* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Июля 2017, 21:28:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 01 cентября 2384 года, день
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
 41 
 : 27 Июня 2017, 15:16:05 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Квинтилия Перим
Продолжение:

 -Я упала с бревна, - нахмурившись, начала Квинтилия, - Очень неудачно. Я должна была выступать дальше, и мой тренер… сделал так, чтобы я смогла это сделать, от этого много зависело тогда. Я помню, что он дал мне лекарство и долго смотрел на меня. Его глаза… я все еще помню, они были такими... проникающими, - неожиданно девушка мечтательно улыбнулась, - Тренер понимал меня лучше всех. Но больше про тот случай я не помню ничего. Может, вы правы, и это стресс. В любом случае, невозможно восстановить воспоминания, разве не так? И я даже не уверена, что моя собственная травма связана с моим отношением к медицине. Просто мне всегда это было сложно, и я не могла себя контролировать, испытывала крайнее волнение и даже страх. Как вы думаете, вы можете знать какие-нибудь… не знаю… медитации, которые могли бы помочь мне успокоиться?
Тенек кивнул.
– Я думаю, мы попробуем решить эту проблему комплексно. Вы ведь не чувствуете себя плохо от небольших царапин или одной капли крови? И вас не тошнит, когда вы ремонтируете консоль катера. Мы можем начать с процедур, во время которых вы будете работать с небольшими повреждениями и одновременно учиться понимать что тело гуманоида вместе со всеми его органами – это достойный восхищения универсальный инструмент, а не что-то пугающее или отвратительное. Ничем не хуже катера или звездолёта. А перед тем как приступить к более серьёзным мединцинским действиям, вы попробуете мобилизовать свои силы с помощью медитации. Я вас научу.
-Вы думаете, у меня получится? - с сомнением спросила Квинтилия, - Мы будем делать это сейчас?
– Это – техника, проверенная веками, у вас должно получиться, – подтвердил Тенек. – А начнём мы сразу после регаты: будет лучше, если во время первой попытки нас ничто не будет отвлекать. Мисс Перим... – осторожно начал он вслед за тем, – я правильно понял, что именно в тот раз от вашего тренера вы впервые получили стимулятор?
Это был не единственный вопрос, который хотел задать Тенек. Его насторожили слова «долго смотрел на меня» и «его глаза были такими проникающими» – это было слишком знакомо! Слишком.
-Я не знаю, что именно это было, - признала Квинтилия, - Но это помогло мне превозмочь боль, и страх, и усталость, и в итоге я получила то, чего хотела больше всего - я выиграла то соревнование. И все благодаря ему… - девушка снова улыбнулась, - Мой тренер помог мне, как и обещал. Знаете, вы говорили о человеке, который повлиял на вас, о вашем дедушке… А для меня, наверное, это был он, Гиллиад. Он всегда толкал меня к большему и помогал подняться, если я падала по пути, и так я узнала, на что способна и что для этого нужно делать.
– Но похоже, он сделал тогда что-то запрещённое, – осторожно предположил Тенек. – Разве на соревнованиях разрешается выступать с переломами?
-Известны случаи, когда спортсмены выбирают выступление, несмотря на травмы, - пояснила Квинтилия, - Они оценивают свои риски, но все равно идут на это - ради себя, или ради команды, или ради тренера. Даже если иногда знают, что после этого их карьера может закончится. Это показывает их преданность спорту, дисциплине, победу над самим собой и над собственными слабостями.
– И при этом им разрешается на своё усмотрение пользоваться медицинскими препаратами? – с сомнением спросил Тенек. Это предположение как-то не было похоже на правду.
-Я не знаю, - призналась Квинтилия, - Я просто хотела победить, а тренер нашел решение. Думаю, он хотел этого не меньше меня. Обезболивающие - это не редкость в том мире. Любой спорт - вообще довольно жестокий, но результат того стоит.
– Я думаю, нам стоит узнать этот аспект правил позже, на станции, – предложил Тенек. – Чтобы идти вперёд, нужно правильно оценивать своё прошлое, беспристрастно рассматривая свои удачи и неудачи. Вы недавно сказали, что воспоминания восстановить невозможно – это не так. Если мозг человека не повреждён, они хранятся там и могут быть возвращены в сферу сознательного. Но вы должны твёрдо знать, что действительно хотите этого, иначе возвращённые воспоминания могут стать для вас несчастьем. И принять решение на этот счёт никто, кроме вас не может.
-Что значит - это не так? - удивилась Квинтилия, - Разве можно вспомнить то, что забыл? И почему это может стать несчастьем?
Тенек постарался объяснить:
– Представьте себе, что утраченное воспоминание – это файл в базе данных. Если мозг не повреждён, то файл не удалён, утрачена только ссылка, которая к нему ведёт. Если восстановить связь, база данных снова сможет учитывать его в своей работе, иными словами, вы вспомните. Однако вы не знаете, что содержится в этом файле. Очень часто сознание ликвидирует связи с травмирующими воспоминаниями. Если они возвращаются, одни люди справляются с ними, других это может сломить. Кроме того, не все методы возвращения памяти могут восприниматься вами как приемлемые: даже выведение ассоциативных образов на монитор многими воспринимается как неприемлемое вторжение в личное ментальное пространство, если же единственным путём окажется телепатическое воздействие, это само по себе может оказаться травмирующим.
- Значит, это делается с помощью телепатии, - сделала вывод Квинтилия, - Полагаю, я должна подумать об этом…
В этот момент их отвлек звук какой-то возни возле входа в катер, и Квинтилия поспешно встала с места.
-Наверное, это вернулась Юнок. Я должна посмотреть, что у них за оборудование. И вообще…
– Вам нужно выполнять обязанности, – понимающе отозвался Тенек. – Конечно, идите, только... это возможно неуместный вопрос, но к какой расе принадлежит мистер Гиллиад?
Вопрос застал Квинтилию пороге отсека, выделенного под лазарет на катере.
-Бетазоид, - бросила она через плечо, - Гиллиад Джакс, мой тренер - бетазоид.
С этими словами она покинула помещение.

Тенек задумчиво уставился в потолок. Гиллиад Джакс почти наверняка нарушил правила турнира и попутно привил Квинтилии неверное представление о том, как следует обращаться со стимуляторами. Это ещё нужно проверить, прочитав правила спортивных соревнований за тот период и того самого турнира в частности, но едва ли Тенек ошибается. Что ещё мог сделать не обладающий подобающими принципами телепат? Использовать телепатию, чтобы внушить подопечной восторженное отношение к себе (стажёр слегка поморщился при мысли о том, что кто-то может кому-то навязывать эмоции), оказывать на неё психологическое давление, сделать её зависимой... Мог ли он намеренно удалить что-то из памяти мисс Перим? Технически мог. Но делал ли он всё это и был ли действительно мистер Джакс телепатом? Как среди землян может раз в столетие родиться телепат, так и среди бетазоидов может раз в столетие родиться индивид, лишённый телепатических способностей, так что пока этот вопрос не прояснится, все логические построения Тенека не имеют достаточной почвы. Но это ведь можно выяснить! Стажёр дал себе слово, что вернувшись на станцию непременно посмотрит в базе данных всю информацию о Гиллиаде Джаксе – бетазоиде и тренере.

____________________________
написано совместно с Тенеком

 42 
 : 27 Июня 2017, 14:50:23 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
Бэйджор, катер “Амазонка”

– Пока-пока! - Юнок помахала сиянию транспортера, - А я полезла на “Приму” за оборудованием. Только скафандр надену снова…
Она вытащила свой скафандр и поцарапанный шлем из катера и с ворчанием начала влезать внутрь.

– Я должна проводить вас в медицинский отсек, - сказала Квинтилия, обращаясь к Тенеку.
Тенек возражать не стал: то, что Квинтилия сделала этот маленький шаг на большом пути к своему экзамену по первой помощи, было уже неплохо. К тому же у него была для девушки пара слов, которые он хотел сказать с глазу на глаз.
В лазарете вулканец попросил её:
– Задержитесь ненадолго, – и, взобравшись на биокровать, сказал: – Дайте мне контейнер из второго ящика слева от двери в среднем уровне и сумку в нижнем шкафу у самой двери тоже слева.
Квинтилия достала контейнер, а затем нагнулась за сумкой.
– Что здесь? - спросила она.
– Сейчас покажу...
Пока Квинтилия нагибалась, Тенек открыл контейнер, вытащил оттуда регенератор с красным ярлыком и, оторвав ярлычок, сбросил настройки. Теперь этот предмет уже не был опасен для Джеза Тенмы. Регенератор он положил обратно в незакрытый контейнер, чтобы Квинтилия легко могла его увидеть, а когда девушка выпрямилась, протянул руку за сумкой.
Девушка поняла жест и подала сумку Тенеку.
– Что вы сейчас сделали? - спросила она, - Я думала, эта Делас вас уже вылечила.
– Меня – да, но я бы не хотел, чтобы она изучала «истории болезней» участников «Альфы» по настройкам нашей аппаратуры. Она слишком бесцеремонна, и я не уверен, что достаточно этична, чтобы удержаться от этого, если что-то из наших вещей попадёт ей в руки, – ответ Тенека был неконкретен, но правдив.
Он открыл сумку и вытащил из неё небольшой монитор на манжете и маленький цилиндр. Монитор вулканец пристегнул себе на руку, а цилиндр вложил в руку Квинтилии.
– Это – ещё одна страховка, мисс Перим, – объяснил он. – Мистеру Ракару вряд ли что-то угрожает со стороны его соотечественницы, но вы сейчас остаётесь почти наедине с незнакомым человеком при неоднозначных обстоятельствах. Кроме того, перед вылетом мы не всё успели вам сообщить: этой ночью кто-то устроил саботаж на «Анадыре», потом не смогли лететь мистер Тенма и мистер Рроу. Теперь эта авария. Слишком много совпадений, но даже если это совпадения, страховка не помешает. Этот цилиндр – аварийный медицинский маяк, настроенный на мой монитор, – Тенек указал на маленький монитор на своей руке, – Если произойдёт что-то, с чем вы не сможете справиться одна, активируйте его вот так. Я услышу сигнал и получу ваши координаты. И сделаю всё, чтобы прийти к вам на помощь.
– Но что, если что-то произойдет с вами? - напомнила Квинтилия, - Уверена, я смогу справиться с этой Юнок, она не выглядит слишком сильной...
– Зато у неё могут быть приёмы или технические заготовки, которые никому из нас неизвестны, – сказал Тенек. Затем внимательно посмотрел на Квинтилию и задумчиво кивнул: – Не думаю, что в ближайшие часы я буду интересной мишенью для потенциальных саботажников, но если вас это беспокоит... – Он подстроил что-то на мониторе и нажав на сенсорное поле заставил цилиндр издать короткий звуковой сигнал. – Это на случай, если что-то случился со мной. Так лучше?
От неожиданности Квинтилия едва не выронила цилиндр.
– Хорошо, - наконец, сказала она, - Наверное, мне лучше вернуться на мостик…
– Конечно, – сказал Тенек, аккуратно укладываясь на подголовник биокровати. – Если только вы не посчитаете целесообразным продолжить наш разговор, пока ещё не начался ремонт катера. Вас как раз перебили, когда вы собирались сказать, что именно мешает вам во время практического применения навыков первой помощи... Если вы беспокоитесь за мостик, можете принять меры безопасности или переключить видеосвязь медотсека на обзор входов и мостика.
– Я просто… - начала Квинтилия, - Чувствую себя слабой и испуганной, и мне кажется, что от вида крови меня стошнит. Так было всегда, по-крайней мере, с тех пор, как я начала изучать медицину. До этого, наверное, я просто не сталкивалась с необходимостью видеть все эти… вещи внутри тела гуманоидов. Кажется, вы пытались сказать, что если наступит крайний момент и от этого будет зависеть чья-то жизнь, то мне все равно придется?
Тенек кивнул.
– Вы ведь собираетесь служить в Звёздном флоте, а со временем стать командующим офицером. Это значит, что вы можете столкнуться с чем угодно, и вам придётся не просто решать проблему, но и подавать подчинённым пример. Но, может быть, мы сможем решить эту проблему постепенно? – предположил вулканец. – Вы получали в детстве синяки и ссадины, а на тренировках у вас могли быть травмы и серьёзнее. Как вы это переносили?
-Может быть, я не буду служить в Звездном Флоте. Меня все еще могут отчислить из Академии, если я не сдам экзамены, - напомнила Квинтилия, - И может быть, командная специальность мне вовсе не подходит. Но я пока не знаю, на что ее сменить…
Трилл села на край биокровати и опустила голову, глядя на свои руки, сложенные на коленях.
-Конечно, у меня были ссадины и синяки, и их было много. Самое серьезное - наверное, это был перелом голеностопа, но… Честно говоря, я почти ничего не помню об этом, как будто пустое место в памяти, - она нахмурилась, - Наверное, это странно само по себе. Так что я не помню ничего, подобного тому, что видела сегодня на вас. Нет, это не правда! Я видела… Помните, когда на станцию напала Аномалия? Я была в коридоре, и там был тот клингон, Рекло. Он пострадал, и вокруг был огонь, и я ничего не смогла сделать, впала в какой-то ступор. Это как раз была такая ситуация, как вы говорили - от нее зависела жизнь и смерть, но во мне ничего не мобилизовалось… Я хотела поговорить с вами об этом, даже назначила встречу, наверное, это вы тоже помните. Но потом на общем собрании проекта “Альфа” меня выбрали, как самую хорошо отличившуюся, и я решила, что и так лучше всех и что мне не надо ничего исправлять, ведь люди меня уже хорошо оценили.
– Вас оценили заслуженно, – сказал Тенек, – по крайней мере за свою оценку я ручаюсь: ваши записи спасли не меньше одной жизни, есть основания считать, что даже больше. В то же время каждому есть что в себе исправить. Это странно, что вы ничего не помните о своей травме, – добавил он, немного подумав, – хотя возможно ваше сознание просто избавилось от стрессообразующей информации. И может быть ваш теперешний страх является следствием пережитого или результатом вытеснения воспоминаний. Вы помните связанные с травмой события?
________________
с Квинтилией

 43 
 : 27 Июня 2017, 11:11:41 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

- Вы сомневаетесь в моей лояльности? – улыбнулась Делас. – Ну, вас можно понять: я бы сама себе верить не стала. Свалилась – буквально - какая-то неизвестная ромуланка на голову, рассказывает о проекте то, что вы не знали… - она вздохнула. – Надеюсь у вас… у тебя? - будет время узнать меня получше! И да, конечно, я с радостью перейду на «ты», хотя мне немного непривычно, ведь вы… ты старше меня по званию и вообще… старше. Ты же знаешь, что у нас так не принято, поэтому мне немного непривычно, - смущенно закончила Делас и тоже оглянулась вслед за Ракаром.
Казза по прежнему шла, отставая от них на пол-дюжины ступенек, закинув руки за голову и что-то довольно насвистывая себе под нос.
- Вообще-то уже нет, не сомневаюсь, - сказал Ракар, глядя на Делас. – Мы делаем одно дело, и этого достаточно. Политика Ромула по отношению к проекту – однозначна, значит ты не можешь делать ничего того, что было бы наперекор. Хотя – информация о второй группе действительно поразительна. Мы до сих пор не знали об этом.
Слова Делас о переходе на "ты" заставили его усмехнуться, по-доброму.
- Узнаю речи… некоторых наших, - Ракар вспомнил Квинтилию, которая говорила почти теми же словами, - они так и отказываются называть на меня на "ты", все, кроме клингонки и одной землянки. Но давай подадим им пример, а мое звание и должность  в Тал Шиар имеют значение для тебя, только если какие-то вещи напрямую относятся к нашей работе, как в случае с тем, что нельзя оставлять здесь наше оборудование. Нам всем приходится делать здесь непривычное, так что давай начнем с этого.
- Я знаю, - кивнула Делас. – О том, что вы не знали. И я даже не уверена, что сделала правильно, рассказав вам о нашей группе, и может быть мне за это влетит от нашего начальства, но сейчас мне показалось, что я должна была тебе это сказать. Не волнуйся, Юнок все заберет с нашего катера – все те модификации, что мы придумали в рамках задания.
- Ты правильно поступила, Делас, что сказала мне о второй группе, - очень серьезно на нее посмотрел Ракар, - и тебе не стоит переживать за начальство. Теперь это моя ответственность.
Ракар подумал об очень многом. О проверке, которую может устраивать начальство любому из них, об этом эксперименте с группами больше чем одна, о собственном задании, которое состояло ни много ни мало в том, чтобы спасти проект, и чем больше у него было информации, тем лучше. И теперь он должен был выбрать, насколько может доверять всем им. Тем, кто был на “Анадыре”, тем, кто был рядом с ним здесь, на "Амазонке". Ракар выбрал, но сомнения все равно не оставляли его.
- Нет-нет, ты не понял, - рассмеялась Делас. – Я имею в виду наше начальство на проекте. Ну, у вас же есть эта кардассианка, вот и у нас есть свое начальство, и с ним разбираться уже нам. – Вновь посерьезнев, она продолжила: - Ты сказал, что у тебя было много вопросов. Надеюсь, я смогла на них ответить?
- А… - проговорил Ракар, - да, кардассианка. – Ракар подумал, что координатор второй группы скорее всего не попадала в заговор, касающийся Волана II, Обсидианового Ордена и чего-то еще, и не испытывала тех проблем, которые свалились на Иламу Толан, и поэтому там все было иначе. Но Орден не дремал, и наверняка деятельность касательно других групп  тоже шла.
- Сочувствую, но рано или поздно все тайное становится явным, и цель, преследуемая разными группами – одна. На крайний случай можешь сказать, что я тебя допросил, и ты не смогла отказаться говорить. А вопросов стало еще больше, на самом деле, к примеру – какой расы ваш координатор, но на это все еще будет время. Я бы хотел спросить твоих сокомандников, и только о регате.
- Как тебе будет угодно, - пожала плечами Делас. – Надеюсь, у нас будет еще достаточно времени, а девочки с удовольствием с тобой поговорят. Хочешь, я позову Каззу прямо сейчас? – она вновь остановилась, чтобы сделать передышку и оглянуться назад.
Ракар остановился вместе с Делас, несмотря на то, что передышка ему была не нужна. Он взглянул сверху на долину, потом на ктарианку, специально отставшую, и кивнул:
- Да, кое-что надо прояснить, пусть она подойдет, подождем ее.
Ромуланка помахала участнице своей команды, подзывая ее.
______________
совместно с Делас

 44 
 : 27 Июня 2017, 11:11:01 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

Как только они материализовались на площадке, на которую хотели сесть оба корабля, так неудачно в итоге столкнувшиеся, Ракар быстро скинул рюкзак, вытащил трикодер, надел рюкзак обратно. При этом очень внимательно переводил взгляд с Делас на Каззу.
- Что Юнок хотела сказать? Есть что-то, о чем я не знаю? – он остановил взгляд на Делас, потому что именно она была среди главной среди второй команды. И она была ромуланкой.
-Оооо, да… - пробормотала Казза, а потом отошла в сторону, к краю площадки и начала разглядывать окрестности, предоставив Делас отвечать на вопрос.
- Ну, вы не знаете о многом, - загадочно проговорила Делас, повторяя ту же самую процедуру с трикодером. Федеральный трикодер она включила так же уверенно, как до этого разбиралась с федеральным медицинским оборудованием. Она проводила взглядом Каззу и улыбнулась: – Так что будет сложно ответить на этот вопрос. Но вы можете задавать вопросы, вас же именно этому учили. Я не знаю, что именно Юнок собирается сказать, потому что она может рассказать многое, но я дала ей такое разрешение, чтобы показать нашу открытость. Пока мы будем подниматься, я могу отвечать на ваши вопросы, но постарайтесь задавать их поточнее.
- Давайте пожалуйста, отвечать по мере продвижения к цели, - сказал Ракар и красноречиво взглянув на Делас, первым пошел к лестнице для паломников. – Казза, не отставайте, - крикнул он ктарианке.
- Итак, - сказал он, начав подъем, - скажите мне, как давно вы прибыли на станцию? Вы, Делас. – уточнил он, - кем спонсируется ваше участие в регате? И,  - ромуланец очень хотел спросить какое у нее задание, но это не при ктарианке надо было спрашивать, - что ж вы не уберегли своего парня, Казза? – чуть громче сказал он, чтобы девушке было слышно.
- Слишком много вопросов, - рассмеялась Делас и тоже начала подъем вслед за ним. – Давайте по очереди, с первого вопроса. Мы прибыли с остальными командами несколько дней назад. Если точнее, это был вечер 26 августа. 
- Идите, я за вами! - крикнула Казза, все еще стоящая на площадке, на несколько каменных ступеней ниже, чем Делас и Ракар, - Тут такой вид!
Вид действительно был великолепный. Лестница с высокими неровными ступенями вилась по скальному уступу. Над головами возвышался вырубленный в камне монастырь с украшенными золотом крышами, а внизу лежала долина, разбитая на квадратики полей. В одном из них можно было видеть два корабль - “Амазонку” и “Приму”. Время приближалось к полудню, и жаркое солнце стояло почти в зените.
Ракар понял ловкий уворот от ответа Каззы, и нехорошо хмыкнул, осознавая не полный набор собственных возможностей для того, чтобы получать ответы на свои вопросы. Но это еще не был конец. А потом он прикинул время, расстояние и скорости перелета, и понял, что если Делас вылетала прямо от нейтральной зоны, то решение командования о ее участии в регате было принято еще давно. И он об этом не знал. Командование как всегда играло в собственные игры.
- Какое у вас задание здесь, Делас? – спросил Ракар, пользуясь тем, что ктарианка задержалась, - в Федерации. На станции. Кто принял решение и спонсировал ваше участие в регате? Откуда у вас федеральный катер? Вопросов 3, но ответьте пожалуйста по очереди на все.
- О-о-о, и опять вы не уложились в один вопрос, - закатила глаза Делас. – Давайте я просто скажу, что у нас больше общего, чем вам кажется. У меня то же задание, что и у вас, улан. Да и все остальное, в общем-то, тоже… - она чуть заметно улыбнулась своим мыслям и посмотрела на Ракара из-под ресниц.   
Ракар обернулся к девушке:
- Что-то я не заметил вас на брифингах проекта "Альфа" и вы не находитесь в его списках. Конечно, у нас много общего. Мы в конце концов оба – ромуланцы. Вы не представляете, как это здорово. Это просто бальзам на мою израненную душу. Я же здесь один. Среди всех их… Но я прошу вас ответить прямо, какое у вас задание? Или вам нельзя этого говорить?
На этот раз Делас широко улыбнулась и покачала головой:
- Конечно, вы не видели меня на брифингах в вашей группе. Но сами подумайте, улан: федеральный катер с модификациями, команда, состоящая из представителей различных рас, и, наконец, наш возраст… Вам это ничего не напоминает? Конечно, я не знаю в деталях ваше задание, но уверена, что в общем и целом они похожи.
Ракару показалось, что именно так Делас хочет узнать, какое задание у него. И он улыбнулся ей.
- Это все понятно. И командование, и ваше оборудование. Но раз не хотите отвечать прямо, ладно. Это ведь не допрос. К проекту "Альфа" когда вам надлежит присоединиться или надлежит ли?
- Я уже в нем, - легко отозвалась ромуланка. – Вы сказали, что не видели меня в вашей группе. Но почему вы думаете, что такая группа одна? Я не знаю, насколько много я могу говорить вам, потому что наше начальство просило нас не особо распространяться – оттого и весь этот маскарад. Но… Я просто хочу, чтобы вы знали, что у нас много общего. Как минимум мы оба – капитаны среди федератов, и они нас слушаются, разве это не удивительно?..
Ракар посмотрел на Делас чуть прищурившись. Да, он был обязан ей верить, у него не было никаких причин для обратного. Она говорила намеками, и командование на самом деле не обязано посвящать его во все тонкости. Это было правильно, потому что ни один разведчик, особенно улан – слишком не велико еще звание, не должен был знать многое. Чем больше знаешь, чем больше вероятность многое сдать врагу, если не успеешь покончить с собой при провале. Наверное, Делас тоже была обязана так поступить, случись что. При этой мысли на него навалилась тоска. И он даже посмотрел на нее с некоторым сочувствием.
- Ясно, - сказал Ракар, - на самом деле я давно разучился удивляться. Слишком многое должно произойти в переворачивании моего взгляда на мир, чтобы это со мной случилось теперь. На самом деле это не удивительно, это закономерный процесс, но изначально капитаном я не был. Еще вопрос – Юнок и Казза – они из той второй группы? Они много знают о вас?
- Они из моей группы, - кивнула Делас. – Не только они, конечно, нас больше, но сейчас именно они в моей команде. Но… Что вы имеете в виду – знают обо мне? – сейчас ромуланка выглядела несколько сбитой с толку. – Мы в одной команде, но мы не подруги – у меня здесь вообще нет друзей. Я стараюсь быть с ними открытой – насколько могу, - вести себя так же, как и они, пыталась завести друзей, но… - она вздохнула и отвернулась, глядя, как Казза поднимается вслед за ними. – Нет, они ничего обо мне не знают. Тут нет никого, кто знал бы обо мне что-нибудь и кто был бы мне близок, - тихо закончила она. 
Продолжая восхождение, Ракар размышлял. Паранойя не давала ему успокоиться. Делас так легко согласилась на то, что победа будет принадлежать проекту "Альфа". Она еще улыбнулась при этом. Это была на самом деле хорошая игра слов. Потому что если есть вторая группа – то утверждение непротиворечиво. Они все еще могли отнять у них корабль, и повлиять на победу, повлиять на финальный маневр, с помощью Ракара сделать так, что победит группа "Альфа2", а не то, что они здесь задумали в "Альфе1". Меж тем, Делас практически с горечью рассказывала о том, как у нее не получается завести здесь друзей. Все так же, как и у него. Никаких друзей, зато отказ в доверии от федератов он уже получил, причем явно высказанный.
- Я понял… Знаете, аналогично… ни друзей, ни… ни доверия особенного, что бы я ни делал. Мне тоже никто здесь не близок.  Но это закономерно. Века недоверия не проходят бесследно в несколько дней. Работаем над этим. В любом случае, нет ничего важнее нашей Империи. Все только ради нее. Все наши жизни, все, что мы делаем. – Ракар замолчал на секунду, потом снова сказал: - Я имел в виду, когда говорил что победа будет принадлежать группе "Альфа" – что победа будет принадлежать команде "Новое поколение". Никаких вторых групп.
- Я так и поняла, - улыбнулась Делас, догоняя его – теперь они шли по лестнице вровень, ступень за ступенью поднимаясь наверх. Она пыталась поймать взгляд Ракар, но из-за низкого роста девушки это было не так просто. – Если победите вы, это будет победа «Нового Поколения». И в то же время – проекта «Альфа», а к нему относимся мы все. Не бойтесь, мне не нужна ваша победа, я просто не хочу сходить с дистанции, - она рассмеялась, а потом вновь посерьезнела: - А о чем вы говорили раньше… Это так, но я прилетела сюда в том числе для того, чтобы разрушить те дурацкие стереотипы, которые федераты – да и все остальные - себе напридумывали. И что ромуланцы тоже бывают разные! – с каким-то еще подростковым пылом произнесла она.
Ракар повернул голову к Делас, которая теперь шла рядом и благодарно с улыбкой кивнул.
- Спасибо. Да, я боюсь, так же как и все мы, но уже куда меньше. И да, о эти стереотипы… Вы бы знали, что они думают обо мне… Одно слово "Тал Шиар" так действует на них,  что некоторые из них по первому разу и первому слову - готовы выходить с вилами и горящими факелами. Вы бы знали… Впрочем, - Ракар довольно улыбнулся, - это даже забавно, но обидно, потому что я не враждовать сюда прилетел. Я тоже поделился технологиями. И действительно, мы очень разные. Они не знают ничего о Ромуле, кроме всех этих стереотипов, и им же хуже, потому что нет в галактике ничего, красивее Ромула. – Ракар посмотрел наверх, сколько было еще идти и снова повернул голову к Делас. Видеть ромуланку после столько всего – и действительно было для него тем бальзамом, и той радостью, которую не передать словами. Он так давно не был дома… Но тут же он вспомнил Квинтилию.
- Не сойдете с дистанции, надеюсь, вам понравится. Полетим вместе, не буду вас сдавать посту поддержки. Кстати... ваш ключ–кристалл остался на корабле?
- Тал Шиар пугает даже меня, - призналась Делас, хоть страха в ее голосе не было, а вот интереса – очень даже много. – Я медик, а о ромуланской медицине мало что знают за пределами Империи… Кроме того, что мы представляем на конференциях, но это всегда устарело как минимум на несколько лет, - легко улыбнулась она, как будто говорила о чем-то само собой разумеющемся. Девушка проследила взгляд Ракара и тоже посмотрела наверх, но сейчас кроме яркого неба, освещенного солнцем, там было сложно что-либо увидеть. - Что касается ключа, то он на «Приме», - проговорила Делас после небольшой паузы. – Когда мы бежали с горящего катера, было не до этого. Юнок должна его забрать с остальными важными вещами.
- Тал Шиар пугает всех, - с некоторым сожалением сказал Ракар и отвел взгляд, - но если вы верны Империи – нет смысла пугаться. Да, все верно, - согласным кивком подтвердил он, - и я столкнулся с тем, что они хорошо осведомлены о ромуланской медицине. Я лежал с сотрясением 2 часа, и меня вылечила баджорка. – о подробностях Ракар не стал распространяться. – А что до остального – им не нужно знать наших передовых технологий.
Услышав ответ про ключ, Ракар наконец удостоверился, что конкуренции не будет. Но верить на все 100% он все еще не спешил, потому что до сих пор ему не нравился их маневр, то, что они не ушли от столкновения. Они конечно ушли, но они зацепили "Амазонку". У них была своя правда, у Делас были своим амбиции первенства, и Ракар хорошо помнил слова коммандера Марка, те самые , которые начинались с "Не дай женщине обмануть тебя"… И тем не менее, Делас сейчас олицетворяла Ромул, такой далекий и такой любимый. Он наконец-то был не один в этом мире федератов, но он понимал, что не все вопросы еще разрешены. Впрочем, Делас он верил теперь на 99%. Это был максимальный уровень его доверия к своим. Но всегда оставался еще один процент.
- Мы перейдем на "ты" ? - спросил он Делас, оглянувшись на ктарианку.
________________
написано совместно с Делас и Каззой

 45 
 : 27 Июня 2017, 10:04:10 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


- Давай уже… - сдалась Самрита.
Она сейчас и выглядела, и чувствовала себя намного хуже, чем обычно, и это было заметно по тому, как слабо она сопротивляется и спорит намного меньше, чем обычно. Она провела рукой по волосам, убирая их за уши, и медленно перевернулась на живот, стискивая зубы, чтобы не застонать от боли – все тело болело хоть и не очень сильно после данного ЭМГ обезболивающего, но ощутимо, а сама девушка чувствовала себя, как побитая боксерская груша.
- Я слышала, что у вас проблемы с энергией, а Артур где-то заперт, - проговорила она, наконец. – Что происходит?..
- Превышение нагрузки из-за ЭМГ, - ответил Освальд, аккуратно и медленно, чтобы не сделать больно, стаскивая с девушки майку, - ей пришлось отключить твёрдое тело и, очевидно, алгоритмы позиционирования, чтобы совсем не обесточить всё и не подвесить намертво компьютер, поэтому я сейчас выполнял роль её рук, - кадет справился с майкой и включил кожный регенератор, поднеся его к большому синяку на пояснице. - Когда она сообщила о проблемах, я сразу рванулся сюда, а за твой пост посадил М'Коту, потому что хотел быть уверен, что с тобой всё будет хорошо. Признаться, я опасался чего-то ещё более страшного... Про Артура я тебе сказал всё, что знал - он продолжил выполнять задание и, как ты сама слышала, оказался замурован. Уверен, они разгадают загадку и без нас: прямо сейчас твоё дело - лечиться, а моё - лечить тебя.
- Я так и думала, что будет проблема с нагрузкой, - расстроенно произнесла Самрита. – Эта ЭМГ еще не готова, чтобы работать на катере, я ставила ее в последний момент, и вот, что получилось… Надо было потратить на это больше времени, а не идти спать тогда! Надеюсь, системы катера из-за этого не пострадали? – она попыталась обернуться, но это было тяжело, так что она оставила эту затею. Вздохнув, она продолжила: - Я должна была быть сейчас там, с Артуром – вместе наверняка было бы веселее, и все пошло бы быстрее… Ну почему у меня никогда ничего не получается! – девушка рухнула головой в подушку.
- Перестань, - устало произнёс Освальд, - всё у тебя получается, и справляешься ты со всем очень даже хорошо, но ведь не бывает идеальных людей. Крайне самонадеянно и даже заносчиво считать, что ты лучше или сильнее всех, никогда не ошибёшься, и можешь со всем справиться одна. Это не только неправда, это ещё и отталкивает от тебя окружающих. Вспомни Перим - она тоже много чего из себя строила, и чем всё закончилось? Чтобы быть во всём лучше всех и утереть нос всем вокруг, она не просто всех вокруг бесила - ей пришлось подсесть на наркотики и дойти до обмана, что, в итоге, вскрылось и очень больно по ней ударило. Плохой пример для подражания, Сэм, очень плохой! Ты ведь очень способная и прекрасно владеешь своей областью знаний - инженерным делом, окружающие тебя ценят и уважают, и впереди у тебя прекрасная карьера, что же тебе ещё надо? Знать, что ты всегда и во всём лучше всех? Сожалею, но это не так и никогда не будет так: у каждого из нас есть слабости, каждый из нас чего-то не может и из-за любого из нас что-то может пойти не так - это горькая правда, которую надо просто принять. Будь самой собой, делай своё дело, как часть команды, и не задирай нос - тогда сама увидишь, насколько приятной может быть жизнь.
- Это не правда, я никогда не была просто хорошей, я была одной из лучших, - проворчала Самрита. – И у меня это получалось, причем без особых трудностей, по крайне мере, до недавнего… события. Теперь я не знаю, что со мной происходит, но я рассорилась с половиной проекта, меня ненавидят Ракар и М’Кота, из-за меня Артур там сейчас один, а ЭМГ чуть не повесила все системы катера, и непонятно, что еще на катере сломается из-за моих ошибок! - когда Самрита закончила ныть, она вновь выгнула шею, пытаясь посмотреть, что там Освальд делает с ее спиной. И тем, что ниже спины. – Ну все, ты закончил? Я хочу спать – это то, что получается у меня лучше всего!
- Ну вот опять! - фыркнул Освальд. - "Была одна из лучших, а теперь из-за меня всё плохо, какой кошмар, мы все умрём!" - ты слишком много на себя берёшь! Ты одна из лучших на курсе - да, но Галактика не вращается вокруг тебя, и от тебя не зависит всё на свете, и ни от кого не зависит - каждый из нас вносит свою часть, и только так корабль может функционировать. Если каждый в экипаже будет видеть только себя и всеми силами стараться утереть нос окружающим, ничем хорошим это не кончится: с таким экипажем ни Доминион не победить, ни Дельта-квадрант не пересечь... И я не берусь говорить за Ракара, но М'Кота уж точно не из ненависти принесла тебя на катер и не хотела оставлять в лазарете одну.
У молодого человека комок к горлу подступил, а голос предательски дрогнул, но он всё же продолжил:
- И, видимо, у меня недостаточно высокий рейтинг по твоей шкале "хорошести", чтобы узнать о твоём положении от тебя самой, даже несмотря на то, что как раз мне ты должна была сказать сразу, потому что это не твоё дело, а наше общее. Я люблю тебя, Сэм, но когда ты выкидываешь такое... у меня просто нет слов.
Вернув кожный регенератор на место, кадет собрался с мыслями и максимально сдержанно добавил:
- Я закончил, можешь спать. Или не спать, но раньше, чем через два часа, на мостике даже не показывайся.
Самрита ничего не сказала, но когда дверь закрылась, она натянула одеяло по самые уши и отвернулась к стенке, свернувшись клубочком и тихо всхлипывая.
_________
С Освальдом

 46 
 : 27 Июня 2017, 10:03:29 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


На вопрос клингонки Освальд ничего не ответил, а только непонимающе взглянул, как будто не понимал, о чём вообще речь.
Когда же случился обвал, он собрался с силами и произнёс, скорее, механически, чем вдумчиво:
- Артур, сейчас мы просканируем всё, что есть рядом. Акрита, сенсоры на тебе.
Кадет перебрался за инженерную консоль, и сердце его забилось с сумасшедшей скоростью - опасность за секунду вырвала его из того состояния, в котором он оказался.
- У нас перегрузка, я отключаю все не критически необходимые системы, - быстро сообщил он коллегам, а потом вызвал лазарет, - Дженни, то есть, Доктор, вы закончили с переломом и сотрясением? Мне нужно вас как можно скорее отключить!
- Освальд, мне потребуется еще некоторое время, - ответила голограмма мягким голосом. Тем временем надпись на консоли изменилась: стала менее красной и из нее исчезло слово «критическая». И голос Дженни тоже изменился, стал механическим и прерывистым. – Время…. Время… Освальд… Освальд, похоже, мне нужна помощь, - голосу «Дженни» вернулись привычные – запрограммированные – модуляции. – У меня небольшая проблема.
- Проклятье! - прорычал Освальд. - М'Кота, за инженерный пост! Я в лазарет, пока этот баг в сапогах не... будь готова отключить по моей команде питание всех систем лазарета - это на самый крайний случай, - добавил кадет, бегом покинув мостик.

Когда Освальд зашел в лазарет, он увидел, что Самрита лежит под «аркой» биокровати, и, похоже, уже пришла в сознание: по крайней мере, она приоткрыла глаза, а потом устало закрыла их снова. В таком состоянии он еще никогда не видел Самриту: бледная, с растрепанными волосами, она казалась меньше и беззащитнее, чем обычно.
ЭМГ стояла возле нее, но с первого взгляда складывалось впечатление, что с голограммой что-то не так.  Она мигала, проецируемый образ подергивался, и вообще «Дженни» выглядела чуть более эфемерной, чем должна была быть.
- Освальд, похоже, у нас проблема, - проговорила Дженни и провела рукой по арке биокровати. Рука прошла насквозь.
- В чём дело? - спросил он. - Тебе не хватает энергии или вычислительных ресурсов? Не важно, всё равно ничем не помочь... - кадет судорожно соображал, что же ему сделать, - тогда... тогда я буду твоими руками! Мы все проходили курс первой помощи, но я не врач... Чёрт, Дженни, тебе придётся меня направлять. Что мне делать, с чего начать?
- Дженни? – удивилась ЭМГ и оглянулась, чтобы понять, с кем говорит Освальд. - Я не могу ответить на твой вопрос, я врач, а не инженер, - с укоризной проговорила она, так и не найдя никакой «Дженни». – Но я могу сказать тебе, что делать, это несложно. Смотри, - голограмма указала на консоль, с которой управлялась «арка», - я начала заживление кости, оно сейчас идет, ты должен просто наблюдать, чтобы она срасталась ровно – вот здесь…
Пока ЭМГ показывала Освальду, что делать, Самрита вновь проснулась от звука их голосов, посмотрела в их сторону и, наконец, сфокусировала взгляд на Освальде.
- Что тут происходит? – тихо спросила девушка.
- Доктор, разумеется, - торопливо поправился Освальд, - мне просто захотелось так тебя назвать - ведь так звали ту, которая дала тебе эту восхитительную внешность - Дженнифер. Ладно, об этом потом! А ты, - кадет посмотрел прямо на Самриту, и выражение его лица стало очень странным, словно, в нём сочетались беспокойство, сочувствие, нежность, раздражение и досада одновременно, - лежи и не шевелись, всё хорошо!
- Что? Ты меня лечишь? – голос Самриты был слаб, но удивление и возмущение в нем все равно проскальзывали. Она попыталась приподняться на подушке, но только вскрикнула от боли.
- Видите, процесс заживления еще идет, пациент не должен двигаться, - пояснила ЭМГ, показывая Освальду отображение поврежденной кости на консоли. – Если вам больно, мы можем добавить обезболивающего, - обратилась «Дженни» к Самрите, но та упрямо покрутила головой.
- Что вообще произошло? – вздохнула Самрита, вновь прикрывая веки.
- Больше некому, - отрезал Освальд, - лежи и не шевелись, а то включу обездвиживающее поле и не отключу, пока не поправишься полностью, а это может быть часа через два.
Глядя на медленный процесс заживления, он немного успокоился - пока всё шло нормально... если не считать того, что Самриты не должно быть в лазарете, Дженни не должна пожирать все ресурсы катера, Артур не должен быть заблокирован неизвестно где, и они все не должны были проторчать на "необитаемой" луне столько времени.
- Ты упала, - с грустной усмешкой сказал Освальд и положил руку на лоб Самриты, а потом мягко провёл по волосам, - упала и больно ударилась. Мы хотели тебя телепортировать, но через стенки того туннеля транспортер не пробивал, даже усилители не помогли, поэтому М'Кота тебя принесла. Артур продолжает искать цель, мы не сдаёмся. Но сейчас это не должно тебя беспокоить - лежи и приходи в себя.
- М’Кота? Какой позор, - простонала Самрита. – Я ведь хотела доказать ей, что я не хуже клингонских девушек могу справиться со всеми трудностями и что ничего не боюсь, а теперь… Наверное, она меня теперь и вовсе на дух не переносит! – девушка расстроенно закусила губу. Она больше не двигалась, и биокровать делала все остальное.
- Теперь надо подготовить лекарства, - отвлекла Освальда ЭМГ. - И не забывайте следить за ее показаниями на вот этой панели: вы видите, что давление пониженное, а температура, наоборот, повышенная, так что важно подобрать правильную дозировку. К тому же не все лекарства подходят беременным…
- Что?! – воскликнула Самрита и вновь застонала, дернув плечом. – Ты… ты уже знаешь?!
- Да, знаю... - грустно сказал Освальд.
Хотелось добавить: "... и почему-то я это узнал от прототипа ЭМГ сейчас, а не от тебя сразу же, как это узнала сама ты", - но сейчас этого говорить было нельзя - сначала надо поставить Самриту на ноги и пройти хотя бы эту контрольную точку.
- Лежи и не шевелись, последний раз прошу по-хорошему - в следующий раз обездвижу, - на лице кадета на пару секунд проступили раздражение и досада, а все остальные - положительные - эмоции, казалось, растворились.
Посмотрев на Дженни, молодой человек кивнул и сосредоточенно сказал:
- Давайте, Доктор, доведём дело до конца.
Самрита всхлипнула – на этот раз не от боли – и отвернулась, чтобы не встречаться с Освальдом взглядом.
На лице «Дженни» отразилось легкое удивление, которое переросло в привычную легкую улыбку, когда она вновь обратилась к Освальду.
- Давайте подберем комплекс от сотрясения, Освальд. Посмотрите в этом контейнере, - голографическая рука прошла сквозь один из стоящих на нижней полке медицинских контейнеров. – Я буду говорить вам названия, а вы должны их найти. Потом разберемся с дозировкой…
Следующие три минуты Освальд следовал всем указаниям голографического доктора: находил и доставал лекарства, отмерял дозировку, проверял и перепроверял, а потом смешивал. Итогом всех этих действий стал заряженный отвратительно выглядящей смесью гипоспрей.
- Ну что же, надеюсь, это сработает, - сказал кадет, а потом поспешил поправиться, - точнее, я верю в вашу квалификацию, Доктор, и не сомневаюсь в том, что это сработает.
Он едва не поднял руку, чтобы хлопнуть Дженни по плечу или просто коснуться её руки, но в последний момент остановился - не получится...
- Это должно помочь, - сказал Освальд, подойдя к Самрите и введя лекарство, а потом посмотрел на пульт управления аркой и слегка улыбнулся, - осталось недолго, скоро будешь как новенькая. Доктор, сколько кадету Баккер предстоит провести здесь? - немного суховато спросил он, повернувшись всем корпусом к ЭМГ.
- От полутора до двух часов в зависимости от скорости выздоровления, - отозвалась ЭМГ. – Срастание кости закончено, но ей необходим покой. К тому же теперь вам предстоит обработать все ушибы и ссадины с помощью кожного регенератора. Вы справитесь?
- Я не могу лежать здесь так долго, - принялась возражать Самрита, но это выходило у нее как-то слабо. – Я могу понадобиться на регате… Да и это… эта… штука – почему она так странно работает? У нас все в порядке?..
- Прошу простить мою коллегу, Доктор, - вежливо произнёс Освальд, - иногда она говорит то, что говорить не следует... а иногда не говорит того, о чём сказать надо, - он снова грустно посмотрел на девушку и отошёл за кожным регенератором, - дальше я справлюсь. Хочешь, чтобы я тебя отключил? - теперь он снова перешёл на ты - совместная работа была закончена, и можно было отбросить ненужные формальности. - Если нет, то подумай насчёт имени: Дженни - прекрасно тебе подойдёт.
Вернувшись к биокровати, он посмотрел на Самриту с усмешкой и сказал:
- Перевернись на живот и оголи спину - мне надо видеть каждый ушиб.
- Дженни, - кивнула ЭМГ. – Мне это нравится! Ты можешь меня так называть, Освальд. Я бы предпочла остаться с пациенткой до ее полного выздоровления, но ты решаешь, следует ли оставлять меня включенной. Ты можешь вызвать меня вновь в любой момент, если возникнут вопросы: я рекомендую активировать ЭМГ перед тем, как выписать пациента.
Дженни заложила руки за спину, ожидая команды Освальда.
А вот Самрита столь послушной не была.
- Серьезно? – она посмотрела на Освальда со страдающим выражением лица. – Это будешь делать ты?..
- Спасибо, Дженни, - сказал Освальд, - нам надо экономить ресурсы, поэтому сейчас я тебя отключу и включу снова, когда закончу. Компьютер, отключить ЭМГ.
Когда красавица растворилась, он закрыл канал связи, чтобы каждое сказанное им слово не слышали Артур и девушки на мостике, после чего повернулся к Самрите с весьма самодовольной ухмылкой:
- Серьёзно, это буду делать я. Впрочем, ты можешь обойтись вообще без лечения и терпеть боль от ушибов, пока они сами не пройдут. Разумеется, это сильно осложнит твоё участие в регате, да и вообще в делах проекта на ближайшие дни, но, если это именно то, чего тебе не хватает, чтобы взглянуть на вещи под правильным углом... - он не закончил, а только развёл руками, и ухмылка стала ещё более самодовольной.
____________
С Освальдом и "Дженни"

 47 
 : 27 Июня 2017, 09:53:37 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Когда коллеги материализовались на платформе, Освальд тут же переключил всё внимание на сенсоры и принялся следить за биосигналами вокруг Артура.
- Акрита, снимай скафандр и готовься взлетать в любой момент, М'Кота, отнеси Самриту в лазарет и запусти ЭМГ - пришло время полевых испытаний, - быстро сказал он, не отводя взгляда от консоли.
Пока новых паучьих биосигналов не было, но кто знал, насколько простирались эти пещеры, и что в них могло жить еще?
- Есть, - андорианка скинула возле стены усилители, аптечку, рывком сняла шлем и шумно выдохнула. – Как там Артур? Нашел?
Затем она обернулась к М’Коте, чтобы помочь ей снять скафандр с Самриты, и даже не успела заметить сейчас, что нарушает прямой приказ капитана. Она знала, что успеет взлететь в любой момент, системы были предельно готовы.
Высвободив Самриту с помощью Акриты из скафандра, М’Кота тем же способом отнесла её в медотсек и уложила на биокровать.
– Давай, дружище, заработай, как надо, – пробормотала она себе под нос, активируя ЭМГ.
- Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - голографический доктор «Дженни» появилась из ниоткуда и обернулась к клингонке и андорианке. Сейчас она выглядела точно так же, как и на пробном запуске во время презентации. Одна секунда, вторая… По крайней мере, пока голограмма работала!
- Самрита пострадала при падении на каменный пол, - после секундной паузы быстро заговорила Акрита, перечисляя то, что удалось обнаружить ее трикодеру в пещере.
- С вашей коллегой все будет в порядке, - ободряюще произнесла голограмма и взяла медицинский трикодер.
Теперь, когда Самрита лежала на биокровати без скафандра, ее можно было обследовать более тщательно, что и делала «Дженни».
Тем временем на инженерной консоли, за которой сейчас никто не следил, появилось предупреждающее сообщение…
- Артур, все вернулись, Самрита в безопасности, - сообщил Освальд, когда коллеги удалились, - как у тебя дела? Я не вижу больше подозрительных биосигналов рядом с тобой. Ты нашёл нашу цель?
Не став дожидаться ответа, он тут же обратился к лазарету:
- Доктор, в каком состоянии кадет Баккер? Нам нужно срочно доставить её на станцию в лазарет?
- Ее состояние не внушает опасений, Освальд, - очевидно, голограмма узнала одного из своих создателей по голосу. – Легкое сотрясение и один перелом, а также менее существенные травмы. Все это я смогу вылечить в условиях вашего катера. Внутренние органы и плод не пострадали, при благоприятном лечении восстановительный период составит 100-120 минут.
– Кто-кто? – переспросила М’Кота, вытаращившись на голограмму. Вопрос о том, как это Самрита умудрилась заполучить перелом, застрял у неё в горле, потому что следующая новость затмила всё предыдущее.
- Будущий ребенок мисс Баккер, - дружелюбно пояснила «Дженни», как если бы М’Кота могла не знать, что это значит. – Плоду три недели, и он не пострадал. Также и состояние самой мисс Баккер не внушает опасений. Однако, если вы не возражаете, я приступлю к лечению, - она мягко улыбнулась и активировала «арку» на биокровати.
Тем временем сообщение на инженерной консоли стало угрожающе красным. «Критическая перегрузка систем» - гласила надпись.
 - Отличные новости! - искренне обрадовался Освальд, не успев осознать весь ответ ЭМГ, но потом замер, вытаращив глаза и раскрыв рот от удивления и повторяя едва слышно: "Этого не может быть!"
Кадет отчаянно пытался понять, как и Самрита днём ранее, почему и как это случилось. Однозначного ответа найти не удалось, зато стали понятны причины странного поведения Самриты: конфликт с коллегами, странная реакция на фразу "работать за двоих", вопрос про Кариссу и детей... Освальду стало очевидно, что девушка не только обижена на него - она ему не доверяет и, похоже, нисколько его не уважает. Это было тяжело само по себе, а, с учётом его чувств к Самрита, которые никуда не делись за последние дни, становилось совершенно невыносимым.
Когда к молодому человеку вернулась способность говорить, он произнёс совершенно убитым голосом:
- Принято. Акрита, М'Кота, вы мне нужны на мостике.
Оставив Самриту на попечение М’Коты и голографического доктора, Акрита принялась спешно освобождаться от скафандра, одновременно поглядывая на свою консоль – где там сейчас команда ее соотечественников. Андорианка почти не надеялась убраться отсюда, не столкнувшись с ними. Прыгая на одной ноге, она заметила и предупреждающую надпись на инженерной консоли, поэтому смысл сказанного Дженнифер дошел до нее только со второго раза. Вскинув антенны и обернувшись в сторону медотсека, Акрита пораженно посмотрела на Самриту, доктора, М’Коту…
- Да, капитан, - откликнулась она, когда внезапную тишину нарушил голос Освальда. – Тут какое-то сообщение на инженерной консоли!
И в то же время из системы связи, которая поддерживала связь с Артуром на поверхности Джераддо, раздался оглушительный грохот.

***

Артур бежал по тоннелю, оставив позади товарищей. Сигнал на трикодере в его руке с каждым метром становился все отчетливее… отчетливее… вот казалось, что куб-замок должен уже быть где-то здесь… Но все, что на самом деле было перед Артуром - каменная стена, тупик, конец пути.
Медленно. Вдох, выдох. Беготня в скафандре на самом деле занятие не из легких. Куба на месте не было, но он должен был быть здесь. Оказавшись в тупике, Артур отступил на шаг назад и принялся методично фонариком последовательно светить на стену. Где-нибудь должен был быть либо проем, либо выступ, либо камень, который можно отодвинуть. По временам он посматривал на трикодер.
Трикодер показывал все то же - что куб должен быть здесь, счет уже шел даже не на метры, а на десятки сантиметров. Стена выглядела монолитной и грубо отесанной, как будто тот, или те, кто рыл тоннель просто решили здесь остановиться и не копать дальше.
Наконец, Артур немного посветил себе под ноги - и тогда на полу что-то блеснуло под слоем песка, мелких камней и сухих корней деревьев. Опустившись на колени, Артур попытался расчистить место, и обнаружил, что искомый выступ был именно здесь. Точнее, это был не выступ, а целая большая каменная плита, уложенная вровень с полом и замаскированная всяким мусором. Ее границы были видны, но ухватиться за края пальцами в скафандре было невозможно. А если бы и возможно - то огромный камень весил очень много.
И было кое-что еще: на поверхности плиты был выбит рисунок - звезда с длинным хвостом. Было не очень понятно, когда это было сделано, потому что изображение было достаточно символическим и могло датироваться как несколькими веками назад, так и вчерашним днем. А вот то, что было под рисунком - было определенно современным: небольшая панель ввода на 5 символов. Это ее мигание Артур заметил, когда его фонарик посветил ему под ноги.
Артур расчистил руками площадку как смог и некоторое время светил на панель и звезду. Он сосредоточенно размышлял, что бы это могло означать. Пятиконечная звезда и панель ввода на 5 символов. Варианты могли быть любыми. Он последовательно нажал на все 5 острых концов звезды и длинный – последним.
Думать о задании было сложно, потому что он одновременно думал о Самрите. Он уже слышал о ее повреждениях и они были слишком серьезными…
“Артур, все вернулись, Самрита в безопасности”, - звучал тем временем голос Освальда из передатчика, - “как у тебя дела?”
Концы звезды на рисунке на первый взгляд никак не отреагировали - не было ни ощущения нажатия, ни какого-то другого сигнала… пока за спиной Артура не раздался скрип и скрежет, а затем грохот, поднявший клубы мелкого песка с пола. Это с потолка упала каменная плита, перегораживающая тоннель полностью и запершая Артура в ловушке в тупике тоннеля. Судя по виду плиты, едва ли это была случайность, скорее это была своеобразная дверь, которая теперь активировалась.
Артур, когда все начало валиться сверху, инстинктивно попытался закрыть голову, хотя это было в этой атмосфере совершенно бессмысленное действие. Он все равно умрет, даже если просто будет поврежден скафандр. По этому поводу у Артура не было никаких чувств, он просто приготовился… к чему бы ни было. А затем медленно поднялся во весь рост среди оседающей пыли.
- Нашел кое-что, - четко сказал он, - и кажется оно тут теперь обвалилось.
Теперь он понял, что из всех возможных вариантов в древних катакомбах он нажал то, что вызвало срабатывание ловушки.
Когда Освальд вызвал их с Акритой на мостик, М’Кота с сомнением оглянулась на голограмму, затем тряхнула головой и поторопилась выполнить приказ.
– Ты думаешь это хорошая идея, оставить Самриту одну с непротестированной голограммой? – спросила она Освальда, плюхаясь в своё кресло. – Всё-таки...
Договорить она не успела, потому что из динамиков внешней связи послышался шум, а из интеркома – комментарий Артура.
– Что обвалилось? – выпалила она и только потом виновато посмотрела на Освальда. – Ну, надо же знать, что обвалилось, – объяснила она. – Если обвал, нам придётся его выкапывать, а если что-то ещё...
Артур на самом деле слушал все переговоры катера одним ухом. Его брови даже успели приподняться от удивления, когда он услышал слова голографического доктора о "плоде". Когда только Освальд успел это сделать… подумал Артур, но его размышления были прерваны. Размышления были прерваны мгновенной готовностью к приходу конца. Конец не наступил, и теперь Артур поднялся с колен, на которых стоял перед панелью и светил фонариком вокруг себя. Он еще потряс трикодером, сбрасывая с него пыль, протер пальцем в перчатке скафандра его экран.
"Из серых наших стен, из затхлых рубежей нет выхода, кроме как
Сквозь дырочки от звезд, пробоины от снов, туда, где на пергаментном листе зари
Пикирующих птиц, серебряных стрижей печальная хроника
Записана шутя, летучею строкой, бегущею строкой, поющей изнутри."
Как всегда не вовремя ему вспомнились строки древней песни.
- Плита какая-то, - ответил он, вертясь с трикодером по кругу, стараясь понять, где находится вещь, которую он ищет. – Да не беспокойтесь, занимайтесь Самритой! Я разберусь тут. Если будет нужна помощь или вопросы будут, я скажу.
О том, что плита перекрыла выход, он говорить не спешил. Нечего было пугать людей раньше времени.
________________
С Освальдом, Самритой, М'Котой и Акритой

 48 
 : 26 Июня 2017, 16:33:57 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

- В грузовой отсек в самом конце катера, - сказал Ракар. - Перим, пустите их туда, пожалуйста.
Ракар очень не хотел оставлять здесь силы, не равные силам второй команды. Поэтому он выбрал забрать с собой к чек-поинту Делас и Каззу. Перим и Тенек должны были внимательно следить за оставшимся инженером.
- И… помогите Юнок по мере сил. - Ракар внимательно смотрел на Перим. Он еще должен будет успеть дать ей дополнительные инструкции. На самом деле, Ракар не верил никому. На текущий момент он верил только Перим и Тенеку. Пока не выяснено, на каких условиях и почему здесь находится Делас, пока он не знал ничего, включая и то, в чем состоит ее задание на территории Федерации, он не мог верить и ей. Вернее — мог, но не на 100%.
Квинтилия кивнула, подошла к своей консоли и сняла силовое поле. Заодно она посмотрела на отчет систем “Амазонки” о повреждениях.
-Мммм… повреждения не критические, но на ремонт потребуется время. Думаю, я смогу справиться часов за пять… наверное…
-Я справлюсь за два с половиной! - подпрыгнула на месте Юнок.
Делас молча открыла аптечку и вновь достала медицинский трикодер.
- Я же говорила, что Юнок очень умная, - с гордостью сообщила она Ракару, а затем обратилась к Перим, активируя трикодер: - Присаживайся. Быстрее закончим, быстрее поможешь Юнок.
После новостей о том, что у Квинтилии нет симбионта, интерес к ней у ромуланки поугас. Краем глаза она поглядывала на Ракара – не так, будто внимательно за ним следила, а как-то… по-другому.
Ракар бесстрастно смотрел как Делас сканирует Квинтилию. За этим процессом он следил внимательно, хоть и не проявлял эмоций.
- План такой, - одновременно говорил улан, - я, Делас, Казза идем к чек-поинту. В это время Перим контролирует погрузку оборудования, которую осуществляет Юнок. Тенек отдыхает в лазарете. С ремонтом погодите, до него дойдёт дело после погрузки. И я должен знать отчёт, мы будем на связи. Два вопроса: мы сможем телепортироваться на ту злосчастную площадку, куда не смогли сесть, прямо отсюда? И можем ли мы взлететь?
-Что значит - “с ремонтом погодите”? - возмутилась Юнок, - Когда тогда им заниматься? Мы должны делать несколько дел одновременно - тогда к тому времени, как вы вернетесь от чек-пойнта, катер будет готов лететь дальше, и мы не потеряем времени. Мы же все еще хотим победить!
- Она права, - подтвердила Делас, доставая регенератор. – Мы потеряем слишком много времени. Если вы нам не доверяете, Квинтилия может наблюдать за всеми действиями Юнок, только пусть не мешает. А еще лучше – помогает, и тогда вы увидите, что я говорила правду, - улыбнулась она Ракару.
Тенек подумал о том, как они вообще представляют себе погрузку и ремонт одновременно силами двух девушек? Если представить себе, что Квинтилия пойдёт одна за вещами команды «Примы», то она вряд ли найдёт то, что нужно на чужом корабле и только потеряет время, а Юнок тоже вряд ли разберётся во всём одна, учитывая, что Ракар и Самрита как следует переработали системы катера. Если же поменять их местами, то Квинтилия не закончит ремонт до конца переноски вещей, и всё равно большая его часть будет проходить уже после этого. Распоряжение Ракара делать это поочерёдно было гораздо более разумным и позволяло справиться с работой быстрее и без бессмысленных проволочек, но почему тогда девушки с «Примы» так на это обиделись и заговорили о недоверии?
 
- Сначала вы переносите свое оборудование, потом начинаете ремонт, - с расстановкой сказал Ракар, переведя взгляд на Юнок и мельком глянув перед этим на Делас, - именно в такой последовательности. Ведь вы же не хотите, чтобы как только вы закончили ремонт и тут же пошли за своим оборудованием, мы снялись и улетели отсюда, оставив вас? Это взаимные гарантии, основанные на жестах доброй воли. И мы будем следовать им. Да, Перим будет вместе с вами и поможет  в ремонте.
С этими словами Ракар повесил на спинку своего кресла китель, который снял, взял рюкзак, принялся перекладывать в него содержимое своих карманов.
- Вон там два рюкзака для Делас и Каззы, это набор для высадки на планету. Если желаете, можете взять. Так мы можем отсюда телепортироваться? – спросил Ракар, снова посмотрев на Квинтилию, - я спрашиваю потому что не знаю есть ли такая техническая возможность. Координаты площадки вроде бы были вбиты, насколько я понимаю, при заходе на посадку.
-Полагаю, мы просто должны определить, что важнее - спасти вещи с нашего корабля или привести в порядок этот, - заметила Казза, стоявшая в расслабленной позе, привалившись к переборке, - И то, что важнее, делать в первую очередь. По-моему, ответ очевиден - без наших вещей мы сможем прожить, а вот без корабля не сможем лететь дальше. Капитан? - она посмотрела на Делас.
- Мы сможем прожить, даже если останемся на Бэйджоре и нас заберут спасатели, - заметила Делас. – Но это не входит в наши планы, а капитан Ракар любезно согласился нас подвезти. Но и оставлять ценную технологию на «Приме» я не собираюсь. Если начальство узнает, оно нас по головке не погладит, ты же его знаешь. Юнок должна забрать голографическую маскировку, дополненную реальность и мои исследования из лаборатории, а больше на этом федеральном корыте ничего ценного и не было. Я же не предлагаю забирать зеркало из твоей каюты, - хмыкнула ромуланка.
Ракар с заметным интересом посмотрел на Делас. Похоже было, что начальство у нее и Каззы – одинаковое.
-Хи-хи, начальство у нас такое! - вставила Юнок.
-Давай поставим вопрос по-другому, - проговорила Казза, - Когда мы вернемся с чек-пойнта, что нас больше расстроит: что катер не готов лететь и нам надо сидеть и ждать, или что что-то из наших вещей осталось на “Приме”?
Было очевидно, что в этой команде все подчиняются Делас, хотя и не боятся задавать вопросы. Ромуланка очевидно была мозгом происходящего на “Приме”, Казза - альтернативным голосом и мускулами (просто потому что больше некого было назначить на эту роль, а ктарианка была самой плотной из троих), а Юнок… сложно сказать, чем была Юнок.
- Сломанный катер нас очень расстроит, - кивнула Делас. – Зато когда регата закончится, нам всем очень влетит за то, что доминионская технология теперь валяется на Бэйджоре. И что мы потеряли единственный катер… А уж когда мое ромуланское руководство узнает, что там же валяется и их подарок, с которого я должна была пылинки сдувать, - она закатила глаза и обратилась к землянке: - Юнок, как думаешь, ты сможешь спасти самое ценное? Это отнимет много времени?
- Господа, - быстро сказал Ракар, - довольно дебатов! Время дорого. Оборудование оставлять нельзя. Это не подлежит обсуждению. Я сам выступаю за то, чтобы все забрать и потом приступить к ремонту. Я старше по званию, чем Делас, и я как улан Вооруженных сил Ромуланской Империи приказываю Делас в первую очередь забрать оборудование. Может быть, мы уже вернемся с чек-поинта к тому времени и вместе приступим к ремонту. В столько рук это будет быстрее.
Потом Ракар перевел взгляд на Перим.
- Вы телепортируете нас на ту площадку?
-Он правда может тебе приказывать? - сделала большие глаза Юнок.
Делас посмотрела долгим взглядом на Ракара, усмехнулась и пожала плечами:
- Можно и так сказать. Я еще кадет, а он хоть и не мой непосредственный руководитель, но все же старше по званию. Я могла бы ему возразить… - она закончила обрабатывать повреждения Квинтилии, отложила в сторону регенератор, подхватила рюкзак и улыбнулась Ракару, проходя мимо, - но не буду. По крайней мере, пока. Потому что сейчас я с ним согласна.
Ракар надел рюкзак и сделал шаг в сторону площадки транспортера.
-Значит, ты выбираешь жертвовать отчетным временем на регате, но не бросать вещи, - подвела итог Казза, - Ну, ты у нас капитан, тебе и решать. Просто не забывай, что для нас и нашего руководства важно. Ну… может, другая наша команда еще сможет победить - ты понимаешь, о ком я.
Она подошла к рюкзакам, нагнулась и взяла один.
-Транспортер работает, - наконец, сказала Квинтилия, - Я могу отправить вас на ту площадку. Но не забывайте, что вас ждет еще длинная лестница наверх.
- Мы все равно уже потеряли корабль, - в голосе Делас звучало сожаление, хорошо скрытое за бравадой. – Но мы еще не проиграли!
Когда Казза встала на площадку рядом с ней, Делас быстро шепнула ей что-то неразборчивое, а затем кивнула Квинтилии:
- Ты же не думаешь, что нас напугает лестница? Мы готовы!
- Я вызывал монастырь перед тем как все случилось, - объяснил Ракар, - монастырь не ответил. Поэтому мы не знаем, куда нам можно телепортироваться. Итого, теперь мы телепортируемся на площадку, и там разберемся. Включайте, Перим.
-Ну конечно, они же монахи! - воскликнула Юнок, - Они могут вообще не проверять свои сообщения. Капитан, а можно я им скажу?.. Ну, ты знаешь, что.
- Раз уж мы теперь сотрудничаем, почему бы и нет? – загадочно ответила Делас.
-Инициирую транспортер, - объявила Квинтилия, и двое ромуланцев и ктарианка исчезли в сиянии.



_________________
С Тенеком, Квинтилией, Делас, Юнок и Каззой

 49 
 : 26 Июня 2017, 16:32:32 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

Делас собрала аптечку, принадлежавшую на самом деле Тенеку, взяла ее и вышла с мостика “Анадыря” наружу, где Ракар пытался вести разговор с ее командой.
Получив разрешение девушки с “Примы” с ворчанием начали стаскивать с себя ранее блистательно серебристые, а теперь слегка потертые скафандры. Юнок поставила свой шлем на землю, и теперь на его зеркальной поверхности можно было заметить большую царапину.
Под скафандрами у девушек оказались короткие платья из плотного серебристого материала, украшенные воротниками-гюйсами, и высокие сапоги на удобной устойчивой подошве.
Ракар быстро оглядел девушек без скафандров, их скафандры. Теперь ромуланец не улыбался, теперь он опять выглядел как агент Тал Шиар в обстановке, которая требовала от него всего внимания.
- Как Тенек? – быстро спросил ромуланец, обернувшись к Делас, и одновременно девушкам: - Вы можете занести свои скафандры в катер и положить их тут поблизости. – Наличие на них скафандров казалось ему неестественным для этих рас. Таких форм он не видел на утреннем сборе всех команд. Хотя… они могли спасти именно это оборудование из своего катера, и тогда тут все было в порядке, но… зачем они надели свои шлемы на Бэйджоре… Впрочем, этому могло быть объяснение, и вполне логичное. Но сейчас было не до этого.
- Я скоро к вам присоединюсь, - Делас кивнула своим коллегам по команде и подошла поближе к Ракару. Сама она еще не успела избавиться от скафандра, который несколько стеснял ее движения и делал ее слегка неуклюжей.
- Строптив и своенравен, как и все вулканцы, - проговорила девушка в ответ на вопрос Ракара. – Что касается его состояния, то ему ничего не угрожает, но если бы он выполнял мои рекомендации, то быстрее бы поправился и вновь стал полноценным членом вашего экипажа. Но пока он просил меня позаботиться о вас. Вы меня обманули и сказали, что с вами все в порядке, а ваш врач утверждает обратное… Кому же верить? – лукаво улыбнулась Делас. – У вас на катере есть какой-нибудь лазарет? Давайте пройдем туда.
Она бросила взгляд за спину Ракара, туда, где лежал их корабль – то, что осталось от их корабля, - и грустно вздохнула. По крайней мере, теперь он хотя бы не дымился…
Ракар кивнул Делас и слегка ухмыльнулся.
- Вулканцы… - произнес он, и не стал больше на этом останавливаться. Тем не менее, проходить в катер он не спешил, а наоборот, развернулся так, чтобы ему были видны действия двух девушек, складывающих свои скафандры. – Благодарю за помощь, Делас. Знаете, верить на самом деле никому нельзя, мне – можно. На самом деле я в порядке. Такие как я – часто подвергаются травмам. Я всего лишь немного побит. Но прежде вот что, - Ракар чуть склонил голову к ромуланке, - давайте определимся однозначно с нашими планами. Я хочу знать, что вы намерены делать. У вас больше нет корабля, и я не оставлю вас на Бэйджоре в одиночестве без помощи. Это значит, что я намерен подкинуть вас до ближайшего поста поддержки. Но в связи с этим у меня вопросы: есть ли у вас резервный корабль для регаты? Вы планируете выйти из гонки или что-то еще? Мой план пока не точен, и для принятия решения я должен знать ваши планы.
- И все же я должна убедиться, что с вами все в порядке. Это не займет много времени, - настойчиво проговорила ромуланка. Вновь посмотрев на свой катер, она продолжила: - У нас нет другого корабля, и этот уже не взлетит… Федеральный мусор! Но на нем остались ценные вещи, которые не должны пропасть. Вы, наверное, узнали ромуланский голографический проектор – и он точно не должен остаться просто так лежать на Бэйджоре. А также дополненная реальность джем’хадар – технология Доминиона на дороге не валяется! И еще кое-что в моей лаборатории… - Делас напряженно сжала губы, а затем продолжила: – Мы можем перенести все это на ваш корабль, Юнок поможет вам с ремонтом, Казза – отличный пилот и может сработаться с вашей Перим, а вы… - она изучающе посмотрела на Ракара, - не будете спешить от нас избавиться. Мы уже не сможем продолжить участие в регаты от лица своей команды, но и выходить из соревнования было бы слишком обидно.
Ракар быстро кивнул.
- Узнал.
Ромуланец развел руки открытым жестом, подставляясь под трикодер Делас.
- Просканируй меня, еще порезы на руках, - он показал ей тыльные стороны ладоней, - но кровь уже свернулась. Да, оборудование можете перенести. Однако вот что – и это условие жесткое – если у нас будет победа, то победа и приз будет принадлежать моей команде. Проекту "Альфа", а не вашей. И поделиться мы не сможем. Я все еще не принял решение, и оно зависит от ваших действий. Я должен отправиться к чек-поинту. Вы и Казза пойдете со мной. Юнок справится с переноской оборудования? По возвращению мы ей поможем, если она к тому моменту не закончит. Согласны?
Ракар выдавал информацию порциями, последовательно и постепенно задавал вопросы. Ему предстояло выяснить еще очень многое в условиях ограниченного времени.
- Проекту «Альфы», - улыбнулась Делас и кивнула: - Как скажете, вы же – капитан. Я согласна с вашими условиями.
Она тщательно просканировала Ракара и кивнула:
- Вы правы, ничего серьезного, но я все же хотела бы обработать ваши порезы кожным регенератором, это быстро, - девушка достала из аптечки прибор с серой отметкой, еще раз проверила настройки, очевидно, не особо доверяя вулканцу, и активировала его. – Юнок справится, она собственноручно ставила все улучшения на катер… Она умная девушка, но все же с этими федератами так сложно, - вздохнула Делас. – Как вы с ними справляетесь?
Ракар с улыбкой покивал Делас.
- Отлично! Да, - ромуланец убрал улыбку с лица, - с федератами сложно, но они достойные… противники, надеюсь, союзники. Хотя бы по проекту. Они умеют работать, умеют много чего еще. Сотрудничать с ними приятно. И вулканец Тенек, несмотря на все его упрямство и прочее – на самом деле хорош. Я узнал его достаточно, чтобы доверять ему во многих вещах. Так что… все будет нормально. Итак…, - Ракар убрал руки от кожного регенератора, которым его лечила Делас, когда она закончила. – Не будем терять время, пожалуйста, проверьте еще Квинтилию на предмет повреждений и мы отправимся в путь. Распорядитесь Каззе и Юнок об их действиях.
С этими словами Ракар пошел обратно в катер, на ходу снимая китель. Под кителем на нем была серая ромуланская водолазка с длинными рукавами. В кителе, испачканном кровью, идти в баджорский храм было не очень хорошо.
- Конечно, - согласно кивнула Делас. Она с некоторым разочарованием выключила регенератор, потому что вместе с этим закончился и их разговор.
Сложив аптечку, она направилась вслед за Ракаром, но задержалась на пороге катера – сообщить новости девочкам и вылезти, наконец, из этого неудобного скафандра!
 
 
***
 
Квинтилия неловко держала гипоспрей, который ей подала ромуланка.
-Разве это не неэтично - вкалывать успокоительное пациенту, если он тебе мешает? - непонимающе спросила она тихим голосом у Тенека, - Ну, то есть, конечно, понятно, что когда пациент без сознания и не может ничего комментировать, сопротивляться и проявлять свою волю в любом виде, его удобнее лечить так, как считаешь нужным, но… все-таки я не уверена, что это полностью правильно.
– Это неэтично, – согласился Тенек. – Исключение составляют случаи, когда пациент находится в неадекватном состоянии и делает нечто, что может повредить ему самому или окружающим. Если вдруг я начну говорить странные вещи или вскочу с места без понятной причины, можете последовать совету мисс Делас.
Квинтилия подошла ближе к Тенеку и тихо сказала, оглядываясь на выход из катера:
-Вам они тоже кажутся странными? Такой набор рас, и при этом они летают на федеральном катере… Как такое может быть?
– Это как раз наименее удивительное, – сказал Тенек, тоже поглядев в сторону выхода. – Мы тоже – странный набор рас, и тоже на федеральном катере, вдобавок с ромуланскими крыльями. Что меня действительно озадачивает, это то, что они представляют из себя как единый экипаж. Мы ещё не видели остальных, но мне трудно представить себе команду, которая могла бы спровоцировать такую аварию. В моё представление о понятии «команда» это не укладывается.
-Что вы имеете в виду? - нахмурилась Квинтилия.
Тенек перевёл взгляд на неё.
– Я имею в виду, что по-настоящему слаженная команда, которая выполняет приказы своего командира и соблюдает элементарные правила, имела минимальные шансы спровоцировать аварию, не разминувшись всего с одним катером на достаточном для манёвра пространстве. Одно из двух: либо их действия были несогласованны, либо кому-то из них незнакомо слово «ответственность». Хотелось бы думать, что только кому-то, а не всем.
-...ну и куда это запихнуть? - от входа в катер послышались голоса, ни один из которых не принадлежал Ракару, а значит, это был кто-то из их новых гостей.
На мостике действительно появилась миниатюрная землянка азиатской внешности, тянущая за собой скафандр.
-Ой! - она прикоснулась к силовому полю, отделившему остальную часть катера от мостика, и отдернула руку, когда поле пошло голубой рябью.
-Я не могу снять его без приказа нашего капитана, - предупредила вопрос Квинтилия.
-Тогда мы спросим НАШЕГО капитана, - на мостик заглянула ктарианка, оценила обстановку, а потом обернулась назад, - Капитааааан! Что дальше?
Делас тем временем тоже сняла скафандр и предстала перед остальными в таком же наряде, что и остальные члены ее команды.
- Все в порядке, - проговорила она, подходя ближе, и кратко пересказала, о чем им удалось договориться с Ракаром. – Обязательно возьми мой кейс из лаборатории, - добавила она, обращаясь к Юнок, а затем обернулась к Ракару: - Я закончу с мисс Перим и смогу к вам присоединиться. Куда мы можем сложить скафандры и все то, что сможем спасти с нашего корабля?
 
Квинтилия вопросительно посмотрела на Ракара. Сейчас ей совершенно не хотелось ни с чем спорить.
____________
С Тенеком, Квинтилией, Делас, Юнок и Каззой

 50 
 : 26 Июня 2017, 11:32:20 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”


– ...Я же сказала – пока я не разрешу. Закончу с тобой – разберусь с остальными, - отозвалась Делас, не глядя на вулканца: она отложила кожный регенератор и порылась в аптечке в поисках подходящего лекарства для гипоспрея, а потом заговорила с Перим: - А как тебя друзья называют? Я думала, у вас по именам принято.
Но Квинтилия снова не успела ответить – на сей раз ее прервали девушки из команды Делас. Ромуланка довольно улыбнулась и крикнула в ответ:
– Можно, снимайте! И передайте капитану мою глубочайшую благодарность. Хотя нет, лучше я сама передам, когда закончу с вулканцем. Уже скоро! – припечатала она, повернувшись к Тенеку. – Чем меньше будешь возмущаться и командовать, тем скорее.
Тенек протянул руку, одним движением вытащил из аптечки искомое лекарство и подал девушке.
– Если бы вместо болтовни вы спросили меня, где это лежит, дело точно пошло бы быстрее, – заметил он.
Делас вскинула брови, глядя на протянутое Тенеком лекарство, но ничего не сказала, а вставила его в гипоспрей и продолжила поиск. Через пару секунд она достала еще одну ампулу и отложила в сторону.
– Я искала кое-что другое, - заметила она обманчиво-нейтральным тоном, прикладывая к шее Тенека то лекарство, которое он сам себе выбрал. - Не люблю, когда пациенты считают себя умнее врача, - пожаловалась ромуланка Квинтилии, как добровольно-принудительному слушателю. – Предпочитаю, когда они без сознания, так с ними проще. Но раз пациент такой умный, - она обернулась к Тенеку, - то он знает, что при такой травме и после введенного лекарства ему следует минимум час соблюдать постельный режим, а еще лучше - спать. Пациент сам дойдет до кушетки, или ему помочь?
Она неторопливо вставила в гипоспрей вторую ампулу – с тем лекарством, которое искала изначально, - и выжидательно посмотрела на вулканца.
– Сразу, как только вы закончите с мисс Перим и мистером Ракаром, – сказал Тенек, переводя кресло в полулежачее положение. – Их здоровье на моей ответственности. У мисс Перим был удар головой, мистер Ракар получил удар по спине. Они не демонстрируют опасных визуальных симптомов, но нужно убедиться, что это впечатление не обманчиво.
Голова уже не болела, гипоспрей сделал своё, но Тенек знал, что от резких движений и напряжения боль может вернуться, и тогда лечение затянется вдвое. У него не было никакого желания создавать лишние проблемы ни себе, ни врачу, но ответственность за пациентов не позволяла ему уйти, не убедившись в их благополучии. А ещё ему не нравилось, что Делас вложила в гипоспрей нечто, явно не относящееся ни к его лечению, ни к лечению её будущих пациентов, которых она ещё не успела обследовать: это сразу заставило вулканца насторожиться и растерять часть естественного доверия коллеге.
– Если вы этого не сделаете, мне придется уложить вас насильно, а этого мне не хочется, - с сожалением в голосе ответила ромуланка. – Он всегда такой упрямый? – это уже было обращено к Квинтилии. – Как жаль, что у нас нет на все это времени…
Делас покрутила в руке гипоспрей и посмотрела в ту сторону, куда ушел Ракар – судя по ее взгляду, ей не терпелось воссоединиться со своим соплеменником.
– Не волнуйтесь, вылечу я их, у нас что-то вроде бартера: мы вам помогаем, вы нас берете к себе на корабль. К тому же можете быть уверены, что вылечить ромуланца я смогу лучше, чем любой из здесь присутствующих.
Она встала со своего места и вновь обратилась к Квинтилии:
– Следите, чтобы он не двигался, сидел спокойно и, желательно, не разговаривал. Это очень утомительно. Если начнет вам надоедать, то вот, - она протянула триллу гипоспрей, -  успокоительное поможет ему выполнить мои предписания.
Делас аккуратно сложила в аптечку разложенные на консоли приборы и препараты и направилась к выходу из катера.
Тенеку очень хотелось напомнить, что волнение ему несвойственно, и что это всего лишь нормальная ответственность врача, но ромуланка уже шла к выходу и нужно было выбирать между этим и полезной информацией. Разумеется, он выбрал полезную информацию.
– Регенератор с серым маркером уже настроен на мистера Ракара, – сказал он, – с синим – на мисс Перим.
А регенератор с красным маркером Тенек переложил из этой аптечки в один из шкафов медотсека перед самым вылетом, чтобы заполнить освободившееся место ещё парой предметов – второстепенных по сравнению с экстренным использованием регенератора, но всё же достойных полезного пространства. Сейчас Тенек был этому рад: регенератор с красным маркером был настроен на Джеза Тенму, и эти настройки были не вполне кардассианскими, к тому же что-то подсказывало стажёру, что если Делас заметит хоть малейшую странность, она безо всякого смущения даст волю своему любопытству. «И кто ещё тут утомительно-много разговаривает...» – добавил он к своим словам мысленно.
________________
с Квинтилией и Делас

Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS