* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Февраля 2018, 08:51:31 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 04 cентября 2384 года, утро
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10]
 91 
 : 12 Января 2018, 13:23:06 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
Спасибо за понимание, Мори!
я сама не ожидала, что так пойдет, думала, что все-таки как-нибудь успевать буду, но вот с начала этой недели поняла, что вряд ли  Грустный
Насчет отпуска - подумаю. Просто я не знаю, какие причины могут считаться уважительными для такого. Пока думала только в направлении перевода в другую группу, как у Освальда. Там ведь, вроде бы, еще одна есть, помимо нашей и той, что на Кардассии? Получился бы обмен кадетами, в моем случае, очень надеюсь, что временный. Да в общем-то, пусть будет, как вам удобнее и логичнее для повествования.

 92 
 : 12 Января 2018, 12:47:56 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Мори Джанир
Акрита, не волнуйся и не расстраивайся, всякое бывает.
Давайте придумаем для твоего персонажа причину, по которой ее пока не будет. Может, какая-то семейная проблема (или наоборот радость) из-за которой ей пришлось уехать на несколько дней в отпуск?

 93 
 : 12 Января 2018, 11:40:49 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
Дорогие друзья!
Все-таки, видимо, придется мне обратиться к вам со своей ситуацией. У нас сейчас на работе с конца декабря началось очень напряженное и загруженное время, к марту мы должны подготовить научную программу для новых приборов, написать и проверить кучу программ, калибровок, отчетности и прочего, и меня к этому делу тоже привлекли. Из-за того, что работа командная, я не могу даже планировать свое время, как это раньше делала… Сейчас после каникул вообще свалилось столько всего, что просто даже в голове места почти не остается на что-то кроме работы.
Правда, я очень хочу играть в нашу игру, она для меня значит очень многое, и очень многое хотелось бы реализовать еще, но сейчас так получается, что и Акрита последнее время довольно часто выполняет роль мебели, что ей на самом-то деле не свойственно, и, что хуже, я как игрок всех торможу и тягощу.
Не знаю, сколько у нас продлится этот аврал, скорее всего где-то до середины апреля. Если все это время я буду появляться в игре так, как сейчас, это и мне будет грустно, и вам не весело…
Так не хочется, конечно, уходить сейчас, когда столько всего интересного, но, может быть, как-то на время можно? А как только у меня более-менее стабилизируется, я обязательно вернусь.
Простите пожалуйста, что так вот получается, что подвожу вас всех…(( Но науку и коллег тоже подводить не могу. Простите.

 94 
 : 12 Января 2018, 11:12:12 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
3 сентября 2384 г., 20:00
ДС9, Реплимат


Когда все стали расходиться, Акрита еще некоторое время задумчиво стояла возле компьютерного терминала, пытаясь для самой себя подвести итог показанного. Получилось ли передать хоть что-то? Не слишком ли много было абстрактных идей и не слишком ли мало жизни? Во время презентации она старалась не мешать зрителям своим пристальным вниманием и наблюдениями за их действиями, хотя, конечно, прислушивалась к реакции. Впрочем, сейчас гадать тоже не было особого смысла. Андорианка быстрым шагом вышла из голокомнаты вслед за остальными и догнала Самриту; еще в процессе составления программы ей пришла в голову мысль, которую захотелось обсудить с коллегой по заданию Планкса.
- Самрита, можно тебя на минуточку? – спросила Акрита, поравнявшись с землянкой. – Если не торопишься, конечно.
- А? – Самрита чуть удивленно обернулась, погруженная в свои мысли, и при этом пытаясь вспомнить, не договаривались ли они о чем-то с Акритой. – Нет, не спешу, - землянка остановилась и улыбнулась. – Что-то случилось?
- Вовсе нет, я просто хотела обсудить наши идеи и планы по поводу задания Планкса. Судя по тому, как сегодня одета Квинтилия, ты уже успешно приступила к выполнению? - Акрита говорила достаточно тихо, чтобы не привлекать внимание остальных и, главное, обсуждаемого объекта. - А вечеринка сегодня – тоже часть плана? Вообще это замечательная мысль!
- Кхм, ну, не совсем, - замялась Самрита. – Вообще-то вечеринка – это просто вечеринка, потому что мне есть, что отметить, и мы давно не отдыхали. Так что нет, я устраиваю ее не для Перим, а для всех. 
Землянка поправила на голове заколку в виде пчелки и посмотрела на андорианку:
- Может быть, зайдем в Реплимат поужинать и там все обсудим?
***
Забрав поднос с едой из репликатора, Самрита направилась к выбранному девушками месту в Реплимате.
- Вот теперь можно поговорить, - улыбнулась землянка, погружая вилку в большую миску свежего салата. - Да, я попросила Перим помочь мне в организации вечеринки и поводила ее по магазинам, но, если честно, больше идей у меня нет. Коммандер Планкс просил меня показать, чем я занимаюсь и как развлекаюсь, в общем, познакомить с нормальной жизнью, поэтому я не хочу что-то изобретать искусственно, лишь бы ей было весело. Это должно быть что-то… что-то… что будет интересно и Квинтилии, и мне, и при этом не будет выглядеть очень уж надуманно, как будто я ее специально развлекаю. Но ты говорила, что у тебя были идеи про красоту окружающего мира или что-то подобное, - Самрита хитро посмотрела на андорианку. – Расскажи поподробнее!
- Да, была мысль, - кивнула Акрита. - Собственно, это насчет все того же моего музыкального инструмента, точнее, его программы. Как ты поняла по последней презентации, форму можно придумать совершенно разную, а что касается сути… Знаешь, мне самой эта программа не раз помогала разобраться в себе, увидеть что-то, что не получалось осознать и принять другими способами, или выплеснуть накопившиеся переживания. Даже если Квинтилия не захочет делиться с кем-то своим внутренним миром, может быть, она сама для себя что-нибудь откроет таким образом? Да, я понимаю, что это всего лишь голопрограмма, что реальность более ценна в плане постижения красоты мира, и в этом направлении я тоже буду думать. Просто пока у меня есть вот такое, и было бы здорово, если бы оно тоже в какой-то степени могло помочь. Как ты думаешь, это на нее вообще произвело впечатление?
То, что Квинтилия не принимала активного участия в последней сцене ее презентации, Акрита объясняла тем, что все-таки тема оказалась довольно личной и откровенной, и даже не для всякого социализированного человека была бы удобной и желанной. Так что тут андорианка вполне понимала тех, кто захотел остаться в стороне и избежать внимания всей группы.
- Угу, - Самрита быстро дожевала свой салат и закивала. – Я имею в виду – отличная мысль! Мне кажется, стоит попробовать – в конце концов, это же просто интересно, так что я не вижу причин отказываться особенно если ты дашь ей возможность познакомиться с инструментом в одиночестве. Мне показалось, что он произвел впечатление на всех еще на твоей первой презентации и не думаю, что Квинтилия тут исключение. Просто… не все хотели бы демонстрировать свои чувства на публике, - Самрита вспомнила, как сама побоялась попробовать инструмент на презентации про Андории – ей тогда не хотелось обнажать эмоции на публике. Она пододвинула к себе тарелку с карри и поинтересовалась: - А какие-нибудь варианты в реальности ты рассматривала? Квинтилия сказала, что не слишком любит голодек.
Акрита тоже активно расправлялась с большой порцией непонятно выглядящего, но сытного и вкусно пахнущего рагу. Перед презентацией поесть она не успела, так что теперь была искренне благодарна Самрите за предложение посетить Реплимат.
- Да, конечно, я понимаю, что при всех неудобно «открывать себя», да и эффект совсем не тот, - сказала она, отложив ненадолго вилку. – Презентацию про Андорию я даже не знаю, успела ли Квинтилия посмотреть или нет, ее ведь тогда не было с нами. Жаль, что у меня только программа, а не сам инструмент. Когда держишь его в руках, можешь взять с собой куда угодно, сесть где-нибудь там, - Акрита кивнула в сторону второго яруса Променада. – смотреть на настоящие звезды и играть, оно, наверное, совсем по-другому ощущается. Что касается реального… Если честно, пока ничего конкретного мне в голову не приходило. Было бы здорово организовать какой-нибудь праздник или концерт, но в свете последних событий все это как-то не вяжется, - андорианка вздохнула и опустила голову.
- Ну, я устраиваю вечеринку, - несколько неловко проговорила Самрита, - и, надеюсь, меня в этом не будут упрекать. Я понимаю, что сейчас не лучшее время, однако если вспомнить последние несколько недель, едва ли у нас когда-либо вообще было это самое «лучшее время». Я просто надеюсь, что все немного развеются и отдохнут. Ты ведь любишь музыку, я правильно понимаю? Может познакомить нас с андорианской музыкой? Конечно, мы все запомнили, что слушали наши соперники на регате, но, может, ты расширишь наш кругозор… - Самрита рассмеялась, вспоминая сотрясающую мостик андорианского корабля музыку.
- Могу, наверное, если это будет кому-то интересно, - задумчиво кивнула Акрита. – Хотя я тоже не могу похвастать широтой кругозора. Нет, Самрита, тебя вовсе никто не будет упрекать за вечеринку, это же не торжественное мероприятие в масштабах станции, а просто мы соберемся вместе и немного отдохнем, это наоборот будет сейчас многим уместно и на пользу. Знаешь, я где-то читала теорию о сочетаниях восприятия разных органов чувств, как они могут дополнять друг друга, и если соответствующим образом подобрать, например, фоновое музыкальное сопровождение и освещение, вроде плавных переливающихся цветных оттенков и лучей, то это будет усиливать эффект. Правда, я совсем не разбираюсь в психологии и понятия не имею, какой эффект каким образом усиливается…
- Но мы ведь можем попробовать, - брови землянки изогнулись, а она сама хитро улыбнулась. – Интересно, что там Квинтилия придумает – я ведь попросила ее подготовить все к вечеринке, потому что у меня не было времени из-за работы над презентацией. Насколько я знаю, прежде она особо по вечеринкам не ходила, а поэтому представление у нее может быть несколько… своеобразное, - в голосе Самриты скользнул легкий оттенок тревоги, тут же сменившийся решительностью: - Надеюсь, мне не придется все переделывать!
- Я тоже надеюсь, что не придется! Возможно, ее представление окажется несколько минималистичным, судя по тому, как выглядела наша комната до подселения туда Делас, - Акрита по-доброму усмехнулась, вспомнив, каким было выражение лица Квинтилии при первом взгляде на их каюту вчера вечером. – И в любом случае, нам это даст отправную точку: мы увидим, что именно она сама считает красивым, расслабляющим и способствующим приятному отдыху.
- Напоминаю, что мы все же не приставлены к Квинтилии аниматорами, - Самрита неторопливо доела свой карри и отложила палочки. – Да, Планкс попросил меня показать ей, чем я живу и как развлекаюсь, но я не собираюсь подстраиваться под нее и угождать любыми способами – такого в моем задании не было. Но я способна на компромиссы и буду стараться, чтобы нам обеим было интересно, - улыбнулась девушка, аккуратно вытирая рот салфеткой. – И это в каком-то роде вызов самой себе: смогу ли я найти общий язык с человеком, который изначально не был мне приятен и интересен. Не знаю, что из этого получится, но работать над этим придется и мне, и ей. Может быть, это будет не так уж и ужасно. А… а что теперь стало с вашей комнатой?
- Да, ты права, - кивнула Акрита. – и мне даже кажется, что Планкс имел в виду не столько отношения между тобой и Квинтилией, сколько ее – со всеми. И тут действительно неправильно было бы создавать какие-то особые условия, угождать и развлекать специально. Мне просто хочется понять, что ей самой интересно, чтобы потом как-то это вплести в нашу общую деятельность. Вроде бы она увлекалась спортом, но я его, если честно, вообще не понимаю.
Андорианка на пару секунд прервалась, доела последний кусок мяса, вдруг подумав о том, что у нее самой с Делас сейчас очень похожая ситуация: им тоже предстоит найти общий язык и как-то разобраться с той стеной взаимного непонимания, которая не стала заметно меньше даже после поселения в одной каюте и невеселого похода к Тенме.
- А в нашей комнате все в порядке, просто у Делас очень много вещей и этот паук, - Акрита улыбнулась уголком рта и отхлебнула из стакана уже почти остывший компот из баджорских фруктов. – Появилась третья кровать, занят почти весь шкаф и стол, и, видимо, добрую часть медотсека она тоже предпочитает иметь при себе. Но я не против, мне нормально, - андорианка пожала плечами. – Да и Квинтилия, в общем-то, не жаловалась, хотя до этого у нее был идеальный порядок и минимум вещей.
- Да, разумеется, со всеми, - согласно закивала Самрита. – Я сейчас говорю о собственном челлендже, не только о задании Планкса. Думаю, мы постепенно узнаем и ее интересы или, может быть, сами зародим в ней какие-нибудь новые. Спорт – это отлично, но он не так много общего имеет с социализацией и развлечениями, и это, так сказать, не совсем моя сфера… - вспомнив свой вчерашний позор, она вновь приложила салфетку к губам, но на этот раз чтобы скрыть эмоции. – Кхм, в общем, давай пока посмотрим, что будет на вечеринке. Как ее организатор, я должна быть уверена, что всем там будет весело – или, по крайней мере, не скучно. Учитывая все наши конфликты последних дней, это будет не просто, но, может быть, все получится? – она нехотя поднялась со своего места и подхватила поднос. – Уже скоро голосование, и, надеюсь, оно не затянется, ведь потом надо будет подготовить помещение к вечеринке! А что касается вашей комнаты… Я бы точно не разрешила подселять ко мне никаких опасных животных!
- Да, посмотрим, что получится, - Акрита тоже собрала свою посуду и встала. – Мне кажется, будет хорошо. Скорее всего, не просто, но ведь и это, как ты говоришь, челлендж? А паук вроде бы не опасный, ну, по крайней мере, не агрессивный, и он в клетке.
- Угу, не опасный, - фыркнула Самрита, вспоминая свое знакомство с ним на регате. – Я бы не хотела это снова на себе проверить… Ладно-ладно, я верю, что он милый и пушистый, но не желаю знакомиться с ним ближе. Ну что, пойдем? – с этими словами землянка двинулась к выходу из Реплимата на Променад. 
- Пойдем, - согласилась Акрита.
______
С Акритой

 95 
 : 11 Января 2018, 09:29:46 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., после 20:00
ДС9, голокомнаты

Делас была патриотом. Ракар вспомнил ее слова там, на Бэйджоре, о том, как «Ты мне ещё расскажи, как родину любить. Ты же ничего обо мне не знаешь». Ракар помнил это дословно. Он помнил ее взгляд, сквозь собственный гнев, он все-таки видел, замечал. Делас умела держать лицо, но даже через такое иногда видно. Она патриот. И она умрет ради политики Родины. Она не зря дочь вице-проконсула. Он хорошо ее воспитал. Хотел бы Ракар поверить одному Тенеку и попросить его о неразглашении. Но тут, видимо, неразглашение невозможно, потому что вулканцы этим тоже болеют. Ракару было плевать на то, что кто-то не хочет делиться, что ромуланцы хотят успеть первыми. Счет идет на жизни, это не та игра, в которой ты можешь победить, не оставив после себя гору трупов. Ракар был совершенно не против того, что и вулканцы начнут выздоравливать от смертельной болезни, если все удастся. Ракар совсем не чурался и не стыдился бы просьбы о помощи, да вот только беда в том, что федераты и правда могут захотеть навредить, они это могут сделать. Неоднократно шли разговоры о том, что есть в Федерации люди, которые не прочь видеть Ромуланскую Империю уничтоженной.  И не просто видеть, а приложить к этому руку. Неужели Делас понимала это лучше него?
Ракар отнял свою руку от ее, сложил ладони лодочкой и приложил к своему лицу, потирая напряженный лоб, а потом протянул руки и нежно взял Делас за плечи, притянул к себе, коснулся своим лбом ее лба. И его совершенно не волновало то, что там в презентации, которую он слушал краем уха, Освальд Макдауэлл сделал его, Ракара, через 20 лет всего-лишь майором Тал Шиар. В иной ситуации Ракар рассмеялся бы и с достаточной доли шутки оскорбился бы, но не сейчас.
- Делас, - прошептал Ракар, - я все понимаю. И также понимаю то, что ты не должна умирать. Ты должна жить, именно потому, что ты не просто дочь своего отца, потому что ты… ты ромуланка, ты патриот, ты профессионал, и ты просто этого стоишь. Я хотел поговорить с тобой о том, чтобы попросить помощи Тенека, он умный малый, на самом деле, но теперь я вижу, к чему может привести разглашение. Однако, мы можем избежать разглашения. Мы можем попросить Тенека не говорить никому о том, что это ромуланское исследование. Тенек умеет хранить чужую тайну, уж что-что, каким бы занудой он не был – он надежный. Мы можем разрешить ему использовать его для лечения вулканцев. Какая разница, если благодаря этому выживет пара сотен вулканцев? Зато выживет множество ромуланцев. Не важно кто первый, важно – сколько жизней будет спасено. И ты в том числе. Вдруг получится? Я готов рискнуть для этого самим собой, если что – ты доложишь, что я разгласил, что я обманом украл данные разработок, ну… это если к тебе прицепятся. А в самом крайнем случае - … если возникнет подозрение, у нас, что это все может попасть не в те руки… я убью его. – И Ракар опустил взгляд в пол, чуть отстранился от лба Делас.
- Ты подумаешь над этим? – спросил Ракар, все еще сжимая плечи Делас и прижимая ее к себе. – На всякий случай, должен еще раз сказать, - сказал Ракар, отведя взгляд в сторону, - что я не внутренней безопасности сотрудник, я разведчик, и у меня нет задачи тебя проверять. Я просто хочу, чтобы бы ты жила долго, и по возможности счастливо.
Делас счастливо улыбалась от неожиданного проявления Ракаром чувств, и, казалось, ни на презентацию, ни на его слова она уже не обращает внимания. Но стоило ему отстраниться, как девушка нахмурилась, возвращая себе способность мыслить.
- Это… не так просто, - нехотя призналась ромуланка. – Это поставит нас всех под угрозу, и твоего Тенека тоже. А я не хочу, чтобы ты его убивал, он же твой друг. Мне нужно время, чтобы подумать, как это осуществить… К тому же вполне возможно, что ничего и не понадобится – я пытаюсь сейчас внести небольшое изменение в лекарство, оно может сработать…
- Да, понимаю, нужно время, - Ракар согласно кивнул, - я и сам не хочу его убивать, не думаю, что он способен на диверсию. Он так гордится своим предназначением, тем, что он врач, призванный совершать только добро. Он не сделает плохо. Я только лишь хочу сказать, что для успеха иногда может потребоваться взгляд с другой стороны, и другие, альтернативные данные. Совместная работа может принести успех. Нельзя отказываться от этой возможности. Нужно использовать любой шанс. И, без твоего решения, я ничего не скажу ему ни о каком исследовании. Не торопись отказываться, я помогу всем, что в моих силах.
Ракар мягко сжал плечи Делас, неловко улыбнулся и повернулся лицом к голографическому действию.
- Сначала я хочу попробовать справиться сама, - решительно произнесла Делас. – И моя работа, мое исследование, я не хочу его ни с кем делить. Потом… будет видно, - она тоже улыбнулась и вернулась к действу.
Ракар коротко вздохнул и нахмурился.
- Да, будет видно. Хорошо, Делас. О, надо же, союз пяти государств, через 20 лет. Какого же внешнего врага Освальд имеет в виду, ради которого такое случится… - задумчиво сказал Ракар, однако думал он совсем о другом в данный момент.
______________________
Совместно с Делас

 96 
 : 11 Января 2018, 09:28:54 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., 20:00
ДС9, голокомнаты

Смотреть презентацию Освальда повторно Утара Рилл оставила Ракара вместе с Делас. Это был удачный момент для того, чтобы поговорить вдвоем, без лишних свидетелей. И поэтому в первую очередь перед запуском ромуланец проверил, что голокомната не будет записывать ничего из того, о чем они будут говорить.
И вот теперь они стояли с Делас посреди голографического корабля, смоделированного Освальдом, и смотрели как взрослый коммандер Макдауэлл разговаривает с взрослым коммандером Баккер. Некоторое время ромуланец, скрестив руки на груди, смотрел на действие, а затем повернул голову к Делас.
- Делас, ты думаешь, это была удачная идея надеть на Перим серый балахон? Он даже был не ромуланским. Мне показалось, Квинтилия хотела увидеть что-то из ромуланских одежд на себе, - Ракар смотрел внимательно и изучающе.
Делас выглядела действительно заинтересованной презентацией. Сейчас ей не надо было притворяться, поэтому интерес на лице был вполне искренним. Услышав вопрос Ракара, она удивленно обернулась к нему.
- Именно поэтому это и была отличная идея, что он не был ромуланским, - пояснила девушка, склонив голову и наблюдая за реакцией Ракара из-под приопущенных ресниц. – Мне показалось, что это ты хотел увидеть ее в ромуланской одежде… Или и вовсе без одежды. Нет уж, мой выбор был наиболее подходящим, удобным и практичным для полета. И неподходящим для того, чтобы ты ею любовался, - она усмехнулась и вновь вернулась к просмотру презентации.
Ракар отвел взгляд и коротко усмехнулся, но усмешка быстро сошла с его лица. На мгновение он даже растерялся и это отразилось на лице. Он снова поднял взгляд на Делас и пару секунд не знал, что сказать. А тем временем голографические Освальд и Самрита обсуждали свой предстоящий полет. А мысли Ракара полетели нестройной последовательностью, и он не мог сказать, что в чем бы ни была Квинтилия, он все равно будет ей любоваться.
- Зря ты это, Делас, - наконец сказал Ракар, - мне показалось, что Квинтилия напротив, хотела посмотреть на то, как сделаешь ты. Ты ведь умеешь делать красиво, твое голографическое платье было прекрасно. Это же не для меня, это для нее. Ей надо многому научиться, именно для нее, а не для кого-то внешнего. И ты, наверняка, представляешь себе, что о чем бы я ни мечтал в ее отношении – все это невозможно. И если бы подошла к вопросу чуть по-другому, ты могла бы с ней подружиться, ну… в известных рамках. Это было бы ценно и для нее, и для тебя. Я тут… меня не надо учитывать в этом вопросе.
- Как ты мог заметить, я не страдаю альтруизмом, - сощурилась Делас, - и не вижу причин делать что-то для нее, если мне от этого будет только хуже. А то, как ты на нее смотришь… я уверена, что мне бы это не понравилось, - она передернула плечами. – И не понимаю, как выбор комбинезона помешал бы нам подружиться… если бы кто-то из нас этого захотел. По-моему, ее мой выбор вполне устроил, она выглядела довольной. А если он не понравился тебе, значит, моя цель была достигнута. К тому же я не участвую в этом вашем странном проекте, смысл которого я так и не поняла, где вы даете ей какие-то задания…  
Делас сощурилась, видимо, разговор о Квинтилии ее в некотором роде злил. Ракар не хотел злить Делас. В ее короткой жизни и так много боли.
- Это психологическая реабилитация, - Ракар неопределенно махнул рукой, - но ладно, я понял. И, по-моему, Квинтилия действительно не прочь с тобой общаться.
Тем временем они уже были на мостике голографического корабля и там, в кресле капитана сидел ромуланский офицер.
- Ого, - сказал Ракар, обходя вокруг и внимательно рассматривая ромуланского субкоммандера, - он размышляет о ромуланцах по обмену на федеральных кораблях… прекрасная возможность.  
Ракар бросил рассматривать голографического ромуланца и снова в упор посмотрел на Делас.
- Скажи мне, а как командование аргументирует невозможность разглашения исследования по синдрому Тувана? Не беспокойся, я отключил все способы слежения здесь, нас никто не слышит. Что федераты могут сделать, зная о нем? Чем навредить?
- Пусть общается, - пожала плечами Делас. – Я тоже не против. Если бы между нами не стоял мужчина… Но все сложно, и я не знаю, как вести себя с ней. Я не понимаю, чем она лучше меня, и это меня злит.
С этими словами Делас замолчала и принялась просто наблюдать за презентацией. Вид ромуланского офицера на мостике вызвал у нее быструю улыбку.
- Очень просто: это секретное исследование, - отозвалась она на вопрос Ракара после небольшой паузы. – И мы не хотим, чтобы оно стало доступным Федерации. Получив это лекарство, мы сделаем большой прорыв и опередим федеральную медицинскую науку, это даст нам преимущество и возможности для обмена с федератами – их представители ведь тоже могут страдать от синдрома, и это лекарство им нужно. Но пока оно на стадии разработки, мы не можем рисковать и давать им доступ. К тому же, если федераты или клингоны получат это лекарство, они смогут изменить формулу и использовать его против нас. Прежде, чем вступать в диалог, мы должны исключить такую возможность.
Ракар не отрываясь смотрел на Делас. Если бы Квинтилия была влюблена в кого-то другого, он бы также мучался вопросом о том, чем он хуже… того другого. Но Квинтилия не была влюблена. Там была какая-то другая не известная ему история, о том, в кого она была влюблена раньше. И еще, он совершенно точно ее пугал. Не понятно чем именно. Но в остальном, он точно понял Делас. Как странно расположила диспозицию судьба. Как все это было сложно. На несколько мгновений он даже несколько залился зеленой краской. Но лучше это было не обсуждать. Не стоило мучать Делас.
- Понятно, - сказал Ракар, - но… как федераты могут болеть синдромом Тувана? Это же… чисто ромуланское. Кто из них подвержен?
- Вулканцы, - коротко отозвалась Делас. – Ты не знал?
- О… - в некотором замешательстве сказал Ракар, и обратил рассеянный взгляд на действие, происходящее в голограмме, там уже была станция и множество посетителей на ней.
- Не знал. Вот знаешь, меня это иногда действительно сильно злит, что за тысячелетия наши физиологии все равно остались близки. Но злиться … не конструктивно.
Ракар подошел ближе к Делас, встал с ней рядом, чтобы голографические персонажи не разделяли их.
- Знаешь, я недавно лежал в лазарете станции, и медсестра Эвен Оро упомянула доктора То… Торана, он полуземлянин и пролуромуланец. Был здесь несколько лет тому назад главным медиком. Я потом почитал про него. Он изобрел лекарство от кардассианского бешенства, использовав себя как подопытного. Если бы ты могла использовать для своего исследования гибридов… - Ракар опустил голову на пару секунд, размышляя, а потом повернулся к Делас всем корпусом и взял ее ладонь.
- Знаешь что, это конечно здорово, что мы можем опередить федеральную науку, но кто знает, сколько еще понадобится для этого лет? У тебя есть столько? Скажи, твоя жизнь разве стоит того, чтобы положить ее на кон и стремиться во чтобы ни стало ни с кем не поделиться, даже для того, чтобы, возможно, спасти тебя? Если вулканцы этим болеют, то они наверняка тоже что-то пытаются с этим делать.
- Разумеется, стоит, - Делас очень удивленно посмотрела на Ракара, но убирать руку вовсе не спешила. – Моя жизнь ничего не значит по сравнению с ромуланской наукой и государственной тайной. Может быть, я и не доживу до того, как лекарство начнет работать, но я буду знать, что сделала все от меня зависящее, чтобы ускорить исследования. Может быть… может быть, мое имя будут помнить, и я стану кем-то большим, чем просто дочерью своего отца. Я сомневаюсь, что вулканцы достигли успехов в борьбе с этой болезнью, иначе разведка уже сообщила бы нам.
___________________
Совместно с Делас

продолжение следует

 97 
 : 10 Января 2018, 10:26:37 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., вечер
ДС9, голокомнаты - презентация Акриты

Ромуланка тоже недоверчиво коснулась ладонью поверхности воды, а затем опустила руку чуть ниже, пока не скрылась вся кисть. Она не понимала, как работает этот прибор, и попытки проанализировать ни к чему не приводили, поэтому девушка просто решила довериться андорианке и ее презентации. Она сосредоточенно принимала те образы и ощущения, что транслировала клингонка, с неожиданностью для себя осознавая, что она не передает ту враждебную настроенность, которую проявляла на общем собрании. Это было для Делас неожиданностью.
Самой ей пришлось напрячься, чтобы загнать все тайные мысли подальше и не проявить своих настоящих страхов. Конечно, какой-то страх остался – Делас не считала нужным скрывать, что боится новую группу. А еще что она… ну… немного… самую малость… совсем чуть-чуть… в общем, сожалеет о том, что было сделано о регате. Мысли о регате сразу же пробудили воспоминания о ее напарницах – Каззе и Юнок – и их подготовке к участию: как они распределяли обязанности, спорили, выбирали дизайн формы, придумывали корабль и модификации… Об этом было думать безопасно и приятно, эти воспоминания вызывали у нее легкую улыбку и чувство тоски по недолгому времени существования их команды. Но всегда фоном в ее чувствах присутствовала тревога и напряженность, точно эти были те чувства, с которыми Делас жила постоянно и которые нельзя было так просто вытеснить. Потом она подумала о событиях на регате, и перед ней тут же встал образ Ракара, а вот это было совсем не то, чем она хотела делиться. И сколько бы она не заставляла себя перестать о нем думать, у нее ничего не получалось, поэтому ромуланка просто резко выдернула руки из воды, разорвав связь.
Ракар внимательно наблюдал, что делают Делас и М'Кота, и действительно следил за их лицами. Приборы приборами, но никто и никогда не сможет отменить язык тела, который расскажет обо всем внимательному наблюдателю. Делас выдернула руку из голографической воды.
- Что случилось? – нахмурившись спросил Ракар.
- Все работает, - напряженно улыбнулась ромуланка, неловко поднимаясь на ноги.
– Очень хорошая штука, – одобрительно сказала М’Кота, вытирая мокрые ладони о колено. – В самом деле стоило бы давать её людям вместе с универсальным переводчиком, а то мы делаем столько ерунды… Знаешь, а у нас перед регатой была такая гонка, что мы на стенку лезли от усталости и переживаний, – дружелюбно сказала она, обращаясь к Делас, – Сейчас думаешь об этом почти ностальгически, но в тот момент!..
Про то, что она уловила отголосок чувств Делас к Ракару, клингонка не сказала ни слова и даже виду не подала: при случае и клингоны умеют «прикинуться шлангом». Особенно женщины. Особенно из женской солидарности.
- Я скучаю по нашему кораблю и команде, - с едва заметным вздохом сожаления призналась Делас, возвращаясь к остальным кадетам. – Но я никогда не говорила, что у нас все было просто.
Акрита с некоторым волнением и одновременно интересом наблюдала за М'Котой и Делас, пока они "общались" через озеро. Ей почему-то захотелось тоже когда-нибудь подобным образом поговорить с ромуланкой, ведь вчерашний разговор слишком ясно показал, насколько трудно им понимать друг друга. Между ними лежало многое… Сможет ли эта примитивная голопрограмма справиться с такой задачей? Акрита не знала.
- В том виде, в каком у меня получилось реализовать, возможности очень ограничены, конечно, - сказала она. – Ведь это даже не устройство, просто программа, хотя и очень искусно созданная. И за нее я благодарна своему отцу, Талеву, он работал над ней. И не он один. Как вы поняли, сейчас через нее можно частично почувствовать друг друга, но мне бы хотелось – в мечте – чтобы также, вместе с эмоциями, неотделимо от них, передавались и конкретные образы, информация, и чтобы она таким образом становилась не сухой или неверно понятой, а настолько верной, насколько сам говорящий хочет выразить.
Андорианка посмотрела на свой пульт-браслет, видимо, намеревалась что-то переключить, но тут же подняла глаза, испуганно и виновато.
- Кажется, я перебрала время… - пробормотала она, глядя на координатора. – Полтора часа истекли две минуты назад.
Услышав о завершении, Ракар поднял голову и посмотрел на Акриту. Все это некоторое время он раздумывал о том, что Акрита немного утаивает. Никакая программа не может ничего такого сделать без специальным образом настроенных и натыканных повсюду сенсоров, а уж если при этом производится еще и чтение мыслей – это весьма опасная разработка Федерации.
- Мэм, прошу вас, еще минутку, - обратился Ракар к координатору и снова повернулся к Акрите, - все это интересно, Акрита, но позвольте я спрошу? Кем вы видите себя через 20 лет? Что происходит вокруг вас и… радиусом немного побольше? Чего вы хотите в будущем? Расскажите, пожалуйста, хотя бы коротко. Обычными словами.
Акрита вопросительно посмотрела на Утару. Та, вроде бы, не собиралась ругаться, по крайней мере, прямо сейчас, поэтому андорианка нажала кнопку завершения программы и повернулась к Ракару.
- Через 20 лет? – задумчиво сказала она. – Не знаю даже… Это так не скоро. Надеюсь, что закончу Академию, устроюсь работать на какой-нибудь звездолет. Каких-то конкретных планов на такой долгий срок у меня нет, и прошу прощения, если я неправильно поняла задание про мечту. Я не знала, что надо было делать о будущем и о себе.
Она вздохнула и опустила голову. Она видела теперь, что с самого начала думала в неверном направлении, но, с другой стороны, не жалела о своей ошибке.
- Конечно, я хочу стать достойным офицером Звездного Флота, помогать другим в исследовании Вселенной, в продвижении общества к взаимопониманию и сотрудничеству… Но опять же, не конкретно через 20 лет, а просто. Этого я и сейчас хочу, и через 50 лет, если доживу – хотеть буду.
- Ну, 20 лет – довольно условный срок, - сказал Ракар, - имелось в виду достаточно отдаленное будущее, когда вы уже чего-то смогли бы достичь, стремясь. В целом понятно, Акрита, спасибо. Вы из тех, кто хочет узнать немного больше об этой Вселенной, пусть у вас все получится. И пожалуйста, не стоит извиняться. Вы рассказали о своих мечтах, и это очень ценно.
– Ну, что же… – Утара оглянулась вокруг, словно прощаясь с этим сюрреалистическим миром, который удивительным образом оказался местом для решения вполне реалистичных и реальных проблем. – В идеале мы должны были бы сейчас пойти и проголосовать за лучшую презентацию, но двое из участников голосования ещё не готовы к нему приступить. Ракар, Делас, вы остаётесь здесь, чтобы отсмотреть пропущенную вами презентацию, затем присоединяетесь к нам в конферец-зале. У всех остальных до голосования перерыв. Подумать, обсудить, отдохнуть… общий сбор через час.
- Спасибо, мэм, - ответил Ракар.
________________________
Совместно с кадетами и Утарой Рилл

 98 
 : 10 Января 2018, 10:25:58 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., вечер
ДС9, голокомнаты - презентация Акриты

Ракар стоял неподалеку от Самриты и Акриты и с интересом смотрел на девушек. Самрита выглядела счастливой. Это был первый раз, когда ромуланец видел Самриту такой. С Освальдом, видимо, у нее все действительно наладилось. Но вот только… что это было? Акрита сказала, что это не работает в действительности, но вдруг и правда работало?
- И как? - спросил Ракар, - что вы чувствуете, видите в друг друге? Это … правда работает?
Самрита благодарно кивнула и медленно поднялась на ноги.
- Это… очень здорово, - призналась она. – Я бы хотела, чтобы такая штука действительно существовала, это многое бы упростило. 
Обернувшись к Ракару, она пояснила:
- Да… Да, мне кажется, я почувствовала эмоции. Это сложно описать – думаю, это похоже на тот инструмент, что был на прошлой презентации Акриты. Лучше сам попробуй!
- Значит, это на самом деле работающий прототип, - сказал Ракар, с интересом глядя на Самриту. А потом он обернулся на Квинтилию и поискал взглядом Делас. Он хранил слишком много секретов, и один из них – был секретом Тенмы. Его просьба, его право самому решать собственную жизнь. Ракар не мог позволить себе. И не мог никого напрячь. Все, что нужно, он скажет словами, искренними, правдивыми, все, что он чувствует, он сам решит, кому показать. Показать теми средствами, которыми наделила его природа. А все, что должно остаться в нем, останется в нем. Лично для него. И для его Империи. Ромуланец улыбнулся Самрите.
- Рад, но сам я не могу. Это нельзя. И это связано с … с моим мировоззрением и менталитетом. Я предпочитаю учиться читать в лицах, и чтобы эмоции, чувства и мысли были выражены словами, жестами и мимикой. Это – есть добровольное проявление. Такими сделала нас природа. Телепатия – не для меня, - ромуланец чуть поклонился, и посмотрел на андорианку. – Не обижайтесь, Акрита.
Акрита тоже встала и отряхнула мокрые руки, с улыбкой посмотрела на Самриту, затем на Ракара.
- Ты права, этот элемент презентации и есть переделанная программа того музыкального инструмента, - сказала она. – и нет, Ракар, тут не на что обижаться, дело абсолютно добровольное.
– Я бы попробовала! – сказала М’Кота, решив для себя, что лично ей совершенно нечего скрывать. Она привычно оглянулась на Артура, но тот похоже не горел желанием прилюдно практиковаться в телепатии, и клингонка обвела взглядом остальных. – Рискнёт кто-нибудь? – тоном вопроса предложила она, впрочем, совершенно беззлобно.
Ромуланец теперь с интересом посмотрел на клингонку и обвел взглядом остальных, не торопясь покидать место возле озера. Его очень интересовало это происходящее действие.
– На самом деле, если всё так, как сказал Освальд, и это просто «включаемый транслятор», – ничего в этом страшного нет, – добавила М’Кота, заметив всеобщую заминку, – если не включишь со своей стороны, ничего не сработает. – Взгляд её остановился на Делас, и клингонка протянула руку, словно предлагая Делас выбраться с её помощью с заднего плана: – Ну, у Ракара, допустим, специфические принципы, – сказала она, – но, может, другой ромуланец захочет заглянуть в голову клингону, пока есть такой уникальный шанс?
Делас вскинула голову – клингонка была значительно выше, и чтобы смотреть ей в глаза, Делас приходилось смотреть наверх – и изучающе уставилась на клингонку. Даже если бы ей очень хотелось отказаться, делать это она бы не стала – в конце концов, это был вызов ей и ее смелости, а такие вызовы ромуланка не могла игнорировать. Пусть даже на самом деле она боялась эту большую девушку устрашающего вида, которая могла легко размазать ее по стенке и которая ее не особо жаловала. Она молча сделала шаг вперед, давая понять, что готова, но руку в ответ не протянула.
Ракар подбадривающее подмигнул Делас и улыбнулся.
М’Коту эта реакция вполне устроила: её жест был в большей степени символическим и выражающим её собственные намерения, чем требующим обязательного ответа. Она опустилась на колени у кромки воды и сняв форменные полуперчатки, опустила руки в прохладную воду. Она не старалась думать о чём-то специально, да и натура её не слишком располагала к этому: чаще всего, М’Кота позволяла своим мыслям течь в том, направлении, в каком им заблагорассудится, и лишь иногда вмешивалась в этот процесс.
Сейчас в её мыслях можно было прочитать одобрение смелому поступку ромуланки и мысль о том, что ромуланцы, пожалуй, лучше, чем о них думают – смелее и откровеннее (про откровенность – это, конечно, была тень недавнего разговора с Делас). А ещё в голове девушки были размышления о том, что надо бы затащить в эту презентацию Артура… как-нибудь потом, потому что вот так обменяться мыслями для клингонки и землянина – это совсем-совсем неожиданный подарок, и очень жаль, что Артур этому не обрадовался.
Рядом с этими мыслями додумывались и те, которые начались ещё посреди презентации Самриты и оформились к середине полёта в презентации Акриты – о том, как научить земляков ценить те виды мужества, которые они не привыкли ценить, и в то же время, как среди всех неизбежных перемен сохранить то, что представляло самую сущность клингонов, что она любила и чем гордилась. У неё было так много дел на Родине, для Родины и во славу Родины и так мало возможности быть рядом с Артуром… М’Коте даже в голову не приходило, что кто-то из них двоих может пренебречь своим долгом – чего не было в её мыслях, того не было! – все её представления об этом основывались на том, что уж что-что, а свой долг они исполнят до конца.
__________________
с кадетами и Утарой Рилл

 99 
 : 10 Января 2018, 10:24:32 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., вечер
ДС9, голокомнаты - презентация Акриты

Тенек слушал этот разговор молча. Здесь он был категорически не согласен и с Акритой, и с М’Котой, и с Освальдом. У него был человек, которого он хотел увидеть ещё хотя бы раз, просто для того, чтобы попрощаться, но возвращаться для этого в ушедшее прошлое он не хотел – это уже было, он помнил это и на этом по его мнению следовало остановиться, отпустив ушедшего в его Неведомое. Изменять события прошлого он тоже не считал себя вправе, даже если бы это была альтернативная вселенная. Сколько таких вселенных пришлось бы создать, чтобы не дать умереть каждому, кто был и остаётся дорогим для кого-то человеком? И этично ли создать одну ради одного и не создать для всех остальных? А если параллельных вселенных уже существует бесконечное количество, в этом и вовсе нет смысла, потому что существуют все возможные версии развития событий.
- Я подумаю над вашим предложением, - Акрита с благодарностью посмотрела на Освальда и М’Коту. – Хотя я еще ни разу не пробовала писать голороманы.
Катер быстро поднялся в серое небо, еще секунду летел сквозь тучи, затем оказался в космосе и ушел в варп. А когда вышел снова в обычное пространство, то оказался опять на орбите планеты, уже совсем другой. Она была больше похожа на самую первую, но с явно бо́льшим количеством синего всех оттенков. Войдя в атмосферу, челнок снизился по спирали над маленьким островом, вокруг которого до самого горизонта, быстро превратившегося из дуги в горизонтальную линию, раскинулся океан. Солнце светило ярко, разбрасывая сверкающие блики на поверхности, а отражающееся небо делало водную гладь лазурно-бездонной. Кое-где легкий ветер, видимо, рисовал на ней белые кружева барашков, особенно заметных ближе к берегу.
Остров оказался совсем небольшим, и даже из его центральной части – холма, на который опускался катер – можно было видеть море.
- Последняя вещь, которую я хотела показать, к сожалению, тоже изображена у меня весьма условно и не по-настоящему, и опять же, потому что нужных технологий не существует, - рассказывала Акрита, пока катер заходил на посадку. - Да и глупая она, в общем-то… Так уж получилось, что среди того, о чем я мечтаю, нет великих идей и свершений, грандиозных планов или чего-то подобного. Это – просто еще одна маленькая деталь.
Хоть остров и был маленьким, но на нем удивительным образом нашлось озеро, совсем крошечное, метров пять в диаметре, больше похожее на пруд, но явно не искусственного происхождения.  От приземлившегося челнока до берега оставалось теперь несколько метров, поросших не высокой, довольно густой растительностью, не похожей на земную, впрочем, судя по виду, не представлявшей угрозы.
- Это озеро. Я постараюсь рассказать, как сумею, если что, вы спрашивайте, потому что я могу говорить непонятно, - андорианка открыла дверь, и в кабину хлынул поток свежего воздуха, пропитанного морем и девственно чистой природой. – Его вода обладает способностью передавать мысли. Даже не просто мысли, нет… Не знаю, как вы, но я не раз сталкивалась в своей жизни с ситуациями, когда хочешь кому-то сказать что-то очень важное, или не очень, а оно не получается. Не складываются слова, или разделяют культурные, этические, языковые и прочие различия. Или ты сам хочешь понять кого-то, но понимаешь неправильно или не понимаешь вовсе. Довольно часто даже войны начинались из-за того, что в словах друг друга предводители народов видели совсем не то, что те действительно пытались сказать. Я сама не знаю точно, из-за чего так получается, и, наверное, в этом тоже есть какой-то смысл. Просто когда подобная стена непонимания, недосказанности встает между людьми, искренне стремящимися друг друга понять – мне это кажется несправедливым. И я придумала такое озеро. В которое можно просто опустить руки, и структура воды будет передавать эмоциональную, истинную суть произносимых слов. В каких-то случаях, когда хочется выразить не информацию, а просто часть своей души, можно и вовсе без слов обойтись. На самом деле, у многих народов, тех же бетазоидов, например, такая способность есть от природы. Но ведь не у всех так.
Акрита спрыгнула на траву и улыбнулась слушателям.
- Конечно, я совершенно не обязываю никого к интерактивности и участию, тем более что у голографической презентации функционал совсем не такой, о каком бы мне хотелось мечтать. У меня получилась очень слабая и примитивная модель, лишь отдаленно напоминающая неосуществимый оригинал. Но можно просто выйти и полюбоваться морем!
- Не знаю, - нахмурился Освальд, - иногда и правда раздражает непонимание или неспособность понять другого. С другой стороны, я не хотел бы быть постоянно телепатом, как бетазоиды - это слишком открыто или... не знаю, в общем! Вот бы был телепатический сопроцессор и интерфейс к мозгу, чтобы можно было включить и свободно обмениваться мыслями с обладателем другого такого же устройства - это было бы очень полезно и для дипломатов при заключении договоров, и для ругающихся близких, чтобы смогли друг друга понять и помириться. Может, это реально? Ведь, универсальный переводчик похожим образом работает... Если кто-то такое изобретёт, то твоя мечта, Акрита, может оказаться не более несбыточной, чем космические полёты для наших предков!
Делас смотрела на озеро с недоверием и даже сделала шаг назад, когда Акрита начала объяснять принципы его работы, точно совсем-совсем не хотела проверять это на себя.
Самрита, с интересом дослушав рассказ андорианки, покинула катер вслед за ней – эта планета ей, определенно, нравилась и напоминала столь любимую девушкой Райзу.
- Ты нам покажешь, как это должно работать? – поинтересовалась она у Акриты.
- Как должно – увы, не смогу показать, - немного смущенно улыбнулась Акрита. – А в том, как работает эта моделька, нет ничего сложного, и, конечно, я готова продемонстрировать ее тому, кто захочет.
Она сделала шаг в сторону озера. Со стороны берега слышался мерный шум прибоя.
- Да, Освальд, это именно такой «включаемый» переводчик, про который ты говоришь, и именно для таких целей, - андорианка искренне обрадовалась тому, что эта часть презентации, кажется, вышла понятнее предыдущей. – Причем те, кто опускают руки в это озеро, сами определяют, какие мысли, образы, ощущения, о чем именно, они хотят передать собеседнику. Конечно, они могут и раскрыть душу полностью, но это вовсе не обязательно.
Ракар вышел из катера с удовольствием вдыхая чистый морской воздух. Его лицо выражало искреннее любопытство, но это выражение было слегка напряженным. И в этот раз он прошел дальше Делас ровно на один шаг и остановился впереди нее. Ромуланец смотрел прямо перед собой, в сторону озера, слушая Акриту, и размышлял о том, что это очень хорошо, что в их группе нет бетазоидов. Это не очень комфортно, постоянно находиться в блоке, чтобы никто не прочитал твои мысли. Потому что, даже если не думаешь о политике, не боишься диверсии, не подозреваешь чего-то или кого-то, ты все равно думаешь о чем-то, и это что-то — личное. Глубоко личное. Не должное принадлежать никому, кроме владельца. И разве захочет Квинтилия узнать, как на самом деле сильно он ее любит, если ей не хочется этого же? Разве имеет смысл читать в душах людей все те случайные мысли, возникающие порой спонтанно? Имеют значения поступки, действия, то, что человек делает. Природа мудра, на самом деле, наделив тех или иных какими либо возможностями, и лишив иных. И коллективный разум боргов, где все принадлежит всем — это на самом деле зло. Все это подумалось ему в связи с мечтой Акриты о полной доступности истинного смысла. И Ракар был совершенно счастлив тем, что в отличие от вулканцев, ромуланцы лишены телепатических возможностей.
- Интересная мысль, Акрита, - сказал Ракар, - но нельзя пренебрегать обучением искусству слова, и корректному выражению собственных мыслей, даже если такая возможность будет существовать. 
- Ну что ж, давай попробуем, - Самрита улыбнулась андорианке и перевела взгляд на Ракара и Делас. Ей самой нечего было скрывать от Акриты – та уже знала о ее беременности. Но хорошо бы было, если бы кто-то из более скрытных участников группы решился на эксперимент… Впрочем, кто-то должен был продемонстрировать, как это работает, поэтому она решила стать добровольцем.
- Нельзя, конечно, - кивнула Акрита Ракару. – Просто при контакте с незнакомой расой, или в сложных с психологической точки зрения обстоятельствах не всегда бывает понятно, что получится корректно, как воспримет собеседник, сработают ли правила и техники слова.
Затем обернулась к Самрите:
- Давай! - андорианка подмигнула первому добровольцу и, перепрыгивая сплетения чудной травы, направилась к тонкой песчаной полоске на самом берегу озера.
Ракар подошёл ближе к озеру, посмотреть как это будет работать.
Самрита не была уверена, что именно надо делать, но подумала, что вряд ли это очень сложно: просто опустить руки в воду и сконцентрироваться на одной мысли… Она присела на колени, ладони коснулись прохладной глади озера, а в голосе всплыли воспоминания о сегодняшнем утре: новости о повышении, мысли о приятном вечере с Освальдом и наполнившее ее в тот момент ощущение счастья и гармонии. Наконец-то все шло так, как и должно быть! Наверное, не надо было быть телепатом, чтобы понять, что хотела передать мысленно Самрита: она довольно зажмурилась, а на лице расцвела радостная улыбка.
Акрита села на песок в полутора метрах и тоже прикрыла глаза, чтобы обострить остальные органы чувств. Когда ее ладони до середины опустились в воду, счастье Самриты открылось ей, так ясно, так просто и незамутненно, что у самой андорианки улыбка раплылась почти до ушей. Конкретных событий и сцен она, конечно, не увидела, потому что – сама Самрита в принципе тоже могла догадаться, как и остальные – для сооружения этого примитивного аналога своей мечты Акрита использовала программу музыкального инструмента, подарок отца. Только здесь он выдавал результат не в звук, а в то же, чем осуществлял процесс «считывания» образов – напрямую в мозг собеседника, и голографическое соединение через воду – определяло, в чей именно.
- Я очень рада за тебя, - прошептала Акрита, так, что стоящие сзади не могли слышать. Разумеется, она сама совершенно не думала в этот момент о технических деталях. Она вложила в свои слова все искреннее ответное счастье, поддержку, горячую веру в то, что все сложится хорошо, что у Самриты будет прекрасное будущее и замечательный ребенок. – И спасибо тебе за регату, - так же тихо добавила она. Андорианка помнила, как неуверенно Самрита чувствовала себя в тот день, из-за усталости, физического состояния или взаимных непониманий с другими членами проекта – но Акрите очень хотелось выразить землянке свое глубокое восхищение ее работой, ее стойкостью и внутренней силой, волей к победе, ее умом, умением находить и претворять в жизнь почти невозможное. Уже тогда андорианке показалось ужасно несправедливым то, что такого замечательного человека, друга и инженера считают ненужной и заменимой – или, тем более, что она сама себя такой считает.
_________________
с кадетами и Утарой Рилл

 100 
 : 10 Января 2018, 10:23:37 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., вечер
ДС9, голокомнаты - презентация Акриты

Толпа обступала их со всех сторон, команды спешили занять отведенные им площадки. Акрита двинулась в сторону той части Променада, где были выделены места для проекта «Альфа», приглашая остальных следовать туда же.
- На самом деле, я не знаю, почему выбрала именно это время и место, - автор презентации обернулась к Самрите. – Просто захотелось оказаться тут, но, как вы понимаете, мы все сейчас видим и ощущаем ситуацию совсем не так, как тогда. Например, я в тот момент волновалась и терзалась подозрениями, причем совершенно не по тому поводу, по которому стоило бы…
- А я бы, пожалуй, постаралась предупредить коммандера Мори, - вздохнула Самрита, следуя за андорианкой. – И что ты ощущаешь здесь сейчас?
- А я бы всё-таки поговорил с Толан, - упрямо сказал Освальд. - Даже если у неё не было выбора, пусть лучше её схватят до того, как она нажала на спусковой крючок, а не после - за покушение на убийство тоже можно сесть. Уверен, это можно было бы сделать...
- Да, или предупредить СБ! – поддержала его Самрита. – Мы ведь могли бы предотвратить убийство!
Ракар грустно усмехнулся.
- Нам поверят. Если мы предоставим доказательства. А доказательства того, что мы из будущего, вполне можно найти. В конце концов никто не помешает нам запустить это еще раз, еще раз, и еще раз, всякий раз начиная заново, с уже новыми данными, когда мы могли бы буквально цитировать будущие слова тех, кому мы будем что-то доказывать. Только нужна действительно сильная мотивация, ради того, чтобы изменить будущее.
- Какие доказательства? – Акрита посмотрела на товарищей. – СБ нам не поверило даже в реальном времени, когда мы не доказывали, что пришли из будущего или что-то в этом роде. Цитировать будущие слова? Это как? Они ведь, - она кивнула на толпу, – своих будущих слов еще не знают…
- Тем то и хорошо действовать в прошлом, зная ближайшее будущее. Они только приготовятся нам отвечать, а мы уже знаем. На такое может потребоваться от двух до 50-ти итераций, - сказал Ракар, заложив руки за спину, - но это так тяжело… мечтать о несбыточном, - и ромуланец мельком глянул на Квинтилию.
- Боюсь, что 50 итераций не получится, - усмехнулась Акрита. – Прошлое – это ведь не программа, которую можно воспроизвести, остановить, а потом запустить то же самое. Даже просто оказавшись тут, прожив пару секунд, мы рождаем новую временную линию, новую вероятность. А проделав то же самое второй раз, мы уже оказываемся в другой линии, в другой вероятности. И слова, которые кто-то собирался сказать в первом варианте прошлого, могут не совпадать с теми словами, которые будут сказаны в другом.
– Наше вмешательство именно в этот момент, привело бы к очень серьёзным последствиям, – сказал Тенек, разглядывая развернувшуюся перед ними картину прошлого. – До старта регаты остаётся мало времени, как вы планируете успеть предупредить СБ и успеть на регату? А ведь, если помните, именно результат регаты стал решающим в решении сохранить в проекте нашу группу. Отправившись в службу безопасности, вы рискуете ничего не достичь в плане спасения коммандера Мори и в то же время изменить к худшему судьбу проекта. Таким образом, если бы мы хотели увидеть версию событий, где мы попытались бы оказать на них влияние с учётом знаний о будущем, то с с существенными корректировками: во-первых, делегировать для предупреждения только одного человека из одной команды… кстати, это тоже может сильно повлиять на результат, и финал регаты станет уже не гарантированным, во-вторых, начать с предупреждения самой коммандера Мори, и лишь затем сделать попытку в СБ.
Акрита снова задумчиво посмотрела куда-то поверх толпы.
- И все-таки менять прошлое рискованно, - вздохнула она. – Наверное, если бы сейчас это все было настоящим перемещением во времени, а не голопрограммой… Не знаю. Мы ведь даже в нашем реальном времени еще не разобрались, что именно и как случилось.
Шум и разговоры быстро стихали, сменяясь внимательной тишиной. На втором этаже Променада появилась коммандер Мори и начала свою речь, точь-в-точь как в то далекое позавчерашнее утро. Акрита с растерянно-грустным видом оглянулась на товарищей, как бы извиняясь за то, что теперь-то уже ничего не изменишь - ни в мечте, ни в реальности. Да, это была всего лишь голограмма, для которой автору презентации даже не пришлось особо трудиться, так как событие записывали все камеры Променада. Сейчас андорианка просто стояла и слушала, склонив голову, несколько бесконечно долгих минут. А потом пространство вокруг снова начало наполняться светом, голос коммандера доносился уже тише и как будто издалека, и еще через полминуты группа кадетов оказалась на серой каменистой пустыне возле странного устройства, на панели которого одна за другой гасли индикаторы.
Акрита понимала, что нужно, наверное, что-то сказать или объяснить, но у нее не хватало слов.
- Это все, про вторую мечту, - в безветренном, неподвижном воздухе слова прозвучали как-то глухо.
- Подобная машина времени у нас всегда с собой, - сказал Ракар, когда вновь была материализована каменная пустыня и устройство, возле которого все стояли. – Это память.
Самрита, посерьезнев, досмотрела эту часть презентации молча и продолжала молчать еще некоторое время после ее окончания. Возникшая тишина ощущалась неуютно и давяще, и ей хотелось поскорее перейти к следующей части презентации с надеждой, что там их здесь что-то более радостное, вроде полетов.
- Не у всех гуманоидов память работает одинаково хорошо, - с усмешкой отозвалась Делас на слова Ракара. – Я бы не отказалась от кардассианской эйдетической памяти – тогда бы такая машина не пригодилась.
- Это здесь, в схематической голопрограмме, она такая, - покачала головой Акрита, уже направляясь к катеру и приглашая остальных. – В мечте она может намного больше, но я не смогла это реализовать.
Она хотела добавить, что не смогла обмануть себя, поверив, что только что показанное было реальным перемещением во времени. И именно поэтому не стала там ничего менять.
Ракар оглянулся на Делас и улыбнулся, немного грустно, немного философски. Мельком глянул на Квинтилию.
- У неэйдетической памяти есть одна приятная особенность – возможность забывать. А еще есть фотографии, голофотографии, - рука Ракара невольно потянулась к тому месту, где во внутреннем кармане лежала фотография Квинтилии, - есть памятные вещи, рассматривая которые, можно восстановить события и то, что человек хочет помнить. – Ракар вспомнил ту мягкую игрушку, что сделал для Квинтилии. Сохранит ли девушка-трилл ее? Будет ли она помнить его после всего, что будет с ними всеми за этот год?
- В конце концов есть документальные хроники, которые можно пересматривать. Все это и есть то самое неизменяемое прошлое, к которому можно возвращаться не раз, и не два. Но и машина времени – тоже вариант, - добавил ромуланец и направился к катеру вслед за Акритой.
- Акрита, - сказал Артур, - ничего страшного, что не получилось реализовать, мало было времени, это понятно. Расскажи словами, что именно это установка может больше? Какие еще возможности?
– Существуй такая установка в реальности, даже те возможности, которые мы видели были бы значимы… и очень опасны, – заметил Тенек.
- Почему опасны? – поинтересовалась Самрита. – Как я поняла по условию задачи, эта машина не на самом деле меняет будущее, а только дает возможность посмотреть, что случилось бы. А что вносить изменения в течение времени запрещено по темпоральной директиве, мы и так знаем.
– Даже если это только позволяло бы увидеть прошлое глазами конкретного человека, это было бы возможно использовать и во благо, и во зло. Например, если воспоминания извлекаются недобровольно, – объяснил вулканец. – Что касается моделирования возможных последствий, оно возможно и сейчас с помощью голопрогамм.
Акрита вздохнула. Что делать, этот пункт у нее реализовать не получилось, хотя она не жалела о том, что решила поделиться. Просто для этого действительно не существовало возможностей, эта мечта была слишком далека от того, что Самрита назвала планами.
- Нет, в том-то и дело, что настоящая машина времени именно меняла бы прошлое, - андорианка посмотрела на Самриту, потом на Артура. – Не просто моделирование. Это здесь в презентации – модель, а мне бы хотелось верить, чтобы можно было по-настоящему оказаться в каком-то моменте прошлого. Поговорить там с настоящими, живыми людьми, не зная заранее, что они ответят, и не боясь отступиться от той линии поведения, которая сделала меня такой, какая я есть. Чтобы можно было увидеться с теми, кто уже никогда не будет рядом. Чтобы можно было сказать что-то хорошее, или сделать, и знать, что в результате этого действия появилась новая временная линия, в какой-то другой вселенной, которую ты никогда не увидишь больше, но просто знаешь, что там ты кому-то помог, кому не смог и не сможешь помочь в своей.
Они дошли до катера, и Акрита первой прошла в кабину, запуская программу старта.
Освальд задумчиво хмурился всю дорогу до катера, а поднявшись на борт произнёс:
- Знаешь, Акрита,  это любопытно! Получается, ты мечтаешь о возможности гарантированно исправить ошибки прошлого, но без временных парадоксов и нарушения Первой временной директивы, а в качестве платы за это ты лишаешься возможности самой увидеть последствия? Мне нравится! Интересно, придумывали ли такой сюжет фантасты прошлого... то есть, я не помню чего-то именно такого у земных классиков типа Герберта Уэллса или Рэя Брэдбери, писавших о путешествиях во времени. Если окажется, что до такого вообще никто раньше не додумался... попробуй написать голороман!
– Уверена, он бы пользовался успехом, – улыбнулась М’Кота и добавила очень серьёзно – Я думаю, чем дольше человек живёт, тем больше накапливается людей, которых он хотел бы хотя бы просто увидеть; я всё ещё ничего не решила про перемены, но это я понимаю. И уже поэтому хорошая история о том, как люди стремятся встретить тех, кто ушёл, и бескорыстно что-то изменить, должна найти отклик в сердцах. Такой голороман был бы уже не какой-то программой для развлечения, а чем-то намного большим! – Сказав это, клингонка поняла, что увлеклась и добавила: – Ну, если, конечно, тебе вдруг понравится идея Освальда и ты её воплотишь.
__________________
с кадетами и Утарой Рилл

Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10]

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS