* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 08 2018, 01:46:47 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 14 15 16 17 18 [19]
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
10 03 2016, 18:20:41 #270
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек

Лайтман собрался с духом. Ему нельзя было спорить, он должен был быть убедительным и спокойным. Спокойным оставаться было трудно. Но если он даст волю эмоциям прямо сейчас – то его спишут. Его спишут, и он не сможет убедить Сатала ни в чем, не успеет. Что будет, если Сатал соберется защищать там Тенека и Борегарда Клейборна ценой собственной репутации и жизни? Скольких офицеров он еще успеет вырубить там, прежде чем его скрутят?
Что кадет Лайтман оставит после себя, если отстранится сейчас? Загубленную жизнь Сатала? Позор Звездного флота в его лице? Разве раненая коммандер Мори на станции устранилась от спасения станции? Разве тысячи других офицеров просто устранялись, когда могли что-то предпринять и повлиять на ситуацию? Разве этот же коммандер МакКвин в критической ситуации просто взял бы и ушел, когда от него зависело бы столь многое? И Толан, в той истории с Аномалией, вовсе не перестала координировать происходящее до самого конца. Поводом и причиной для устранения, настоящей причиной перестать делать важное – является только смерть. Коммандер ему не верил, и Лайтман заслужил это отношение. Но все это не было поводом для того, чтобы перестать исполнять свой долг.
Глядя прямо перед собой, по направлению консоли связи, он медленно и размеренно начал говорить:
- Сатал еще не сказал, что все в порядке, что можно взлетать и прочее. Он напал на офицера по причине того, что не видел другого выхода. Он не в курсе правил, уставов, способов иного поведения. И он не будет подчиняться приказам Звездного флота, так как не офицер. Он гражданский. А из всех вас – я единственный кто общался с ним больше всех. Я могу найти слова для его убеждения, хоть это может быть и непросто. Сказать что угодно, что бы добиться своего? Наверное, вы правы, и я постараюсь так и сделать, что бы все было правильно, сэр, мэм. Никто из вас не бросает своих, и я не хочу этого делать. Я в состоянии все еще это осуществить, это мой долг, как все еще офицера Звездного флота. Шаттлу лететь до корабля минут 10, не более. И он все еще не стартовал. Все что угодно может случиться до старта. Я должен.

-Я против того, чтобы полностью оправдывать мистера Сатала тем, что он гражданский, - поморщился МакКвин, - Когда он шел в этот проект, он знал, что ему придется работать со Звездным Флотом, он знал, что это серьезное дело, и что ему придется подчиняться правилам и дисциплине. Та же Первая Директива о невмешательстве ведь распространяется не только на Звездный Флот, но и на любого гражданина Федерации. Как минимум, мистер Сатал должен знать, что он обязан слушаться координатора проекта, не так ли? И если возникнет ситуация, когда нам нужно будет повлиять на его решение, я бы предпочел опираться не на вашу личную дружбу, а на авторитет глинна Толан. Вы ведь убедите его, если будет такая необходимость? - МакКвин посмотрел на кардассианку.

Толан вздохнула: ну конечно, другого ответа от Артура она и не ожидала. Она бы удивилась, если бы он безропотно вернулся в медотсек – поведение кадета Лайтмана женщина уже успела выучить. И нельзя было сказать, что она его не понимала: ей самой было тяжело бездействовать в подобной ситуации.
- О мотивах и поведении мистера Сатала мы поговорим позже, - заметила кардассианка. – Но вы правы в том, что у него есть определенные обязанности перед проектом, а нападение на офицера не может быть оправдано. Но эту тему мы уже обсуждали. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы урегулировать эту ситуацию, и чтобы у вас не возникло проблемы с кадетами на планете, - ответила она на вопрос МакКвина и настойчиво повторила свой: - Так что вы собираетесь делать с группой на планете? Какие были распоряжения адмирала?

-C самого начала у адмирала была построена четкая система приоритетов. И наш первый приоритет - это люди, - ответил МакКвин, - Никто ведь не знает, что может произойти в следующие секунды, поэтому сперва идет обеспечение безопасности людей, а затем оборудование и все остальное. Вот почему адмирал так настаивала на том, чтобы все сразу покинули катер “Анадырь”. Вторая часть нашей тактики - продвижение мелкими шагами в сторону цели. Опять же, на примере вашего случая - если мы не могли за один раз получить всю команду вашего катера, мы были готовы сперва принять хотя бы часть кадетов, а с оставшимися вести переговоры дальше. Так будет и теперь - лейтенант Кортез получил те же приказы, что все остальные. Он предложит вариант телепортации на борт “Саратоги”, и мы заберем всех, кто согласится.

- Я никого не оправдываю, сэр, - сказал Лайтман, - но две головы и два авторитета лучше чем один, речь идет о деле и успехе предприятия. Я всего лишь ресурс, который может быть полезен. Не сбрасывайте это со счетов. Именно потому, что никто не знает, что произойдет в следующую секунду.
- Если эвакуация уже завершается и не займет много времени, но мистер Лайтман и впрямь может подождать с нами. Если же ситуация изменится и что-то пойдет не так, то он тем более может пригодиться, - предложила Толан. – Я полагаю, что его присутствие не повредит. И… спасибо за информацию, - на этот раз совершенно искренне поблагодарила кардассианка. Она не понимала, почему это нельзя было сказать с самого начала, но информация от МакКвина несколько прояснила план действий Нечаевой.
___________
Совместно с Лайтманом и МакКвином, и присутствующими Утарой Рилл, Освальдом Макдауэлом и М'Котой.
Offline  
11 03 2016, 13:59:05 #271
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Где-то

Когда Тенек опустился рядом с Бо на колени, доктор Эвансон достала трикодер и сосредоточилась на отслеживании биологических показателей обоих молодых людей. Она не была уверена, что сможет безболезненно прервать контакт, если что-то пойдет не так, но это не было причиной пустить все на самотек.
Ощутив, что контакт получается, Тенек настроился на ключевые образы, чтобы сразу выйти на нужный фрагмент прошлого, и не затронуть ничего лишнего. Он был очень осторожен, как из соображений безопасности (в первую очередь для Бо), так и из соображений этики: следовало уважать внутреннее пространство человека и соприкоснуться только с теми фрагментами его памяти и сознания, которые при данных обстоятельствах невозможно обойти.
План его был относительно несложен: только в двух событиях из памяти Бо фигрурировали разом и Лора Эвансон, и Карисса Яккат, и Сатал – в только что совершившейся сцене в шаттле и в тот отрезок времени, когда Бо общался с группой Лайтмана. Конечно, остальные участники группы могли фигурировать всего в одном воспоминании, однако Тенек не мог знать, все ли они общались с младшим Клейборном – он мог судить о тех событиях лишь по весьма косвенным упоминаниям. По этой причине стажёр наметил в качестве ключевых образов именно тех, кто присутствовал сейчас в шаттле: отбросив воспоминание о только что завершившемся разговоре, он получал необходимое и достаточное количество образов для поиска более давнего воспоминания с их участием.
Следующим действием было движение к моменту появления трёх членов «Альфы» в жизни Бо, а затем и немного дальше, к одному из моментов, когда маки уже оставили его на посту, а представители «Альфы» ещё не появились. Весь отрезок памяти от этого момента и до погружения в сон Тенек собирался заблокировать, в определённом смысле запереть, как запирают ящик с лекарствами от слишком маленьких детей, а ключ – комбинацию слов, разблокирующую этот участок памяти – сообщить доктору Эвансон после окончания контакта.

Необходимое воспоминание вскоре нашлось. Оно было слегка обрывочным и туманным и состояло, конечно же, не из четких картинок или связного “кино”, как предположила Карисса. Скорее это были разрозненные кусочки - визуальные, тактильные, эмоциональные, будто кто-то смешал в одной коробке сразу несколько разных паззлов.
...Ощущение лета и бесконечных каникул. Высокая шелестящая трава, ветер, качающий верхушки деревьев, яркий желток солнца над головой - все светится изнутри, как будто пропущенное через теплый фильтр. Каждый новый день - новое приключение, можно делать все, что захочешь, играть пока не устанешь. И так будет всегда, всегда.
И еще друзья… Их надо догнать, их всегда нужно догонять, но они теперь всегда за границей достижимого. Раньше было не так, раньше они были ближе, были вместе. Теперь лишь где-то впереди мелькает то клетчатая рубашка, то потертая широкополая шляпа, то так приятно пахнущая сигарета (воспоминание о сигарете одновременно приятное, но вызывает и физическое чувство тошноты).
День, когда друзья остановились и подождали. Ощущение счастья, удовлетворенности, нужности, полета…
Или нет, это не ощущение полета, это настоящий полет на свежеотремонтированном собственными руками ховеркаре, все еще пахнущем маслом. Хочется высунуться за борт, ветер в волосах, метелки травы щекочут опущенную вниз ладонь, шелестят о днище машины.
Это гости, они едут в гости! И не куда-нибудь, а к принцессе.
Потому что кардассианская леди была заколдованной принцессой, как же иначе. Ее кожа была такого светлого оттенка, а не загорелая, как у других женщина на Волане II. Ее волосы были цвета воронова крыла, а во лбу у нее сиял будто бы кусочек неба. Она была очень красивой, эта кардассианская леди, самой красивой на свете… кроме, разве что, мамы. И иногда она была такой же грустной. Но главное, у нее была своя башня, все как полагается.
Может, принцесса напоит их рыбным соком? Или разрешит поиграть со своим маленьким мальчиком?
Но нет, сперва почему-то нужно на башню. Подъем крутой, и ветер перестает быть дружелюбным. Ржавые перила раскачиваются, царапают ладони и оставляют на них оранжевые следы. Что, если они уже не сотрутся и останутся навсегда? Нужна вода, или платок… Хорошие мальчики всегда носят в кармане платок, так говорила мама, но теперь ее нет, и платок потерялся…
Ощущение паники захлестывает, все мышцы тела напрягаются и двигаться дальше невозможно. Хорошо, если есть настоящие друзья. Если уже не можешь ползти, они могут понести тебя. Наверх и к свету.
Этот свет - маленький синий огонек. Он так хочет жить, но он такой одинокий. Его нужно защитить, и ему тоже нужны друзья. Это не сложно, будто щепчет все вокруг, тебе достаточно лишь взмахнуть рукой. Это почти как… всемогущество, как целая вселенная мигающих звезд вокруг, подчиняющаяся дирижерским движениям рук. Ощущение полного спокойствия, предназначения, будто все это время пытался запихнуть кубик в круглое отверстие, а теперь, наконец, нашел ему место…
Пока металлический звук, будто удар колокола, будто пинок в дверь, не разбил мерцающий мыльный пузырь и небесное спокойствие острыми осколками не осыпалось на пол...

Тенек отметил мысленно этот момент, и продвинулся немного вперёд, чтобы решить, сделать этот звук точкой обрыва воспоминаний или же начать скрывать их с более раннего времени – так, чтобы не было ясно в какой именно момент Бо накрыло забвение. Он склонялся именно к этому варианту, но надо было убедиться в том, что его решение правильно.

Ощущение головокружения, падения, земля будто выскальзывала из-под ног. И что хуже всего, его новые друзья - такие теплые и понимающие, исчезли, перестали говорить на своем мерцающем языке. Секунду назад они были одним существом, они вместе владели целой маленькой вселенной, но теперь все снова ускользало - как мальчишки, с которыми вот только что играли вместе, а затем они выросли и ушли к своим взрослым делам и непонятным взрослым разговорам, как мама, руки которой с каждым днем становились все жестче, а в глазах все ярче читалось разочарование.
“Эй, есть кто-нибудь? Пожалуйста, впусти нас, мы поговорим о важном деле. Об очень важном. Никто не пострадает, обещаю. Мы не причиним тебе вреда, пусти нас добровольно.”
Важное… дело? Может ли быть… шанс снова почувствовать ощущение одной волны со всем миром?
Тенек понял, что его первоначальное намерение было верным: нельзя было делать звук, вырвавший Бо из ощущения гармонии, отправной точкой: в противном случае аналогичный звук в похожих обстоятлеьствах мог сыграть роль триггера, запускающего процесс восстановления воспоминаний. Он снова отступил назад и начал собирать воспоминания от того времени, когда Бо был ещё умиротворён и дальше – до самого настоящего. В тот момент, когда он достигнет того времени, когда Бо погрузился в сон, весь нужный объём будет охвачен, и можно будет отодвинуть его в область забытого.
Стажёр действовал со всей осторожностью, стараясь уберечь хрупость человеческого сознания от каждого лишнего движения. Сейчас не время было сожалеть о том, что чувства и мысли Бо проходят перед его мысленным взором – всё, что Тенек увидит, будет врачебной тайной, как следы старых ран, которые врач может увидеть во время внезапной операции совсем незнакомого человека.
_________________
вместе с Бо


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
11 03 2016, 13:59:22 #272
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Где-то

Воспоминания были отмотаны назад достаточно, теперь Тенек двинулся по ним вперед, но все еще очень осторожно. Ему до сих пор требовалось определить отправную точку - с одной стороны, нельзя было допустить слишком простого триггера, который высвободит всю цепочку воспоминаний случайно и неконтролируемо, но с другой стороны нельзя было упустить момент, когда воспоминания стали опасны, чего и боялась Эвансон. Пока, впрочем, двигаться было куда - Артур и компания, чьи голоса были слышны из-за двери, все еще были безымянными и невидимыми. Вероятно, скрывать сам факт их присутствия смысла не было, ведь местные бандиты тоже с ними столкнулись. Вот только в какой момент надо было остановиться, чтобы Бо мог лишь подтвердить их версию, но не больше? Вулканец снова отдался волнам эмоций и ощущений…

Помощь… Это было единственным, когда ускользающую реальность удавалось догнать и соприкоснуться с теми, у кого вечно не было времени, кто отмахивался, кто общался словами за гранью понимания. Как будто вдруг удавалось пройти через зеркало и оказаться в другом мире. Поэтому со временем это стало потребностью, такой же как голод, жажда или сон… и даже более яркой.
Вперед, вперед, открыть дверь, и… Но что-то было не так, что-то вселяло тревогу, инстинктивную, почти животную. Чем же она вызвана? Не важно, хочется забиться в темный угол и вспомнить… Что? Что бывает с мальчиками, которые открывают двери незнакомцам?
“Пароль, Дюк обещал, что будет пароль.”
“У нас нет пароля, мы извне. Все что нам нужно – это уйти отсюда. Но ваши приборы нам мешают. Мы пришли по своему делу, которое никак не связано с вашими делами. Мы не вмешиваемся в вашу свободу и вашу независимость, и потому нам нужно уйти. Будь добр, отключи помехи, хотя бы на полчаса. И мы уйдем с миром, как и пришли. И вот еще, если ты нас не пустишь, мы все равно войдем. Но мы хотели бы решить все мирно и добровольно. Внутри говорить немного удобнее будет, чем разделенными металлической дверью, согласись, парень.”
Это была история, это точно. Вспомнить бы только, что в ней было дальше. Но истории ведь не могут навредить? Истории они тоже как игры - у них есть свои законы и правила. Ведь вот красивая кардассианская леди была принцессой, и у нее была своя башня, иначе и не могло быть. И если ты в истории или играешь в игру, ты должен соблюдать правила, даже если ты не до конца уверен.
“Дюк говорил, никому не открывать. Это такая игра, как прятки - я жду здесь и никуда не ухожу, а они идут прятаться. Дюк придет за мной через несколько часов, иногда надо ждать очень долго, и я даже засыпаю, но Дюк всегда приходит потом. А вы знаете какие-нибудь игры? Хотите проиграть?”
“ Да, я поиграю с тобой, обязательно. Именно для этого я и пришел. И я знаю одну такую игру, она заключается в том, чтобы ты отошел подальше от двери. Слышишь? Сделай это, отойди, и спрячься где нибудь сбоку, пока мы будем тебя искать. Это веселая игра, поверь мне. Дюк послал меня, попросил поиграть с тобой, что бы ты не скучал.”
Дюк! Это Дюк! Он остановился и подождал! Это было лучше любого пароля. Он отправил таких хороших людей, чтобы поиграть вместо него.

Есть несколько чётких «нельзя», для того, кто бродит по чужому спящему разуму:
нельзя отзываться эмоциями на эмоции объекта воздействия;
нельзя допускать импульсивных ассоциаций;
нельзя примешивать к воспоминаниям объекта свои собственные.
Нужно соблюдать максимально возможную тишину.
Нужно свести помехи от своего присутствия к минимуму.
Во всём, что не касается цели вмешательства, нужно быть нейтральным веществом, не вступающим в реакцию с окружающим.
Тенек был.
Нейтральным. Беспристрастным. Земляне бы сказали «бесчувственным» только вот бесчувственность – это было именно то, что требовалось от субъекта контакта в подобной ситуации.
Тенек слышал и понимал переживания Бо, но не разделял их с землянином и не откликался на них – не имел права нарушать «телепатического молчания».
Он был инструментом, разумным медицинским инструментом.
Всё остальное – потом, после завершения контакта.

Этот момент или двигаться дальше? С какого момента воспоминания начинали представлять опасность - Тенеку все еще предстояло ответить на этот вопрос. Определив необходимую точку, дальше можно было бы продвигаться в сторону настоящего не так подробно, будто прокладывая стежки на ткани, которые потом можно было бы стянуть, создавая необходимый карман.
В сущности, как ни поверни, если оставить хотя бы начало контакта с группой Лайтмана, хоть одну ниточку, шансы на то, что при расспросах раскрутится весь клубок опасного воспоминания, возрастали очень серьёзно. И не только при расспросах. Тенек понимал: если Бо забудет что-то полностью, это будет для него дискомфортно, но преодолимо. Намного тяжелее будет помнить начало, лица, вызыванные людьми эмоции, ощущать как ниточки от этих образов протягиваются дальше, и не иметь возможности их проследить. Это стало бы источником лишних мучений и дополнительной угрозой раньше времени вытащить в область сознания то, что следовало скрыть – эта угроза была бы тем более вероятна, чем сильнее хотел бы Бо вспомнить.
Тенек ещё раз проверил диапазон охвата: начало – умиротворённое состояние Бо в контакте с «огоньками», конец – состояние сна, настоящий момент времени. Соблюдая прежнюю осторожность, он приступил к следующему этапу.

Теперь можно было двигаться вперед быстрее, пунктирнее, поставить воспринимаемые образы будто на перемотку.
Вот высокие, фигуры в светящемся ореоле. В одной довольно легко можно узнать кадета Лайтмана, другая же - гораздо более преображенная уникальным восприятием, будто солнце и весь мир, на которые смотрят через осколок зеленого бутылочного стекла. Это сказочный эльф, в необычной одежде, с необычно подстриженными золотыми волосами. Кажется, если прищуриться и посмотреть самым краем глаза, можно будет различить острые уши. Вот Дюк-то удивится! Никто не верит в “огоньки”, и во всех сказочных существ, но теперь-то они все будут друзьями.
И третья фигура, самая невероятная из всех. Это мальчик… или девочка? Почему она не вызывает страха и смущения, как все женщины Волана II? Она слишком отличается от всех…
Вперед, что же было дальше? Долгая дорога. Вниз по качающейся лестнице, навстречу ветру и ночи на ховеркаре, и пешком... Кардассианская принцесса приподнимает платье, чтобы удобнее было идти, мелькает светлая лодыжка, а что там выше? Рот наполняется слюной, у нее горький привкус. Не сметь, не сметь даже думать, это нельзя, это плохо, это грязно… Он очень плохой мальчик! Тошнота.
И… динозавры? Арррр!

Закончив процесс собирания, Тенек оттеснил всё выбранное в область беспамятства и приступил к установлению блокировки и ключа. Ключ он обдумал заранее – ещё тогда, когда не принял окончательного решения: вне зависимости от того, что бы он решил, все варианты должны были быть подготовлены идеально. В конце, запечатывая фрагмент памяти, он вложил в это действие мощный ментальный импульс, оформив его в словесный посыл: «yen-voh».
Концентрация на этом импульсе была так сильна, что Тенек произнёс это слово вслух, и услужливые универсальные переводчики отозвались: «забудь».
Это же было и сигналом к пробуждению. Тенек убрал руку с лица Бо и поднялся на ноги. Людей в шаттле прибавилось, но ведь и время не стояло на месте. Стажёр вежливо поприветствовал вновь прибывших и обратился к Лоре Эвансон:
– Доктор Эвансон, дайте пожалуйста падд.
______________________
вместе с Бо


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
11 03 2016, 14:39:39 #273
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
шаттл “Эйнштейн”


Кортез обернулся к своим сопровождающим и коротко скомандовал:
-Оставайтесь пока здесь.
-Есть, сэр! - ответил один из мужчин, а затем снял со спины рюкзак и протянул Кортезу. Тот взял рюкзак, а от предложенного фазера отказался, и последовал за Саталом к шаттлу.
Поровнявшись с членами проекта “Альфа” у шлюза “Эйнштейна” (впрочем, переименованного), Кортез не бросился сразу внутрь, бесцеременно топая своими удобными для ходьбы про пересеченной местности ботинками, а сперва осторожно заглянул, будто ожидая увидеть там не то, что ему описывали.
-Доктор, - холодно констатировал он, увидев Эвансон.
-Кортез, - не менее холодно кивнула в ответ женщина.
Взгляд офицера скользнул дальше, пока не наткнулся на Кариссу и ее сына, держащегося за юбку матери.
-Мэм, - негромко сказал Кортез, - если вам нужна помощь, мы готовы ее оказать. Федерация готова предоставить вам убежище, если вы согласны - мы сразу же транспортируем вас на борт нашего корабля.
-Право, не знаю… - неуверенно начала Карисса, - Мне не нужно именно в Федерацию, достаточно было бы попасть на соседнюю планету в этой системе, поэтому мне и хотелось бы использовать этот шаттл, но если вы посоветуете, что так лучше… - она посмотрела на Сатала, Ракара, будто ища поддержки у тех, кто был ей знаком.
Эвансон не смотрела в их сторону, снова полностью сосредоточившись на показаниях трикодера.
Сатал перевёл взгляд с Кариссы на Кортеза и обратно. Слова женщины могли стать неожиданным препятствием. Им она о соседней планете ничего не говорила и просила убежища в Федерации достаточно явно, теперь же можно было подумать, что она отказывается от своих слов. В другой ситуации это ничего бы особенонго не значило, но сейчас могло вызвать вполне закономерные вопросы. Молча Сатал ожидал, что ответит офицер.

Федераты знали друг друга. Ракар обратил внимание на сухость их тона в отношении друг друга, хмуро наблюдая за происходящим. Он отошел чуть в сторону, что бы не создавать толпу у шлюза, одновременно оставляя в поле видимости то, что находится внутри шаттла. Он все еще решал каким образом должен будет защитить вулканца, которого должен был защитить. Но не ценой отношений Звездного федерального флота и Ромула. А потом склонил голову набок, рассматривая лейтенанта Кортеза. Вряд ли у них была возможность посетить соседнюю планету. Решение федератов было ему очень интересно, но он молчал, не вмешиваясь. Пока не вмешиваясь. Но тут его посетила идея, о которой в прежние времена он бы думать не стал.
- Лейтенант, - тихо сказал он Кортезу, почти на ухо, приблизившись к нему, - отойдем на два слова?

 Федерат обернулся и посмотрел на Ракара, затем кивнул.
-Говорите, - попросил он, когда они отошли на несколько метров в сторону, чтобы никто из шаттла ни мог их  услышать.
- Лейтенант Кортез, - не громко сказал Ракар, склонив голову, - для начала – мы с вами не враги, мы были союзниками в войне и можем продолжить дальше в том же духе. Если вы пожелаете. Я вижу проблему и хочу поспособствовать ее решению. Вы спешите, и Волан III вы посетить не сможете, это очевидно. Так вот, предложение. Мой корабль, на котором я прибыл на станцию ДС9 – точно не достиг еще Нейтральной зоны. Я смогу с ним связаться с вашего корабля и попросить шаттл с маскировкой, который они вышлют для меня. Шаттл не имеет утечки хронитонов и его не сможет обнаружить кардассианский патруль. Вероятно, это будет вопрос часов 6-8, но зато вы сможете встретиться с ним за пределами демилитаризованной зоны. Забирайте всех на корабль, а потом, всех желающих вернуться в эту систему – я доставлю. Если вы принципиально согласны с такими действиями, то мы можем обсудить их с ними всеми, - ромуланец повел головой в сторону шаттла.
-Благодарю за идею, - ответил Кортез, - Сейчас сгодится что угодно, только бы поскорее убраться отсюда. Полагаю, вам действительно удобно будет вернуться в эту систему, поскольку вы нейтральны в этой ситуации. Вы сможете достаточно убедительно представить этот компромисс? Судя по всему, эти люди скорее доверятся вам, чем мне, кого они видят впервые в жизни. Не считая доктора Эвансон, конечно, но там другое...
- Я постараюсь, - кивнул Ракар, - но сначала было бы неплохо получить согласие вашего командования с “Саратоги”. Если они сочтут это невозможным, некогда будет производить откат изменений.
Ракар иронично улыбнулся, зачем то, зачем и сам не понял.
-Я сообщу на “Саратогу”, - задумчиво ответил Кортез, - но не могу быть уверенным в том, что они скажут. Все-таки это тоже будет вопрос политики, и я даже не знаю, имеет ли право адмирал Нечаева принимать решение о пролете замаскированного ромуланского шаттла по федеральной территории. Гораздо проще этой леди было бы согласиться лететь на ДС9… - посетовал он, - В конце-концов, там тоже можно будет найти нейтральный корабль, чтобы вернуться. Может, начнем с простого и вы сперва предложите ей это? Хотя бы попробуйте, ведь меня она вряд ли станет слушать.

В какой-то мере ромуланец испытал разочарование, потому что несмотря на всю очевидность доброго дела, помощи и прочих гуманных мотивов он упускал возможность разведки на замаскированном корабле прямо в логове потенциального противника. Несмотря на все остальное, он никогда не забывал о собственных обязанностях и прямой работе, которую должен исполнять. И он понимал, что адмирал Звездного флота не так наивен, чтобы не увидеть в подобных действиях их глубинную и настоящую суть. Но для него самого не было пока ясно, что именно в его действиях является настоящей сутью. Какая именно составляющая руководила им воспользоваться своей крайней возможностью для собственной эвакуации, когда все остальные методы будут исчерпаны. Этот шаттл должен был прилететь за ним на спасательную миссию, если он после определенного времени не выйдет на связь. Выйти на связь со своим кораблем на планете Волан II ему совершенно не предоставлялось возможным. А кроме всего прочего, обнародование этого метода, шаттл с идеальной маскировкой, способ его связи с Птицей войны, его личные коды и частоты связи, и множество других мельчайших тонкостей – все это нельзя было сдавать федератам, и этот его порыв был несколько неразумным. Но он мог его обосновать и для командования и для себя самого с одной единственной точки зрения, с точки зрения внешнего агента Тал Шиар.
Ракар кивнул:
- Хорошо, лейтенант, станция тоже подходит. Взаимно благодарю за идею. Сейчас обсудим.
Он вернулся к шаттлу. В шаттле диспозиция не изменилась. Все те же лица в тех же позах. Почему Тенек так копается!
- Карисса, - сказал он, - есть вариант долететь до станции Дип Спейс 9, а потом найти для вас корабль, который пойдет на Волан III. Это несколько увеличивает время путешествия, но этот шаттл не сможет полететь на эту планету. Не беспокойтесь, мы позаботимся о вашей безопасности. А вы, доктор, - обратился он к Эвансон, - и они, - он кивнул на Тенека и Бо, - надо подняться на корабль. Потом вас вернут на Волан II. Я обещаю.

-Забудь! - раздался тут голос вулканца и все обернулись к нему.
___________
Кортез + 2 офицера, Лора Эвансон, Карисса Яккат, Дамар, Сатал, Ракар, Тенек.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
15 03 2016, 10:55:53 #274
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
шаттл “Эйнштейн”


– Доктор Эвансон, дайте пожалуйста падд, - проговорил вулканец.
От неожиданности доктор вздрогнула, а потом оглянулась по сторонам в поисках падда, ее взгляд остановился на Ракаре.
-Мистер ромуланец, не вы последним играли с паддом?
- С добрым утром мистер Тенек, - несколько недовольно произнес ромуланец, - поздравляю, если у вас все получилось.
А затем вытащил федеральный падд, пригнув голову вошел в шаттл и протянул его доктору.
Сатал посмотрел внимательно на стажёра, а потом повернулся к Лоре.
- Миссис Эвансон, если мистер Тенек успешно завершил процедуру, мне хотелось коротко обсудить то, что вы дальше намерены делать.
– Кажется, мы еще не до конца закончили… - заметила Эвансон, взяла падд из рук ромуланца и протянула его Тенеку.
Тенек снова напомнил себе, что с эмоциональными надо обязательно проговаривать промежуточные этапы алгоритма: ему нужен был не падд офицера Федерации, а падд, который он мог бы оставить Лоре Эвансон. Взглянув на поданный ему падд, стажёр отдал его Кортезу и извлёк из сумки собственный. Он стёр из падда, пользовательские файлы, ввёл какую-то информацию и подал его доктору Эвансон.
– Это ключ, он на вулканском – это значительно снизит вероятность случайного разблокирования. Прослушайте фонетическое звучание этих слов и выучите их, соблюдая произношение. Файл уничтожьте, желательно вместе с паддом. Когда посчитаете, что мистеру Бо безопасно вспомнить о недавних событиях, просто скажите ему эти слова. Хорошо, если это случится – в этих воспоминаниях были элементы нового опыта, которые могут оказаться полезны для него.

-Благодарю, - сказала Эвансон, принимая падд.
-Все это прекрасно, - вставил лейтенант Кортез из-за спины Ракара, - но я бы хотел вернуться к вопросу перемещения нас всех отсюда... 
-Карисса, соглашайся, - попросила доктор кардассианку, - Я понимаю, что сперва тебе было все равно, куда бежать, а затем ты подумала и поняла, что Волан III тебе больше подходит. Если бы этот шаттл не нашли, мы бы отправили тебя туда с помощью запрограммированного автопилота, но теперь этот вариант не возможен...
-Доктор, - все еще холодно обратился к ней лейтенант , - лучше не вмешивайтесь. Я и так прикладываю все усилия, чтобы не реагировать на вас и закрывать глаза на то, что вы предпочли эту личную эскападу вашим обязательствам перед Звездным Флотом.
Кардассианка обернулась по сторонам, ее взгляд остановился на Сатале, потом она медленно кивнула.
-Хорошо, я согласна. Сейчас возьму вещи...
-Кортез - “Саратоге”... - начал лейтенант, отходя чуть в сторону, чтобы дальнейшие разговоры в шаттле не мешали ему передавать координаты для транспортации.

Тем временем, оценив, что предыдущие вопросы, похоже, решены, и уже начинается подъём на Саратогу некоторых из присутствующих, Сатал приблизился к Лоре Эвансон и вполголоса произнёс:
- Доктор, перед тем, как мы расстанемся, я хотел бы уточнить некоторые моменты из того, о чём мы с вами говорили. Как вы оцениваете шансы на то, что вам удастся убедить мистера Клейборна покинуть планету? Я понимаю, что переезд - это непростое дело и не уверен, будет ли в моих силах чем-то помочь, особенно учитывая моё нынешнее положение, но у меня нет намерения вырвать людей из привычной им обстановки и самоустраниться. Поэтому, если я смогу что-то сделать, скажите мне. Скажите в любом случае, я, по крайней мере, попытаюсь. И я хотел бы уточнить насчёт матери Бо - я, вероятно, не слышал начала истории, как я понял, она пропала?

Узнав, что Тенеку требовался вовсе не тот падд, Ракар испытал сожаление, что так рано отдал его. И теперь устройство вернулось обратно к лейтенанту Кортезу, вместе со всеми логами его путешествий по программному обеспечению, и вероятными записями разговоров. А еще он не успел достаточно исследовать найденную на нем игрушку, где корабли Звездного Флота сражались против Ромуланских кораблей. Однако, доктор Эвансон умудрилась заметить факт того, что он запускал это приложение. Ну, в принципе, он прекрасно понимал, что нельзя недооценивать федератов, пусть даже бывших. Нельзя было вообще никого недооценивать, но и в переоценке нельзя было упорствовать, потому что излишняя надежда – тоже сама по себе слабость.
Очень показательно было общение лейтенанта и доктора. Теперь Ракар понял, что Звездный флот и доктор Эвансон – враги. Подобные примеры он знал и из своей истории. Структура предательства всегда была многообразной. У нее были принципы, он услышал достаточно из всех ее слов, и оценил их максимальную искренность.
Ромуланец прошел дальше внутри шаттла и присел рядом с телом лежащего неполноценного парня. Его следовало погрузить в ховеркар, припаркованный позади шаттла, вернуть домой, в то место, с качелями и железяками. Он посмотрел в умиротворенное лицо этого землянина, которому только что стерли часть памяти. Зачем они оставляют таких детей? С другой стороны, этот парень был инженерным уникумом. Ему не понять землян. Но независимо от этого, он должен был исполнить свою работу и свои обещания.
- Уже можно его нести? – спросил Ракар, приноровляясь ухватить бессознательного подмышки и выносить из шаттла.
-Мистер Сатал, помогите нам, - попросила Эвансон, - Пока мы выносим Бо из шаттла, я успею ответить на ваши вопросы. Хотя бы на некоторые.
Тем временем лейтенант Кортез обратился к Кариссе Яккат:
-Мэм, прошу вас, встаньте, пожалуйста, здесь. Вы готовы к перемещению?
Кардассианка кивнула.
Ромуланец положил трофейную энергетическую винтовку на пол шаттла. Конечно, ее заберут тоже, но не раньше, чем по прибытию на корабль. Не так как падд. Однако, каков же Тенек! Ракар ощущал себя преданным и потерявшим бдительность. Ведь он же знал, чего в принципе ждать от вулканца, но слишком расслабился. Это неприемлемо для офицера Тал Шиар.
Он приподнял Бо за плечи и бросил взгляд на Сатала, желая знать будет ли и тот длинно разглагольствовать или действительно примется помогать.

Сатал подошёл с другой стороны, поднял Бо за ноги и ожидающе посмотрел на Ракара.
- Я вас слушаю, миссис Эвансон, - добавил он, оглядываясь, чтобы выходить из шаттла.
Сатал не стал медлить, ромуланец поднял спящего, развернулся спиной к выходу и они понесли человека.
___________________
+ Сатал, Тенек, Лора Эвансон, Карисса Яккат, Дамар, Бо, Кортез и 2 СБ-шника


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
15 03 2016, 10:59:19 #275
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
шаттл “Эйнштейн”


Эвансон снова подняла руку с трикодером, продолжая следить за показателями спящего молодого человека.
-Прежде всего, перестаньте быть так настойчивы, как будто требуете с меня отчета, - проворчала она, - Как будто заботитесь о нем больше, чем я, и как будто у вас есть причины не доверять мне. Чем вы можете помочь и ускорить отъезд Клейборнов с планеты? Просто найдите способ раздобыть и прислать денег. Потому что именно это здесь все решает. Что касается матери Бо… - Эвансон вслед за Ракаром и Саталом вышла из шаттла, - Она не пропала, она сбежала, потому что не хотела больше всего… этого, - она обвела рукой пыльную степь и потертый ховеркар, - Может быть, для Клейборнов это был бы хороший предлог отправиться в путь и подольше задержаться вне планеты, но я бы не рассчитывала на объятия при встрече и восстановление семейной идиллии. Рано или поздно они должны так или иначе расстаться со своими иллюзиями, но как и когда - это уже будет зависеть только от них самих.
- Миссис Эвансон, - начал Сатал, выслушав ответ, - я не настойчив так, как будто вам не доверяю. Я тороплюсь как человек, у которого остались считанные минуты до отбытия, и которому что-то узнать другой возможности может не предоставиться, уверен, вы это понимаете, - Сатал подумал о том, что ревновать к нему в данном случае со стороны Лоры вообще странно, но не стал озвучивать эту мысль. - Благодарю вас за разъяснения. Я постараюсь найти способ оказать материальную помощь. К сожалению… - от на миг запнулся, но продолжил мысль: - Гарантировать на данный момент я ничего не могу. Но я сделаю всё, что будет в моих силах.
Сатал подумал, что, возможно, мог бы написать какую-нибудь программу для какого-нибудь нефедерального клиента, и таким образом помочь Клейборнам. Если, конечно, ему не придётся отбывать наказание за сегодняшний поступок в таком месте, которое исключает подобную возможность. Вдвоём с Ракаром они уложили Бо в ховеркар, и вулканец повернулся к Лоре:
- Как я смогу с вами связаться в случае необходимости?
-Я буду здесь, - пожала плечами доктор Эвансон, - Вы всегда можете вызвать клинику в Джеймстауне. Деньги можно будет перевести на мой счет в болианском банке, но пока говорить об этом рано.
Повисла неловкая пауза. Доктор протянула руку и поправила прядь светлых волос на лбу Бо.
- Если это все, то вам пора. Не заставляйте меня уговаривать вас, Кортез долго ждать не будет.
Ракар выслушал всю беседу молча, ненадолго задержал невозмутимый взгляд на докторе Эвансон, затем повернулся к Саталу и положил руку ему на плечо, как будто удерживая его от дальнейших действий.
- Мистер Сатал, - сказал он тоном, не приемлющим возражений, - я обещал координатору Толан удержать вас от необдуманных действий. Ваше здесь повторное присутствие, судя по всему, не особенно санкционировано. Пойдемте обратно к шаттлу.
Затем он повернул голову к доктору и произнес:
- Доктор. Это земная традиция, как я понял. Мы в это не верим, но вы верите. Я желаю вам удачи здесь.
И снова вопросительно посмотрел на Сатала, не отпуская его.
Сатал посмотрел на руку на своём плече и… “подумал, стоит ли ему удивиться” было бы, пожалуй, самым точным определением. Тем не менее, он не изменился в лице, а, посмотрев Ракару в глаза, ответил:
- Мои действия не были необдуманными, мистер Ракар. Тем не менее, я понимаю, о чём вы говорите, и знаю, что меня ждут на Саратоге. Я вовсе не намерен затягивать это ожидание.
Сказав это, он также повернулся к Лоре:
- Я постараюсь связаться с вами, как только у меня появятся новости. Долгой жизни и процветания.
Ракар очень удивился вулканской фразе из уст землялина, но виду не подал. Он отпустил Сатала и отошел на шаг назад, и затем они вместе ушли к шаттлу.

Тем временем лейтенант Кортез отдал команду, и фигуры Кариссы и ее сына исчезли, перенеслись на “Саратогу”.
-Вы следующий, мистер Тенек? - обернулся федерат к вулканцу.
Тенек как раз в этот момент собирался выйти проводить Лору Эвансон и младшего Клейборна: вежливость – интересная вещь, она ничего нам не стоит, но приносит свои плоды, и отнюдь не только прагматические. Однако слова Кортеза напомнили Тенеку о том, что он слишком долго испытывал терпение некоторых джентльменов из Звёздного флота. В сущности его присутствие при отбытии доктора Эвансон и Бо ничего не добавляло к ситуации, а отсутствие ритуального прощания не снимало с него ответственности за пациента.
– У меня нет возражений, сэр, – ответил стажёр, – моя работа здесь закончена. Однако, если это возможно, я хотел бы отбыть вместе с моими коллегами по проекту: думаю, наше совместное прибытие значительно упростит все формальности.

Кортез обернулся. Он все еще стоял у входа в шаттл и идущие к кораблю Ракар и Сатал ему пока не были видны, поскольку ховеркар был припаркован с другой стороны, но он слышал шелест их шагов по траве.
-Хорошо, мистер Тенек, вас транспортируют одновременно, приготовьтесь. “Саратога”, наведитесь на мои координаты, найдите вулканский и ромуланский биосигналы, отсчетное время транспортации - 120 секунд… - коротко передал лейтенант на корабль, потом сделал приглашающий жест своим людям и направился навстречу ромуланцу и вулканцу.
Когда Кортез обогнул шаттл и Эвансон снова увидела его, она сделала несколько шагов вперед и крикнула:
- Кортез! Передайте моему сыну, что несмотря на все, что я сделала сегодня, мне очень жаль, и я люблю его!
-Передам, - ответил мужчина, - Но лучше бы вам самой поскорее написать ему.
Затем он снял свой коммуникатор, протянул его Саталу и обратился к обоим молодым людям:
- Готовы?
Ракар обладал острым натренированным слухом, но не нужно было напрягать его, что бы услышать то, что прокричала доктор. Ветер не заглушил ее слов, а корпус шаттла не был для этого экраном. Он не обернулся. Но понял какой ценой стало для доктора ее предательство Федерации. Как странно. Очень странно. Ради чего? Эти люди здесь, бандиты и убийцы были ей дороги больше чем собственный сын? Или вот этот вечный ребенок Борегард Клейборн? Ракар застыл на месте, кивнув в ответ лейтенанту. Звезда Волан уже достаточно высоко поднялась над горизонтом. Ракар очень хотел уйти из этого мира, с этой планеты. Отправиться в иную даль и никогда сюда больше не возвращаться. Ветер трепал высокую траву. Ракар озадаченно смотрел на верхушки травы, задумавшись об опыте, который получил сегодня.
Сатал взял коммуникатор Кортеза, посмотрел на него, хотел было приколоть к одежде, но передумал. Офицер, вероятно, собирался, транспортироваться на Саратогу на шаттле, однако в такой обстановке могло случиться что угодно. Возможно, коммуникатор может ещё понадобиться его законному владельцу?
- Сэр, я мог бы транспортироваться на корабль вместе с мистером Тенеком и мистером Ракаром, держась за кого-то из них. Ваш коммуникатор может вам ещё понадобиться, ведь вы, как я понимаю, собираетесь возвращаться на Саратогу на шаттле, а в нынешней ситуации это может оказаться небезопасно. Я бы не хотел лишить вас шанса на спасение в случае какой-нибудь катастрофы.
-Дельта повысит точность выделения вашего биосигнала, поскольку кроме вас в этих координатах находятся другие земляне, - пояснил Кортез, - Но у нас нет времени на споры. Если не хотите использовать дельту, возьмитесь за руки с мистером Ракаром.
Ромуланец презрительно скривился, как минимум потому, что его оторвали от построения логической цепочки, которая сейчас была ему очень важна, а как максимум от всех этих постоянных споров. Он шагнул к Саталу, взял того за руку повыше локтя, и притянул к себе. Вцепился жестко, что бы Сатал вполне оценил не полное преимущество своей идеи.
- Мы готовы, - сказал он.
На хватку Сатал не обратил особого внимания, разве что оценил тот факт, что теперь при телепортации он точно не потеряется. Он просто вернул коммуникатор Кортезу.
Кортез забрал протянутый коммуникатор и тотчас же использовал его по назначению:
- “Саратога”, это Кортез. Запускайте.
Для Тенека, Ракара и Сатала Волан II растворился и изчез.
________________
Сатал, Ракар, Тенек, Лора Эвансон, Карисса Яккат, Дамар, Бо, Кортез и 2 СБ-шника


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
15 03 2016, 18:55:41 #276
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек

Всеми силами М’Кота пыталась укротить собственную ярость. Её не очень волновали отношения Звездного флота с гражданскими Федерации – это было их личное внутреннее дело, но вот то, как нахально этот коммандер выдвигал Звёздный флот на первое место в проекте «Альфа», небрежно отодвигая в сторону всю остальную Галактику, вызывало настоящую злость. А уж намёк на ложь и вовсе вызвал кровавую пелену в глазах и желание бросить МакКвину вызов, плюнув на дипломатию и отправив к чертям весь проект. Она удержалась, хотя это стоило ей большого усилия.
– А если Арутру вдруг станет плохо, и он не сможет выполнять роль ресурса, – дополнила она слова координатора опасно мягким голосом, – тогда я смогу его подменить. И я думаю, – в этот момент в её голосе послышалось эхо только что отгремевшей в её душе грозы, – что коммандер МакКвин не станет обвинять меня во лжи, потому что в противном случае мне придётся бросить ему вызов... конечно, после окончания операции и строго в русле дипломатии между Клингонской империей и Федерацией.
Это уже не была вспышка пустого гнева – это было предупреждение. Каждый из них не сопляк на побегушках у Звёздного флота, а лицо своего государства. Если МакКвин решится уточнить свои намёки на «всё, что угодно» и обвинить клингонку во лжи, пусть готовится тоже стать лицом своего государства – или воином, принявшим вызов, брошенный в ответ на оскорбление, или трусом, с которым не согласится разговаривать больше ни один клингон.
Коммандер МакКвин хмыкнул.
-Похоже, мне просто не дано понять вашу позицию относительно чего бы то ни было, глинн Толан, - признал он, - Что ж… я просто признаю, что это не мое дело, и буду надеяться, что эвакуация действительно завершится быстро, и мы все сможем вернуться к своим делам и пойти своими разными дорогами. Поэтому продолжаем ждать новостей, - он облокотился о стену, всем видом демонстрируя готовность к ожиданию, а затем обратился к клингонке, - Судя по вашим словам, леди М’Кота, вы допускаете, что кадету Лайтману может стать хуже. Я с вами совершенно согласен в данном вопросе, и ценю ваше предложение его подменить. Вы тоже провели с мистером Саталом достаточно времени и считаете, что сможете найти слова для его убеждения? Дело не в том, что я сомневаюсь в ваших словах, но в том, что это действительно важно, если что-то пойдет не так.

В голосе М’Коты Лайтман услышал еще ранее не известное ему ее такое проявление. У него перехватило дух от ее слов. Он обернулся к ней и рассмотрел на ее лице следы гнева. Ситуация накалялась, и не хватало еще этого поединка, клингонской девушки и коммандера Звездного флота, но вместе с этим всем почти катастрофическим положением вещей Лайтман увидел, что в гневе М'Кота прекрасна.
Клингонский обряд вызова на поединок ему известен не был, но он точно должен был это предотвратить, если это вдруг начнет происходить. Очень не хотелось конфликта, они и так ходили по шаткому мосту над пропастью, и прямо сейчас ему казалось, что мост уже скрипит и готов оборваться в пропасть. Они не понимали коммандера, и не хотели подчиняться офицеру Звездного флота. Ему, как тоже офицеру это было несколько обидно, но все было не слишком просто в этой жизни.
Он опять повернулся к консоли:
- Никто никого ни в чем не обвиняет, мы просто ждем, - сказал кадет, - да, я подтверждаю, М'Кота тоже умеет находить с Саталом общий язык.
– Спасибо… но я и сама умею говорить, – ответила М'Кота с ноткой сарказма в голосе, и едва удержавшись от того, чтобы назвать Артура таким нелюбимым для него именем. Уклончивый и дипломатичный ответ МакКвина её вполне удовлетворил. Она не ждала того, что федераты поймут её долг перед империей и перед собственной честью, но они были обязаны с этим считаться и без особого понимания. И что не менее важно – были обязаны показывать, что они с этим считаются.
– Я не знаю, смогу ли я найти слова для убеждения, – ответила она коммандеру, – Но думаю, Сатал знает, что я не стану его обманывать и подстраивать ему ловушки. Мы вместе сражались, пусть и недолго, а значит, мы хотя бы немного понимаем друг друга.
МакКвин снова бросил взгляд на информацию со сканеров.
-Судя по всему, дела на поверхности идут хорошо - нашим людям удалось приблизиться к шаттлу, - прокомментировал он.
Кризис в отношениях прошел, внизу ничего критичного не происходило. Тишина медотсека располагала, тишина становилась звенящей. Держаться становилось все труднее, реальность стала расплываться и уходила куда то за грань. Лайтман осознавал, что не справился с задачей. Не только той, внизу, вчера, но и с той, которую только что обещал присутствующим. Нельзя, нужно было стараться, иначе в привычку войдет не исполнять обещания. Нельзя. Но это было сильнее его. Жуткое реальное воспоминание о невозможности дышать, липкий страх смерти и яркий белый свет, бьющий прямо в глаза. Он смотрел на консоль, единственное статическое перед ним, на которой следовало сосредоточиться, как на связующем звене с бодрствованием. Но в ушах звенело, и консоль уплыла.
МакКвин вовремя положил руку на плечо Лайтмана, предупреждая возможное падение кадета, затем вновь взялся за ручки кресла.
-Участие мистера Лайтмана в этой операции завершено, - жестко констатировал он, - И я должен был запретить это раньше, а не слушать ваши уговоры. Лейтенант Геллер! Нам нужна ваша помощь.
Он двинулся к выходу из кабинета главного врача.
Но хотя первый офицер покинул помещение, данные на консоли, перед которой ранее сидел Лайтман, не перестали обновляться. Если бы кто-то бросил взгляд на бегущие строчки, он смог бы увидеть отчет транспортера о материализации двух кардассианских форм жизни на борту.

По состоянию кадета Лайтмана было понятно, что долго такого интенсивного напряжения он не выдержит, но координатор поддалась его уговорам и даже заняла его сторону, представив себя на его месте. И вместо того, чтобы приказать ему вернуться в лазарет, поддержала намерение остаться. К чему это привело, она увидела буквально через пару минут, и смутные нотки вины зародились в ее в общем-то не склонном к рефлексии и самобичеванию сознании. Она закусила губу, глядя, как кадета Лайтмана увозят назад в главное помещение лазарета, и уже собралась было покинуть кабинет вслед за ним и коммандером МакКвином, как заметила обновленную информацию транспортера.
- Похоже, эвакуация началась. Карисса и ее сын уже на борту. Советник Рилл, я собираюсь их поприветствовать, вы пойдете со мной? Я бы хотела задать вам несколько вопросов по дороге к транспортерной.

Освальд на некоторое время задумался и пропустил тот момент, когда Артур потерял сознание. Он рванулся было помочь, но слова кардассианки заставили его остановиться. Карисса Яккат уже на борту. Кадет не знал этой женщины, но чувствовал, что ему есть о чём ей рассказать.
- Глинн Толан, разрешите пойти с вами, - Встрял он в разговор до того, как успела среагировать советник. - Госпожа Яккат наверняка будет спрашивать про мужа. Я мало что могу рассказать, но это всё же лучше чем ничего. Думаю, ей захочется узнать всё о произошедшем в резиденции мэра.
- Хорошо, - охотно согласилась координатор. Она тоже предполагала, что подобные вопросы прозвучат, а ответов на них у нее не было. - Если уважаемые офицеры Звездного Флота вообще нас допустят до этой встречи, - произнесла она тише и ни к кому не обращаясь.
– Я не горю желанием заниматься дипломатией, – пожала плечами М’Кота, – к тому же я ничего не знаю о местных кардассианцах. И я минуту назад обещала подменить Лайтмана. – Клингонка окинула взглядом всеми покинутую консоль и покачала головой:
– Ну и бардак!..
Она оборвала себя на последнем слове, вспомнив о чёртовой дипломатии, но мысленно закончила: коммандер бросает почти – только почти! – законченное дело и невыключенную консоль на чужаков, чтобы отвезти в лазарет потерявшего сознание кадета. Форменный бардак! Конечно, не потому что простого кадета тащит коммандер – в жизни и канцлер может тащить простого солдатика! Но сейчас это мог сделать Освальд, на худой конец – координатор с советником, а раз так, лучше ему было остаться и присмотреть за делами самому. М’Кота, конечно, не опустится до того, чтобы устраивать им диверсию (ха! вот ещё!) или рыться в консоли, но с чужаками лучше держать ухо востро.
Девушка нахмурилась и встала ближе к консоли, не прикасаясь к ней, но следя за её показаниями.
Земляне всегда были немного чокнутыми. Ужасно хрупкие, но тем более следовало отдать должное их храбрости. Хонечно, не все они были такими, но клингонам по понятным причинам, чаще всего встречались земляне именно такого характера.

Утара снова почувстовала, что ситуация осложняется. С одной стороны глинн Толан прямо просила её пойти с ней в транспортерную, кроме этого у неё были и вопросы, с другой, дело по эвакуации кадетов было ещё не завершено, болианка чувствовала необходимость остаться здесь до тех пор, пока трое оставшихся не будут подняты на борт «Саратоги»... да и мистер МакКвин вряд ли испытал бы прилив счастья, если бы человек, которого он просил об участии в операции, испарился в неизвестном направлении.
– Я буду в вашем распоряжении, как только освобожусь, – сказала она, ощущая острое чувство вины и досады на то, что не может раздвоиться и оказаться одновременно в двух местах. – Конечно, пока там – на поверхности – нет никаких осложнений, но кто знает, что может приключиться в следующие пять минут! Думаю, будет правильно, если вы встретите вашу соотечественницу, ободрите её и поможете ей освоиться в незнакомой обстановке, а я на всякий случай побуду здесь.
-120 секунд? - послышался из основного помещения медотсека голос МакКвина, - Да, вас понял. Глинн Толан, госпожа Рилл, - позвал он, вновь появляясь на порого кабинета главного врача “Саратоги”, - Только что мне передали, что троих ваших кадетов поднимают на борт. Если вы хотите встретить их, вам лучше поспешить. Мистера Сатала примут представители нашей службы безопасности и проводят в предназначенную ему каюту, по крайней мере на время, пока мы не поймем, как относиться к его сегодняшнему поступку, а остальные двое будут в вашем распоряжении. Полагаю, на этом мы, наконец, можем закончить и отправиться на ДС9.

__________
+ М’Кота, МакКвин, Лайтман, Макдауэл, Утара Рилл
Offline  
15 03 2016, 18:58:40 #277
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек --> коридоры корабля --> транспортерная

- Вот видите, советник, вам тоже нет причин здесь оставаться – все уже на борту, - Толан направилась к двери.
Ко всем трем кадетам у нее было много вопросов, но если ситуацию с Тенеком и Ракаром была координатору более-менее понятной, то Сатал вновь всплыл большим знаком вопроса. Разумеется, его отправят под арест – даже удивительно, что под домашний, а не на гауптвахту. Случись подобное на Кардассии… В общем, это был один из тот редких моментов, когда Толан была рада, что они не на Кардассии.
- У меня есть смутное ощущение, что основные наши проблемы – по крайней мере, мои проблемы, - только начинаются, - проговорила она по дороге, быстрым шагом направляясь к турболифту.
В транспортерную они успели уже к тому моменту, как все были подняты на борт: трое кадетов и два кардассианских беженца.
- Приветствую, миссис Яккат, - обратилась Толан к кардассианке. – Рада видеть, что с вами все в порядке. Мистер Макдауэл, - она повернула голову в сторону кадета, - был в гарнизоне в Джеймстауне на момент начала действий и хотел вам что-то сообщить. Кадеты, - женщина обратилась к Тенеку и Ракару, - вам придется многое рассказать и мне, и представителям Звездного Флота, но пока вы можете отдохнуть и собраться с мыслями – этот бесконечный день, наконец, закончен. Корабль сейчас же улетает из системы. Мистер Сатал… - она не знала, что именно сказать, потому что сказать нужно было слишком много. – До выяснения обстоятельств вы будете находиться в вашей каюте – таково распоряжение командования «Саратоги».
- Я понимаю, - ответил Сатал, подумав при этом, что домашний арест - это ещё очень оптимистичный вариант по сравнению с тем, что он готов был предположить. Впрочем, его выдачи ещё могли потребовать, например, с Кардассии. Так или иначе, он выполнил то, что считал должным, и теперь готов был отвечать за свой выбор. Посмотрев на сотрудников службы безопасноти, он произнёс: - Я готов нести полную ответственность за содеянное.
- Миссис Яккат, зовите меня просто Освальд, - представился кадет, после чего на пару секунд задержал взгляд на стоящем рядом с женщиной мальчишке. - Думаю, нам лучше поговорить наедине. Ситуация очень серьёзная.
Меньше всего Освальду хотелось говорить о предательстве мужа в присутствии ребёнка. Может кардассианские дети, особенно воспитанные военными, крепче земных, но это всё равно дети: впечатлительные, черезчур эмоциональные и, зачастую, очень категоричные в суждениях.
- Отойдём на минуту? - кадет сделал приглашающий жест рукой в сторону выхода из транспортерной.
Выйдя из помещения, они встали около стены, и землянин продолжил:
- Это касается вашего мужа. Как вы, возможно, знаете, в Джеймстауне произошёл государственный переворот, и к власти пришли радикально настроенные земляне. Вы ведь знаете гила Тенму? Он пытался вести переговоры от имени Кардассии, но солдаты решили, что не хотят из-за этого погибать и взбунтовались. Судя по словам главного - горра Токата - они все были согласны отдать Тенму разъярённой толпе и разойтись по домам.
Чуть подумав, он продолжил:
- Я не знаю точно, какую роль играл в этом ваш муж. Возможно, Токат всех солдат запугал, или несогласные были в меньшинстве и решили не рисковать. Как бы то ни было, они совершили задуманное, и гила Тенму с большим трудом удалось спасти. Каких-либо последующих контактов у нас не было. Люди с этого звездолёта совсем недавно искали вас в вашем доме, но ни вас, ни вашего мужа там не было, только разбросанные вещи и следы торопливых сборов. Сказать по правде, никто из нас не знает, где именно сейчас находится ваш муж, но я подумал, что вам стоит знать о произошедшем в резиденции мэра. И я подумал, что не стоит говорить это при вашем сыне.
- Благодарю вас, мистер Макдауэл… Освальд, - ответила Карисса Яккат, ее голос слегка дрогнул, но она тут же гордо и упрямо подняла подбородок, - Пока не будет доказано обратного, я не стану считать своего мужа предателем и буду ждать официальных новостей о нем. А теперь прошу вас, отведите меня и моего сына куда-нибудь, где мы сможем поеть, привести себя в порядок и отдохнуть.
- Конечно, сейчас, - отозвался Освальд, приятно удивлённый спокойной реакцией кардассианки. Интересно, это отличительная черта Кариссы или всех кардассианок вообще? Подобная преданность мужу одновременно радовала и пробуждала некое подобие зависти. Будет ли у него самого когда-нибудь такая же замечательная жена? Впрочем, пока было ещё рано об этом думать, ведь у него вся жизнь впереди, и пока в приоритете были проект "Альфа" и дальнейшая карьера на флоте.
- Компьютер, какая из гостевых кают назначена Кариссе Яккат с сыном? Путь на ближайший терминал.
Узнав куда им надо попасть, кадет снова заглянул в транспортерную, поймал взгляд ребёнка и, улыбнувшись, поманил его к себе.
- Пойдём, я отведу вас с мамой в вашу каюту.

Оставив Кариссу и её сына в отведённой им каюте, Освальд вернулся к себе, прекрасно понимая, что иначе он вот-вот упадёт на пол и отключится прямо в коридоре. Незаконченных дел осталось совсем немного: надо было рассказать Кариссе про решимость Тенмы всех солдат того злополучного гарнизона отдать под суд, надо было проведать старика-повара и узнать о его дальнейших планах, надо было разыскать Самриту и сделать то, о чём они уже говорили сегодня в каюте Толан, надо было найти Хену... Освальд остановился, пару секунд постоял, а потом смачно хлопнул себя по лбу. Хена! Он ведь собирался её позвать на встречу с Кариссой Яккат! Впрочем, встреча прошла достаточно неплохо, благодаря самой Кариссе, в первую очередь.
Войдя в каюту, кадет тут же упал на диван. Он не собирался спать на диване, да ещё и прямо в униформе, но чувствовал, что надо хотя бы немного просто полежать, а заодно привести в порядок тот хаос, каким наполнена была его голова.
"Надеюсь, нас не заставят снова выбирать одного самого лучшего. Потому что если заставят, я этого точно делать не буду!"
"Кажется, я прекрасно понимаю Тенму: Карисса Яккат фантастически красивая! Почти такая же красивая как..."
"Интересно, а на нестандартных частотах какая предельная дальность связи? Надо будет..."
"Надо переделать план катера. Иначе меня опять Ракар засмеёт."
"Наведёт ли Кардассия порядок в ДМЗ?"
С этими никак не связанными друг с другом мыслями Освальд и заснул.
________________________________________________________
+ Илама Толан, Утара Рилл, Сатал, Карисса Яккат с сыном и Тенек, Ракар и СБшники на заднем плане


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
15 03 2016, 19:05:39 #278
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II

Убедившись, что все члены проекта “Альфа”, наконец, благополучно отправились на корабль, лейтенант Хавьер Кортез собирался было вернуться к доктору Эвансон, но было слишком поздно, она уже включила двигатель своего ховеркара и удалялась вдаль, оставляя за собой шлейф пыли и потревоженной травы.
Один из СБ-шников подошел к шаттлу.
-Сэр, разве мы не должны отправиться за ней?
- Не стоит, - покачал головой лейтенант, - Ее гонит вперед совесть.
-Думаете, ей все еще можно доверять?
Кортез пожал плечами.
-Она действительно допустила несколько ошибок. Сперва, когда утаила от нас местонахождение этого шаттла и хотела использовать его для спасения своей подруги… Впрочем, даже если бы госпожа Яккат отправилась на Волан III, полагаю, она формально выполнила бы наши требования, ведь шаттл был бы уже не на планете и не на ее орбите. Возможно, адмирал Нечаева могла бы это допустить… Второй ошибкой было втянуть кадетов в эту историю со стиранием памяти. Получается, что доктор два раза поставила свои личные интересы перед своими обязанностями и позволила сердцу взять верх над разумом.
-Полагаю, когда приходится работать с таких местах, рано или поздно они начинают влиять на тебя. Знаете, как в той фразе про бездну, которая начинает смотреть в тебя, сэр.
Офицеры “Саратоги” еще немного посмотрели вслед удаляющемуся транспорту, а потом пошли к шаттлу. Третий их коллега уже вовсю хозяйничал внутри. Теперь им оставалось совсем немного - взлететь, избежать возможной встречи с кораблями маки и встретиться со своим кораблем уже вне системы Волан.
-Конечно, доктора Эвансон следует проверить… - задумчиво заметил Кортез, закрывая за собой шлюз шаттла, - Но жаль будет терять ее как агента. Надеюсь, ее сверх-подробные письма простого сельского доктора к сыну обо всех деталях повседневной жизни этой планеты продолжатся. В конце-концов, их интереснее читать, чем сухие отчеты некоторых...

“Саратога”, медотсек

Когда Толан, советник Рилл и остальные члены проекта “Альфа”, наконец, покинули медотсек, к коммандеру МакКвину подошла лейтенант Геллер.
-Сэр… - негромко обратилась она, протягивая ему падд, - Доктор Доун просила передать вам это. Здесь наши данные по лечению мистера Тенмы, доктор подумала, что вам будет интересно ознакомиться с аномалией, с которой мы столкнулись. Судя по некоторым особенностям анатомии, мистер Тенма… как бы сказать… не совсем тот, кто мы думали.
Коммандер взял падд, быстро просмотрел его содержимое, потом нахмурился и строго ответил:
-Лейтенант, забудьте все, что вы видели по этому вопросу. Это приказ. Доктору Доун я тоже лично напомню, что разглашать конфиденциальную информацию, касающуюся пациентов, абсолютно недопустимо. А этот падд я забираю.
-Есть, сэр...

“Саратога”, каюта Квинтилии Перим и Самриты Баккер

“Адмирал Солок, меня зовут Квинтилия Перим, кадет 4 года Академии Звездного Флота. Приношу свои извинения за это сообщение и за то, что оно отвлечет вас от важных дел. Но мне совершенно необходимо с вами встретиться и обсудить один важный вопрос, касающийся моего будущего. Надеюсь, у вас найдется минута времени в вашем графике. С наилучшими пожеланиями, кадет Перим”.
Квинтилия откинулась на кресле перед компьютерным терминалом и еще раз перечитала сообщение. С каждым кругом редактирования оно становилось все короче и короче, но продолжало звучать все так же отвратительно наивно, и ничего нельзя было с этим поделать. Потому что вопрос, который волновал юную трилла, сам по себе был наивен и совершенно по-детски нагл и недопустим. Но в тот момент девушке казалось, что у нее нет другого выбора.
Закрыв глаза, Квинтилия глубоко вздохнула, а потом вложила всю свою смелость в одно движение… и нажала на кнопку “отправить”. Что бы ни говорила Нечаева, ничего еще не кончено, все не может закончиться вот так, Перим ни за что этого не допустит.

***

Ничего не было кончено, потому что ничего никогда не заканчивается. Произошедшее в системе Волан продолжило закономерную цепочку и в свою очередь положило начало многим событиям, определив жизни некоторых людей на десятилетия вперед. Но только историки с очень развитым воображением смогут углядеть корни будущих событий в этих августовских сутках 2384 года - от судьбы одного капитана Звездного Флота и его семьи, до смерти некого ромуланского сенатора на Ромуле…
А пока “Саратога” развернулась, величественно выплыла с орбиты планеты и ушла в варп, чтобы через 7 земных часов прибыть на станцию ДС9 в Баджорском секторе.

_____________________
КОНЕЦ


May we all walk with the Prophets...
Offline  
Страниц: 1 ... 14 15 16 17 18 [19]
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS