* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Июля 2017, 21:27:57 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 01 cентября 2384 года, день
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10
 51 
 : 26 Июня 2017, 11:30:33 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

- Девочки, познакомьтесь пока с капитаном «Нового поколения», который нас любезно пригласил. И узнайте, куда они дели того симпатичного кардассианца, я так надеялась с ним пообщаться! – бросила Делас через плечо и вернулась к своим показаниям: - Фиксирую легкое сотрясение головного мозга и… что вы делали с его рукой? Ладно, заживет, но в следующий раз поаккуратнее, если этот вулканец вам нужен. Ну поехали, - она с азартом приступила к лечению, не давая Тенеку никакой возможности вырваться или помешать ей. Впрочем, он мог видеть, что несмотря на странное поведение ромуланки, действует она уверенно и профессионально: по крайней мере, он бы делал то же самое. Чего ей определенно не хватало, так это врачебного такта.
- Мы, кстати, так и не познакомились, - проговорила она, методично водя кожным регенератором вдоль поврежденных ожогом тканей на груди Тенека, только вот обращалась не к вулканцу, а к триллу: - Меня зовут Делас. А у тебя есть симбионт?
-У меня… - начала Квинтилия, застигнутая вопросом врасплох.
Но сегодня был явно не ее день, и договорить она не успела.
 
Говорят, самые невыносимые пациенты – это врачи, и это – чистая правда. Даже если они не брыкаются, не ворчат и не возмущаются, когда вы их лечите, вы можете быть уверены, что они крайне недовольны происходящим. Можете себе представить, что вы – астрофизик, которому снится, что он стал космической частицей, и другие физики его изучают? Примерно так же чувствует себя врач, когда становится пациентом. От того, что порядок вещей встал с ног на голову, у врача сразу же портится настроение. А теперь представьте себе, что вы не только стали космической частицей, но к тому же ещё и понимаете, что всё происходящее правильно и вам совершенно нечему возмущаться? Вот то-то же.
Тенек понимал, что никаких логичных причин для протеста у него нет, поэтому терпеливо позволял себя лечить, только внимательно следил, всё ли делается правильно. Всё делалось правильно, поэтому оставалось только терпеливо ждать, когда он наконец-то совершит обратное превращение.
- Сейчас будет больно, - предупредила Делас. Дело двигалось к самому ответственному и важному как в вулканской, так и в ромуланской физиологии – уху. – Так что не дергайся, - а потом подняла на Квинтилию полный надежды взгляд: - У тебя-я? Ну пожалуйста, пожалуйста, пусть будет!
-Нет… - вздохнула Квинтилия и начала стремительно краснеть, - Наверное, уже не будет.
- Ну вот, - искренне расстроилась ромуланка. – Всегда хотела изучить трилла с симбионтом, но они почему-то меня пугаются. Вот и наш, кхм, неважно, - она замялась и отвернулась к пациенту. – Это ведь быстро и почти не больно… В общем, никто не хочет помогать науке. Ухо готово! – громко объявила Делас. - А вот сотрясение я за две минуты не вылечу, хоть оно и не сильное. Так что придется лежать и не дергаться, пока я не разрешу. Итак, - она обернулась к Квинтилии и заговорщицки на нее посмотрела: - Как так получилось, что вы выбрали капитаном ромуланца? Я же знаю, федераты нас не слишком любят. Кстати, Перим – это имя или фамилия? У вас с этим как-то сложно, я постоянно путаюсь.
-Это фамилия, - непонимающе нахмурилась трилл, - То есть мое семейное имя… А Ракар… ну, я его не выбирала, так получилось…
Лежать на мостике было затруднительно, так что Тенек остался сидеть в уцелевшем кресле, а вот легкомыслие ромуланки теперь уже шло вразрез с её врачебными обязанностями, и это было неправильно.
– Займитесь мисс Перим и мистером Ракаром, или не мешайте это сделать мне, – чуть суховато сказал вулканец. – Они пострадали меньше, но всё же пострадали.
 
У самого выхода с мостика валялся – ключ-цилиндр, выброшенный с консоли Ракара при жесткой посадке, или, возможно, при ударе, когда все едва могли удержаться за свои консоли. Ракар поднял его и положил в карман. Затем рядом нашел трикодер и дистанционное управление и  взял их тоже. Затем ромуланец пошел на выход к двум девушкам из второй команды, побуждая их выйти на улицу.
- Давайте-ка на свежий воздух, дамы, - сказал он. – Так, какая помощь нужна вашему кораблю? Кто из вас что делает на вашем корабле?- спросил он, прищурившись пристально глядя на ктарианку.
Команда Делас успела присоединиться к своему капитану и Ракару, поэтому на мостике стало немного тесно. Когда Ракар двинулся к выходу, девушкам пришлось отступить назад.
-Наш корабль теперь груда металла, - с досадой сказала азиатка и пнула траву, - Как насчет вашего? Я, кстати, инженер, я могу помочь вам починить все.
-Даааа… - беззлобно проворчала ктарианка, - Такой инженер, что мы потеряли управление и врезались в этих.
-Что?! - возмутилась хрупкая азиатка, - Думаешь, легко найти работающие схемы джем’хадарской системы дополненной реальности? Я дорабатывала как могла, многое пришлось додумать. И потом, настроить на твою физиологию тоже было не просто. И это ты решила пролететь совсем близко и показать крутой маневр! Выпендрежница…
-От горшка два вершка, а выступает, - пожала плечами ктарианка.
Ромуланец с интересом смотрел этот спектакль, переводя взгляд с одной девушки на другую. Он уже наверняка понял, что это спектакль. Его паранойя, утихшая от присутствия рядом с ним тех людей, которым верил, одну из которых он любил больше всего на свете.. кроме, несомненно, Ромуланской Империи, теперь взыграла полным цветом. Ракар понимал, что маневр уклонения это команда могла бы сделать без труда, просто изменив курс.
Итак, землянка была инженером, а ктарианка пилотом. Ктарианка была жеманной женщиной легкого поведения, очаровавшая Рроу. И теперь она была совсем другой. И теперь ромуланец быстро набирал команды на дистанционным управлении, блокируя свою консоль, блокируя консоль тактика, блокируя консоль Перим, заставляя ее вновь ввести свой пароль, чтобы получить доступ.
Еще множество страшных параноидальных мыслей родилось в его мозгу.
- Ага... значит большие и интересные корабли и прочие штуки, - сказал он, давая понять ктарианке, что он примерно помнит ее слова, когда она пыталась войти вместе с Рроу в ангар с катером “Анадырь”. – Все ясно.
Ракар бросил быстрый взгляд на дымящийся вдали их корабль.
- Мы не оставим вас здесь. Вы полетите с нами. Каковы ваши планы? Вы собираетесь проходить этот чек-поинт, или выйдете из регаты?
-Ура! - азиатка захлопала в ладоши и крикнула, обращаясь вглубь катера, - Капитааааан! Они берут нас с собой! Нам даже не пришлось уговаривать!
-Нам нужен корабль, - спокойно пояснила ктарианка, - А вам явно нужны люди наших специализаций. Капитааааан! Можно мы уже снимем скафандры? Тут жарко!
-Тебе бы только что-то снять, - толкнула локтем подругу землянка.
__________
С Тенеком, Квинтилией, Делас и ее командой

 52 
 : 26 Июня 2017, 11:26:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
Их спор прервал стук в дверь катера - гуманоид уже преодолел разделяющее катера расстояние и теперь подошел к «Амазонке».
Вот чего им сейчас не хватало, так это споров и ругани. Очень несвоевременно. Но у Ракара не было сейчас ни сил ни времени на то, чтобы злиться и спорить со всеми.
- Потерпите еще немного, Тенек, - сказал Ракар и отошел от вулканца, бросился к шлюзовым дверям катера. Его белая форма спереди была заляпана кровью вулканца, руки Ракара были в собственной крови, от осколков, сыпавшихся сверху. Теперь он шел открывать дверь возмущенным инопланетянам и готовился дать им такой отпор, что мало им не покажется.
Ромуланец нажал на кнопку у двери, дверь отъехала в сторону.
Теперь Ракар мог рассмотреть стоящего перед ним инопланетянина еще лучше: он был на голову ниже ромуланца, а серебряный скафандр и зеркальный шлем должны были смотреться очень впечатляюще, но теперь скафандр был скорее серым и в некоторых местах прожженным, а по шлему мелкой паутинкой разошлось множество трещин. Инопланетянин заговорил, но Ракар услышал только странные звуки, похожие на щебет птиц, которые универсальный переводчик не смог распознать.
Ракар спрыгнул из катера на землю, закрывая собой вход, чтобы инопланетянин не мог проникнуть в катер. Странно было слышать, что переводчик не справляется, ведь по связи он прекрасно слышал и понимал, что они говорят.
- Вы меня понимаете? – спросил ромуланец, - Кто вы такие? Шлем можете снять? Вы дышите в этом воздухе? – на всякий случай Ракар жестом показал на себе, как снимают шлем.
Инопланетянин замахал руками и быстро нажал на комбинацию кнопок под шлемом:
- Ах да, совсем забыла про звук. Ромуланец на борту федерального корабля, ка-а-ак интересно! - услышал Ракар женский голос сквозь смущенный смех, который тут же сменился серьезными интонациями: - У вас есть раненые? Нужна помощь? Я вижу кровь, так что обмануть не получится!
Ракар напрягся. Он проигнорировал смущенный смех женщины и чуть пригнул голову.
- Давайте по порядку. Вы кто такие? – повторил вопрос Ракар.
- Я врач, - серьезно ответила девушка. – Так что если у вас есть раненые, то я та, кто вам сейчас поможет. А еще помощь нужна нам, - она кивнула головой в шлеме в сторону двух других гуманоидов в таких же костюмах, находящихся поодаль.
Один из гуманоидов выглянул из-за камня и помахал рукой.
- Мы вам поможем, - кивнул Ракар, решив опустить все, что он мог и хотел сказать насчет вождения катера на небезопасной скорости, когда того не требует военная ситуация, голографическую оболочку и прочий обман. И он не мог допустить в корабль  неизвестно кого, называющего себя врачом. Того, кто наверняка мог устроить им дополнительный саботаж и повредить Тенека еще больше.
- Но сначала я должен знать кто вы, а не только вашу профессию. Чтобы пустить вас, я должен вам верить, и этого пока не случилось. Если вы дышите в этом воздухе, снимите шлем.
- Узнаю ромуланскую паранойю… - проговорила девушка, отстегивая шлем. Когда она его сняла, то Ракар с удивлением увидел перед собой совсем юную… ромуланскую девушку с короткой прической на манер тех, что носят военные. Она смотрела на него большими темно-карими глазами снизу вверх, а ее бровь была рассечена, и из нее сочилась кровь того же цвета, что и у самого Ракара. Девушка неловко улыбнулась и приподняла бровь: - Я могу пригласить свою команду?
Когда Ракар увидел девушку, у него перехватило дыхание. Множество мыслей мгновенно пронеслось в его голове. Множество логических цепочек мгновенно сложились и разложились заново, оставив только вопросы, на которых не было ответа. Командование не предупредило его, и это… значило... кое-что значило… Их корабль участвовал в регате, и она была на утреннем построении, и не подошла… Множество подозрений, множество эмоций, и одна из них – самая сильная – она была с Ромула. По другому не может быть. Не могло быть иначе. А это значит она была своя, и он видел воочию рядом свою соотечественницу, и вместе со всем тем, что он уже подумал – его захлестнула радость.
- Хха! – возбужденно сказал Ракар, - Джолан тру! Мое имя – Ракар. Улан Тал Шиар. Зовите команду, и да, нам нужна помощь! Как ваше имя?
- Джолан тру! Я Делас, кадет-медик последнего года обучения в Военной Академии. Самый лучший, разумеется, - широко улыбнулась девушка, а затем развернулась и помахала своей команде, активирую связь в воротнике скафандра: - Юнок, Казза, вы можете подходить! Так откуда столько крови? Вы не выглядите сильно пострадавшим, – это она уже сказала Ракару, придирчиво разглядывая следы зеленой крови на белой форме.
Двое других гуманоидов в серебристых скафандрах и зеркальных шлемах встали из-за камня и двинулись в сторону “Амазонки”.
- И не сомневаюсь, что лучший, - кивнул Ракар. На остальные вопросы пока не было времени, но множество вопросов так и рвались быть высказанными, - Делас, у нашего вулканца-доктора перед ним взорвалась консоль, это его кровь. – Ракар снова влез в катер, и жестом позвал за собой ромуланку, - я не ранен, это все мелочи. Сейчас буду очень благодарен вашей помощи. Юнок и Казза тоже ромуланцы? – спросил он единственный вопрос, который был актуален прямо сейчас.
- Вулканец! У вас есть живой вулканец? То есть, он же еще живой, да? Вы же с ним ничего не сделали? – в голове Делас слышался нескрываемый восторг, и она практически бегом направилась за Ракаром. Последний вопрос она проигнорировала, видимо, полностью сосредоточившись на новости о вулканце. Или по каким-то еще другим причинам.
Ракар обернулся к Делас и чуть нахмурился. Что это было? Крушение на них так повлияло, или что это? Он не привык, что профессиональные ромуланки так активно радуются представителю чужой расы. Особенно вулканцам… Но это сейчас тоже было не важно. И еще она не ответила на вопрос. Было ли это грамотным уклонением от вопроса? Или просто возбуждением от всего происходящего?
- Живой еще, да. – сказал Ракар и в этот момент они уже дошли до мостика.
-Нет, мы не ромуланцы, - раздался еще не знакомый Ракару голос из-за его спины.
Обернувшись, он увидел, что к ним присоединилась команда Делас.
Один из гуманоидов тоже снял шлем и тоже оказался девушкой - судя по виду, землянкой. У нее была светлая кожа, раскосые черные глаза и темно-каштановые волосы, стянутые на затылке фиолетовой лентой, кончики которой торчали вверх, как кроличьи ушки.
-Хи-хи, привет! - игриво произнесла она.
Второй член команды тоже снял шлем, и эффектно тряхнул головой. По плечам рассыпалась копна вьющихся мелкими кольцами рыжих волос, в которых кое-где были заметны отдельные фиолетовые прядки.
-Я Казза, - сказала третья девушка. Она была ктарианкой, той самой, которая накануне висла на руке у Рроу, но теперь ее движения и поведение совершенно изменились - исчезла жеманность и показная слабость, язык ее тела транслировал только силу и уверенность в себе.
 
***
 
-...Других биосигналов нет, - сказала Квинтилия, когда Ракар ушел с мостика катера.
В голосе трилла все еще звучало раздражение, злость и обида.
– Это хорошо, – спокойно сказал Тенек, вынимая из набора экстренной помощи стериллитовый генератор, регенератор с оранжевым маркером и ещё несколько предметов. – Но вы напрасно сердитесь: ни я, ни мистер Ракар не усомнились в ваших способностях и не требовали пилота с дипломом, когда вы сажали катер. Именно вы среди нас – настоящий пилот. Помните, вы просили мистера Ракара доверять нам так же, как мы доверяем ему? Теперь я прошу о том же вас: раз уж мы доверили вам пилотирование без лишних вопросов, доверьте и вы мне работу медика.
-Но я не просто пилот… - прошептала Квинтилия, - Это не все, к чему меня готовили… А вам и так все доверяют. Просто сейчас вы ранены и можете быть не в себе. Даже с врачами такое случается, знаете ли. Мы должны вызвать вам помощь по специальному каналу связи.
– Верно, – сказал Тенек, – вы учились не только этому. Вы учились, например, определять, повреждены ли нервные центры у вашего товарища по команде. Не как врач, но достаточно, чтобы понять, бредит он или говорит здраво. Возьмите сканер и трикодер и проверьте меня, чтобы понять, требуется нам вызвать помощь или нет.
Пока Тенек говорил, он обрабатывал стериллитовым генератором порезанное ухо. Всё-таки было очень больно.
-Нет, - Квинтилия сделала шаг назад и на всякий случай убрала руки за спину, - Я вам верю как врачу, да-да, вы можете справиться сами. Я не очень хорошо переношу кровь и вот это все...
Тенек посмотрел на девушку, не скрывая того, что отлично понимает её внезапную сговорчивость.
– Представьте себе, что мистера Ракара здесь нет, я действительно произвожу малоадекватное впечатление, а помощь взывать невозможно. В этом случае вам пришлось бы решать, оглушить меня любым доступным способом или поверить мне. И сговорчивость из страха была бы неуместна. Но давайте начнём с более простого, чем сами действия и попробуем понять источник вашего страха. – предложил стажёр. – Расскажите, что конкретно вас пугает?
-Я… - начала Квинтилия, но в этот момент на мостике раздались новые голоса.
Попав на борт федерального катера, Делас уверенно прошла внутрь – что было неудивительно, ведь теперь было понятно, что она была капитаном точно такого же корабля, который теперь печально дымился вдали.
- Что с пострадавшим? – обратилась она к Ракару, а затем перевела взгляд на Квинтилию. На Тенека она смотрела, как на крайне интересный лабораторный объект: - Что ты с ним уже сделала?
Одновременно с этим ромуланка пододвинула аптечку поближе и активировала медицинский трикодер: было видно, что с этой федеральной технологией она знакома так же хорошо, как и с устройством катера.
-Ничего, - опешила Квинтилия и тоже обратилась к Ракару, - Кто это такие?
- Удар головой, ожоги груди, прочие ушибы и порезы, - быстро сказал Ракар, глянув на Делас, а потом внимательно посмотрел на Квинтилию. Следующие слова он говорил, внимательно глядя в глаза Перим.
- Это экипаж второго корабля, Делас – врач, сейчас она поможет Тенеку. Тенек, верьте Делас. Потому что верю я.
Затем Ракар прошел к консоли Перим, на которой все еще шла диагностика. Он бегло взглянул на показания, открыл текстовый файл и быстро набрал в нем текст.
"Следите за ними. Врачу я верю, но не на 100%. Остальные под вопросом." Он оставил этот файл открытым, а затем на этой же консоли включил силовые поля, отделяющие жилой отсек.
- Перим, закончите сканирование систем, пожалуйста, обратите внимание вот на эти показания, - сказал Ракар, имея в виду текстовый файл, - а я пока выйду к другим членам их экипажа. И Ракар медленно пошел с мостика, во всю ширь улыбаясь двум девушкам из команды Делас, одну из которых он узнал.
Квинтилия вернулась к своей консоли, села в кресло и прочитала сообщение. Ее плечи напряглись, а глаза расширились от удивления, но она не обернулась, поэтому никто этого не заметил.
______________
С Тенеком, Квинтилией, Делас и ее командой

 53 
 : 26 Июня 2017, 11:14:43 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо

 
- Мы готовы! – Акрита уже держала в одной руке пару усилителей, другой быстро схватила с полки аптечку. – Выбегаем!
- Поднимаю силовое поле и открываю люк, - услышали девушки несколько напряжённый голос Освальда.
М’Кота тоже уже вооружилась усилителями и тоже двумя (если один выйдет из строя, двух будет мало). Во второй руке у неё был самый мощный из фонарей.
– Только смотри под ноги, – напомнила она Акрите, – чтобы не грохнуть усилители.
- Тогда вперед? - кивнула андорианка, насколько это можно было сделать в скафандре.
Конечно, так быстро, как хотелось, у них не получалось двигаться, но как только закончился крутой спуск, девушки перешли на бег. По стенам, угловатыми плитам и неровному полу плясали пятна фонарей, и это могло показаться жутким зрелищем, если бы у кого-то было время им любоваться. Метров через  сто они увидели свет, а затем и Артура, склонившегося над Самритой.
Паук убежал, Артур сразу бросился к Самрите, которая была без сознания. В первую очередь он проверил показания датчиков ее скафандра, больше всего на свете он сейчас боялся того, что ее скафандр поврежден. А потом из глубины каменного коридора забрезжил свет.
Подбежав, Акрита первым делом водрузила усилители по обе стороны от все так же неподвижно лежащей Самриты.
- Освальд, мы на месте, - немного задыхаясь от бега, доложила она. – Включаю усилители, сейчас есть сигнал? Артур, ты цел? Ваши скафандры? Ключ?
- Не получается, Акрита, - недовольно проворчал Освальд, - у вас там больше усилителей не осталось? Артур, как обстановка? Вы цель-то успели найти перед этим всем? Не забывайте, что у нас ещё есть задание, которое надо выполнить...
- Я цел, - проорал Артур, отходя из области, ограниченной усилителями транспортера. – Ключ тоже. Я готов пойти дальше к кубу... или что там будет... Бога ради, если он есть, помогите Самрите.
– Есть усилители, я ставлю, – отчиталась М’Кота, устанавливая свои и проверяя усилители Акриты. – Акрита, просканируй её, у тебя же аптечка!
- Да, конечно! – андорианка скинула с плеча аптечку и плохо слушающимися в перчатках пальцами достала трикодер, проклиная себя за то, что не нашла времени на подробный курс оказания первой помощи. "Составлю компанию Перим," – мимолетная мысль тут же исчезла, времени по всем параметрам было в обрез. Не отрываясь от сканирования, она продолжала почти кричать по связи: - Освальд, попробуй изолировать спектр этого, как его… калбонита! Попробуй усилить противофазный сигнал!
 
Через скафандр медицинский трикодер давал неточные показания, но примерное состояние пострадавшей можно было понять: у Самриты была легкая черепно-мозговая травма, послужившая, очевидно, причиной потери сознания, перелом лопатки, две трещины на ребрах и несколько ушибов спины и копчика. Очевидно, большинство травм было получено, когда паукообразное существо повалило девушку на землю, а также во время непродолжительной борьбы с ним. Повреждения не были тяжелыми и с ними мог бы легко справиться даже начинающий врач, только вот врача среди кадетов не было…
 
- Бесполезно, - несколько недовольно, но, в целом, спокойно проворчал Освальд после нескольких бесплодных попыток телепортировать коллег, - даже усилители сигнала не помогают...
Однако, сохранить это спокойствие стоило кадету немалых усилий: регата, в которую было вложено столько сил и нервов, которая должна была стать моментом их славы, шла всё хуже и хуже: на не такой уж и необитаемой луне их группа подверглась смертельной опасности, и теперь их коллега, инженер их группы и невероятно важная для Освальда девушка лежала без сознания, и не было уверенности, чем всё закончится. Кадет снова ощутил приступ бессилия, как было неоднократно после прилёта на ДС9: в лазарете, когда нелепая травма сделала его бесполезным грузом для группы, в резиденции, когда никак не удавалось уговорить ни Тенму, ни мятежников, на планете, когда казалось, что надежды больше ни на что не будет, и потом, после истории с той колючкой... Освальд сейчас проклял своё капитанство: нельзя покидать катер теперь, когда все остальные и так были снаружи, а сидеть и ждать их возвращения становилось всё более и более невыносимо. Особенно с учётом того, что на кону жизнь той, которую он успел полюбить и которая однажды спасла его жизнь, протащив через лес к катеру, а он сейчас не может отплатить ей тем же.
- Ну вот что, - тихо произнёс Освальд, безуспешно стараясь удержать под контролем чувства, - Акрита и М'Кота, собирайте всё оборудование и несите Самриту к выходу, я вас телепортирую сразу же, как только смогу, Артур, бери оружие и мощный фонарь и доведи дело до конца. Если наткнёшься на других животных, старайся использовать свет, но, если не останется других вариантов, примени оружие - ты должен вернуться живым. И, ради всего святого, не спорь сейчас. Мы дали слово координатору и коммандеру, что победим, и мы обязаны приложить все усилия.
 
- Есть, командир, - сказал Артур, хотя внутри у него все переворачивалось с ног на голову. Он забрал у М’Коты ножны с кинжалами и перестегнул их на свой скафандр, а потом переключил трикодер на поиск куба.
- Донесите ее… - с надеждой произнес кадет и пошел по каменному коридору во тьму, освещаемую лишь одним его фонарем.
Артур с остервенением пробирался по коридору. Теперь, когда он ушел от товарищей и раненой Самриты, остался один, для него больше не существовали все эти философские смыслы и рассуждения на разную тему о безжизненной баджорской луне, о формах жизни, оставшихся на ней. Его свербила только одна мысль -  о бессмысленности происходящего, о развлекательном характере регаты, которая не стоит ничьей жизни. Не должна была Самрита здесь пострадать, и все то, чем они занимаются - не имеет никакого смысла. Не существует такой цели, чтобы победу в регате можно было обменять на Самритину жизнь. Артур надеялся, что и остальные это поймут, вызовут медиков, поддержку и прекратят этот бессмысленный бег.
И теперь, сжав зубы, Артур пробирался по темному коридору древних катакомб, осознавая, что нет в жизни никакой романтики, нет в жизни никакого счастья,
есть лишь краткий миг, который всегда заканчивается. И теперь он бежал к цели только потому, что обещал.
 
Акрита поспешно убрала трикодер, закинула на плечо аптечку, свое оружие и принялась собирать усилители. Все шло как-то неправильно, и она с тревогой обернулась вслед убегающему Артуру, но рассуждать и даже думать было некогда.
- Давай, М’Кота, донесешь её? - андорианка понимала, что несмотря на природную свою выносливость, клингонка объективно сильнее и лучше справится с задачей, и сейчас этот факт ничуть не обижал её. - Я соберу остальное!
Она схватила в охапку усилители, нацепила на лоб фонарь и приготовилась бежать так быстро, как могла по данной местности в данных обстоятельствах.
– Подожди, – пробормотала клингонка, – мы же не собираемся сделать ещё хуже.
«Предки! Как это всё устроено у землян?» – лихорадочно соображала она, напоминая себе, что у этой расы нет дублирующих систем и нужно быть очень аккуратной. Всё, что крепилось к её скафандру она свалила Акрите, а из ремней крепления наладила фиксирующую повязку.
Кто его знает, что там ещё не увидел трикодер? Насколько серьёзны повреждения рёбер? М’Кота решила перестраховаться: прижав землянку спиной к своей груди и зафиксировав её в этом положении левой рукой, правой она подхватила девушку под колени – таким образом она могла нести её в сидячем положении, не допуская внутренних повреждений в том случае, если травмы оказались бы серьёзнее, чем показалось вначале.
Последующие минуты Освальд смотрел то на сенсоры, то на транспортер и изо всех сил старался не думать о плохом: о том, что травмы Самриты могли быть тяжёлыми или что её состояние могло ухудшиться во время транспортировки, о том, что Артур мог пропасть навсегда, о том, что эти подземные твари могли быть разумны, на самом деле, и что они вот-вот проделают дыру в обшивке и накинутся на него...
Когда наконец-то раздался звуковой сигнал, оповещавший о том, что телепортация возможна, кадет аж дёрнулся, словно чудовища уже заполонили катер, и пришла пора продать жизнь подороже. Успокоившись и увидев, что три гуманоидных биосигнала и правда выбрались на поверхность, он навёл луч транспортера на них и запустил.

_______________
с экипажем "Анадыря"

 54 
 : 26 Июня 2017, 11:12:44 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
Баджорский сектор, луна Джераддо, начало дня
Катер “Анадырь”

- Артур, остановись, начинаю телепортацию, - снова объявил Освальд, державший луч наведённым на товарища, - Сэм, вам нужно какое-нибудь снаряжение из репликатора? Думай сейчас: быстрее скажешь - быстрее получишь.
- Я не знаю, - призналась Самрита, - пока этот спуск кажется довольно ровным… К тому же мы все равно в скафандрах, в них будет неудобно пользоваться снаряжением. Не думаю, что на регате стали бы давать настолько сложное задание, так что мы попробуем спуститься так. 
Лайтман снова встал на месте, и снова сказал:
- Телепортируйте.
- Запускаю, - произнёс Освальд и инициировал телепортацию, указав вторую точку в двух метрах от Самриты.
- Ну что, готов? – поинтересовалась Самрита, когда телепортация завершилась. – Надеюсь, там не очень глубоко.
Она осветила тоннель и первой ступила внутрь. Идти приходилось еще более медленно и осторожно, чем на поверхности, но все же это задание не казалось невыполнимым. Только внимательность, осторожность и концентрация, - уговаривала себя Самрита.
- Привет, Сэм, - сказал Артур, осматриваясь на новой местности, заглядывая в тоннель, освещаемый Самритой. Девушка начала спускаться первой.
- Да, готов, - сказал он, включил свой фонарик и начал спускаться вслед за ней.
Сперва тоннел шел вниз довольно круто, но как только Самрита и Артур оказались на несколько метров под поверхностью Джераддо, путь выровнялся и идти стало легче. Несмотря на темноту, тут было меньше ядовитых паров, туманящих зрение на поверхности. Кое-где в стенах были видны укрепляющие их столбы и балки, так что это место определенно было создано чьими-то руками, но не использовалось наверное несколько лет… или даже десятилетий. Корни деревьев проросли внутрь тоннеля и сейчас висели сухими и ломкими лохмотьями. Кое-где их оплетали какие-то пушистые липкие нити, напоминающие паутину. Но посередине тоннеля проход был свободен, как будто кто-то недавно здесь уже проходил.
Пройдя метров сто вперед, инженер увидела, что проход расширяется, образуя с одной стороны что-то вроде кармана - более просторную пещеру. Направленный в ту сторону свет фонаря заметался по силуэту чего-то большого - острое металлическое крыло, откинутая крышка кабины...
Как только идти стало легче, Самрита чуть расслабилась и даже принялась болтать обо всякой ерунде: это, наверняка, раздражало команду на катере и Артура, зато ей самой помогало – вроде как ничего особенного и происходит, просто обычная прогулка.
- … Напомнило мне гейзеры в Йосемити, мы ездили туда на пикник с однокурсниками, правда, гуляли без скафандров… Смотри! – девушка резко прервалась, когда ее фонарь осветил что-то, похожее на корабль. Она сделала пару шагов ближе и направила трикодер в его сторону. – Может, они спрятали куб внутри?
В тенях за кораблем что-то сдвинулось. Но может, это была просто игра теней.
Луч фонарика Артура бегал по стенам, временами он снова подсвечивал путь, а потом вновь рассматривал окрестности. Это место было похоже на шахту, давно заброшенная шахта, в которой когда-то что-то добывали. Это было исходя из того, что стены были подперты балками. Так похоже на старые земные заброшенные шахты, в которых он еще маленьким мальчишкой иногда лазил с друзьями. Против болтовни Самриты Артур ничего не имел, напротив, общение отвлекало от мыслей, и он был на самом деле рад, что с ним разговаривают.
- Я тоже был в Йосемитском парке, правда не на гейзерах, а с палатками в лесу. Один раз мы встали вблизи муравейника, вот нам было весело ночью!
По возгласу Самриты, Артур посмотрел в сторону, куда она направила свет своего фонаря. Артур направил свой фонарь туда же, и заметил игру теней.
- Там что-то есть, - сказал Артур и направил свой трикодер на движущуюся тень.
- Что вы видите, группа? - сразу же спросил Освальд. - Далеко вам до цели? Я держу лучи наведёнными на вас обоих - вытащу при первой необходимости.
Самрита нахмурилась (хоть за стеклом шлема этого и не было видно) и посмотрела сначала на Артура, а потом туда, где колыхнулась тень.
- Тут корабль и… - Самрита запнулась, - может быть, что-то еще. Отсюда не видно. Или показалось.
Девушка не спешила подходить ближе, но и поворачивать назад из-за того, что им, возможно, показалось, было очень глупо. 
Трикодер Самриты, когда она навела его на корабль, наконец спозиционировался и показал, что точка, к которой они шли - координаты сплава, осталась немного левее, в стороне основного тоннеля, а не пещеры с кораблем.
- Похоже, нам не сюда, – кивнула она Артуру.
 
***
 
– Можем телепортировать им фонарь помощнее? – спросила М’Кота у Освальда. – Пещера не экранирует транспортер?
- Если что, мы можем подлететь поближе, - негромко заметила Акрита. В ее голосе уже слышалась тревога.
Освальд внимательно изучил показания и понял, что зря обнадёжил группу - вытащить их быстро не получится.
- Хм, - недовольно проворчал он, - нет, не сможем. Очевидно, всё дело в залежах келбонита - он рассеивает сигнал.
Акрита говорила дело, и кадет быстро кивнул ей.
- Ну вот что: Акрита, поднимай катер, попробуй посадить его рядом со спуском; М'Кота, бери фонарь помощнее и усилители сигнала, а потом надевай скафандр и будь готова - будешь спасателем! Я послежу ещё и за сенсорами. Кстати, ты смогла чего-нибудь добиться в борьбе с помехами?
– Пока нет, – сообщила М’Кота. – Освальд, я переключаю сенсоры на тебя! – добавила она слишком уж довольным тоном, а затем подорвалась с места и направилась к выходу с мостика.
- Есть, капитан, взлетаем, - отозвалась андорианка, поднимая катер и на ходу подыскивая более-менее ровное место у входа в пещеру.
- И будь готова быстро взлетать в любой момент, - добавил Освальд, - кто знает, может сейчас землетрясение начнётся, и оставаться на поверхности даже лишнюю секунду будет опасно.
 
***
 
Трикодер Артура показал присутствие слабого биосигнала. Не гуманоид, но, скорее, какое-то небольшое животное.
- Я вижу живое негуманоидное существо, - сказал Артур, глядя на свой трикодер. Он понизил голос, как будто это могло хоть как-то повлиять на слышимость, даже не задумавшись о том, что на самом деле вне скафандров их не слышно здесь. – Надо же.. кто-то выжил, или кто-то мутировал, и теперь здесь эта форма жизни. Что делаем?
- Ну у тебя и фантазия, - фыркнула Самрита, но голос ее предательски дрогнул. – Мало ли, что тут… живет. Это не часть нашего задания, так что пойдем-ка отсюда… Медленно и тихо, не привлекая лишнего внимания!
И в подтверждение своих слов Самрита сама сделала несколько медленных шагов назад в сторону основного туннеля, где их, согласно показаниям трикодера, должен был ждать куб. 
- М'Кота, у тебя какой-нибудь клингонский тесак под рукой есть? - тут же спросил Освальд, услышав по связи слова группы. - Если нет, то реплицируй что-нибудь острое и смастери копьё, и побыстрее! Акрита, сажай катер и тоже бегом одеваться, инструкция по оружию та же!
- Уже! – ответила Акрита, выполняя посадку в нескольких метрах от входа. На всякий случай она оставила системы в готовности, и побежала в задний отсек, от всей души надеясь, что репликатор сможет воссоздать хоть что-нибудь из традиционного андорианского оружия.
– У меня всегда с собой кинжалы, – сообщила М’Кота, – Но пользоваться ими в скафандре неудобно.
Тем не менее, она вынула кинжалы откуда-то из под брючин, прикрывающих ботинки и исхитрилась пристегнуть ножны к креплениям скафандра.
- Да погодите вы с тесаками! – сказал Артур, который все это слышал, - кто вам сказал, что оно агрессивно? Мы же … мы же из Звездного флота! Мы мирные люди, мы ищем новую жизнь, а не нападаем на нее.
- Не спорь, - Освальд мотнул головой, словно Артур был рядом и мог его видеть, - иметь оружие при себе и применять его - это разные вещи. Если ты прямо сейчас не можешь быть абсолютно уверен, что существо безобидно, оружие должно быть.
 
Едва Самрита сделала несколько шагов дальше в темноту, как что-то стремительно бросилось ей под ноги. Девушка не удержалась, покачнулась и упала назад, луч ее фонарика метнулся в потолок тоннеля. Прямо рядом со своим лицом, за тонкой прозрачной стенкой шлема она видела какие-то жвала с капающей слюной и какие-то толстые волосатые лапы. Нечто паукообразное, размером с небольшую собаку сидело у нее на груди и размахивало частями тела, его глаза мерцали красным отраженным светом.
Это было настолько неожиданно, что первую секунду Самрита молчала, разглядывая напавшее на нее существо, а затем завизжала на таких высоких и пронзительных нотах, которые сама от себя не ожидала. Она принялась отбиваться от существа, но оно было очень тяжелым, а скафандр был очень неудобным…
Артур повернулся к Самрите всем корпусом, с ужасом наблюдая как та упала назад. Больше всего он переживал, что она повредит шлем… Он немедленно пристегнул трикодер к скафандру и бросился к Самрите, схватил существо, напавшее на нее, за корпус и поднял с девушки.
- Что там происходит?! - спросил Освальд куда эмоциональнее, чем следовало реагировать капитану, но потом собрал волю в кулак и всё своё внимание сосредоточил на сенсорах.
Существо мгновенно вцепилось в Артура, его когтистые лапы заскребли о скафандр и облепили шлем. Девушка-инженер лежала на земле и не двигалась.
Артур, пытаясь оторвать от себя паука, и одновременно не повредить его, крикнул:
- Сэм.., Сэм, ты слышишь? Эй, катер, вы видите показания Сэм?
Освальд, оставшийся на мостике катера один, потому что девушки ушли переодеваться в скафандры, быстро посмотрел на показания приборов. Судя по данным о мозговой активности, Самрита была без сознания.
- Она жива, но без сознания, - сообщил он Артуру. - Чёрт, М'Кота, Акрита, быстрее, медицинская ситуация, нужна срочная телепортация, поместить усилители рядом с группой - задача номер один!
К счастью, других биосигналов в непосредственной близости к группе не наблюдалось.
- Свет! - сообразил кадет. - Артур, у живущих в темноте существ должны быть чувствительные глаза, посвети фонарём!
Артур высвободил одну руку, к которой был прикреплен фонарь, и навел фонарь на свой шлем, который не переставая скреб паук.
От луча яркого света паука передернуло, и он издал высокий неприятный звук, похожий на скрип ногтей по стеклу. Хорошо, что шлем Артура его хоть немного приглушил. Лапы существа задергались сильнее, так что кадет даже пошатнулся и упал бы, если бы за его спиной не была стена узкого тоннеля, а затем паук отцепился от скафандра, спрыгнул на землю и бросился в темноту.
__________
С Самритой, Освальдом, Акритой и М'Котой

 55 
 : 26 Июня 2017, 11:11:05 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, начало дня
Джераддо, Катер “Анадырь”

 
Пока Акрита заходила на посадку, Артур с ключом бегом догнал Самриту. Скафандры были готовы, его собственный скафандр лежал отдельно и он был готов в него очень быстро влезть.
- Сэм, методика поиска – методично обходим текущие координаты? Или что будем делать?
Самрита как раз выбрала один из скафандров и не слишком уверенно его разглядывала. Услышав голос Артура, она вздрогнула и быстро обернулась:
- Да, разделим зону поиска на два сектора, и каждый обойдет свой. Трикодеры я уже приготовила, - девушка кивнула на два прибора, лежащих на консоли. – В прошлый раз куб был довольно большой, мы должны его заметить.
Артур заметил, как Самрита вздрогнула и нахмурился. Однако он при этом быстро влезал в свой скафандр.
- Сэм, с тобой все в порядке? – спросил он. - Ты какая-то местами сама не своя. Я-то тебя сейчас не напугал?
- Ты? – искренне удивилась Самрита. – Нет, я просто была сосредоточена на задании, а ты подошел сзади. Со мной все в порядке, почему все об этом спрашивают?..
Девушка последовала примеру Артура и тоже влезла в скафандр, хоть у нее это получилось не так проворно и ловко, как у ее коллеги.
- Я загрузила данные о сплаве куба в наши трикодеры, это должно помочь, - проговорила она максимально деловым тоном, чтобы не выдавать свое расстройство из-за этой заминки.
- Это все бессонные ночи, начинаешь вздрагивать от всякого подхода сзади, и все эти саботажники… ну ничего, все будет в порядке, - Артур уже надевал шлем и его голос доносился из системы связи скафандра.
Кадет защелкнул герметичные замки и взял в руки трикодер, ожидая Самриту.
- Разумеется, будет, - с напускной легкостью в голосе фыркнула Самрита. – И вообще, судя по прошлому заданию, это тоже не должно быть особенно сложным.
Наконец-то и она справилась со своим скафандром, еще раз проверила все замки, взяла трикодер и объявила по общей связи:
- Мы готовы выходить!
-  Поднимаю силовое поле, - сообщил Освальд, не отрываясь от пульта, - открываю люк. Можете идти. Когда один из вас найдёт куб, мы телепортируем второго к цели, а потом так же вас заберём, чтобы не терять времени.
- Наверное, мы тоже можем им помочь в поисках? – предположила Акрита, мельком отслеживая расстояние до оставшегося позади корабля андорианцев. – М'Кота, там что-нибудь видно на сенсорах?
На сенсорах пока не было видно ничего, кроме помех, вызванных ядовитой атмосферой Джераддо.
– Я пытаюсь обойти помехи атмосферы, – сказала М’Кота, сосредоточенно копаясь в настройках. – Пока не получается.
 
***
 
Тем временем Самрита и Артур направились к выходу из катера, и как только они оказались на твердой поверхности спуска, люк за ними закрылся, отделяя уютное и безопасное пространство катера от враждебной среды.
- Очаровательное место, - хмыкнула Самрита по связи. – Давай закончим тут поскорее!
И правда, сложно было представить, что раньше этот спутник был обитаем и здесь скрывалось сопротивление. Сейчас это была безжизненная каменистая пустыня, темная и мрачная из-за густых облаков, образованных испарениями ядовитых веществ. Под ногами что-то хлюпало и выбрасывало дым, и следовало очень внимательно смотреть, куда наступаешь, чтобы не провалиться в одну из расщелин. 
Артур вышел вместе с Самритой из катера и огляделся. Когда-то здесь жили люди, но луна стала жертвой технологий, для того, чтобы обеспечить энергией главную планету. Это всегда было печально наблюдать, вот это темное небо, безжизненную землю... как в старых фантастических земных фильмах и книгах о том, как Земля была погублена для человечества.
- Знаешь... очарование в этом есть, Сэм. Философское очарование… Но мне нравится это приключение. Да, давай закончим поскорее, удачи тебе, - сказал Артур и отправился с ключом и трикодером в сторону своего сектора поиска.
- Философствовать на катере будем, - усмехнулась Самрита. Она активировала трикодер и уточнила спектр поиска. Если атмосферные помехи действовали на сенсоры корабля, то и на трикодере они могли сказаться, поэтому им предстояла очень внимательная и скрупулёзная работа.
Девушка двинулась в направлении своего сектора, уже понимая, что нахождение в скафандре не доставляет ей никакого удовольствия: он был неповоротливым и тяжелым, каждый шаг давался с трудом, а все действия в нем были медленными и неуклюжими. И еще Самрите казалось, что у нее вот-вот закончится воздух…
 
***
 
Акрита настолько отчетливо ощущала приближение "наступающих на пятки" соперников, что, повертевшись в кресле от нетерпения пару минут, не выдержала, сняла шлем и подошла к свободной инженерной консоли, откуда тоже можно было видеть результаты сканирования местности. Теперь на ней отчетливыми точками светились лишь координаты Артура и Самриты. Без особых надежд на успех она глянула на спектральный анализатор атмосферы.
- Я не специалист в области физики атмосфер, но попробую глянуть, какие тут основные линии и излучения частиц, - нахмурившись, пробормотала она, обращаясь скорее к себе самой, чем к М'Коте. – Может быть, тебе все же удастся компенсировать помехи, вычитая из показаний сенсоров спектры этих ядовитых газов?
– Я попробую, – согласилась М’Кота.
Освальд какое-то время сидел в кресле и думал, но потом встал и подошёл к инженерной консоли.
- Мне не слишком нравится идея использовать транспортер при таких помехах, - пояснил он, - хочу его сначала проверить.
Установив силовое поле вокруг площадки, он навёл луч на ближайший более-менее крупный камень и запустил.
Камень появился на площадке в том же круглом состоянии, в котором до этого лежал на поверхности спутника.
Повторив проверку ещё несколько раз и убедившись, что всё идёт хорошо, Освальд удовлетворённо кивнул.
- Ну что же, надеюсь, с живыми существами и сложной техникой тоже всё пройдёт гладко!
Понимая, что может понадобиться срочная телепортация, он решил остаться на месте до возвращения группы.
 
***
 
...Самрита медленно двигалась через отравленную пустошь. Скафандр стеснял движения и делал их непривычными, к тому же надо было постоянно смотреть показания трикодера и под ноги. Было совершенно очевидно, что пятая луна Бэйджора необитаема и вряд ли теперь когда-то будет, и тем больше производили впечатления случайные свидетельства, что когда-то тут была маленькая, но процветающая колония. Время от времени под ногами попадалась битая плитка, внезапно блестела потерянная столовая ложка, остовы деревьев на ближайшем холма все еще торчали черными пнями и топорщили хищные переломанные ветки.
Девушка повернулась вокруг своей оси, стараясь лучше спозиционировать трикодер. И именно тогда на экране появилась мигающая красная точка - искомый сплав, из которого был сделан их ящик-замок, был где-то недалеко, метрах в трехстах в сторону холма.
- Кажется, я его вижу, - обрадованно объявила Самрита. – Ну, точнее, не я, а трикодер. Иду в ту сторону!
Она чуть прибавила шаг – насколько это было возможно в скафандре, - и пошла туда, куда ее вел прибор.
- Не забывай об осторожности, Сэм, - постарался остудить девушку Освальд, - смотри под ноги и вообще во все стороны!
- А то я бы не догадалась, - проворчала Самрита, но все же действительно опустила взгляд под ноги.
- Классно, Сэм, - сказал по связи Артур, - я разворачиваюсь к тебе.
Кадет повернулся в сторону Самриты и аккуратно побежал по поверхности, на которой было слишком много следов цивилизации, людей, когда-то живших здесь. Теперь все это было безжизненным местом, и давно покинутые обжитые места, в этой отравленной атмосфере, наводили тоску. Артур прикоснулся рукой в перчатке к ключу, пристегнутому к скафандру, чтобы убедиться, что не потерял его.
- Артур, замри, сейчас я тебя туда телепортирую, - сказал по связи Освальд, наводя луч на кадета, - Сэм, передай точные координаты или хотя бы расстояние от тебя и какой-нибудь ориентир.
Самрита шла вперед по показаниям трикодера. Холм оказался ближе, чем ей изначально казалось - клубы ядовитого дыма, застилавшие все вокруг и придававшие поверхности Джераддо сходство с адом, мешали ориентироваться. Куб был где-то за холмом… или на холме, или… Инженер с опаской смотрела на темную дыру, уходящую вглубь холма.
- Подождите, - проговорила девушка по связи. – Тут не очень понятно… Я передам вам показания с моего трикодера, но я пока не могу определить расстояние.
Самрита подошла чуть ближе и опасливо заглянула в уходящую глубоко вниз дыру.
- Я бы не стала пока никого телепортировать… - неуверенно проговорила Самрита. – Может быть, нам придется лезть внутрь. Я сейчас еще раз проверю, - она направила трикодер в сторону расщелины. 
Лайтман немедленно встал как вкопанный, и сила инерции качнула его так, что он чуть не упал.
- Есть. Готов к телепортации , - сказал кадет. А потом услышал отмену этого всего от Самриты, подумал немного, и пошел в ее сторону, пока не бежал.
 
Когда кадет Баккер направила трикодер в сторону расщелины, сигнал усилился. Луч фонаря на ее скафандре немного развеял темноту, и стало видно, что вглубь холма уходит тоннель с достаточно большим уклоном вниз. Но все-таки это не был вертикальный провал, в который пришлось бы спускаться на тросах - уже хорошо.
- Нам надо будет спуститься вниз, - объявила Самрита по связи. – Вроде, тут не очень сложно… - ее голос стал менее уверенным. – Можете телепортировать ко мне Артура?

____________
C Артуром на Джераддо и остальными на "Анадыре"

 56 
 : 23 Июня 2017, 15:21:40 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Баджорская система, катер “Амазонка”

-Я в порядке… я думаю, - ответила Квинтилия, прикасаясь к шишке на лбу, - Мистер Тенек, а ваша рука… она должна висеть вот так? Кажется, она у вас сломана. Или вывихнута.
– Вывих. Моей жизни он не угрожает, – сказал вулканец. Схватившись здоровой левой рукой за кресло Тенмы, он осторожно поднялся на ноги и добавил: – И принести аптечку не помешает. А вот нашим оппонентам наше промедление может стоить жизни.
- Капитан здесь я, Тенек, а вы сейчас – пациент, поэтому вы сейчас никуда сами не пойдете, пока мы не убедимся, что вы можете ходить, - сказал Ракар, тоном, не подразумевающим возражений. На груди Тенека его белая форма состояла теперь из обожженных дыр, взорвавшаяся консоль сделала свое дело. Ромуланец метнулся к огнетушителю и направил его на то, что раньше было пультом Тенека. Когда искр больше не осталось, Ракар задержал встающего Тенека, положив руку ему на плечо, вытащил местную дежурную аптечку, которая всегда была на мостике, достал оттуда трикодер и направил на Тенека. Все эти действия он производил очень быстро и одновременно говорил.
- Перим, запустите полную диагностику наших систем. Что там со вторым кораблем? Вызовите их, видео сигнал.
– Вы – капитан, во всём, что не касается медицины, – ответил Тенек. – Всё, что касается медицины, на моей ответственности, и я был бы признателен, если бы в этом вы предоставили мне свободу действий.
Впрочем, мешать ромуланцу он не стал.
-Но вы же ранены, мистер Тенек! И кажется, сильнее нас всех, так что вам лучше пока полежать, пока мы не выясним что с вами, - заметила Квинтилия, и быстро добавила, - Точнее, мистер Ракар не выяснит. А я лучше займусь диагностикой корабля, в самом деле. Второй корабль… они не отвечают! Но смотрите! - она указала пальцем на обзорный экран.
Теперь, когда пыль, грязь и земля вокруг “Амазонки” осела, было видно, что они упали на какое-то зеленое поле. В обзорном экране была видна равнина, полуразрушенная каменная изгородь, деревья вдалеке и возвышающиеся горы, на одной из которых располагался монастырь Дакин. А также борозда взрытой земли и федеральный катер немного странного вида, выкрашенный в серебристо-фиолетовый цвет, неловко уткнувшийся носом вперед. Метал был искорежен и из корабля все еще поднимался черный дым.
-Это не тот корабль, с которым мы столкнулись… - удивленно произнесла Квинтилия.
- Это тот корабль, - сказал Ракар, мельком глянув на экран, и снова вернулся к сканированию Тенека. – Я успел заметить, что после столкновения у него слетела голографическая оболочка, или что там еще с ним было, и вот это его настоящий вид. Перим, отчет о системах, и одновременно, если это возможно, просканируйте его на предмет форм жизни и жизненных показателей.
-О наших системах или их? - уточнила Квинтилия.
От второго корабля валили густые пары дыма, а его обшивка была покорежена и местами прожжена, однако все еще можно было прочесть название, написанное фиолетовыми буквами на борту – «Прима». Такой корабль точно значился в списке участников регаты, но все данные о нем были скрыты. В обзорный экран «Анадыря» было видно, как открылся люк второго корабля и в густых клубах дыма появились три фигуры, бегущие прочь от горящего корабля. Когда их стало возможным различить, кадеты увидели трех гуманоидов в скафандрах с зеркальными шлемами, по описанию очень похожими на того, кто напал ночью на Самриту Баккер. Они быстро двигались прочь от корабля, периодически оглядываясь назад, а их скафандры выглядели уже не такими чистыми и блестящими, как должны были быть. Отойдя на некоторое расстояние от корабля, они остановились за камнем и, судя по активной жестикуляции, принялись обсуждать случившееся.
- О наших системах, что у нас с транспортером, двигателями, щитами, целостностью корпуса? Можем ли мы взлететь? - Ракар снова мельком посмотрел на обзорный экран, - о, отбой, не надо искать их формы жизни, я вижу, что они целы. Да, Перим… вы отлично справились с экстренной посадкой, мы живы благодаря вам. Вы молодец! – Ракар смотрел на показания трикодера, которым сканировал Тенека, и, наконец, закончив, повернул его к Тенеку, чтобы тот сам все прочитал:
- Тенек, я помогу вам обработать ожоги, и… давайте начнем с вывиха, приготовьтесь, я могу вправить.
Пока Ракар не заговорил, Тенек внимательно вглядывался в экран. Было похоже на то, что экипаж «Примы» эвакуировался. Было почти невероятно допустить мысль о том, что кто-то мог остаться на готовом взорваться катере, и всё же помнить об такой возможности было нужно.
– Подождите, - ответил он Ракару, - Пусть мисс Перим проверит, не осталось ли биосигналов у них на борту. А потом я хотел бы, чтобы вы поменялись местами. Коммандер Планкс поручил мне проверить навыки мисс Перим по оказанию медицинской помощи, и будет логично, если моими и вашими травмами займётся именно она.
-Сейчас не время вспоминать дурацкого Планкса, - дрогнувшим голосом ответила Квинтилия, - В данный момент я - самое близкое к федеральному офицеру на федеральном же корабле. Поэтому я займусь “Амазонкой”. Отчет запущен, но нужно время, чтобы он сформировался полностью. Впрочем, данные уже поступают… повреждения обшивки корпуса - 5%... ну, могло быть хуже. Транспортер? Работает… И кто-то еще должен выйти наружу, может, тем людям нужна помощь? Или… мы не будем им помогать? Они же наши соперники.
Пока кадеты обсуждали, кто из них будет лечить Тенека, от группы гуманоидов, высадившихся с «Примы», отделился один и быстрым шагом пошел в направлении “Амазонки”.
 - Потом будете хотеть, мистер Тенек, - жестко сказал Ракар, и больше ничего не добавил. Он левой рукой зафиксировал плечо Тенека и резко дернул вывихнутую руку, вправляя на место сустав. - Перим занимается своим делом и делает его хорошо, так и будет.
Одновременно Ракар слушал отчет Квинтилии, одновременно начал снимать с Тенека китель.
- Вы можете вставать, Тенек, - сказал он. – Перим, проверьте нет ли на корабле соперника биосигналов. Помогать им мы будем, не зависимо от того, кто они.
-Вы уверены, что сделали все правильно? - нахмурилась Квинтилия, - Вы уже делали это раньше? Мистер Тенек, как вы себя чувствуете?
- Да, я военный, солдаты умеют помогать друг другу в некоторых вещах, - сказал Ракар.
-Но у вас нет опыта, - начала возражать девушка, - Нам нужен настоящий доктор…
– Биосигналы, – напомнил Тенек.
Вулканец пошевелил рукой, затем констатировал:
– Грубо, но эффективно. Мисс Перим, настоящий врач говорит вам, что всё в порядке. Но в следующий раз у вас не получится... отвертеться. Кажется это называется так? Мистер Ракар, возьмите регенератор с оранжевым маркером, он уже настроен на меня. Серый – на вас, синий – на мисс Перим.
-Вы тоже еще стажер! - огрызнулась Квинтилия, - Мы для этого проекта отобраны примерно равными, почему тут все считаются крутыми, кроме меня? Или Ромуланская империя и Федерация взаимно обманывают друг друга, засылая настоящих профессионалов туда, куда заявлялась необученная молодежь?
Их спор прервал стук в дверь катера - гуманоид уже преодолел разделяющее катера расстояние и теперь подошел к «Амазонке». За зеркальным шлемом было невозможно различить его черты, но фигура под скафандром принадлежала какому-то невысокому и субтильному инопланетянину – возможно, девушке.
_______________
С Тенеком, Квинтилией и диверсантами с корабля противников

 57 
 : 23 Июня 2017, 15:13:51 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Баджорская система, катер “Амазонка”

 
Катер “Амазонка” вошел в атмосферу Бэйджора и начал снижаться.
- Спасибо, что верите, - негромко сказал Ракар, глядя в свою консоль, - я понял вас.
Отдельной частью сознания, параллельно с размышлением о текущей задаче он оценил слова Перим. Они много значили. Они были важными. И это она на самом деле учила его и давала ему возможность понять как быть дальше, ее жизненные уроки были уроками для него. И на самом деле она делала для него больше, чем уже сделала раньше, больше, чем  он сам мог себе представить. Это она вела его по пути и он хотел идти по этому пути.
- Тенек, посадка нам уже разрешена, и в зависимости от того, где находится ближайшая удобная площадка для посадки, мы вызовем монастырь и запросим разрешение на телепортацию, если будет слишком далеко. Катер нам все равно сажать, так или иначе.
-Я нашла площадку, - сообщила Квинтилия, - Это значительно ниже главного входа в монастырь, но наверх ведет лестница для паломников.
- Отлично! Заходим на посадку, - сказал ромуланец, - а я сейчас вызову их и спрошу, что нам можно кроме этого, - с этими словами Ракар послал видео-вызов для монастыря с идентификационными данными "Амазонки".
– По-моему, лестница для паломников – это уже ответ, – негромко произнёс Тенек, – но спросить всё равно не помешает.
- Время, время дорого, Тенек, - быстро сказал Ракар. – Перим, на уровне монастыря над площадкой зависните, пожалуйста.
 
«Амазонка» шла на снижение медленно и плавно, и должна была зависнуть в заданной точке через 4,5 минуты, но неожиданно на радарах показалась еще одна точка – небольшой корабль, отмеченный на карте как принадлежащий неизвестной расе. Он шел на предельно-высокой для атмосферы скорости и стремительно приближался к кораблю кадетов. Судя по его траектории, он направлялся в то же место, что и «Амазонка», только намного быстрее и напрочь игнорируя второй корабль – их курсы пересекались на высоте 2-х километров от поверхности.
Ракар экстраполировал курс второго корабля.
- Отмена приказа о зависании! Маневр уклонения! Мы должны сесть первыми! – выпалил он. - Тенек, приготовиться включать щиты.
– Есть, сэр. Вызвать их? – откликнулся Тенек. Сейчас, когда оба пилота были предельно сосредоточены на маневрировании, было логично сделать это наименее занятому члену экипажа.
Ракар уже вызвал монастырь и монастырь пока не отвечал, но он был готов говорить сразу с обоими.
- Да, вызывай, - Ракар перешел на обращение на ты и предельно короткие команды, – я поговорю.
-Начинаю маневр, - отчиталась Квинтилия, начиная уводить “Амазонку” с курса столкновения и одновременно ведя корабль по более крутой траектории вниз.
– Вызываю, – сразу же вслед за ней сообщил Тенек.
Было похоже, что второй корабль только что заметил их на своем пути: приборы показывали, что они тоже сделали несколько маневров – достаточно резких и торопливых, - но слишком поздно сбавили скорость. Теперь даже в обзорный экран было видно, что к «Амазонке» на полных парах летит корабль неизвестной кадетам конфигурации – чуть больше их размера, обтекаемой плоской формы и с фиолетово-серебряной обшивкой. В ответ на вызов включился только звук: говорил крайне возмущенный (или напуганный?) женский голос:
- Уйдите с нашего пути! – а затем, чуть менее разборчиво, уже явно обращаясь не к ним: - Казза, мы сейчас в них врежемся!
Ракар думал полсекунды. Не стоила эта площадка и быстрое приземление, гипотетический выигрыш нескольких минут или даже часа – цены жизни обоих экипажей, крушения и всего прочего. Ракар знал, что шансы погибнуть выше у того, кто не знает в какой момент лучше всего уходить. Ракар знал.
- Экстренный обратный реверс, отмена посадки, - жестко сказал он, не называя имени Квинтилии во время связи с чужим кораблем. Ромуланец не стал перехватывать управление, он верил, что Перим справится.
- Уклонение, меняем курс! – почти одновременно с Ракаром приказала капитан второго корабля.
… Если бы оба пилота в последний момент не уклонились, корабли бы неминуемо столкнулись – и взрыва, а вместе с ним и гибели экипажей, было бы не избежать. Однако курсы были изменены: теперь неопознанный корабль взмыл вверх, а затем, не справившись с управлением, повернулся вокруг своей оси в восходящем потоке воздуха и резко полетел вниз, задев по касательной «Амазонку». Оба корабля сильно тряхнуло, и второй корабль теперь планировал вниз безо всякого курса. В обзорный экран было видно, что его изящная форма и обшивка подернулись рябью, а потом и вовсе исчезли, и стало понятно, что к Бэйджору летел катер Звездного Флота стандартной конфигурации – почти точно такой же, как был у команды «Нового Поколения», только покрашенный серебряной и фиолетовой краской. И, в отличие от «Амазонки», от него теперь шел дым…
 
-...Приготовиться к удару! - успела крикнуть Квинтилия перед тем, как “Амазонку” тряхнуло и борт неизвестного корабля зацепил ее крыло.
Квинтилию едва не выбросило из кресла, но она удержалась. Ей очень хотелось обернуться, чтобы посмотреть назад, чтобы увидеть, что происходит с катером, но времени не было.
-Ищу место для аварийной посадки!
Сесть на ту площадку, которую они запланировали, теперь было уже невозможно, нужно было найти что-то больше по площади и при этом ровное, потому что раненая “Амазонка” могла повести себя непредсказуемо. Квинтилия судорожно просматривала как вариант ближайшую к монастырю долину.
Она не обернулась, чтобы посмотреть, что происходит в катере, и не видела, как заискрилась консоль перед Тенеком, и как вулканца отбросило назад вместе с креслом.
Ракар держался обеими руками за то, что можно было держаться при всем этом происходящем и молчал. Бывают моменты, когда следует не отвлекать пилота, если он прекрасно справляется сам. Был момент, когда ромуланец думал захватить второй корабль тягловым лучом, но тут же отмел эту мысль, сознавая, что упадут оба. Потом он заметил метаморфозу второго катера, и ему некогда было подумать о ней, просто факт есть факт. Рапорты Квинтилии следовали один за другим, он их слушал, и не мешал пилоту, а потом услышал еще и очень характерный звук, который ни с чем нельзя спутать – технологический звук искр, выбиваемых из металла, и тогда Ракар обернулся. Тенек качественно полетел назад. Преодолевая перегрузку, ромуланец выкинул себя из кресла и рывком добрался до Тенека, чтобы зафиксировать того и не дать тому убиться обо что-нибудь еще.
Тенек был бы рад удержаться за свою рабочую консоль, но консоль категорически отказалась держаться за него – она вспыхнула искрами... и видимо не только она, потому что стационарное кресло вырвало из крепления и вместе с Тенеком швырнуло назад, да так сильно, что сидение только чиркнуло по спинке кресла напротив, и вулканец головой и спиной влетел в экран над симметричной консолью – незанятым местом Джеза Тенмы. Можно было бы ощутить совершенно логичное удовлетворение от того факта, что оно было не занято, но у Тенека в этот момент были другие заботы: на мгновение перехватило дыхание от удара спиной, а потом адская боль пронзила левое ухо, и вулканец понял, что экрану пришёл конец, потому что это был конечно же один из мелких осколков.
 Ромуланец снял Тенека с консоли, положил на пол, прижал его к полу своим весом, одновременно нащупав рукой выступ, за который можно удержаться, пока катер трясет болтанка.
- Терпите, Тенек, - сказал он, - станете капитаном вулканского корабля, Перим, как наши дела?
-Почти… почти садимся! - выкрикнула трилл, - Держитесь, мягко не получится!
– Врачу абсолютно нечего делать в капитанском кресле, если только это не корабль медицинского назначения, – возразил Тенек своим обычным голосом, – но карьера практикующего врача кажется мне более подходящей, чем карьера администратора.
Было совершенно непонятно, понял он шутку Ракара и на свой манер ответил на неё или же принял слова ромуланца всерьёз.
Посадка, как и было предсказано, мягкой не была. “Амазонка” тяжело ударилась о землю и пропахала за собой полосу, тормозя. На прижавшихся к полу катера вулканца и ромуланца посыпались осколки разбитой консоли и упало кресло Тенека, что вызвало дополнительные ушибы и порезы.
Триллу в этот раз тоже повезло меньше, когда инерция бросила ее вперед, она ударилась лбом и грудью о собственную консоль.
-Опять… - простонала девушка, - Как на Волане II…
Затем она обернулась.
-Вы в порядке?
"Говорливый вы наш…", подумал Ракар про Тенека, но одновременно и порадовался тому, что тот вообще разговаривает, а значит не все так плохо, как могло показаться ранее. Изо всех сил ромуланец удерживал вулканца на полу, стараясь при этом удержаться самому. Мысль о белой форме вернулась к нему в этот момент так некстати… Белая форма, на которой так хорошо видна кровь любого цвета…
Катер пахал баджорскую землю, сверху что-то сыпалось, и теперь ромуланец только слушал Перим, она в полном соответствии с идеальными обязанностями рапортовала обо всем, что нужно. Кресло ударило Ракара по спине и тот зажмурившись изо всех сил напряг мышцы, чтобы не допустить удара по Тенеку. В области, где сидела Квинтилия, послышался удар и ее стон. Когда движение катера прекратилось, Ракар поднялся, убирая подальше выдранное из креплений кресло, быстро оглядел Тенека и повернулся к Перим. С тыльной стороны его ладони стекала зеленая струйка, он стер ее, но кровь выступила опять.
- Тенек, лежи, - сказал Ракар, - я сейчас пойду за медицинским трикодером, Перим, … вы… вы целы?
- В этом нет необходимости, – сказал Тенек садясь на полу и осторожно прикасаясь к уху. Первое, чисто телесное впечатление, что его отсекло напрочь, оказалось ложным, оно было просто слегка рассечено. – Мистер Ракар, мне лучше самому сходить за аптечкой, а вам с мисс Перим нужно проверить связь, сенсоры и телепорт: команда второго катера могла пострадать намного сильнее, мы должны убедиться, что они живы, и при необходимости оказать им помощь.
____________
С Тенеком и Квинтилией

 58 
 : 22 Июня 2017, 16:34:35 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

– Вы делаете общее умозаключение, исходя из частных посылок, а это – логическая ошибка, – возразил Тенек. – Вы ведь ничего не знаете о предшествующей подготовке большинства кадетов Академии. Вот вам пример: вулканцы и кардассианцы известны эйдетической памятью, но и те, и другие не рождаются с этими способностями. У нас у всех разные способности к запоминанию от рождения, и только длительные тренировки позволяют привести всех представителей расы к определённому эталону. Тем не менее никто не считает нас умственно неполноценными существами, достигшими результатов нечестным путём. Разница между мной и вами в данном случае только в том, что мне с детства была предоставлена программа тренировки памяти, а вам пришлось решать эту проблему самостоятельно уже взрослой, и вы совершили ошибку в выборе метода.
- Уменьшить скорость до половины импульса, - быстро сказал Ракар, увидев на сенсорах баджорские корабли. Это наверняка были патрули, которым нужно было представиться. Ракар хотел успеть до предупреждения, и хотя ему очень хотелось поучаствовать в беседе - прямые обязанности уже не позволяли этого.
 Квинтилия слушала Тенека, но как только Ракар произнес свой приказ, сосредоточилась на его выполнении.
-Они инициируют сканирование, - сообщила она, - У нас все еще подняты щиты?
- Щиты подняты, - сказал Ракар, вглядываясь в экран, - но в данном случае я хочу услышать их просьбу опустить щиты и получить их идентификацию. Пока рано.
-Они как раз передают идентификацию, - подтвердила Квинтилия, - Это патрульные корабли Бэйджора! Пожалуйста, поскорее прикажите опустить щиты, давайте не будем их злить и разрешим просканировать нас. Мы же на регате, они должны знать о нас, и что нас надо пропустить.
Ракар кивнул и сказал:
- Тенек, убрать щиты.
– Есть, сэр, – коротко отозвался Тенек, выполняя приказ.
-Они нас сканируют, - с облегчением произнесла Квинтилия, - И дают разрешение на подлет к планете… Смотрите! Ключ! Появились дополнительные знаки в координатах!
Ракар обернулся к вулканцу:
- Ну какой я вам сэр, Тенек? – мягко сказал он, - во имя основополагающих элементов вселенной, я ромуланец, сэр – это обращение к вышестоящему по званию в Звездном флоте. Спасибо, конечно, я ценю это проявление субординации, но давайте что ли как-нибудь немного попроще.
А потом Ракар обернулся к Квинтилии, она наконец отвлеклась от грустных мыслей, что он с некоторым удовольствием себе отметил.
- Перим, передайте им приветствие и благодарность за разрешение, - и посмотрел на ключ, - где это? Разрешение только на подлет? Посадка не разрешена?
-Передаю, - ответила Перим, - Эти координаты… Это монастырь Дакин. Посадка разрешена, но это ведь еще не значит, что мы обязательно должны сесть?
– Если нас снова встречают, лучше сесть и не затягивать встречу, – сделал своё предположение Тенек, затем обратился к Ракару: – Я использовал самое короткое и одновременно информативное подтверждение приказа, но если оно по каким-то причинам неприемлемо, вы можете предложить удобную для вас альтернативу.
-Да, - Квинтилия посмотрела на Ракара, - Как принято обращаться на ромуланских кораблях?
Тем временем Ракар навел трикодер на ключ, определяя состав его материала, данные с трикодера он немедленно перетранслировал в компьютер катера.
- По званию. Я улан. Но, сэр – короче и привычнее для вас, пусть будет сэр, я адаптируюсь. Не хотел доставить неудобства, так что все нормально. Так, по поводу посадки, - Ракар оторвался от своих дел и посмотрел на Перим, - я все также предпочитаю, чтобы на месте высадки были мы все трое. Оставлять катер без экипажа на орбите – чревато. Нет никакой гарантии, что соперники поведут себя честно. Поэтому посадка – предпочтительнее. Так мы по любому будем ближе к катеру. С этим есть какие-либо проблемы, или как вы считаете нужно поступить?
-Я пока не вижу признаков, что нас встречают, - сосредоточенно ответила Квинтилия, - Наверное, не стоит ожидать, что все будет так же просто, как на первой контрольной точке… Монастырь там выглядит вот так, - она вывела на экран изображение, - Он находится достаточно высоко над уровнем моря и вырублен прямо в скале. Там есть небольшие открытые террасы, но катер не сможет на них приземлиться. Я поищу наиболее подходящее место, как только мы войдем в атмосферу.
- Просто не будет, - согласился Ракар, - ищите ближайшую площадку к монастырю, на которую мы сможем сесть. – Ромуланец внимательно рассматривал картинку, которую вывела на экран Квинтилия. – Если будет слишком далеко… Так, - спросил ромуланец. - Кто из вас умеет пользоваться транспортером, кроме меня…?
– Позволю себе предположить, что все, – сказал Тенек. – Но мы не знаем, как отнесутся к транспортировке на их территорию монахи. Вулканские монахи не одобрили бы такое вторжение.
У него не было сомнений, что кадетов Звёздного флота учат пользоваться транспортером, врачи также должны были уметь провести экстренную телепортацию пациента, а вот как отнесутся к телепортации чужаков в стены монастыря люди, избравшие путь уединения – это действительно был спорный вопрос.
- Вулканские монахи могли бы и регату на своей территории запретить, но, тем не менее, текущий чек-поинт находится на территории монастыря, - сказал Ракар. При этом он встал и отошел к дальней переборке мостика, принялся доставать заранее приготовленные рюкзаки для высадки на планету. Их было пять, он вытащил три. В них был стандартный набор – трикодер, вода, пищевые концентраты, складная лопатка, веревка, нож. Ромуланец посмотрел на Квинтилию, он не знал, умеет ли та пользоваться транспортером и ждал подтверждения.
-Значит, вы умеете пользоваться транспортером… да и всеми системами на федеральном корабле… - медленно произнесла Квинтилия, - Но при этом не уверены, что я знакома с технологией своего родного государства. Наверное, вы правы, что сомневаетесь во мне. Я младше, мой срок обучения меньше, и я уже показала себя как ненадежный член экипажа. Меня учили пользоваться транспортером, но может, это тоже ложь, и я только думаю, что что-то умею. Возможно, вам не стоит на меня рассчитывать.
Трилл опустила голову над консолью, так что Ракар не мог видеть ее лицо.
- Вот мы тут недавно говорили о недостатках, - сказал Ракар, который при этом уже выпрямился во весь рост конце мостика и понимал теперь, что открывал в себе новый талант – все портить в отношениях с той, с которой так хотел отношений, - вот вам мой, который на моей родине считается достоинством – но вами наверняка считается недостатком – я подозрительный и перестраховщик. Я должен все спросить, откуда же мне знать? Я вообще подозревал, что Тенек не умеет, потому что он доктор, а не инженер. А вы с командного отделения, Перим, я не уверен что перед последним курсом вас обучили уже всем технологиям звездолета. Я знаю наверняка, что инженер Самрита Баккер этому обучена. Из всех членов проекта – только она. И я всего лишь спросил вашего подтверждения, да или нет, и я верю вам на слово, без проверки. Не надо сразу так расстраиваться, пожалуйста. Давайте не отвлекаться, заходим в атмосферу, ищем место для посадки. Потом покажете мне как оно далеко от нужных нам координат и я приму решение.
С этими словами Ракар вытащил два трикодера, сел обратно в свое кресло и принялся их настраивать.
– Я бы не назвал такую перестраховку недостатком, – прокомментировал Тенек со своего места, – поэтому тоже позволю себе подстраховаться и предложить всё-таки сперва узнать о том, дозволяется ли здесь телепортироваться, и если да, то в везде или за исключением некоторых областей. Это будет проявлением нашего уважения к культуре Бэйджора.
-Но задали бы вы тот же вопрос Освальду? - Квинтилии было сложно отпустить обидный момент.
- И Освальду, и Артуру, и Рроу, и Хене, а М'Коту я бы побоялся подпускать к транспортеру, без дополнительных тестов, ведь на самом деле никто из них еще не офицер с дипломом, и мне не известна программа Академии Звездного флота. А вы – пилот элитного отряда, и поэтому вы пилотируете этот катер без всяких дополнительных вопросов, - произнес Ракар, занося данные в оба трикодера.
-А мы верим вам без дополнительных тестов, - тихо сказала Квинтилия, - Возможно, вам стоит отнестись к нам симметрично и перестать считать, что вы настолько лучше нас. Я так считала про себя, и вот что из этого получилось. Вхожу в атмосферу.
_________
С Тенеком и Квинтилией

 59 
 : 22 Июня 2017, 16:24:43 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар начал рассказывать, не переставая при этом смотреть на показания сенсоров, следить за "Анадырем", траекторией, заряженной плазмой пояса Денориоса. Он загнал глубоко собственный страх, еще ни разу он не пускал в свою душу чужаков, и все, что он хотел сказать - должна была узнать только Квинтилия. Но пусть узнает и Тенек, он здесь тоже не случайно, и несмотря на все его возмутительное поведение - он больше приближается к понятию друга, чем все остальные. Но было куда больше всего того, что им знать было не нужно, что знает только его руководство Тал Шиар, и эти информации не должны были пересекаться.
– В детстве я хотел был исследователем, теперь я знаю, что то, чем я хотел заниматься - называется астрофизика. Я сам наблюдал ночами звезды на том телескопе, что показывал в своей презентации. Долгими многими ночами. Но когда я стал немного старше, отец серьезно поговорил со мной. Ну как серьезно, обстоятельно я бы сказал. Он объяснил мне, что Родина превыше всего, он рассказал мне о ромуланском пути, о том, что защищать родину - высшая и благородная цель. То, что мы делаем - это для всех ромуланцев, которые хотят смотреть в небо и знать, что оттуда не придут захватчики. Ради того, чтобы у них была спокойная мирная жизнь. Я согласился, теперь я то, что я есть, но процессами во Вселенной я никогда не переставал интересоваться. Что еще я люблю - ну да, я люблю музыку, и вот в последнее время я слушал федеральную время от времени. И еще я уже полтора года не был дома, и честно говоря, скучаю по родине. Одно из самых лучших для меня времяпрепровождений дома - это встречать рассвет и закат. У меня есть дом, то есть, у моей семьи, он стоит над морем на возвышении и к морю спускается каменистая тропа. С задней террасы восход - прекрасен, он происходит над морем и обе луны Пирек и Элвронг в это время как раз видны и потихоньку опускаются за горизонт. Кроме того, мне нравится восходить в горы. Преодолевать метр за метром отвесный камень, стремясь к вершине. Вершина - она всегда там, наверху, впереди. Ее нужно достигать. Это непередаваемо. Я много раз это делал в той долине, которую тоже показывал в своей презентации.
– Последнее, про горы, - задумчиво сказала Квинтилия, - Это похоже на то, что любите делать вы, Тенек?
Тенек мысленно отметил, что роли поменялись: кажется, теперь в роли того, кто формулирует вопросы была Квинтилия. Свою роль в этой беседе стажёр пока не определил. Отбросив комментарии относительно неточности формулировок (всё равно формулировать в соответствии с вулканскими привычками его собеседникам не удавалось даже если они старались), он смирился с их несовершенством (хотя словосочетание «любите делать» резануло ему слух) и ответил:
– Похоже, хотя меня интересуют разные маршруты, не только горные, и особенно – ещё мной не пройденные. Впрочем, есть места, которые я посещал не единожды.
– Тогда вам стоит забраться на какую-нибудь гору вместе, - невинно заметила Квинтилия, - Может быть, в голо-комнате, когда вернемся на станцию. Это же вас сближает и объединяет...
Ромуланец не отрывал взгляда от консоли. Он смотрел только туда, и ему было страшно услышать нечто, что разобьет ему всю надежду прямо сейчас. И он слышал интонации, вполне однозначного характера. Понятного.
– Я приготовился – это значит, что сегодня ночью решил вот таким образом поговорить с вами. Я приготовился рассказать о себе, это, знаете, для меня тоже очень не просто. Но это верный способ преодоления стен между нами, поэтому это нужно. И мне тоже было нужно собраться с духом. А насчет – каюты, в любое время. Тем более мы с Тенеком теперь соседи, заходите к нам, когда вернемся с регаты. А насчет горы… Это кстати одна из силовых тренировок будет, и гравитация будет переменной. И там всегда есть цель, всегда есть вершина, преодоление и достижение, и награда. И я надеюсь что вам понравится, Перим. В жизни есть не только боль и разочарование, но и нечто прекрасное, я постараюсь это показать.
– Значит, у вас была целая ночь, - фыркнула трилл, - Знаете, когда у вас столько времени, вы можете все как следует обдумать, сформулировать, выкинуть все плохие куски и оставить только хорошие, прикинуть, что нам может понравиться и сделать на этом акцент. Но когда сталкиваешься с таким вопросом неожиданно и без подготовки… Я не знаю, что рассказать о себе. Вы наверняка читали мое досье, там много всякого. Но я больше не знаю, что из этого правда. Я умею играть на пианино, но только классику, потому что это то, что должно нравиться хорошим девочкам, если они хотят нравиться взрослым. Я все еще тренируюсь каждый день и могу сесть на шпагат прямо здесь, но делаю это только потому, что чувствую себя виноватой перед своей старой командой и тренером. Я много читаю, но это потому, что мне казалось, что я должна добиваться высоких оценок, раз не вышла умом, и внешностью, и приятными в общении качествами. Я пыталась делать то, что полезно, практично и сложно, что послужит моей цели. Поэтому я спрашивала Тенека… Он не умеет выражаться как нормальный человек, но что-то у меня появилось ощущение, что все-таки мы руководствуемся разным. Я не знаю, способны ли вулканцы испытывать удовольствие от своих хобби, но может “резонанс с Катрой” - это их особый эвфемизм и значит примерно это. Так что на самом деле между нами есть разница. И это грустно. Я чувствую себя… такой пустышкой.
– Да, целая ночь, полная сварки, настройки, конфликтов, поддержки второго вашего товарища, который вообще в печали и прочего, - сказал Ракар, отвлекшись от сенсоров, глядя на Квинтилию,  – Но все равно, да, у меня было время. И поэтому я не тороплю вас, Перим. Я знаю, что вы начинаете с чистого листа, но все равно у вас есть то, что было когда-то, то, что вам по-настоящему нравилось. А потом это не понравилось кому-то в вашем окружении, и вы заставили себя забыть. Но это не правильно. Это здорово, что вы играете на инструменте, это значит что вы умеете, и однажды будут ноты, которые вы сыграете и они поразят вас на всю глубину вашей души. И все прочитанное вами – не зря. Все это может пригодиться вам однажды, потому что ничто и никогда не бывает зря. Так устроен мир. И однажды, пусть не сегодня, может завтра – но в любое время я готов вас слушать, и если вы захотите поделиться чем-то, я всегда буду рад этому. И я помогу всем, что будет в моих силах, и если не в силах – то я сделаю больше чем могу. Так бывает, когда теряется цель, но это значит только то, что перед вами может стать цель новая, и вы в поиске. И между нами всеми есть разница, потому что каждый уникален, и нет ни одного человека, похожего на другого. Мы все разные. Вы не пустышка, все что угодно – только не пустышка! Потому что еще никто не сделал того, что сделали вы… для меня. На Волане II вы попытались понять как бы сделал я, если бы это относилось к моему коллеге-ромуланцу. Никто и никогда не делал так для меня, не спрашивал меня о том, о чем спросили вы. И это в тот момент обрушило все стены между нами. Точнее ту, что отделяла меня от вас. Вы не пустышка, вы даже не представляете, сколько много на самом деле вы можете. И это вы однажды поймете. Ваш ум, ваша личность… вы.. прекрасны, Перим. Кто сказал вам, что вы чем-то не вышли ? Вы очень красивая девушка из расы триллов. Только… можно я поправлю ваш хвостик? Я сделаю красиво.
Ракар говорил слишком эмоционально, и ему было пофиг, что Тенек это слышит. Все равно Тенек все знал. И Тенек не предаст.
 
А Тенек только через полсекунды понял, что во все глаза смотреть на людей, проявляющих эмоции (да ещё в таком масштабе!) несколько неприлично. Он перевёл взгляд на консоль и привёл себя в состояние ещё большей, чем обыкновенно, собранности. Сон’халл’лок – вот, что это было. Тенек представить себе не мог, что увидит это воочию, и, откровенно говоря, надеялся, что никогда не увидит. Он не знал, как помочь Ракару и Квинтилии, попавшим в ситуацию, когда одного из людей притягивает к другому эта разновидность безумия, но знал точно, что в случае крайней необходимости что-то сделать будет обязан. А если так, то и сделает.
 
Рука Квинтилии непроизвольно потянулась к волосам.
– Не прикасайтесь ко мне, - попросила она, - Вы же знаете, что я не люблю, когда меня трогают. Дело не только в вас, просто…
Квинтилия не договорила, опустила глаза на консоль перед собой. Мостик катера сейчас казался очень неуютным местом для всех троих, волей случая запертых на нем. Влюбленный ромуланец, депрессивная и зажатая трилл, и вулканец, вынужденный все это наблюдать...
– В любом случае, - начала Квинтилия снова, но уже совсем на другую тему, - Мы приближаемся к Бэйджору, и нам нужно обсудить предложение мистера Тенека, которое мы проигнорировали раньше. Вы сказали, что мы можем что-то поискать, когда будем приближаться к планете, но что именно?
Планета действительно была уже близко, ее зеленый шар занимал уже почти треть обзорного экрана. По правую руку была видна орбитальная станция замысловатого дизайна и одна из малых лун.
– Я предлагал осуществить поиск следующего объекта, выступающего в роли чек-поинта с помощью сенсоров, – вежливо напомнил Тенек и добавил: – Мисс Перим, одно из ваших недавних утверждений вызвало моё недоумение. Вы позволите мне задать вам вопрос? Если он покажется вам неудобным, вы можете отказаться от ответа.
– Да… - вздохнула Квинтилия, - Лейтенант-коммандер Планкс советовал мне быть честной, поэтому я буду стараться.
Тенек коротко кивнул.
– Вы уничижительно высказались о ваших умственных способностях, но эта оценка показалась мне эмоциональной и субъективной. У вас есть объективная причина давать своему интеллекту такую низкую оценку?
"Дело не только в вас", сказала Перим. Ракар повернулся к своей консоли. Это значило, что в нем тоже. Но хотел бы он знать, в чем еще… Пока Тенек задавал еще вопросы, ромуланец выделил на карте Бэйджора искомую провинцию Кендра и начал разделять ее на квадраты для последовательного сканирования. Только по каким именно параметрам производить поиск… Ракар задумчиво взял в руки ключ-цилиндр, повертел его. Действительно, не следовало дизассемблировать его программное обеспечение, но эта вещь не просто носила название ключ, может быть он был не только устройством для вставления в разъем. На борту "Т'Камбры" куб, который держала вулканская лейтенант, был похож цветом на ключ. Ракар встал из кресла, дошел до места хранения трикодеров, взял один из них и вернулся к консоли.
Тем временем Квинтилия отвечала Тенеку.
– Я не смогла справиться с учебой в Академии самостоятельно, вы это знаете. Если бы я была достаточно умной, я бы просто ходила на лекции, читала учебники, делала задания, и все сдавала, как остальные. И мне не понадобились бы стимуляторы. Очевидно, что со мной что-то не так. Я не дотягиваю по уровню умственных способностей до остальных - это единственное объяснение.
Тем временем на карте появилось два небольших корабля, отмеченных баджорскими символами, и устремились к “Амазонке”.
________________________
с Квинтилией и Ракаром

 60 
 : 22 Июня 2017, 16:22:11 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

Ракар отвернулся к своей консоли.
- Я сожалею о вашей потере, мистер Тенек, - сказал ромуланец, - и видимо благодарен вашему деду за достойную науку для вас. Но вот что: давайте как-нибудь обойдемся без извинений. Это ни к чему. Я прекрасно понимаю, что Федерация предпочла бы, чтобы ромуланский госпиталь был беззащитен. Но это неприемлемо для нас, мы так не можем. И я промолчу обо всем остальном, как не очень относящемся к делу. Потому что все очень неоднозначно. И, к сожалению, он не был оборудован для лечения других рас. И потом, как раненые ромуланцы умирали не долетая до Ромула, так и продолжили умирать. Только я хочу, чтобы вы знали, что не я отдавал приказов об этом, не я отказывал в помощи вулканцам тогда, ровно как и мистер Тенма совсем не причастен к резне в провинции Кендра, и вообще к оккупации Бэйджора. Как-то так..
Три секунды молчания.
- Но я спрашивал не об этом, - продолжил Ракар, - не о характеристиках государств, не о политических и военных решениях. А о вас лично. Что нравится лично вам. Что вы делаете вне работы… Недавно я сказал что вам нравятся шторма, вы переформулировали это в ценные уроки природы, которые учат вас. Я попытался использовать вашу формулировку, и видимо попутал термины. Мне жаль. Хотя… видимо вы занимаетесь решением этических проблем и осмыслением истории. Тогда это понятно. Но теперь я даже не знаю, захочет ли кто-то слушать про меня, и рассказывать о самих себе. Если это не интересно, то тогда, видимо, я должен попросить прощения за неуместную тему.
– Конечно, – сказал Тенек, – я не считаю вас или мистера Тенму ответственными за эти инциденты, как не считаю мисс Перим ответственной за возникновение движения маки или за оккупацию Бетазеда, – дальше стажёр не стал развивать эту тему, вместо этого он сказал: – В ваших вопросах не было ничего неуместного, мне просто пришлось расставить приоритеты и выбрать с чего начать. Вы восприняли как отказ от ответа выбор более важной и сложной для обсуждения темы в ущерб второстепенной, вероятно, если бы я выбрал второстепенную, вы могли решить, что я избегаю разговора на более серьёзные темы и не считаю своих собеседников достойными доверия в этой области. Но я могу ответить на остальное сейчас: в моих внеслужебных интересах нет ничего секретного. Отчасти вы правы, я много времени уделяю чтению и осмыслению происходившего в прошлом и происходящего в настоящем, но это, представляется мне естественным для индивида с активной гражданской позицией и является скорее необходимостью, чем увлечением. То же можно сказать и о других моих интересах – все они так или иначе связаны с практическими целями. Музыка и искусство в целом интересует меня как зрителя и слушателя, все виды искусства способствуют познанию себя и других. То же можно сказать про изучение иностранных языков: оно оттачивает логическое мышление и помогает понять другие народы. Рисование как область мастерства – интересует меня с практической точки зрения, оно развивает глазомер, необходимый в хирургии. Пешие путешествия вряд ли нуждаются в пояснении – их польза очевидна. И наконец я могу упомянуть несколько нетипичных медитаций, которыми я время от времени заменяю стандартные – аналогичные по сути, но иные по форме. Впрочем, в этом тоже нет ничего необычного.
Ракар очень сожалел, что невольным образом спровоцировал политическую тему и испортил теперь все впечатление, и всю собственную затею. Наверняка,  настроение команды было испорчено. Точнее, и без того не очень стабильное настроение Перим.
- Понятно, - сказал он наконец. – Это интересно, Тенек. Вот, наверное, мы узнали вас лучше. Хотите, Перим, рассказать о себе? – спросил он.
-Не особенно… - призналась Квинтилия, - На самом деле у меня есть вопросы к мистеру Тенеку. Если он не против...
– Спрашивайте, – сказал вулканец. – Если какой-то из ваших вопросов вызовет у меня возражения, я об этом скажу.
-Вы сначала выбрали, каких практических целей хотите достигнуть, а затем подобрали под них правильные увлечения? - спросила девушка-трилл, - Или увлечения были сначала, а потом вы подвели под них логическую базу?
– Бессмысленных интересов не существует... или я о них ничего не знаю, – заметил Тенек. – По этой причине нет никакой необходимости специально подводить логическую базу под тот или иной интерес, достаточно выбрать то, что вам больше всего подходит. Любой ваш выбор будет небесполезен, а выбор, резонирующий с вашей Катрой, будет полезен вдвойне. Так, например, анатомический рисунок – обязательный предмет на медицинском отделении Вулканской Академии наук, однако далеко не все практикуют эту дисциплину после окончания курса. Один из самых известных хирургов-имплантологов моей Родины, насколько я знаю, не брал в руки стилоса с того момента, как окончил Академию, в то же время он входит в десятку лучших музыкантов-исполнителей Вулкана среди непрофессионалов, и я не думаю, что это – случайное совпадение.
-Но КАК вы выбирали интересы? - уточнила Квинтилия, - Вы однажды решили, что хотите стать врачом, а значит, вам будет полезно и поможет это, это, и вон то? Или вы сначала чем-то занимались… например, когда были ребенком, и это сформировало ваш дальнейший путь? Да, что из этого вы делали, когда были ребенком?
Тенек на секунду задумался:
– Практически всем перечисленным и ещё многим, – несколько извиняющимся тоном сказал он, – вулканская образовательная программа предполагает разностороннее развитие. Но я понял ваш вопрос и постараюсь на него ответить. Первое время у меня были достаточно неупорядоченные внешкольные интересы, однако после того, как я осознал медицину, как наиболее подходящую для себя профессию, большая часть моих внешкольных интересов стала группироваться вокруг неё, хотя, конечно, не все без исключения. Не могу сказать, что я подбирал их специально, просто интерес к медицине вызывал логичный интерес и ко многим сопутствующим вещам. Постепенно эти интересы систематизировались и постоянными стали те из них, которые подходили мне больше других. Вынужден признать, что первоначально это не происходило по какому-то заранее составленному плану, – добавил Тенек, вдруг ощутив укол беспокойства из-за того, что его путь в профессию может показаться собеседникам недостаточно логичным и упорядоченным, – и я не могу сказать, что все они отбирались по какому-то единому принципу. Одни вещи начинали интересовать меня сами по себе, интерес к другим возникал по мере углублённого изучения на официальных занятиях, что касается музыки, то учитывая профессию моего отца это была для меня своего рода естественная среда обитания.
-Ваш отец… - начала Квинтилия, но ее отвлек сигнал входящего с консоли.
Пока Квинтилия слушала длинные и развернутые ответы Тенека, она старалась по возможности смотреть на него, а не на свою рабочую станцию.
Ракар тоже слушал Тенека, не перебивая, и несмотря на все, что тут они обсуждали, Перим было интересно задавать ему вопросы, это был ее поиск пути. И даже если она не говорила пока о себе, она находилась на другом этапе, и это было очень неплохо.
- “Анадырь” сообщил, что закончили первое задание, им пригодились скафандры, - негромко сказал Ракар и замолчал, чтобы разговор продолжался. За всем остальным он следил сам.
-У нас ведь тоже есть скафандры в стандартной комплектации? Их не выкинули, как занимающие слишком много места? - нахмурилась Квинтилия.
- В отличие от «Анадыря», мы не облегчали катер, - сказал ромуланец, - напротив, он даже немного утяжелен. Скафандры в количестве пяти штук находятся в заднем шлюзовом отсеке катера, по размеру каждого из нас. Все в порядке, Перим.
-Хорошо, - ответила трилл и слегка вздохнула, - Значит, ваш отец, Тенек, музыкант? Как отец Акриты?
– Он – мастер музыкальных инструментов, – уточнил Тенек.
-Но он ведь, наверное, все равно на чем-то играет… - задумчиво произнесла Квинтилия, - Значит, у вас с ней есть что-то общее. Общее - это хорошо, вы сможете общаться об этом, быть друзьями… У вулканцев же могут быть друзья? Честно говоря, у меня остались вопросы еще с самой вашей презентации.
– Могут, – подтвердил стажёр. – Просто у нас считается, что формирование дружеских отношений требует времени, а сами отношения не нуждаются в демонстрации. И, конечно, о презентации вы тоже можете спрашивать.
-Время… да, я понимаю это, - серьезно кивнула девушка, - Никто не может раскрыться по команде или по мгновенному решению с кем-то дружить. Поэтому я не хочу говорить о себе. Вы двое - и так много обо мне знаете, о том, что я никогда бы не выбрала рассказать кому-то. Самое простое - вы были в моей каюте, а я не была в ваших и не знаю, какие секреты вы можете там прятать. Поэтому… - она бросила быстрый взгляд на ромуланского улана, - возможно, вам стоит начать самому отвечать на свои вопросы.
Ракар поднял на Квинтилию взгляд и не моргнул глазом при ее словах о секретах. Время, время для того чтобы поверить кому-то и потом разочаровываться раз за разом. Потом наступает время когда перестаешь верить хоть кому бы то ни было. Наверное, Квинтилия тоже перестала верить всем из какого-нибудь предательства.
- Да, - сказал Ракар, - я приготовился к этому и отвечу сам на свои вопросы. Это как раз все для того, чтобы лучше узнать друг друга, понять, сделать шаг к... дружбе. Поэтому, если Тенек не против, я расскажу о себе.
– Никаких возражений, – подтвердил Тенек.
-Вы приготовились? - прищурилась Квинтилия, - Хмммм…
_______________
Совместно с Тенеком и Квинтилией

Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS