* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Октября 2017, 22:39:33 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 38
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
30 Марта 2016, 08:37:43 #0
Мори Джанир

Сезон 3, Эпизод 3 "Работа над ошибками"

Конец августа 2384 года

Спустившись для выполнения простого задания на планету Волан II в Демилитаризованной зоне, участники проекта “Альфа” оказались в центре опасных беспорядков, затеянных жителями планеты. Молодым будущим офицерам пришлось самостоятельно принимать решения и действовать на свой страх и риск, чтобы спасти своих товарищей и новых друзей. Но честью выйдя из пламени восстания на отдаленной планете, им придется столкнуться с новыми проблемами и опасностями, которые на этот раз представляет их собственное командование! Смогут ли участники проекта “Альфа” ответить за свои действия в федеративном суде, и все ли по его итогам останутся в проекте? Нарушили ли они Первую директиву? Как они ответят на вопрос - что им важнее: поступать по совести или бюрократически следовать букве федеративных принципов? А главное - смогут ли они доказать, что проект действительно работает, и спасти его от бесславного закрытия?
« Последнее редактирование: 11 Мая 2017, 09:48:11 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
30 Марта 2016, 11:11:48 #1
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, 15:49
Баджорский сектор, станция ДС9, USS “Саратога”


Семь стандартных земных часов потребовалось кораблю Федерации USS “Саратога”, чтобы вернуться из Демилитаризованной зоны, с орбиты планеты Волан II и достигнуть станции ДС9. Теперь корабль был пристыкован к одному из верхних пилонов и ожидал, пока все его запланированные и незапланированные пассажиры сойдут на борт.
Большая часть участников проекта “Альфа” время дороги провела в предписанных им каютах. Кто-то использовал это время на сон, кто-то строчил отчеты для начальства о произошедшем за последние сутки, кто-то сосредоточился на более личном осмыслении этого опыта - писал дневники и письма родным.
Артура Лайтмана так и не выписали из медотсека, хотя с каждым часом кадету становилось все лучше. Очевидно, это был альтернативный способ держать его под наблюдением и при этом не напрягаться с переводом в каюту-одиночку, подобную той, которую отвели Саталу.
Впрочем, каюта молодого человека с Вулкана не была похожа на тюрьму, это была обычная гостевая комната, которую в другое время мог бы занимать какой-нибудь дипломат, так что условия были далеки от спартанских. В ней работало все, от репликатора до систем связи, так что Сатал смог связаться с родителями и рассказать им о случившемся. Единственным видимым ограничением для него были двое охранников снаружи его двери, которые не покинули своего поста, даже когда “Саратога” пристыковалась к ДС9.

...Глинн Илама Толан заканчивала собирать свои немногочисленные личные вещи, которые перенесли в ее каюту из катера “Анадырь”, когда ей сообщили, что ее вызывают со станции. Вздохнув, кардассианка согласилась принять вызов и подошла к своему компьютерному терминалу.
-Добро пожаловать на ДС9! - дежурно поприветствовала ее с экрана коммандер Мори Джанир, - Перейду сразу к делу, поскольку корабль, на котором вы находитесь, куда-то очень торопится, и адмирал Нечаева желает высадить пассажиров как можно скорее и без задержек. Однако, все не так просто - у меня есть приказ взять под стражу троих из ваших подопечных. Полагаю, вы догадываетесь, о ком идет речь… Поскольку номинально вы отвечаете за этих молодых людей, мне бы не хотелось делать это без вашего присутствия. С кого бы вы хотели начать, глинн Толан?..
- Добрый день, коммандер, - отозвалась Толан, механически поправляя волосы. Семи часов на сон, отчеты и сборы оказалось крайне мало, но возможность покинуть "Саратогу" все же радовала кардассианку. - Как я понимаю, адмирал уже ввела вас в курс произошедшего. Возможно, вам она сказала больше, чем мне. Итак, на корабле действительно находятся кадеты из проекта "Альфа", которые должны быть помещены под стражу до выяснения всех обстоятельств. Это... Подождите, вы сказали - трое? - женщина недоверчиво уставилась в экран, одновременно вспоминая, кого же она забыла.
Сатал - да, очевидно, его поступок вывел из себя весь офицерский состав "Саратоги", и он был помещен под домашний арест...
Артур Лайтман - его нападения на бывшего мэра Корама может быть расценено... многозначно, как и ряд действий на планете - но там он был не один, и арестовывать бы пришли половину ее кадетов...
И все же с этими двумя все было понятно, но Мори точно упоминала трех. Неужели гил Тенма? Толан скрипнула зубами: еще не хватало, чтобы его судила Федерация!
- Вы точно знаете больше моего. Кто же этот третий?
На лице коммандера промелькнула тень удивления. Она подняла падд, лежавший перед ней, и сверилась с данными.
- С “Саратоги” мне передали три имени - Артур Лайтман, Сатал с Вулкана и Энн Уильямс. Последние двое мне не знакомы, а вот мистера Лайтмана я помню по досье и присутствию на станции, мне он показался многообещающим молодым человеком. Предлагаю начать с его ситуации, поскольку она самая серьезная, и заняться ею нам лично, а перевод остальных двоих поручить службе безопасности. Вы предпочитаете телепортацию или встретить вас у шлюза?
Энн Уильямс… В одно мгновение Толан прокрутила в голове все, что знала и помнила об этой девушке, но информации было немного. В чем же ее обвиняют? Неужели в пособничестве маки? Как кардассианка, Толан должна была бы радоваться поимке очередного террориста, но как координатор проекта, она была раздосадована и расстроена этой новостью.
- Двое последних – новые участники, - ответила женщина, - по крайней мере, должны были ими стать. Я буду у шлюза через несколько минут. Передайте офицерам службы безопасности, чтобы были повежливее с моими кадетами! Мистера Сатала и мисс Уильямс они найдут в их каютах. Мистер Лайтман находится в медотсеке. Должно быть, он будет удивлен, что его встречает сам командир станции. Я бы предпочла, чтобы его также встретила советник Рилл - им есть, что обсудить...

___________________________
Ход написан совместно с глинном Толан
Продолжение следует!


May we all walk with the Prophets...
Offline  
30 Марта 2016, 13:07:17 #2
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, от времени отлёта с орбиты Волана II до прибытия на ДС9
USS "Саратога", каюта Освальда и Тенека


Большая часть полёта до ДС9 для кадета Макдауэлла и стажёра Тенека прошла настолько спокойно, насколько могла, но его завершение включало в себя далеко не обычный, по крайней мере для двоих молодых людей, разговор. Впрочем, всё началось сразу после отбытия.
На «Саратоге» Тенек обнаружил, что снова разделяет апартаменты с кадетом Макдауэллом. Возможно, кто-то проинформировал ответственного за размещение участников проекта офицера о принципах их размещения на станции Deep Space, а может быть вмешался всемогущий Случай, но первое, что Тенек увидел, переступив порог, это был форменный ботинок кадета Макдауэлла, устремлённый ввысь. Сам кадет Макдауэлл спал на диване в крайне неудобной позе – настолько неудобной, что первым побуждением вулканца было положить его более рационально. Однако, взрослым людям не принято диктовать, как именно им лежать во время отдыха, и Тенек занялся собственными делами.
За последние сутки вулканцу не удалось ни поесть, ни выпить воды, да и привести себя в порядок не мешало. К тому же давно прошло время, предназначенное для физической активности, и было необходимо выполнить какой-нибудь подходящий для данной ситуации комплекс упражнений. А вот сон следовало отложить: прежде чем проваливаться в забытьё, нужно было осмыслить всё случившееся на Волане II. Стажёр хотел ограничиться обычной медитацией, но понял, что этого будет недостаточно. Почти сутки он был окружён большим количеством людей и их эмоций, порой и количество людей на единицу площади, и количество эмоций на человеческую единицу превышало всякое воображение. Конечно, совсем недавно, во время инцидента с Аномалией, этого тоже хватало, но тогда над станцией нависла внешняя угроза, а сейчас складывалось впечатление, что причиной инцидента были сами жители планеты. Тенек достал графический планшет, открыл чистый файл и включил режим свинцового карандаша.
Сантиметр за сантиметром пространное поле файла покрывалось лицами тех, с кем Тенеку довелось говорить, и просто выхваченными случайным взглядом из толпы. Рисунки вулканца не отличались художественной ценностью – они точно отображали лица людей в моменты эмоциональных вспышек, при желании по ним можно было изучать расположение мышц лица, но свойственного этим переживаниям настроения рисунки Тенека донести не могли. Намечая контур или нанося штриховку на тень, стажёр спрашивал себя, при каких обстоятельствах подобное лицо могло бы быть у вулканца, и приходил к выводу, что только в состоянии психического расстройства. У землян всё иначе: их чувства глубоки, но эмоции слабее, от них легче освободиться... разум Тенека знал объяснение этому, но знать и постигать – это разные вещи. Пытаясь заполнить штрихами и линиями пропасть между собой и другими участниками проекта, он всё яснее видел её ширину и глубину и всё больше сомневался, что сможет когда-либо её преодолеть. Однако, первые неудачи – не повод отказаться от дальнейших попыток, а недостаточное понимание – не повод отказаться от плодотворного сотрудничества, и Тенек снова и снова сдвигал в сторону рабочее полотно и покрывал его новыми набросками.

Освальду в это время снился сон, причём весьма и весьма странный. Настолько странный, что его, вероятно, сочли бы сумасшедшим, расскажи он кому бы то ни было о его содержании. Правда, в отличие от прошлого сна-воспоминания, в этот раз в памяти оставались лишь неясные образы, так что рассказ в любом случае был бы неполным. Вот полутораметровый львёнок - о юном возрасте говорили пропорции тела - с головой ференги просит почесать за ухом, а потом играючи откусывает Освальду половину ноги, от чего тот дёргается во сне. А вот здоровенная прямоходящая ящерица своими непропорционально маленькими, но очень острыми зубками отрывает крышу у старинного здания, и сердце кадета переполняет ужас. Вот посреди джунглей его коллеги по проекту приносят в жертву большого лысого триббла с маленькой клингонской головой. Но самым последним и самым ярким был образ вулканца. Высокий, в чёрном плаще с поднятыми воротниками он обнажает острые клыки, с которых капает синяя андорианская кровь, после чего говорит, что отвезёт кадета на планету "Трансильвания" и отдаст на съедение своим дочерям.
- Какая ещё Трансильвания? - ошалело спросил землянин и, в очередной раз нервно дёрнувшись, тут же проснулся.
Проснулся и моментально пожалел об этом, потому что его тело невероятно сильно болело: правую руку кадет совершенно не чувствовал, потому что, очевидно, на ней спал, голова, казалось, вот-вот расколется пополам, а правое колено очень сильно ныло, будучи упёртым в угол. Как ему вообще удалось так заснуть, и почему он не дошёл до своей койки, оставалось для него самого загадкой. Кое-как перевернувшись на спину и какое-то время поразминав правую руку, он поднялся, осмотрел комнату и, заметив соседа, удивлённо на него уставился, будучи не до конца уверенным в реальности происходящего.

Тенек сидел за низким журнальным столом и делал зарисовки в планшете – всё это выглядело так обыкновенно и естественно, словно неведомая сила перенесла его сюда прямо из спокойного вечера на станции, а вовсе не из безумного утра на Волане II. Услышав шорох и бормотание, вулканец поднял голову и встретился с Освальдом взглядом.
– Не знаю, стоит ли говорить, что вы снова подвергли свой организм неоправданному и болезненному испытанию, – сказал он, – судя по вашему виду, вы и сами хорошо это понимаете.

Землянин пару раз моргнул, всё ещё не веря, что находится в реальности, потом потряс головой, которая тут же отозвалась острой болью, и в конце концов выдавил из себя:
- Нет, не стоит. Я это и сам прекрасно понимаю.
Он снова лёг, но в этот раз на спину, свесив обе ноги с края дивана.
- Называется, прилёг на минуту, чтобы с силами собраться.
После пары минут интенсивной зарядки для глаз взбодриться кадету толком не удалось, а это означает, что он не так уж и долго спал. Решив дождаться возвращения на станцию, он сполз с дивана, подошёл к репликатору и произнёс:
- Рактаджино. Максимальная крепость, максимальный объём, с двойной порцией сахара.
Освальду сейчас было в высшей степени наплевать, что Тенек это не оценит и вновь станет грозить жалобами руководству, потому что кадету надо было хоть как-то взбодриться и доза натурального стимулятора была для этого жизненно необходима.

– Вам не кажется, что сон был бы для вас намного полезнее стимулирующих напитков? – поинтересовался Тенек, снова возвращаясь к содержимому своего планшета.

- Угу, - буркнул в ответ кадет, уткнувшись носом в кружку, - Но лучше уж подождать и нормально доспать дома, чем через час или два опять над собой издеваться.
- Компьютер, скоро мы прибудем на ДС9? - задал он вопрос, зачем-то посмотрев в потолок.
- При сохранении текущей скорости корабль достигнет станции Дип Спейс 9 через один час четырнадцать минут и сорок три секунды, - приятным женским голосом отозвалась бездушная машина.
- Я подожду, - резюмировал Освальд и вернулся к своему кофе.

Сперва Тенек не ответил. Землянин отчего-то решил, что ему предлагают продолжить сон прямо сейчас, в то время как речь шла о том, чтобы не вызывать искусственного возбуждения нервной системы с помощью рактаджино. С высокой… даже почти стопроцентной вероятностью, это должно было помешать Макдауэллу заснуть после прибытия на станцию. Помолчав некоторое время стажёр всё же сказал:
– Я бы не рекомендовал вам пить возбуждающие напитки. Это помешает полноценному отдыху, если вы планируете лечь спать по прибытии.

Освальд пожал плечами и продолжил пить, заодно подбирая слова.
- Так, наверное, даже лучше будет. Спокойно дождусь вечера и нормально высплюсь. Да и режим дня не собьётся.
Покончив с рактаджино, он принялся приводить себя в порядок, надеясь быть в самой лучшей форме, когда они вернутся на ДС9. Лёгкая зарядка и душ помогли окончательно взбодриться, и спустя полчаса Освальд был готов, казалось, ко всему, что мог преподнести новый день. Реплицировав себе новую униформу, взамен той грязной и пропахшей потом, в которой он уже третьи сутки ходил, он заказал ещё одну кружку рактаджино и сел недалеко от вулканца.
- Тенек, скажите, чего ради вы остались на планете? - прямо спросил кадет. - На Волане II наверняка были свои врачи. Как минимум, там была некая миссис Лора Эвансон, про которую нам рассказывал Артур. Не могли же вы счесть идеи мятежников привлекательными! Особенно после всего того, что они сделали.
Тенек отложил стилос и, откинувшись на спинку кресла, посмотрел на Освальда.
– Миссис Лора Эвансон появилась в клинике почти в самом конце моего пребывания на планете, – сказал он. – Из других медиков, вместе со мной работала только местная акушерка. Насколько я знаю, эти две женщины – весь медицинский персонал колонии. В подобной ситуации я не считал возможным уйти. Не раньше, чем исполнил бы свой долг.
- Два медика на всю колонию - это как-то совсем мало, - с сомнением проговорил землянин. - Пострадай их единственный врач - что бы они тогда делали? Впрочем, это их дело. Много было пострадавших? Были ли жертвы?
– В клинике смертельных случаев не было, – ответил Тенек. – Сведений об убитых на площади тоже не поступало, но я могу быть недостаточно информирован. О количестве раненых вы можете судить по тому, что начали мы ещё до телепортации, а закончили незадолго до возвращения. И я также не могу ручаться, что после нашего возвращения в клинику не поступили новые пациенты.
__________________
Совместно с Тенеком
To be continued
« Последнее редактирование: 30 Марта 2016, 13:32:58 от Освальд Макдауэлл »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
30 Марта 2016, 13:34:05 #3
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, USS "Саратога", каюта Освальда и Тенека, продолжение

После слов Тенека Освальд даже внешне стал выглядеть спокойнее, хотя видно было, что какая-то проблема всё ещё не даёт ему покоя.
- А среди кардассианского населения пострадавших много было? Вы были в резиденции мэра? Большого солдата по имени Токат лечили?
Тенек отрицательно покачал головой:
– Кардассианцев не было. Мне сказали, что в мэрии никого не обнаружили – гарнизон ушёл. Этот Токат был ранен?
Землянин помрачнел, поставил кружку на стол и обхватил голову руками.
- Да, он был ранен, - ответил он какое-то время спустя. - Мной.
Кадет быстро пересказал вулканцу основные события в резиденции: мятеж солдат, попытку отдать Тенму на растерзание, помощь группы Артура в его спасении, и драку Освальда с Токатом.
- Я был уверен, что его доставят в клинику к вам или к этой миссис Эвансон. Говорите, в мэрии никого не было? Остаётся надеяться, что его забрали свои. Иначе ведь кто-то из толпы мог на нём отыграться за... да за что угодно! Никто не заслуживает издевательств со стороны спятившей толпы, даже предатели вроде Токата.
– Безусловно.
Некоторое время Тенек смотрел перед собой немигающим взглядом, потом перевёл взгляд на собеседника.
– Возможно, мистера Токата забрали с собой кардассианцы, уходя из мэрии. Возможно, мне не следовало принимать слова о том, что мэрия пустует, на веру. Сложно привыкнуть ко лжи, особенно в том, что касается естественных и элементарных прав людей. Сложно привыкнуть также к глупости и бессмысленной жестокости, если привык к здравому смыслу и гуманизму.
По непроницаемому лицу вулканца трудно было понять, говорит он сейчас об Освальде, о самом себе или обо всех представителях Федерации в проекте Альфа.

- Да, бессмысленность - это хуже всего, - задумчиво ответил кадет. - Иногда жестокость бывает оправданной. Например, когда завоёванный народ пытается восстать против власти империи, высасывающей из него последние соки, или когда простые люди объединяются и свергают режим угнетателей, пытаясь построить лучший мир для себя и своих детей, - это я могу ещё понять.
Несколько секунд он просто сидел, будто подбирая слова, после чего продолжил:
- А чего пытались добиться эти люди? Они же жили в мире и согласии с кардассианцами с самого окончания войны Доминионской войны, кое-как вместе выживали, но теперь, когда перед ними возникла возможность улучшить собственное положение, они втоптали всё это в грязь. Поссорились с Федерацией, обрекли себя на изоляцию, и я даже боюсь загадывать, как отреагируют на подобную выходку на Кардассии. Чего ради? Вы были вместе с ними, я видел на мониторе в резиденции, может у вас есть ответы на эти вопросы?
– Они пытались отстоять свои права. Право на самоуправление, независимость – без военного присутствия или экономического давления любой из сильных держав. Право жить без избыточных по их мнению технологий. Однако, на мой взгляд их методы были несопоставимы с решением этой задачи в сложившихся условиях, а их силы были несопоставимы с выбранными методами.

- Кто же посягал на их независимость и препятствовал самоуправлению? - удивлённо спросил Освальд. - Уж всяко не Федерация. Да и разве не они сами выбрали мэра? Выходит, не все и даже не большинство считают помощь извне давлением, а технологии - избыточными.
Что-то явно не сходилось у кадета в голове касательно этой истории, и по его лицу это было отчётливо видно.
- Остаётся только надеяться, что они не начнут вырезать несогласных и не возобновят террористическую деятельность своих предшественников. Федерация и Кардассия сейчас в неплохих отношениях, и возрождение маки может всё испортить. Наверняка найдутся те, кто нас же и обвинит в этом. Мол, Доминион всех перебил, и выжить там никто не мог, поэтому нынешние мятежники - все как один шпионы и диверсанты.
Впрочем, мрачное выражение лица отчётливо говорило, что сам Освальд на это не слишком надеялся.

После того как Освальд заявил, что никто не посягал на самоуправление Волана II, взгляд Тенека приобрёл то непередаваемо вулканское выражение, которое возникает в глазах вулканцев, когда они слышат явную глупость.
– Мистер Макдауэлл, – возразил он, – вы действительно думаете, что колония, где есть даже номинальное военное присутствие такой державы, как Кардассия, обладает подлинным самоуправлением и суверенитетом? Правила, по которым жил Волан II последнее время – не результат добровольного выбора его жителей, а результат договорённостей между Кардассией и Федерацией. Я могу понять их желание самим определять политику своего государства, но, как я уже сказал, их методы в данной ситуации я не считаю приемлемыми.
От прогнозов на будущее Тенек воздержался: слишком много факторов могло оказать влияние на дальнейшие события, и он считал попытки их угадать делом неблагодарным.

- Мистер Тенек, - стараясь не фыркнуть и не прозвучать особо язвительно, ответил Освальд, - Во-первых, десяток солдат - это даже не "номинальное военное присутствие", это вообще ни о чём, что и показали последние события. А во-вторых, по договору о ДМЗ ни одна из сторон не держит и не может держать там войска постоянно, да и ввести их может только в исключительных ситуациях. Нет армии и флота - нет возможности принуждать население, а отсутствие принуждения со стороны как раз и означает вполне независимую политику.

– Вы забываете, что солдат – визитная карточка государства, – возразил Тенек. – Политика одних государств приводит к тому, что к их солдатам относятся с уважением, политика других – к тому, что даже одного солдата не трогают из страха. Если после убийства десяти человек явится целое боевое подразделение и проведёт карательную акцию, вы сто раз подумаете, прежде чем напасть на этот незащищённый десяток. Жители Волана II хорошо помнят об этом. Вы ведь слышали о том, что в политической жизни колонии участвовали почти исключительно кардассианцы? Позволю себе предположить, что земная часть населения не верила в возможность добиться чего-либо мирным путём, хотя их определённо не устраивали существующие компромиссы.

- Ну что же, тем лучше для Кардассии и её репутации в ДМЗ, - с усмешкой ответил Освальд, - Её, как вы выразились, визитные карточки - те военные, которые, по-вашему, притесняли народ Волана II долгими годами - отказались стрелять по людям и предпочли дальше жить с ними в мире и согласии. Всем бы покорённым народам таких угнетателей, скажу я вам.
После небольшой паузы он ответил на другую мысль вулканца:
- Я слышал другое: мэра Корама выбирало всё население, за исключением некоего меньшинства. Похожих примеров в истории немало, и почти всегда так ведут себя радикалы. Они игнорируют реальную политику, выжидают удобного момента, манипулируют умами населения, пытаясь настроить как можно больше людей против режима, и, когда ситуация складывается в их пользу, берут власть силой. Далеко не всегда у них благие намерения, и я уж точно не стану приравнивать маки к великим революционерам из нашей истории, даже если они сами хотят таковыми казаться.

– Не думаю, что люди, выдавшие на расправу своего командира, могут служить кому-либо хорошим примером и создать своему государству достойную репутацию, – снова возразил вулканец. – Чем бы они ни руководствовались, есть принципы, которые нельзя переступить и сохранить при этом самоуважение, не говоря уже об уважении других.
– Что же касается взаимоотношений между властью и населением, вы слышали точку зрения кардассианцев и хаотичные выкрики с площади, я же слышал не только заявление мистера Тенмы, но и достаточно разнообразные высказывания представителей оппозиции. Не стану утверждать, что моё представление о ситуации полно и безошибочно – напротив, я уверен, что подлинная обстановка сложнее и ваших, и моих представлений о ней. Я видел не только радикально настроенных людей, но и здравомыслящих – тех, кто высказывался против расправ и казней; остаётся надеяться, что в данной ситуации они возьмут верх и сумеют установить на Волане II приемлемый политический режим. И ещё на то, что попытка убить мистера Тенму не заставит кардассианские власти сделать Волан II показательным примером того, как Кардассия карает за покушение на её граждан.

- Я не одобряю того, что солдаты сделали с Тенмой, у меня даже мыслей таких не было, - торопливо ответил Освальд. - Но ведь разными людьми этот поступок может быть воспринят по-разному. Подумайте, разве старшие жители Волана II, которые ещё помнят жестокость Кардассии до и во времена Доминиона, не удивятся подобному поведению? Разве их не впечатлит готовность солдат пожертвовать заблуждающимся молодым офицером ради жизней землян на площади? Разве они не взглянут по-новому на своих кардассианских соседей?
- Я говорил с Тенмой в лазарете. Он жаждет мести, - тут кадет выдержал паузу, - Мстить он собирается не жителям планеты, а предавшим его солдатам, но ведь от его оценки событий будет зависеть реакция Кардассии на инцидент. Я, конечно, надеюсь, что он немного остынет перед тем, как сделает официальное заявление. Не хотелось бы развязать ещё один конфликт в ДМЗ. Альфа-квадрант уже достаточно настрадался.

– Джем-хадар убили моего деда, – сухо сказал Тенек, – и многих других на захваченной ими станции: у них был приказ не брать пленных. Тем не менее, если бы они были способны на ослушание и однажды поступили так, как поступил кардассианский гарнизон на Волане II, они бы не снискали ни моего одобрения, ни моего понимания. На мой взгляд, только на редкость глупый или безнравственный человек (а безнравственность – тоже разновидность глупости) может счесть такой поступок залогом благополучных и добрососедских отношений.
Он снова посмотрел на планшет и подумал, что в этом буйстве экспрессивных выражений и откровенных гримас определённо не хватает лиц с другой стороны баррикады. Но тех лиц он не видел.
– Как вы полагаете, составляя отчёт, мистер Тенма будет исходить из своих эмоций или из рассудочных соображений о благе Кардассии? И в чём, по-вашему, он видит это благо?

- А какая альтернатива, Тенек? - спросил Освальд так, словно вулканец задел его личные интересы. - Стрелять по жителям? На кардассианском оружии нет режима оглушения, поэтому открой гарнизон огонь по толпе - многие на площади погибли бы. А потом мятежники всё равно взяли бы верх, перебили гарнизон вместе с Тенмой и, возможно, отыгрались на кардассианских гражданских. Не могу поверить, что говорю это, но, похоже, Токат и остальные по факту обошлись меньшей кровью. А может они просто струсили, не знаю. Сложная ситуация получилась.
Кадет проследил за взглядом Тенека, но разглядеть что-то на планшете не смог - тот лежал слишком далеко и под неудобным углом.
- Тенма - упрямец, каких ещё поискать, - ответил он на заданный вопрос. - Но мне кажется, что он думает о благе своего государства, пусть и понимает его очень... по-кардассиански, что ли.

Тенек задумчиво кивнул, и провёл по свободному пространству ещё несколько линий, достаточно условно намечающих контуры кардассианского лица. Эмоциональные нередко меняют своё решение, когда приходят в себя после тяжёлого ранения, и первая вспышка эмоций отступает, но относится ли это к Тенме? Снова отложив стилос, вулканец ответил:
– Достойная альтернатива есть всегда, даже если она подразумевают твою гибель. Они могли арестовать мистера Тенму и начать переговоры – это самый очевидный пример. Возможно, животные инстинкты толпы возобладали бы, и солдаты погибли бы, возможно, люди на площади удовлетворились бы их капитуляцией, но в обоих случаях кардассианцы сохранили бы верность основополагающим нравственным принципам. К тому же они могли погибнуть и после того, как отдали Тенму на расправу. Более того, в определённых обстоятельствах этот поступок даже снизил бы их шансы выжить: иной противник счёл бы предателей недостойными пощады. Как видите, логика этих джентльменов была ущербной.
__________________________
С Освальдом


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
30 Марта 2016, 13:36:02 #4
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года,
USS "Саратога", каюта Освальда и Тенека, продолжение


- Это для нас начать переговоры - самый очевидный способ решить проблему, - возразил после минутного раздумья Освальд. - Не забывайте, что солдат натаскивают на исполнение приказов и на уничтожение врага, а не на дипломатию или поиск оптимального решения в любой ситуации. К тому же, они наверняка понимали, что Тенма их отдаст под трибунал, поэтому и решили от него избавиться. А ещё не списывайте со счетов эмоциональное напряжение, мешающее принять самое лучшее решение, особенно когда надо думать здесь и сейчас, как при встрече с хищником или за минуту до взрыва варп-ядра.

– Вы всё-таки определитесь, о ком мы говорим, – предложил Тенек, – О людях, которые считают себя солдатами, или о тех, кто перестал себя ими считать. Если они – по-прежнему солдаты, для них подобный поступок очевидно неприемлем, если они перестали считать себя солдатами и решили принимать самостоятельные решения, им придётся научиться принимать оптимальные решения, иначе подобный выбор не будет иметь смысла. Прямое тому доказательство – тот результат, которого они достигли: мистер Тенма жив, трибунал им по-прежнему угрожает, и земная часть населения ещё не предоставила им никаких гарантий. Что же касается эмоционального напряжения… – вулканец посмотрел на собеседника несколько более выразительно, чем обычно, – ...оно не является оправданием для преступления. Вы же не утверждаете, что эти люди не понимали, что делают и не отвечали за свои поступки?

- Я говорю о тех, кого видел в резиденции, - с усмешкой ответил Освальд. Видимо, этот педантизм соседа начинал его веселить. - Они перестали быть солдатами, когда решили ослушаться приказа и уйти, но это не значит, что они тут же начнут сами принимать правильные решения, особенно если всю жизнь им в головы вбивалась совсем другая модель поведения. Впрочем, не так-то уж они и ошиблись. Их план сработал бы, не окажись там нас.

Вулканец пожал печами.
– Вы этого не знаете. Возможно, именно ваше присутствие в качестве отвлекающего и дестабилизирующего элемента и позволило им бежать незамеченными. Тем более неизвестно, какую оценку дали их поступку оппозиционеры, и как это повлияет на их дальнейшие отношения с беглыми кардассианцами. Не стану отвечать за всех, но многие из них оценили бы этот поступок резко отрицательно.
Он помолчал и добавил:
– Совсем недавно вы сказали, что не одобряете этот поступок, вероятно, вы сами так не поступили бы. Вы – такой же военнослужащий, как и эти кардассианцы, только из другого государства – считаете себя достаточно разумным, чтобы искать оптимальный выход из положения и достаточно нравственным, чтобы не добывать его такой ценой. Значит ли это, что вы считаете кардассианцев более глупыми, чем вы сами? Или вы считаете для них дозволительным то, что для вас было бы преступным?

Кадет очень удивлённо посмотрел на вулканца и, подумав немного, ответил:
- Во-первых, Звёздный флот - это не совсем военная организация. Нас нельзя сравнивать с вооружёнными силами Кардассии или тех же клингонов, потому что главной задачей ставится не безопасность границ Федерации, а исследование Вселенной. Подумайте сами, есть ли у кардассианских, ромуланских, клингонских или ещё чьих-то военных что-то вроде Первой директивы? Кто-то ещё готов поставить право народа развиваться естественным путём выше интересов Федерации?
- Во-вторых, мы сейчас про солдат гарнизона или про кардассианцев вообще? Если второе, то только законы, правила и уставы определяют, что дозволительно, а что - нет. Если же речь идёт о личностях, то мы являемся представителями разных культур. Для представителей одной культуры будет... скажем так, приемлемо или даже совершенно естественно то, что у представителя другой культуры не вызовет ничего кроме отторжения. Та же неприкосновенность личной жизни и переписки стала для землян столь привычной, что многие из нас испытывали бы крайний дискомфорт, например, на Ромуле. А ведь помимо культуры есть ещё и индивидуальное воспитание и уникальный для каждого жизненный опыт. Это не говоря уже о том, что текущая ситуация может тоже повлиять на оценку допустимости того или иного действия. Если кратко, то да, я считаю, что для других может быть дозволительно то, что было бы преступным у нас на флоте или неприемлемо лично для меня.
- Что касается ума, - продолжил он после небольшой паузы, - Горр Токат не производил впечатления интеллектуала. Более того, сам Тенма характеризовал его как тупую машину, умеющую только выполнять приказы. Последующие события показали, что это совсем не так. Я тогда... хм, скажем так, доверился оценке Тенмы, но продолжать так считать сейчас было бы просто-напросто безумием. С другими солдатами гарнизона я не общался, но тоже не считаю их глупцами.

– Ну что ж, давайте по пунктам, – сказал Тенек, окончательно откладывая планшет
– Во-первых, несмотря на исследовательские задачи, именно на Звездный флот ложится та самая задача по защите границ, когда в этом возникает нужда. Безусловно между Звёздным флотом, вооружёнными силами Кардассии и другими военизированными организациями существует множество различий, но и общего у них много. Дисциплина. Обучение быстрому реагированию в критической ситуации. Обязательный набор знаний и умений. Наконец, не одинаковые, но непременно существующие принципы верности и воинской чести, которые ни в одном известном мне государстве не включают в себя снисходительного отношения к панике и предательству. Иными словами, мы с вами сейчас говорим не о десятке детей, которые оказались в опасной ситуации, а о десятке взрослых людей, которых специально готовили именно к тому, чтобы находить выход из опасных ситуаций, причём находить его сообразно принятым в их обществе этическим представлениям. Если подобные люди поддались панике и нарушили свои этические принципы не в пользу более достойных и разумных принципов, а в пользу животного страха и безрассудного эгоцентризма, то спрос с них не меньше, чем был бы в аналогичной ситуации с вас.
– Хотите что-нибудь возразить? Если хотите, я прервусь, если нет, перейду к тому, что «во-вторых».

- Тенек, - с трудом подавляя усмешку, ответил Освальд, - Общее можно найти даже у бенгальского тигра с мадагаскарским тараканом. Оба вида животных с Земли, вполне неплохо обучаемы, хотя укрощать тигров сложнее, да ещё и опасно для жизни может быть, и это не единственное и далеко не самое главное различие между ними. Теперь про подготовку. Я вам напоминаю, что горр Токат и остальные - простые солдаты, не учившиеся долгое время в военной академии. В подготовку офицера входит очень широкий набор навыков, включая ведение переговоров, оценку личности противника и прочее, но солдаты - это узкие специалисты, которые должны уметь делать что-то одно, но очень хорошо. Думаете, простых солдат из службы безопасности обучают таким вещам как переговоры с мятежниками? Их учат стрелять во врагов и не стрелять в мирных жителей - это их специальность, и только ей они должны владеть в совершенстве. Поэтому не удивительно, что возникшую проблему солдаты решили, руководствуясь исключительно своими навыками.
- Внимание, прибытие на станцию Дип Спейс 9 через пять минут. Всем поднятым на борт с планеты Волан II собраться у шлюза, - донеслось сообщение по корабельной связи.
- Продолжим в другой раз, Тенек, - сказал кадет, поднимаясь.

Тенек мог многое возразить, на слова Освальда. Например то, что между землянином и кардассианцем гораздо меньше разницы, чем между млекопитающим и насекомым, хотя они с разных планет, а тигр и таракан – с Земли, и что подобная параллель определённо содержит в себе логическую погрешность. Также можно было сказать, что пусть подготовка солдата и не так многогранна, как подготовка офицера, всё же она есть и не может быть проигнорирована при оценке неприемлемости его действий в критической ситуации. Но сообщение о прибытии недвусмысленно намекало на необходимость в ближайшее время покинуть «Саратогу», а кадет Макдауэл недвусмысленно намекал на завершение разговора. Поэтому Тенек сказал:
– Если пожелаете. И если у вас будет на это время.
Самому Тенеку предстояло сейчас связаться с медотсеком «Саратоги» и узнать, как местные врачи планируют поступить с кадетом Лайтманом, курсантом Кейрой и гилом Тенмой – в первую очередь кому из них всё ещё требуется пребывание в лазарете станции. Также следовало выяснить, собирается ли медицинский персонал с «Саратоги» контролировать деятельность станционного лазарета, или его персонал будет предоставлен самим себе. В этом последнем случае вулканец считал для себя обязательным подключиться к их деятельности… если, конечно, ему это позволят.
__________________
Совместно с Тенеком


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
30 Марта 2016, 17:08:23 #5
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, от времени отлёта с орбиты Волана II до прибытия на ДС9
USS "Саратога", каюта Сатала


Сатал сидел в тёмной каюте, глядя на проплывающие за окном звёзды. Он не спал более полутора суток - активных, тревожных, каких в его жизни ещё не было - и сейчас, когда всё, наконец, закончилось, организм должен был потребовать своего, но сон не шёл. Эти два дня многое изменили, и говорить о том, что всё закончилось, было на самом деле ещё рано - по крайней мере, для него. Закончилось его приключение на Волане 2. Теперь его ждёт расплата.
Почему-то вспомнилась пустыня на Вулкане, кахс-ван. Чего было в нём больше - логики, упрямства, праведного гнева или, может быть, безрассудства, когда он, подобрав какую-то палку, бросился на дикого зверя, чтобы защитить маленького? Не логики точно… А что руководило им сегодня? Правильно ли он поступил? Сердце подсказывало, да.
Логика искала другие возможности. Но он их не видел. У него не было времени  подбирать варианты. И даже то, что ему удалось сегодня, - лишь частичный успех. Ему ещё предстоит помочь Клейборнам улететь с планеты… если у него будет такая возможность. Потому что через несколько часов, вероятно, его ждёт суд, и его результаты невозможно было предсказать. Родители… ах да, он просил Артура связаться, но вряд ли тот сделал это, находясь в медотсеке, и, конечно, будет лучше, если Сатал сделает это сам. Если, конечно, у него есть такая возможность.
Возможность надо было проверить.
- Компьютер, свет, - скомандовал вулканец, подойдя к терминалу. - Доступна ли мне возможность связи с Вулканом?
- Подтверждаю.
Сатал уже хотел было назвать адрес, но остановился, подумав, что сейчас любое его действие может быть оценено с подозрением, и, вероятно, будет лучше предупредить охранников о его намерениях.
Поставив в известность находящихся за дверью представителей службы безопасности, Сатал вернулся в каюту и открыл канал связи.
Через некоторое время на экране появился отец, его вид и обстановка наводили на мысль, что звонок пришёлся на середину ночи. К сожалению, время выбирать не приходилось.
- Долгой жизни и процветания, - произнёс Сатал традиционное приветствие. - Прошу простить за поздний звонок.
- Я всегда рад тебя слышать, - ответил отец. - Что-нибудь случилось?
Сатал сглотнул. Внезапно пересохли губы.
- Пожалуйста, позови маму, - попросил он чуть севшим голосом. - Мне нужно поговорить с вами обоими.
Отец скрылся из поля зрения, и его не было несколько минут. Несколько долгих минут, за которые, Саталу показалось, он упал в пропасть не один раз. Он не сомневался: его поймут. Но то, что он собирается им сказать… Что он преступник, что он, может быть, потерян для общества, что… Что может даже не вернуться домой? Не этого они ждали, и сейчас, глядя на пустой экран, юноша ощутил мучительное чувство вины за то, что, сломав свою жизнь, он сломал и жизни людей, которых бесконечно уважал и любил. И поэтому первое, что он произнёс, когда они оба появились на экране, были слова с просьбой о прощении.
- Я очень виноват перед вами, - пояснил он в ответ на удивление отца, когда первое, самое сильное волнение прошло. - Я… совершил один поступок, на который не имел права, и в данный момент нахожусь под домашним арестом. На станции ДС9 меня, скорее всего, ждёт суд.
- Сатал, расскажи нам подробнее, что случилось, - попросила мать.
- Хорошо, - согласился юноша, собираясь с мыслями. - Всё началось с того, что наша группа должна была забрать с Волана 2 ещё двоих участников проекта. Я прибыл на катер, когда некоторые уже спустились на планету.
Последовательно он рассказал всё до того момента, как их подняли на корабль. Дальше начиналась самая сложная часть. Вздохнув, Сатал продолжил:
- Только оказавшись в транспортерной на Саратоге, я вспомнил о своём обещании. Я сразу попросил о транспортации обратно на планету, но по понятным причинам мне отказали…
Юноша задумался, не зная, как продолжить.
- Что именно ты хотел сделать? - спросила мать.
- Я… я не знал точно, - признал Сатал. - Я не мог допустить, чтобы его продолжали использовать, чтобы заставляли нарушать закон, чтобы сделали из него преступника… Или хуже. И чтобы наказали за помощь нам. Я планировал уговорить его родителей, вернее, его отца, потому что матери у него нет, чтобы они покинули планету… - Сатал опустил глаза. Только сейчас он ощутил, как все эти намерения, расплывчатые, невнятные, должны были выглядеть со стороны. - Я понимал, что это непросто, - медленно продолжил он. - Но я не мог просто смириться и оставить его там, мы в долгу у него, это было бы непорядочно…
Сатал умолк, невидяще глядя куда-то в консоль, и услышал голос отца:
- Мы понимаем тебя, сын. Продолжай. Ты говорил об этом с кем-нибудь на корабле?
- Я хотел, - ответил юноша, почти не стараясь скрыть внезапно накатившую усталость. - Но я понял, что не могу. Я собирался поговорить с Лорой Эвансон, но узнал, что она отказалась транспортироваться на Саратогу. Я не мог поговорить с координатором проекта глинн Толан, или с советником Рилл, или с кем-то из офицеров, потому что никто из них не имел права меня отпустить. Я пришёл к выводу, что единственным выходом будет спуститься на планету без санкции, никому ничего не говоря. Чтобы обезопасить других от последствий такого шага, я оставил два письма, в одном из которых взял на себя всю ответственность за поступок, а в другом коротко пояснил свои мотивы Артуру Лайтману и просил его связаться с вами на случай, если я не смогу поговорить с вами сам.
Коротко описав дальнейшие похождения, юноша подвёл итог:
- Должен признать, я даже не надеялся на домашний арест. И я не знаю, что будет дальше: Волан 2 - не территория Федерации. Кардассия может предъявить претензии, возможно, кто-то ещё… Не исключаю, что кто-нибудь потребует моей выдачи…
Сатал помолчал и закончил совсем тихо:
- Мне жаль, что я вас подвёл.
- Ты нас не подводил, - возразила мать. - Даже если был другой выход, и ты не нашёл его - ты поступил так, как подсказывала тебе совесть. Что бы ни было, ты наш сын, и мы любим тебя.
- Мы приедем на ДС9 и будем с тобой на суде, - добавил отец. - Иди отдыхай, у тебя был тяжёлый день.
Сатал склонил голову в знак благодарности, они попрощались и экран потух.
Усталость, наконец, окончательно взяла своё, и юноша, едва дойдя до кровати, забылся сном.
______________
Я и мои родители
« Последнее редактирование: 30 Марта 2016, 17:28:07 от Сатал »

Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
31 Марта 2016, 15:35:37 #6
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, 16:00
Баджорский сектор, станция ДС9, стыковочный шлюз пилона 6 и каюта Артура Лайтмана


Через пять минут после разговора Иламы Толан с коммандером Мори круглые двери шлюза, к которому была пристыкована «Саратога», расступились, и на пороге появилась глинн Толан. Выглядела она неважно: даже семь часов сна не стерли с ее лица следы произошедших событий и тревог.
Первыми, кого встретила Илама на борту ДС9, были двое офицеров службы безопасности - баджорец и землянин, в одинаковом звании младших лейтенантов. Заложив руки за спины, они наблюдали за всеми выходящими пассажирами, а их было несколько десятков целовек - ученые и специалисты по сельскому хозяйству из Федерации, которых “Саратога” эвакуировала с охваченного революцией Волана II, даже пара кардассианцев. Заметив глинна, офицеры вежливо и сдерженно ее поприветствовали, а через минуту к ним присоединилась коммандер Мори, вышедшая к шлюзу из лабиринта внутренних коридоров станции.
- Еще раз добрый день, глинн, - проговорила она, напряженно глядя на выход из шлюза.
Утара появилась чуть позже, слегка запыхавшись: загодя собравшись покинуть корабль и пристроившись почитать оставшееся время, советник задремала над книгой и проснулась только после повторного обращения к гостям «Саратоги». Теперь она думала на ходу, не забыла ли что-нибудь в каюте… Нет, кажется, не забыла, всё собрала заранее, оставалось только взять сумку и выйти. Увидев встречающих, советник страдальчески наморщила лоб: проблемы за время отдыха никуда не делись. Оставалось надеяться, что кадеты успели за это время как следует отдохнуть и теперь готовы ко всему, что их ждёт на станции, в том числе и к визиту советника.

-Госпожа Рилл! - окликнула Утару коммандер.
Судя по всему, советник была одной из последних пассажиров, покидающих “Саратогу”, по-крайней мере, после ее появления поток людей, выходящих из шлюза, иссяк. Почти.
Круглая, похожая на шестеренку, дверь шлюза снова откатилась в сторону, и в конце коридора показались еще трое. Один был Артуром Лайтманом, одетым в новенькую, только что из репликатора, форму, его ботинки блестели, но лицо все еще было бледнее обычного. Двое других были офицерами службы безопасности “Саратоги”, сопровождавшими его.
В общем и целом кадет Лайтман радовался новому дню, который наступил взамен дню старому. В этот раз никто не погиб, но теперь для него лично все изменилось. Вчерашний день подвел черту под всем его прошлым, наступил как граница перед новым будущим, в котором ничего из того, о чем он мечтал, могло больше не быть. Теперь он стоял перед обрывом и нельзя было сделать шаг назад, только вперед. Теперь пришла пора отвечать по собственным заслугам. Эта новая идеальная форма, которая столько много для него значила. Вероятно он носил ее последний раз.
Лайтман был несколько отрешен и погружен в что-то далекое и свое, но связи с реальностью не терял. В сопровождении офицеров безопасности он вышел с корабля, стараясь держаться с достоинством и выправкой по уставу. Но теперь он молчал, здороваться было не очень уместно. У шлюза стояло все начальство в почти полном составе.
Коммандер сделала шаг вперед.
-Благодарю, дальше мы сами, - властно сказала она охранникам, потом тихо пробормотала:
-Хорошо хоть до наручников не додумались...
Почти не глядя на офицеров “Саратоги”, Мори взяла протянутый падд и расписалась на нем, затем обратилась участникам проекта “Альфа” и станционным СБ-шникам:
-Следуйте за мной. Мы выделили мистеру Лайтману его же собственную каюту, поскольку его сосед Алем Латак в проект не вернется и его место все равно свободно. Кадет, вам приказано не покидать каюту до выяснения всех обстоятельств, и хотя я лично верю в ваше благоразумие, мне придется установить у ваших дверей охрану на 26-часов в сутки. Впрочем, посещения ваших друзей и переписка с родственниками вам разрешены.
- Я понял, мэм, спасибо, - ответил Лайтман, не громко, но достаточно для того, чтобы его услышали. – Чрезвычайные меры не понадобятся.
- У вас будет время, чтобы еще раз пересмотреть все ваши действия и подготовить аргументы в свою защиту, - Толан быстро шагала по коридору по направлению к турболифту. Краем глаза она заметила, что станция все еще не отремонтирована до конца – неудивительно, ведь предполагалось, что они будут отсутствовать больше недели. Должно быть, техники не менее рады их возвращению, чем они сами. – Если вы захотите поговорить со мной или советником, вы можете с нами связаться.
Голос кардассианки звучал достаточно строго, и кадет мог бы подумать, что она на него злится. В действительности злилась она на себя и на всю ситуацию. К тому же вопросов у нее было больше, чем ответов, только вот кому их задать?..
В ответ координатору Лайтман лишь кивнул. Он хотел сказать ей многое, намеревался, и был благодарен за такую возможность. Жаль только, что обстоятельства сложились именно так. Но винить следовало не обстоятельства. Он сам эти обстоятельства создал, и разгребать их приходилось не только одному ему. Все слишком связано и переплетено воедино. А сожаление бессмысленно и непродуктивно.
– Со мной можно и сейчас, – дополнила слова координатора Утара.
Чёрт возьми! Этих военных нарочно учат постоянно ходить строевым шагом? Когда её спутники ходили с такой скоростью, она начинала ощущать себя воздушным шариком, летящим на буксире у шаттла.
Вряд ли Лайтман захочет с ней говорить. А с Саталом говорить нужно было раньше – намного, намного раньше, и это её ошибка, никуда от этого не денешься. Конечно, она с ним поговорит… опять-таки если он захочет, но того упущенного момента уже не вернёшь.
Спустившись на турболифте и пройдя по коридору стыковочного кольца, коммандер остановилась перед одной из дверей кают, назначенных для участников проекта “Альфа”. По пути группе два раза попались инженеры, продолжавшие что-то чинить за снятыми панелями, в одном месте над головой были видны несколько кабелей - судя по всему, ремонт на станции все еще продолжался, но его конец был уже виден.
Урон, нанесенный каюте Артура и его бывшего кардассианского соседа, был уже исправлен. Когда Мори открыла дверь своим кодом доступа, глазам ее спутников предстала все та же длинная, похожая на пенал, комната, переделанная из склада.  Двухярусная кровать, два стола с креслами возле окна, стенной шкаф и неприметная дверь, очевидно, ведущая в уборную. Обстановка была бы совсем унылой, если бы еще и вся мебель была стандартной, но нет - столы были кардассианскими, а на деревянном каркасе кровати виднелась тонкая затейливая резьба. На полу был расстелен узкий полосатый коврик-дорожка в лиловых тонах.
_______________
Вместе с Мори Джанир, Иламой Толан, Утарой Рилл.
Offline  
31 Марта 2016, 15:37:55 #7
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, 16:00
Баджорский сектор, станция ДС9, каюта Артура Лайтмана



Коммандер пропустила Артура вперед, сопровождавшие его офицеры службы безопасности станции остались снаружи.
-Если у вас есть вопросы, которые вы хотели бы обсудить прямо сейчас… - начала командующая станцией, обращаясь и к Лайтману, и к Иламе с Утарой, - Последние пять часов я изучала информацию, полученную с “Саратоги”. Поскольку вы находитесь на моей станции, именно мне придется организовывать… все дальнейшие мероприятия, скажем так.
Кадету Лайтману было несколько странно и невероятно неудобно от того, что конвой, его сопровождающий, состоял не только из офицеров безопасности. Советник, координатор и даже коммандер станции вели его до каюты. Впрочем, его действия, приведшие к аресту, тоже были не слишком легкими, все было слишком серьезно для Звездного флота, проекта и отношений государств. Но как бы то ни было, он осознавал как нравится ему эта станция. Было в этой станции и всем том, что на ней происходит нечто особенно важное. Вместе с ощущением неодолимого ускользания всего этого из его жизни, он ощущал настойчивую потребность все исправить. Достичь полного понимания и донести свою точку зрения о недавних событиях, доказать нечто важное и защитить хотя бы координатора, цели которой не совсем понимал Звездный флот. То, в чем он был однозначно виновен – уже не исправить, за это придется ответить.
Лайтман прошел в каюту и повернулся к остальным. Коммандер изучала все случившееся по отчету «Саратоги», следовательно, ей было известно все, не требовалось ничего рассказывать прямо сейчас.
- У меня только один вопрос, мэм, - ответил кадет, - когда трибунал? Я успею написать свой отчет? Мне нужно два часа.
Коммандер Мори слегка улыбнулась и прошла за кадетом в комнату, ее спутницы проследовали за ней, и дверь за их спинами закрылась.
- У вас есть время на отчет, мистер Лайтман. Никакое разбирательство над вами не состоится сегодня, ни даже завтра. Чтобы все организовать потребуются дни, как минимум нам все еще требуется понять, что именно организовывать. Видите ли, - тут она обернулась к координатору и советнику, - все не так просто. По сути, дело мистера Лайтмана не одно - их два. И претензии Звездного Флота - это еще менее серьезная часть. Гораздо более серьезно то, что некий мистер Велок Корам, гражданин Кардассианского Союза, выдвинул обвинения и настаивает на выдаче вас, мистер Лайтман, кардассианскому суду.
- Я бы хотела получить на руки все обвинения, которые выдвигаются кадету Лайтману, - спокойно заметила координатор. – И представлять его интересы в кардассианском суде, если дело до него дойдет. Возможно, вопрос с мистером Корамом можно будет решить и другими методами. Что касается остальных, я также хотела бы ознакомиться с их обвинениями, если вам уже передали их с Саратоги. Не могли бы вы переслать их на мой терминал?
- Корам, - шепнула она стоящей поблизости Утаре. – Я была уверена, что так просто он не успокоится!
- А, понятно, - не мигнув и вовсе не изменившись в лице, сказал Лайтман. Особенности кардассианского судебного производства ему были известны. Он хорошо учился в Академии, и знал, что у этой расы свои традиции. Вина каждого представшего перед кардассианским судом уже доказана, суд имеет лишь воспитательное значение для кардассианского народа, призван всякий раз вновь и вновь придавать им уверенность в том, что любое преступление не останется безнаказанным, что каждый гражданин защищен и отомщен. И наказанием является только одно. Печальный и бесславный конец его истории. И виноват он сам. Но теперь это значило, что он должен успеть за эти несколько дней сделать то, что было наиболее важным. События требовали ускорения. И первым делом он должен написать отчет. Координатор собиралась его защищать, но это наверняка будет губительным для ее карьеры.
- Мэм Толан, - обратился он к координатору, - я имею представление о кардассианском суде, и лучше бы вам меня не защищать. Я должен поговорить с вами, не об этом. О другом. Но сначала отчет. Через 2 часа, если у вас будет время.
- Мистер Лайтман, вам лучше со мной не спорить, - заметила Толан. – Я зайду к вам сегодня вечером, и мы все обсудим.
Кадет молча медленно кивнул, развернулся спиной ко всем, подошел к компьютерному терминалу и включил его. Это было не очень вежливо, не по уставу. Так не делают перед командованием, но у него оставалось мало времени на все, что он был должен. Все формальные мелочи теперь больше не существовали.

Корам! Да, бывший мэр Волана II был не из тех, кто прощает обиды. Напротив, люди подобные ему, обладали изумляющей способностью их лелеять, взращивать и превращать в подобие личного штандарта с трагическим девизом. Утара кивнула в ответ кардассианке и негромко сказала, обращаясь к стоящим рядом с ней женщинам:
– Оставим его? Думаю, сейчас мистер Лайтман оценил бы возможность побыть одному.
Мори слегка кивнула советнику, но прежде, чем покинуть комнату, обернулась к Лайтману и сказала:
-Кадет, как старший федеральный офицер на этой станции, я буду оказывать вам поддержку советами и действиями и помогу подготовиться к любым будущим встречам, слушаниям, судам и чему бы то ни было. А пока я прошу вас вдумчиво работать над отчетом, привести мысли в порядок и ни в коем случае не предпринимать никаких действий, не разговаривать ни с кем, кроме родственников и друзей. Помните, что у нас есть время, еще ничего не решено.
Лайтман обернулся к коммандеру. Теперь ему был более понятен смысл слов первого офицера «Саратоги», которые звучали как «может быть вы еще станете офицером, если…». Коммандер Звездного Флота, баджорка Мори Джанир. Наверняка участник баджорского сопротивления во время оккупации. Такая спокойная, компетентная, ответственная и уверенная, готовая помочь и поддерживать. Он так ими восхищался, этими офицерами, и так хотел быть на них похожими. Может быть это получится в иной вероятности, если есть такие вероятности и такие реальности, в которых его аналог с иной квантовой сигнатурой не совершал тех же ошибок. Лайтман готов был сражаться за других и не сдаться до последнего, но за себя не получалось. За себя он теперь должен был успеть сделать другое.
- Спасибо, мэм, - кадет склонил голову, - я благодарен за помощь.
Вверху чистого белого листа документа, открытого для написания отчета, мигал одинокий курсор.

______
+ Артур Лайтман, Мори Джанир, Утара Рилл
Offline  
01 Апреля 2016, 11:26:26 #8
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, стыковочное кольцо


Когда три женщины вышли из каюты Лайтмана и дверь в нее закрылась, Мори негромко произнесла:
-Это прошло… не так, как я ожидала. Было похоже, что вас, глинн Толан, подробности дела кадета интересуют больше, чем его самого. Мне совершенно не нравится такой его настрой, - покачала она головой, - Не хватало только, чтобы он самостоятельно попытался исправить ситуацию с кардассианцами, повинился во всем и разрешил делать с собой все, что обвинителям заблагорассудится.
Толан мрачно кивнула:
- Его настрой пугал меня еще на «Саратоге», поэтому я настоятельно рекомендую советнику вправить... кхм, побеседовать с ним и объяснить ситуацию. Надеюсь, что он не будет предпринимать необдуманных шагов – тогда мы сможем разработать защиту и если не доказать невиновность, то хотя бы минимизировать последствия. Конечно, кардассианский суд строг, но и он прислушается к обоснованным доводам. Но я должна точно знать, в чем Федерация обвиняет его и Сатала, чтобы помочь им с защитой. С федеральным судопроизводством я не знакома. Ах да, и еще мисс Уильямс, - о ней кардассианка едва не забыла, настолько внезапным оказался ее арест.
– Я предложу мистеру Лайтману поговорить ещё раз, – сказала Утара, – надеюсь, он согласится. Не люблю давить на людей, к тому же мне кажется, в его случае это было бы особенно неправильно: он не так давно пришёл в себя после лечения и сна, ему нужно обдумать всё случившееся на свежую голову. А вот относительно мисс Уильямс я тоже удивлена: девочка оказалась в сложной ситуации и всё-таки решила вернуться к обучению и к проекту, её бы поддержать, а не арестовывать! Всё, конечно, бывает в жизни, но нельзя же потакать откровенной шпиономании!
- Это не совсем арест… - осторожно ответила Мори, - Скорее руководство хочет обеспечить контроль над мисс Уильямс до тех пор, пока с ней не поговорят и не выяснят все детали ее вовлеченности в произошедший переворот на Волане II. Я могу понять их осторожность, насколько я поняла - эта девушка имеет отношение к маки, а никто в Звездном Флоте не хочет вырастить нового Майкла Эддингтона у себя под самым носом. Но давайте поговорим о мисс Уильямс позже, а сейчас закончим по вопросу мистера Лайтмана и навестим мистера Сатала?
Мори медленно направилась по коридору в сторону следующей каюты, которую им следовало посетить.
- Вы задали вопрос про обвинения, глинн Толан. Вы позволите мне сказать прямо и откровенно, без политических реверансов, даже если услышенное вам может не понравиться?
- Я хочу во всем разобраться, и у меня нет времени пробираться через дипломатические дебри. Так что говорите – эти обвинения я все равно еще не раз услышу.

-Мы знаем, что кардассианцы гордятся своей системой правосудия, - ответила Мори, - но мы в Федерации заинтересованы в том, чтобы наших граждан судили в рамках федерального права. Для простого примера - обвинения мистера Корама против мистера Лайтмана нам не сообщили, и насколько я понимаю ваши процедуры, не сообщат до самого начала суда на Кардассии, что нас, естественно, не устраивает. Мы можем только догадываться, что речь идет о нападении на официальное государственное лицо при исполнении. Поэтому Федерация будет оспаривать требования выдать мистера Лайтмана. На своем уровне я тоже могу этому поспособствовать,  и, честно говоря, хотела бы надеяться на вашу помощь. Если бы мы могли собраться и обсудить, что делать с мистером Корамом… - она вопросительно посмотрела на Утару и Иламу, - Возможно, мы могли бы встретиться завтра утром?
- Это хорошая идея, - согласилась Толан. – У советника получалось с ним общаться… с наименьшими эксцессами. Кардассианская система правосудия знакома мне лучше, чем федеральная, и в данной ситуации я с вами согласна: для мистера Лайтмана будет предпочтительнее, чтобы его судили свои – если Федерация тоже выставила ему обвинения, разумеется.
– То, что мне удавалось общаться с Корамом с наименьшими эксцессами, означает, что он сперва со мной не разговаривал, а потом утверждал, что я его унижаю и запугиваю, – уточнила Утара. – Думаю, при встрече со мной он снова начнёт играть в оскорблённую невинность. Как я понимаю, он всё ещё у нас?
Под словами «у нас» болианка подразумевала «на попечении Федерации».
-Для мистера Корама забронирована каюта на Жилом кольце на несколько ближайших дней, - ответила Мори, - Чем скорее мы с ним пообщаемся, тем лучше, и сперва я хотела бы знать, что он за человек, но сейчас, увы, у нас нет времени его обсуждать, нас ждет следующая встреча. Против мистера Лайтмана Федерация обвинения не выдвинула, но это не значит, что у них нет никаких претензий. Поскольку он еще не офицер, а пока кадет, едва ли они решат устраивать ему трибунал. Скорее это будет комиссия Академии Звездного Флота, которая будет рассматривать действия всех кадетов, которые были на Волане II. Больше всего их волнует возможное нарушение Первой директивы, но максимум, что им грозит - некоторое количество часов общественных работ и исключение из Академии.
- И - закрытие проекта, - как бы между делом добавила Толан, для которой закрытие “Альфы” означало бы собственное фиаско и определенные неприятные последствия. И это не считая уязвленного самолюбия.
-Такая вероятность существует, - вскользь подтвердила Мори.
Все это время было видно, что баджорка старается тщательно подбирать слова, чтобы не сказать ничего лишнего или недопустимого.
Наконец, Мори остановилась возле двери в каюту, точно такую же, как каюта Лайтмана, которую они только что посетили. Здесь тоже стояли два охранника.
-Мистера Сатала проводили сюда с “Саратоги”, - прокомментировала коммандер, - Полагаю, сейчас у него много вопросов о том, что произойдет дальше. Я постараюсь на эти вопросы ответить, хотя это может быть нелегко.
Она протянула руку к небольшой панели возле двери и нажала сигнал оповещения, что кто-то пришел.
_____________
С Иламой и Мори


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
01 Апреля 2016, 15:38:10 #9
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, 16:00-18:48
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека -> “Кварк’с”.


Освальд одним из первых прошёл через шлюз и, поприветствовав о чём-то разговаривающих коммандера Мори и глинна Толан, направился в свою каюту. Как и предполагал Тенек, спать кадету не хотелось, что его самого не особо беспокоило. Несмотря на некоторую спутанность мыслей, он твёрдо решил заняться тем, о чём думал ещё до возвращения. Освальд достал падд и собирался уже заказать ещё одну кружку рактаджино, но потом подумал о том, что в каюту может войти сосед и снова начать учить жизни. Решив не давать Тенеку возможности внести свой вклад в и без того испорченное событиями на планете настроение, кадет отправился в "Кварк'с".
Заняв один из столиков в самом углу на верхнем ярусе, он заказал у не понятно откуда появившегося официанта-ференги самую большую кружку рактаджино и самую большую плитку шоколада, после чего откинулся в кресле и закрыл глаза, пытаясь хоть как-то структурировать хаос у себя в голове.
Коммуникаторы обеспечивают связь на подпространственных частотах, причём под это выделен определённый диапазон частот, который и отслеживает по умолчанию система связи, но ведь и другие частоты за пределами этого диапазона используются: дипломатические каналы связи имеют собственные частоты, например. Всё это должно быть видно на корабельных сенсорах. По крайней мере, если сенсорами пользоваться и знать что именно искать. Может в этом и дело? Никто на борту катера не знал, что Самрита предпримет внизу, поэтому ничего и не получилось. Очевидно, это проблема взаимодействия, которую надо попытаться решить, если этот проект вообще должен продолжать существовать.
Освальд взял падд и внёс в текстовый файл:
"Если связь блокируется, группе высадки надлежит настроить персональный коммуникатор на приём и передачу на одной из следующих частот. Передавать 15 минут. Если связь не установлена, перейти на следующую частоту из списка."
Оставив место для продолжения, он дописал чуть ниже:
"Оставшимся на катере следует ожидать связи на одной из указанных выше частот и непрерывно отслеживать диапазоны на сенсорах. При обнаружении попытки связи, выделить частоту узкополосным фильтром и использовать её для связи с группой высадки."
Казалось бы, мысль банальна, но Освальд не припоминал, чтобы в Академии об этом рассказывали. Наверное, обобщить частный вывод на все возможные ситуации не удалось, ведь помехи связи могут захватывать любые подпространственные частоты. К тому же, не исключено, что на разных звездолётах уже сложились свои внутренние правила поведения в таких ситуациях, применимые в том окружении, в которое чаще всего попадал экипаж.
Проведя около двух часов, внося разные изменения и дополнения, кадет почувствовал, что с него хватит. Дальше теоретизировать было бессмысленно, нужны испытания, например, в голокомнате, а ещё лучше - на реальном оборудовании. В одиночку этим заниматься было невозможно, но ведь у него уже был напарник. Точнее напарница.
- Освальд вызывает Самриту, - сказал он, нажав на коммуникатор, - Давай вместе позавтракаем утром. Хочу кое-что обсудить.
- Да, хорошо, - мгновенно ответила девушка. - Странно, что нас еще не собрали на общее совещание, - пожаловалась она. - Я так и не знаю, что там с Артуром и Саталом... Ладно, давай завтра все обсудим!
- Ага. Зайду за тобой после семи утра. Конец связи.
Освальд откинулся на спинку стула и снова закрыл глаза, наконец-то расслабившись.
________________________
При участии Самриты


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
04 Апреля 2016, 10:09:31 #10
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет.


В медотсеке «Саратоги» на запрос Тенека о статусе пациентов из проекта «Альфа» ответили, что теперь они в ведении лазарета станции Deep Space 9. Рассудив, что в любом случае медицинские данные по ним передали туда же, Тенек занёс свои вещи в каюту и сразу же после этого направился в лазарет.
В лазарете всё было спокойно, вечерняя смена не спеша занималась текущими делами, в приёмной не было видно никого из пострадавших участников «Альфы». Санитар Дука с полным отсутствием энтузиазма на лице заполнял какие-то формы на терминале, сестра Эвен просматривала данные на другом. Прошло всего трое суток, но суток очень насыщенных, и Тенек почувствовал удовлетворение от того, что вернулся после недавних событий именно сюда – к людям, на которых в некотором роде уже привык полагаться.
– Долголетия и процветания, – сказал он с порога.
В ответ на слова Тенека баджорка подняла голову, ее круглое лицо сразу осветила улыбка. Санитар Дука тоже сразу начал выглядеть гораздо более заинтересованным.
– Вы вернулись! - воскликнула сестра Эвен, - Мы очень рады вас видеть! Как прошло ваше задание?
– Своеобразно, – ответил Тенек, размышляя о том, должен ли он держать в тайне случившееся на Волане II, или же тамошние события уже стали достоянием гласности. Конечно, прежде чем идти в лазарет, следовало просмотреть новости – со стороны стажёра это было явным упущением. Впрочем, если персонал лазарета уже получил данные с «Саратоги», наверняка они не в полном неведении.
– Сюда должны были поступить данные о состоянии здоровья нескольких участников проекта, – сказал Тенек, – Я хотел бы с ними ознакомиться.
– Кто вас интересует? - наморщила лоб Эвен, - Из нового у нас только карты двух ваших новых участников - мисс Уильямс и мистера Тенмы, но они поступили через несколько часов после вашего отлета. Дука, - она обернулась к санитару, - ты ничего не пропустил? Ничего нового не приходило сегодня?
Баджорец пожал плечами и вернулся к формам.

Это было странно. Это было очень странно: Тенек сомневался, что такой инцидент можно замолчать, кроме того этот случай на планете в нейтральной зоне по его мнению не стоил того, чтобы скрывать медицинские сведения и не вносить новую информацию в медицинские карты участников проекта «Альфа». По представлениям Тенека, после прибытия «Саратоги» к станции должно было прийти обновление информации для карт Тенмы, Сомерса, Лайтмана и Кейры.
Вулканец задумчиво посмотрел на баджорку и сказал:
– Меня интересуют обе карты.
Пока он решил начать с этого: ознакомиться с картами новых участников нужно было в любом случае, кроме того он хотел проверить, отображена ли в карте Тенмы информация о его избиении – тогда можно будет посмотреть и карты старых участников: возможно, новая информация обнаружится и там, хотя Тенек сильно сомневался в том, что она могла появиться, минуя персонал лазарета. Вулканец скорее поверил бы в появление возле станции новой аномалии, чем в то, что кому-то поднадобилось вносить подобную информацию в карты тайно, но как известно во Вселенной теоретически возможно всё или почти всё.
Эвен встала со своего места и уступила его Тенеку.
– Карту мисс Уильямс прислали из Академии Звездного Флота, а карту мистера Тенмы - напрямую с Кардассии, от его семейного врача. Мы, конечно, все посмотрели, но не нашли ничего странного у обоих. Никаких аллергических реакций и скрытых проблем со здоровьем, ничего такого… А почему вы беспокоитесь об их состоянии?
– Я не беспокоюсь, это – моя работа, – возразил ей Тенек.
И это была правда – было бы странно, если бы он не ознакомился с картами новых участников при первой же возможности. Вот в отношении старших по званию или новых офицеров станции – тех, чьих карт у него не было, когда он читал документацию по распоряажению доктора Камарго – ему придётся спрашивать разрешения у коммандера Мори, за неимением главы медцицинской службы, а рядовые участники проекта и без того по мнению Тенека находились в его ведении. По умолчанию.
Он изучил карты Уильямс и Тенмы, отметив, что карта Тенмы не дополнена последними данными. Это ему не понравилось. Впервые оказавшись на Саратоге он первым делом поинтересовался состоянием пострадавших коллег, но не решился вмешиваться: в конце концов он сам предоставил их заботам врачей зведолёта, когда решил задрежаться на планете, и теперь оставалось только доверитсья их компетентности и ознакомиться с предоставленными ими данными. Чего Тенек не ожидал – это того, что этих данных не будет. Он бы понял, если бы его предупредили о секретности событий, он бы стал возражать, если бы при этом ему отказались предоставлять медицинскую информацию, но такого положения вещей он не понимал.
Эмоциональные… Эта мысль была похожа на предубеждение, но в такой ситуации удержаться в рамках объективности было сложно.
– Я буду в лаборатории, – сказал он сестре Эвен. – Если буду нужен, вызывайте.

– Я просто имела в виду… - начала Эвен, чьи щеки начал заливать румянец, - Что обычно, если спрашивают о новых данных по состоянию здоровья, это значит, что что-то произошло. Это как с температурой - когда мы говорим “есть ли у вас температура?” это не значит, что мы подозреваем, что у кого-то ее действительно буквально может не быть… У вас же никто действительно не пострадал?
– Эвен, перестань, - поморщился Дука, - Не надо пытаться быть друзьями со всеми врачами, под которыми тебе приходится работать. Иначе будет так же, как с доктором Тэйном. А с “Саратоги” карты могли еще просто не прийти. Корабль все еще здесь, значит, скоро мы все получим. А если кому-то не терпится… ну, с этим тоже можно что-то сделать. Как вы смотрите на то, что к утру карты будут у вас, а?

Не секретность, не перегибы конспирации, а простая безалаберность эмоциональных, иными словами, – самое последнее, что могло прийти Тенеку в голову! Нужно было это учитывать, а не пытаться логически осмыслить атмосферу всеобщего недоверия, которая буквально пронизывала пространство в области конфликта.
Тенек ответил санитару:
– На такую задержку я смотрю отрицательно, особенно если мне было сказано, что последние материалы уже находятся в ведении данного медицинского учреждения. Также позволю себе вас поправить: ни для вас, ни для мисс Эвен я начальником не являюсь. Это может измениться только в случае экстренной медицинской ситуации или в случае зачисления меня в штат данного лазарета в качестве врача.
С этими словами он направился в лабораторию. Перед самой дверью во внутренние помещения лазарета вулканец обернулся. Безусловно, если бы информация об инциденте была секретной, его бы поставили об этом в известность и потребовали сохранения тайны, если этого не сделали, значит, сохранения тайны не требуется. Собственные сомнения на этот счёт показались ему теперь недостаточно обоснованными, хотя если люди допускают ошибки в одном, они могут допустить их и в другом.
– Кто-то пострадал, – констатировал он. – Смертельных случаев нет, случаев потери эффективной дееспособности нет.
«Есть случай несвоевременного информирования лиц, ответственных за жизнь и здоровье участников проекта», – добавил он мысленно, но вслух говорить не стал: в другой форме это было уже озвучено.
В этот раз Эвен и Дука промолчали, пока Тенек не скрылся в помещении лаборатории.
– Фууух! - выдохнул санитар.
– Почему он так холодно со мной разговаривал? - трагически прошептала Эвен, прижимая ладони к пышной груди, - Он совсем не такой, каким я его помню по нашим прошлым встречам. Я думала, мы уже подружились, у нас были такие интересные разговоры…
– О чем я тебе и говорю, - проворчал Дука.
_____________________
С Эвен и Дукой.


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
04 Апреля 2016, 10:22:47 #11
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, каюта Энн Уильямс на «Саратоге», станция ДС9


- … А помнишь, что у нас планировался какой-то геологический проект? Я ведь именно на него собиралась и думала, что мы сразу туда полетим, а теперь придется на станцию возвращаться. Только время потеряем! А если проект и вовсе закроют?.. - делилась своими сомнениями Энн. На другой стороне коммуникатора ей периодически отвечала Самрита Баккер, но чаще ограничивалась короткими «угу» и «конечно».
В отличие от остальных, Энн достаточно быстро выбросила из головы события, непосредственной участницей которых она стала. Убедившись, что с ее семьей все в порядке, она смогла со спокойной душой погрузиться в проект. А вот остальные его участники казались крайне озабоченными, и за семь часов полета до ДС9 Энн так и не смогла ни с кем поговорить, кроме разве что Самриты, да и то через коммуникатор. Судя по голосу, кадет Баккер была расстроена и погружена в свои мысли.
- Не закроют, - отозвалась Самрита, но особой уверенности в ее голосе не слышалось.
- А Артура и Сатала правда могут арестовать, как ты думаешь? – задала терзавший ее вопрос Энн.
- Я не знаю, Энн, - устало вздохнула девушка на том конце связи. – И мы уже почти прилетели. Лучше поговорим сегодня вечером за ужином.
Энн вскочила со свой койки и подошла к окну – станция Deep Space 9 была уже совсем близко. Прежде она не видела ничего подобного и была поражена ее размахом и необычным внешним видом. Она много слышала об истории этой станции и теперь хотела сама к ней прикоснуться, поэтому с нетерпением наблюдала, как «Саратога» швартуется к пилону. Сумка была уже собрана, кровать заправлена, а форма отглажена. Она уже хотела было направиться к шлюзу, как двери ее каюты разъехались.
Неожиданным гостем на пороге оказался мужчина в форме офицера службы безопасности. Сложив руки за спиной, он смотрел куда-то поверх головы девушки безразличным взглядом.
-Мисс Уильямс? - уточнил он, - Мне поручено сопроводить вас к шлюзу.
- Да, конечно, - кивнула Энн и потянулась к свой сумке, но застыла и недоверчиво обернулась на офицера службы безопасности. Его лицо ничего не выражало, и он проигнорировал вопросительный взгляд девушки. – А… А почему вам это поручено? Я и сама могу дойти!
Что-то в появлении этого молодого человека ее смущало.
-Мне не объяснили приказ, мисс, - ответил офицер, - Только просили передать, что на станции вам все объяснят. Пройдемте со мной, пожалуйста.
- Это что, всех кадетов так встречают? - попыталась пошутить Энн, но на лице офицера не дрогнул ни один мускул. - Хорошо, идемте, - покорно согласилась она и последовала вслед за молодым человеком, все еще удивленно на него поглядывая.
Возле шлюза они были одними из последних выходящих пассажиров.
-Мисс Энн Уильямс? - снова кто-то окликнул девушку.
Кажется, у окружающих это начинало становиться дурной привычкой. Может, следовало не отвечать больше?
В коридоре у выхода из шлюза стояла высокая женщина в форме офицера безопасности - вулканка с длинными, собранными в высокий хвост волосами.
-Добро пожаловать на ДС9, - произнесла она, - Я покажу вам вашу каюту.
На звездолете Звездного флота Федерации ромуланец Ракар летел в первый раз, но ему была известна планировка такого корабля он без труда находил нужный путь, тем более что в каждом коридоре и без того висел интерактивный план звездолета, по которому можно было все найти. Из вещей на нем была только форма и надежно закрепленный в рукаве нож. Получив оповещение о высадке на станцию, он, без особенной спешки отправился к стыковочному шлюзу, все еще с интересом рассматривая по пути этот корабль, который 7 часов часов назад не было никаких ни сил ни желания рассматривать. Все остальные участники проекта Альфа, видимо, уже вышли на станцию до него, либо все еще задерживались, он нагнал только Энн Уильямс, которую сопровождал федеральный офицер с желтыми знаками различия, свидетельствующими о принадлежности к службе безопасности или инженерной службе. Ромуланец не спеша следовал за этими двумя, и от его внимания не ускользнуло то, что и на станции земную девушку встречал еще один офицер уже местной службы безопасности. Снова вулканцы, опять и снова вулканцы. Кажется, он уже начал к этому привыкать. Но интереснее всего было то, что его самого никто не встречал еще тогда, пару дней назад, по прибытию. Еще тогда он так посмеялся над методологией федеральной безопасности, а теперь землянку сначала вели, а потом встречали. И ему, как офицеру самой лучшей и компетентной в галактике организации разведки – было совершенно ясно, что это значит. Только ему не совсем было понятно, почему это происходит именно с Энн Уильямс, а не в частности с ним самим. Выйдя из шлюза на станцию, он встал с ними рядом и решил присоединиться к этой процессии.
- Доброго дня, - поприветствовал он вулканку, также кивнул и Энн. – Вы не возражаете, если и я к вам присоединюсь? Каюты нашей группы должны быть в одном коридоре, а я пока не точно помню план Дип Спейс 9.
Конечно же, план станции был ему известен, но ему нужен был предлог.
 - А, мистер Ракар! – знакомое лицо обрадовало Энн. Ведь именно ромуланец помог ей спасти отца, и к нему она питала наибольшую симпатию из всей группы. – Конечно, кхм… Если мои сопровождающие не возражают, - она выразительно изогнула бровь, давая понять, что сама не слишком хорошо понимает, что происходит.
-Разумеется, - ответила вулканка, - Вам дорогу я тоже могу показать. Мисс Уильямс, коммандер Мори просит вас пока оставаться в своей каюте. Сегодня вечером она зайдет к вам и все объяснит, а также ответит на все ваши вопросы.
И действительно, служба безопасности была тут не зря. Но как-то Ракар не предположил заранее, что такое может случиться.  Не предвидел, не предугадал. Его упущение. Ему это не нравилось. Интересно, а знала ли заранее Квинтилия Перим о том, что предстоит на станции для этого участника проекта? Или тоже не могла такого предположить? В любом случае, все эти вопросы следовало выяснить. Кто-то сильно подставил их всех, это был умысел, тщательно разработанный заранее, отлично спланированный, прекрасно сыгранный. Об этом следовало думать, это следовало анализировать, это следовало раскрыть. Квинтилии была важна судьба этого товарища по проекту, как еще одной частицы их флота. Они заботились о своих товарищах и не бросали их. И ему понравилось работать в этой команде.
Ракар кивнул вулканке, бросил внимательный взгляд на Энн и отвел глаза. Вопросы он задаст не в присутствии охраны.
- То есть, я под арестом? – Энн не смогла сдержать удивления в голосе. – Я думала, это грозит только Артуру и Саталу... А могу я поинтересоваться, за что? Или для этого мне тоже придется ждать вашего коммандера?
«Надо было оставаться дома! - с какой-то грустной иронией подумала она. – «Все было бы проще».
Они спустились на турболифте на несколько уровней и продолжили движение.
-Официально это не арест, - бесстрастно ответила вулканка, довольно быстрым шагом направляясь по коридору, - Но вы были классифицированы, как угроза безопасности на станции, поэтому мы просим вас подождать до выяснения всех обстоятельств. Коммандер Мори придет, как только закончит более важные встречи, ожидание не должно занять более, чем два часа.
Наконец, она остановилась возле одной из неприметных дверей.
- Каюты остальных участников и ваша, мистер Ракар, находятся далее по коридору, а эта - ваша, мисс Уильямс. Располагайтесь, а если вам что-то понадобится - я буду за дверью. Согласно распределению, которое прислала госпожа Толан, у обоих из вас пока не будет соседей.
- Видите, Ракар, я представляю угрозу безопасности! – округлила глаза Энн. Эта ситуация начинала ее смешить. – Я понимаю, что в столовую меня тоже не выпустят? Хорошо, хорошо, - девушка пожала плечами, – буду ждать вашего коммандера Мори. Ракар, передавай остальным привет от меня. Хотя мы так и не успели нормально познакомиться… Ладно, неважно, - она нахмурилась, думая о чем-то своем. – Надеюсь, скоро все станет понятно.
«Угроза безопасности на станции». Как интересно. Как все интересно закручивалось, и эта часть федеральной истории была ему не слишком хорошо знакома, лишь в общих чертах. В голосе девушки звучал сарказм, обида, разочарование, она защищалась таким вот специфическим эмоциональным способом. В ее голосе не звучало вины, хотя легко было определить и отличить друг от друга различные эмоциональные состояния истинно виновного и невиновного. Легко, если тот не был профессионалом. Вряд ли Энн Уильямс была профессионалом в таком вопросе. Хотя, ни в чем нельзя быть уверенным. И не стоило делать выводы слишком поспешно. В этой ситуации он должен был разобраться.
- Благодарю за указание направления, - сказал он вулканке, - Энн Уильямс разрешены посещения? Прежде чем пойти к себе, я хотел бы составить ей компанию. Это возможно?
Никогда ромуланцы не откладывали в долгий ящик решение серьезных и срочных вопросов, если на то требовалось немедленное выяснение. Ракар не терял времени, никогда. Он был профессионалом.
Вулканка сдержанно кивнула.
-Коллегам по проекту и родственникам официально разрешены посещения.
Ромуланец кивнул и посмотрел на Энн Уильямс:
- Тогда, если вы не против, у меня есть к вам дело.
__________
+Самрита, Энн Уильямс, и офицеры СБ


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
04 Апреля 2016, 15:38:45 #12
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет.


В лаборатории Тенек подсел к терминалу и отправил на «Саратогу» повторный запрос, затем открыл базу данных и вызвал личное дело мистера Сатала и его медицинскую карту по каналу Вулканской академии наук. Тут был порядок. Порядок, к которому Тенек привык: точный, отлаженный, который воспринимался как естественный фон бытия… и нарушения которого в теперешней жизни, работали как камень, о который вдруг спотыкаешься на знакомой дороге или как непредсказуемые капризы погоды, которые держат в постоянном напряжении.
Он выполнил рутинную процедуру регистрации (что бы ни решили потом, в данный момент Сатал числился участником проекта) и поймал себя на смутном недовольстве, на ощущении некоторого предубеждения к мистеру Саталу. Причём дело было вовсе не в его проступке: в конце концов, об этом проступке Тенек не знал почти ничего и не торопился делать какие-либо выводы.
 
Дело было в шевельнувшейся в душе ревности: этот землянин, которому абсолютно необязательно было всё то, чему учились вулканцы, получил всё это почти с самого рождения, а значит и преуспел в этом гораздо больше, чем любой из его вулканских сверстников. Странное дело, Тенека прежде никогда не задевало, если представители эмоциональных рас занимались духовными практиками и преуспевали в этом. Во время обучения на Земле, мистер Чатурведи – один из его земных преподавателей – представил Тенека его сверстникам, сочетавшим обычные деловые и повседневные интересы с традиционными духовными и физическими практиками, а также нескольким весьма почтенным духовным лицам. Молодые люди были свободнее вулканцев эмоционально, но при этом сдержаннее обычных землян, а их умения не слишком сильно отличались от  вулканских (исключая разве что телепатию). Что касается почтенных жрецов, то глубина их отрешения от всего несущественного поражала воображение (хотя и в этом был свой особый, земной оттенок), особенно учитывая их возраст. Все, кого встретил Тенек были в возрасте от шестидесяти до восьмидесяти лет – возрасте, в котором вулканцы, как правило, ещё даже не вступают в пору эмоциональной зрелости.
Но все они делали выбор в пользу максимального развития духовных и физических способностей сами, осознанно, уже будучи взрослыми или по крайней мере подростками – это не только примиряло Тенека с их выдающимися достижениями, но и вызывало глубокое уважение: этот выбор был для них не обязателен, не навязан особенностями их природы, и всё же они его делали.
А мистер Сатал, должно быть, даже не задумывался о другом выборе, он получил всё и сразу. Это вызывало смутный, подспудный протест – несправедливый и нелогичный, а вместе с ним появлялось и недовольство собой, к сожалению, вполне логичное. Похоже, этот бесконечный день, с каждым часом делал вечернюю медитацию Тенека всё длиннее, а время, назначенное для сна, всё короче. Сокращение времени сна было не так уж важно: всегда оставался в запасе глубокий расслабляющий транс, он позволял на время отложить потребность в шестичасовом сне, а вот медитацию было не обмануть.
 
Вулканец решительно отодвинул за пределы текущего момента всё несущественное и проверил, нет ли ответа от Саратоги. Ответа не было. Стажёр взял медицинский сканер и трикодер и запросил у компьютера местоположение кадетов Кейры, Сомерса, Тенмы и Лайтмана. Если медицинские данные не идут к врачу, тогда врачу следует отправиться за медицинскими данными.
Согласно показаниям компьютера, кадетов Кейры и Соммерса на станции не было, Артур Лайтман находился в назначенной ему еще при прибытии каюте, а кардассианец Джез Тенма - в одной из кают Жилого кольца.
______________

исключительно в обществе компьютера


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
04 Апреля 2016, 16:52:52 #13
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, каюта Энн Уильямс на «Саратоге», станция ДС9


Энн кивнула и проследовала в свою каюту. Или камеру? Каюта все же предполагает свободное перемещение и отсутствие охраны у дверей. Она швырнула сумку на пол, а сама забралась с ногами на кушетку.
- Располагайтесь, мистер Ракар! Чувствуйте себя, как дома! – девушка даже не сдерживала раздражения в голосе, хоть оно и было направлено не на ромуланца. Она отвернулась к стене, чтобы сделать несколько глубоких вздохов, и через пару мгновений заговорила уже более спокойно: - Так какое у вас было дело?
Ракар прошел вслед за Энн в ее каюту и остановился у двери, когда ее створки закрылись. Он внимательно наблюдал за Энн и ее эмоциональными реакциями, и, наконец, когда она задала свой последний вопрос, он приподнял вверх руки открытыми ладонями:
- Для начала я попрошу вас, Энн Уильямс, не воспринимать меня как сотрудника моей службы, ни как врага, ни как противника. – Памятуя о недавнем случае на планете, которое, надо сказать, изрядно его повеселило, он решил перед своими вопросами сделать это очень важное уточнение.
- Прошу также поверить в мои добрые намерения. У меня есть вопросы к вам. Дело в том, что командир нашей группы ясно дала понять, что здесь, как я понимаю, по крайней мере – здесь, на этом проекте, никому из нас не должна быть безразлична судьба товарищей, участников. Поэтому, я хотел бы обсудить то, что с вами случилось, прежде чем мы поймем, что с этим делать. Если вы предпочтете сначала привести себя в порядок, я подожду, и после мы продолжим.
Энн удивленно посмотрела на ромуланца:
- У меня и в мыслях не было вас в чем-то подозревать! Это же не вы меня сюда посадили… Не вы же? – она полушутливо посмотрела на Ракара. – Я бы и сама с удовольствием обсудила, что со мной случилась, но… я и правда не понимаю, в чем меня обвиняют. И это после того, как взяли в проект! По-моему, это немного нечестно, - обиженно закончила она.
Ракар хотел хмыкнуть, но сдержался. Вместо этого он прошел дальше по каюте, остановился напротив Энн и скрестил руки на груди.
- Верно. Это не я. Но так работают все спецслужбы. С разницей в некоторых нюансах, но все же сходства велики. Энн Уильямс, я буду с вами предельно откровенным. Очевидно – экипажу корабля USS «Саратога» стало известно, что изначально вы тоже держали в руках оружие и стояли  в охране вместе с человеком по имени Михай, когда нас закрыли в ангаре.  И теперь они по своему трактуют ваши намерения и цели. А также это может быть связано с историй взаимоотношений людей вашей планеты и Федерацией. С тем, что вчера случилось на вашей планете. Скажите мне, как вы видите свое собственное будущее? Оно вместе с Федеральным Звездным флотом, в Академии которого вы учились, или оно где-то еще? Насколько я понял, ваше решение все еще не определено. Это верный вывод?
- Так вот в чем дело! – воскликнула Энн и тут же помрачнела. – Я… не думала, что об этом инциденте вспомнят. Ведь я вас выпустила и помогала вам… К тому же, я уверена, что отец ничего плохого бы вам не сделал и вернул бы на катер, как только включилась бы связь и телепортация, - принялась оправдываться она. – Никто не пострадал, не считая, кхм, Михая, и… Я не понимаю, - нахмурилась Энн, - откуда об этом вообще узнали, причем так быстро? А что касается моего участия, - она сложила руки на груди в защитной позе, - то еще на планете я приняла и озвучила свое решение! И будь оно другим, меня бы здесь не было!
- Вспомните офицера на площади, который добрался до упавшего ховеркара, и вам все станет ясно, - бесстрастно сказал ромуланец. – И – благодарю вас. Да, вы нас выпустили, да, вы нам помогали. Я понял ваши намерения и цели. Мы будем действовать в вашу защиту.
Ракар сделал паузу, оценивая реакцию на свои слова. Он не спешил ни верить, ни доверять. Лично для него все это представлялось куда более многогранным, и свои выводы он не спешил озвучивать даже для себя. Связь с собственным командованием он тоже решил отложить на время, во-первых, потому, что его отчет должен быть полным и информативным, во-вторых, потому, что как минимум Федеральный корабль был все еще пристыкован к станции.
- Я не наблюдаю здесь репликатора, - продолжил Ракар, - если вы дадите мне точные названия, то мог бы принести вам поесть.
- Федерация! – хмыкнула Энн. – Если бы я знала, что все так и будет, я бы еще подумала над своим решением. Хотела бы я знать, что сейчас происходит на Волане II! Черт, мне стоило подумать лучше еще тогда, но я понятия не имела, что Федерация обвинит меня… да я даже не знаю, в чем меня формально обвиняют.
Она закусила губу и вновь отвернулась, собираясь с мыслями.
- Вы правда пойдете за едой для меня? – недоверчиво переспросила девушка после небольшой паузы, решив подумать о судьбах мира потом. К тому же слова Ракара напомнили ей, что ела она еще много часов назад на «Саратоге». – Это очень мило… Хм, я бы хотела что-нибудь простое… Бифштекс с запеченным картофелем и лимонад, например. Если только вам и впрямь не сложно!
Ромуланец широко улыбнулся. Энн Уильямс произносила слово «Федерация» с оттенком, очень похожим на оттенки всех тех на планете Волан II.  И этот оттенок был противоположным к тому, как его произносили настоящие федеральные патриоты. Все было слишком неоднозначно. И он не имел права ни в чем ее здесь убеждать. Это дело федератов, и особенно его командира. Той, которая взяла на себя такую ответственность.
- Я не занят, скоро принесу, - кивнул Ракар. – А вы тут пока не отчаивайтесь.
Он развернулся и вышел из ее каюты, на выходе не обратив никакого внимания на вулканку у двери.
_____________
И Энн Уильямс


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
04 Апреля 2016, 18:23:58 #14
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

25 августа 2384 года, ранний вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала


Дверь открылась почти сразу: Сатал, в самом деле имевший множество вопросов, проводил ожидание в медитации и, услышав звонок, сам поспешил выйти навстречу.
- Долгой жизни и процветания, - поприветствовал он троих женщин на пороге. Иламу Толан, координатора проекта, и советника Утару Рилл он уже знал, а сопровождавшую их баджорку видел впервые. Можно было предположить, что это и есть коммандер Мори, о которой его предупреждали. В целом, это выглядело как довольно внушительная делегация.
Вулканец отошёл от двери, пропуская пришедших в каюту.
-Добрый вечер, мистер Сатал, - ответила Мори своим спокойным, слегка отстраненным, но крайне вежливым и доброжелательным рабочим тоном, - Добро пожаловать на ДС9.
Оставалось только гадать, сколько раз в день ей приходится произносить эту фразу.
-Меня зовут коммандер Мори Джанир, эта станция находится под моим руководством, кроме того, по поручению адмирала Солока я наблюдаю за проектом “Альфа”. Полагаю, сейчас у вас есть некоторые вопросы - вы можете адресовать их мне. Глинн Толан и госпожа Рилл присутствуют здесь как ваше непосредственное руководство в проекте, обсуждать что-то без их присутствия мне кажется не корректным.
- Добрый вечер, мистер Сатал, - координатор зашла внутрь вслед за Мори и оглядела «камеру» заключенного. Этот арест можно было считать улучшением жилищных условий – если раньше длинную узкую комнату кадетам приходились делить, то теперь она находилась в полном распоряжении Сатала. – Добро пожаловать на станцию, - дежурно произнесла Толан и, наконец. Перевела взгляд на Сатала. – Вам предстоит находиться в этой каюте до судебного разбирательства, и я была бы благодарна, если бы обошлось без эксцессов вроде очередного побега. У вас будет время подготовиться и изложить вашу версию событий в отчете. Коммандер Мори разбирается в судебной системе Федерации лучше меня, она сможет стать вашим контактным лицом по этим вопросам.
Сатал склонил голову в знак того, что он понял сказанное.
- Я не собираюсь сбегать, глинн Толан, - сообщил он кардассианке. - То, что я сделал, я сделал в силу крайней необходимости, хотя это не отменяет того, что я нарушил запрет. Но сейчас никакой необходимости сбегать у меня нет, что же касается ответствености за свой поступок, я готов её нести в полном объёме. Ещё с Саратоги я связался с родителями и поставил их в известность, они собираются прибыть на станцию. Скажите, уже известно, где меня будут судить и что меня ждёт?
Сатал перевёл ожидающий взгляд с Иламы Толан на Мори.
Мори нахмурилась.
-С вами уже кто-то разговаривал до меня? - обеспокоенно спросила она, - Возможно, кто-то с “Саратоги”? Вас запугивали, давили на вас, вынуждали что-то рассказывать или молчать о чем-то, угрожали судом? Кто это был? Мне нужно знать все детали.
- Угрожали? - непонимающе переспросил Сатал. - Нет, я говорил только с родителями. Но ведь я спустился на планету после разрыва дипломатических отношений, не имея на то разрешения, к тому же обездвижив начальника транспортерной. Логично предположить, что мне будут предъявлены обвинения и, возможно, не только со стороны Федерации, а тот факт, что я нахожусь под арестом, это подтверждает.
Сказав это, Сатал снова повернулся к кардассианке:
- Я приношу свои извинения, что создал проблемы проекту, надеюсь, оставленное мною письмо их минимизирует. И… мне также хотелось бы поговорить с советником Рилл, попозже.
– Если вам это удобно, мы могли бы поговорить прямо сейчас, – сказала в ответ болианка.
Вулканец оглядел своих гостей.
- Я не уверен, что сейчас подходящее время для обсуждения, - ответил он с некоторым сомнением. - Разговор касается человека, оставшегося на Волане, из-за которого я, собственно, и спускался вниз. Но в данный момент для начала мне бы хотелось понять, что же всё-таки меня ждёт, потому что без этой информации я вряд ли могу обсуждать что-либо ещё или строить какие-то планы.
– Я имею в виду: как только мы закончим общий разговор, – поправилась Утара, улыбнувшись педантичности молодого человека.
- В таком случае, я полагаю, это приемлемый вариант, - согласился Сатал и снова посмотрел на Мори, ожидая, наконец, услышать ответ на вопрос о своём будущем.
-В таком случае, - снова взяла слово баджорка, - в первую очередь я хотела бы посоветовать вам пока воздержаться от собственных заключений. Логика - отличная штука, но это всего лишь инструмент, с помощью которого можно соединять отдельные точки информации и получать адекватную, ничем не замутненную картину. Проблемы начинаются там, где мы видим всего две точки и уже готовы провести прямую, но не учитываем множество факторов, за которыми может прятаться гораздо более изощренный узор. Поэтому давайте пока не будем забегать вперед и беспокоиться о том, о чем речь пока совсем не идет. Проще говоря, никто пока не знает, что с вами делать, мистер Сатал. Все, что у Звездного Флота есть - это шеф транспортерной, который пока еще не выдвигал личных обвинений, и факт вашего побега, серьзность трактовки которого пока не до конца понятна и будет зависеть от реакции Кардассии на все произошедшее в системе Волан. О суде пока никто не говорит. Скорее под вопросом будет ваше дальнейшее участие в проекте.
- Адмирал Нечаева так разозлилась на побег Сатала, что было похоже, что она готова его казнить… или меня… Хотя вы же в Федерации так не делаете, - усмехнулась Толан. – В любом случае, на «Саратоге» нам не дали никакой дальнейшей информации относительно будущего Сатала. Надеюсь, коммандер, вы правы, и ничего серьезного ему не грозит. Что касается вас, мистер Сатал, не забудьте рассказать в вашем отчете о том человеке, ради которого вы спустились на поверхность. Так рассказать, чтобы это объяснило ваш поступок, а не ухудшило положение, - координатор выразительно посмотрела на молодого человека.
- Я подробно изложу ситуацию и мои мотивы, - ответил вулканец. Собственно, это было всё, что он мог сделать в данном случае. И, кажется, теперь он мог задать другой интересовавший его вопрос: - Я также хотел бы узнать насчёт Артура Лайтмана. Каково его положение?
-Серьезнее, чем ваше, - коротко ответила баджорка, - Но не думаю, что мне будет этично вдаваться в детали, все-таки это достаточно личное. Если хотите, можете сами с ним связаться и спросить. Как и на борту “Саратоги”, мы не ограничиваем вашу связь, также вас могут посещать друзья и родные. Мы обеспечим своевременную доставку еды из Реплимата, что же касается участия в ближайших занятиях проекта “Альфа”, - она посмотрела на Иламу Толан, - то нам с госпожой глинном еще следует это обсудить.
- Обсудим, - кивнула Толан. – Все равно я собиралась устраивать общее собрание для кадетов. Вам вся необходимая информация будет передана, мистер Сатал.
Слова Мори Сатала насторожили. Он не мог себе представить, что может быть такого, чтобы это считать личным и отказаться ему сообщить. Что-то хуже трибунала? Возможно, Утара ответит на этот вопрос?
Однако советник не вступила в разговор и ничего не добавила к уже сказанному: сведения  коммандера Мори и глина Толан намного превосходили её собственные, и ей совсем не хотелось ни попусту обнадёживать, ни попусту пугать Сатала.
-У вас есть еще какие-то вопросы, касающиеся именно вас? - спросила коммандер Сатала.
Вулканец на мгновение задумался.
- Думаю, я понял положение дел. Если только у вас нет ещё какой-то дополнительной информации.
- На данный момент нет, - покачала головой Толан. – Отдыхайте, готовьте отчет и готовьтесь сами. Если вам что-то понадобится от меня, вы всегда можете ко мне обратиться. Полагаю, это же касается коммандера Мори и советника Рилл.
Она коротко кивнула Саталу и направилась к двери.

__________________________________
Я, Мори, Илама, Утара.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 38
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS