* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 08 2018, 01:46:52 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
25 12 2015, 18:01:53 #210
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Клиника доктора Эвансон

Когда Энн и Ракар ушли на второй этаж, Тенек подошёл к Лизен, проверил её состояние и убрал волновой индуктор, впрочем, не торопясь выводить женщину из состояния сна – только теперь это был не искусственный сон, а сон здорового выздоравливающего организма. Стажёр понимал, что он не продлится долго, а с проснувшейся Лизен не обершься хлопот, но индуктор мог понадобиться другим пациентам, а кроме того если бы его всё-таки телепортировали против воли, нельзя было гарантировать, что женщину избавят от прибора грамотно.
В этот самый момент дверь распахнулась и в неё ввалились два человека: подросток и старик. Старик был весь в синяках, левая рука свисала плетью: было похоже, что его опрокинули в толпе, возможно даже прошлись ногами. Должно быть именно мальчишка  вытащил его из под ног людей и в отчаянной надежде добрался до клиники. Или они просто выбрались из толпы здесь рядом и увидели, что в клинику заходят люди?

Когда  ромуланец и его спутница прошли мимо, оставив комбэйдж отчётливо произносивший слова обратного отсчёта, старик вздрогнул и испуганно посмотрел на Сесилию, словно ища у неё поддержки. Комбэйдж бесстрастно начал повторять сообщение:  «Приготовьтесь к транспортации. Транспортация через...» Тенек коснулся «дельты» и внятно произнёс:
– Говорит стажёр Тенек. Ваш представитель дал мне разрешение остаться до окончания лечения пострадавших в результате инцидента. Я осознаю последствия этого решения и собираюсь вернуться, как только закончу.
Однако бэйдж он оставил лежать на столе. Смысл в этом был небольшой – только страховка на случай, если транспортация сработает автоматически.
Ответа на последовало. Тенек мог только надеяться, что его услышали, но в любом случае это не меняло его планов - свое решение он уже принял.
____________
в компании Сесилии и местных жителей


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
28 12 2015, 09:50:56 #211
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна - резиденция мэра

Артур нажал на свой коммуникатор.
- Лайтман вызывает Лору Эвансон. Ответьте мне, прошу вас.
Прошла пара десятков драгоценных секунд, за которые Сатал успел начать стрельбу, а М’Кота даже спрыгнула с крыши, но наконец, Артур получил ответ.
-Эвансон на связи. Кто это? - голос Лоры звучал очень издалека, то ли из-за шума вокруг, то ли из-за особенностей местной связи, то ли из-за состояния самого Артура.
Он очень долго ждал ответа, прислонившись к дверце открытого ховеркара. У края крыши его друзья сражались с судьбой, пытаясь ее изменить. Он не мог им помочь.
- Кадет Артур Лайтман, мэм, мы недавно виделись... у башни. Я не успеваю помочь Кариссе Яккат и ее сыну, - память, работавшая удивительно избирательно, наконец вернула ему фамилию этой кардассианки, - вы ведь уходите на «Саратогу», пожалуйста, заберите и их с собой.
-Она - мой друг, я ее не оставлю, - сказала доктор так, как будто это все объясняло, а затем, после небольшой паузы спросила, - Кадет, на чем вы прилетели на эту планету?
- Спасибо, - минус один груз с его измученной души, минус один, но оставалось куда больше, потому что Перим и ее ховеркар – упали на площадь.
 - В трех километрах к юго-востоку от башни… шаттл, фазером написано «Бегущая по волнам». Пароль – Фрези1928. Внизу… под панелью, нужно вставить дата-кабели двигателя.
Где-то там, в глубине подсознания шевельнулось, что он произнес секретную информацию, не зная точных обстоятельств и окружения Лоры в данный момент. Но она была офицером Звездного флота, и он ей верил. Тем более не оставалось времени. Скоро сигнал транспортера дематериализует их здесь, он подтянул к себе рюкзак со своим оборудованием, который нельзя было здесь оставить.

Освальд пулей бросился вниз по лестнице со второго этажа, рискуя в темноте свернуть себе шею. Ответа с “Саратоги” он не получил, а отсчет времени…
Только оказавшись внизу, в гулком, как склеп, коридоре резиденции, землянин понял, что отсчет все еще продолжается.
63… 62… 61
В коридоре было светлее, чем на лестнице - впереди маячил прямоугольник света, распахнутая настежь входная дверь. Слегка оранжевый тон уличных фонарей и осознание того, что происходит снаружи, создавали иллюзию, что площадь Джеймстауна объята пламенем.
Коридор не был слишком длинным, и землянин преодалел бы его всего за несколько секунд, но дорогу ему заступила громоздкая молчаливая тень.

Освальд, не сбавляя темпа, практически влетел в неприятеля.
Он смотрел против света и видел только контур, поэтому не мог сказать точно, целился ли противник в него из винтовки или нет, но складывалось ощущение, что нет, а значит следовало сократить дистанцию и как можно быстрее вывести противника из строя.
Не первый раз кадету доводилось сталкиваться с превосходящим почти по всем параметрам противником. Конечно, сейчас была совсем не простая потасовка в баре или парке, и риск для жизни был куда более реальным, но всё же гуманоид - он и в боевой ситуации гуманоид. Освальд ещё на тренировках в Академии выработал привычку бить туда, где находились слабые места: в глаза, в горло, по ушам или в пах. Неплохо также было резко пяткой ударить прямо по пальцам на ноге - не ожидающий такой наглости противник часто терял устойчивость, и его легко можно было повалить. Срабатывало, правда, не всегда, особенно если противник был в серьёзных ботинках, а не в сандалиях или вообще босиком.
За ту секунду, что потребовалась ему на сокращение дистанции, тщательно взвесить все варианты и выбрать лучший было просто-напросто невозможно, поэтому Освальд сделал первое, что пришло ему в голову - потянулся руками к горлу противника, но в последний момент перевёл ладони выше и надавил большими пальцами на глаза.
Горр Токат, а в темноте был именно он, не ожидал такой наглости и прыти от уступавшего ему по силе противника. Он взревел, завертелся на месте и, в конце-концов, отшвырнул от себя Освальда, как невоспитанного щенка. Однако, в результате болевого приема он потерял ориентацию в пространстве и толкнул кадета не вглубь коридора, а ближе к распахнутой двери.

Освальд не собирался оставлять у себя за спиной вооружённого и опасного, а также весьма озлобленного, противника и тут же кинулся обратно к Токату. Неприятель дезориентирован, и теперь его нужно было повалить. Подойти вплотную, сделать захват и бросок было слишком опасно, поэтому кадет нанёс боковой удар ногой в другое слабое место - в коленный сустав.

Токат пошатнулся и упал на одно колено. Его глаза все еще были крепко зажмурены, под одним из них уже наливалась кровью небольшая царапина, но кардассианец потянулся рукой за спину, где висела винтовка, из которой он раньше стрелял консоль.
Из открытой двери за спиной Освальда доносились крики и стрельба, чувствовался запах настоящего дыма, судя по всему там что-то на самом деле горело. Дельта считала секунды: 41… 40… 39…
В отблесках света кадет разглядел какое-то движение за Токатом - это была ференги. В руках ее блестело что-то золотое… кардассианский дизраптор, который Освальд так и не успел забрать со стола на кухне. Но руки девушки так тряслись, что казалось, еще мгновение - и она просто уронит оружие на пол.

На долю секунды мелькнуло желание нанести прямой удар ногой в нос или челюсть, но так можно было просто-напросто убить кардассианца, а этого Освальд всё ещё хотел избежать. Кадет в два полупрыжка оказался за спиной у противника и, схватив большой палец на нащупывавшей винтовку руке, с силой рванул в сторону, стараясь сломать его и лишить возможности нормально пользоваться рукой.

-Освальд, не надо! Беги! - выкрикнула ференги из-за спины Освальда.
Палец Токата хрустнул, кардассианец попытался отмахнуться и выпустил винтовку, но одновременно второй рукой потянулся назад и схватил кадета за голень, лишая его равновесия. Если Токат сумеет выбить землю у Освальда из-под ног и навалится сверху всем своим весом… Вопреки надеждам всех участников, так просто эта схватка закончиться не могла.

Освальд не растерялся и перенёс вес на другую ногу. Слов Хены он не расслышал, поскольку был полностью поглощён боем. Кардассианец был самым грозным противником, с которым приходилось сталкиваться кадету, и исход боя был всё ещё не решён.
- Это тебе за Тенму, сволочь! - прошипел землянин и с силой ударил противника по ушам, надеясь ещё больше дезориентировать врага.
__________________________________________________
+ Артур и доктор Лора Эвансон, а ещё Хена и Горр Токат


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
28 12 2015, 14:55:29 #212
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна - резиденция мэра

Саталу удалось уложить несколько человек, прежде чем на площади поняли, откуда стреляют. Последовало несколько выстрелов в его сторону, но ограждение крыши, пусть даже оно было невысоким, послужило достаточным укрытием.
Спускающаяся вниз М’Кота была лучшей мишенью, и на деревянной стене резиденции осталось несколько темных следов от энергетических зарядов, но клингонке все же удалось удачно соскользнуть вниз и даже выстрелить самой.
Но что дальше? Фазер М’Коты был разряжен и бесполезен. Где же Освальд? Некоторые люди лежали на земле, и Сатал все еще продолжал стрелять, но в сторону резиденции уже бежали другие.
М'Кота лихорадочно откатывала в стороны лежащих землян, пытаясь докопаться до единственного в этой куче-мале кардассианца. Раз-другой оглянувшись на дверь, она не увидела там и тени Макдауэла, её единственным прикрытием по-прежнему оставался Сатал. Скрипнув зубами от злости, клингонка отвалила ещё одного из маки в сторону и наконец-то ухватилась за плечо Тенмы. Только бы Сатала не подвела меткость! Тогда может быть удастся ввалиться вместе с кардассианцем в двери мэрии. Что бы ни происходило там внути, это был единственный вариант.
“Главное сделано”, - мелькнуло у Сатала в голове, когда он увидел, что МКота добралась до кардассианца. Теперь нужно было удержать позиции, чтобы толпа снова не перехватила Тенму - да и МКоту тоже - прежде, чем их телепортируют на Саратогу. Вулканец прислушался к обратному отсчёту коммуникатора: кажется, несмотря на их просьбу, останавливать телепортацию никто и не думал. Теперь это было к лучшему.
Теперь все, что нужно было, это продержаться до начала транспортации, тогда все они будут в безопасности. М’Кота схватила кардассианца за плечо, но тот лишь нечленораздельно застонал. Это было хорошо, это значило, что они не опоздали со спасательной операцией. Возможно, кардассианская форма защитила корпус гила, но на лице и руках буквально не было живого места, судя по всему, он не очень сопротивлялся.

Не было времени выяснять, повредят или не повредят Тенме действия М'Коты – промедление грозило обернуться куда бóльшими проблемами для них обоих. Клингонка взвалила пострадавшего кардассианца не плечо и отступила на крыльцо, а затем и в открытую дверь. Захлопнув её за собой и привалившись к ней плечом, М’Кота вызвала Освальда и Сатала.
– Тенма у меня, готовимся к телепортации.

- Это тебе за Тенму, сволочь! - прошипел Освальд и с силой ударил противника по ушам, надеясь ещё больше дезориентировать врага.
17… 16… 15… - продержаться осталось совсем немного.
Горр Токат замотал головой, как раненое животное, и ослабил хватку.
Освальд дёрнул ногой на себя, высвобождаясь из хватки солдата, после чего сместился влево, чуть развернулся в сторону и нанёс боковой удар ногой по затылку.
Токат упал вперед, но теперь его тело снова преграждало коридор и отрезало Освальда от распахнутой входной двери.

Освальд увидел клингонку с кардассианцем, и у него внутри словно взорвался салют. Он с большим трудом удержался от того, чтобы тут же перепрыгнуть через Токата и броситься к ним. Солдат был всё ещё в сознании и вооружён, и потом мог представлять угрозу. Кадет в ярости ударил противника ногой по локтевому суставу здоровой руки, а после этого так же ударил по правой руке. Теперь винтовкой воспользоваться предатель точно не сможет.
- Хена, встань рядом со стариком! Его должны забрать вместе с тобой! - крикнул землянин, обернувшись через плечо, после чего наступил на Токата и, оттолкнувшись от него как от трамплина, побежал к выходу из резиденции.
Хена развернулась и бросилась бежать.
5… 4… 3…
За спиной землянина в темноте слышалось хриплое дыхание и какая-то возня - Токат пытался прийти в себя и подняться. Что-то скрипнуло, что-то металлически щелкнуло, что-то засвистело в воздухе…
2… 1…
Токата ослепил яркий бело-голубой свет, и в бессильной злости он ударил кулаком по паркетному полу - противники исчезли во вспышке транспортера, а кривой, как бумеранг, нож кардассианца вонзился в дверной косяк, впрочем, весьма далеко от того места, где могла бы быть спина убегающего кадета.

__________________
Сатал, МКота, Тенма, Освальд, Токат, Хена.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
28 12 2015, 23:01:39 #213
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

«Саратога»

Утара вдруг поняла, что ждёт результата пробы пароля с напряжением. Если сработает, то для участников "Альфы" весь этот кошмар закончится прямо сейчас – не надо будет каждую секунду ждать вестей о жизни или не дай бог гибели кадетов, можно будет просто выбросить всё это из головы. И пусть политикой занимаются те, кому это положено!
И всё же она не могла от делаться от чувства беспокойства и какой-то непонятной обиды. Она любила свой мир, она любила Федерацию, и не могла спокойно слышать несправедливые обвинения в её адрес. И ещё она боялась. Боялась, что какой-нибудь недобросовестный политик однажды сделает эти упрёки правдой.

- Если это действительно “незабудка”, ящерице стоит выдать Героя Федерации, - усмехнулась Толан. Она была напряжена не менее остальных, и потому даже не обратила внимания на комичность всего проиходящего. - Ну что там? - это уже обращалось к МакКвину, - какой результат?
-Сэр! - в уже немного знакомом присутствующим голосе начальника транспортерной слышалось возбуждение, - Блокировка снята. Начинаю транспортацию.
-Отлично! - вырвалось у МакКвина, затем он обратился к женщинам, - Я провожу вас на встречу с вашими кадетами. Всего насколько минут - и вы снова их увидите. Скорее всего, они будут первыми на очереди из-за их положения в самой горячей точке Джеймстауна.
- Тогда в транспортерную, - кардассианка не скрывала радости, но в голосе чувствовалось и напряжение. - Надеюсь, все вернутся целыми и невредимыми. “Незабудка”, ну надо же, - хмыкнула она.
Утара сказала себе, что поверит в реальность происходящего, только когда увидит всех кадетов из проекта собственными глазами, причём в целости и сохранности. Зная эту компанию, можно было с полным правом забеспокоиться, что всё это окажется не так просто, но Утара постаралась прогнать эти мысли: вот когда окажется, тогда надо будет волноваться и принимать меры, а пока она постарается уверить себя, что всё будет в порядке.

«Саратога», транспортерная

Спустя пару минут быстрой ходьбы, временами ускоряющейся до легкого бега, по коридорам корабля, МакКвин, Утара и Илама достигли транспортерной.
Офицер за консолью управления коротко кивнул, приветствуя старшего офицера.
-Первую группу забираем через… - он опустил глаза и сверился с информацией, - через 30 секунд. Это люди из резиденции. Только… - офицер слегка заколебался, - некоторые из нашей целей попытались связаться с нами и попросили не забирать их. Точнее сказать, они все просили об этом. Но мы настроили автоматический алгоритм транспортации, и…
Первый офицер нахмурился.
-Мы следуем плану. Не меняйте алгоритм.
– Они как-нибудь это мотивировали? – спросила Утара. – С учётом ситуации, у них могли быть веские причины, например, за несколько минут до связи у кого-то из них могли оторвать от одежды комбэйдж.
Почему-то именно эта мысль пришла ей в голову первой.
-Даже если так, мы не будем рисковать всеми, ради кого-то одного, - отрезал МакКвин.
- Технически нет никаких сложностей телепортировать по одному, - возразила Толан. Впрочем, она понимала, что спорить бесполезно, и ее мнение никого не интересует. Но это не значило, что она должна была молчать. – Вы не знаете ситуацию на планете и не знаете, к чему может привести внезапная телепортация. Особенно если вас просили с ней повременить, - добавила женщина. – Теперь, когда телепортация возможна, я могу сама поднять оставшихся участников проекта на катер. Кто-то из кадетов просил вас подождать?
Утара почувствовала, что с неё хватит. Впервые в жизни она сталкивалась с таким механическим исполнением инструкции, и кем? – представителями Федерации. Набрав в грудь побольше воздуха она... убедила себя промолчать и дождаться ответа на вопрос координатора. В конце концов высказать своё мнение о происходящем она сможет в любой момент, а пока глинну Толан не отказали, не стоит обострять ситуацию.
-Технически сложности нет, но транспортировать одновременно быстрее, - ответил МакКвин, - Вы же сами только что требовали забрать кадетов как можно скорее, мы это и делаем, а теперь хотите подождать? Я не понимаю вашей непоследовательности, госпожа Толан. Так же, как и когда вы отказывались покидать катер и мотивировали это необходимостью поддерживать связь, но стоило вам оказаться у нас на борту, как вы мгновенно забыли об этом, выскочили из “Анадыря” и отправились погулять.
– А я не понимаю вашего упорного желания искажать действительность, – сердито ответила Утара. – Мы отнюдь не сразу «отправились погулять», а дождались того самого сеанса связи, которого ожидали на катере, и благодаря которому сейчас возможна телепортация. После этого уже можно было пойти на риск и довериться обещанию адмирала перенаправить вызов на нас, если возникнет необходимость.
«Да именно пойти на риск, – подумала Утара, глядя на МакКвина с вызовом, – Потому что вы тут совершенно не считаетесь с нами, и легко могли бы пренебречь обещанием».
Переведя дыхание она закончила:
– И вам бы следовало прислушаться к просьбам кадетов, если вы хотите доставить их сюда целиком, а не по частям: без знания ситуации, вы рискуете добиться именно этого.
-10 секунд, сэр, - предупредил начальник транспортерной.
Глинн ничего не сказала.

-Сэр, - через 10 секунд отчитался офицер за панелью управления транспортером, - процесс запущен… Хм, секунду! Тут что-то не так... - его лицо стало очень сосредоточенным.
-Что происходит? - задал риториреский вопрос первый помощник, бросаясь к консоли.
-Сейчас… я не понимаю… - отозвался офицер, его пальцы забегали по клавишам управления, - У меня семь сигналов коммуникаторов, но с ними проассоциировано девять биосигналов.
-Что еще творят эти кадеты?! - рассерженно пробормотал коммандер, - Немедленно компенсируйте!
Мучительно медленно над площадкой транспортера возникло сияние, мигнуло… и снова возникло, разгораясь все ярче, пока на борту “Саратоги” не материализовалась весьма пестрая компания.
Там был лежащий в обнимку с рюкзаком мужчина в рваной одежде баджорского фермера.
Бессознательный энсин.
Застывший в положении на корточках светловолосый юноша с фазером наизготовку.
Клингонка в кожаной стилизованной индейской одежде, взвалившая на спину окровавленного кардассианца.
Темноволосый молодой человек в кадетской форме, пойманный будто между двумя шагами.
Девушка-ференги и очень удивленный седой кардассианец с какими-то мешками в руках.
Молодая землянка в испачканной пылью и паутиной форме, будто только что вылезшая из какого-то подвала.
-Ничего себе… - не смог сдержаться начальник транспортерной.
____________________
С Толан, Мак Квином и первой партией прибывших.


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
29 12 2015, 09:02:16 #214
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

Ни одна из возможных траекторий падающего ховеркара не была безопасной для этой сумасшедшей толпы землян. Проследив все вероятности, Ракар это понял. Желание отомстить было сильно, но, в отличие от клингонов, ромуланцы всегда думают своей головой. Выстрели он в Вихо, тот разобьется насмерть и его машина погубит здесь многих. В планы Ракара это не входило как минимум потому, что Энн Уильямс и ее отец воспримут такие действия отрицательно. В планы Ракара входило сейчас только одно: забрать Энн Уильямс в проект. А еще он однозначно понимал расстановку сил на Волане II. Смерть лидера, дискредитировавшего Сэма Уильямса будет на руку Сэму Уильямсу. В этом случае власть с высокой долей вероятности достанется Сэму. В этом случае Энн может остаться на планете. Жизнь же, оставленная Вихо, приведет к тому, что жизнь самого Сэма и его дочери на этой планете станет невыносимой, если вообще будет возможна. Любые революции всегда пожирают собственных детей, семье Уильямсов придется искать себе место за пределами Волана II. Это обстоятельство положительно повлияет на возврат Энн в Федеральный Звездный флот. И с третьей стороны – формально, его просили никого не убивать, даже ради самозащиты. Это положительно будет расценено. И никто не узнает о таком тонком расчете. Немного подло, игра жизнью и смертью, но молодые федераты еще не понимали, что иногда смерть противника – лучший выход из ситуации. Пусть и дальше остаются в неведении. Ромуланец был уверен, что для других взрослых офицеров Звездного флота такие проблемы не стоят. Они также не чураются смерти своих врагов ради собственных целей. В настоящий момент Ракар выбирал жизнь для врага Федерации ради своей собственной цели.
Он выстрелил четко над головой Вихо, разряд опалил ему волосы и не причинил никакого вреда, а сам бросился бежать в одну из боковых улиц, стремясь отвлечь и увести за собой всех тех, кто обратил на него внимание. Далее было нужно обойти больницу и найти в нее задний ход.

C площади надо было убираться как можно скорее: хоть Ракар и отвлекал нападающих, Сэм все еще был в центре внимания. К счастью, достаточно людей было и на его стороне.
- Давай, уводи его, я прикрою, - на плечо Энн легла чья-то рука.
- Спасибо, Стив, - этим кем-то оказался их сосед, и девушка благодарно кивнула, ускоряя шаг.
Уже на самом краю площади Энн обернулась в поисках ромуланца – она видела, как тот выстрелил в воздух (вероятно все же в воздух; едва ли он стрелял настолько плохо, что не попал бы в Вихо, если бы захотел!), но вот что стало с ним потом… В толпе его видно не было, и ей оставалось надеяться, что он посчитает разумным вернуться в больницу к Тенеку.
- Что он хотел? Почему все так случилось? – спросила Энн, когда они оказались уже на безопасном расстоянии от толпы.
Сэм только плечами пожал:
- Долгая история. Вряд ли я сам до конца ее понял.
- В любом случае, тебе надо в больницу, там сейчас этот вулканец – Тенек. А где остальные? Я не видела Лизен…
- Вихо ранил ее, она как раз в больнице Эвансон, - глядя на изумленное выражение лица дочери, он усмехнулся и повторил: - Я же сказал – долгая история.
- Есть еще один момент… - Энн замялась. – Меня должны телепортировать на федеральный корабль через тридцать секунд. Или около того. Если, конечно, я не откажусь и не выйду из проекта…
- А ты выйдешь? – Уильямс вопросительно приподнял бровь.
- Я… не знаю. Ты можешь пообещать, что у тебя все будет хорошо? Я не полечу сюда с ДС9, чтобы вытаскивать тебя из драки.
- Лети уж, - пробурчал он.
Энн с облегчением вздохнула и толкнула дверь больницы.   

Когда они появилась в дверях, Тенек занимался рукой пострадавшего человека. Бросив скользящий взгляд на дверь, вулканец осведомился:
– Где мистер Ракар?
Было бы совсем некстати, если бы после вылазки Энн и Ракара на площадь у стажёра стало одним пациентом больше. Впрочем, это был ещё не худший вариант.
Из глубокого внутреннего кармана, в который Тенек положил падд, который оставил ему безумянный федерат, донесся очень тихий, приглушенный слоями ткани писк.
Дельта Ракара, лежащая на столе, продолжала монотонно отсчитывать время:
53… 52… 51…
Взять падд сразу Тенек не мог – сперва нужно было закончить со сломанной рукой. Он понимал, что на падд могло прийти важное сообщение, но даже самое важное сообщение не могло изменить ситуацию настолько кардинально, чтобы заставить его бросить текущую работу.
- Не знаю, - покачала головой Энн, - у нас не было возможности скоординировать действия. Он должен был также направляться к больнице… Ты можешь помочь отцу? - обратилась она к вулканцу.
– Как только закончу с этим джентльменом, – ответил Тенек. – Мисс Сесилия, просканируйте мистера Уильямса.
В голове его мелькнула мысль, что можно было бы попросить Энн достать падд и показать ему сообщение, но перспектива случайно телепортироваться вместе с девушкой или утратить таким же образом падд, не казалась ему заманчивой.

Ховеркар индейца не последовал в боковую улочку за Ракаром, напротив, землянин развернул машину в противоположную сторону и направил ее в сторону резиденции бывшего мэра. На протяжении всего дня индеец проявлял целенаправленность и не поддавался на провокации оскорблениями словом и делом, и даже выстрел Ракара не заставил его изменить своему хладнокровию.
Без подначивания предводителя преследователи скоро перестали бежать за Ракаром, махнув на него рукой. Они несколько раз выстрелили ему вслед, но, похоже, не особо целились и хотели скорее напугать. Но правда была в том, что это они скорее боялись этого неизвестно откуда взявшегося остроухого демона, без колебаний положившего некоторых из них. Убегая с площади, люди еще не знали, что винтовка улана была настроена лишь на парализацию.
Его не преследовали, это означает что часть плана по отвлечению безумцев не имела своего логического завершения. Зато позволяла ему достигнуть больницы. Позади здания в полупотьмах, спотыкаясь о неровности заднего двора, Ракар нашел дверь черного хода. Она была заперта. Убедившись, что ее просто так не открыть, он отошел на шаг и расстрелял из винтовки предполагаемое место замка. В конце концов дверь поддалась и он вошел. Сориентировавшись на месте, он, спокойным уже шагом, дошел до помещения, в котором находились вулканец и остальные.
________________
вместе с Тенеком, Уильямсами и иными местными жителями Волана II


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
13 01 2016, 14:59:50 #215
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

“Саратога”

Сатал огляделся по сторонам: он был в транспортерной, на корабле. Явно не на "Анадыре", но судя по федеральной форме инженера и присутствию руководителей проекта, среди своих. Он окинул взглядом присутствущих: бессознательный кадет с ховеркара был с ними, рядом лежал Артур. МКота всё-таки успела схватить кардассианца. Хорошо. Остальных он видел впервые. Сатал встал и, пряча на ходу фазер, спустился с платформы, подошёл к Иламе с Утарой и произнёс:
- Нам нужен врач, у нас много раненых.

Освальд замер, беспокойно покрутил головой и с удовлетворением отметил, что больше всего интересовавшие его персоналии: Самрита, Хена, энсин Соммерс и гил Тенма, - все были на месте.
- Извини, меня там задержал один чертовски большой и злой кардасс, - сквозь зубы процедил кадет, обращаясь к клингонке, - Как Тенма? Жив, надеюсь?

-Все, кроме раненых, покиньте площадку транспортера, - распорядился МакКвин, - Сколько у нас до прибытия следующей группы? - осведомился он у офицера, управляющего транспортером.
-Шестьдесят секунд.
-Раненых транспортируем напрямую в медотсек, для спасенных кадетов приготовлены каюты, с остальными… - он посмотрел на старого кардассианца, - разберемся позже.
Несколько секунд транспортации, складывающиеся в один миг. Лайтман не мог сказать точно, ощущает ли сознание течение времени, находясь в буфере транспортера. Но в любом случае этот недолгий миг небытия был прекрасен. Потому что был момент, когда существовало только сознание, а тело еще не было собрано.
Круг, очерчивающий зону для транспортации одного, на полу из дюраниевого сплава, и яркий свет, что ударил в глаза так резко, после не слишком ярких фонарей ночного Джеймстауна. Корабль флота, верх совершенства дизайна, счастье для всех, чтобы никто не ушел обиженным. Только для всех ли? Лайтман выпустил из рук рюкзак и перевернулся на спину. МКота держала кардассианца, на площадку капала его кровь. Освальд, Самрита, Хена, Сатал, еще какой то кардассианец, и Энтони. Он повернул голову и увидел других, координатора и советника, и еще офицеров Звездного флота. Это был наверное предел для единичной транспортации, здесь не было ни Перим, ни Кейры, ни других. Надежда умирает последней.
Когда телепортация первой группы закончилась, Толан облегченно вздохнула, хоть и понимала, что это был не конец – чтобы считать эвакуацию завершенной, необходимо было дождаться остальных. Почти все были целы – кроме энсина Соммерса, кадета Лайтмана и гила Тенмы, но тех сразу же телепортировали в медотсек. Она поприветствовала каждого из кадетов, спускавшегося с платформы, и тихо проговорила:
- Пока располагайтесь и отдыхайте в ваших каютах, я соберу всех, когда эвакуация завершится. Мне нужен будет полный отчет о произошедшем, - она бросила взгляд на МакКвина и подумала, что офицеры Флота тоже наверняка его запросят. – И… спасибо.  
- 40 секунд, сэр, - предупредил шеф транспортерной.
- В коридоре вас встретит один из наших офицеров, который проводит вас в каюты, - обратился коммандер к членам проекта “Альфа”, - Там вы сможете привести себя в порядок, поесть, отдохнуть, встретиться с товарищами и начать писать отчеты о событиях последнего дня - Звездный Флот будет в них очень заинтересован. Через несколько часов, когда закончится эвакуация, “Саратога” покинет систему Волан и отправится обратно на территорию Федерации. Если у вас есть какие-то вопросы, - федерат обвел взглядом всех присутствующих, - мы решим их в более подходящей обстановке.
Один за другим кадеты покидали транспортный отсек. Лишь старый повар замялся в нерешительности - все происходящее для него было полной неожиданностью.
-Мистер?.. - позвал его начальник транспортерной, - С вами все в порядке?
-Кто этот человек? - нахмурился МакКвин, - Как он здесь оказался? Вы в курсе? - обернулся он к Иламе и уходящим кадетам.
Сделав несколько шагов вместе со всеми, Сатал остановился. Интенсивные события заставили его на несколько мгновений забыть об обещаниях, которые он дал, но теперь он снова вспомнил о людях, к которым намеревался отправиться после того, как они отвезли бы раненых в больницу. Странно, что даже разговор Артура с Лорой Эвансон не заставил его в тот момент вспомнить о Бо… В тот момент - да. А сейчас он помнил снова, и, остановившись, вернулся назад в транспортерную. Подойдя к Иламе и Утаре, вулканец произнёс:
- Каковы наши дальнейшие планы? У меня осталось незаконченное дело на планете.

Освальд моментально остановился и обернулся, когда услышал удивлённое обращение, потому что сразу понял, кому оно предназначалось. На вопрос старшего офицера он ответил незамедлительно:
- Да, сэр, я знаю. Это господин Верасс, личный повар мэра Корама. Он, - кадет немного замялся, по его лицу было заметно, что он подбирает лучшие слова, - Он очень помог нам, и я не был уверен, что он будет на планете в безопасности, потому и, - землянин снова запнулся, подбирая слова. Он тогда Хене не приказал, а просто настойчиво попросил, но стоит ему сказать подобное, и с расспросами будут приставать уже к ференги, а это, с его точки зрения, было неправильно, с другой стороны, приказывать он и не мог, так как его главным не назначали. Подходящее слово, однако, нашлось быстро, - Потому я и потребовал, чтобы кто-то стоял рядом с ним во время телепортации.

Услышав сбивчивое объяснение кадета, первый офицер “Саратоги” хмыкнул и процедил сквозь зубы:
-У нас сейчас нет времени разбираться, что с ним делать, адмирал Нечаева решит это позже.
Уже стоявшая в дверях Хена бегом вернулась назад, мягко взяла старого кардассианца под локоть и кивнула Освальду. Вместе они направились к выходу.

Освальд облегчённо выдохнул и кивнул Хене в ответ. Теперь у них есть возможность немного отдохнуть и сбросить напряжение, накопившееся за день. Почему-то кадет больше не сомневался, что и с остальными участниками Проекта всё будет в порядке.
Нагнав Самриту уже в коридоре, он решил подбодрить свою часто нервничающую из-за разных событий коллегу. Демонстративно отряхнув плечо её формы, он в своей типичной весёлой манере проговорил:
- И кто бы мог подумать, что сегодняшние подвалы такие же грязные и пыльные, как и пятьсот лет назад?
____________________________________________________________________________________________
+ Сатал, Артур, М'Кота, Хена, Самрита, Энтони, Тенма, повар Верасс, наше начальство и члены экипажа "Саратоги"


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
15 01 2016, 10:37:31 #216
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

По просьбе Тенека темнокожая землянка взяла медицинский трикодер и подошла к Сэму Уильямсу.
-Энни, все уже в порядке, - сказала она девушке, - Можешь отпустить отца и посидеть в приемной…
Из глубины дома раздался какой-то шум, вроде бы хлопнула дверь.
-Что это? - воскликнула Сесилия, разворачивась на месте и выпуская из рук трикодер.
У местной женщины оборудование посыпалось из рук, когда ромуланец вошел. Нельзя сказать, что ему не понравилось происходящее. Некоторое внутреннее удовлетворение от впечатления, которое производил, он испытал. Винтовку опустил дулом вниз, ровным и спокойным тоном произнес:
- Не бойтесь. Вы не стреляете в меня и моих... гм... коллег, я не стреляю в вас. Все просто. Взаимно мирные отношения, этого достаточно.
Энн и ее отец добрались до клиники, как он видел, теперь дело стояло за временем обратного отсчета.
- Никто ни в кого не стреляет, - устало подытожила Энн, которая уже собралась было покинуть помещение, но столкнулась с ромуланцем, - это больница. Ракар, ты не видел, куда направился Вихо? Что ему было надо?
Девушка бросила взгляд на большие настенные часы – если она правильно понимала, до телепортации осталось совсем немного времени.
Можно было подумать, что в больнице не стреляют. Как будто существовали какие-то запреты на стрельбу в том или ином месте для тех, кто совершает революции. На Ромуле даже Сенат в своем здании был однажды целиком уничтожен небольшим количеством таларона. Но не время для рассуждений на эти темы.
- Вихо в воздухе, другой информации у меня нет. – Об очевидном, о том, что тому нужна была власть, он говорить не стал.

Ромуланец появился целым и невредимым, Энн Уильямс нашла своего отца и убедилась в том, что он не слишком пострадал – теперь обоим участникам проекта вполне можно было возвращаться в пространство Федерации. Тенека же пока что по-прежнему интересовало происходящее в Джеймстауне: в частности то, какие настроения возобладают среди жителей в ближайшее время.
– Мистер Вихо совершил преступление, даже с учётом текущей сложной ситуации, – заметил вулканец, – он покушался на вашу жизнь. Было бы разумнее всего изолировать его, а затем – предъявить ему обвинение.
 
Энн Уильямс могла бы что-то ответить… но в этот момент ее время истекло. Приколотая к ее груди дельта вулканца закончила отсчет, и девушка растворилась в голубом сиянии.
Дельта Ракара, которую он в свою очередь оставил Тенеку, но которую вулканец пока не собирался использовать, тоже замерцала и исчезла. Падд в кармане вулканца снова негромко пискнул.
-Что это? - воскликнул Клейборн, - Куда они забрали нашу Энни?
Сесилия подняла голову от показаний трикодера, которые она снимала с Сэма Уильямса, и посмотрела на Тенека.
-Я слышала, что вам говорил федерат. Проверьте отсчет, док. Что-то мне подсказывает, что у вас не так много времени.
- Они ее не забрали, - Сэм поморщился от боли в плече, которая раньше от адреналина казалась совсем незначительной. – Она улетела добровольно, как и планировалось раньше до этого маленького инцидента. Это выбор Энн, - он посмотрел на Клейборна, давая понять, что тема закрыта. – А вы не собираетесь улетать? Смотрите, как бы вас тут не забыли, - он бросил взгляд на вулканца и ромуланца. Комичная парочка. А ведь все всегда говорили, что эти народы терпеть друг друга не могут, а вот надо же, сидят тут вместе…
Клейборн презрительно хмыкнул.
-Это Федерация, они могут и забыть, когда речь идет о политике. Что такое два человека, когда они уже бросали целые колонии?
Тенек неспеша завершил движние, проверил руку пациента на успешность проведённых процедур и выпрямился.
– Мисс Сесилия, обработайте ушибы, – он подал своей коллеге настроенный на пациента регенератор. – Мистер Уильямс, ваша очередь.
Однако прежде чем просмотреть данные Уильямса, Тенек вытащил из внутреннего кармана падд. В сущности, это было почти формальностью: с учётом разблокирвоанной телепортации, Тенек гарантированно не успевал к общему отбытию.
– Я проинформировал представителей Федерации о том, что задержусь здесь для оказания помощи пострадавшим при инциденте, и хорошо понимаю, что вероятнее всего мне придётся возвращаться на станцию самостоятельно, – добавил он. – Так что не вижу повода предъявлять Федерации какие-либо претензии.

С чувством исполненного долга и крайнего удовлетворения Ракар пронаблюдал телепортацию Энн Уильямс, а потом перевел взгляд на стол, где его федеральный комбейдж больше не существовал. Что ж, он исполнил обещание, данное Квинтилии Перим. Теперь следовало позаботится о собственной безопасности и безопасности этого чертового вулканца! Вулканца, который остался здесь с совершенно непонятными ему целями, только ради того, чтобы быть оплеванным и выгнанным этими же людьми, о которых он собрался заботиться. Федерацию на Волане II «любили всей душой», замечание человека из клиники его несколько повеселило. Да, Федерация бросала свои колонии. Ромуланцы своих колоний не бросают.
Однако революционеры не вызывали в его душе никакого сочувствия, они запирали их в ангаре, стреляли в него, в его временных коллег,  в то время  как сама группа Альфа никому не угрожала. Каковы бы ни были теперь обстоятельства, его новая цель – убраться с этой планеты, проследить, чтобы и вулканец убрался с нее целым и невредимым. То, что их могут здесь «забыть» и бросить – он ничуть не сомневался, здесь человек Сэм Уильямс был прав.
- Собираемся, мистер Сэм Уильямс, - ответил ему Ракар, одновременно подойдя к двери оценить обстановку снаружи, - как только вулканец, - он выделил слово «вулканец» интонацией, - закончит здесь свою гуманитарную миссию. Я также надеюсь, что в обмен на его услуги вы поможете нам выбраться отсюда.
Потом он подошел к столу и положил на нее винтовку.
- В случае нападения на больницу я буду ее оборонять, пока же этого не случилось, Тенек, я готов делать что угодно чтобы ускорить вашу работу, могу резать, зашивать, подавать приборы, гипоспреи. Вид вывернутых наружу внутренностей меня не пугает. Говорите что делать, у нас осталось мало времени.
Ромуланец имел вид серьезный и бесстрастный.

Тенек бросил взгляд в отсчет на падде - 49. Что ж, все как он и думал. Свой выбор они сделали, теперь им оставалось лишь сосредоточиться на свой работе т делать ее так хорошо, как они могут. Как, впрочем, и всегда.
Тенек показал изображение на падде Ракару и прокомментировал:
– С учётом телепортации, я почти наверняка не смогу закончить лечение пострадавших до окончания эвакуации. Если вы хотите успеть, я могу передать вам этот падд: вы сможете написать о своём намерении эвакуироваться и просьбу телепортировать вас по биосигналу в конце эвакуации. Если же вы намерены остаться до конца, я также не буду вам препятствовать.
Этот вопрос он посчитал исчерпанным и перешёл к делу:
– Сейчас нужнее всего, чтобы кто-то орагнизовал оперативное и грамотное перемещение раненых в клинику. Однако прежде мне нужно знать, как отреагируют местные жители на ваше появление на улице: вы вернулись через чёрный ход, этому должна быть причина.
Ромуланец молча забрал у вулканца падд и сунул его себе за пазуху. Он сделал усилие, чтобы удержаться от очередной шпильки в сторону Тенека. Ведь он уже сказал, что останется с ним, и не один раз. К чему эти долгие и бесконечные разговоры?
Однако было не время для споров.
- Причины весомые. Они отреагируют весьма … эмоционально. Но я сейчас переоденусь и доставлю вам всем ваших клиентов, - сказал Ракар и принялся снимать свой китель, вязать себе на голову уже однажды использованную повязку.
Тенек жестом остановил его:
– Если так, лучше не создавать дополнительных сложностей и поручить это мисс Сесилии. И мистеру Уильямсу, когда я закончу с его травмой. Вы же могли бы помочь здесь. Вероятно, у вас есть первичные навыки оказания медицинской помощи?
Ромуланец молча кивнул.
____________________
+Энн и Сэм Уильямсы, Сесилия, Клейборн, Тенек


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
15 01 2016, 17:36:16 #217
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

“Саратога”

Оставаясь в транспортерной рядом с Иламой и Утарой в ожидании их ответа на свой вопрос, Сатал смог наблюдать следующую волну транспортации. На этот раз на площадке появилась веснушчатая девушка с каштановыми волосами средней длины, пойманная будто посреди разговора с кем-то. А еще трилл, сидящая на коленях и поддерживающая баджорку, чья голова бессильно свесилась на плечо, а глаза были закрыты - судя по всему, она была без сознания. Кроме них там были два земных мужчины и женщина в рабочих комбинезонах песочного цвета, пожилой телларит с окладистой бородой, прижимающий к себе кожаный чемодан… и одно место на площадке оказалось пустым. На месте транспортированного человека поблескивал какой-то маленький предмет - федеративный комбейдж.
Шеф транспортерной отреагировал мгновенно.
-Сэр, эта дельта зарегистрирована на проект “Альфа”, выдана для… - он проверил информацию в своем компьютере, - Для мистера Ракара из Ромуланской Империи. Но почему он не…?
МакКвин обернулся и посмотрел на Иламу Толан.
- Кроме мистера Ракара, это все ваши люди, госпожа глинн?

Толан с волнением ожидала последней очереди телепортации: все ли поднимутся на борт? Буду ли раненные?.. Раненной оказалась только одна девушка – Кейра Миррим, - которую незамедлительно подняли в медотсек, а вот отсутствовало из ее кадетов как минимум двое.
- На планете также остался вулканский участник – мистер Тенек. Не знаю, что их задержало.
- Он сказал, что не покинет планету, пока раненым будет требоваться его помощь, а Ракар – что не улетит без него, - знакомая только по компьютерному профилю девушка спустилась с телепортационной платформы и подошла к координатору. – Прошу прощения, я не представилась – меня зовут Энн Уильямс.
- Добро пожаловать в проект, - несколько механически ответила кардассианка и обратилась к советнику: - Мы, конечно, можем телепортировать их против их желания. Но я не думаю, что это будет правильным решением. Мисс Уильямс, -   она снова повернулась к девушке, - господа Ракар и Тенек в курсе, что корабль не будет их ждать?
Та не слишком уверенно пожала плечами.
- Думаю да, мэм. Мистер Тенек это упоминал.
- Спасибо, можете идти к остальным кадетам, вас проводят до вашей каюты. «Саратога» ждать не будет, а вот «Анадырь» вполне мог бы, - пробормотала она вслед уходящей землянке.
- Мистер Сатал, - Толан вспомнила, что юноша до сих пор ждет ее ответа. – Наши официальные планы – забрать всех с планеты как можно быстрее и вернуться на ДС9. Какие именно дела на планете вы имеете в виду?
Первой реакцией вулканца было рассказать всю правду, как есть. Но юноша вовремя вспомнил, что в этом случае вариантов ответа было бы ровно два: либо ему запретят возвращаться и вообще думать о столь сомнительном предприятии, либо - если не запретят каким-то образом - он подставит других людей. В частности, координатора проекта. Потому Сатал решил ответить, не вдаваясь в детали:
- Я… обещал одному человеку, что вернусь. Он очень помог нам в восстановлении связи с кораблём, фактически, это он всё сделал для её восстановления. Если он останется на Волане, боюсь, его участь может оказаться незавидной.
То, что так просто все не закончится, Толан предчувствовала с самого начала. Теперь, не считая двух застрявших на планете участников, возникли и другие обстоятельства.
- Мистер Сатал, вы же понимаете, что я не могу вам разрешить вернуться на планету, - это было очевидным, и молодой человек должен был отдавать себе отчет, что после успешного спасения назад его никто не отправит. – Но эвакуация еще не закончена, и, если ему действительно угрожает опасность, мы можем его телепортировать, как и остальных. Расскажите подробнее об этом человеке.
Ответ был ожидаем. Но рассказать про Бо было не так просто. Будь речь о дееспособном человеке, который, как Карисса, сам высказал желание улететь, проблемы бы не было. Но Саталу сперва нужно было встретиться с родителями Бо, получить, вполе вероятно, отказ и уже потом думать, что делать дальше. Если он всё это расскажет, ни о каком возвращении речи быть не может.
От необходимости отвечать его совершенно неожиданно избавил вмешавшийся в разговор первый офицер корабля.
-Кхм! - откашлялся офицер МакКвин, - Госпожа Толан, пожалуйста, воздержитесь от обещаний от лица Звездного Флота. Все федеральные граждане, которых мы должны забрать, сосчитаны и учтены. И будут подняты на борт в ближайшие минуты, поэтому прошу вас покинуть транспортерную и наслаждаться заслуженным отдыхом - ваши кадеты спасены и теперь вам точно больше не о чем беспокоиться.
Эти слова, как ни странно, дали Саталу некоторую надежду. Ибо, во-первых, как уже было сказано, избавили от необходимости отвечать здесь и сейчас на вопрос, на который он ответить не мог, а во-вторых, вносили в уравнение дополнительную переменную, которая могла оказаться дестабилизирующим фактором: было совершенно очевидно, что не все кадеты спасены: Ракар и Тенек всё ещё оставались на планете, а МакКвин, похоже, только что прямым текстом предложил их там бросить. Вряд ли Толан это понравится. Здесь могли быть варианты.
Переведя взгляд с Толан на МакКвина и обратно, Сатал заметил:
- Насколько мне известно, спасены не все кадеты. Не был телепортирован мистер Ракар, кроме того, я не видел среди поднятых на борт мистера Тенека.
- А я и не говорила от вашего лица, - отозвалась женщина, желая восстановить справедливость. – Не забывайте, что здесь находится мой катер, который также способен осуществлять телепортацию. Другой вопрос, что я не стала бы ничего предпринимать без обсуждения с адмиралом, - ну, наверное бы не стала… Она не была до конца уверена. - Мне не составит труда подождать пару минут до окончания телепортации и дождаться остальных. Мистер Сатал, вы правы, два участника проекта задержались на планете. По словам кадета Уильямс, они в курсе, что «Саратога» может улететь без них.
Утара хмурилась всё сильнее, слушая всё происходящее, наконец она не выдержала:
– К чему такая спешка? – спросила она. – Федерация может устраниться от политического вмешательства, но она никогда не устранялась от гуманитарных контактов, не уклонялась от помощи, и тем более не бросала на произвол судьбы своих граждан, оказывающих эту помощь. Мы хотим показать, что не вмешиваемся в их дела? Прекрасно! Но почему бы нам не показать заодно, что мы остались теми, кем были всегда – отзывчивыми людьми, способными на человечное отношение, а не превратились в истуканов, отнимающих даже то, что отдали до разрыва отношений? Мы хотим забрать всех в короткий срок? Так почему бы не направить туда врачей, которые сообща гораздо быстрее справились бы с лечением пострадавших? Тогда стажёру незачем было бы задерживаться там слишком долго, а Федерация, уходя, оставила бы о себе добрую память.
-Двадцать секунд, сэр, - предупредил шеф транспортерной, очевидно имея в виду следующую волну.
-Продолжайте, - кивнул ему первый офицер, а потом отвернулся от транспортерной площадки, сделал несколько шагов в сторону Утары, Иламы и Сатала и приглашающим жестом открыл дверь в коридор.
-Пожалуйста, дамы и господа, не тратьте свои слова в неподходящей обстановке, в неподходящее время и на неподходящих людей. Постарайтесь немного отдохнуть, успокоиться от пережитых вами потрясений, собраться с мыслями и попросите адмирала Нечаеву принять вас. За переговоры с Воланом II отвечает она, и только она уполномочена принимать решения, о которых вы просите. Но… - офицер окинул взглядом всех троих, - Советую вам тщательно обдумать все, что вы собираетесь сказать и иметь под рукой аргументы и планы, а не только эмоции и необоснованные требования. Чтобы наше общение, наконец, стало продуктивным. Пойдемте. Нам всем больше нечего здесь делать.
Женщины вышли вслед за первым офицером.
Следуя за ним по коридору, Утара устало произнесла:
– Наша просьба о приёме у адмирала у вас уже есть, мы сразу вас об этом попросили. Я догадываюсь, что сам приём случится, когда адмирал будет готова нас принять, не раньше, и против этого трудно что-либо возразить, но не стоит ссылаться на стресс и усталость: и я, и глинн Толан – мы обе пока вполне дееспособны, поэтому я настоятельно прошу не откладывать встречу ради нашего отдыха.
Сатал шёл рядом с Иламой и Утарой, слушая разговор. Фраза офицера о неподходящей обстановке была ему понятна, а вот следующая, насчёт неподходящих людей, озадачила. Сатал не был политиком, однако даже делая скидку на то, что происходящее может быть элементом неизвестной ему политической игры, некоторые слова, намерения и характеристики, даваемые МакКвинном, казались ему странными.
- Я вулканец, - обратился Сатал к МакКвину, - и контролирую свои эмоции. Несмотря на то, что обстановка оказалась для меня новой, классифицировать моё состояние как потрясение было бы слишком большим преувеличением. Я полностью дееспособен. Я понимаю ваши слова о неподходящем времени, однако хотел бы уточнить: кого вы подразумеваете под неподходящими людьми?
МакКвин с интересом посмотрел на светловолосого юношу, называвшего себя вулканцем, однако высказывать удивление не стал. Кем бы ни считал себя этот человек, первого офицера “Саратоги” на данный момент это не касалось, и вести отвлеченные светские беседы посреди напряженного и полного работы дня было бы пустой тратой времени. Все, чего он хотел - скорее отвести гостей в предназначенные им каюты. Подумать только, во время серьезной операции он, первый офицер корабля, вместо того, чтобы находиться в самом центре планирования или даже на поверхности Волана II cо своими людьми, вынужден сопровождать взбалмошных дам, как какой-то мальчик на побегушках или портье в отеле. Но адмирал Нечаева решила, что будет вежливо, если кардассианского глинна встретит кто-то, равный ей по званию, и МакКвину пришлось подчиниться.
Группа подошла к турболифту, и офицер нажал кнопку вызова.
-Я подразумеваю себя, мистер Сатал, - ответил он на вопрос, - Я - неподходящий человек, потому что не имею полномочий принимать решения по вашим просьбам. Поэтому вам не нужно тратить на меня свои слова. Ваши каюты - на этом уровне, - добавил он, когда двери турболифта открылись, - Я передам вашу просьбу о встрече адмиралу, и сообщу, когда она будет готова вас принять.
______________
+ Утара, Сатал, МакКвин и Энн Уильямс
Offline  
19 01 2016, 10:30:56 #218
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 05:45
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”


Каюта Освальда

Хотя Освальд и собирался прежде всего отдохнуть, жизнь снова внесла свои коррективы. В итоге, за прошедшие часы с момента прибытия на борт "Саратоги" ему пришлось: вместе с Хеной убедить старого повара простить его и довериться Федерации, успокоить всё ещё нервничавшую Самриту и придать ей уверенности, напомнив, насколько она важна для проекта, познакомиться с новым участником проекта, изо всех сил сдерживая одновременно смех и недоумение, вызванные несоответствием земной внешности и вулканского поведения, а ещё пройти массу унизительных обследований на предмет наличия всевозможных инфекций, которыми могла его наградить проклятая рептилия. На всё про всё ушло часа два, и Освальд до того проголодался, что всерьёз собирался сварить из несчастной ящерицы суп, а из её шкуры сделать украшение и подарить его одной из участниц. К счастью, он так и не решил, кому именно хотел бы его подарить, да и повар из него был так себе, поэтому затею в последний момент отбросил.
Вернувшись в выделенную ему каюту, он заказал самый большой за последние несколько лет обед и, расправившись с ним, завалился на диван и задремал. Освальд не был уверен, сколько времени он успел проспать, когда раздался голос компьютера:
- Интересующий вас пациент пришёл в себя, - сработало поставленное им напоминание.
Кадет тут же поднялся и быстро направился в медотсек.

Медотсек

Лайтман проснулся на корабле. Да, это определенно был корабль, звездолет Звездного флота. Артур прислушался и не понял, что именно делает этот корабль, мерное гудение приборов, стандартные звуки. Но Лайтману не было понятно, летит ли корабль на варпе, на импульсе, или же вовсе дрейфует. Некоторое время он смотрел в потолок, не ощущая ничего кроме собственного бытия. А потом воспоминания пришли сами. Корабль назывался USS «Саратога». Их телепортировали с Волана 2. Лайтман вспомнил все, что там было и зажмурился, сдержав глухой стон, вовсе не от физической боли, которой больше не было, а от того, что воспоминания были тяжелыми.
Через минуту Лайтман сделал усилие и сел на койке, огляделся вокруг. Судя по всему, он теперь был здоров. Не считая некоторой слабости и головокружения, все остальное с ним было в порядке. С ним. Но спасли ли остальных? Лайтман не знал, сможет ли он пережить гибель тех четверых на втором ховеркаре. Он точно знал, по чьей вине так случилось.
Девушка в зеленой форме медика и со знаками отличия младшего лейтенанта стояла у консоли метрах в четырех от него.
- Лейтенант, - позвал Лайтман, - как давно..? Сколько прошло времени?
Услышав голос Лайтмана, младший лейтенант сразу же подошла к нему. У нее были темно-каштановые волосы и добрые серые глаза.
-Вы были без сознания около четырех часов, - ответила она на вопрос Артура, - Вам что-нибудь нужно? Принести вам поесть? У нас есть очень вкусное и питательное желе.
В этот момент раздался звук открывающейся двери, и на входе в медотсек появился молодой человек с темными волосами средней длины, оглядывающийся будто в поисках кого-то.
Есть конечно хотелось, и как только вспомнили о еде, Лайтман ощутил голод. Но все это было вторично. В первую очередь ему нужно было знать совсем другое.
- Спасибо, - ответил он девушке-лейтенанту, - а… что случилось с остальными нашими из группы? Их… спасли?
В медотсек вошел Освальд, и Лайтман повернул к нему голову. Освальд был цел.

Землянин тоже заметил Лайтмана и опознал девушку-врача, обследовавшую его несколько часов назад. Быстро приблизившись к койке Артура, он приветственно кивнул лейтенанту и встал рядом с пациентом.
- Привет. Рад видеть тебя живым. Как самочувствие? - непринуждённо начал он разговор, хотя бурлящие у него в голове эмоции требовали обсудить более важные вопросы.
Девушка кивнула.
-Насколько я знаю, да. Но если вас интересует кто-то конкретный, мне нужно будет проверить. Я схожу за едой, а вы пока можете пообщаться. Но только, - она обратилась к Макдауэлу и шутливо погрозила ему пальцем, - не переутомляйте моего пациента.
Младший лейтенант улыбнулась - такой безмятежной улыбкой на свежем лице. Она была такой непривычно чистой, спокойной, такой… нормальной. За последнее время кадеты видели слишком много грязи - в буквальном и переносном смысле, столько лжи, предательства, боли, запутанных человеческих мотивов.
«Насколько я знаю, да»
Насколько она знала, но Лайтман не знал насколько. В любом случае – он мог надеяться. Артур кивнул.
- Да, пожалуйста, проверьте - Перим, Кейра, Уильямс и ромуланец Ракар.
Он проводил доктора взглядом и наконец снова посмотрел на Освальда.
- Привет, я тоже очень рад тебя видеть. Я уже нормально. По-моему цел, - Лайтман прижал руку к груди, проверяя ощущения. Эта стандартная белая одежда медотсека была ему в новинку, - починили, - неловко улыбнулся он.
- Расскажи новости? Чем все закончилось? Где мы?

Освальд вытянулся почти по стойке "смирно" и задрал голову вверх, только смотрел он не прямо перед собой, а в глаза лейтенанту, а на лице сияла довольная улыбка.
- Есть мэм, - мягко произнёс он и проводил удаляющуюся девушку взглядом.
Но тут Артур поспешил обратиться к врачу, и та обернулась. Освальд отвёл взгляд и повернулся к своему пострадавшему коллеге.
- Какая у тебя приятная компания! - с наигранной завистью произнёс он, - Я почти готов сам себя покалечить, лишь бы тоже тут оказаться.
Отогнав навязчивые мысли, он продолжил уже более серьёзно:
- Корабль Звёзднго флота "Саратога", они нас забрали с планеты. Я видел нашу группу и М'Коту с Саталом, нас всех забрали вместе. Ты правильно поступил, взяв тех двоих с собой. Им удалось добраться до Тенмы, у меня не вышло - один из кардассианских солдат задержал, - тут кадет сообразил, что Артур мог быть не в курсе самых последних событий в резиденции, - Они взбунтовались против Тенмы и выкинули его на площадь, прямо в толпу. Звери.
Лайтман выслушал Освальда и кивнул. Оказывается зверьми там были не только представители рода человеческого.
- Понятно, а я пытался сначала договориться с людьми, у меня не вышло. Они расстреляли ховеркар, на котором была вторая группа с Перим. Ховеркар упал на землю с высоты около 5-ти метров. Тенму видел, судя по всему, на площадке транспортера, Сатал и М’Кота его отбили. Ты видел его после? А Тенек? Мы куда-нибудь летим уже?
Лайтман собрался спрыгнуть с койки, но похоже к этому он был еще не готов, остался сидеть.

- Мы тоже пытались договориться с толпой, - кивнув, проговрил Освальд, - Но безрезультатно. Я тоже видел Тенму, когда нас всех забрали. Он был без сознания, но ещё жив. Мне компьютер сообщил, что один из вас пришёл в себя, и я сразу сюда пришёл. Ещё мы подняли на борт одного кардассианского гражданского. Я не был уверен, что с ним всё будет хорошо, и попросил Хену стоять рядом с ним. С Тенеком ещё не виделся. Они там как раз следующую группу поднимать собирались, и нас отправили по каютам. Как я понял, мы пока на орбите планеты. Если честно, у меня уже голова болит от попыток разобраться в происходящем, поэтому я решил довериться старшим офицерам.
Пару секунд спустя, кадет заговорил о том, что его сильнее всего злило в данный момент:
- Помнишь как во время брифинга на ДС9 мы собирались координировать свои действия? Так вот, это у нас плохо получилось. Мы почти с самого начала пытались связаться с катером на нестандартных частотах. Никакого отклика не было или вы сигнал за шум приняли?
______________________________________________________
С Артуром и очаровательной девушкой-медиком
Продолжение следует...


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
19 01 2016, 10:45:46 #219
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 05:45
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”


Медотсек
Лайтман снова кивнул.
- Да, я считал, что договориться можно. Но либо я не нашел верных слов, либо там всё это бессмысленно.
И тут Лайтман припомнил шум на одной из границ определенных значений напряженности поля помех. Поразмыслив несколько секунд, он сказал:
- Пока мы были на катере, никаких попыток или шумов, кажется, замечено не было, но был один момент. Мы спустились на планету на шаттле, и какое-то время шли пешком. Возле башни, что генерировала помехи – клингонский коммуникатор М’Коты уловил шумы. Не знаю, были ли это ваши попытки, или это было что-то другое. Да, с координацией у нас все еще очень плохо. Кто мог знать, что всё так обернется?
Лайтман вздохнул.
- Ты молодец, что забрал кардассианца. Им там не жить, никому. Возле башни была ферма, трое местных чуть не убили там кардассианку. Она тоже просила нас забрать ее с собой, и ее сына. Хорошо, что мы еще на орбите. Я должен передать ее просьбу о политическом убежище.

- Поговорю с нашими инженерами и попробую к разбору полётов набросать что-то вроде последовательности действий на случай если и в следующий раз нам связь отрубят, - Задумчиво проговорил Освальд, после чего опять сменил тему - Чёрт, да я едва не охрип, уговаривая Тенму эвакуировать гражданских! Но этот упрямый осёл... - кадет аж зубы стиснул от злости и досады, - Приказа он ждал с Кардассии. Не дождался. Хотелось бы верить, что после выходки гарнизона местные чуть спокойнее будут смотреть хотя бы на гражданских фермеров.
Ещё Освальду сильно хотелось, чтобы Кардассия пригнала в систему Волан армаду и взяла ситуацию под свой контроль. Даже после сегодняшних событий ему хотелось верить, что Федерация с Кардассией союзники, и выгодное одной державе будет выгодно и другой.
- Давай так, я поговорю со всеми очнувшимися и сам передам просьбу о политическом убежище кому-нибудь из главных. А то в таком состоянии тебя вряд ли отсюда выпустят. Кстати, - задал он давно интересовавший вопрос, - Кто тебя так? Местные?
Ответ, впрочем, был и так вполне очевиден.
Освальд злился, и Лайтман его понимал. Но сам Артур не испытывал больше злости. Только глухую печаль.
- Я не уверен, что будут спокойнее. Кардассианцев они ненавидят также как и Федерацию.
А потом Артур опустил голову.
- Когда один из главарей отдал приказ сбить ховеркар с Перим, я не выдержал и кинулся на него. Они начали падать, а я начал его бить. Но тот оказался сильнее меня. Это я виноват, что они вылетели на площадь.
Спустя пару секунд молчания, Лайтман продолжил.
- Ее зовут Карисса Яккат. У нее есть сын маленький, их ферма расположена возле башни, которая глушила связь. Координат не помню, но покажу на карте, если доберусь до нее. Буду благодарен, если ты передашь, но обязательно расскажи мне потом о результате. Да меня скоро выпустят, наверное.

- Так, - решительно начал Освальд, - давай-ка ни себя корить по чём зря, ни виноватых искать до разбора полётов мы не будем! Самоедство никого ещё до добра не доводило, да и результаты не такие печальные, - кадет осмотрелся вокруг и продолжил, - Мы все пока живы, ситуация на планете от твоих действий хуже явно не стала, потому что хуже и так особо некуда, но её такой сделали прежде всего местные, а не мы. Кроме того мы же ещё и миссию выполнили: гил Тенма на борту и, как я понимаю, кадет Уильямс тоже. Думай лучше об этом - нервы сбережёшь.
Кадет задумался.
- Карисса Яккат, говоришь. Яккат, хм, - он мог поклясться, что уже слышал это явно кардассианское имя сегодня, - Родственница кого-то из солдат? Как бы то ни было, я лучше свяжусь с координатором Толан и напомню ей о гражданских. Думаю, через неё будет проще донести информацию до верхов.

Лайтман подумал, что Освальд прав. Но сам он точно не успокоится до тех пор, пока не узнает статус Перим, и остальных с того ховеркара.
- Да, Освальд. Ситуация не нашими руками создана.
Он мог бы сказать еще об этом, но не стоило. Это были его ошибки, его вина, его боль. Раньше он и представить не мог, что будет действовать так некомпетентно, что его ошибки обойдутся в людские жизни.
- Да, Яккат. Знакомая фамилия? Ее муж служит в гарнизоне в Джеймстауне. Я правильно понимаю, что он один из тех кто выкинул Тенму в толпу? Вот как оказывается все неоднозначно. Но в любом случае – ее и сына надо забрать. И мужа ее тоже. Мы повязали там троих местных, но они, как сказала медик из Звездного флота – одни из тех, кто в итоге возьмут власть и не ответят за свои преступления. Конечно же они повторят попытку ее ликвидации, и в следующий раз это им удасться. Я ей обещал, что вернусь за ней, что бы ни случилось. Это очень важно, нельзя позволить их там оставить. Спасибо тебе, напомни Толан. Я ей уже говорил, но мало ли что, вдруг забудет.
 
Освальд видел кадета Энн Уильямс. А значит, с той все  порядке. Лайтман улыбнулся этому факту. Теперь он только ждал точного статуса остальных от доктора. А раз она сказала, что спасли всех – то можно было уже слишком не волноваться.

- Знаешь, если бы не современная техника, - немного обречённо ответил Освальд, - эти события можно было бы принять за какую-нибудь историческую реконструкцию в голокомнате. Такое ощущение, что эти люди застряли в далёком прошлом и теперь упрямо препятствуют попыткам их из этого болота вытащить. Надеюсь только, что остальные земляне не опустятся до такого.
Помотав головой в попытке отогнать другие мысли, кадет решил, что пора оставить Артура в покое.
- Ладно, пойду проведаю остальных и свяжусь с Толан. Буду держать тебя в курсе. Приходи в себя.
- Верно, - согласился Артур, - история не учит никого, кто не усваивает ее уроков. И поэтому она повторяется вновь.
Он благодарно кивнул Освальду и лег обратно, ожидая новостей от доктора и еду.
Предел, до которого могут опуститься земляне – на самом деле не определен. Человеку кажется, что он эволюционировал, что он живет ради познания и самосовершенствования. Возделывает землю, получает плоды своих трудов и находится в мире с соседями. Но на самом деле не всегда и не везде так, даже в 24-м веке. По сути дела – ничего не изменилось. Оставалось только надеяться на то, на что надеялся Макдауэл. Все верно. Лайтман предпочитал верить. Хотя, между этими двумя словами в данном случае не было особой разницы. Иногда реальность сильно колебала эту веру.
_____________________
Лайтман, Освальд Макдауэл
Offline  
20 01 2016, 13:55:00 #220
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 05:45
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Из транспортерной Сатал отправился в медотсек: нужно было узнать состояние участников проекта - у некоторых из них оно, прямо скажем, не радовало. К больным его не пустили, но сообщили, что жизни никого из них ничто не угрожает, что было хорошей новостью. Других дел у вулканца на данный момент не было, поэтому он отправился к себе в каюту с целью привести себя в порядок и обдумать случившееся.
Итак, они вернулись живые, никто фатально не пострадал, и они к тому же забрали участников проекта, которых должны были забрать. Это было хорошо. Правда, при этом они потеряли двоих альфовцев - Тенека и Ракара. Данное обстоятельство Сатал решил пока что не оценивать в силу отсутствия всех данных: несмотря на довольно категоричные слова МакКвина, вулканец полагал, что вероятность того, что их действительно бросят на Волане, крайне мала и произойти такое может только в силу причин непреодолимого характера и вопреки всем попыткам их спасти. Пока что предпосылок к этому не было.
Однако же отчасти Сатал сожалел о том, что находится сейчас не на месте тех двоих. Он не должен был телепортироваться с планеты. Там, на ферме, он дал обещание человеку, что вернётся. Человеку, которого ни в коем случае нельзя было оставлять в этом мире, где его только используют, и используют далеко не в самых благородных целях. Ему предстоял непростой разговор с родителями Бо, но так или иначе, последний наверняка его ждал, и Сатал не имел права обмануть это ожидание. Так почему же он не остался? Вулканец прокрутил в голове последние события. На крыше всё пошло не так. Ещё когда Артур сказал туда лететь, у него возникло подспудное нежелание. Может быть, просто от того, что Сатал полагал рациональным сначала отвезти пострадавших в больницу. Однако же, если бы они этого не сделали, Тенма, скорее всего, не пережил бы схватки. Следовательно, данный поступок был правильным. Но уже с крыши он мог не телепортироваться. Никто не мешал ему снять и оставить коммуникатор, когда начался отсчёт. Однако он этого не сделал. Можно было бы сказать, что это не пришло ему в голову, но это было не так. Он просто в тот момент забыл, что он обещал, что его ждут. Забыл оттого, что хотел как можно быстрее убраться с крыши. В тот момент, когда он услышал просьбу Макдауэла не телепортировать его и МКоту, Сатал заколебался на какую-то долю секунды. Он понимал, что помощь его нужна, но чтобы сказать о том, что ему тоже нужно остаться, ему пришлось сделать над собой усилие. И то, что он ощутил, когда понял, что просьба проигнорирована и отсчёт не остановился, - было облегчение. Да, да, - он не мог никому об этом сказать, но самому себе был обязан признаться - он был рад тому, что его всё-таки заберут с этой чёртовой крыши, и на радостях он забыл про всё остальное. Хорошо, что он хотя бы не сиганул с неё вниз тогда, вовремя сообразил, что положение наверху стратегически более выгодно. А ведь мог бы и спрыгнуть.
Высоты он никогда не боялся. А вот чего боялся - так это сгореть заживо в доме, из которого нет выхода. Ещё как только он увидел вокруг резиденции эту толпу, готовую в любую минуту пойти на штурм, он вспомнил исторические хроники, которые им показывали в школе. Одна из записей очень ярко врезалась ему в память. Там тоже вокруг административного здания собралась толпа, и одна группа протестующих загнала другую внутрь. А потом дом подожгли. Пожарные в течение двух часов игнорировали вызовы. Люди искали спасения на крыше, в подвале, прыгали из окон... Тех, кому удалось спастись, добивали. И сейчас, у резиденции, ему показалось, что он попал в тот самый ад, с исторической плёнки. Словно вернулся назад во времени и сам оказался в гуще тех событий. Если бы они пошли на штурм, всё могло повториться точь-в-точь. Ничего бы не помогло. Толпу не остановишь увещеваниями и логическими выкладками. Её не проймёшь спокойствием или добротой. У неё нет ни сочувствия, ни здравого смысла - только инстинкт. И инстинкт этот велит смести любого, кто попадётся на пути бушующего потока. Он бы не справился с толпой. Он испугался.
Сатал встал и прошёл к окну. Там, под ними, степенно проплывал Волан 2. Они всё ещё не ушли с орбиты, хотя телепортировать его вниз отказались...
Он испугался. Поддался эмоции и не закончил начатое дело. Недостойно вулканца. Оправдания не было, он не мог себе сказать, что без значка он просто остался бы на крыше в руках разъярённой толпы. Там оставался ховеркар. Других бы телепортировали, а он вполне мог после этого отправиться по полученным координатам. У него была возможность и средство для осуществления намерений. Но он ими не воспользовался.
Что теперь оставалось?
Он не мог просить о помощи Толан или Утару. И уж тем более, не мог расскать адмиралу всех этих вещей. Но Сатал вспомнил, как перед телепортацией Артур связывался с Лорой Эвансон. Если она на корабле, он может хотя бы узнать, что теперь с Бо, а дальше, может быть, что-то ещё прояснится. Однако при попытке узнать её местонахождение у компьютера выяснилось, что федерального медика не телепортировали на Саратогу. Что оставляло ему только одну возможность - идти в медотсек.
Перед тем, как идти, Сатал погрузился в медитацию: нельзя было второй раз допустить, чтобы эмоции повлияли на его решения. Второй раз, если представится возможность, он должен действовать эффективно и логично.
Войдя в лазарет, вулканец огляделся и направился к ближайшему человеку из медперсонала: вероятно, они в курсе того, почему Лора Эвансон не телепортировалась и когда её ждать.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
21 01 2016, 10:54:38 #221
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 05:45
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Младший лейтенант вернулась с подносом, ловко разложила его боковые стороны и поставила на колени Артуру, как небольшой столик. Перед кадетом оказалась миска с густым мясным бульоном, чашечка с ярко-красным желе и закрытый стакан с торчащей из него трубочкой.
Заметив складки на одеяле, девушка нахмурилась.
-Вы пытались вставать? Вам сейчас требуется полный покой, чтобы скорее набраться сил.
Лайтман конечно видел, как Освальд смотрел на лейтенанта-медика, как провожал ее взглядом. Девушка была очень красива, и что самое главное – она была доброй и чистой, это было видно по ней. Лайтман и сам залюбовался, и одновременно с этим вспомнил М'Коту. Какая странная параллель. Еда  разносила аромат, от которого голод усиливался во сто крат. Но сейчас его должно волновать другое.
- Я не буду нарушать порядок, мэм, - ответил Артур, - спасибо за еду. Скажите, что известно о тех, кого я называл? А еще Тенма – кардассианец, и энсин Энтони Сомерс.
-Как много вопросов! - воскликнула девушка, протягивая Артуру ложку, - Я начну с конца. Энсин Соммерс - наш пациент, но через пару часов мы сможем его выписать, и свое восстановление он сможет продолжить в каюте. Мистер Тенма тоже пока у нас в медотсеке, он пострадал серьезнее, практически так же, как и вы, и скорее всего, останется под нашим наблюдением до самой ДС9.
Лайтман смущенно улыбнулся, взял ложку и кивнул. Но прежде чем начать есть, продолжил спрашивать, настойчиво.
- А Перим, Кейра и ромуланец?
О них Освальд ничего не сказал, значит, не знал. Почему эта доктор не начала с них? Что это значило? Не от того ли, что хорошие новости они предпочитали преподносить первыми?
-У нас были пациентки с фамилиями Перим и Кейра, - подтвердила девушка, - Первую мы уже выписали, а второй понадобится более долгая реабилитация, но она уже в сознании. А вот ромуланцев на борту не было.
Наконец Артур облегченно выдохнул, все таки ничего непоправимого не случилось, значит все в порядке. Непоправима только смерть, все остальное может быть исправлено. Ромуланца еще не забрали, но «Саратога» все еще была на орбите, и Лайтман теперь отчего-то уверился, что ромуланского улана с его опытом вряд ли смогут легко победить.
- Если бы вы знали как я вам благодарен за новости,  доктор, простите, не знаю вашего имени. Теперь то я уж точно здоров, и меня тоже вы скоро отсюда выпустите. Не очень удачно мы сходили на Волан II,  доставили вам работы, вы уж простите нас.
- И еще один вопрос – а есть на борту доктор Лора Эвансон?
-Меня зовут Дженнифер, младший лейтенант Дженнифер Геллер, - ответила девушка, уловив в все еще немного сумбурной речи кадета вопрос, - Я сама очень хотела бы встретиться с доктором Эвансон, - со вздохом призналась она, - Она такой пример для меня - отказалась от карьеры во Флоте и полностью посвятила себя бескорыстному оказанию медицинской помощи жителям планет в Демилитаризованной зоне, которые раньше были федеральными колониями, как Волан II. Она открывает клиники, и раз в несколько лет меняет планету. Но к сожалению, она отказалась подняться на “Саратогу” вместе со всеми остальными.

Больше всего все таки хотелось пить, поэтому Лайтман сначала выпил воду, потом бульон, и уже занес руку с ложкой над желе. Он все еще думал о том, что Дженнифер Геллер – это красивое имя. Но радоваться своим живым товарищам и идущим в верном направлении планам  ему пришлось недолго. Лора Эвансон отказалась подниматься на корабль, ее карьера в ЗФ под угрозой, у нее может не получиться помочь Кариссе, они не уйдут вместе на Саратогу, а это значит … Артур моргнул, на пару секунд его взгляд стал отсутствующим. Когда на планете заметят отсутствие и затем доберутся до связанных Ле Бланков – там все будет вполне однозначно. И прямо сейчас только он знал все тонкости и обстоятельства, ни Сатал, который ни разу не имел дел со Звездным флотом, ни МКота, которая не видела половину, ни Освальд, который там не был.  Только он знал, что будет с Кариссой, и что надо говорить капитану этого корабля.  Спокойное выражение исчезло с его лица, Артур нахмурился, опустил одеяло, посмотрел на доктора умоляюще.
- Я понял. Но, к сожалению, это все меняет. Я думал, она тоже эвакуируется. А раз нет, то для кардассианки, которая просила политического убежища через меня – это вопрос жизни и смерти. За 4 часа там могло произойти столько, что .. Мэм, Дженнифер, пожалуйста, отпустите меня из медотсека. Мне нужно поговорить с капитаном. Нельзя терять ни минуты.

М’Кота явилась в лазарет много позже Освальда и двигалась в противоположном направлении – от Тенмы к Артуру. Со всех сторон её окружала небезызвестная любовь федератов к комфорту: всё выглядело так, словно пациенты пришли в медотсек не вылечиться по быстрому и приступить к своим обязанностям, а просто полежать отдохнуть и приятно провести время. Она собиралась уже сказать Артуру о своих наблюдениях, когда услышала обрывок разговора и его последние слова.
– У тебя шило в заднице, – поставила она Артуру свой собственный диагноз. – Хроническая форма, не поддающаяся лечению. Как насчёт того, чтобы раз в жизни сперва задать все нужные вопросы, а потом бежать совершать подвиги? Например, ты мог бы спросить, не просила ли Лора Эвансон позаботиться о некоей кардассианке с ребёнком, или не была ли эта кардассианка телепортирована сюда явочным порядком, как почтеннейший повар несколько менее почтенного мэра Корама.
Сначала услышав знакомый голос, и только потом, повернув к ней голову, Лайтман увидел клингонскую девушку. Да, ему ничего не оставалось кроме как согласиться с ней. Он кивнул и снова посмотрел на Дженнифер.
- Впрочем, тоже верно. Тогда прежде мы действительно спросим это. Не прибывала ли на борт Карисса Яккат с сыном?

-В медотсеке ее точно не было, - ответила Геллер, - Но если вам нужно больше информации, мне придется сходить уточнить. И нет, мистер Лайтман, я не могу отпустить вас из медотсека, пока не могу. Вы выглядите как его друг, - обратилась она к М’Коте, - Пожалуйста, проследите, чтобы он не вставал с постели, не навредил себе и не наделал глупостей. И чтобы все доел.
Лайтман опустил голову. Значит ему придется из медотсека сбежать, хоть он и обещал не нарушать порядка. Его накажут за все что он натворил. Ему и так грозил трибунал в дальнейшем, и он это знал. И все это очень угрожает его карьере. Но все равно, ни одна карьера не стоит невинно загубленных жизней. А что будет после – уже все равно.
- Тогда пожалуйста, уточните, мэм. И, спасибо вам за все.
_____________
Дженнифер Геллер, М'Кота, Артур
Offline  
22 01 2016, 09:58:59 #222
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:01
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Красавица-лейтенант вернулась, и Освальд оставил Артура в её обществе. Медотсек был не настолько велик, чтобы поиски других пациентов продолжались долго. Энсин Соммерс нашёлся первым. Выглядел он явно лучше Артура. Должно быть, его так агрессивно не избивали, что само по себе радовало. Кратко пересказав тому события последних часов, кадет продолжил свой путь. Кейра отделалась сотрясением. Учитывая, что, со слов Артура, их ховеркар рухнул с пятиметровой высоты, это был очень удачный исход. У её койки Освальд пробыл несколько дольше: они оба неожиданно вспомнили, что почти не общались до этого, и решили частично наверстать упущенное. Спустя некоторое время, землянин двинулся дальше, пребывая после разговора с баджоркой в хорошем настроении. Через некоторое время он нашёл и Джеза Тенму.
Кардассианец лежал в кровати лицом к стене, но как только услышал, что кто-то подошел, обернулся. Лицо Тенмы было бледно-серым, и хотя все раны, ссадины и кровоподтеки врачам удалось убрать, говорил он все еще слегка морщась, будто от воспоминий о боли.
-А, это ты… - сказал он, увидев Освальда, - Пришел еще раз сказать, как ненавидишь меня? Постарайся побыстрее, я чертовски хочу спать.

Освальд всё ещё был в хорошем настроении, несмотря на все те неприятные мысли и ассоциации, которые навевал внешний вид кардассианца, поэтому отреагировал спокойно:
- Не тебя, а только твоё чёртово упрямство. Рад видеть тебя... э-э-э, - он замешкался. Хотелось сказать живым-здоровым, но второе слово не слишком вязалось с обликом Тенмы, - Живым. Я всерьёз опасался, что мы не успеем тебя вытащить.
-Я благодарен, - немного нехотя признал Тенма, - Ты спас мне жизнь, и теперь я перед тобой в долгу. А предатели, которые сделали это со мной… - он скрипнул зубами, - Они свое получат, я об этом позабочусь.

- Я не успел, - с сожалением признал Освальд, - Мне помешал горр Токат. Пока я с ним сражался, тебя спасли двое других участников проекта, которым я сообщил твоё местоположение. Поблагодаришь их, когда окончательно придёшь в чувство.
Немного поразмыслив, кадет продолжил говорить:
- Послушай, ты зол, я понимаю, но не руби с плеча, как говорят на Земле. Кардассия должна узнать о произошедшем на планете и принять меры, ведь это её часть ДМЗ, но озаботиться этим смогут и другие люди, более высокопоставленные. А ты, пока мы возвращаемся на ДС9, подумай ещё раз насчёт проекта. Твоё участие в нём, насколько мне известно, пока ещё никто не отменял. Мы все хотели бы увидеть тебя в нём.

-Ты все еще думаешь, что я достаточно безумен, чтобы отправиться обратно на Волан II, одержимый личной вендеттой? - фыркнул Тенма, - Разумеется, я все сделаю по правилам, и после моего отчета ни один из этих предателей не останется на службе. Горр Токат - немного другое дело, с ним вполне может произойти какой-нибудь очень неприятный несчастный случай, но лично марать об него руки я не намерен. Моя же ситуация изменилась - теперь передо мной не стоит более важной цели, вроде удержания Волана II, так что мне снова ничего не мешает присоединиться к проекту… - он помолчал, затем кашлянул, как показалось кадету, слегка смущенно, - А твои друзья? Им всем удалось спастись?

- Я после событий этого дня ожидаю чего угодно и от кого угодно, - с усмешкой ответил Освальд, - Не принимай это на свой счёт. Что касается Токата, то этот день он надолго запомнит, - кадет замолчал и заметно погрустнел, - Кажется я немного перестарался там внизу и нажил себе смертельного врага.
С сомнением он посмотрел на Тенму и задумался о том, стоит ли отговаривать своего вновь обретённого коллегу от этого, как он выразился, "очень неприятного несчастного случая". Так и не дав себе однозначного ответа, он решил во что бы то ни стало вернуться к этой теме позднее.
- Наша группа вернулась в полном составе, так же как и те, кого послали нас вызволить. Я успел с ними даже поговорить. Группу "Уильямс" забирали позже, и нас к тому моменту разогнали по каютам, так что я видел только одного участника. Мы ещё господина Верасса забрали. Не хотелось оставлять его в резиденции, особенно с учётом того, что он немного не в себе.
Немного подумав, Освальд решил поделиться с кардассианцем ещё одной своей проблемой:
- Я бы очень хотел эвакуировать ваших гражданских, точнее, попытаться уговорить капитана этого корабля это сделать, но после мятежа я не уверен, вдруг вашим фермерам там ничего и не угрожает? - вспомнив названную Артуром фамилию, землянин решил поинтересоваться у Тенмы, - А ещё я точно знаю, что некую Кариссу Яккат с ребёнком чуть не убили мятежники, и она просила убежища у Федерации. Тебе это имя знакомо? Ты вообще хорошо местных кардассианцев знаешь? Можешь сказать, кому грозит опасность?
-Карисса… - Тенма мечтательно прикрыл глаза и откинулся на подушки, - Мы все хотели заполучить Кариссу. Не думай, что я не пытался, но она была безнадежно замужем и предана своему мужу, хотя он был всего лишь солдатом. Безумно, да? Даже некоторые земляне пускали слюни, когда она проходила по улицам Джеймстауна. Ты уверен, что ее хотели убить, а не… что-то еще?
Освальд не смог сдержать улыбки и помотал головой.
- Нет, совсем не безумно. Скорее, такая преданность достойна восхищения. Всем бы таких жён. Не знаю точно, что там произошло, но Лайтман мне сообщил, что трое хотели её именно убить. Не удивлюсь, если перед убийством они сделали бы кое-что ещё. А может и после, от таких нелюдей всего можно ожидать. В любом случае, её надо вытащить. И я бьюсь об заклад, что грозит подобная участь не только ей одной.
-Я не знаю, что именно там произошло, - признал Тенма, - И даже те, кто там были, могут ошибаться в суждениях, потому что никто не знает, что у чужого человека на самом деле в голове. Мне сложно поверить в то, что ты говоришь - они жили на Волане II бок о бок столько лет, нельзя же просто в один момент взять и вырезать соседей… - он удивленно посмотрел на Освальда, - Казалось бы, я должен ненавидеть их больше, чем ты, ведь это меня хотели убить. Вот только я не уверен, что они хотели сделать это потому, что я кардассианец. Скорее, просто потому, что я со своей очаровательной личностью стоял у них на пути. Ты знаешь, кто-нибудь уже связался с Кардассией и доложил все, что здесь произошло?

- А я не могу поверить, что ты их защищаешь, - ответил Освальд, с не меньшим удивлением посмотрев на Тенму, - Эти люди чуть не закидали вашего мэра камнями и едва не растерзали тебя, потому что им не понравились простое и ни к чему не обязывающее соглашение с Федерацией и чуть менее простой и ни к чему не обязывающий протекторат Кардассии. Я понимаю, что за всем этим стоит некое активное меньшинство, но остальные настолько этому меньшинству верят, что готовы пойти даже на жестокое убийство. Да ещё эта история с Кариссой Яккат. У меня лично нет никаких оснований не верить Артуру. У него, конечно, свои тараканы в голове, как говорят у нас на Земле, но он не станет врать о подобных вещах. Если во главе мятежа стоят уцелевшие маки или активно им подражающие люди, то они вполне могут захотеть выдворить всех кардассианцев с планеты. Может быть их всех и не убьют, но вряд ли никто из них не пострадает хотя бы случайно или по собственной глупости, и мне бы очень не хотелось рисковать чужими жизнями.
Кадет усмехнулся и добавил:
- Казалось бы, ты должен больше меня хотеть вытащить этих людей, ведь речь о твоих соотечественниках. Как всё запуталось, а? - чуть помедлив, он ответил на последний вопрос, - Не знаю, связывался ли кто-то с Кардассией. Вряд ли это сделали офицеры "Саратоги". Мог это сделать кто-нибудь с планеты? У кого-то были постоянные контакты с родиной?
-Не забывай, у нас почти все время не было связи, - напомнил Тенма, - Следует исходить из того, что если мы что-то не сделали, то этого не сделал никто. Честно говоря, я думал, глинн Толан возьмет на себя командование, все-таки она старший кардассианец во всей этой системе сейчас… Но если не она, - взгляд Тенмы разгорелся уже знакомым Освальду опасным упрямством, - то я займусь этим сам. Если бы мне только так не хотелось спать… А где мы, собственно, сейчас находимся? Мы уже летим? Никогда раньше не был на федеральных кораблях, - он с интересом огляделся вокруг.

- Боюсь, ты пока не в состоянии командовать, - спокойно и уверенно ответил землянин кардассианцу, - Что касается Толан... даже не знаю. С одной стороны, она очень серьёзно воспринимает свои обязанности и не собирается делать что-то выходящее за её границу ответственности, а её ответственность ограничивается проектом "Альфа". С другой же стороны, судьба своего народа для неё небезразлична. Если она до сих пор не уведомила Кардассию, значит не было возможности.
Освальд осмотрел медотсек, не без удовольствия заметив, что Тенме интересно было увидеть федеральный корабль. "Интересно, его любопытство сравнимо по силе с твердолобием?" - подумал кадет и ответил на второй вопрос коллеги:
- Мы на звездолёте "Саратога" и, насколько я знаю, всё ещё в системе "Волан". Как ты помнишь, мы прибыли сюда на катере, а значит для нашего пребывания на борту другого корабля есть очень веские причины, - он усмехнулся и добавил, - Вот только кадетов в них не посвящают.
_______________________________________
С Тенмой и Энтони с Кейрой на заднем плане


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
22 01 2016, 17:02:45 #223
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 06:01
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Орбита Волана II, USS “Саратога”
Медотсек


Медик не успела далеко отойти от постели Лайтмана, потому что к ней обратился только что вошедший в медотсек светловолосый молодой человек, одетый по вулканской моде.
- Долгой жизни и процветания, - поздоровался Сатал, демонстрируя девушке вулканское приветствие. - У меня к вам вопрос. Я знаю, что с Волана 2 должна была телепортироваться медик Звёздного Флота Лора Эвансон. Я хотел с ней поговорить, однако компьютер сообщил, что её нет на борту. Вы не знаете, по какой причине она задержалась и когда прибудет?
-Почему бы вам не спросить об этом вашего друга? - улыбнулась медик, - Он только что задавал мне тот же вопрос, и я на него ответила. А сейчас он дал мне важное поручение, и я хочу скорее его выполнить, пока он не надумал сбежать из медотсека.
Сатал приподнял бровь и перевёл взгляд на Артура.
- Ты намереваешься сбежать из медотсека? - серьёзно спросил вулканец. - Очень нелогично. У тебя серьёзные травмы и тебе необходимо наблюдение врачей и покой. Могу я узнать, зачем тебе понадобилось сбегать из медотсека? И раз уж ты в курсе дела - где Лора Эвансон?
Сатал Лайтмана ошеломил. Ну разве можно было так, в присутствии доктора палить все планы, которые только начали зарождаться в его голове!? Ведь ответ был очевиден, Кариссу не подняли на борт Саратоги с вероятностью 99%. Артур не нашел ничего лучше, чем закрыть лицо рукой, что бы скрыть все нахлынувшие чувства.
- Нет конечно, - ответил он, и затем продолжил уже очень тихо, когда доктор отошла:
- Сатал! Лора Эвансон отказалась подняться на корабль. Еще на планете она сказала мне по связи, что не бросит кардассианку. И значит она там с ней, одна против кучи преступников, которые уже наверняка разобрались, что Ле Бланки не отвечают и связь больше не блокирована. Ты знаешь, что они с ней сделают? Расписать в красках? У вас на Вулкане так не поступают, это ясно. И мне плевать на логику, потому что ни одно логическое умозаключение не стоит жизни! Я цел, кости сращены, ушибы залечены, кровотечение остановлено, я не чувствую никакой боли. Они уже со мной закончили. Конечно, если Карисса на борту, я продолжу сидеть здесь до полного восстановления, но если нет – я пойду говорить с капитаном, рассказывать ситуацию, и просить об удовлетворении ее просьбы о политическом убежище. И я надеюсь на вашу помощь в этом, чтобы незаметно отсюда выйти.
Лайтман посмотрел на М'Коту. Ко всем волнениям и стремлениям примешалось чувство нежности к этой девушке.
Сатал выслушал всё, сказанное Артуром, и, также понизив голос, задумчиво произнёс:
- То есть, точной информации насчёт Кариссы у тебя нет? Почему бы в таком случае не узнать сперва, где она, и если её действительно не собираются поднимать на корабль, попросить походатайствовать о её судьбе глинн Толан и миссис Рилл? На встречу с адмиралом Нечаевой я с ними не пошёл, поскольку не могу рассказать никому из них историю про Бо, однако Карисса взрослая дееспособная женщина, которая вправе решать за себя сама. Она просила убежища, и Федерация вправе его предоставить. Однако же с этим вопросом нужно обращаться, безусловно, не к капитану. Но покидать медотсек тебе нет необходимости. Я готов сам передать просьбу Кариссы глинн Толан или адмиралу, в зависимости от возможностей ситуации, и свидетельствовать в пользу того, что она просила убежища и что необходимость в этом есть.
Лайтман кивнул.
- Толан я уже говорил, но результата не знаю. Здесь адмирал? – это значило в данном случае, что не капитан принимает принципиальные решения на корабле. Но где кадеты, и где адмирал… Лайтман понимал эту глубокую разницу субординации и подчинения. Но с другой стороны – не было никаких причин сомневаться в мудрости флотских адмиралов. Они выслушают и кадетов тоже, если информация имеет значение. – Хорошо, значит надо идти к адмиралу.
Его мучило только сомнение, смогут ли они убедительно донести все до этого самого высокого флотского начальства.
- Да, сейчас я дождусь информации, и потом вам надо будет туда пойти. Еще Освальд обещал помочь, надо идти с ним вместе. Он где-то здесь, в медотсеке, говорит с другими ранеными. Поищи его. Только надо поторопиться, корабль неизвестно когда уйдет с орбиты и за 4 часа там столько всего могло произойти.
Сатал окинул быстрым взглядом медотсек, но не двинулся с места. Посомневавшись, он всё-таки решился задать вопрос, с которым теперь, когда стало ясно, что Лоры Эвансон на корабле не будет, ему было больше не к кому обратиться.
- Я хотел также кое о чём посоветоваться с тобой, - продолжил вулканец ещё тише. - То, зачем я сам искал доктора Эвансон. Там, на планете, я так и не успел поговорить с родителями Бо, глинн Толан отказалась телепортировать меня обратно. Я надеялся узнать у миссис Эвансон хотя бы текущее положение дел и потом исходить из этого, но теперь я вовсе не знаю, что делать. Ты ведь понимаешь, что будет, если он останется с этими людьми. А если ещё учесть, что он для нас сделал...
- Толан отказалась телепортировать? – спросил Лайтман, не понимая что вообще происходит, - кстати, а где «Анадырь», и кем он управляется?
Форма Артура осталась на катере, в этих белых медотсековских штанах и рубахе он далеко по этому кораблю не уйдет.
- Мы находимся на Саратоге, - сообщил Сатал, сообразив, что Артур может быть не в курсе этих деталей. - Анадырь был заведён в ангар. Когда тебя телепортировали в медотсек, я остался в телепортаторной и попросил Толан отправить меня обратно, потому что у меня осталось незаконченное дело, но она отказалась и попросила меня сообщить подробности, которые я рассказать не мог. По правде говоря, предполагаю, что даже если бы у неё лично не было возражений против моей телепортации, она там ничего не решала.

Сатал был из другого мира. Лайтман почувствовал, что чертовски устал и снова лег. Ему стало от этого не по себе, перед клингонами нельзя было показывать своей слабости. Особенно перед М'Котой.  Это было для него очень важно, он еще толком не понимал почему.
- Сатал, - сказал Артур, глядя в потолок, - Толан – кардассианский глинн. «Саратога» - корабль Звездного флота, который в данный момент исполняет какое-то важное задание, раз уж им командует сам адмирал. Глинн Толан не могла тебя никуда телепортировать отсюда, это вообще не ее область компетенции. Поэтому она вряд ли отказывала тебе.
Теперь Артур понял, что на него все еще действуют множество лекарств, действие которых постепенно отходит.
О Борегарде Клейборне третьем ему не хотелось говорить. Вероятно потому, что ему было стыдно. Краем уха он слышал что-то о генных модификациях из уст Лоры Эвансон тогда на планете, пока говорил с Освальдом по связи. И теперь предстояло это вспомнить.
- Мы не можем его спасти, Сатал. Он другой, его воспримут нашей жертвой и не обвинят. Он для них гениальный технический специалист. Они не рискнут его убить, ведь сами не разбираются ни в чем. Но даже если мы его заберем – мы не сможем его вылечить. А разлучение с домом для него – будет очень болезненно. Лора сказала тебе что нужно, чтобы его сделать нормальным – но этот способ рождает гениальных убийц.
Иногда ничего не поделать, и некоторые тайны должны были оставаться глубоко в земле, никогда не должны были быть извлечены на поверхность.
- Гениальных убийц? - эхом переспросил Сатал. Как можно записать человека в убийцы ещё даже до того, как у него возникло подобное намерение? И они здесь, в проекте, говорят об уважении ко всем формам жизни? О непредвзятости? И в то же время походя вешают ярлыки? Вулканец почувствоал горечь в душе, которой сам не ожидал. Ему казалось, что Артур тоже беспокоится о состоянии Бо… Понимая, что близок к тому, чтобы позволить себе эмоции, Сатал взял себя в руки. Он знает ответ, знает ситуацию, знает, что полагаться ему не на кого. Он должен действовать сам. Он ещё не знал, что будет делать, но в любом случае будет лучше, если никто не будет об этом знать. Вслух он произнёс: - Значит, ты полагаешь, мы не можем ничего сделать и нужно просто забыть? В таком случае, я пойду отыщу Освальда, чтобы поговорить насчёт Кариссы.
Вулканец повернулся к МКоте:
- Я попробую выяснить, к кому мы можем обратиться насчёт кардассианки, а ты проследи, чтобы Артур всё-таки не сбежал из медотсека.
С этими словами Сатал отошёл от койки и направился к другим пациентам в поисках Освальда Макдауэла.

Бывают вещи, которые нельзя описать словами. Бывает то, что должно быть понято без слов. Бывают люди, не способные описать то, что по их пониманию может быть описано без слов. Бывают и другие. Но Лайтман был из первых. Он никогда не был горазд говорить речи, убеждать людей, объяснять вещи, которые нельзя объяснить. Но он всегда ставил себя на трудное место, туда, где нужно было выйти из зоны комфорта и говорить, говорить. Это всегда давалось ему с трудом. Ему было куда легче быть одному, в одиночестве, среди звезд. Где-то на станции на одного, что бы следить за приборами, снимать показания, писать может быть рассказы, и чтобы посетители были раз в  полгода. Не больше. Не меньше. И может быть только кот. Кот, который позовет тебя назад когда ты выйдешь в своем скафандре на астероид, и будешь опаздывать назад по расходу воздуха. Кот позовет тебя назад. Лайтмана позвать было некому. Он не хотел возвращаться.
Последние 5 лет Артур делал все, чтобы выйти из своей зоны комфорта. Чтобы достичь того, что было так важно, о чем он так мечтал, во что верил, что хотел осуществить. Это было непосильно сложной задачей. Вероятно, нужно оставить бесплодные попытки быть тем, кем он быть не мог.
Права была Квинтилия, он никогда не найдет способы коммуникации. Он никогда ни с кем не сможет договориться. У него никогда не было и не будет друзей. Он всегда будет один. Вероятно это и есть тот самый максимальный эгоизм, но он этого не хотел. И теперь он знал, что все что он должен сделать – он должен будет сделать сам. А то , что он сделать не сможет – то не сделает. У него все еще была цель.
Повернув голову на подушке, Артур смотрел на Сатала как будто сквозь. Потом Сатал ушел. Лайтман ждал Дженнифер в какой-то прострации.

М’Кота посмотрела на Сатала, потом на Артура, потом в потолок... Мужики! На всех планетах мужики одинаковы, что на Кроносе, что на Земле, что, как выясняется теперь, на Вулкане. Кошмарные, упрямые создания, с которыми женщины мучаются уже столько тысячелетий! Но, как ни крути, без них мир был бы тосклив и отвратительно упорядочен.
Все женщины тоже по сути одинаковы. Они могут носить воздушные платья или военнуюю форму, следовать мягким или суровым принципам, но женщины всегда будут с сочувствием относиться к детям и мужчинам, особенно когда они лежат больные или раненые.
Клингонка положила ладонь Артуру на лоб и сказала:
– Ну-ка, поспокойнее. Как говорит наша Перим, делегируй полномочия и подожди пока тебе принесут на блюдечке всю информацию, – она ухмыльнулась, вспомнив один из рассказов отца, и добавила, – Иногда ранение – отличный способ поучиться командовать.

________________________
Артур, Сатал, МКота, Дженнифер


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
26 01 2016, 10:41:20 #224
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

24 августа 2384 г., 05:45
Спустя 4 часа после начала эвакуации
Волан II, Джеймстаун


Раненые продолжали прибывать. Улан вооруженных сил Ромуланской Империи, внешний разведчик Тал Шиар, работал молча и бесстрастно. Он все-таки снял свой китель и повязал на голову повязку, закрывающую уши. Потому что многие из местных боялись его. Он не стал никого пугать, ни над кем смеяться, никаким образом не проявлял высокомерия, только в точности исполнял все инструкции вулканского врача, делал первичную диагностику, раздавал обезболивающее в заранее заряженном гипоспрее, переносил раненых там, где нужна была физическая сила. На улицу он не выходил.
Двоих стрелков, в которых он попал еще с подбитого ховеркара, винтовкой, поставленной на повышенную мощность – принесли тоже. Этих двоих пришлось вместе с обезболивающим успокаивать успокоительным. Вопреки его ожиданию, клинику не стали штурмовать люди Вихо. Поэтому раненым революционерам приходилось наблюдать ромуланца, помогавшего вулканскому врачу, исполняющего роль санитара быстро, четко, без каких-либо лишних действий или движений.
Конечно, корабль был должен уже уйти. И Птица войны за ним сюда не прилетит. По крайней мере не в течение этой недели. Но Ракар рассчитывал на то, что шаттл, оставленный кадетами по известным ему координатам, пока еще никто не забрал. А местные добраться до него еще не должны были успеть. На улице рассвело. Не то, чтобы его сильно волновал итог этой революции, но ему было интересно, что сделали с гарнизоном в мэрии. По крайней мере о кардассианских  трупах еще сведений не было.

Для Тенека минувшее время было временем работы – обычной работы врача. Обычной даже с учётом происходящего за дверью, поскольку врачу подобает понимать, в какой мере именно экстремальные обстоятельства ответственны за количество пациентов.
Он обратился к Сесилии с просьбой организовать доставку пострадавших в клинику, а после лечения Сэма Уильямса попрсил и его по возможности способствовать этому, однако на этом его собственное участие в организационных работах закончилось: невозможно одновременно обеспечивать транспортировку и лечить. Оставалось только надеяться, что люди отнесутся к этой проблеме добросовестно и беспристрастно, не разделяя пострадавших на своих и чужих. В любом случае, как только поток пациентов ослабеет, вулканец собирался обойти площадь и выяснить, доступно ли здание мэрии, но он понимал, что в случае неподобающего отношения помощников может не успеть.

-Думаю, пора признать, что Федерация вас бросила, - наконец, высказал то, о чем думали все, Клейборн.
До этого фермер помогал переносить раненых, но теперь устал, и сидел в углу приемной клиники, обмахиваясь соломенной шляпой.
-Вы могли бы остаться здесь, - с оттенком неуверенности предложила Сесилия, поправляя завязки на фартуке - как только стало ясно, что одной операцией дело не закончится, она достала и раздала запас рабочей одежды доктора Эвансон всем помощникам.
-Нам понадобится доктор для этой клиники.
Ромуланец вовсе не нанимался в адвокаты Федерации, не говоря уже о том, что оставаться здесь вообще и рядом не проходило с его планами. Убраться с этой планеты было первейшей задачей. Его роль и его задание были не здесь. Что предпримет вулканец – для него было пока загадкой. Если его человеколюбие зашкалит настолько, что тот переменит свое предназначение, его придется вырубить и тащить к шаттлу. Шаттл не был исправен, Ракар не был уверен, что сможет перевести на ромуланский какие-либо инструкции по его восстановлению, федерат здесь сгодился бы куда больше.
И пока вулканец не принял решения, улан решил поспорить с местными. Не ради защиты федератов, не ради того, что бы вразумить представителей Волана 2. Скорее, это было лишь развлечением.
- Не слишком последовательно с вашей стороны, вы так стремились их отсюда выгнать, что некорректно теперь удивляться их уходу, мистер Клейборн, - сказал Ракар. –Ваша цель достигнута. Радуйтесь. Мы же намерены выбраться отсюда. Пройдет не много времени прежде чем за мной прилетит Птица войны. Однако мы предпочтем уйти раньше. Тенек – федерат, зачем он вам? Двулично одновременно выгонять их представителей и просить помощи, не так ли?
-Но если бы он перестал быть федератом… - задумчиво предложил землянин, глядя в потолок.
- Так вот как вы присваиваете федеральные ресурсы, - рассмеялся Ракар одной из характерных ромуланских интонаций, довольный понимаем сути местных методов, - побуждаете их совершить предательство, бросить Родину, семьи, работу. Зачем вам внешние ресурсы, отчего бы не научиться самим и не зависеть от них? Независимость предполагает другое поведение, обычно. Кстати, мне интересно, кардассианский гарнизон жив или мертв?
-Мы все сами когда-то были федератами! - воскликнул Клейборн, - Поэтому не вижу ничего плохого, если бы кто-то присоединился к нам таким же образом по своему желанию. Такие случаи - не редкость, даже среди офицеров Звездного флота некоторые присоединяются к маки. Взять хотя бы семью Уильямсов. Зачем сохранять верность государству, которое тебя ни во что ни ставит и не заботится о тебе? А оно должно! Государство должно быть для людей, а не люди для государства.
-Мы еще не были в резиденции, - спокойно ответила на вопрос Сесилия, - Но на площади говорят, что кардассианский гарнизон ушел. Они взяли только оружие и покинули город.
Все-таки как кардинально отличалась Федерация и Ромуланская Империя, подумал Ракар, как кардинально отличались ромуланцы и люди, очень много принципиальных отличий.  Вот эти, в частности, хотели, чтобы государство предоставило им все, ничуть не заботясь о благе этого государства. Понятие патриотизма, чести и верности им не свойственно. Посвящать свою деятельность благу государства они не намерены. Они хотели лишь получать, не заботясь о том, чтобы отдавать.
Ракар не стал дальше спорить, это было не его дело, их позицию он выяснил, сделал выводы о нежизнеспособности общества Волана II. Вот только не хватало, чтобы вулканец еще здесь остался. Он конечно вулканец, но Ракар надеялся что тот все еще в своем уме.
- Какова будет судьба кардассианского гарнизона? Вы намерены их казнить или продолжите жить дальше как жили? – спросил он.
-Я не знаю… - смущенно развел руками Клейборн, - Откуда вообще идея, что их всех казнят?
-Никто никого не казнит, - ворчливо ответила Сесилия, - По-крайней мере, пока мы будем против этого. Но все-таки… я надеялась, что Сэм что-то предпримет. Что он в последний момент встанет, произнесет пламенную речь и отправится в резиденцию наводить порядок, - она вздохнула, - А теперь я даже не знаю, где он.
-Может, он как раз сейчас этим занимается, - попытался утешить ее фермер.
- Может… Я теперь знаю, что ничего не произойдет, если мы сами не возьмем дело в свои руки, но ведь к нему это тоже относится. Он выглядел так, как будто от него мало что зависит и как будто он не мог изменять ситуацию, но ведь это не правда. Он должен был пытаться…
– Совершенно верно, – заметил Тенек, – и даже более того: в случае бездействия мистера Уильямса, следовало взять на себя лидерство кому-то другому, например вам, мисс Сесилия, потому что принципы, которые никто не отстаивает, общество утрачивает.
Вулканец воспользовался паузой в прибытии пациентов, чтобы привести в порядок инструменты и медикаменты, попутно размышляя о том, подходит ли данный момент для того, чтобы сделать обход площади и здания мэрии.
– К слову о принципах, – он серьёзно посмотрел на Клейборна, – мне вверены жизни и здоровье участников группы «Альфа», а также отчасти и жителей станции Deep Space 9, на которой пока нет постоянного врача, и это – первая причина, по которой я собираюсь вернуться. Вторая причина заключается в том, что проект, который по своей прихоти покидают участники, продержится не дольше, чем принципы, которые никто не отстаивает.
Он положил последний предмет на место и закончил:
– И наконец у меня нет претензий к Федерации и нет желания отказываться от её гражданства. Однако, если вы не будете так безапелляционны в желании изгнать любого представителя Федерации, я свяжусь, с Вулканской академией наук и Земной медицинской академией, изложу вашу ситуацию и попрошу прислать одного или двух гражданских добровольцев для работы на вашей планете. Как вы справедливо заметили, у большинства из нас принято сохранять верность своим принципам, даже если они требуют достойного отношения к тем, кто от нас отказался.

За дверью клиники послышался шум, как будто принесли еще одного пациента. Проблема с потоком раненых была в том, что никто не знал, сколько их будет. Если бы перед Тенеком и Ракаром лежали бы, например, 50 человек, определить, окончена их работа или нет, было бы просто. Но точного счета у них не было, поток то усиливался. то ослабевал, у кого-то были совсем легкие травмы, с которыми могла справиться Сесилия в одиночку, а кто-то был серьезно оглушен. В последние 15 минут никого нового не поступало, но сколько они должны были ждать, чтобы удостовериться, что это все, кому требуется помощь?
Дверь в клинику распахнулась, и два человека втолкнули внутрь рыжеволосую женщину в комбинезоне с изорванным рукавом - по их движениям было не очень похоже, что они привели еще одного пациента.
-Она утверждает, что хотела видеть доктора, - сказал один из мужчин.
-Может, лучше было сразу отвезти ее к шефу… - начал второй.
Женщина порывисто развернулась и взмахнула рукой.
-Сколько раз можно вам повторять, что я не из Звездного флота? - сердито воскликнула она, - Больше нет. Видите это? - она ткнула своим спутникам под нос кусок ткани, который держала в руке - серебром блеснули нитки вышитой на нашивке дельты, - Это больше ничего для меня не значит.
-Док Лора! - воскликнула Сесилия.
___________________
Тенек, Ракар, Клейборн, Сесилия, Лора Эвансон и прочие маки


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 ... 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS