* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
23 Мая 2018, 21:23:03 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 13 сентября 2384 г., день
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10
 51 
 : 23 Апреля 2018, 13:39:04 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
12 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, катер “Анадырь”


Больше вопросов не было, у Тэйры закончились примеры, и Артур перешел к завершающей части.
- Вот еще какую особенность и … аспект первой директивы я хочу рассмотреть с вами, - сказал кадет, - иногда случается так, что мы встречаем погибающую планету и доварповую цивилизацию на ней.
Лайтман снова обернулся к консоли и вывел на экран изображения двух планет с орбиты. Одна из них была черно-красной, с явными множественными областями вулканической активности. А вторая - темно-зеленой, постепенно погружающейся во тьму.
- Здесь мы видим планету Дрима IV, звездную систему которой Энтерпрайз посещал в 2365-м году, и Борала II, 2370-й год. Планеты звездной системы Дрима - находились на стадии вулканической активности и разрушались. Это было обычное исследование странного феномена планетарного разрушения. Федерация не знала, что на Дрима IV существует разумная жизнь. Это удалось узнать случайно, когда один из офицеров корабля принял радиопередачу и подружился заочно с оператором на том конце. А на Борале II в результате разных химических процессов в атмосфере, атмосфера рассеивалась с планеты, и в очень короткое время перестала там существовать. Брол, Крим, если будет интересно, я покажу потом подробные исследования по этой теме. Но сейчас технические подробности не важны. Так вот, на Борале - находился гражданский ученый, исследовавший очень интересную цивилизацию, развивавшуюся там. И перед экипажем Энтерпрайза оба этих раза стоял вопрос о первой директиве, и том, имеют ли они право вмешаться. Очень важный вопрос. Имеем ли мы право противостоять вселенскому плану, или же само наше присутствие - есть часть вселенского плана? И есть ли вообще какой-либо вселенский план? Можем ли мы сделать исключение ради миллионов? И можем ли мы так вольно относиться к Первой директиве, имеем ли право судить кому жить, а кому умирать? В первом случае - та маленькая девочка, что была оператором радиостанции, умоляла о помощи. И экипаж принял решение спасти ее и ее планету, вместе со всем ее народом. Тем более, что решение было найдено, причина вулканической активности, разваливающей планету - была нейтрализована. Девочке пришлось стереть память, и вмешательства никто не запомнил. А во втором случае - гражданский ученый взломал компьютер Энтерпрайза, чтобы телепортировать на борт и перевезти на другую планету жителей одной из деревень. И сам остался там с ними вместе. Но один из бораланцев - покончил с собой, не выдержав груза реальности настоящего мира, который полностью перечеркивал его предыдущее понимание. Однако… это одна жизнь, среди нескольких десятков спасенных, так и не узнавших о том, что они теперь живут на совсем другой планете. Если бы этого не было сделано - они все были бы мертвы, и защита их культуры свелась бы к помещению ее в музей. Наша главная директива - обеспечивает невмешательство. Но когда речь идет о жизнях, как вот в этих двух примерах, о выживании вообще цивилизации или ее гибели - у меня нет для вас верного ответа на этот вопрос. Ответа, который был бы исчерпывающим. Есть один тезис, один из признаков человечности - такой - “мой друг в беде, я должен”. Когда вопрос стоит именно так - ни одна директива не может решить за вас, как поступить. Для этого и существует некоторая ее гибкость.
Артур медленно оглядел всех присутствующих.
- На этом все. Спасибо за внимание! Если есть вопросы, мы с удовольствием на них ответим, - сказал кадет.
На маленьком мостике катера «Анадырь» на некоторое время повисла тишина: все обдумывали приведенные примеры. Наконец, заговорила Самрита.
- Это очень хорошие примеры, Артур… Действительно, иногда не так уж просто пройти мимо тех, кто находится в беде, и не помочь им. Я все время вспоминаю Тенека: он даже не смог оставить тех людей на Волане II, а если представить, что это была бы какая-нибудь доварповая планета. И вот еще: я вот все время думаю об ученых, к которым мы летим: столько лет на этой планете без контакта с Федерацией – интересно, как им удавалось скрываться и не раскрывать себя?.. – девушка задумчиво сдвинула брови. Она думала не только об ученых, но и об их с Освальдом небольшом приключении и о том, что им удалось не нарушить Первую директиву только чудом.
-Мы действительно должны подумать об ученых и планете, куда летим, - согласилась Квинтилия, - То, что нас туда отправили - это большая ответственность и мы не должны ничего испортить. Группа профессора Закарии  обещала рассказать нам о своей работе, но мы и сами заранее можем подумать, как нам вести себя на Кальдонии III.
- Мы точно ничего не нарушим, если будем сидеть на месте и никуда не лезть, - ехидно проговорила Делас. – Но это скучно, и вообще, мы же туда не за этим летим! А как думаете, они нас действительно пустят к местным и дадут с ними пообщаться, или дальше базы нас никто и не выпустит? Чтобы мы «ничего не испортили».
Артур согласно кивнул Самрите, которая задумалась о чем-то.
- Им там не просто, и у них погиб врач, пока не известно при каких обстоятельствах, - и перевел взгляд на Квинтилию, - да, Перим, ты права. Стратегию нужно продумать обязательно. Так как нам собираются проводить мастер класс по Первой директиве, наверняка у нас будут полевые занятия. – Артур улыбнулся ромуланке, - мы наверняка должны будем выглядеть как они, одеться как они, мы должны быть в курсе их обычаев и названий удаленных мест, откуда мы могли бы прибыть, ведь наши лица им будут не знакомы. Так что скучно точно не будет. И я не думаю, что нас посчитают неспособными не раскрыть себя, поэтому мы наверняка сможем пообщаться с местными.
- И еще мы должны будем учесть множество мелочей, - дополнил ромуланец Ракар, который уже сложил руки на груди, - в общении, походке, иногда обычный не совсем верный акцент, принадлежащий не той местности, о которой мы скажем – может показать им, что мы, к примеру… не те за кого себя выдаем, шпионы, проще говоря. Поэтому сначала мы внимательно изучим важные наработки, которые получили ваши ученые за 10 лет пребывания там.
- Чтобы всему этому научиться, могут потребоваться месяцы тренировок, а у нас столько нет, - задумчиво произнесла Самрита. – Нам придется ориентироваться очень быстро.
- Да, если ученые разрешат нам общаться с местными, придется оправдывать их доверие, - кивнула Тэйра. Она очень надеялась, что разрешат: одно дело - читать отчеты, и другое - общаться с людьми. И не только с людьми. Но отпустят ли её в лес, там наверняка должны водиться хищники, такие же опасные, как вулканская ле-матья. Но если не отпустят, можно понаблюдать и за домашними… наверняка жители Кальдонии кого-нибудь да держат у себя. Она решила пока не придумывать себе полноценную легенду, а заняться этим на планете, когда их возможности и ограничения станут яснее.

- Мистер Лайтман, мисс Джар, спасибо, это было очень познавательно, - раздался голос Иламы Толан, и координатор сделала шаг вперед от стенки, с которой все это время достаточно удачно сливалась. Комментарий про Бэйджор заставил ее заметно напрячься, но больше свою вовлеченность она никак не выдавала. – Вы правы и в том, что вам следует заранее подумать о своей стратегии поведения на планете, и также в том, что ученые проведут для вас мастер-классы перед тем, как выпустят к местным.
Женщина бросила взгляд на часы на одной из консолей и добавила:
- Уже поздно. Я предлагаю еще раз вернуться к этому вопросу завтра, а пока у вас будет достаточно времени обдумать семинар и решить каждому для себя, как к нему относится Первая Директива. Можете быть свободны.
- Подождите! – Самрита вскочила со своего места и поправила форму. – В смысле… Я же еще должна назначить ночные смены. Я подумала разделить ночное дежурство на два: сейчас на мостике за главного останется Ракар, следить за курсом будет Жантарин, а сенсоры и научную консоль займет Брол. А через шесть часов вас сменю я, Хена и Крим. За час до выхода на орбиту планеты мы вновь вернемся к тому же составу смены, что и сейчас, - землянка оглядела кадетов, которые дежурили с ней на мостике до начала семинара. – Будем готовиться к высадке и соберем зонд. Вот, вроде теперь все. Я ничего не забыла?
- Да, - кивнул ромуланец, глядя на капитана Самриту Баккер, - инструкции ясны и понятны. Все хорошо.
И ромуланец прошел к креслу капитана:
- Вахту принял.
________
С кадетами и Иламой Толан

 52 
 : 23 Апреля 2018, 13:27:15 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
12 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, катер “Анадырь”

- У меня тоже есть вопрос, - на этот раз слово взяла Самрита Баккер – которая, как и остальные ученики Академии Звездного Флота, должна была все знать о Первой Директиве. – Вы говорите о Звездном Флоте, и это правильно. Это наша основная директива. Но меня всегда интересовало – что будет, если Первую директиву – по незнанию или намеренно – нарушит обычный гражданин Федерации, вот как Брол? Извини, Брол, просто пример! Или вот наш случай: в нашем проекте не только федераты и не только флотские. Клингоны и ромуланцы под этой директивой не подписывались. Что будет, если ее нарушит кто-нибудь из них?..
-Я как раз сам собирался задать этот вопрос, - вставил Брол Арко, - Я вот - гражданский ученый. Значит, все, о чем тут говорится, ко мне не относится?
Тэйра кивнула:
-Спасибо за дополнение, Артур, я думаю, это действительно прояснило ситуацию. Да, принципы и философия Первой Директивы много значат для нас, они основополагающие для офицеров Звездного Флота. Но они не абсолютны и требуют выбора, - она глянула на Самриту. - Хороший вопрос… капитан. Первой директивой как философией и как моральным принципом невмешательства руководствуются большинство граждан Федерации. Но как приказ Флота она не применима к гражданским и, я думаю, никак не применима к тем, кто не федерат. Нарушение этой Директивы, последствия и исправление вмешательства будут лежать только на их совести, - она чуть улыбнулась. - Но, как мы уже видели, даже случайное нарушение может привести к катастрофе, поэтому нам всем следует быть осторожными. Артур, что скажешь?
Артур улыбнулся и кивнул Тэйре, потом посмотрел на Самриту, на Брола, на обоих ромуланцев.
- Да, верно. Гражданские не подлежат военному трибуналу. Но ведь дело вовсе не в этом. Это не только принцип Звездного флота. Это принцип вообще Федерации. И даже если бы после этого вы испытывали проблемы в своей карьере - все равно это не самое важное. Я прошу вас всех, мы с Тэйрой просим, и не только мы - поймите, что будет, если мы будет вмешиваться. Ведь любые наши действия отразятся на будущем. На их будущем, тех, кто еще не знает что такое космос. И даже не в этом дело тоже. Представьте себе, что было бы, если бы на вашу планету, вот, Брол например - на твою, и на твою, Ракар, когда вы были еще в состоянии средневековья, изобретали колесо и простейшие машины, верили во что то свое - явились бы инопланетяне со своими высокими технологиями. Фазеры, дизрапторы, непреодолимая броня и силовые поля. И они выглядели бы не так как вы. Они могут воспринять вас двояко - как богов и как чужаков, которых нужно убивать. Вы родите новую веру, и ради этой веры, чтобы угодить своим богам - люди доварповой планеты начнут приносить в жертву своих же сограждан, чтобы угодить этим богам. Их естественное развитие пойдет по другому пути. Любое такое действие отразиться на будущем. Они никогда не станут прежними, самими собой. Понравилось ли бы вам, чтобы самобытность вашей цивилизации - однажды была бы разрушена кем-то извне? Или же другое - когда инопланетяне начинают делиться своими технологиями с определенной группой людей, и они становятся непобедимыми. Это приводит к войнам, к неравновесному развитию, к множествам невинных жертв. Если бы все это случилось с вами самими на заре юности вашей цивилизации, вы никогда не стали бы такими как есть сейчас. Дайте им шанс прожить свою жизнь, пройти свой путь и стать теми, кем они могут стать естественным путем. Это право любой жизни - сделать что-то свое. На эту тему у меня как раз есть хороший пример из прошлого, и о том, как нужно исправлять вмешательство, - Артур обернулся к консоли, нажал пару  кнопок, - посмотрим?
Ракар развел руками.
- Ну вообще, я не против соблюдать ваши правила, и принцип невмешательства на Кальдонии III.
-Да я вообще-то и не собирался ничего нарушать, - проворчал Брол, - А что насчет… Делас?
- Почему сразу я? – ромуланка приняла максимально закрытую позу и недовольно зыркнула на Брола. – Наверняка у федератов есть свои способы получать нужную им информацию и изучать пришельцев, не нарушая этой директивы. Например, усыпить кого-нибудь, провести все сканирования, а потом незаметно вернуть в его среду. Или проводить разработки ресурсов, используя маскировку. Мало ли способов добиться нужного, не входя в прямой контакт! 
-Потому что Ракар уже высказался, госпожа координатор точно ничего нарушать не будет, а кроме тебя не из Федерации тут больше ничего нет, - проворчал болианец.
-Я тоже не из Федерации, - подняла руку Хена.
-Но ты-то учишься в Академии Звездного Флота! - парировал болианец, - Это почти то же самое.
-Давайте продолжать, - недовольно произнесла Квинтилия, - Артур?
- Нет-нет, - улыбнулся Артур, - вовсе нет, не думайте, я же не говорил, что вы будете нарушать прямо намеренно. К, сожалению, никто не застрахован от этого. Всякое случается. Так или иначе нам потом приходиться это исправлять. И иногда эти исправления не всегда получаются идеально. Вот, например, - Артур вывел на экран картинку: планета, зеленые растения, каменистые холмы, и гуманоиды, очень похожие на ромуланцев и вулканцев. Острые уши, поднятые кверху брови. Простая одежда, кожаные жилетки, матерчатые широкие брюки мужчины, длинная объемная юбка женщины с длинными черными волосами.
- Минтака III, 2366-й год, - продолжил Артур, - на этой планете, также как и сейчас на Кальдонии III – находились ученые, изучающие эту цивилизацию. Цивилизация очень интересная, любознательные минтакане, у них даже были небольшие телескопы и измерительные приборы, они изучали движение своего солнца. Уже много лет назад до этого момента они отказались от веры в богов стихий, и строили свою жизнь, занимались наукой на своем уровне развития. База ученых располагалась в скале, и была защищена голографической симуляцией. Кстати, мы сейчас везем на Кальдонию III небольшие приборы, как вы помните, которые позволят ученым при помощи голограммы выглядеть также как и местный народ. USS Энтерйпрайз вез оборудование для ученых на базе. Но прежде чем они достигли планеты – на базе произошла авария и местные увидели превосходящие технологии Федерации. Один из местных пострадал – вот его вы как раз видите на этой фотографии, он сломал себе спину в результате падения. А это падение случилось с ним по причине удивления и замешательства, от вида нашей лаборатории. Его забрали на корабль и исправили повреждения, однако он пришел в себя прежде, чем его отправили обратно. Он увидел капитана Пикарда, и посчитал его богом. Обычно, в таких случаях принято стирать память. Но, это не всегда возможно, так как нервные пути у всех рас отличаются. Наше оборудование не смогло стереть ему память. Что было дальше…
Артур обвел взглядом кадетов, и увидел как Ракар пристально, прищурившись, смотрит на экран.
- Один из ученых попал к ним в плен. Были посланы 2 офицера на поиски. И им тоже не очень повезло. Итого, раса, которая отказалась от своих богов, встав на научный путь развития – вновь уверовала, но уже в других. И они собрались принести в жертву тех, кто по их мнению не угодил богу Пикарду. Вот тот самый случай, в котором никто не виноват, но вмешательство должно было быть исправлено. Пикард принял решение спуститься на планету в своем настоящем виде и рассказать им все. Ему даже пришлось дать в себя выстрелить, чтобы доказать минтаканам, что он тоже из плоти и крови и никакой не бог. Можно сказать – нам тогда повезло. Минтакане оказались людьми с открытым разумом, или может быть талант капитана позволил ему все убедительно объяснить. Пикард рассказал, что существует множество миров, находящихся на разных уровнях развития, и о том, что существует принцип невмешательства. Минтакане все восприняли правильно и поняли. А база Федерации была убрана с этой планеты.
- А как вы узнали, что они поняли «правильно»? – тут же встряла Делас. – Вы же уже на них повлияли!
-  Повлияли, да… - согласился Артур, - непоправимо повлияли. В какой-то мере мы лишили их радости собственных открытий. Собственного прихода к пониманию устройства мира. В отчете корабля USS "Энтерпрайз" NCC-1701-D есть видео их финальной беседы, - Артур смотрел на ромуланку, - они больше не просят воскресить их мертвых, они задают вопросы по существу, они попросили научить их технологиям, и Пикард рассказал им о принципе невмешательства. В их глазах есть понимание этого факта. Увы, полностью вмешательство не исправить. Будут последствия. Но они уже точно не верят в нового бога, имя которому Пикард. И не убивают своих ради его милости. Вот почему мы должны быть очень осторожны в своем присутствии.
____________________
с кадетами и Иламой Толан

 53 
 : 23 Апреля 2018, 13:26:10 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тэйра Джар
12 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, катер “Анадырь”


Артур тоже согласно кивнул, и немного задумчиво улыбнулся.
- Да, очень правильные слова капитана Арчера, - сказал кадет, - мы не боги, и не должны творить новую веру для доварповых цивилизаций, потому что именно это получается, если наше присутствие и наши технологии окажутся открыты для тех, кто еще не знает, что происходит за пределами их планеты, для тех, кто еще не знает, что их планета – есть шар, летящий по орбите своей собственной звезды. Наше вмешательство всегда – разрушает естественный ход развития, и может уничтожить уникальность и самобытность каждого народа. Ради именно этого, ради каждого народа живущего в нашей Вселенной – все это происходит. Первая директива – это защита для них всех. Вот еще что я хочу вспомнить, Тэйра. Первая директива – не земное изобретение. Еще до капитана Арчера, до того, как Кокрейн взлетел на своем звездном корабле, вулканцы уже изучали нашу солнечную систему, но они никогда не показывали нам своего присутствия. Ровно до тех пор, пока не увидели на своих сенсорах след звездной скорости "Феникса". И тогда – они прилетели знакомиться с нами, потому что именно тогда мы стали равноправными членами галактического сообщества, перейдя для этого некий технологический порог. Так что – это наше общее, всех тех, кто составляет Федерацию.
 
Ракар слушал в этот раз не поднимая на выступающих кадетов взгляда, но он обернулся на Иламу Толан и вгляделся в ее лицо. Возможно, для нее было это сложно. Потому что Кардассия по меркам Федерации 25 лет нарушала их принцип на Бэйджоре. Как она сейчас воспринимает все это, о чем рассказывают? По поводу же ромуланской политики Ракар никаких сомнений не испытывал. Он также не собирался спорить с федератами. Это очень сложный и долгий спор мог бы выйти. Зачем кого-то обижать? Особенно тех, кто так верит в то, что говорит.
Несмотря на предположение Ракара, ни один мускул на лице Толан не дрогнул – то ли она хорошо контролировала свое выражение лица, то ли просто не сопоставляла федеральную директиву с событиями ее собственного народа.  А, может быть, не считала эту директиву правильной. Сейчас понять это было сложно, а вмешиваться в дискуссию она не спешила.
Делас же вновь поспешила влезть, и не было понятно, хотелось ли ей просто поддеть федератов или же было действительно интересно.
- И что, это всегда-всегда работает? – в голосе ромуланки скользнуло любопытство. – Не бывает никаких осечек и исключений? Ну, например, случайно попались на глаза какой-нибудь ранней цивилизации, или корабль упал на планету, где не должен был падать…
Артур вновь улыбнулся ромуланке и в пол-оборота обернулся к Тэйре, обращаясь к ней.
- Тэйра, я думаю, что наш ромуланский зритель – Делас, сегодня достоин специального приза за активность и очень хорошие вопросы. Делас, приз будет вручен тебе после окончания семинара. Ты совершенно права, - теперь Артур смотрел на ромуланку, и на остальных кадетов, собравшихся на небольшом мостике катера,  - часто все бывает не так, как запланировано изначально. Иногда все идет не по плану. Иногда случаются осечки. И для этого Первой директивой предусмотрены исключения из протокола, когда защищенная первой директивой цивилизация уже оказалась в курсе превосходящих технологий и существования других миров. В этих случаях офицеры Звездного флота должны пытаться исправить положение, вызванное небрежным или преднамеренным вмешательством. Как это было и как это работает, мы покажем на реальных примерах из истории Звездного флота. Примеры идеального соблюдения директивы – не так интересны. Если нас просят уйти и не вмешиваться – мы уходим и не вмешиваемся, не обнаруживаем себя для тех, кто еще не вышел в космос. Самое интересное – вы увидите в тех случаях, когда наше присутствие было по тем или иным причинам раскрыто, и как мы преодолеваем и исправляем это. Также, у нас есть примеры того, к каким последствиям приводит неисправленное вмешательство. Что интереснее будет посмотреть прямо сейчас? Результаты неисправленного вмешательства или исправленного?
-Покажите результаты неисправленного вмешательства, - мрачно произнесла Квинтилия, - Пусть это будет урок, который отобьет желание повторять допущенные ошибки.
- Согласна, - кивнула Тэйра. - Вулканское не вмешательство, а наблюдение отлично показало землянам, как должен работать этот принцип. Делас, отличный вопрос! Неприятности… бывают. В 2168 году, когда Первая Директива ещё не вступила в силу, корабль “Горизонт” посетил планету Сигма Иотиа 2. Один из членов экипажа оставил там книгу про земные бандитские группировки 1920-х годов. Через сто лет Энтерпрайз под командованием Джеймса Кирка снова посетил эту планету. За сто лет общество полностью изменилось, разделившись на враждующие кланы. Даже одежду и оружие они создавали так, чтобы было похоже на земные вещи, разговаривали так, как разговаривали в то время те люди на Земле! Капитан Кирк не смог сделать ничего, кроме как доложить об этом. Планету взяли под наблюдение, но исправить это вмешательство так и не удалось, изменения были огромными. Вот так случайно забытая книга изменила жизнь целой цивилизации…
Всё это время она говорила, переводя взгляд с одного слушателя на другого,и неожиданно поняла, что на нее саму смотрит Артур.
-Да, ты хочешь что-то сказать? - обернулась она к нему.
Квинтилия была мрачной. Артур некоторое время смотрел на нее, она хорошо сказала об уроках, а потом снова обернулся к Тэйре.
- Вот именно, Тэйра, это, как верно говорит Квинтилия, хороший урок. Цивилизация могла бы развиваться самостоятельно. Она могла бы творить собственные произведения искусства, собственные технологии, собственный уклад жизни, но они прочитали всего одну книгу о нескольких людях с другой планеты, и восприняли это руководством к действию. Мы никогда не узнаем о том, что они могли бы сделать сами. Когда-нибудь, их общество переживет эту проблему, построит что-то свое, но упущенные века никто никогда не восполнит. Мы не вправе допускать такие ошибки. Что еще…, - кадет вдруг очень серьезно посмотрел на всех остальных, и немного замялся, потому что Иламе Толан будет неприятно это слышать, но это все равно нужно было сказать,  - что еще… я хочу вспомнить Бэйджор. Множество потерянных жизней, тех, кто мог бы стать учеными, врачами, учителями. Все кончилось хорошо, но никто никогда не вернет всех тех, кто ушел безвременно и безвозвратно. Это тоже урок для нас всех. Чтобы мы могли никогда не повторять ошибок.
Лайтман как-то резко сразу после этого перешел к следующему.
- Посмотрим другие примеры?
- Посмотрим, - ответила Тэйра. - Иногда нарушение Директивы просто невозможно исправить, так случилось с экипажем капитана Пикара в 2364 году. Они обнаружили мирную доварповую цивилизацию на Рабикун-3 и решили спуститься на планету, чтобы отдохнуть. Вместе с ними был Уэсли Крашер, сын начальника медслужбы Беверли Крашер. Он случайно нарушил закон на этой планете, а в том обществе было только одно наказание - смертная казнь за любое нарушение. Без вариантов.
Тэйра не могла поверить, что рассказывает это. Не в правилах Звездного Флота судить другие культуры, но это было настолько неправильным, настолько отвратительным на личном уровне, что она едва сдерживала негодование.
-Капитану Пикару, - продолжила она, чуть помедлив. - Пришлось нарушить Первую Директиву и вмешаться, чтобы спасти жизнь Уэсли Крашера. Этот вопрос до сих пор не разрешен, что выше: уважение к чужой культуре или спасение жизни, если обычай другой расы угрожает кому-то из Федерации. Офицеры Флота в таких случаях обычно берут на себя риск, и ставят выше культуру, но если вовлечены гражданские, тут все сложнее, - она покачала головой.

Последний пример, приводящийся Тэйрой, Ракар слушал чуть нахмурившись. И в итоге он все же решил задать вопрос прямо сейчас и немедленно.
- Постойте, постойте, - заговорил ромуланец, - я не понимаю. Вы это серьезно? Неужели жизни ваших людей так неважны, что вы готовы отдавать их на растерзание какому-то неразвитому доварповому народу? Или не важно варповому или не варповому, вы правда что ли так обязаны поступать? И вот еще что, - на лице Ракара отображалось явное недоумение, замешательство, непонимание, - если они доварповые, то зачем экипаж спустился на планету явно, показав себя этой цивилизации? Разве это не прямое нарушение Первой директивы?
- Это очень неоднозначная ситуация, - заговорила Тэйра, смотря на Ракара, - Офицерам Флота приходится каждый раз оценивать риски, стоит ли нарушить Директиву, вмешаться, или можно обойтись без вмешательства. Да, Первая Директива действительно требует от нас сохранять нейтралитет. Да, следуя ей, офицер Флота скорее подвергнет себя опасности, чем допустит вмешательство в чужую культуру. Но каждая такая ситуация уникальна, выбор и последствия выбора лежат на самих участниках. И насчёт “неважны” ты ошибаешься - ведь капитан Пикар решился на такое нарушение  именно для  того, чтобы  спасти жизнь Уэсли… - она задумалась, глядя в дальнюю стену. - Что касается второго вопроса - сам по себе контакт не является нарушением - ведь работают же наши  учёные на Кальдонии III. Разглашение сведений о Федерации, других мирах, о технологиях нашего времени - является.
Ракар внимательно слушал объяснения, ловя каждое слово, старясь понять все эти Федеральные тонкости. И тонкости эти были очень неоднозначны. Он медленно и неуверенно кивнул.
Тем временем продолжил Артур:
- Насчет прямого нарушения, вот что хочу добавить, Ракар. На самом деле – та раса на планете Рабикун-3, хоть и не путешествовала по космосу и не строила собственные корабли – была в курсе того, что галактика населена, они знали о других мирах, для них это не являлось новостью и чем-то шокирующим. А из этого следует, что контакты с такими людьми не запрещены. Именно этим руководствовался капитан Пикард и его экипаж. Насчет остального – некогда капитан Кирк высказал следующее – "Самая торжественная клятва капитана звездолета - это та, что он должен быть готов отдать собственную жизнь, и даже жизнь всей своей команде, ради соблюдения Первой директивы”. Это не значит, что мы не ценим наши жизни. Это значит – что принцип невмешательства для нас значит настолько высоко, что превышает все. Действия же капитана Пикарда объясняются тем, что Первая директива, как и любой закон – не может быть абсолютом. Ведь если закон абсолютен и неколебим, то он становится большим злом. Первая директива обязана быть гибкой, и долг капитана состоит еще и в том, что сделать все и для спасения жизней и для соблюдения невмешательства, и для уважения законов чужой планеты.
- В таком случае, я хочу сказать, - продолжил Ракар, - что действия вашего капитана Пикарда верны, он не оставил своего. Мне жаль, что вам приходится лавировать между вашими законами. Ромуланцы не оставляют своих, без крайней на то необходимости. В этом мы… с вами похожи. Только жаль, что для таких целей вам приходится иногда нарушать собственные законы.
Артур обвел взглядом кадетов, ожидая еще вопросов, или разрешения продолжать дальше
___
с Артуром, любопытными ромуланцами, и слушаюшими альфовцами на фоне

 54 
 : 23 Апреля 2018, 12:41:39 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
12 cентября 2384 г., 20:25
Гамма-квадрант, катер “Анадырь”

Когда все собрались, Артур подмигнул Тэйре, и произнес:
- Эфир!
- Итак, сегодня мы поговорим о Первой Директиве, - сказал кадет, глядя на собравшихся. - Вы можете задавать вопросы в любой момент.
Артур запустил на экране видеоролик. И пока он говорил дальше, кадеты видели, как некий корабль класса “Соверейн” летит через бесконечное пространство космоса, минует одну за другой планеты, лишь ненадолго задерживаясь на их орбите. Тем временем, происходящее на каждой планете, мимо которой пролетал корабль становилось все более детализированным. Вот одетый в шкуры человек, с натягивает тетиву лука и посылает стрелу в небо. А вот другой, в длинной темной тунике - наклонился над колбами, трубками и ретортами, в которых кипит мутная жидкость. Он озадачен, лоб сверху вниз прочертила морщина, он быстро быстро записывает текст на вощеной дощечке, и символы не знакомы никому из кадетов. А вот огромное поле, вид сверху, полководец, стоя на холме, отправляет в бой свои легионы, и их противники столь же многочисленны, как и они сами. И снова новая планета, и здесь уже небольшая группа людей, вооруженная короткими мечами, врывается во дворец и свергает с трона своего короля. А вот у края обрыва стоят несколько человек, и один из них забирается в сложную конструкцию с металлическими направляющими и матерчатыми крыльями, раскрашенными в разные цвета. Человек прыгает с обрыва и летит, он летит, вопреки притяжению планеты и это повод для ликования его зрителей. Мимо всего этого летит корабль Звездного флота, лишь ненадолго задерживаясь, чтобы получить эту детализированную картину. Он летит даже мимо той планеты, люди которой смогли запустить на свою орбиту ракету со спутником. Но вот - маленький кораблик срывается с места и в мгновение ока преодолевает огромное расстояние, и вот здесь корабль Звездного флота останавливается, чтобы приветствовать тех, кто достиг звездной скорости.
- Первая Директива, - продолжал Артур, - один из важнейших принципов Звездного флота, можно сказать - самый важный, и именно поэтому он является Общим приказом под номером 1. Его суть в том - что мы не вмешиваемся во внутренние дела других культур, их естественное развитие и прогресс. Это относится и к варповым и к доварповым цивилизациям. Доварповые цивилизации находятся на разных этапах развития, в основном они не знают о том, что Вселенная населена множеством народов, они не знают ничего о структуре мира. Цивилизация зарождается на планете и изначально считает себя единственной, уникальной, весь мир для нее - составляют они сами. И вмешательство - может нарушить эту уникальность, нарушить их естественное развитие. Ни прямое вмешательство, никакое технологическое открытие - не должно быть открыто до времени, пока цивилизация не достигнет определенного уровня в своем развитии. И этот уровень - открытие варп скорости, способности перемещения в пространстве со скоростью, большей скорости света. Но мы изучаем доварповые цивилизации, как минимум потому, что это помогает нам понять нас самих, помогает узнать и понять принципы развития развития разума во Вселенной. Поэтому, на некоторых доварповых планетах существуют наши базы и присутствуют ученые, которым назначено лишь наблюдать.
Изучая цивилизацию планеты, особенно во время обзора планеты, первая директива говорит, что не должно быть "Никакого обнаружения себя или миссии, никакого вмешательства в социальное развитие данной планеты, никакого упоминания о космосе, других мирах и более развитых цивилизациях". Конечно, не всегда и не все проходит гладко. Нарушение Первой директивы приводит к трибуналу, сопровождается серьезным наказанием, если нет достаточных причин, объясняющих необходимость ее нарушения. Об этом мы расскажем в ходе нашей беседы. Но самое важное - мы понимаем, что право культуры на самостоятельное развитие является слишком важным и необходимы любые жертвы для защиты самостоятельного развития культуры, даже ценой наших собственных жизней. Даже ценой собственных жизней мы обязаны защищать наш главный принцип невмешательства.
Артур посмотрел на Тэйру.
- Конечно, Первая директива была не всегда. Еще до создания Объединенной Федерации планет, когда мы, земляне, уже изобрели варп и исследовали космос - мы не всегда следовали этому принципу. Ты помнишь, Тэйра, как все это начиналось? - сказал Артур, передавая Тэйре очередь выступать дальше.

Где-то в самом начале речи Артура на мостике появилась еще одна фигура – Илама Толан присоединилась к остальным и встала у переборки позади пульта транспортера, глядя на экран поверх голов кадетов. Несмотря на то, что она провела большую часть ночи в изучении основ Первой Директивы после того, как узнала о новом задании, этот семинар она хотела провести в первую очередь для самой себя, чтобы не хуже своих подопечных разбираться в теме их нового задания.
Не успел Артур сделать паузу, как раздался голос Делас: на сей раз ромуланка, наконец, решила принять участие в дискуссии, а не отмалчиваться, как обычно.
- С доварповыми планетами понятно, - быстро проговорила она, хитро глядя на Лайтмана, - а что ты сказал про варповые? Почему на них эта ваша директива тоже распространяется… и как? – оглядевшись и поняв, что она одна не удержалась с вопросом, ромуланка хмыкнула: - А что, спрашивать еще рано, да?..
Артур посмотрел на Делас, кивнул ей, и обернулся к Тэйре.
- О, минуту, у нас отличный вопрос из ромуланского сектора. Очень важный и очень по существу, - кадет снова посмотрел на Делас:
- Нет-нет, не рано, любые вопросы приветствуются! Не стесняйтесь задавать вопросы! Так. Да, Первая директива применяется и к варповым цивилизациям, потому что Федерация уважает право любой цивилизации на свой собственный путь развития. Федерация никогда и никому не диктует как им жить и строить свой мир. Свобода выбора – вот главный принцип. Представь, Делас, - теперь Артур в свою очередь хитро посмотрел на ромуланку и показал руками шар, - есть некая планета, или даже Империя, состоящая из нескольких планет. У них есть, скажем, Сенат, или высшее управление, президент или Канцлер, - здесь Артур вспомнил ту историю про ромуланцев и клингонов, но не стал называть ни имен, ни названий рас, ограничившись абстракциями. – И вот приходит пора по разными причинам – сменить высшее руководство. Федерация придерживается принципа невмешательства, ведь каждый народ имеет право сам выбирать свою власть. Но есть другая раса, которая решает вмешаться в этот процесс. К примеру, потому, что один из кандидатов – связан с той третьей расой, и если выберут его, то возникнут некоторые политические преимущества для этой третьей расы. Последствия могут быть какими угодно, политические перевороты, военный альянс, начало новой войны, все то, что будет противоречить естественному развитию этой… планеты или государства. Иногда дело даже доходит до поставок оружия и прямого влияния. Для нас, для Федерации – такое не приемлемо. Мы можем защищать планеты, находящиеся под защитой Первой директивы, отстаивая их право на собственные решения. Я ответил на твой вопрос, Делас?
- Да-а-а, - протянула Делас и склонила голову набок: - Только я все равно не понимаю, почему у вас одна директива на варповые и доварповые планеты… Ведь первое – это простая политика, мы все в той или иной мере друг на друга влияем. Например, вы повлияли на Ромул, чтобы втянуть нас в войну с Доминионом – было ли это нарушением Первой директивы или просто удачный политический ход?
Ракар с интересом следил за беседой. На самом деле, он краем глаза улучив момент, смотрел на Квинтилию, но и все остальное происходящее было тоже интересно. Как интересно дипломатичен федерат. Он не назвал своими именами Ромул и клингонов, не упомянул имя Селы, но зато очень толсто намекнул на неудачное вмешательство ромуланцев. Очень толсто.
Артур на миг задумался.
- У Первой директивы 47 пунктов, этот приказ описывает главную концепцию, наш главный принцип взаимодействия с внешним миром. Поэтому он один. Но и принцип политики у нас тоже подчинен Первой директиве. Мы не устраиваем прямых вмешательств, ни прямых, ни скрытых. Все что мы делаем – мы договариваемся. Это диалог. И остальные расы принимают решения сами. Сами за себя, без нашего вмешательства. И мы не влияли на Ромул, приглашая вас присоединиться к войне против Доминиона. Мы разговаривали с вами, вели диалог, показывали перспективы. Если бы Доминион одержал верх в войне против нас, Федерации и Клингонской Империи, то следующим – он принялся бы за Ромул. И в этом случае – вы оказались бы одни против этой угрозы. Легче всего нас разбить по одиночке. Мы мощная сила только тогда, когда мы вместе. И в итоге – ваш Сенат принял решение вступить с нами в военный альянс – совершенно самостоятельно. Мы не вели никаких скрытых политических игр для этого. Поэтому – нарушения Директивы нет.
Делас тихо рассмеялась, но решила не вступать в дискуссию и только махнула рукой.
- Конечно, святая Федерация, - шепнула она Ракару и широко улыбнулась, а затем сделала шаг назад и прислонилась спиной к стенке.
Ракар обернулся к Делас.
- Ну да, - ответил он шепотом с легкой полуулыбкой, - ну да. Только они не знают того, что знаю я, например. Увы. Но лучше сейчас не поднимать этот вопрос.
- Итак, - кивнула Тэйра, наблюдая за переговорами Ракара и Делас. - Главный принцип этой Директивы действительно можно описать словом "невмешательство". В культурное и технологическое развитие цивилизаций, во внутренние дела других государств. Мы не решаем судьбы мира в свою пользу, не управляем естественным ходом событий. Первая Директива была придумана именно для того, чтобы все офицеры Флота знали, что мы можем делать, а что нет, что должны и чего не должны. В основе философии этой Директивы лежит фраза капитана Арчера, командовавшего Энтерпрайзом ещё до создания Федерации Планет: "Мы пришли сюда не для того, чтобы играть в бога". Наша цель - это исследования и мирное сосуществование. Мы изучаем и наблюдаем другие цивилизации со стороны, но не управляем ими.
Ух. Она замолчала, чтобы перевести дыхание. Кадеты смотрели на неё: некоторые - кто не был знаком с этой философией - с интересом или удивлением, кто-то был погружен в свои мысли. Координатор Толан стояла у переборки и казалась совсем отстраненной и закрытой, но, скорее всего, она тоже слушала.
- Так что наша задача - дать каждому народу найти свой собственный путь, этот принцип лежит в основе философии Федерации, где множество разных планет существует вместе, помогая друг другу, но при этом не подавляя уникальность ничьей культуры. Именно поэтому директива о невмешательстве - первая среди всех в Звездном Флоте.
Кадеты Академии Звездного Флота, которых среди слушающих было большинство, согласно закивали, соглашаясь с Тэйрой и одобряя то, что она говорила.
Илама Толан тоже коротко склонила голову, давая понять, что внимательно слушает выступающих.
__________________
с кадетами и Иламой Толан

 55 
 : 20 Апреля 2018, 09:57:50 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
12 cентября 2384 г., 20:15
Катер “Анадырь”

Когда Самрита и Ракар вернулись на мостик, координатор Толан еще была там. Самрита вопросительно посмотрела на кардассианку, ожидая распоряжений, но та лишь быстро улыбнулась вошедшим, а затем обратилась к Артуру:
- А вот и ваш капитан, теперь вы можете решить любой вопрос, - в ее голосе слышалась легкая ирония. – Буду с нетерпением ждать ваш семинар.
С этими словами координатор направилась прочь с мостика, а Баккер тем временем вернулась к своему креслу и молча его заняла. После разговора с Ракаром выглядела она не слишком радостной.
- Какой вопрос она имела в виду? – поинтересовалась девушка, нахмурившись. – У нас что-то случилось? 
Артур поднялся со своего места, оглянулся по сторонам, внезапно ощутив нехватку падда с подготовленным семинаром, огляделся вокруг. Падд во время тряски в червоточине слетел с консоли. Кадет наклонился и поднял его.
- Капитан, - сказал кадет, - мы готовы начать семинар, где проводим, ты приняла решение?
- В смысле? – переспросила Самрита, недоуменно глядя на Артура. – Мы же уже обсуждали, и ты сказал, что будешь проводить семинар в кают-кампании, - она кивнула в ту сторону, куда удалилась Толан. – В чем вопрос-то?
- Ну… - неуверенно продолжил Артур, - ты изначально хотела на мостике. Мне на самом деле не принципиально, мы можем использовать и этот экран, - он кивнул на большой экран, на котором сейчас медленно проплывали в варпе растянутые звезды.
- Мало ли, что я хотела, - буркнула Самрита, - делайте, как вам удобнее. Я не считаю, что и этот вопрос должен решать капитан, - она оглядела собравшихся на мостике: как бы девушка не старалась быть «настоящим капитаном» и принимать самостоятельные решения, ей все еще было важно знать мнение остальных.
Квинтилия слегка обернулась и с интересом прислушивалась к спору.
Артур чуть опустил голову, задумавшись. Казалось бы, простой вопрос. Все просто, элементарно. Но тут была какая-то тонкость, он не совсем понимал какая. И она заключалась в реакции Самриты, которая … Артур молчал.
Ракар, сначала молча глядевший на все происходящее, подошел к креслу Самриты сзади и наклонился к ее уху, заговорил тихо:
- Сэм, это очень, конечно, несущественный вопрос, но они ждут твоего решения. Не хотят тебя игнорировать. Прими его, пожалуйста.
- Они могли решить сами, - громко ответила Самрита Ракару. – Но если никто не хочет ничего решать, то семинар будет проходить на мостике! Только чтобы потом не жаловались, что вам тесно и неудобно – у вас была возможность сделать так, как хотите вы. Возражения?
Ракар молча выпрямился и посмотрел на остальных, медленно переводя взгляд с одного кадета на другого. Наконец, увидел Крима Анжара, вспомнил его реакцию на червоточину и подошел к нему.
- Крим, а еще мы будем возвращаться через эту червоточину, - негромко сказал Ракар баджорцу, - и вообще, у вас будет много возможностей пересекать ее неоднократно. Я уверен, что однажды ваши Пророки поговорят с вами.
 
Артур коротко вздохнул, не поднимая глаз на Самриту. Для него оставалось загадкой, что вообще происходит. Но где-то смутно про себя он понимал, что снова что-то сделал не так. Понять бы что, и как это исправить. И почему Самрита реагирует именно так?
- Хорошо, - кивнул Артур, - тогда мы сейчас быстро приготовимся и можно звать остальных, - кадет повернулся к консоли, и не садясь в кресло начал быстро набирать команды.
Делас равнодушно пожала плечами: не было похоже, что ее вообще волновало место проведения семинара.
-Это л-личное, - ответил Крим Ракару, - Н-не обращайте внимания.
Он быстро вытер глаза и отвернулся.

Тэйра молча следила за короткой перепалкой Самриты и Артура. Намного удобнее было бы провести семинар в кают-кампании, но ведь кто-то, действительно, должен остаться на мостике. Она глянула на Лайтмана - он уже настраивал видео.
-Давайте здесь. Тэйра - экипажу, - она коснулась коммуникатора. - У нас двухминутная готовность к семинару, идите на мостик.
Настало время показать то, над чем они лихорадочно работали три часа. Тэйра подошла к Артуру, наклонилась к нему:
-Ты готов? - кивнула она.
Артур наклонился к Тэйре в ответ, так, что наклоны их голов стали симметричны, если смотреть со стороны.
- Да, - ответил кадет не громко, но так, чтобы все слышали, - сейчас все соберутся и ... три, два, один, эфир!
Лайтман повернулся к остальным, окинул кадетов взглядом, и произнес с некоторой необычной для себя интонацией, будто он ведущий:
- Пожалуйста, занимайте удобные места, мы скоро начинаем.
- Значит, начинаем, - подвела итог Самрита, увидев, что возражений не последовало. – Квинтилия, переведи катер на автопилот.
Самрита встала со своего не слишком удобного капитанского кресла и, оглядевшись, добавила:
- Не знаю, как вам, а мне срочно нужен торт, пока он еще остался!
Квинтилия выполнила распоряжение Самриты и развернулась в своем кресле.
Остальные кадеты вошли на мостик и постарались разместиться всей тесной группой.
______________
c кадетами и Иламой Толан

 56 
 : 19 Апреля 2018, 18:20:59 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Мори Джанир
Я буду отсутствовать с 26 апреля по 6 мая.
На это время игра уйдет в относительный перерыв: больших сюжетных ходов не будет, но игроки, которые остались, смогут писать личные беседы между своими персонажами.

 57 
 : 19 Апреля 2018, 12:34:54 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
12 cентября 2384 г., 20:06
Катер “Анадырь”


Самрита остановилась в коридоре, не доходя до кают-кампании, и подняла взгляд на Ракара. Она уже не выглядела такой бледной, но теперь казалась совсем не радостной.
- Ну что еще такое случилось, что не может подождать? – спросила она, уже заранее зная ответ.
Ракар шел следом за Самритой, не доходя до кают-компании землянка остановилась. Не торопясь отвечать ей, Ракар посмотрел по коридору вперед, назад. Убедился, что никого нет. Но этого все равно было недостаточно. Тут рядом была научная лабораторию, Ракар прошел к ней, дверь открылась и он призывно махнул Самрите рукой.
Самрита, однако, не спешила пойти вслед за ним. Сложив руки на груди, она посмотрела на Ракара снизу вверх:
- Что за секретность?
 Ракар вернулся к Самрите.
- Ты хранишь эту тайну, Самрита, - сказал ромуланец, - а значит, и я должен об этом теперь позаботиться. В лаборатории не будет других ушей. Но если ты не хочешь туда, поговорим здесь.
- Какую тайну? – вскинула бровь землянка.
Ракар вздохнул и решил говорить здесь.
- Самрита, - сказал он, приподняв руки ладонями к землянке, - прошу тебя, восприми все правильно, без каких-то воображаемых подтекстов, без чего-то иного, не относящегося к делу. – он опустил руки, - я помню, что было на тренировке, и Тенек отказывается говорить. Я помню, как мы говорили на регате, и ты отказывалась рассказать, что с тобой. И вот теперь вот это, сейчас, при проходе через червоточину. Тенека сейчас  с нами пока нет, Делас не в курсе дела. Но ты сама назначила меня первым помощником, и я буду исполнять эти обязанности наилучшим образом. Я уважаю твое право на личную тайну о своем здоровье, но … теперь все иначе. Ты капитан, я Первый помощник. Одной из обязанностей Первого помощника является – хранить своего капитана. А другой из обязанностей – является знать, что не так с его капитаном, в какой момент может случиться проблема, и как ее исправлять. Поэтому, сейчас мне нужно знать, следует ли тебе немедленно идти на обследование к Делас? Что с тобой случилось? Почему тебе стало плохо при проходе через Червоточину? Клянусь, я сохраню твою тайну и сделаю все, чтобы экипаж и его капитан были в безопасности.
- Все со мной в порядке, - скривилась Самрита, - я не больна, если ты это пытаешься узнать. И к Делас я тоже не пойду, я не хочу, чтобы она пробовала на мне свои странные методы. Меня просто укачало. Все эти верчения, вращения, кружения… - она помотала головой. - Но причин отстранять меня от моего назначения нет, я могу быть капитаном! – она решительно посмотрела прямо на Ракара, будто готова была защищать свое право до последнего. 
- Никто не сомневается в твоем праве быть капитаном, - негромко сказал Ракар, чуть нахмурившись, - никто не собирается тебя отстранять. Но ты явно что-то не договариваешь. Я наблюдал внимательно за всеми, кто на мостике. Не укачало никого. Не укачало даже Делас, хотя та страдает синдромом Тувана, как тебе известно. Так что, произошедшее с тобой - не нормально. Но, Сэм, прошу тебя. Сейчас все сложнее. Ты – это уже не просто кадет проекта со своими личными тайнами, ты капитан. От тебя зависит экипаж. Это уже очень серьезно, Самрита. Я не знаю, как у вас в Звездном флоте принято, но я не уверен, что вы на службе можете проявлять такую безалаберность. Самрита, быть капитаном – значит быть ответственным. Прояви ответственность, расскажи в чем дело. Иначе я буду настаивать на твоем медицинском обследовании у Делас. Делас – глава медицинской службы твоим же собственным назначением.
- Ты хочешь сказать, что я – безответственная? – воскликнула Самрита, и ее щеки покраснели.
- Я хочу сказать, что Первый помощник должен знать, почему его капитану стало плохо на мостике, в то время как никаких внешних естественных причин для этого не было, - сказал Ракар, глядя прямо на Самриту.
- Как это не было! Ты не заметил, как нас крутило по Червоточине? – фыркнула Самрита. – И вообще, я не обязана тебе ничего говорить. Можешь попробовать меня сместить, если так хочешь!
Ракар закатил глаза к потолку и тяжко вздохнул.
- О… элементы, помогите мне. Самрита… если бы я считал тебя безответственной, я бы возражал против того, чтобы ты была капитаном. Я не возражал, а следовательно – я вижу все твои ответственные качества, твою способность им быть, то, что ты можешь им быть и должна. Я верю тебе, Самрита, и полагаюсь на тебя. И все остальные тоже. Вот тебе секрет про меня, если так будет легче – я не очень уверенно чувствую себя в невесомости открытого космоса. Находясь в скафандре в открытом космосе, когда не очень понятно где верх, а где низ – я могу потерять ориентацию в пространстве, и меня тоже может, как это ты говоришь… укачать. Я думал, что преодолел проблему тренировками, но недавние события показали, что не особенно. Это – моя слабость. В чем твоя слабость, Сэм? Еще раз прошу, Первый помощник должен знать, в чем слабость его капитана, чтобы уберегать его от последствий.
- У меня много слабостей. И то, что меня мутило в Червоточине – не худшая из них, - Самрита опустила взгляд. Сейчас как никогда она чувствовала себя уязвимой и не подходящей для этой роли. – Но я с ними борюсь, чтобы быть хорошим офицером.
Ракар внимательно смотрел на Самриту. Ему захотелось положить девушке руку на плечо, чтобы поддержать и утешить, но он сдержался в этом движении, и уже поднятой рукой уперся в дюраниевую переборку.
- Ты хороший офицер, Самрита Баккер, ответственный, профессиональный, очень способный и сильный духом. Без тебя не было бы нашей регаты. И я недавно прочитал подробный отчет о первых днях проекта, когда тут был Валардис, а меня еще не было. Там много написано о твоих заслугах. Ты хороший и достойный человек. И все, что я пытаюсь сейчас сказать – это то, что в частности на ромуланском военном флоте – первые офицеры знают, что где не так с их капитаном, в каких моментах ему нужна помощь и все такое. Это вовсе не повод для смещения, и я вовсе не собираюсь этого делать. Просто здесь нет Тенека, который в курсе того, что с тобой происходит. Но здесь есть Делас, и я должен позаботиться о том, чтобы она тоже была в курсе, потому что она сейчас наш единственный врач. И если тебе станет хуже – она должна быть готова к тому, чтобы помочь тебе. А для этого лучше всего знать заранее твою проблему, чтобы не тратить время на обследование. Вот и все. Ты не скажешь мне? – Ракар говорил очень мягко, он почти просил, убеждая девушку, - я так и буду пребывать в неизвестности от того, что понятия не имею в какой момент и что именно может случиться с моим капитаном?
- Со мной ничего не случится! – решительно опровергла все его предположения Самрита. – И почему ты думаешь, что Делас не знакома с моей медицинской картой, раз считаешь, что я больна, и не веришь мне, когда я говорю, что это не так?
- Не могу знать, с чем знакома, а с чем не знакома Делас, - улыбнулся краешками губ Ракар, - но, уверен, что она исполняет свои обязанности как положено. Ладно.
Ромуланец задержал на Самрите взгляд, все еще с некоторым сомнением глядя на нее. У него уже был опыт. И это была Квинтилия. Которая тоже изо всех сил утверждала, что с ней все в порядке, а сама была уже в этот момент на грани истощения и усиливающейся ломки от наркотиков. И что было бы, если бы он бездействовал? Похожа ли история? Вряд ли. Но аналогии проводились. А причиной отказа Самриты – было, скорее всего простое недоверие к нему лично. Что ж. Ему к этому не привыкать.
- Ладно, верю тебе, ты не больна, есть что другое,  - повторил Ракар, - пойдем на мостик обратно. Да, вот еще – когда я называю тебя "капитан", на мостике, или в других местах  – я буду обращаться на "вы", так положено по субординации. В другое время – мы же на "ты"… да?
- Мне все равно, как ты меня называешь, - пожала плечами Самрита, - лишь бы не оспаривал мое право быть капитаном и не ставил под сомнение каждое мое слово.
- Ни того ни другого – я никогда не делал, Самрита, - сказал Ракар, - и не собираюсь. Будь спокойна. – и тут ромуланец развернулся и пошел к мостику.
_____
С Ракаром

 58 
 : 19 Апреля 2018, 12:33:22 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
12 cентября 2384 г., 20:06
Катер “Анадырь”

Полет по Червоточине закончился так же стремительно, как и начался: только что «Анадырь» летел по переливающемуся и искрящемуся тоннелю, а вот Червоточина уже схлопнулась, выкинув катер в космос – на первый взгляд такой же, как и в Альфа-квадранте, но, если присмотреться, то вокруг нельзя было увидеть ни одной знакомой звезды.
Самрита откинулась на спинку кресла и перевела дыхание.
- Артур, проверь наши координаты: где мы находимся? - проговорила она секунду спустя.
"Ну вот и все", и в отличие от других таких же мысленных фраз Артура, обычно произносимых с досадой и отчаянием, он произнес эту фразу сам для себя с некоторым сожалением, сожалением о том, что прекрасный миг закончился. И еще Артур понимал, что там, сзади на капитанском кресле Самрита, скорее всего, чувствует облегчение. Проход через пространственно-временной тоннель дался ей не просто. Услышав Самриту, кадет вновь обратился к сенсорам и навигационной системе, которая сейчас перестраивалась, находя новые координаты, ориентируясь по собственным точкам отсчета.
- Гамма-квадрант, капитан, - отозвался Артур, - у выхода из Баджорской червоточины. Идеально точно. Никаких отклонений. Это было… очень воодушевляюще, Сэм.
Ромуланец, пока длились эти в некотором роде бесконечные 3 минуты, краем глаза наблюдал за Самритой, но в основном смотрел на прекрасное. Глядя на разноцветные всполохи, он думал о том, как причудлива Вселенная, рождающая- такие короткие пространственно-временные свертки, позволяющие преодолевать тысячи световых лет за считанные минуты. И в этом пространстве без времени и без привычного трехмерным существам пространства – существуют те живые существа, которых такие как баджорец Крим Анжар – называют своими богами. Имеют право, каждый верит в что-то свое. Ромуланцы верят в могущество и силу основополагающих элементов Вселенной, Большого брата, завещавшего ромуланцам космос. Баджорцы считают существ из червоточины своими Пророками и покровителями. Как все это… Удивительно.
А когда проход был завершен, и Самрита запросила координаты, ромуланец поднялся из своего кресла, мельком взглянул на Делас, что держалась за подголовник его кресла, и подошел к Самрите Баккер.
- Капитан, - тихо, подчеркнуто официально и мягче, чем обычно, произнес он. В этом обращении не было отстранения, не было ничего иного, кроме настоятельной просьбы, - на пару слов, - и Ракар кивнул головой в сторону выхода с мостика, - после того, как вы отдадите приказы.
Самрита огляделась по сторонам в поисках поддержки: она уже догадывалась, что спросит Ракар, и ей не хотелось этого разговора, но и повода его отменить она не могла найти. Внутренне сжавшись, девушка нехотя кивнула.
- Квинтилия, проложи курс до Кальдонии III, варп-5, - проговорила Самрита и обернулась к Ракару: - Это так срочно, да?..
Ракар вздохнул, с некоторым оттенком сочувствия посмотрел на Самриту, и снова сказал очень тихо, чуть наклонившись к девушке:
- Чем быстрее, тем лучше.
Квинтилия коротко ответила и начала прокладывать курс.
Самрита вздохнула и поплелась вслед за Ракаром, по дороге чуть не врезавшись в координатора. Женщина коротко им кивнула и прошла на мостик. Сейчас она уже не выглядела такой напряженной, как ее видела Самрита – на лицо кардассианки вернулось привычное нейтральное выражение. Оглядев команду мостика, она склонила голову в знак приветствия и слегка улыбнулась.
- Поздравляю, это был хороший полет, - проговорила Толан и подняла взгляд на обзорный экран. – Впечатляющий. Теперь, я надеюсь, мы доберемся до места назначения без происшествий. Мистер Лайтман, мисс Джар, когда вы будете готовы перейти к вашему семинару? И где вы будете его проводить?
- Да, очень хороший, мэм координатор, - улыбаясь, Артур развернулся в кресле, наградив улыбкой и Квинтилию тоже. А потом кадет посмотрел на Тэйру. Теперь ему хотелось, чтобы Тэйра ответила первой, проявив инициативу, а он добавит потом.
Конечно, она догадалась, чего хочет Артур и чего ждет координатор Толан. Что же, хорошо.
-Я думаю, мы можем начать, как только, - Тэйра обернулась к двери, куда ушли Самрита и Ракар. - Как только все соберутся в кают-кампании. Лайтман, тебе нужна будет моя помощь в настройке проектора? - она перевела взгляд на Артура.
Артур отрицательно мотнул головой, глядя на Тэйру.
- Нет, я все настроил и все загрузил в компьютер, осталось только выступать, - и кадет снова посмотрел на координатора:
- Да, в любой момент, как только все будут готовы его слушать. А вот с местом проведения – есть одна небольшая проблема. Если проводить в кают-компании – то мостик нельзя бросать, и кто-то должен будет остаться здесь, в принципе – наверное можно включить звуковую трансляцию на мостик, но у нас есть еще и видео. А если не в кают-компании – то на мостике можно провести. Я думаю, мы сейчас дождемся капитана и узнаем как она распорядится.
- Все будут готовы, когда вы скажете, мистер Лайтман, - проговорила Илама, оглядывая мостик, чтобы оценить его размеры. - Так что не затягивайте. Мне не принципиально, где вы проведёте семинар - делайте, как вам удобнее.
- Хорошо, мэм, - кивнул координатору Артур, и немного напряженно уставился на выход с мостика, куда удалились Самрита и Ракар.
Через минуту на мостик вернулись Самрита и Ракар.
______________
с кадетами и Иламой Толан

 59 
 : 19 Апреля 2018, 08:33:09 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
Я тоже надеюсь )
Сейчас состояние в стиле: пришёл - упал - встал - пошёл. Очень хочется верить, что после праздников всё будет как надо, а не как в прошлом году.

 60 
 : 18 Апреля 2018, 15:24:54 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
12 cентября 2384 г., 19:52
Катер “Анадырь”


Ракар снова поставил свою легкую сумку поверх серебристого контейнера и вслед за капитаном Самритой Баккер отправился на мостик. Вулканский капитан предупреждал. Конечно, это была стандартная фраза их протокола, вряд ли он вкладывали в эту фразу какие-нибудь чувства. Ракар знал, что на самом деле любая зона космоса – есть зона повышенной опасности. Особенно та, что населена. Особенно та, что населена другими расами. Не своей. Но вулканец напомнил сейчас о важном, для тех, кто мог бы расслабиться в своем желании любить весь мир, в своем любопытстве к новому и неизведанному, в своей собственной доброжелательности – они все могли невольно забыть, что область владений Доминиона – отнюдь не дружественная. Впрочем, вряд ли те, кто хоть и не по своему личному опыту все еще помнит последнюю войну – расслабились бы. Но все равно, это вулканец делал правильно, что напоминал.
Ракар вспомнил, как Тэйра сделала шаг назад, узнав, что она сейчас глава научной службы. Возможно, Тэйра нуждалась в ободрении и вере окружающих в ее силы и способности. Способности Тэйры еще были неизвестны, но на проект не присылают плохих учеников.
Ракар сел в свое кресло, снова глянув на экран. Впереди лежала червоточина. Будет ли это простым проходом в темноте, или они увидят там что-то еще?
Квинтилия уже отправила катер дальше, и Ракар понял, что сейчас не лучший момент для каких-либо мотивирующих или вдохновляющих слов. Может быть потом.

Катер плавно лег на курс, и Самрита Баккер даже не успела понять, как Червоточина перед ними распахнулась. Еще мгновение назад перед ними был бесконечный спокойный космос хорошо знакомой им Баджорской системы, а сейчас вест обзорный экран занимала появившаяся из ниоткуда голубая воронка, которая засасывала стремительный поток частиц.
Говорят, где-то там, внутри, жили инопланетяне, в которых верили баджорцы… Они называют ее «Небесный храм»… Интересно, что сейчас чувствует Крим Анжар?.. А еще раньше Червоточина задержала целый джем’хадарский флот… И когда-то, не так давно, это был крупный торговый и военный путь между двумя квадрантами… Все эти мысли быстро пронеслись в голове Самриты Баккер, пока она ошеломленно смотрела внутрь Червоточины, которую впервые видела так близко.
- Всем приготовиться ко входу в Червоточину! – взволнованно произнесла девушка, садясь назад в кресло и вцепляясь в подлокотники. – Может трясти!
Она не знала, будет ли их трясти и что они вообще почувствуют, она понятия не имела, что произойдет с ними внутри Червоточины и где они из нее вылетят, но чувствовала, что должна что-то сказать. По катеру прошла волна вибрации, он на мгновение остановился, точно сопротивлялся затягивающему потоку, а затем его несильно тряхнуло, прежде чем он скрылся в пасти Червоточины. Пространство вокруг них изменилось, поток подхватил маленький катер и понес вперед, словно по быстрому течению реки, вихрь частиц кружил их в водовороте…
Самрите Баккер показалось, что этот вихрь выворачивает ее наизнанку – волна тошноты нахлынула неожиданно, девушка стремительно побелела и, громко ойкнув, закрыла рот ладонями. Ничего не говоря, она вскочила из капитанского кресла и бросилась прочь с мостика, несмотря на неровное движение катера.   

Ракар во все глаза смотрел на открывшуюся червоточину. Со станции этот синий водоворот частиц он уже видел однажды, но теперь, вблизи, на самом входе в червоточину, это было совсем ни с чем не сравнимое зрелище по своей красоте и эмоциональности.
Капитан предупредила о тряске и Ракар на всякий случай вцепился в подлокотник кресла, не сводя завороженного взгляда с экрана, и катер пошёл внутрь. И там внутри открывалось новое, другие цвета и визуальные эффекты, а потом с Самритой что-то случилось. Ракар резко обернулся к ней. Цвет лица, прижатые к лицу руки, потом она побежала. Ромуланец немедленно поднялся со своего кресла, шагнул к креслу капитанскому, не садясь в него, вцепился в спинку.
- Держать курс и скорость, - первое, что он сказал.
Самрита не упала в обморок, она была способна бежать, это уже было хорошо. Но значит, с ней всё-таки действительно что-то не так. Об этом знает Тенек, об этом наверняка знает Квинтилия, и теперь пришла пора знать ему, потому что иначе уже нельзя. Так как Самрита была способна бежать, вмешательство Делас могло потерпеть до конца прохода через червоточину.

Тэйра следила за сканерами - ух, а тут всегда так зашкаливает поток нейтрино?! Скорее всего да, это ведь Червоточина, от нее можно ждать чего угодно. А потом она на секунду глянула на главный экран - и замерла, когда огромная синяя воронка раскрылась перед ними. Даже корабль класса “Соверен” был крошечным по сравнению с ней, а уж их катер…
Предупреждение Самриты оказалось очень вовремя: “Анадырь” тряхнуло, и Тэйра стукнулась локтем о кресло. Не то, чтобы больно, но неприятно.
А вокруг катера струились синие потоки энергии, завихрения и волны, завораживающие взгляд. Интересно, что сейчас чувствует Крим, когда они пролетают через пространство, где живут его боги?
Её отвлекло движение: Самрита вскочила со своего кресла и выбежала с мостика. Догадавшись, в чём дело, Тэйра посочувствовала ей: от завихрений и у неё начала шуметь голова. Она перевела взгляд на приборы, но это не слишком помогло, потому что вместе с катером трясло и консоли, буквы расплывались перед глазами. Потом надо будет отдышаться.

Сидящих в креслах Артура и Квинтилию тоже тряхнуло, но их консоли помогли им удержать равновесие. Квинтилия лишь пару раз взглянула на обзорный экран, а затем полностью сосредоточилась на управлении катером, стараясь скомпенсировать тряску и выдержать курс.
Крим отступил спиной к переборке - он, напротив, не отрываясь и приоткрыв рот, смотрел на завихрения синей воронки на обзорном экране, на его глазах выступили слезы.
Артур, на минуту оторвавшись от прочих дел, с интересом рассматривал червоточины вблизи. Он уже проходил через неё однажды, вместе с Самритой, Энтони, Кейрой. В тот самый первый раз, с живым существом из гамма-квадранта, именуемым ими аномалией, на тягловом луче. В тот раз не было времени и вообще было не до того. Их жизни висели на волоске. И не только их. Очень многих. А сейчас было время смотреть на эту красоту, и Артур смотрел.
Самрита негромко не то вскрикнула, не то всхлипнула, Артур обернулся. Из курса первой помощи и медицинских начал он знал, что беременным женщинам иногда бывает плохо. Именно это сейчас с Самритой, или что-то другое? Артур нахмурился и повернулся к своей консоли, мельком глянув на Квинтилию.
Ромуланец перестал пристально смотреть в экран. Вернее, теперь он туда лишь время от времени поглядывал, чтобы оценивать визуально внешнюю обстановку. Для обращения внимания на красоту времени не осталось. Ракар не стал садиться в кресло капитана, держась за его спинку. Он по очереди оценил состояние всех членов экипажа на мостике. Квинтилия с максимальным сосредоточением держит курс, скорость, устойчивость катера, ничего такого, как Самрита, сейчас не испытывает, Артур тоже порядке, Тэйра оглядывается в консоль, Крим, Ракар обернулся к нему последнему, с Кримом нормально, обычная реакция верующего, баджорец и его Пророки,  точнее - храм его богов, его можно понять. И сам он, ромуланец, тоже не испытывал никакого физического недомогания, значит у Самриты специфическая собственная беда.
Ракар посмотрел на хронометр, засекая время. Ему начало казаться, что проход может затянуться. Он нажал на дельту:
- Делас, приготовься к медицинской ситуации. Найди Самриту, ей может быть нужна помощь. - Ракар сказал это по связи не громко.

Самрита оправилась довольно быстро – катер еще не успел выйти из Червоточины. По дороге назад она увидела, что Илама Толан застыла напротив окна в кают-кампании и неподвижно смотрела на коридор Червоточины. Она стояла спиной к двери, и девушка видела только сжатый кулак правой руки и напряженную шею. Хотела бы она знать, о чем в тот момент думала их координатор… Но едва ли кто-нибудь когда-нибудь это узнает.
Реплицировав стакан холодной воды, который тут же наполовину расплескался из-за тряски, Самрита медленно поплелась на мостик, держась за переборки. Она уже не чувствовала тошноты, только небольшую слабость, и очень сильный стыд за то, что кадеты увидели ее в таком состоянии. Отличный капитан, ничего не скажешь! Девушка постаралась как можно быстрее вернуться на мостик и встала рядом с Кримом Анжаром, который неотрывно смотрел на Червоточину, и задумчиво на него взглянула. Хотела бы и она сейчас наслаждаться видами, а не бороться с тошнотой от всех этих завихрений… И не только от них.
- Как скоро мы покинем Червоточину? – Самрита постаралась звучать максимально уверенно.
-Через 3 минуты, - сообщила Квинтилия.
Крим Анжар, стоящий рядом с землянкой, что-то зашептал, но Самрита смогла разобрать только некоторые слова:
- Jia'kaja, tre'nu'tol'a rem... La'por i'lanu kos…
- Я ее не… - раздался голос Делас по коммуникатору, и кадеты тут же услышали его уже вживую. Все же катер был достаточно компактным. – … А нет, уже вижу, - ромуланка стояла на мостике с аптечкой в руке.
- Со мной все в порядке, - махнула рукой Самрита. Она еще раз взглянула на Крима Анжара и слегка коснулась его предплечья. Будучи совершенно нерелигиозной, девушка не могла даже представить, что он испытывал, находясь здесь, но понимала, что спрашивать об этом стоит уже после прохождения Червоточины.
Самрита вернулась на свое место, стараясь ни на кого не смотреть, и сделала большой глоток воды, а Делас так и застыла в дверях, держась свободный рукой за переборку.
- Я тоже хочу посмотреть… - тихо пробормотала ромуланка, как будто боялась, что ее снова погонят с мостика, как это было в прошлый раз на «Амазонке».
Самрита вернулась на мостик раньше, чем Ракар предполагал, и раньше, чем Делас ее нашла. Это значило, что ситуация не очень сильно критична. Ракар не прищуривался, глядя на Самриту, он постарался не измениться в лице никак, но взгляд задержал на ней, внимательно вглядываясь в лицо, ища признаки той внезапной бледности, которая теперь немного отступила. Потом пришла Делас, Ракар кивнул коллеге-ромуланке, махнул рукой, что означало отбой первоначальной просьбы, и похлопал рукой по спинке кресла капитана, как бы призывая Самриту, садиться обратно, вернулся к своему месту. Пока катер не вылетит из червоточины, Ракар решил ни о чем не спрашивать.
- Капитан, - сказал Ракар как ни в чем не бывало, - разреши... те, - он прибавил это обращение на "вы", потому что в его представлении капитана нельзя было называть на "ты", а его общение с Самритой сложилось неформально. И теперь следовало немного исправляться. - Разрешите Делас присутствовать на мостике, пожалуйста,  червоточина очень красива... изнутри.
- Да, конечно, - Самрита даже не сразу поняла, в чем заключается просьба Ракара. Окинув ромуланку быстрым взглядом, она добавила: - Только держись за что-нибудь!
Два раза приглашать Делас было не надо, и вот она уже стояла позади кресла Ракара, вцепившись в его подголовник тонкими пальцами и с восторгом глядя на обзорный экран.
Но долго наблюдать за Червоточиной Делас не успела. Как и говорила Квинтилия, через 3 минуты они снова оказались в обычном космосе - уже в другом Квадранте.
____
С кадетами

Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS