ведь в каютах есть репликаторы, в том числе и у господина Корама. Может вам поберечь себя и не утруждаться так? Вы же не на Волане II.
Землянин с надеждой посмотрел на старика, не будучи до конца уверенным, что тот вообще ознаёт сей простой факт.
Верасс перестал помешивать жаркое и в упор посмотрел на кадета. Радужки его глаз тоже были выцвевшими, почти бесцветными, как два прозрачных камня.
-Но это моя работа, это то, что я делаю. Мастер Корам нуждается во мне, он ценит хорошую, настоящую еду. Не все эти… подделки, без вкуса, без запаха, без текстуры! - Верасс даже причмокнул, иллюстрируя свою мысль.
Он слегка наклонился и выкатил из одной секции плиты тележку, на которой уже стояла посуда - тонкий фарфор с голубой каймой.
-Когда-то, кардассианцы умели ценить хорошую трапезу, во времена моей юности, когда Союз еще был сильным и везде царил порядок и изобилие, - ворчливо продолжил он, начиная наполнять тарелки закусками, - Тогда застолья длились часами, под хорошую музыку, за увлекательной беседой. Это вы, молодежь, вечно куда-то спешите - фьють-фьють! Туда-сюда! Скорей-скорей! И заказываете все эти новомодные блюда, баджорскую кухню. Да баджорцы ничего не смыслят в еде, все эти их специи только перебивают тонкие оттенки, которыми следует наслаждаться. Мастер Корам - вот кто понимает старую добрую Кардассию.
- Отнюдь! - довольно бодро возразил Освальд. - Не знаю насчёт баджорцев, но, если обратиться к земной истории, то и там можно найти немало примеров грандиозных застолий, в которых участвовали люди всех возрастов. Но подобное требует очень много труда. Многие охотники, земледельцы, фуражиры, повара и прислуга жизни всю жизнь трудились, не покладая рук, чтобы незначительное меньшинство могло себе позволить регулярно объедаться с грандиозным размахом. В конце концов, слишком многие перестали мириться с этой несправедливостью, и эта страница нашей истории отошла в прошлое.
Кадет немного осмотрелся по сторонам, потом перевёл взгляд на старика и весёлым тоном добавил:
- Хотите убедиться, что и сегодняшняя публика, включая молодёжь, может оценить столь славную кардассианскую традицию? Давайте устроим настоящее застолье! Приглашаются кардассианцы, а также все желающие! Я, конечно, ничего не понимаю в кулинарии, тем более кардассианской, но готов помочь всем, чем только смогу.
-Нет-нет, мастер Корам этого не одобрит, - покачал головой Верасс.
Он закрыл все блюда на тележке полу-прозрачными колпаками и, слегка напрягшись, покатил ее к выходу из каюты.
- Вы же свободный человек! - с жаром произнёс кадет. - Господин Корам ведь не владеет вами и не должен указывать вам, как и что вы должны делать. Подумайте, вдруг результаты превзойдут все ожидания, и жители и персонал станции захотят ужинать так каждый вечер? Вдруг вы найдёте себе помощников и решите открыть ресторан на Променаде, который затмит клингонский, реплимат-кафе и бар "Кварк'с" вместе взятые?
Повар поравнялся с кадетом Макдауэллом, распрямился и серьезно посмотрел на него.
-Я старый человек, мальчик мой, я на этом свете очень и очень давно. А в мои времена кардассианцы знали цену верности, уважали преданность слуг и считали их больше, чем помощниками, мы были членами семьи. Теперь-то все не то, все не так, все куда-то бегут и никакого порядка… Я всю жизнь проработал в доме Корамов, знал отца и застал дедушку теперешнего мастера.  Я знаю свое место в жизни, оно здесь, подле моего господина. Пусть все остальное в мире меняется и рушится, но этого у меня никто не отнимет.
Верасс вытолкнул тележку в коридор и сразу свернул вбок, к соседней каюте.
Освальд несколько минут стоял, как вкопанный, глядя прямо перед собой и явно пытаясь осмыслить последние события. Сначала Карисса Яккат поразила его верностью своему мужу, который, возможно, совершил страшное преступление против своего народа - предательство, а теперь ещё и повар Верасс выбил почву из-под ног у кадета, проявив фантастическую преданность собственному господину. Пусть последнее, по мнению самого кадета, граничило с безумием, оно просто не могло его не впечатлить.
Впрочем, долго размышлять ему не пришлось: бодрящий эффект рактаджино уже давно развеялся, и кадету хотелось спать. Оставалось сделать всего одно дело, и он, собрав волю в кулак, нажал на коммуникатор.
- Освальд Макдауэлл вызывает Джеза Тенму. Мы можем поговорить? Это ненадолго.
_____________________________________
С пожилым господином Верассом


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
08 Апреля 2016, 12:13:09 #25
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет


Выйдя от гила Тенмы, Тенек решил изменить планы. Артур Лайтман сидел под домашним арестом и никуда не мог деться за пару часов, к тому же его случай был вполне стандартным, а вот вопрос с детской болезнью Тенмы следовало решить.
Во-первых, медицинская карта кардассианца не содержала даже намёка на что-то подобное, и это было совершенно неподобающим обстоятесльвом: Тенек отлично сознавал, что в девяти случаях из десяти соблюдейние правил ведения медицинской документации было страховкой – страховкой, которая может никогда не понадобиться. Или может понадобиться, и тогда наступит десятый случай, когда наличие нужной инфомрации спасёт чью-то жизнь, а её отсутствие убьёт человека вернее, чем выстрел на поражение.
Во-вторых, детская болезнь из-за которой приходилось ежемесячно посещать медосмотры, не может быть пустяком, и чем раньше Тенек узнает о том, что это было, и чем оно грозит Джезу Тенме, тем лучше.
По этой причине вулканец вернулся в лазарет. Первым делом он выяснил время подходящее для вызова доктора Глессина.

В родном часовом поясе гила Тенмы все еще продолжался рабочий день, а поиск по базе данных выдал всего одного медицинского специалиста по фамилии Глессин.
Возможно, это было к лучшему. Тенма назвал как возможный вариант болезнь Оркетта. Конечно, он мог и ошибаться, но на случай если это была действитлеьно она, следовало собрать об этой болезни всю доступную информацию ещё до разговора с доктором Глессином. Тенек погрузился в базы данных: на одном терминале сделал запрос по информационным базам станции и Бэйджора, на другом - по общей базе данных Федерации. Первый поиск должен был осуществиться быстрее, второй мог продублировать его, а мог и существенно дополнить.
Однако информация с обоих терминалов оказалась крайне скудной. Болезнь Оркетта свирепствовала во время оккупации в баджорских трудовых лагерях, и для спасения жизни пациента требовалась пересадка костного мозга от здорового и совместимого донора. Поневоле напрашивалась мысль о том, что навряд ли оккупанты были готовы тратить свои ресурсы на подобные трудоёмкие и затратные операции: разве что в каком-нибудь лагере чудом оказался бы кардассианский врач-альтруист или же напротив – беззастенчивый экспериментатор который посчитал бы заражённых детей подходящим сырьём для экспериментов.
Болели ли кардассианские дети болезнью Оркетта? Клетки спинного мозга кардассианцев были совместимы с баджорскими, при таком положении вещей было не исключено, что болезнь поражала и тех, и других. И всё же было недостаточно данных.
 
Тенек отключил поиск, несколько секунд посидел, упорядочивая информацию, потом встал и вышел в приёмную.
– Мистер Дука, мисс Эвен, мне нужна максимально полная информация о болезни Оркетта.
– Я проверю базы данных, - отозвался Дука, не поднимая головы от заполнения форм, - Завтра утром выдержка будет на терминале в вашей каюте.
– Какой-то бедный ребенок на станции болен? - взволнованно воскликнула сестра Эвен, - Скажите, кто это, я сейчас же отправлюсь и поговорю с его родителями.
Кажется, выражение «подождите до утра» было заветной формулой в работе мистера Дуки Тхолема, его неторопливость резко контрастировала с энтузиазмом мисс Эвен Оро.
– Никто не болен, – остудил её пыл Тенек. – И я уже исследовал базы данных, там крайне скудная информация. Тем не менее, в баджорском секторе это заболевание достаточно известно, и я хотел бы получить о нём всю доступную информацию.
– Если вы уже посмотрели базы, то тут мало что можно добавить, - извиняющимся тоном ответила Эвен Оро, - Баджорские архивы сильно пострадали во время Оккупации. Конечно, их восстанавливают, но на это уйдет еще очень много времени. Вас что-то конкретное интересует об этой болезни?
– Очень многое, – сказал Тенек. – Прежде всего, как часто случались вспышки этой болезни после окончания оккупации? Ваша реакция, – обратился он к сестре Эвен, – наводит на мысль о том, что вы рассматривали случай заражения этим вирусом как вполне вероятный.
– Вспышка во время Оккупации была самой значительной, - ответила Эвен, - С тех пор время от времени встречаются отдельные случаи, но улучшение состояния медицины и уровня жизни не позволяют им распространяться широко. И уровень смертности сократился значительно, поскольку возможности лечения возросли…
– Ты хотела сказать, поскольку теперь возможности лечения просто появились, - мрачно вставил санитар со своего места, - Не то, что тогда.
Итак, болезнь вовсе не отошла в прошлое, и смертельные случаи занимали своё место в статистике.
– Где можно получить статистические данные по современному периоду, – осведомился вулканец.
– Это было всего 15 лет назад, так что мы до сих пор в том же в современном периоде, - проворчал санитар.
– Баджорский научный институт должен иметь эти данные, - ответила Эвен, - Можно запросить у них. Но мистер Тенек, почему вас внезапно так интересует эта тема? В самом деле, если вы подозреваете у кого-то Оркетт, вам всего лишь нужно попросить у них физическую пробу крови, и я смогу сделать анализ в течение всего нескольких часов.
– Мне предстоит разговор с коллегой, – ответил Тенек. – Возможно, эта тема будет затронута, следовательно, мне необходимо в ней ориентироваться. Но кроме того, рано или поздно до меня бы дошло упоминание о болезни Оркетта, а это – тяжёлое вирусное заболевание с угрозой смертельного исхода, и я нахожусь именно в той области пространства, где шанс столкнуться с этой болезнью выше чем где-либо. Самое логичное в этой ситуации – принять превентивные меры и собрать всю необходимую информацию. Именно поэтому меня интересуют все аспекты проблемы. Например, подвержены ли ей только кардассианцы и баджорцы, или она угрожает и другим видам, может ли излечившийся от этой болезни стать угрозой для никогда не болевшего в качестве вируосоносителя, какими путями передаётся заболевание, его симптомы на ранних стадиях...
Тенек остановился и временно подвёл черту:
– Для начала, хотя бы это.
– Подождите-подождите! - Дука, наконец, отвлекся от своих дел, и внимательно посмотрел на Тенека, - Кардассианцы?
– Мистер Тенек, - начала объяснять Эвен, - у нас, баджорцев, с кардассианцами много общего, вопреки нашей внешности. Наши виды скрещиваются и без медицинского вмешательства легко дают потомство, у нас есть общие болезни… Но Оркетт к ним не относится. Это баджорская болезнь. По-крайней мере, я никогда не слышала, чтобы она передавалась другим видам.
–Значит, я ошибся, – констатировал стажёр. – Я предположил, что если болезнь впервые проявилась в рабочих лагерях, то она была занесена кардассианцами, которые болели ею на Бэйджоре или были выздоровевшими носителями вируса.
Тенек подумал, что возможно на его оценку повлияли ещё и слова гила Тенмы, хотя Тенма мог попросту перепутать названия.
– Но даже если эта болезнь не передаётся другим видам, – продолжил вулканец, – я должен уметь оказать помощь баджорцам, если они окажутся заражены вирусом, таким образом эта информация нужна мне в любом случае.
-Конечно, мы сделаем запрос, - пообещала Эвен, - и подберем информацию. И с радостью ответим на ваши вопросы, если они у вас возникнут. Ваша заинтересованность в баджорской медицине - это так… вдохновляюще.
– Это стандартно для врача, работающего в баджорском секторе, – возразил Тенек. – Я сам составлю запрос и включу в него все интересующие меня вопросы, но вам придётся познакомить меня с процедурой его подачи. На Вулкане необязательные формальности сведены к минимуму, и я слабо ориентируюсь в том, что называется бюрократией, а у вас здесь всё очень… медленно. Я не хотел бы по незнанию спровоцировать ещё большую задержку.
– Если вам понадобится, я готова работать с вами бок о бок хоть всю ночь! - с энтузиазмом воскликнула Эван.
Дука только хмыкнул.
– Будет достаточно десяти минут, – снова притормозил медсестру вулканец. – А для ночной смены есть собственный персонал согласно штатному расписанию.
_________________
с Дукой и Эвен
« Последнее редактирование: 12 Апреля 2016, 09:19:26 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
08 Апреля 2016, 14:13:10 #26
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, жилое кольцо, каюта Джеза Тенмы.


- Освальд Макдауэлл вызывает Джеза Тенму. Мы можем поговорить? Это ненадолго.
Тенма с готовностью подтвердил возможность поговорить с Освальдом и сообщил, где находится его каюта. К счастью для уставшего кадета, далеко идти ему не пришлось, молодой кардассианец разместился всего в нескольких дверях от повара Верасса и, очевидно, бывшего мэра Корама.
-Зацени мою новую квартиру! - были первые слова Тенмы, когда Освальд вошел в его апартаменты.
Освальд бегло осмотрел каюту и убедился, что она не сильно отличается от двух других, в которых он недавно побывал.
- Хорошая каюта! - похвалил он и усмехнулся. - Кстати, тебе сосед не нужен? А то в наших переделанных складах как-то совсем тоскливо.
Про вторую причину - занудного соседа-вулканца - он решил не упоминать, тем более, что его вопрос был не слишком серьёзным.
- Есть новости с Волана II? - кадет сразу перешёл к делу.
-Сосед? - задумался Тенма, - Да, но тогда придется найти каюту побольше, с двумя спальнями… Думаю, я смогу это устроить. Новости с Волана II? Нет, оттуда новостей нет, но есть новости О Волане II. Прямо сейчас в ту звездную систему направляется корабль нашего Второго Флота.
- Забудь-забудь, это я не всерьёз, - тут же остановил кардассианца землянин, - К тому же, едва ли мне или кому-то ещё из нас позволят съехать. Такое ощущение, что мы все сейчас не на хорошем счету.
Чуть подумав, он продолжил:
- Только бы обошлось без погромов, а то ведь от живущих там землян можно ожидать чего угодно. Послушай, м-м-м... - кадет немного замялся, прежде чем продолжить, - а что всё же будет с солдатами? Суд или... - он замолчал, вопросительно глядя на коллегу.
-Не знаю, - ответил кардассианец, - и, признаюсь, меня это не особенно беспокоит. После того, что они сделали…
Освальд насторожился. В лазарете "Саратоги" Тенма разве что не показывал на ком-то, что именно хочет сделать с предателями, а сейчас демонстрировал полное безразличие. Будь на месте Тенмы землянин - сомнений бы не было, что он просто остыл, но кардассианцы - хитрый народ, да ещё и не особо доверчивый. Мог ли Тенма врать? Стал ли он плохо относиться к Освальду после произошедшего? Надо было проверить.
- Меня совесть замучила, - осторожно подобрал он слова. - Мы эвакуировали с поверхности женщину с ребёнком, но даже не потрудились найти её мужа. Нехорошо семью разрушать, неправильно это. Я надеялся на твою помощь в этом вопросе.
Лицо Тенмы приобрело удивленное выражение, потом он усмехнулся.
-Ты про Кариссу? Освальд, ее муж - солдат, это его работа - быть там, где опасно, и она сама прекрасно об этом знает. Как ты представляешь себе армию, которую надо эвакуировать каждый раз, когда становится немного жарко?
- Про неё, да, - кивнул в ответ кадет, - Я спрашиваю, потому что её муж был с нами в резиденции. Мне сообщили, что солдаты гарнизона разошлись по домам сразу после нашей эвакуации, но до Кариссы её муж так и не добрался. Вдруг он её сейчас ищет и не знает, что она у нас на станции?
-Они сами свяжутся друг с другом, когда осядет пыль, - отмахнулся кардассианец, - Это нормальная ситуация, когда жена неделями не знает, где находится ее муж. И это он еще не состоит ни в каком особом подразделении и не участвует в секретных миссиях. А вот ребят из Третьего Флота, например, могут вызвать в любое время дня и ночи и отправить куда угодно, и они не имеют права разглашать свои задания даже семье. Я слышал, что Звездный Флот - не военная организация, поэтому тебе это может казаться странным…
Звуковой сигнал прервал слова Тенмы. После приглашающего ответа кардассианца, двери каюты разошлись в стороны, и на пороге появилась молодая женщина в очень откровенном платье, расшитом крупными разноцветными камнями. В волосах у нее колыхались золотые ленты и шпильки, а в руках она держала поднос с витой бутылкой и парой стаканов.
-О, Освальд! - воскликнул кардассианец, - Будешь настоящий канар? Это, кстати, моя новая подруга… - он щелкнул пальцами, вспоминая имя.
-Глидия, - подсказала женщина.
- Освальд, - дежурно представился вошедшей девушке кадет. - Рад знакомству.
- Какой канар? Я и так с ног валюсь, не хватало ещё... - наигранно возмутился он сначала, но потом любопытство взяло верх, - Ну, разве только по чуть-чуть. Никогда не пил канар.
-Вот это я понимаю! - радостно воскликнул молодой кардассианец, - Женщины, вкусная еда, выпивка - что еще может скрасить жизнь лучше? В таком захолустье, как Волан II, меня спасало только это. Глидия, у тебя же найдется симпатичная сестренка для моего друга? Я не поскуплюсь, ты ведь уже сама убедилась, что я могу быть очень щедрым.
-У Мидии сегодня тоже выходной, - с улыбкой ответила девушка, - Она будет рада присоединиться к нам.
___________________________________________________________
С Джезом Тенмой и появившейся под конец Глидией


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
08 Апреля 2016, 16:53:51 #27
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Ракара.


Открыв каюту своим кодом, который он недавно изменил с предоставленного ему по умолчанию, Ракар зашел первым, а потом нажал кнопку для активации обратного хода створок дверей, когда кадет Квинтилия Перим пересекла линию раздела между пространством коридора и пространством каюты. Федеральное коварство, конечно, могло не иметь своих пределов, и, звуко и видеозапись происходящего в каютах они вполне могли вести, но, по крайней мере, всё здесь произнесенное теперь не будет доступно никому из бесчисленного множества желающих узнать ромуланские и федеральные конфиденциальные данные. А федераты пусть слушают, если у них есть такие намерения, может быть из этого выйдет нечто полезное.
Ракар прошел по каюте до стола кардассианского дизайна и свободно присел на край стола.
- Бросайте сумку где вам удобнее, и, пожалуйста, садитесь, - повел он рукой в сторону кресла.
Квинтилия прошла в каюту за ромуланским уланом и остановилась посреди комнаты, скрестив руки на груди.
-Не думаю, что этот разговор будет настолько длинным, чтобы располагаться с комфортом и чувствовать себя как дома. Что такого серьезного происходит с мисс Уильямс?
Ромуланец предположил, что Перим не в курсе происходящего. Странно, командиру полагалось обладать информацией. И она наверняка ей обладала, но ее мотивация изменилась.
- Кадет Энн Уильямс находится под арестом и ее обвиняют в принадлежности к маки по результатам событий на планете. Что это такое – вам известно лучше, чем мне. Она отрицает это и по сути не виновна. Но ее позиция колеблется. Предательство – вещь сложная, имеющая определенные мотивы, причины и поводы, один из которых – заблуждение. Шаг за шагом совершать правильные действия – не так легко, когда не уверен в том, что правильно. Энн Уильямс нуждается в контроле и поддержке товарищей из вашего флота, флота, которому она принадлежит. Это совсем не моя область компетенции. И поэтому я хочу спросить вас, готовы ли вы также как на планете бороться за нее до какого-то определенного предела? Или ваша позиция с тех пор претерпела изменения?
Трилл тряхнула головой, будто пытаясь отогнать какие-то мысли.
-Слишком много информации, я даже не знаю, с чего начать. Кто бы мог подумать, что вы такой разговорчивый! Во-первых, я понятия не имею, что происходит с кадетом Энн Уильямс - по громкой связи нам об это не объявляли. Во-вторых, постарайтесь вспомнить, что мы в Федерации, а не на Ромуле. Вы, очевидно, размышляете понятиями, к которым привыкли на родине - арест, обвинения, предательство… Но мы здесь делаем все не так, как вы, мы не арестовываем людей без причины и не обвиняем их. Поэтому или причина действительно существует, или это не арест. Но пока я не знаю дословно, что произошло, без призмы вашего личного восприятия, я ни о чем не могу судить. Так что вам действительно известно?
Ракар усмехнулся, но совсем беззлобно. Не всякие федераты обладали повышенным вниманием к происходящим событиям, либо… либо были заняты чем то другим.
- Хорошо, начнем сначала. Для начала, Энн Уильямс сидит в собственной каюте без права выхода из нее, и у ее дверей стоит служба безопасности. То же самое произошло с кадетом Лайтманом и землянином по имени Сатал. Суть их обвинений мне не известна, зато мне известно то, что касается Уильямс. В ее адрес произнесено слово «маки». Ее будут допрашивать…, ну, наверное, не так, как это делаем мы, а путем вопросов и ответов. Ее отец – лидер восстания на планете, спровоцированного предложением Федерации о сотрудничестве. И она не готова предать свою семью, но саму себя не относит к организации «маки». По сути – ее действия там не носили враждебного к нам характера, напротив, она помогла нам бежать. Это существенно для доказательства ее невиновности. Но еще, ее саму нужно убедить в том, какой путь будет правильным. Эмоции, ее разрывающие, посвящены обиде на Федерацию и несправедливым по ее мнению обвинениям. Это следует уладить. И еще – да, я размышляю понятиями, в которых воспитан и привык называть вещи своими именами. Но я хочу найти между нами нечто общее, разве у вас не та же цель?
-Есть разница между арестом и задержанием, - заметила Квинтилия, - Что такого в том, что какие-то люди хотят задать Энн какие-то вопросы? Все, что вы сказали - про ее отца и что было на Волане II - это же действительно правда и это серьезно, у Звездного Флота есть все причины для беспокойства. Разумеется, они не готовы сразу доверять Энн после всего, что было! Это как… как если бы я приехала на ваш Ромул и попыталась бы вступить в ваш Тал Шиар! Разве у вас не возникли бы ко мне вопросы?
- Несомненно, - согласился улан, медленно склонив голову, - все закономерно. В примере с Ромулом, однако, вы оперируете невероятностями. Наша служба безопасности куда совершеннее вашей. Но мы не об этом. У меня всего один вопрос: собираетесь ли вы, Квинтилия Перим, продолжать бороться за верный выбор Энн Уильямс, за ее судьбу в Звездном флоте и следование тому, что для вас правильно, или устранитесь от этого?
Квинтилия вздохнула.
-Я думала, она уже сделала свой выбор. Нет, правда, я понимаю, что у нее трудная ситуация - с одной стороны ее семья, с другой - Звездный Флот, все такое. Но она действительно не сможет сидеть на двух стульях сразу, никто ей этого не позволит. И никто не будет держать ее за руку каждый раз, когда она в чем-то не уверена или ей страшно. Мы все выбираем и все от чего-то отказываемся, мне очень жаль, но так и есть. Как офицер, я не думаю, что должна объяснять ей очевидные вещи о том, как она должна себя вести. А как человек… ну, я просто не думаю, что из нее получится хороший офицер, что она вообще сможет вписаться, так что какой во всем этом смысл? И лично я просто не люблю людей, которые сами не знают, чего хотят.
На самом деле, Ракар с некоторым напряжением ждал ее ответа, внимательно изучая эмоции на лице федерального кадета. От этого ответа многое зависело. Он должен был получить либо подтверждение, либо отрицание. Очень важное. Он отвел взгляд и посмотрел в сторону, задумался на секунду о своем. Это было подтверждение. И он не оказался разочарован.
- Никто не любит таких людей. Цениться преданность, а не колебания. Но попытка не пытка, и тут есть шансы. Ровно до тех пор, пока она не примет окончательное противоположное решение. Что ж, хорошо. Более подробно можно обсудить утром, когда она напишет свой отчет. А что с вашей каютой? Она «пока не» что?
-Она пока не готова, - нехотя ответила Квинтилия, - Моя соседка, Кейра Миррим, не продолжит участие в проекте, ее отправляют на реабилитацию на Бэйджор после ее ранения. Кто-то должен прийти забрать ее вещи, и я не хочу мешать. Кроме того, я пока не знаю, кого поселят на ее место и останусь ли я вообще в той комнате. Но вам-то что с того?
Как же яростно она защищала свою внутреннюю сущность, к стене между ней и остальным миром было подведено высокое напряжение. По крайней мере сложилось такое ощущение. Или просто потому, что они были врагами, всегда раньше, даже когда воевали вместе. Империя Ромула и Федерация. Всегда и только врагами, потому что вещи нужно называть своими именами. Но он не мог позволить себе навредить единственному федерату, показавшему ему призрачную далекую возможность совсем иного существования. Поэтому он не заставит ее защищаться еще больше. Для этого офицера Звездного флота он не враг.
Ракар медлил с ответом, пристально глядя на Перим. Наконец, качнул головой отрицательно.
- К вечеру все изменится. Глинн Толан не оставит кадетов ночевать в коридоре, мисс Перим. Благодарю за ответы.
-Разумеется, не оставит, - фыркнула трилл, поправила сумку на плече и двинулась к выходу из каюты.
_______________
И Квинтилия Перим.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
08 Апреля 2016, 17:11:47 #28
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала



Оставшись в каюте один, Сатал прошёл в ванную и включил воду. Когда принесут поесть, нужно будет оставить у себя пустую чашку, а пока что придётся пить из пригоршей. Впрочем, это мелкое неудобство.
Сейчас важнее было другое. Судя по словам коммандера Мори, положение Артура было серьёзнее, чем он предполагал изначально. И она ничего по этому поводу не пояснила. Оставалось спросить у самого Артура, раз уж им позволена связь друг с другом, такая возможность у него есть. Вулканец прошёл к терминалу.
- Компьютер, установить связь с каютой Артура Лайтмана.
Был риск, что он позвонит невовремя - с Артуром сейчас тоже мог кто-нибудь беседовать, к примеру, - но в этом случае адресат, скорее всего, просто не ответит.

Одинокому курсору вверху белого листа пришлось мигать не больше десяти минут. После того как коммандер, координатор и советник вышли из каюты, ровно 10 минут Лайтман собирался с мыслями, чтобы снова погрузиться в события планеты Волан II и ее окрестностей. Эти события были настолько живы в памяти, настолько волнующи и эмоциональны, что полное осмысление их еще не пришло. Осмысление приходило постепенно. Теперь, зная свой итог и дальнейший путь, с которым слишком сложно было смириться, который сложно было принять, кадет Лайтман смотрел на курсор и сосредотачивался.
Написание отчета на самом деле не было скучным делом. Всякий отчет о событиях помогает их систематизировать и понять. Понять снова как собственные действия и решения, которые и без того были обоснованы, так и события. И собственные ошибки. Это некий принудительный способ пост-анализа, формально навязанная обязательная форма рефлексии, которая и без того была свойственна большинству достойных людей. Это правила, которые Артур понимал, принимал, и которые любил. За которые в какой-то мере держался.
Его отчет не был простым описанием событий, он всегда добавлял в отчеты выводы и обоснования, объяснения мотиваций. Лайтман целиком и полностью погрузился в написание отчета, но спустя какое-то время его прервал видео-вызов. Артур принял запрос, и на экране появился Сатал.
- Привет, - сказал он.

Первый порыв произнести стандартное вулканское приветствие Сатал остановил, подумав, что в их положении подобное пожелание прозвучит несколько нелепо. Поэтому он ограничился простым “приветствую”.
- Я хотел поинтересоваться, приходили ли к тебе коммандер Мори, глинн Толан и советник Рилл, - начал Сатал. - Сам я как раз закончил с ними беседу и узнал, что мне пока что ничего не предъявляют, но и в то же время не знают, что со мной делать. Мне также хотелось бы узнать, что знаешь ты насчёт своих перспектив и будущего. Тебе что-нибудь уже предъявили?

Лайтман смотрел в экран несколько отстраненно, переключиться с отчета на Сатала ему удалось не сразу. Кроме того, ему чертовски не хотелось ни с кем разговаривать. Прямо сейчас он очень хотел остаться наедине с самим собой, хоть на какое-то время.
Помедлив немного, он кивнул.
- Да, приходили все трое. Хорошо, что не предъявляют. Мне жаль, что я не удержал тебя и вовремя не объяснил все правила. Не следовало нападать на своего. Никогда нельзя нападать на своих. Есть ряд событий, при которых такое необходимо, но твой случай – в них не входит.
И снова небольшая пауза.
- Про меня… Я сделал достаточно для того, чтобы обрести последствия. Насчет будущего, Сатал, я знаю только одно – будущее не предопределено и оно зависит только от нас. Пожалуй, это всё что я знаю.
Сатал внимательно вгляделся в лицо на экране. Ему казалось или собеседник действительно был не расположен к разговору? Возможно, он всё-таки позвонил не очень удачно?
- Я не спросил тебя, удобно ли тебе сейчас говорить, - произнёс вулканец. - Если ты предпочитаешь, чтобы я позвонил позже, скажи, когда тебе будет удобнее.
- Вовсе нет, мне удобно, я пишу отчет, и больше ничем не занят. Расскажи лучше про то, что у тебя было на планете, а то я до сих пор не в курсе, - сказал Лайтман.
- Я телепортировался к дому Клейборнов, где непредвиденно встретился с доктором Эвансон, мистером Тенеком и мистером Ракаром. После этого мы на ховеркаре направились к шаттлу, где находились миссис Яккат с сыном и Бо. Как оказалось, Бо к тому времени сумел починить шаттл. Изначально я собирался поговорить с его родителями, но поскольку дома никого не застал, а вместо этого встретился с миссис Эвансон, то у нас состоялся разговор с ней. Она тоже была озабочена судьбой Бо, и попросила мистера Тенека заблокировать его воспоминания о нас. Так он не сможет никому рассказать, что он для нас сделал и что помог нам. Кроме того, она постарается убедить мистера Клейборна - мать Бо покинула Волан 2 года назад - перебраться на другую планету вне Федерации. Я пообещал оказать им материальную помощь и уже успел поговорить с миссис Рилл, возможно, ей удастся помочь мне найти клиентов, которым требуется написать какие-то программы.
Сатал помолчал немного и добавил, отвечая на предыдущую реплику Артура:
- Я знаю, что виноват перед офицером в транспортерной. Мне жаль, что пришлось так поступить, но я выбирал из того, что было безопасней для него. Я боялся, что если я попытаюсь его уговорить, он попадёт под трибунал. Сейчас он по крайней мере в порядке и не имеет проблем с законом.
Лайтман выслушал Сатала и задумался о сути бытия. «Тенеком и Ракаром». Как интересно… Ромуланец подружился с вулканцем.  Они остались там вдвоем и что-то делали. Вместе. Такие разные. Это много значило для будущего. Но размышлять об этом следовало потом. Рассказ про Борегарда Клейборна был существенным и познавательным. Доктор Эвансон нашла лучший выход, теперь парень в безопасности. А ему самому было необходимо исполнить обязанности командира, которые он так легко опустил, которые так позорно посчитал слишком для себя трудными. Потому что командование означает не просто отдачу приказов и принятие решений. Командование еще подразумевает заботу о своих подчиненных, направление их на путь истинный, беседы с ними и объяснение неясного. Именно это второе было для него слишком трудным. Тем, что он счел возможным избежать. Ошибочно. И теперь, преследуя  цель прожить свои последние дни достойно – он был обязан следовать идеалу.
- Понятно, - ответил Лайтман, - я хорошо понимаю, что значит когда уходит .. ну .. жена. Но почему ты решил по своему разумению, что Клейборнам следует покинуть Волан II? Кстати, Сатал. Волан – это звезда этой системы. Планета правильно называется – Волан II. Она вторая от звезды на орбите. Так вот, почему им надо покидать свой дом? Там ведь их дом. У них там своя жизнь. Ты не имеешь право решать за них, никто не имеет такого права.
Сатал нахмурился. Слова Артура о том, что он, Сатал, принимает, или пытается принимать какие-то решения за других людей, показались ему странными.
- Мне кажется, ты смешиваешь понятия, - заметил вулканец. - Даже если бы мне удалось встретиться и поговорить с мистером Клейборном самому, это всё равно нельзя было бы назвать принятием решения за него. Совершенно очевидно, что это всё равно было бы его решение, даже если бы мне удалось на него как-то повлиять. Кроме того, формулировка “ты решил” не совсем корректна: Лора Эвансон придерживается аналогичного мнения. Меня же беспокоит будущее Бо, я писал тебе об этом подробно в письме, но если какие-то из моих мотивов остались непонятными, я готов пояснить.
___________________
Артур, Сатал.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
08 Апреля 2016, 17:13:24 #29
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, сеанс связи между каютой Лайтмана и Сатала


Лайтман посмотрел поверх монитора. Как говорилось ранее – трудная это работа, из болота тащить бегемота. Но это было необходимо.
- Сатал, ты напал на шефа транспортерной чтобы донести до них, по твоему мнению, необходимость покинуть планету. Вероятно, у нас просто система терминов не совсем совместима, я постараюсь выражаться точнее. Не нужно пояснять, мне понятны твои предпосылки и мотивы, дело не в этом. К примеру, я не согласен с тем, что им вообще следует покидать планету. Я не согласен с этим посылом. С чего бы? Вот пришли бы к тебе незнакомые люди и сказали бы, что тебе нужно покинуть Вулкан, потому что на Вулкане плохо. Что ты им сказал бы? Проведи аналогию с самим собой. Ле Бланки? Они его используют? А что, в другом месте его использовать не будут? Где-то, куда будет потрачена куча усилий, жизни, потери собственного дома. Все будет также или еще хуже. И, наверное, я плохо объясняю. Но я не считаю нужным бросать свой дом из-за мелких неприятностей. Напротив – свой дом следует защищать. Далее – я слышал о том, что ему необходима генная модификация, и потому должен спросить тебя, хорошо ли ты знаешь историю Федерации? Ты знаешь кто такой Хан? И какими были дети Эрика Сунга? И чем все это кончилось? Ты скажешь -  Бо таким не станет, а откуда ты знаешь? Ты что, баджорский Пророк из червоточины? У тебя есть гарантии? Будущее Бо… Да, я прекрасно знаю, что своими действиями подставил его, но теперь, благодаря доктору и Тенеку все будет как было. Я им благодарен. И, Сатал,  нет, я не требую ответов прямо сейчас, просто подумай над тем, что твоя точка зрения не единственно верная. Есть и другое понимание вопроса, есть другая сторона, которую я тебе показал. И ее нельзя сбрасывать со счетов.
Сатал задумчиво опустил глаза в терминал. Артур сейчас сказал страшную вещь: что Бо будут использовать в любом другом месте. Сатал был убеждён, что его не использовали бы в Федерации. Правда, в Федерацию им путь заказан. Но и за её пределами общество не состоит из одних Ле Бланков. Так он, по крайней мере, рассуждал.
- Я исходил из того, что в другом месте им пользоваться не будут, - признал Сатал.  - И не будут планировать преступлений с его участием. Ле Бланки не угрожают их дому, они угрожают личности Бо. Кроме того, эффект блокировки воспоминаний временный, а мистер Тенек утверждает, что в этих воспоминаниях содержится к тому же полезный для Бо опыт. С другой стороны, что будет, если Ле Бланкам в конце концов удастся его подставить? Как он потом будет себя чувствовать, если пройдёт лечение? Я знаю, кто такой Хан, но ведь и ты не можешь утверждать, что Бо станет непременно таким. Здесь как минимум нужно узнать мнение нескольких докторов. И должен тебе напомнить, что Хана и аугментов целенаправленно делали превосходящими людей по многим качествам, насколько я понимаю, это относится и к такому качеству как агрессия. Кроме того, не всякая цивилизация обязана повторять историю Земли. К примеру, на Денобуле генная модификация имеет давнюю историю, и у них не наблюдалось таких проблем. В то же время, земная история имеет ряд примеров, когда использование энергии атома приводило к трагическим результатам. И тем не менее, её продолжали использовать. Многие расы не мыслят своей жизни без эмоций, в то время как вулканцы считают их пагубными, и не без оснований. Возможно, и в деле Бо многое зависит от врача и технологии?

Лайтман отрицательно покачал головой. Если уж этот разговор пошел про вулканцев и эмоции, и про энергию атома, то его следовало закруглять. Опасное отхождение от изначальной темы в тему произвольную превращало разговор в демагогию. Он ничего не смог доказать Саталу, потому что тот считал свою точку зрения единственно верной и не собирался что-то менять. Да, кадет Лайтман был плохим командиром, и это возымело свои последствия. Теперь эта ошибка будет исправлена, потому что никаким командиром он больше не будет, хвала баджорским пророкам.  По части Сатала он хотя бы попытался. Но бывают задачи, которые решить невозможно.
- Все что у тебя есть – лишь призрачная надежда. Но не попадись в иллюзию абсолютной собственной правоты. Это тупиковый путь. И самооправдание своих не очень хороших действий высокими целями – тоже не очень хороший путь. На своих нельзя нападать, со своими надо договариваться. Собственно – это то, что я хотел тебе сказать. А у Клейборна есть отец. И однажды на досуге подумай о том, что будет, если некто будет заставлять тебя покинуть Вулкан навсегда. Вот и все. Это очень просто.
Сатал растерянно смотрел на Артура целых долгих несколько секунд. В ответ на такую отповедь у него не было слов, он даже забыл, что собирался ещё расспросить Артура о Кораме и трибунале. А когда вспомнил, подумал, что теперь-то он ему уже точно ничего не ответит, не захочет разговаривать. Он знал, что его будут считать преступником, это было неизбежно. Но он даже не предполагаал, что все его мотивы и объяснения Артур воспримет не более чем как попытку самооправдания. И никакие аргументы его не интересовали…
- Перед спуском я отправил тебе письмо, потому что думал, что никогда больше не увижу ни мать с отцом, ни Вулкан, - глухо проговорил вулканец. - Ты считаешь, я сделал всё это ради забавы?
Вернулся, чтобы представть перед судом, возможно, быть выданным другому государству… Вот так самооправдание! Советник Рилл говорила, ему нужно научиться себя слушать? Прямо сейчас Саталу совершенно не хотелось знать, что он чувствует. Если Артур, с которым они побывали в бою, рассматривает его действия таким образом, то что уж говорить о тех, кто его не знает?

- Думаешь, я не понимаю, что значило твое письмо? – хмуро сказал Лайтман. Но он вовсе не собирался говорить о том, как у него все похолодело внутри в тот момент, когда письмо было воспроизведено. – Я все понимаю. И ни о какой забаве речь не шла. Я сказал то, что сказал. Не более того. Не нужно додумывать сверх сказанного, прошу тебя. Но я был должен объяснить тебе это хотя бы пост-фактум. Что нападать на своих нельзя. Вот и все. Я прошу тебя сделать вывод и не поступать так в будущем. Потому что мне не все равно на то, что с будет с тобой в будущем. Было бы все равно – я бы ничего не сказал.
Слова Артура отвлекли Сатала от его мыслей: он даже не заметил, как задумался, и пауза затянулась.
- Какой способ поведения выбрал бы ты? - поинтересовался Сатал, беря эмоции под контроль, его голос снова звучал бесстрастно.
- Я уже сказал, что я бы договаривался.
- То есть, ты попытался бы уговорить оператора спустить тебя на планету? - уточнил Сатал. - Я правильно понимаю?
- Есть разные варианты действия, и людей, участие не ограничивается только оператором транспортера. Существует бесчисленное множество иных вариантов и иных шансов, - неконкретно сказал Лайтман, глядя куда то поверх монитора. – И я не уверен, что готов это обсуждать. Ладно, Сатал. Мне нужно дописать отчет, мы сможем поговорить попозже. У меня нет ответов на твои вопросы, я не идеален, я ошибаюсь как и множество других. Даже хуже чем множество других. Я взял на себя ответственность, с которой не справился,  но это в прошлом. Просто подумай о моих словах беспристрастно, хотя и они тоже могут быть ошибочными. Это просто другая точка зрения, не более того.
Сатал понял, что с ним прощаются. Очевидно, он выбрал всё-таки неудачное время для звонка. Либо же дело не во времени, а в нём самом.
Если бы Артур ответил на его вопрос положительно, вулканец спросил бы, стал бы Артур уговаривать оператора даже в том случае, если бы предполагал, что оператор в случае согласия попадёт под трибунал. Если бы отрицательно - он бы спросил, какие попытки договориться Артур имел в виду. Но Артур не сказал ни того, ни другого, более того, он ответил, что у него вообще нет ответа на вопрос. Либо же Артур не видел альтернативы - либо не желал её обсуждать. В любом случае, Сатал понимал, что “другой раз” едва ли настанет в ближайшее время - если настанет вовсе. Но спрашивать о том, что он не успел спросить, было поздно.
Сатал коротко кивнул.
- Конечно. Я тоже буду писать отчёт. Ты можешь мне позвонить, когда освободишься.
Такая формулировка давала его собеседнику свободу действий: если Артур так и не захочет говорить с ним, он просто не позвонит.

_________
С Саталом
Offline  
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 38
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS