* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
25 Ноября 2017, 06:53:46 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 12:00
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10
 51 
 : 14 Ноября 2017, 09:51:20 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
2 сентября, ранний вечер
катер “Анадырь”

- Жаль, что у нас нет отдельной лаборатории, - пробормотал Освальд, подходя к катеру, - если мы сейчас наткнёмся на Делас, плакал наш план... кстати, может, запустим Дженни? Кому ещё, как не ЭМГ, делать всё быстро... сможешь потом, если что, подчистить её логи, чтобы ни она, ни кто-то ещё не узнал об этом сканировании?
Артур извлек из ромуланского гипоспрея ампулу с веществом, порылся в медицинском инструменте, и понял, что у них это займет куда больше времени, чем у специально обученной голограммы, в которую загружена медицинская база данных.
- Да, действительно, проще почистить логи памяти ЭМГ, чем делать все самостоятельно. Двигатели выключены, здорово, не должно быть перегрузки. Компьютер, активировать экстренную медицинскую голограмму.
- Я пойду на мостик, послежу за сенсорами, - ответил Освальд, - предупрежу, если сюда кто-то пойдёт. Держи канал связи открытым - я тоже хочу всё знать про это снотворное! - добавил он, выходя из медотсека.
- Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - произнесла материализовавшаяся голограмма приятным голосом. Еще полсекунды понадобилось «Дженни» на распознавание образов, и вот она приветливо улыбнулась Артуру: - Артур, привет, чем могу помочь? Кто-то пострадал?
- Ага, отлично Освальд! Я успею все собрать, если она появится раньше, чем все кончится, - ответил Артур и посмотрел на активировавшуюся Дженнифер.
- Привет, Дженнифер! – с улыбкой ответил Артур, заметив, что ее личностные подпрограммы снова включены. – Никто не пострадал, но у нас к тебе просьба, - кадет протянул голографическому доктору ампулу с транквилизатором, - проанализируй, пожалуйста, это вещество, и скажи, какое действие оно оказывает на разные расы. Можешь, это, пожалуйста, сделать как можно быстрее? Это… секретная информация, для всех кроме меня и Освальда Макдауэлла.
- Хорошо, Артур, - голографическая девушка приняла из его рук ампулу и поместила ее в анализатор. На этот раз все ее подпрограммы работали, и она могла взаимодействовать с физическими объектами. – Но сначала расскажи, пожалуйста, откуда вы ее получили. Это необходимо для моих протоколов безопасности – я не могу совершать незаконное или неэтичное действие, - пояснила Дженни.
Артур подошел к терминалу, приготовившись быстро стирать последние файлы памяти Дженнифер, испытывая при этом некоторое странное неудобство, будто он будет стирать память человеку, а не программе.
- Это какое-то ромуланское вещество, Дженни, мы получили его от ромуланки. Она говорит, что это транквилизатор. Поэтому, ты совершишь не неэтичное действие, а проверку вещества, которое провезено ромуланцами на станцию. Преступления в этих твоих действиях тоже нет, вещество отдано добровольно, в качестве помощи нам же. Мы просто хотим знать, насколько оно опасно, и как действует.
Артур обратил внимание на микроскоп и какую-то пробу в нем, подозрительно похожую на кровь.
- Помощи вам же? – Дженни нахмурилась, обрабатывая информацию, а потом кивнула: - Хорошо, я проведу это исследование. Если вещество окажется запрещенным, ты должен будешь сообщить об этом службе безопасности, - напомнила голограмма и проследила взгляд Артура и указала на пробирку: – Это тоже твое? Мне также провести анализ?
Артур пару секунд подумал. В катере, во время того, как группа была в каюте кардассианского доктора, были Освальд и Делас. Тенек свои исследования обычно делает в станционном лазарете, кому могло понадобиться смотреть здесь в микроскоп на кровь? Только Делас, наверняка.
- Это чье-то незаконченное исследование, видимо. – сказал Артур, - да, будет хорошо, если ты его тоже проанализируешь. А службе безопасности мы обязательно сообщим, если что, - тут Артур бессовестно соврал голограмме.
- Хорошо, Артур, - кивнула голографическая девушка. Она обернулась к медицинскому терминалу и задала все необходимые команды, чтобы начать сканирование содержимого гипоспрея.
- Это займет некоторое время, поэтому пока я рассмотрю образец крови - обернулась она к Артуру, комментируя свои действия. – Ты знаешь, кому он принадлежит?
Артур подошел ближе к голографическому доктору и микроскопу.
- Судя по цвету – не вулканская и не ромуланская, но наши товарищи начали исследование, и, видимо, потом их что-то отвлекло.
- Я имела в виду, кому конкретно, - голограмма с легкой улыбкой покачала головой и наклонилась к микроскопу.
В течение нескольких минут она включала разные настройки и меняла реактивы, рассматривая образец, а затем подняла голову и посмотрела на Артура.
- Возможно, ты знаешь, что именно искали твои коллеги? Инфекции, вирусы, мутации, яды? Я вижу здесь остаточные следы снотворного, в остальном же это здоровый образец кардассианско-баджорской крови.
Артур от удивления  открыл рот.
- Освальд, ты слышал? – спросил он, а потом, вызвал его по связи, - Освальд. Здесь образец баджорско-кардассианской крови со следами снотворного в крови. У Тенмы же… наверняка еще следы снотворного в крови. Спасибо, Дженнифер, - опомнившись, сказал Артур.
- Что-то не так? – голограмма с удивлением проследила реакцию Артура. – Мне провести более глубокий анализ?
Освальд слышал, и реакция у него была такой же - кадет от удивления раскрыл рот и забыл про всё на свете, пока Артур не позвал.
- Мы всё-таки влезли туда, куда влезать не стоило, - пробормотал он в ответ. - Откуда там вообще взялась кровь?! Чёрт... если это действительно так, то именно это Тенек так отчаянно не хотел рассказывать. Получается, этому заговору уже пятнадцать лет... проклятье, это нельзя обсуждать ни с кем, кроме самого Джеза и Тенека!
- Да, верно, Освальд, - сказал Артур, лихорадочно соображая, - 15 лет… кропотливой работы. И от Джеза это скрывали. И я так понял, что Тенек ему уже сказал. Но вряд ли Джез пришел в катер сам и начал проводить этот анализ. Мы видели с М'Котой, что Джез догнал Делас в коридоре после брифинга, и они вместе куда-то пошли. Спасибо, Дженнифер, это очень важная информация о нашем товарище и коллеге, более глубокий анализ конечно нужен, но как там с транквилизатором для начала?
- Это тайна? Вы с Освальдом хотите, чтобы я ее сохранила? - уточнила голограмма, подходя к медицинскому терминалу. - Сканирование практически завершено.
- Да, Дженни, - кивнул Артур, - это секретная медицинская информация, не подлежащая разглашению.
- Я поняла, Артур, - кивнула Дженни. Она ввела команду в терминал, и на экране появились химические формулы. - Сканирование не смогло определить все вещества, входящие в состав этого транквилизатора - некоторых из них нет в медицинской базе данных Федерации либо моего доступа недостаточно. Насколько я могу судить, это действительно сильный транквилизатор, но информация о его эффекте также отсутствует. Что касается запрещенных веществ, то их в составе не было обнаружено. Но учитывая, что состав определен не до конца, и потому невозможно экстраполировать его эффект, я бы порекомендовала тебе сообщить о нем медицинской службе.
Лайтман коротко вздохнул и кивнул голографическому доктору. Он уже понимал, что пора было это все заканчивать, кто знает, когда Делас или кто-то еще, кто это делал здесь, вернется к исследованию крови Тенмы, он мог не успеть все поправить как было. Транквилизатор был ромуланским. С неизвестными веществами для Звездного Флота. Делас не применяла его, ей это дали с собой, и Делас не преследовала вероломных целей, наоборот – поделилась для дела, наверняка могла понимать, что федераты исследуют образец.
- Дженнифер, ты очень нам помогла, спасибо тебе, мы обязательно сделаем все так, как должно быть, - сказал Артур. И тут же вслед за этим произнес:
- Компьютер, отключить экстренную медицинскую голограмму.
И когда программа была завершена, первым делом Артур удалил файлы памяти голограммы от времени последнего запуска. Затем закрыл и скопировал файлы исследования транквилизатора.
- Освальд, я закончил и все выключаю, давай убираться отсюда, пока кто-нибудь еще не пришел. Копирую все, в компьютере ничего не останется. Пойдем к Толан сходим.
- Хорошо, я всё отключаю, - мрачно отозвался Освальд.
Спустя пару минут он покинул мостик, и они с Артуром направились в СБ.
____________________
с Освальдом и ЭМГ

 52 
 : 14 Ноября 2017, 09:36:30 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо -> катер “Анадырь”

Артур и М'Кота вышли из каюты и на некоторое время разошлись в разные стороны. Лайтман задумался, с чего начать. Со службы безопасности, или с анализа транквилизатора. Анализ он мог бы провести при помощи компьютера, но трактовка результатов ему была не доступна. Тенека просить не хотелось, Лайтман прекрасно понимал, каким может оказаться результат, если наличие транквилизатора с Ромула станет информацией, доступной общественности, а международный очередной скандал был совершенно не нужен. Лайтман остановился в коридоре в некотором раздумье, что же делать дальше.
- Артур! - услышал землянин знакомый голос.
К нему быстро подошёл Освальд и, понизив голос, торопливо проговорил:
- Я как раз хотел поговорить. Гипоспрей у тебя? Мне надо его вернуть владельцу.
Лайтман обернулся к Освальду.
- О, я как раз думал, что с ним делать дальше, - ответил кадет товарищу. – Но погоди, отдать успеем. Тебе не кажется странным, что ромуланка провезла на станцию это? Хотел бы я знать, что у нее еще есть в арсенале.
- Давай пойдём в медотсек "Анадыря" и пороемся в её вещах, - серьёзным тоном предложил Освальд, - или оглушим её этим же препаратом, а потом поищем что-нибудь в сумке. Действительно, если она таскает с собой снотворное, то кто знает, что там ещё есть...
- Эх, Освальд, - вздохнул Артур, - сарказм – это, конечно, круто. Но мне бы не хотелось, чтобы этот транквилизатор был применен на ком-то на станции, и чтобы потом мы влипли в такое, от чего не отмоемся до конца жизни. Я понимаю, что Делас из лучших побуждений выдала его для возможной драки с наусиканцами, но может быть лучше будет взять образец и исследовать его? А потом поговорить с Делас на предмет того, что можно и что нельзя?
- Благие побуждения - это тоже хорошо, но ты серьёзно собираешься объяснять ромуланке основы федеральной морали? - с сомнением спросил Освальд. - Мы не только не добьёмся своей цели, но и лишим себя возможной помощи Делас в будущем. Ромуланцев не переделать одной фразой или даже одной пафосной речью... Ладно, давай так: мы с ней должны будем встретиться... хм, примерно через двадцать минут. Давай быстренько просканируем препарат, а потом я его верну и скажу что-нибудь правильное. Мне и самому хочется узнать, что это за дрянь, но сразу настраивать против себя такую полезную ромуланку - это глупо!
- Давай, - согласился Артур, - но я, Освальд, не основы морали хочу с Делас обсуждать. Я хочу спросить ее – что бы могло случиться, проходи подобный проект в окрестностях Ромула, на ромуланской станции. И если бы у какого-нибудь флотского из наших ромуланцы нашли транквилизатор. Я думаю, нам бы не поздоровилось, если бы мы такое провезли на ромуланскую станцию без разрешения. И Делас должна это хорошо понимать. Просто провести вот эту простую аналогию, и все.
- А чего ты хочешь добиться этой аналогией? - всё ещё с сомнением спросил Освальд. - Допустим, она признает, да, наверное, это и так очевидно, что на ромуланской станции был бы переполох. Ты не забыл, что для ромуланцев мы все - федераты, кардассианцы, клингоны - стоим несколько ниже? Нам так поступать нельзя, а им - можно. И изменить такое отношение можно только долгой и кропотливой работой по перевоспитанию. Ты готов её проводить? Ты уверен, что справишься, а не сделаешь хуже? И, самое главное, ты уверен, что Делас на это согласится? Почти уверен, что ответ на, как минимум, два вопроса - "нет". Давай просто узнаем, что это за гадость, а потом уже решим, как себя вести.
Лайтман усмехнулся.
- Этой аналогией можно было бы добиться много, например – обозначением сходств и различий между нами, потом – что федераты ни разу не ниже их, что мы не хуже их заботимся о собственной безопасности, что мы не сдали ее никакой службе, а сами разговариваем с ней. Это был бы один из первых шагов по длинной дороге. И да, я был к этому готов, к долгой и кропотливой работе. Я помню Валардиса, с ним можно было работать и говорить. Но ты, наверное, прав, я могу сделать только хуже, раз уж я ни на что не способен, кроме пафосных речей. Поэтому, решай как знаешь, сам. Пойдем, сделаем анализ, а потом ты ей все отдашь.
- С этой задачей никто бы из нас не справился, - проворчал Освальд, - ни ты, ни я, ни Тенек, ни даже Хена, которая училась на психолога. Тут нужен кто-то куда старше и опытнее, чем мы с тобой, а мы все, даже если соберёмся вместе, сделаем только хуже, в этом я уверен. Ладно, пойдём, не будем время тратить. Я ещё хотел навестить Толан и кое-что прояснить.
- Не вижу причин, почему бы с одним отдельно взятым ромуланцем нельзя было бы добиться взаимного доверия и игры по общим правилам, не вижу причин, почему бы не возможно было договориться. Даже с той, которая начала с диверсии. Она же сама нас всех боится как огня и говорит, что мы ее все ненавидим. Всегда можно показать обратное. Без пафосных речей. Хватит уже ассоциировать меня с пафосными речами. А потом… я тоже собирался к Толан, чтобы кое-что прояснить, - сказал Лайтман, - можно сходить вдвоем.
- Я не тебя с пафосной речью проассоциировал, а всю эту ситуацию, - мотнул головой Освальд, - как ещё убедить ромуланку не вести себя по-ромулански, особенно когда ей ничто не мешает нас послать далеко и надолго, не прибегая к пафосным речам? Но у меня нет желания спорить сейчас. Пойдём уже, а то Делас найдёт нас посреди сканирования, и тогда мы точно не отмажемся. Хотя, всё может быть... но проверять не будем!
- Угу, - согласился Лайтман, и кадеты направились к "Анадырю".
______________
с Освальдом

 53 
 : 13 Ноября 2017, 10:23:34 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо, коридоры и каюта Лайтмана и Макдауэлла

- Да, я сожалею, хорошо, что ты держишься, молодец. Дружить на самом деле совершенно не обязательно, важнее просто уважать друг друга, - сказал Лайтман, выслушав все.
- Только после того, что я сделал и после всего того, что произошло из-за меня – я не имею право ни на что, и если отбросить даже все это – то я не смог помочь. Я не смог ничего координировать, потому что не знал что делать, вот и все. Просто не знал.  И точно знал, что будет, если я начну пытаться – ничего хорошего.
И Артур, опустив голову, отступил на шаг.
- Спасибо тебе за все, но… давай опустим. Я объяснил как смог, что не смог. Давай оставим это. Сейчас куда важнее другие вещи: что будет дальше с Тенмой, когда он прослушает запись, выяснить у Иламы Толан причины и вот этот гипоспрей с ромуланским транквилизатором. Я, конечно, понимаю, что Делас в тот момент действовала из лучших побуждений, но кажется ромуланцы перешли некоторые границы дозволенного на станции, и я хочу знать состав и свойства этого вещества.
– Ну, уж нет! – снова нахмурилась М’Кота, – Отлично ты знал, что делать, только убедил сам себя в своей никчёмности и неспособности, а если такое самому себе постоянно говорить, и правда голова работать перестанет. Знаешь, я с радостью сменю тему, но позволь я сперва расскажу тебе одну историю про моего отца. А ты как-нибудь попозже просто обо всём подумаешь и пообещаешь мне хотя бы не хоронить себя заранее, ни здесь, в проекте, ни в будущем, хорошо?
- Обещаю, - коротко кивнул Лайтман и улыбнулся, - ни за что не пропущу ни одну из историй про твоего отца, расскажи! – И Артур с удобством устроился уже чуть дальше, чем просто краешек стола.
– Я уже говорила тебе, что моего отца выставили из Академии, и он пошёл во флот рядовым, – начала М’Кота. – Должна тебе сказать, что простые парни, которые идут туда с нуля, безо всяких там Академий, у нас не очень-то любят недоучившихся умников, так что Калхару первое время приходилось нелегко. А на одно задание в начале второго года, его группу и вовсе отправили под командованием довольно-таки гадского субъекта. Это тип Калхара вконец достал, всю дорогу нарывался с ним на драку и в конце концов нарвался. Ну, учитывая, что мой отец до сих пор жив, ты можешь догадаться, чем всё закончилось. И вот представь себе: Калхар нежданно-негаданно стал командиром всей этой компании, где буквально каждый был старше и опытнее, чем он, да ещё вдобавок все они едва ставки не делали на то, справится он или нет. Та ещё обстановочка. Отец говорил, что от всего случившегося у него совершенно отшибло мозги и ни одной умной мысли в голове не было. И тогда он просто сказал: «Ну что, бойцы? Мы в одном шаге от полного дерьма, так что выдвигайте свои предложения!». Правду сказать, хохот там стоял такой, что едва небо не обвалилось, но после этого все эти ветераны сели вместе с отцом в кружок, и каждый рассказал, что думает о том, что происходит, и как тут быть. Вот так. Знаешь, если тебе вдруг придётся командовать, и ты почувствуешь себя «на тонком льду», ты всегда можешь поступить так же – спросить совета у своих подчинённых. А учитывая, что в Федерации альтруизм вменяется каждому флотскому в обязанность, у тебя будет гораздо больше шансов, чем было у Калхара.
Дослушав рассказал, Лайтман лишь покачал головой и грустно усмехнулся. Другая культура, клингонская. М'Котин отец тоже убивал своих сослуживцев, у клингонов это обычно. Так странно… А М'Кота так пыталась заставить его что-то изменить.
- Да, это понятно, - наконец сказал Артур, - но позволь спросить, ты же… тебе ведь не настолько важно какая у меня должность или позиция? Или это что-то меняет?
М’Кота посмотрела на него с удивлением.
– Это ничего не меняет! Меня сейчас волнует только одно: чтобы ты не сдавался, не откладывал свой труд и битву своей жизни на потом и не опускал руки. Поверь, в любой команде и на любом корабле обязательно будет свой Тар Мари. Ты же не будешь всякий раз забиваться в угол или начинать с нуля в другом месте? Если нет, то тебе надо начинать учиться преодолевать такие трудности прямо сейчас, чем позже начнёшь, тем труднее тебе будет.
- Тар здесь ни при чем, М'Кота, - ответил Артур, - он ни в чем не виноват, он жертва моих действий. И я не могу ничего исправить. Никто не говорит, что я сдался, просто я знаю какое должно быть место, у такого как я. Вот и все.
– Ни у кого из нас нет раз и навсегда определённого места, – возразила М’Кота. – Можешь посмеяться над моими варварскими взглядами, но каждый из нас – универсальная и мыслящая боевая единица. И в любой момент мы должны быть готовы стать тем, что сию минуту нужнее всего: солдатом или командиром, другом или врагом, стратегом или тактиком, иногда выживальщиком любой достойной ценой, иногда смертником. Вот сейчас ты собираешься быть федератом, который хочет понять, позволительно ли поведение наших ромуланцев, другом, который заботится о безопасности товарища по команде, искателем истины и поборником справедливости... видишь, как много? И это совершенно правильно.
- Эй! Я над тобой никогда не смеялся, и тем более не считал варваром, что за суждения! – Лайтман усмехнулся, - все нормально М'Кота, забей. Все будет хорошо. А в тот раз я совершил правильный выбор, я так считаю. Другие справились лучше, и это было правильно. Давай не будем усложнять. Перед тем как пойти к нашему бывшему координатору, - Артур поморщился, - надо что-то придумать с этим транквилизатором. Не знаю, к Тенеку  что ли сходить.
– Ещё немного и нашего вулканца разорвёт от переполняющих его секретов, – усмехнулась М’Кота. – Он явно что-то собирался сказать СБ про глинна Толан – помнишь, как он обмолвился о посещении СБ на первом собрании? Он оказался в курсе проблем Джеза и стопроцентно знал про беременность Самриты. Как бы его действительно кто-нибудь не прибил!
- Ну да, - кивнул Артур, снова улыбаясь, потому что на самом деле с М'Котой было просто хорошо и спокойно, - не, сначала нужно поговорить с самой Делас, понять, что она думает по этому поводу и вообще.
А потом Артур поднял взгляд на М'Коту, которая говорила про беременность Самриты и запнулся. Он не должен был ничего такого обсуждать, и не нашел ничего лучше, как просто ничего не говорить про Тенека, и поэтому сделал шаг к М'Коте, сгреб ее в охапку и поцеловал.
– У тебя хорошо получается менять тему, – улыбнулась М’Кота, касаясь ладонью его затылка, – но ты зря всполошился: про беременность голограмма объявила на весь корабль, а сплетничать обо всём остальном я с тобой не собираюсь. Или это из-за ромуланки? Про ромуланок в форме я хорошо помню. И ты ведь тоже помнишь: я не запрещала тебе на них любоваться!
- Да, на весь корабль, - сказал Лайтман, проводя рукой по волосам девушки, – и я все слышал. Но вроде Самрита как-то не особенно готова это обсуждать, да и вообще. Не из-за ромуланки, нет, просто захотелось тебя поцеловать. А насчет Тенека – жаль, что он сказал, что знает только он. Если бы он сказал, скажем, что все данные хранятся в надежном месте и в случае его смерти они будут обнародованы, это могло бы быть в некотором роде защитой. Но мы просто не будем оставлять его одного, и вообще, надо посмотреть на реакцию Джеза, когда он послушает это все. Пока все еще ничего не известно.
– А мне понравилось, что он это сказал, – призналась М’Кота, – почти так же, как твоя идея сдаться в заложники. Жалко только, что это всё из-за дурацкой логики, а не каких-нибудь благородных побуждений, это всё портит. Очень трудно восхищаться самоотверженным поступком, если знаешь, что это не порыв души, а самый обыкновенный расчёт. Но мы всё равно его будем защищать, хоть он и зануда!.. Я только не могу понять, – продолжила клингонка, – что мы будем делать, если Тенма не захочет это всё обсуждать. Он ведь наверняка даже прямо не скажет, мол, оставьте, это тайная информация. Кардассианцы, когда речь идёт о таких вещах, ничуть не лучше ромуланцев: никогда не скажут тебе просто отвалить, а будут делать вид, что проблемы не существует.
- Между расчетом и благородными побуждениями иногда нет разницы, - Лайтман задумчиво провел рукой по своей щеке, - но если Тенма не захочет ничего обсуждать из своих личных семейных дел – то это его полное право, нам важно только чтобы он сам не был обманут и понимал, что случилось. А там уж – как захочет. И мы будем просто жить и работать дальше, - сказал Артур. – Ладно, пойдем что ли?
– Пойдём... мы-то будем жить и работать дальше, куда мы денемся, но не хотелось бы, чтобы Джез начал расследовать это один и свернул себе шею. Знаешь, он храбрый, и мне не нравится мысль, что ему придётся плохо, а этот Глессин будет торжествовать. Это похищение было... трусливым! Каким-то подлым, хоть он и говорил, что хочет как лучше. Неужели этот «добрый доктор» не мог придумать ничего честнее?
- Ну… - протянул Артур, - я как-то не очень доверяю добрым кардассианским докторам, которые называют своего пациента «15 лет кропотливой работы», и стирают ему память при вооруженной охране. Но Тенма не один, я очень надеюсь на то, что у нас здесь никто не один, - и Лайтман опустил голову, подумав о коммандере Мори. Ведь ее никто не защитил.
__________________
с М'Котой

 54 
 : 13 Ноября 2017, 10:22:55 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо, коридоры и каюта Лайтмана и Макдауэлла

Артур и М'Кота вышли с брифинга вместе. Лайтман шел молча, все еще абстрактно раздумывая над тем, что случилось с кардассианцем. Но на самом деле мысли были заняты другим: убийством коммандера координатором Иламой Толан. День был свободен, для него задания не было, можно было заняться подготовкой к экзамену по боргам, который он попросил назначить удаленным экстерном на завтрашнее утро, но не было никакого желания. Он и так был готов, давно и заранее. Они с М'Котой просто шли.
– Что с тобой снова такое? – спросила клингонка, когда они отошли достаточно далеко от комнаты совещаний. – Ты как будто двигаешься и говоришь через силу, а когда мы искали нашего кардассианца... Артур, ты же мог это сделать, ты бы точно справился! Почему ты отказался? Что на тебя нашло?
- В смысле? – Артур остановился, повернувшись к М'Коте, - что именно я мог бы сделать?
– Ну, когда ты отказался координировать, – объяснила М’Кота и потянула Артура за рукав, чтобы он не стоял у людей на дороге.
- А…, - Лайтман глубоко вздохнул и отвел взгляд. Они отошли с М'Котой ближе к стене, и только тогда кадет начал отвечать, - я посчитал, что координировать и командовать группой должен тот, кому верят. Кто действительно лидер, тот, кому верят, или кто просто сможет сделать так, чтобы все это действие не превратилось в свалку и пререкания. Потому что в этот момент нужны четкие действия, а не … не это все. И это, увы, не я.
– То есть ты решил, что тебе теперь не верят и не будут верить до конца проекта? – изумилась М’Кота. – Но мы же показали, что верим тебе, мы не стали бы бороться за тебя, если бы не верили! К тому же если тебе поручили дело, надо к нему хотя бы приступить. Вот если бы другие заявили, что не верят тебе, и не хотят видеть за этой работой, тогда можно было бы отказаться, но ведь никто и не думал такое говорить.
Лайтман потер ладонями глаза. Вчера он спросил, хочет ли М'Кота стать его женой, навсегда, и получил утвердительный ответ. То был счастливый миг, несмотря на всю окружающую реальность, и вот теперь, все опять грозилось кончиться. Она может посчитать его недостойным, несмотря на то, что любит, или еще и это – снова осознает чужую жалость. Кто он после этого всего?
Или вот еще – М’Кота, его женщина. Что это по-настоящему такое «его женщина»? Лайтман задумывался об этом совсем недавно. Не подруга, не девушка, с которой он приятно проводит время. Она та, с которой не надо притворяться и носить маску, ее нельзя обманывать ни в большом, ни в малом, к ней можно прийти и в дни побед, и в дни поражений и ничего не нужно доказывать, потому что она – такая же как он сам. И Лайтман боялся, что М'Кота не поймет. Но все равно решился, взял ее за руку и они пошли в каюту.
- Я сейчас расскажу тебе то, что не рассказывал еще, и может быть после этого ты признаешь меня слабаком и недостойным тебя землянином, но я все равно расскажу, потому что между нами с тобой не должно быть… как это… недопониманий, - сказал Артур, когда они прошли в каюту и дверь закрылась.
М’Кота подтянула кресло к столу и, стащив сапоги, забралась в него с ногами.
– Ты сперва расскажи, – сказала она, облокачиваясь на стол и готовясь слушать, – и не придумывай тут заранее, что я скажу да что посчитаю. Что-то мне не кажется, что тебе угрожают такие ужасы!
Артур присел на краешек стола рядом с М'Котой и собрался с духом. Он еще некоторое время подбирал слова, прежде чем приступить.
- Знаешь, с самого начала, с самого вообще начала проекта в первый же день, я чем-то вызвал ненависть и презрение ко мне большинства. Не знаю чем, тем, что вышел и поприветствовал всех от имени Федерации, сказал «всем привет». А возможно, глупыми действиями, но я не понимаю какими. Не знаю чем, но факт есть факт.  Они терпеть меня не могли, смотрели… соответствующе. Это было сложно. А потом стало еще хуже.  Я сам не знаю, почему все это, они ведь и на Перим ни за что все накинулись. Над Воланом II, так вышло, что Брол Арко и Тар Мари вообще боялись меня, и это еще не было никакого Корама и в помине. А потом пришел Корам. И я стал преступником. Сейчас я вообще не могу понять как так это со мной произошло, этого же не могло быть, как я вообще мог принять такое решение, взять и избить его… Это невозможно, но это, увы факт. Что было дальше – на Волане II я подставил под угрозу своих коллег и товарищей, из-за меня они чуть не погибли, таким образом я оказался не только плохим капитаном, но и тактиком так себе, служебно не соответствующим. Еще дальше – этот несчастный парень, который вырубил офицера и нарушил все, что мог – тоже по моей вине, потому что я не удержал, не объяснил, и я был за него ответственен. В итоге – нет ни одного дела, которое бы мне удалось, и  я преступник. А дальше – Тар Мари, который просил изолировать общество от таких как я, где он теперь? Не сложно понимать, что это по моей вине, из-за меня он ушел из этой группы. Не будь меня, все было бы нормально. Да, вы спасли меня, потому что понимали, что в кардассианской тюрьме я бы не выжил. И потом взяли на регату, из жалости… Это я все понимаю. Но все это не отменяет того, что я плохой капитан, что я не лидер, не умный, не талантливый, не способный вести за собой, не способный вдохновлять других. Все эти люди видят это, и не хотят чтобы я это делал. То, что они этого там не сказали – значило, что просто не успели. И это хорошо, что не успели, у нас не было времени на лишние такого рода беседы. Так что лучшее, что я мог сделать для Тенмы в этом случае - это самоудалиться. Чтобы никого не бесить, чтобы никого не провоцировать на спор,  чтобы никто не терял время. Потому что серьезное было дело. И я отдал тем, кто справится. Самрита и Освальд отлично справились. И в настоящий момент, если честно, я не знаю, чем могу быть полезен для международного проекта такого статуса. Все что я сделал – было ошибочно и даже преступно. Не знаю, может быть когда-нибудь будет шанс быть полезным, но в настоящий момент мое место вовсе не рядом с координированием. И если меня будут назначать, это, к сожалению, только будет бесить группу.
Лайтман смотрел в пол, пока рассказывал. И когда закончил, поднял взгляд на М'Коту приготовившись к любому результату.
– Ну, для начала, давай не валить всё в одну кучу, – рассудительно предложила девушка. – Ты нормально справился на Волане II, ничем не хуже других – не хуже, чем Освальд, или я, или Квинтилия, например. Если считать, что там не справился ты, значит и все остальные тоже не справились, но на самом деле, и то и другое – неправда. Именно там, на поверхности планеты мы все показали себя хорошо. Может и были какие-то мелкие недочёты, но мы сделали всё, что смогли и добились своего. Если бы не ты, толпа бы просто затоптала Энтони, если бы не Сатал, меня бы застрелили раньше, чем я добралась бы до Джеза, если бы не Хена и Освальд, никто не узнал бы пароль, не говоря уже о том, что тот кардассианский амбал мог просто подстрелить Джеза из-за двери и свалить всё на бесноватую толпу. А как ребята замечательно выбрались из плена? Да что там, мы все были молодцы! И всё же, некоторые из нас считают себя несправившимися. Например, Хена. Вот ты как думаешь, она не справилась?
- Эээх, М'Кота, - Лайман двинулся к ней ближе, положил руку на плечо  заглянул в галаза, - я совсем не об этом. Отдельные люди вели себя согласно ситуации и очень хорошо, но я один, не согласовав ничего толком завел всех в ловушку без точного плана. К тому, кто координирует и командует – совсем другие требования, это разные категории, и я не очень хочу снова углубляться в те события, но я не понял, что случилось с Хеной? О чем ты?
– Артур, – серьёзно возразила клингонка, прижавшись лбом к его лбу, – я именно что об этом! Ты был вынужден менять правила на ходу и действовать по обстановке, и ты сделал всё, что мог. Никто не погиб, ты можешь учесть все ошибки и двигаться вперёд. Любой из нас справился бы не лучше, любой из нас, если только он способен судить справедливо, сказал бы тебе то же самое. Поэтому ты сейчас неправ. И Хена неправа. Да, она считает себя боязливой и уверена, что не сделала на Волане II ничего смелого и важного – всё в точности как у тебя. У меня не получилось помочь ей, мои методы здесь не годятся, поэтому я прошу помочь ей тебя. Но правда в том, что если ты не сумеешь отнестись справедливо к самому себе, ты не сможешь помочь и ей. Если ты самому себе не сумеешь отдать должное, твои слова поддержки и твои поступки ради неё не станут до конца искренними – помешает червь сомнения, который точит тебя изнутри. Понимаешь?
- О, а я и не заметил, что Хена из-за этого переживает, хорошо, что ты сказала, - ответил Артур, обнимая М'Коту за плечи. – Спасибо, что не посчитала … вобщем, не важно, я все понимаю, любимая моя, но также я считаю, что координировать и пытаться лидировать должен тот, кто заслуживает доверие группы и уважение. А иначе будет разброд и шатания, а не дело. А нам нужно было дело. Вот и все.
– Вот именно, нам нужно было дело! – сердито возразила М’Кота, – А когда нужно дело, нет времени рефлексировать, надо просто делать. Если тебе сказали «помоги», не думай, верят тебе или нет, сумеешь ты или нет, а просто помоги. Хорошо, что время позволило нам быстренько переорганизоваться, а если бы нет? Если бы и секунды лишней не было? Тогда твои сомнения и колебания могли стать фатальными. Просто пойми это и в следующий раз задави в себе это неверие и просто сделай, что должно. Да, даже если ты уверен, что тебе не доверяют и ты сам не заслуживаешь доверия.
М’Кота немного помолчала, затем, смягчившись, произнесла:
– Но если совсем-совсем честно, ты неверно судишь и о том, как люди к тебе относятся, в том числе и об их доверии. Поверь мне, сейчас, в начале проекта каждый из нас в твоём положении, кого ни возьми. Я понимаю твои переживания, когда тебя не поняли и осудили несправедливо, но это было только один раз. Брол вовсе даже не боялся тебя, он смело спорил с тобой и бунтовал даже не против тебя лично, а скорее против того что в группе слишком большой перевес в сторону флотских. Ты слышал его слова в пересказе Тара Мари, но ведь это всего лишь пересказ! Если хочешь знать, что Брол думает о тебе сам, просто спроси его! Тар единственный, кто думал о тебе всякие гадости, и ушёл он не из-за тебя, его перевели. А если он и попросился, то уж скорее из-за меня, потому что я ясно дала ему понять, что думаю о нём после суда, и – да, я о своём поступке не жалею, это были мои настоящие чувства.
Вспомнив о тех чувствах, М’Кота сердито фыркнула, но так же быстро и успокоилась.
– Ты не единственный, кому не все доверяют или кто не всем нравится, – добавила она, накрывая руку Артура своей рукой. – Любой из нас, кого ни возьми, мог бы думать о себе точно так же, и наверняка многие думают. Да что там! Посмотри на меня! Хена меня боится, две другие девушки прямо сказали мне, что они мне не подруги, Квинтилия даже не захотела сесть рядом со мной... Но если мне прикажут командовать группой, даже состоящей только из Самриты, Хены, Жантарин и Квинтилии, я выполню приказ. Верят они в меня или нет, я расшибусь в лепёшку, чтобы выполнить задачу и насколько возможно защитить их! Потому что, как ты и сказал, иногда нужно просто делать дело.
_____________
С М'Котой

 55 
 : 11 Ноября 2017, 08:57:43 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Мастерский произвол
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо и катер “Анадырь”


-Подождите! - услышала Делас за спиной, когда вышла в коридор из Ангара 13.
Делас шла медленно, поэтому нагнать ее не составляло труда. Услышав оклик, она удивленно обернулась и увидела молодого кардассианца, Джеза Тенму. Делас остановилась и удивленно приподняла бровь: видимо, девушка не ожидала, что он откликнется на ее предложение прямо сейчас.
-Госпожа Делас! - начал кардассианец, нагнав девушку и остановившись к ней очень близко, то ли потому что бежал и не рассчитал шаги из-за инерции, то ли намеренно, - Вы предлагали помощь - я беру ее. Мне нужна ваша консультация, сейчас.
- Сейчас? - переспросила ромуланка. - Я не... То есть... - она неуверенно огляделась по сторонам, но уже через несколько секунд решилась: - Конечно! У меня, правда, ещё нет нормальной лаборатории, но мы можем пойти на "Анадырь", - она кивнула в сторону ангара.
-”Анадырь” - это как раз хорошо, - ответил кардассианец, думая о чем-то своем.

Поскольку все помещения проекта “Альфа” находились рядом в пределах Стыковочного кольца, они быстро дошли до катера.
Делас открыла дверь маленького помещения, оборудованного к регате под медотсек, и сделала приглашающий жест рукой.
- Добро пожаловать! - провозгласила она и уже не так громко добавила: - Все равно ничего лучше у меня нет.
Она уверенно прошла к месту около микроскопа, которое занимала до собрания, и достала из сумки трикодер.
- А теперь уточни...те по поводу консультации, - Делас с любопытством просмотрела на кардассианца. - В похмелье мне все равно не верится, а чтобы стереть кардассианскую память, надо очень постараться. Итак, каков запрос, мистер Тенма?
Тенма осмотрелся по сторонам, а затем сел на кушетку и заболтал ногами.
-Признаться честно, про похмелье я немного соврал. И я помню немного больше, чем дал вам понять - не только прошлое собрание кадетов, но и кое-что дальше. У меня немного болит голова, вот здесь, - Тенма коснулся пальцами затылка, - И доктор Глессин со мной что-то сделал, а я хочу знать - что. Может, вы сможете найти какие-то остаточные признаки.
- Я так и думала, - усмехнулась Делас. – Остальные кадеты предполагают, что он зачем-то стер вам память, но я не слишком вникала в их теории… - девушка потянулась к медицинскому трикодеру и поднесла его к голове кардассианца. - Ну, попробуем узнать, что с вами сделали. Хотя мне было бы интереснее знать – зачем!
Ромуланка активировала прибор и начала сканирование.
Трикодер показал участок с более новой кожей на затылке Тенмы, как будто там была ссадина, которую совсем недавно залечили.
- Ну, что там? - нетерпеливо осведомился юноша.
- Хм, пока я не вижу ничего подозрительного, - немного разочарованно проговорила ромуланка. – Похоже, что здесь просто восстановили кожу… Может быть, ты упал и поранился? Но тогда зачем делать из этого тайну и собирать охрану из наусиканцев?..
Делас вздохнула и перенастроила трикодер – она хотела найти следы ушиба, а, может быть, и структурные и морфологические изменения мозга, потому что иметь дело с простой ссадиной считала просто… скучным.
Следы достаточно сильного ушиба сразу нашлись, но остаточные, как будто над травмой уже поработал врач пару часов назад.
- Или, может, это не я упал, а меня ударили по голове, - предположил кардассианец, - Что еще?
Трикодер Делас также показал и другие недавно заживленные участки на голове кардассианца - множество маленьких надрезов на лице и под волосами, сделанных тоже всего пару часов назад.
- А что ты еще помнишь? – с любопытством поинтересовалась ромуланка, продолжая медленно перемещать трикодер. -  Хм, а вот это уже интереснее! – она отставила в сторону трикодер и наклонилась поближе к кардассианцу, чтобы попытаться увидеть следы от надрезов своими глазами. Но они тоже были уже качественно заживлены. - Даже если тебя ударили по голове, это никак не объясняет того, что у тебя на коже множество следов… я бы сказала, что это похоже на медицинский скальпель, как если бы… Только не говори, что делаешь косметические операции для красоты!
-Вот еще! - кардассианец возмутился и начал ощупывать лицо, - Я и так достаточно привлекателен… - он вдруг замолчал, опустил руки и мрачно сказал, - Поищи в других местах такие же следы. Здесь, - он ткнул пальцем в ворот своей черной блестящей поскрипывающей формы, где был виден шейный гребень.
Делас с интересом посмотрела на Джеза. Он явно помнил больше, чем говорил, но не спешил с этим делиться. Это действовало на любопытство ромуланки, как красная тряпка на быка.
- Как скажешь, - как можно более равнодушно пожала она плечами, переводя трикодер ниже. – Не хочешь поделиться своими подозрениями?
Трикодер показал еще больше признаков недавнего вмешательства в ткани.
-Кто-то ударил меня по голове, а затем сделал… это, - дрожащим от злости голосом ответил Тенма, сжимая кулаки, - Что еще ты видишь?
- То же самое, - тихо отозвалась ромуланка. – Похоже, тебя хорошо перелатали. Но заметил какие-нибудь изменения во внешности? Потому что я бы сказала, что это очень похоже на пластическую операцию. Но когда делают пластическую операцию, то внешность меняют, а ты с утреннего собрания не слишком изменился. Подожди, - она отложила трикодер и потянулась к гипоспрею. – Я хочу узнать, что они еще с тобой сделали. Иначе в происходящем нет никакого смысла!
-Нет, в этом есть смысл, - сквозь зубы проговорил кардассианец, - Значит, Тенек был прав. Зачем это? - он слегка отшатнулся от гипоспрея в руках девушки.
- Тенек? – непонимающе переспросила Делас. – В чем? Не дергайся, пожалуйста, я же еще не закончила! Хочу взять кровь на анализ – может, это прояснит ситуацию, - говоря это, она решительно поднесла гипоспрей еще ближе к шее кардассианца.
Тенма замер, пока ромуланка брала анализ, а затем порывисто спрыгнул с кушетки, громко топнув сапогами по металлическому полу катера.
-Мне нужно выпить, - решительно заявил он, - Прямо сейчас.
- Ты не хочешь дождаться результата и узнать, что же с тобой делали? – Делас удивленно захлопала ресницами. Она аккуратно и очень медленно поместила ампулу с кровью в приемник микроскопа, чтобы случайно не выронить ее трясущимися руками. – Может быть, там нет ничего страшного, тогда и пойдешь. А если есть – ну-у, мы можем придумать лечение…
-От этого нет лечения, - мрачно ответил Тенма.
Брови Делас взметнулись вверх.
- Это… не лечится? И ты хочешь сказать, что уже знаешь, что я там увижу? – ромуланка кивнула на микроскоп и сложила руки на груди. – Вот что, мистер Тенма, это нечестно! Ты меня сам попросил о помощи, а теперь оказывается, что ты и так все знал и ничего не сказал!
-У меня были подозрения, и ты помогла их подтвердить, - жестко ответил Тенма, - Я благодарю, но больше твои услуги не требуются. Тебе все равно не понять, что это такое, когда от твоего состояния нет лечения, и когда твое тело, которое ты знала всю свою жизнь и которому привыкла доверять - потому что если не доверять своему собственному телу, то чему еще? - вдруг становится чужим и ты не можешь контролировать, что с ним происходит.
- Не говори мне, чего не знаешь, хорошо? – вспыхнула Делас и резко вскочила на ноги. – Ты не знаешь, с чем я живу всю жизнь! Так что уж наверное я понимаю, и побольше твоего, - она сделала нервный вдох и продолжила чуть спокойнее: – А еще я знаю, что лечение можно найти почти от всего. Особенно если ты врач, а не солдат. Ну, что это? Давай, удиви меня!
-Что бы у тебя ни было, у меня все гораздо серьезней, - процедил Тенма, - Если конечно, твоя мама не была вулканской шпионкой.
- Пф, конечно нет, она была ромуланкой! – Делас даже рассмеялась от такой глупости. – Причем тут это вообще, это же не смертельно и даже не болезнь. Ты же не хочешь сказать, что… - она покосилась на пробирку с кровью – та определенно не была зеленой. Брови Делас на мгновение сошлись на переносице, а потом девушка просияла: - Речь идет не о какой-то болезни, да?
-Это хуже, чем болезнь, - мрачно провозгласил Тенма, - Слушай, мне правда очень хочется в бар. Если хочешь, можешь пойти со мной, только не задавай вопросов.
Делас бросила взгляд на микроскоп. Потом на Тенму. Потом снова на микроскоп.  И снова на Тенму. Вздохнула.
- Ну хорошо, пойдем, - согласилась она, выключая все медицинские приборы. - Но ты просишь о невозможном – я не могу не задавать вопросы. К тому же я ведь все равно все узнаю…
-В данный момент меня это не волнует, - отмахнулся Тенма. А затем они вместе с Делас отправились в “Кварк’с”.
_____________________
Написано Делас и Тенмой

 56 
 : 10 Ноября 2017, 11:06:39 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Ангар 13

На падение Делас ромуланец отреагировать не успел. Нахмурившись, он проводил ее взглядом и поднял валявшийся на полу ее падд. Потом ромуланец медленно встал, и еще пару секунд придвигал к столу свой стул, провожая взглядом Квинтилию, а потом обошел стол и дошел до Самриты, не упуская из виду также и Освальда.
- Мисс Баккер, надо обсудить и согласовать один важный вопрос, и с Освальдом еще желательно.
- Какой? – Самрита вновь вздрогнула – это была уже выработавшаяся реакция на появление Ракара. Она задвинула свой стул и сложила руки на груди, принимая защитную позу.
- Я сейчас пойду в СБ, по поводу Иламы Толан. И там у нас в СБ висит заявка по части исчезновения Тенмы. Если будут вопросы, что мне говорить? Что все в порядке, мы его нашли, и нет никаких проблем или какую мы выберем стратегию? – ответил Ракар.
Землянка тоже проследила взглядом Освальда и помахала ему рукой, чтобы он подошел.
- Я… понятия не имею, - опешила Баккер. – Почему вы меня спрашиваете? Ну скажите, что Джез нашелся и сам обратится в СБ, если потребуется…
Освальд поймал взгляд Самриты, кивнул и быстро подошёл к ней.
- Что-то случилось? - спросил он, перводя взгляд с девушки на ромуланца и обратно.
Самрита выразительно посмотрела на ромуланца:
- Решаем, говорить ли службе безопасности о Тенме, и что именно, - хмыкнула девушка. - Я считаю, что он сам расскажет, если посчитает нужным.
- Я предлагаю не поднимать эту тему вообще, а если уж придётся, то хотя бы не упоминать о  нашем походе к доктору Глессину. Не врать, а именно не упоминать. Если в СБ не станут спрашивать, то и вы ничего не говорите, если же станут... хм... - кадет на несколько секунд задумался, а потом на его лице появилось дружелюбное выражение лица, а в тоне голоса появились слегка извиняющиеся нотки, - "Да, мы просим прощения за то недоразумение, наш коллега нашёлся, с ним всё в порядке. Надеюсь, мы не доставили вам неудобств?.." - скажите что-то в этом роде, и, надеюсь, от вас отстанут.
- Я спрашиваю вас двоих потому, - начал отвечать ромуланец на вопрос Самриты, прежде чем Освальд подошел, - что вы координировали операцию и руководили ей, и продолжаете это делать, и потому, что необходимо определиться с общей версией для службы безопасности.
- Хорошо, - выслушав Освальда, ответил Ракар, тему не буду поднимать, но если начнутся вопросы более предметного характера, ведь в коридорах станции у СБ есть камеры, то врать и что-либо отрицать я не буду. Хорошо, спасибо, - Ракар коротко кивнул обоим кадетам и пошел на выход.
Самрита проводила ромуланца задумчивым взглядом и вздохнула.
- Я бы не стала ничего говорить, - произнесла она, обращаясь к Освальду. - А то мы только запутаем ситуацию.
Чуть помедлив, она кивнула на дверь:
- Пожалуй, я тоже пойду - этот день длится уже вечность, а я ничего не успела!
- Подожди, - тут же отреагировал Освальд, поймав девушку за руку, после чего посмотрел по сторонам, убеждаясь, что стоящим рядом кадетам было чем заняться, и они не станут совать свои носы в их дела, - ты свободна вечером, скажем, часов в девять? Приходи в голокомнату, я приготовлю для тебя сюрприз.
- Да? - губы Самриты сами собой растянулись в улыбке. - Конечно, я с удовольствием... Ой! - вспомнив о чем-то, она помрачнела. - Давай в 10, хорошо?
Молодой человек пожал плечами:
- Хорошо, давай в десять!
- Замечательно! – Самрита было подалась ближе, но оглядевшись и поняв, что они не одни, быстро сделала шаг в сторону, неловко заправила прядь волос за ухо и помахала на прощание рукой, прежде чем тоже скрыться за дверью.
Освальд, изображая саму серьёзность, кивнул на прощание и, проводив девушку взглядом, двинулся в сторону Квинтилии. В конце концов, давать коллеге задания по проекту теперь было его обязанностью…

***

Квинтилия медленно шла к выходу из ангара.
- Квинтилия! - окликнул трилла землянин и прибавил шаг. - Есть дело.
Девушка обернулась и вопросительно посмотрела на Освальда.
- Это по поводу задания, - пояснил кадет, - исполняю взятые на себя перед коммандером Планксом обязанности. Я тут подумал: ты ведь потом вернёшься в Академию, на командное отделение, где твои способности систематизировать информацию и распределять обязанности будут весьма кстати. Значит нельзя их забрасывать, но надо и социальные навыки развивать, так что... что если ты представишь завтра не только свою идею, но и идеи других участников в виде одного общего доклада? Сводную таблицу сделаешь и всё такое... Количество - на твоё усмотрение, можешь хоть всех нас опросить и составить единый доклад на группу, а можешь ограничиться только теми, с кем тебе проще найти общий язык. Заодно увидим, что ты предпочтёшь - сложность или комфорт, или же нащупаешь баланс.
-Я думала, каждый просто выскажет свою идею, а потом мы будем голосовать… - произнесла девушка, - Но если ты даешь мне задание - я должна его выполнить. Я организую выборы темы презентации для тебя, Самриты и Акриты.
- Так и будет: идеи будут озвучены, а потом мы проголосуем, - кивнул Освальд, - твоя задача - сделать процесс более... упорядоченным, что ли. Может ведь случиться так, что нескольким участникам придёт в голову одна и та же идея или две очень близкие. Хорошо бы их отправить представлять их вместе, ну или друг за другом, а для этого, прежде всего, надо знать, кто что придумал. Да, и не забудь обсудить детали с координатором Рилл.
-Хорошо, - покорно кивнула Квинтилия.
- Больше не буду тебя задерживать, - кивнул Освальд, - удачи!

________
С Освальдом, Квинтилией и Ракаром

 57 
 : 09 Ноября 2017, 09:26:12 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
Ангар 13

Утара сокрушённо покачала головой – судя по всему, она была согласна скорее с землянином, чем с вулканцем.
– Самрита, Освальд, вы оба правы, – сказала болианка вслед за тем. – Это очень личный вопрос – это так. И это очень серьёзный вопрос – это тоже правда. Более того, я думаю, что и Джез не избавился от угрозы, и если мы по крайней мере поможем ему восстановить действительные события, которые мы, здесь присутствующие, и так все знаем, это послужит его безопасности и не будет с нашей стороны бестактным. На счёт остальной, личной, информации, обсуждать её с нами или только с Тенеком, это должен решить сам Джез. Это его и только его право. Согласны? – болианка выжидательно посмотрела на кадетов.
Самрита молча кивнула.
- Мэм, если позволите, сначала хотелось бы кое-что зафиксировать, - снова заговорил Освальд. - Всё это дело касается некой медицинской информации о состоянии Джеза. Причём это настолько серьёзная тайна, что ради неё можно похитить человека и, как, думаю, можно предположить, стереть ему память, когда тот подобрался близко к этой самой тайне. Думаю, будет правильно, если дальнейшее погружение в эту ситуацию будет, во-первых, с согласия самого Джеза, а во-вторых, исключительно на добровольной основе. Это ведь не официальное задание проекта, так? Поскольку это всё может оказаться смертельно опасным, если мои подозрения окажутся верны, даже обсуждать эту тему не стоит тем, кто не готов погрузиться в разгадку этой тайны с головой.
-Так-так, погодите! - покрутил головой Тенма, - Мне все еще кажется, что это какое-то недоразумение. Что вы все такие серьезные? У меня нет никаких жалоб и претензий ни к кому. Но так и быть, я прослушаю вашу “важную запись”, затем поговорю с каким-нибудь врачом, только еще не решил с каким. И затем уже буду решать, насколько все серьезно. Если вы пока хотите поиграть в охрану Тенека - давайте, развлекайтесь. И не пора ли закончить это собрание? Оно как-то очень затянулось.
- Ты хочешь прослушать ее здесь и сейчас, или нам просто тебе ее отдать? - уточнила Самрита.
-Я был бы благодарен за приватность, - проворчал Тенма, - Послушаю в своей каюте.
Самрита выразительно посмотрела на Освальда и приподняла бровь – сейчас запись была только у него. 
- Хорошо, сейчас, - кивнул Освальд и передал кардассианцу принесённый с "Анадыря" падд, куда был заблаговременно перемещён файл с записью.
Тенма коротко кивнул и взял падд.
-Есть что-то еще на повестке собрания, мэм? - обратился он к болианке, - А то я бы хотел пойти послушать это, чтобы догнать вас всех в плане осведомленности…
– Даже прослушав запись, ещё не догоните, – вздохнула Утара, – так что после прослушивания приходите к любому из нас за предысторией. К кому-то, кому вы достаточно верите, или… в общем, к любому или к любым, если захотите расспросить нескольких.
Болианка снова открыла падд, проверяя, всё ли необходимое сказала кадетам, и обнаружила, что пропустила важный пункт. Хотела привычно ругнуть себя, но потом решила, что в такой нервотрёпке только суперагент сумел бы не ошибиться.
– Итак, ваши задания на завтра, – сказала Утара, отрываясь от падда. – Первое вы уже слышали: обдумать, на какую тему было бы хорошо сделать презентации для второго тура; обдумать и предложить свою лучшую идею. Второе – решить, какой из двух катеров вы оставите для продолжения модификаций, а какой вернёте станции. Можете решить все вместе и сообщить мне своё решение, а можете решить каждый сам за себя и проголосовать на общем собрании – как пожелаете. И на этом… кажется, всё. Жду вас завтра в 12 часов здесь же.

Самрита вздохнула и потерла руками виски: слишком много информации свалилась за них сразу после регаты. Она представляла себе этот день другим – в нем было много ленивого отдыха, немного ремонта катера, и уж точно не было убийства коммандера и кардассианских секретов. Единственное, что ее радовало, это новости о собственной победе – и последние 10 минут она думала вовсе не о докторе Глессине и медицинских секретах, а о том, что же она выберет в качестве награды, если ей предоставят такой же выбор, как Перим.
Кадеты начали собираться и постепенно покидать помещение. Делас поспешно подхватила свою сумку и тоже собиралась быстро выйти, но вместо этого неловко зацепилась за кресло, когда вставала, и вместе с ним упала на пол.
- Прошу прощения, - смущенно пробормотала она, поднимаясь на ноги и отворачиваясь. И прежде, чем кто-либо успел что-то сказать, направилась прочь, чуть заметно прихрамывая.
Остановившись около Джеза Тенмы, ромуланка опустила на консоль перед ним коммуникатор и негромко проговорила:
- Можешь обращаться по любым медицинским вопросам, если понадобится, - после чего в толпе остальных кадетов вышла из зала. Выпавший из ее сумки падд так и остался лежать у ножки стола, незамеченный своей владелицей.
-Подождите! - Тенма быстро подобрал со стола коммуникатор и бросился из ангара вслед за ромуланской участницей Делас и скрылся в коридоре.
___________
с кадетами и Утарой Рилл

 58 
 : 09 Ноября 2017, 09:25:36 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
Ангар 13

Утара вывела результаты на большой экран и, ознакомившись с ними, повернулась к Самрите:
– Итак, подавляющее большинство проголосовало за вас! Как только я узнаю, в чём именно заключается обещанное поощрение, я обязательно об этом объявлю, а пока – мои поздравления.
Артур отклонился на своем стуле так, чтобы видеть Самриту:
- Молодец, Сэм! Поздравляю! – с улыбкой произнес кадет.
Самрита недоверчиво смотрела на экран, с каждой секундой чувствуя себя все более неуютно. Ей хотелось спрятаться под стол, но это выглядело бы… странно. Вообще, любая ее реакция сейчас выглядела бы странно, и больше всего ей хотелось, чтобы кадеты перестали на нее смотреть. Хоть Самрита в глубине души и считала себя достойной награды, ее удивило, что и остальные посчитали так же, и теперь она не могла перестать думать: кто же на самом деле проголосовал за нее? Какие у него были мотивы? Что он на самом деле думает?
Она нерешительно посмотрела на советника: та ожидала от победителя какой-нибудь речи, но Самрита не надеялась победить и потому никакой речи не приготовила. Это было очень неловко. И все же… И все же она была довольна.
- Спасибо, - пробормотала землянка. – Я… Я не ожидала. Мне сложно сейчас что-то сказать, но я приятно удивлена таким решением и… Спасибо вам всем, - она совсем смутилась и опустила голову. Хорошо, что хотя бы ей не надо сейчас решать по поводу приза. Чуть собравшись с мыслями, она продолжила уже более уверенно: - Я считаю, что мы все приложили усилия для победы в регате, и выбрать кого-то одного было сложнее, чем я думала. Мы все большие молодцы, что вообще решились участвовать в этой регате, что вместе работали над катерами и придумывали общую тактику, что справились со всеми трудностями, - она быстро посмотрела на ромуланку, - и что пришли первыми. Я не буду называть имен, потому что это вы все, кто участвовал в регате, и нельзя сказать, что кто-то из нас приложил больше или меньше усилий. Я не знаю, почему вы выбрали меня, но… но это очень меня тронуло, - она сделала паузу, чувствуя, как на глаза накатывают слезы, и пару раз быстро моргнула.
Ромуланец смотрел на Самриту через стол.
- Ты, Сэм, одна из тех, кого следовало справедливо выбрать. Но я надеюсь, что твой приз не сделает так, что у тебя не останется времени на нас всех и на проект. Пусть останется.
Освальд не без удовольствия смотрел на происходящее, но сам не стал ничего говорить, а только бросил быстрый взгляд на победительницу и подмигнул ей. Теперь у них вечером будет на одну тему для обсуждения больше... а может и не на одну.
М’Кота, которая так до конца и не решила, правильно она сделала или нет, облегчённо вздохнула: выбор ей показался справедливым, ведь это точно был один из тех людей, которые много и увлечённо трудились и заслуживали победы. Другие тоже не остались совсем уж не отмеченными, хотя клингонке и было немного жалко, что им не досталось хотя бы голосом-двумя больше, просто за-ради вселенской справедливости.
– Всё честно, – подтвердила она, – ты заслужила.
- Спасибо, - Самрита быстро улыбнулась, задержав взгляд на Освальде. – Советник, тогда я подойду к вам попозже по поводу поощрения? – уточнила она. – Не хочу сейчас задерживать собрание.
– Конечно, – кивнула Утара. – Раз так, давайте продолжим? И, кажется, теперь настало время дел злободневных, – она перевела взгляд на Ракара, ведь в он был первым, кто утром задал ей вопрос о показаниях. – Перед брифингом я посетила Иламу Толан. Она признала свою вину. Тем не менее, я сделала после разговора с ней тот же вывод, что и мистер Ракар: её заставили. У меня тоже нет доказательств, но я думаю, что в этом он прав. Так или иначе, те, кто хотел дать показания службе безопасности, могут поговорить с лейтенантом Т’Мир. Надеюсь, это окажется полезным.
Произнося эти слова (с некоторым трудом, поскольку тема её очень волновала), советник параллельно думала о той обмолвке, которую совсем недавно сделал доктор Глессин, и не могла отвязаться от вопроса: в чём же он был сообщником гала Дохиила, и насколько же серьёзно было то загадочное дело, если гал, посол и просто солидный кардассианец мог пожелать от своих сообщников избавиться?
Ромуланец коротко кивнул Утаре Рилл, и посмотрел в стол. Лицо его ничего не выражало.
Самрита тоже сосредоточенно кивнула. У нее в голове не укладывалось, почему должна быть разница, заставили ли убить или убийство произошло по другим мотивам, если результат все равно один, и коммандер Мори мертва. Впрочем, идти в СБ или навещать в тюрьме бывшего координатора она все равно не собиралась, и для себя решила, что для нее эта тема закрыта.

Кадеты молчали, и Утара сполна ощутив напряжённость обстановки, перешла к последнему вопросу.
– И последнее, – сказала она, – То, что случилось сегодня с Джезом. – Болианка перевела взгляд на кардассианца и мягко произнесла:
– Я не хочу навязывать вам какое-либо предвзятое мнение, но сегодня случилась довольно странная вещь. Поэтому я предлагаю вам опросить нас всех как свидетелей и самому сделать нужные выводы. Я не должна и не хочу участвовать в закулисных интригах, поэтому предпочитаю дать вам в руки все факты, которые оказались известны нам. Я понимаю ваше возможное недоумение, но какой последний момент сегодняшнего дня  вы помните?
Кардассианский гил задумался и почесал переносицу, прежде чем ответить на вопрос Утары.
-Я помню утреннее собрание на этом самом месте, - наконец, осторожно выдал он, - Остальное… как-то не очень.

Ромуланец осторожно, не поднимая головы, посмотрел на кардассианца. Доктор Глессин не терял времени даром, судя по всему. А что, если его милая оговорка о гале Дохииле каким то образом действительно связана со всем заговором, и не случится ли с Тенмой тоже самое, что случилось с Иламой Толан? Что, если он уже запрограммирован кого-то убить? Только какое ко всему этому имеет отношение некоторое странное внутрисемейное дело? Может, все наоборот, и доктор, напротив, стер из памяти Тенмы запрограммированное задание?  Он же довольно искренне его пытался спасти. Положительно, во всем этом немедленно надо было разобраться.
Самрита замялась и встретилась взглядом с Освальдом.
- Ну, вообще-то мы вели запись всего, что слышали по связи, - негромко проговорила землянка. – Наверное, это поможет частично восстановить события, хотя лично мы ничего не поняли. Пока у меня сложилось впечатление, что единственный, кто знает, что здесь происходит – это Тенек. И доктор Глессин, конечно, но его на этом собрании нет.
Слова о записи оказались для болианки приятным сюрпризом: словам товарищей по проекту Джез вовсе необязательно должен был верить, а вот документальное свидетельство – вещь упрямая и её трудно опровергнуть.
– Тогда давайте сейчас послушаем вашу запись, – предложила Утара, – а потом я коротко расскажу о том, что было перед этим... вы ведь начали записывать уже после того, как служба безопасности отказала нам во второй раз? Или раньше?
- С того момента, как вы зашли в каюту доктора Глессина, - пояснила Самрита. – Запись у Освальда. Вы уверены, что мы снова должны прослушивать это при всех? Я имею в виду – мы, конечно, и так все слышали, и я не знаю, насколько это правильно – все это показалось… личным, семейным делом.
- Послушайте, дело очень серьёзное, - поднял руку Освальд, привлекая внимание. - Вы знаете про двух здоровенных и вооружённых наусиканцев, вы все знаете, что коммуникатор Джеза был найден в коридоре и со следам наусиканской ДНК. Считайте меня параноиком, но я уверен, что этот доктор представляет серьёзную опасность, и опасность эта угрожает не Джезу, потому что его доктор сам отпустил, а Тенеку. Тенек крайне безрассудно и без предварительного согласования рассказал о том, что знает некую тайну доктора Глессина, а также о том, что больше об этом не знает никто, кроме Джеза, с памятью которого что-то произошло. А это значит, что на Тенека могут совершить нападение с целью убийства или же стирания памяти. Нам надо быть к этому готовыми, прежде всего.
– Учитывая, что вопрос стоял о жизни и свободе мистера Тенмы, сообщить о своей осведомлённости было правильным решением, – негромко возразил Тенек.
____________
с кадетами и Утарой Рилл

 59 
 : 08 Ноября 2017, 10:04:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Утара Рилл
Ангар 13

Ракар молча смотрел на открывшийся перед ним список кадетов. Слова нового координатора Утары Рилл о выборе победившего участника – были интересны и новы для него. Это был еще один аспект в его понимании Федерации, как она есть. Слишком разнообразной, слишком не однозначной, одновременно и чуждой, и близкой. Слишком неоднозначной, чтобы просто назвать ее врагом, имеющей слишком много всего, слишком много зацепок для нахождения параллелей, и слишком много того, что вызывает непримиримые столкновения. Федерация изменчива и не статична, с одними из них можно иметь дело, с другими нет. Другие государства в целом имели похожие определения, но каждый по своему, и неуловимую разницу в мелочах, однако Федерация, была уникальна в своем разнообразии и никогда не следовало упускать возможности познания. Однако отвлеченные мысли о новом опыте, который он получил после высказывания Утары Рилл, Ракар вернулся к необходимости выбора. И не мог выбрать одного. Как он и сказал раньше – было трое лучших, которые по праву должны были занять первое место – разделить его. Трое – это Самрита Баккер, благодаря которой было сделано все техническое оснащение, классная инженерная работа, по модификациям и внедрению всех технологий, позволивших осуществить то, что было осуществлено. Акрита – придумавшая маневр, принесший победу, маневр, позволяющий ускорить один корабль благодаря второму. Этот маневр был не для регаты, он был для боевой ситуации, для любой другой ситуации, где один из кораблей должен ускориться, во Вселенной может случиться множество ситуаций, где это можно применить, и это тоже уникальная идея. И, наконец, Квинтилия Перим, снова проявившая способности к дипломатии и эмпатии, которая в критический момент смогла уладить и разрулить ситуацию, грозящую полным выходом "Амазонки" из гонки. А выход "Амазонки" из гонки привел бы к тому, что "Анадырь" некому было бы толкнуть.
Итого - без Самриты Баккер не случилось бы технической возможности, без Акриты – не случилось бы победного рывка вперед, без Квинтилии "Амазонка" потерпела бы полный крах, он сам, Ракар, проиграл бы все, если бы не она, девушка-трилл, которая не в первый уже раз помогла ему понять важное.
И нельзя было исключать из этого списка ни Макдауэлла, ни Тенму, ни Хену. Потому что без первых двух – не случилось бы двух кораблей.
И Ракар не мог разделить это общее. Не только по такой причине. Перед ним ясно стояло воспоминание о том, как он пришел к Квинтилии поговорить, а она стояла перед промышленным репликатором. Она тогда сказала – что это ее работа на станции – она настоящая и важная, и у нее нет времени на праздную болтовню с ним, ромуланцем. А потом, ей понадобились стимуляторы, чтобы все успеть. Он бы выбрал ее и проголосовал за нее, потому что он не справился бы без нее. Но он не хотел, чтобы такое повторилось. А любой другой победивший тоже фактически перестанет быть тем, с кем можно будет поговорить, он зашьется в спешке все успеть. Этого не должно быть. Это голосование на выбывание из проекта. Потому что не всякая победа – действительно победа. Иногда победа имеет свою цену. Ракар несколько секунд внимательно смотрел на профиль Квинтилии, на ее пятнышки, уходящие за воротник, на ее коротко обрезанные волосы, на манер Энн Уильямс, а потом резко повернулся к столу и нажал кнопку "против всех". Такова была справедливость в его исполнении.

Артур после недолгого размышления о сути бытия – выбрал Самриту Баккер. Она заслужила победу.

Освальд долго думал над тем, за кого проголосовать. Просто так отдавать голос за Самриту, руководствуясь личной привязанностью, было неправильно, поэтому кадет рассматривал разные варианты.
Первой мыслью был Джез - ведь это была именно его идея изначально. Проект мог бы и не участвовать в регате, не расскажи кардассианец о ней тогда... вот только в самой регате он участия не принимал, а значит отдавать голос за него было бы не совсем честным.
Сразу же Освальд подумал про Ракара - ромуланец вышел на регату, потеряв сорок процентов команды, а потом ещё их команда столкнулась с командой Делас, и им пришлось импровизировать... но они всё равно пришли к ним в последний момент и помогли осуществить задуманное... однако, землянин не мог отделить вклад одного члена команды "Амазонки" от другого, поэтому отдавать голос Ракару могло быть не совсем корректным.
Молодой человек опустил голову на ладони и закрыл глаза. Надо было голосовать за члена своей команды - это очевидно, оставалось только определить, за кого именно. Снова первой на ум пришла Самрита, и вновь Освальд отогнал эту мысль: голосовать за любимую девушку просто так нельзя... даже несмотря на то, что эта самая девушка несколько раз сделала невозможное на регате. Однако, отделить личное от рабочего не удавалось, поэтому кадет подумал о других членах команды.
Самым очевидным кандидатом была Акрита - именно она придумала манёвр, позволивший им всем добиться своей цели и эффектно финишировать. Без неё их участие могло бы закончиться ничем... с другой стороны, Артур и М'Кота храбро рисковали своими жизнями в открытом космосе и на Джераддо, а также оказывали необходимую поддержку на остальных контрольных точках...
Освальд устало потёр лоб и потянулся к кнопке "Воздержался", поняв, что не может выделить кого-то одного из них. Остановив палец всего в паре миллиметров от экрана, кадет вздохнул и нажал на имя Самриты. Без неё случившегося точно не было бы: именно на её плечах лежала основная нагрузка по доработке катеров, а без двух катеров не было бы двух команд, и события развивались бы совершенно иначе, а значит и ответ на вопрос "Чей вклад был самым весомым?" очевиден - вклад Самриты.

М’Кота хмурилась за своим монитором, хотя сама же и голосовала за то, чтобы победитель был один. один - да, но вот какой? Двумя самыми очевидными кандидатами были Самрита и Акрита. Одна сшила между собой лоскутное одеяло из всех их идей, соединила между собой казалось бы несоединимое, и без неё участие в регате вообще было бы невозможным. А другая? Акрита придумала нечто совершенно новое. Маневр, которого до сих пор не существовало, который родился благодаря регате, но наверняка должен был по-настоящему пригодиться не на соревнованиях, а в реальной жизни: во время исследований, спасательных миссий, на поле боя. Это был прорыв, который можно было сравнить с самыми знаменитыми тактическими решениями прошлого, и М’Кота чувствовала себя не своей тарелке при мысли, что он может остаться неотмеченным. После долгих колебаний она в конце концов выбрала Акриту.

Тенек рассуждал совершенно противоположным образом. Его кандидатами были Самрита и Ракар – люди, которые сделали максимальный вклад именно в подготовку к регате. Без усилий каждого из них полноценное участие в регате просто не было бы возможным! Ракар добился участия второго пилота, который потом волею судьбы стал первым, подменил на посту командира Джеза Тенму, хотя совершенно не готовился к роли капитана и был вынужден импровизировать, а позднее взял на себя ответственность за решения во время конфронтации с «Фениксами» и это было далеко не всё… с точки зрения Тенека всё это нельзя было замолчать. Тем не менее вулканец ясно сознавал, что если бы не усилия Ракара, на старт не вышел бы один катер (или вышли бы оба, но один в ещё более ослабленном составе), если же устранить переменную в виде усилий Самриты, ни одна из их команд не смогла бы даже заявить о своём участии. В конечном счёте Тенек выбрал Самриту.
_______________
с кадетами

Голоса:
Самрита -> Освальд
Делас -> Ракар
Тенма - > Самрита
Освальд - > Самрита
Артур - > Самрита
Тенек - > Самрита
М’Кота - > Акрита

Акрита, Хена, Ракар, Квинтилия, Жантарин, Брол, Крим - воздержались

_

 60 
 : 08 Ноября 2017, 10:03:16 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Утара Рилл
Ангар 13

Самрита задумчиво уставилась на появившийся перед ней экран. Она знала только одно – кнопка «воздержался» была не для нее. В регате были те, чье участие следовало отметить, и они были достойны получить награду. По правде, девушка считала и свой вклад важным и значительным, но называть свое имя было бы ниже ее достоинства. В остальном же выбор был нелегок – она несколько раз заносила палец то над одним, то над другим именем, и всякий раз что-то ее останавливало. В какой-то момент девушке надоели эти метания, и она нажала на то имя, к которому склонялась к самому началу. Может быть, это был не самый объективный выбор, но у нее были свои причины… которые она предпочла бы оставить при себе. И Самрита была уверена, что этот человек заслужил победу.
Решение далось Делас просто. Едва перед ней появилось табло, она нажала на кнопку выбора, практически не раздумывая. Других вариантов и быть не могло!
Акрита еще некоторое время размышляла над словами Утары, насчет вклада многих в победу одного. Что-то было в этом, но… В ее понимании победа состояла совсем не в большинстве голосов на выборе. В успешно законченной миссии, в спасении чьей-то жизни или судьбы, даже просто в помощи другу в трудную минуту – да. А ценность вот этого формального голосования была явно недоступна пониманию андорианки. Поэтому она просто нажала кнопку «воздержаться», еще раз окинув взглядом список товарищей, каждый из которых внес свой уникальный, неповторимый и ценный вклад, который Акрита не могла сравнить и оценить по сумме баллов.

Тенма едва обратил внимание на панель с выбором, которая появилась у него на столе. Вместо этого он, сузив глаза, пристально оглядывал товарищей по проекту, пытаясь решить, чье продвижение будет выгоднее всего.
Да, раньше повышение уже получила Квинтилия Перим, и она не справилась с нагрузкой и ответственностью. Но кардассианец не был согласен с тем, что это можно считать практикой, которая что-то показывает. Один случай - это еще не закономерность.
Раз они столько времени проводили на федеральной станции, повышать следовало федерата. Тенма слышал из воспоминаний остальных, что раньше в проекте был энсин по фамилии Соммерс, но сам с ним познакомиться не успел. Теперь остались только кадеты, не имеющие высоких доступов и полномочий. Если кто-то из них досрочно поднимется на первую офицерскую ступеньку - это принесет команде пользу. Офицер всегда может больше, чем не офицер. Они получат хоть какой-то доступ к информации и не будут сидеть в темноте, как в этой ситуации с убийством начальницы станции. Они получат офицерский код доступа - пусть маленького уровня, но это лучше, чем ничего.
Но даже если победивший кандидат решит не получать повышение, а захочет работать на станции - из этого тоже можно будет извлечь пользу. Как персонал ДС9 ему обязательно тоже дадут какой-то доступ и будут больше рассказывать внутренней информации, и, конечно, охотнее это будут делать, если кандидат будет из Федерации.
Поэтому в своих размышлениях Тенма сразу вычеркнул М’Коту, Ракара и себя как инопланетян. Затем он вычеркнул Тенека, поскольку тот был гражданским, и девицу с Трилла, потому что с ней вообще ничего не было понятно.
Осталось 5 кадетов Звездного Флота. Теперь нужно было подумать, чья специальность потенциально принесет больше пользы. Психология и медицина - сразу нет, поэтому была вычеркнута Хена. Пилот… интересно, кем она может работать на станции? Возить грузы? Управлять ремонтным дроном? Ничего интересного. И Тенма вычеркнул Акриту.
Затем он посмотрел на Самриту Баккер. У нее был сложный характер, но она была смелой, работящей и не опускала руки в сложных ситуациях, это произвело впечатление на Тенму на Волане II. Ему захотелось отдать свой голос Самрите. Были ли это только эмоции или в этом была логика? Инженер может ходить везде на станции и подключаться к чему угодно.
Кроме инженера оставались еще два тактика - Освальд и Лайтман. Сомнений в пользе этой специализации не было, нужен был просто один из двоих. Если кого-то назначат работать в операционный центр или в офис Службы безопасности - это будет замечательно, сколько возможностей это откроет! Доступ к внутренним сенсорам станции и в бригу, как минимум. Если им понадобится что-то или кого-то искать - у них будет свой человек в нужном отделе.
Освальд был лучшим другом Тенмы, и ему тоже хотелось отдать голос, тем более, что в регате он был капитаном. Но у Лайтмана была и другая специальность - командная, это плюс. Но в последнее время этот землянин выглядел таким депрессивным… это минус.
Итак, трое. Тенма подумал еще и выбрал Самриту.
_______________
с кадетами

Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS