* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Октября 2017, 22:41:11 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 19
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
08 Июля 2014, 17:07:04 #0
Мори Джанир

Сезон 3, Эпизод 2 "Кто посеет ветер"

Август 2384 г.
Первое задание участников проекта "Альфа" - уникальной программы по межвидовым взаимодействиям - закончилось печально. Станция ДС9 все еще оправляется от встречи с таинственной Аномалией из Гамма-квадранта, некоторые участники и тренеры проекта  покинули его.
Сумеют ли координатор Толан и коммандер Мори убедить свое начальство продолжать учить новое поколение будущих офицеров не только пользоваться незнакомыми технологиями, интегрировать ее с собственными, управлять чужими кораблями, но и понимать незнакомый, порой враждебный менталитет, находить общий язык с бывшими врагами и действовать в общих интересах?
Вернутся ли кадеты на станцию, сумеют ли они справиться с потрясениями ужасного 5 августа и смотреть в будущее с новой надеждой? Какие новые знакомства и приключения их ждут?
« Последнее редактирование: 27 Марта 2016, 21:32:29 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
08 Июля 2014, 17:08:09 #1
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 2

16 августа 2384 г., 16:49
Зал для совещаний


- … Ну и на этом, пожалуй, все? - в голосе легата Таррела звучала неприкрытая скука.
Тяжело облокотившись на стол в одном из залов для переговоров ДС9, кардассианец адресовал свой вопрос адмиралу Солоку. Вулканец, прямой как палка, продолжал длинным узловатым пальцем пролистывать информацию в падде, со свойственной ему педантичностью стараясь не пропустить ни намека на необсужденную тему.
“Мы тут все как мухи у палаку в паутине, вот ведь прицепился”, - с досадой подумала коммандер Мори, сравнив главного по Баджорскому сектору с гигантским пауком, обитающим на одной из лун Бэйджора.
Баджорка покосилась на Иламу Толан. Вдвоем они сидели напротив двух высокопоставленных лиц, прибывших проинспектировать ремонт на станции ДС9, а заодно решить, продолжить ли проекту “Альфа” свое существование. Хотя больше это было похоже на экзаменацию двух нерадивых учениц двумя строгими профессорами - уже долгие три часа они вчетвером разбирали отчеты коммандующей станции и координатора проекта, написанные о случившемся более полутора недель назад частичном разрушении станции и очень спорном окончании первой совместной миссии талантливых молодых людей, отобранных с разных концов Альфа-Квадранта с целью научиться работать вместе и преодолевать рассовые предрассудки.
Эти три часа казались бесконечными. Мори уже начала забывать, что было сказано в начале встречи...
- Ах да, вот еще… - палец адмирала Солока, наконец, остановился и обвиняюще уткнулся в одну из фраз.
“Только бы не про меня, только бы пронесло”, - не смогла сдержать мысли баджорка.
- Тут сказано, - занудным скрипящим голосом начал адмирал, - что координатор Толан, придя в сознание после своего ранения, не предприняла попыток собрать кадетов и убедиться в их безопасности. Это следует из отчетов мистера Курша, мисс М’Коты и кадета Рроу. Они утверждают, что с ними никто не пытался связаться, не осведомлялся об их статусе, и они были оставлены сами по себе. Это недопустимо, госпожа координатор.
Вулканец устремил пронзительный взгляд темных, блестящих, как у ворона, глаз на глинна Толан.
Взгляды кардассианки и баджорки наконец-то совпали - им обеим этот процесс "совещания", более похожего на допрос, не сильно нравился.
Толан только недавно покинула лазарет, и по возвращению на ДС9 практически ничего не видела, кроме стен своего кабинета: отчеты, отчеты, отчеты. Ремонт, переводы кадетов, рапорты о состоянии станции - и собственные многостраничные отчеты о проведении первой миссии. Как там она звучала? Совместная модернизация катера? Да, и отчет о катере тоже.
- Вы, наверное, не обратили внимание на то, что только что говорила коммандер Мори, - быстрый взгляд на баджорку. - После столкновения с аномалией не работала внутренняя связь, как указано в этом отчете, - она пододвинула вперед один из паддов. - И нашей первостепенной задачей было восстановить функционирование станции, а также определить причину внешней угрозы. Чтобы и было сделано в том числе благодаря кадетам, их заслуги я отметила здесь. Ах нет, здесь, - она перебрала несколько паддов. - Когда системы, в том числе связи, были восстановлены, медики и добровольцы занялись раненными. Еще вопросы? - она устало откинулась на кресло.
Эта волокита ужасно утомляла.
- Пока еще это не вопрос, - невозмутимо ответил вулканец, - скорее, замечание. Прошу вас учесть, госпожа Толан, что вы не правильно понимаете вашу роль в цепочке командования на этой станции. Никаких “мы”, когда дело касается функционирования станции, для вас не существует, вы - не персонал станции, и уж тем более не первый офицер, ваша задача - исключительно забота о безопасности кадетов, постановка им заранее согласованных заданий и направление их работы в наиболее рациональное русло. Работа станции - это задача коммандера Мори.
- Я же говорила, - прошипела баджорка.
- А вы, коммандер, - Солок развернулся к коммандеру, - должны более четко определять круг обязанностей всем, кто находится под вашей ответственностью. У вас, между прочим, стажер Тенек продолжает работать в лазарете, несмотря на то, что он - не персонал станции. У вас еще есть какие-нибудь комментарии, коллега? - адмирал Солок вопросительно уставился на кардассианского легата.
- Я отлично понимаю свою роль, адмирал... - Толан хотела вновь пуститься в объяснения, но под взглядами адмирала и легата замолчала и уткнулась в падд. Этот, в отличие от предыдущих, содержал так и не дочитанный ранее роман.
- Как я уже говорил ранее, я не нахожу станцию и ее экипаж готовыми к ведению проекта "Альфа", и, как показал этот случай, я был прав, - кардассианец говорил спокойно, но это почему-то всех раздражало. - Но в любом случае, решение принято - место дислокации глобально переноситься пока не будет. Однако, я бы хотел лично убедиться, что коммандер Мори способна обеспечить функционирование проекта на вверенной ей территории. Я уверен, - обратился он к баджорке, - что все необходимые кадровые перестановки в составе экипажа уже сделаны, и в дальнейшем обойдется без привлечения участников проекта "Альфа".
- Если только участники проекта “Альфа” сами этого не захотят, - коммандер скрестила руки на груди, - Я написала о своих предложениях в отчете для адмирала Солока, в приложении 2, пункт 1.15, и он не возражал. Разумеется, вы можете лично посмотреть на результаты, в любое время.
- Я не закончил, - поднял ладонь кардассианец, говоря при этом все так же раздражающе спокойно, - Пока я не убежусь, что станция и персонал коммандера Мори функционируют как следует, а ремонт полностью закончен, занятия кадетов должны быть перенесены в другое место. У вас есть пять дней, чтобы придумать новый учебный план и согласовать его с нами, не так ли, коллега?
Вулканец утвердительно кивнул.
- К тому времени, как начнут возвращаться участники проекта “Альфа”, вы должны быть готовы к общему сбору и иметь четкую программу, которую кадеты сразу же начнут выполнять. А на сегодня совещание закончено.
______________
Вступительный ход, написано совместно с Иламой Толан
Продолжение следует скоро...


May we all walk with the Prophets...
Offline  
08 Июля 2014, 17:24:26 #2
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

16 августа 2384 г., 16:49
Зал для совещаний


На этой ноте совещание закончилось, и женщины были оставлены наедине.

- Вообще-то они правы, - безрадостно заметила Толан. - На станции, пока она в таком состоянии, проект продолжаться не может. Если только не разработать для них программу по восстановлению станции - жаль только, механиков у нас маловато, - криво усмехнулась кардассианка.

Что можно успеть сделать за пять дней, оставшихся до прибытия кадетов, она себе слабо представляла. Точнее, идеи были, но за пять дней не так-то просто полностью поменять концепцию плана проекта "Альфа", которую утверждали на всех уровнях последние полгода. Почему-то варианта "что делать, если в первый день на станцию нападет гигантская разумная аномалия" там не предусматривалось.

О том, какое отношение аномалия имела к глинну Толан, ей уже успели рассказать, и поэтому о происшествии она предпочитала вообще не вспоминать. Что было довольно просто, учитывая, что этот эпизод ее память не зафиксировала.

Баджорка пожала плечами. Похоже, тот факт, что Толан придется срочно перекраивать программу ее не сильно взволновал.

- Но в вашем изначальном учебном плане в любом случае были предусмотрены тренировочные миссии не на ДС9, а на других планетарных базах, а также на борту кораблей. Конечно, за пять дней сложно будет что-то организовать, но в качестве одолжения вам я смогу воспользоваться кое-какими связями и сделать несколько вызовов знакомым. Но кроме этого нам нужно многое обсудить до возвращения на станцию основного состава проекта “Альфа”, чтобы ответить на все их вопросы, которые несомненно возникнут…

- Был. На шестом месяце проекта, - уточнила Толан. Баджорка решила пойти по наиболее простому пути, и вместо усиленного восстановления станции и экипажа ДС9 отправить проект куда подальше до разумных времен. - И сейчас это место не готово принимать участников "Альфы", как и участники "Альфы" еще не готовы выполнять это задание. Но, если у вас есть варианты, - кардассианка сделала неопределенный знак рукой.

Интересно будет послушать. Кажется, до этого Мори служила на маленькой планетке в баджорском секторе, но Толан надеялась, что та имеет в виду что-то более подходящее.

-  Какие именно вопросы у нас остались? Если вы имеете в виду, что не все участники смогут продолжить участие в проекте, то это уже решено, и список новых кадетов будет предоставлен - разумеется, когда проект будет продолжаться на станции.

- Дело не в том, есть у меня варианты или нет, - прищурилась баджорка, - А в том, что они в любом случае должны появиться в течение 5 дней, вне зависимости от того, что вы напланировали через 6 месяцев. В конце-концов, проект - это ваша ответственность и ваша карьера, мне же достаточно управления станцией, как и сказал адмирал Солок. Но в рамках всеобщего настроения сотрудничать я предлагаю свою помощь, а вот использовать ее или нет - решать вам. Но, конечно, если вы ждете, что я прямо сейчас выдам несколько вариантов на выбор - то вряд ли это получится, как я уже сказала, сперва мне нужно сделать несколько вызовов и собрать информацию. Что же до новых кадетов - чем быстрее вы начнете рассматривать кандидатуры, тем лучше. Кажется, несколько новых заявок уже поступило?

- А ваша ответственность - предоставить станцию под проект. Справитесь за 5 дней? - Толан выдержала паузу. - Так что если вы хотите заниматься не перекидыванием ответственности, а совместной работой, я с удовольствием рассмотрю ваше предложение. Список новых кадетов уже готов и согласован с руководителями проекта, - коротко добавила кардассианка. - Вам он будет предоставлен, когда будет определено место проведения проекта.

- А о восстановлении станции за 5 дней легат и не говорил, - Мори скрестила руки на груди, - Этот срок нам… то есть вам, дан на то, чтобы придумать другое место. С моей помощью. Я ее предложила сейчас и предложу в более развернутом виде к 21:00 сегодня, но вы не обязаны соглашаться и можете придумать свои варианты. И если вас не устроит мое понимание совместной работы - можете подать прошение о переносе проекта в другое место на постоянной основе. До встречи, глинн Толан!

Баджорка развернулась на каблуках и вышла из зала совещаний.

__________
Совместно с Мори Джанир
« Последнее редактирование: 08 Июля 2014, 17:40:53 от Мори Джанир »
Offline  
08 Июля 2014, 22:45:43 #3
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

ДС9-Баджор-ДС9, с 6-го августа по настоящее время

Утро 6-го августа было самым скверным из всех утр за всю его жизнь. Их эвакуировали на Баджор, Лайтман не понимал что происходит, он бредил. Поначалу удивился, обнаружив в каюте еще и Латока с Кейрой на полу, а себя на койке. Артур не помнил что бы видел их или общался с ними после прилета Анадыря, но вышло так, что проснулись утром все вместе, вместе с пустыми бутылками на полу. Что скажет командование - Лайтману было в этот момент все равно. И дальше он бредил, ему казалось что они отступают, уходят от станции, в то время как там идут боевые действия, отступление было ничем иным как дезертирством в этой ситуации. Картинка станции резко сменилась растянутыми звездами, и Артур перестал смотреть в окно. Кажется он кого то предал, коммандера, с которым летел сюда, миссию, союзников, коллег по Альфе, кого то с острыми ушами, существо.. то самое голодное космическое существо, потом снова союзников и под конец учительницу вместе со всем экипажем Дип Спейс 9.
И ее, нет, ее он не предавал, это она предала его.
На Баджор прибыли через 3 часа, весь его бред оказался сном, и Лайтман неплохо выспался за время перелета. Однако же произошедшее 5-го августа никак не было сном, это будет теперь его вечным укором, долгом, который он никогда не будет в состоянии оплатить, виной, которую он никогда не будет в состоянии искупить. Лайтман вышел на посадочную площадку для транспорта после всех, подставляя лицо свежему баджорскому ветру. Общаться не хотелось ни с кем, хотелось что то делать, тупо и методично. Кадет Лайтман попросил распределить себя на сельскохозяйственные работы в любую деревню, что с ним и сделали. Любой труд важен и нужен, никакое общество не станет высокоразвитым, пока не поймет что пахать поле - такое же достойное занятие как и развитие высоких технологий. Мало того, что достойное. Это занятие дарило душевный покой, единение с природой, занятость тела. Семья, что приняла его к себе - напоминала ему нечто похожее на то, что он читал в исторических книгах о Земле.  
К концу дня возвращалась реальность. Лайтман уходил к горам и читал учебники для 5-го курса Академии Звездного флота. Все что будут проходить на 5-м курсе - он должен был знать заранее. Кадет сидел на поверхности, прислонившись спиной к скале и читал. Теплый камень за день нагретый баджорской звездой - приятно грел спину, к ночи всходили две из баджорских лун, и где то в той же стороне в этот момент было прямое направление на станцию ДС9. Артур молча смотрел на это все и сердце щемила тоска. Тоска, собственная вина и обида. Ощущение одиночества, которое он никогда ранее не испытывал так остро. Родителям он звонил по видеосвязи с Баджора, вкратце описал произошедшее на станции, успокоил и ободрил их.
Спустя две недели его вызвали на станцию, кадет собрал вещи и поочередно обнял всех из этой баджорской семьи, что приняли его и позволили работать вместе с ними. Отца-главу семейства, его жену, их родителей и трех уже довольно взрослых их сыновей. Слова благодарности у Лайтмана вышли неловко, но его проводили очень по доброму.
Спустя 4 часа он уже подлетал к станции.
« Последнее редактирование: 08 Июля 2014, 22:54:21 от Артур Лайтман »
Offline  
09 Июля 2014, 15:01:22 #4
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

21-е августа, вечер. Транспортный корабль, потом ДС-9

Хорошая книга – вот лекарство против плохой дороги, конечно, если вы не идёте пешком. Дорога может быть тряской или просто длинной, но волшебные страницы, наполненные чувствами и событиями, не дадут вам отвлекаться на мелочи.
В дороге Утара читала Шекспира. Не то, чтобы она могла считаться знатоком земной литературы, но кто в галактике не знает Шекспира? Про галактику конечно сильно сказано, да и про Шекспира в целом тоже, но уж «Гамлета» в цивилизованном сообществе не видел только слепой.
Всё же интересно, почему именно «Гамлет», думала Утара, заложив пальцем книгу на словах «о женщины, вам имя – вероломство». «Ричард III», к примеру, драма не менее сильная, а «Макбет» – не менее сконцентрированная, но «Ричарда» или «Макбета» ваш самый образованный собеседник может не знать, а про «Гамлета» хотя бы слышал.
Возможно, дело в том, что в первых двух заметное место занимает гражданская война. Тиран совершил преступления и пришёл к власти, вызывал гнев всего общества и его свергли. Драма страны отодвигает личную драму на задний план, потому что в таких обстоятельствах она есть едва ли не у каждой семьи. Да и не слишком сейчас актуальны гражданские войны. А в «Гамлете» всё иначе. Войны упоминаются, но не идут прямо сейчас и не от них зависит исход событий. Каждый читатель или зритель понимает, что такое может случиться даже в наши дни, но не думает об этом, не анализирует. Каждому понятны и близки чувства молодого человека, который уезжал учиться счастливым человеком и знал, что позади остаётся семейный очаг, а вернулся на пепелище. Пусть целы стены, пусть живы люди – все, кроме одного, – но маски сорваны, и вместо родных лиц его окружают лица чужаков или предателей.

Ей сразу же захотелось с кем-нибудь поделиться своими мыслями, как всегда в таких случаях, но под рукой никого не было, и Утара просто устроилась в кресле поудобнее, возложив ноги на причудливую скамеечку и снова раскрыв книгу. Прекрасное было издание! Эта серия включала в себя самые известные произведения – по двенадцать от каждого из миров Федерации, причём каждая книга непременно издавалась в традиционной для своего мира форме. Что-то было в самой возможности перелистывать страницы, перебирать нанизанные на шнурок пластины, крутить узорчатую ручку «бесконечного» свитка. Это вам не падд, в котором сегодня кардассианский циклический роман, а завтра райзианские любовные песни! Это нечто материальное, весомое и относительно неизменное. Если внутри этого томика Шекспир, то он и завтра и послезавтра останется Шекспиром, и никуда не денется из своего переплёта.
Утара погладила твёрдый уголок обложки и вернулась к чтению.

Стыковка со станцией началась как раз в тот момент, когда Утара добралась до разговора Гамлета с Гертрудой. Несмотря на то, что болианка видела четыре разных постановки этой трагедии (одна из них была клингонской), этот момент всегда волновал её. Нелепая гибель Полония словно разрубала сюжет надвое – всё, что случилось после этого, было уже необратимым потоком, каждое слово становилось шагом к развязке. Для Гертруды это был первый шаг к почти потерянному сыну, первые искренние слова сказанные ими друг другу не только с начала пьесы, но и с того дня, когда Гамлет, вернувшись, впервые ступил на землю Дании. Именно здесь начиналось её превращение из слабой женщины в ту, которая не выдав ничем страшного сомнения приняла яд, предназначенный её сыну.
Не отрываясь от книги, Утара проделала большую часть пути, и лишь когда громоздкая кардассианская дверь с тихим рокотом начала откатываться в сторону, опомнилась и убрала книгу в сумку. В отличие от книг, течения и бури реальности ждать никого не станут.
« Последнее редактирование: 10 Июля 2014, 12:37:06 от Утара Рилл »

«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
09 Июля 2014, 21:54:47 #5
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

ДС-9, с 6-го августа по настоящее время

Слова адмирала о том, что «стажёр Тенек до сих пор работает в лазарете» были правдой, хотя и неполной. Впрочем вины адмирала в этой неточности не было: никому просто не пришло в голову известить его, что стажёр Тенек не только работает, но и живёт в указанных координатах станции Deep Space 9. После того, как вся информация, которую он мог предоставить врачам, была предоставлена, и необходимость в его пребывании рядом с пациентами отпала, стажёр вернулся на станцию в разгромленный лазарет. Было чем-то само собой разумеющимся, что раз он имеет хоть какое-то отношение к станции, то должен сделать всё возможное, чтобы лазарет начал функционировать как можно быстрее. Никто с этим особенно не спорил. Руководить восстановлением лазарета назначили лейтенанта медицинской службы Петерку. Петерка был человеком пылким и весёлым, но здравомыслящим, и увидев шкафы, со свихнутыми дверцами, разбитые приборы и прочие признаки разрухи, быстро смекнул, что разгребать это безобразие вдвоём гораздо приятнее, чем в одиночку, и Тенека прогонять не стал.

Целыми днями медики отделяли злаки от плевел (то есть целые приборы от повреждённых), что могли – чинили и отлаживали сами, что не могли – сдавали усталым и раздражительным инженерам, меняли покорёженные дверцы шкафов, составляли стремительно растущие списки недостающих вещей, а также вносили изменения в медицинские карты пострадавших сотрудников станции.
Каждый вечер в 23-00 Петерка отправлялся спать на «Фредриксон», с тем, чтобы вернуться к работе в 6 утра, и первые четыре дня Тенек поступал точно также, с той разницей, что возвращался значительно раньше. Однако сразу же после того, как инженеры привели в подобающее состояние санитарный блок лазарета, вулканец счёл такие путешествия нецелесообразными и временно оккупировал помещение лаборатории.

Периодически трудящихся в лазарете навещала начальнца Петерки коммандер Ноукс. Эта шумная женщина гренадёрского роста с голосом, рядом с которым скромно замолкли бы даже Иерихонские трубы, врывалась в лазарет и, как генерал охватывает взглядом поле битвы, обозревала достижения Петерки и Тенека.
– Здесь закончили? Отлично! А это что за куча?
– Это инженеры принесли, – ворчал Петерка, – с них и спрашивайте.
– Разговорчики! – возмущённо восклицала Ноукс, но улыбка озарявшее её длинное, неправильное, но при этом удивительно приятное лицо, наглядно демонстрировала, что «разговорчики» были неотъемлемой частью их с Петеркой будней, и что к Петерке она благоволит.
В ответ лейтенант становился во фрунт и гаркал голосом исправного служаки:
– Виноват, адмирал!
– Вольно, подхалим, – смеялась в ответ коммандер, – работайте. «Ли Налас» выписал четверых, мы двоих. Запросите обновление данных.
Порой, от шума, который поднимали эти двое у Тенека закладывало уши, но он не высказывал возражений. Не только потому что это была какая-то непонятная ему земная традиция, и не только потому что лейтенант Петерка и коммандер Ноукс были добросовестными людьми и квалифицированными специалистами. В конечном счёте они ему просто нравились.

Домой Тенек написал ещё с «Фредриксона». Письмо его начиналось словами: «Благополучия и мира моей семье. Из-за возникших на Deep Space 9 проблем, в ближайшие две недели я буду занят на станции и не смогу приступить к поискам информации о джо’лаа сразу… » Вулканец справедливо рассудил, что о проблемах на станции задолго до его письма должны были сообщить в новостях, и если по каким-то причинам к этому моменту списки погибших и пропавших без вести не были опубликованы, само его письмо свидетельствовало о том, что он жив, а содержание письма – о том, что он не перенёс тяжёлых ранений. Таким образом не было никакого смысла писать лишние слова.
Однако это не значило, что Тенек выбросил случившееся из головы.
Во-первых, во всём этом было много пищи для размышлений, во-вторых, с этими событиями его по-прежнему связывал долг лекаря. И хотя лечением наиболее пострадавших занимались теперь более опытные врачи, Тенек считал себя ответственным за результаты этого лечения, как врач, работавший с пациентами на начальном этапе.
В-третьих, велось расследование событий на станции – вполне деликатное по отношению к молодым участникам проекта, но и столь же настойчивое. Не один раз каждому из них пришлось отвечать на вопросы, а для Тенека это означало необходимость как можно быстрее и точнее сформулировать своё отношение к случившемуся. И хотя перед первым контактом с Аномалией в разговоре с кадетом Лайтманом он высказался о действиях старших офицеров весьма резко, сам контакт убедил его в том, что в действительности их действия не содержали фатальных ошибок: прикоснувшись к разуму существа, Тенек помимо прочего убедился и в том, что оно почти наверняка не сумело бы расценить как контакт с иным разумом никакой иной способ обращения. В его сознании не было такой альтернативы, а стало быть любые сигналы оно бы восприняло всего лишь как явление, возможно странное, но не связало бы их с деятельностью разумных существ. В то же время некоторые виды воздействия могли показаться существу неприятными, а это означало его непредвиденную реакцию. Быть может, имея доступ к информации о структуре существа, старшие офицеры поняли это и решили не рисковать целостностью станции и жизнями людей ради ничтожной вероятности контакта? Если так, они были правы, а суждение самого Тенека было недостаточно обоснованным и потому не подобающим. Безжалостно разделавшись с самим собой, вулканец подвёл черту под этим вопросом и поставил себе на вид необходимость больше доверять действиям старших по званию, даже если они склонны к проявлениям несдержанности.

И наконец была четвёртая причина, из-за которой вулканец продолжал мысленно возвращаться к минувшим событиям – это эпизод с ментальной проекцией, жертвой которой оказался Макдауэл. После некоторых колебаний он написал об этом своему научному руководителю доктору Стораку. Сторак не был ни близким другом, ни членом семьи, но он пользовался уважением своего ученика и из всех людей, компетентных в этом вопросе, он единственный не был совершенно чужим.
Ответ его был несколько неожиданным.
«Прежде всего, – писал он, – ты должен понять, что ни один даже самый опытный телепат не застрахован от подобного случая. Сама природа телепатии такова, что случайные взаимопроникновения телепатических полей не только теоретически возможны, но и занимают своё место в статистике. Будь я с тобой на станции, я мог бы дать тебе точный ответ, но даже и сейчас я склонен считать, что проблема не так велика, как показалось тебе, и лежит скорее в области психологии, чем в области медицины. Ты написал, что сумел определить источник этого события в прошлом и понять как это связано с недавними событиями, следовательно ты сделал существенный шаг в решении проблемы. Также, ты писал, что не ощущаешь никаких последствий случившегося сейчас, и это позволяет мне допустить, что помимо твоих собственных усилий произошло изгнание подобного подобным: небольшая авария вызвала к жизни эту ментальную флуктуацию, большая – непрерывным потоком проблем изгладила её.
Однако, если я ошибаюсь, и последствия окажутся более значительными, тебе может понадобиться кто-то, кто сможет посмотреть на ситуацию со стороны и дать разумный совет. Я мог бы исполнить эту обязанность, но считаю это неверным. Ты принял участие в проекте, чтобы научиться взаимопониманию и доверию с представителями других рас, так начни с того, чтобы оказать доверие тому, кто будет поставлен руководителями проекта на роль советника».
Тенек закрыл письмо и несколько секунд смотрел на пустой экран. Сторак был прав: имея перед собой определённые цели нельзя избегать этапов их достижения, и трудность каждого этапа – не причина для отступления. Если учитель прав и в остальном, и Тенек не представляет собой угрозы для пациентов, проблема снимается сама собой, если же он ошибается, было бы неразумно избегать консультации квалифицированного специалиста. И всё же Тенек предпочёл бы, чтобы Сторак не ошибался.
_
« Последнее редактирование: 28 Июля 2014, 10:28:29 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
09 Июля 2014, 23:28:48 #6
Этел Норин

Re: Сезон 3, Эпизод 2

6–21 августа, ДС9


Хаос упорядоченный, родившейся из хаоса стихийного нравился Этел гораздо меньше своего внезапного собрата. Наверное, дело в том, что когда бюрократическая машина Федерации умножалась на ее же кардассианский вариант, разобраться в выхолощенных до мертвого канцелярского языка сводках и отчетах могли только самые высшие ранги – остальные, по привычке, продолжали действовать, вместо того, чтобы неделю согласовывать один-единственный документ.
Глинн Норин была рада, что ее вся эта махина зацепила лишь по касательной. Коммандеру Мори и координатору Толан повезло гораздо меньше.
Пятнадцать дней лейтенант уточняла списки погибших (сообщать родственникам было прерогативой начальства), сидела на бесконечных заседаниях, выслушивая, как инженерная служба делает то же самое в своей области, проверяла кандидатуры тех, кто подавал заявления о переводе на станцию, и совершала множество аналогичных движений, призванных создать впечатление, что на Терок Нор все под контролем.
Ирония в том, что наибольший беспорядок создавали именно проверяющие службы, пытавшиеся разобраться в том, в чем разбираться не хотели.
Свободные от дежурств и дополнительной нагрузки вечера Этел коротала в компании дабо-девушек, которым в отсутствии клиентов было нечем заняться, но отдых им, тем не менее, не полагался. Показательно, что именно эти баджорки в критический момент показали себя более людьми, чем некоторые их соплеменники в форме.
Кадровые перестановки, сопутствовавшие любому инциденту подобного масштаба, женщину не радовали. Утешало лишь то, что она сама прибыла на станцию лишь недавно, и необходимость присматриваться к старому экипажу, или к новому, ей работы не добавляла.


Добро и зло – это сиамские близнецы. И если их разделить, то погибнут оба.
Offline  
10 Июля 2014, 16:07:03 #7
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

21 августа, 22.14
Каюта глинна Толан, затем шлюз №2


Проверка почты заняла больше времени, чем хотелось бы Иламе Толан. И если с рабочей она разобралась быстро и довольно успешно, а вот личная заставила поразмыслить. После происшествия на станции семья настоятельно просила ее вернуться домой. Дядя – легат Толан – даже гарантировал крайне непыльное и привлекательное место в Центральном Командовании, да и в Академии ее всегда рады были видеть снова. Несмотря на неприятную беседу с руководством, состоявшуюся пять дней назад, рекомендации на глинна оставались весьма положительными. 
Да и врачи, лечившие Толан после инцидента, поражались, как вообще она пережила контакт с энергетической формой жизни, оставивший немалые повреждения почти во всех внутренних органах кардассианки. Для восстановления ей следовало бы еще пару недель отдыхать и лечиться в санатории, а не погружаться на следующий же день после выписки в  ворох отчетов.
Она протерла глаза, которые все еще быстро уставали от любой нагрузки, и усмехнулась про себя. От рождения она была здоровой и крепкой, и сейчас пребывала в самом лучшем возрасте для активной жизни и вынашивания детей. Но судьба всячески старалась это здоровье подпортить: рука так и не вернулась к полному функционированию после войны с Основателями, а теперь еще и это. Либо надеяться, что сильный организм сам долечится, либо продолжать жить со всеми своими увечьями.

Она несколько раз возвращалась к письму из дома, такому заманчивому… Не только потому, что дома родные стены и знакомое окружение, но и потому что чувствовала – там за нее  боятся и переживают. Там она нужна живой. Здесь она тоже нужна. Но не она сама, а ее функция – координатор проекта. Кардассианин. Кто именно им будет, было безразлично.
Но собственная гордость и честолюбие – не самые лучшие качества, - не позволяли ей сейчас бросить так неудачно начавшийся проект и вернуться на Кардассию Прайм. Потому что она обещала довести его до конца – командованию проекта, своему собственному руководству в Военной Академии, и в первую очередь самой себе. А домой она слетает в отпуск.

Толан выключила свет и приготовилась было заснуть после почти бессонной вчерашней ночи, как ожил коммуникатор.
- Глинн Толан, прибыл транспортный корабль с Баджора, с советником Рилл на борту, - произнес незнакомый ей голос. За последние две недели кадровый состав станции значительно поменялся, и Толан пока не утруждала себя запоминанием всех новых баджорцев и землян.
- Сегодня? Разве она прибывает не 22 августа? – кардассианка потянулась к падду с расписанием. Все участники проекта, а также советник, значились завтрашним днем, и координатор надеялась хотя бы на одну спокойную ночь без них.
- Нет, - уверенно ответил бодрый голос (наверняка только вышел на дежурство!), - все верно, у нас прибытие значится сегодня.
- Замечательно, - опять что-то перепутали. Или поменяли в последний момент и не сказали ей. Интересно, кто занимался расписанием прибытия и отправления кораблей, уж не сама ли Мори. Почему бы ей и не встретить?.. – Уже иду.
Толан подумала, что советник не слишком обидится, если в столь поздний час координатор встретит ее без парадной формы. А то и вовсе в гражданством. А даже если и обидится, это сейчас мало волновало кардассианку.

У второго транспортного шлюза, куда прибыл корабль, было не так уж много людей. В основном – новая бригада ремонтников с Баджора, и узнать среди них болианку не составило труда.
- Добро пожаловать на станцию Deep Space 9, в проект «Альфа», - официально произнесла Толан.
– Добрый день… нет – вечер, если уже не ночь! – поприветствовала её Утара. – Кому что: вам – поздняя встреча, мне – муки акклиматизации. Но я постараюсь не задержать вас слишком сильно, а вы, надеюсь, скажете мне, когда здесь принято просыпаться и начинать день.
- Сейчас на станции вечер, - Толан провожала советника до ее каюты. С экскурсией по станции следовало бы повременить не столько из-за позднего часа, сколько из-за состояния станции. - Утренняя смена начинается в 0800, однако у советника, должно быть, свои часы работы. Более подробно о функционировании станции вам расскажет коммандер Мори уже завтра.
Толан наделась, что баджорка не решит, что раз Утара назначена в проект, а не на ДС9 в качестве штатного советника, то и отношение к ней коммандер никого не имеет.
- Завтра же на станцию пребывают кадеты, информацию о которых вам, должно быть, уже передали, - с полувопросительной информацией поинтересовалась кардассианка. В связи с последними событиями вся коммуникация работала кое-как, и о советнике могли просто забыть, занимаясь подбором новых участников проекта.

Утара шествовала рядом с кардассианкой, и со стороны это смотрелось так, словно рядом с изящной лодкой плывёт широкий трансокеанический лайнер, к тому же раскрашенный в яркие цвета.
– Что-то дали, но, сдаётся мне, информация немного устарела, – сказала она с глубоким вздохом. – Всё в чём я уверена, это в том, что паршивая волокита в кои-то веки спасла мне жизнь, а история с аномалией  создала кучу проблем всем участникам проекта. Но каких именно проблем? – вот в чём штука. Если представители государств-участниц лишили нас своего доверия и думают всю дорогу дышать нам в затылок, для психологического климата это будет прескверно. Если кто-то из них откажется от участия – это тоже будет достаточно плохо, поскольку лишит проект его полноты и завершённости. Скажите откровенно, нечто подобное нам грозит?
- Вероятно, - Толан пожала плечами. Вопросы психологии всегда мало ее занимали, а депрессии, фобии или хандру участников она едва ли считала наиболее важной из их проблем. - Я вышлю вам на личный терминал информацию о новых участниках. К сожалению, некоторые были переведены с проекта… Впрочем, об этом я объявлю на общем собрании.
О том, что место продолжения проекта также не определено окончательно, она решила пока умолчать. Советника и сама должна была видеть, что творится на станции.
- Ваша каюта, - они остановились около одной из дверей на жилом кольце, за которой скрывалась стандартная каюта, предназначенная для старших офицеров. Которых, впрочем, на станции практически не было.
Утара остановилась напротив и спросила:
– Зайдёте или пойдёте отдыхать?

__________
Совместно с Утарой Рилл, продолжение следует.

Offline  
10 Июля 2014, 16:31:34 #8
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

21 августа, 22.35, каюта Утары Рилл.

“Уж какой тут отдых”, - подумала женщина.
Оставить советника разбираться с вещами и досье на новых кадетов, а самой вернуться в свою теплую (климат-контроль настраивал температуру по желанию кардассианки) каюту было заманчиво, но потом начнется суматоха с прибытием кадетов, и времени поговорить может не быть.
- Зайду, пожалуй, - Толан пропустила советника вперед и шагнула вслед за ней.

Кардассианский интерьер мог показаться болианке непривычным, однако Толан с гордостью сознавала, что многие федеральные офицеры быстро приживались на ДС9 и отмечали, что каюты были удобнее и просторнее стандартных федеральных.
– Только выберите себе что-нибудь сами, – сказала Утара, делая жест в сторону репликатора, – за всю мою жизнь мне удалось угодить инопланетному гостю всего один раз. Это был клингон, и кажется он решил, что предложенный мной напиток – отличное испытание для воина. Так что лучше вам не рисковать и не полагаться на мой выбор.
- Рактаджино, двойная крепость, - привычно обратилась Толан к репликатору. Все равно спать придется не скоро, а глаза уже слипались.

Утара также обзавелась напитком и расположилась в кресле.
После такого начала от советника можно было ожидать тонкой дипломатии или попытки поговорить ни о чём, с целью установить контакт, но болианка начала без обиняков:
– Нам с вами работать вместе, глинн Толан, и вы – мой начальник. Все начальники для советников делятся на две категории: одни считают нас полезными членами команды, другие – бесполезным балластом, от которого требуется только одно – не путаться под ногами. Я не знаю пока к какой категории относитесь вы, но имея некоторое представление о кардассианцах не питаю особых иллюзий. В то же время, вне зависимости от вашей точки зрения, я рассчитываю на то, что вы не будете держать меня в неведении, как о плане работы с участниками группы, так и о возможных осложнениях, откуда бы они не поступили. Чем больше я буду понимать, тем больше от меня будет пользы как от полезного члена команды, и тем меньше я буду путаться под ногами.
- Вы правы, - кардассианка сделала глоток горячего напитка и уселась напротив советника. - Я считаю психологов бесполезными и ненужными членами экипажа. Но мое личное отношение не имеет никакого отношения к проекту. У нас собралось много разных людей со всего квадранта, и необходим кто-то, кто разберется во всей этой ксенопсихологической каше. У вас большой опыт общения с представителями различных рас, хоть он и касается в основном народов Федерации. Но проблема здесь не столько в том, что вулканцу трудно поладить с ромуланином. Эти молодые люди привыкли быть лучшими во всем. Поэтому их и отобрали в проект. Честолюбие, целеустремленность, лидерство - вы увидите это у каждого первого. Только большинство из них не понимает, что все остальные - такие же. Мы столкнулись с этой проблемой при выполнении первой миссии, чем она завершилась, вы знаете. Мои наблюдения по поводу каждого из членов экипажа вы найдете на личном терминале. Если вы поможете мне сделать из них команду, тогда и увидим, балласт ли вы.
– Это очень кстати, – сказа Утара, имея в виду, разумеется, информацию с терминала глинна Толан. – У меня есть пара мыслей на эту тему, и я поделюсь с вами своими соображениями, как только додумаю их до конца, но прежде чем я вернусь к ним, я хотела бы задать вам ещё один вопрос. Вы только что очень метко изложили главную проблему кадетов, но не кажется ли вам, что это – зеркальное отображение проблемы отбора, и если брать шире – проблемы тех обществ, в которых сформировались эти критерии отбора? Ведь ни у кого или почти ни у кого из ответственных за это не возникло и мысли, что можно руководствоваться каким-либо иным принципом выбора, кроме как послать “самых-самых”. У каждого общества своё понимание, каким должен быть этот “самый”, но это не сильно меняет дело. Как только речь заходит о том, чтобы сделать кого-либо лицом своего государства, этот принцип начинает работать на полную мощность. Стоит ли удивляться, что такого же мнения о себе начинают придерживаться и сами выбранные, забывая о том, что “самый” – понятие субъективное, и “самым” в том или в другом может оказаться любой встречный.
Утара отпила глоток ядовито-жёлтого напитка и подытожила:
– Так вот в чём мой вопрос: какие проблемы на ваш взгляд присутствуют во взаимоотношениях зрелых участников проекта, его организаторов, просто имеющих отношение к нему людей? Не был ли подтекст их взаимоотношений отчасти похож на то, что так непосредственно и даже непристойно выплеснулось в общении кадетов?

Толан, которая было начала засыпать на пространственном рассуждении советника, чуть не подавилась рактаджино. Еще не хватало, чтобы психолог лезла в жизнь “зрелых” участников, т.е. ее собственную. Или ее отношения с другими офицерами. Или ее отношения с коммандером Мори. Ну уж нет, она пригласила болианку в проект вовсе не для этого! Пусть занимается кадетами...
- Вряд ли, - сухо ответила глинн Толан. - Не думаю, что нечто подобное имело  место. А теперь, если вы не возражаете, я отправлюсь к себе в каюту, спасибо за приятный вечер. И советую перестраиваться на станционное время - на станции уже ночь.
– Я учту ваше мнение, – с мягкой улыбкой ответила Утара. – Но и нам, старшим, нужно постоянно учитывать, что младшие во многом – наше зеркало, даже если нам не нравится то, что мы в нём видим. Доброй ночи, координатор. Когда соберёте кадетов, не забудьте пригласить и меня.
____________________________________
Совместно с Иламой Толан
« Последнее редактирование: 08 Августа 2014, 11:23:05 от Илама Толан »

«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
27 Июля 2014, 20:48:01 #9
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

21 августа 2384 г., 22:22
Транспортный корабль “Сфера Мира”


Бейджор по ту сторону иллюминатора по мере движения катера становился все меньше. Так получилось, что энсин и двух суток не провел на ДС9 прежде, чем вернулся на ближайшую к ней планету.
Кто-то в руководстве, и Энтони подозревал, что этот кто-то куда выше по званию, чем коммандер Мори, решил, что участникам проекта не место на станции, пока ту будут приводить в порядок после разрушительного контакта с Аномалией. Кто-то забыл, что цель «Альфы» - научить представителей различных культур сотрудничать, и что большая часть кадетов прошли Академию Звездного Флота, следовательно, сроднились с мыслью, что везде и всегда каждый из них на службе, а потому обязан оказывать любую посильную помощь, где бы и в какой ситуации не оказался.
Вместо этого с участниками «Альфы», даже теми, кто серьезно не пострадал пятого августа, носились, словно ференги с латиной, отослали прочь с ДС9, назвав это каникулами. Для большинства времени было недостаточно, чтобы визит домой имел смысл, и их выбор оказался очевиден – Бэйджор.
И вот теперь они возвращались.

- Закончила! - тишину в пассажирском отсеке нарушил звонкий голос Квинтилии.
Она хлопнула по коленке паддом и удивленно посмотрела на окружающих, некоторые из которых были разбужены ее возгласом.
- Что? - пожала она плечами, - Я дала себе обещание, что прочитаю за каникулы диссертацию доктора Башира о биомолекулярной репликации, и я это сделала.
- Так вот почему ты не расставалась с паддом даже на пляже и совсем не загорела, - лениво отреагировал болианский кадет Брол Арко.
В отличие от девушки-трилла, одетой в чистенькую новую форму, на болианце все еще была свободная рубашка в яркий цветочек, а темные очки были лихо сдвинуты на лоб.
- А я и не знала, что тебе это интересно, - подала голос Хена из соседнего кресла, - Кстати, вы точно уверены, что нам ничего не будет за то, что мы возвращаемся на ночь глядя, а не завтра утром?

– С Бэйджора на ДС9 не было корабля, который бы прибывал на станцию к тому времени, когда нам приказано явиться, – напомнил Сомерс, удивляясь, как быстро подобная информация забылась многими кадетами. – Лучше прилететь вечером, чем посреди ночи.
Наверное, то же самое сказала бы Квинтилия, только он ее опередил.
Пока остальные продирались сквозь отчеты о научных исследованиях, нежились на пляже, или возделывали чужую землю, Энтони все две недели провел в одном из монастырей, где ему позволили пожить в качестве гостя.
Умиротворяющий ритм существования, более полное знакомство с баджорской религией – именно то, что требовалось землянину, чтобы подготовить себя к новым незапланированным оборотам, ожидающим участников проекта «Альфа».
Что те не заставят себя ждать, сомневаться не приходилось. Космос – зачарованное место, где ничто и никогда не идет по плану, но где человек, проявив упорство, часто может достигнуть поставленной цели.
– Жалеешь, что доктор Башир больше не служит на ДС9? – поинтересовался у девушки-трилла.
- Честно говоря, не очень, - пожала плечами кадет Перим, - Я начала читать его, потому что он служил на этой станции, но мое исследование показало, что он даже не был первым на своем курсе! Первой была доктор Элизабет Ленз. И Премию Кэррингтона ему не выдали, его опередил доктор Генри Роджет с Альтаира IV. Так что этот Башир - не лучший предмет для подражания, - Квинтилия сморщила нос и отложила падд, - Через сколько мы прилетим? Эти баджорские корабли ужасно медленные!

Освальд, до этого увлечённо тыкающий пальцами в падд, услышав предпоследнюю фразу Квинтилии прыснул, закашлялся в попытках взять себя в руки, а потом в голос расхохотался. Давненько уже молодому кадету не доводилось слышать подобную, по его мнению, околесицу. На языке крутился десяток едких и, бесспорно, не достойных образцового кадета Звёздного флота эпитетов, которыми Освальду очень-очень хотелось наградить девушку, вроде его любимого «зубрилка пятнистая», но он лишь смущённо проговорил:
– Простите, не удержался, – взяв себя в руки, он продолжил уже спокойнее, – Мисс Перим, искренне надеюсь, что, занеси Вас судьба, например, на «Титан», Вы не ляпнете что-нибудь в этом роде при капитане Райкере. Может не оценить. По крайней мере, мне так рассказал один знакомый энсин оттуда.
Освальд смущённо прикрыл лицо руками и едва ещё раз не расхохотался. Дабы не обозлить против себя остальных участников «Альфы», он прибег к самому очевидному способу – смене темы разговора:
– Как думаете, что нас ждёт? – Макдауэл весело крутил головой, переводя взгляд с одного спутника на другого, стараясь не задерживать взгляд на Квинтилии, боясь, что ещё раз не удержится, – Может сделаем ставки на то, каким будет следующее задание?

Энтони отвернулся к иллюминатору, за которым простиралась чернота космоса, украшенная россыпью звезд. Освальд был сама тактичность – похоже, Квинтилия больше времени уделяла исследованиям, чем общению с товарищами по проекту. Интересно, как она станет оценивать карьеру доктора Башира через год, когда обучение закончится, и все они получат другие назначения.
– Нескучным, – откликнулся Сомерс на предложение делать ставки. – Как думаете, они успели закончить ремонтные работы на станции?

– Может быть, – ответил Освальд, – времени-то уже сколько прошло. Интересно, а над катером-то нам дадут ещё поработать? У меня только-только начало получаться что-то реалистичное, – кадет потряс для убедительности паддом, – но всё это не имеет никакого смысла, если нас запрут в какой-нибудь лаборатории под круглосуточным надзором координатора Толан. Кстати…
Освальд выдал ещё много разных «интересно»,  «а давайте» и «кстати», пока катер летел по направлению к станции, и его не слишком беспокоило то, как ко всему этому относятся товарищи – он просто наслаждался происходящим. Может это нескучное, как выразился энсин Соммерс, задание ещё сильнее сократит численность отряда, может быть окажется последним для самого Освальда, но сейчас об этом думать не хотелось, и кадет всеми силами старался загнать эту мысль в глубины подсознания, откуда она, как всегда не вовремя, вылезла.

_______________________________________

С остальными членами отряда "Альфа", за редким исключением.


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
11 Августа 2014, 11:01:25 #10
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

21 августа 2384 года, после 23:00
Транспортный корабль "Сфера мира" - ДС9


- Искренне надеюсь, - с усмешкой сказал Освальд, - что нас не отправят драить плазмопроводы за то, что мы опять прилетим не вовремя, - в этот момент корабль состыковался со станцией, - Точнее, прилетели не вовремя, - пожал он плечами.
Вскочив на ноги и подхватив сумку с личными вещами, кадет бодрым шагом направился к шлюзу, бросив остальным беспечное: "Удачи нам всем завтра".
Кадетов никто не встречал, чему Освальд был, в общем-то, рад. Время было уже позднее, а следующий день грозил быть весьма непредсказуемым и наполненным событиями, и перед ним, пожалуй, следовало бы хорошо выспаться. Вот только спать кадету пока не хотелось. Наткнувшись на ближайший компьютерный терминал, он подошёл к нему и скомандовал:
- Компьютер, передай Глинну Толан, что кадет Освальд Макдауэл рапортует о прибытии.
"Двенадцатый час. Небось решит, что я над ней издеваюсь", - промелькнуло в его сознании, но было уже поздно - сообщение ушло. Впрочем, его сознание тут же успокоило себя, напомнив, что рапортовать о прибытии требуют правила, так что пусть координатор потерпит.
После получаса блужданий по Променаду Освальд наконец добрался до своей каюты. Его вулканский сосед и товарищ по отряду был уже там.
- Привет, сосед! - весело воскликнул Освальд и занёс руку для крепкого рукопожатия, но спустя всего полсекунды нахмурился и перевёл её в вулканское приветствие.

Тенек переехал в каюту накануне. Работа в лазарете перестала быть авральной ещё двумя сутками раньше, но эту часть кают привели в порядок и открыли для заселения только теперь.
Не всё в каюте удовлетворяло представлениям вулканца о подходящем для долгого проживания помещении. Он привык к тому, что деятельность продолжается и на личном жизненном пространстве, и обычно это пространство было действительно личным и имело если не всё необходимое, то по крайней мере достаточное для работы и других интересов. Здесь же меблировка была более чем достаточной для проживания, но недостаточной для работы. Тенек уже отправил запрос на модуль с закрытыми полками, но когда он появится, оставалось неизвестным, а разместить вещи нужно было сейчас: за несколько часов до появления Макдауэлла пришла первая посылка от родителей. Когда Освальд вошёл, Тенек как раз пришёл к выводу, что пока лучше её не распаковывать совсем – разместить содержимое грамотно было негде. Тенек поставил посылку в низ шкафа и обернулся на звук открывшейся двери.

 Ответив на приветствие землянина, стажёр сразу же перешёл к бытовым мелочам, чтобы в зародыше уничтожить возможные недоразумения:
– Здесь, – он указал на левую половину шкафа, – можете разместить свои вещи. Учитывая разницу в нашем режиме сна и бодрствования, я занял нижнюю койку, чтобы как можно меньше мешать вам. Но если вы предпочитаете спать внизу, я перенесу свою постель наверх.
- Тенек, обращать внимание на то, где спать, я перестал ещё в средней школе, - с усмешкой ответил Освальд, пока шёл к шкафу.
- В определённых пределах, конечно, - поспешил уточнить кадет, опасаясь, будто вулканец может начать убеждать его не спать в шкафу или на полу в коридоре, - пусть будет верх.
Освальд не хотел распаковываться, поэтому просто запихал сумку в шкаф и, не раздеваясь, забрался на свою койку.
- Ну, как дела на станции?
Как могли быть дела на станции? Определённо, не требовалось быть гением логики, чтобы это себе представить. Садясь в кресло и ставя перед собой графический планшет, Тенек лаконично ответил:
– С тех пор, как ушла Аномалия – удовлетворительно.
Освальд зажмурился и стиснул зубы. Вулканцы никогда не умели, а может просто не хотели поддерживать простых светских бесед. Порой кадету казалось, что проще клингона заставить надеть костюм и соблюсти придворный этикет XVII века по земному летосчислению, чем разговорить остроухого.  Да что там – проще куб боргов превратить в санаторий для детей! Да, координатор Толан явно решила пошутить, поселив их с Тенеком в одной каюте.
- Ладно, спокойной ночи, - выдавил из себя Освальд и отвернулся к стене.

Тенек приглушил свет, оставив только небольшой освещённый участок над столом, и погрузился в работу. Одна за другой из под его стилоса выходили причудливые зарисовки – непонятные (и малопривлекательные на вид) переплетения, срезы, поверхности. Через некоторое время он отложил планшет и включил портативный голопроектор; над столом возникла абстрактная фигура. Фигура была монохромной, серой. В ней не было ни одного угла, только плавные линии и всё те же странные переплетения, при этом выглядела она также непривлекательно, как и рисунки.
Заснуть сразу не удалось – Освальд не настолько устал, поэтому через минуту он перевернулся на другой бок и приоткрыл глаза, понимая, что сосед чем-то занят. Любопытство взяло верх, и он передвинулся на край койки, стараясь рассмотреть действия вулканца.
Клингонская опера, проигрываемая на половинной скорости в обратном направлении, да ещё и с постоянно меняющейся громкостью – почему-то именно эта ассоциация возникла у кадета, когда он разглядывал странное изображение. Несмотря на желание задать пару десятков вопросов, он не нашёл в себе сил даже пошевелиться, а только всматривался в серое бесформенное нечто.

Через некоторое время Тенек обернулся – словно почувствовал взгляд Освальда, и, проследив за его направлением, дал пояснение:
– Пищеварительная система лурианца. Цвет выключен.
Повернувшись снова к проекции пищеварительной системы сородичей Морна и продолжив с ней свои манипуляции, вулканец спросил:
– Я вам помешал?
- Ммм, - выдал Освальд, переворачиваясь на спину и делая глубокий вдох, а за ним ещё несколько более коротких, - Нет, всё в порядке, просто не могу заснуть. Думаю, мне нужно пройтись. Я, видимо, недостаточно устал, чтобы спать.
Кадет, кивая и улыбаясь, спустился с койки и уже почти вышел, но остановился у двери каюты и спросил:
- Тенек, вы ужинали? Я лично нет. Может дадим работу нашим пищеварительным системам?
– Я ужинал, – ответил Тенек. – А вам я рекомендовал бы не только поесть, но также принять душ и приготовить себе постель. Если будете спать в одежде, ваш отдых будет недостаточно эффективным.
“Если Вы будете разглядывать лурианские кишки всю ночь, то я не то что не отдохну, я с собой покончу!” - хотел было ответить Освальд, но в очередной раз за этот день сдержался.
- Непременно, - только и сказал Освальд, удаляясь из каюты.

Тенек проводил Освальда взглядом и, пожав плечами, вернулся к работе. Он решительно не мог понять, как можно испытывать отвращение к эффективным и очень логичным системам организма гуманоидов. Тем более, что пищеварительная система лурианцев была не просто эффективной – она была одной из самых стойких к воздействию ядов. Впечатляюще стойкой.
К счастью Тенек не намеревался заниматься гастроэнтерологическими исследованиями до утра. В 24-00 он выключил голопроектор и приступил к вечерней медитации (присвоив для этой цели баджорский половик), а в 24-52 принял душ и забрался в постель. Однако прежде чем лечь, он дополнил свой запрос на улучшение меблировки каюты, включив в него новый предмет – ширму.

“Это какой-то дурной сон!” - едва не воскликнул кадет, направляясь в сторону Променада. Коридоры станции были уже хорошо знакомы, и Освальду не понадобилась карта.
Первоначальным планом было снотворное, получить которое можно в лазарете, но, добравшись до места назначения, Освальд остановился у входа и задумался. Слишком быстрое решение. Ведь, вернувшись в каюту через минут 10, кадет мог застать своего соседа за всё тем же занятием, а может и за чем-нибудь ещё более отвратительным. Помотав головой, Освальд пошёл в сторону Кварк’с – нужно было убить время, а потом уже идти спать.
________________________________
С Освальдом


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
12 Августа 2014, 13:51:33 #11
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

21 августа 2384 г., 22:53, Каюта Утары Рилл

После того, как Илама покинула каюту советника, болианка устроилась у личного терминала читать наблюдения координатора по поводу каждого из членов экипажа. Но она не успела провести много времени за этим занятием, потому что прозвенел звонок в дверь.
Что за гости могли пожаловать в такое время?
За дверью обнаружилась очень странная пара - высокий худой вулканец с пронзительными черными глазами и кардассианец в военной форме. Последний в руках держал корзинку, в которой Утара разглядела яркие фрукты, неизвестного ей вида. Ручка корзинки была украшена золотистым бантом.
- Госпожа Рилл! - жизнерадостно воскликнул кардассианец, широким жестом протягивая болианке подарок, - Надеюсь, мы вас не потревожили?
- Добро пожаловать на станцию, - сухо добавил вулканец. Он тоже был в форме, а на воротнике поблескивали знаки отличия высокого ранга.
- Меня зовут адмирал Солок, командующий баджорским сектором. А также мы с коллегой, - он едва заметно кивнул в сторону кардассианца, - осуществляем надзор над проектом “Альфа”. И перед началом новой миссии мы хотели бы выдать вам некоторые инструкции…
- Точнее попросить кое о чем, - вставил кардассианец.

Утара присвистнула. Наверное, делать этого в присутствии адмирала и легата не следовало, но уж больно колоритная картина представилась её глазам: вулканец и кардассианец, каждый в своём классическом амплуа – такое увидишь не каждый день, особенно с доставкой на дом. Впрочем, болианка быстро оправилась от удивления.
– Входите, джентльмены, присаживайтесь и… берите что-нибудь в репликаторе. Инструкции или просьбы – то и другое лучше выдавать без спешки.
Утара покосилась на репликатор с упрёком: пить новую порцию чая с ядрёной порцией специй ей не хотелось. И вообще не хотелось пить. Она взглянула на кардассианца и указала на стол:
– Ставьте корзину прямо сюда. Если мы проголодаемся, будет что поесть, а если нет, пусть считается украшением.
- Что вам взять, коллега? - легат Таррел направился к репликатору, он явно был в хорошем настроении и наслаждался ситуацией.
- Ничего, благодарю, - чопорно ответил адмирал, присаживаясь на край одного из кресел в комнате.
- А мне, пожалуй, канар. Да-да, и не смотрите на меня так, во-первых, в этих федеральных репликаторах все равно не получить напитка достаточного качества, чтобы он повлиял на мои суждения, а во-вторых, это подчеркнет, что наша просьба…
- Инструкции, - вставил адмирал.
- Так вот, это подчеркнет, - продолжил кардассианец, - Что мы здесь в неофициальной обстановке.
Легат получил стакан с бурым напитком и занял второе кресло, держась гораздо более раскованно, чем Солок. Все в этой комнате - мебель и даже стены - удивительно шло кардассианцу и его форме, он тут смотрелся гораздо более на своем месте, чем его федеративный коллега.
- И раз у нас неофициальная обстановка, то позвольте говорить мне. Видите ли, мисс Рилл, один из первых выводов, который нам удалось сделать из прошлой миссии проекта “Альфа” состоит в том, что мы очень правильно выбрали координатора программы и место ее проведения. Вы уже познакомились с глинном Толан и коммандером Мори? Какие у вас первые впечатления?
_________________
С легатом Таррелом и адмиралом Солоком
« Последнее редактирование: 12 Августа 2014, 13:55:54 от Мори Джанир »

«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
12 Августа 2014, 14:10:44 #12
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Продолжение:

“Ах в неофициальной…” – ехидно подумала Утара и перестала сдерживать смех.
– Джентльмены, – сказала она с лёгкой укоризной, – Вы либо сперва договоритесь между собой, либо уж говорите об инструкциях отдельно, а о просьбах отдельно! Что до моих впечатлений, вы, право же, поторопились: активное общение с коммандером Мори и глинном Толан предстоит мне только завтра – боюсь, сегодня я приехала слишком поздно, чтобы полноценно пообщаться с ними и составить полноценное мнение.
В ответ Солок приподнял бровь, но говорить снова продолжил легат Таррел.
- Когда мы говорим, что правильно выбрали и координатора программы, и место ее проведения, мы имеем в виду, именно этих двух леди. Они по своемй олицетворяют дух “Альфы” и чего мы бы хотели добиться. Дело в том, что они пока совершенно не ладят. Конечно, прошло слишком мало времени, но кое-какие выводы уже сделать можно. И мы просим вас… или, как сказал бы мой коллега, инструктируем не то чтобы помирить их, но организовать им возможности для этого. У нас уже есть план новой миссии, но пусть он еще несколько часов останется секретом и для вас тоже, госпожа Рилл, одно мы пока можем сказать - станция еще не готова для тренировок кадетов, а значит, все будет происходить в другом месте. Коммандер Мори ужасно рада этому обстоятельству, ведь это значит, что какое-то время глинн Толан и юные таланты квадранта не будут путаться у нее под ногами, но вашей задачей будет разочаровать ее. Сделайте так, чтобы она присоединилась к общей группе.
- Отправьте ее в отпуск, - вставил вулканец, - Можете сослаться на меня.
Утара стала серьёзной.
– По-моему, вы несерьёзно относитесь к психологии, – сказала она,– и неправильно представляете себе роль советника. Советник никого не мирит против воли и никого никуда не отправляет – советник принимает тех, кто приходит к нему добровольно и даёт рекомендации тем, кто хочет их услышать.
– А главное, я не понимаю, зачем вам вообще об этом кого-то просить, – добавила она, обращаясь к адмиралу Солоку. – Коммандер Мори – ваша подчинённая, и вы можете дать ей любое разумное задание как старший по званию.
Утара взяла из корзины фрукт и разрезала его пополам. Одну половину она положила на тарелку перед собой, другую дружеским жестом протянула кардассианцу:
– Хотите?
- Веклава, - прокомментировал фрукт Таррел и взял свою половину, пачкая пальцы соком, - Дело не в психологии как таковой, госпожа Рилл, а в программе, в том, чтобы сделать так, чтобы ее участники работали вместе. Ведь по сути, это психологический эксперимент…
- Мы в Федерации придерживаемся иных формулировок, - холодно отозвался адмирал,- Но вы можете продолжать, коллега.
Легат откусил кусок фрукта с хищным удовольствием и заговорил дальше:
- Если участники разойдуться по своим углам, никакого взаимодействия не получится. В обязанности глинна Толан входит наставление кадетов и создание условий, в которых они смогут преодалевать свои различия. Но и сама глинн является не менее важной частью этого процесса. Ее взаимодействие с кадетами и коммандером Мори - не менее важно. И нам бы не хотелось лишаться его части в этой миссии. Что и произойдет, если Мори останется на станции.
- Я мог бы ей приказать, но более предпочтительно избежать давления, - добавил вулканец.
- Поэтому вы, госпожа Рилл, - улыбнулся кардассианец, - Лучшая кандидатура для помощи нам в этом моменте.
Фрукт Утаре понравился. Веклаву нельзя было назвать безвкусной, но вкус у неё с точки зрения болианки был тонкий и ненавязчивый. Не то что собеседники Утары! Собеседники были навязчивы и нетонки. Утара подцепила очередной кусочек веклавы вилочкой и отправила в рот, радуясь, что можно хоть несколько секунд пожевать и обдумать свой ответ. Обдумав, она постучала пальцем по падду:
– Если верить объективным данным, в критической ситуации никто на станции не разбегался по разным углам. История – как история Кардассии, так и история Федерации – знает много случаев, когда глупейшие амбиции и неспособность взаимодействовать губили экипажи и в менее трудных условиях. Здесь этого не случилось, и это первое, на что я хочу обратить ваше внимание. Второе – это то, что я не знаю ни одного случая в истории обоих государств, когда звание глинна или коммандера получал клинический идиот. И, должна вам сказать, что только клинический идиот не догадается, что идея о подобном, с позволения сказать, отпуске исходит не от меня. А понимание этого обстоятельства будет куда большим давлением, чем прямой приказ.
Утара взяла из вазы ещё один фрукт, взвесила на ладони, разрезала на две сочных половинки и закончила:
– Хотите, я просто передам коммандеру Мори ваши пожелания?
Солок и Таррел переглянулись.
- Когда от этой станции отойдет корабль и увезет кадетов к их новому заданию, нам как организаторам нужно, чтобы Мори была на этом корабле вместе с Толан, - твердо проговорил кардассианец, - Вот и все дела. Поговорите с коммандером.
Кажется, Таррел хотел сказать что-то еще, но Солок поднял ладонь, обрывая его. Несмотря на то, что эти двое не могли согласовать некоторые формулировки, они как раз работали достаточно слаженно вместе.
- Уже достаточно поздно, - проговорил адмирал, вставая, - А завтрашний сбор назначен на 8 утра, нам всем лучше успеть выспаться. Приятно было познакомиться, госпожа Рилл.
Легат тоже поднялся на ноги.
- Что ж, мы донесли наши мысли и провели время в приятной компании. Позвольте пожелать вам спокойной ночи и откланяться.
Утара проводила их до двери, не скрывая ни облегчения от их ухода, ни своей озадаченности. Когда двери закрылись, она упала в кресло и потёрла виски. Спокойной ночи! Чтоб у них самих была такая спокойная ночь как у неё! Адмиралы и легаты не бегают в гости к рядовым советникам, они вызывают советников в кабинет. Вулканцы не устраивают психическую атаку на мирных людей в компании хищных кардассианцев. Утара не знала как это понимать, но это посещение ей решительно не нравилось.

Когда за спинами Солока и Таррела закрылась дверь и они оказались в коридоре, они еще раз переглянулись.
- Как вам новый советник? - спросил адмирал.
Легат поморщился и покачал головой.
- Риторический вопрос, коллега. Ну что ж, если она не захочет помогать и быть в рядах организаторов взаимодействий, она останется просто их рядовым участником, и нам следует относиться к ней так же, как и к остальным. Жаль, очень жаль…
- Однако, ее поведение мне не понятно, - заложив руки за спину, адмирал направился прочь по коридору, - Почему все нас подозревают в антогонизме?
- Потому, коллега, что они все еще не понимают до конца своих ролей в происходящем. Но они поймут.

___________
С Утарой Рилл.
Offline  
26 Августа 2014, 21:10:58 #13
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Кварк’с, поздний вечер

В Кварк’с было сравнительно немноголюдно. Конечно, Освальд был там всего лишь один раз – 4-го августа – и то, тогда был специально приуроченный к началу проекта банкет, поэтому народу было значительно больше обычного, но даже с поправкой на это складывалось впечатление, что в баре пусто. Не раздумывая, он сел на ближайший стул около барной стойки.
Сколько Освальд себя помнил - его никогда особо не привлекали вулканцы: любую посиделку в весёлой компании они превращали если не в поминки, то уж точно во что-то вроде симпозиума, в жарких дискуссиях они вели себя слишком сдержанно, а уж об эмоциональной близости и говорить не приходилось. Теперь добавилась ещё одна причина – различное понимание понятия «дом». Освальду никогда в жизни не приходило в голову заниматься дома работой. Если уж надо поработать, то для этого полно более подходящих мест, а дом – это дом, там можно отдыхать, есть, спать, принимать гостей, но никак не работать. Особенно если рядом есть кто-то ещё! Конечно, называть каюту на станции домом было не совсем корректно, но всё равно работать и спать в одном и том же месте – это, с точки зрения Освальда, было совершенно немыслимо.
- Честное слово, лучше бы меня третьим подселили к клингону с ромуланцем и заставили поддерживать тишину в каюте, - выдал неправдоподобно измучанным голосом кадет, обхватив голову руками.
- А вы попросите вашего координатора может и подселят, - предложил ференги по ту сторону барной стойки. - Чего желаете, кадет? Кроме как нового соседства?
 Дорк вытирал бокалы и деловито поглядывал на собравшуюся публику - пока еще весьма немногочисленную. "Кварк'c" восстановили одним из первых на Променаде, но пока основными посетителями были ремонтники и первые вернувшиеся обитатели станции. Однако с каждым днем пребывало все больше народа, и скоро, уже совсем скоро, можно будет рассчитывать на рост прибыли.
- Едва ли, - с усмешкой ответил Освальд, - скорее отправит ночью обслуживать систему переработки отходов.
Чего кадет желал? Ему и самому бы хотелось в этом разобраться. Убить пару часов времени, надеясь, что Тенек заснёт? Найти более приятную на вкус альтернативу снотворному? Поднять себе настроение? Впрочем, кто как не бармен мог порекомендовать подходящий напиток, если такой вообще существовал.
- Мне нужно скоротать часок и что-нибудь выпить, чтобы лучше спалось, но чтобы к завтрашней планёрке я был в форме.
- Вулканский чай отлично подойдет, успокаивает нервную систему... - видя, как изменился лицом кадет, ференги усмехнулся и налил в стакан янтарной жидкости из очередной неподписанной бутылки, которые - всех цвет и наружностей - стояли за барной стойкой.
- Тракианский эль: то, что доктор прописал. Так что там с вашим вулканцем? - Дорк облокотился на стойку и приготовился слушать - все равно до конца рабочей смены оставалось несколько часов, а посетителей так  и не прибавилось.
- А всё равно на чай похоже, - съязвил в ответ Освальд, но, отпив примерно половину, удовлетворенно кивнул и продолжил, - Кстати, разве я говорил, что мой сосед вулканец? Ну да ладно, не важно.
Кадет осушил стакан и взглядом попросил повторить. Тракианский эль определённо понравился Освальду, и, возможно, в следующие несколько вечеров, если Тенек опять вздумает поизучать чьи-нибудь внутренности на ночь глядя, кадет станет ещё одним завсегдатаем Кварк'с.
- Да в общем-то ничего необычного он не сделал, для вулканца, - попытался изложить свои мысли Освальд, - просто устроил в нашей каюте ещё одну лабораторию и изучает в ней...уффф, - кадет обхватил голову руками, наглядно представив себе увиденное в каюте.
Ференги хмыкнул про себя: ему ничего говорить и не надо было! Кадеты стали любимым развлечением (а также потенциальными клиентами и источниками наживы) не только для Кваркс, но и для всего Променада. Особенно с тех пор, как станция перестала иметь значение важного фарпоста и превратилась, в общем-то, в захолустье.
- Про вашего соседа все знают, - деликатно ответил Дорк, то ли имея в виду действия по спасению во время нападения аномалии, то ли еще какие качества вулканца. - А вам с ним еще жить, - с этими словами ференги вновь наполнил его стакан. - Или попросить переселить, но насколько я знаю,  у вас все участники проекта, - "с причудами" - хотелось сказать Дорку, но он вовремя прикусил язык, - интересные и своеобразные.
Выпив второй стакан, Освальд подумал, что ференги на роль соседа подошёл бы куда лучше вулканца. Действительно, за пару полосок латины в неделю можно было бы добиться соблюдения определённых правил, а вулканцы ценят только логику, им нужно доказать, что определённых вещей делать не стоит. Причём обоснование это должно быть строго логичным и не допускать никаких исключений и двояких толкований, иначе остроухий всё равно сделать по-своему, при этом сочтёт себя лучше всех землян вместе взятых и будет наглядно это демонстрировать при каждом удобном случае. Интересно, а с чем приходится сталкиваться Лайтману, живущему с кардассианцем, или Самрите, соседствующей с андорианкой?
- Да уж, - с грустью в голосе произнёс Освальд, - нас всех собрали здесь для отработки межвидового взаимодействия и всё такое прочее, и уже в самом начале с этим взаимодействием начались проблемы. Причём по бытовым вопросам, а не по служебным.
Настроение у кадета совершенно испортилось. Казалось, ещё чуть-чуть, и он будет готов махнуть на всё рукой и уйти из Звёздного флота, но потом вспомнил, что завтра рано вставать и бежать на планёрку.
- А не найдётся ли у вас чего-нибудь покрепче? - собравшись с мыслями, спросил Освальд, - На случай если мой сосед вздумает от разглядывания органов перейти к лабораторным исследованиям прямо в каюте.
Ференги с сомнением посмотрел на кадета.
У него-то как раз осталось запасов покрепче разного вкуса и цвета, уцелевшего при недавних событиях на станции (официанты спасли самое дорогое!). Но вот слова коммандера, а затем и кардассианки - и это было единственное, в чем они сошлись, - хорошо отложились в памяти. Что, дескать, если хоть что-то с их кадетами... Впрочем, сейчас ни одной из них поблизости не наблюдалось.
- Вы б лучше своего соседа сюда приводили, вдвоем веселее, - Дорк достал бутылку спиральной формы из голубого стекла и плеснул на самое дно стакана.
- И спать!
- И что же такого весёлого в выпивших вулканцах? - с безысходностью в голосе спросил Освальд, - Они вообще-то пьют? Ни один из попадавшихся мне не умел веселиться.
- Это что? - кадет попытался уловить запах, но безрезультатно, - Андорианский эль?
Дорк уважительно кивнул.
- Хорошая штука. Дорогая!
Освальд с негодованием посмотрел на количество пойла на дне стакана. Внутри у кадета всё бушевало праведным гневом: "Я ведь уже давно не ребёнок! Хотя такое количество даже ребёнка не свалит, не что то меня - без пяти минут офицера Звёздного флота! Этот ференги думает, что знает всё на свете о людях?! Ну я ему сейчас..." - Освальд моментально опустошил стакан и, почувствовав растекающееся по пищеводу тепло, довольно улыбнулся. Злость как рукой сняло, и кадет с блаженной физиономией медленно произнёс:
- Великолепно! Спасибо, именно этого мне не хватало весь вечер. И теперь я ваш постоянный клиент!
Освальд осторожно встал и несколько медленнее обычного вышел из бара. Променад так и звал прогуляться ещё раз.

Где-то час спустя кадет ввалился в свою каюту. Света не было, а сосед, очевидно, уже спал. С трудом удержавшись от почти животного желания испортить Тенеку ночёвку, Освальд на ощупь стал пробираться к койке. Больно ударившись мизинцем обо что-то твёрдое, он издал скулящий звук, но быстро затих - алкоголь притупил боль. Забравшись на верхнюю койку, кадет, как и раньше, завалился спать не раздеваясь, но в этот раз отключился практически сразу - ференги-бармен не ошибся с выбором выпивки, а сам Освальд - с решением пойти в Кварк'с.

_______________________
Со всезнающим барменом-ференги по имени Дорк


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
28 Августа 2014, 14:28:42 #14
Энтони Сомерс

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Ночь, каюты.
Реплимат – коридоры станции, 07:00–07:40



Ночь Утара провела неспокойно. Муки акклиматизации, может, и терзали бы её меньше, но визит высоких чинов окончательно выбил её из колеи. «Ради всех аномалий Галактики, зачем они припёрлись?» – думала болианка, ворочаясь и пытаясь уснуть, но сон не шёл. В конце концов она сдалась и села за терминал – продолжать изучения полученных от глинна Толан данных. Два часа она перечитывала то один то другой фрагмент, делала одной ей понятные пометки, а под конец стёрла одним махом всю свою самодеятельность и душераздирающе зевнула. Утро вечера мудренее. Утро и свежая голова покажут, что есть её мысли – бред, навеянный бессонницей, или нечто более конструктивное. Утара сняла мягкий пушистый халат, любовно развесила его на спинке кресла и забралась в уютную постель.

Будильник разразился бравурными аккордами, словно ввинчивая каждую ноту в сонный мозг. Утара со стоном протянула руку и попыталась вслепую нащупать его, но вместо этого неловко задела и опрокинула на пол. «И где тут свежая голова» – саркастически спросила она себя, выползая из под одеяла и ощущая острейшее желание послать к чертям всех кадетов, координаторов, коммандеров, адмиралов и легатов вместе взятых. Послать к чертям и проваляться колодой до полудня – какая роскошь! Увы, эта роскошь была доступна только в мечтах. Бросив скорбный взгляд в зеркало из которого вместо свежей цветущей дамы на неё глянула измученная жертва бессонницы, Утара отправилась приводить себя в порядок.
Через полчаса жизнь показалась ей более сносной. Болианка даже почувствовала себя в силах отправиться знакомиться с «большим миром», и хотя мысль о завтраке всё ещё вызывала у неё чувство лёгкой неприязни, решила перед началом мероприятий заглянуть в реплимат и взять себе горячий напиток. Время приближалось к семи, и времени для неспешного чаепития было предостаточно, а там… а там, может быть, проснётся и аппетит.

Чешир на верхней полке раскатисто урчал во сне. В принципе, это не мешало, успокаивало даже, но только не в половине шестого утра, когда организм уже получил положенные восемь часов отдыха, к тому же не успел перестроился после раннего подъема в баджорском монастыре.
Энтони попробовал задремать, потом попытался читать, но предвкушение второго дня работы проекта «Альфа» делало пресной классику кардассианской художественной литературы.
Интересно, что сегодня пойдет не так? «Так» в Звездном флоте было настолько редкой удачей, что полагаться на нее не стоило.
Зевнув, мужчина стал приводить себя в порядок, а потом покинул каюту.
Он прошел по коридорам станции, еще не до конца восстановленным после контакта с Аномалией, затем свернул к Променаду. Ференги, ожидаемо, еще спали, как и прочие честные торговцы, так что оставался Реплимат.

Час спустя Соммерс все так же сидел, с трагическим видом взирая на чашку с темной жидкостью. Репликаторам, даже кардассианским, кофе, традиционно, не давался.
– Доброе утро, – поприветствовал появившуюся на пороге болианку.
– Бывало и подобрее! – улыбнулась в ответ Утара.
Она извлекла из репликатора тяжёлую цилиндроконическую кружку и устроилась за тем же столиком.
– Сразу видно, что кардассианцы – люди основательные,  – сказала она, поворачивая кружку в ладонях, – У вас – (она имела в виду землян) – чаще всего нижнее основание меньше верхнего, как будто ваши чашки пытаются оторваться от стола и улететь.
– Следует ли из этого вывод, что кардассиане – люди более практичные? – немного философии с утра с лихвой компенсировало отвратительный вкус и полное отсутствие аромата кофе. – У чашек с устойчивым основанием меньше шансов перевернуться и залить приборную панель.
Энтони смотрел на женщину, и думал, что ее улыбка, невероятно заразительная на самом деле, не соответствует скепсису относительно качества этого утра. На его взгляд пока все шло просто прекрасно – до сбора участников проекта еще целый час. К тому же энсин заметил, что вид на пустой Променад умиротворяет.
Утара засмеялась:
– Практичные люди не будут пить чай на приборной панели! Так что, как видите, мои утренние рассуждения имеют свои слабые места.
Она собиралась спросить, работает ли её собеседник здесь на станции или участвует в проекте, но тут сообразила, что уже видела это лицо в одном из личных дел участников.
– Подождите-подождите, вы ведь из проекта «Альфа»! Мистер… Сомерс?
Утара хорошо запоминала людей, с которыми встречалась, но узнавать инопланетян по голофото всегда было труднее – снимки либо не передавали мимику, либо передавали какой-то жалкий её фрагмент. Но в данном случае ошибиться было невозможно: действующий офицер Звёздного флота был в проекте только один, и форма её собеседника была надёжной подсказкой.
– Чай, возможно, нет, – кивнул мужчина, – но что-то другое – вполне.
То, что болианка его узнала, значило, что она сама имела отношение к проекту. В свой первый день кадеты так и не успели познакомиться со всеми наставниками.
– Энсин Сомерс, – он виновато улыбнулся.
Устав Звездного Флота предполагал обращение по званию, если их разговор из философского успел трансформироваться в официальный.
– А чему будете учить нас вы?
– Утара Рилл, советник, – представилась в свою очередь болианка, ставя кружку на стол и протягивая энсину руку (на болианский манер ладонью вниз) и добавила:
– А учиться вы всему будете сами, я, как и все советники, просто буду находиться под рукой на всякий случай.
– Энтони, – зачем-то добавил, отвечая на приветствие женщины. – В прошлый раз у нас, – подразумевал участников проекта, – не слишком хорошо получилось справиться самим. Но тогда вас под рукой еще не было, не так ли?
Если она советник, то во время аномального кризиса, должна была бы помогать... со всем, что они делали для спасения станции и ее экипажа, но он не помнил, чтобы видел ее тогда. Хотя, если учесть, по какому маршруту они бегали с Квинтилией и остальными, не исключено, что самое интересное он как раз и пропустил.
– Вы прилетели недавно?
– Вчера.
Утара пригубила напиток. Кисло-сладкая, пряная и ароматная жидкость приятно бодрила и прогоняла остатки сонливости. Болианка вздохнула и сказала:
– Видите ли, Энтони, – она назвала энсина по имени, потому что он сам назвал себя так во второй раз, и ей показалось, что это обращение было для него предпочтительным, – если бы я была там, я бы не сделала ничего волшебного. Если бы мне хоть немного повезло, я бы или лежала со сломанной ногой, или оказалась взаперти в каком-нибудь отсеке. Ну, а если бы мне совсем повезло, и я оказалась бы цела и на свободе, скорее всего я просто помогала бы врачам, и возможно – только возможно! – моё мнение о Пришельце оказалось бы полезным.
– Значит, вы прибыли как нельзя вовремя, – резюмировал мужчина, – подозреваю, лишняя пара рук тогда в Лазарете не помешала бы, но теперь гораздо важнее для всех восстановить душевное равновесие, справиться с последствиями стресса.
Нет, Сомерс понимал, что разговаривает с советником, и пусть это была лишь беседа за чашкой чего-то там, выводы, которые сделает Утара, могут пойти в его личное дело, но женщина располагала к себе, а он немного устал от серьезности баджорских монахов.
Это ее работа – располагать к себе.
– Знаете, мне кажется, нам очень повезло, что они прислали именно вас, – впервые за утро Энтони говорил серьезно.
Утара лукаво прищурилась:
– Знаете, я тоже так думаю. Хотя бы, потому что я не планирую ходить за всеми вами тенью и по любому поводу спрашивать, не хотите ли вы об этом поговорить.
Она отодвинула кружку и извлекла из шуршащих складок палантина цепочку с шариком, внутри которого мигали голубым светом болианские цифры.
– Почти половина, – констатировала она. – Пойдемте потихоньку на общий сбор.
– Весьма предусмотрительно с вашей стороны, – кивнул Энтони.
Он представил лицо Тенека, если бы тот в течении часа трижды услышал подобный вопрос, или Квинтилию, убегающую от боллианки, или наоборот, догоняющую... Хотя, возможно, некоторым из участников проекта, разговор с советником пошел бы на пользу.
Они вышли на Променад и свернули в коридор, который вел к внешнему кольцу.
– А ведь через год ваш голос будет значить не меньше, чем оценка, данная каждому из нас, глинном Толан, не так ли?
– Это зависит от того, кто будет читать отчёт, – ответила Утара. – Все приглашённые в проект прошли стандартные для их учебных заведений психологические тесты; всё остальное – нюансы, а нюансы интересуют не всех. Или интересуют, но совсем с другой стороны. Случается, наши ошибки и то, как мы их исправляем, говорит о наших лучших качествах больше, чем наши самые выдающиеся достижения. Поэтому не бойтесь ошибаться, энсин, и не слишком беспокойтесь о том, что скажут о ваших поступках другие.
Энтони усмехнулся. Все те черты его характера, которые не соответствовали типичному образу офицера Звездного Флота, женщина сейчас назвала.
– О, я уверен, отчеты будут читать внимательно.
Особенно, после столь фееричного начала проекта.
Допытываться дальше было бы нетактично. У советников был собственный профессиональный кодекс, к тому же кадетам не полагалось знать больше, чем знать полагалось.
– Вот мы и пришли, – он кивнул в сторону открытой двери.
Прежде чем войти, болианка обернулась к своему спутнику:
– Спасибо вам за компанию, и удачи на новом задании.


____________
С Утарой Рилл


Когда перед вами два пути – выбирайте третий.
Offline  
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 19
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS