* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 11 2018, 19:30:45 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
 41 
 : 18 10 2018, 09:00:25 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии

Заметив возвращающуюся Делас, Ракар сначала поставив на землю котелок с собранной росой и сказал:
- Да, я справлюсь, - ромуланец ответил Самрите про шатер, принцип и технологию работы с шатром он уже понял, и считал, что разбор конструкции в одиночестве будет ему под силу. А потом Ракар шагнул ближе к Делас. Ромуланка вернулась довольно быстро и без очевидных проблем.
- Как прошло? – шепотом спросил Ракар у Делас.
- Пока за мной не прислали стражу, - отозвалась Делас, оглядевшись. - Я не видела, чтобы меня искали. Но я так и не узнала, что думает Те-Сон о вчерашнем, и помнит ли он что-то.
Ракар быстро кивнул.
- А… Те-Яно что помнит о вчерашнем? – еще уточнил ромуланец.
- Я не думаю, что он за нами следил, если ты об этом, - пожала плечами Делас. - Я уверена, что он не заметил ничего подозрительного.
На этот раз Ракар кивнул медленно. Случайностей не бывает. Те-Яно умен, он мог затаиться и начать свое расследование, ничем не проявляя своих подозрений. Все же он был вортой. И если он действительно новое поколение, с высокоразвитым разумом, он мог быть как раз таким вортой, которые ценны для Доминиона. И мог медленно и планомерно желать выяснить истину. И при этом он … любил Делас? Все возможно. Ракар не имел никаких доказательств своей новой теории. Но все равно теперь следовало быть еще более осторожным и более старательно наблюдать.
- Хорошо, хорошо бы, чтобы все было так, - сказал ромуланец внимательно глядя на Делас, но его лицо было закрыто шарфом, и можно было видеть только его глаза. – Хорошо, так, зонд все еще закопан? - прошептал Ракар, - его ты собираешься доставать?
- Да, я же это и сказала, - пояснила Делас. - Именно за этим я и иду в палатку, - она кивнула на приоткрытый полог. Самрита Баккер, отставив в сторону котелок с подогретой едой и сверток с кореньями, тоже направилась к ним.
А Ракар, подняв котелок с водой, пошел к костру, и, поравнявшись с Самритой, чуть наклонился к ней:
- Осэ, проведите там сканирование частот сразу из палатки, а я посторожу снаружи пока.
- У него малый радиус действия, - напомнила Самрита. - Если что-то случилось в районе базы, мы этого не узнаем. Поэтому я собиралась взять его с собой... если мы вообще туда поедем, - она быстро обернулась к профессору, которая была занята разговором с Тенеком. - Я приготовила завтрак, можешь пока поесть, - она кивнула на костер, - не думаю, что нам нужна дополнительная охрана. Я сообщу, как только закончу со сканированием, - с этими словами сначала землянка, а затем и ромуланка исчезли под пологом палатки.
Ракар кивнул Самрите, подтверждая, что все понял.
- Спасибо, - это было про завтрак, и ромуланец медленно проследовал к костру.
Ему казалось, что отголоски глушащего излучения на планете могут найтись, если они вообще есть, ведь других излучений на этой планете нет. Ракар посмотрел в сторону чуть дальше от костра, где стояли Тенек и профессор, вся фигура профессора выдавала весьма интересные эмоциональные реакции, видимо, вулканец, с присущей ему абсолютно прямолинейной наивностью – выдавал сейчас интересные вещи, что провоцировали такую реакцию профессора. И Ракар еще до сих пор не узнал, что именно выяснил вчера вулканец на разведке. Хорошо бы это было знать и еще, отправка к базе части группы – было очень важным, очень важным решением, которого нужно было добиться.
Потом Ракар понял, что Квинтилия, ушедшая за водой с Иламой Толан и М'Котой, еще не завтракала. И ему не хотелось завтракать без Квинтилии. Поэтому ромуланец просто присел у костра, пристально глядя в сторону профессора и Тенека.

Через какое то время наблюдений за профессором и Тенеком Ракар увидел, что к ним идет местный, и это, судя по всему, Бор. Тем утром ромуланец видел его со спины и сбоку, и не очень долго, но узнал. Ракар немного напрягся, но не сделал ни одного лишнего движения у костра. Однако он приготовился предупредить Делас и Самриту как минимум, и как максимум - не пустить Бора в палатку, если тот захочет войти туда.


***

Оказавшись внутри палатки, девушки, не сговариваясь, приступили к раскапыванию своего тайника - помимо зонда там же лежал запас лекарства Делас - немного технологии, которая связывала их с "настоящим" миром.
- Ты хочешь вернуться на базу или ехать дальше? - между делом поинтересовалась Самрита, расправляя "крылья" дрона и невольно любуясь изяществом технологии. Как же она скучала по всему этому...
- Я поеду в Ни'Хан, - тихо, но уверенно отозвалась ромуланка. - Я хочу его увидеть и побывать на королевской свадьбе.
Самрита пробормотал себе под нос неразборчивое "угу", активируя дрон и пытаясь разобраться с настройками пульта управления. Дрон в готовом виде занял почти все пространство, и девушкам пришлось сдвинуться к стенке.
- Тебе он нравится? Тот кальдонианец, - пояснила она, когда дрон с легким жужжанием начал приподниматься над поверхностью, и тут же сел на землю под контролем Самриты.
- Те-Яно? Наверное... То есть да, немного, - улыбнулась ромуланка, не отрывая взгляда от диковинной "птицы". - Но я прекрасно понимаю, что у нас ничего не может быть. И вообще, какая разница - ему все равно нравлюсь не я, а Ане-Дея. Что он показывает? - Делас переглянула через плечо землянки.
- Подожди, я только начала сканирование, - поморщилась Самрита. - Это же не орбитальный зонд, ему требуется больше времени!..
Еще на какое-то время обе девушки замолчали: Самрита вглядывалась в показания на пульте, а Делас вглядывалась в лицо Самриты, ожидая какой-то редакции.
Самрита оставила дрон на месте и запустила режим сканирования: теперь он собирал не визуальную и звуковую информацию, а ориентировался на данные встроенного базового сенсора. В первую очередь Самриту интересовали возможные изменения состава атмосферы и любые излучения, отличающиеся от стандартного безопасного фона планет М-класса, будь то природные или техногенные. Также ее интересовало присутствие в сканируемом радиусе материалов, примесей и металлов, не характерных для до-варповой цивилизации.
Зонду понадобилось некоторое время, чтобы обработать информацию, поступающую к нему с территории диаметром в 60 км - это был его радиус действия.
Через некоторое время появился первый отчет - о состоянии атмосферы. В ее составе не было никаких опасных для гуманоидов примесей, но зонд зафиксировал остаточное количество поларонной радиации в ближайшем окружении. Однако, судя по цифрам, ее было слишком мало, чтобы она могла влиять на здоровье людей или технику.
Следующий отчет касался материалов, не свойственных доварповой цивилизации. Также очень близко обнаружилось малое количество нескольких типов пластика, которого на Кальдонии III быть не должно еще много веков, и очень слабые энергетические сигналы - 12 штук.
Этот зонд был очень чувствительной и навороченной игрушкой!
- Ну что там, что? - нетерпеливо спросила ромуланка, одновременно с этим надевая все свои украшения и сразу начиная напоминать рождественскую елку.
- Подожди... - Самрита наморщила лоб. - Вот это, - она ткнула в схематическое отображение энергетических сигналов, - это мы. 12 наших приборов. По крайней мере, похоже на то. Это не выглядит подозрительно... А вот это уже интереснее, но я не знаю, что это может значить.
Делас молча наклонилась к ней:
- Поларонная радиация?
- Я знаю, что полароны часто используются в корабельном вооружении и оборудовании, и, насколько я помню, такое оружие было на кораблях Доминиона... - она перевела взгляд на Делас. - Но здесь же нет Доминиона, правда? Ещё были разработки использования поларонов для выявления Меняющихся. Брр! - Самрита передёрнула плечами. - В любом случае, на этой планете не должно быть подобной радиации, даже в малом количестве, если я правильно понимаю...
- Думаешь, Ане-Сои была права, и на планету напали? - тихо спросила Делас.
- Я пока ничего не думаю. Пойду скажу остальным, что удалось найти! - с этими словами Самрита направилась прочь из палатки, а Делас осталась внутри собирать свои вещи и дрон.
_____________________
С Делас и Самритой

 42 
 : 17 10 2018, 15:50:51 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён


В этот момент к ним подошла Тэйра. Ее одежда и прическа изменилась, но это определенно была она.
Вряд ли Тенека можно было обвинить в близорукости или невнимательности, но Ане-Лир определённо был либо невнимателен, либо близорук: он не обратил внимания на служанку Син, зато с интересом посмотрел на Бора – вероятно, старика тоже интересовало, когда караван трогается в путь.
Тэйра оглядела стоящих недалеко от костра их группы: тут был Тенек, профессор Закария и… какой-то кальдонианец, кажется, тот её друг, которого они уже видели. Это нехорошо. Тэйра бы сказала, что это совсем нехорошо. Придется придумывать все на ходу.
– Благословенные небом Син послали меня к вам, - заговорила она, обводя всех взглядом. - Скажите, чья это палатка? - она глянула на Бора, словно посчитав его владельцем.
Бор обратил внимание на Тэйру, когда она к нему обратилась. Кажется, ему это понравилось.
– Эта палатка принадлежит моей хорошей знакомой, Ане-Сои, - ответил Бор.
– Да, она моя, - явно нервничая подхватила землянка, косясь на Бора, - Вы меня ищете? Ваша госпожа снова хочет меня видеть? Пойдемте, вы мне все расскажете…
Закария жестом показала в сторону костра, возле которого сидели Ракар и Самрита.
– Конечно, - ответила Тэйра, стараясь сохранить серьезное выражение лица.

Когда они отошли в сторону, она глянула - будто равнодушно - на Ракара и Самриту, но на самом деле ей было смешно. Она даже подумать не могла, что придется разыгрывать ещё один спектакль! Интересно, они догадались?
– Благословенные небом Син вас к себе не приглашают, - начала она негромко, обращаясь к Ане-Сои, и собственная серьезность почти заставила ее рассмеяться, ей пришлось сделать усилие, чтобы не улыбаться. - Но они хотели бы, чтобы завтра ваша палатка стояла ближе к центру лагеря…, - Тэйра сделала крошечный шаг вперед и продолжила шепотом, чтобы ее слышала одна только профессор Закария:
– А я хотела бы вам сказать, профессор, что я здесь, и мне очень хочется переодеться и поесть. Поэтому, пожалуйста, сделайте что-нибудь, чтобы ваш друг ушел, хотя бы ненадолго.
Она отступила назад и наклонила голову, ожидая ответа.

Старик тем временем словно опомнился, после того, как служанка Син подошла именно к ним и заговорила именно с ними.
– Служанка Син послана к Ане-Сои… Это большая честь! – сказал он задумчиво и добавил, как бы подчёркивая значимость своих слов: – Вчера утром мы тоже были удостоены внимания Син, даже были приглашены к ним на завтрак, – и Ане-Лир слегка покосился на Бора, словно хотел проверить, какое это на него произвело впечатление.
Вулканец совершенно ничем не рисковал: как гостей Ане-Сои ведут к Син, видела половина становища, а судя по тому с каким пиететом здесь относились к этим высоким особам, человек, удостоенный их внимания, не преминул бы об этом упомянуть - либо откровенно хвастая, либо как бы невзначай.

Окруженная со всех сторон говорящими практически одновременном спутниками, женщина обернулась к тому, кого называла своего друга, пытаясь за секунду придумать что-то, чтобы разрешить ситуацию.
Но прежде, чем Закария успела даже открыть рот, Бор внезапно произнес:
– Я вижу, вы заняты, Ане, - он снова окинул взглядом и Тенека, и Тэйру, - Разведчики поехали вперед час назад, и мне нужно к ним присоединиться… Но вчера ночью, в темноте, я потерял одну вещь, там… - он махнул рукой куда-то за палатку землянки, где начиналась пустыня, - Я пойду поищу ее.
– Д-да, конечно, - в голосе Закарии сквозило облегчение.
Разведчик слегка поклонился и зашагал к палатке. Он не стал пересекать пространство с костром прямо перед ней, обошел его по дуге и вышел на открытое пространство за пределами кальдонианского лагеря. Он отошел на достаточно большое расстояние, глядя себе под ноги.
Наблюдая за ними от костра, Самрита подняла руку в приветственном жесте - возвращение Тэйры заметили.
– Да неужели, - пробормотала Тэйра, когда он ушел, и заулыбалась. Неловко махнув Самрите в ответ, она отошла к шатру, к той стороне, что была обращена в поле, чтобы из лагеря никто не мог (она надеялась) ее заметить, и сначала сняла пояс, а потом принялась неловко стаскивать наряд служанки. Свернула его и снова вышла к костру:
– Ну что, я наконец-то здесь! - заулыбалась она, приветствуя всех сразу.
Закария проводила Тэйру взглядом.
– Никуда больше не уходите, оставайтесь в безопасности, - бросила она распоряжение, - Собирайте вещи, я вернусь в новостями.
С этими словами она снова зашагала в лагерь, куда и направлялась, пока ее не остановили.
Тенек сперва убедился, что Бор отошёл достаточно далеко, затем снова догнал профессора и негромко сказал:
– Я обещал вам всё рассказать, Ане. Остальным тоже необходимо это знать. Когда я следил за Бором, я проводил его до самой чайханы. Он заказал пищу, но потребовал сперва воду, чтобы вымыть руки. Ответ чайханщика я могу привести вам дословно: «ты, со своими странными привычками», – вот, что он сказал. И это значит, он далеко не первый раз приносит Бору воду для рук – он знает, что это привычка, и это по-прежнему его удивляет. И ещё одно. Я не сразу ушёл, когда увидел вас, и видел лицо Бора в тот момент, когда он вас заметил. Не претендую на ясное понимание эмоций, но сравнивать между собой лица и находить наиболее близкие аналоги я могу. Самый близкий аналог к выражению лица Бора – выражение лица одной баджорки, когда она упомянула детей от кардассианцев. С высокомерием и осуждением.
Не стоит думать, что Тенек не был рад благополучному возвращению Тэйры, но раз Тэйра вернулась, эта проблема была уже решена, и следовало перейти к обсуждению проблем, сохранивших свою актуальность.
Опять-таки о Боре, конечно же, надо было предупредить и отсутствующих – отправившихся за водой, но это мог бы сделать любой после их возвращения, а профессора надо было предупредить сейчас. У Тенека были сомнения, что Бор что-то потерял, кроме желания о чём-то поговорить с профессором или подглядеть, что происходит вокруг её шатра, и поэтому Закарию следовало предупредить немедленно.
– Я не знаю, о чем вы говорите, я знаю Бора почти 10 лет и это совершенно на него не похоже, - раздраженно отмахнулась Закария, - Возвращайтесь к своим коллегам.
– Я говорю только то, что видел, Ане, – ответил вулканец, – у меня нет никаких счётов с Бором и нет причины лгать. Я только прошу вас обдумать мои слова и быть немного осторожнее.
– Я и не думаю, что вы лжете, - ответила землянка, - Лишь что ошибаетесь. Иногда то, что мы видим, оказывается не тем, чем является на самом деле. Особенно часто это бывает у людей менее опытных и разбирающихся в наблюдаемых объектах. Не идите за мной больше, мы привлекаем внимание, возвращайтесь к костру и соберите вещи. 
Тенек кивнул и направился собирать вещи. Здесь и сейчас он сделал, что мог. Он не считал, что странное поведение Бора должно непременно его дискредитировать – этому поведению могло быть и совершенно невинное объяснение, но вовсе не принимать эти странности во внимание он считал большой ошибкой.
___________________________
+ Закария, Тэйра, Бор

 43 
 : 17 10 2018, 15:50:09 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён


Слив воду, сконденсированную за ночь на специально предназначенной для этого материи, в котелок, Ракар вышел из шатра.
Самрита, немного проснувшись, принялась заниматься завтраком.
– Справишься со сбором шатра? - девушка посмотрела на Ракара. Сегодня у нее совершенно не было желания геройствовать и доказывать, что она тоже на что-то способна. Можно было сказать, что она сдалась.
Почти сразу после того, как Квинтилия, Толан и М’Кота ушли за водой, в лагерь вернулась Делас: без всех своих украшений, замотанная в накидку, она была почти незаметной. Ромуланка лишь быстро кивнула всем сидящим у костра и направилась к палатке.
– Нам нужно кое-что выкопать, - напомнила она, остановившись у полога. - Это лучше сделать, пока палатка ещё не собрана.

Тенек обратился к профессору Закарии:
– Ане-Сои, я вчера не стал вас тревожить расспросами, но возможно, вы развеете мои сомнения сегодня. Вы не говорили, что погибший доктор занимался прогрессорством, но ведь именно в этом была суть вашего с ним несогласия?
Стажёр отлично знал, что его догадка может быть и ложной, но у него были причины высказать её именно в такой форме.
Закария, уже собиравшаяся уходить, резко обернулась к Тенеку. Ее лицо под гримом кальдонианки потемнело.
– Он не занимался никаким прогрессорством! Это было бы нарушением всех правил! Вы на это намекаете? Это просто неслыханно…
Всплеснув руками, она отвернулась и зашагала в лагерь, в ее походке читалось раздражение.
– Подождите! – Тенек догнал её: если профессор не собиралась сбежать с их стоянки, ей было некуда особенно уходить, – Если никто из вас этим не занимался, тогда откуда кальдонианец, которого вы называете другом, мог усвоить привычки, настолько не свойственные местным, что удивили даже чайханщика – человека безусловно бывалого и повидавшего немало странностей? Ане, это важно! Как и некоторые другие странности.
Закария резко остановилась.
– Какие странности?
– Ане, я не собираюсь вас обвинять, – серьёзно сказал вулканец, – Но сейчас крайне важно, учил кто-то из ваших коллег Бора привычной для нас гигиене и были ли когда-нибудь у вас с ним конфликты, или недоразумения, иными словами, есть ли у него причина испытывать по отношению к вам негативные эмоции? Ответьте, прошу вас, и я всё вам подробно расскажу.
– Бор - наш друг! - быстро и возмущенно ответила землянка, а затем на ее лице отразилась целая гамма сменяющих друг друга эмоций: раздражение, удивление, осознание, страх.
– Да, мы не должны были заводить тесные контакты с местными, это тоже против правил, здесь вы нас поймали… Но попробовали бы вы сами прожить почти 10 лет в этом чужом и жестоком мире, без друзей! Мы думали, что никогда не вернемся домой!
– Я не осуждаю вас и не упрекаю, – слегка успокаивающим тоном сказал Тенек, – я просто хочу разобраться, не только ради моей группы – ради нас всех, ведь ситуация действительно сложная. Прошу вас, ответьте на мои вопросы.
– Возможно, он подобрал некоторые наши привычки, пока мы общались, я не знаю, - нехотя признала Закария, - И у нас никогда не было конфликтов и недоразумений.
– Вы замечали, чтобы среди этих привычек была привычка мыть руки перед едой? – поинтересовался вулканец.
– Не знаю, я не обращала внимания, - раздраженно ответила землянка, - Может, он был таким аккуратным всегда… нет, не знаю.
– Но вы хотя бы помните, случалось ли вам самим мыть руки перед принятием пищи в его присутствии? Или вы старались избегать таких оплошностей? Не волнуйтесь, Ане, это – последний вопрос, – на всякий случай добавил Тенек.
Резкие смены выражения лица землянки казались вулканцу гримасами, но он тщательно фиксировал их в памяти, и ему казалось, что его интерпретация этих изменений близка к истине. А если нет… Может быть, найдётся кто-то, кто поможет ему подтвердить их или опровергнуть.
– Не думаю, лично я всегда вела себя как местные, а это значит, что иногда нужно ходить грязным, - ответила Закария.
– Приветствую, Ане, - раздался голос.
К ним направлялся кальдонианец, причем именно тот, которого они в данный момент обсуждали.
– Приветствую, Бор, - отозвалась землянка, неловко покосившись на своего спутника.
– Доброго вам утра, – сказал в свою очередь Тенек.
Он не успел рассказать Закарии о том, что видел, но надеялся, что ещё успеет это сделать.
Бор окинул Тенека взглядом, в нем было любопытство, но и брезгливость.
– Я тебя не видел раньше. Кто ты такой, старик?
– Ане-Лир, лекарь, и человек, умеющий себя вести, и потому приветствующий приходящих, – совершенно безмятежно отозвался Тенек.
– Надо же, Ане… - пробормотал Бор, - Откуда ты знаешь Ане-Сои?
– Вы правы, – сказал Тенек, бросая взгляд на своё скромное одеяние, – моя одежда не служит мне хорошей рекомендацией, но таковы превратности жизни. Что касается Ане-Сои, она проявила благородство и милосердие, утолив нашу жажду и предоставив нам кров. Ради моей внучки, я буду у неё в вечном долгу.
– Вот как…
– Ты что-нибудь знаешь о том, когда мы отправляемся? - быстро перевела тему Закария.
___________________________
+ Закария, Тэйра, Бор, Самрита, Ракар, Делас

 44 
 : 16 10 2018, 15:50:43 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тэйра Джар
17 сентября 2384 г., рассвет
Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Син


Из сна Тэйру выдернули резко - кто-то достаточно бесцеремонно тряс ее за плечо.
-Эй, просыпайся! Скорее! - услышала она шепот старшей кальдонианской принцессы, - Уже рассвет!
Тэйра не сразу поняла, что происходит, но открыла глаза - и сон тут же слетел. Точно, надо уходить, как бы ни хотелось лежать под одеялом дальше.
-Да? - она приподнялась, скидывая с себя одеяло. Огляделась. - Я могу сейчас уйти?
В шатре все еще было темно, но глаза Тэйры могли различать силуэты - фигуру Син-Баэ, сидевшую рядом на коленях, гнездо из подушек на полу, где спала Син-Лин, подсвечники, в которых вчера ночью горели свечи. За полотняными стенами шатра было слышно какое-то движение - ходили какие-то люди, кто-то говорил вполголоса, звенела какая-то посуда, вдалеке протяжно закричал ящер.
-Где одежда, которую я тебе вчера дала? - Син-Баэ начала шарить в темноте вокруг.
Тэйра откинула одно одеяло, другое.
Наряд служанки Тэйра вчера убрала куда-то к себе поближе, но в этом ворохе ткани разве разберешься? Наконец, она нашла что-то, сложенное очень аккуратно.
- Вот он.
Тем временем зашевелилась и Син-Лин, разбуженная голосами сестры и Тэйры. Она заворочалась на своем месте и наконец открыла глаза.
- Мне приснился такой странный сон... - пробормотала она. Затем, увидев Тэйру, нахмурилась: - Или это был не сон?..
-Переоденься, - бросила Син-Баэ своей “дублерше”, а сама вернулась к Син-Лин, - Это был не сон, - негромко сказала она, - Но ты обещала никому об этом не рассказывать. Уже утро, скоро нам принесут завтрак, а потом мы отправимся в дорогу. Давай я помогу тебе одеться и причесаться. Где-то у нас должен быть твой дорожный наряд…
- Хорошо, - кивнула Син-Лин, все еще хмурясь. - Нет, не про нее... Мне снилось, что я слышала какие-то голоса... Мужской голос…
-Я ничего не слышала, - нахмурилась в ответ Син-Баэ.
Переодеваться Тэйра не стала, просто накинула одежду служанки сверху. Сразу стало жарко и неудобно, но это лучше, чем раздеваться несколько раз. Рукава рубашки и шарф она спрятала под наряд.
-Я от него и проснулась, - подтвердила Тэйра. Если Син-Лин помнит о том, как ее разбудили, глупо отрицать. - Я тоже слышала кого-то ночью… Но здесь довольно много людей, а никто чужой в лагерь не вошел бы… - задумчиво произнесла она. - Син, должна ли я буду вернуть вам эту одежду или могу оставить ее себе?
-Надеюсь, это был не Те-Сон, - пробормотала Син-Баэ, - Я так боюсь, что кто-то из советников меня поймает…
Затем она перевела взгляд на Тэйру.
-Одежду? - переспросила Син-Баэ, - Не знаю, я не думала об этом… Ты хочешь оставить ее себе? Она хорошего качества, так что да, наверное, хочешь… Это не важно.
- Вряд ли он вас видел, мы все уже были внутри, а сюда никто не заглядывал, -  чуть улыбнулась Тэйра и поднялась, расправила рукава. Неуверенно шагнула к выходу и снова обернулась к принцессам.
- Син-Лин, Син-Баэ, спасибо вам за гостеприимство, - она поклонилась. - Это была… огромная честь.
-Подожди! - властным жестом подняла руку Син-Баэ.
Она подошла к девушке и повязала ей расшитый цветами пояс.
-Сядь, мне нужно будет заплести твои волосы. И ты не можешь выйти отсюда просто так - наша служанка знает, что сегодня к нам еще никто не заходил. Тебе придется дождаться, пока нам принесут завтрак. Затем ты выскользнешь из шатра и пойдешь сразу на выход, а у охраны скажешь… скажешь…
Тэйра села перед Син-Баэ на колени и тоже задумалась. Что такого может понадобиться служанке вне лагеря? Не за водой же идти… И тут ее осенило.
- Вчера, когда мы со спутниками были у вас, наше оружие мы оставили снаружи. Не знаю, забрал его кто-нибудь или нет, но если нет, я могу им отнести, - она подумала, что Ракару советник  мог наверняка не вернуть мечи. Нож Лис точно остался у них. - Тогда не придётся придумывать ничего сложного и у меня будет причина, чтобы уйти.
-Разумеется, его забрали, - уверенно ответила Син-Баэ, - Как же иначе?
Она достала гребень и начала расчесывать волнистые волосы Тэйры, а затем заплетать их в аккуратную косу.
Син-Лин зевнула и потянулась. Сейчас, с сонным лицом и растрепавшейся за ночь косой она совсем не походила на принцессу - просто на обычную девочку своего возраста.
- Пусть скажет, что у нее особое поручение от Син, - хихикнула она. - И пусть только попробуют спросить, какое!
-Если что, я выйду и подтвержу это, - кивнула Син-Баэ.
Она закончила с волосами девушки и попросила ее сесть слева от входа в шатер и подождать немного.
- Конечно, спасибо большое, - Тэйра кивнула, переходя туда, куда ее попросили. - Свой кинжал я точно не забирала, другие тоже могли его там оставить, они же не знали, что меня не будет так долго… - задумчиво добавила она, ни к кому не обращаясь, а просто размышляя. Ей не хотелось оставаться без оружия. - Лучше бы его вернуть, если он здесь… Но ладно, я с этим как-нибудь разберусь… Выискивать его в лагере не буду!  - она улыбнулась, глядя на принцесс.
-Я не знаю, где твое оружие сейчас, - печально покачала головой Син-Баэ, - Но…
Она отошла в сторону, куда вчера сложила свои одеяния и украшения, снятые с “дублерши” и выбрала один из тяжелых золотых браслетов.
-Возьми это, ты сможешь купить новый кинжал.
- О, - Тэйра с поклоном приняла браслет и тут же надела его, спрятав под два рукава. - Благодарю.
Она запоздало подумала, что у них еще  могли остаться деньги с прошлого утра. Но может быть и нет. В любом случае, отказываться сейчас ей не хотелось. Она села слева у входа, не слишком близко, чтобы ее не заметили сразу, и чуть прикрыла глаза. Теперь ей снова хотелось спать.
Очень скоро из-за полога палатки раздался женский голос:
-Благословенная Небом Син-Лин и почтеннейшая Син-Баэ, ваш завтрак готов.
- Вносите! - властным голосом приказала Син-Лин. Слуги не видели, как широко она улыбнулась в предвкушении.
Полог отдернулся в сторону, в проеме с поклоном появилась сперва появилась одна служанка, а затем еще две. Завтрака, который они принесли принцессам, для обычного человека могло бы хватить еще на обед и ужин.
Но Син-Лин была привычна к тому, что стол всегда ломился от блюд - даже если девочка никогда бы столько не съела. Она уселась посреди шатра на подушках, ожидая, пока перед ней все расставят и нальют "чай".
Син-Баэ быстро кивнула девушке-триллу.
Когда полог отдернулся, Тэйра внутренне напряглась и замерла - заметят ли ее? Нет, кажется, служанки были очень заняты. Она ждала этого, и всё-таки жест Син-Баэ оказался для нее слишком неожиданным. Тэйра, как положено, поклонилась в ответ, стараясь все ещё не привлекать внимания, и выскользнула наружу. Наконец-то. Утренний воздух был прохладным, несмотря на то, что у Тэйры было две туники. Она сделала ещё шаг от шатра и незаметно огляделась.
Вокруг сновали небогато одетые кальдонианцы, наверное, это были слуги. Почти у всех в руках были какие-то свертки и тюки. С громким шелестом рухнул вниз соседний с обиталищем Син шатер, его ткань сразу начали быстро сворачивать. Вдалеке снова взревел ящер, судя по громкости и тембру голоса, он был больше, чем те, на которых ездила их группа.
Они сворачивают лагерь, а это значит, что Тэйре нужно было поторопиться. Она довольно уверенно - заблудиться было трудно, тем более, что дорогу она помнила со вчерашнего вечера - прошла к границе лагеря, где стояли стражники, и обратилась к одному из них:
-У меня есть поручение от почтеннейшей Син-Баэ, - Тэйра склонила голову, словно в знак уважения к принцессе. - Пропустите меня.
Она старалась говорить как можно мягче и уважительней, но при этом уверенно - ведь сама Син-Баэ дала ей разрешение уйти!
Взгляд стражника скользнул по Тэйре, но кажется, он разглядывал не ее лицо, а ее наряд.
-Проходи, - произнес стражник и отошел в сторону.
Тэйра кивнула ему и поспешила в лагерь. Неужели… неужели она выбралась? Приключение было, конечно, очень веселым, но во-первых, она устала, во-вторых, теперь ей хотелось стать если не Тэйрой, то хотя бы Лис. И снять этот мешающий наряд. И хорошо бы поесть. И, наверное, они ее там совсем заждались...
В остальном лагере была такая же суета, как и у Син - все складывают вещи и шатры. Несколько раз она чуть не сталкивалась с кем-то из прохожих. Но потом людей вокруг стало меньше, граница лагеря - и их палатка - была уже близко. Сначала Тэйра подумала, что надо кого-нибудь вызвать, но коммуникатор был спрятан под шарфом и двумя слоями одежды и достать его было невозможно. Поэтому она просто пошла к палатке профессора Закарии.

_______
с Син-Лин и Син-Баэ

 45 
 : 15 10 2018, 17:13:42 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., рассвет
Кальдония III, лагерь Ни’рён, чайхана

Делас быстро - почти бегом - бросилась прочь в сторону центра лагеря.
Лагерь тоже просыпался - некоторые кальдонианцы сидели у дымящихся костров и готовили завтрак, а кто-то перекусывал на ходу и уже начинал разбирать шатры и палатки. Другие собирали вещи и седлали ящеров. Дорогу перебежала пара детей. Все были в возбуждении от предстоящего дня и лагерь напоминал растревоженный муравейник.
На улице между рядами палаток, где еще вчера стояли торговцы со своими лотками и товарами и толпились покупатели, никого не было - видимо, никто не видел смысл раскладываться, раз караван все равно отправится в путь. Лишь одна женщина прошла мимо, таща большой, закрытый крышкой, кан и выкрикивая: “Пирожки! Горячие пирожки! С мясом, с мав’жу!”
В чайхане сегодня было мало посетителей. Женщины, которые вчера разносили еду, убирали лишние подушки.
Стараясь унять сердцебиение, Делас заглянула внутрь. Она одновременно и надеялась, и боялась увидеть Те-Яно.
Те-Яно сидел внутри, за прикрытием полога палатки, так что его не было видно с улицы. Сегодня он был в бледно-фиолетовом одеянии, и его длинные полы были аккуратно разложены вокруг его скрещенных ног. Перед Те-Яно на подносе стоял чайник, и в единственной глиняной чашке дымился напиток.
Немного поколебавшись, Делас прошла внутрь, поплотнее запахнув свою накидку. Она нерешительно остановилась перед Те-Яно.
- Вы всё-таки пришли... - проговорила девушка.
Те-Яно молча кивнул и долил себе в чашку чая.
- Почему? - строго спросила Делас. - Вы ждали меня вчера, а я не пришла. И вы позволили моему телохранителю уйти. Почему? - повторила она.
-Ты мне нравишься настолько, что я стал жадным, - спокойной произнес Те-Яно, - Я попробую дать тебе второй шанс.
Делас чуть заметно усмехнулась и, не дожидаясь приглашения, присела напротив.
- Как я могу вам нравиться, если вы меня совсем не знаете? - спросила ромуланка. - Но вы мне тоже нравитесь, и мне очень жаль, что вчера все так получилось.
-Ты позвала меня только чтобы спросить, почему я отпустил твоего телохранителя? - Те-Яно медленно отхлебнул из кружки.
- Это мне тоже интересно, но нет, я пришла не за этим, - напряжённо рассмеялась Делас. - Я хотела извиниться, но до сих пор не понимаю, как это правильно сделать. Произошло слишком много всего... Начиная с того, что я не смогла прочесть ваше приглашение, и заканчивая тем, что пошла к вашему отцу. Наверное, все могло бы быть по-другому... - она опустила взгляд и вздохнула.
-Разве есть правильный и неправильный способ извиниться? - произнес Те-Яно, - Начни уж как-нибудь, а там посмотрим, как пойдет.
- И правда, - усмехнулась Делас. - Тогда я бы хотела попросить у вас прощения за то, что не пришла на встречу и... приняла приглашение Те-Сона.
Те-Яно вздохнул.
-Я еще не решил, прощать тебя или нет, мне нужно будет подумать, - предупредил он, - Ты правда не умеешь читать?
- Не умею, - призналась Делас.
-Будешь ты моей возлюбленной или мачехой, но научиться тебе следует, - вынес вердикт Те-Яно, - Приходи в чайхану сегодня вечером, я буду давать тебе уроки.
- Мачехой я вряд ли буду, - покачала головой Делас, - или ты слишком плохо знаешь своего отца... - судя по тому, что за ней не послали охрану, Те-Сон либо еще спал, либо не помнил о вчерашнем. Если, конечно, вообще был еще жив... - Хорошо, сегодня вечером, после дороги, я запомню, - улыбнулась девушка, надеясь, что на этот раз ее планам ничего не помешает. - Надеюсь, это не слишком сложно?.. Может быть, я когда-нибудь даже смогу писать стихи?
Те-Яно старался сохранить серьезное выражение лица, но смех прорвался через сомкнутые губы.
-Вообще-то это довольно сложно, - ответил он, - А чтобы писать стихи, нужно долго изучать труды ученых и поэтов прошлых лет.
Делас тоже постаралась сдержать улыбку.
- Думаете, у меня не получится? - невинно спросила она.
Конечно, она прекрасно понимала, что вряд ли сможет овладеть чужим языком на таком уровне, чтобы что-то на нем написать. Она вообще никогда не изучала иностранные языки, прекрасно обходясь универсальным переводчиком. Но все же Те-Яно видел перед собой недалекую миловидную куртизанку, а не одним из этих слов Делас не была. Ему невозможно было даже вообразить, кто скрывается за видимым ему обликом, и это веселило ромуланку.
Конечно же, она не собиралась влюбляться! Даже чуть-чуть. Она же не глупая, она всё понимала... Но ей определённо нравилось все происходящее, как и сам Те-Яно.
-Если бы это было просто, стихи бы писали все, даже простолюдины, - продолжил улыбаться Те-Яно, - Для того, чтобы написать хороший стих, нужно образование и развитый художественный вкус. Ты должна уметь понимать, что в искусстве ценится, а что считается дурным тоном. Это приходит только с опытом. Подожди-ка...
Он спрятал одну руку за спину, а через секунду положил на поднос возле чайника сложенный веер.
-Я купил тебе новый, потому что испортил твой.
- Надеюсь, когда-нибудь я смогу все это постичь... - проговорила она и протянула руку к подарку. - Спасибо, - Делас аккуратно раскрыла шёлковый веер с тонкой росписью. Наверное, это была очень дорогая вещь - более дорогая, чем прошлый веер из коллекции Арина и Закарии. Делас невольно им залюбовалась. - А я совсем забыла поздравить вас со вчерашней победой. Вы превосходный воин!
-Благодарю, - Те-Яно слегка склонил голову, - Что ж… Если ты больше ничего не хочешь сказать, мне нужно идти. И тебе, наверное, тоже нужно собираться.
Он поднялся на ноги.
Делас тоже поднялась на ноги. Еще секунду она сомневалась, спросить или нет, и наконец решилась:
- И все же... Как вчера вы узнали, что моему телохранителю нужна помощь?
-Я вышел из палатки и услышал голоса, - пожал плечами Те-Яно.
- Вы помогли нам, - улыбнулась Делас. - Спасибо! Я надеюсь, что мы сможем еще встретиться... сегодня. Поверьте, я могу быть очень прилежной ученицей, - с этими словами ромуланка слегка поклонилась.
Те-Яно кивнул в ответ и пошел прочь.
Чайханщик тем временем принялся расталкивать посетителей, которые продолжали спать у дальней стены палатки. Его женщины-помощницы собирали вещи. Лагерь готовился к отъезду.
Не особо глядя по сторонам, Делас быстро направилась назад к палатке профессора Закарии, с трудом скрывая улыбку.
_________________
Написано Делас и Те-Яно

 46 
 : 12 10 2018, 14:51:03 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., рассвет
Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Закарии

– У нас есть птица, – напомнила М’Кота. – Надо спросить Осэ, можно ли настроить её на нестандартный вывод информации. Я не инженер, но может быть Осэ сможет подключить к ней как средство вывода коммуникатор? Это была бы уже какая-никакая, но разведка.
-Птица! - воскликнула Квинтилия, как будто только вспомнила об их дроне, а затем быстро прикрыла рот ладонью, - Но разве она управляется не с пульта, который сам по себе средство и ввода, и вывода информации?
- Да, оголтелый оптимизм, это плохо, - согласился Артур. - И мы будем это расследовать, но для этого нужно поехать не с профессором в Ни'Хан, точнее не всем, а разделиться.
Квинтилия не сказала о том, что чувствует. Мало кто вообще говорил об этом, и, наверное, все они правильно делали это.
- Я пойду, - сказал Артур поднявшись, и пошел забирать снаряжение.
Квинтилия обернулась вслед Артуру, но не стала его останавливать.
-Мы должны будем решить, где нам больше понадобится птица - в Ни’хан или на базе, - проговорила она, ни к кому конкретно не обращаясь.
На эти слова Тенек поднял голову и твёрдо сказал:
– Моё мнение, на базе. У Ане-Деи самое большое две недели до того дня, когда кончатся лекарства. Её жизнь зависит от того, сумеем ли мы получить доступ к современным технологиям.
Квинтилия кивнула, принимая его слова.

Через какое-то время ромуланец проснулся и перевернулся на спину, молча глядя в потолок шатра, в то место наверху, откуда был виден свет. Он уже понял, что кроме Делас, из палатки ушли некоторые остальные, и Квинтилия.
Это была доварповая планета, на которой они застряли, благодаря чьему-то злому умыслу, и теперь, как Ракар слышал, профессор собиралась оставить их тут на неопределенный срок, руководствуясь не то какими-то странными трактовками их федерального основного закона, который в данном случае Ракар не понимал, не то какими-то своими недосказанными для кадетов мотивами. И этого нельзя было допустить. У Делас нет времени ждать, да и вообще.
Ракар высунул руку из спальника и потрогал собственные уши. Если уж умирать, то хотелось бы ромуланцем. С нормальными острыми ушами, и правильным лбом и цветом кожи, собой, а не кем-то таким... Но что за глупая мысль, ее не должно допускать, должно о другом думать. И пора действовать. Ракар решительно вылез из-под спальника, Квинтилия уже была снаружи, точно, он проспал, непоправимо проспал. Ромуланец принялся сворачивать свой спальник, заметив еще спящую капитана, а потом оглянулся, кто в палатке есть еще, есть ли профессор, или уже нет? Тут еще была и координатор, уже проснувшаяся, и Ракар коротко кивнул ей.
Землянка-профессор тоже еще спала, отвернувшись лицом в стенке палатки.
Заметив профессора, ромуланец начал собираться еще тише. Пусть профессор поспит пока. Нужно было разбудить капитана, спросить какие результаты сканирования зондом в виде птицы на излучение, и если его не сделали, то напомнить. Но ему стало жаль будить энсина Баккер, сейчас ничего не изменится еще она поспит еще полчаса. Ромуланец поправил черную рубашку на себе, взял наручи, пояс, надел ботинки, и вместе со спальником очень тихо покинул палатку.
На улице, заметив у костра Квинтилию и остальных неспящих, Ракар сначала туда не пошел. У полога он положил спальник, отошел чуть в сторону, умылся из фляги, привел себя в порядок, надел наручи, пояс, вообще, сделал максимум для того, чтобы выглядеть прилично, и только тогда подошел к костру.
- Утро... - сказал Ракар, оглядываясь у костра, - Лис еще нет, да?
Трилл посмотрела на Ракара, на его лицо.
-Шарф, - коротко произнесла она.
Почти сразу же вслед за Ракаром из палатки появилась и Толан - уже в полном облачении "жрицы". Оглядев кадетов, она тоже присела рядом с ними.
- Лагерь сворачивается, - заметила она, имея в виду видные им соседние палатки. - Вы подумали о том, что будете делать?
-Наверное, кому-то надо разбудить Осэ… - Квинтилия посмотрела в сторону палатки.
Но вместо Самриты из нее вышла профессор.
-Доброе утро, - произнесла она без тени улыбки.
Кажется, этим утром оптимизмом не блистал никто.
-Вы уже начали готовить завтрак? И нужно собрать воду с палатки.
Ракар ощупал лицо, на котором все еще были следы, так метко охарактеризованные Квинтилией всего одним словом.
- Хорошо, - кивнул ромуланец Квинтилии, и, обернувшись, увидел Иламу, а затем профессора.
- Я сделаю, - снова ответил Ракар девушке-триллу, быстрым взглядом из-под руки оглядывая профессора, которую он вчера слишком мало видел вечером в бодрствующем состоянии. И отправился в палатку, будить капитана. Было уже пора, оставлять тут профессора командовать ужасно не хотелось. Ромуланец быстро юркнул в палатку, отыскал там свой шарф в первую очередь, а потом присел рядом с Самритой и тихонько потряс ее за то место, где должно было быть плечо под спальником.
- Капитан… утро, пора вставать, сэр.
Самрита Баккер отреагировала не сразу - сначала она просто заворочалась, пытаясь закопаться еще глубже в спальник, и только потом открыла глаза.
- Что случилось? - пробормотала она, оглядываясь. В палатке никого не было. - Я что, все проспала?! - воскликнула землянка, резко садясь на месте.
- Все нормально, ничего вы не проспали, - сказал ромуланец, он сначала наблюдал за Самритой, а когда та поднялась, отвернул голову, чтобы не смущать девушку. – Я подумал, что не будет плохого, если вы поспите еще полчаса, но полчаса не успели пройти, профессор уже вышла, поэтому нам тоже пора. Ничего другого не случилось, - и Ракар принялся наматывать шарф привычным уже образом.
- Лис вернулась? - тревожно спросила Самрита, выбираясь из спальника и на ходу пытаясь привести в порядок одежду и причёску. Разумеется, безуспешно.
- Нет, - коротко ответил ромуланец.
Самрита простонала что-то невнятное и направилась к выходу из палатки. Ее настроение сегодня прекрасно соответствовало общему состоянию группы.
Ракар поднялся и пошел за ней.
Ракар слышал, как профессор сказала до того о воде, изначально он проигнорировал эту ее реплику, но теперь было нужно.
- Ане-Сои, - сказал ромуланец, очень тихо, приблизившись к профессору, - не лучше ли в непосредственной близости от колодца набрать оттуда, чистой холодной воды, а возможность росы – оставить на то время, когда колодца не будет?
-Воду в любом случае нужно слить, иначе палатка будет плохо сохнуть, - произнесла Закария обычным голосом, не подстраиваясь под тихий голос Ракара, - Мне не важно, куда вы ее денете, важно только, что у вас всех был адекватный запас на весь день.
-Доброе утро, капитан, - тем временем девушка-трилл негромко поприветствовала вышедшую из палатки землянку и выжидающе на нее посмотрела.
Ромуланец отошел от профессора, и посмотрел на Квинтилию, украдкой, пока подбирал пустой котелок. Квинтилия утром здоровалась со всеми, кроме него. Все было плохо в этой жизни. И Ракар пошел в палатку, чтобы освободить ее от воды.
Самрита огляделась, чтобы сориентироваться в происходящем. Лис еще не было, как и Делас, но уже пора было принимать решение, поедут ли они все в Ни'Хан или нет.
Она приподняла кан, под которым скрывались остатки вчерашнего ужина, и подставила его к костру:
- Это подойдёт для завтрака? - поинтересовалась девушка. На вопросительный взгляд Квинтилии она только вздохнула. - Хорошо бы было сходить к колодцу и набрать воды, - она оглядела всех женщин группы, - а заодно посмотреть, не видно ли Лис. После этого нам нужно будет кое-что обсудить. С вами, - Самрита перевела взгляд на профессора.
Тенек, сидевший на разливе кипятка, вместе с приветствием подал профессору и Самрите по чашке горячей воды и традиционно предложил добавить в воду немного сока из целебный листьев.
Закария отказалась от чашки с кипятком.
-Сегодня нужно многое сделать, - распорядилась она, - Мне нужны добровольцы, чтобы разобрать палатку. Вы уже истратили всю воду, которую я принесла вчера? Тогда кто-то должен принести еще, но теперь там будет очередь из тех, кто не позаботился о запасах вовремя. А я схожу и узнаю новости - что происходит, что известно о времени отправления и о месте нашей следующей стоянки.
Девушка-трилл тем временем гадала, к кому обращается Самрита насчет воды. Кажется, ее взгляд обежал всех женщин… Да, это было логично, им говорили, что носить воду - это женское дело.
- Мы все сделаем, - легко согласилась Самрита, - можете не волноваться. - Затем, встретившись взглядом с Квинтилией, она ей кивнула: - Лия, сможешь сходить за водой? Если хочешь, я схожу с тобой, но я боюсь, что не могу сейчас много носить... Может быть, Ане-Лан? - ее взгляд остановился на координаторе. Давать той распоряжения было как-то неудобно, и Самрита понимала, что не знает, как это сделать. К ее удаче, Толан просто кивнула в знак согласия и встала со своего места.
Квинтилия тоже встала.
-Я схожу, - подтвердила она.
Затем Квинтилия поискала взглядом, куда можно набрать воду. Неподалеку от костра стоял котел, который вчера принесла профессор, но воды в нем уже почти не осталось - ее потратили на мытье решетки и утренний напиток, который лишь с очень большой натяжкой можно было назвать чаем.
Квинтилия взяла котелок и направилась в сторону колодца. Толан последовала за ней.
– Знаете, люди иногда пьют. И едят, – не выдержала менторского замечания профессора М’Кота и крикнула вслед уходящим: – Подождите, я с вами! Быстро давайте всю посуду! Эх, ведро бы нам! – это уже относилось к остающимся.
Собрав всё, что можно было унести втроём вместе с предполагаемой водой, М’Кота присоединилась к водоносам.
___________________
С кадетами, Иламой Толан и профессором

 47 
 : 12 10 2018, 14:43:14 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
17 сентября 2384 г., рассвет
Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Закарии


Когда первые лучи солнца коснулись долины, где стоял караван, Делас в палатке профессора Закарии уже не было. На ее спальнике лежали драгоценные украшения и заколки для волос, которые на этот раз ромуланка решила оставить. Без помощи Самриты и Квинтилии ей все равно было не справиться со всем своим туалетом, поэтому она просто гладко расчесала волосы и завязала их в "хвост". Поверх своего роскошного, хоть и потрёпанного после вчерашнего наряда она набросила накидку, в которой выбиралась на разведку в первую ночь в этом лагере. Макияжа сегодня тоже не было - никогда еще за время своего существования Ане-Дея не напоминала Делас так сильно.

Ракар спал и видел сон, ничего из такого, что он будет потом вспоминать, все было иррационально и фантастично, игра теней, которые если и вспомнить, то захочется забыть. В тот момент, когда Делас уходила, ромуланец услышал шорох, и его сознание попыталось вырваться из сна, чтобы понять, что происходит. У него был какой-то долг, ему нужно было проснуться, но он осознал, что Делас выходит, а значит долг уже неактуален.
Каким-то образом ночью Ракар умудрился протиснуться со своим спальником между кадетами так, что спал вытянувшись рядом с Квинтилией. В полусне-полуяви Ракар посмотрел на Квинтилию, услышал как она дышит, и спокойно лег обратно, продолжая спать.

Осторожно и тихо выбравшись из палатки, пока все спали, Делас собралась уже направиться в сторону чайханы, но ее взгляд остановился на Тенеке, дежурство которого еще не закончилось. Ромуланка на мгновением застыла на месте, а затем с решительным видом пошла дальше.
– Ане-Дея! – окликнул её вулканец. – Не откажитесь со мной побеседовать.
Делас резко остановилась.
– Сейчас? - она обернулась и нервно заозиралась по сторонам. - У меня совсем нет времени, я должна идти... Но я скоро вернусь.
– Это не займёт много времени. И я не стану вас задерживать, если только вы не направляетесь встречать Лис, вопреки вчерашнему решению.
– Нет, конечно же нет! - воскликнула Делас. - Пожалуйста, быстрее!
Тенек подошёл к ней и тихо сказал:
– Я только хотел узнать, на сколько дней вам хватит медикаментов.
– На семь, - тихо ответила Делас. - Если принимать в текущей дозе, - быстро добавила она.
– А если снизить до сравнительно безопасного минимума?
– То на 14. Ты что, думаешь, я сама не могу отследить жизненно-важный вопрос? - сощурилась Делас. - Ты еще помнишь, кто тут начальник медицинской службы?
– Помню, – кивнул Тенек, – а ещё я помню, что даже начальнику медицинской службы нужен собственный врач. Не говоря уже о том, что эта информация на данный момент является стратегической для всей группы. Как я понимаю, вы собираетесь принимать лекарства по второй схеме?
– Д-да, - быстро кивнула Делас и снова нервно мотнула головой. - И мне совершенно точно пора идти, сейчас совсем не лучшее время обсуждать, как быстро я умру!
Тенек отступил назад, словно молча уступая ей дорогу и вместо ответа спросил:
– Если вы задержитесь, вас будет безопасно вызвать?
– Нет, не надо этого делать! - быстро закрутила головой Делас. - Я вернусь, капитан и первый знают, куда я иду, - с этими словами она быстро - почти бегом - бросилась прочь в сторону центра лагеря.
Эта информация была существенной. Одна из многих вещей, которые следовало отработать в новой ситуации, – это безопасное использование коммуникаторов. Со вчерашнего дня их группа уже начала делать это, но не менее важно, чем использовать коммуникатор, когда это возможно, было определение и отсечение ситуаций, когда его использовать нельзя. Делас хорошо сделала, что предупредила об этом.

Проснувшись, Артур осознал, что лежит в обнимку с М'Котой, ночью он придвинулся к ней ближе, и они теперь были накрыты одним спальником. Кадет пошарил рукой, в надежде нащупать прибор, делающий из М'Коты кальдонианского охотника-мужчину и снять его на некоторое время, но не нашел, и вместо этого, уткнувшись лбом в спину клингонки, прошептал:
– Вставай, Тер, уже, похоже, утро.
– Не может быть, – сонно проворчала М’Кота, – Это всё обман зрения, на самом деле ещё ночь!
Однако, вопреки словам, М’Кота резко сдёрнула спальник с лица, а потом и села.
– Мой братишка впал в детство, – съязвила она, чувствительно щёлкая Артура по лбу, – Или замёрз ночью? Признаться, было холодновато, но теперь я понимаю, почему не проснулся. Спасибо тебе, ты не дал моей спине превратиться в ледышку.
Артур тоже сел, протирая глаза и лоб, по которому щелкнула М'Кота.
– Еще какой обман… более того я тебе скажу, это не Земля, не Кронос, и даже не станция ДС9, это Кальдония III. Да, я тебя грел, - улыбнулся Лайтман, - и сам грелся.
А потом посмотрел на остальных спящих.
– Давай не будем их будить, - прошептал Артур, - смотри, как сладко они все спят.
– Нужно будет присмотреться к соседям, если они не спешат, не будем спешить и мы. Давай-ка пока скипятим воды и выпьем горячего чая. Ну или слабого его подобия.
Но кипятить воду не пришлось: когда они вышли из палатки, оказалось, что  Тенек уже поставил на огонь котёл с водой. Оставалось только, зачерпнуть кипятка и налить в чашку.
– Доброе утро, Ане-Лир, - сказал Артур, окончательно просыпаясь на воздухе. – Мы вас сменим. Скоро уже все встанут, отдыхайте, пока есть возможность.
– Благодарю, но сейчас нет смысла ложиться спать, – ответил Тенек. – К тому же у костра значительно теплее.


Квинтилия проснулась резко. Заметив, кто спит с ней рядом, она едва ли не подскочила в своем спальнике, села и отодвинулась спиной к стене палатки, поплотнее запахнув свои лохмотья на груди.
Илама Толан проснулась практически сразу после своих кадетов - как раз она, казалось, за эти четыре часа выспалась вполне неплохо.
Самрита же продолжала с таким упоением спать, будто не делала этого уже как минимум неделю.
Слегка придя в себя после резкого пробуждения, Квинтилия Перим осмотрела себя, поправила все пестрые лоскуты и выбралась из палатки.Поеживаясь от утреннего холода, она подсела к костру.
Артур присел у костра, а потом, когда вышла Квинтилия, он понял, что народ уже начал просыпаться и поднялся, глядя на Квинтилию.
– Наверное, я пойду седлать ящеров, - сказал Артур, - чтобы не терять времени. Они там встают уже? Профессор спит? - спросил кадет Квинтилию.
– Наверное, да, я не обратила внимания,  - ответила Квинтилия.
Тенек протянул ей чашку с кипятком и спросил:
– Выдавить тебе туда сока ин-ши? Для желудка он вполне нейтрален.
– Да, - согласилась Квинтилия, - Пусть будут дополнительные калории.
Тенек развернул холстину, в которую были завёрнуты свежие листья и, сделав надрез, аккуратно выдавил порцию сока в чашку.
– Калорий тут мало, зато много витаминов. Правда, вкус специфический. Кто-нибудь хочет ещё?
Квинтилия взяла чашку и, обхватив ее горячие бока руками, начала медленно пить, глядя на огонь.
– Не, спасибо, - ответил Артур Тенеку, - я пойду приготовлюсь к отходу. Когда профессор проснется, хотелось бы быть готовыми уже стартовать в сторону базы... одной из наших групп, если нам удастся ее убедить не делать консервацию по пустому подозрению.
– Я лучше утром без специфического, – хмыкнула М’Кота, наливая себе ещё полчашки кипятка. В своём воображении она видела кружку крепкого рактаджино, и предполагаемый травянистый вкус ин-ши как-то совсем не вязался с этим представлением. Даже пустой кипяток был как-то ближе.
– Что-то ты рано засобирался, – сказала она затем Артуру. – Думаю, время у нас ещё есть.
– Я думаю, что пора, - сказал Артур, а потом посмотрел на Квинтилию, - доброе утро, Лия. Извини, я не проснулся еще толком, и забыл поздороваться.  Лис пока нет, - констатировал Артур.
– Доброе, - пробормотала Квинтилия, но по ее виду было понятно, что это всего лишь вежливость и фигура речи.
Собравшийся уже было уходить, Артур отменил свое движение и, чуть задумавшись, сел рядом с триллом, принявшись палкой, назначенной костротыком, шевелить ветки в костре.
– Конечно, утро не то чтобы, доброе, но это пожелание. Как ты думаешь, каковы наши шансы? - спросил Артур Квинтилию.
Квинтилия покосилась на севшего рядом землянина.
-Шансы на что?
– На то, что отсутствие дальней связи - лишь природная аномалия, на то, что мы обнаружим базу целую, без всякого вмешательства, что Лис скоро вернётся, что все это лишь недоразумение, которое решится… - сказал Артур,- как ты, Лия? Что с тобой сейчас происходит? Что ты чувствуешь?
– Я знаю, что оптимизм - это хорошо, но в данном случае предполагаю худший сценарий, - мрачно ответила Квинтилия, - По-моему, внезапная природная аномалия, которая включилась как раз когда мы оказались здесь - это слишком большое совпадение. Я верю в совпадения в принципе, но не сейчас. Мы вообще пытались это расследовать?
– Стоило бы попытаться, – заметила М’Кота и добавила: – Внезапная трагедия сразу в трёх местах – на орбите, на базе и на раскопках – требует ещё большего числа невероятных совпадений, чем природная аномалия, это тоже надо иметь в виду.
– Но у нас нет не то, что трикодера, вообще никакой техники, - вздохнула Квинтилия, - Так что, наверное, расследовать не получится…
____________________
+ все

 48 
 : 10 10 2018, 09:39:02 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
17 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии


Тенек обошёл вокруг лагеря, затем вернулся и сел возле костра. За свой срок дежурства он обойдёт лагерь ещё несколько раз, а пока он смотрел в огонь и прислушивался к малейшему шороху.
Насыщенный выдался день! Правда, любой день вулканца насыщенный, но этот всё же был особенно полон событиями. Много было вещей, над которыми стоило поразмыслить и первое место в этих мыслях следовало отвести Делас. Тенек ясно сознавал, что Делас необходимо вернуться в цивилизованный космос до того, как закончатся её лекарства, а значит действовать нужно было решительно и энергично, причём сразу в нескольких направлениях. У вулканца не было сомнений, что Федерация, да и другие государства тоже, не бросят их без помощи, и как только истечёт срок их предполагаемого возвращения, организуют поисковую партию, но довольно ли у Делас лекарств, чтобы дождаться этой партии, и если нет, есть ли доступ к технологиям, позволяющим его синтезировать?
Несколько проще было с Самритой и координатором. Конечно, стопроцентной гарантии того, что долгая задержка на планете обойдётся для них без последствий дать было нельзя, но у обеих был хороший физический потенциал, а значит и хорошие шансы выйти из ситуации без потерь. Впрочем, Тенек был всё же намерен попросить Самриту по возможности минимизировать нагрузки, ведь нагрузки в таком климате означают перегрев, а для земного ребёнка перегрев создаёт лишние риски.
Мысль о координаторе заставила Тенека вернуться в своём воображении к их засаде возле чайханы. Мог ли он предположить, что пусть ненадолго, но окажется её напарником? Объективно говоря, мог, но это было… это было, как оказаться напарником адмирала Джейнвэй, во всяком случае так Тенеку представлялось. Впрочем, координатор скорее всего не испытала по этому поводу никакой радости, ведь Тенек был проблемным подчинённым на испытательном сроке, и сомнительно, чтобы Толан было приятно с ним общаться. А это было жаль: недавний разговор на площадке возле пещеры ясно показал, как Тенеку недостаёт разговоров с человеком, обладающим бóльщим опытом и более зрелым разумом, чем у него самого. Конечно, разница между ними всего восемь лет и тридцать три дня, но Тенек был ещё в таком возрасте, когда разница величиной в целое Странствие ещё имеет значение. И это не считая экстремальный опыт координатора. Ей довелось жить на оккупированной планете, пройти войну – пережить то, что сверстники Тенека могли представить себе только умозрительно. Да и совсем недавно на станции: операция, в которой участвовала координатор едва не стоила ей жизни. А если так, стажёру было сложно даже вообразить, какой груз лёг на плечи женщины, помимо очевидного – всеобщего осуждения, отторжения со стороны общества, которое она перенесла со  сдержанностью и достоинством. Тут он подумал, что профессор Закария говорила о бедах своей группы так, словно никто другой не переживал аналогичных или даже превосходящих трудностей, и координатор ни словом не упомянула пережитое лично ей, только вступилась за участников своей группы. Это также внушало глубокое уважение.
Тенек ещё долго мог бы размышлять на эту тему, но из соображений здравого смысла переключил себя на другие проблемы, имеющие более непосредственное отношение к требующим решения задачам, и среди множества вопросов был один, который нужно было разрешить уже утром, когда все проснутся и смогут обдумать его на свежую голову. Это был тот короткий диалог Бора и чайханщика, который касался мытья рук. Само по себе то, что представитель доварповой древности моет перед едой руки, не вызывало удивления: Тенек знал, что этот обычай обнаруживался порой у очень древних культур, не знающих не только варп-технологий, но даже пороха, интересен был не факт мытья рук сам по себе, но реакция чайханщика. Чайханщик назвал обычаи Бора странными, значит конкретно в этой культуре мытьё рук перед едой не было распространено и воспринималось, как экзотическая причуда. Первая мысль, которая напрашивалась в результате, была о том, что доктор Дарзен занимался не только исследованиями, но и пытался заниматься прогрессорством, в чём с ним не были согласны остальные члены исследовательской группы. Если это было так, становилась более понятной и его гибель: возможно, доктор стремился не только и не столько получить какие-то знания сам, сколько двинуть вперёд медицинскую науку здешних жителей. Это было только предположение, и стажёр намеревался в самом ближайшем времени сделать шаг к тому, чтобы либо подтвердить его, либо опровергнуть. Если это предположение подтвердиться, многие данные в анализе ситуации встанут на свои места, если же нет, станет понятно, что ситуация намного сложнее, чем он думал. Тенек ясно понимал, что будет означать отрицательный ответ – ответ, что никто из учёных, включая доктора Дарзена, не занимался прогрессорством, даже таким невинным. Такой ответ добавлял в уравнение их ситуации ещё одну переменную, значимость которой нельзя было переоценить.

 49 
 : 09 10 2018, 18:28:02 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии

Тенек поднялся со своего места и пошёл в первый обход вокруг лагеря. Дежурство ночью – это не только страховка от разбойников или воров, это ещё и предосторожность против пожаров: ткани и шкуры, из которых изготовлены шатры, жерди, на которые они опираются – всё это прекрасное горючее, и стоит загореться одному, разбрасывая вокруг себя искры, как весь палаточный город окажется под угрозой. Поэтому дежурному надо время от времени смотреть во все стороны, не появилась ли где-нибудь в стороне предательская вспышка.

Это не сработало. Здесь лучше всего сработало бы ракетное топливо, но его не было. Квинтилия права. Квинтилия уходила. Ракар поднял голову. Она уходила спать, внутри Ракара все металось, хотелось бежать за ней, он снова не смог поговорить. И рука хватала лишь пустоту. Ромуланец смотрел Квинтилии вслед и молчал. А потом поставил на землю кувшин, и сел у костра, скрестив ноги, обхватив руками колени. Так он смотрел на огонь несколько секунд.
- Что там случилось в палатке Те-Сона? – негромко спросил Ракар у Делас.
- Ничего, - пожала плечами Делас, тоже прослеживая взгляд Ракара. - Ничего важного. Он заснул.
Сейчас Делас изо всех сил надеялась, что завтра утром Те-Сон не пришлет за ней стражу. Не очень-то хотелось оказаться в той тюрьме, откуда доносились крики и стенания.
Ракар кивнул и еще некоторое время смотрел на огонь. Не нужно было уточнять, произошедшее там было для Делас тяжело.
- Надеюсь, все обойдется, - сказал наконец ромуланец, - хотя, надежда – не наш метод. Но ничего, ничего.
Ракар поднял голову, глядя на девушку.
- Хочешь, попробуем этого вина? Не зря же я принес этот трофей.
- Давай, - равнодушно пожала плечами девушка. И добавила после паузы: - Я же сказала - ничего не было.
Ракар снова кивнул.
- Да, я понял, - ромуланец поднялся, взял кувшин, обошел костер, поднял котелок, которым М'Кота накрыла еду, нашел более-менее две чистых палочки, насадил на них мясо, один кусок протянул Делас.
- И закусить. Сегодня был трудный день. Завтра начнем все заново.
Ракар огляделся, нигде не было нормальной посуды в которую бы можно было налить.
- Эх, перелить некуда, - сказал Ракар, - придется из кувшина. – Он присел рядом с Делас и протянул ей и кувшин, держа его за ручку.
- Когда то в древние времена так пили, передавая друг другу у костра. Что-то такое я читал.
Девушка сделала небольшой глоток и передала кувшин назад.
После небольшой паузы она все же спросила:
- Почему ты не идешь спать?
Ракар глотнул вина и поставил кувшин на землю.
- Не ромуланский эль, конечно, но ничего вроде, - сказал он и повернул голову к Делас, - скоро пойду, надо прийти в себя немного. Знаешь, мне кажется, он мог слышать. Он вроде бы пошел к себе, но там было не видно. Он мог вернуться и подслушать все. Потом пойти за нами, услышать что-то еще. Он так вовремя появился около стражников, что никакого иного вывода у меня нет. Он наверняка услышал много слов, незнакомых ему. И мог что-то понять. К примеру то, что мы, ты, пришла не к Те-Сону, а у нас было другое дело, и то, что мы … что мы другие. И он отпустил нас, и это было в высшей степени благородно.
- Он был слишком пьян, - отозвалась Делас. - Или… нет? Ты его видел, ты лучше знаешь. Надеюсь, что он ничего не слышал, иначе у нас возникнут серьезные проблемы. Я поговорю с ним завтра и все узнаю. Если он придет, конечно, - голос Делас поник.
- Да, - кивнул Ракар, - в чайхане он был пьян, и страдание усугубляло это состояние. Но когда он подошел к охране – мне показалось, что нет трезвее человека. Он не поднял тревогу, и отпустил нас. Да, никому нельзя верить. Но мне кажется, он нас не сдаст. И он придет.
Ракар вздохнул и улыбнулся чему-то своему.
- У него был красный цветок, он приготовил его для тебя. Вот… Иногда люди сохраняют самую важную тайну в своем сердце. Хотелось бы мне в это верить.
Ракар помолчал несколько секунд.
- Как ты? Как ты вообще? – спросил он.
- Я просто замечательно, - фыркнула Делас, делая еще один глоток и поднося руки поближе к огню, чтобы согреться. - Значит, он ждал меня в чайхане, а я даже не смогла прочесть его приглашение. Надеюсь, в этом мире от куртизанок не требуется быть поголовно грамотными. Его можно понять - пока он меня ждал, я развлекала его отца. Удивлюсь, если после этого он захочет со мной говорить - да и я сама не знаю, что ему сказать. Особенно, если он узнает, что я вырубила его отца.
- Ты его вырубила? - улыбнулся Ракар, глядя на Делас, - молодец.
Еще пару секунд Ракар размышлял, и уже серьезно продолжил:
- Знаешь, он не такой, как его отец. Мне кажется, он – новое поколение этих ворт, с открытым разумом. Обыкновенный местный поднял бы шум, приказал нас арестовать. И было кое-что, что заставило его протрезветь. Он не отпустил бы нас просто так, будь он обычным мало развитым до-варповым персонажем. Когда ты сказала, что будешь ждать его, он подтвердил кивком. Он придет. Что сказать – еще есть время подумать. Сейчас хорошо бы выспаться. Ты мерзнешь, принести тебе спальник, или пойдешь в палатку?
- Он мог тебя выпустить просто потому, что ты ему помог, - пожала плечами Делас, поднимаясь со своего места. - Я пойду спать. Завтра на рассвете меня здесь уже не будет.
- Кто знает… - задумчиво сказал Ракар, - доброй ночи, Ане-Дея. Пусть все получится хорошо на рассвете.
Ромуланец забрал еще один кусок мяса из миски и принялся задумчиво его есть.
Делас зябко передернула плечами и поспешила в палатку.
Через несколько минут Ракар накрыл еду, как это до того делала М'Кота, отодвинул угли костра друг от друга, чтобы они быстрее остыли. Посидел еще, глядя на затухание огня, понял, что засыпает, и пока этого не случилось здесь у костра, тоже пошел в палатку.
_________________
С Тенеком и Делас

 50 
 : 09 10 2018, 18:26:04 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии

Ромуланец некоторое время смотрел на огонь. Квинтилия тоже смотрела на огонь, и ромуланец думал, что таким образом их взгляды встречаются. Как будто смотреть на одну и ту же звезду, из двух разных далеких далей, и можно считать, что взгляды двух удаленных друг от друга людей встречаются на ней. А потом Ракар резко поднялся, обошел костер и догнал Самриту.
- Капитан, извините, поздно, но я хотел поговорить с вами, когда мы вернемся. Мы можем? – спросил он тихо.
- Куда он пошел, я же сказала… - раздраженно начала Самрита, а затем обернулась к Ракару: - Да, конечно, что случилось? Если это по поводу завтра…
Ракар тоже посмотрел в ту сторону, куда ушел землянин.
- Он пошел с решеткой, наверное чистить ее, чтобы не создавать грязи в пределах лагеря. Когда он вернется, я загоню его спать приказом. Не беспокойтесь.
Ромуланец вздохнул и посмотрел на Самриту.
- Сэр, не про завтра, нет. Я о другом, - ромуланец отвел взгляд, все еще раздумывая следует ли сказать ей о своих подозрениях, что Те-Яно мог видеть все их маневры по лагерю Син, но решил, что это не очень своевременно. Как минимум, сын военного советника не стал их задерживать и отпустил, чтобы он о них всех ни подумал.
- Я обещал, что когда мы вернемся, то поговорим. Это всего несколько минут, в силу того, что уже так поздно. Можно, да?
- Хорошо, - вздохнула Самрита, все еще всматриваясь в темноту. - Это… личное? Или нам стоит вернуться к костру, пока все не разошлись?
Ракар оглянулся на костер, и качнул головой.
- Это как капитан и первый помощник, сэр. Поэтому – это только между нами.
Ромуланец чуть поежился от холода, обняв себя руками, потом встряхнулся.
- Я слышал, вы несколько раз говорили, что из вас плохо получается капитан, и прочее в таком духе. Я хорошо понимаю все эти ваши сомнения, сэр. Это ведь не просто так все. Я и сам такое же чувствовал и чувствую про себя. На той же регате, когда я был раздавлен неудачей и разочарован, я не знал, что делать, и думал, что я плохой капитан, зря меня поставили. Случаются ситуации, когда нет очевидного правильного решения, и не знаешь что выбрать, часто приходится выбирать из двух зол, и не знаешь какое из зол – меньшее. На капитане лежит большая ответственность, за результат миссии и за команду. И у нас мало опыта в руководстве. Вы, как капитан, все это делаете в первый раз, поэтому нет ничего странного в том, что вы сомневаетесь в своих действиях и своих силах. В первый раз мы сталкиваемся с таким, сложности кажутся непреодолимыми и нам плохо от этого. Тут главное не сдаваться, как бы сложно ни было. Вы хорошо справляетесь, сэр, на самом деле. Вы сильная духом, и способны руководить. И еще – помните, пожалуйста, что ваша команда с вами. Мы верим вам, сэр. Как бы ни было сложно, мы с вами. С тобой.
Самрита нахмурилась.
- Но ведь именно это и делает меня плохим капитаном: неопытность, неуверенность, неспособность принять правильное решение, - задумчиво произнесла она. - И пока я ничего не сделала, что могло бы охарактеризовать меня, как хорошего капитана. Например, я послала вас в лагерь Син, хотя на то не было прямой необходимости, и поставила вас под угрозу. И я сама даже не догадалась вызвать второй шаттл!
- О, было бы неплохо, если бы мы все рождались сразу с опытом, знаниями и были абсолютно уверены во всем, что делаем, - чуть усмехнулся Ракар, - тогда нам не пришлось бы учиться. Пойти в лагерь Син – было моей идеей, потому что разведка необходима всегда. Неизвестно же было, сможет ли Лис выйти на связь. Теперь мы знаем как устроен лагерь Син, что там происходит, и мы можем делать некоторые выводы. Утром я расскажу подробно про все. Все это было не зря. Отрицательный результат – тоже результат.
Ракар оглянулся на Делас, сидящую у костра. Что там произошло в шатре Те-Сона?
- Теперь, завтра, нужно будет попросить Ане-Сои научить нас письменности и языку прото-ворт. Мы должны уметь читать. Шаттл…, - Ракар внимательно посмотрел на Самриту, - наверное не отвечает, иначе бы это была первая новость? Сэр… у вас есть команда, она слушает вас и верит вам, и эта команда разделит с вами любые ошибки и будет вас поддерживать. Команда выдвигает свои предположения, а вы решаете. Что-то выдающееся совершить – не всегда получается сразу. Не отчаивайтесь, сэр. Вот что я хотел вам сказать. Не бойтесь быть жесткой и отдавать приказы. У нас впереди еще долгий путь домой. На вашу долю еще выпадет что-то, что будет требовать силы и решимости. Все это есть у вас, Осэ, используйте их. А мы будем с вами.
Самрита вздохнула:
- Я буду стараться… Мне сложно все это дается, - она снова вытянула шею, пытаясь выглядеть Артура в темноте, но безуспешно, и задумчиво проговорила: - Мы не сможем выучить новый язык за пару часов. По крайней мере, мой человеческий мозг на такое не способен. А еще он не способен долго и успешно функционировать без сна, поэтому отыщи Феса и верни его в палатку!
Ракар осторожно поднял руку и коснулся плеча Самриты.
- Нам всем ничего не дается просто, - сказал Ракар, - но мы стараемся, и преодолеваем все. И именно поэтому – у нас в итоге получится. Вместе.
Потом Ракар кивнул Самрите.
- Есть, сэр, сейчас я его верну, доброй ночи, капитан. Утро вечера – мудренее.
И ромуланец решительно пошел в ту сторону, где в темноте скрылся землянин.
Самрита кивнула и направилась назад к костру, где осталась ее посуда и фляжка.

Из темноты появилась М’Кота с пустым котелком в руках.
– Осэ, на минутку!
Подошла ближе и сказала, оглядываясь на лагерь:
– Всё-таки совсем без дежурных будет нехоршо, что думаешь? К Ане-Дее сегодня весь день приставали какие-то мужики, и обыкновенные воры могли видеть, как она вернулась с подарками Син.
Самрита остановилась, задумавшись.
- Ты права… прав, - быстро поправилась она. - Но рассвет уже через четыре часа, а завтра нам предстоит долгая дорога - в Ни’Хан или назад к базе - но предстоит. И я не хочу, чтобы кто-то валился с ног от усталости. У нас есть выбор - отказаться от охраны или иметь завтра слабого, невыспавшегося и уставшего члена группы на долгом переезде. Я бы выбрала первое.
– Вчера дежурили я и Рэй, – напомнила М’Кота и предложила: – Поставь дежурным Лира: ему ночь не поспать, как два раза чихнуть! А на следующую ночь пускай отсыпается, назначим нормальные дежурства.
Самрита краем глаза покосилась на Тенека и тихо проговорила:
- Наверное, это был бы выход… Вулканцы ведь могут долго не спать, как я слышала. Тогда как начальник СБ можешь его назначить, - решила, наконец, девушка.
М’Кота кивнула:
– Хорошо. Да, там осталась еда, я сложил в горшок поменьше, чтобы помыть котёл. Ты не видела, все поели?
- Если честно, я не следила, - немного удивленно проговорила Самрита. - Наверное, да.
– Я тоже не обратил внимания, – призналась М’Кота, неловко улыбнувшись, – Так сам хотел есть, что больше ни о чём не думал. Ладно, пойду назначу Лира. Ну и вообще...
«Вообще» заключалось в том, что клингонка вернулась в костру и сообщила возвысив голос:
– Если кто ночью оголодает, еда – вот, прикрываю пустым котлом! Если кто встанет поесть, пускай потом опять накроет!
М’Кота не знала, есть ли у кальдонианцев домашние животные, и водятся ли в пустыне зверьки, которые любят лазить по горшкам с едой, но решила на всякий случай защитить соблазнительную для них пищу.
Через некоторое время из темноты вышли Ракар и Артур, Артур нес отчищенную от жира песком решетку. Неподалеку от костра от ополоснул ее водой и поставил на землю, а затем ушел в палатку. Ромуланец присел возле костра.
- Ане-Дея, нужно поесть, иначе вы завтра утром будете слабы, а это нельзя, - тихо сказал Ракар, принявшись палочкой чертить на земле возле костра небольшую окружность с глубоким контуром.
- Хорошо, - не стала спорить девушка, не отводя взгляда от огня.
- Сделайте это сейчас, прошу вас, а потом нужно спать, до утра немного времени, - ромуланец не смотрел ни на Делас, ни на Квинтилию, но боковым обзором он их видел, подсвеченных в свете костра. Прочерчивание окружности заняло несколько секунд, потом Ракар потянулся за кувшином с вином. Взял его в руки и посмотрел на Делас.
- А я думала, ты мне принесешь, - проворчала Делас, нехотя поднимаясь на ноги. Она подошла к оставленной М’Котой еде и принялась в ней ковыряться.
– Лир, ты дежурный, – сообщила напоследок М’Кота, – Я – спать. И вы тут тоже не засиживайтесь! – последние слова относились, конечно же, уже не к Тенеку, а к остальным членам команды, задержавшимся у костра.
Ромуланец кивнул М'Коте, поставил на землю кувшин. Стянул с головы шарф, оставив его на шее, шарф ему изрядно уже надоел, но деваться было некуда. Ромуланец смотрел на Делас, как она ковыряется в еде, долгим усталым взглядом. Да, он был виноват. Виноват во многом, в том числе и в том, что произошло в палатке Те-Сона, потому что из-за него Делас выбрала эту роль. Но с этим ничего нельзя было поделать, и ничего нельзя было исправить. Он не мог любить ее, и его притворство и ложь ничего не исправили бы, только разрушили бы ей жизнь.
- Пожалуйста, прости меня, - прошептал Ракар, а затем быстро отвел взгляд, взял кувшин, и налил в нарисованное углубление вино по кругу. Вино быстро впиталось в сухую землю. Потом он быстро вытащил из костра обгоревшую тонкую палку, со светящими угольками и поднес к этой фигуре. Он сидел спиной к остальному большому лагерю кальдонианцев, если вдруг круг вспыхнет, его спина должна была закрыть это явление от остальных.
Круг не вспыхнул.
-Слишком мало паров спирта, - прокомментировала трилл, наблюдавшая за действиями Ракара, - Нужна большая концентрация алкоголя в напитке и большая температура для испарения, а здесь ночью холодно. Вино просто так не горит. И вы все равно не знаете, как должен выглядеть их Небесный кит, чтобы было достоверно.
Она доела вторую половину еды на своей тарелке, выскребя миску до последней крошки, затем поднялась на ноги.
-Спокойной ночи, - бросила Квинтилия всем сидящим возле костра и пошла к палатке.
Иламы Толан уже не было у костра - она ушла в палатку одной из первых. Вслед за Квинтилией пошла и Самрита, а вот Делас, казалось, никуда не спешила и неторопливо доедала остатки ужина, устроившись прямо у огня.
_________________
С Самритой, М'Котой, Квинтилией и Делас

Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS