* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Февраля 2018, 08:40:32 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 04 cентября 2384 года, утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
26 Января 2016, 10:45:33 #225
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Джеймстаун, клиника (продолжение)

Медленно, очень медленно Ракар подошёл к столу, на котором лежала винтовка и его свернутый китель. Вот теперь жизни единственного здесь федерата, которого фактически он охранял, грозила опасность.
Тенек взглянул на вошедшую с уважением: это был человек, который не покидал своих пациентов, даже в самых тяжёлых условиях, даже ценой разрыва с флотом и непонимания со стороны многих – Тенек был в этом уверен – очень многих людей. Как и его дед, Лора Эвансон считала, что врач, покинувший своих пациентов, подобен часовому, оставившему свой пост. И ещё он понимал, что оставаясь с флотом, доктор Лора не сможет внести свой вклад в сохранение всего, что следовало сохранить этим людям, да и любым другим тоже.
– Долгой жизни и процветания, мисс Эвансон, – обратился он к ней. – Приношу вам извинения за самовольное вторжение в вашу клинику. Джентльмены, – обратился он на этот раз к её сопровождающим, – кто бы ни был ваш шеф, полагаю, он не лишился разума и осознаёт неприкосновенность личности врача, в особенности – вашего единственного врача.
-Да мы че… - как-то сразу смутились фермеры, встретив такой напор.
-И не заносите сюда грязь своими сапогами! - продолжила наступать Сесилия, уперев руки в бока.
Мужчины попятились.
-Фред, может, ты тоже поможешь? - обратилась Эвансон к фермеру в соломенной шляпе.
Клейборн пристыженно кивнул и последовал за темнокожей женщиной вон из клиники. С крыльца доносилось ворчание Сесилии.
-Так вот вы какие, зеленокровные остроухие упрямцы, о которых мне рассказывали коллеги с “Саратоги”, - с улыбкой сказала доктор Лора, когда они с вулканцем и ромуланцем остались одни. По ее тону было не понятно, шутит она или нет.
-Рассказывайте, что у вас тут происходит?
Глядя на все это, ромуланец отвел руку,  готовую взять винтовку и молча уставился на земную женщину, окрещенную доком Лорой. Ему показалось, что та ведет двойную игру. Сам он ни о чем рассказывать не спешил. Право беседы и переговоров здесь он предоставил вулканцу. Однако сравнение его и Тенека, употребление в одном предложении с сопоставлением их зеленой крови и острых ушей, неприятно задело ромуланца. Кровь у них была разная, уши тоже. Как, впрочем, и все остальное.

– Пока проиходит лечение пострадавших во время инцидента на площади, – отозвался Тенек. – Суть инцидента заключалась в недовольстве решением мэра Корама, за которым последовал сперва стихийный, а затем и более организованный протест против представителей как Кардассии, так и Федерации. В процессе дискуссии о целесообразности штурма мэрии мистер Вихо совершил покушение на мистера Уильямса, а неизвестный мне человек тяжело ранил мисс Лизен. Прибытие на площадь моих коллег из проекта было дополнительным фактором риска, однако, я не видел дальнейшего развития инцидента, поскольку проследовал с пострадавшей в клинику. Полагаю о дальнейшем больше знает мистер Ракар.
Тенек не стал упоминать о том, что остальные участники проекта уже телепортированы на «Саратогу»: доктор Эвансон, по её собственным словам, говорила с кем-то на «Саратоге», знала о присутствии в клинике вулканца и ромуланца, а значит знала и о том, что остальные кадеты уже эвакуированы с планеты.
-Я имею в виду в первую очередь не общую обстановку, а моих пациентов, - с теплотой отозвалась Эвансон, - Или “безответственных сорвиголов”, как адмирал Нечаева обобщающе называет население таких планет, как эта. Я остаюсь здесь, потому что нужна им всем, а некоторым моим друзьям, попавшим в переплет, особенно. Но это не единственная причина. Вторая - это вы. Теперь, без звания и принадлежности к Звездному флоту, я могу действовать неофициально, чего не может “Саратога”, связанная своими правилами, дедлайнами, соображениями национальной безопасности и страхом удалить в грязь лицом перед всем квадрантом. Я смогу помочь вам выбраться с Волана II.
– Данные о пациентах здесь: папка отмеченная текущей звездной датой, – Тенек подал доктору Эвансон один из её собственных падов. – И меня безусловно интересует возможность покинуть Волан II, особенно теперь, когда вы вернулись в клинику.

Ракар напряженно наблюдал за землянкой с порванным рукавом. Выглядело ли так предательство Звездного флота федератом, или здесь было что-то другое? В конце концов бывали случаи и у ромуланцев, которые оставляли службу и селились на других планетах. Не всякий такой случай был предательством. Но в данном случае ее решение тоже отдавало неразумностью, эти двое обращались с ней как с пленником, люди Вихо. Далеко не всяким на этой планете она нужна, ее участь грозила быть незавидной.
Федеральный адмирал весьма корректно выражалась об этих преступниках, «безответственные сорвиголовы» - слишком мягкое для них определение. Однако он не торопился верить этой неизвестной ему женщине. Верить первому встречному, особенно на таких планетах – было большой ошибкой. И то, что она оперировала уже знакомыми ему названиями и фамилиями – еще ничего не значило.
- Эти … «безответственные сорвиголовы» не полным составом ценят вас, вам это наверняка известно, - сказал ромуланец. – Но меня больше интересует другое в данный момент. Как думаете, у меня есть причина доверять вам? – спросил Ракар с некоторым язвительным оттенком.
В конце концов все это могло быть тщательно спланированной ловушкой. Но не во всякую ловушку можно было поймать улана Тал Шиар. Для этого нужно было очень хорошо постараться.
-Да, я наслышана о том, что ваша группа любит отталкивать тех, кто пришел им помочь, - рассмеялась Лора Эвансон, - Разумеется, у вас нет причин, мистер ромуланец, вы видите меня впервые в жизни. Любое мое слово может быть ложью, а любое действие - старательно разыгранным спектаклем. Но раз вы тут застряли, у вас будет возможность узнать меня лучше. Кроме того, вам не нужно доверие, чтобы выслушать, что я могу предложить. Вы можете разбить наше общение на сколько угодно отрезков и принимать отдельное решение относительно каждого из них. Ведь что такое доверие? Это всегда осознанный выбор и небольшая щепотка удачи. Вы смотрите на человека и оцениваете его по значимым для вас параметрам, даже если это происходит в вашей голове очень быстро и вы не отдаете себе в этом отчета. Вы задаете себе вопросы: что я уже знаю об этом человеке? кто его друзья и кто его враги? доверяю ли я его друзьям? какую выгоду он получит, если предаст меня? а если поможет? смогу ли я обезвредить его вовремя, если что-то пойдет не так? И тогда вы принимаете решение. И обсуждаете его с товарищем, которого этот выбор тоже касается, - она посмотрела на Тенека и взяла из его рук падд, - Обсудите это, а я продолжу работу.

Ромуланец слушал очень внимательно. Слова землянки выглядели логично и обстоятельно. В них не было прямой лжи и утверждений о том, что ей можно было безоговорочно верить. Она предоставляла выбор и была довольно искренней, согласно его наблюдениям. Несмотря на то, что улан имел свой план эвакуации, который, впрочем, имел слабые места в сути своей, предложение о помощи этого человека теперь он готов был рассмотреть.
Ракар медленно и с достоинством кивнул землянке. Этот жест означал принятие ее слов.
- Благодарю вас. Хорошо, я готов послушать, как вы хотите помочь нам. Что думаете, Тенек?
– Я уже сказал, что хотел бы выслушать, – коротко ответил Тенек.
Выходка Ракара казалась ему совершенно бессмысленной: доверяет он их собеседнице или нет, её следовало выслушать хотя бы потому, что это была информация, а информация всегда лучше, чем её отсутствие, даже если приходится её проверять.
-Как вы могли заметить, - начала Эвансон, - жители этой планеты не очень любят Федерацию и Кардассию. Но даже они не могут жить в полной изоляции. Время от времени сюда прилетают торговые и транспортные корабли, и один из них будет здесь послезавтра. Мне знаком капитан судна, уже несколько лет он поставляет мне медикаменты. Я могу уговорить его взять вас на борт.
- Хорошо, - согласился ромуланец, - двое суток. Мы подождем.
Рассказывать об альтернативном способе, на который он рассчитывал изначально, не стал. Этот вариант еще требовал проверки, прежде чем быть озвученным.
Тенек кивнул:
– На лучшее я и не рассчитывал, скорее, наоборот.
-А пока у нас есть время… - Эвансон обернулась на дверь, ведь ее помощники могли вернуться в любой момент, - Возможно, есть кое-что, в чем вы могли бы помочь мне.
Она еще раз оглядела Тенека и Ракара с ног до головы и тихо пробормотала:
-Я очень надеялась, что вы окажетесь старше и опытнее, но если выбора нет… Стажер, - обратилась она к Тенеку уже громче, - мне понадобится ваш совет. Я знаю несколько методик, чтобы помочь человеку что-то вспомнить, но есть ли способы помочь что-то забыть?
– Вероятно, вы имеете в виду ритуал вилáра, – ответил Тенек. – Я знаю, как использовать эту технику, но подавление фрагмента памяти допустимо только при крайней необходимости, когда воспоминание травмирует пациента, и он не в состоянии справиться с этим сам.
-Ха! - Эвансон довольно потерла руки, - Я так надеялась, что какая-то особая вулканская магия на этот случай все-таки существует.
Иногда было действительно очень сложно понять ее юмор… Затем доктор продолжила уже спокойно:
- Я пытаюсь предусмотреть все варианты и возможности решения моей проблемы. Даже не этичные. Иногда, если тебя не устраивают правила, стоит попытаться их прогнуть или обойти.
Она немного помолчала.
-Я вернулась бы в Джеймстаун раньше, как только узнала, что здесь происходит, но, как видите, я задержалась почти на четыре часа. Мне нужно было хотя бы немного разгрести бардак, в котором увязли люди, о которых я беспокоюсь. Но я не уверена, что сделала все правильно и до конца.
– Это не магия, это методика, которой владеет большинство вулканцев, – возразил Тенек. – Но мы считаем предпочтительным сохранять в памяти весь опыт, даже негативный, поэтому к ней прибегают только в исключительных случаях. Я не могу дать вам ответ до того, как ознакомлюсь со всеми аспектами проблемы.
-Ситуация такова… - начала Эвансон, - Люди на этой планете решили устроить революцию. Ну, вы знаете, как это обычно делается - захватываешь почту, телеграф, Зимний дворец…
С сомнением взглянув на лица Тенека и Ракара, Эвансон исправилась:
- Извините, это из земной истории. Не важно. Смысл в том, что одной из задач повстанцев было проконтролировать систему связи на Волане II. И они это успешно делали, пока не появилась одна компания людей из Федерации -  Лайтман Артур, Сатал и М'Кота. Эти имена вам что-то говорят?
Тенек ответил:
– Двое из них – участники проекта «Альфа», о третьем мне ничего не известно, но, видимо, именно его я видел на площади вместе с ними.
Ромуланец молчал и с интересом следил за беседой, ничем при этом свой интерес не выдавая. Вопросы вмешательства в память вулканскими методами были ценной информацией.
-Отлично! Значит, они ваши друзья. Они попытались помешать повстанцам, обезвредили троих из них, а четвертый перешел на их… нашу… в общем, на сторону Федерации. На самом деле это очень красочная и драматичная история, но я плохо рассказываю. Уверена, ваши друзья сами с удовольствием посветят вас во все подробности позже, за стаканчиком…
Она снова с сомнением посмотрела на лица вулканца и ромуланца, и с тихим вздохом закончила:
-Ну, скажем, за стаканчиком чая. Моя проблема именно в четвертом повстанце, который помог вашим друзьям. Он мой пациент, и я пытаюсь заботиться о нем, как могу, но к сожалению, я не думаю, что смогу организовать его побег с Волана II. Я пытаюсь придумать, как можно сделать так, чтобы он смог остаться здесь, и никто бы не узнал, что он сделал. Есть идеи?
У Тенека идей покамест не было, поскольку было недостаточно данных.
– Уточните, почему вы не можете организовать его побег, ведь наше отбытие с планеты вы взялись устроить. И как эта проблема связана с избирательным подавлением памяти?
________________________
с Ракаром, Лорой, Сесилией и Клейборном


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
26 Января 2016, 10:49:55 #226
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:01
Волан II, Джеймстаун


-Насчет памяти - это так, одна отчаянная идея, если до нее дойдет, я расскажу о ней, ведь без вас мне ее все равно не осуществить, - ответила Эвансон, - Что же касается побега… Тут дело не в физической возможности его осуществить, это вопрос скорее морально-юридический. Во благо ли будет так поступить? Есть большая разница между вашим отбытием с планеты и теми же действиями для моего друга. Вы - отправитесь домой, в мир, которому вы принадлежите, к жизни, которую поставили на паузу, потому что застряли тут. Житель этой планеты - отправится в неизвестность, лишится средств к существованию, дома, друзей, работы, сбережений, привычного существования, планов на будущее. Да и как отнесется Федерация к маки, к человеку, который только что организовывал революцию? Уж как минимум ему будут задавать миллионы вопросов. Я не хочу этого для моего друга. К тому же, он нужен этой планете, потому что у него есть уникальная возможность напомнить ее жителям, что они уже знают, что такое толерантность и умеют с ней жить. Но чтобы остаться здесь и не быть наказанным за помощь вашим друзьям, моему другу надо содействие. Очевидно, никто не должен узнать, что он сделал. Как бы вы, мистер ромуланец, подошли к этой нетривиальной задаче заметания следов? Чисто теоретически.
Все это время Ракар наблюдал молча. Его не спрашивали, это было не его дело, говорить не было необходимости. Никогда нет необходимости говорить то, на что нет необходимости. Но теперь его спросили, и он задавал себе вопрос – стоит ли ответить откровенно, исходя из своего опыта? С одной стороны это было необходимо, так как являлось как минимум платой за ее помощь. Действия вулканца также будут обоснованы по тем же причинам.
- Если вы хотите знать, что думаю я, то вот вам ответ: c точки зрения ваших революционеров этот человек совершил предательство. Не знаю насколько эффективна вулканская методика подавления памяти, но обычно все, что стерто – может быть восстановлено. Если все обстоит так, как вы описали – единственный способ спастись у вашего друга – это эвакуация к тем, в чью пользу он предал здешние интересы. Но есть и другие способы, если не найдется тех, кто расскажет о его действиях, и если его действия не смогут быть доказаны. Полагаю, эти доказательства уже невозможно уничтожить?
-Именно другие, креативные, способы я пытаюсь найти, - признала Эвансон, - Чтобы никто ничего не потерял. Никто, кроме ваших друзей, не видел, что он сделал, свидетелей нет. Какие еще доказательства следовало бы предусмотреть?
- Тогда никаких проблем нет, - кивнул Ракар, - пока еще не поздно, следует стереть логи компьютера, сломать его, уничтожить до невозможности восстановления, стереть отпечатки пальцев вашего друга в тех местах, где они неестественны. Представить все так, будто то были действия федератов. Вашему другу можно разработать легенду о том, что с ним сделали насильственные действия и он не смог сопротивляться. Легенду следует разработать до мелочей и что бы он ее выучил, повторить с ним все действия по порядку. Именно ее он будет рассказывать и ничто иное. Проще простого на самом деле. Я могу это сделать, если мне предоставят все подробности. Имитация действий федератов – не совсем моя компетенция, здесь вы будете консультантом. И – нужен федеральный фазер, его сигнатура на повреждениях.
-Я бы предпочла, чтобы вы были моим консультантом, потому что я доктор, а не тактик и не стратег, - развела руками Эвансон, - У меня был федеральный фазер, и я уже уничтожила технику. Но с легендой получается проблема - мой друг физически не в состоянии говорить ложь. Но он не сможет рассказать о том, чего не помнит… - тут она повернулась к Тенеку.
Ракар хищно улыбнулся, если от него нужно было быть консультантом, как сымитировать федеральные действия – он сможет. Но тут была двоякость. Оставалось поверить, что до конца его участия в проекте – никто из федератов не узнает его возможностей. Важнее было бы, если бы и никогда никто этого не узнал. А невозможность говорить неправду исключительно удивила ромуланца.
– Мне всё ещё недостаёт информации, – ответил на взгляд доктора Эвансон вулканец. – Почему ваш пациент не может хотя бы умолчать о характере своего участия в инциденте? Почему вы уверены, что он не найдёт себе работу за пределами этой планеты? Кроме того, мистер Ракар прав: подавление фрагмента памяти гарантирует эффект лишь на неопределённый срок, зависящий от особенностей индивидуума: один не вспомнит о событии до конца жизни, другой рано или поздно откроет для себя это воспоминание заново. Вы можете поручиться, что к этому неопределённому моменту угроза исчезнет?
Тенек слегка нахмурился и добавил, словно бы подчёркивая голосом эту фразу:
– И я определённо не могу понять ваше намерение оставить потенциальную жертву в сфере досягаемости лиц, представлющих для неё угрозу, ради того, чтобы оказать воспитательное воздествие на недостаточно терпимую часть здешнего общества. Это может дорого стоить вашему пациенту... и другу.
-Я понимаю, что вываливаю на вас слишком много информации и в ней слишком много белых пятен, - вздохнула доктор Эвансон, - Все слишком сложно. Мой друг… скажем так, альтернативно одарен. Это называется “синдромом саванта” - при явном аутическом отклонении в развитии, мой друг гений в том, что касается инженерии. Он не сможет солгать. И не сможет принять самостоятельное решение о побеге. Все, чего я хочу, это чтобы он сохранил свободу, избежал наказания и сохранил надежду на изменение своей жизни. Наша Федерация - прекрасное государство, но ради нашего блага мы сами на себя наложили некоторые запреты, а потому некоторые возможности нам закрыты. Моему другу нельзя в Федерацию - раз попав в ее систему, он уже не сможет из нее выбраться. Если вы сможете предложить альтернативные решения, кроме “пускай наше доброе государство все решит”, сейчас самое время попытаться. Но если нет, я пойму, в конце концов, это не ваше дело.
Кое-что Ракар понял. Друг этого доктора был не в своем уме. И люди оставляли в живых таких детей, безнадежно больных  от рождения. Какая слабая раса эти люди, которых, впрочем, нельзя было недооценивать.
- План такой, - ромуланец не стал терять времени, - я разрабатываю то, что будет называться последовательностью федеральных действий в отношении разблокировки связи. Вулканец лишает его памяти. И вы рассказываете ему что было, во что он поверит. Но у меня одно условие, ни вы, доктор, ни вы Тенек – никогда не предадите огласке мои действия. Вы унесете в могилу эти сведения. В ваших отчетах это не должно фигурировать. И у меня есть только необходимость вам поверить. Я иду на риск. И если вы предадите меня – это не будет забыто. О том, как не забывает предательств Ромуланская Империя вам наверняка известно. Согласны?
-У меня вообще не будет никакого отчета, - поспешила ответить Эвансон, - Но все это не имеет смысла без согласия мистера Тенека, конечно.

Тенек встал и отошёл к окну. Утро уже вступило в свои права, люди всё ещё были на площади, но выглядели совсем не так, как недавно ночью: помятые и усталые, они совсем не были похожи на победителей.
– Доктор Эвансон, – сказал он полминуты спустя, – Я не знаю, какие у вас отношения с Федерацией, но кое в чём вы сейчас покривили душой: для того, чтобы получить помощь врача из Федерации, не нужно принадлежать к её системе. Любой федеральный врач окажет всю возможную помощь любому пациенту из любого мира и ни он, ни Федерация не потребуют ничего взамен. Я – врач, и вы – врач, и мы оба знаем, что это – правда.
Тенек обернулся. Может быть из за того, что за его спиной был светлый прямоугольник окна, а может и по какой другой причине его глаза выглядели сейчас особенно тёмными и запавшими.
– Доктор Эвансон, – снова обратился он к женщине, – И вас, и меня учили, что у врача может быть только одна идеология – благо пациента. Вы перебрались на эту планету, но вы не вычеркнули свои знания, не уничтожили инструменты. Здесь, – Тенек обвёл рукой помещение, – я пять часов работал с приборами, к которым привык у себя в Академии. Значит, сферу медицины вы не подвергли остракизму не смотря на то, что здешнее общество отказалось от многих технологических достижений. Прежде чем принять какое-либо решение, я хотел бы поговорить с вами, как с врачом, свободным от какой-либо идеологии, кроме блага пациента, врачом, который будет опираться только на факты. Вы согласны на такой разговор?
_______________
Тенек, Лора Эвансон и Ракар

Продолжение следует


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
26 Января 2016, 13:08:40 #227
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:10
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Долго искать Освальда Саталу не пришлось - он обнаружился рядом с кардассианцем, которого они несколько часов назад вытащили из бойни. Поприветствовав обоих, Сатал обратился к землянину:
- Артур сказал, вы говорили с ним о Кариссе Яккат. Полагаю, вы знаете, что она просила у нас убежища. Насколько я понял, вы вызвались помочь с тем, чтобы донести эту просьбу людям, в чьей компетенции решать подобные вопросы. Поскольку Артуру всё ещё нельзя покидать медотсек, мы пойдём вдвоём, как только убедимся, что Кариссу забирать не планируют.

Освальд уже собирался вернуться к теме гражданских, которым могла грозить опасность, но тут подошёл его новый знакомый.
- Джез Тенма - Сатал, Сатал - Джез Тенма, - он обоих представил друг другу и пояснил специально для Тенмы, - Сатал, хоть и землянин, с младенчества воспитывался вулканцами, отсюда имя и поведение. А ещё он один из тех, благодаря кому ты всё ещё дышишь.
Похоже, проблемы с координацией внутри проекта "Альфа" - это настолько нормально, что даже вновь прибывших вулканцев поражает за считанные часы.
- Безусловно, я знаю про ситуацию Кариссы Яккат, однако, перед тем как мы куда-либо пойдём, если в этом вообще есть необходимость, надо выяснить кое-что ещё, - торопливо ответил кадет Саталу и повернулся обратно к кардассианцу.
- Итак, подумай, кому-то ещё из твоих соотечественников может угрожать опасность? Если да, то какому количеству, кому именно, и как их всех найти?
-Я попытаюсь объяснить… - Тенма попытался приподняться на подушках, - Ситуация Кариссы отличается от остальных, ее поведение и приоритеты не характеризует всех кардассианцев на Волане II. Я не говорю, что она перестраховывается, но… Карисса - “армейская жена”, когда она выходила замуж, она знала, что будет не обычной домохозяйкой. Как у ее мужа есть обязанности перед Родиной, так и у нее - обязанности перед семьей. Пока рядовой Яккат охраняет интересы Кардассии, Карисса охраняет семью, чтобы ее мужу не приходилось беспокоиться о ней, и он мог бы не отвлекаться и сосредоточиться на выполнении своего долга. Ради своего мужа, первое, что она должна сделать - обеспечить себе и сыну безопасность, а потом ждать новостей о том, когда можно будет вернуться. Вот почему она просила вас… - он посмотрел на Сатала и нахмурился, - Но как вы встретились с Кариссой? Вы тоже были на планете? Но телепортация была заблокирована...

- Мы спустились на планету на шаттле недалеко от фермы, где находилась Карисса, и были свидетелями того, как трое людей с оружием собирались её куда-то увезти. Мы им помешали и обещали её забрать с собой.
Рассказывать о вышке, налаживании связи и самом Бо Сатал пока что не торопился. Он повернулся к землянину:
- Если ты готов, нам надо идти, времени может быть очень немного.

Освальд внимательно выслушал Тенму. Картина получалась странной: среди десятка настолько привязанных к планете солдат, что и мятеж против центральной власти для них приемлем, только один оказался женат. Закралось подозрение, что Тенма намеренно решил поставить жизни семей остальных предавших его бойцов под удар, а о Кариссе заговорил лишь потому, что Освальд сам упомянул её имя. Усиливало этот аргумент то, что он не отзывался плохо о муже Кариссы, а ведь тот точно был в гарнизоне, иначе с чего бы кадету эта фамилия показалась знакомой? С другой стороны, теперь солдаты уже наверняка вернулись по домам, и смогут защитить свои семьи, случись что. Впрочем, неприятности могли случиться и гораздо раньше.
Освальд почувствовал, что у него закипает мозг. Подобные рассуждения содержали в себе слишком много "если" и "может быть" и становились слишком громоздкими и неповоротливыми.
- Минуту, Сатал, что-то мне всё это не нравится, - ответил кадет на очередную попытку коллеги его утащить.
- Поясни ещё кое-что, - обратился он уже к Тенме, - А как же семьи других солдат? Либо их всех стоит попробовать забрать, либо и Кариссу не стоит беспокоить. Может у мэра Корама были близкие друзья или родственники? Или у тебя? Им ведь тоже может угрожать опасность.
- Стоп! Сатал, - спохватился землянин, - Увезти? Артур мне сказал, что её хотели убить.
-Подождите-подождите! Пожалуйте мою разбитую голову, - взмолился Тенма, поднимая ладони будто в защитном жесте от потока слов, - То есть что получается… Вы спустились на планету на шаттле, а поднялись на корабль - телепортацией. Значит, шаттл все еще где-то там. И вы не догадались отдать его Кариссе? И теперь бегаете и пытаетесь ее спасти? Все же просто решается.

Сатал несколько изумлённо посмотрел на обоих молодых людей. Всё-таки представители эмоциональных рас были крайне суетливы и склонны к поспешным выводам. Что значит, "не отдали шаттл"? Во-первых, они не несли его с собой в кармане, а во-вторых, то, что их смогут телепортировать, стало известно гораздо позже. Освальд, в свою очередь, удивил его своим стремлением рассматривать взаимосвязанные события отдельно друг от друга.
- Мистер Макдауэл, - произнёс Сатал, обращаясь к землянину. - Мы видели, что её вели двое мужчин, и делали это явно против её воли. Миссис Лора Эвансон была крайне взволнована этим обстоятельством, что также наводит на мысли об опасности. И, наконец, неужели вы думаете, что попавшему в плен человеку ничто не угрожает? Если вам это принципиально важно, я могу сказать, что нет, на наших глазах её не пытались застрелить. Думаете ли вы после этого, что ей не требуется убежище?
Сказав это, вулканец повернулся уже к кардассианцу.
- Что касается шаттла и телепортации, то о том, что телепортация возможна и шаттл нам не понадобится, мы узнали не ранее чем за две минуты до осуществления телепортации. Кроме того, передавать кому-то шаттл в данной ситуации было не в нашей компетенции.
-Спасение так близко, а она не сможет им воспользоваться? Эта мысль меня убивает… - опечалился Тенма, - Прошу, подумайте, есть ли какая-то вероятность, что она могла как-то узнать об этом шаттле?
- Вероятность есть всегда, - ответил Сатал. - Кроме того, мы как раз намереваемся обратиться к вышестощим лицам с просьбой забрать её с планеты. Если, конечно, мистер Макдауэл не передумал, пока мы разговаривали. Тогда мне придётся идти одному.
Вулканец вопросительно посмотрел на Освальда.

Освальд очень удивлённо посмотрел на вулканца.
- Сатал, во-первых, пожалуйста, давайте без мистеров и не по фамилии. Терпеть не могу ненужный официоз, - поморщившись проговорил он, - Во-вторых, опасности она подвергается, и её надо забрать - это само собой разумеется, мы тут именно об этом и говорим, вот только опасности ведь разные бывают. Например, её могли убить за расу, и тогда ни один кардассианец на Волане II не будет в безопасности, или же её могли взять в заложники и использовать при переговорах с нами, пока мы были в резиденции, тогда сейчас ей уже ничего не угрожает. А ещё могли просто попользоваться её телом и оставить прямо там, что, конечно, возмутительно и неприемлемо, но не несёт угрозы её жизни. Во всех случаях ей грозила опасность, но все ситуации отличаются в деталях, и эти детали хорошо бы знать. В-третьих, кто такая эта миссис Лора Эвансон? Кто-то из местных, кто решил вам помочь? Тогда ей тоже может угрожать опасность. Она об убежище не просила? И потом, кто-нибудь на "Саратоге" знает про ваш шаттл? Если нет, то его так там на планете и оставят, и он попадёт в руки бунтарей. Передать шаттл беженцам, которые всё равно прилетят сюда - это не в вашей компетенции, а оставить его враждебно настроенным к Федерации людям нормально? Скажем так, спорное решение. И почему за четыре прошедших часа никто не попытался ничего сказать? Артур-то без сознания был, а что насчёт вас с М'Котой?
- Вам принципиально знать, какая именно опасность грозила миссис Яккат? - спросил Освальда Сатал. Это был странный разговор, и он совершенно не понимал, к чему все эти уточнения. Как будто, если бы выяснилось, что её хотели на самом деле не убить, а только покалечить или что-то в этом роде, это меняло бы ситуацию. - Обезвреженные нами люди не делились своими планами, а читать мыслей, тем более, на расстоянии, я не умею. Артур предположил, что её хотели убить - это был один из вероятных исходов. Лора Эвансон - врач Звёздного Флота, и именно в поисках её я сейчас сюда пришёл. У меня, как вы поняли, тоже были… кое-какие дела и обязательства, - вулканец предпочёл не вдаваться в подробности. - А МКоту я не видел до моего прихода в медотсек. Как бы там ни было - сейчас я здесь, вы в курсе случившегося, и я вам в третий раз предлагаю пойти заняться вопросом Кариссы.

- Я хочу понять только одно: насколько велик риск для других жителей Волана II, - несколько эмоционально ответил Освальд, - Не можете прояснить это - ладно.
- Джез, это всё же твои соотечественники, и, думаю, твоё слово должно быть последним, - сказал кадет, повернувшись к кардассианцу, - Мы передадим Толан просьбу о политическом убежище от Кариссы и поможем ей выбраться с планеты, а остальными пусть займутся представители Кардассианского Союза, когда прибудут сюда. Или же ты можешь как официальный представитель Кардассии на Волан II запросить помощь Федерации в эвакуации ваших гражданских.
Чуть подумав, он произнёс неприятную истину, которую, впрочем, и так, скорее всего, понимали оба собеседника:
- Впрочем, наши ведь могут и отказать. Но тогда... - кадет замолчал и недовольно помотал головой, - Чёрт, до прибытия на эту планету мне подобное и в голову не пришло бы!

- Мне кажется, будет вполне логично предоставить заниматься вопросом кардассианцев глинн Толан, - заметил Сатал. - По крайней мере, у неё больше для этого и прав, и возможностей, а кроме того, она не в лазарете. Не исключено, что координатор и сама уже подумала об этом. Сейчас я собираюсь пойти узнать, не выяснились ли новые обстоятельства в отношении Кариссы, после чего выясню, кто из компетентных лиц доступен для беседы. Также замечу, что я всё ещё не закончил другие дела, потому не могу на данный момент позволить себе провести весь день до вечера в пространных рассуждениях. Мистер Тенма, - Сатал коротко склонил голову в знак прощания, после чего направился снова к кровати Артура. Он подумал, что Освальд, судя по всему, ещё более эмоционален, чем Лайтман. Кроме того, если Артур и был склонен к испульсивный действиям и длительным рассудениям, рассуждал он, по крайней мере, по делу. Освальд же завёл беседу на не относящуюся к делу тему в совершенно неподходящее для этого время. Как в такой ситуации координировать действия, понять было очень сложно.
__________________
+ Сатал и Тенма


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
26 Января 2016, 13:13:40 #228
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:10
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Будто в ответ на слова М’Коты вернулась младший лейтенант Дженнифер Геллер.
 - Я уточнила, - сообщила она, - Госпожа Карисса Яккат не прибывала на борт и, честно говоря, ее нет ни в каких наших списках. Насколько нас посветили в детали, мы должны забрать с планеты только офицеров Звездного Флота и всех граждан Федерации, которые захотят полететь с нами. Но ведь всё всегда меняется, и ничего не кончено, пока эвакуация продолжается, верно? - она сочувственно улыбнулась, - На “Саратогу” пока вернулись не все люди и отправленный на поверхность транспорт, так что она еще может прилететь. Насколько я смогла узнать, сейчас мы ждем один федеральный шаттл, но он находится довольно далеко от всех населенных пунктов и мы не сразу о нем узнали, поэтому до него было сложно добраться.

Прикосновение М’Коты было неожиданным и невероятно приятным. Это ощущение хотелось растянуть, ответить ей тем же, взять ее за руку.
Он ее выслушал и совсем не согласился. Делегировать он не мог, по крайней мере не сейчас, командир из него плохой, впрочем – и человек тоже.
А потом вернулась доктор и приятное мгновение закончилось.
Так все и было, как он предполагал. И все таки – все вероятности равны одной второй. Все эти 99%, 1 % - все это великая чушь собачья, потому что события либо происходят либо нет. Там, где на вопрос могут быть даны всего два ответа – “да” или “нет”, нет других значений вероятности. Математики всегда ошибались в этом глубоком философском вопросе бытия.
Похоже, доктор говорила об их шаттле, который назывался «Эйнштейн», и Лайтман, желая затянуть время, не стал давать дополнительную информацию, которая облегчит инженерам доступ к шаттлу.
- Спасибо вам за информацию. Да, это так, мэм, - спокойно ответил он доктору. – Еще ничего не кончено. И я, как пусть все еще не офицер Звездного флота, а только кадет, но все же – получил просьбу о помощи, которую должен передать. Как понимаю, передать ее нужно адмиралу. Нельзя улететь, бросив тех, кто просил о помощи. Я вполне в форме, что бы пойти в составе нашей делегации к адмиралу, и объяснить необходимость. Потом я сюда вернусь. Может быть разрешите?
– Я бы его отпустила, – поддержала М’Кота, значительно посмотрев на доктора Геллер. – У вас говорят, что выздоравливающим вредно волноваться, а он будет, если не пойдёт вместе со всеми. И ему, может быть, даже станет хуже. А так он сразу всё узнает из первых рук, и пойдёт на поправку семимильными шагами.
Сказать по совести, клингонский врач уже давно отправил бы такого выздоравливающего... нет, ну не к приборам, конечно, но как минимум в каюту или даже назначил на санитарную обработку корабля, но М’Кота решила проявить дипломатичность (в доступной для себя степени).
-Извините, я не очень понимаю, - призналась Геллер, - Зачем вам куда-то идти? Ведь вы уже рассказали о просьбе вашим друзьям и рассказали мне. Разве именно ваше присутствие может решить вопрос?
- Понимаете в чем дело, мэм, - Лайтман немного замялся, опасаясь, что его слова могут обидеть М’Коту, - дело в том, что Макдауэл не знает всех подробностей, Сатал – тот парень, что только что заходил – он не имеет отношения к флоту и он вообще с Вулкана, его интерпретация и доводы могут быть не совсем теми, которые хочу предъявить я, а М'Кота – он кивнул на клингонку, - ну … она с Кроноса. Наши слова все вместе, они ... дополняют друг друга, мы все вместе – будем куда убедительнее, чем кто-то один.
-Я вижу, как вас это волнует, - встревоженно ответила Геллер, - Честно говоря, я даже подумываю сходить за успокоительным. Уверена, адмирал Нечаева тоже вас поймет. Ну… мы ведь должны помогать тем, кто в беде? А если не она, то капитан уж точно. Вот только… для убедительности эмоций мало, вы должны будете предоставить точную информацию. Например, имя, описание, точное местонахождение. У вас это есть?
Лайтман уже испугался, что сейчас его вырубят успокоительным и все будет напрасно. Этого не должно было случится.
- Мэм, - спокойно и серьезно сказал Артур, - я спокоен, все хорошо. Не надо успокоительного. В первую очередь нужно завершить дело, и после этого я  исполню все ваши инструкции и никуда отсюда не денусь. Да, у меня есть все имена, описания, координаты и доказательства. Я готов все это показать на карте Волана 2.
-Ну тогда… - начала Геллер, но затем нахмурилась, - Честно говоря, я не знаю, что тогда. Я же только младший лейтенант, я не могу решать такие вещи, мне надо сказать главному врачу. Пожалуйста, не делайте глупостей, пока я не вернусь, хорошо?
Артур кивнул.
- Хорошо.
Пока доктора не будет, у него было еще немного времени, что бы доесть еду. Потому что есть хотелось чертовски. Но перед этим он все равно посмотрел на М'Коту и улыбнулся ей в благодарность за поддержку, и вообще, просто потому, что она была рядом.
- М'Кота, ты успела поесть после телепортации? Вам дали доступ к еде? – спросил Лайтман, снова занеся ложку над желе, но собираясь им поделиться.
– Попробовали бы не дать, – хохотнула М’Кота, – ты не представляешь на что способны клингоны, лишённые законного завтрака!
______________
Дженнифер Геллер, М'Кота, Лайтман
Offline  
27 Января 2016, 09:24:59 #229
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:18
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Волан II, Джеймстаун

Эвансон криво и невесело улыбнулась.
- У нашего братства врачующих есть своя идеалогия, это верно, и наши приоритеты иногда трудно понять тем, кто не давал те же клятвы, что и мы. Я понимаю, что вы здесь именно поэтому. Но иногда чертовски нелегко определить, в чем состоит благо пациента, не так ли? Если он ранен и испытывает боль - тут все просто, мы сращиваем ткани, облегчаем страдания, спасаем жизнь. А дальше? В какой момент мы должны остановиться? Я сорок лет пытаюсь ответить на этот вопрос. Мой друг не болен, он таким родился, и врачи из Федерации ничего не смогут с этим сделать. Сейчас он просто ребенок, который совершил ошибку. Что для него будет благом?
– Возможно, об этом стоит спросить его самого? – ответил вопросом на вопрос Тенек. – Но для начала, расскажите всё о вашем друге. Точный и полный диагноз: аутические проявления – его единственная особенность или они сопутствуют какому-либо заболеванию? Насколько снижены стремление и способность к общению? Как относятся к его состоянию в семье и социуме, можно ли назвать это отношение корректным? Как он воспринимает себя сам: удовлетворён ли он своей жизнью и возможностями или хотел бы это изменить? И, что очень существенно для нашей проблемы: насколько он способен принимать решения и отвечать за свои поступки? Понимает ли он свои желания, есть ли у него собственные критерии правильности или ошибочности своих дествий? Вы можете считать его ребёнком, но вы не хуже меня знаете, что детям это тоже доступно, пусть и не в одинаковой степени для разных возрастов и индивидуальных особенностей.
-У меня нет времени на ваше вулканское занудство! - вспыхнула Эвансон, - Каким образом эти детали могут помочь прямо сейчас? Когда его обнаружат и поймут его роль в провале операции маки… Я не знаю, что произойдет, и даже не знаю, когда, но скорее раньше, чем позже. Я просто хочу предусмотреть все возможности и принять любые меры, которые могу, чтобы обезопасить его. Когда я узнала от Звездного Флота, что на планете есть представитель расы, способной к телепатии, я увидела в этом возможность элегантного плана. Но вы явно не согласны с моими методами. Что еще я могу сделать? Мы должны вернуться в самое начало рассуждений…
Она нервно заходила по комнате.
-Должны ли мы что-то сделать? Да, несомненно. Какие варианты у нас есть? Остаться здесь или бежать… Если бежать, то вся семья может лишиться всего, и мы будем в этом виноваты, сможем ли мы жить с этим после? Если оставаться, то надо придумать, как.

Ракар горестно вздохнул. Вулканское занудство! Как это знакомо. Сейчас они договорятся до того, что парня и впрямь обнаружат, обвинят, расстреляют. Как много слов, как мало дела. Как это все не по ромулански.
- Где этот человек сейчас? Мы можем посмотреть на него и поговорить с ним? Кроме того, я должен убедиться что вы всё уничтожили правильно. И еще – этого человека нужно лишить сознания как можно быстрее, что бы его не смогли допросить, так – мы выиграем время.
Тенек пожал плечами: то, что они называли занудством, он называл добросовестностью и этикой. Подождав, пока ромуланец выскажется, он ответил:
–Я думаю, вы и сами не стали бы стирать память первому встречному без выяснения всех обстоятельств, окажись вы на моём месте. Если действовать надо быстро, вы можете поручить мистеру Ракару уничтожить указывающие на вашего пациента улики, он уже дважды выразил своё согласие. Мы же за то время, что ему необходимо для этого, могли бы разобраться, как лучше всего решить вторую часть проблемы вашего пациента. И здесь, я хотел бы получить не только всю информацию, но и возможность поговорить с ним самим. Если участок памяти будет подавлен, хуже от этого не будет. Если нет, как я понимаю, тоже.
-Я оставила моего друга в нескольких милях к востоку от города. За ним есть, кому присмотреть сейчас, но я не знаю, сколько у нас времени. Может быть… может быть, уже поздно. Но нет, мы не должны об этом думать, - она встряхнула рыжими волосами, - До Джеймстауна я добиралась верхом, а затем пешком - до того, как сдалась местным, которых вы видели. Чтобы вернуться, нам понадобится ховеркар.
Ромуланец кивнул, взял винтовку, китель.
- На крыше мэрии был ховеркар, который оставили наши коллеги. Но его взять проблематично, тем более слишком явно будет. Есть другие идеи, где его взять?
– Мы – врачи, – возразил Тенек, – доктор Эвансон прибыла в большой спешке. Будет похоже, что мы торопимся на помощь пациенту. Как оно в сущности и есть… с некоторыми оговорками.
 - В последний раз там был этот ваш Вихо, - Ракар посмотрел на Лору Эвансон, - и если он и сейчас мне попадется и помешает, то мне придется его наконец убить, как я ни старался этого избежать ночью.
-Может быть, это не такая проблема… - задумчиво ответила Эвансон, - Я могу попробовать одолжить машину у кого-то из моих знакомых. А если это не получится… Что ж, тогда я хотя бы пойму, что у меня здесь больше не осталось друзей и работу по завоеванию доверия на этой планете придется начинать сначала. Будьте готовы…
Она направилась к выходу из комнаты, и столкнулась в дверях с Сесилией. Та пропустила доктора и обратилась к Тенеку:
-Кажется, серьезных пострадавших больше нет, док. По крайней мере тех, в кого стреляли. Есть мелкие повреждения и кое-кому понадобится зубной протез, но раз док Лора теперь здесь, она может заняться этим сама. Что бы там ни говорили люди, так это они сгоряча. На самом деле Волан II вам благодарен. Вы все-таки не надумали остаться?
– Нет, мисс Сесилия, тем более, что к вам вернулся ваш собственный лекарь. Проследите за тем, чтобы к ней относились достойно.

Ракар прошел следом за Лорой, мимо Сесилии, остановил доктора за локоть, наклонил голову и тихо сказал:
- Стойте, возьмите ваше оборудование, снотворное, сильные обезболивающее, сканеры, что-то, чем можно воспроизвести ДНК, снять образцы с поверхности и перенести в другое место, все то, что может пригодиться для вашей цели. Покажите ваши препараты, я выберу.
-Шкаф с препаратами - второй от входа, - так же тихо ответила Эвансон, - Вы должны были видеть, как ваш коллега его использует. Оборудование я соберу, хотя мой арсенал тут довольно ограничен. Возможно, придется действовать грубыми методами. Впрочем, способности к расследованию у местного населения тоже ограничены устаревшей техникой.
- Да, но мне нужен перевод. Я не читаю на вашем языке. Осторожно, не возбуждая подозрения, мы с вами сейчас всё соберем, и уйдем отсюда. Каково бы не было требование грубости методов, я не допускаю некачественной работы.
Доктор согласно кивнула и ушла на поиски ховеркара.
_______________
+Тенек, Лора Эвансон, Сесилия


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
28 Января 2016, 09:43:22 #230
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:18
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Волан II, Джеймстаун


Пока продолжались сборы, Ракар вышел во двор клиники через черный ход, чтобы разведать обстановку. Не следовало улетать из клиники со стороны площади, следовало сделать это тихо со стороны задворок. В этой части города было тихо, сюда не добралась ни одна живая душа. Утро вступало в свои права, теперь отчетливо были видны кусты и деревья. Ромуланец остановился на заднем крыльце, у двери, которую еще ночью выбил, что бы войти в помещение. Прислушался. Далекие звуки, доносившиеся с площади, сейчас угрозы не представляли.
В нескольких метрах от него из за укрытия осторожно выглянул какой-то местный зверек. Ромуланец заметил движение и посмотрел на него. Осмелев, зверек вышел и, медленной, гордой походкой пошел к клинике. Он был гладкошерстным и остроухим. Сначала этот мелкий зверь величественно и невозмутимо игнорировал присутствие Ракара, но по нему было видно, что тот делает это намеренно. Ромуланец следил за ним не шевелясь. Наконец он остановился в метре от крыльца, сел и посмотрел на высокого гуманоида. Взгляд зверька показался ромуланцу надменным, высокомерным. Еще минуту они молча смотрели друг на друга, потом ромуланец спустился с крыльца присел на корточки перед этим местным зверем и положил на землю винтовку. Зверь не пошевелился, не сводя с ромуланца коричневых глаз. Рассмотрев его вблизи, Ракар протянул к нему руки и поднял перед собой. Зверек висел в его руках,  не сопротивляясь и не меняя гордого выражения своей мордочки.
- Судя по всему, ты не хищник, - сказал ромуланец, - чей ты? Людей или кардассианцев?
Ответа конечно же он не получил. Таких животных Ракару еще не приходилось видеть, он был теплым, мягким и чистым. В его глазах отражалась какая-то разумная эмоция и требование.
- Мяу, - сказал зверь. – Мяяуу.
Поняв, что тому неудобно так висеть, Ракар опустил его на землю, но тот сначала недоверчиво, а затем смелее стал тереться о его ладонь.
- Тебя бросили люди занятые войной, да?
Вытащив из за пазухи свой единственный походный пищевой концентрат, Ракар разорвал упаковку, измельчил еду и положил ее перед зверем. Зверь понюхал еду и вопросительно посмотрел на ромуланца. Ромуланец ухмыльнулся, взял кусочек, положил себе в рот и стал есть. И тогда зверь последовал его примеру.
- Ты тоже никому не веришь, да? Правильно делаешь, в общем. Мне верь, мне можно.
У ромуланца не было ни причин, ни поводов любить людей, кардассианцев, клингонов, любых других. Впрочем, особых поводов любить своих соотечественников у него тоже не было. Он уважал их, заботился о своей Родине, делал все для того чтобы его раса выжила, для ее защиты. Но не любил. В этом звере Ракар почувствовал нечто, схожее с ним самим.  И дело было вовсе не в гордости, надменности и высокомерном взгляде.
Зверь съел все, что ему было предложено, и заурчал. Помедлив, ромуланец погладил его по гладкой шерстке.
- Мы все на войне. На войне. Но когда-нибудь будет мир, - сказал он этому существу. – Давай, иди своей дорогой.
Он встал и поднял винтовку, пришла пора уходить. Зверь убежал вглубь сада, Ракар проводил его взглядом и вернулся в клинику.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
28 Января 2016, 11:25:10 #231
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Конференц-зал

Принять посетителей адмирал Нечаева согласилась лишь спустя 4 часа после начала эвакуации. Всех, кто хотел с ней увидеться, проводили в конференц-зал “Саратоги”.
Алина Нечаева в одиночестве сидела в конце длинного стола, за которым команда корабля обычно собиралась на брифинги, перед ней стоял поднос с белым фарфоровым чайником и несколькими небольшими чашками. Женщина выглядела усталой.
-Войдите, -  сказала она, когда прозвучал сигнал от двери.
Четыре часа неизвестности выматывали хуже активного действия. Никакой информации, только постоянное «Вас вызовут» и «С вами свяжутся» - но не вызывали и не связывались. Единственное, что немного успокаивало – это информация из медотсека, согласно которой состояние пострадавших не представляет угрозы. А вот что вызывало множество вопросов, так это их положение на орбите Волана II: «Саратога» медленно плыла вокруг планеты, не собираясь улетать. Для Толан, чьи кадеты все еще находились на планете, это была хорошая новость, но она не была прочь узнать, чем было вызвано такое решение.
Поэтому в кабинет адмирала Нечаевой она зашла стремительно – пожалуй, слишком уж стремительно, - и не особо стараясь скрыть нетерпение.
- Добрый день, адмирал, - она посмотрела на сидящую перед ней женщину. – Я рада, что вы, наконец, освободились.
За четыре часа Утара закончила кофточку для будущей внучки. И даже начала чепчик. Это была третья хорошая новость. Первая хорошая новость заключалась в том, что кадеты уцелели и даже наиболее пострадавшие отделались вполне поправимыми травмами; вторая – в том, что «Саратога» не торопилась улетать. За эту вторую хорошую новость советник даже была готова простить адмиралу Нечаевой её эксцентричность, хотя, строго говоря, у адмирала были все шансы договориться с участниками проекта намного быстрее и проще, если бы только начальственная дама была хоть чуточку менее безапелляционной.
Кадетов на планете оставалось всего двое. Нельзя сказать, чтобы Утара не беспокоилась об их безопасности, но вулканец и ромуланец были как раз из числа тех немногих участников высадки, которых несложно было разыскать и без помощи коммуникаторов, поэтому её беспокойство было умеренным. В конце концов, если бы их биосигналы вдруг пропали, координатору об этом были бы обязаны тотчас же сообщить.
Поэтому в зал совещаний Утара вплыла с безмятежностью белого облака, конкурируя с изображениями земного Будды и создавая конраст с энергичной Толан.
 -Утро, доброе утро, - машинально поправила Нечаева, - Хотя это лишь фигура речи, добрым его не назовешь, особенно учитывая, что все мы не спим уже сутки. Поэтому постарайтесь изложить покороче - что там еще у вас?
Умиротворённость Утары вселила в кардассианку новые силы и даже некоторым образом ее успокоила. В очередной раз Толан подумала, что советник на проекте – совершенно не лишний человек, и что без него – точнее, без нее, - ей было бы тяжелее.
Беря пример со своей коллеги, она волевым усилием подавила раздраженность, и доброжелательно (ну, как могла), улыбнулась адмиралу.
- Мне это знакомо, мы все вымотаны. Жаль, что у вас не было времени пообщаться раньше, после того, как вы затянули наш катер в док без моего на то согласия. Но я пришла поговорить не об этом, - она жестом остановила возможные попытки Нечаевой что-то ответить на ее замечание. – Наоборот, я бы хотела поблагодарить вас за спасение участников проекта. Как я могу судить, почти все – кроме двоих – уже находятся на борту корабля. И… мы находимся на орбите Волана II уже четыре часа, несмотря на то, что ваш первый офицер сообщил, что после официального окончания эвакуации корабль покинет орбиту. Не думаю, что вы остались здесь из-за двух участников «Альфы». Так почему же? И какие ваши дальнейшие планы действия?
-Первый офицер корабля был совершенно корректен - как только мы закончим эвакуацию, мы сразу же покинем орбиту Волана II, а затем и Демилитаризованную зону, и возьмем курс на ДС9. Не волнуйтесь, это произойдет в ближайшие минуты - я лишь жду окончательно подтверждения. У нас были некоторые сложности с возвратом с планеты, потому что у местных все-таки есть вооруженные истребители, но мы все еще укладываемся в расписание.
– Адмирал, ведь эвакуация – это не секретная операция? – мягко спросила Утара. – Нам не нужны имена, но по крайней мере сказать, сколько групп вы ожидаете, и почему их нельзя телепортировать, вы нам могли бы. Это позволило бы нам понять, сколько времени у наших кадетов. Также, если это не является секретной информацией, я хотела бы спросить, почему «Саратога» не может задержаться для ожидания участников нашей группы. Мы ни с кем не находимся в состоянии войны, никакие силы нас не атакуют, и желание забрать тех, кто был вынужден задержаться, можно считать уважительной причиной. Я бы также назвала уважительной причиной для задержки намерение стажёра Тенека оказать помощь пострадавшим. Причина, по которой задержался улан Ракар, мне точно неизвестна, однако в его случае нам следовало бы проявить особую осторжность: пренебрежительное отношение к его жизни может вызывать осложнения в отношениях с Ромуланской империей, а также подтолкнуть ситуацию к тому, чтобы ромуланцы отказались от участия в проекте «Альфа». Такой исход был бы крайне нежелателен, поскольку цель проекта не только укрепить старые связи, но и создать новые, в особенности с теми, кто раньше и помыслить не мог о союзе с Федерацией.
- Сколько слов, советник… - устало вздохнула Нечаева, - А ведь я просила покороче. Если вы хотите, чтобы я забрала ваших людей, я немедленно отдам приказ, их найдут по биосигналам и поднимут на борт. Особенно ромуланца. С вулканцем может быть сложнее, потому что мы точно не знаем, есть ли на Волане II другие представители его расы, но скорее всего мы сможем найти именно вашего.
Адмирал упорно не хотела их слушать – слова Утары явно прошли мимо нее, а ведь советник могла и умела быть убедительной.
- Вопрос не в том, что мы хотим, чтобы кадетов Тенека и Ракара забрали с планеты – они находятся там добровольно и по уважительной причине, - чуть строже произнесла Толан, однако все еще сдерживаясь, чтобы не повысить голос. – Советник Рилл спросила, почему вы не соглашаетесь их подождать и к чему такая спешка. Мы до сих пор не получили никакой информации о происходящем. Мне, например, было бы интересно знать, поставили ли вы уже в известие кардассианскую сторону, чтобы они могли заняться эвакуацией наших граждан. Или по крайней мере – чтобы вы предоставили мне такую возможность.
-Я понимаю, что вас многое волнует, но давайте решать все наши вопросы по порядку, - предложила адмирал, - Иначе наши реплики грозят превратиться в монологи, весьма сложные для восприятия. Перво-наперво - ваши люди. Если они на планете по собственному желанию и уважительной причине, то я не очень понимаю, о чем тут вообще говорить. У меня тоже есть люди, которые решили остаться на Волане II, и это была их свободная воля. Они оценили условия и риски, а затем решили, что для них более важно. Мы никого не бросаем и не предаем, мы лишь уважаем чужие решения. Если вам не нравится выбор, который сделали ваши подопечные - это ваша забота, не моя. Хотя лично я бы настаивала на лучшей дисциплине, будь это мой проект. Эти молодые люди постоянно ставят свои личные интересы на первое место, и я бы постаралась донести до них, что это совершенно недопустимо. Операция государственной важности не может остановиться ради двух человек. Мне очень жаль, глинн, но такова печальная и жестокая правда - если смотреть в масштабах государства, два человека - это допустимая погрешность. Когда-нибудь, когда вы получите под командование свой корабль, вы это поймете.
Нечаева поднялась из-за стола и отошла к окну. Внизу медленно проплывал зелено-голубой шар Волана II.
-Но у любой проблемы есть больше, чем одно решение. Сейчас вы бьетесь головой о стену, пытаясь заставить не то что целый корабль, целое государство поменять планы. Не легче ли попытаться поменять планы всего двоих человек?
– Пока мы не пытаемся изменить ничьи планы, пока мы пытаемся только выяснить более подробно, в чём они заключаются и по какой причине не совпадают с нашими, – поправила адмирала Утара. – В сущности, мы ждали, что вы объясните нам это или, по крайней мере, скажете, что это секретная информация, чтобы мы перестали спрашивать.
Утаре хотелось добавить, что все проблемы с кадетами никак не мешают связаться с Кардассией – союзническим на данный момент государством – и спросить, не нужна ли помощь её гражданам, но советник решила говорить как можно более короткими фразами и только на одну тему зараз, чтобы снизить для Нечаевой возможность манёвра и заставить её наконец отвечать прямо.
____________
Совместно с Утарой Рилл и адмиралом Нечаевой
Offline  
28 Января 2016, 11:31:33 #232
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Конференц-зал

- Выражение”секретная информация” - звучит так безобразно, - поморщилась адмирал, - Сразу включается паранойя и начинаешь подозревать какие-то заговоры и что-то плохое. Да, еще одна правда в том, что ни у вас, советник, ни у вас, глинн, нет прав доступа к информации по всем деталям этой операции. Прошу не воспринимать это как личную обиду или выражение недоверия, но лейт-коммандер всегда знает больше энсина, капитан - больше лейт-коммандера, ну а адмирал… - она улыбнулась, - Я стараюсь быть максимально честна с вами. “Саратога” здесь не на спасательной миссии, мы здесь - чтобы проследить за переговорами и продемонстрировать, что Федерация не навязывает никому ни свою помощь, ни свои ценности, и оставляет эту планету в покое по первому требованию и в максимально короткие сроки. И даже если ради комфорта других нам придется пожертвовать своими людьми… мы готовы пойти на это. Вам не обязательно знать больше, чтобы вытащить с планеты ваших людей, если вы действительно этого хотите. Я уже предложила вам два способа для этого.
«Какая трогательная забота! – саркастически подумала Утара. – Несколько часов заставить ждать, наговорить столько пустых слов, силой затащить нас на корабль, и всё только для того, чтобы не травмировать нас словами “секретная информация”! А ведь эти два слова очень легко убедили бы нас как минимум в том, что у адмирала есть основания убрать нас с орбиты Волана II, независимо от наших надобностей. Да и вопросы мы стали бы задавать сразу же с учётом этого».
- Адмирал, я уже все сказала по поводу двух участников проекта на планете, и вы, вероятно, это услышали, - после некоторой паузы ответила Толан. – Вопрос не в том, необходимо ли их вернуть сейчас силой или оставить там, вопрос – почему вы так решительно отказывались их подождать. Напоминаю, что кадет Тенек остался там не для развлечений, а для оказания помощи пострадавшим. Странно, мне казалось, что вы в Федерации такие вещи цените. Но если это «секретная информация», я понимаю и принимаю такой ответ. А теперь давайте вернемся к вопросу о кардассианах, который вы проигнорировали. Вам известны планы об эвакуации своих граждан или других действий относительно Волана II? Я бы не хотела действовать за вашей спиной, но если вы не проинформируете меня по этому поводу, мне придется немедленно связаться с Центральным Командованием. 
-Я не ограничиваю ваши коммуникации, глинн Толан, - пожала плечами адмирал, - И даже напротив, рекомендую ими воспользоваться, в том числе для связи с вашими подопечными, потому что на самом деле у вас нет о них и их планах реальной информации. Что там делает ромуланец? Единственные ли они медики на планете? Сколько они планируют оставаться? Собираются ли они возвращатся вообще или перешли на сторону маки?
Нечаева сделала паузу.
-Однако, прежде чем вы отправитесь это выяснять, я тоже хотела бы кое-что знать. Когда мы планировали эту операцию, мы учли и положительный ответ на наше предложение, и отрицательный, мы заранее имели план на каждый исход. Но мы не смогли учесть вас. Почему вы на этой планете и именно сейчас?
– То есть вы хотите сказать, что планируя операцию с вариантами действий для каждого исхода, вы не заметили, что на Волане II проживают два утверждённых кандидата в проект «Альфа»? – невинным голосом осведомилась Утара. – И не были проинформированы, что именно сегдня… то есть, простите, вчера за ними прибывает вся группа, чтобы приступить к очередному заданию в полном составе?
- Информации, которая у меня есть, достаточно, но я свяжусь…. Что? – последняя фраза адмирала заставила кардассианку прервать фразу на середине и замолчать. Советник Рилл справилась с этим лучше, выразив такой очевидный вопрос.
- Я не могу поверить, что адмирал Солок не поставил вас в известность о том, что 23 августа мы прибудем на Волан II, чтобы забрать двух участников проектов Альфа. Информация об этих участниках, как и о наших планах, направленном к планете катере и дате прибытия, была открыта и доступна. Меня удивляет ваше неведение – или какая-то игра, которую я не понимаю, я не сильна в дипломатии. Если же вас интересует, что лично я здесь делаю, то позвольте вас замерить, что я не шпионю на Кардассию, а всего лишь выполняю свои обязанности в качестве руководителя проекта «Альфа», - в голосе Толан послышались железные нотки.
-Меня совершенно не интересует, почему здесь именно вы, глинн Толан, - вздохнула адмирал, - И в шпионаже вас никто не подозревает, по крайней мере, пока вы сами не начинаете подавать поводов скрытностью и нежеланием сотрудничать. По-моему, все происходящее здесь само собой отвечает на ваши вопросы - кто-то пытается помешать мне и использовать для этого вас и вашу группу. И я докопаюсь до правды, даже если за этим стоит мой коллега. Однако, просматривая файлы ваших участников, я обратила внимание, что один из них - кардассианец, и вы прилетели сюда отчасти из-за него. Почему именно этот молодой человек? Его рекомендовал вам легат Таррел или его отец, гал Тенма? Или, возможно, его досье просто появилось у вас на столе в самое подходящее время? Мне не нужен ответ прямо сейчас. Просто подумайте над этим.
- Я не вижу, как я или моя группа могут мешать вашим планам, - заметила Толан, задетая подобным отношением к «Альфе», - более того, о ваших планах мы ничего не знали и не знаем до сих пор. Впрочем, все это меня совершенно точно не касается. Почему вас так волнует именно этот участник – потому что он кардассианец? В «Альфе» участвует много представителей не-федеральных рас, но вы не задаете вопросов о клингонке, ромуланце или орионце. Гил Тенма попал в проект так же, как и остальные участники – после официального отбора на своей планете и утверждения в штабе «Альфы». Его кандидатура также прошла известного вам, как я полагаю, адмирала Солока. Я также рекомендовала именно этого участника от Кардассии из-за его успехов, достижений и положительных характеристик, - слова звучали официально и отстранённо. – У вас есть еще вопросы по проекту? Если нет, то не смею вас больше задерживать и отнимать ваше время.
-Я спрашиваю именно об этом участнике, потому отчасти именно он привел вас сюда. Я спрашиваю именно вас, потому что, как его соотечественница, вы лучше любого, присутствующего здесь, можете знать, почему выбран этот молодой человек, - медленно ответила Нечаева, -  Но если вы больше знаете о том, как была выбрана вторая участница, девушка земного происхождения, то мне тоже было бы интересно это услышать. В конце концов, мы все хотим пролить свет на правду, и в этом мы на одной стороне, я надеюсь…
“МакКвин - адмиралу Нечаевой” - раздался через коммуникатор голос первого помощника “Саратоги”, - “Из медотсека передали просьбу от группы кадетов, которые хотели бы встретиться с вами. Кажется, это что-то насчет некой кардассианки, которая просила политического убежища?”
Адмирал посмотрела на собеседниц.
-Это еще что? Вам что-то об этом известно?
Толан нахмурилась, пытаясь вспомнить – в памяти всплыл разговор с планетой, в котором среди прочего кадеты упомянули кардассианку…
- Кадеты на планете видели одно из… не самых дружелюбных проявлений земного населения Волана II к моему народу. Это был один из тех вопросов, который я бы хотела обсудить с Центральным Командованием – думаю, эта женщина не единственная, кому может потребоваться помощь. Как бы то ни было, я не знаю, что именно вам собираются сказать кадеты, и я бы рекомендовала вам их выслушать. В отличие от меня они были на планете и видели больше меня.
Утара выжидательно посмотрела на адмирала. Прямая просьба о помощи к тому же от представителя союзного на данный момент государства – такое нельзя было проигнорировать. И всё же болианка воздержалась от коммментариев: ей почему-то казалось, что адмирал Нечаева не из тех, кто любит советы, иногда у Утары даже возникало иррациональное ощущение, что услышав совет или тем паче подсказку, адмирал испытывает труднопреодолимое желание поступить наперекор.
Нечаева тоже нахмурилось:
-Если ваши кадеты ничего не напутали, то это очень серьезный вопрос. Вы пришли сюда, чтобы говорить о людях, которые отказались от помощи, но прямой запрос, да еще и о политическом убежище - это совсем другое дело. Если вы о нем знали, возможно, следовало начать с него.
В отличие от Утары, адмирал не стеснялась давать советы. Она коснулась дельты и обратилась к первому офицеру:
-У нас осталось время, чтобы заняться этим?
-Сложно сказать, мэм, - ответил мужчина, - Не зная всех деталей.
-Тогда выясните их. И разберитесь с этой проблемой соответственно. Нечаева, конец связи. Полагаю, это конец нашего разговора на настоящий момент, глинн Толан. А вас, госпожа Рилл… я попрошу остаться.
_________________
с Иламой и адмиралом Нечаевой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
29 Января 2016, 15:55:57 #233
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Каюта глинна Иламы Толан


Разговор с адмиралом Нечаевой вызывал больше вопросов, чем ответов, а беседа с Центральным командованием и вовсе вымотал. Во-первых, как оказалось, гил Тенма так и не связался с Кардассией, хоть Толан и была уверена в обратном: то ли посчитал ее настоятельные рекомендации несущественными, то ли в резиденции возникли проблемы со связью. Во-вторых, пересказывая известные ей события, женщина поняла, как много она не знает, и как много белых пятен было во всей этой истории. А именно: какая угроза стоит перед кардассианским населением, какая именно женщина попросила о помощи, что случилось в гарнизоне…
Разговор, больше похожий на допрос (кардассианский легат бы наверняка нашел общий язык с Нечаевой, у них было много общего), вызвал резкий приступ головной боли и ненависти ко всему миру, а необходимость писать отчет руководству из «Альфы» - желание умереть. Вместо этого у нее оставалось еще одно важное задание – выяснить, что происходит у добровольно оставшихся на планете Тенека и Ракара. Должно быть, они думали, что «Саратога» и «Анадырь» давно покинули орбиту. В то же время она не считала себя вправе торопить их, поскольку сама развязала им руки, дав свободу действий. Впрочем, когда-то им придется возвращаться…
Но ни первая, ни вторая попытка вызвать участников «Альфы» не увенчалась успехом, и только потом Толан вспомнила, что оба их коммуникатора сейчас находятся на корабле, а вулканец и ромуланец остались на планете без средства связи. Энн Уильямс говорила, что эти двое остались в клинике доктора Эвансон, и после недолгих поисков по базе данных Джеймстауна кардассианка смогла ее найти.
- Активировать связь, - приказала она компьютеру и устало потерла глаза, - вызвать клинику доктора Эвансон.
Offline  
29 Января 2016, 16:31:50 #234
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


-Честно говоря, я не очень понял, что сейчас произошло… - признался Тенма.
Кардассианец попытался подавить зевок, но у него это не получилось незаметно.
-Столько разных вопросов одновременно, что кажется, я начинаю отключаться. Наверное, это из-за лекарств… Главное, чтобы у меня дома узнали о том, что тут происходит. И тогда они пошлют помощь. Это было моим планом… ну, почти с самого начала.

Освальд раньше и не думал, что будет когда-либо скучать по Тенеку, тем более так скоро. Точнее, совсем недавно такая мысль мелькнула, но тогда его вулканскому соседу грозила, как считал кадет, гибель, и от этого в голову лезли разные мысли, которые далеко не сразу получилось отогнать.
- Первый раз встречаю вулканца, который не только совершенно не слушает других, но ещё и так торопливо принимает решения, - сказал он Тенме, - Видать нашу земную натуру никакое вулканское воспитание исправить не в состоянии. Ладно, надо что-то решать. Раз уж Карисса запросила убежище, её должны будут вытащить, но вряд ли капитан "Саратоги" озаботится жизнями остальных без официального запроса.
Кадет взглянул на сонного кардассианца и, усмехнувшись, добавил:
- Но, похоже, об этом всё же стоит поговорить с Толан. Всё, больше тебя не мучаю. Приходи в себя.
-Вулканец? Где вулканец? - пробормотал Тенма, закрывая глаза, - Никогда еще не видел живых вулканцев…
А последними его словами было:
- Нельзя отдавать планету мятежникам…
- Уже нигде, ушёл наш недовулканец, спи спокойно, - тихо проговорил Освальд и отошёл от койки.
Стараясь не шуметь, он пошёл назад - к койке Артура.
_________________________________________________________________

Подходя к кровати Артура, вулканцу хотелось сказать о странности состоявшейся с кадетом беседы, однако Сатал решил, что делать этого не стоит. По крайней мере, пока Артур сам не задал этот вопрос. Сейчас же цель у него была другая.
- Я пришёл узнать, не изменилась ли наша информация относительно Кариссы Яккат. И если нет, тогда нужно выяснить, к кому мы можем обратиться по поводу неё.
- Изменилась, - кивнул Лайтман. – Ее на борту нет, и никто не в курсе. Идти нужно к адмиралу, которая в настоящий момент командует здесь. Где Освальд?
- Я предположил, что он подойдёт, когда будет готов, - ответил Сатал. Подумав, вулканец всё-таки признался: - Он стал задавать мне вопросы, смысла которых я не понял. Мои ответы его, как я понял, не удовлетворили, а необходимость эти ответы давать снова и снова очень сильно задерживала реализацию нашего предприятия. Поэтому я сказал, что собираюсь узнать актуальную ситуацию и выяснить, к кому конкретно мы будем обращаться, и вернулся сюда.

- Угу, - сказал Лайтман. «Как же мы можем понять океан, если не в состоянии понять друг друга», припомнил он цитату одного из шедевров прошлого, когда человечество только мечтало о контактах с внеземными цивилизациями. Что с тех пор изменилось? Прошли многие века, мы научились сближаться и сотрудничать с другими расами, бессчетное число живых существ в галактике стали нашими друзьями, врагами и просто знакомыми. Но люди так и не научились понимать друг друга. Не все и не всегда. Что ж, это бывает. Дорогу обычно осиливает идущий, если не сдается на половине пути.
- Сейчас я дождусь решения главного врача, и мы пойдем. Вместе с Освальдом. Вчетвером. К Адмиралу Нечаевой.

– Любопытно было бы услышать вопрос, смысла которого нельзя понять, – улыбнулась М’Кота. – Как ни стараюсь, не могу себе этого представить.
Сатал неуверенно помолчал.
- Он хотел знать, опасность какого рода ей грозила и действительно ли её хотели убить или сделать с ней что-то другое. Кажется, для мистера Макдауэла это представлялось очень важным, возможно даже, принципиальным. Я же не мог предложить никакой конкретики, кроме того, что видел лично, поскольку намерениями они с нами не делились.
М’Кота помрачнела и скрипнула зубами:
– Делились, ещё как делились! – тихо сказала она сквозь зубы. – Трусливый червь сказал Бо, что научит его обращаться с женщинами, после того, как сам «поиграет» с кардассианкой. Догадайся, что это значит?
Сатал внимательно посмотрел на МКоту. Он не помнил этих слова - наверное, это было сказано тогда, когда МКота и Бо оставались вдвоём. Услышь он их так просто, вне контекста, он не обратил бы на них внимания, восприняв как… как игру? Наверное, в некоторых вещах он не уступал Бо в наивности. Не сразу, и только потому, что МКота сделала особый акцент, он задумался об истинной подоплёке сказанного.  Выходит, Бо не только использовали как инструмент для достижения своих целей - его хотели вовлечь в тяжкое преступление, после которого путь в нормальное общество был бы ему заказан навсегда. Не когда-то в гипотетическом будущем - а уже в этот день…
- Но ведь Бо - человек с психологией ребёнка, - всё ещё не веря, произнёс Сатал. Сложно сказать, что он имел в виду этим замечанием - то ли то, что ребёнок может оказаться просто неспособен к такому? что это подло - вовлекать в преступление такого человека, как Бо, который даже не поймёт, что делает плохо? что жертва, понимая то же самое, будет испытывать особые страдания? что после всего этого для Бо будет лучше вообще никогда не стать таким, как все? “Нормальным”, если в данной ситуации применимо такое слово…
Сатал на секунду прикрыл глаза. Четыре часа. Четыре часа он потерял здесь, на корабле, ожидая неизвестно чего. В уговорах, размышлениях и медитации. Думая, что у него ещё есть какое-то время на выполнение своего обещания, в то время как уже сейчас может быть поздно. Время размышлений кончилось. Теперь Сатал точно знал, что придумает, что делать. Так или иначе. Просто потому, что по-другому было нельзя.
- Я понял тебя, - мрачно сообщил вулканец МКоте.

Освальд не очень сильно удивился, когда обнаружил рядом с Артуром помимо Сатала ещё и М'Коту. Большинство участников, наверное, уже третий сон видели, но клингонка вполне могла по-клингонски беспокоиться за своего товарища и, возможно, тоже заставила компьютер позвать её в медотсек, когда Артур очнётся.
- Привет, - немного безразлично бросил землянин, - С Тенмой всё в порядке, если вдруг интересно. Сейчас он спит.
- Хорошие новости, Освальд, - улыбнулся Артур. – Слушай, я решил с вами пойти к адмиралу Нечаевой. Нас  четверо будет куда убедительные чем ты один. Тем более я понял, что у каждого из нас разная версия увиденного, и там очень будет не хватать и моей интерпретации. Тем более, что я все равно не усижу здесь, не зная как продвигаются дела. Сейчас главный врач решит, надеюсь положительно, отпустить меня, и пойдем.
Двери медотсека открылись, и на пороге появилась Дженнифер - оказывается, она уходила куда-то далеко, а не просто к ближайшему компьютеру.
- Кадет Лайтман! - помахала она рукой, - Я уточнила насчет вас - вам все-таки не разрешили сейчас никуда идти. И адмирал Нечаева сейчас занята и не сможет принять вас. Но подождите, не расстраивайтесь! У нас есть решение на вашу просьбу!
__________________________
Сатал, Артур, МКота, Освальд, Тенма, Дженнифер


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
01 Февраля 2016, 11:45:51 #235
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Волан II, Джеймстаун
клиника доктора Эвансон


Доктор Эвансон вернулась минут через десять.
-Я нашла нам транспорт, - коротко бросила она, проходя через приемную клиники и открывая аптечный шкаф с лекарствами, - Сесилия, нам нужно съездить проверить состояние одного пациента, вы справитесь пока без меня?
-Конечно, док. Просто Вихо придется подождать своего протеза, может, пойдет ему на пользу, - философски заметила темнокожая женщина.
Ракар снова вошел в клинику через заднюю дверь, и доктор подошла к нему.
-Я взяла обезболивающее и снотворное, - негромко сказала она, - У меня есть медицинский трикодер и стандартный, что же до остального… Не совсем представлю, что вы имели в виду, мистер ромуланец.
- Тогда пойдемте я объясню вам, - невозмутимо ответил улан Тал Шиар, жестом приглашая ее выйти с ним в более уединенное место.
В этот момент из приемной раздался звуковой сигнал. Доктор Эвансон и Сесилия удивленно переглянулись.
-Кто бы это мог быть… - пробормотала Эвансон, а ее помощница уже подходила к компьютерному терминалу.
-Нас вызывают… с орбиты. Какой-то корабль… Вот, USS “Саратога”. Но я думала, федеральные частоты связи не должны работать.
-Скажем так, ЛеБланки не справились с заданием, - мрачно пояснила доктор, - Теперь блокировка связи снята, и все могут общаться со всеми.
- Мне ответить? - спросила Сесилия, подняв глаза на Тенека, - Полагаю, это вас...

Похоже, планы доктора Эвансон летели к черту, ровно как и его собственный гениальный план подставы федеральных кадетов. Хорошо это или плохо, Ракар еще не просчитал. Просчитал он только вред, который его действия могут принести отношениям Ромуланской Империи и Федерации, если его действия будут раскрыты. Судьба какого-то полоумного гения его не волновала по большому счету, это был лишь обмен на помощь доктора со способом убраться с планеты. Однако какие бы ни были планы, присутствие посторонних при сеансе связи с федеральным кораблем сводило их на нет. Эти чертовы федераты не имеют ни малейшего представления о конспирации. Конкретно эти, не смотря на то, что их спецслужбы – весьма компетентны.
Ракар медленно отошел от доктора, размышляя о том, что вырубить Сесилию тоже сейчас будет категорически политически и стратегически не правильно.

Тенек колебался меньше секунды: отвечать сейчас было рисковано, но если они уйдут без ответа, кто-то из местных может ответить сам, и неизвестно, чем это может закончиться. К тому же для маки его внезапное нежелание говорить с представителями Федерации могло показаться подозрительным: до сих пор он вёл себя предельно открыто. С учётом их ближайших целей, следовало вести себя как можно более естественно и не совершать странных и непонятных людям действий.
– Вы правы, скорее всего они ищут нас, – подтвердил он предположение Сесилии, – я отвечу.
Он подошёл к передатчику и подтвердил принятие вызова:
– Стажёр Тенек на связи.
- Рада вас слышать, мистер Тенек, - раздалось на том конце связи. – Говорит глинн Толан. Сообщите ситуацию в клинике и ваши дальнейшие планы. «Саратога» все еще находится на орбите Волана II, но у меня нет сведений, как долго мы еще будем здесь. Если вы закончили с оказанием медицинской помощи, мы можем немедленно поднять вас на борт. 
– Мы справились с основным потоком пациентов, но ещё не закончили, поднимать нас на борт звездолёта преждевременно, – сообщил Тенек. – В данный момент мы собираемся выехать на вызов, поэтому в ближайшее время вы не сможете связаться с нами через терминал в клинике, однако у нас есть падд, и мы отправим с него тестовое сообщение на ваш компьютер, чтобы вы могли известить нас об отбытии звездолёта и справиться о нашей готовности.
-Вы не обязаны рисковать тут ради нас… - прошептала Эвансон, в ее голосе слышалось раскаяние, - Вы можете отказаться и отправиться домой прямо сейчас… Мы… как-нибудь справимся.

Ромуланец с интересом и невозмутимостью переводил взгляд с Тенека на Лору Эвансон, не забывая следить и за Сесилией, почти не поворачивая головы. Он сжимал винтовку в районе спуска, опустив дуло ее в пол. Все это было хорошо, но теперь его собственная проблема встала куда острее. Теперь не было необходимости совершать грязное дело, фабрикуя доказательства нападения федератов на того, чью память намеревались стереть. Но ему было очень интересно что предпримет вулканец в этой ситуации.

Тенек сделал в сторону Лоры Эвансон вежливый, но явно останавливающий её извинения жест: то, что «Саратога» пока ещё была на орбите, никак не влияло на его принципы и уже принятые решения.

- Мистер Ракар с вами? – уточнила Толан. – Не могли бы вы или он сам уточнить, какова сейчас его функция на планете? Я понимаю ваше решение остаться и помогать потерпевшим, но мистер Ракар, в отличие от вас, не врач. У него должны быть достаточные основания, чтобы остаться на планете. Мистер Тенек, от вас я буду ждать сигнала, когда вы доберётесь до места. Но имейте в виду, что «Саратога» может в любой момент покинуть орбиту, и мы не сможем вас телепортировать по необходимости.
– Мистер Ракар здесь, последние часы он выполнял обязанности санитара. Думаю, об остальном он доложит вам сам. Но я просил бы обсудить всё дальнешее как можно лаконичнее – нас ждёт ховеркар, – вулканец обернулся, показывая Ракару, что уступает роль собеседника глинна Толан ему.
Ракар подавил желание рассмеяться. Ну конечно же его подозревали в шпионаже, в чем же еще федераты, да и кардассианцы могут подозревать ромуланца. Естественно в том, что составляет их собственную федеральную и кардассианскую сущность.
- Глинн Толан, - ответил улан, подойдя ближе к терминалу связи. – Волан II не очень то дружелюбная планета. Господин Тенек в настоящее время мой союзник, я охраняю его, так как он в своей гуманитарной миссии совершенно беззащитен и не вооружен. Кроме того, я могу ускорить его работу выполняя его поручения. Мои обязательства и обязательства моей Империи по проекту «Альфа» диктуют мне такую необходимость.
Ответ последовал не сразу – Толан было не просто принять решение, а давление Федерации в лице адмирала, на корабле которой она находилась, не облегчали этого.
- Я вас поняла. Я должна еще раз повторить, что не гарантирую обеспечения вашего возвращения на корабль и эвакуации с планеты – федеральный экипаж ясно дал понять, что вас ждать не собирается. Если вы не успеете закончить с вашими делами до того, как «Саратога» улетит, вам придется выбираться самим. По возвращении вы должны будете предоставить полный отчет о ваших действиях – я уверена, что им многие заинтересуются. Мистер Ракар, вас это касается особенно, поскольку вы не являетесь медицинским сотрудником – у меня уже интересовались вашей целью пребывания на Волане II. Не буду вас задерживать – в моих интересах забрать вас с планеты, пока мы еще здесь, так что поторопитесь.

- Да, глинн Толан, я вас понимаю, - ответил Ракар, ничуть не изменившись в лице. – Но может быть вы тоже сможете также записать этот сеанс связи и предъявить его в качестве доказательств. И я уже второй раз повторяю, что мои действия в интересах Ромуланской Империи и Федерации, вулканец Тенек не должен оставаться здесь один, я способен его защитить, и я делаю это. Передайте федеральному командованию, что честь Ромуланской Империи не позволяет нам бросать своих союзников на произвол жестокой судьбы. Я солдат своей страны, и исполняю с честью и компетенцией то, что должен.
- Я вас поняла, мистер Ракар, - вздохнула Толан. - Желаю вам удачи! Конец связи.
Отойдя от терминала, Ракар понял, что не сможет подставить федеральных кадетов своими действиями, потому что это подставит в первую очередь его Родину, Ромуланскую Империю. Он будет вынужден отказать Лоре Эвансон в своей помощи по уже придуманному им плану. Слишком велики ставки, слишком велика возможность раскрытия. Следует сделать задний ход.
Жизнь какого-то полоумного гения не стоила жизней многих ромуланцев, которые могут погибнуть в войне с Федерацией из-за его необдуманных действий. Все это не стоило жизней двух – вулканца и улана Тал Шиар, который уже сделал выбор. Рано или поздно за ним прилетит Птица Войны. Они вдвоем с вулканцем выживут до тех пор в этой пустыне. Заряда энергетической ячейки этой винтовки хватит чтобы отразить все нападения. Даже если возможности выживания вулканца окажутся лучше чем его, (он знал что вулканцы могут находиться без еды и воды гораздо больше чем ромуланцы) – то все это не имеет значения. Он всегда был готов отдать свою жизнь за Ромуланскую Империю. Все остальное было неважно. Отчего-то он знал, что будет вспоминать Квинтилию Перим. Она тоже федерат. И было не важно, что случится дальше.  Он не станет предавать и подставлять хотя бы её.
_______________________
с Ракаром, Толан, Доктором Эвансон и Сесилией


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
05 Февраля 2016, 16:54:39 #236
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек

Вслед за Дженнифер в медотсеке появился мужчина средних лет с ухоженной черной бородкой, одетый в форму офицера Звездного Флота, с паддом в руках. Когда он подошел ближе к койке Лайтмана и столпившимся вокруг нее молодым людям, они смогли сосчитать золотые кружки на его воротнике и определить его звание - коммандер.
-Кадеты Лайтман и Макдауэл, леди М’Кота, мистер Сатал с Вулкана, доброе утро, - деловито сказал коммандер, - Меня зовут Роберт МакКвин, я первый офицер этого корабля. Мы получили ваш запрос на встречу с адмиралом Нечаевой, но в данный момент она занята, поэтому всё, что вы хотели сказать ей, вы можете сказать мне. Постарайтесь, чтобы ваш доклад был четким и информативным - чем скорее мы составим четкую картину, тем быстрее сможем определить, можем ли мы что-то сделать, и если да, то что. Кто из вас будет говорить? - он обвел взглядом черных глаз всех четверых.
Сатал повернулся и посмотрел на Артура: по праву честь начать беседу принадлежала ему. Он давал Кариссе обещание и принял на себя основную долю ответственности за его выполнение. Остальные подтвердят и дополнят его показания.

Лайтман не ожидал такого  от командования корабля, но был очень благодарен. Потому что сам вряд ли дошел бы сейчас до мостика корабля в одиночку, ему была бы нужна помощь. Инстинктивно он попытался вытянуться по стойке смирно, но это не получалось сидя на койке.
- Здравствуйте, сэр.
Он скользнул взглядом по остальным, и опять посмотрел на коммандера.
- Разрешите мне, сэр?
-Начинайте, - слегка махнул рукой с паддом МакКвин.
Артур кивнул, словно получил приказ вышестоящего офицера, облизнул пересохшие губы и начал:
- Ситуация такова. Мы отправились на планету на шаттле, чтобы выручить обе группы, застрявшие там в результате блокировки телепортации и связи. На пути к городу мы увидели ферму, на территории которой была расположена технологическая вышка. Мы решили обследовать сначала ее. На ферме были трое вооруженных маки, которые выволокли из дома кардассианку по имени Карисса Яккат. Их намерения состояли в издевательствах над ней, и как мне показалось – в последующем убийстве. Когда мы обезвредили их, Карисса рассказала, что те угрожали ей и сказали что ей не место на их земле. Это цитата. Потом она попросила дословно – «заберите меня с собой». Я полагаю, что женщина, только что испытавшая такое на себе отношение именно так выразила просьбу о политическом убежище. Потому что такие точные формулировки не были доступны ей в момент этого эмоционального смятения. У нее есть маленький сын, который тоже должен быть эвакуирован вместе с ней. Я обещал ей, что Федерация не откажет ей в помощи и мы за ней вернемся. Через полчаса, или немного более, когда мы вернулись с вышки, блокировавшей связь – она уже собирала вещи. Сэр, я не помню точных численно выраженных координат этой фермы, но если вы выведите на терминале карту Волана 2, я покажу это местоположение.
МакКвин хмыкнул.
-Что ж, я ожидал от вас худшего. Может, вы еще и станете офицером, молодой человек. Если, конечно, судебное разбирательство, на котором настаивает господин Корам, закончится в вашу пользу. Показывайте, - он протянул кадету свой падд.
“Худшего? - подумал Сатал изумлённо. - Чего же худшего можно было ожидать?” Он, конечно, помнил инцидент с Корамом, но как это связано с Кариссой и её просьбой об убежище?
«Господин Корам». Теперь Лайтман снова вспомнил, что сделал. Да, ему грозил трибунал. И он был к нему готов, был готов ответить за все свои действия согласно закону. Может быть теперь у него больше не было будущего о котором он так мечтал. Плохо конечно, но он заслужил. Все его потери, вся его боль, все его нервы – вовсе не оправдывали ту минутную вспышку безумия, когда он потерял над собой контроль.
Он молча взял падд, пролистал карту, нашел контрольные точки и сориентировался. Затем отметил нужные координаты и вернул коммандеру падд.
- Еще там была лейтенант Лора Эвансон в то время, она может подтвердить все мной сказанное.
- Я также там присутствовал и могу подтвердить слова кадета Лайтмана и враждебные намерения обезвреженных нами людей, -добавил Сатал.

– Подтверждаю, – М’Кота ответила коротко, нехотя воздерживаясь от нелицеприятных эпитетов в адрес Дюка и компании. – Ситуация, в которой мы застали гила Тенму, также подтверждает сильные антикардассианские настроения и готовность многих местных жителей к бесчестным расправам, – здесь клингонке не удалось избежать оттенка презрения в голосе.
Клингоны никогда не отличались мягкостью по отношению к завоёванным народам, но они никогда не расправлялись с людьми «под шумок»: бунтовщиков ждал открытый и недвусмысленный приговор, самым храбрым предоставлялась возможность отстоять свою жизнь с оружием в руках. Случалось, что отвага бунтующих вызывала такое уважение завоевателей, что за неё и в возмещение честно пролитой в бою крови им дарили привилегии и отмену вызвавшего негодование закона. Если бы Тенму захватили в плен и приговорили к расстрелу, М’Кота не отказалась бы от попытки его выручить, но не испытывала бы к авторам приговора и презрения: война есть война. Толпа же, навалившаяся на безоружного оказавшегося в их власти противника, вызывала отвращение.
Точно так же вызывали отвращение и намерения Ле Бланков по отношению к Кариссе Якат. Мужина может наброситься на женщину в порыве страсти, может даже наставить ей синяков или сломать ребро, но настоящий мужчина непременно поддастся женщине, на которую претендует, даст ей выразить свою волю победой и отказом или ответной страстью. Никогда настоящий мужчина не унизит свою избранницу, и уж тем более не позовёт для такого дела подмогу!

Неожиданно МакКвин улыбнулся.
-Еще один правильный ход, мистер Лайтман. Всегда имейте под рукой доказательства и ссылайтесь на людей, которые могут подтвердить ваши слова, если хотите, чтобы вашу правду услышали и восприняли. Потому что что такое правда? Это всего лишь слова. Ее нельзя пощупать, нельзя увидеть, нельзя измерить, у людей в голове не загорается специальная лампочка, помогающая отличить ее от лжи. Имя Лоры Эвансон знакомо на этом корабле, хотя, к сожалению, сейчас с ней сложно связаться, чтобы проверить вашу историю.
Коммандер принял падд из рук Артура и вгляделся в карту.
-Эта местность… - пробормотал он, - Совсем близко от расположения шаттла, который мы сейчас пытаемся вернуть. Думаю, мы успеем уложиться в наши сроки, если завернем на эту ферму.
Он коснулся коммуникатора на груди:
-Кортез, прием! Это “Саратога”. Сейчас я передам вам координаты - проверьте их для меня. Мы пытаемся обнаружить молодую кардассианскую женщину по фамилии Яккат и ее ребенка, они просили о нашей помощи. Если они повторят запрос - я потверждаю разрешение забрать их.
-Найти одну кардассианку в кардассианской колонии? - хохотнул неизвестный на том конце связи, - Да не труднее, чем иголку в стоге сена. Сделаем, сэр. Кортез, отбой.
Лайтман понял, что его миссия завершена. Сразу накатило расслабление и желание вернуться в мир снов.
- Вы имеете в виду шаттл «Эйнштейн», который теперь называется по другому? Название вырезано фазером? В чем состоит проблема вернуть его? Вы не взломали пароль, или что там не так?
-Мы не знали о шаттле до недавнего времени, - ответил МакКвин, - Мы планировали миссию по извлечению 49 человек и нескольких единиц техники, а получили в придачу еще и вас, и ваш шаттл. Время же, отведенное нам на операцию, и количество ресурсов не изменилось, нам пришлось импровизировать в последний момент и менять наши приоритеты. Надо признать, вы не сильно облегчили нам задачу, отправившись в самое пекло. Вам следует надеяться, что эти действия не сочтут нарушением Первой Директивы, иначе это дополнительно ухудшит ваше положение.
_________________
+ Освальд Макдауэл, Сатал, М'Кота, Первый офицер.
Offline  
05 Февраля 2016, 16:56:24 #237
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Лайтман неопределенно с оттенком удивления посмотрел на коммандера, прямо ему в глаза. Тот не то философствовал вначале о сути правды, не то просто слишком устал в результате всего этого. А еще у него были черные глаза, что не слишком то распространено среди людей, но зато являлось признаком бетазоида. И самым важным было то, что тот не ответил на прямой вопрос о пароле к шаттлу. Это значило, что он либо тянул время специально, либо Лайтман просто не понимал сути происходящего.
На всякий случай Артур мысленно спросил «так значит вам не нужен пароль от шаттла?». А вслух произнес:
- Наша задача на Волане II была согласована в рамках проекта «Альфа», и, мы не могли не отправиться в это пекло, сэр. Решение туда отправиться сверх задачи – было моим, и я отвечу за все свои действия. Их нельзя было бросить, сэр.

Сатал удивлённо посмотрел на Артура. В такой формулировке можно было подумать, что он, Артур и МКота отправились туда самовольно, не имея одобрения или даже вопреки оному. Зачем ставить самого себя в такое сомнительное положение, вулканцу было неясно.
- Если быть точным, твоим было предложение, - осторожно заметил Сатал, - которое было поддержано в силу объективных причин.
-Насколько я знаю, также это было решение кадета Перим, - заметил МакКвин, - И адмирал Нечаева очень нелестно обо всем этом высказывалась. Впрочем… это не мое дело. Держитесь, кадет, вас ждут нелегкие времена.
Кажется, это было прощание. Мужчина направился к выходу из медотсека, но не успел он до нее дойти, как раздался вызов его коммуникатора:
-Кортез - МакКвину, прием. Сэр! Мы в указанных вами координатах, здесь дом и что-то вроде вышки с кабиной наверху. Но здесь пусто! Повторяю, сэр - здесь никого нет. Какие будут указания?
Офицер резко развернулся к кадетам и вопросительно на них посмотрел.

Лайтман понял что не угадал, но видимо и действительно, Перим уже все доложила, и им не нужны никакие сведения от него. Коммандер давал ценные советы, был вежлив, посвятил их в грядущие неприятности, велел приготовиться и вообще был добр. Лайтман был благодарен. Как ему хотелось быть офицером, частью команды, частью корабля. Отлично слаженной большой команды, где все понимают друг друга. Теперь этого не будет с ним никогда.
- Спасибо, сэр, за помощь и советы, - склонил он голову в прощании прежде чем коммандер развернулся и пошел. Он уже собрался лечь обратно и остаться в одиночестве, никого не хотелось видеть. Но тут ситуация изменилась. Пару секунд Лайтман смотрел на коммандера.
- Троих маки связанных заперли где то в подвале на этой ферме. Они там точно были. Потом, перед самой телепортацией я вызывал Лору Эвансон по связи, что бы сообщить что не успеваю вернуться за кардассианкой, она сказала что позаботится о ней, не оставит ее. Она спросила на чем мы прибыли на планету, я сказал о шаттле и как в него войти. Видимо они ушли оттуда, сэр, потому что туда в любой момент мог нагрянуть десант маки, если уже так не случилось за 4 часа. Но я даже не представляю куда.
-Отставить нервы, кадет! - строго сказал МакКвин, - Кто может пояснить, о каком разговоре идет речь?

- Я вызывал её коммуникатором во время отсчёта телепортации, - спокойно ответил Лайтман.

В первое мгновение Сатал удивился, что ферму так быстро нашли, но потом вспомнил, что у поискового отряда, вероятно, есть транспорт. То, что на ферме никого не оказалось, было неудачно (по крайней мере, для Кариссы), но отнюдь не удивительно: за такое время могло много чего случиться. Однако разговор принимал странный оборот, и Сатал начал сомневаться в целесообразности своего дальнейшего нахождения здесь.
- Вероятно, Лора Эвансон, передумав подниматься на корабль, подыскала для Кариссы какое-то другое, более безопасное на данный момент место, - предположил вулканец.
Где это место находилось, можно было гадать долго. На этот счёт было проще спросить саму Лору. Но от их группы здесь вряд ли что зависело - где искать федерального врача, они указать не могли.
Зато они всё ещё были на орбите, и у Сатала всё ещё было неоконченное дело. Делиться которым с МакКвином он не собирался просто по той причине, что в вопросе Бо его ждал отказ безо всяких иных вероятностей. Им удалось уговорить отыскать и забрать Кариссу, и то для этого понадобились показания троих, подтверждивших её просьбу и факт опасности. Было ясно, что ехать к родителям Бо ради того, чтобы вести пространные разговоры с неизвестным результатом никто не будет. Похоже, что оставался только один выход. Покидать медотсек, пока с ними находился первый офицер корабля, было нежелательно, но если дело затянется, Саталу придётся сделать именно это.

- Сэр, если позволите, - подал голос молчавший до этого момента Освальд, - Пусть ваш человек посмотрит и скажет, остались ли в доме личные вещи и есть ли там следы борьбы. Муж Кариссы был солдатом в гарнизоне. Он мог и сам увести жену в безопасное место. Или мог наткнуться на маки, и у них могла произойти стычка. Лучше такую возможность тоже учитывать.

Сатал посмотрел на МакКвина, на Освальда, на Артура. Было похоже, что сейчас обсуждение начнётся по-новой. Строго говоря, последующая информация могла бы оказаться полезной, но это при условии, что у него вообще будет шанс ею воспользоваться. А шансы стремительно сокращались. Поэтому вулканец произнёс:
- Поскольку я уже дал все показания и ничего не могу добавить к сказанному, вряд ли моё присутствие будет здесь полезно. Если нет возражений, я вас покину, чтобы заняться другими делами.
Сатал склонил голову в знак прощания, собираясь уходить.

М’Кота испытующе посмотрела на Сатала: какие это у него другие дела? Сейчас ни у кого из них нет собственных дел, потому что ещё не закончились дела общие. Хотя чёрт их разберёт, этих землян, тем более выросших на Вулкане! И всё-таки это выглядело немного... поспешно. Клингонке показалось, что слова Освальда как бы подвели черту под их разговором и теперь МакКвин пойдёт руководить поисками Кариссы, но Сатал почему-то не стал ждать, пока первый офицер уйдёт из медотсека. Не в туалет же ему приспичило!
Отогнав глупую мысль, М’Кота выжидательно посмотрела на МакКвина: в данный момент он тут был за главного, ему и принадлежало право отпустить или не отпутстить собеседника.
-Сэр? - привлек к себе внимание все еще подключенный по связи с планеты Кортез, - Мы действительно осмотрели дом, хотя и очень бегло. Шкафы открыты, вещи разбросаны - это может указывать или на погром, или на обыск, или на спешные сборы обитателей, чтобы покинуть это место. Но поскольку мы не заметили ничего разбитого или испорченного, мы склоняемся скорее к последней версии.
-Спасибо, лейтенант, - поблагодарил подчиненного МакКвин, посмотрел на кадетов и обратился к ним немного менторским, но вцелом не очень строгим тоном, - Я полагаю, теперь вы видите, какие две ошибки вы совершили, и сможете вынести из этого полезные для ваших будущих карьер уроки. Во-первых, вы посчитали, что когда вы уходите из какого-то места, там все остается так же, как вы оставляете. Но события продолжают происходить, даже если вы не являетесь их участниками, и не имея о них информации, вы не сможете на них повлиять. Во-вторых, вам кажется, что вы единственные, от кого все зависит и на кого все рассчитывают, но это тоже не так. Вы пытаетесь спасти женщину, но не учитываете, что у нее есть муж и друзья, которым она, скорее всего, еще и доверяет больше, чем вам. Поэтому, опять же, без информации о всех действующих силах, и без точной координации всех участников вы не сможете добиться успеха. Вы позволили себе мгновенную эмоциональную привязанность, сочувствие, дали какие-то туманные обещания… - он сделал паузу и вздохнул, - Вот это не ошибка, хотя мне жаль, что вам пришлось с этим столкнуться там рано. Но мы не всегда можем спасти всех, кто вызывает в нас эти чувства, поэтому вы должны научиться отпускать их, иначе вы не сможете работать и сгорите всего за несколько лет... Кортез! - резко сменил он тему, - Заканчивайте на ферме, и воспользуйтесь транспортером, чтобы  добраться до шаттла. Пора оставить эту несчастную планету в покое. И всем нам тоже, - обратился он к кадетам, ненадолго задержав взгляд на Сатале, - пора вернуться к нашим делам.
М’Кота слушала земного офицера внимательно, но без каких-либо сильных переживаний. Артур пообещал передать просьбу о помощи, и он её передал. С её точки зрения не следовало тратить слова на всякие там утешения и говорить о возможностях, которые могут не случиться, но что возьмёшь с мягкосердечных землян! Впрочем МакКвин последними своими словами показал себя опытным и зрелым воином. Он говорил с ними мягко и снисходительно, при мысли о том, как эта речь прозвучала бы на клингонском корабле, М’Кота едва сдержала улыбку... но сдержала. Потому что эта речь говорила о большом и почётном опыте первого офицера, её суть заслуживала внимания и уважения вне зависимости от выбранной формы.
Так или иначе, первый офицер ясно показал, что разговор окончен и М’Кота перевела взгляд на Сатала, который также ясно сообщил о намерении удалиться:
– Если соскучишься между делами или если мы будем тебе нужны, ты знаешь, где нас найти.

Лайтман слушал искренние и верные слова коммандера как приговор. Он должен был признать, что все это верно, и в тоже время он действительно оказался не готов ко всему тому, что случилось. Поэтому, умом понимая, что все это так, он не мог принять сказанного. А может быть, всего лишь затуманенный лекарствами разум был тому причиной,  тому, что он не может успеть за происходящим и толком осознать его. Не желая принять реальность как данность. Всё это еще нужно было осмыслить.
- Один момент, сэр, – сказал он в догонку офицеру, - говорят нашего ромуланца еще нет борту. Эти данные еще актуальны? Вы забрали с планеты всех наших?
И здесь Артур вспомнил, что о судьбе Тенека он еще тоже не спрашивал. Нельзя было что бы отряд не заметил потери бойца. Он должен был пересчитать всех своих, и убедиться что они все живы и эвакуированы.
_________________
+ Освальд Макдауэл, Сатал, М'Кота, Роберт МакКвин
Offline  
05 Февраля 2016, 16:59:10 #238
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек - каюта Сатала - транспортерная


Шагнувший в сторону двери Сатал обернулся было на голос Артура, но тот обращался не к нему. Вулканец отвернулся и быстрым шагом направился к себе в каюту. Теперь он мог, наконец, осуществить свои намерения. Полученная информация была полезной и позволяла избежать ряда лишних и ошибочных действий. Он не мог оставить Бо с теми людьми и не мог никому о нём сказать. Не мог просить помощи ни Артура и МКоты, ни руководство “Альфы”, ни офицеров корабля. Сделать всё предстояло самому. Возможно, слова МакКвина о привязанности, сочувствии и обещаниях касаются его в большей степени, чем следовало бы? Возможно, он и правда совершает ошибку? Сатал обдумал альтернативный вариант. Как там сказал офицер? “Вы не учли, что у неё есть муж и друзья, которым она доверяет больше”? Попытавшись переложить ситуацию на Бо, вулканец мысленно покачал головой: уж его-то друзьям доверять точно не стоило.
Значит, его намерение верно. Что касается методов… Возможно, были и другие. Но он ими не располагал.
В каюте вулканец заблокировал дверь и включил компьютер.
Первым делом следовало обезопасить тех, кого он мог подставить своими действиями. Ни один человек за исключением его самого не должен был понести наказание за его действия. Поэтому Сатал сначала надиктовал короткое заявление, которое должны были первым делом обнаружить те, кто войдёт в каюту.
Второе письмо он надиктовал Артуру с отсрочкой отправки до того момента, как кем-нибудь будет прочитано его официальное обращение. Доступ к нему устанавливался по голосовому подтверждению.
После этого он снял с груди коммуникатор и взял планшет и фазер. Возможно, следовало взять с собой больше вещей, но тогда был риск, что его вид с рюкзаком возбудит подозрения и его остановят. Он находил воду и еду в пустыне в возрасте девяти лет - сумеет это и в 24.
- Компьютер, начать запись. Это Сатал, буду через десять минут. Конец записи. Компьютер, прокручивать эту запись при поступлении вызова на мой коммуникатор.
Теперь всё было сделано. Окинув взглядом каюту, Сатал замешкался всего на мгновение: непрошенные эмоции рвались на поверхность. Он понимал, что, вероятнее всего, сейчас перечёркивает все свои планы на жизнь, что люди, мнение которых для него значимо, будут не без оснований считать его преступником, а возможно, и предателем, - за исключением разве что родителей. Он понимал и то, что всё это может оказаться напрасным, если спасти Бо ему не удастся. Но попытаться он был обязан. Спокойно жить, не попытавшись, он бы уже не мог. В конце концов, сейчас он не жертвовал никем, кроме самого себя, а самим собой он имел полное право распоряжаться. Все эти мысли и чувства промелькнули в голове короткой вспышкой, в следующую секунду Сатал взял себя в руки. Выйдя, он поставил на дверь пароль и быстрым шагом направился в транспортерную.
Ему бы сейчас очень пригодился шаттл, который они оставили, но тот, судя по всему, был уже в руках Федерации. На ферме, как он теперь знал, также не было никого. Значит, оставались только те координаты, что дала ему Лора Эвансон. Без транспорта выбраться с планеты будет проблематично, но не невозможно. Конечно, это при условии, что ему всё-таки удастся уговорить Клейборнов. Если нет... Если нет, он будет решать проблемы по мере поступления.
В транспортерной был только один оператор, что дало возможность легко его отвлечь и обездвижить нервным захватом.
- Я должен перед вами извиниться, однако у меня не было другого выхода, - проговорил вулканец, укладывая человека на пол.
После этого он ввёл полученные от Лоры Эвансон координаты и встал на платформу.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
05 Февраля 2016, 18:03:04 #239
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г.
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Конференц-зал


Когда Толан вышла из дверей конференц-зала, адмирал обратилась к Утаре:
-Госпожа Рилл… Я понимаю, что вы знаете госпожу глинна совсем недолго, но мне бы хотелось знать, какое мнение вы о ней составили. Можно ли ей доверять?
Утара невольно улыбнулась: уже второй раз с момента прибытия её просили высказать мнение о людях, которых она практически не знала, но адмирал Нечаева по крайней мере задавала этот вопрос после суток, проведённых вместе с кардассианкой и далеко не в спокойных обстоятельствах, поэтому имела основания для своего вопроса. Подумав, болианка ответила:
– Сперва подчеркну, что действительно знакома с координатором немногим более суток, так что на это придётся сделать скидку. Что сказать? За эти сутки глинн Толан ничем себя не скомпрометировала, действовала рассудительно и ответственно, относилась к кадетам без каких-либо предрассудков. Насколько могу судить, всё случившееся во время нашего визита вежливости к мэру Кораму, было для неё таким же сюрпризом, как и для меня.
-Полагаю, теперь вам часто будут задавать такие вопросы и рассчитывать на вашу экспертизу, советник, - ответила Нечаева, - Раз уж вы стали участником международного проекта, а значит, ввязались в политику. Даже если вы знаете человека всего около суток, вы экипированы для подобных наблюдений лучше, чем остальные, в силу вашей специальности. Я рада, что вы стараетесь быть объективной, и надеюсь, что вас не так легко очаровать. Действия глинна Толан мы оценим позже, когда получим отчеты всех участников произошедшего, пока же у нас есть только один, к тому же не полный. Однако, мы уже начали собирать информацию и пытаться понять, кто за всем этим стоит. Не хочу устраивать охоту на ведьм, но причины подозревать глинна у нас имеются. Даже если не намеренно, но она могла послужить инструментом в чьих-то чужих руках. Увы, сама она такую мысль даже не хочет допускать. Поэтому прошу вас не терять бдительности и присмотреться к ней повнимательнее.
– Ситуация действительно непростая, с большим количеством нестыковок, – согласилась Утара, – а глинн Толан – неглупая женщина и наверняка понимает, что манипулировать могут любым из нас. Но если вы заподозрите, что вас ввели в заблуждение или незаметно подтолкнули к какому-нибудь поступку, вы навряд ли станете делиться такими подозрениями с кардассианцами, точно также и любой из них не станет нам рассказывать, если окажется в такой ситуации. Отчасти это вопрос недоверия, а отчасти – ложной гордости, присущей почти всем гуманоидам. Со своей стороны я, конечно, имею в виду самые разные версии происходящего: от нелепого стечения обстоятельств до различных вариаций политической интриги, но пока нет доказательств, было бы опрометчиво склоняться к той или другой версии.
-Однако, глинн Толан из всех присутствующих единственная, в чьем прошлом была связь с Обсидиановым орденом… - негромко, будто бы про себя сказала Нечаева, - Что ж, советник, я услышала от вас все, что хотела. Можете идти.
Утара дисциплинированно встала, показывая, что уважает время адмирала, но не стала уходить сразу и сказала:
– Позвольте поправить, адмирал. Мистер Ракар не в прошлом, а в самом, что ни на есть, настоящем является членом Тал Шиар. А мистер Курш хоть официально ни с кем вроде бы не связан, является представителем наиболее скандально известной расы. Меня совсем не удивляет, что наши самые недавние партнёры включили в проект людей, так или иначе связанных с разведкой. Это безусловно следует помнить, но не следует упускать из виду и то, что кто-то другой мог бросить на таких людей подозрение, надеясь на нашу предвзятость и слепоту.
Нечаева покачала головой.
-Этот ваш проект выглядит все подозрительнее и подозрительнее. Вот почему нельзя было вовремя настоять на нормальном юном ромуланце, который равен кадетам, которых предоставляет наша сторона? И глинн Толан… она даже до конца не верит в успех вашей “Альфы”. Адмиралу Солоку придется ответить на много вопросов, когда мы с ним увидимся. Но если вы хотите знать, почему меня в первую очередь интересуют именно кардассианские участники, что ж, тут все просто. Прежде чем думать об изощренных интригах далеких от этого региона государств, следует отмести подозрения о тех, кто ближе всего и кого все происходящее здесь больше всего касается. Мы сейчас находимся не в обычном космическом пространстве, это кардассианская сторона Демилитаризованной зоны, госпожа Рилл, зона их интересов. Вот почему мы должны быть предельно осторожными и четко придерживаться расписания и задач миссии, на согласование которой на международном уровне ушли месяцы.
Утара покачала головой:
– Мэм, если бы мы не согласились принять кандидатуру по выбору ромуланской стороны, в этом проекте вообще бы не было ромуланцев. Ни адмирал Солок, ни сам президент не в силах изменить принцип ромуланской политики не допускать к общению с посторонними никого, кроме специально подготовленных лиц. Скажите откровенно, за всю вашу карьеру вы видели хотя бы одного невоенного и неподотчётного Тал Шиар ромуланца?
Болианка помолчала, затем продолжила:
– Что же касается кардассианцев, меня больше всего смущает то, что их правительство бездействует. Ни попытки вывезти своих граждан, ни ноты протеста... Такое впечатление, что Центральное командование ждёт, чтобы мы свернули себе на этой ситуации шею, и лишь затем предполагает действовать. Если это действительно так, то с их стороны было бы разумнее всего не посвящать глинна Толан в свои планы. Её естественное поведение в сложной ситуации было бы куда лучшим прикрытием, чем самое изощрённое притворство.
-Кардассианцы ответят, - задумчиво сказала адмирал, - Но едва ли так, как вы думаете, советник. Им некому отправлять протесты, потому что земляне на Волане II - не Федерация. Они не смогут отправить сюда флот, чтобы навести порядок, потому что это Демилитаризованная зона. И им не будет выгодно эвакуировать отсюда своих людей. Они поступят гораздо тоньше… - женщина снова отвернулась к окну, - Что ж, а вот как поступит в такой ситуации глинн Толан, меня на самом деле интересует мало. Я понимаю, что возможно, мои предложения сотрудничества для нее выглядят как попытки уговорить ее пойти против ее собственного руководства. Но если ее кто-то пытается подставить… Возможно, в скором времени ей придется делать выбор, с кем сотрудничать и чью правду принимать. Но довольно теорий. Пора завершать последний этап эвакуации и уводить “Саратогу” домой. Прошу вас, узнайте, есть ли у глинна новости для нас.
Она отошла от окна и двинулась в сторону выхода из конференц-зала.
_________________
С адмиралом Нечаевой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
Страниц: 1 ... 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS