* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 11 2018, 20:02:37 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10]
 91 
 : 11 09 2018, 09:48:42 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Сначала Артур быстро добрался до места, где соревновались лучники, однако М'Коты там не заметил. Положенные 5 минут довольно быстро истекали, и Лайтман начал пробираться обратно, к первой группе кадетов. Он подумал, что М'Кота уже отстрелялась и теперь присоединилась к остальным. Кадет не скрываясь высматривал свою переодетую девушку в толпе, над головами зрителей. Ничего не могло быть подозрительного в том, что прото-ворта ищет своего брата. И вот он заметил ее, выбирающую из толпы наружу. Одну. Артур ускорил шаг.
- Тер, - Артур достиг "брата" еще в толпе, - Тер!
М’Кота обернулась и как всегда невольно улыбнулась увидев Артура. Хотя не до улыбок было ей сейчас.
– Привет, – сказала она. – Ты куда девался?
Артур улыбнулся в ответ. М'Кота-Тер, заправский кальдонианский охотник, с луком за спиной, колчаном стрел, набором ножей. Она тоже пробиралась наружу, и судя внутреннему отсчету времени – он еще не успел мерно досчитать до трехсот – он успевал.
Лайтман положил ладонь М'Коте на плечо.
- Нужно идти в палатку, - прошептал он, чуть склонившись к ней, - Осэ перегрелась, упала в обморок, она сейчас там, пойдем выбираться, - и потянул клингонскую девушку в маскировке – на выход. Одновременно чуть прищурился, глядя М'Коте в глаза, закусил губу и вздохнул, что, как он предполагал, могло означать – недоговоренность, много всего нужно было сказать еще.
– А, понятно, – отозвалась М’Кота. – А я и так в палатку, хоть это… – она не договорила, всё ещё остро переживая свою ошибку. – Она там в порядке? – спросила она вместо продолжения.
Еще несколько секунд, пока они выбирались, Артур молчал, а потом, когда уже вышли, и уже было видно Иламу Толан в отдалении, и ромуланца с вулканцем у ящера в чуть более далеком далеке, Артур остановился. Ему нужно было ввести М'Коту в курс дела, и это должно было быть сделано лично. Все равно их уже видно, и никто их не должен слышать сейчас.
- Не особенно. Но это бывает и пройдет, - сказал Артур шепотом, глядя на клингонку в обличии ворты. Должно было быть похоже, что два брата просто разговаривают о своих делах, хотелось взять М’Коту за руку, вложить ее ладонь в свою, но было пока нельзя, - по крайне мере, я надеюсь. Приказ капитана был – вытащить вас с Ане-Реем с поля, и подумать как искать Лис. – Кадет задумался, о фразе М'Коты.
- Что «это»?  - а потом он опустил взгляд. Тут он подумал, что Илама Толан права, и надо было позвать врача. И что если Самрите станет хуже, и обморок не из за беременности, а из-за чего то еще худшего? Он же не мог этого понять, так как не врач. Что если солнечный удар был критическим? И это он понял только потому, что не смог точно ответить на вопрос М'Коты в порядке ли Самрита.
- О черт, - возбужденно прошептал кадет, - какой же я чертов кретин! – Лайтман шарахнул себя ладонью по лбу. – Тер, давай в палатку, я к Лиру, - и Лайтман опрометью бросился в ту сторону, где находились вулканец и ромуланец, мимо Иламы Толан.
М’Кота удивлённо подняла на него взгляд и невольно улыбнулась. Это была одна из тех вещей, за которые она любила Артура, а Тер любил своего брата. Он был непосредственным, искренним и импульсивным. Как её братья. Как её отец. Только Артур ещё не был умудрён опытом и временами очень наивен, но такие вещи неизбежно проходят, за них нельзя ругать, надо радоваться им и беречь их, пока они ещё есть.
Ещё раз глянув вслед Артуру, М’Кота продолжила свой путь к стоянке.
Илама Толан проводила долгим взглядом Артура, проносящегося мимо нее, а затем и М’Коту, которая тоже направлялась прочь, и на мгновение - пока ее никто не видел - позволила себе недовольно закатить глаза. А затем вновь повернулась к толпе и, подняв голову, принялась там кого-то выглядывать.

***
Делас продолжала следить за боем. Ее поклоннику на арене приходилось нелегко.
-Нам нужно идти, - “служанка” потянула “куртизанку” за край накидки.
- Да-да, - отозвалась Делас, но никуда идти не спешила. - Сейчас, еще минутку, я хочу убедиться, что он победит - и мы пойдем.
 Квинтилия недовольно покосилась на Делас.
-Две минуты, - предупреждающим тоном произнесла она, - Мы просто даем Теру отойти подальше, - добавила она для Закарии.
Те-Яно скорее повезло - его противник столкнулся спиной с другой парой сражающихся, оступился, его обдало песком, летящим от чужих сапог. Те-Яно этим воспользовался, быстрым движением царапнув руку зрелого аристократа, державшего меч. В этом не было такого жестокого любования своей победой, которую он показал, победив кузнеца, скорее это было формальным выполнением правил - нужна была кровь, и она была явлена. Зрители в задних рядах даже не поняли, что случилось, настолько маленькой была рана. В условиях настоящего боя никто бы не обратил на нее внимания и сражение бы продолжилось, но два аристократа цивилизованно разошлись в стороны.
Делас с облегчением выдохнула и даже улыбнулась.
- А вот теперь нам пора идти, - легко согласилась она. - Искать всех пропавших!
Она быстро отыскала взглядом Те-Яно и слегка улыбнулась ему с едва заметным кивком головы, а затем развернулась к Квинтилии и профессору Закарии. Девушка сделала шаг в толпу и скрылась за высокими спинами желающих протиснуться в первый ряд, а на ее месте - на самой границе поля и зрителей - остался лежать белый вышитый платочек.
Те-Яно заметил улыбку Делас.
Квинтилия обернулась, когда последовала за Делас, и заметила, что сын военного советника Те-Яно направился к заграждению арены, прямо к белому платку, оброненному девушкой.
Закария тоже заметила платок. Она несколько секунд колебалась, не двигаясь с места - у нее было время подобрать оброненный Делас предмет. Но затем она все же не стала этого делать и двинулась вслед за девушками - на достаточном расстоянии, чтобы со стороны казалось, что они не вместе.   

Когда Делас и Квинтилия вышли из толпы, Делас с облегчением выдохнула – им было не так-то просто пробираться к выходу сквозь плотный слой прото-ворт. Зато стоило им отойти на несколько метров – и создалось впечатление, будто весь лагерь вымер. Так что ничего удивительного, что практически сразу они заметили и координатора Толан, которая им кивнула – и, в отдалении, - фигуры Ракара, Тенека и Лайтмана на фоне ящера. Толан сделала несколько шагов им навстречу и, когда они поравнялись, проговорила:
- Нам всем стоит вернуться к палатке, Осэ уже там. Где профе… то есть Ане-Сои?
-Она должна быть за нами… - Квинтилия обернулась.
Приземистая фигура Закарии действительно была видна метрах в десяти позади.
- Хорошо, - коротко кивнула Толан. – Тогда идемте, - и, развернувшись, первой направилась прочь от арены, задавая дистанцию.
__________________
С кадетами, Иламой Толан, профессором и кальдонианцами

 92 
 : 11 09 2018, 09:11:57 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Пока Артур шел по косой траектории, он увидел как из толпы зрителей вышла никто иной как Илама Толан, Ане-Лан, жрица. Артур чуть изменил свою траекторию и направился к ней. Почтительно поклонился, когда подошел.
- Простите, я не успел вовремя, - начал Артур тихо и без предисловий, - я их застал уже там, где ящер стоит, точнее, уже лежит. Тут вышла небольшая проблема с моей женой. Я отдал ему воду, он выглядит нормально. Более менее. Сейчас я иду забрать Тера.
- Подождите! - Толан встала перед Лайтманом, загораживая ему проход. Оглянувшись и оглядевшись, что их никто не может подслушивать, она продолжила: - Какая еще проблема? Баккер исчезла с поля, вы знаете, куда она делась? Мы не можем просто так терять людей!
- Да, мэм, - Артур чуть склонил голову, - Осэ упала в обморок, перегрелась, ее вынесли из толпы, та самая подруга Ане-Сои, я отнес ее в палатку, и они там сейчас вместе. Никто не пропал, мы никого не потеряли. Не волнуйтесь, мэм. Приказ капитана был вывести с поля Ане-Рея и Тера, я сейчас исполняю, ищу Тера. Потом, мы должны найти Лис.
Глаза Толан расширились.
-Вы должны были сразу об этом предупредить, это серьезное происшествие. Почему вы не послали за врачом? У нас их двое. Небезопасно оставаться наедине с местными, - кардассианка сделала глубокий вдох. - Но раз вы здесь, я предполагаю, что ей уже лучше? Мы все должны вернуться к палатке, причем скорее. Там и решим, что делать с Лис - здесь мы ее не найдем. Тер уже закончил со стрельбой, Рэя тоже удалось вывести. Вам не стоит туда возвращаться - мы должны поскорее уйти из толпы.
Артур внимательно посмотрел на Иламу Толан, но прежде чем ответить немного подумал. Конечно, координатор волновалась за кадетов.
- Мэм, - наконец сказал Лайтман, - Осэ очнулась, ничего страшного, врач немедленно не был нужен. Она отлично соображает, способна руководить группой, исполнять обязанности капитана и общаться с местными, не нарушая никаких директив и вообще очень даже профессионально. Она может, не сомневайтесь в этом, пожалуйста. Тем более, той подруге Ане-Сои, я считаю можно доверять по местным рамкам, она добрая отзывчивая женщина. И Осэ справится, она офицер Звёздного флота и это много значит. Спасибо за информацию, - Артур кивнул, - конечно, соберёмся в палатке и там все обсудим, вы можете начинать двигаться в ту сторону, но теперь, пожалуйста, разрешите мне исполнить приказ моего капитана, найти и лично привести Тера. А потом я сообщу всем остальным об общем сборе.
- Значит, моего приказа теперь недостаточно? - сощурилась Толан. - По-моему, вы все слишком заигрались. Хорошо, я даю вам пять минут - приведите Тера сюда, и мы возвращаемся. Я буду ждать вас здесь.
Лайтман посмотрел в землю. Это было сейчас очень похоже на то как адмирал выдает приказ , противоречащий приказу твоего капитана, а ты не можешь связаться и все это обсудить. И это вовсе не было игрой.  Лайтман не мог не выполнить то, что сказала Самрита. Некогда было пускаться во все эти рассуждения.
- Это не игра… - прошептал Артур, - 5 минут, я понял, спасибо мэм, - разрешите исполнять? - и кадет приготовился бежать.
Толан молча кивнула.
Не говоря больше ни слова, Артур обошел координатора и вошёл в толпу зрителей. У него было всего 5 минут.
____________
Совместно с Иламой Толан

 93 
 : 10 09 2018, 17:23:23 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

На возвращённый комплимент по поводу недооценки спутников Тенек лишь слегка приподнял бровь и ничего не ответил, а на последние слова Ракара сказал:
– Конечно, отдыхайте. Если хотите, положите на голову влажную ткань: у меня тут ещё осталось несколько мотков.
Ракар чуть приподнял флягу, чтобы показать ее Тенеку.
- Нет, я хочу сохранить эту воду. Вы же знаете, что триллы очень плохо переносят жару. Я это читал. Лия - героически держится. И Лис там, где бы она ни была - тоже наверняка, отлично держится. - Ракар протянул флягу Тенеку, - пожалуйста, возьмите. И когда они вернутся - дайте им воды, Лие и Ане-Дее, она тут, я чувствую, холодная, а из моих рук никто из них не возьмет. Дайте им вы. Я очень прошу вас. Сделайте это, для меня.
– Хорошо, – Тенек взял у ромуланца флягу и, чуть нахмурившись, спросил: – Вы полагаете, что моя внучка и наша госпожа подвергают вас остракизму?
- Чему-чему? – грустно и недоуменно уcмехнулся Ракар, услышав не очень то известный ему термин, показавшийся ему смешным по звучанию, а потом, чуть поразмыслив, продолжил, - да нет, нет, просто… это все очень сложно, и это личное. Просто дайте им воды, и все. Спасибо, - и ромуланец снова прикрыл глаза, очень надеясь, что Квинтилия и Делас не будут задерживаться, и никто их не задержит, особенно тот… сын Те-Сона.
Тенек кивнул: получалось, он опять что-то недопонял в хаотичной и сложной системе взаимоотношений эмоциональных, но хорошо, что он спросил – теперь по крайней мере ясно, что он ошибался. Вулканец посмотрел на флягу в своих руках и спросил (теперь уже о другом):
– «Фвад» – что это означает?
Ракар посмотрел на Тенека немного непонимающе, возникла пауза.
- А, переводчик не переводит, понял, - прошептал ромуланец, - это такое ругательство. Видимо, оно непереводимо. В каком то смысле это аналог понятия “проклятье”, но это не точная аналогия. Можно объяснить примерно как экспрессивное сожаление и досада от обстоятельств, приносящих неудобство, событий, которые пошли не так, как хотелось. Примерно так.
– Об этом я догадался, – сказал Тенек, – меня интересовала как раз этимология этого слова. Перед началом проекта я начал учить ваш язык, а за время общения с вами и Ане-Деей убедился в том, что подобные слова встречаются в речи ваших соплеменников достаточно регулярно, чтобы озаботиться их пониманием.
- У нас есть пословица, Ане-Лир, "при людях сквернословят лишь веруулы". То есть – глупцы. Но это не всегда работает. Да, обычно это свойственно аристократам. Мы не сквернословим. Но всякие бывают ситуации, да и я … как оказалось, не слишком умен, - Ракар вглядывался в спины зрителей, наблюдавших за полем.
- Смотрите, я кажется вижу Ане-Лан.
Тенек обернулся на слова Ракара, чтобы убедиться, что координатор действительно подходит. На фоне паникующей профессора Закарии выдержка и спокойствие координатора Толан производили ещё более выгодное впечатление, и стажёр снова ощутил вдохновляющее почтение к начальнице.
– Да, это она, - коротко подтвердил он.
Ромуланец поднялся и одернул свою верхнюю темную рубаху, он ждал, что Илама Толан подойдет. Но координатор просто стояла вдалеке, вглядываясь в толпу, и не торопилась никуда идти.
- А я хочу выучить язык триллов, - сказал Ракар, осознав, что координатор никуда еще не идет, и можно еще немного поговорить. - А вы для чего? – спросил ромуланец, - вам интересно?
– Да, когда я узнал, что в проекте будут ромуланцы, я решил заполнить этот пробел в образовании. Это интересно и исполнено смысла. А ещё я сделал это из осторожности: я не испытывал доверия по отношению к ромуланцам, а знания – лучшая защита… Как вы думаете, нам следует привлечь внимание Ане-Лан?
Ракар посмотрел на Тенека с интересом, и рассматривал его несколько секунд. Хотя, Тенек и был в маскировке. А так хотелось увидеть его настоящее лицо сейчас. Но у Тенека были глаза, глаза не замаскированные, и хоть они имели другой цвет сейчас, все равно в них можно было читать. Хоть и труднее, чем в глазах всех остальных не вулканских рас. Ракар подумал, что вулканцы очень хорошо умеют скрывать свое природное высокомерие и надменность, очень хорошо. Но они тоже считают себя самыми лучшими из всех. Они такие разные, с ромуланцами, но на самом деле ужасно одинаковые. Просто одни душат в себе все, и всеми силами скрывают, а другие – гордятся тем, какие они есть.
- Вы потрясающе откровенны, Ане-Лир, - проговорил Ракар, - и я даже потрясен тем, как мы с вами похожи. Нет, не стоит привлекать внимание жрицы, она должна быть сама по себе, и сама решит, подходить ли, или пройти мимо. Все таки, мы просто попутчики. И на виду у всех, и за нами следят. Потом мы все пойдем в наш шатер, но разными путями, и не одновременно, так что, она права, что не подходит сейчас. Пусть стоит, наверняка у нее важное дело, и она ждет кого-то. А насчет языка – я худо-бедно умею объясниться по вулкански, но ограниченно. Когда мы вернемся – снимем переводчики в каюте, и я помогу вам в изучении языка. Если бы вы сказали раньше – уже бы все было.
– Я не знал, что это может вас заинтересовать, – пожал плечами Тенек, и добавил, нимало не изменившись в лице: – Это ведь не изучение языка триллов.
Ракар снова почувствовал, что хочет рассмеяться. Но сдержался.
- Вы тролль, Ане-Лир, тролль 80-го левела, я так и сказал им там  на нашей первой тренировке в голодеке. Знаете, мне очень нравится эта наша с вами взаимная пикировка, это как бой на мечах, но словами. Выпад, отбив, выпад, отбив, атака. Тонкий финт.
Ракар снова опустился на землю, положил рядом с собой меч, прислонился головой к телу ящера Аристотеля.
- Да, я влюбился в девушку трилла, и она не отвечает мне взаимностью. И меня обложили со всех сторон так, что я не знаю, что делать. Но мне хочется знать ее язык, и говорить на нем. А ромуланский язык – это вовсе не военная тайна. Тем более, что переводчики все переводят. Вообще – знание языка объединяет. И мне было бы приятно говорить с вами без участия переводчика. Поэтому я научу вас, общему, и тонкостям. Мы должны понимать друг друга, хотя бы так, без технологий, и потому, что вы мой друг.
– Буду вам очень признателен, – ответствовал Тенек, – И вы можете начать с того, чтобы объяснить, кто такой тролль, и какая связь между моими словами и высотами его карьерного роста.
- Поразительно, не правда ли? – задумчиво сказал Ракар, глядя куда то в толпу, откуда теоретически должна была выйти Делас и Квинтилия, и где, на некотором отдалении стояла Илама Толан, - мы сидим на доварповой планете, играем роли, наш профессор в состоянии, близком к истерике, я проиграл в важном бою, ну… не проиграл, но вынужден был выйти ради соблюдения ваших законов, и нераскрытия конспирации, одна наша коллега неизвестно в какой опасности, и где, меня недавно пытали жарой, вы дряхлый старик. Но мы с вами обсуждаем свое и термины столицы Федерации. Знаете, мне нравится.
Ракар еще немного помолчал, и продолжил:
- Тролль – это земной термин. В основном, кроме мифологического силача другой расы, чем земляне, он означает человека, который виртуозно умеет подначивать собеседника на дискуссию, задевая его больные темы, и чем искуснее общается тролль, чем виртуознее распаляет собеседника – тем выше его уровень, то есть левел.
– Любопытно, – отозвался Тенек. – Я был на Земле, но ни разу не слышал этого слова, и теперь слышу объяснение от ромуланца. Если бы я был склонен видеть во всём символы, я бы сказал, что это символично. Но вы явно преувеличиваете мои способности к стимуляции развития дискуссий: очень часто мне бывает сложно уловить приоритеты собеседника и адекватно на них отреагировать. Тем не менее с вами и разговаривать, и молчать оказалось лишь немногим сложнее, чем с вулканцами. Объективно, у меня недостаточно данных, чтобы решить, чему это приписать – вашей доброй воле или вашей искусной дипломатии, но по предварительному заключению, основанному на ваших поступках, я склонен относить это к доброй воле.
- Да мне самому рассказал это все землянин, - ответил Ракар, - а вообще… сюрприз Ане-Лир. Ромуланцы не видят необходимости в противостоянии, когда на это нет необходимости. Мы нормальные. Но мы хорошо умеем защищаться.
Тенек посмотрел на Ракара внимательным взглядом.
– Вопрос в том, всегда ли вы видите, что в противостоянии нет необходимости, и как часто вам случается защищаться, когда в этом нет настоящей нужды.
Ракар снова усмехнулся.
- Только что на арене… я пропустил удар, потому что не ждал его. Это хороший урок. И это подтверждение того, что защищаться нужно всегда. Доверие – часто приводит к поражению. Вот так-то, Ане-Лир.
– Необоснованное недоверие приводит к поражению ничуть не реже, – снова скорректировал утверждение ромуланца Тенек, – просто последствия неосмотрительного доверия обычно наступают немедленно, а последствия необоснованного недоверия – в более дальней перспективе. Хотя, разумеется из обоих правил бывают исключения.
Ракар решил ничего не отвечать Тенеку, иначе это будет очень долгий спор. Это было не нужно. Тенек идеалист. А сейчас Ракару было невероятно стыдно за свое поражение. Перед Делас и перед Квинтилией. Делас может снисходительно посмотреть и усмехнуться. Ее телохранитель позорно пропустил удар, а теперь там побеждает этот… сын военачальника. А Квинтилия… Он проиграл на ее глазах. Наверняка и в ее глазах тоже. Теперь Ракар ждал их со смешанным чувством стыда и страха. А потом Ракар припомнил, что Делас надо принимать лекарство каждые 4 часа, а они с самого утра были заняты, и еще более напряженно начал вглядываться в толпу.
______________
С Тенеком

 94 
 : 10 09 2018, 17:22:51 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Тенек завязал Ракару лицо, и ромуланец больше мог не заботиться о главной на данной момент проблеме – возможности раскрытия. Он отпустил, наконец, руку от лица и первым пробирался сквозь толпу. Их пропускали, и через некоторое время ромуланец и вулканец достигли последнего ряда зрителей и вышли из толпы. Стыд, горечь, злость, обида, все это было еще свежо, но уже немного отпускало его. Оставалось сожаление. Он не смог стать еще одним пропуском в Ни'Хан для профессора и всей их группы. Не смог стать таким пропуском, как ему представлялось изначально. Но это ничего, будут другие пути. Теперь, одной из главных проблем было отсутствие Тэйры, и что-то непонятное творящееся с профессором. Пройдя еще несколько шагов вперед по пустому пространству, Ракар увидел неподалеку своего ящера Аристотеля и остановился. Следовало дождаться Делас и Квинтилию. А заодно и всех остальных, кто решит уйти вместе с ними. Делас обещала прийти скоро.
- О, я вижу Ари, - негромко сказал Ракар Тенеку.
– Да, Фес привёл его на случай крайней необходимости, – ответил Тенек. – Нам лучше прямо сейчас вернуться к шатру и выяснить, что лучше сделать с вашим лицом.
Ракар внимательно посмотрел на Тенека. Потом тронул повязку.
- Мой второй меч, ножны от этого, и ии'сса находятся у охраны Син. Их нужно вернуть. Кроме того, нам нужно дождаться Ане-Дею и Лию. Давайте не спешить, Ане-Лир, пожалуйста. Сейчас можно медленно дойти до Ари, и ваша повязка меня хорошо выручает.
– А если окажется, что объективно она была не нужна, как мы объясним идеальное состояние вашего лица почти сразу же после травмы? – поинтересовался Тенек, следуя за Ракаром к Аристотелю. – Можно попросить помочь с вашими вещами Ане-Дею или Лис. Син к ним благоволят, есть неплохие шансы добиться успеха.
- Да, - кивнул Ракар, больше не глядя на Тенека, - это мы попробуем. Если бы у нас было.. Если бы Ане-Дея пронесла свое имущество… можно будет имитировать цвет, - шептал Ракар, - ладно, сейчас дождемся их, и потом решим.
Они с Тенеком дошли до ящера. Ракар обнял большую мордочку животного, почесал того над глазами, прильнул к нему головой, потом отстранился. Показал ящеру жестом лечь на землю, и сам опустился рядом с ним в тени его большого тела.
- Фвад! Фвад! – прошептал Ракар ромуланское ругательство, сжимая кулак, - как же я глупо подставился!
– Что вы имеете в виду? – поинтересовался Тенек. Он примерно предполагал, что именно Ракар может иметь в виду, но допускал, что может и ошибаться.
Ракар посмотрел на Тенека снизу вверх. Он понимал, что Тенек вряд ли обрадуется его выводам. Тенек не ромуланец. Понять его мог бы только ромуланец, или ромуланка, Делас. Но Ракар решил попытаться объяснить.
- Вы видели бой, да? – тихо начал ромуланец, - он открыл брешь в своей обороне нижней части туловища, высоко подняв меч. Я этим воспользовался. Я был очень осторожен, пытаясь оставлять только режущие удары неглубокого проникновения. А потом мне показалось, что я распорол ему живот в незащищенной ребрами части. И это могло бы быть смертельно. И я пошел к нему, желая избежать всех этих кишков на песке, помочь в первый момент, прежде чем вы бы подошли. Если бы я этого не сделал – я не получил бы удара в лицо, и мог бы продолжать. Я мог бы стать здесь лучшим воином, достойным того, чтобы пройти в Ни'Хан. И заодно попросить пустить бы со мной людей по списку. Приглашение туда получила пока только Ане-Дея. Но да ладно, все это не важно, все это пока вторично, а первично вот что – концептуальный вывод – никогда не следует помогать поверженному противнику. Всякий противник способен совершить последний рывок из последних сил. Даже на турнире, когда формально вы не враги – все равно существует итоговая подлость, которую можно сделать. Я проявил слабость в своей попытке ему помочь. Я выучил этот урок, и больше такого допустить не должен. Вот что имею в виду под собственной глупостью. Эта глупость время от времени преследовала нас, на протяжении тысячелетий. И то, что случилось две с лишним тысяч лет тому назад – с вашим и нашим народом – эта та самая разновидность этой глупости. Простите, Ане-Лир, сейчас не лучшее время, чтобы это обсуждать. Но я получил хороший урок только что, и я еще сам должен это все обдумать.
Тенек внимательно выслушал Ракара, а затем покосился на собеседника и сказал:
– Когда будете обдумывать, имейте в виду, что частный вывод вы сделали верный, однако из законов логики следует, что нельзя делать общий вывод из частных посылок. Отсюда в свою очередь следует, что ваш общий вывод также неверен, как если бы из вашего предыдущего опыта помощи пострадавшему от вашей руки человеку вы сделали вывод, что преуспеете в этом со всяким человеком, и всякий человек будет безопасен для вас или даже признателен. Верный вывод в конечном счёте звучит так: одни люди будут вам благодарны и ваше достойное к ним отношение принесёт свои позитивные плоды, другие – нейтральны, третьи же проявят неблагодарность или чрезмерную эмоциональность и даже могут стать для вас угрозой. Принимая решение, помогать ли каждому конкретному человеку, следует держать это в памяти, хотя это далеко не единственный критерий выбора.
Ракар усмехнулся, но под повязкой этого не было видно, а потом положил меч рядом с собой и обхватил голову руками.
- Логика… - прошептал Ракар, - логика! И сострадание. И доверие. Все это ошибка. Враги всегда коварны. Мне не нужна их благодарность, я просто не хотел причинить излишнего вреда. Но если вы допускаете доверие, и сострадание к врагу, там, где оно совершенно не нужно и стратегически ошибочно, то вы проявляете слабость перед врагами, ставя под удар не только себя, но и своих союзников, своих родных и друзей. Вот чему нас, и меня учит жизнь. И постоянно учила, на протяжении многих веков.  Я ошибся в главном на этой арене и поэтому проиграл. Извините, Ане-Лир. Все это пространные рассуждения. Все это потом, у нас есть цель, и ей надо следовать. – И Ракар посмотрел в сторону зрителей арены, он ждал Делас.
Тенек флегматично пожал плечами:
– Вы слишком много значения придаёте случившемуся. Не будь вы… чужим здесь, удар вашего противника был бы досадной мелочью, не более. И у вас странные представления о риске и ответственности, силе и слабости. Почему-то эмоциональные почти никогда не смотрят на риск объективно: они либо слепо восхищаются им, либо яростно отрицают. А между тем риск бывает обоснованным и необоснованным. То же самое и со слабостью. Отказ от доверия и пощады не несёт в себе никакого очевидного риска и потому не требует даже зачатков силы духа, однако многие торжественно объявляют его силой. Доверие и пощада, напротив, сопряжены с риском, а их польза для тех, кто мыслит поверхностно, неочевидна, и потому практиковать их можно только обладая достаточной силой духа. Тем не менее, то и дело слышишь, как их объявляют слабостью. Предполагаю, что новое упоминание логики не встретит у вас понимания, но такой подход в высшей степени нелогичен.
Ракар слушал Тенека, но не готов был воспринимать это все. Он подумает об этом потом. От всех этих слов Тенека, да и вообще, от всего случившегося, он еще сильнее ощущал собственное поражение. Удар по самолюбию. Те-Сон выиграл, а он проиграл. Это было … очень неприятно. А потом к ним быстро подошел кто-то и Ракар поднял голову. Это был Лайтман-Фес.
 
Пройдя несколько шагов от палатки профессора, Лайтман вспомнил, что не выполнил своей первой прямой задачи – а именно, принести воду для Ракара. Поэтому, он резко развернулся, добежал до стоянки, не заходя в палатку разыскал еще одну валявшуюся пустую флягу и бегом отправился к колодцу. Когда он снова прибыл к арене, то в первую очередь заметил Ракара и Тенека. Подошел к ним.
- Что … у вас случилось?
- Ничего особенного, - хмуро ответил Ракар, – меня ударили в лицо и я вышел из боя, во избежание нарушения сам знаешь чего.
- Приказ капитана, забрать вас и Тера с поля, потом подумать, как искать Лис, - прошептал Артур, и протянул флягу ромуланцу.
Ромуланец снова взял меч за рукоятку и поднялся, забирая флягу.
- Ну, я уже не на поле… - сказал ромуланец.
– Тер зачем-то подходил к Син перед состязанием, – вспомнил Тенек. – Не исключено, что они с Осэ искали Лис. Но я не знаю, так ли это, и удалось ли ему что-то узнать.
- Ясно, - кивнул Артур Тенеку, - хорошо, я сейчас найду его и выведу, - и землянин быстрым шагом отправился к тому месту, где соревновались лучники, собираясь дойти до той части поля и только там войти в толпу.
Ромуланец посмотрел на выданную ему флягу с сожалением и снова усмехнулся. Не выпить было с повязкой на лице. Он даже рассмеялся.
- Фес сказал мне однажды, ха, как это подходит под текущий момент – видит око, да зуб неймет. Хотите воды, Ане-Лир? – и он протянул флягу вулканцу. – Да, вы так и не видели Лис с тех пор… Вот еще одна проблема.
– Нет, благодарю вас, – вежливо отклонил предложение Тенек и заметил: – В шатре вы смогли бы напиться. И я не стал бы недооценивать наших спутников – они достаточно компетентны, чтобы благополучно добраться до стоянки.
Ракар снова начинал злиться. Было жарко, было отвратительно жарко, и еще эта пытка. Из за которой, в том числе, он не смог вовремя среагировать на удар кулаком. Он мог бы выиграть этот турнир, легко и непринужденно. Ну ладно, не легко, а потрудившись, но он мог бы, потому что ромуланское искусство владения мечом не имеет себе равных. Но он проиграл, и это было отвратительное чувство. Да, Ракар признавал, он не умеет проигрывать. Он привык быть лучшим в своем роде, в своей профессии, в школе Тал Шиар. Проигрыш – это болезненно. Но еще не поздно, еще не поздно придумать что-то еще, что-то виртуозное, что поможет им всем проникнуть в эту горную оседлую страну на этой доварповой планете. Ромуланец махнул мечом, раз, второй раз.
- Я никогда не недооценивал наших спутников. Они все профессионалы. Но я должен дождаться Ане-Дею, она – моя госпожа, я на нее работаю. Я не могу уйти без нее. Вы тоже, судя по всему теперь – на нее работаете. Вы мой врач. И еще у нас есть проблема – неизвестно местонахождение Лис. Я верю, что Лис справится. Но нужно знать где она. Кроме того – мне нужно вернуть все свое оружие. И вот еще – я не уйду отсюда без Ане-Деи, и без ее служанки. Телохранители не покидают своих охраняемых ради глотка воды. И вообще. Она там в толпе, сейчас, сделала все, чтобы защитить мой уход. Ради нашей общей всей цели. И теперь, мы будем ждать ее. Мы будем ждать.
– Как скажете, – смиренно согласился Тенек. Аргумент про легенду, которая их объединяла, был, пожалуй, действительно весомым, всё же остальное были чистейшие эмоции. Но поскольку вернуться на стоянку или ждать здесь не было таким уж принципиальным вопросом, вулканец возражать не стал. Он только добавил: – Не хотелось бы с ними разминуться, если толпа их оттеснит, и они выйдут слишком далеко, чтобы нас увидеть.
- Не надо недооценивать Ане-Дею, - сказал Ракар, поправляя уздечку Аристотеля, а потом снова присел, вытянув ноги, в тени лежащего  большого ящера, - она увидит все, что нужно. Я в ней уверен.
А потом Ракар привалился в большому чешуйчатому боку своего ящера, и прикрыл глаза, прижав руку к перевязанному рту, темной повязке, которая хорошо маскировала зеленую кровь, сочащуюся изо рта.
- Ане-Лир, я просто немного тут полежу в тени, пока их нет, вы уж простите меня, меня сегодня долго жарили на сковородке.
___________
С Тенеком

 95 
 : 10 09 2018, 12:08:33 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от М’Кота
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Когда М’Кота подошла достаточно близко, она спросила, оглядывая оставшихся:
– Чего это все начали разбегаться? Да, и дайте воды – я вроде как попить отошёл.
– Мы уходим, - коротко заметила Делас. - Все. Постепенно, не привлекая внимания. Ане-Лир, Ане-Рэй и Ане-Лан уже ушли, Феса мы давно не видели... А где, кстати, Осэ? - поинтересовалась ромуланка.
– Не знаю, – призналась М’Кота. – Я хотел подойти к ней, когда освобожусь, но когда в очередной раз посмотрел в ту сторону, её уже не было. Когда вы тоже начали уходить, я подумал, что это общее решение, но теперь выходит, что она ушла сама по себе. Я, наверное, тоже могу уйти, – чуть нахмурившись, добавила клингонка, – парень, который набрал на очко больше меня, уже ушёл, но если вдруг я ошибаюсь, и мой проигрыш ещё не состоялся, лучше, наверное, уйти, когда я смогу в этом убедиться. Всё-таки я подходил к Син, когда искал Лис, и привлёк к себе их внимание. Так что я бы подстраховался, чтобы снова не навлечь их гнев.
– Это не важно, - прошипела Закария, - Вы успеете уйти отсюда до того, как Син заметят.
– Да, - нехотя согласилась Делас. - И теперь нам надо ещё искать Осэ... Тебе лучше поскорее уйти, чтобы не привлекать внимания. Ане-Лан только что ушла туда, - ромуланка махнула рукой, указывая направление, - ты сможешь ее догнать.
М’Кота поморщилась:
– Я-то могу уйти, но с чего вдруг такое повальное бегство? Турнир в самом разгаре, будут ещё гонки на ящерах, все нормальные люди смотрят или участвуют. Не вижу смысла сидеть по углам и привлекать к себе внимание своей глупой нелюдимостью. Осэ тоже не дурочка, и если она отошла, значит у неё была уважительная причина. На самом деле меня это беспокоит только потому, что я не успела ей сказать про Лис. Но это, по-моему, не самая срочная информация, по крайней мере, если я не ошибаюсь.
– Потому что все закончилось, - поморщилась Делас. - Пострелял - и хватит, нам пора уходить. Ты забыл, какая у нас была цель? Забрать Рэя и Лис! Рэй с нами, а Лис нам предстоит найти, но для этого нам надо нормально все обсудить, а не у всех на глазах в толпе. Теперь еще и Осэ пропала, и Феса не пойми где носит… Тут нам больше нечего делать! - она немного посторонилась, освобождая проход для М’Коты, чтобы та могла смешаться с толпой.
– Вы здесь не для того, чтобы развлекаться, - подхватила Закария, - Ваша практика закончена, вам пора.
– Какая информация про Лис? - спросила Квинтилия, - Ты нашел ее?
– А ещё наша цель – не выделяться, – возразила М’Кота, – и неестестенно выделяясь, мы эту задачу провалим. А уходя раньше времени и суетясь, мы точно будем выделяться. Впрочем, вы всё равно уже всех разогнали, – клингонка бросила на профессора осуждающий взгляд и хотела было добавить что-то ещё, но сдержалась.
А вот вопрос Квинтилии заставил её встрепенуться. Она обернулась к триллу и добавила:
– Да, мне кажется, я её нашёл, но мы не должны подходить к ней, пока она сама не уйдёт, к тому же я не совсем уверен. Она рядом с Син, но её нет среди служанок… – чуть помедлив, клингонка сказала ещё сильнее понизив голос: – Я не видел её лица, если вы понимаете, о чём я!
Делас непонимающе переглянулась с Квинтилией, а потом подняла голову на М’Коту:
– Вообще-то, нет. Ее похитили и держат в заложниках?
– Она в смертельной опасности! - побледнела Закария.
– Ну, да, конечно, померла уже! – не выдержала М’Кота, – Вы с ума тут посходили? – и тут же снова понизила голос: – Если бы случилось что-то плохое, я бы сразу сказал! Помните, что мне сказала служанка, когда я ждал Лис возле шатра Син? Она сказала, что Лис – почётная гостья. Так вот, так и есть. Причём настолько почётная, что дух захватывает. Вы помните, кто сидел во время завтрака с закрытым лицом? Только не говорите это вслух! Так вот, – совсем уже шёпотом сказала клингонка, – когда я подошёл, я не увидел Лис среди свиты, но одна из особ под покрывалом незаметно показала рукой на себя. Понимаете?
Делас нахмурилась и обернулась к принцессам, сидящим под навесом. До этого она почти не обращала на них внимания, а теперь попыталась присмотреться… Но переварить сказанное было не так-то просто.
– Но почему ты сразу не сказал?!  То есть… - начала она и оборвалась. Ее посетила следующая мысль: - А где тогда?.. И как… Так, стоп! Это нельзя обсуждать здесь! - зашептала ромуланка, оглядываясь по сторонам: они стояли в плотной толпе и видно их было практически отовсюду.
– Сразу я должен был стрелять, – объяснила М’Кота. – К тому же мне не хотелось уходить неестественно. Я же не знал, что у вас тут творится, – с этими словами она выразительно посмотрела на профессора Закарию. – Честно говоря, как ответственный за безопасность, я предложил бы спокойно досмотреть зрелище, как делают все нормальные люди, дождаться, вернётся ли сама по себе Тэйра и уже после этого всё подробно обсудить, но меня... – клингонка хмыкнула, – меня никто не спросил.
– Уходим, живо! - со злостью в голосе скомандовала Закария.
Она стояла лицом к арене и спиной к зрителям, поэтому ее выражение мало кто мог видеть.
На арене тем временем начался бой. В этот раз Те-Яно подошел к делу серьезнее и использовал меч. Соперник ему достался умелый - он был осторожен и не поддавался гневу, как кузнец из первого раунда. Спровоцировать его на атаки у Те-Яно не получалось и он был почти так же быстр, как юноша, и предпринял несколько точных ударов в те моменты, когда сам был к этому готов. Один из этих ударов разрезал широкий рукав белой рубашки молодого человека. Те-Яно сосредоточенно закусил губу, его бледное лицо блестело от пота.
Делас проследила направление взгляда Закарии и теперь тоже не могла отвести глаз от поля боя: ей очень не хотелось, чтобы Те-Яно проиграл.
– Да, надо идти... - механически пробормотала она. - Идите, я вас догоню.
– Мы догоним, - добавила Квинтилия.
Делас быстро кивнула с улыбкой благодарности на лице и уже через секунду исчезла: физически, конечно, она все еще стояла рядом с остальными, но ее мысли и внимание были далеко.
М’Кота закусила губу и про себя чертыхнулась: конечно её оговорку посторонние слышать не могли, она снизила голос до самого тихого шёпота, на который была способна, но это была обидная ошибка. «Хорош ответственный за безопасность!» – горько подумала она и даже скрипнула зубами от досады: теперь профессор использует её ошибку против них, против всей группы, и ведь не скажешь ей сейчас, что только вчера утром они имели честь ознакомиться с последствиями оговорки опытных антропологов из Федерации! Которых между прочим посторонние как раз слышали! Клингонка открыла было рот, чтобы сказать, что её ошибка не делает решение Закарии правильным, но усилием воли стиснула зубы и промолчала. Это решение не отменила Толан, и наверное координатор была права, потому что свара хуже одного неправильного решения.
– Я ухожу, – мрачно сказала она. – Встретимся на стоянке.
_________________
с профессором, Делас и Квинтилией

 96 
 : 07 09 2018, 17:22:37 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Делас, стоявшая спиной к своей группе и лицом к арене, не видела происходящего, но слышала шепот и возню. Уже нацепив на лицо приветливое выражение и приготовившись нести какую-нибудь чушь, чтобы задержать летящего к ним на всех парах распорядителя, она полуобернулась и краем глаза увидела, что Тенек и Ракар все еще здесь. На секунду девушку почувствовала, что ее сердце замерло от плохого предчувствия. Или ей просто пора было принять лекарство... Но скорее это было похоже на предчувствие, а они редко помещали Делас.
- Мы скоро придем, - прошептала она сквозь зубы, а улыбка на ее лице стала деревянной.
Единственное, что сейчас нужно было - чтобы Ракар исчез с глаз кальдонианцев, и счет шел на секунды. В том, что вместе с Квинтилией, координатором и знающей все об этом мире профессором она в большей безопасности, чем с раненным зеленокровным Ракаром, Делас даже не сомневалась.
Ромуланка быстро отвернулась к арене и демонстративным жестом руки велела раненому телохранителю идти прочь.
Следящий за жестами Делас Ракар, судорожно и еще крепче сжал рукоятку меча. А потом, решительно наклонив перевязанную голову, пошел прочь, плечом раздвигая толпу.
Тенек двинулся за ним. В спокойной обстановке надо было разобраться, насколько травмировано у Ракара лицо, и нужно ли ему будет в ближайшие дни носить повязку, чтобы скрыть неподобающего цвета отметины. И, конечно, если всё же имела место травма, более серьёзная, чем могло показаться на первый взгляд, нужно было принять соответствующие меры.
Кальдонианец-распорядитель подбежал к ограждению.
-Куда же ты? - крикнул он Ракару в спину, - Ведь ты победил! Вернись и сразись в следующем круге, Ане!
- Мой телохранитель выходит из соревнования, это мое решение, - Делас обратилась к распорядителю. - Он уже достаточно показал.
Кальдонианец тяжело вздохнул, развел руками, но спорить с приказом госпожи не стал.
- Берите жребий! - обратился он к бойцам, еще оставшимся на поле.
А их осталось всего четверо, и одним из них был сын советника Син.
Делас быстро обернулась и отыскала взглядом затылок Ракара. Она знала, что он бы хотел продолжить это сражение и, возможно, даже выиграть. Наверное, он бы это смог... Может быть. А может и нет, ведь нельзя было быть уверенным, что никто из оставшихся не окажется ловчее, сильнее и опытнее. Наверное, он будет на нее злиться, но Делас это больше не пугало - их отношения и так были бесповоротно испорчены.
- Надеюсь, это не станет проблемой? - ресницы "куртизанки" встрепенулись. - Ему не нужна награда.
Кальдонианец-распорядитель обернулся, бросив беглый взгляд на Делас.
-Он имеет право, - бросил он, с недовольной миной на лице, - Тем более, если вы приказали. Вам повезло иметь такого преданного слугу.
Четыре оставшихся претендента на победу почти вырывали мешок с камешками жребия из его рук.
-Смотрите на меня, Ане-Дея! - попытался привлечь внимание Те-Яно, - Я выиграю, и надеюсь растопить ваше ледяное сердце!
Делас не сдержала быстрой улыбки. Почему-то она не сомневалась, что Те-Яно мог победить. Может быть, это и было одной из причин, почему она отослала Ракара подальше от арены - ей бы не хотелось, чтобы в конце они встретились.
Ромуланка усмехнулась и сделала легкий знак рукой, как бы направляя юношу назад в бой и давая ему свое разрешение победить там всех. Теперь ей не за кого было переживать, и она совсем не возражала, чтобы Те-Яно сражался за нее. В конце концов, не так-то часто в ее жизни кто-то за нее сражался. Можно даже сказать - никогда.
Затем, полуобернувшись к координатору Толан и профессору Закарии, она проговорила:
- Там лучше уходить не всем сразу, а то мы привлечем внимание. Я… то есть мы еще немного тут побудем.
-Сейчас не время для развлечений, - нервозно возразила Закария, - Сперва может уйти Ане-Лан, а затем вы - с разницей в пару минут. Я пойду последний и прослежу за вами.
Тем временем на поле определились пары для полу-финала. В противники Те-Яно достался зрелый господин - по его одежде было видно, что он тоже аристократ, а по тому, как он разминался с мечом, становилось понятно, что он владеет выдающейся техникой.
- Никакие это не развлечения, - пробурчала себе под нос Делас.
-Хорошо, встретимся у палатки, - проговорила Толан. - Надеюсь, Ане-Рэй именно туда и направился. Я поищу по дороге Осэ… - женщина оглядела поле и остановилась взгляд на направляющейся в их сторону М’Коте. - Тера я вижу, он идет сюда. Заберите его с собой, - с этими словами кардассианка начала не спеша двигаться в сторону выхода.
_____________
С кадетами и профессором

 97 
 : 07 09 2018, 17:21:59 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


- ...Он победил! - воскликнула Делас, которая уже не слушала разговор Толан и Закарии, а следила за боем. Но момент радости был совсем коротким: уже скоро она нахмурилась, а затем, округлив глаза, закричала: - Ане-Рэй! Сюда! - и уже совсем тихо добавила непереводимое ромуланское ругательство, которое совсем не делало Ракару чести.
Ромуланка не видела, проступила ли на его лице кровь от удара, но такой исход был весьма вероятен. Сейчас он казался дизориентированным, и его следовало увести подальше от глаз зрителей. И ушей. И высказать все, что она думает!
– Паника тоже никому не поможет, – машинально ответил профессору Закарии Тенек, так же, как и все напряжённо вглядываясь в происходящее на поле. Стажёр уже расстёгивал сумку, чтобы сразу же подать Ракару тёмную тряпицу, а попутно, рискуя заработать расходящееся косоглазие, пытался оценить состояние его раненого противника.
– Ане-Сои, – сказал он после того, как сделал какие-то свои выводы об увиденном, – Ане-Лан права: сейчас не время для споров и нерезультативных волнений. Нам нужно решить текущие проблемы, затем собраться максимально полным составом и всем вместе обсудить дальнейшие планы и совершённые ошибки. Но прежде всего нам нужно сохранять спокойствие и ясный разум.
Ракар слышал как Делас назвала его конспиративным именем и шел в сторону этого звука. Он шел, не отпуская от лица руку, крепко сжав губы, и не выпуская меч из левой руки, будто застыв в этой позе, переставляя лишь ноги, заботясь о сохранении легенды, самом важном, что было на данный момент. Не было ни одной свободной руки, чтобы показать какой-нибудь жест, нельзя было раскрыть рот, чтобы что-нибудь сказать, и когда он дошел до своих, то просто мотнул головой, отрицательно. А потом додумался приподнять рукоятку меча и показать в противоположную сторону от арены, на выход.
Делас резко развернулась к Тенеку:
- Быстрее уводи его отсюда! Можете взять ящера, которого привел Фес. Отведи куда-нибудь подальше, хоть в нашу палатку - лишь бы никто его не видел!
Немного подумав, она обратилась к Квинтилии:
- Наверное, нам стоит пойти с ними?..
-Я не знаю… - Квинтилия потерла лоб, на котором выступили бисеринки пота, размазывая по лицу пыль.
-Вам всем стоит уйти, - вставила Закария.
Кальдонианец-распорядитель, закончив выдворять с арены побежденного, бросился в сторону Ракара.
Тенек кивнул Делас в подтверждение того, что понял её приказ, почти одновременно подсовывая Ракару к самому лицу тёмную тряпицу, чтобы ромуланец мог перехватить её и прижать к лицу, затем очень тихо и очень быстро заговорил:
– В толпе Ане-Рэя могут толкнуть и открыть лицо, мне нужно закрепить повязку. Пожалуйста, обступите нас словно из любопытства или тревоги и заслоните от остальных, – произнося эти слова, Тенек потянул Ракара вниз, заставляя присесть – высокий рост ромуланца мог помешать выполнению этого плана. – А всем уходить нельзя – подозрительно, – добавил вулканец, – и кто-то должен остаться для связи с Тером.
Увидев, что распорядитель боёв быстро направляется к ним, Делас зашипела сквозь зубы:
- Я же сказала - быстро отсюда! Это приказ! - а сама развернулась в сторону поля, готовясь отвлечь внимание распорядителя на себя.
Ракар, наконец, снова обрел нормальное зрение, проморгавшись. И теперь ему было невероятно стыдно и досадно. Невероятно. Он уже понимал, что если бы не этот глупый порыв помочь своему раненому противнику, попытка сделать так, чтобы руками свести края его раны и держать до прихода врача, спасая эту жизнь – сейчас все было бы просто замечательно. Никогда больше он не должен проявлять эту слабость – милосердие к поверженному врагу, но есть же исключения… Впрочем, для текущего момента это было слишком сложное размышление и Ракар его отбросил, или это обида и досада вышли на новый уровень понимания. Те-Сон добился своего и теперь он, наверняка, торжествует. Хорошо это или плохо – он тоже подумает потом, сейчас не до сложных размышлений. Вот Делас, вот Тенек, вот Квинтилия, вот Илама Толан и профессор. И он имел в виду своим жестом с рукояткой меча, что собирается пробираться наружу, и неплохо бы всем остальным сделать тоже самое. Еще Ракар помнил, что профессор их настойчиво гнала отсюда, еще во время его первой передышки. Но это тоже пока сложное размышление.
Ромуланец схватил подсунутую Тенеком тряпку, перехватил ее, закрывая почти все лицо, проглотил кровь, сочащуюся из лопнувших сосудов, чуть наклонился рядом с Делас.
- Пойдем… пойдемте со мной, моя госпожа, - прошипел Ракар сквозь сжатые губы, и решил пробраться сквозь толпу в первую очередь пройдя мимо профессора и координатора, к которым и шагнул. Кальдонианца-распорядителя он не видел.
- Быстрее, - шепнула Толан и заслонила Ракара с другой стороны - в отличие от субтильной Делас, у нее это получилось лучше.
Квинтилия обернулась на уходящего Ракара, но осталась рядом с Делас, играя роль служанки госпожи и ожидая, что она будет делать. Для себя она решила, что никуда не отпустит Делас одну, не выпустит ее из поля зрения и прикроет, так же, как сделала накануне вечером, и как они обсуждали в пещере, когда только вышли из базы ученых. В паре - безопаснее, к тому же, в этом чужом враждебном мире Гамма-квадранта хочется иметь близко что-то, напоминающее о доме. Даже если это ромуланка. Но самой Делас знать об этом не обязательно.
Закрепить повязку было делом пятнадцати секунд и, обращаясь к Делас, Тенек уже доставал из сумки второй бинт, но возражение ромуланки снова всё изменило. Не было времени объяснять, что пятнадцать секунд задержки безопаснее минимум трёхсот секунд в плотной толпе и безо всякой страховки, тем более, что Ракар уже двинулся прочь, и вулканцу пришлось действовать на ходу.
– Сплюньте в тряпку и возьмите другую, – прошептал он ромуланцу, вкладывая ему в руку новый лоскут ткани. Это было нужно, чтобы кровь не потекла сбоку из переполненного ею рта.
Ракар в точности последовал указанию Тенека, он вообще теперь полностью доверял своим товарищам из группы "Альфа", и в текущий момент абсолютно исполнял выдаваемые ему инструкции, не размышляя. Он коротко кивнул Иламе Толан, сделал вместе с Тенеком еще шаг вперед, и обернулся к Делас. Ромуланец понимал, что Делас сейчас идеально сыграет свою роль, он знал это. Она ромуланка! Она профессионал! Она сейчас закрывает его собой. И она будет драться до последнего, если сейчас придется драться, хоть и в фигуральном смысле этого слова, и даже не в фигуральном. За задачу, перед ними поставленную. За эту Федеральную Первую директиву. За эту группу. И даже за него, даже если еще вчера ей хотелось ему отомстить. Но он был ее телохранителем по легенде, и теперь, в силу очень сложных обстоятельств Первой Директивы, и в силу необходимости конспирации, он был вынужден покинуть поле этого боя. И где-то там был этот сын Те-Сона. И .. Ракар не мог уйти без Делас. Ракар остановился и оглянулся на нее, крепко прижимая левой рукой меч к своему телу. Он ждал Делас.

Конечно, работать со стоящим, а не идущим пациентом было проще. Пользуясь остановкой (и стараясь не думать о том, что скажут потом друг другу начальник медчасти и первый офицер по поводу этой остановки), Тенек быстро наложил повязку и убедившись, что она сидит плотно и не съезжает, выжидательно посмотрел на Ракара. В том, что ромуланка оставалась, она была как раз совершенно права: если бы из-за такого мелкого происшествия ушли не только врач и пациент, но и несколько зрителей, это выглядело бы более чем подозрительно. Но Ракар был первым офицером и мог отменить этот приказ, даже если эта отмена была неразумна.
Испачканный ромуланцем бинт стажёр затолкал глубоко в свой собственный сапог, чтобы потом при случае бросить в костёр.
___________
С кадетами и профессором

 98 
 : 06 09 2018, 17:01:36 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Ракар снова был в соревновании.
-У меня такой же знак! - раздался бас в ответ на призыв распорядителя, все еще держащего руку Ракара.
К ним направлялся его новый противник - этот кальдонианец коренастым телосложением был похож на первого, но был моложе. Его волосы агрессивно торчали во все стороны, смазанные каким-то жиром, в одну из прядей было вплетено маленькое металлическое украшение, звенящее при каждом его шаге. Висок и переносицу кальдонианца украшали шрамы - было видно, что подобные битвы для него не в новинку. Его одежда издалека выглядела дорогой, но чем ближе он приближался, тем заметнее наблюдателю становились заплатки, штопки, вылезшие нитки и осыпающаяся вышивка, да и сидел кафтан на нем так, будто был снят с чужого плеча.
Ракар его услышал, своего противника. Но все ещё смотрел на товарищей. На профессора в состоянии лёгкого ступора, на Иламу Толан, стоящую с ней рядом. Она не зря там стояла. Координатор позаботится о профессоре. Координатор обладает недюжинной силой духа. На Делас, отрешённо глядящую куда то на арену, сжимающую в руках платок. Мельком глянул на Квинтилию и больше не мешкал. Он будто кожей чувствовал приближение противника и обернулся к нему. Вот, ещё один у которого он, ромуланец, чужак, должен будет отнять заслуженную победу ради цели проникнуть в Ни’Хан. Поражение нельзя рассматривать как вероятность. Поражение приведет к краху. Всего. Где же, ради элементов, находится Тэйра? Ее он после ухода из шатра Син ещё не видел.
Все, больше ничего не должно пока отвлекать. Этот бой будет сложнее. Тут уже отобраны победители предыдущего раунда. И этот лохматый кальдонианец прямиком шел на него, и соответственно на зрителей. Ракар вывернул свою руку из руки распорядителя, проглотил пережеванные листья, коротко поклонился надвигающемуся противнику, быстро указал ему мечом вглубь арены, и принялся уходить от него по эллиптической траектории, не выпуская противника из вида. Осторожнее, надо быть осторожнее, он уже не падает, но все ещё не в полной силе.
-Можете начинать! - объявил распорядитель и отскочил в сторону.
Противник Ракара сразу же перешел в наступление - перехватив рукоять своей сабли обеими руками и выставив лезвие вперед, он побежал на соперника, метя острым концом ему в плечо. Песок разлетался в стороны из-под сапог бойца, а в его горле рождался крик - кажется, он решил деморализовать противника напором и покончить с ним одним ударом.
“Клингон, как есть клингон…” - подумал Ракар, и даже чуть усмехнулся этому своему возникшему сравнению. Наверное, при других обстоятельствах он мог бы начать кричать “смерть патакам ромуланцам”. Однако лёгкая улыбка тут же сошла с лица Ракара, не время для высокомерия и усмешек. Время сосредоточиться. Где-то тут рядом этот сын Те-Сона, и Ракар теоретически ждал от него подставы, что-то типа случайного ножа в бок, это нельзя было исключать. А пока он сосредоточился на звоне этого колокольчика в волосах противника. Ромуланец затормозил  и подождал, пока тот добежит с вытянутым мечом, а затем резко ушел в сторону по его правую руку, и ударил по выставленному вперёд мечу противника, отводя его от себя , и продолжением этого своего движения пытаясь полоснуть его по руке, держащей меч.
Кальдонианец успел отвести свои руки в сторону и вверх, и мечи противников скрестились у них над головами. Удар был настолько сильный, что каблуки сапог Ракара заскользили назад по песку. Казалось, еще немного, и от оружия полетят искры. Ракар увидел гримасу на лице своего противника.
Удар был сокрушающим, Ракар буквально ехал назад, и держать этот удар ему было невероятно сложно. Он чувствовал, что противника ему не пересилить. Еще утром – он бы мог, но после пытки жарой – это был больше не его профиль. Некогда было думать, что делать и он отдался на волю рефлексов. Глядя противнику прямо в глаза, он сначала попытался сделать вид, что собирается докончить дело силовым противостоянием, а потом резко опустил меч, уходя в бок, и на излете пытаясь резануть правую ногу ворты по щиколотке, а потом крутнулся, отпрыгивая от противника, увеличивая дистанцию. Быстро, очень быстро. Ловкость против силы. И неважно, что так тяжело.
Меч Ракара чиркнул по сапогу противника, но не нанес ему вреда. Соперники снова разошлись, и противник Ракара начал обходить его по дуге - нагло ухмыляясь ему в глаза и поигрывая саблей, перекидывая ее из одной руки в другую. Но прото-ворте это скоро надоело, его тактикой не было постоянно кружить, как делал предыдущий противник Ракара. Через пару минут он снова взялся за рукоять сабли обеими руками, поднял ее повыше и бросился вперед.
“Ну, ты сам напросился”, - подумал Ракар, отдышавшись на короткой передышке. А потом внезапно ему подумалось, что заточенное только с одной стороны оружие – это тоже преимущество. А еще – высоко поднимать меч – это тактическая ошибка. Ракар тоже бросился вперед, и на миллисекунду показалось, что они сейчас сшибутся в кровавое месиво, но Ракар перехватил свой клинок обратным хватом, пригнулся, поднырнул под меч ворты, полоснул того поперек живота, искренне надеясь, что у того есть в том месте ребра, и резко ушел в бок, упав на землю и перекатившись подальше.
Ракар прокатился по песку и оглянулся на своего противника. Тот по инерции пробежал вперед, а затем удивленно затормозил, не встретив препятствия. Затем не менее удивленно он перевел взгляд на свою грудь - кафтан был разрезан, и из-под него виднелась белая рубашка. Нижняя ткань тоже была разрезана и ее края постепенно начинали окрашиваться пурпурным. Противник Ракара явно не понимал, как так получилось.
-Кровь! Кровь! - закричали из толпы зрителей.
Кальдонианец-распорядитель поспешил к Ракару.
Ракар почувствовал во время удара, что его меч встретил не ребра противника. Прото-ворта был сбитым плотно, на его животе были мышцы, но кажется… кажется ребра не защищали то место, которое обычно защищают у ромуланцев, там где ромуланское сердце. Он хоть и старался ударить не сильно, но все равно стало страшно. Уже катясь по песку арены, Ракар ощутил как цепенеет от ужаса. Кальдонианец не враг ему. И эти возбужденные крики зрителей – "кровь, кровь", начали резко его нервировать и категорически выводить из себя. Им же нравится это… этим зрителям. Зачем он полез в это соревнование? В голове пронеслись слова Квинтилии, сначала – "варварство", еще тогда на тренировке, потом "значит, так можно", когда один из воинов покинул поле боя. Пожалуйста, элементы, только не это. Только не распоротый живот, только бы все можно было зашить и починить. Замерев на мгновение на песке, и осознав, что противник к нему не бежит, ромуланец сначала поднялся на колени, затем во весь рост, пристально глядя в спину своего противника, который так и продолжал идти туда, вперед. А потом Ракар бросил меч на песок и бросился к своему противнику.
- Ане…, ложись на землю, быстро, на спину, - крикнул Ракар, подбегая к нему.
Противник Ракара развернулся. Стало видно, что разрез идет по его груди.
-Урод! Я собирался победить! - пробасил мужчина, а затем размахнулся и ударил ромуланца кулаком в лицо.
-Поединок окончен! - распорядитель турнира повис на второй руке противника Ракара, не давая ему пустить в ход оружие.
К удару в лицо Ракар не был готов. Он не успел ни увернуться, ни закрыться. И не устоял на ногах, повалившись спиной на песок. Мысли исчезли, страх за противника исчез, только море разноцветных звезд, в основном белых, целое звездное скопление мельтешило у него перед глазами. Так продолжалось секунды две, пока не вернулось осознание происходящего.
Ракар хорошо знал, что бывает после таких ударов в лицо. У него были хорошие тренеры в школе Тал Шиар. И именно поэтому, вопреки всему, он сначала повернулся на живот, а потом, не обращая внимание на головокружение, встал. Прикрывая лицо правой ладонью. Никто… никто здесь не должен был видеть цвета его крови, на случай если нос разбит. Противнику можно было ответить, но он предпочел промолчать.
-Довольно, довольно! - распорядитель тянул и пинал бывшего противника Ракара к границе площадки.
Ракар чувствовал, как во рту собирается кровь, а плюнуть на песок было нельзя. Далее, не мешкая, и не дожидаясь продолжения действия, он повернулся и пошел обратно за своим мечом, продолжая прикрывать лицо рукой. Дошел, наклонился, поднял меч свободной левой. Звезды, белые звезды закрывали половину обозрения, но он постарался найти взглядом его команду, стоящую в первом ряду и пошел к ним.
________________
с кальдонианцами

 99 
 : 05 09 2018, 12:01:17 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от М’Кота
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Уже оказавшись рядом с группой лучников, клингонка повернулась к замаскированному капитану и на секунду подняла руку в приветственном жесте – примерно так неопытные спортсмены машут «своим» болельщикам.
Землянка не помахала в ответ.
Зато к “охотнику” сразу подскочил какой-то кальдонианец.
– Эй? Ты участвуешь? Будешь соревноваться? - прокричал он, указывая на лук.
– Да, – М’Кота энергично кивнула, – только я не знаю, какие у вас правила.
– Четыре выстрела, - затараторил кальдонианец-распорядитель, - Попадешь в глаз или сердце мишени - 5 очков! Попадешь в голову - 3 очка! Попадешь в корпус - 1 очко! Промахнешься - уж не обессудь!
М’Кота снова кивнула, на этот раз сосредоточенно. Видимо, после четырёх попыток кто-нибудь просто осмотрит её мишень и зафиксирует результат.
– Понятно, – сказала она, – Четыре попытки. А потом?
Нужно было знать, провалить уже сразу одну из четырёх попыток или это только отбор перед более серьёзным состязанием.
– Потом, когда все желающие отстреляются, посчитаем результаты и посмотрим, будет ли победитель! - ответил кальдонианец, - И нужен ли будет второй круг! Ну что, участвуешь или нет?
– Да! – Решительно сказала клингонка и встала напротив мишени.

«Итак, двадцать очков набрать я не имею права, – говорила себе М’Кота, налаживая тетиву, – Но во второй тур хорошо бы попасть и проиграть уже в втором туре – Тогда Син будут знать, что Тер старался изо всех сил. Допустим, всё, как я придумала, – продолжила она мысленно, медленно натягивая тетиву и прицеливаясь, – Тер – хороший стрелок, но волнуется, если за ним слишком уж пристально наблюдают. Сейчас только первый тур, всем на стреляющих более-менее наплевать, и он может стрелять спокойно. Но перед последним выстрелом он понимает, что ещё один выстрел, и он может пройти во второй тур и даже сразу победить, тут-то стрела и срывается...»
Стрела прянула с тетивы и вонзилась в грубо намалёванный глаз соломенной мишени. М’Кота довольно улыбнулась: три выстрела можно было позволить себе просто наслаждаться процессом. Вторую стрелу она послала в сердце мишени, а с третьей секунду промедлила, думая, как же с ней быть. Послать в голову, а потом промахнуться, значило набрать слишком мало и почти наверняка не попасть во второй тур, попасть в голову, а потом в тело – всего на одно очко больше, таких стрелков наверняка будет немало, ведь степняки – все в той или иной мере стрелки, они могут быть не слишком сильны в чём угодно, но из лука стреляют чуть ли не с рождения. Два раза в голову? Слишком расчётливо и не похоже на того Тера, который так непосредственно вступился за своего брата, а потом так свободно говорил с Син. Тщательно прицелившись, клингонка уложила третью стрелу почти вплотную к той, что уже торчала из «сердца» – близко к краю, но всё же внутри заветного рисунка – и достала четвёртую стрелу. Промазать совсем? Нет, пожалуй, Тер ещё не настолько взволнован; если попасть в тело едва не промазав, по очкам получится тот же результат, как если бы он послал две последние стрелы в голову.
Последняя стрела скользнула с тетивы слишком быстро и воткнулась в ногу мишени всего на ладонь выше уровня земли.
Пока М’Кота стреляла, за ней выстроилась небольшая очередь, потому что мишеней, конечно, было меньше числа стрелков.
– Не стрелять! Пока не стрелять! - прокричал распорядитель, и бросился к мишени.
Добежав, он начал вынимать стрелы Тера из соломенного манекена.
– Конечность - ноль очков! - объявил он, доставая последнюю стрелу, - Сердце - пять очков…
Кальдонианец-распорядитель едва-едва успел отдернуть руку с третьей стрелой М’Коты, когда в “сердце” мишени вонзилась новая стрела, расщепив при этом вторую стрелу “охотника”.
– Сказано же было - не стрелять! - завопил кальдонианец.
– Прошу прощения… - тихо пробормотал кто-то из очереди за спиной М’Коты.
– Проклятье! – пробормотала М’Кота более чем искренне. Не так жалко было потерянного очка, как глупого своего просчёта: по словам распорядителя она поняла, что «корпус» – это всё тело, и достаточно попасть в любую его часть, чтобы заработать очко, а оказалось имелось в виду туловище. Со стороны же выглядело так, словно молодой охотник огорчён своей обидной осечкой.
– Сердце - пять очков! - продолжил объявлять кальдонианец-распорядитель результат, подозрительно косясь на стрелков на случай, если кто-то снова будет нетерпелив, - Глаз - пять очков!
Кальдонианец собрал все четыре стрелы, вернулся к “охотнику” и вернул их ему.
М’Кота взяла стрелы, забросила их в колчан и отошла в сторону. Конечно, всё вышло не так, как она хотела, зато удалось выполнить приказ и не стать лучшей. Нет, она могла бы проиграть и в том случае если бы старалась изо всех сил – случайный выстрел стоящего позади лучника это показал, но главной целью проигрыша было не попасть на службу в добровольно-принудительном порядке, а это грозило не только победителю, но и просто отличившимся стрелкам.
Следующим стрелял тот нетерпеливый, кто стоял у М’Коты за спиной и чуть не подстрелил распорядителя. Этот стрелок был завернут в плащ с капюшоном, но “охотник” заметил, отходя, синие татуировки на руках, поднявших лук.
«Интересно, что это значит? – невольно подумала клингонка – Символы рода? Талисманы? Или просто для красоты?»
Кальдонианец-распорядитель засчитал следующему в очереди первый выстрел, не переставая ворчать, что едва не остался без руки по милости торопыги. Тот, не обращая внимания на ругань, сделал еще два выстрела - оба такие же меткие, как и первый, поразив оба глаза мишени.
 У кальдонианца осталась последняя стрела. Натянув тетиву, он тщательно прицелился в сердце соломенного манекена, где в намалеванном кружке уже торчала его первая стрела. Вероятно, он собирался повторить свой трюк, уничтоживший одну из стрел клингонки. Но в последний момент его рука дрогнула, лук повело в сторону, и выстрел получился неудачным.
– Корпус! - прокричал кальдонианец-распорядитель.
«Надо же! Близнец Тера...» – подумала клингонка азартно наблюдая за стрельбой. Хотя ей по определению ничего не светило в этом состязании, она всё же не могла смотреть равнодушно на успехи и неудачи стрелков. Сходство придуманного Тера с живым кальдонианцем вызвало у клингонки живейшую симпатию, и она решила болеть за татуированного стрелка, раз уж за себя болеть всё равно невозможно.
– Итого, сердце, два глаза и корпус, - подвел итог кальдонианец-распорядитель, возвращая стрелку его стрелы, - Шестнадцать очков. Маловато для второго круга.
– Не повезло, - пробормотал татуированный кальдонианец, забрал стрелы и, подтянув капюшон на лицо пониже, пошел прочь.
Его место уже занимал следующий кальдонианец и натягивал лук.
– Погоди, может всё ещё не так плохо? – окликнула уходящего М’Кота. – Мне тоже не повезло, но я хочу досмотреть до конца.
Уходящий не обернулся и ускорил шаг. За спиной у М’Коты доносились свист тетивы, удары стрел о мишень и отчеты о заработанных очках: “Сердце! Сердце! Корпус! Голова! Следующий!”

М’Кота проводила стрелка сочувственным взглядом: она и сама на его месте была бы расстроена. Затем клингонка с сомнением посмотрела на распорядителя, потом снова бросила взгляд в спину уходящему, потом туда, где должна была стоять Самрита...
А можно ли сейчас уходить? И можно ли потом будет вернуться? Шансов, конечно, всё равно что нет, но если вдруг она каким-то чудом пройдёт во второй тур, будет глупо всё испортить несвоевременным уходом! Но если бы отойти было можно, сейчас было бы хорошо рассказать Самрите про Тэйру, а уж землянка сумела придумать, как дипломатично передать это остальным…
М’Кота резко обернулась и снова посмотрела в ту сторону, где ожидала увидеть Самриту. Самриты не было. Нет, вряд ли, конечно её похитили какие-нибудь злодеи – в толпе из-за этого наверняка бы поднялся шум – но может случилось что-то ещё, что-то важное? Клингонка посмотрела туда, где дрались на мечах: кажется Ракар был в порядке. Посмотрела туда, где стояла большая часть их группы: там тоже всё было мирно. Ладно, если Самрита посчитала нужным отойти, наверное, она сделала это не зря и знала что делает! М’Кота подвинулась ближе к группе кальдонианцев, закончивших стрельбу, но так, чтобы иметь хороший обзор на интересующие её части поля и кольца зрителей. В любом случае надо было дождаться результатов и убедиться в собственном проигрыше и только потом идти к своим.
Стрелков было больше желающих сражаться на мечах, поэтому М’Кота продолжала ждать.

Когда М’Кота обернулась во второй раз, она увидела, что количество знакомых лиц среди зрителей снова сократилось. Определённо что-то происходило. Значило ли это, что спокойно стоять уже нельзя и следует подойти для разговора? Но никто не делал ей знаков подойти, вероятно в её присутствии не было особой надобности. В то же время не донесённая до товарщией информация о Тэйре висела на душе гирей. Прикинув, что хвост стрелков ещё достаточно велик, и она успеет быстро отойти и вернуться, М’Кота не спеша направилась в сторону оставшихся в поле зрения спутников – так чтобы это не выглядело странным, и чтобы они могли остановить её, если её появление неуместно.
«Тер просто решил попросить у знакомых флягу и попить воды, – перевела для себя М’Кота действия своего альтер эго, – будем надеяться, это не запрещено».
___________________
с кальдонианцами и загадочным стрелком

 100 
 : 04 09 2018, 22:35:22 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Артур прошел в палатку вслед за Самритой, опустился с ней рядом, протянул ей флягу с водой. 
- Давай так, Осэ, - тихо и серьезно сказал Артур, повернув голову к Самрите, - сейчас дождемся эту женщину, и тогда я пойду, передам все приказы. Мы медленно пойдем на выход, подумаем как искать Лис. Не хочу оставлять тебя совсем одну, мало ли кто тут ходит, пока все население на турнире. В средние века… в общем, всякое бывает. Эта женщина – она очень добрая. Но я не знаю, как на тебя подействует этот их чай. Не сильно увлекайся им. Постарайся отдохнуть.
А потом Артур усмехнулся и посмотрел наверх.
- Ну да, все самое интересное.
- Хорошо, дождемся, - нехотя согласилась Самрита. В темноте палатки не было заметно, что на ее бледных щеках проступил румянец. И уж тем более не были понятны его причины - Самрите было ужасно стыдно и неловко за то, что с ней случилось. Она прикусила губу, чтобы никак не выдать своего расстройства, и отвернулась, свернувшись в клубочек.
- Сейчас самое главное - забрать Рэя и Тера. Потом - найти Лис. А дальше уже… А дальше уже пусть решает Ане-Сои, - вздохнула землянка. Она нащупала коммуникатор, прикрепленный к внутренней стороне корсажа. - Посмотри, не идет ли кальдонианка. А я попробую вызвать базу.
Артур смотрел на Самриту, как она отвернулась, как свернулась. Лайтман понимал, как она себя чувствует сейчас. Но лучше всего, что он сейчас умел сделать – это просто быть рядом, и делать свое дело. Кадет кивнул и на четвереньках пробрался к выходу из палатки, обошел кругом.
- Вызывай пока, я скажу когда прекратить, - услышала Самрита его шепот снаружи.
Стоя снаружи, Артур не мог слышать, что же делает Самрита - а девушка, в свою очередь, старалась не говорить громко. До него доносился только неразборчивый шепот. И пауза. Снова короткий шепот - и еще более длительная пауза. Так повторилось еще два раза, а затем Самрита громко произнесла:
- Нет ответа.
Артур прекратил обозревать окрестности, и бросился обратно в палатку. На ходу затормозил, отыскал взглядом тот самый котелок, в который Илама Толан набрала воды, поднял его и занес в палатку.
- И черт с ним, - сказал Артур, зайдя под полог, - вот, Осэ, надо быстро обтереться водой, пока мы одни. Тебе… помочь?
- На самом деле я просто хочу пить, - призналась Самрита. - И спать. Но это я себе не могу позволить, - она потянулась к котелку и облизала сухие губы.
Артур молча кивнул, одновременно высвобождая из своих штанов заправленную туда белую рубашку, рванул, рванул еще раз. Хорошую ткань делали здесь в местные их средние века, не сразу она рвется. Но с третьей попытки у него получилось. Он оторвал снизу от рубахи прямоугольный кусок, проверил рукой температуру воды в котелке, смочил свою тряпочку.
- Осэ, пей из фляги, она там холоднее, – кадет кивнул на флягу, - котелок стоял в тени, но немного нагрелся, не критично.
Потом он подобрался к Самрите ближе.
- Все, давай оботру тебя, пока никого нет. Немного поспать ты потом сможешь себе позволить, когда придет та женщина. Потом мы тебя разбудим.
Самрита взяла флягу и сделала несколько жадных глотков, а потом, отложив ее в сторону, требовательно протянула руку:
- Я сама! Я пока еще не умираю, - буркнула она и обтерла влажной тканью лицо и шею. - Ну конечно, спать! Ведь именно так и должны вести себя капитаны в опасной ситуации! Интересно, что остальные подумают? Нельзя же сказать им, что их капитан так глупо грохнулась в обморок.
Артур отдал тряпку Самрите и отвел взгляд. А потом заговорил, очень тихо:
- Знаешь, Сэм, капитаны тоже люди. Им тоже бывает плохо, они тоже падают в обмороки, бывают ранены, и подвержены всему, что происходит с членами их экипажа. Я читал отчеты “Энтерпрайза”, капитан Пикард был в разных недееспособных позициях время от времени, и ничего, все справились. С ним, и пока с ним было плохо. Это просто очень жаркая планета. И всякое бывает. Но капитаны доверяют своему экипажу, и как капитан не бросает их, так и они не бросают своего капитана. Такая жизнь. И нет ничего глупого. Не беспокойся об этом. Я скоро пойду и передам твои приказы. И все их исполнят. Все будет хорошо.
- Меня не надо бросать, - закатила глаза Самрита. - Меня надо просто оставить тут в нашей палатке и возвращаться в группе. А сейчас, вместо того, чтобы отдыхать, я трачу силы на споры! - она сделала паузу, разглядывая тканевую стену палатки. - Угу, послушают, конечно... - хмыкнула она и прикрыла глаза.
- Именно что послушают, - подтвердил Артур, и встал у выхода из палатки. Задумался на мгновение, разглядывая Самриту, потом отстегнул один из прикрепленных к бедру ножей и положил его рядом с Самритой.
- Так, сейчас я увижу на горизонте эту женщину, и тогда пойду.
- У меня же есть свой, - попыталась возразить Самрита.
- Да, точно, совсем забыл, Осэ, - растерянно проговорил Артур, поднял нож, и вышел из палатки, остановившись на входе.
По случаю праздника в лагере почти никого не было, и Артур сразу различил подругу профессора Закарии, направляющуюся в сторону палатки.
- Осэ, я ее вижу, она идет, - прошептал Артур Самрите, так, чтобы ей было слышно через полог палатки, - я пошел.
И не мешкая пошел навстречу кальдонианке, когда приблизился, остановился.
- Вы правда посидите с моей женой? Мне очень нужно слова отлучиться.
-Конечно.
В руках у подруги профессора Закарии была туфля Самриты и металлический чайник с деревянной ручкой. Через маленькое отверстие в крышке поднимался пар.
Артур потянул носом воздух, пытаясь различить запах чая, что несла эта женщина. Жаль, что он не знал ее имени. Это было удивительно, среди всех этих традиций сожжения на кострах, кровавых битв, и прочего и прочего – всегда находились люди, готовые помочь. Множество невероятно интересных миров, на разных уровнях развития, но люди всегда люди, даже если они такие разные. Артур улыбнулся.
- Я очень вам благодарен…, - чуть не сказал "мэм", но вовремя осекся, - я этого никогда не забуду, и, возможно, когда-нибудь, я тоже сделаю что-нибудь хорошее для вас. Спасибо вам, - Артур отвел взгляд, а потом, не говоря больше ни слова, быстрым шагом отправился в сторону арены.
___________
С Артуром

Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10]
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS