* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Января 2018, 11:26:56 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 20:00
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 19
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
22 Сентября 2014, 23:38:46 #15
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа 2384 г, ночь, от 2:30 до 4:00 по станционному времени.
Хронометр разбудил его за час до прибытия. Вещи были собраны еще сутки назад, Ракар был готов выходить в пристыкованный шлюз в любой момент. Пока оставалось время, он выглянул в иллюминатор, в данной области космоса ему еще не приходилось бывать, и он с удовольствием смотрел на рисунки созвездий. Минутная слабость, которую он себе позволил перед очень важным заданием. Заданием, имеющим большую ценность для Империи; проектом, вызвавшим множество опасений, напряжения, беспокойства, но и возможностей. История взаимоотношений Империи и Федерации, Империи и Кардассии, Империи и клингонов, Империи и всех ее внешних врагов - была предметом исследования Ракара несколько лет, в настоящий момент враги врагами формально не являлись, но и союзы не имели ощутимой выгоды, кроме союзов в ведущейся войне, в частности с Доминионом, в которой у ромуланцев были претензии как к Федерации, как к клингонам, а уж о Кардассии и речи не шло. Кардассия была противником, до тех пор, пока все не повернулось известным образом. Союз Федерации и Кардассии был предметом беспокойства Ромула, а проект “Альфа” не мог оставаться без участия Ромуланской Империи, в интересах которой было как минимум сохранность собственных границ.
Ракар получил четкие инструкции перед отбытием. Враги не были врагами, и они могли получить полную искренность и сотрудничество ромуланцев в известных пределах внутренней безопасности и имеющихся договоров. Рисунок созвездий померк в сознании Ракара, когда он ощутил вновь всю важность собственного задания.
Дверь каюты открылась бесшумно, коммандер Де’Сатор, командир Птицы войны вошла:
- Мы прибываем, ты готов?
- Готов, - ответил улан, отвернувшись от иллюминатора, выправившись в струну перед коммандером.
- Ты знаешь как действовать, как связываться, и задачу, помни, что мы не враги Федерации, и нам нечего скрывать.
Ракар склонил голову в согласии, не нарушив идеальной выправки, поднял сумку с вещами и вышел в коридор.

Переходной шлюз станции не заставил его долго ждать, пригнув голову, Ракар вышел на станцию и бегло осмотрелся.  Коридор был пуст.  Улан вооруженных сил Ромуланской Империи усмехнулся. С одной стороны, все было вполне естественно, станция была значительно разрушена и еще не до конца отремонтирована. Персонал не успевал справляться со всем. С другой стороны также не было ничего из ряда вон выходящего, так как станция была федерально-баджорской, несмотря на отвратительный кардассианский дизайн. Что Федерация, что Бэйджор оставляли в сознании Ракара ощущение распущенной безответственности. Сейчас сквозь этот шлюз Ракар мог бы выйти с отрядом отборных опытных солдат, и совершенно не встретить никакого сопротивления. И даже если бы Империя никогда не пошла на такой глупый безрассудный шаг - из этого шлюза мог выйти кто угодно, включая джем-хаддар, и станция пала бы. Кардассианцы же были коварны, до крайности не надежны,  и одновременно с этим - достаточно эффективны, и как Ракар знал, начальником безопасности станции была представитель этой расы. Худшее что можно было сделать - это недооценить противника. Безрассудная уверенность в собственной силе всегда ведет к гибели. Один из лучших солдат Империи таких ошибок делать не должен, даже мысленно.  И он не будет. Глубокая ночь по станционному времени тоже была адекватной причиной, что его никто не встречал. Даже служба безопасности, скорее всего находящаяся в настоящий момент в автоматическом режиме с выведением камер на пульт наблюдения дежурного.
План станции ромуланец запомнил с максимальной точностью при подготовке к миссии. В первую очередь он нашел терминал связи и отправил краткий рапорт о прибытии троим: коммандеру станции, координатору проекта и начальнику службы безопасности. Ночь ночью, но несоблюдение в мелочах предписанного протокола чужого мира он допустить не мог. Этот выученный досконально протокол он решил перевыполнить.
До назначенного времени действия оставалось 4 часа, ромуланец медленно шел по Променаду, с любопытством рассматривая все вокруг.  Безлюдной станция в этот час не была, в ряде мест гуманоиды занимались своими делами. Краем глаза Ракар увидел идущего за ним с противоположного конца Променада гуманоида в форме баждорской службы безопасности и остановился, что бы дождаться его.
- Ракар, я полагаю, - сказал баджорец, - проект Альфа?
- Так точно, лейтенант, - склонил голову Ракар, не отображая ни тени эмоции на лице, звание сб-шника он уже успел рассмотреть по его знакам различия, - улан Вооруженных Сил Ромуланской Империи.
- Я провожу вас до вашей каюты, идите за мной.
- Спасибо, - улан молча пошел за лейтенантом службы безопасности. Наблюдение было одной из основных его целей, наблюдение и внимательность к мелочам. К разговорам же он, как и баджорский лейтенант, был не особенно расположен.
Каюта оказалась никем более не занятой, что категорически устроило и приятно удивило ромуланца, который был готов встретиться со своим соседом прямо сейчас, кем бы он ни был. Отсутствие соседа было настоящим преимуществом, ранее он был осведомлен о другой организации проживания участников проекта. А раз так - то распаковав свои вещи без чужих глаз, еще раз убедившись в надежности трехфакторной авторизации одной из частей собственного багажа, Ракар занял верхний ярус двухъярусной койки и принялся ждать утра на станции, обдумывая свои предстоящие действия.
« Последнее редактирование: 22 Сентября 2014, 23:49:09 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Online  
24 Сентября 2014, 08:09:05 #16
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Раннее утро, каюта Тенека и Освальда

Тенек проснулся чуть раньше назначенного срока, и сразу внутренне насторожился. Это было редкостью: если сон уходил раньше времени, значит что-то в окружающем пространстве изменилось настолько, что мозг послал сигнал тревоги. Судя по тому, что была не глубокая ночь, а всего лишь 5-03 по станционному времени, изменения были не особенно существенными. Во всяком случае, Тенек заметил их не сразу.
Он сел на постели, прислушался и огляделся. Ничего особенного, если не считать ботинок соседа, брошенных едва ли не посреди комнаты, но ботинки определённо не могли его разбудить. В комнате было прохладно, но не настолько, чтобы ощутить дискомфорт, а тёплая пижама и вовсе сводила проблему температуры на нет. И только чуть погодя Тенек догадался, в чём же было дело – это был запах алкоголя в сочетании с более интенсивным чем обычно запахом гуманоида. Одно без сомнений объясняло другое: у большинства землян алкоголь в определённый момент провоцирует повышенное потоотделение.
Вулканец вздохнул и встал с кровати. Теперь он понимал, почему в прежние времена вулканцы при общении со многими эмоциональными старались понизить способность к обонянию: резкие запахи, неизбежные при определённых видах работы, это вещь естественная, но зачем изготавливать вонючие жидкости и пить их или намазывать без какой-либо надобности на себя? Этого Тенек понять не мог. Вручную, не прибегая к голосовым командам, чтобы не разбудить Освальда, он переключил кондиционирование воздуха в помещении на максимум и обернулся. Землянин спал одетым, намотав на себя покрывало, дыхание его было немного тяжеловато. Неудивительно в таких-то условиях!
Снова ложиться смысла не было: до запланированного подъёма оставалось всего 7 минут, и Тенек приступил к делам нового дня, согласно привычному распорядку.

Освальд с трудом пришёл в себя и осмотрелся. Он всё ещё находился в шаттле, а из открытого люка пробивался дневной свет. Голова ужасно болела и кружилась, кроме того, его тошнило, и от каждой попытки пошевелиться становилось только хуже, поэтому он прикрыл глаза и просто лежал.
Он помнил всё произошедшее: путаницу из-за непредвиденной ситуации, конфликт среди экипажа, хаос, а хуже всего – смерти, много смертей. В этом частично была и его вина, потому что Освальд просто молчал и не вмешивался, предпочитая выполнять приказы, а не принимать решения. Тогда это казалось правильным, потому что все вокруг были старше и опытнее. Жизнь показала, что это не так. И ценой этого урока были жизни минимум трети группы.

Вскрикнув, кадет проснулся и моментально поднялся, но, осознав, где находится, с громким выдохом повалился обратно.
– Компьютер, время! – нервно скомандовал он.
– Пять часов двенадцать минут утра, – ответил бесстрастный женский голос.
– Проклятье! – в сердцах бросил кадет.

Несколько секунд Тенек молчал, не желая прерывать упражнение и сбивать дыхание, потом выпрямился и поинтересовался:
– Вы проклинаете время суток, дурное самочувствие или его причину?

Освальд сначала непонимающе уставился на вулканца, но потом произнёс:
- Всё перечисленное вместе, Тенек, - «и ещё одного вулканца, который во всём этом виноват» - чуть было не ляпнул кадет, но вовремя вспомнил, что его собеседник скорее оскорбится, чем рассмеётся, и добавил нейтрально, - Всё вместе и каждый элемент в отдельности.
«И почему вулканцы не начинают каждое утро с пяти-, нет пятнадцатикилометровой пробежки вокруг Променада?» - мелькнуло у Освальда в голове. Меньше всего ему хотелось выслушивать рассуждения остроухого трудоголика, принуждающего своими действиями земных кадетов к пьянству, но, выбора, похоже, не было. Избежать этого можно было только самому отправившись на пятнадцатикилометровую пробежку, но на это у не слишком-то отдохнувшего кадета не было никаких сил.

– Было бы разумнее с вечера позаботиться о том, чтобы этого не случилось, – заметил остроухий трудоголик, поправляя коврик и принимая исходное положение для следующего упражнения. – Вместо этого вы не дали достойного отдыха ни своему телу, ни своему разуму и вдобавок усугубили своё состояние слабым отравлением. Очень неразумно.

Вдох-выдох, ещё раз, и ещё раз.
– Тенек, вы абсолютно правы. Я немедленно иду в душ, – Освальд старался говорить как можно спокойнее, неторопливо направляясь в сторону ванной комнаты, – Вы знали, кстати, что многие люди в прошлом рекомендовали утреннюю пробежку как средство ото всех проблем: от ожирения до депрессии? Вулканцы такое не практикуют?

Тенек уже собирался было приступить к дыханию в нужном для упражнения ритме, однако не ответить было бы невежливо, и он ответил:
– Система упражнений обычно соответствует обстановке. Здесь уместнее всего комплекс, который можно выполнять в ограниченном пространстве. Однако, я планирую в течение месяца проводить по 2 или 3 максимально активных тренировки в голокомнатах. Если для этого будут возможности, конечно.

Кадет вошёл в ванную комнату и сбросил с себя пропахшую потом униформу. Выбор между звуковым и традиционным водяным душем не заставил себя долго ждать, и Освальд включил максимальный напор воды, выставив температуру на 38 градусов – не слишком горячо, но и не особо прохладно.
Двадцать минут спустя закутавшийся в халат кадет вернулся  в основное помещение каюты.

Вулканец сидел на коврике в позе, исключающей всякую возможность комфорта, однако, судя по всему, чувствовал себя вполне благополучно: дыхание его было ровным и глубоким, глаза закрыты. Когда Освальд снова появился в комнате, он на мгновение приоткрыл глаза, словно констатируя его возвращение, потом снова опустил веки.

Освальд раздражённо помотал головой и, добравшись до убранной в шкаф сумки, переоделся в другую форму. Кадету вспомнилась одна из безумных мыслей, посетивших его во время прогулки по Променаду, идея подкупить Хену и устроить фиктивный брак. Тогда его точно  переселят в другую каюту. Осталось только латиной разжиться, а то ведь шести полосок явно не хватит, а большими средствами кадет не располагал. Осознав бредовость замысла, Освальд хихикнул, но удержался – не хватало ещё дать повод вулканцу пристать с очередными расспросами и нравоучениями. Достав падд, он забрался обратно на свою койку и вернулся к плану катера.

Свой “комплекс для ограниченного пространства”, Тенек закончил довольно быстро. Судя по всему, он был полным антагонистом Освальда и предпочитал продвинутые звуковые технологии – а может быть его рациональная натура протестовала против такого расточительного использования воды? – во всяком случае, не прошло и четверти часа, как он был уже при полном параде и в полной готовности к превратностям нового дня.
Стажёр уже направлялся к двери, собираясь пойти позавтракать, но вспомнил о вчерашнем приглашении на ужин. Как ни мало он был знаком с обычаями землян, что-то подсказывало ему, что полагается сделать какой-нибудь ответный жест, чтобы не оказаться невежливым. Правда, почему спокойно позавтракать в одиночестве невежливо, этому Тенек не мог найти логического объяснения. Тем не менее, остановившись у двери, он обратился к Освальду:
– Я собираюсь завтракать. Вы пойдёте сейчас или позже?

– Э-э-э, – замешкался Освальд, совершенно неготовый к такому вопросу, – сейчас, наверное.
Хотелось, конечно, спросить, что подвигло вулканца на подобное, но вежливость оказалась сильнее любопытства. Кадет бодро спрыгнул с кровати, натянул ботинки и с паддом в руке последовал за вулканцем.

______________________

С дорогим соседом Тенеком


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
24 Сентября 2014, 08:11:23 #17
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Утро, реплимат -> медицинское отделение "Фредриксона"

В  реплимат они пришли ближе к шести.  Для Тенека это было привычное и очень удобное время – в такой час здесь было тихо и безлюдно. Вулканец подошёл к репликатору и сделал заказ. Судя по всему, заказанная пища была вулканской, поскольку  единственными понятными словами было уточнение: "серивировка провинции Кхоми".  Репликатор выдал поднос с небольшой порцией каких-то буроватых листьев, скрученных замысловатыми узелками и мягких стеблей – бледных и волокнистых. Рядом с тарелкой располагались стакан чая и столовый прибор, напоминавший не то набор продвинутого филателиста, не то набор начинающего хирурга.

Освальд не без удивления рассмотрел поднос Тенека. Конечно, в Академии были курсы, знакомящие с деталями основных культур Галактики, но такие мелочи, как правило, не запоминались.
– Тортилья, тост с сыром, яблоко и большой апельсиновый сок, – заказал кадет, подойдя к репликатору.
Интересно, для вулканца всё это выглядит настолько же необычно?
– Приятного аппетита, сосед, – проявил вежливость Освальд, хотя и не был уверен, что его вулканский товарищ оценит это.
– Кстати, Тенек, давно хотел спросить, вулканцам сны снятся?
– Крайне редко, – ответил Тенек, вооружаясь своим инструметарием и погружая его в тарелку. – Если же обойтись без упрощений, – уточнил он вслед за тем, – то фаза быстрого сна есть у всех гуманоидов, у вулканцев она длится даже дольше, чем у большинства, однако ярких сновидений, которые задерживаются в памяти, у нас почти не бывает. Обычно у любого гуманоида память о сновидениях остаётся, если сознание перегружено информацией или травмировано стрессом. Мозг на подсознательном уровне пытается справиться с проблемами, нерешёнными во время бодрствования. Так же сновидения могут спровоцировать такие вещи как  неудобное положение во сне, неразумное употребление пищи и напитков вечером, боли в мышцах после избыточных нагрузок или неудовлетворительное состояние организма из-за их недостатка. Все эти факторы отсутствуют у большинства вулканцев, благодаря разумному обращению с собственным организмом и благодаря тому, что осмыслением полученной за день информации и  возникших проблем мы занимаемся в ясном сознании, не взваливая этот груз на подсознание.

Пока вулканец говорил, Освальд успел прикончить половину своего завтрака. Конечно, лекция была мало похожа на то утреннее общение, к которому он привык с детства, но, с учётом обстоятельств, это был, пожалуй, лучший вариант из всех доступных. Возможно, впервые за всю свою жизнь кадет позавидовал вулканцам:
– Везёт вам. Уж не знаю, что там мне пытается сказать моё же подсознание, но с завидной периодичностью мне снится один и тот же сон.
Освальд кратко пересказал приснившееся.
– Безумие какое-то. Уж не собственное ли будущее мне снится? Временных парадоксов в истории зафиксировано немало.

Вопреки ожиданиям Тенек долго молчал, прежде чем дал ответ, и ответ был довольно странным.
– Нет, мистер Макдауэл. Вам снится чужое прошлое. И за это я должен принести вам свои извинения.

¬¬Освальд, успевший откусить кусок тоста, замер и непонимающе уставился на вулканца.

Ещё немного помолчав, словно собираясь с мыслями, Тенек пересказал кадету историю своих приключений на Латее. Пересказал очень коротко, сухо и без лишних подробностей. Так в ней не фигурировала картина бури и разбившегося катера, а также не упоминались причины, побудившие Тенека вступить в контакт, всё это уместилось в слова «мне пришлось вступить в сложный телепатический контакт». Не касался он и собственного состояния в первые дни после контакта – его собственное физическое и нервное истощение в тот момент не имели отношения к теперешней проблеме. Однако всё, что касалось самого воспоминания и разговора с лейтенантом-коммандером Химмелем, он передал Освальду в точности.
– Мой учитель считает, что произошло спонтанное телепатическое проникновение, – закончил он. – Событие статистически редкое, но возможное. Раз вы до сих пор чувствуете его последствия, я настаиваю на том, чтобы вы прошли тщательное обследование мозга и нервной системы. Как только мы закончим завтрак, я свяжусь с дежурным врачом на «Фредриксоне».

Освальд помотал головой:
– Не стоит этого делать, по крайней мере, прямо сейчас, – сказал он довольно решительно, но потом продолжил уже с сомнением, – Ничего страшного ведь со мной не происходит, это всего лишь сон, верно? Ну, то есть это же просто запавшее, как говорится, в душу чужое воспоминание, ничего необычного, так ведь? Хотя бы дождёмся общего сбора и получим информацию по проекту.
Кадет не просто так не хотел проходить лечение – в прошлый раз он лежал в лазарете беспомощным грузом, пока остальные члены команды спасали станцию, и ещё раз пропустить всё действие было для него просто немыслимо.

Тенек поднял на него взгляд.
–  Телепатия – это не игрушка, мистер Макдауэл.  С её помощью можно нанести вред и даже убить. Если я нанёс вред вашей нервной системе, вам нужно как можно быстрее получить лечение, а мне – покинуть проект. Если же ваша нервная система не повреждена, также разумно определить это как можно быстрее.

– Стоп-стоп-стоп! – Освальд замахал руками, – я же всё ещё жив, разве нет? А ведь уже почти месяц прошёл. Неужели, нанеси вы мне какой-то вред, это могло бы никак не проявляться столько времени?
Слова Тенека, конечно, встревожили кадета, но не риском повреждения нервной системы и смерти, а тем, что он почти ничего не понимал из объяснений вулканца.

– Как я уже сказал, ментальные контакты сложнее, чем думают о них представители других рас, – терпеливо объяснил Тенек, – даже если планируется минимальное воздействие. Ошибка может обойтись дорого, и проявиться не сразу. Но сейчас прошло достаточно времени, чтобы можно было выявить возможные изменения. Если они возникают, опытный телепат вступает с вами в контакт и корректирует ваше состояние, уничтожая возникшую угрозу.
– В нашем случае опасность такой угрозы достаточно низка. Я использовал эмпатический контакт как элемент диагностики. Чтобы вам была яснее разница с контактом разумов, скажу, что это как если бы я просто постоял возле двери комнаты и послушал, нет ли какого-нибудь подозрительного шума, вместо того, чтобы войти и поговорить с вами. Как я уже сказал, в такой ситуации риск крайне низок, однако одна из возможных проблем уже реализовалась, и я хотел бы убедиться, что не реализовались другие.

– Ну и дела, – только и ответил Освальд.
Подумав с минуту, кадет решил довериться вулканцу, как уже сделал однажды – на операционном столе. Тогда всё закончилось благополучно, оставалось надеяться на то, что и в этот раз всё будет хорошо.
– Ладно, давайте пройдём обследование.

Тенек допил последний глоток чая и встал из-за стола:
– Идёмте.

* * *
Почти через час Освальда выпустили на свободу.
В течение этого часа врачи «Фредриксона» так и эдак обследовали его нервную систему, с беспредельным терпением отвечая на дотошные вопросы Тенека, однако к концу обследования вынуждены были признать, что организм Освальда в результате «спонтанного взаимопроникновения телепатических полей» не пострадал. Для Тенека это было большое облегчение: прежде всего, потому что он убедился, что не представляет угрозы для своих пациентов, но в значительной степени ещё и потому что ему не придётся покидать проект.
– Я рад, что вы не пострадали, – сказал он Освальду, когда их вернули обратно на станцию. – Уверяю вас, что сделаю всё, чтобы подобное не повторилось.
В голосе вулканца не слышалось сколько-нибудь заметной радости: он был в высшей степени серьёзен.

– А я рад, что это обследование наконец-то закончилось, – язвительным тоном ответил Освальд, – И, прошу заметить, закончилось с прогнозируемым результатом.
«Целый час коту под хвост!» – внутри кадета кипели эмоции, – «И всё из-за какого-то дурацкого сна! Спасибо, Тенек, за почти десяток испорченных ночей и потерянный чёртов час самого приятного отрезка времени – сразу после завтрака!»
Освальд и сам не мог решить, чего же ему сейчас хотелось больше: прекратить чёртовы сны или просто оказаться как можно дальше от Тенека, пока тому не пришла в голову идея пройти ещё четыре обследования для исключения ложноположительного результата.
– Мне надо подумать, – как можно спокойнее сказал кадет, – но мы ещё вернёмся к этой теме. Возможно, этим вечером в Кварк’с или любом другом месте на ваш выбор.

– Если вы собираетесь думать о том, как избавиться от докучающего вам образа, то на этот случай есть конкретные практики, не только у вулканцев, но и у землян, и они мало чем отличаются друг от друга. Если пожелаете, я могу вам о них рассказать, хотя в этом вам больше помог бы не вулканский врач, а советник и землянин. Или хотя бы представитель другой эмоциональной расы.
– Что касается разговора, – добавил Тенек после короткой паузы, – то назначать время и место преждевременно; мы ещё не получили ни нового задания, ни инструкций.

– Чёрт побери, Тенек! – всплеснув руками, выпалил Освальд, – это называется предварительной договорённостью! «Вечером» значит «в ближайшее время», а бар Кварк’с был предложен, потому что является местом, в котором могут комфортно себя чувствовать представители практически любых рас, и означает всего лишь непринуждённую обстановку.
Схватившись за волосы, кадет взмолился:
– Ради всего святого, постарайтесь хотя бы иногда не быть таким педантом!

Тенек покосился на него с чуть заметным удивлением.
– По-моему, с таким же успехом я мог бы попросить вас не быть таким эмоциональным.

Освальд, собираясь возразить, раскрыл рот и набрал воздух в грудь, но удержался и громко выдохнув и едва заметно подёргивая рукой произнёс:
– Тенек, вы совершенно правы.
Помолчав с секунду, кадет развернулся и отправился куда глаза глядят, на прощание бросив:
– Увидимся на собрании.

_______________________

С Тенеком
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2014, 21:45:27 от Освальд Макдауэл »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
26 Сентября 2014, 10:08:50 #18
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 07:40
ДС9, ангар 13


Квинтилия отметила про себя, что вновь идеально рассчитала время - в ангаре уже собралась часть участников проекта “Альфа”, но она вошла туда ни первой, ни последней, поскольку ненавидела неловкость, которую испытывала в таких случаях.
Вроде бы, прошло совсем немного времени с тех пор, как они все сидели здесь же на первом  совещании, но казалось, что с тех пор произошло очень много всего и прошли месяцы. Квинтилия огляделась как в первый раз.
Большой овальный дисплей кардассианского дизайна тускло светился, показывая заставку в виде федеративной эмблемы, но через несколько секунд на глазах у трилла она сменилась на кардассианскую. Квинтилия предположила, что символика всех государств, участвующих в проекте, сменяет одна другую, и позже ее догадка подтвердилась.
За круглым столом, блестящим, как черное озеро, уже начали рассаживаться кадеты. Квинтилия прищурилась, пытаясь распознать в местах, которые выбрали себе коллеги, будущие альянсы, отношения и баланс сил в составе своих коллег.
Вот болианец Брол Арко, бурно жестикулируя, о чем-то рассказывает примостившейся на краешке соседнего кресла ференги Хене. На болианце неброский серый костюм, ведь он не принадлежит к Звездному Флоту, а является выпускником Денобуланского научного института, его синяя кожа на лице местами слегка шелушится - все вынужденные каникулы он провел под солнцем на баджорских пляжах.
Хена слегка смущенно улыбается в ответ, время от времени поправляя воротник кадетской формы и полируя федеральный коммуникатор рукавом.
К разговору также прислушивается клингонка М’Кота - она стоит, одной рукой облокотившись о стол, а другую уперев в крутое бедро. Когда она двигается, ее кожаная форма Клингонской военной академии слегка поскрипывает.
А вот орионец Курш сидит с другой стороны стола, в полном одиночестве уткнувшись в какой-то падд.
Трилл вдруг задалась вопросом - а что эти двое делали во время атаки Аномалии на станцию? О них ей было ничего не известно, оба до сих пор оставались загадкой.
В другой группке стояли каитианец Рроу, Самрита Баккер и баджорец Крим. В руках они держали стаканчики с напитками и садиться за стол пока не торопились. Землянка над чем-то заразительно смеялась.
-Иди сюда! Мы заняли тебе место! - вдруг замахала рукой Самрита.
Квинтилия сделала было шаг вперед, но в это время из-за ее спины вышел Тар Мари - райзианец с грацией кошки и карамельным загаром. Он с широкой улыбкой замахал в ответ землянке, каитианцу и баджорцу и поспешил присоединиться к их компании. Трилл хмыкнула недовольно, и направилась к круглому столу, выбрав себе место посередине между “полюсами” Брола и Курша.
Кого не хватало? Квинтилия оглядела ангар и не заметила андорианку Жантарин, может быть, она еще не до конца поправилась? Почему-то это было бы жалко, хотя чем меньше участников в проекте, тем больше у нее, Квинтилии, будет возможностей проявить себя.
Соседки по каюте, баджорки Кейры Миррим, тоже не было видно, опаздывает, наверное. Но иного трилл и не ожидала, эта девица не вызывала у нее доверия в вопросах компетентности и дисциплины. Кроме того, Квинтилии нравилось пока наслаждаться одиночеством в каюте, это стало для нее приятным сюрпризом. И кардассианца Алема Латака тоже не было видно, хотя может быть, он как обычно притаился в каком-нибудь темном углу. Во время каникул Брол пошутил, что будто бы видел, как баджорка с кардассианцем отправились на Бэйджор вместе, но насколько это было правдой - никто пока точно не знал. Впрочем, триллу это было совсем не интересно, ей просто пришлось это слушать, пока они с разговорчивым болианцем были заперты в одном транспортном корабле.
Про нескольких кадетов уже было известно, что они не вернутся в проект. Таинственно исчез ромуланец Валардис, клингон Рекло, судя по всему, пострадал больше, чем они думали, и были там еще две девушки… Про одну трилл хотя бы помнила имя - Валери, но ее фамилия совершенно вылетела из головы, а вторую она помнила смутно по прошлому общему сбору - вулканка с очень стандартной внешностью.
Интересно, будут ли заполнены эти освободившиеся места?


Ex Astris, Scientia
Offline  
26 Сентября 2014, 23:17:19 #19
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 7:55 (окончание хода, начало точно не определено). ДС9, ангар 13

Утреннюю планерку Артур едва не проспал, с тех пор как его вырубило в корабле еще на пути к станции, как в прострации он дошел до каюты и завалился там в койку, прошло около 15-ти часов. Но мир грез не хотел его отпускать, или наоборот - он сам не хотел оттуда уходить. Будильник прозвенел 40 минут назад, и напоминал о себе, невыключенный,  каждые последующие 10, а Лайтман все еще видел причудливые нереальные образы, слышал мелодию и слова давно забытой песни, давно забытого автора далекого столетия:
Когда смена уходит - ты выходишь в небо легко и тихо,
Вспоминая дорогу по детским снам, в которых был крылат.
Только ты и звезды, и последним мазком твоего триптиха -
Это новое утро ложится зарубкою на приклад.

Еще одна зарубка на приклад -
Два часа одиночества.

Скоро солнце взойдет и пустые страницы мои разгладит,
И ночные птицы в предрассветный сумрак улетят, легки.
И вместе с этим утром я стану зарубкою на прикладе,
Если вдруг не успею, если вдруг не сумею догнать строки.

На последних словах он подскочил как ужаленный, в ужасе посмотрел на время, понял что опаздывает. Латака в каюте не было, кадет не смог вспомнить, был ли кардассианец вообще там вчерашним вечером. Бегом отправившись в душ, Артур подставил голову под холодную воду, что бы как можно быстрее придти в себя. Бриться времени не оставалось, трехдневная щетина была все еще приемлемой, и не очень критичной. Зато оставалась пара минут, что бы выпить кофе и перекусить. На пути в реплимат-кафе Лайтман заметил двоих, идущих по Променаду: кардассианца в форме, и федерального адмирала. Кардассианца он не знал, а адмирал был вулканцем, и его лицо, невозмутимый и одновременно надменный взгляд, кадету были смутно знакомы. Удивительное сочетание строгой логичности, отсутствия эмоций, и кажущейся надменности - были уникальными. Обычно вулканцы так не выглядели, либо это было очень субъективное восприятие, либо  ..
Заказав у репликатора кофе и хлеб, Лайтман понял где он видел этого адмирала. Его фотография была на каждой книге, которую он написал. И теперь этот вулканец был заведующим баджорским сектором.
Покончив с едой за минуту, Лайтман поспешил к 13-му ангару. Там уже кто сидел, кто стоял, все были заняты собственными разговорами либо занимались своими делами, одно было наиболее важным - Лайтман успел, ибо еще ничего не началось. Экран не показывал ничего существенного. Окинув взглядом круглый стол в поисках места, кадет увидел Тенека, который как и некоторые другие читал что то на своем падде, стул рядом с ним был свободен и Артур подсел к нему.
- Тенек, - тихо произнес кадет, так что бы по возможности слышал только он, - вы знаете адмирала Солока, заведующего баджорским сектором? Он вулканец.

Тенек поднял голову и встретился с Лайтманом взглядом:
 – Адмирал Солок безусловно вулканец, я это знаю, – сказал стажёр. – Уточните, какую степень знакомства вы имеете в виду.
- Эээ, - Лайтман возвращался в реальность, - простите Тенек, доброе утро, я хотел сказать, сначала. - он обвел взглядом остальных, зеленый орионец одиноко сидел и ни с кем не говорил, должно быть ему было здесь сложно, хотя, он как и все иные выполнял задание своего правительства. Женского правительства. Пожалуй, это было ужасно, зависеть от женщин, не иметь собственной свободы, свободы выбора, чувств, решений. Лайтмана передернуло. С орионцем надо будет поговорить.
- Я имел в виду, - сказал он, снова посмотрев на Тенека, - знаете ли вы его вообще, в курсе ли что есть такой Солок, адмирал Звездного флота? Он заведует баджорским сектором, и его я видел сейчас на станции, вместе с каким то кардассом.
Земляне. Никогда или почти никогда не формулируют вопрос так, чтобы вместо многословных объяснений можно было дать короткий и ясный ответ. Всегда готовы сунуть нос, куда не просят, но даже не подумают разузнать о вещах по-настоящему существенных. Например, о четырнадцати степенях близости/чуждости в представлениях вулканцев.
Тенек ответил, говоря негромко, но раздельно и чётко:
– Как я только что сказал, я знаю о существовании адмирала Солока, его принадлежности к моей расе и командующей должности. Также мне известен его послужной список. Также мне известно, что он находится на станции, и я дважды видел его издали. На этом мои знания о нём заканчиваются.
«А для того, чтобы показать степень знакомства вулканцу, хватило бы всего двух слов» – эта мысль была не очень справедливой, но тем не менее, это был факт.
Лйтман потер виски, глаза, он все еще не мог проснуться, на мгновение показалось что и происходящее - это все еще сон. Однако он четко осознавал боль в ущипленной руке, а значит сна не было. Но проявляемые им тормоза были явно уже недопустимы.
- Понял вас Тенек, - кратко сказал он, - адмирал Солок, еще не будучи адмиралом, написал много статей и книг о сравнительных характеристиках людей и вулканцев, он пишет о природном превосходстве вулканцев над другими эмоциональными видами, и вначале каждого своего исследования он пишет о бое в Академии ЗФ, в котором он победил бывшего командующего этой станцией - капитана Сиско, когда они были еще кадетами. Я.. не подробно читал, скорее по диагонали, но этого хватило. Тенек, я хотел спросить, вы в курсе этого?
– Нет, – исчерпывающе добавил Тенек и добавил:
– Но если делаете из прочитанного такие выводы, лучше читайте всё и в нужном направлении.
Лайтман понял, что вряд ли стоило вот так в лоб и прямо выкладывать все, что он вспомнил, но сделанного уже не воротишь. Он лишь кивнул:
- Ладно, извините, Тенек.
Кадет отвернулся в свой падд, на котором читать вобщем то было нечего. Оставалось только ждать координатора.
______________
С Тенеком.
В ходе использован текст песни Олега Медведева (с)
Offline  
30 Сентября 2014, 10:38:20 #20
Энтони Сомерс

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 07:45
ДС9, ангар 13


Разговор с Утарой оставил приятное послевкусие, именно то, что требовалось, чтобы вторая планерка не вызывала ненужных ассоциаций. Разве что настроение было совсем не рабочее, но до начала оставалось еще пятнадцать минут, так что у Энтони было время собраться с мыслями.
Он махнул рукой Чеширу, поднимавшему взгляд на каждого входившего, улыбнулся Самрите, обернувшейся, но продолжавшей смеяться и что-то увлеченно рассказывать своим спутникам.
Ни координатора, ни коммандера еще не было. Это советник могла позволить себе прийти заранее, и ее присутствие казалось чем-то самим собой разумеющимся. Или это у энсина сложилось предвзятое отношение после непринужденной беседы за чашкой кофе…
Сомерс обошел стол и опустился в кресло слева от Квинтилии, устроившейся так, чтобы не приходилось поворачивать голову, когда Толан станет проводить инструктаж.
– Привет.
Квинтилия обернулась и посмотрела на Энтони так, будто он был последним человеком, которого она ожидала рядом с собой увидеть.
– Привет, – произнесла она, приподняв бровь, – Не хватает только Кейры, и вся компания с наших последних похождений во время катастрофы на станции будет вместе. Тебе не кажется, что для успешной работы в программе мы должны общаться с разными людьми, а не стараться держаться рядом с теми, с кем уже успели найти общий язык?
– Успели? – Энтони улыбнулся.– Ты прелесть, Квинтилия, ты знаешь?
Он видел в словах девушки противоречие. И, кажется, успел соскучиться по ее отповедям. Во всяком случае, они отлично настраивали на работу.
– Кейра, а как же Лайтман, Самрита и Латак?
Если бы они тогда не нашли общий язык, ничего бы не получилось. Но нет, Аномалия вернулась в гамма-квадрат, ремонт станции почти завершен, а они все живы.
– С кем ты собиралась шептаться во время планерки? Можешь сказать мне спасибо, теперь ты не станешь отвлекаться от инструкций координатора.
Он достал падд. Похоже, после тех событий состав группы претерпел некоторые изменения, и Сомерсу стало интересно, кто занял место выбывших. Пока в ангаре все знакомые лица.
В ответ на улыбку Энтони Квинтилия лишь хмыкнула и отвернулась, задрав нос. Только теперь она заметила Артура и Тенека, которые тоже успели присоединиться к собранию в ангаре. Оба вызывали у девушки противоречивые чувства и внезапно ей остро захотелось, чтобы эта планерка поскорее закончилась…

За прошедшие с их последней с Тенеком встречи полчаса настроение у Освальда заметно улучшилось, и произошедшие события стали смешить, а не раздражать. В приподнятом настроении кадет практически влетел в ангар 13, служивший конференц-залом проекта. Времени до начала планёрки было предостаточно, поэтому он решил просто с кем-нибудь поболтать, а может даже и рассказать о событиях вечера и утра.
Общения с Тенеком Освальду на сегодня однозначно хватило, да и с Артуром Лайтманом их никак нельзя было назвать приятелями; Квинтилия Перим – это вообще не вариант, как и энсин Соммерс, которому, похоже, нравилось общество этой зазнайки. А жаль, потому что с энсином Освальд так ни разу и не поговорил. Глядя на Хену, кадет вспоминал безумные мысли последнего вечера и с трудом мог удержаться от смеха, поэтому пока что не вариант. М’Кота… да, с ней хотелось бы провести хотя бы полдня в тире на голопалубе, а ещё полдня – на арене там же, отбиваясь от агрессивных противников. Решив отложить эту и все последовавшие мысли до более удачного момента, кадет подошёл к другой компании.
– О чём болтаете? – весело спросил Освальд, встав рядом с Самритой.
– Привет! – девушка приветливо улыбнулась. От стресса и тревоги времен аномалии не осталось и следа, кадеты общались, будто только вернулись в Академию после летних каникул. – Мы тут думаем, какое новое задание нам придумают!
Судя по веселым смешкам в компании, они уже успели надумать самого невероятного: от разведывательной миссии на Райзе до диверсии среди боргов.
– Или нас тут собрали, чтобы разогнать! – предложил Крим.
– Пф, слишком много затрат, – Самрита оглядела зал, в котором собралось пока не так много кадетов, как следовало бы. – К тому же ходят слухи, что к нам направили новичков. Видимо, не все вернулись в проект…
– Анжар, это невозможно! – хохотнул Освальд, – Мы же лучшие из лучших, мы спасли станцию, в конце концов!
Посмотрев на Самриту, кадет немного погрустнел и добавил:
– Да, коротышка Уолли точно не вернётся, мы с ней говорили неделю назад. А я ведь проспорил ей целых два дежурства! А как там Тарин? Я о ней ничего не слышал с самой эвакуации, если честно.
– Я надеюсь, с ней все в порядке, – Самрита огляделась в поисках андорианки. Не заметить ее было бы сложно, но пока она еще не появилась. – И Кейры тоже нет, и Латака… Это так странно, я была уверена, что, несмотря на все произошедшее, мы встретимся снова и все будет… как будто бы ничего не было, – она пожала плечами.
Ненадолго повисшая пауза заставила всех неловко оглядеться: может быть, они забыли еще кого-то?
– Я тут какого-то ромуланца видел, – прервал молчание Тар Мари, – кто-нибудь знает, кто это?
Освальд недовольно поёжился: прошлый незнакомый ромуланец, появившийся перед началом миссии, обрёк его на несколько часов крайне неловкого времяпровождения, но, как учили с самого детства, не стоит из одного случая выводить закономерность, особенно если дело касается других культур.
– Ну, у нас есть клингонка, кардассианец, два баджорца и куча федералов, – пожал плечами Освальд, – пусть будет ещё и ромуланец. Ставлю на то, что он участник, а не наблюдатель.
– Чтобы не было скучно, – хмыкнула Самрита.

За две минуты до начала совещания улан Вооруженных сил Ромуланской Империи вошел в ангар и остановился на входе, заложив руки за спину. В первую очередь он рассмотрел всех присутствующих. Молодые представители разных рас, с разной степенью вызываемой неприязни. По первому впечатлению судить о том, чего ждать от каждого из них, было невозможно. Но их распределение по небольшим группам было, безусловно, интересным. Клингонка была наиболее раздражающей среди присутствующих, раса, которых Ракар считал сборищем безрассудных животных, способных лишь пить вино и очертя голову бросаться в бой, без всякого разумного планирования. Но улан не подал виду, не проявил ни одной эмоции, лишь немного выше поднял голову рассматривая кадетов, которых загораживали другие. Благо Империи было превыше всего, личные чувства ничего не значили. Через несколько секунд он со спокойным достоинством выбрал себе место и прошел к нему, рядом с орионцем, безмолвно сидевшим за столом.


_______________________________________
С Квинтилией, Освальдом, Самритой и Ракаром


Когда перед вами два пути – выбирайте третий.
Offline  
30 Сентября 2014, 19:26:40 #21
Кейра Миррим

Re: Сезон 3, Эпизод 2

За несколько мгновений до начала планерки

Мчась по коридору, Кейра в очередной раз проклинала свою безалаберность и в очередной раз обещала себе, что больше никогда не опоздает, да и по расчетам времени после прилета на станцию среди ночи хватало с избытком, но вот те раз...
Прилетев на станцию уже под утро, Кейра решила не вламываться в общую с Квинтилией каюту (иначе от объема нравоучений кровь из ушей пойдет), а закинув сумку в камеру хранения, отправилась в реплимат вкушать ранний завтрак, дополненный вездесущими и нескончаемыми бабушкиными пирожками - в отличие от сокурсников, девушка провела вынужденные каникулы дома. Она хотела присоединится к остальным курсан... кадет... да как их там всех по разному в общем, но сначала надо было сделать это, потом то и завертелось, да так что девушка чуть не опоздала на последний подходящий рейс до станции.
Но как можно было опоздать на планерку из реплимата, который находился буквально в нескольких минутах от ангара 13? В этих реплиматах точно какие-то пространственные возмущения.
- Или это у меня в голове постоянные возмущения, - пропыхтела Кейра, тормозя возле дверей ангара,  - В следующий раз никаких интересных книг перед планеркой.
Вдохнув и выдохнув несколько раз, баджорка пригладила волосы и зашла в ангар. И как раз вовремя, судя по наполненности помещения и обилию знакомых и незнакомых (так, а это кто?) лиц.
Покрутив головой, Кейра попыталась сообразить, где же ей приткнутся. И видимо сегодня Пророки были благосклонны к ней - место рядом с Квинтилией и Сомерсом было свободно.
- Всем доброго утра! - Кейра лучезарно улыбнулась, помахала сидящей в другой компании Самрите, и бухнулась на свободное место рядом с Квинтилией.
« Последнее редактирование: 23 Октября 2014, 13:05:47 от Кейра Миррим »

In the Hands of the Prophets
Offline  
08 Октября 2014, 19:57:35 #22
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 08:00
ДС9, ангар 13


Выспаться Толан так и не удалось.
На личный терминал без конца поступала информация о прибывших кадетах, причем порой весьма противоречивая. Несмотря на то, что станцию уже почти восстановили, то тут, то там происходили сбои систем (или работников).
Но встать за три часа до планерки ее заставили не новые сообщения на компьютере, а желание хотя бы примерно понять, что ждет ее на планерке.

После недавно происшествия споры в рядах руководителей проекта "Альфа" разгорелись с новой силой. Если одна небольшая аномалия поставила под угрозу переговоры о продолжении проекта, то что же будет после более серьезных заданий? До станции ДС9 информация доходила позже всего и в короткой ультимативной форме. Так, сначала Толан узнала, что клингонского наблюдателя собираются заменить. Затем - что и вовсе отозвать. Зато прислали психолога-болианку, с которой она успела пообщаться вчера. Что часть кадетов не вернется по объективным причинам, а кто-то был отозван своими правительствами. Что на станции в ближайшее время им не позволят остаться до того момента, пока она не пройдет комиссию и не будет призвана полностью функционирующей (на этом письме кардассианка вздохнула: она уже отлично знала, что представляют из себя бюрократические процессы в "Альфе"). И что, наконец, к ним присоединятся еще два кадета, о которых пока мало что известно.
Как, впрочем, и о новой миссии. Одно то, что ее предложила Мори, заставляло координатора чувствовать некое неясное беспокойство, однако ничего не оставалось, кроме как согласиться и даже убедить руководство, что именно эта потрясающе интересная миссия необходима сейчас кадетам для... ну, например, для сплочения и улучшения взаимодействия. И еще какое-то общие слова.

Толан еще раз быстро проглядела падд и направилась к ангару 13. Прямо перед ней промелькнул знакомый затылок Кейры Миррим.
Дверь разъехалась в стороны, представляя вниманию кардассианки несколько поредевшие ряды кадетов. Если так пойдет и дальше, придется считать проект игрой на выбывание.
Мори пока не было, и Толан не имела ни малейшего представления, собирается ли коммандер вообще здесь появляться.

Разговоры постепенно стихли, и кадеты с интересом и даже некоторым любопытством уставились на своего координатора, точно видели ее в первый раз. Впрочем, в прошлый раз она и впрямь выглядела не лучшим образом, но этот эпизод из своей жизни Толан предпочла забыть.

- С возвращением в проект, - ее голосу немного не хватало жизнерадостности, но строгость это компенсировала. - Поскольку вы уже практически все знакомы и также представляете, что из себя представляет проект, позвольте обойтись без вступительной части. Несмотря на произошедшее на станции, проект продолжается. И, вместо того, чтобы смотреть назад, нам предстоит двигаться вперед. Как вы знаете, не все участники проекта остались с нами, в проекте "Альфа" произошли некоторые перестановки, которые вы и сами уже успели заметить. Еще как минимум двое участников присоединятся к проекту позже. Что касается нового задания... - женщина выдержала некоторую паузу - ведь именно этой информации все ждали с нетерпением, - то для его прохождения вам придется покинуть станцию. И вспомнить весь академический курс экзогеологии.
В этот момент раздался характерный звук открывающейся двери, и на пороге ангара показалась Жантарин ш’Зарат.
- Ой, извините, я опоздала… - пробормотала она, и быстро направилась к одному из пустых кресел за столом.
Координатор проводила андорианку быстрым взглядом и продолжила:
- Также было решено проводить задание целиком и полностью за пределами станции для тренировки действий в полевых условиях, - и еще потому, что станция была совершенно не готова.  Этого Толан не озвучила – зачем говорить очевидное. – В качестве транспорта Вам будет выделен корабль класса Рейвен, он уже ждет нас в Демилитаризованной Зоне. Там же необходимо забрать еще двух участников проекта, которые присоединяются на этой миссии. Чтобы долететь до ДМЗ коммандер Мори любезно одолжила станционный катер «Анадырь» с условием, что он не повторит судьбу «Эльбы».  Некоторые с ним уже знакомы…
Ее речь прервал звук открывающейся двери.
На этот раз опаздавшей оказалась командующая станцией.
- Продолжайте-продолжайте, - махнула она рукой кардассианке и обернувшимся кадетам.
Мори пересекла ангар и опустилась в свободное кресло рядом с координатором Толан.
Толан недовольно посмотрела на коммандера, которая прервала ее внезапным появлениям и коротко обратилась с кадетом:
- Вопросы?

____
Совместно с мимопробегавшей Мори
Online  
13 Октября 2014, 22:22:56 #23
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 08:11
ДС9, ангар 13


Освальд поднял руку и не дожидаясь какой-либо реакции от руководителей спросил:
- А к работе над катером мы ещё вернёмся? В рамках проекта, в смысле.
Толан повернула голову к кадету:
- Какой именно катер вы имеете в виду, мистер Макдауэл? “Эльба”, как вам известно, не подлежит восстановлению. Пока для проекта новый корабль не выделен, однако все будет зависеть от вашего следующего задания. Если Вы проявите себя как команда, руководство проекта может пойти Вам на встречу и повторить проваленное задание. Напоминаю, что к проекту присоединилось три новых участника, двоих из которых мы заберем в ДМЗ - так что это задание касается также вашего умения расширить уже сложившийся коллектив. Еще вопросы? - ее тон ясно выражал, что лучше как следует подумать, прежде чем что-то спросить.
- И до дальнейших экспериментов с катерами на моей станции, - добавила коммандер Мори, но куда более мягким тоном, чем Толан, - Я бы хотела увидеть проект модификаций, о которых договорились и с которыми согласны все участники проекта без исключения.
«Это же простой катер, а не звездолёт класса «Суверен», в конце концов! Жалко ещё один что ли?» – хотел ответить Освальд, но потом вспомнил свои собственные мысли почти месячной давности и только кивнул в ответ – после задания всё и решится. Всё равно даже первоначального наброска проекта ещё нет, а соваться в работающее оборудование без чёткого плана действий кадет зарёкся на всю оставшуюся жизнь.

Тенек вопросов не задавал.  Ответ на единственный вопрос, который его сейчас по-настоящему интересовал, только что опоздал на общий сбор. Жантарин была единственной из его пациентов, о ком он до последнего момента не имел достоверных сведений... кроме отсутствия инофрмации, которое было тоже по-своему информативно: то, что всякий раз затребовав обновление личного дела кадета Жантарин ш'Зарат, он не обнаруживал там отметки о смерти, означало, что андорианка по меньшей мере жива. То, что она действительно объявилась живая и здоровая, означало, что в скором времени можно будет пополнить базу данных лазарета и личную базу данных Тенека информацией о её лечении.

Кардассы! Лайтман не любил кардассианцев, но до этого обстоятельства ему как то стало безразлично в последнее время. Собственно не любил почему? За то, что они сделали с Баджором, за то кем были в Доминонской войне. Но это прошлое, а теперь положено строить иную жизнь. В конце концов, перед ним сейчас стояли не военные преступники, а совсем другие люди. Ни Латак, ни Толан, ни Норин военными преступниками не были, так какого же собственно он взъелся. Что ж, кардассы и кардассы, ничего особенного, хорошо, пусть будет так. Совсем другие проблемы были сейчас насущными. Вопросов Лайтман не задавал, вопросов не было, все было ясно и так. А то, что было не ясно - пока не подлежало высказыванию вслух. Весьма однозначная реакция руководителя проекта на попытку нового обсуждения работ над катером, и сразу последовавшая за ней реплика коммандера станции - расставляли все по местам. Проект Альфа был провален участниками на первом задании, но раз мы все еще до сих пор не разогнаны, значит в этом есть какой то смысл. Больше всего Лайтмана беспокоил адмирал Солок, для которого вся эта ситуация - может быть не более чем доказательство несостоятельности эмоциональных рас. И разрешение для Альфы второго задания - есть ничто иное как некий контрольный выстрел, в случае провала задания  Солок восторжествует, напишет очередной труд. Но Солок - это не весь Флот, а Звездный флот имеет совсем другие цели, направленные на мир, дружбу и сотрудничество всех рас квадранта, и потому ни в коем случае нельзя ударить в грязь лицом, и провалить второе задание как первое. Из за Звездного флота, из за Федерации, из за личной чести, и для будущего всего квадранта.
Лайтман молча слушал говорящих, экзогеология, так экзогеология, хорошо, пусть будет так. Бегло обвел взглядом товарищей, задержался на ромуланце с идеальной военной выправкой и невозмутимым лицом. Надо будет узнать у него судьбу Валардиса.

____________________________________________

+ Илама Толан, Мори Джанир, Тенек и Артур Лайтман


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
21 Октября 2014, 14:39:28 #24
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 08:19; ДС9, ангар 13

Народ безмолвствовал.
То ли у кадетов пока действительно не находилось вопросов, то ли после полученной отповеди они не решались их задать, но после слов коммандера Мори воцарилось молчание.
С момента прихода в ангар, превращённый в конференц-зал для «альфовцев» Утара не скрываясь наблюдала за образовавшимися группками, намечая в уме первые «узелки» будущей социометрии, и мысленно отмечая тех, кто держался особняком. Когда в диалоге между кадетами и руководством возникла длинная пауза, она решила, что пора бы обратить внимание и на себя.
– Глинн Толан, коммандер, – сказала она, с трудом удерживаясь от улыбки, – Раз уж пока у наших молодых коллег вопросов нет, я бы предложила представить новичков. – Она выразительно показала рукой  на себя и на ромуланца.

Толан повернулась к советнику и произнесла с некоторой досадой:
– Не беспокойтесь, госпожа Рилл, я о вас не забыла. Позвольте вам представить - Утара Рилл, психолог и советник проекта. Так что теперь за вами будет следить на одного человека больше. И, разумеется, к ней можно обращаться по любому вопросу, который вы не сможете задать мне. Я думаю, госпожа Рилл вам сама все расскажет, - она внимательно посмотрела на женщину. - И, как своевременно напомнила советник, преставляю вам нового участника проекта - улан Ракар, представитель Ромуланской Империи в «Альфе». Поприветствуйте нового участника проекта, а лично вы сможете познакомиться после окончания официальной части.
Кардассианка выдохнула и обвела взгядом кадетов.
Это было необычно молчаливое собрание. Молчали все - и кадеты, и коммандер, и сама Толан не чувствовала в себе ораторского потенциала этим утром. Одна надежда, что у советника энергии хватит на десятерых!

Энергии у советника было, хоть отбавляй.
Утара обвела взглядом кадетов и сказала:
– Прежде всего хотелось бы уточнить. Глинн Толан, конечно, права, и вы можете обратиться ко мне с любой своей проблемой, также как могли бы обратиться с любым недомоганием к любому федеральному врачу, но это только одна сторона вопроса. Вторая заключается в том, что представляет из себя ваше положение как участников группы «Альфа». А ваше положение – это положение группы случайных людей, оторванных от командования, привычной субординации, привычных правил и распорядков.
– Я не оговорилась – именно случайных. Все вы много работали, чтобы попасть в проект, но каждый из вас свободно мог не попасть в него или покинуть его после первой миссии. Заболеть. Пострадать во время недавнего инцидента. Получить другое назначение в награду за свои заслуги или в наказание за свои ошибки. С этой точки зрения ваше пребывание в группе случайно, и я хочу, чтобы вы осознавали это в полной мере.
– Также я не оговорилась и насчёт остального. Чисто физически вы находитесь в информационной досягаемости ваших правительств, командования Звёздного флота и лично координатора вашей группы. Однако, всё – от способа действий в каждой миссии и до внутренней субординации – лежит на ваших и только на ваших собственных плечах. В этом смысле вы могли бы сравнить себя с «Вояджером» во время его вынужденного путешествия. Глинн Толан, коммандер Мори, ваши начальники в ваших мирах, а также и я – здесь, в Альфа-квадранте. А вы – в Неоткрытой стране. На неизведанной территории. И связывает нас с вами едва уловимый канал связи, полный пробелов и помех.
– Что это значит? Это значит, что правил, кроме вашего личного морального кодекса, нет. И одновременно это значит, что с каждого из вас по возвращении спросят за каждое его действие. Нечестно? Может быть, но это – жизнь. Хорошо обдумайте, как вы проживёте этот её отрезок.

Утара хотела уже закончить, но тут вспомнила слова Энтони Сомерса и, улыбнувшись этой мысли, добавила:
– Да, чуть не забыла. Это значит также и то, что во время миссий – во всём, что касается связанных с ними проблем, ваш советник вовсе не я, а мисс Хена. Именно она будет принимать все подобающие советнику решения, и именно она напишет о каждой миссии и о проекте в целом психологический отчёт. А я… я – всего лишь тот человек, который первым его прочитает
______________________
+ Мори Джанир, Илама Толан, «альфовцы» в ассортименте.


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
29 Октября 2014, 09:55:14 #25
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 08:36
ДС9, ангар 13


Когда советник закончила говорить, Мори перевела взгляд на координатора проекта “Альфа” и наткнулась на встречный взгляд. Коммандер явно уловила во взгляде глинна Толан, что та ждала чего-то от самой Мори, но чего? Более активного участия в совещании? Командующая станцией вздохнула. У нее тоже были свои ожидания, но видимо пора было засунуть их подальше и просто сказать то, ради чего она пришла в ангар 13 этим утром.
Мори поднялась на ноги.
-Спасибо, госпожа Рилл! - поблагодарила она Утару, - Без такого специалиста как вы команда проекта не была бы полной. Что же касается моей роли в сегодняшнем собрании… - командующая станцией сделала паузу, с легкой улыбкой глядя на кадетов - кто-то замер с ожидании, кто-то нетерпеливо ерзал на месте, кто-то с трудом подавлял зевоту, - То сообщить вам я должна о следующем. Во время ваших вынужденных каникул нам удалось связаться с руководством ваших учебных заведений и вашим начальством и обсудить ваши успехи и неудачи. Но как бы эти сильные мира сего не оценивали вас и ваши действия во время последнийх событий, а также сами эти события, больше всего их интересует, что думаете вы сами. Только вы можете ответить на вопрос, кто показал себя с самой лучшей стороны. Для этого мы произвели некоторые модификации в оборудовании вашего базового ангара…
Мори опустила руку на черную поверхность стола, и она осветилась под ее пальцами.
-Сейчас перед каждым из вас появилась консоль, с помощью которой вы сможете проголосовать за одного из ваших коллег - того, чьи заслуги во время последних событий вы признаете большими. Разумеется, у вас будет время на размышление, при желании вы имеете право воздержаться от участия, кроме того голосование будет анонимным, хотя его результаты мы сразу же увидим...
Скучное чередование заставок на экране над головами кадетов сменилось списком фамилий всех участников.
-Мистер Ракар, прошу прощения, - Мори обратилась к ромуланцу, - но вы пока не сможете принять участие в этой общей активности. Полагаю, причины очевидны. Господа, если у вас есть вопросы, вы можете их задать сейчас.
Ракар молча наблюдал за происходящим, слушал неприкрытую жесткую отповедь и разнос в адрес  федерата, совершенно очевидно заслуженную, пафосную речь советника-психолога и рассматривал тех, кого федераты назвали бы «коллегами». Но заявление коммандера станции его поистине поразило. Так вот оказывается в чем истинная суть этого амбициозного проекта, лицемерно провозглашенного Федерацией программой сотрудничества и межрасового взаимодействия. Истинная ли это суть или побочная линия – еще предстояло выяснить, однако это значило только одно – они собираются расставлять оценки, судить и возвеличивать одни расы над другими, и называть это сотрудничеством, в настоящем смысле являющемся конкуренцией.
Ромуланец не смог сдержать многозначительно надменной улыбки, он искренне и явно веселился, глядя на происходящее. Лишь покивал согласно коммандеру, дескать все понимает и не участвует, хотя большинство подробностей произошедшей на станции катастрофы и ее причин – были ему досконально известны. Причины эти говорили о том, что команда, сидящая перед ним в высшей степени некомпетентна и неэффективна, превосходство Ромуланской Империи над всеми этими расами и объединениями было очевидно.
Только Энтони подумал о том, какова вероятность, что кто-то из участников проекта обратиться к Хене за психологической помощью, ведь женщина-ференги в каком-то смысле была для каждого из них конкурентом, как коммандер Мори заговорила об анонимном голосовании.
Именно так – не высказаться вслух, обозначив, что в действиях других, казалось неправильным, или недостаточным, спровоцировав диалог, который бы позволил услышать чужое мнение, проанализировать, сделать выводы, возможно, постараться что-то изменить в себе, чтобы в следующий раз поступить по-другому… Нет, руководство решило подлить масла в огонь – двадцать молодых и амбициозных мужчин и женщин у которых еще не было возможности найти общий язык, и вот их снова-таки мотивируют конкурировать между собой. Вопреки всем принципам, на которых официально зиждется Звездный Флот.
И за кого он должен был голосовать? Энсин постарался восстановить в памяти всю цепочку событий того суматошного дня. Часть кадетов была выведена из строя. Те, кто могли, внесли свой посильный вклад в спасение станции. Как он мог выбрать между Кейрой, устроившей взрыв, и Самритой, которая с ювелирной точностью эвакуировала их с корабля. Или между Тенеком, установившим контакт с Аномалией и Квинтилией, оставшейся на ДС9 волноваться за них всех – чтобы все у них получилось.
Энтони еще раз посмотрел на список имен и прикоснулся к экрану.
Заметив, что один из кадетов уже приступил к действию, Мори обернулась к Иламе и болианке-советнику.
-Возможно, нам стоит выйти и оставить молодых людей наедине с их мыслями и друг с другом, - негромко произнесла она, - Но если оставаться, то всем вместе. Кто за небольшую прогулку?
Утара подумала, что это был бы удобный случай, если не поговорить о ночном визите, то по крайней мере упомянуть о нём и обозначить необходимость его обсудить. Касалось ли дело только чиновничьего вздора, или у её высоких гостей были веские причины для их действий – так или иначе, она всегда предпочитала открытый разговор со всеми заинтересованными лицами.
– Да, коммандер, – сазала она, – я, пожалуй, за.
Илама кивком выразила свое согласие, и женщины покинули ангар, оставив кадетов с их размышлениями.
_______________
Вместе с Ракаром, Энтони и Утарой.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
23 Ноября 2014, 11:52:54 #26
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 08:50, ДС9, коридоры станции

– Отличная идея внести соревновательный дух в скучные и однообразные отношения среди кадетов, - хмыкнула Толан, едва женщины вышли в коридор. -  А то и впрямь становится неинтересно. Зато теперь мы узнаем, кто ходит во всеобщих любимцах, а кто - среди аутсайдеров. Вот вы, коммандер, догадываетесь, за кого проголосуют? Признайтесь, кто ваш любимчик! Или вы, госпожа советник? Наверняка же вы всех изучили и сможете сказать, кого кадеты признают лучшим?
– Я не думаю, что это соревнование, - ответила Мори.
На фоне резкого тона кардассианки тон коммандера продолжал звучать мягко, и Мори уже начала не нравиться эта закономерность. Как они там говорят на Земле? “Добрый полицейский и злой полицейский”?
– Тут важна скорее способность признать чужие заслуги и воздать должное товарищу, пусть даже и в ущерб себе, - продолжила женщина, - Так что, скорее, это очередной тест, как и все здесь, и правильного ответа не существует. Хотя лично меня больше всех поразил мистер Тенек и то, как он возглавил медицинскую службу.
– А я, пожалуй, не рискну судить, пока знаю кадетов только по отчётам, – заметила Утара. – Кроме того, у меня есть к вам разговор совсем иного рода. Видите ли, этой ночью мне нанесли визит два очень важных джентльмена – легат Таррел и адмирал Солок. И мне это очень, очень не понравилось. Думаю, нам нужно это обсудить.
В ответ Мори вопросительно повела бровью. Конечно, не только вулканцам присуще это умение.
– Мистер Тенек сделал огромную работу, но почему вы так уверены, что это оценят другие кадеты? - переспросила Толан и обратилась уже к Утаре. - А вот это интересно, но не удивительно. И что же они от вас хотели? Хотя, наверное, можно догадаться...

Утара коротко рассказала коллегам историю достопамятного визита и подвела итог:
– Теперь я поясню, почему мне это не нравится. В первую очередь, потому что меня просили сделать откровенную глупость. Меня, только что прибывшую на станцию и не имеющую представления ни о психологическом состоянии командера Мори, ни о положении дел здесь и, следовательно, о том, насколько важно её присутствие, просили порекомендовать ей отпуск. То есть просили дать заключение заведомо ложное и некомпетентное. Вдобавок, какой отпуск! Такой, который заведомо не даст ни минуты отдыха. Если бы я действительно решила, что вам нужен отпуск, – обратилась Утара к Мори Джанир, – я предложила бы вам отправиться как можно дальше не только от станции, но и от докучного начальства, и от взбалмошных кадетов.
Утара шумно вздохнула и добавила, не скрывая возмущения:
– Я могла бы к этому добавить ещё несколько настороживших меня штрихов, но вполне довольно и этого. Довольно, чтобы понять, что в лучшем случае меня пытались довольно некрасивым способом проверить, а в худшем – использовать втёмную. Так вот, разрешите доложить, этого я не люблю. И очень, очень сильно.
– Благодарю за откровенность, госпожа Рилл, - ответила Мори после некоторой паузы, поскольку очевидно было, что речь советника обращена в первую очередь ей, - Честно говоря, я даже не знаю, что сказать на это.
– Отпуск, какая отличная идея, - Толан едва сдержала улыбку, потому что мнение начальства совершенно неожиданно совпало с ее собственным. - Наверняка, еще и оплатили билет на Райзу, или где теперь модно отдыхать у федеральных офицеров?
– На проекте «Альфа», – в тон ей ответила Утара. – Как я уже говорила, отпуск предлагали более чем нетипичный.
Мори пожала плечами.
– Полагаю, кое у кого еще есть соблазн считать, что я тоже отношусь к проекту “Альфа”. Придется дать им понять, что это не так. То, что программа происходит на моей станции, еще не значит, что я в ней участвую, - по холодному тону баджорки было заметно, что этот разговор ей не комфортен, - Что ж, полагаю, мы дали кадетам достаточно времени на размышление, и нам пора вернуться, чтобы вы, госпожа Толан, закончили планерку. Ведь кроме результатов голосования и объявления времени вылета за новыми участниками у вас на повестке ничего не осталось?
__________________
С Мори Джанир и Иламой Толан


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
11 Декабря 2014, 09:17:27 #27
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 08:50
ДС9, ангар 13


Во время речи советника Лайтман перестал смотреть на кого-либо, снова уткнувшись в свой падд. Конечно, ничего кроме собственного морального кодекса, точно также было и всегда, потому что устав Звездного флота - это часть морального кодекса. Нарушение устава Звездного флота или приказов командования - тоже часть морального кодекса. Всю свою жизнь мы опираемся на собственный моральный кодекс, и нарушая его - тоже на него опираемся, потому что право нарушать моральный кодекс - есть часть нашего морального кодекса, который у каждого свой.
Виновен. Виновен в нарушении устава Звездного флота, виновен в гибели людей, виновен в безалаберности, попустительстве, халатности, в никчемности, отсутствии ума, в том что занимает чужое место, кого то более достойного. Виновен. Вердикт не может быть опротестован или отменен. Виновен.
Данный мыслительный процесс никак не отражался на небритом угрюмом лице, Лайтман оставался совершенно индеферентным к происходящему и совершенно спокойным.
Голосовать - значит голосовать, какая разница. С таким же ощущением спокойной уверенности в верности выданных на исполнение приказов он бы вышел в шлюз, если бы приказали это сделать. Отложил падд, положил руку на стол, листнул список кадетов, добираясь до буквы Т. Размышлять не надо было, сомнений не было. Тенек был единственным кто от начала и до конца исполнял свой долг, спасая жизни. Жизни, загубленные и поставленные под угрозу в том числе и Лайтманом. Если бы не вулканец, количество погибших было бы на порядок больше, а может и вовсе не справились бы, если бы он рискуя жизнью не поговорил с тем существом. Единственный логичный парень, действовавший правильно от начала и до конца.

Освальду трудно было оценить работу тех, кого он не видел. Группа, ушедшая в лабораторию и экипажи катеров справились со своей задачей, и это всё, что можно было сказать. С другой стороны, работу Тенека кадет не просто видел, но и прочувствовал на себе, поэтому, несмотря на их сложные взаимоотношения, он отдал голос за своего вулканского соседа.

Первым побуждением Тенека было воздержаться от голосования. Он не думал, что в достаточной степени владеет информацией, чтобы сделать обоснованный вывод о работе участников группы «Альфа». Больше половины он не видел в деле, а по отчётам и по наблюдениям за теми, кто работал вместе с ним, получалось, что все они, включая и его самого, делали обычные вещи – то, что было необходимо, не больше и не меньше. Это было нормально. Это было обыкновенно. Не нормально было то, что случилось до прилёта аномалии, но поскольку сам Тенек не вмешался в происходящее и не попытался повлиять на ситуацию, он был не вправе осуждать других больше, чем самого себя. Так что по принципу исключения выбрать тоже не получалось.
Он был уже готов выбрать «воздержался», когда среди прочих обстоятельств обратил внимание на факт, который не слишком укладывался в картину обычного исполнения обязанностей. Он вспомнил падд, оставленный кем-то из участников группы в лазарете, благодаря которому санитары и добровольные помощники смогли быстрее обнаружить многих пострадавших. В двух-трёх случаев это «быстрее» означало «вовремя», а в одном случае даже «в последний момент». Человек, который его оставил, не просто исполнял свой долг – он сделал нечто сверх этого. Это заслуживало внимания и уважения.
Уже потом, приводя в порядок помещение лазарета, он снова обнаружил падд, и посчитал необходимым вернуть его владельцу. Изучив выложенные кадетами отчёты, он выяснил, что владельцем падда и автором заметок была Квинтилия Перим, и именно это имя он выбрал сейчас в списке.

Квинтилия Перим оглядела соседей, пытаясь по их лицам определить их намерения. На небритом угрюмом лице Лайтмана ничего не выражалось, Тенек был тоже безэмоционален, что, впрочем, в его случае как раз не было удивительным. Болианец Брол Арко, видимо, не долго раздумывал над решением, и теперь с довольной улыбкой поглядывал вокруг. Поймав его взгляд, Квинтилия поморщилась. Хена так низко склонилась над своей консолью, что ее лица не было видно, только загорелый затылок. Ракар? “Ну, этот вообще не голосует”, - подумала девушка, едва скользнув взглядом по ромуланцу.
Орионец Курш выглядел потерянным, а клингонка М’Кота - самоуверенной. Рроу что-то шепотом говорил на ухо баджорцу Криму, а Тар Мари внимательно смотрел на кого-то на другом конце стола… Трилл проследила за его взглядом и снова вернулась к угрюмому Лайтману. Самрита Баккер сидела, закрыв лицо ладонями, будто стараясь изолироваться от всей окружающей среды, чтобы ни свет, ни звуки не отвлекали ее от принятия решения…
Девушка почувствовала какое-то движение сбоку и мгновенно обернулась. Это Кейра Миррим уже закончила с голосованием и теперь крутилась на стуле. Послышался хлопок - Жантарин ударила ладонью по столешнице: “Готово!”. Кажется, все больше кадетов определялись со своим выбором. Энтони - так тот давно уже сидел, скрестив руки на груди, и ждал. Может, ей тоже стоило поспешить?
“Это игра, - подумала Квинтилия, - Не потому, что все не серьезно, а потому, что все зависит от следующего правильного хода. Я должна ее выиграть, а потому единственный правильный ход…”
Она решительно пролистала список группы, пока не появилось одно из имен, и нажала на него.
“Квинтилия Перим”.
_________________
Совместно с Артуром, Освальдом и Тенеком.
« Последнее редактирование: 11 Декабря 2014, 09:21:40 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
11 Декабря 2014, 10:42:39 #28
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

То же время, то же место

Лайтман проголосовал, координатор, советник и нач. станции вышли в коридор. Их не было довольно долго. Тенек фактически его послал, насколько послать может вулканец, но Лайтмана жгла идея и подозрение. Идея и подозрение превалировало над накатывающей депрессией, и он однозначно давал себе отчет о том, что кадет не в праве подозревать адмирала. Но это был не очень обычный адмирал, кроме того, этот адмирал имел компанию кардассианца. Даже если все было не так, даже если все было нормально и штатно, обсуждение не будет напрасным. Или будет, но по итогу посмотрим. Лайтман жаждал поделиться своим наблюдением с кем то другим, кроме вулканца. На другой стороне от Тенека сидел Освальд. Лайтман посмотрел на него отклонившись на стуле, затем снова пригнулся к столу и чуть сместился вправо, зашептал насколько мог тихо, не обращая внимания на Тенека, которому вероятно мешал теперь:
- Освальд! А ты знаешь адмирала Солока?

Освальд придвинулся чуть в сторону Лайтмана и так же тихо ответил:
- Вулканец, верно? Лично не знаком, - кадет едва удержался от того, чтобы добавить что-то вроде "бог миловал" и посмотреть, сохранит ли Тенек своё хвалёное вулканское хладнокровие, - Знаю, что он - какая-то большая флотская шишка, а что?

Глянув на Тенека, Лайтман все же встал, обошел его, и встал рядом с Освальдом, полуприсев на большой круглый черный сенсорный стол, повернувшись спиной к основной части группы. Тенеку было однозначно неприятно слушать такое про представителя его расы, но правда в конце концов не обязана быть приятной, и как бы Тенек не протестовал, Лайтман все равно чувствовал себя правым, и не могло быть иной интерпретации трудов Солока, кроме той о которой он уже говорил. Как бы то ни было, Тенеку придется послушать еще раз.
- Освальд, - тихо произнес Артур, - Солок вулканец, адмирал, начальник баджорского сектора. Лично я не знаком, но я читал его труды. Трудов у него, должен сказать, много. Его исследования очень часто посвящены нелогичности других рас, и собственно противопоставлению в этой связи вулканцев всем остальным. В основном он пишет о землянах. Я его видел недавно в обществе кардассанца. Утром. Так вот, мне это не нравится. Конечно, он имеет право тут быть, он заведует сектором. Но суть в том, мы категорически облажались на первом задании. Мы -  по вине нас самих. Если мы облажаемся второй раз, боюсь это будет не просто повод для очередного его разгромного труда, но и катастрофа для диалога всех наших рас. И если честно, я ему не верю, хоть это и вопрос не моей компетенции.
Лайтман выдохнул.

- Смотрящий сверху вниз на землян вулканец - это так оригина-а-ально! - насмешливым тоном протянул Освальд, но, мельком взглянув на своего соседа по каюте, замолчал и смущённо опустил глаза - это был уже перебор.

Тенек медленно поднял взгляд от падда. На слова землян можно было бы не обращать внимания, если бы не избыток сделанных ими неприемлемых допущений.
– Прежде всего, смотрящий сверху вниз на землян вулканец, это действительно нетипично, – заметил он, словно бы не замечая насмешки Освальда. – Однако, если вы, вопреки здравому смыслу, правы на его счёт, единственный способ избежать несправедливого осуждения – это хорошо исполнять свою работу, а вовсе не пытаться раскрыть несуществующий заговор. И наконец, я хотел бы услышать, к какому периоду времени относятся книги, которые так категорично осуждает мистер Лайтман. Если они появились недавно, их можно рассматривать как доказательство предвзятого отношения, но если им не один десяток лет, вы не можете утверждать, что адмирал Солок сохранил прежние взгляды и продолжает игнорировать факты.

- Секунду, Артур, - сгорая от стыда, Освальд старался не смотреть на вулканца, - даже если адмирал Солок не отличает нас от шимпанзе, это ведь не значит, что он станет действовать против Федерации совместно с неким кардассианцем?
Нахмурившись, кадет продолжил:
- К тому же, видеть в первом попавшемся кардассианце врага - это тоже не слишком способствует диалогу, не находишь? - всё же взглянув на вулканца и кивнув, кадет добавил, - но Тенек прав, наша работа должна быть идеальной, иначе та катастрофа, о которой ты говоришь, случится, вот только виноваты в ней будем действительно мы, а не адмирал Солок, кардассианцы, борги или ромуланские шпионы.

- Согласен, ребят. - кивнул Лайтман, - облажаться нельзя, а что касается времени - да, достаточно давно, но с тех пор я не видел ничего отрицающего его прошлое мнение, значит далеко не факт что он его поменял. Может и нет никакого заговора, а может есть. Нужно просто не попасть в ловушку.
Артур посмотрел на Освальда и ухмыльнулся, тому видимо было известно его отношение к кардассианцам.
- Нахожу, что не способствует. Стараюсь, да. Но я ни в коем случае не считаю, что вся их  раса враги. Вон взять ту же Толан, или Латака. Они ничего так. Народ не виновен в том, что иногда ими управляют подонки. Так.. собственно к чему я, работа должна быть идеальной, отлично что мы понимаем друг друга.

Освальд усмехнулся - не его одного иногда сносит в сторону расовых предрассудков. Вроде и оправдание, а, с другой стороны, это значит, что всем землянам ещё есть над чем работать.
- Тогда предлагаю координировать любые действия по проекту друг с другом. Наверняка вам в командном разъясняли то же самое, что и нам на тактике малых групп. Ну, что члены одного отряда должны быть как бы органами одного тела и знать кто, что и почему делает. Даже если остальные нас не поддержат, мы хоть чуть-чуть снизим нашу командную, так сказать, хаотичность.

- Совершенно точно так, - кивнул Лайтман. - Больше хаоса не будет. Спасибо, что выслушали.
Артур пошел на свое место, ну что ж он хотя бы высказался. От этого несколько полегчало. Да не хотя бы, намечался прогресс в отношениях и взаимопонимании, хотя бы со своими. Это было не мало.

Освальд проводил взглядом Лайтмана и в очередной раз нахмурился. Кто-то один из них слишком сильно неправ. Артур из-за желания видеть заговоры или сам Освальд из-за отсутствия такого желания? Впрочем, в команде ведь и должны быть скептики и активисты, вот только самому Макдауэлу явно была привычнее последняя роль, а тут всё как будто перевернулось с ног на голову. Сам проект Альфа тому виной, лично Артур Лайтман или всё вообще-то в полном порядке, просто сам Освальд не может отучиться от детских привычек? Кадет недовольно покачал головой, а потом наклонился ближе к своему соседу по каюте и тихо добавил:
- Простите, Тенек, я сказал не подумав. Сам не понимаю, что на меня нашло.

Тенек приподнял бровь:
– Так это действительно был сарказм? Кажется, я начинаю делать успехи в понимании ваших высказываний. Вам не нужно извиняться – вы сделали обычную для эмоционального подхода вещь: использовали наиболее распространённое мнение как заведомо верное. Я мог бы проанализировать инстинктивные, логические и культурологические причины этого феномена, но вряд ли они покажутся вам интересными. Важнее то, что среди вулканцев по-прежнему есть те, кто соответствует этому мнению, это всего лишь статистика. Варварство невозможно искоренить раз и навсегда, силами одного поколения. Каждый из нас рождается варваром и только становится цивилизованным человеком.
Тенек немного помолчал и подвёл неожиданный итог:
– Я должен в этом разобраться.

Освальд лишь сдержанно кивнул и тихо сказал:
- Надеюсь, вы поделитесь с нами своими выводами, мистер Тенек. Всё же мы в одной лодке, как говорят у нас на Земле.
“Хорошо бы ещё, чтобы подозрения Лайтмана не подтвердились”, - думал про себя кадет, - “А то, получается, на станции зреет заговор пока штатного персонала нет, а рядом только мы - кадеты, и нас вот-вот отправят куда-подальше.”

– Когда у меня будут обоснованные выводы, – уточнил Тенек. – В этом случае, разумеется поделюсь.

Освальд удовлетворённо кивнул в ответ, но ничего не сказал.

___________________________________________________

Совместно с Артуром и Тенеком


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
15 Декабря 2014, 11:42:09 #29
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 09:00
ДС9, коридоры станции и ангар 13


- Что ж, полагаю, мы дали кадетам достаточно времени на размышление, и нам пора вернуться, чтобы вы, госпожа Толан, закончили планерку. Ведь кроме результатов голосования и объявления времени вылета за новыми участниками у вас на повестке ничего не осталось?
Мори выждала паузу, но, судя по всему, глинн сочла ее вопрос риторическим и ничего не ответила. Сама коммандер так не считала, и молчание Толан почти мгновенно вызвало в ней волну раздражения, но сейчас было не место и не время его высказывать.
“А когда место и время?” - горько подумала коммандер, - “Люди в нашем положении не имеют права на необдуманное проявление эмоций”.
С этими мыслями Мори вернулась в ангар, а глинн и советник Рилл последовали за ней.
При появлении начальства кто-то из кадетов вздрогнул, кто-то обернулся, а те, кто уже успел встать со своих мест, поспешили обратно.
Дождавшись, когда ее спутницы займут свои места, Мори осталась стоять.
-Надеюсь, мы дали вам достаточно времени, - слегка улыбнулась она, вновь опуская руку на свою консоль, - Посмотрим, что у вас получилось…
Она могла бы говорить и дольше, но выбрала быть лаконичной, хотя бы потому, что это задание с голосованием по поручению адмирала Солока не доставляло ей особого удовольствия. Коммандер предпочла бы, чтобы всем связанным с кадетами, занималась Толан.
По мановению руки командующей станцией большой экран отразил имена участников проекта и количество голосов.
-Итак, на первом месте… кадет Квинтилия Перим, - Мори не смогла сдержать легкое удивление в голосе, - Мистер Тенек отстает от нее всего… на один голос. Поздравляю, кадет, - коммандер кивнула в сторону просиявшей Квинтилии.
- Не может быть! - вполголоса выдохнула Хена, - Это не честно. Тенек гораздо больше…
- Это то, что вы выбрали сами, - мягко ответила коммандер, - Если кто-то испытывает разочарование, вам придется самим с ним разобраться - внутри себя и внутри группы.
Поняв, что ее фраза была слышна гораздо отчетливее, чем она предполагала, маленькая ференги покраснела и вжалась в спинку своего кресла.
- Вас, кадет Перим, я прошу зайти ко мне в офис после окончания планерки. А у всех остальных есть 3 часа, чтобы собраться и завершить свои дела на станции. Далее, как говорила глинн Толан, вас будет ждать катер “Анадырь” и полет в Демилитаризованную зону, где вы сможете познакомиться с двумя вашими новыми коллегами. Брифинг об основном вашим задании в этот раз координатор проведет чуть позже, - Мори обернулась к Толан, и та согласно кивнула.
- Демократия и свобода выбора - это так замечательно, наслаждайтесь! - Толан усмехнулась, краем глаза глянув на экран консоли коммандера. Нельзя сказать, что она не ожидала этого решения - от федератов можно всего ждать, - и потому не была сильно удивлена. - Мисс Перим, после вашего личного поздравления у коммандера Мори возвращайтесь в команду и имейте в виду, что, несмотря на повышение статуса, ваше положение в "Альфе" не изменится.
Она обвела взглядом кадетов, которые уже начали перешептываться в желании обсудить выбор остальных участников.
- Встреча в ангаре у катера "Анадырь". Советую подготовиться к миссии и собрать все необходимые вещи. Таких удобных и комфортных условий, как на станции, вам предоставлено не будет.
Толан переглянулась с Мори и Утарой Рилл, и они вместе покинули помещение.

___________________________
Совместно с Мори
___________________________
Результаты голосования:
Артур -> Тенек
Освальд -> Тенек
Тенек -> Квинтилия
Квинтилия -> Квинтилия
Кейра -> Квинтилия (через личное сообщение)
Энтони -> ни за кого не голосовал (через личное сообщение)
Online  
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 19
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS