* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
23 Мая 2018, 21:41:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 13 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 [4]
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
13 Ноября 2008, 21:07:33 #45
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Государственная психиатрическая лечебница
07:20


- …ранила доктора… хотела угнать катер…
- …а вторая-то задушила ее голыми руками… да, я сама видела… смотрите, лежит теперь и не шевелится…
Испуганные и удивленные голоса шелестели за спиной Т’Нэрэ, когда она вышла из лечебницы и позволила дверям сомкнуться за ее спиной. Баджорцы явно были впечатлены и тесным кружком столпились оставшейся лежать на полу женщины и Пинара, который не знал, что с ней делать.
Над двором лечебницы  уже кружили три летательных аппарата, являющихся на этой планете основным средством передвижения, а на земле стоял катер, и навстречу ей бежал один из инженеров-землян, прибывших с Дип Спейс 9. Вулканка не знала, как его зовут. 
- Энсин! – воскликнул он, - Что здесь произошло? Вы в порядке?
Т’Нэрэ смотрела на инженера с почти нетерпеливым видом – было очевидно, что она спешит что-либо предпринять, но сама она еще не знала, что именно. Офицер сразу заметил, что выглядит девушка немного…помято. Форма была в белой пыли, волосы немного растрепаны, а на щеке – свежий зеленоватый синяк. Он не мог видеть, как руки ее совсем незаметно подрагивают, и не мог знать, что пульс учащен, а в холодном вулканском сознании уже посеяна достаточная доля беспорядка.
- Да, в порядке, - ответила девушка и заговорила быстрее, чем обычно. Если бы она не была вулканкой, собеседник подумал бы, что она взволнована. – Здесь произошел инцидент с неизвестной мне баджоркой. Она атаковала доктора Торана на складе медикаментов и серьезно его ранила, после чего, угрожая его жизни, заставила меня вызвать сюда катер. Она хотела сбежать с его помощью за пределы баджорской территории. Я ее обезвредила, она в холле. К доктору Торану я отправила медсестру, полагаю она ему поможет, но стоит незамедлительно к нему отправиться, как только свяжемся со станцией. Полагаю, наш катер хоть и вызван сюда обманом, но все же очень уместен в связи с эвакуацией.
Энсин взглянула на человека в ожидании любых разумных предложений о дальнейших действиях. За последний час она очень устала от необходимости все решать самостоятельно.
Инженер, тоже оказавшийся в чине энсина, задумчиво потер шею, пытаясь переварить сразу всю свалившуюся на него информацию.
- Я… Хм… - помялся он, - Я и не догадался, что тут может быть обман, думал, это просто очередной рейс. Мы только этим и занимаемся со вчерашнего вечера, с тех пор, как починка дамбы была сочтена бесполезной. Видите ли, связаться со станцией у нас не получается. Кажется, что-то с местной релейной станцией. Но я совсем недавно перевозил жителей города и нескольких здешних пациентов, и по пути доставил коммандера Котму в административное здание – он собирался попробовать несколько трюков с передатчиком. Может, вам стоит обратиться туда?
Выслушав пилота, вулканка подумала, что совершила такое насилие над собой – солгала – в общем-то зря. Если бы знать…Но вся прелесть мироздания и состоит в том, что никогда нельзя предсказать будущее, если, конечно, не владеешь достаточным количеством информации. Видя, что ничего конкретного землянин не предлагает, девушка почти по-человечески тихо вздохнула и предложила:
- Лететь к ним сейчас мы не можем – надо в первую очередь помочь доктору Торану и доставить его в Катмур. Находясь здесь, мы сможем только стабилизировать его состояние, а к основному лечению лучше приступить уже после перевозки.  – Ее голос звучал гораздо более уверенно, чем она себя ощущала. – Но связаться с коммандером Котмой тоже необходимо, чтобы знать, что делать с задержанной женщиной. Давайте сделаем это прямо сейчас.
И она направилась к катеру, размышляя, что на этой планете уже пострадало два федеральных коммандера и все это было слишком странно для простого стечения обстоятельств. 

_____________
Вместе с Т'Нэрэ.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
13 Ноября 2008, 21:10:58 #46
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Продолжение.

Инженер с радостью последовал за девушкой, но когда он собирался войти в катер, его догнала запыхавшаяся баджорка в медицинской форме, припорошенной белой пылью так же, как  и форма Т’Нэрэ.
- Вы же прилетели нас эвакуировать? – выпалила она, - Мы можем начинать погрузку?
Энсин согласно кивнул и только после этого присоединился к вулканке в сухой и уютной  по сравнению с Бэйджором 8 кабине катера.
- Энсин Нико – коммандеру Котме, - произнес он, устроившись в кресле пилота и открыв канал связи.
- Говорит майор Мори, администрация Бэйджора 8, - донесся из динамиков женский голос, - Коммандер здесь, рядом со мной, можете говорить.
Инженер посмотрел на вулканку, и она благодарно кивнула ему. Присутствие представителя местной власти показалось ей очень уместным – возможно, расследование обстоятельств странных происшествий возьмет на себя баджорская сторона. Но делом энсина было лишь изложение фактов, к чему она и приступила.
- На связи энсин Т’Нэрэ, я должна сообщить вам важную вещь. – И она заново изложила события последнего часа, почти так же, как минуту назад землянину, только уже спокойнее. В заключение она задала один из наиболее волнующих ее вопросов: - Каковы будут распоряжения насчет задержанной?
Поставив коммандера и майора в известность о происшествии, девушка почувствовала себя намного более комфортно и уверенно, искренне надеясь, что теперь все точно закончилось и дальше останется только выполнять приказ. Конечно, оставалось еще много неизвестных, но она верила, что справится.
- Она еще у вас? – в голосе невидимой собеседнице зазвучали металлические нотки, - Не спускайте с нее глаз. Привезите ее в место общей эвакуации, и я… сама о ней позабочусь. Никто не имеет права убивать моих людей… то есть людей на моей территории. Нет, мистер Котма, - голос майора зазвучал глуше, будто она говорила в сторону, - я не оставлю в покое фазер. Энсин, вы еще меня слышите? Просто доставьте эту женщину в Катмур. Конец связи.
- Вот и все, - констатировал инженер, разворачиваясь на кресле и оглядывая наполнившейся пассажирами катер.
- Вы уверены, что не хотите улететь прямо сейчас? – обратился он к вулканке, - Здесь становится действительно опасно – со всей этой водой, подступающей к городу… Я уверен, коммандера Торана уже нашли, и он в одном из тех маленьких баджорских скиммеров.
Т’Нэрэ была совершенно удовлетворена ответом начальства – это был самый логичный из путей. Только было жаль, что энсин Нико – вулканка решила запомнить его имя - сейчас улетит и ей снова придется действовать в одиночку.
- Да, доктору скорее всего уже оказали помощь, но времени прошло еще совсем не много, возможно я понадоблюсь, и улететь с вами сейчас не могу – предпочитаю узнать где он и убедиться, что все в порядке, насколько это возможно в его состоянии. Скорее всего, мы эвакуируемся в следующей ходке. А вот преступницу можете забрать сейчас, разумеется приняв необходимые меры предосторожности: эта женщина чрезвычайно опасна и изобретательна, а также я склонна считать, что она может страдать психическими отклонениями. Есть еще свободные места?
Девушке очень хотелось как можно скорее избавиться от безумной баджорки, которая даже находясь вне поля зрения и в бессознательном состоянии каким-то образом ее раздражала.
- Места найдутся, - тихо и немного неуверенно ответил Нико, - И, кажется, где-то здесь у нас были наручники. Что ж, энсин, найдите своего начальника и не задерживайтесь. Кажется, мы не многим здесь можем помочь… Город придется отстраивать заново. Бедные жители. Удачи вам! – попрощался инженер, когда Т’Нэрэ двинулась на выход из катера мимо испуганных пассажиров.
Выйдя под дождь, вулканка увидела направляющуюся от лечебницы процессию – два санитара несли носилки с преступницей. Ее глаза все еще были закрыты, но это никого не могло обмануть, и ее запястья были крепко привязаны к носилкам. Проследив за погрузкой в катер, Т’Нэрэ быстро пошла обратно в лечебницу.
Теперь там почти никого не осталось, и место казалось заброшенным и разрушенным давным-давно. Белая пыль все еще оседала с потолка, сирена все еще придушенно звучала, перевернутые сидения в зоне ожидания напоминали о панике несколько минут назад. Через заклинившие входные двери энсин увидела, как один за другом поднимаются эвакуационные суда. Оставалось только надеяться, что новые прилетят и заберут оставшийся персонал и их с доктором Тораном. Нарастающий гул со стороны реки заставил вулканку быстрее двинуться в сторону склада лекарств.
- На помощь, срочно! – услышала она крик – навстречу ей по коридору бежала женщина, и по отсутствию складок на ее носу энсин с удивлением признала в ней совершенно незнакомую землянку.
___________________________
Вместе с Мори Джанир
Offline  
19 Ноября 2008, 00:20:02 #47
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Государственная психиатрическая лечебница
Ближе к восьми утра


Увидев зовущую на помощь женщину, вулканка немного растерялась: могло оказаться, что помощь нужна еще кому-то кроме доктора, и профессиональный долг обязывал помочь, однако сопоставив место нахождения склада и направление, куда указывала подбежавшая незнакомка, энсин пришла к выводу, что именно туда ей и надо.
- Я помогу, - девушка кивнула и поспешила за землянкой. Видя взволнованность спутницы, она сказала: - Успокойтесь. Что случилось?
Этот вопрос отнюдь не означал, что сама она ничуть не волнуется, но незнакомке об этом знать было не обязательно.
Теперь уже было очевидно, что целью обеих был тот самый злополучный склад, а вернее пострадавший ромуланец. Т’Нэрэ оставалось только гадать, почему его не нашел медперсонал больницы, куда пропала рыжая медсестра из холла и кто эта женщина, а также как она здесь оказалась, если всех эвакуируют… Однако, расспросы она предпочла оставить на потом.
- Идемте, скорее! - поторопила ее Лиза, по дороге начиная свой сбивчивый рассказ. - Это в складском помещении, не него упал шкаф... и... Только бы он не умер! Я ничем не могла помочь!
Резко затормозив у входа на склад медикаментов, Лиза вбежала внутрь, увлекая вулканку за собой. Дальше говорить ничего не надо было, представшая картина была яснее любых слов.
Ей же теперь оставалось только надеяться на исход и верить в первого попавшегося ей врача. Как ужасно чувствовать себя беспомощной!
Даже будучи вулканкой и осознавая всю нелогичность эмоций, Т’Нэрэ в этот момент испытала ужасающую смесь…нет, не эмоций - мыслей, подкрепленных биохимической реакцией организма. Она ощутила страх, потому что перед ней лежал в тяжелом состоянии ее начальник, и она все еще совершенно не знала, как справиться с этой ситуацией, но при этом чувство облегчения и радости тоже охватило ее – она так долго стремилась попасть на склад и помочь, а теперь не нужно было полагаться на случай и других людей.
Энсин отметила, что доктор больше не был придавлен стеллажом, а более пристальный взгляд заставил ее ужаснуться: левая нога ромуланца была сломана самым отвратительным образом. Переломанная малая берцовая кость разорвала мышечную ткань и кожу, а хлеставшая из раны и заливающая пол зеленая кровь указывала и на порванную артерию…
Т’Нэрэ почти не обращала внимания на женщину, все еще стоявшую рядом – она сосредоточенно искала нужное лекарство, чтобы заправить гипоспрей, который уже успела подобрать на полу. Сначала вулканка хотела посоветовать ей эвакуироваться, но передумала, ведь могла понадобиться помощь. На всякий случай она спросила:
- Как вас зовут и почему вы еще не эвакуировались?
Лиза выглядывала из-за плеча врача, глядя, как быстро и профессионально та приступила к своей работе - возможно, у Торана еще есть шансы... Возможно, ей удастся его спасти. Женщина чувствовала ответственность за этого человека-или-кто-он-там. Поэтому вопрос врача, обращенный к ней, Лиза восприняла не сразу - все ее внимание было направлено на пострадавшего.
- Зовут? Лиза, да, кажется мне зовут так. То есть меня точно так зовут. Я... - она задумалась, что бы ответить. Действительно, почему она не эвакуировалась? Может потому, что об эвакуации узнала только что из уст врача. - Я не могла уйти, пока не узнала бы, что вы его спасете, - ответила она наконец, и это было даже в какой-то мере правдой. - Как он?
- Плохо, - честно ответила энсин. Она все еще не умела ни врать, ни воодушевлять и подбадривать окружающих, если это было нужно. Скорее для придания уверенности себе, чем для успокоения собеседницы, она добавила: - Но не волнуйтесь, он поправится. Обязательно.
Наверное, только сейчас вулканка осознала, что испытывает благодарность. Несомненно, именно эта женщина нашла доктора, убрала тяжелый шкаф с его ног и теперь переживала за него – незнакомца – почти так же, как и Т’Нэрэ. Правда, нельзя было не заметить, что землянка даже не уверена в собственном имени…
Энсин быстро осматривала полки с лекарствами, иногда сбрасывала на пол что-то ненужное, чтобы заглянуть вглубь. Ее сердце билось вдвое быстрее обычного. Через несколько мгновений она нашла то, что искала и привычным отточенным движением заправила гипоспрей, после чего присела возле Торана и коснулась гипоспреем его шеи.

_________
Вместе с Т'Нэрэ
« Последнее редактирование: 19 Ноября 2008, 16:30:14 от Мори Джанир »
Offline  
19 Ноября 2008, 01:18:34 #48
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Государственная психиатрическая лечебница
Примерно без пятнадцати восемь.


Лекарство обязано действовать быстро, в противном случае это очень плохое лекарство и годится разве что для устрашения малых детей, мучающихся отсутствием аппетита. Седатив, заправленный в гипосрпей, не отличался ни вкусом, ни запахом, но прекрасно знал свое дело и исправно его выполнял. Практически мгновенно Торан открыл глаза и практически мгновенно искренне пожалел о таком глупом, хотя и вынужденном поступке. Боль – это показатель жизни, ее верный признак и спутник, но иногда так отчаянно хочется почувствовать себя мертвым и одиноким. Торан рефлекторно скривился – обыкновенная реакция на обыкновенную боль, сродни моментальному отдергиванию руки от раскаленного до бела железа и такая же бесполезная. Вместе с сознанием вернулось и оно – осознание – осознание собственной беспомощности и, вероятно, обреченности вкупе с почти невыносимым желанием поскорее прекратить все это, любым способом. Даже смертью. Торан ненавидел беспомощность и еще сильнее презирал слабость. А сейчас мог вдоволь насладиться и первым, и вторым.
Открыв глаза и сфокусировав взгляд на полутемном окружающем мире, Торан удивился. Кого он не ожидал увидеть здесь, так это вулканского энсина.
- Энсин? – хриплым полушепотом произнес доктор. – Я… вы…
Фразы путались, слова сбивались в кучу. Коммандер не нашел лучшего способа выразить свои мысли, чем попыткой приподняться на локте, тем самым давая понять, что он решительно непрочь покинуть это отвратительное место. Но, казалось, в миллионный раз за этот проклятый день беспомощно охнув, заметив влажное месиво из собственных мышц и костей, должное служить левой ногой. А, может не все так плохо? «Нет, плохо, - подумал он. – Я не могу идти, я вообще ничего не могу…»
- Помогите…. подняться…
Надежда умирает последней. Зато долго и в агонии.
Лиза бросилась к нему на помощь, сама еще не понимая, сможет ли ее оказать. Просто потому что надо же ей было что-то делать! Она просто схватила Торана за протянутую руку и кивнула врачу, мол, помогите же!
- Ну как ты? Лучше?
Торан непроизвольным жестом сжал руку Лизы и столь же непроизвольно улыбнулся.
- Не уверен… но… спасибо.
Лучше ему определенно не было, но что-то в заботе этой абсолютно незнакомой женщины заставило доктора ощутить какой-то почти постыдный прилив сил. Уж если о нем беспокоятся посторонние, то какое же право он имеет ставить на себе крест? Никакого.
- Помоги…те встать…
Т’Нэрэ, увидев как решительно настроен доктор, запротестовала:
- Доктор Торан, вам нельзя вставать. У вас открытый перелом левой ноги и повреждена артерия, необходимо наложить шину и жгут, иначе вы можете умереть от потери крови. Не шевелитесь пожалуйста.
Она теперь ничего не боялась – доктор был в сознании, и хоть его состояние ничуть от этого не улучшилось, его присутствие придало ей уверенности. Видя, как на его лице отражается боль, она пыталась заставить себя видеть в нем лишь обычного пациента, но это определенно был не тот случай, и у вулканки ничего не получилось.
Она бросила мимолетный взгляд на незнакомку, которая, казалось, хочет поднять ромуланца на ноги прямо сейчас, вместо того, чтобы подождать, когда это станет по-настоящему возможно. Люди склонны в критических ситуациях поддаваться панике и совершать поспешные нелогичные поступки, но вулканка совершенно четко решила сделать все так, как того требовал разум, и уже начала быстро обдумывать, как справиться с переломом в имеющихся условиях.
Торан стоически сносил все манипуляции вулканки и, признаться, весьма своевременные и необходимые манипуляции. Но, так распорядилась природа, понимание отнюдь не гарантирует принятия и согласия. Коммандер отлично знал, в нынешнем состоянии он способен разве что весьма театрально растянуться на полу, проделав едва ли пол шага и замереть в позе выброшенной марионетки. Замереть, быть может, навечно. Но нет в мире пациента более скверного, чем бывший, а тем паче нынешний доктор. Происходящее ему категорически не нравилось и причиной тому была вовсе не… многозначительная, остроугольная, стогранная… иначе и не скажешь… боль, а невозможность помочь и быть полезным, даже в таком в высшей степени удручающем положении, в каком его угораздило оказаться. Ловкие пальцы вулканки действовали четко, слажено и профессионально, однако каждое прикосновение к израненной ноге отзывалось резкой вспышкой боли, стиснутым до ломоты в челюстях зубами и каплями пота, выступающими на лбу. Торан терпел. В жизни каждого профессионала наступает момент, когда он вынужден столкнуться лицом к лицу с особенностями своей профессии. И какая разница, что встреча неприятная и незапланированная, если она уже произошла?
- Энсин… вы закончили?
Т’Нэрэ, вся перепачканная кровью, как раз только что разобралась со жгутом – кровотечение остановилось. Она уже почти успокоилась и холодность рассудка вернулась к ней в полной мере.
- Я только наложила жгут. Теперь надо зафиксировать ногу. Не двигайтесь, пожалуйста! Еще не все. – Нетерпение доктора ее раздражало и удивляло. Уж кто, как не врач, должен понимать, что не все делается молниеносно?
__________________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ и Лизой



Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
19 Ноября 2008, 01:21:08 #49
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Продолжение.

Самое сложное – это найти подходящие материалы, и вулканка, еще раз попросив, (или приказав?) лежать спокойно, встала и начала искать на складе то, что сможет заменить шину, а это было совсем не так просто, как могло бы показаться.
Единственное, что пришло ей в голову – использовать полку от узкого шкафа, который обнаружился в самом дальнем углу. Она поспешно избавила шкаф от всего лишнего, не заботясь о ценности уничтоженных  лекарств и оборудования, а потом, прилагая все силы, на которые была способна, тихо вскрикнув выломала полку, металлическую и тяжелую, но главное – почти подходящей длины, а затем, попутно захватив попавшуюся под руку тряпку, снова склонилась над доктором и продолжила работу.
Пару раз она попросила испуганную незнакомку придержать шину. Та подходила к делу на удивление старательно, и вулканка подумала, что иногда жгучее желание спасти жизнь может компенсировать отсутствие знаний и навыков.
Энсин завязала последний узел и объявила:
- Все. – Ее голос прозвучал довольно спокойно и удовлетворенно, ведь все, что можно было сделать на складе она сделала, и теперь состояние доктора стабилизировалось. – Теперь можно попробовать встать, только очень осторожно. – Она серьезно посмотрела сначала на Торана, а потом на землянку, зная нетерпеливость обоих и предостерегая от излишней поспешности.
Вулканка кивнула женщине, и обе они стали медленно приводить ромуланца в вертикальное положение.
Конечно, если вы считаете вертикальным положением сорокапятиградусный крен. Торан такое положение вертикальным не считал, но на большее рассчитывать не приходилось. В конце концов это куда обнадеживающе бесполезного пребывания на полу. Цепко, насколько позволяла ноющая рука, вцепившись в плечи женщин, Торан неимоверным усилием заставил держаться себя относительно прямо, упорно борясь с головокружением, норовящим вернуть его в ставший уже привычным горизонтальный вид, и непростительно обрадовался, когда заметил, что больше не балансирует между верхом и низом, словно попавший в западню гравитации осенний лист, или скорее плохой танцор. Было больно. Было страшно и было отвратительно.  Все тело ныло, а разум переполняло чувство вины и стыда за глупость и нетерпение. Но что такое угрызения совести в сравнении с возможностью продолжить жить? Пустяк, не достойный внимания. Адски жгло поврежденные кости; доктор, закусив губу заставил себя сделать нечто в некотором смысле и в одной из параллельных вселенных способное назваться шагом, затем нервно сжал плечо Т’Нэрэ и, отбросив всякую мысль о вероятности падения, попробовал сделать следующий шаг. Передвигаться на одной ноге удивительно непрактично. Пожалуй, их должно быть не меньше четырех, или хотя бы две, но функциональные. Торана подташнивало. Торана шатало. Торан проклинал весь мир и предусмотрительно ожидал взаимности.
- Отлично, - надсажено проговорил он. – Я могу… идти. Впрочем… разумнее вызвать… санитаров…
Человеку полезно ценить себя. А вот переоценивать – глупо.
Т’Нэрэ старалась придерживать доктора как можно бережнее, и следила за скоростью передвижения – даже под угрозой затопления больницы она не могла позволить подопечному навредить себе. Кажется, отважная землянка, так кстати не пожелавшая их покинуть, тоже была не против рискнуть своей жизнью. У вулканки все еще было множество вопросов, да и выразить свою благодарность ей тоже хотелось, но пустая больница в момент разрушения дамбы – не место и не время для подобных разговоров, да и сейчас их обоих заботило только благополучие Торана. Энсин поймала себя на мысли, что непроизвольно реагирует на боль доктора так, как если бы она была человеком, да еще и далеким от медицины. Она хотела верить, что это из-за нервов, но на самом деле ей просто не приходилось лечить тех, кого она хорошо знала: доктора она видела каждый день и работала с ним рядом уже достаточно продолжительное время, поэтому, хоть и никогда не разговаривала с ним без рабочей необходимости, привыкла к его присутствию. На станции было крайне мало людей, рядом с которыми она проводила столько времени. Наверное, сейчас было бы самое время как-то выразить свое сочувствие, и после очередного приглушенного стона Торана она даже пробормотала что-то вроде «Держитесь, доктор…», но искренне понадеялась, что он не услышал.
…А коридоры больницы были пустынны. Видимо, они пробыли на складе слишком долго – вулканке уже давно казалось, что прошло не меньше вечности с момента ее первого столкновения с бешенной баджоркой – ни санитаров, ни врачей, ни больных…Неужели их бросили? И почему не было обхода, стандартной процедуры при эвакуации? Кричать было бесполезно, а дойти до холла, в котором еще мог кто-то остаться, не представлялось возможным: с такой скоростью передвижения им проще было бы мирно дождаться наводнения, но этот вариант никого не устраивал.
Единственным логичным способом выжить было найти помощь любым путем, и Т’Нэрэ стала припоминать, куда в спешке положила свой коммуникатор. Пошарив свободной рукой в кармане на поясе, она нащупала пальцами его гладкую холодную поверхность. Если им хоть чуть-чуть повезет – они спасены.
 - Доктор, я нашла свой коммуникатор. Мы можем попытаться вызвать сюда наш катер. – Достав коммуникатор и надавив на него, она продолжила: - Энсин Т’Нэрэ – энсину Нико. Вы меня слышите?
______________________________
Совместно с доктором Тораном
Offline  
19 Ноября 2008, 22:43:58 #50
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 2

9 июня 2379го года.
Бэйджор 8, Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.


- Энсин Т’Нэрэ – энсину Нико. Вы меня слышите?
Голос инженера донесся в ответ очень издалека, механический, лишенный человеческих эмоций из-за потрескивания и постоянного, но не громкого шума помех.
- Энсин Нико на связи. Я сажаю катер в Катмуре через 3 минуты. Расчетное время возвращения к вам – 37 минут. Вы можете ждать?
Вулканка обернулась по сторонам, пытаясь оценить обстановку. С громким щелчком лампа над ее головой погасла, и в наступившей полутьме звук текущей, капающей, бурлящей где-то воды показался гораздо громче и зловещей.
Лиза поудобнее перехватила доктора и выжидающе взглянула на Т’Нэрэ.
Доктор же, глядя в грязно-серое пятно пола с каким-то мрачным предвидением подумал, что по его вине погибнут два человека. Баджорские дожди ему сразу не внушили доверия, если в мире вообще существует вид дождя, способный внушить доверие, то он несомненно избегал колонию стороной. А ведь были еще проблемы с плотиной… и больница совершенно опустела. «Какая ирония, - размышлял Торан. – Выжить после такой потери крови, чтобы в дальнейшем утонуть. Хотелось бы мне лично встретиться с одним из баджорских Пророков, или кто здесь вершит судьбы людей, и сказать ему пару слов о плохих комедиях».
Слова энсина Нико, с сухим треском прозвучавшие из коммуникатора Т’Нэрэ явно не прибавляли оптимизма. 37 минут – 2220 возможностей умереть. Не больше и не меньше.
- Энсин, - после недолгих размышлений сказал доктор, вглядываясь в лицо вулканки. – Боюсь… мы не можем ждать… Вы слышите?
Уточнять что конкретно Т’Нэрэ стоило услышать не было ни малейшей необходимости.  Барабанная дробь бурлящей снаружи кипени была красноречивее сотен слов. Или тысяч. На ваш вкус.
Девушка и так знала, что ждать они не могут. Разумеется, если энсин Нико имел в виду ждать в живом виде. Она еще раз припомнила, сколько метров они прошли за эти несколько минут, сколько метров оставалось до холла и на сколько минут вода их обгонит. Определенно, если у кого-то этих троих «товарищей по несчастью» и был оптимизм, сейчас ему самое время было испариться без остатка.
- Энсин Нико, мы не можем ждать. У нас некоторые…трудности, – она говорила быстро, как будто боялась не успеть. - Мы находимся на третьем этаже больницы и лишены возможности передвигаться, до наводнения мы, скорее всего, не успеем даже спуститься в холл. Нам нужна помощь, - заключила она и выжидающе посмотрела на коммуникатор, который сейчас был соломинкой для утопающих, причем уже почти в буквальном смысле…
Вулканка никогда не любила просить помощи, но сейчас она вынуждена была признать, что сами они не справятся. Секунды шли, а из коммуникатора доносилось только шипение – видимо, пилот задумался. Т’Нэрэ не видела никаких вариантов, ведь если полет от больницы до Катмура длится около получаса, то изменить это обстоятельство мешают все известные законы физики, и она полагала, что энсин Нико как раз подыскивает слова, чтобы им это сообщить. Она еще раз посмотрела на доктора и приготовилась к худшему.
- Вам не надо спускаться в холл, - наконец, ответил инженер, - По нашим подсчетам первый этаж затоплен или скоро будет затоплен. Сотрудники лечебницы мне тут говорят, что вы должны выйти на крышу. Простите, энсин, я уже сажаю катер… я постараюсь рассказать о вашем положении. Держитесь! Конец связи.
- Наверное, нам повезло, что мы уже на третьем этаже, - пробормотала Лиза, - Я найду выход на крышу… - она осторожно высвободилась из-под руки Торана, сделала несколько шагов по коридору и оглянулась по сторонам.

_________
Эпическое спасение, часть 1.
Вместе с Тораном и Т'Нэрэ.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
19 Ноября 2008, 22:59:30 #51
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.


«Выход» - такое простое, общеупотребимое слово. Конечно, табличку с ним Лиза должна узнать, если действительно жила среди баджорцев, если в словах Вины была хоть капля правды. Женщина сделала еще несколько шагов, потом побежала – двери пустых палат мелькали мимо, сердце колотилось, так ей было страшно. Но было и что-то еще. Осознание, что теперь она делает все правильно, что именно рядом с этими людьми в форме ее место, придавало ей сил и смысла. Не важно, что они и отличаются внешне – ведь у Лизы нет острых ушей, важно, что они объединены общим хорошим делом.
Наконец, взгляд зацепился за пару идеограмм. Дверь, помеченная ими, была закрыта, но Лиза слышала ветер, завывающий за ней.
- Я нашла! – воскликнула она.
И даже почувствовала гордость, что справилась довольно быстро. Хотя радоваться пока было рано. Сперва нужно попытаться выбраться на крышу и постараться не быть сбитыми со скользкой поверхности отчаянно хлеставшими струями дождя. Дверь на крышу, как и дверь склада не открывалась автоматически, и Лиза с огорчением поняла, что вряд ли ей удастся справиться с ней в одиночку. Но из всех выпавших за сегодняшний день на ее долю испытаний это не выглядело самым страшным.
Лиза успокоилась и быстрым шагом, почти бегом вернулась к доктору и вулканке.
- Я нашла выход, - немного запыхавшимся голосом произнесла Лиза. – Он не так уж далеко, но нам стоит поторопиться.
Поторопиться действительно стоило. Если верить словам энсина Нико, а не верить им не было не единой причины, вскоре вода должна была достигнуть второго этажа, вслед за ним наступал черед и третьего. Торан внимательно, насколько позволяло желеобразное состояние извилин, слушал слова  женщины, с новой полнотой ощущая все изысканные оттенки боли в сломанной ноге и онемевшем запястье. Он мог поторапливаться ровно в той мере и ровно с той скоростью, на какую были способны две женщины, служившие его добровольными поводырями. В какой-то момент  в его сознание даже зародилась столь свойственная романтическим героям всех времен и дурных книжонок идея благородным жестом опустить руки и с пафосной возвышенностью в голосе предложить оставить себя здесь, в этой грустной баджорской клинике на растерзание водной стихии, дабы Лиза и Т’Нэрэ, не обремененные грузом беспомощного калеки, могли своевременно покинуть этот негостеприимный и рушащийся на глазах приют скорби. Однако инстинкту самосохранения чужды романтические позывы и вместо того, чтобы героически покинуть своих спутниц, которым, Торан не сомневался, его мысль отнюдь не придется по вкусу, а, что куда вероятнее, породить нудный и бестолковый спор, доктор позволил Лизе снова обхватить себя и постарался думать о чем-нибудь приятном. Например обезвоживании и солнечных ожогах.
Упрямо миновав полутемные коридоры и достигнув  заветной цели, Торан не сумел сдержать вздоха облегчения, в действительности призванного скрывать болезненный стон. Т’Нэрэ подозрительно покосилась на него, но доктор предпочел тактично отмолчаться.
- Вот она, - произнесла Лиза, указывая на невзрачную темную дверь. – Правда, ее, кажется, немного заклинило. Но если вы мне поможете, мы ее откроем.
- Да, конечно. – Согласилась вулканка. – Доктор, подождите.
Т’Нэрэ помогла Торану прислониться к стене и двинулась к землянке.
- Поспешите… - с легким сарказмом в голосе произнес Торан, сползая по стене вниз. – Думаю… никто из нас… не захватил лодку. А я пока постою… посижу…
И окончательно осев на пол, коммандер принялся наблюдать за попытками открыть дверь, сжимая и разжимая в кулак пальцы правой руки. 
Энсин некоторое время повозилась с дверью и пришла к выводу, что открыть ее, используя лишь свою физическую силу, не сможет, даже если поработает тараном и с разгона ударится об нее головой. Поэтому голову она решила использовать немного по-другому, а именно – подумать ею. Это всегда приносит плоды, и через полминуты она обратилась к Лизе, так же безуспешно пытавшейся справиться с преградой:
- Вы не могли бы поискать лом? Или любой другой тонкий или плоский, но довольно длинный металлический предмет? Деревянный тоже подойдет. – Вулканка никогда не думала, что осуществить на практике некоторые ее теоретические выкладки иногда не возможно. Правда, это был не тот случай.
________________________________________
Эпическое спасение. Часть 2
Совместно с Т'Нэрэ и Мори



Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
19 Ноября 2008, 23:09:44 #52
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.


- А…где? – растерянно спросила Лиза, совершенно справедливо полагая, что найти такой предмет в больнице – не самая простая задача.
- Осмотрите этаж, но не уходите слишком далеко, - Т’Нэрэ пожала плечами, совершенно не представляя, где и как женщина будет искать лом. – Если понадобится, сломайте что-нибудь. Пожалуйста, будьте осторожны и возвращайтесь скорее. Я тоже займусь поиском. – энсин надеялась, что ее голос прозвучал ободряюще. Она верила в находчивость и добросовестность спутницы.
Лиза неуверенно кивнула и направилась на поиски нужного предмета, а Т’Нэрэ приблизилась к доктору, присела возле него, и неуклюже попыталась немного поднять его боевой дух:
- Мы скоро выберемся отсюда, сэр. Сейчас мы выломаем эту дверь и достигнем крыши. Они успеют, - но интонации ее были слишком бесцветны, да и нужной уверенности в голосе не было. Вулканка жалела, что не может сказать ничего утешительного ни Торану, ни Лизе, которая нуждалась в этом больше всех. Не дожидаясь ответа, она встала и занялась поисками.
Как назло, на ее пути ничего подходящего не попадалось, но тут из конца коридора послышался радостный крик Лизы, вызвавший слабое эхо в пустых стенах:
- Нашла! Это должно подойти! -  женщина подбежала к энсину и показала металлическую деталь, которая когда-то явно соседствовала с полкой, из которой была сделана шина для Торана. Лиза совершенно правильно подумала, что проще всего было бы найти нужную вещь на том самом складе, и шкаф, основательно пострадавший еще от нападок вулканки, снова сослужил им хорошую службу.
- Да, это то, что нужно, - Т’Нэрэ кинула и покрутила полку в руках, осматривая со всех сторон. Выбрав по неизвестному даже ей самой принципу наиболее подходящую, она вставила ее между створок двери и всем весом навалилась, используя как рычаг. Дверь никак не хотела поддаваться, и энсин обратилась к их помощнице, видимо посланной самим провидением: - Вы не могли бы мне помочь? Моей силы не достаточно.
Лиза мгновенно присоединилась к девушке и вместе они изо всех сил нажали на рычаг.
Сначала между створками показалась узкая щель, через которую в коридор пробился тусклый дневной свет и холодный ветер, а еще через несколько секунд проем ощутимо увеличился. Землянка улыбнулась:
- Еще чуть-чуть! – ей было очень приятно чувствовать себя нужной, особенно сейчас, когда у них появилась надежда.
Самое сложное было позади, и дальше они раздвинули дверь руками, после чего вернулись к доктору и помогли ему подняться, стараясь действовать быстро и в то же время аккуратно, чтобы причинить ему как можно меньше боли.
Им оставалось пройти каких-то пару метров, и преодолев их, они снова оказались под бесконечным баджорским дождем, показавшимся всем столь желанным.
И… что дальше? Никто не решился высказать эту мысль, но она слишком ясно повисла в воздухе.
Крыша лечебницы казалась островом в бурых водах. Если раньше из окон третьего этажа открывался прекрасный вид на реку, то теперь кроме массы воды не было видно больше ничего. Двора, с которого взлетали катер энсина Нико и баджорские суда, больше не было. Защитной дамбы, возвышавшейся раньше вдалеке, больше не существовало. Новый Дженмир со всеми своими зданиями из желтого камня, полупустыми ангарами, маленьким космопортом переставал существовать. Возможно, когда вода уйдет, дома будут отстроены заново, но это будет уже немного другой город.
Сколько прошло минут? Сколько еще осталось ждать? Никому из троих не было известно. Было бы очень и очень несправедливо, даже обидно, если бы все кончилось прямо так и прямо здесь…
 Лиза подняла глаза к небу и первой заметила на фоне низкого грязно-серого неба темный силуэт. И чем больше он становился, тем понятнее было, что это не федеральный катер. Женщина замахала рукой и что-то закричала, как выброшенный на берег потерпевший кораблекрушение, заметивший парус на горизонте.
Не известно, заметили ли ее, или сканеры судна засекли три жизненных формы, но вниз ударил белый луч прожектора. Лиза прикрыла глаза рукой и покрепче обхватила доктора Торана.
- Это баджорский транспортный корабль «Лиссея», - донеслось с неба, - Приготовьтесь к транспортировке
Торан не верил в удачу. Ромуланцы вообще не верят в удачу. Полуромуланцы в том числе. Поскольку удача – самая ветреная особа в известной галактике и гордиться этим. Впрочем, земная половина Торана при виде баджорского транспортника вспомнила одну столь же мудрую, сколько и древнюю пословицу – дареному коню в зубы не смотрят. Особенно когда не хотят, чтобы он вас укусил. Торан выпрямился, стараясь больше не опираться на плечи женщин, и, неудобно накренившись в бок, приготовился покинуть это чертово место.- Мы готовы, - сказал он то ли энсину, то ли Лизе, а то ли всему Бэйджору 8.
____________________________________
Эпическое спасение. Часть 3.
Совместно с Тораном и Мори Джанир
Offline  
20 Ноября 2008, 17:27:52 #53
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 2

9 июня 2379го года.
Бэйджор 8, Новый Дженмир, Администрация
Ближе к девяти утра


Мори Джанир не любила лгать. Ни в мелочах («Не видела, куда девался последний паек?») ни по-крупному («Отвечай, дрянь, что ты здесь делаешь?!»), ни когда казалось, что это требуется в интересах других и для правой, в общем-то, цели («Кто эта женщина, стрелявшая в нас, майор?»). Однако отвращение ко лжи не было достаточной причиной, чтобы Мори совсем от нее отказалась. Так было и во время ее юности в Сопротивлении («Не знаю, и это не я его съела.»), и во время серьезных передряг («Я просто мою пол в вашем кабинете, господин гал.»), и сейчас («Мне слишком некогда, коммандер Котма, давайте чинить передатчик.»).
Ложь во спасение собственной жизни еще кое-как себя оправдывала, но остальное… После того, как слова срывались с языка, собственная неправда начинала раздражать Мори. Вот и сейчас больше всего ей хотелось, чтобы Котма, наконец, вытянул из нее всю историю с Виной - с самого начала, чтобы схватил ее за плечи и вытряс бы все. Но болианец молчал. А начать сама баджорка не могла, мешал какой-то внутренний барьер. Правильные слова застревали в горле, хотя ей как никогда требовалось облегчить душу.
Вместо этого Котма следил за происходящим из окна, время от времени комментируя:
- Еще один скиммер взлетел. И еще один, последний. Дамбу прорвало.
Мори старательно прослушивала белый шум в надежде найти частотное окно, но после сообщения некой энсина Т’Нэрэ, эфир оставался пуст. Ей оставалось только надеяться, что сигнал бедствия все-таки примет кто-то за пределами планеты.
- Что? – неожиданно вздрогнула она, - Что вы такое сказали последнее?
- Дамбу прорвало, - повторил Котма, - Вода скоро будет здесь. Нам пора уходить, майор, пока мы еще можем.
- Но… - начала Мори.
Тонкая струйка воды, стекавшая с потолка на стол, неожиданно превратилась в маленький водопад, а потом одна из панелей потолка сорвалась вниз.
- Вы правы, - сказала баджорка, - Нам пора.
Вода в коридоре здания уже была по щиколотку и продолжала прибывать. А это значило, что на улицах она уже, наверное, по пояс. С крыльца Администрации Мори с ужасом взглянула на город, который не смогла спасти. На месте улиц текли реки и закручивались водовороты. На глазах одно из зданий начало медленно оседать…
- Майор! – Котма тряхнул баджорку за плечо, - Вы ничего больше не можете здесь сделать! Где наш скиммер? Где эвакуационные суда? Мы же не могли остаться здесь совсем одни?
Мори обернулась и ее взгляд скользнул по коммандеру, будто она его и не видела за картиной разрушения. Ее губы дрогнули, и она чуть слышно прошептала:
- Всего один город… Я не смогла спасти всего один город, а на планете еще пять таких…
- Сосредоточьтесь, майор, - Котма потянул женщину за руку, - Мы должны найти способ улететь отсюда, - болианец вертел головой в надежде увидеть поднимающийся летательный аппарат или спешащих людей, но Новый Дженмир уже казался полностью покинутым – то ли в спешке и панике, то ли по заранее разработанному плану эвакуации. Но это было не важно, потому что ни один из вариантов не включал обязательную проверку – спаслась ли помощница губернатора.

Энсин Нико все-таки вернулся в лечебницу, но было поздно, и крыша уже опустела. Инженер сделал несколько кругов над зданием, просканировав его на наличие признаков жизни, и когда никого не обнаружил, повернул к Новому Дженмиру. Несколько баджорских сигналов и, совершенно неожиданно, один болианский сделали его путешествие не напрасным. Конечно, он волновался за  молодую вулканку и ее начальника, которых потерял в этом хаосе, но один вызов на коммуникатор Т’Нэрэ успокоил его. Кроме того, вместо коммандера Торана он спас коммандера Котму и нескольких баджорцев, включая не совсем адекватную и шокированную происходящим майора, что тоже было не плохо.
Федеральный катер «Рубикон» так же, как некоторое время назад и баджорский транспортник с красивым женским именем «Лиссея» взял курс на юг, в Катмур, древнейшее поселение на Бэйджоре 8, ставшее новым оперативным штабом планеты.

Чем дальше к югу, тем светлее становилось грязно-серое небо. Над владениями Ли Фалора не было грозы, и лишь сильный порывистый ветер трепал широколистые тропические деревья. Пролетев над поселением, выглядящим гораздо более изящным, чем Новый Дженмир, будто его строители действительно задумывались об архитектуре, а не только о функциональности, «Рубикон», наконец, приземлился на одной из террас, опоясывающих холм, на котором (и частично в котором) располагалась вилла местного управляющего. Здесь снова бурлила активность, разрабатывались новые планы, сюда прибывали эвакуационные корабли… Для кого-то это было концом путешествия, а для кого-то – всего лишь его продолжением без надежды на скорое достижение места назначения.

Катмур
11:52


Мори Джанир стояла на крытой террасе виллы, глядя вниз на город и на туманный горизонт впереди. Последние два часа она провела в совещаниях с Ли и капитанами двух баджорских транспортных кораблей, и теперь, имея за спиной поддержку со стороны метрополии, была снова готова действовать и принимать решения. Момент на крыльце административного здания, когда казалось, что все потеряно, и она замерла в ужасе, теперь казался далеким воспоминанием. Что должен чувствовать капитан, оставшийся последним на палубе тонущего корабля, но спасенный в последний момент? Вину, наверное, но и облегчение.
- Мэм, последние отчеты о жертвах.
Мори обернулась и приняла из рук неожиданно нашедшегося здесь Пинара падд с записями.
- «Лиссея» установила постоянный контакт с Бэйджором и Дип Спейс 9 через свой подпространственный трансивер, - продолжил администратор, - Так что теперь мы точно больше не одни.
Мори кивнула. «Лиссея» была первым кораблем, прибывшим на помощь с Бэйджора. Казалось, они опоздали, но  в том не было ничьей вины – собственные проблемы главной планеты не давали выделить ресурсы раньше, и никто не мог знать заранее, что именно эти сутки окажутся кризисными.
- …Им удалось выяснить, что за гуманитарную миссию Звездного Флота отвечает коммандер Торан.
- Я должна поговорить с ним, - сказала Мори, - Он все еще в лазарете?
- Да, мэм.
Жестом майор отпустила администратора и взглянула на падд в своей руке. Жертвы и разрушения. Она прочитает каждое имя и добавит их к своему собственному списку.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
20 Ноября 2008, 22:05:47 #54
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Катмур, резиденция Ли, почти лазарет.
12:03


Если бы Мори встретила коммандера Торана сразу, после своего прибытия в Катмур, но после краткого разговора с доктором Джирани, у них бы получился весьма эмоциональный, но совершенно не обязательно приятный разговор. Теперь, когда у баджорки было время подумать, она решила, что постарается сказать как можно меньше эмоциональных банальностей и будет придерживаться исключительно организационных вопросов.
«Да, это хорошее решение», - с этой мыслью женщина вошла в галерею, за который располагались комнаты, выделенные Ли Фалором под лазарет.
К сожалению или счастью, этому решению не суждено было сбыться, по крайней мере сейчас. Едва только она подошла к двери лазарета, как та разъехалась перед ней, и на встречу Мори вышла та, кого она меньше всего ожидала здесь увидеть.
- Лиза? - спросила та, когда пауза слишком затянулась.
- Мори? - недоверчиво переспросила женщина.
Баджорке показалось, что каменный пол ушел у нее из-под ног. Это не могло быть правдой… И не могло быть шуткой усталого мозга – если бы призрак молчал, еще можно было бы посчитать, что Мори спутала чье-то лицо, но голос совершенно точно принадлежал покойной Элизабет фон Кролок.
Это было уже слишком… Мори успела многое передумать об участии Пророков в происходящей катастрофе, и то, что они послали ей призрака, только доказывало божественное вмешательство. Именно лицо Лизы она видела в толпе как раз перед тем, как кто-то стрелял в коммандера Котму. Какие несчастья сулило очередное столкновение?
Мори попятилась, побледнев, рука самопроизвольно потянулась к бедру в поисках фазера. Но его, конечно, там не было, да и как может помочь оружие против нематериального существа?
- Неудачная попытка, - проговорила Лиза.
Она-то как раз прекрасно верила в реальность стоящей перед ней женщины. Женщины, из-за которой ее жизнь так резко изменилась - и уж совсем не в лучшую сторону.
- Это я. Неужели ты меня забыла? А ведь прошло совсем мало времени... - голос Лизы был холоден, но она сама знала обманчивость этой холодности - сейчас женщина как никогда была близка к тому, чтобы сорваться и перестать себя контролировать.
- Я… - голос Мори задрожал и она судорожно сглотнула, - Я тебя не забыла… Я вижу тебя в кошмарных снах. Чего тебе надо? Чего ты от меня хочешь?
Лиза задумалась. Вообще-то она ничего не хотела, кроме как выйти из дверей лазарета. Во всяком случае до того, как встретила Мори. Теперь у нее появилось столько невысказанных мыслей и желаний, что сложно было отдать приоритет какому-нибудь одному.
- Для начала было бы неплохо поговорить. И не смотри на меня так, как будто я призрак прошлого, который пришел, чтобы ты понесла возмездие, - ответила она. - Думаю, нам есть о чем поговорить? А тебе - что мне рассказать!
Все спокойствие, которое Мори так старательно пыталась вернуть себе в последнюю пару часов, исчезло, будто его и не было. Напускная уверенность в себе слетела с майора, и осталась только очень религиозная жительница Бэйджора, до сих пор винящая себя в смерти человека, который от нее зависел.
- Я не понимаю… - пролепетала она, - О чем нам говорить, если не о возмездии? Я готова на что угодно, только бы ты оставила в покое эту планету. Я признаю, что виновата в твоей смерти, и я…
- Смерти? - воскликнула Лиза. - Ах, ну да, конечно, смерти! Ведь для вас я умерла, да? Так легче, так проще! Ах, бедная Лиза, она пожертвовала собой и умерла, давайте же забудем о ней! Да? Да?! - она понимала, что то, что она говорит, выходит у нее из под контроля, но она уже не пыталась себя сдержать. - Обо мне можно забыть и навсегда вычеркнуть из памяти, как если бы меня не существовало.  Кто я теперь - проклятая предательница, преступница? Что ты со мной сделала, Мори Джанир?!
- Не было ни дня, чтобы я о тебе не думала! – в отчаянии воскликнула баджорка, - И не было ни дня, чтобы я не жалела о том, что отправила тебя на то задание! Но что я могу изменить? Что?! Твой корабль взорвался в Гамма-квадранте! И теперь ты будешь преследовать меня не только во сне, но и наяву? То, что происходит на этой колонии, моя вина, наказание от Пророков за то, что я с тобой сделала? Если так, давай поскорее покончим с этим. Ты же пришла за мной, чтобы завершить то, что начала на дамбе? Заканчивай!
- Что ты имеешь в виду? Я ничего не хочу от тебя, кроме объяснений. Я просто хочу понять, почему вы бросили меня, как ненужную сломанную игрушку, почему я возвратилась сюда, как преступница? Почему никто не вспомнил обо мне... тогда? А что сейчас? Сейчас уже поздно что-либо менять! Знаешь, когда на дамбе в тебя стреляли, я не могла понять, жалко мне тебя или нет. Сейчас я смотрю на тебя и думаю, что, пожалуй, все же жалко. Не тогда, а сейчас. Посмотри на себя: на тебе лица нет. Сколько же ты с этим жила? Твои страхи давали тебе спокойно дышать?.. Не проще ли было перестать бояться и сказать все, как есть? Я даю тебе шанс избавиться от страха: расскажи мне все. Что же случилось после того, как наш корабль взорвался, и вы решили, что я погибла?...
Тяжело дыша, баджорка смотрела на собеседницу, чью фигуру освещал тусклый призрачный свет, льющийся из высоких стрельчатых окон галереи. Лицо Элизабет расплывалось, Мори не могла разглядеть его как следует из-за слез, выступивших на глазах.
- Прости меня… - прошептала она, - Пожалуйста…
События последних двух дней вымотали майора, но она продолжала говорить себе, что оплачет и помолится за пострадавших потом, позже, когда прекратится спешка, когда придет нужное время, и она сможет отложить свое лидерство в сторону. Наверное, сейчас наступил именно этот момент.
Мори медленно опустилась на пол, и взглянула на Лизу снизу вверх.
- Я потеряла с тобой связь, - медленно начала она, - А потом USS «Лидс» охранявший Червоточину неожиданно сорвался с места и ушел в Гамма-квадрант. Я не знаю, что с тобой произошло там. «Лидс» не вернулся обратно, но мы узнали о взрыве, который произошел, и нашли остатки нескольких спасательных капсул. Адмирал Солок провозгласил конец этой бригады маки. Я сообщила твоим родителям и сестре о том, что ты погибла при исполнении обязанностей, но адмирал и генерал Ленарис запретили разглашать подробности операции. Всех задействованных в ней офицеров перевели на другие назначения… Но правда в том, что я так никогда и не узнала, что произошло на том корабле и как ты погибла. И почему наша связь тогда прервалась…
Лиза села рядом с ней, уставившись в стену напротив и не глядя на Мори.
- Я и правда умерла. Почти. Память покинула меня, и когда я очнулась, я не помнила ничего. Это было бы наверное даже лучше - не вспоминать. Перестать быть Лизой фон Кролок. Никогда не возвращаться сюда и не видеть тебя. Но так не получилось... Иногда я закрывала глаза и видела обрывки воспоминаний: чаще всего это были взрывы, и пламя, я слышала чьи-то крики, выстрелы, вереница лиц переносилась передо мной. А потом все - мертвая тишина. Но эта тишина прервалась, когда я увидела тебя тогда, на дамбе. Сейчас я думаю, что, наверное, лучше бы я ничего не вспоминала, не было бы так горько. Я надеялась, что смогу вспомнить, кто я, вернуться, реабилитироваться и стать той, кем была раньше. Но вы с Солоком убили меня окончательно, меня теперь просто не существует. Наверное, и правда было бы лучше умереть.
- Я не хочу быть тем, кто убил тебя окончательно… - тихо проговорила баджорка. Ее рука скользнула по холодному камню и нерешительно коснулась руки Лизы, - Ты не призрак…
Что-то в душе баджорки оборвалось в тот момент, когда она коснулась исцарапанной ладони центаврианки. Будто лопнул обруч, стягивавший ее сердце все время с тех пор, как она потеряла свою первую помощницу.
- Но я не знаю, чем тебе помочь. Не знаю, чем могу искупить, то, что произошло.
- Призрак, - глухо ответила Лиза. - Чем больше я вспоминаю, тем больше понимаю, что я лишь призрак той, кем была. Уже поздно что-либо делать. Хотя стоит попробовать. Например, почему бы не рассказать всем, что же _действительно_ произошло тогда? Кого я предала и по чьему приказу.
Заметив, как изменилось лицо Мори, женщина криво улыбнулась.
- Да, это сложно. Это почти невозможно. Приказ и все такое, я понимаю. Сидеть здесь и страдать намного легче.
Она решительно поднялась с пола.
- Тогда мы забудем о том, что Лиза фон Кролок выжила. Об этом знают всего два человека... три человека, - поправилась она, вспомнив о Вине.
- Куда ты… куда ты теперь идешь? – Мори умоляюще протянула руку.
- У меня теперь куда больше возможностей, - проговорила Лиза. - Я могу пойти куда угодно. Вставай, пол холодный, - бросила она, и, развернувшись на каблуках, решительно направилась прочь.
____________________
Совместный ангст Лизы и Мори
Offline  
21 Ноября 2008, 02:19:21 #55
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Катмур, резиденция Ли, лазарет.
12:20


Инстинкт самосохранения давно пора было бы переименовать в нечто сродни «о, великая сущность бытия спаси мои шкуру и плевать на все». Прозаично? Ничего удивительного. Жизнь прозаичная штука, иначе все мы давно бы говорили по строфам, столбикам и прочим поэтическим канонам лингвистики. Не существует таких? Поверьте, существуют, просто вы плохо искали, либо мало сталкивались со смертью, а она весьма своенравная дама и любит плоские, подобно раздавленной многотонной плитой мухе, шуточки. Прибытия в Катмур Торан не помнил. Память обладает чудесным свойством отключаться  в самые скверные моменты. Проще говоря, вы никогда не вспомните момента, когда над вашими в кой-то веки вкусившими всех прелестей свободы костями начнут колдовать медики, изящными и точными движениями рук напоминая им, что костям вроде бы по всем законам физики и физиологии положено прятаться под стыдливым слоем мышц, а не нагло выглядывать из прорех форменных брюк. Приземления «Лиссеи» Торан не помнил, как и не помнил часов, проведенных в лазарете. Очнулся он намного позже от жгучей жажды и невыносимого зуда в покалеченной правой руке. Порезы отвратительны хотя бы тем, что и через месяц после затягивания слоем кожи продолжают зудеть. Выпив заботливо предложенный одной из сестер-санитарок стакан воды, Торан уныло погрузился в воспоминания, большей частью тоскливые и нудные. Насколько ему было известно, миссия милосердия под его руководством закончилась не просто плохо, а почти трагически.
-  Доктор? – раздался тихий женский голос.
Сфокусировав зрение, Торан сосредоточился на говорившей. За последние сутки он видел столько баджорских женщин – и самоуверенных, и некомпетентных, и паникующих, и безумных – что перестал пытаться запомнить все лица. У его новой собеседницы были заплаканные глаза, длинные растрепанные волосы и темно-синий комбинезон, явно с чужого плеча. Женщина неуверенно переминалась с ноги на ногу перед его кроватью.
- Доктор, вы меня, наверное, не помните… Я хотела… должна была с вами поговорить. Вы спасли мне жизнь вчера ночью, и я виновата в том, что с вами случилось. Я просто хотела сказать… мне очень жаль.
- А, майор Мори, если не ошибаюсь, - с улыбкой проговорил Торан, пытаясь принять более удобную позу на покатой койке.- Мы, кажется, поменялись местами. В последний раз я стоял у вашей кровати. Забавная превратностью судьбы. Но вам не в чем себя винить, я давно уже подумывал об отпуске, а теперь мне подвернулась отличная возможность…
Торан не стал упоминать о том факте, что в силу особенностей полевой баджорской медицины еще пару недель будет хромать. Ведь он жив, а  это главное.
- Я готов выслушать вас.
- Вы можете звать меня просто Мори, если хотите, - женщина неуверенно взглянула в лицо доктору – что-то у нее произошло, что выбило ее из колеи. Впрочем, из колеи на Бэйджоре 8 сейчас могло выбить очень многое, так что не стоит даже гадать, что именно было в этом случае.
- Я еще не решила, как поступлю со своей карьерой, когда кризис будет улажен. И мне есть, в чем себя винить… Послушайте, я просто расскажу вам, потому что не могу больше хранить секреты. Та женщина, которая напала на вас… которая сейчас находится запертой в подвале этого здания, я ее хорошо знаю. Она была под моей ответственностью. Моей обязанностью было проследить за ней, не допустить, чтобы она причинила вред. Я попыталась спасти коммандера Котму, но не смогла помочь вам. Я виновата, что вы прилетели в это Пророками забытое место, и я виновата, что вы сейчас лежите здесь. Если я могу хоть что-то для вас сделать…
В такие минуты Торан чувствовал себя до нельзя неуютно. Он и так старался смотреть куда угодно – в пол, потолок, в стену, на собственные руки – но только не в скорбное лицо баджорки. Одних ее эмоций было вполне достаточно, чтобы ввести его в ступор, а уж слов… Слов было достаточно для формирования спонтанной боязни вербального общения.
- Прекратите, - голос коммандера был сух. – Повторюсь, у вас нет никаких причин оправдываться. Единственный, кто виноват в случившимся со мной… да и, право слово, с вами – это обстоятельства. Насколько бы высок не был ваш ранг, вы все равно не в состоянии предусмотреть и уж тем более предотвратить действия окружающих. Эта дама безумна, а безумие – самая непредсказуемая вещь. И вы по крайней мере должны радоваться тому, что все закончилось более-менее благополучно. Да и как вы говорите? На все воля Пророков? Увы, я не силен в религии. Но, видимо, Пророки возжелали, чтобы все произошло именно так, как произошло. А все, что не убивает нас, как известно, делает сильнее. Мы живы. Поэтому лучше задумываться о будущем, чем сетовать на прошлое. Согласитесь, - Торан слегка приподнялся на локтях. – Будущее, в отличие от прошлого, мы всегда в состоянии изменить сами.
- Вы добры ко мне, - покачала головой женщина, - Даже слишком. Возможно, мне только предстоит разобраться со своим будущим. Вы же, доктор… Я очень вас прошу, отправляйтесь домой. Вы сделали здесь достаточно, и поддержали нас, когда мы больше всего в этом нуждались. Улетайте на Дип Спейс 9, не оставайтесь здесь совершать героические поступки. Кроме фанатиков, здесь достаточно опасностей.
Голос Мори стал более твердым – улыбка на лице полуромуланца и его слова неожиданно придали ей и силы, и веры. Может быть, именно в этом она нуждалась сейчас больше всего – в прощении и возможности высказаться. И Элизабет, и Торан предоставляли ей эту возможность.
- Если вам что-то понадобится, или у вас остались какие-то вопросы, - добавила она, - Только скажите…
- Давайте по порядку. Во-первых, доброта мне совершенно чужда, во-вторых, я не принадлежу к геройскому типу, но по причине некоторых обстоятельств, - Торан многозначительно указал на кровать. – При всем желании пока не могу покинуть это место. В-третьих, опасности придают нашей жизни смысл. Судите сами, без них мы давно бы зачахли в какой-нибудь второсортной утопии. А вот вопросы… как минимум один я бы хотел задать вам. Эта женщина… Лиза, она… без ложной скромности спасла мне жизнь. Что с ней?
- Она спасла вас? – на лице баджорки отразилось крайнее удивление, - Она… Пророки, я не знала… Ее полное имя – Элизабет фон Кролок, она мой… она была моим первым офицером, когда я служила на Дип Спейс 9. Это долгая и запутанная история, но если коротко, - Мори тяжело вздохнула и устало провела рукой по лицу, - Я отправила ее на очень опасное задание, с которого она не вернулась. До сегодняшнего дня я думала, что она погибла, а всему сектору она стала известна как предательница Федерации. А я… я даже не попыталась очистить ее доброе имя.
- Какие удивительные подробности. Надо же… оказывается мы коллеги. – Возникла небольшая пауза в течение которой Торан пытался осмыслить сказанное. Удивительные? Несомненно. За последние часы уж чему доктор научился, так это удивляться. – Надеюсь, с ней все будет в порядке. Понимаете, если бы не ее своевременное появление, боюсь, сейчас бы я мирно дрейфовал вместе  с волнами вашей… к сожалению, не помню названия… реки. Лиза не позволила мне умереть на том, простите за выражение, проклятом складе. И я не сомневаюсь, что сделала она это не из каких-то меркантильных побуждений, а по той самой пресловутой доброте душевной. Я даже и помыслить не мог, что она может оказаться федеральным офицером… особенно мертвым. Но если зашла речь об этом… Нет никакой пользы стараться обелить имя покойника, куда проще признать заслуги живого. И коли она жива, наверное, не будет вреда постараться придать ее жизни смысл. Если в моих силах хоть в чем-то помочь ей, я непременно помогу. Встретив Лизу, можете передать ей мои слова.
- Не думаю, что она когда-то снова захочет со мной встречаться, - склонила голову баджорка, - Несколько минут назад она достаточно ясно дала мне это понять. Но если вам повезет больше, надеюсь, вы действительно сможете хоть чем-то ей помочь. Она этого заслуживает. Это все, что вы хотели знать, доктор?
Чувство уюта, которое, возможно сам того не желая, создал для Мори доктор, стало стремительно покидать ее. И вот она уже снова нервно переминалась с ноги на ногу. Больше всего ей сейчас хотелось остаться одной и подумать о том, что она будет делать дальше – с памятью о Лизе и с собственными ошибками, но едва ли она может рассчитывать на покой и одиночество в скором времени.
- Не сомневаюсь, что заслуживает. Да, пожалуй, на данный момент это все. И хотите совет? Вероятнее всего не хотите, но я все равно его дам. Просто из профессиональной настырности – отдохните. Скверные мысли панически бояться сна, а вам определенно не помешает позволить себе несколько часов спокойствия. Прекратите испытывать себя на прочность – для этого всегда найдется немало желающих со стороны, - Торан усмехнулся. – А вы ведь явно не пожелаете уступить им без боя? Поэтому не мучьте себя. Это приказ доктора.
- Спасибо, - тихо сказала Мори, - Вы снова меня спасаете. Спасибо.
Слегка наклонившись, она быстро коснулась руки доктора с благодарностью и признательностью.
- Отправляйтесь домой, - снова повторила она, - Прощайте.
Порывисто развернувшись, майор направилась к выходу из лазарета, полная новых сомнений, но с ростками надежды на лучшее в сердце.
Торан несколько мгновений смотрел вслед ушедшей баджорки, осмысливая ее последний жест, а потом, то ли окончательно запутавшись в мыслях, то ли напротив – поняв все слишком ясно, отвернулся к стене, отмечая про себя,  до чего неинтересная попалась стена…
_________________________________________
Совместно с Мори Джанир


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
22 Ноября 2008, 02:26:32 #56
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 2

Катмур, резиденция Ли, лазарет.
12:40


Стены лазарета были неинтересными, неинтересными в самом исчерпывающем смысле слова, эти стены являлись не столько стенами, сколько квинтэссенцией больничных стен, давно известно, наиболее скучных стен из всех. И их было много. Их было четыре. Четыре только на первый взгляд кажется несущественной цифрой, уступающей по всем пунктам, предположим, 1 000 666 или хотя бы 159, но если весь ваш нынешний мир с полной серьезностью можно заключить в четырех стенах, то эта цифра начинает приобретать поистине ужасающие размеры. С момента ухода Мори прошло несколько минут. Пятнадцать, может, двадцать, и лишь сейчас Торан осознал до чего невежливо обошелся с баджоркой, его сообразительности не хватило даже на проявление обычной докторской учтивости, состоящей в необходимости поинтересоваться здоровьем своего пусть и бывшего, но все-таки пациента. Впрочем, сегодня никто бы не сказал точно, кто кому приходился  пациентом и каким недугом страдал. Беседа с Мори осталась позади, вызывая в памяти назойливое ощущение незавершенности. Торан знал, его отглажено пафосные изречения не смогли хотя бы отчасти улучшить самочувствие майора, определенно нуждавшейся сегодня в искушенных годами практики психологах-консультантах, к числу которых федеральный доктор никогда не имел чести принадлежать, однако разговор с Мори, пробудил в сознании Торана, или выражаясь метафорическим языком писателей и священнослужителей, в душе противоестественное чувство облегчения. Возможно, беседа с баджоркой была необходима ему, Торану, ничуть не меньше, чем  самой женщине. С какой стати? Над этим предстояло поразмыслить. Позже, по возвращении на станцию… А еще он провалил миссию. Первую ответственную миссию на новой должности, что, абсолютно верно, далеко не прибавляло жизнелюбия.
Стены продолжали утомительно маячить перед глазами. Лишь потому, что им попросту некуда было деваться.
- Доктор, к вам посетитель, - баджорская сестра появилась незаметно, ее голос был совершенно бесцветен, отлично гармонируя со стенами. – Вы хотите, чтобы я пригласила ее?
- Да, конечно, - отвечал Торан, прекрасно обходясь без  дополнительных вопросов.
Почти так же незаметно, как и медсестра, в комнату вошла Т’Нэрэ. Она уже успела привести в порядок форму и прическу, и о недавних похождениях вулканки напоминал только все еще заметный синяк на щеке. Отдохнуть ей так и не удалось, и вид у нее был усталый.
У нее было множество вопросов, которые было некому задать, и она смирилась с тем, что никогда не получит на них ответа, довольствуясь лишь собственными домыслами. Больше всего ей сейчас хотелось оказаться на Дип Спейс 9, в своей каюте. За недолгое время ее пребывания на станции она еще не успела привязаться к ней, да и вообще не была склонна привязываться к местам, но после всего случившегося она крайне нуждалась в месте, которое будет хотя бы безопасным и уединенным.
А еще она хотела спать. Даже не из-за физической усталости, а скорее для возможности проснуться с новым взглядом и расценивать последние сутки как прошлое. Пока же все ее пребывание на Бэйджоре 8 было одним ужасно затянувшимся днем….
Сейчас ее единственной ассоциацией со станцией и безопасностью был коммандер Торан, и поэтому она пришла навестить его…а может быть, она пришла потому, что даже вулканцам иногда не хочется оставаться в одиночестве, или потому, что в Катмуре до нее никому нет дела и пойти ей больше некуда. Она пока не вдавалась в анализ собственных мотивов, но ближе всего к истине была бы сумма всех возможных причин.
- Как вы себя чувствуете, сэр? – негромко спросила она, подойдя поближе к доктору.
- Я себя чувствую. А это уже достаточный повод для радости, - в интонациях Торана не слышалось и тени сарказма. – Я могу переадресовать вопрос вам, но, судя по вашему виду, готов заранее предугадать ответ – скверно. И совершенно напрасно, вам следует чувствовать себя почти героем. Не возражайте. Лиза и вы спасли мне жизнь. Конечно, вы всегда можете сослаться на профессиональный долг, но это нисколько не умалит моей благодарности. Собственно, благодарю вас, энсин.
Торан, пожалуй, впервые за все время знакомства посмотрел вулканке прямо в лицо, в глаза. Когда же он в последний раз вот так, без врачебной необходимости вглядывался,  в лица окружающих? Двадцать лет назад? Тридцать? Да, примерно тридцать. Именно столько минуло со дня поступления в Академию, и с тех пор он прекратил интересоваться жизнями людей, в отсутствие грозящей этим жизням опасности. Жизнь неинтересная штука, она похожа на больничные стены – чем усерднее вы в них вглядываетесь, тем сильнее они вас раздражают. Никаких оттенков и полутонов. Или нет?
Взгляд ромуланца был тяжелым, и если бы Т’Нэрэ была человеком, то обязательно отвела бы глаза в сторону. Но вулканцев в таких случаях всегда защищает каменная маска. Выражение лица энсина никак не отличалось от обычного, только едва заметно приподнялись брови, выдавая в девушке живое существо.
- Не стоит благодарности, сэр. Вы поступили бы точно так же.
Она совершенно не знала, что еще сказать, и даже не надеялась, что доктор проявит инициативу в разговоре. Где-то в душе она понимала, что, наверное, это будет совсем не вежливо – молчать и не уходить, когда все по существу уже сказано. Конечно, по существу ей еще очень хотелось узнать, когда они улетят с этой кошмарной планеты, но задавать такие вопросы тоже не вежливо, да и если ускорить возвращение на станцию они все равно не в силах, то еще и бессмысленно.
- Вы не правы, энсин. Благодарность стоит самой благодарности. Она обязана повышать настроение и выражать признательность. Я вам признателен, поэтому благодарю. Ну, а с собственным настроением вы вправе распоряжаться по своему вкусу. Логично, не так ли? – Торан вздохнул. – Скоро мы покинем это место. И, полагаю, ваша логика подсказывает вам, что это будет самым рациональным поступком за прошедшие сутки. А с прибытием на станцию все случившееся станет историей, парочкой отчетов и очередным поводом для головной боли статистов. Все в конечном итоге сводится к статистике. Но не хочу утомлять вас. Если вы собирались сказать мне что-нибудь еще, я  внимательно вас слушаю. К слову, я рад вашему визиту. Приятно знать, что с вами все в порядке.
- Спасибо, доктор. Я тоже очень рада, что все обошлось, и хочу пожелать вам скорейшего выздоровления. Это все, что я хотела сказать. – За обычной немногословностью энсина в этот раз стояло искреннее сочувствие, которое она все равно пока не научилась показывать, но само желание выразить поддержку иногда может сказать больше слов. Ей вспомнились бесчисленные раненые баджорцы в психиатрической больнице, ныне затопленной, и на какое-то время ей показалось, что пропасть между ней и земными врачами не так уж велика: если постараться, даже она сможет быть немного теплее к пациентам. Первый шаг был уже сделан.
Слова коммандера каким-то образом помогли Т’Нэрэ по-настоящему оценить опасность, грозившую им обоим несколько часов назад. Если раньше она просто оценивала последствия, и в такой оценке смерть была лишь словом, таким же, как и прочие, то сейчас вулканка очень хорошо представила вариант «не обошлось», и данное их положение очень приятно с ним контрастировало. Так же радости добавляло и обещание доктора скорее покинуть недружелюбную дождливую планету, и энсин вполне логично решила ни о чем больше не беспокоиться и даже позволить себе скромно порадоваться то ли удаче, то ли просто жизни как явлению.
- Хорошо, энсин, тогда увидимся позже.
Т’Нэрэ тактично кивнула и молча покинула комнату. Торан перевернулся на бок и принялся с удвоенным рвением изучать успевшие набить оскомину стены. Если очень долго всматриваться в один фрагмент, думалось бы, гладкой и ровной поверхности, то непременно наступает миг, когда вы начинаете различать мелкие пятнышки, тени и шероховатости. Иногда попадаются узкие извилистые, тоньше шелковой нити трещинки. И только благодаря таким мелочам жизнь начинает казаться интереснее. Конечно, всегда есть вариант, что все эти несущественные детали действительно не существуют в природе, но в такие минуты на выручку приходит воображение. Оно любит добавлять картинам красок. Черный – это тоже цвет, особенно посреди невыносимо серого пространства. С этими мыслями Торан позволил себе расслабиться. Все, что ни происходит… просто происходит. Прерогативу же делать выводы можно оставить истории. И статистике…
___________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
24 Ноября 2008, 20:01:45 #57
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 2

10 июня 2379 года, 22:03
ДС9, офис командующего станцией


По прибытии помощи с Бэйджора надобность в присутствии нескольких федеральных офицеров, куда входили медики и инженеры, прилетевшие в колонию днем раньше, отпала. Теперь инициатива перешла в руки баджорцев, как того следовало ожидать, и Федерации. Насколько можно было судить, Федерация тоже не останется в стороне и сделает все возможное, дабы помочь своим попавшим в беду соседям. Торан следил за происходящим в полглаза и слушал новости  вполуха. Нельзя сказать, что изменения на Бэйджоре 8 совсем не волновали его. Волновали. Но с недавних пор, от него больше ничего не зависело, поэтому досаждать занятым эвакуаций пострадавших и устранением последствий катаклизма офицерам казалось неуместным. Свой шанс помочь он упустил -  оставалось расхлебывать последствия и заниматься составлением рапорта.  К вечеру девятого июня срок возвращения на станцию был определен – как можно скорее, что на языке любого народа означает «немедленно». Никто не возражал. Даже на невозмутимом лице вулканки Т’Нэрэ на миг появилось удовлетворенное выражение. Неудивительно, последний день вряд ли кто-то из обитателей Бэйджора 8, или их невольных гостей, мог назвать лучшим в жизни. Особенно при условии, сколько жизней он унес.
Попрощаться с Мори Джанир, или хотя бы мельком увидеть Элизабет фон Кролок (Торан все-таки переборол себя и больше не называл женщину коротким именем «Лиза»), не говоря уже о Вине, которую, черт подери, увидеть хотелось выше всяких сил, возможности не представилось. В суматохе приготовления к отлету, отыскать кого-то конкретного казалось абсолютно нереальным, а слабость не позволяла коммандеру отправиться на самостоятельнее поиски. Да в них и не было надобности. Все, что баджорка собиралась сказать ему, было озвучено. Все, что он собирался сказать баджорке, никогда не будет произнесено. В этом была своя логика. Какая? Не имеет значения. Профессия доктора хороша тем, что многое из сказанного, а уж тем паче недосказанного всегда с чистой совестью можно отнести к врачебной тайне, усмехнуться и забыть. Или постараться забыть.
Время полета до станции, Торан провел, уединившись в одной из кают катера за составлением рапорта. После четырех или пяти неудачных вариантов, он окончательно понял, что вдохновение, если таковое когда-либо имело отношение к составлению отчетов, покинуло его, отложил падд в сторону и сконцентрировался на тишине. Через несколько минут он заснул. А через несколько часов катер достиг Дип Спейс 9.

Оттягивать судный момент было бесполезно и, едва покинув причальный док, Торан целенаправленно двинулся в кабинет полковника, неуверенно хромая под взглядами жителей станции.
Дорога в ОПС показалась удивительно долгой и… непривычной. Свет, не мигающий от перепадов энергии, компьютерные панели на Променаде, с готовностью предлагающие гостям информацию о станции и рекламу магазинов и кафе, опрятные довольные представители десятка различных рас, громкие голоса… Если когда-то кому-то Дип Спейс 9 казался странной старой кардассианской станцией, стоило увидеть Бэйджор 8, чтобы понять, насколько все относительно.
Сегодня Торану казалось, что даже турболифт двигался в меру плавно и с надлежащей скоростью. Главное, конечно, что он двигался – путешествие по лестнице обернулось бы лишними затратами сил.
Двери, наконец, распахнулись, доктор вышел из лифта, сдержанно ответил на приветственные кивки находившихся в ОПС и двинулся к офису полковника.
- Доктор, - баджорец стоял в дверях, - Понимаю, ваш отчет еще не готов, но услышать от вас в личной беседе, что же произошло на Бэйджоре 8, было бы даже лучше. Проходите, - Талар указал на кресло перед своим столом.
Торан согласно кивнул и, несколько мгновений поглядывая на кресло, которое ничем не отличалось от сотен подобных кресел и, в какой-то мере, было креслом знакомым, осторожно присел, напоминая себе, что в сидячем положении хромать намного проблематичнее. Доктор надеялся, что его минутное замешательство осталось незамеченным полковником.
- Мой рапорт практически готов, - начал он. – Но боюсь,  он не будет  достаточно полным, как того следовало бы ожидать. Полагаю, вам известно, что случилось на Бэйджоре 8 в целом и со мной в частности. Однако я хочу отдельно отметить заслуги энсина Т’Нэрэ и женщины по имени Элизабет фон Кролок – бывшего офицера Федерации, до нынешнего момента считавшейся погибшей.
Полковник, приготовившийся слушать о мужественных действиях докторов из Федерации или, в крайнем случае, сухую сводку о жертвах и разрушениях, несколько удивленно взглянул на Торана.
- Элизабет фон Кролок? – удивленно повторил он, - Я видел это имя в архивах станции. Кажется, она была первым помощником у моего предшественника. Однако, с ее личным делом что-то нечисто… Во-первых, доступ к нему ограничен. Во-вторых, адмирал Солок отказался комментировать ее смерть. И вы говорите, что видели эту женщину?
- Думаю, я выразился вполне ясно, - без вызова, но твердо отвечал Торан, возвращаясь к привычной нейтральной манере ведения диалогов. – Да, я видел ее. И, если это придаст моим словам весомости, не только видел, но и, с позволения сказать, держал за руку. Насколько мне известно, редкий призрак способен накладывать жгуты и воздействовать на материальные предметы. Элизабет фон Кролок была на Бэйджоре 8. Во плоти. Можете задать этот же вопрос энсину Т’Нэрэ, не сомневаюсь, она подтвердит мои слова. По крайней мере мы определенно не разойдемся в описаниях этой женщины, сэр.
Полковник скрестил руки на груди и прошелся перед своим столом, в раздумьях.
- Что ж, я пока не знаю, как поступить с этой информацией. Возможно, Звездный Флот будет рад, что один из его офицеров нашелся. Оставляю вам возможность сообщить об этом радостном событии адмиралу Солоку – можете попробовать связаться с ним сами, можете попросить лейт-коммандера Теллар – она ведь отвечает за связи со Звездным флотом и федеративной разведкой. Как сочтете нужным. Что же касается энсина Т’Нэрэ… возможно, следует подумать о ее повышении в будущем – если она в ближайшее время продолжит так же хорошо себя рекомендовать. Но, - баджорец вздохнул, - опять же это внутреннее дело Звездного Флота, и я предпочитаю в него не вмешиваться – просто подаю вам идею. На ваш подробный отчет я все-таки надеюсь утром, а пока за последние несколько часов я получил несколько сообщений о продолжении работ на Бэйджоре 8. Возможно, вы тоже хотели бы что-то узнать?
- Возможно, я тоже захочу что-нибудь узнать. После того, как свяжусь со Звездным Флотом, разумеется. На данный момент, как вы понимаете, у меня действительно остается рапорт, нуждающийся в доработке, и несколько менее важных, но неотложных дел, - Торан привстал с кресла, собираясь покинуть офис полковника. – Кхм, искренне надеюсь, что эта беседа показалась вам хотя бы отчасти продуктивной. Полагаю, я могу идти, сэр?
- Доброго вам вечера, - похоже, полковник готов был отпустить доктора, - Однако прежде, чем вы уйдете, я должен вам сказать кое-что. Вы, возможно, думаете, что это задание окончилось неудачей. Однако здесь, - он взял со стола падд, - есть несколько отзывов о вас от персонала лечебницы в Новом Дженмире и от майора Мори. Кажется, вы все-таки помогли многим. Я не знаю пока, в вашем ли характере гордиться собой, но повод у вас определенно есть.
Торан удивленно приподнял брови. А вот это уже было неожиданностью. Впрочем, за время пребывания на Бэйджоре 8 неожиданностей и так было немало, эта ничем не отличалась от прочих. Или почти ничем.
- Доброго вечера, полковник, - отозвался коммандер. – Насчет гордости… скажем, об этом станет известно, когда я все-таки завершу рапорт.
И кивнув на прощание баджорцу, Торан покинул кабинет. У него действительно было несколько неотложных дел. Например, сон. Крайне важное занятие.

____________________
Вместе с доктором Тораном.
Почти конец.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
25 Ноября 2008, 19:12:26 #58
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 2: "Все цвета безумия"

10 июня 2379 года, 23:26
ДС9, офис командующего станцией


«Станционный журнал, звездная дата 57047.01.
Нас заверили, что ситуация на Бэйджоре 8, наконец, стала приоритетной для нашего правительства и операция по оказанию помощи населению планеты полностью взята метрополией под контроль. Также в самое ближайшее время будет запущена серия метеорологических зондов для изучения и анализа дальнейшего развития уникального состояния атмосферы. Федерация уже предложила нам помощь в установке искусственной системы контроля климата, как на нескольких своих планетах, но даже с ней восстановление Бэйджора 8 займет много времени.
По просьбе майора Мори коммандер Котма остался на планете, в то время как остальной наш персонал вернулся на станцию. Что же касается гражданки Бэйджора Вины Ориен, она переведена в столицу и ожидает заслуженного суда. Возможно, некоторым из наших офицеров еще придется давать на нем показания. Уверен, на этот раз многие лично приложат руку к тому, чтобы она получила по заслугам…»

Талар Вес закончил запись и откинулся на спинку кресла. Последние сутки для него мало чем отличались от предыдущих и тех, что были еще раньше, и это вызывало странные чувства. Казалось неуместным, что он сидит в этом кресле в то время, как его подчиненные едва ли не гибнут где-то. Но ведь начиналось это все как рутинная доставка гуманитарной помощи…
«Где-то я уже это слышал», - подумал полковник.
День был закончен, ночная смена в ОПС уже приступила к работе, но баджорцу еще надо было закончить с бюрократией, которой совсем недавно наполнилась его жизнь. Он уже готов был сдаться и взять недочитанные рапорты в свою каюту, когда прозвучал коммуникационный сигнал. На настольном экране командующего станцией появилось круглое румяное лицо генерала Ленариса Холема. Талар не был знаком с ним лично, но знал, что генерал уже работал с его предшественницей, Мори Джанир, и тесно сотрудничал с разведкой Федерации. Честно говоря, если Бэйджор когда-то все-таки вступит в Федерацию, одна из подписей под документом будет Ленариса.
- Добрый вечер, - поздоровался генерал, - Рад видеть, что вы относитесь к работе серьезно и все еще в офисе в такой поздний час.
Талар ответил вежливым приветствием, гадая про себя, какие сложности привнесет послание генерала в и без того нелегкое дело управление важнейшим портом сектора.
- Я рад вам сообщить, что Федерация, наконец, снова серьезно взялась за рассмотрение нашей петиции о вступлении. Это еще не афишируется официально – ни к чему лишний раз поднимать панику и рисковать навлечь на себя очередные выступления противников присоединения. Пройдет достаточное время, пока решение будет принято. Однако и нам на планете, и вам как одной из важнейших достопримечательности нашего государства стоит начать готовиться к неожиданным визитам…

__________
Вот теперь - конец.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
Страниц: 1 2 3 [4]
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS