* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Января 2018, 11:26:14 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 20:00
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 13 14 15 16 17 [18] 19
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
20 Февраля 2016, 12:54:17 #255
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”, каюта Иламы Толан



Толан молчала, давая высказаться кадетам – те, очевидно, были также удивлены случившимся, только в отличие от координатора и советника не стеснялись высказывать свое мнение.
- Мисс Хена, к сожалению «просто так сидеть» - это именно то, что сейчас от нас всех требуется. Звездный Флот не потерпит, чтобы ему вставляли палки в колеса, они и так разозлены поступком Сатала, смешавшего все их планы. Только не спрашивайте, какие, - женщина задумчиво посмотрела на Освальда. В его словах был смысл. – Мистер Макдауэлл, спасибо за ваше замечание, возможно, это и так. Но с его стороны было неосмотрительно считать, что он один способен что-то изменить, и не поставить в известность ответственных за эвакуацию. И меня, - добавила она как само собой разумеющееся. – И да, мисс Перим, вы, конечно, правы. Он мог и должен был всех поставить в известность. Но я пригласила вас всех не для того, чтобы обсуждать поступок мистера Сатала и тем более выносить какие-то суждения, пока все не станет до конца понятным. Как минимум, мы не знаем его версии событий. Хватит и того, что Звездный Флот подозревает его во всех грехах, и боится, как бы все не пошли по его стопам, - Толан не сдержала усмешки.
Ее взгляд остановился на Квинтилии. Она очевидно что-то держала в себе, и здесь советник оказала бы куда большую помощь.
- Мисс Перим, вы зря вините себя и других кадетов в случившемся. Никто не предполагал, что нас ждет на Волан II, и в условиях неизвестности участники проекта повели себя достойно. В большинстве случаев, - на всякий случай уточнила она. – В условиях неизвестности нет единственно верного решения.
-А зачем тогда мы здесь? - спросил Брол Арко, - В баре хотя бы было комфортнее и были трехмерные шахматы. Пойдемте все туда?
– Только не забудьте спросить разрешения у координатора, – подсказала ему из своего уголка Утара.

Освальд с трудом не расхохотался после реплики болианца. Они все на катере выспаться что ли успели, пока остальные были на планете? Как бы то ни было, кадет собирался пойти спать при первой возможности, и поход в бар решил отложить до возвращения на ДС9. Вот только сначала надо было удостовериться в безопасности Кариссы Яккат. Интересно, первый офицер МакКвин продолжает заниматься её поисками, или выходка Сатала и тут всё испортила? Допив рактаджино, он откинулся на диване, запрокинув голову назад, собираясь с мыслями. Раз уж он вынужден бодрствовать, стоит сделать что-нибудь важное. Рядом сидела Самрита, с которой Освальд собирался поговорить уже какое-то время. В конце концов, сейчас время ничуть не хуже, чем любое другое.
- Сэм, дело есть, - тихо сказал он, наклонившись в сторону девушки, - Очень не хотелось бы в следующий раз остаться без связи, когда кто-то включит очередную глушилку. Я тут подумал, может мы сможем разработать что-то вроде протокола действий на этот случай. Ну, перечень частот, на которые перенастраивать наши "дельты", последовательность, в которой это делать, временные промежутки и так далее? Что думаешь? - зевнув, он поспешил уточнить, - Не прямо сейчас всё делать, а в перспективе. Как думаешь, это реально?

- А здесь вы потому, - Толан покосилась на болианца, вечно недовольного флотскими порядками (или просто непонимающего их?), - что по просьбе адмирала я должна вас предостеречь от подобных действий. Если вам вздумается предпринять что-то, что может вызвать хоть малейшие подозрения у офицеров «Саратоги», вы должны получить на это разрешение как минимум у меня. А поскольку на этом корабле не решаю… - она многозначительно промолчала. – И еще я не хотела, чтобы в проекте оставались недомолвки, поэтому считаю необходимым для вас знать о случившемся, а также об отношению к этому офицерского состава «Саратоги». Весь проект «Альфа» сейчас под подозрением и мы здесь – персоны нон-грата. Поэтому самым разумным для вас сейчас было бы разойтись по своим каютам и никак не провоцировать экипаж.
Ей совсем не нравилось это говорить, но это было действительно так. Если «Саратога» уже поимела неприятности от Сатала, то кто же поверит, что остальные кадеты – а также координатор и советник, - не выкинут очередной фортель? Офицеров даже можно было понять…
- Если появятся какие-то новости об оставшихся на планете участниках проекта, я вам сообщу, - закончила Толан.

Самрита слушала всю эту историю с недовольным выражением лица, и когда Освальд к ней обратился, она все еще была в своих мыслях.
- Интересно, Сатал понимал, что нас подставляет? Частоты, что? – вынырнула она из своих мыслей. – Да, это можно сделать… Если только нас всех не разгонят после произошедшего.
- А что, нас могут разогнать? – широко улыбнулся Тар Мари, не веря в такой исход, и тут же посерьезнел. – Что, правда могут?..

Освальд сосредоточенно посмотрел на райзианца. Тот, казалось, не сразу понял, что Самрита не шутила, и это смотрелось бы забавно, если бы не было столь печально. Сам Освальд старался не думать об этом, ведь от него теперь мало что зависит, но он решил не упускать возможности предостеречь других участников от возможных ошибок.
- Могут, - не сводя глаз с Тара, серьёзным тоном сказал кадет, - Поэтому, если вы с Бролом пойдёте в бар, не вздумайте там напиться! Инцидентов на сегодня хватит, по крайней мере, связанных с нами.
Конечно, синтеголем напиться было невозможно, но ведь и настоящий алкоголь раздобыть было более чем реально, даже для гражданских, возможно, впервые оказавшихся на боевом звездолёте.
- Мэм, - обратился он к кардассианке, - Прошу разрешения пойти в медотсек. Если поиски Кариссы Яккат не остановились, то об этом должны известить Лайтмана. Он собирался помочь, когда с беженцами будет установлена связь. Вдруг и я им пригожусь?
Толан нахмурилась, слушая слова Освальда.
- О ситуации с Кариссой было передано в Звездный Флот и Центральное командование, - заметила женщина. – И я не представляю, что в данной ситуации можете сделать вы или мистер Лайтман… если только не последуете примеру Сатала, а этого я допустить не могу. Впрочем, я все равно собиралась навестить кадетов в лазарете, и не вижу ничего плохого, если вы ко мне присоединитесь.
Она собиралась было сказать что-то еще, но в этот момент раздался сигнал от двери в каюту - кто-то еще захотел посетить их сборище.
- Мы кого-то ждем? – риторически пробормотала кардассианка себе под нос, но все же открыла дверь. – Войдите!
Двери каюты открылись в стороны, и все присутствующие увидели на пороге первого офицера “Саратоги” МакКвина, уже знакомого некоторым из присутствующих. Взгляд любопытной Утары непроизвольно скользнул по рукам офицера, отвечая на вопрос, которым она невзначай задалась на секунду - нет, кольца на пальце не было, МакКвин не был женат.
-Госпожа Толан, - церемонно обратился он к кардассианке, - адмирал Нечаева просила лично передать вам это, - он протянул падд, - Здесь записано сообщение от мистера Сатала, которое мы обнаружили в его каюте.
«Значит, что-то все-таки нашли!» - промелькнуло в голове кардассианки. Вслух же она произнесла:
- Благодарю. Больше вы ничего не нашли, что могло бы пролить свет на его действия?
-Есть второе письмо, - ответил коммандер, - адресованное лично кадету Лайтману. Мы не можем открыть его без голосового подтверждения, поэтому сейчас я отправляюсь в медотсек, чтобы вручить его.
- Спасибо. Вы уже прослушали это сообщение? 
-Разумеется, - поморщился МакКвин, - И теперь я даю его вам, - он снова нетерпеливо протянул падд, - Можете прослушать его в любое удобное вам время, но на самом деле оно ничего толком не проясняет. Надеюсь, второе сообщение будет более информативным.
Толан покрутила в руках падд и кивнула офицеру.
- Посмотрим, что теперь станет понятно. Хорошего дня, коммандер, - она сделала шаг назад от порога каюты.
-Взаимно, глинн, - слегка кивнул МакКвин, сделал шаг назад, и двери каюты закрылись.
Когда кардассианка обернулась, ее ждала тишина и напряженно-любопытные взгляды кадетов. Вообще-то изначально она собиралась прослушать это сообщение в одиночестве, но теперь раздумывала: они и так все слышали и все знают, и если она собрала их для того, чтобы рассказать о побеге Сатала, то стоит поставить в этом истории точку. Или многоточие.
Она молча подошла к своему рабочему столу и активировала запись.
Зазвучал голос Сатала. Он говорил медленно, четко и как-то официально:
"Я, Сатал с Вулкана, заявляю, что мне хорошо известно о разрыве дипломатических отношений Федерации с планетой Волан 2. Я принимаю решение об отправке на планету, руководствуясь личными мотивами. Я осознаю, что своими действиями нарушаю закон. Никто из находящихся со мной в контаке людей - ни координатор проекта Альфа, ни участники, ни жители Волана 2, ни экипаж корабля - не знал о моих намерениях, не пытался тем или иным способом спровоцировать меня на подобные действия и не несёт за них ответственности. Всю ответственность за возможные последствия данного поступка прошу возлагать исключительно на меня".

__________
+ советник и кадеты
Online  
21 Февраля 2016, 13:38:45 #256
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.

Ракар принял коммуникатор и обернулся к вулканцу и землянину, сидевшим сзади. Доктору он лишь кивнул. Он уже сказал ранее, что собирается помочь. Его слово не было пустым звуком, и потому не было никакой необходимости повторять уже сказанное.
– Мне придётся выполнить вашу просьбу, – ответил Тенек. – А вас я прошу сделать всё возможное для того, чтобы Клейборны покинули эту планету, и по возможности быстро. В первую очередь, потому что мои действия могут оказаться бесполезными, если память мистера Бо восстановится быстрее минимального срока, обозначенного статистикой, и тогда ситуация с опасностью для его жизни вернётся в исходную точку. Вторую причину мы только что обсудили, но есть и третья. Вряд ли миссис Клейборн сможет вернуться теперь, после сегодняшних событий. Возможно, настало время её мужу и сыну самим её найти.
-Меня не нужно специально просить, - покачала головой Эвансон, - Однако, и вы можете сделать так, чтобы это произошло быстрее.
Последнее было Саталу не совсем понятно: он ещё не знал, что мать Бо покинула планету.
- Правильно ли я понимаю, что местонахождение миссис Клейборн на данный момент неизвестно? - уточнил он. На вопрос Лоры он ответил: - Если влияние ЛеБланков исключено и Клейборны покинут планету, тогда я поддерживаю ваше решение. Однако я так и не понял, что вы сделали с пленными.
-Правильно, - ответила Эвансон на первый вопрос Сатала.
В это время шаттл завис на одном месте, а потом аккуратно опустился на степную траву. Доктор обернулась к Ракару и спросила с усмешкой:
-Мистер ромуланец, вот вам вопрос на засыпку. А как бы вы нейтрализовали людей и все, что они скажут, если бы не имели возможности сделать это физически? Если их нельзя убить, лишить свободы, отрезать языки?
Ракар не пошевелил и бровью. Он уже смотрел в сторону шаттла и вокруг, туда, откуда могли появиться нежелательные свидетели. Ему задали вопрос, на который он отвечать не намеревался. Он не был дома, среди тех, кому мог бы доверять. Такие ответы не предназначались для ушей этих людей, вулканцев и землян. Если они думали, что он так легко будет разглашать способы, принятые в его организации, то они ошибались. Никому нельзя верить, никому.
Шантаж, постановка людей в условия, когда им будет невыгодно разглашать ту или иную информацию, совершать те или иные действия. Когда им будет выгоден только заданный шантажистом способ действия. Когда требования шантажиста таковы, что их нельзя не исполнить – вот метод, которым можно добиться чего-то без физического воздействия. Хотя смерть – куда более простой и приемлемый способ.
- Не думаю, что вы получите от меня ответ на этот вопрос, - сказал он вслух, - это вопрос не моей компетенции. Я взялся защитить вас и помочь спасти жизнь вашего друга. А этот ваш вопрос не совсем корректен.
- Миссис Эвансон, я всё-таки хотел бы знать, что сделали вы, а не что сделал бы мистер Ракар, - заметил Сатал. - Вы не хотите отвечать на вопрс? Если да, то почему? Есть вероятность, что ответ изменить всю ситуацию в целом?
Странное предположение мелькнуло у Сатала в голове: уж не намеревается ли Лора Эвансон обвинить в саботаже самих ЛеБланков? Это было бы… интересно.
-Очень жаль, мистер ромуланец. Какие же вы все скучные, право слово! Угораздило же меня оказаться в такой компании, где никто не понимает ни шуток, ни эмоций, - закатила глаза доктор Эвансон, - Как я уже говорила раньше: если тебе не нравятся правила - найди способ обойти их, посмотри на ситуацию с другой стороны. С этой планеты отзывают всех звездофлотовцев? Что ж, тогда я перестану им быть. Я не могу физически заставить кого-то заткнуться? Что ж… всего лишь нужно, чтобы все остальные перестали слушать. Человек - не только мясо и кости, которые можно уничтожить. Мы - это еще и наша репутация, то, как нас воспринимают окружающие, и с этим тоже можно кое-что сделать. Дискредитируйте своих врагов, сделайте их жалкими и смешными, чтобы никто не хотел иметь с ними дело и не воспринимал их всерьез, чтобы они ассоциировались с неудачами и от них держались бы подальше, как от чумных. Может быть, вы этого не поймете… - она критически осмотрела ромуланца, вулканца и землянина, выросшего на Вулкане и тоже считавшего себя принадлежащим к этой расе, - Да, скорее всего не поймете. Но люди Волана II простые и грубые, они оценивают за то, что было сделано, не прощают неудач тем, кто их разочаровал, и любят гротескные шутки. Ну, например, если кто-то бежал и впечатался в стену. На самом деле, вы уже знаете, что я сделала, мистер Сатал, - она подмигнула молодому человеку, - Я говорила об этом на ферме. Полагаю, сейчас ЛеБланки уже успели прийти в сознание и развязать веревки, и теперь, изрядно покусанные термитами, топают пешком к Джеймстауну в одном нижнем белье. Когда они там появятся, они будут предметом смеха всех жителей на несколько месяцев, и даже спустя годы им это будут припоминать. Они станут не крутыми парнями, а изгоями. Они не смогли выполнить свою задачу в общем плане революции и не удержали вышку связи, проиграли женщинам и каким-то бродягам, которые может быть из Федерации, а может быть и нет. Кто бы ни победил на планете в борьбе за место мэра, он будет недоволен. Попытка изнасилования? Пф! За это их не накажут, но за неудачу и общую бесполезность… - женщина криво улыбнулась и взгляд ее голубых глаз на мгновение стал жестким, - Тут даже характер Вихо придется кстати. Им придется оправдываться, но никто не захочет их слушать. Возможно, и я добавлю пару красочных штрихов, как свидетель их криворукости, но возможно этого даже не понадобится… Я сажаю ховеркар, мистер Ракар, - сменила она тему, подлетая к шаттлу.

Ромуланец внимательно слушал доктора, пропуская мимо ушей все её не относящиеся к делу ремарки. Люди из расы землян были очень странными. То, что она сделала – никогда не сработало бы на Ромуле. Люди с Волана II, по ее оценке, не обладали восприимчивостью к информации и независимым от предрассудков мышлением. Они не были способны к беспристрастному  анализу ситуации. Удивительная деградация разума, совершенно не понятные мотивы и способы мышления. Ну что поделать, он постигал человеческую натуру и все больше убеждался в её несостоятельности. Люди, земляне. Это понятие всегда было с презрительным оттенком, теперь это его убеждение укреплялось. Но пришла пора действовать. Он открыл дверь ховеркара и выскочил наружу, сразу после того, как он сел. Пригнувшись к траве, достиг шаттла. На горизонте не было других приближающихся летательных аппаратов. Значит, расчет был верен. Включил на коммуникаторе громкую связь.
- Карисса, откройте дверь, - сказал в коммуникатор, - мы прибыли и готовы вам помочь.

Будь Сатал землянином, он бы сейчас, наверное, застыл с открытым ртом минут на пять. Хотя, будь он землянином, он, вероятно, оценил юмор ситуации… В целом же, мысли его, хоть и без презрительного оттенка, но примерно совпадали с мыслями Ракара. Такое никогда не сработало бы на Вулкане. Представить, что кто-то не станет слушать показания свидетеля только из-за того, как он одет? Немыслимо. И совершенно нелогично. Если он вернётся на Саратогу и ему удастся увидеться с Артуром, пожалуй, стоит ему рассказать, что сделала Лора. Возможно, он даже сможет кое-что пояснить…
Пока же нужно было действовать, и Сатал, выскочив из ховеркара, побежал к шаттлу вслед за Ракаром.
____________
совместно с Тенеком, Саталом, Лорой Эвансон


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
22 Февраля 2016, 12:26:03 #257
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”, каюта Иламы Толан


Судя по сжатым кулакам и напряжённому выражению лица, Освальд явно ожидал чего-то другого от этой записи. Например, детального объяснения поступков Сатала, какой-нибудь информации о дальнейших планах, просьбы подождать его или забрать в другом месте и в другое время или хотя бы извинений. В конце концов, он не только подставил всех участников проекта вместе с руководством, но ещё и ничуть не развеял сомнения относительно себя. Будь Освальд офицером службы безопасности "Саратоги" - точно бы подумал, что Сатал переметнулся к мятежникам и сбежал. Останавливал от признания этой версии правильной его всего один факт - их новый коллега противостоял этим самым мятежникам на крыше резиденции мэра, причём с оружием в руках. За прошедшие несколько часов люди так резко не меняются, особенно воспитанные на Вулкане, где всё, как представлялось кадету, должно быть пропитано логикой, педантизмом и благоразумием.
- Да он... - начал было Освальд, но вовремя замолчал, встретившись взглядом с глинном Толан. У координатора явно было не то настроение, чтобы спокойно реагировать на черезчур крепкие выражения, - Этот Сатал совсем... кхм, выжил из своего  недовулканского ума! Простите за резкость, но это просто полный... бред!
Сделав несколько глубоких вдохов и чуть-чуть успокоившись, кадет тут же внёс предложение:
- Может командование "Саратоги" согласится забрать Сатала с планеты в принудительном порядке? В конце концов, он действительно нарушил закон и является преступником. Его телепортация была незаконной, и Федерация имеет право вернуть его назад, чтобы исправить уже нанесённый ущерб и предотвратить последующий.

– А может быть, это – долг чести, – внезапно раздался голос молчавшей до сих пор клингонки.
Собственно говоря, это первое, что подумала бы М’Кота, если бы подобный поступок совершил её сородич, и это было то, о чём она подумала далеко не сразу, когда речь зашла о поступке федерата. Именно озвученное письмо подтолкнуло её мысль в этом направлении: такие письма не оставляют, когда переходят на сторону врага.
– Такие письма не оставляют, когда переходят на сторону врага, – повторила она вслух.

Толан внимательно слушала послание Сатала, стараясь не пропустить ни одного слова. И все же… В нем не было ничего, за что можно было зацепиться, никакого объяснения поступкам… ничего. В этом коммандер МакКвин был прав. Куда больше ее заинтересовала информация, что еще одно сообщение предназначалось кадету Лайтману. Что у них были за секреты? Это она планировала непременно выяснить.
Реакция на сообщение среди кадетов была примерно такая же – молчаливое удивление в лучшем случае. Кардассианка поймала взгляд Освальда – тот явно собирался высказать все, что думает, но сейчас было не лучшее для этого время.
- А что, если он все же ушел к маки? – заметила Самрита в ответ на высказывание Освальда. – Я не хочу его обвинять, но по этому сообщению так и выходит. И это бы много объяснило, - она огляделась в поиске поддержки: большинство кадетов о таком даже не думали, но теперь в головы некоторых закрались подозрения…
- Нам это неизвестно, мисс Баккер, - осадила ее Толан и повернулась к клингонке. Даже если М’Кота была права – а, возможно, она и была права, - это мало что меняло. – Мне знакомо клингонское понятия чести, но для Звездного Флота – и для проекта «Альфа» - это недостаточное обоснование. Но вы были с ним в одной группе и знаете его лучше всего, как и кадет Лайтман. У вас есть основания судить о его целях и поступках. Надеюсь, что его сообщение Лайтману поможет расставить точки над i.
Кардассианка поднялась со своего места.
- Теперь вы в курсе всего происходящего и, я надеюсь, понимаете, как важно сейчас не предпринимать необдуманных поступков. Возвращайтесь в свои каюты и отдохните; если появится новая важная информация, я вам ее сообщу.
– Я бы лучше зашла к Артуру, – честно сказала М’Кота. – Мне бы хотелось знать, что во втором письме.
Кроме того ей не хотелось бросать товарища одного в сложный момент, да ещё и притом, что он не вполне выздоровел и оказался привязан к медотсеку, но заявлять такие вещи вслух было к лицу разве что сентиментальным землянам.
- Все были бы непрочь знать, - проворчала Толан и пожала плечами. - Я не возражаю, мисс М’Кота. Мистер Макдауэл также выражал желание присоедниться.
Она направилась к двери в каюту и открыла ее, давая понять, что совещание закончено, и все могут расходиться.

Утара вышла вместе с ними и несколько шагов прошла молча. «Никому не сказал, никому не сказал...» – крутилось у неё в голове.
– А вы знаете, он ведь пытался нам сказать, – произнесла болианка через несколько шагов. – Помните? Когда его группу только что телепортировали, он сказал, что у него осталось незаконченное дело на планете, что он должен вернуться и помочь человеку, который восстановил связь, потому что на Волане II ему может угрожать опасность. Но когда вы начали расспрашивать подробнее, почему-то замолчал.
– Бо! – воскликнула М’Кота. – Но как он собирался ему помочь?
Вопрос был чисто риторический: вряд ли кто-то, кроме самого Сатала мог дать ответ.
- Бо? - удивленно переспросила кардасссианка. - Не помню это имя.
– Наверное, Сатал его не назвал, – сделала очевидный вывод клингонка. Но это тот самый человек...
Она замолчала пытаясь сформулировать какой именно человек. Самые очевидные определения отчего-то казались режущими слух, и М’Кота выговорила:
– ... странный. Уязвимый. У нас таких не бывает!

- Кто вообще такой этот Бо? - спросил клингонку Освальд, - Расскажи, пока идём. Он как-то связан с Кариссой Яккат? Как я понимаю, Артур его тоже знает.
М’Кота сердито дёрнула плечом:
– Я же сказала: тот человек, который убрал помехи связи. Поэтому мы обязаны ему... я считаю, что обязаны. Любой...
М’Кота осеклась. Нет, так посчитал бы не любой клингон. Многие посчитали бы, что Бо – вообще не человек, что он не заслуживает ни помощи, ни жизни. Она попыталась начать с другого конца.
– Кто он такой? Один из местных, и он... – М’Кота снова сделала длинную паузу, подбирая слова. – Чёрт возьми, я не знаю, как объяснить! У нас таких не бывает! У нас неизлечимый порок считается позором, а жить с позором хуже, чем умереть. Но я не знаю, считать ли это пороком. Он очень странный, и его отношения с другими людьми тоже странные, но он честен – глубоко честен и обладает благородством.

Освальд несколько секунд продолжал идти молча, явно обдумывая услышанное. Неизлечимый порок? Какой? Такой, который делает самого человека странным и его отношения с другими людьми тоже странными. Что это может быть? Неспособность ходить? Врождённая слепота? Нет, такое на отношения с другими людьми обычно не влияет. Слабоумие? Нет, он же связь починил. Поняв, что он ничего не понимает, кадет недовольно помотал головой и проворчал в ответ:
- Чёрт с ним, разберёмся по ходу дела. Надеюсь.

Толан объяснения клингонки тоже только запутали.
- В любом случае, мне все еще непонятно, почему Сатал никого не поставил в известность по поводу своих планов относительно этого Бо. Надеюсь, мистер Лайтман поможет с этим разобраться.
Их процессия уже добралась до медотсека, и дверь приглашающе разъехалась.
___________________________________________________________
+ Илама Толан, Утара Рилл и кадеты, кроме Артура, Кейры и Тенмы


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
22 Февраля 2016, 12:34:07 #258
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек

Артур изо всех сил старался оставаться в сознании и не спать, даже когда 10 минут прошли. Он ждал, но вместо первого офицера корабля к нему вернулась Дженнифер Геллер. Она сочувственно посмотрела на своего пациента и сказала:
-Вам нужно отдохнуть, иначе вы измучаете себя и вынуждены будете провести здесь дольше запланированного. Давайте я вколю вам что-нибудь, что поможет вам расслабиться и заснуть?
Инцидент, о котором сказали коммандеру, отозвав его на мостик, видимо затянул подготовку связи с катером. Был ли это инцидент с Саталом, отправившимся на планету, или еще какой другой – было пока не понятно. Кроме того, Лайтман раздумывал над тем, каким именно образом Сатал мог самостоятельно туда отправиться. Транспортерную корабля никогда не оставляли без присмотра. Что он сделал, что бы телепортироваться? Уговорил оператора? Минуты тянулись медленно. Не было ничего хуже, чем неизвестность ожидания.
- Спасибо, не надо, доктор, - ответил он Дженнифер, - я должен участвовать в переговорах с шаттлом. Держат там заложников или нет, в любом случае, я в состоянии, мне кажется, помочь. Когда все кончится, я засну сам. Нельзя до завершения. Может быть это последняя вещь, которую я могу сделать достойно, после всего того чертовски глупого, что уже совершил.
-Вы никому не сможете помочь, если не будете заботиться о себе, - грустно покачала головой младший лейтенант.
В этот момент в медотсеке, наконец, появился МакКвин. Подойдя к постели Лайтмана, он посмотрел на девушку-медика и сначала коротко обратился к ней:
-Как там наш пациент? Он уже в состоянии говорить?
-Да, сэр, шеф транспортерной пришел в себя.
-Идите и подготовьте его, я приду чуть позже.
Когда медик отошла, он, наконец, посмотрел на Артура и произнес:
-У меня есть для вас две новости, кадет. Плохая… и еще одна плохая. Полагаю, при таком раскладе выбирать, с какой начать, нет смысла, поэтому сначала о том, что важнее мне и моему руководству. Держись, кадет, потому что нет легкого способа сказать вам эту новость. Но во-первых, я верю, что вы имеете право на то, чтобы от вас ничего не скрывали и не оставляли во власти слухов и предположений, а во-вторых, в этом случае нам действительно нужна именно ваша помощь. Один из ваших товарищей по проекту, мистер Сатал с Вулкана, покинул “Саратогу” и отправился обратно на Волан II - без запроса разрешения и при этом причинив вред одному из наших людей. Сейчас мы пытаемся установить, каковы были его намерения на корабле и на планете, и решить, что делать дальше. Мы обыскали каюту, которая была ему назначена, а также все личные вещи на катере “Анадырь” и нашли два письма - одно было адресовано нам, а второе… вам, кадет Лайтман. К сожалению, наше письмо ничего не объясняет - в нем мистер Сатал всего лишь берет всю ответственность на себя и гарантирует, что ни вы, ни ваши товарищи ничего не знали о его планах. Второе же письмо невозможно открыть без вашего голосового подтверждения. Я принес его с собой, - он показал падд, который держал в руках, - Разумеется, вы можете его прослушать в приватной обстановке, однако… Кадет Лайтман, эта ситуация очень серьезная для нас всех, включая вашего товарища. Поэтому если в письме есть что-то… хоть что-то!.. что может пролить свет на происходящее, я прошу вас сразу же сообщить мне. Как вы понимаете, дополнительная ложь и сокрытие фактов только сделает все хуже для мистера Сатала.
«Никому не сможет помочь». Да, это было верно в обычной ситуации, но не в такой как сейчас. Он был должен, отдать всего себя до конца, что бы спасти других, пока все еще может. Дальнейшее было несущественно. Он не должен был сдаться.
Когда пришел коммандер, Лайтман медленно поднялся в сидячее положение. Перед коммандером Звездного Флота не годилось валяться.
Слова офицера были честными и откровенными. За такое короткое время Лайтман уже научился принимать удары судьбы, настоящей жизни, которая не была тренировкой и обучением. Настоящая жизнь совсем не была похожа на Академию Звездного Флота.
- Понятно, сэр, - ответил кадет, - я не собираюсь ни лгать ни скрывать факты, давайте письмо.
Коммандер протянул падд Лайтману и вопросительно на него посмотрел, ожидая его дальнейших действий.
Артур взял в руки падд, увидел открытый запрос голосового подтверждения, затем произнес:
- Кадет Артур Лайтман. Личный номер Т9425783-1. Воспроизвести.
"Артур, - начиналось письмо, и тон Сатала здесь был не такой холодный и отстранённый, как в официальном обращении. Не будь он вулканцем, можно было бы назвать его печальным, - я пишу тебе это письмо, потому что мне нужно, чтобы кто-то передал от меня известие моим родителям, и кроме того, я обязан вам с МКотой кое-какие объяснения. Я понимаю, что мои действия бросают тень на Федерацию, но надеюсь, что моё официальное признание ограничит круг виновных мною. Я дал Бо обещание вернуться, из-за помощи нам он оказался в сложном положении, и более того, я не имел права оставить его с людьми, которые сделают из него преступника. Я чувствую личную ответственность за этого человека. Я не могу позволить, чтобы им продолжали пользоваться, чтобы его наказали за оказанную нам помощь или чтобы перечеркнули его будущее, заставив нарушить не только закон человеческий, но и нравственный. И кроме того, я не могу позволить, чтобы всё это позволила сделать с ним Федерация. Ты знаешь, что у нас на Вулкане есть принцип: благо многих перевешивает благо нескольких или одного. То, что я делаю, нужно не только Бо - это нужно всей Федерации, если мы хотим оставаться людьми. Мы не можем лгать, мы не можем пользоваться и мы не можем оставить в беде того, кто не в состоянии помочь себе сам. Главное всегда заключается в мелочах. В тот день, когда мы ради блага Федерации начнём приносить в жертву таких, как Бо, неспособных себя защитить, позволяя делать их преступниками против их воли, наше общество перестанет быть жизнеспособным, ибо принципы, на которых оно построено, не будут стоить ломаного гроша. Я не планировал покидать проект таким образом, но я, в отличие от Бо, дееспособный гражданин, который хорошо понимает, на что идёт. В отличие от него, у меня есть возможность выбора. Одна моя судьба или жизнь в оплату за сохранение всего того, о чём я сказал, - честная сделка. Это решение принял я сам. Я не хотел, чтобы вы с МКотой знали о моих намерениях, потому что вы могли последовать за мной, а я не хочу, чтобы ты и она перечеркнули своё будущее. Прости, что не смогу быть рядом с тобой на трибунале, я надеюсь, что у тебя всё обойдётся. Возможно, я также смогу помочь Кариссе, если ей ещё будет требоваться помощь. Теперь я прошу тебя связаться с моими родителями. Они всё поймут. Объясни им, что произошло, и скажи... что я люблю их".
У Лайтмана вспотели ладони и он вытер их о свой белый медотсековый костюм. Первые его мысли цензурными не были. Он грязно выругался мысленно и также внезапно в голове образовалась пустота. Эта пустота изрядно была раскрашена виной собственной, собственным стыдом, и собственным малодушием. Потому что он сам ничем не мог помочь Борегарду Клейборну третьему. Но особенно важным сейчас было совсем другое.
Таким как он не было места в Звездном флоте. Это его дурной пример повлек за собой все эти последствия. Сначала мэр Корам на катере на глазах у коллег, потом эта история с аутичным парнем, потом безрассудные действия на площади, повлекшие за собой падение ховеркара с Перим. Он не просто не имел права руководить людьми. Он не имел право служить во флоте. Потому что не оправдал звание человека. Отец просил его быть человеком перед отправкой на ДС9. Он, кадет Лайтман, не справился с этим. Все его действия привели, приводят и будут приводить только к разрушению.
Он взял с собой на миссию неподготовленного человека, не знакомого с флотскими правилами, человека, которого знал всего около двух часов. Не подготовленного к жестокости жизни, несправедливости, с идеальными представлениями. И теперь именно он, кадет Артур Лайтман, подставил Сатала, в том числе и тем, что не поговорил с ним вовремя. Что не поучаствовал в том, в чем поучаствовать не мог. От его действий пострадал шеф транспортерной, потому что Лайтман сам первый вел себя как последний придурок, никому ничего не объяснив, никого не удержав от ошибок, подставив на планете того несчастного больного парня.
А еще он говорил кое-что, с чем Лайтман согласен не был. Злость опять вытесняла отчаяние. И не за что было ухватиться.
- Что ж, сэр, я думаю, что могу объяснить все, что случилось. Но это займет минут 10. В какой стадии переговоры с шаттлом? Есть время? - Лайтман говорил спокойно, и несколько отстраненно.
-Хм… о шаттле, - начал МакКвин, - Боюсь, это вторая плохая новость, кадет. Ситуация несколько изменилось - шаттл улетел, и мы полагаем, что это подтверждает, что его захватили маки. Проблема в том, что мы испытываем сложности с определением его траектории и отслеживанием сигнатуры. Вы случайно не знаете, кадет, почему бы это могло быть? - МакКвин, прищурившись, со смесью подозрения и сарказма посмотрел на Лайтмана, как будто ему уже был известен ответ.
_______________
+Дженнифер Геллер и Роберт МакКвин
Offline  
25 Февраля 2016, 19:47:04 #259
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.

Эвансон на мгновение задержалась в ховеркаре и посмотрела на вулканского медика.
-Что вам нужно для процедуры? Вам нужен помощник?
– Мне нужен пацент, вы и гипоспрей со снотворным, – ответил Тенек, выходя из ховеркара. – Совершать вилара лучше всего, когда пациент в состоянии сна, это защитит его от стресса при вторжении в сознание, а меня от необходимости преодолевать сопротивление. Кроме того, мне нужно будет убедиться в его доверии к вам, и в том, что вы достойны этого доверия. Неприятная процедура, но необходимая.
Эвансон выпрыгнула из машины вслед за Тенеком.
-Вы уже делали это раньше? Не нужен ли вам кто-то, кто будет служить “якорем”, чтобы вы не потерялись в чужом разуме? Тем более, что это будет не стандартная ситуация из-за состояния Бо… Подвергать вас опасности мне тоже не хочется.
– Я не совершал прежде вилара, но я, разумеется, совершал контакты разума, как врач я знаю о них немного больше остальных, хотя и не так много, как жрецы, поэтому шанс на благополучный исход для всех достаточно велик. Специфика разума мистера Бо, может оказать влияние на процесс, но у нас всё равно нет другого телепата, чтобы контролировать ритуал и чтобы привести вам доказательства моей добросовестности. Перед началом нам останется только принять все известные риски.
-Я слышала, что в экстренных случаях вулканцам случалась использовать представителей не-телепатических рас в качестве помощников, - сказала доктор, пока они шагали к шаттлу, - У вас еще есть специальное слово для этого… - она щелкнула пальцами, вспоминая, - Пилара? Пиллора? Может быть, один из ваших друзей мог бы...
– Это другое, – возразил Тенек, – пиллора был бы мне нужен, если бы мне нужна была помощь в исследовании моего собственного разума для решения какой-либо проблемы, находящейся внутри него, а не вовне.
-Как скажете, - согласилась Эвансон, - Вы лучше знаете свои способности, хотя если бы кто-то, образно выражаясь, “не отпускал вашу руку”, мне было бы спокойнее.
Они подошли к шаттлу и присоединились к Ракару и Саталу как раз вовремя, чтобы услышать, как Карисса говорит:
-Мне знаком ваш голос, вы были с доктором Лорой…
Раздалось легкое шипение и шлюз шаттла открылся. На пороге стояла молодая, не намного старше участников проекта “Альфа”, кардассианка в платье из слегка поблескивающей плотной ткани бледно-сиреневого цвета. В руках она держала винтовку все той же не идентифицируемой модели, какими пользовались обитатели этой планеты, но при виде спокойного лица Эвансон сразу же опустила оружие. Было видно, что винтовка едва ли попала к женщине в руки случайно или в первый раз, но едва ли она была хорошим стрелком, скорее полагалась на свою решительность и прилив адреналина.
-О, Лора! - бросилась кардассианка к подруге, - Мы так волновались! Что мне делать теперь? Я все еще могу использовать курс на Волан III?
- Да идите же вы все в шаттл, - с досадой произнёс Ракар. - Кто бы сейчас сюда ни прибыл, вас всех не должны видеть.

Кардассианка попятилась назад, поддавшись напору Ракара, ее голубые глаза широко раскрылись от удивления. Эвансон, Сатал и Тенек последовали за ней.
В маленьком шаттле, на котором новый участник проекта “Альфа” прибыл вчера в систему Волан, кое-что изменилось с тех пор, как он был внутри в последний раз. Во-первых, появился незнакомый ему золотистый контейнер, очевидно, содержавший в себе вещи этой семьи беженцев. Во-вторых, в кресле пилота сидел на первый взгляд самый не предназначенный для этой роли обитатель планеты - Бо Клейборн, а рядом с ним стоял кардассианский мальчик лет шести. В руках они оба держали пластиковые фигурки каких-то ящеров и весело “бегали” ими прямо по навигационной консоли, издавая радостные рычащие звуки. Это выглядело бы как семейная идиллия, если бы происходило в теплом и светлом доме, а не на борту угнанного шаттла.

Убедившись, что все исчезли из поля зрения окрестностей и шлюзовая дверь шаттла закрылась, Ракар выключил со своей стороны громкую связь коммуникатора, приглушил звук, который мог идти с оборудования связи шаттла. Затем, оглядевшись вокруг, он перепарковал машину Клейборнов так, что бы корпус шаттла закрывал ее от обозрения непрошенных гостей со стороны их вероятного прибытия, и, прислонившись к борту этого маленького корабля, принялся ждать, крепко сжимая в руках оружие.

Сатал подошёл ближе, наблюдая за игрой.
- Бо? - позвал он негромко. - Это ты починил шаттл? Тебя было нелегко найти.

Бо оглянулся и встретился своим безмятежным взглядом с Саталом.
-Это не я, - сказал он, - Этот шаттл сам сказал мне, что делать. Он был болен, а я ему помог. Теперь мы можем играть вместе. Хочешь с нами?
-Нет! - воскликнул кардассианский мальчик, ударяя игрушкой по консоли, - Бо мой друг! Только мой!
-Дамар… - укоризненно покачала головой Карисса, подошла и взяла сына за руку, пресекая его дальшейшее вмешательство в дела взрослых, - Хорошо, что вы, наконец, здесь. Теперь я со спокойной душой могу оставить вам Бо, и мы сможем лететь дальше. Вы ничего не знаете о том, что произошло в Джеймстауне? Как там мой муж?
-К сожалению, я ничего не знаю, - покачала головой Эвансон, - Я совсем мало была в городе и не успела узнать никаких новостей. Собственно, я лишь добралась до него и почти сразу отправилась обратно к вам. Прежде всего нам нужно сделать одно дело… Бо, подойди сюда, пожалуйста, мне очень нужна твоя помощь… - она поманила к себе молодого человека.
-Я люблю помогать, - откликнулся тот на это явно “кодовое” для него слово.
-Только, пожалуйста, постарайтесь побыстрее, - взмолилась кардассианка, - Я понимаю, почему вы просто не заберете Бо с собой и не пойдете куда-нибудь в другое место, для вас это слишком опасно, но этот шаттл все-таки не крепость, и если на него захотят напасть и отнять его у нас - мы долго не продержимся.

Тенек подошёл ближе. Ситуация определённо не располагала к церемониям, но в то же время она не допускала неосторожного форсирования событий. В начале следовало положиться на Лору, её давнее знакомство с Бо и умение подбирать слова в раговоре с ним.
– Не беспокойтесь, миссис Яккат, – обратился он к кардассианке, – у нас есть немного времени, и мы постараемся в него уложиться.

Сатал в ожидании остановился позади Бо. Сейчас он вряд ли мог быть чем-то полезен, хотя и понимал суть того, что должен сделать Тенек. Главное было - не напугать Бо, чтобы ни теперь, ни по завершении процедуры, ни после возвращения памяти он не почувствовал себя так, что его обидели. Вероятно, Лора могла бы сказать что-то о том, что для Бо должно начаться, наконец, долгожданное путешествие, чтобы подготовить его… Если б только знать, что они точно покинут планету! Потом, когда они закончат, надо будет расспросить Лору о его матери. Возможно, они смогут помочь в поисках. Если не он сам, то другие… Сатал стоял и смотрел на Бо, Лору, Тенека. Казалось: надо что-то сказать, попрощаться… Наверное, это было бы правильно. Вот только Бо ведь не знает, что сейчас будет, так что это было бы нелогично. На Вулкане выбирать между правильно и логично ему бы не пришлось.

-Что дальше, мистер Тенек? - негромко спросила Эвансон, - Руководить вам…
________________
вместе с Тенеком, Саталом, Лорой Эвансон, Кариссой Яккат, Борегардом Клейбором и Дамаром Яккат
« Последнее редактирование: 25 Февраля 2016, 20:56:21 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
25 Февраля 2016, 19:59:13 #260
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек

- У шаттла баджорская сигнатура, - не мигая глядя теперь в глаза коммандеру, ответил Лайтман, - и даже в атмосфере импульсные и маневровые двигатели оставляют остаточную ионизацию. Вы и этого не можете отследить? Или они уже ушли в варп? Должен ведь быть варп след? Сэр, если еще возможно, просто вызовите их. Или вы уже это сделали и они не отвечают?
Коммандер нахмурился.
-Вам известны характеристики этой новой сигнатуры? - в свою очередь спросил он, - Это вы их задавали? Разумеется, мы не можем просто так вызвать маки из опасения повредить заложникам. То, что они подняли щиты, сорвались с места и постарались сбежать, указывает на нестабильность ситуации и панику тех, кто находится на борту. Тем более, вы предлагали помощь с урегулированием, и мы все еще собираемся вас использовать, но эти планы пришлось отложить из-за более срочной ситуации на борту.
- Ясно, сэр, - кивнул Лайтман. И дальше продолжил вслух, ему было необходимо не молчать, и вдруг его рассуждения могут хоть чем то помочь. Хотя, слаба была теперь надежда на его право вообще хоть что-то предполагать.
- Один человек мог захватить двух кардассианских заложников, но они не могли бы попасть в шаттл. Только если знали пароль. Шаттл виден сенсорам как небольшой баджорский торговый транспортник. Сигнатуру задавал не я, это делал Сатал. Спуститься на планету на корабле, определяемом как федеральный, мы не могли, так как уже знали о том, что там происходит. Еще также странно, что они смогли взлететь. Потому что я саботировал связь компьютера и двигателя. Тот, кто его починил – обладает инженерными знаниями. Не думаю, что на Волане II таких много. Так вот, тогда я расскажу о Сатале. К сожалению, я еще не успел написать отчет.
-Cнова этот Сатал… - пробормотал МакКвин, затем хлопнул по своему коммуникатору, - Мостик! Ищите баджорские сигнатуры и немедленно сообщите, как только обнаружите хоть что-то похожее.
 
В медотсеке необычную делегацию встретила тишина и покой. Толан окинула взглядом помещение, ища своих: Тенма и Кейра еще спали, а вот возле кровати Артура Лайтмана наблюдалась некоторая активность. Коммандер МакКвин, собиравшийся передать личное послание Артуру, уже был здесь, и женщина направилась к ним.
… Ищите баджорские сигнатуры и немедленно сообщите, как только обнаружите хоть что-то похожее, - уловила она обрывок фразы. В первую секунду Толан хотела удивиться, откуда в этой истории взялись еще и баджорцы, но затем вспомнила план кадетов по маскировке многострадального шаттла. Видимо, именно его и предполагалось искать.
- Добрый день, коммандер МакКвин, кадет Лайтман, - кивнула она обоим. – Как ваше самочувствие, кадет?

Лайтман уже набрал воздуха в грудь, что бы продолжить, но в этот момент в медотсек вошли координатор Илама Толан и его коллеги. Артур скользнул по ним взглядом, и подумал, что их кардассианскому координатору сейчас достается из-за Сатала так, как не достается любому из них. Он представил все то, что мог подозревать командный состав корабля в отношении Сатала и в отношении координатора. Он точно знал, что кардассианке можно было доверять. За все это не слишком долгое время у него не было повода усомниться в ее чести и намерениях, он ей доверял. Казалось, прошла целая вечность с момента их первого прибытия на ДС9. И теперь Лайтман осознал, что его действия подводят также и координатора, она разрешила ему действовать по собственному усмотрению, она рискнула ему поверить, а он все равно всех подвел. Нет, он должен был оправдать ее, не должно было разрушиться союзу Федерации и Кардассии из-за дурацких действий каких-то кадетов, которым компетентные люди рискнули доверить то, что доверять нельзя было. Он еще больше поник и пригнулся, но произнес:
- Спасибо, мэм, я жив и скоро все будет хорошо.
Наверное, они были уже в курсе произошедшего, и, потому, Лайтман продолжил отвечать на вопросы коммандера.
- Нет, сэр, не так, не в такой формулировке, не снова этот Сатал, - отрицательно качнул головой Лайтман, - я употребил неверный термин, неправильно поняв слово “вы”. Да, это сделали мы, это было наше общее решение всех оставшихся на катере, когда обе наши группы высадки там застряли. Мы решали как замаскировать шаттл, что бы его сразу не идентифицировали как вражеский. Он только исполнял эту часть технической задачи. А дальше было вот что: на той технологической вышке, что служила генератором помех связи, как нам сказала Лора Эвансон, находился четвертый человек, который был не опасен. Мы не поняли что это значит, и начали попытки договориться с ним. Он начал отвечать странно, и вообще был похож на ребенка по суждениям. Мы вырезали фазером проем, что бы войти. А когда вошли, он сказал что ему понравилась эта игра. Этого парня зовут Борегард Клейборн, сокращенно – Бо. И он болен с рождения каким-то генетическим заболеванием, которое делает его одновременно техническим гением и вечным ребенком по социальному развитию, я не помню названия этого. Маки заставили именно его создать блокировку связи и управлять ею. Сам он не был в состоянии понять предназначения всего этого действия. Мир этого человека заключен в умении говорить с техникой на одном ему понятном языке, он тот, кто вечно обречен на заключение в мире нулей и единиц, в комнате с огнями.
Лайтман позволил себе это лирическое отступление от фактов в надежде, что так будет более понятно, ведь он не знал медицинских терминов, которыми можно было описать это.
- Мы не стали самостоятельно разбираться в системе, рассудив, что это займет куда больше времени, чем попытка договориться с ним. Никто из нас не инженер, а ситуация с нашими группами высадки требовала не терять время. И тогда мы предприняли попытку уговорить его нам помочь, и это увенчалось успехом. Он отключил блокировку связи. Потом мы спустились обратно на ферму, и Сатал загорелся идеей помочь этому человеку. Пока я разговаривал с группами высадки, он беседовал с Лорой Эвансон и получил от нее описание болезни младшего Клейборна и адрес его дома. Краем уха я слышал, что его возможно сделать нормальным только изменив его генную структуру, а этот способ, как мне известно – рождает чудовищ. А потом, нам надо было немедленно улетать в сторону города и мы спешно покинули ферму. Но одним из дальнейших действий мы ставили для себя беседу с его родителями. Правда, честно говоря, я не знаю о чем бы мы с ними говорили. На этот счет Сатал имел собственные намерения, которые мы не успели обсудить. Дальше, сэр, вы уже знаете что случилось на площади, и по части Борегарда Клейборна мы никуда не успели. И теперь Сатал отправился туда, очевидно, по этому вопросу. Но я совершенно не представляю, что здесь можно сделать, и что намеревается сделать Сатал. Конечно, в некотором роде – мы подставили этого Бо. Вероятно, нам надо было обезвредить и его, и самостоятельно уничтожить оборудование для помех. Это еще одна моя ошибка. Теоретически, как я полагаю – этот парень не осознает всей этой их революции, восстания, политики. Это защищает его от расправы за то, что он сделал. Но лишь теоретически. Потому что они там – не люди. Они звери. Таково мое наблюдение, прошу меня простить за столь эмоциональное заявление. Что же касается Сатала – он не похож на предателя или преступника, на площади он вместе с М'Котой спас мою жизнь, и после – отбивал Джеза Тенму. Вот такая история… - сказал Лайтман и замолчал, обводя взглядом всех присутствующих.

После объяснений Артура Освальду полегчало. Получается, Сатал занимался, в сущности, тем же, чем и он с Лайтманом - спасал невинного местного, для которого оставаться на планете могло быть небезопасно. В конце концов, чем технически одарённый, но недееспособный землянин был хуже страдающего старческим слабоумием кардассианского повара или жены и сына кардассианского солдата? В общем-то, ничем. Проблема была в том, что Сатал никому об этом не сказал, поставил на уши целый звездолёт, попортил престиж проекта и, возможно, подверг свою жизнь и жизнь этого Бо ненужному риску. Действительно, ведь не отправили же господина Верасса обратно на планету, да и Кариссу Яккат согласились помочь найти, значит и в ситуации с Бо можно было попросить помощи у экипажа, а не заниматься самодеятельностью, скрыв свои мотивы ото всех остальных, включая руководство проекта "Альфа". У кадета не умещалось в голове только то, как воспитанник вулканцев мог позволить себе столь глупый и нелогичный поступок?
Как бы то ни было, он пришёл в медотсек не обсуждать столь абстрактные вопросы, а помочь вызволить Кариссу Яккат с сыном, поэтому переводил взгляд с глинна Толан на коммандера МакКвина и обратно, ожидая их решений.

М’Кота не стала озвучивать вслух, что она думала о том, что здоровенный кусок информации ей так никто и не сообщил – не время сейчас было препираться. Потом. Как-нибудь потом она скажет им, что любая информация может оказаться важной для всех членов группы, даже самая грошовая. Может быть даже расскажет историю о том, как плёвая точка на карте, которую включили в отчёт низачем, просто потому что так положено, спасла целый десант. Сейчас они обсуждали совсем другую тему.
– Возможно, это мои слова заставили Сатала действовать спешно, – сказала она, немного подумав. – Буквально перед тем, как он ушёл, я рассказала ему и Артуру о том, что Бо хотели втянуть в грязное и позорное дело. До того момента они этого не знали, я и сама узнала случайно, но мне казалось, что опасность уже миновала, и я выбросила это из головы. Однако если Сатал думал иначе, то у него действительно была причина поговорить с семьёй Бо.

Толан слушала рассказ Лайтмана, нахмурившись. Да, он расставил кое-какие детали по своим местам, но, с другой стороны, только усложнил ситуацию.
- Ваш рассказ пролил свет на мотивы мистера Сатала, - заметила координатор, - но почему вы не сообщили об этом раньше? Эта информация пригодилась бы группе эвакуации, - поняв, что сейчас она защищает интересы Нечаевой, Толан почувствовала себя как-то… странно.
И все же после этого рассказа она почувствовала, что с плеч упал камень. Не самый большой из тех, что уже лежали на плечах, но хотя бы теперь Толан могла отбросить версию предательства и ухода в маки, которая с самого начала казалась ей не слишком правдоподобной, но которая имела право на жизнь.
- Спасибо, кадеты, - она перевела взгляд с Артура на М’Коту. – Возможно, все так и было, хотя даже такие благородные мотивы не оправдывают поступок Сатала. Но я надеюсь, что Звездный Флот примет это во внимание, - следующий взгляд предназначался уже коммандеру МакКвину.
_______________
+ Освальд Макдауэл, Илама Толан, МКота, коммандер МакКвин
Offline  
02 Марта 2016, 22:15:50 #261
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек


В ответ на вопрос «почему не сообщили раньше» Лайтман лишь развел руками. Его очень напрягал поступок Сатала и факт того, что тот напал на офицера Саратоги, своего. Но больше всего его сейчас волновал только шаттл, заложники и Карисса Яккат.
-Что ж… - произнес МакКвин после длинной задумчивой паузы. - Теперь у этой ситуации появилась другая сторона, которую несомненно стоит принять во внимание. Однако, нам еще предстоит полностью, проверить всю деятельность мистера Сатала на борту “Саратоги”, шаг за шагом, например, не использовал ли он компьютер для чего-то еще, кроме написания этих писем. Наши техники еще не сообщали мне об окончании работ, поэтому пока мы должны быть готовы к наихудшему сценарию.
-Мостик - МакКвину! - раздался вызов по связи. - Сэр, мы обнаружили небольшой баджорский транспортник, как вы и говорили. Сейчас он находится в нескольких милях от первоначального положения шаттла “Эйнштейн” и больше не перемещается. Также есть одна особенность - те два биосигнала, за которыми мы должны были следить, находятся в тех же координатах.
-Благодарю, - отозвался МакКвин. - Сообщите Кортезу. МакКвин, конец связи. Два биосигнала, - пояснил он для кадетов и координатора, - это вулканец и ромуланец из группы “Альфа”. Их присутствие там либо осложнит нам задачу, если у нас действительно ситуация с заложниками, либо облегчит, потому что мы сможем еще раз попытаться забрать их этим шаттлом и убъем двух зайцев одним выстрелом. Мистер Лайтман, вы готовы к сеансу связи?
Тенека и Ракара, стало быть, отслеживали и не собирались бросать. А вот в какую именно местность отправился Сатал — Лайтману было неведомо. Координаты, который тот показывал ему на падде — прошли мимо памяти. И теперь его обвинят. Кто знает, что там было на самом деле на самом деле. Потому что на своих нападать нельзя, свои на то и свои. И если Сатал не верил офицерам корабля, нападал на них, то...  что именно «то» - Лайтман предпочитал отложить на потом.
- Готов, - кивнул он в ответ на вопрос первого офицера.
-Хорошо, - серьезно кивнул МакКвин. - Наш главный врач все еще не готов выписать вас, поэтому мы проведем сеанс связи прямо здесь, в медотсеке. Лейтенант? - жестом он подозвал Геллер, - Мы воспользуемся одной из ваших консолей.
Девушка кивнула и быстро куда-то отошла, а коммандер тем временем повернулся к Утаре:
-Жаль, вы не бетазоид, советник. Как было бы удобно, если бы принадлежность к этой расе была обязательным требованием в вашей профессии! Увы, “Саратоге” в этом плане повезло меньше, чем “Энтерпрайзу”. Тем не менее, не возьмете ли вы на себя оценку этих переговоров? Нам нужно будет оценивать уровень беспокойства наших собеседников, а также попытаться понять, если они будут лгать.

Утара улыбнулась:
– Постараюсь оправдать ваше доверие, сэр. Болианцы – плохие дипломаты, но мы умеем слушать и стараемся понимать, в том числе и то, что телепатия тоже не всесильна.

Лайтман слез с биокровати и повернулся в ту сторону, куда ушла Дженнифер. Терминал связи на корабле этого типа располагался в кабинете главврача, но ему не было точно известно, какие переделки и модификации могли сделать здесь инженеры. Стараясь справиться со слабостью и внезапно накатившим головокружением, кадет сосредотачивался на одной задаче, своей последней задаче, которую должен был сделать достойно. Что будет, если террорист затребует невыполнимого, если не получится спасти заложников? Нельзя было думать об этом, нужно было сделать все, чтобы такого не случилось. Нельзя было допустить их гибели, Кариссы и маленького мальчика. И никто не должен был увидеть, как Лайтману было страшно. За них.
- Куда идти? – негромко спросил он.

Слушая советника Рилл, МакКвин хмыкнул.
-Этому проекту не помешали бы хорошие дипломаты, - пробормотал он, но затем повернулся к кадету Лайтману.
Негромкий голос и нечеткие движения встревожили первого офицера, поэтому он сделал шаг вперед и положил твердую ладнь на плечо кадета, не давая ему подняться на ноги. В этот момент вернулась Дженнифер, в этот раз она катила перед собой легкое на вид складное кресло.
-Транспорт подан, - сообщила она, подкрепив свои слова успокаивающей улыбкой, - Неужели вы думали, что у нас не найдется такой простой вещи? Мы же не хотим, чтобы вы потратили свои последние силы и свели на нет всю нашу работу.
МакКвин отпустил Лайтмана и посмотрел на остальных присутствующих - советника, координатора, кадета Звездного Флота и клингонку…
-Мне бы не хотелось вмешивать лишних людей в происходящее. Строго говоря, сейчас нам действительно может понадобиться только советник, о чем я ее уже и попросил. Однако… если вы все отойдете на несколько шагов и не будете вмешиваться, я позволю вам остаться. Пусть это будет… еще одним открытым уроком для молодых людей.

Толан округлила глаза от удивления, но все же проглотила и это «позволю остаться», и даже не стала вступать в спор по поводу того, что имеет полное право здесь находиться как координатор проекта и участвовать во всех переговорах, касающихся кадетов… Но вместо этого просто хмыкнула и сделала два шага назад.

Освальд хотел было предложить свою помощь, но, увидев краем глаза как кардассианка молча отступила, лишь кивнул и встал рядом с ней.

М'Кота отошла с независимым видом. Чёрт знает что думает о них этот офицер! Ей было трудно представить, какого рода помех он ожидает от присутствующих. Несанкционированного вмешательства в разговор? Или чего-то ещё менее разумного? Так или иначе, она была уверена, что его опасения лишены оснований. Ладно, пусть убедится в этом сам!

Лайтман повиновался коммандеру, остановившему его. А потом сел в кресло, которое привезла доктор.
- Спасибо, - сказал кадет Дженнифер, глядя в ее доброе лицо.
Что с ним стало… До чего он дошел, среди всей этой жестокости, зла, боли и смерти. Неужели он был таким слабым, что не был в состоянии справиться с собой и защитить других? Ничуть такому не бывать! Он все сможет. Никто не обещал, что будет легко. Настоящая жизнь ни разу не райский сад, но нельзя быть в полной мере человеком, находясь в раю.
Лайтман обернулся на МКоту, Освальда и координатора, взглядом пытаясь извиниться перед ними за все, в чем был виноват. Но больше не следовало заниматься размышлениями о собственной вине. Сейчас нужно было помочь кардассианке и ее маленькому сыну, в том шаттле, который вероятно захватил маки.
Может быть, все это было уроком, смотря как на все это посмотреть. В любом случае, все, что происходит в жизни – учит так или иначе. Каждое событие жизни с некоторой точки зрения – урок, все зависит от того, что каждый из нас выносит из уроков жизни.
- Давайте сделаем это, сэр, - сказал кадет коммандеру, не глядя на него, уже твердо уверенным голосом. – Для начала надо знать что там вокруг? Ваша группа уже возле шаттла? Как они выглядят, во что одеты? Сколько их?

МакКвин взялся за ручки кресла и покатил его в сторону кабинета главного врача - кадет был прав в своем знании планов корабля. По пути МакКвин тихо отвечал на вопросы.
-Спускаясь на планету, мы не могли использовать нашу форму, поэтому все наши люди одеты в рабочую одежду без особых опознавательных знаков, наподобие той, которую носят на этой планете. Изначально мы планировали ограничить наше присутствие на поверхности самым необходимым минимумом, в идеале никто вообще не должен был заметить, что мы там побывали. Нашей задачей было точечно оказать помощь тем, кто испытывал сложности с прибытием в обозначенные нами координаты для эвакуации. Большинство из интересующего нас федерального персонала сразу же отправилось к месту сбора, мы не предполагали, что кто-то направится в противоположную сторону. Сейчас лейтенант Кортез должен разведать обстановку возле шаттла, он не возьмет с собой много людей на данном этапе, максимум - двоих.
Оказавшись в кабинете главного врача и подождав, когда к ним присоединится советник, МакКвин вызвал Нечаеву:
-Адмирал, мы готовы. Вы присоединитесь к нам в медотсеке?
-Нет, - ответила Нечаева, - Я буду следить за вашим разговором из конференц-зала. Помните, что ваша основная задача - выяснить обстановку внутри “Эйнштейна”, и, если наши опасения оправданы, держать преступников на линии, чтобы они были заняты, пока мы не подтянем силы для штурма. Нечаева, конец связи.
МакКвин склонился к компьютерной панели, возле которой усадил кадета, и набрал команду.
-Время пошло. Сейчас я открою канал связи.

Лайтман слушал рассказ коммандера и прикидывал расстановку сил. Трое офицеров вокруг шаттла против одного вероятного террориста с заложниками в закрытом шаттле. И будь там хоть 50 вооруженных звездофлотовцев – не было ни единого шанса на успешный штурм, чтобы заложники не пострадали. Потому что шаттл слишком мал, а телепортация – действие не мгновенное. Даже если капсулу со снотворным газом телепортировать внутрь, у террориста остается несколько секунд на то, чтобы убить всех заложников. Только переговорами можно решить дело, только верными словами и убеждениями можно было заставить человека отпустить невиновных, и, вероятно, получить за это то, что он хочет потребовать. Еще, где-то в тех координатах, находились вулканец и ромуланец, видимо, они тоже пришли за шаттлом, чтобы улететь с планеты, но этого нельзя было знать наверняка. Выслушав инструкции адмирала, и осознавая бессмысленность штурма, Лайтман глубоко вдохнул-выдохнул, посмотрел на коммандера.
- Вы мне доверите приветствие или сами, как более опытный? Я всего лишь кадет, но ваш голос будет им не знаком, а мой – наверняка да.
-Кадет, - ответил МакКвин, - вы участвуете в этих переговорах именно по одной этой причине - ваш голос может быть знаком людям в шаттле и не вызовет у них подозрений сразу.

- Ага, - сказал Лайтман глядя на коммандера. Жаль, что он не совсем сразу понял, что именно они намерены делать, и в какой последовательности. Но теперь все было ясно как белый день.
- Включайте.
_____________________________________________________________
+ Артур Лайтман, М'Кота, Илама Толан, Утара Рилл и Роберт МакКвин


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
02 Марта 2016, 22:47:22 #262
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
возле шаттла “Эйнштейн”


Прислонившись к борту шаттла, Ракар ждал, крепко сжимая в руках оружие. Несколько минут ничего не происходило, а затем метрах в десяти от шаттла в воздухе возникло голубоватое мерцание, ассоциирующееся с эффектом транспортации федератов.

Ракар смотрел вдаль, ожидая появления на горизонте низко летящей машины. Он рассматривал и другие варианты прибытия сюда лишних свидетелей, но голубого сияния, означающего телепортацию, он ждал не слишком. Иными словами и вовсе не ждал, потому что не верил ни в совпадения, ни в случайную череду незапланированных событий. Если что-то происходит одновременно – это всегда заранее спланировано. От неожиданности он дернулся, отпрыгнул от шаттла  и навел оружие на то место, где сейчас материализуются пришельцы.

Через мгновение по колено в высокой траве материализовались три человека. Все трое были одеты в почти одинаковые комбинезоны бурого цвета без каких-либо опознавательных знаков. Двое стояли чуть позади, и в руках у них были федеральные фазеры, третий же человек был ближе всего к Ракару и выглядел знакомым - ромуланец не забывал лиц. У него была смуглая кожа и темные вьющиеся волосы - это был тот же незнакомец, который прошлой ночью увел с собой Перим. Он поднял обе руки ладонями вверх, демонстрируя, что безоружен, и произнес:
- Приветствую, мистер Ракар. Не думал, что наши пути пересекутся снова так быстро.

Голубое сияние сформировало троих, они все были одеты также как тот, первый, которого он видел еще ночью. Он увел Квинтилию Перим и унес Кейру Миррим. И он тогда предлагал помощь. Палец Ракара возле гашетки энергетического ружья не дрогнул. Он не выстрелил сразу, желая сначала убедиться в том, кем будут телепортируемые. Следовало бы не стоять вот так открыто, нужно было уйти за шаттл, лечь в высокую траву. Если была бы перестрелка, он был бы защищен и имел преимущество. Но не сейчас. Ракар отчаянно рискнул, не желая чтобы выстрелы попали по шаттлу, не напугали находящихся там женщин и детей. У него было гораздо меньше шансов выжить в этом случае, но он мог бы успеть сказать им улетать отсюда. И он не выстрелил первым, памятуя о том, что на войне промедление смерти подобно, либо ты, либо тебя. Не было никаких гарантий, что голубое сияние материализует именно федератов с корабля, но ему повезло. Нет, не повезло. Не существовало никакого везения, никакой удачи. Существовали лишь строгие закономерности, ответственность, идеальное исполнение своей задачи, и ничего более. Вера в везение и удачу – удел беспечных землян, никак не ромуланцев.
Узнав первого из троих, ромуланец опустил ружье, все еще пристально наблюдая за другими двумя вооруженными. Это была хорошая стратегия, двое прикрывали первого с открытыми ладонями. Федераты достойные противники. Ракар напряженно усмехнулся, кивнул в ответ на приветствие.
- Не думали? Значит вы не за нами, а за шаттлом? Жаль, я так хотел верить, что вы ждете именно нас.
По высокой траве он пошел к федератам, остановился возле уже ему знакомого. Он не успел договориться с Тенеком об их общих показаниях по последнему случаю, и теперь, видимо, лучшей стратегией была правда. Ему было ясно, что его здесь присутствие для федератов выглядит очень странным. Так и было, и даже действия вулканца, желавшего вылечить здесь всех и вся, должны были вызывать у них недоумение. Но то были их принципы, и ромуланец следовал этому общему, как ему хотелось верить, понятному для всех мотиву.
- Я прошу вас подождать еще немного, у Тенека осталось одно последнее дело, там, в шаттле. И после этого мы очень хотели бы отсюда отбыть наконец.
-Мы пришли не за вами, - подтвердил федерат, - Нашу группу отправили за шаттлом, а относительно вас у капитана “Саратоги” существует другой запасной план. На планете должен быть человек, задачей которого является ваше безопасное возвращение на федеральную территорию, но всех подробностей я не знаю. Вы не там, где мы ожидали бы вас найти, возможно, поэтому на вас все еще не вышли. В таком случае, мы заберем вас с собой на шаттле сейчас. К сожалению, мы не можем ждать, отпущенное нам время истекает. Пойдемте, мистер Ракар, - федерат двинулся в сторону маленького корабля.
Это был первый его опыт общения с офицерами Звездного флота, настоящими офицерами, служащими на кораблях. Никогда ранее Ракару не приходилось с ними взаимодействовать. Они не проявляли враждебности, напротив, у них были даже запасные планы для эвакуации застрявших здесь по собственной воле таких как этот непонятный во всех отношениях Тенек. И ему очень не хотелось начинать это взаимодействие с конфликта. Но его просили о помощи, он стоял здесь чтобы обеспечить прикрытие действий вулканца по спасению человека, который был в опасности по их же молодых федератов вине. Федераты спешили; в принципе, это была не очень сложная дипломатическая задача, но в условиях ограниченного времени она усложнялась. И … с этими тремя он не справится, если дело дойдет до конфликта, конфликта, которого нельзя было допустить. Он был здесь не для того, чтобы развязать войну. Секунду помедлив, Ракар заступил дорогу федерату и слегка склонил голову.
- Не надо. Я не зря прошу подождать пару минут. Дайте вулканцу закончить то, что он делает, они выйдут, потом вы пойдете в шаттл. В конце концов, то, что он делает – спасет жизнь того, кто вам же помог в восстановлении связи с планетой.
Ромуланец бросил взгляд на двух вооруженных людей, ему не было известно, можно ли тем было доверять так же, как и первому.

Офицер нахмурился.
-Пока мы просто хотим войти, оценить состояние корабля и хотя бы запустить предполетную подготовку. Чем там может заниматься вулканец, что мы можем ему помешать? Это что-то… что мы можем не одобрить?

Наихудшие опасения и прогнозы ромуланца по части предполагаемых дальнейших действий федеральных офицеров – не оправдались. Но они продолжали диалог, а значит и он должен продолжать. Поэтому Ракар завел правую руку с винтовкой за спину, стараясь лишний раз не провоцировать эту команду из троих.
- Слушайте, я понимаю, что между нами и вами не то что когда-либо существовало взаимопонимание. И я несколько удивлен, что вы подозреваете вулканца в том, что он делает что-то, что вы можете не одобрить. Он же ваш, и вы всегда одобряли их действия. И прямо сейчас я прошу вас рискнуть и поверить мне. Наверное, это нелегко. Но это нужно сделать. Он делает то, чему не надо мешать, не нужно стоять рядом. Там и так много народу. И спустя недолгое время они выйдут, и часть из них пойдут своим путем. Шаттл – исправен, летает, включает щиты. Полностью готов к эксплуатации. Вам пришлось побегать по разным координатам, прошу прощения, это я просил их отлететь, потому что вас изначально неправильно идентифицировали. Это в ваших интересах тоже, шаттл не должен был достаться местным. Так вы готовы подождать?

Ракар пытался тянуть время, выдавая информацию по частям. Не говоря ни слова лжи, умалчивая о всей правде в целом, все еще совершенно будучи неуверен, следует ли вообще рассказывать то, в чем не было никакой необходимости. Все еще будучи неуверенным в собственной возможности доверять федератам. Вообще в возможности доверять им. Ведь он тоже не знал их настоящих целей, и они тоже не считали нужным делиться тем, в чем не было необходимости. Но он был максимально честен и открыт, до самой большой своей возможной степени. И он точно знал, что сам дал им в руки все карты, именно этому офицеру продиктовав свое заявление для Ромуланского командования, которое оправдывало федератов в случае его гибели. Теперь они имели возможность распылить его на атомы прямо здесь, и ничто это никогда не будет доказано. Слишком призрачным был тот гуманизм, которым занимался здесь Тенек, и его собственный, особенно по части последнего случая сумасшедшего гения Борегарда Клейборна. Кто знает, имеют ли федераты на самом деле эти ценности, или только декларируют их? Очень вероятно второе, даже более чем вероятно, потому что именно так и было, согласно всей известной ему истории взаимоотношений Федерации и Ромула. И что будет, если он здесь и сейчас расскажет этим троим правду? Может быть попытка Лоры Эвансон спасти того парня окажется неосуществимой? Она ведь больше не со Звездным флотом Федерации, она для них предатель, а какое им дело до ими же подставленной чужой жизни? Какое дело было командиру спасательной группы кадету Артуру Лайтману до жизни сумасшедшего гения, которого он подставил своим обманом, своими действиями. Он добился своей цели и бросил его. И теперь эту заварушку разгребает он, ромуланец, которому на самом деле вообще здесь ничего не надо. Стоит ли верить вообще федератам? Они красиво говорят и легко предают. Они хорошо умеют плести интриги и лгать, а еще неплохо сражаться и представлять опасность. Не было ответа. И прямо здесь, на этом поле, среди высокой зеленой травы он не мог решить этого вопроса. Федерат хмурился, двое других молча ждали его команд. Он здесь один против троих, не врагов, не друзей. Против тех, с кем очень не хотелось войны. А за спиной был шаттл, и чья то там жизнь. И какая-то хрень в которую он ввязался. На самом деле у него за спиной была Ромуланская Империя. И ничего более. И что-то еще, очень важное, может быть принципы.
Готов ли федерат подождать? Что он сделает, если федерат не захочет ждать? Его первый разговор с федератами, настоящими и компетентными, где он так хотел верить и так боялся этого.
___________________
и безымянные незнакомцы, краснорубашечники с корабля USS "Саратога"


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
02 Марта 2016, 23:07:39 #263
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
шаттл “Эйнштейн”


-Что дальше, мистер Тенек? - негромко спросила Эвансон. - Руководить вам…
Тенек кивнул. Как он и сказал Лоре Эвансон, сперва ему нужно было убедиться в том, что она пользуется доверием своего пациента. Следующим шагом – что она заслуживает это доверие. Тенек не считал, что доктор Эвансон лжёт – напротив, он был почти уверен, что она искренна, но как врач в этой ситуации он был вынужден слишком многое принять на веру, и уже поэтому был обязан получить подтверждение чистоты её намерений. И ещё потому что мог это сделать.
– Мистер Клейборн, – обратился он к Бо, – меня зовут Тенек, я здесь по просьбе доктора Эвансон. Возможно, мои вопросы покажутся вам странными, но прошу вас ответить на них. Скажите, доктор Эвансон – ваш друг? Вы верите ей?
Бо ответил не сразу. Сперва он обернулся на Лору Эвансон, будто ища у нее поддержки, вся эта ситуация была для него трудной, и серьезный вид вулканца заставлял его робеть. Эвансон ободряюще кивнула.
-Док Лора - мой друг, - признал молодой человек.
– Хорошо, – Тенек протянул руку доктору Эвансон, – возьмите меня за руку, доктор, и повторите вслух, ради чего я должен выполнить вашу просьбу. Не пытайтесь сдерживать ваши эмоции: я это почувствую. Я понимаю, насколько это дискомфортно, но будет лучше, если я буду полностью в вас уверен.
Эвансон нахмурилась.
-Речь тут вовсе не обо мне. Но я не хочу спорить и терять время, поэтому просто сделаю, как вы говорите.
Взяв вулканца за руку, она закрыла глаза, подняла лицо к потолку и произнесла так, будто загадывала желание и старалась сформулировать его наиболее четко:
-Я прошу… чтобы вы помогли мне… ради моего друга Бо, ради его жизни, его комфорта, воплощения его потенциала и всего полезного, что он может сделать для этой планеты. Я верю, что он на это способен, и что этой планете нужны его доброта, человечность, готовность помочь другим, и что мы все могли бы этому у него поучиться. Я бы не просила об этом, если бы могла найти иное решение. Решение, которое не причинит никому боли. Но я не вижу другого выхода, поэтому я прошу, мистер Тенек. А когда вы закончите, я продолжу защищать Бо и остатки всего хорошего в людях этой планеты, даже если это будет угрожать мне самой.
Вулканец почувствовал, что сперва Эвансон было сложно говорить, но затем ее эмоции будто взяли разбег и поймали восходящий поток эмоций. Может быть, эта женщина что-то и скрывала, но последнее, что она сказала, было правдой. Все это время она действительно не думала о себе, а лишь о благе других.

Тенек отпустил руку женщины и сказал:
– Я признателен. Сожалею, что со своей стороны не могу привести вам по-настоящему веских доказательств моей честности и добросовестности. Даже если бы сейчас я дал вам почувствовать правдивость моих слов, вы были бы вправе предположить, что есть опасное для вас умолчание в той сфере, которая осталась закрытой. Вам придётся удовольствоваться тем, что у нас не принято лгать без веской причины.
Он извлёк из сумки заранее приготовленный гипоспрей и спросил:
– Сделаете это сами, или предоставите мне?

Сатал никак не показал своего удивления словами Тенека - кроме прочего, любая демонстрация только ухудшила бы и так шаткое положение - однако вынужден был признать, что на месте Бо сейчас захотел бы забежать куда-нибудь подальше. Ну или, как вулканец, попытался бы избежать того, что с ним собираются сделать, каким-нибудь более достойным способом. И уж точно не остался бы равнодушен. Сам он, конечно, предполагал какие-то приготовления, но он расчитывал, что они будут сделаны в форме игры: к примеру, на месте Лоры он бы объяснил Бо, что для него, наконец, настало время отправиться в долгожданное путешествие, что это сложная интересная и необычная игра, и для начала, чтобы всё успешно прошло, он должен будет кое-что забыть, уснёт, потом будет длинный интересный путь, а потом он станет другим человеком (“умным”, как это называл Бо) и всё вспомнит. Подобных же услышанному разговоров, тем более, в присутствии пациента, Сатал никак не ожидал и недоумевал, как сам Тенек не подумал об этих, казалось бы, простых вещах. Сейчас оставалось надеяться, что Бо доверяет Лоре достаточно, чтобы не запаниковать, и позволит Тенеку осуществить его намерения.

Увидев гипоспрей в руках Тенека, Бо отступил на шаг, неловко скрестив руки на груди.
-Еще лекарства? - недовольно спросил он, - Нет, ну нет… Я не хочу… Вы сказали мне помогать, но так я не хочу…
-Все хорошо, Бо… - мягко ответила Эвансон, подходя к молодому человеку и беря его за руку, - Я больше не буду тебя лечить и не буду исследовать, обещаю. И ты обязательно сможешь мне помочь, но сейчас ты просто слишком устал. Мы все, - тут она бросила недовольный взгляд на Тенека, - очень устали. Мы ведь уже сутки не спали, верно? Поэтому сейчас мы все просто отдохнем, нам же этого так хочется, - женщина прикрыла глаза и зевнула, - У нас в гипоспрее есть средство, которое поможет тебе заснуть, но может, оно нам и не нужно?
Неожиданно Бо зевнул в ответ.
-Когда мой сын хочет спать, но у него не получается заснуть, я пою ему, - подала голос Карисса, наблюдавшая за происходящим, - Ты хочешь, чтобы я спела тебе, Бо?
-А вы можете? - молодой человек повернулся к кардассианке, - Моя мама тоже пела, когда я был совсем маленьким…
-Давайте, - шепотом сказала Эвансон Тенеку, - Сейчас.

Тенек не был уверен, что понял её правильно, но не было времени это выяснять. Стажёр воспользовался тем, что Бо повернулся к нему спиной и точным движением ввёл ему содержимое гипоспрея. Можно было воспользоваться слабыми гипнотическими способностями, присущими его виду: при той поддержке, которую оказали доктор Эвансон и миссис Яккат, это должно было сработать почти наверняка, но это заняло бы больше времени и отняло бы значительную часть сил, предназначенных для вилара.

Cнотворное сработало мгновенно, тело Бо обмякло, и доктор аккуратно опустила его на пол.
________________
Сатал, Тенек, Лора Эвансон, Бо, Карисса Яккат, Дамар.
« Последнее редактирование: 02 Марта 2016, 23:27:12 от Сатал »

Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
04 Марта 2016, 11:39:05 #264
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
шаттл “Эйнштейн”


Тенек опустился рядом с Бо на колени. В памяти Бо было всего два эпизода, которые объединяли Лору Эвансон, Кариссу Яккат и Сатала, это облегчало поиск нужного фрагмента. Тенек собирался заблокировать всё от середины его прибывания в полном одиночестве, после того, как его оставили на посту, и до погружения в сон включительно. Стажёр опустил пальцы на телепатически чувствительные точки на лице пациента, инициируя контакт.

-Что он делает? - шепотом спросила Карисса, - Как это работает? Он прямо сможет увидеть мысли или воспоминания как картинки или как кино?
Эвансон лишь покачала головой и ничего не ответила.
В этот момент от панели управления шаттлом раздался звук вызова. Карисса вздрогнула и обернулась.
-Кто это может быть? Нам обязательно отвечать?

Тем временем в кабинете начальника медчасти на «Саратоге» Утара пыталась настроить себя на надвигающиеся переговоры. Как она ни старалась, четырёхчасовое ожидание и последующие события всё-таки немного выбили её из колеи, а командирские замашки МакКвина так и подзуживали их прокомментировать. Утара сдержалась, пытаясь наскрести в своём сознании остатки дипломатии.
Им определённо нужен был хотя бы один дипломат, а собрались в кабинете люди, совсем не склонные к тонкой дипломатии. Как нарочно, для перговоров подобрались люди, прямые как выстрел, те, которые при любой возможности оставляют дипломатию «на потом». Но теперь, похоже, снова настало это самое «потом», а значит, каждому из них придётся напрячь свои дипломатические способности и сложить их вместе – в нечто пригодное для решение проблемы. И по объективным причинам первую и главную лепту должен был вложить в это кадет Лайтман.

Сатал обернулся на звук: все, кроме Кариссы, были заняты другим, а она по понятным причина мне решалась действовать. Принимать решение, отвечать или не отвечать на вызов, а потом вести переговоры, если он выберет отвечать, сейчас было его обязанностью. Он подошёл к консоли, но ситуацию это не прояснило: вызов был замаскирован. Из всех, кто теоретически мог бы вызвать шаттл, приходила на ум в первую очередь Саратога, но зачем они маскируют вызов? Тем не менее, взвесив все альтернативы, вулканец решил, что правильнее будет ответить, независимо от того, кто окажется на том конце.
- Я отвечу, - сообщил остальным Сатал, садясь за консоль. Пожалуй, его кандидатура для этого дела была даже наилучшей: если это свои, проблем не возникнет в любом случае, если же кто-то преследует Кариссу, Бо, Лору или сам шаттл, то появление Сатала станет для них неожиданностью и даст время остальным оценить опасность и подумать, как действовать.
Он нажал кнопку ответа.

В это время, за несколько тысяч километров от поверхности Волана II, на стандартной орбите медленно дрейфовал федеральный корабль USS «Саратога». Канал связи с шаттлом был открыт коммандером, вызов пошел, но подтверждения об ответе все еще не было. Лайтман крепко вцепился правой рукой в сиденье кресла, пристально, напряженно глядя на мигание курсора - ожидание ответа с той стороны. Кто ответит с той стороны? Один из Ле-бланков? Кто-нибудь еще? Что там происходит с заложниками на той стороне?
Подтверждение пришло, канал связи открыли с той стороны.
 
- Транспорт «Бегущая по волнам», вызывает Лайтман, Артур. Есть кто на месте? – сказал он совсем другим тоном, нежели обычно. Его интонация была спокойной и размеренной, немного развязной и ленивой. Будто бы он сидел в баре и собирался заказать себе пиццу с доставкой. Он снова играл роль, совершенно ему не свойственную. Его имя не было засвечено ни для одного из тех, кто был на площади. Зато он представлялся Кариссе Яккат, и та уже видела весь этот их спектакль.

Итак, это всё-таки Саратога. Вероятно, у них были какие-то подозрения, раз говорить предоставили кадету после операции.
- На связи Сатал, - ответил вулканец. - Здесь также мистер Тенек и мистер Ракар, а также доктор Лора Эвансон, Бо и миссис Карисса Яккат с сыном.

Вот уж кого-кого, а Сатала Лайтман услышать в ответ не ожидал. На секунду ему показалось, раз тот добрался до шаттла, и перечислил всех там находящихся – значит нет уже никакой проблемы, и все решено. Дело лишь за тем, что бы им подняться и улететь, покидая наконец эту несчастную планету, как ее назвал коммандер МакКвин. А затем сомнение взяло верх, Лайтман подумал, что и сам Сатал может быть заложником, и его заставили сказать все то, что он сказал.
Артур отпустил сиденье и дотянулся до консоли сам, потому что нельзя было медлить. Выключил звук передачи, повернул голову к коммандеру.
- Проверьте по биосигналам, все ли так, - сказал он шепотом, будто бы не доверяя аппаратуре, которая сейчас не транслировала звук. – Должно быть 2 кардассианца, 3 человека, 1 вулканец, 1 ромуланец, - а затем снова включил звук.
- Ух ты, - снова сказал он шаттлу, - ты добрался туда. Не ожидал тебя услышать. А что ты делаешь там? Какие планы?

- Я тоже не ожидал, что события станут развиваться в таком направлении, - согласился Сатал. - Именно я в данном случае не был занят ничем, поэтому смог ответить на вызов. Мистер Тенек и доктор Эвансон заняты с Бо, а мистер Ракар остался снаружи, чтобы предупредить нас, если появится кто-нибудь из местных. В свою очередь, хочу спросить: поскольку на связь вышел именно ты, видимо, на Саратоге предполагали какие-то проблемы, или же наоборот сложности есть у вас?

МакКвин отошел в сторону после просьбы кадета Лайтмана и тихо отдал короткую команду по связи. Через несколько секунд экран перед кадетом будто зажил собственной жизнью - поле разделилось пополам, и в дополнительном окне поползли строчки показаний сенсоров: два кардассианца, три землянина, один вулканец в шаттле… один ромуланец, три землянина - на удалении нескольких метров, снаружи корабля. Это означало, что за переговорами действительно следили - вероятно, Нечаева из конференц-зала или с мостика. С одной стороны, это было хорошо - их поддерживали и помогали ресурсами корабля, но с другой… С другой стороны, это значило, что их контролировали сверху, и если даже раньше этот разговор представлялся минным полем, то теперь возможностей подорваться стало еще больше. Ведь что, если адмиралу Нечаевой не понравится, куда идет разговор?
-Значит, это не ситуация с заложниками, - тихо прокомментировал коммандер, - Там все условно свои и на одной стороне. Кадет, скажите мистеру Саталу, что наши люди уже прибыли с помощью и готовы забрать всех домой.

Получив подтверждение по биосигналам на экране, Лайтман облегченно откинулся на спинку кресла. Все это время он напряженно искал в словах и интонации Сатала хоть какой-то намек на то, что тот стоит под прицелом и выполняет требование маки. И не находил никаких признаков. Потому что их не было, как стало теперь понятно. Он снова кивнул коммандеру, который озвучил то, что Лайтман сказать не успел. Нет никаких террористов, нет никаких заложников. Он помнил, что там на другой палубе адмирал Нечаева следит за беседой, и после того как стало понятно, что заложников нет – стало особенно как то неуютно разговаривать в присутствии аж целого адмирала. Но такова было служба и деваться было некуда.
- Понял тебя, Сатал, - сказал Лайтман наконец своим обычным нормальным голосом и интонацией. – Проблемы и сложности – в принципе пока не существенны, я рад, что у вас там все в порядке. Слушай, там около шаттла с Ракаром три офицера стоят, они прибыли вам помочь, и забрать всех на шаттле. Передай, пожалуйста, Кариссе, что я передал ее просьбу о помощи, они заберут ее с сыном тоже. Я ей обещал, и … выполнил как смог. Если у вас есть возможность выйти, то выходите им на встречу.
А дальше Лайтман немного помедлил, он не решился поднять глаза ни на коммандера, ни на советника, тупо уставившись в консоль. На шаттле был Борегард Клейборн. Этот несчастный парень, которого Артур фактически подставил. Кто знает, что с ним будет теперь дальше. Это был еще один груз на его совести, и Лайтман совершенно не знал как это исправить. Неважно, что их слушала адмирал. Неважно все это.
- Сатал, а что там относительно Бо? Что вы решили про него?

- Карисса находится здесь в шаттле, она слышит тебя, - сообщил Сатал. - Мы сами сюда прибыли несколько минут назад. Мы с Лорой Эвансон обсудили, каким образом можно обезопасить Бо сейчас и в дальнейшем избавить его от влияния ЛеБланков. Доктор Эвансон собирается убедить Клейборнов покинуть планету в ближайшее время, кроме того, сейчас мистер Тенек стирает ему память о сегодняшних событиях. Это обратимая процедура, но она должна обезопасить его до тех пор, пока они не улетят. Также было бы неплохо помочь им отыскать миссис Клейборн, я не знаю всей истории, но насколько я понял, она покинула планету некоторое время назад. Выйти из шаттла лучше после того, как мистер Тенек закончит процедуру, чтобы не помешать процессу. Если что-то пойдёт не так, вмешательство в разум может оказаться опасным как для пациента, так и для того, кто осуществляет контакт.

Лайтман кивнул терминалу, как будто бы Сатал мог его видеть. Все было ясно. Опасности не было. Тенек работал, Тенек спасал того, кого он, Лайтман, подставил. Как всегда Тенек был куда в большей опасности, чем он сам. Возвращалась усталость, вместе с понижением уровня адреналина в крови. Артур посмотрел на коммандера:
- Что дальше?
__________________________
+Сатал, Карисса Яккат, Лора Эвансон, коммандер МакКвин, советник Утара Рилл
Offline  
04 Марта 2016, 11:42:28 #265
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
возле шаттла “Эйнштейн”

Федерат покачал головой.
-Это не ответ на мой вопрос, мистер Ракар. Посмотрите на эту ситуацию так: мы здесь по официальным делам Федерации государственной важности, вулканец же, как бы ни было гуманитарно то, что он делает, действует исходя из собственных личных побуждений. Так что важнее - государство или одна личность? В чьих интересах вы предпочтете действовать и с кем себя ассоциировать? Помогая сейчас нам, вы проявите себя как представитель своего государства, чтящий союзнические отношения между Федерацией и Ромуланской империей. Прикрывая собой вулканца… - федерат помедлил, - вы уже тоже поступите как частное лицо, защищающее своего… пожалуй, тут будет уместно слово “друга”.
Казалось, федерат сам не до конца верил в то, что только что сказал. Возможно ли, чтобы между представителями вулканской и ромуланской рас завязались настоящие дружеские отношения? Пусть даже сложные, замаскированные под постоянные споры. Лейтенанту Кортезу самому хотелось бы в это верить, хотя такое положение дел и осложняло текущую ситуацию, но зато оно сулило прекрасное будущее для жителей Альфа и Бета квадрантов.

Невозмутимость на миг слетела с лица Ракара. Само понятие вулканца как «друга» оскорбляло улана. Еще тогда в клинике, когда Лора Эвансон поставила их в одном предложении рядом, расположив по зеленокровости и остроухости. Ракар ухмыльнулся презрительно, но не стал комментировать. Не время и не место было говорить о том, что вулканец не может быть ему другом, только лишь временным союзником.
- Как ваше имя, мистер? А то нечестно. Вы знаете как обращаться ко мне, а я не знаю как обращаться к вам. Или лучше по званию?
-В городе я не мог представиться, вокруг было слишком много случайных людей, - ответил федерат, - Я лейтенант Кортез с USS “Саратога”.

Ракар склонил голову в знак принятия слов лейтенанта. Похоже, немедленная его ликвидация федератами пока не планировалась. Вероятно, он зря их подозревал. Настало время теперь и ему рискнуть и поверить в их добрые намерения. И пролить им свет на то, о чем они могли не подозревать. Откровенность за откровенность, правда за правду. Доверие в обмен на доверие. Только имел ли он право на это? Ракар размышлял пару секунд.
- Хорошо, лейтенант Кортез. Я дам вам ответы на ваши вопросы, и задам еще пару риторических. Посмотрите на ситуацию с моей стороны, я максимально искренен с вами сейчас. Что творится в вашем федеральном департаменте и Звездном флоте. На самом верху. Потому что не бывает никаких случайных совпадений. Группа участников проекта Альфа прибыла на Волан II минуту в минуту с началом здесь революции. Мы прибыли всего лишь забрать двух новых участников, и мы не разминулись с событиями. Вы планировали ваше предложение им сотрудничества далеко заранее, участники проекта были выбраны тоже далеко заранее. И все произошло именно в этот момент. Оцените красоту и изящество заговора, целью которого ставится как минимум дискредитация федерально-кардассианского взаимодействия. Вероятно нашего кардассианского координатора, вероятно и меня тоже. Как глубоко проник Обсидиановый орден и его разведчики в ваши структуры? Как глубоко ваши разведчики проникли во все области, о которых я не могу пока и подозревать? Невероятно четко спланированная акция, не находите? И далее – несомненно у вас дело государственной важности – забрать отсюда все и убраться на максимальном варпе. Только беда в том, что вы… то есть не вы лично, а некоторые кадеты оставили тут следы, наследили по полной программе и дискредитировали ваши же федеральные ценности. И почему-то разгребать приходится мне. Я вовсе не горел желанием здесь остаться и заниматься всем этим. Но того требует от меня мой долг, как представителя моей Империи. Мой долг по договору проекта Альфа – защищать ваших людей и взаимодействовать с ними. И да, я представитель моего народа вы даже не представляете насколько. Государство всегда важнее одной личности, но только, лейтенант Кортез, сейчас не та ситуация. Вас не обстреливают с орбиты, у вас нет боевой задачи, которую надо выполнить невзирая ни на одну жизнь, оставленную здесь умирать по вашей вине. Вулканец Тенек до невероятности наивный гуманист, и я не поддерживаю его действия по большому счету. Пусть бы они тут перестреляли друг друга целиком. Мне нет никакого дела до них, они стреляли в меня, били меня винтовкой, я не обязан помогать им. Но я обязан защитить вулканца, потому что он безоружен и уязвим. Никто другой из вас федератов не остался с ним. А другая группа кадетов из Альфы наследила здесь другим способом. Там в шаттле – сумасшедший технологический гений, которого команда федерального кадета Артура Лайтмана заставила включить связь. И дело в том, что этот гений не в состоянии скрыть этот факт, не в состоянии сказать неправду чтобы защитить себя от грядущей для него за это расправы. И эвакуация его отсюда невозможна. Вулканец сейчас стирает ему память об этом эпизоде. Потому что ничем иным это не поправить. И не вулканца я прикрываю сейчас, если быть точным. А помогаю стереть следы федерального вмешательства, все то, что и вы хотели бы скрыть и похоронить в забвении. Именно потому, что я чту союзнические отношения. Иначе меня бы здесь не было. Поверьте, ни одной личной цели у меня нет. Я преследую только попытку наладить между нами и вами отношения без вражды. Это и есть помощь вам, с какой бы стороны не смотреть.
Ромуланец немного слукавил относительно своих истинных целей, но это все, что нужно было знать федератам. Ни словом больше.

Кортез дал улану сказать все, выслушал его не перебивая.
-Значит… вы пытаетесь помочь нам? - медленно произнес он, - Вы, ромуланец, по собственному пониманию решили, что лучше для Федерации, и делаете это, мешая нам самим делать то, что мы считаем лучшим? Мы знаем, что допустили вмешательство в политику этой планеты, и скрыть это уже невозможно, разве что попытаться стереть память большей части всего Джеймстауна. Но даже тогда свидетельства останутся. Думаете, никто из местных жителей не снял речь кадета Лайтмана? Или безумный полет кадета Перим? Федерации придется признать свои ошибки и объясняться с Кардассией в любом случае. Все, что мы можем сейчас сделать - попытаться спасти хотя бы часть договоренностей. Наше время ограничено, потому что именно кардассианцы определили, сколько мы можем здесь находиться. Поэтому я еще раз прошу вас, мистер Ракар - отойдите и не мешайте нам делать нашу работу.

Ромуланец с интересом следил за реакцией на его слова лейтенанта. Это было очень интересно и познавательно. Но лейтенант не проявил никаких эмоций, никак не отреагировал на весь этот заговор, ничем не прояснил собственное отношение. Одно было точно ясно, он не пропустил это мимо ушей, но принял к сведению. А сведения о том, что время нахождения корабля «Саратога» здесь на орбите определено кардассианцами – были действительно существенной информацией. Теперь было ясно отчего они так спешили, теперь ему было ясно, что он стоит тут на поле живой помехой федератам в их отношениях с Кардассией. Насколько это все было политически верно с его стороны, он не знал. Заданий относительно диверсионной деятельности по подрыву таких отношений федератов и кардассианцев у него не было. Но кое-что не складывалось во всем этом. Если кардассы определяют для федератов время нахождения здесь, то где же они сами для защиты собственных соотечественников? Это была какая-то очень тонкая и именно кардассианская игра. Но прямо здесь и сейчас существовала чуть иная задача. Федератов можно было понять. Жизнь одного местного не очень то полноценного человека для них не стоила отношений с государствами. Только как ему самому было решить, как сейчас вернее будет поступить? Чертов Тенек! Почему он так долго там копается! Неужели он опять тратит время на долгие ненужные беседы, в то время как надо эффективно и быстро исполнять свою собственную задачу.
Ракар не двинулся с места, рассудив, что еще 20 секунд погоды не сделают. Свободной левой рукой он вытащил старенький федеральный коммуникатор, легким движением кистью откинул его крышку, включил громкость так и не закрытого канала связи с шаттлом.
- Шаттл, - сказал он, - долго вы там еще? Не будет ли кто-нибудь из незанятых так любезен открыть шлюзовую дверь и выйти. Здесь три офицера Звездного флота и время у них очень ограничено. Они пришли нам всем помочь.
Все это он произнес глядя прямо в лицо лейтенанта Кортеза, который тоже был явно раздосадован всеми этими действиями своих молодых федеральных кадетов.
________________
вместе с лейтенантом Кортезом и двумя все еще безымынными офицерами СБ с корабля USS "Саратога"


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
09 Марта 2016, 12:57:53 #266
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек


Артур посмотрел на коммандера:
- Что дальше?
А потом еще чуть полуобернулся в кресле и посмотрел на остальных, Освальда, М'Коту и координатора. Что делать теперь? Он не был в силах принимать решения, командовать, давать советы. Потому что как минимум права такого не имел. Сейчас это должны были делать другие.

Толан, как и обещала, в разговор не вмешивалась и стояла безмолвной тенью позади Артура, скрестив руки на груди. Она внимательно слушала недлинный диалог с Саталом, а стараясь, чтобы мысли никак не проявлялись на лице. Им ясно дали понять, что находятся они здесь исключительно по милости этого самодовольного землянина – МакКвина, - и в другой ситуации она бы выразила свое недовольство таким пренебрежительным отношением, но сейчас у них были дела поважнее.
Все складывалось не так плохо, как могло. Не считая того, что Тенек остался на планете, чтобы помогать раненным, а вместо этого участвует в сомнительной операции по спасению тех, кого сейчас спасает Звездный Флот. А, значит, у Нечаевой будет очередная возможность поставить под вопрос все действия участников проекта и объявить, что славный Звездный Флот продумал все заранее, в то время, как кадеты «Альфы» только мешались под ногами. Но с этим Толан будет разбираться чуть позже – а что такой разговор поднимется, она не сомневалась, - сейчас ей было важно понять, что с кадетами на планете все в порядке, их действия никому не навредили и имели под собой основания.
Кто такой Бо (тот самый, ставший темой дня и причиной побега Сатала) и в чем его значимость, Толан так и не поняла, но от идеи стирания памяти передернула плечами. Кем бы он ни был, копаться в его мозгу казалось женщине странным. А вот новости о той кардассианской женщине – Кариссе Яккат – заставили ее облегченно вздохнуть. Хотя формально она передала Центральному Командованию ее просьбу о помощи, Толан не была уверена, что они посчитают спасение одного человека целесообразным. Значит, все действующие лица собрались на одном катере, очевидной угрозы не было…
Она встретилась взглядом с Артуром Лайтманом. Он выполнил свою функцию в переговорах, и координатор надеялась, что ему наконец-то дадут отдохнуть. Как и всем остальным. Ей бы очень хотелось, чтобы эта история закончилась возвращением остальных кадетов, но она догадывалась, что все только начнется, а судьба их проекта повиснет на волоске.

М’Кота из-за спин Толан и МакКвина показала Артуру большой палец. Она подсмотрела этот жест у инженеров на станции – обычно земляне использовали его, если сломанный механизм начинал работать или если их колега хорошо справлялся со своим делом. В данном случае она была рада тому, что все их пропащие товарищи обнаружились в одном месте, и ещё тому, что Артур поступил так, как надо: принял участие в переговорах, несмотря на издержки своего самочувствия. Она не задумывалась о том, почему так непосредственно этому радуется – в конце концов, Артур был один из них, и то, что он поддержал честь их команды было вне всяких сомнений хорошо.
Её отношение к неоднозначным моментам всей этой истории было тоже, пожалуй, самым простым: вернутся – объяснят. Правда, на её Родине это нередко означало предложение объясниться посредством бат’лета, но М’Коту это не слишком смущало – если знаешь, что за каждый свой рискованный шаг ты отвечаешь головой, значит у тебя есть веские причины, чтобы на него решиться.

Освальд внимательно слушал переговоры. Хорошо было то, что Карисса Яккат в безопасности и скоро будет спасена, но теперь кадета куда сильнее волновала судьба её мужа и других мятежных солдат гарнизона.  Пусть они и попытались бесчеловечно отдать Тенму на растерзание, по крайней мере у одного из них была семья, а лишать жену мужа, а детей - отца совершенно противоречило представлениям Освальда о том, что такое "правильно" и как должна быть устроена нормальная жизнь. К тому же, М'Кота могла быть права, и не все из солдат были согласны с принятым решением. Чёрт, да этот тупой зверь по имени Токат мог вообще всё сам решить, а остальных просто-напросто запугать. Хотя тогда почему же другие солдаты его не скрутили или не оглушили? В общем, в это дело тоже надо было вникнуть.
Кадет представил себе, как коммандер МакКвин будет сухим голосом объяснять Кариссе, что её муж всё ещё на планете, и что единственная возможность увидеться с ним - это вернуться на поверхность, где её уже однажды попытались убить. Ещё он представил себе, как будет рассказывать кардассианке о мятеже. Как она отреагирует? Не поверит? Заплачет? Потребует вернуть её на планету? Обвинит во всём Федерацию? Единственное, в чём точно уверился Освальд - ему для этого разговора точно понадобится Хена. В конце концов, это она учится на советника и всяко лучше сможет справится с чужими эмоциями.
Землянин очень хотел прямо сейчас обсудить это всё с координатором Толан, но, во-первых, коммандер МакКвин разрешил им присутствовать лишь с условием, что они не будут мешать, а во-вторых, кардассианка, судя по выражению её лица, тоже была погружена в свои мысли и вряд ли готова была обсуждать такие вещи. Закончатся переговоры с катером - он обязательно поднимет этот вопрос, но пока надо было всего лишь терпеливо ждать.

Глядя на всё происходящее, Утара думала о том, как же не вовремя собиралась вздохнуть с облегчением – четыре с лишним часа назад. Как и многих её немного успокаивало то, что сейчас все люди, о которых они беспокоились, находились в одной точке, а значит переместить их на корабль было намного легче, но они ещё не были на «Саратоге», а значит рано было расслабляться.
– Мистер МакКвин, – сказала она, подбирая слова и стараясь быть дипломатичной, – Ситуация на борту шаттла не из числа ординарных. В силу профессии я представляю, о чём идёт речь и к чему может привести грубое вмешательство в телепатический контакт. Возможно, следует предупредить об этом ваших людей и отдать им соответствующие распоряжения? Я бы рекомендовала не вмешиваться до окончания процесса: для неподготовленного местного жителя вероятность получить психическую травму выше, но при неблагоприятном стечении обстоятельств, пострадать могут оба.

-Что дальше? - повторил вопрос Артура Роберт МакКвин, - Дальше - мы ждем. Вы ведь дали мистеру Саталу задание - выйти навстречу нашим людям или впустить их внутрь Посмотрим, что он сделает. Если мы действительно на одной стороне, если он на самом деле не перешел на сторону маки - он продемонстрирует, что идет нам навстречу, тем или иным способом. Если же он попытается удерживать шаттл… - МакКвин мрачно поскреб бороду, и не продолжил предложение, - Госпожа Рилл, ситуация такова, что мы не можем позволить двоим людям удерживать нас всех и нашу операцию, не можем идти у них на поводу. Мне очень жаль, но такова реальность. Иногда так получается, что приходится выбирать, и если эта миссия предлагает мне выбор между двумя людьми и сохранением благожелательных отношений между Федерацией и Кардассией… Я выберу второе, потому что моя первая обязанность - перед моим государством. Поверьте, я лично делаю все возможное, официально и неофициально, чтобы все кадеты были доставлены на ДС9 в целости и сохранности, и как могу откладываю время этого выбора. Сейчас же все зависит от мистера Сатала.
«Дальше ждать». Самое сложное в нашей работе – ждать. Лайтман не умел ждать, это было невероятно мучительное дело. Когда-нибудь, если это «когда-нибудь» у него будет, он обязательно научится этому. Но не сейчас, не сейчас. Он задержал взгляд на МКоте, и почти улыбнулся ее такому земному жесту. Она следовала земным традициям, он должен будет ей ответить в традициях ее народа. Потом, позже, если будет такая возможность. Но улыбнуться не пришлось, потому что все происходящее ни разу не было смешным. Не время было улыбаться. Коммандер делал сложный выбор, и Лайтман хорошо понимал причину всего этого. С другой стороны, он не верил, что офицеры звездного флота навредят вулканцу и тому парню. Всегда есть другие способы, не обязательно ждать, можно его потом телепортировать обратно, прямо с корабля. Не долгими же часами они будут в этом состоянии контакта. Другое дело было за Саталом, который уже вырубил шефа транспортерной, и Лайтман не был уверен, что тот не наломает дров еще. Потому что в процедуре ломания дров самым трудным является первый шаг, а потом иногда невозможно остановится. Если это случай Сатала, то было слишком печально. Артур не знал на что тот способен, и в каком эмоциональном состоянии был.
Кадет сцепил пальцы рук перед собой и принялся молча ждать.
___________________________________________________________
+ Артур, М'Кота, глинн Толан, советник Рилл и коммандер МакКвин
« Последнее редактирование: 09 Марта 2016, 13:24:31 от Освальд Макдауэл »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
10 Марта 2016, 17:10:32 #267
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
шаттла“Эйнштейн”


-...Что это? - вздрогнув, спросила Карисса, когда на приборной панели перед Саталом замерцал еще один новый огонек, - Еще один вызов?
Вопрос был скорее риторический, и в ту же секунду в шаттле зазвучал голос ромуланца:
“ Шаттл, - сказал он, - долго вы там еще? Не будет ли кто-нибудь из незанятых так любезен открыть шлюзовую дверь и выйти. Здесь три офицера Звездного флота и время у них очень ограничено. Они пришли нам всем помочь.”

Не отключаясь от Артура, Сатал принял второй вызов.
- Мистер Ракар, слышу вас, - ответил вулканец. - Процедура ещё не закончена, они не согласны подождать? Мне бы не хотелось нечаянно потревожить контактирующих.
Ромуланец нахмурился, все еще не спуская глаз с лейтенанта Кортеза.
- Нет, мистер Сатал, - ответил он в коммуникатор, - все не так просто как вы думаете. Время вышло. Они не могут ждать.
И он отступил на два шага назад. Не в сторону, как ожидали бы федераты, но назад.
Сатал закусил губу. Выходить очень не зотелось, но если он останется. они начнут рваться в шаттл сами, это потревожить Теека и Бо ещё сильнее.
- Хорошо, я выхожу, - ответил он, отключаясь от Ракара. Потом сказал Артуру:
- Я должен прерваться, ты всё слышал. Я постараюсь уговорить их дождаться окончания контакта.
Подождав несколько секунд на случай, если Артур решит ему что-нибудь ответить, Сатал встал из-за терминала и обратился к Кариссе:
- Миссис Яккат, я не отключаю связь.
После этого он снял с пояса и положил на панель фазер, осторожно обошёл Тенека и Бо и открыл дверь. Выйдя наружу, Сатал сразу показал звёзднофлотовцам открытые руки и, сделав несколько шагов, остановился рядом с Ракаром.
- Я прошу вас подождать и не входить пока в шаттл, - обратился он к людям напротив. - Сейчас идёт контакт разумов, если его прервать. можно повредить и врачу, и пациенту. Я не думаю, что он продлится долго.
-Я понимаю, что там происходит, - ответил Кортез, - но не вижу, чем именно мы можем помешать. Вы же свободно передвигались внутри шаттла, значит, и мы можем, не так ли?
- Я старался их не тревожить, - ответил Сатал, и поспешил уточнить: - не касаться и по возможности не шуметь больше необходиомого. Но вы, как я понимаю, хотите не просто войти, вам нужно забрать шаттл. Тенека и Бо нельзя сейчас отрывать друг от друга.
-Да, забрать шаттл - наша конечная цель. - признал Кортез, делая маленький шаг по направлению к кораблю, - Но для этого нам вовсе не обязательно выгонять из него всех, кто там находится. Правильно ли я понимаю, что там внутри есть те, кто просит убежища в Федерации? Значит, чем быстрее мы отправимся в путь, тем быстрее мы позаботимся обо всех, кому нужна помощь.
- Да, там сейчас находится миссис Карисса Яккат с сыном, - подтвердил Сатал. - Она действительно просит убежища. Но не все находящиеся в шаттле намерены покинуть Волан 2. Вы хотите транспортировать их потом обратно с Саратоги?
-C этим могут возникнуть проблемы, - уклончиво ответил лейтенант Кортез, - Ведь предполагается, что Федерация здесь для того, чтобы забирать людей с планеты, а не отправлять их туда. Ранее мы заявили, что заинтересованы только в том, чтобы вывести своих представителей. Те, кто наблюдают за нашими действиями, и будут впоследствие просматривать логи наших транспортеров, могут неправильно это понять. К тому же, кому угодно будет временно безопаснее в Федерации, да и вообще где угодно, чем здесь, разве вам так не кажется? Если вы так беспокоитесь о людях в шаттле, позвольте нам помочь им.
Сатал выслушал речь с некоторым недоумением. Просматривать логи транспортера? Кто? Федерация чем-то провинилась? И поэтому лучше забрать в Федерацию тех, кто туда не собирался? Эта логика казалась ему поистине непостижимой.
- В таком случае, что вы намереваетесь делать с этими людьми? - поинтересовался Сатал. - Один из них - Борегард Клейборн, тот человек, который наладил нам связь, и именно с ним в контакте находится в данный момент мистер Тенек. Другой - доктор Лора Эвансон, она мониторит медицинские показатели контактирующих. С доктором вы, конечно, поговорить сможете, и у неё есть шанс согласиться или отказаться и остаться здесь. Хотя не думаю, чтобы она согласилась предоставить контактирующих самим себе. Но что вы намереваетесь делать с Борегардом Клейборном? Вы не можете с ним в данный момент поговорить, кроме того, он не дееспособен.
Если бы это зависело от Сатала, он бы, конечно, предпочёл, чтобы Бо был в Федерации, но он понимал, что подобные вопросы таким образом не решаются. Забрать его сейчас - а что потом?
-Не в моей компетенции это решать, - отрицательно покачал головой Кортез, - Как видите, я всего лишь лейтенант службы безопасности. Но я уверен, что мы сможем все обсудить и обо всем договориться в условиях, когда на нас не будут давить временные рамки. Давайте начнем с того, что сделаем шаг навстречу друг к другу и к компромиссу. Позвольте хотя бы одному из нас войти в шаттл, ведь вы из него вышли, а значит, там точно есть место хотя бы для одного человека.
- Я только прошу вас проявить максимальную осторожность и не тревожить контактирующих, - проговорил Сатал, отстраняясь. Сам он решил наблюдать за происходящим снаружи, рядом с Ракаром.
___________________
Карисса, Сатал, Ракар, Кортез


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
10 Марта 2016, 17:11:59 #268
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Волан II, окрестности Джеймстауна. Утро.
возле шаттла“Эйнштейн”


Предоставив федерату право говорить с его соотечественниками, Ракар наконец уступил дорогу офицерам Звездного флота и пошел к шаттлу. Не его это было дело в данном случае, мешать им он вовсе не собирался. Угрозы со стороны местных не было, и он устранился. Бегло осмотрел что происходит внутри корабля, не заходя в него. Это было интересно, чем и как занимается вулканец в данном случае. Он прицепился к голове землянина и оба они отсутствовали в этой реальности, судя по всему.
Доктор, продолжавшая снимать биопоказания с Тенека и Бо, слегка приподняла глаза от экрана сканера, регистрируя появление ромуланца.
-Что там происходит, снаружи? - тихо спросила она.
- Там три федеральных офицера с «Саратоги», - также негромко ответил ромуланец, опираясь свободной рукой на обвод шлюзового проема. Он больше не был напряжен и готов к бою, расслабился, понимая, что ему ничего не грозит. По крайней мере не из тех угроз, к которым он привык. А на вулканца и лежащего рядом с ним парня он смотрел пристально.
- Здесь замешана политика, доктор. Не по своей воле федераты спешат. Они пришли за шаттлом и нам уже пора улетать. Как скоро вулканец закончит, вам известно?
Доктор покачала головой.
-Увы, мне это не известно, знаю только, что время для него в этом состоянии может идти не так, как для нас. Хорошо было бы ему как-то сообщить, что ему стоит поторопиться, и жаль, что ромуланцы лишены телепатических способностей своих вулканских кузенов. На “Саратоге” я тоже не знаю никого, кто мог бы войти с ним в контакт, да и в Баджорском секторе мне приходит на ум только одна персона...
Ракар крепко сжал опущенную винтовку, опять! Опять она ставила его в один ряд с вулканцем! Это было невыносимо. Он отвернулся. Никогда! Никогда они не были в одном роду с вулканцами, хоть он и понимал, что у них есть общее прошлое. С тех пор ромуланцы эволюционировали, избавились от телепатии. У них не было ничего общего с вулканцами более ни в идеологическом, ни в физиологическом плане. Умом Ракар понимал, что если вулканец коснется его разума, он вынужден будет убить его. Потому что ничто из его памяти не должно было стать известно. Но ему не хотелось доходить до такого. Этот вулканец Тенек, вопреки всему тому, что он знал, вызывал у него в некотором роде уважение и даже сочувствие. Ракар всеми силами старался гнать от себя это ощущение.
- Телепатия – зло, доктор, - сухо ответил он, решив, что все остальное несущественно для озвучивания. – Надеюсь, этот процесс не продлится долго. Федераты настроены не враждебно.
-Полагаю, тот юноша, который считает себя вулканцем, сказал бы, что эмоции - зло, - меланхолично заметила Эвансон, - Но это все - естественные особенности наших рас, и все зависит от того, как мы ими пользуемся. Но я тоже надеюсь, что ждать осталось недолго, ведь мы еще не знаем, как они поведут себя, когда обнаружат здесь меня и одного из маки.

Ракар очень удивился словам доктора о юноше, считающим себя вулканцем. Он не понял о ком речь, но не стал уточнять. Подумать следовало о другом.
- Скажите, доктор, - негромко произнес ромуланец, - если бы перед вами стоял выбор между одним этим парнем, - он кивнул на лежащего на полу землянина, - и  опасность развязывания войны между двумя или тремя государствами, в результате которой погибнут миллионы с обоих сторон, или даже с трех, то что бы вы выбрали? Защитить одного, ценой жизни многих, или им пожертвовать?
Чисто гипотетически его интересовал ответ этой земной женщины. Не то чтобы он выбирал что-то. Но ему было интересно мнение землянки, покинувшей Звездный флот.
- Вероятно это будет не война, но тоже мало хорошего. Однако, вы наверняка поняли смысл того, что я сказал.
Эвансон подняла голову от трикодера и очень внимательно посмотрела на ромуланца. Было понятно, что она не ожидала от него такого вопроса.
-Прежде всего, - сказала женщина, - я не верю в само существование такого глобального выбора. Война, в которой погибнут миллионы, не может быть развязана из-за одного человека и его решения. Если же сперва кажется, что это произошло, стоит посмотреть глубже, и непременно обнаружится, что это лишь искра, и ей предшествовали многочисленные предпосылки и многолетнее ухудшение международных отношений. А значит, стороны просто искали предлог, и такая война была неизбежна. Что же до нынешней ситуации… По-моему, я достаточно ясно показала, чему я здесь лояльна.
За спиной Ракара послышались шаги - кто-то тоже приближался к шлюзу шаттла. Через секунду стало понятно, что это Сатал и один из федератов, бывший в этой группе главным.
__________________
И Лора Эвансон


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
10 Марта 2016, 17:28:10 #269
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Орбита Волана II, USS “Саратога”, медотсек

Они напряженно ждали.
“Я должен прерваться, ты всё слышал, - сказал Сатал по связи, - Я постараюсь уговорить их дождаться окончания контакта.”
-Ждем… - пробормотал МакКвин, - Это еще не ответ. Посмотрим, что он сделает дальше.
Лайтман смотрел на экран, где отображались перемещения биосигналов на поверхности Волана II. Не очень громко, но все же было слышно что говорил ромуланец. Они все были там свои. Свои против своих, свои не могли договориться со своими. Как все это было чертовски сложно. Лайтман посмотрел снизу вверх на коммандера, который делал все возможное официально и неофициально. Они все здесь скорее всего пытались сделать все возможное вопреки приказам адмирала. Только бы у Сатала хватило разумности всё не усложнять. Потому что усложнять дальше было некуда. Они и так в условиях неизвестности натворили столько, что даже если не учитывать трибунал – еще собственная совесть не позволяла справиться со всем этим легко. Когда же наконец это кончится. Собственные моральные силы Лайтмана подходили к концу.
- Сэр, - сказал Лайтман после 30 секунд молчания и размышления, и он выключил громкость связи с шаттлом, в надежде что Адмирал Алина Нечаева так его не услышит.  - Тенек опытный телепат. Чуть меньше двух недель тому назад, на станции Дип Спейс 9, он телепатически убедил Аномалию перестать поглощать энергию станции и позволить провести ее через червоточину подальше от этого квадранта. А сейчас, тот парень, которому он стирает память – в опасности по нашей вине. Он не сможет соврать о том, что помог нам добровольно включить связь. Они убьют его там за это, если узнают. Было же время на штурм шаттла, я не думаю что ему понадобиться больше 10-ти минут на это все. Пожалуйста, прикажите группе хотя бы 10 минут подождать. Потому что, это будет плохо, если оторвать вулканца от этого. Его придется лечить на Вулкане. Никто другой не сможет помочь. Сатал только этого сейчас и хочет. Возможно, я прошу слишком многого. Но проще же уничтожить шаттл, чем оставить его там и выгоднее по времени. Или просто бросить. Но тем не менее весь этот процесс все еще происходит. Все что нужно – 10 минут, и потом не придется никого телепортировать с орбиты.
Лайтман смотрел в пол. Он просил о невозможном.
- Я понимаю, что вы делаете все возможное и невозможное тоже. Спасибо за это.
МакКвин покачал головой.
-Мы уже наблюдали, как вы все готовы сказать что угодно, чтобы добиться своего. Мистеру Тенеку всего 27 лет, едва ли он может считаться опытным телепатом… Так! - офицер напрягся и внимательно посмотрел на показания сканеров, - Есть движение - мистер Сатал покинул шаттл. Возможно, мы могли бы…
-Нечаева - МакКвину, - прервал коммандера вызов, - Я понимаю, что переговоры завершились успешно, ситуация прояснилась, и нас больше ничто не останавливает. Действуйте соответвенно определенным ранее приоритетам.
-Есть, мэм, - отозвался МакКвин, отключил связь, а потом посмотрел на окружающих, - Полагаю, на этом наш этап сотрудничества заканчивается, кадет Лайтман. Вы помогли с переговорами, а теперь можете возвращаться к отдыху.
- Если это возможно, я хотел бы дождаться завершения их эвакуации, сэр. Сатал доверяет мне, и, может быть, я еще пригожусь, - ответил кадет Лайтман.
У Освальда чуть, как говорят в народе, челюсть не отвисла после слов первого офицера. Когда это кто-то из кадетов его обманывал? И что значит "вы все"? Сам он точно коммандера МакКвина не обманывал, Артур и М'Кота, насколько он знал, тоже, напротив, они старались не предпринимать ничего, не поставив в известность командование корабля, и во всём были настолько откровенны, насколько могли. Он уже раскрыл было рот, собираясь громко возмутиться, но то ли он слишком устал чтобы ругаться, то ли просто вспомнил про субординацию, поэтому только сжал от досады кулаки, стиснул зубы и посмотрел на координатора.
Хотелось, конечно, чтобы глинн Толан вступилась за них всех, но что она могла сделать? Очевидно, с её мнением тоже не особо считались, и от этого было вдвойне обидно и как-то... противно что ли? Не так он себе представлял взаимодействие с другими цивилизациями, особенно с союзными. Если коммандер МакКвин сейчас просто подчинится приказу, и это причинит вред Тенеку или этому Бо, то тогда... Освальд задумался: и что тогда? Подавать жалобу наверх? Едва ли бюрократы в штабе вообще обратят внимание на претензии кадета к первому офицеру корабля, а уж тем более к адмиралу. А другого-то ничего не оставалось. Не бросать же Академию ради этого.
Почувствовав, что такие мысли, во-первых, были крайне преждевременными, а во-вторых, вели его куда-то не туда, он их отогнал и продолжил смотреть на реакцию кардассианки. В конце концов, кто если не она может хоть как-то повлиять на ситуацию?

МакКвин тем временем тоже посмотрел на координатора проекта “Альфа”.
-Кадет Лайтман явно пренебрегает своим здоровьем. Я мог бы приказать ему в соответствие с цепочкой командования, освободить от обязанностей, но пока предпочел бы ограничиться советом. Но если он не слушает меня, возможно, он послушает вас, госпожа Толан? Все-таки это ваша обязанность - заботиться о состоянии ваших кадетов, разве нет?

«Сказать что угодно, чтобы добиться своего»? Толан стоило большого труда сдержаться и ничего не сказать по поводу такого наглого и неоправданного обвинения кадетов (и, возможно, ее самой) во лжи. Эта миссия, как бы они ни закончилась, научит женщину одному – уметь промолчать. И не доверять Федерации, конечно.
Она почувствовала на себе взгляд кадета Освальда, но проигнорировала его. Он, должно быть, ждал от нее каких-то действий, но кардассианка чувствовала, что ее руки связаны, и реши она высказать все, что думает, то лишь навредит проекту.
- О здоровье пострадавших кадетов заботится ваш медицинский персонал, - максимально нейтрально ответила она. «Нет уж, мистер, тут не детский сад, а я не воспитательница. А вы – точно не тот человек, который будет говорить мне о моих обязанностях!». – О каких приоритетах говорила адмирал? Каковы ваши дальнейшие действия по отношению к кадетам на планете? – хотя бы это знать у нее было право!
Толан оглядела кадета Лайтмана. Выглядел он действительно неважно. В любой другой ситуации стоило отправить его в лазарет и дать снотворное. И оставить в покое хотя бы на пару дней. Но сейчас он только изведет себя нетерпением из-за незнания происходящего. С другой стороны, коммандер был прав – необходимость в присутствии Лайтмана на переговорах уже исчезла.
- Артур, эвакуация может занять много времени. Вы согласились помочь в переговорах, и это похвально. Сатал вас услышал, вы помогли скоординировать группы на корабле и на поверхности, и теперь они будут в состоянии разобраться. Я буду следить за происходящим и сообщу вам, если что-то пойдет не так и ваша помощь снова понадобится.
_________________
Коммандер Роберт МакКвин, Илама Толан, Освальд Макдауэл, М'Кота и Лайтман
Offline  
Страниц: 1 ... 13 14 15 16 17 [18] 19
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS