* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Сентября 2017, 11:33:24 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10
 31 
 : 28 Августа 2017, 16:08:33 
Автор Ракар - Последний ответ от Ракар
Устройства чтения памяти отняли от его висков, Ракар опустил голову. Это очень болезненная процедура, он всегда это знал, но впервые испытал на себе. Впервые. И в последний раз. Теперь они знали всё. Всё то, что должны были знать, и что были не должны.
Его стошнило. Но это больше не было его проблемой. Это была проблема его палачей, и если бы он был в силах, он бы презрительно рассмеялся им в лицо. Впрочем, именно для этого он был еще в силах.
Он ведь и сам был таким, не задавая вопросов исполнял грязную работу, вовсе не получая от нее удовольствия.
Два молодых улана Тал Шиар подняли его под руки и поволокли в коридор за дверь пыточной камеры. Ракару стало интересно, сомневается ли хоть один из них в том, что делает.
Стул, на который его посадили перед сидящими полукругом ромуланцами, был сделан из холодного металла, приятно холодил разбитые ладони.
Теперь он должен был быть благодарен, что его не испепелили из дизраптора прямо в той камере. Вообще, это все было данью уважения ему, и его заслугам перед Империей. Куда большие не получили и этого - возможности сказать свое последнее слово.
Ракар сощурился, пытаясь рассмотреть лица членов постоянного комитета. Сорокапятилетний ромуланский сенатор Ракар, представитель от внешней разведки Тал Шиар, был очень дальновидным. Его карьера стремительно взлетела вверх, ровно как также стремительно закончилась, вместе с жизнью. Он оказался недостаточно осторожным, а может быть недостаточно решительным и убедительным, чтобы предотвратить новые планы развязывания войны. Слова были тщетны, диверсия против Федерации спланирована и утверждена. Все что ему оставалось - применить запасной план. Он саботировал устройство, отправленное к границам Федерации и подпространственным замаскированным сигналом включил его перегрузку. Через неделю они вышли на его след. Через неделю они узнали все, что он знал, все что помнил, нашли причины в его прошлом, записали все имена. И имя женщины из Федерации, которая значила для него слишком много. Бывший ромуланский сенатор Ракар, нареченный теперь предателем, войны не хотел. Больше всего он хотел мира и процветания для своего народа, но судьба его собственная распорядилась с ним по-другому.
Прямо напротив него, возглавляя постоянный комитет, сидел Претор - глава Ромуланской Империи.
- Итак, Ракар, - сказал Претор, больше не прибавляя к его имени приставку “сенатор”, - вы обвиняетесь в предательстве и саботаже. Ваша вина доказана и приговор будет вынесен в ближайшее время, но только из уважения к вам и вашим прошлым заслугам мы предоставляем вам слово, если вам есть что-либо сказать в свою защиту.
- Да, мне есть что сказать, - ответил бывший сенатор. - Жаль, что такой возможности не было у других, которые были тоже достойны.
В последний раз он мог сказать то, что имело смысл для его народа. Сколько из тех, что сидят напротив, услышат его? Уже не важно. Теперь он имел возможность быть откровенным и по-настоящему честным. Первый и последний раз за многие годы политических маневров и балансирования на острие.
Ракар выпрямился, иметь честь следовало с максимально достойным видом.
- Слушайте меня, я скажу важное. Это неправильная политика непрерывной эскалации с периодами затишья. Вы не добьетесь безопасности и мира для ромуланцев, назначая врагов и пытаясь их уничтожать. Война не нужна Империи. Если вы ее развяжете снова - сотни, тысячи, миллионы ромуланцев погибнут за непонятные цели. Бессмысленно и жестоко. Федераты будут защищаться, и не только их кровь будет на ваших руках, но и наших солдат. Да, именно на ваших. Вы говорите - они ведут нечестную игру и грязные интриги - так и есть, но это и мы делаем, и с нашей стороны - этого больше. И однажды следует остановиться. Можно соревноваться во взаимном искусстве слова и шпионажа, без ущерба с обеих сторон. Но нужно понимать, что там, - Ракар неопределенно повел рукой, - живут миллиарды обычных людей, которым хочется жить, любить и смотреть в глаза своим детям с уверенностью в их долгой жизни. Такие же - как мы. И для того чтобы убить воображаемого врага, вы готовы положить миллионы ромуланцев. А всего то и нужно - всего один раз поверить, и прекратить собственные провокации.  Это вы предатели ромуланского народа, не я.

Ракар понял, что невыносимо устал. Он сожалел что не успел слишком многого. Все то, что он мечтал изменить, никогда не изменится. Его, обещавший быть долгим, путь прервался почти в самом начале.
Время истекло.
- Достаточно!

Стул выбили из под него, Ракара рванули вверх, поставив на ноги.
Перекошенное гневом лицо Претора и каменные спокойные лица сенаторов, пристально глядящих на него - последнее что он увидел в этом зале.
Два охранника вывели его за двери.
Ракар не оглядывался, оглядываться было некуда и не на что. Все, что он хотел помнить - было в прошлом. В прошлом без будущего. Лицо той девушки, уже давно повзрослевшей женщины из Федерации, за судьбой которой он время от времени следил. Будущее теперь наступит без него.

 32 
 : 28 Августа 2017, 16:08:24 
Автор Ракар - Последний ответ от Ракар
Одна из альтернативных версий будущего ромуланского сенатора, представителя Тал Шиар.
2404 год по времени Земли
Место действия: Ромул

 33 
 : 25 Августа 2017, 15:02:59 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Мори Джанир
Мы закончили очередной эпизод! Ура!

Теперь игра берет перерыв как минимум на неделю.

В перерыве самое время:
Проанализировать свой опыт и решить, что делать дальше:
              - если кто-то хотел уйти из игры, то сейчас подходящий для этого момент (чтобы не делать это в середине сюжета, когда на вас все уже начали рассчитывать);
              - если кому-то игра не приносит удовольствия, то сейчас подходящий момент сменить персонажа и начать все с чистого листа (потому что игра должна приносить удовольствие, а иначе в ней нет смысла);
              - если кто-то хотел завести дополнительного персонажа, то сейчас можно написать ему биографию и прислать по почте для обсуждения.


А чтобы не было скучно, можно:
- обсудить сыгранное (общий файл, в котором мы все пишем, остается открытым);
- придумать анкету с вопросами о понравившихся моментах и заполнить ее;
- написать о своем опыте в соцсетях;
- перечитать свою биографию и что-то в нее дописать (обязательно сообщайте, если делаете это!)
- выбрать своему персонажу новый аватар;
- пригласить друзей\знакомых в игру;
- написать что-то о своем персонаже для раздела "За кадром" - отдельное приключение, рассказ о прошлом или о будущем, дневник;
- придумать название для сыгранного эпизода.

 34 
 : 25 Августа 2017, 14:44:45 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
Эпилог

Коммандер Мори медленно расстегнула форменный китель и сняла его. Затем распустила волосы и достала смертоносную золотую шпильку - сегодня стилет больше не понадобится. Это день был долгим, очень долгим. Большая часть населения станции будет веселиться до утра, празднуя окончание первой регаты в Баджорской системе. Бары, рестораны, магазины - все будет работать, на Променаде будут свет и музыка, и лишь к утру все расползутся по своим каютам, чтобы проспать половину следующего дня. От праздника останется только паутина мишуры и серпантина и сугробы конфетти. Идеальная ночь, чтобы затеряться в толпе, вернуться в свою каюту и остаться в одиночестве, пока все остальные слишком заняты праздником.
Коммандер Мори переоделась в черную шелковую пижаму и начала одну за другой зажигать свечи, расставленные на небольших полочках в ее каюте. Она не знала, сколько времени у нее оставалось, но надеялась, что достаточно.

Толан действовала строго по плану, стараясь не задумываться, что именно она делала – сейчас было не время для рефлексий. Настроила транспортную установку, проверила режим дизраптора, переоделась в удобную одежду – скорее всего, у нее еще долго не будет возможности в следующий раз переодеться и принять душ, - и огляделась. Каюту она оставила аккуратно убранной, кровать – застеленной, а все личные вещи убрала в сумку – впрочем, таких у нее было совсем не много. Стимулятор, который дал ей Джарин, работал и позволят почти не чувствовать себя больной, и Толан надеялась, что его эффекта хватит хотя бы на пару часов, чтобы осуществить задуманное, а на дольше она не могла загадывать.
Кардассианка в последний раз огляделась, стараясь отогнать мысли о том, что вся задумка может провалиться на любой стадии, сжала покрепче оружие и активировала транспортер. На мгновение она перестала существовать, а затем материализовалась посреди каюты коммандера Мори.   
Мори зажигала толстую белую свечу на полке перед большим золотым баджорским символом на стене. Свет в комнате был потушен и только десятки маленьких огоньков колебались от малейшего движения воздуха, превращая комнату в таинственную пещеру. Пахло благовониями.
Заметив Толан, коммандер обернулась. Она выглядела очень спокойной, почти заторможенной, ее глаза казались двумя черными дырами на необычно бледном лице.
- Коммандер, вы готовы? – глухо поинтересовалась Толан. Кардассианка казалась собранной и сосредоточенной – и совершенно лишенной эмоций. Пожалуй, сейчас она действительно могла убить. 
Мори медленно кивнула.
-Все по плану, - подтвердила она.
Бесконечно длинную секунду Толан колебалась, а затем подняла дизраптор, прицелилась и выстрелила. В каюте было темно, но это не было проблемой для кардассианки, прекрасно видевшей в темноте и умевшей хорошо стрелять, – и шансов промахнуться у нее не было.
Падая, баджорка задела рукавом свечу, которую зажигала, и она полетела на пол. Едва успевший загореться фитиль с шипением утонул в лужице воска и огонек умер, оставив после себя тончайшую струйку дыма.
Обгоревшее пятно на груди Мори было не так уж сильно заметно в складках черного шелка. Такое маленькое… Кардассианке оставалось только надеяться, что все идет по плану. И все же, даже если оно шло, такое ранение должно быть очень болезненным. Хорошо бы к этому моменту Мори уже ничего не чувствовала больше.
Теперь осталось только надеяться, что все пойдет так, как нужно. Толан быстро наклонилась к коммандеру, чтобы проверить пульс, и кивнула самой себе. Ей было страшно от того, что она сделала, но сейчас у нее не было времени предаваться сантиментам – каждая секунда была на счету.
Она механически подняла упавшую свечу и поставила ее на полку, а затем сделала шаг в сторону и активировала транспортер. Секунда, еще одна – транспортер не включался. Назад к себе она вернуться не могла. Кардассианка глубоко вздохнула, последний раз огляделась и направилась к выходу из каюты, пряча дизраптор в кармане просторного платья. Дверь перед ней открылась, и коридор ослепил ярким светом.
-Стоять! - раздался выкрик.
На Толан было направлено сразу четыре федеральных фазера.
-За мной, за мной…
Два СБшника и медик юркнули в каюту, остальные двое остались караулить глинна. Как будто она собиралась куда-то бежать! Кардассианка просто стояла на пороге, ни здесь и ни там, смотрела, как перед ней разворачивается спектакль.
Один из СБшников пристально посмотрел на глинна.
-Обыскать. Увести, - бросил он.
Санитар Дука Тхолем с трикодером склонился над телом Мори.
-Признаков жизни нет. Она мертва, - объявил он.
_______
С коммандером Мори, Дукой и СБ
___________

КОНЕЦ

 35 
 : 25 Августа 2017, 14:40:51 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, Променад


Стоя позади всех, в толпе кадетов, так, чтобы его не было особенно видно с нижнего этажа Променада, Артур раздумывал над словами ромуланца, в некотором роде даже восхищаясь ими. Он понимал, что на самом деле между Федерацией и Ромуланской Империей есть шансы на мир и дружбу.

Ракар, дослушав взаимные поздравления “Поющих льдов” и “Альфа-маж”, повернулся к Квинтилии, Тенеку и Хене.
- Спасибо вам за все, за поддержку, и за все, что вы сделали, делаете, и сделаете в будущем, - он поклонился своей команде и отошел за их спины.
Пользуясь случаем, Акрита тоже пробралась к капитану «Поющих льдов».
- У вас замечательный корабль и команда, - сказала она с искренним восхищением. – Андорианские звездолеты – лучшие! И вы действительно заслужили победу!
Затем тоже отошла к своим, чтобы не мешать торжественному награждению и продолжению церемонии.
– Лучшим звездолётом будет наш в будущем году, – с коварной улыбкой сказала андорианке М’Кота, когда Акрита вернулась к своей команде. – У нас целый год на то, чтобы сделать наш катер машиной мечты!
Тенек, между тем, с некоторой озабоченностью покосился в сторону Ракара. Что-то изменилось и изменилось не в лучшую сторону, но вулканец не мог понять что именно. Было ли это связано с загадочной просьбой Делас (которую Тенек не понял от начала до конца и отнёс к каким-то специфически ромуланским проблемам)? Было ли это связано с какими-нибудь новостями, которые настигли Ракара в то время, когда он отсутствовал? Тенек не знал, он лишь видел, что сейчас, когда регата закончилась ромуланец был словно отделён от окружающих невидимой стеной, и это ощущалось больше, чем в день его прибытия в проект.
Вулканец подошёл к улану и негромко сказал:
– Работа под вашим началом была ценным опытом. Надеюсь, дальнейшее сотрудничество будет не менее плодотворным.
Ромуланец лишь молча кивнул  вулканцу и опустил голову.
А аплодисменты не стихали.
Коммандер Мори сделала знак младшему лейтенанту Авему, и тот извлек из коробки, которую держал в руках, символический приз - прозрачную награду, формой напоминающую стелу, подобные которой стоят во многих баджорских городах. Поверхность стелы была испещрена квадратными баджорскими символами, а на ее вершине был корабль самого классического федерального дизайна - тарелка и две гондолы. Когда баджорец передавал приз в руки андорианца, он нажал небольшой переключатель и контуры прозрачной стелы засветились бледно-голубым светом. Казалось, что маленький корабль несется на варпе.
Капитан Кон вскинул вторую руку с призом над головой. Тем временем младший лейтенант Авем достал из своего ящика бутылку с голубой жидкостью и, поскольку у андорианца руки были заняты, протянул ее землянину.
-Спрингвайн! - воодушевленно воскликнул капитан Кон, - Ну-ка, потрясите ее! - обратился он к Освальду.
Коммандер Мори предусмотрительно отступила назад. Из-за ее спины с улыбкой появился санитар Дука Тхолем и протянул коммандеру высокий бокал с такой же голубой жидкостью, как в бутылке. Мори улыбнулась и отсалютовала бокалом сначала победившему капитану и участникам проекта “Альфа”, которые стояли рядом, а потом и всем собравшимся на Променаде, а затем пригубила спрингвайн.
-Сегодня рестораны и бары работают всю ночь! - объявила командующая станцией.
Ответом ей стали радостные возгласы людей, которые собирались праздновать и веселиться.
После первой встряски голубая жидкость в бутылке в руках Освальда запенилась, а после второй - пробка вылетела с громким торжественным хлопком и обильная пена окатила и Освальда, и капитана Кона, и Самриту, и всех, кто стоял рядом.
-Ура! - хором произнесли тост сразу несколько  возвысившихся голосов, - За победителей!
“Ура!” - эхом отозвался Променад.
_________
И весь Променад в едином порыве

 36 
 : 25 Августа 2017, 14:40:04 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, Променад

Пока Освальд говорил, Ракар рассматривал коммандера станции. Она дала им слово, прежде чем дисквалифицировать, и это много значило. Каковы бы ни были заговоры, какова бы ни была их суть, коммандер Мори была на стороне проекта, потому что дать слово кадетам проекта перед всеми камерами, транслирующими на всю Федерацию, было действием, направленным на ту основную, декларируемую в методичке проекта, цель. Это было мудрым политическим действием, которое действительно было нужно. Потом, пока Освальд еще говорил, Ракар нашел взглядом в толпе, на нижнем ярусе Променада, Квинтилию. Заметив кивок Освальда, Ракар кивнул в ответ и начал. Все следующее он стал говорить, глядя на Квинтилию.
- В дополнение к словам моего коллеги, - сказал Ракар, - я должен сказать следующее: участие в регате не было заданием проекта. Мы решили это сделать ради того, чтобы доказать ценность этого проекта. Проект, призванный показать всем живущим в разных мирах Альфа и Бета квадрантов – что представители разных рас могут работать вместе, сотрудничать и добиваться успеха. Вместе. Не такие уж мы и разные, если посмотреть на нас в целом. Мы, такие разные, одинаково во всей галактике умеем любить, ценить жизнь, честь, заботиться о тех, кто нам дорог. Между нами всеми куда больше общего, чем можно изначально представить. Так вот, суть в том, что этим самым нашим маневром мы хотели продемонстрировать наше единство, нашу способность договориться и действовать вместе. Нашу способность объединиться и дать отпор внешним врагам. Мы смогли показать наилучшее время, сумели сойти с дистанции, для того, чтобы спасти общую победу, поддержав вторую команду, отказавшись от победы личной, ради общего,  это лучшее доказательство того, что общего успеха можно достигнуть не по одиночке, но объединившись. Нам не важен был приз. Мы собирались отказаться от него в случае нашей победы, в пользу другой команды, пришедшей второй. Все, что мы сделали – это демонстрация лучшего способа действия – не поодиночке, но вместе. Потому, что только объединившись можно победить. Кардассианец, три землянина, андорианка, клингонка, трилл, ференги, вулканец и ромуланец – вот составляющие нашей победы, а также все остальные расы из нашего проекта, которых много больше, чем я упомянул. Не приз в регате был нашей целью, нашей целью является сила и благополучие обоих квадрантов, достигаемая в настоящем и будущем. Нашей целью является начало и продолжение сотрудничества миров, между которыми не должно быть стен, воздвигнутых давними распрями и непониманием. Мы хотим продолжать этот путь, во благо каждого из вас, во имя будущего всех нас, каждого по отдельности и всех вместе. Вот то, что мы стремились доказать всеми силами наших душ, и мы не просим ничего иного, кроме продолжения этого пути. Продолжения этого проекта, с именем “Альфа”.
Толпа внимательно слушала.
-Возможно, кто-то из ваших команд тоже хочет что-то добавить? - спросила Мори.
Ромуланец посмотрел на Освальда, а потом снова вниз, на первый этаж, махнул рукой команде.
- Если хотите сказать, поднимайтесь сюда, - сказал он.
-Пойдемте! - призвала девушка-ференги, - Даже если ничего не скажем, то встанем за спиной у нашего капитана и поддержим его! Давайте, все вместе!
– Согласен, – поддержал Тенек.
И команда “Новое поколение” поднялась на второй этаж и встала рядом с Ракаром.
-Мы со всем согласны, что тут было сказано, - объявила Хена.
– Да, – подтвердил Тенек, – и думаю, следует добавить, что это не было просто. Времени было мало, и мы далеко не во всём успели прийти к согласию, нам всем пришлось импровизировать и принимать нестандартные решения, порой при существенном недостатке информации. Особенно сильно это проявилось после крушения на Бэйджоре, когда перспектива сойти с дистанции, чтобы обеспечить общую победу, стала более чем вероятной, и когда ряды команды «Новое поколение» пополнились членами команды наших бывших соперников. Но это был важный опыт, важный, в том числе и потому что сейчас мирное время, а регата – мирное событие. Те вещи, которые в годы войны кажутся сами собой разумеющимися, в мирные годы нередко забываются и утрачиваются, поскольку многим кажется, что теперь они могут себе позволить больше эгоизма и меньше здравого смысла. Это – неверный выбор, и мы хотим наглядно показать альтернативу – то, чего можно добиться, сохранив всё лучшее, что было достигнуто за годы войны.

Освальд был крайне недоволен тем, что Ракар всё-таки упомянул об отказе от приза в пользу пришедших вторыми, причём сделал это так, словно об этом договорились обе команды. Кадет почувствовал отвращение ко всему происходящему: он стоит тут, у всех на виду и вынужден кивать и соглашаться с этим враньём, потому что устроить скандал и разбирательство прямо сейчас - автоматически означало подставить проект и сделать их участие в регате бессмысленным. Освальд даже порадовался, что приз им не достался, иначе, он был абсолютно уверен, дело могло закончиться чем угодно: прилюдным спором, скандалом или даже потасовкой - и всё наглядно демонстрировало бы, что проект, на самом деле, не работает. Ну или что именно эта группа ущербна... Ничего из этого допустить было нельзя, поэтому молодой землянин не стал возражать и только сделал сам себе заметку, что верить ромуланцам действительно нельзя, как бы активно они ни пытались доказать обратное. В любом случае, сейчас было не до этого - надо было показать публике команду, а теперь, после слов Тенека, хорошо бы увидеть ещё и команду "Примы". Освальд бегло поискал в толпе Делас, но потом перевёл взгляд на Самриту.
- Коллеги, - позвал он свою команду лишь чуть менее воодушевлённо, чем говорил до этого, - вас тоже хотелось бы увидеть наверху.
Слушая речь Ракара, Самрите пришлось следить за тем, чтобы ее лицо не выдавало всего того удивления, расстройства и разочарования, которые в ней зародились. Она встретилась взглядом с Освальдом и коротко ему кивнула, как бы говоря: «Не будем сейчас устраивать сцен». Плотно сжав губы и не намереваясь произносить ни слова, землянка поднялась по лестнице и молча встала за плечом капитана Макдауэлла.
Акрита наблюдала за происходящим с некоторым удивлением. С одной стороны она, конечно, понимала, что придется отчитываться за все то «исключительное», что они показали на регате, с другой стороны надеялась, что это не случится вот так на глазах всего Променада. Вызовут в кабинет Мори, сделают выговор или внушение, или похвалят, или проведут какую-то еще беседу в этом роде.
Когда Освальд позвал команду наверх, она тоже поднялась и встала рядом, смущенно разглядывая свои ботинки. Слова Ракара насчет приза ее не задели – об этом она вообще не думала, ни раньше, ни теперь. Единственное, чего ей сейчас не хотелось категорически – это слышать или видеть команду «Примы». Но если такое все же случится, она будет просто молчать.
Артур и М'Кота также поднялись наверх, вместе с остальными.
М’Кота тоже была в числе тех, кто не понял ситуации вокруг приза. Впрочем, клингонке это было извинительно – в её системе ценностей не существовало такой вещи как денежные призы за соревнования (победы у клингонов измерялись в совершенно других вещах), а отдать первое место сопернику, победившему по правилам, если сам победил без правил, представлялось ей только правильным.
С командой «Фениксов» в её голове дела обстояли хуже.
– Если эти «птички» тут появятся, держи меня крепче, – с усмешкой сказала она Артуру, пока они поднимались вместе с командой по лестнице. Нет, она не собиралась лупить этих девчонок, ей даже не пришлось бы удерживаться от этого – этой шуткой она постаралась выразить своё отношение к идее встать тут с «фениксами» плечом к плечу, что бы там не говорили идеалисты и политики.
Коммандер Мори посмотрела и на всех говоривших, и на тех, кто просто стоял молча, сжав губы.
-Приятно видеть такое единодушие, даже если оно и не полностью относится к регате, - подвела итог баджорка, - К сожалению, мы все еще не можем присудить приз команде “Альфа-маж”, хотя они и их товарищи показали выдающийся пример командной работы, упорства, усердия и самопожертвования. Поэтому приз достается команде, показавшей объективно второе лучшее время - поприветствуйте команду “Поющие льды” с Андории!
В недрах толпы начали зарождаться поздравительные хлопки, вверх взлетели горсти цветной резаной бумаги и блесток…
-Постойте! - вдруг раздался выкрик.
Андорианский капитан, чью команду только что признали победившей, взбежал до середины лестницы на второй этаж Променада и перегнулся через перила, чтобы его было видно всем.
-Меня зовут капитан Кон из “Поющих льдов” с Андории! - провозгласил андорианец, - И прежде, чем вы почтите нашу победу, давайте поздравим этих молодых людей как следует! Многие из нас видели их в репортажах и знают, с чем им пришлось столкнуться и что пережить! Давайте дадим им знать, что понимаем и поддерживаем их цели! Да-да, вы тоже, которые не из Федерации! Это касается всех! Розовокожих, круглоухих, пятнистых, с гребнями и странными носами! Ура?
“Ураааа!!” - Променад взорвался грохотом аплодисментов.
Капитан Кон поднялся до конца наверх и протянул руку Освальду.
-Вы были хорошим соперником, капитан Макдауэлл, - заявил андорианец, - Моя команда профессионально участвует в гонках по всему Альфа-квадранту, и все-таки вы смогли составить нам конкуренцию. Для меня была честь сражаться с вами! Надеюсь увидеть вас в следующем году.
- Благодарю, капитан Кон! - в голосе Освальда снова появилось неподдельное воодушевление, и он незамедлительно пожал руку андорианца. - Почту за честь сразиться с вами в будущем! Надеюсь, команда меня поддержит, и мы сможем снова вас удивить!
Повернувшись к зрителям, он поднял руку андорианца в воздух, согласно старой земной спортивной традиции, и громко крикнул:
- "Поющие льды" с Андории, дамы и господа!
- А они совсем не плохие, а очень даже милые, - тихо шепнула Самрита на ухо Освальду, с довольной улыбкой поглядывая на капитана Кона. – Я бы с ними еще разок встретилась! Только на этот раз без всяких маневров, а на равных.
Освальд слегка кивнул, давая Самрите понять, что согласен и полностью её поддерживает.
_______________
Совместно со всеми участниками регаты и зрителями

 37 
 : 25 Августа 2017, 14:38:24 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, Променад


Самрита чуть заметно вздрогнула, увидев название второй команды среди дисквалифицированных, и бросила быстрый взгляд на кадетов в белой форме. Наверное, было не слишком приятно видеть себя в этом списке… Интересно, за что их – за маневр? В любом случае, они ведь были к этому готовы? – успокоила себя девушка и с напряжением стала ждать оглашения победителя. Хорошо бы это все было не напрасно!..
Ромуланец, сомкнув ладони за спиной, бесстрастно смотрел на таблицу дисквалификации.
- Это ничего, - сказал он негромко, но так чтобы команда "Амазонки" слышала, - в этом нет ничего страшного. Ничто не было сделано зря. Теперь главное, чтобы то, что мы сделали, возымело свой результат. И тогда наше доброе имя будет очищено. Не расстраивайтесь заранее, все, что мы сделали – было посвящено благородной цели.
– Мы все вместе это решили, капитан, – так же негромко, но внятно сказал Тенек. – Не волнуйтесь, мы понимали, на что идём.
-”Если хотя бы один из чек-пойнтов не будет пройден, ваша команда выбывает из гонки. Таким образом до финиша дойдут не все.”, - процитировала трилл, - Это об этом, а не о самом маневре.
- Тогда еще лучше, - тихо ответил Ракар, - тогда у "Анадыря" повышаются шансы, и они не заметили и не поняли нашего маневра. Это даже еще лучше.
-Вряд ли, - прошептала Хена, - У вас там полыхало так, что трудно было не заметить…
– Манёвр был нетипичный, возможно, они ещё не решили, как его классифицировать, – предположил Тенек. – Если так, наши команды облегчат им эту задачу.
-По всем спорным вопросам, касающимся дисквалификации, вы можете обратиться позже, - добавила коммандер, - Но во всех случаях у нас были веские причины для каждого подобного решения. Но есть еще и пятый случай…
Коммандер сделала загадочную паузу.
-Лучшее время на первой регате в Баджорской системе показала команда… “Альфа-маж”.
Голос Мори заглушили выкрики с нижнего этажа Променада.
“Что? Это нечестно! Они сжульничали! Мы все видели маневр! Это подсуживание! Беспредел и произвол! Так и знали, что Федерация не играет честно! Дайте нам проверить результаты! Все было подстроено!”
Толпа участников регаты, разгоряченных недавним соревнованием, заволновалась, над головами появились сжатые в кулаки руки и вверх полетели форменные головные уборы.
Самрита Баккер обернулась к своей команде:
- Ух ты, это же мы! Мы и правда пришли первыми! – недоверчиво проговорила она, но в ее глазах сиял восторг.
Впрочем, выкрики других команд заставили ее неуютно передернуть плечами.
- Как бы нас теперь тоже не дисквалифицировали только…
Услышав результат, Ракар сделал три шага в сторону Освальда, остановился с ним рядом.
- Ну вот, капитан Макдауэлл, - тихо сказал Ракар, глядя куда-то в пространство, однако, стараясь, чтобы и Самрита и Акрита, и остальные с "Анадыря" это слышали, - вот и пришло время. Жаль, что мы с "Амазонкой" это вовремя с вами не обсудили, но суть в том, что еще до старта я сказал своим, что мы отказываемся от приза в случае победы. По-моему, пришло время нам выйти туда наверх и сказать, ради чего, собственно, все это было. Решите только, когда мы это сделаем? Мне кажется, сейчас лучший момент, но решение за вами.
Освальд настолько удивился словам Ракара, что даже не сразу их правильно понял.
- Что-что? - пробормотал он, глядя на ромуланца широко распахнутыми глазами. - Вы об этом договорились? Серьёзно? Нашей целью было прославить проект "Альфа", и вы считаете, что отказаться от приза - лучший способ это сделать?! Да я вам прямо сейчас могу привести десяток идей получше, начиная от помощи пострадавшим от какого-нибудь стихийного бедствия, и заканчивая организацией ежегодного мероприятия, посвящённого налаживанию культурных связей между, в том числе, нашими государствами! К тому же... - землянин посмотрел на коммандера Мори, - ещё неизвестно, дадут нам приз или нет. Вы же сами слышали, что наш случай неоднозначный!
- Первый раз о таком слышу, - лицо Самриты выражало удивление и недовольство. – Мы ни о чем таком не договаривались, так что я не согласна с тем, что от приза мы должны отказываться. Тем более что такие вещи обсуждаются заранее, а вот так ставить нас перед фактом, что вы решили – не очень-то хорошо. Вот пустить его на благое дело – это пожалуйста, а отказываться я не собираюсь, если нам его вообще дадут! И вообще, Освальд прав, давайте подождем окончательного оглашения результатов! Слышите, как они недовольны маневром? Может, мы еще ничего и не получим!
Ракар чуть усмехнулся.
- Между нашими с вами государствами, Освальд, деньги ничего не решают, - сказал ромуланец, -  здесь все решают совсем другие вещи. Кроме того, вы сами прекрасно слышите слова толпы – "Федерация играет нечестно", и я никогда не рекомендовал бы вам игнорировать мнение народа, потому что тогда за вами не будет поддержки. Формально же – мы действительно поступили слегка нечестно. И совсем не на пользу станции и дальнейшим регатам, если такие еще здесь будут – пойдет наш выигрыш. Проект мы прославили совсем другим, об этом и надо объявить. Однако, Самрита права, это нужно было обсудить заранее. Моя ошибка. Но может не поздно еще эту ошибку исправить? Конечно, мы дослушаем сначала коммандера до конца.
– Наша главная цель – спасение проекта и возможность показать лучшие стороны его участников, – напомнил Тенек. – А это значит, что нам не следует оставлять даже тени сомнения в нашей честности. Впрочем, мы решили за себя, ваше решение за вами. Скажу только, что в сомнительной ситуации достойнее отказаться от вознаграждения самому, чем сделать это после того, как нас сочтут недостойными награды.
-Пожалуйста, тише, - властным голосом попросила коммандер Мори собравшихся, - Да, команда “Альфа-маж” показала лучшее время на регате. Однако, мы видели, что этот результат был достигнут не только своими собственными силами команды. “Альфа-маж” действовала не одна на финальном отрезке пути, полагалась не только на себя, ей помогла другая команда, и вдвоем они действовали согласованно. Поэтому, к сожалению, мы не можем засчитать победу “Альфа-маж” в соревновании. Это было бы несправедливо по отношению ко всем остальным участвовавшим командам, которые рассчитывали только на себя и способности своих кораблей и экипажей. Но этот случай настолько необычный, что хотелось бы получить какой-то комментарий… - коммандер посмотрела вниз, отыскивая взглядом команды проекта “Альфа”, - Прошу капитанов команд, участвовавших в коалиции, подняться сюда.
Ракар повернул голову и посмотрел на Квинтилию, там рядом стояла и Хена, но Ракар улыбнулся Квинтилии, улыбка вышла странной, но он хотел сказать, что все будет хорошо, что все будет и должно быть честно и он постарается это сделать. И потом Ракар сделал шаг вперед, еще ближе к Освальду.
- Ну вот, Освальд, приза все равно не будет, - прошептал ромуланец, - поэтому делить нечего, куда потратим – можно не думать, давайте сохраним лицо перед народом. Давайте просто расскажем им, что мы хотели на самом деле. Я надеюсь, вы примете версию отказа от приза – как совместную? Иначе нас не поймут. Решайтесь, Освальд.
- Нет, не приму, - мотнул головой Освальд, - это будет самым настоящим обманом, а ещё это точно огорчит тех моих коллег, которые с этими вашими внутренними договорённостями не были согласны. Идёмте, - кивнул кадет в сторону ближайшей лестницы, - расскажем правду и только правду, без каких-либо домыслов и без каких-то идей, которые одна из команд держала в тайне от другой.
- Хорошо, да будет так, - кивнул ромуланец, и начал пробираться через толпу к лестнице, ведущей на верхний этаж Променада. Он был уверен во всем том, что скажет, он помнил свои слова для Квинтилии, о том, что нельзя построить свою жизнь на лжи, он знал, что все, что он делает в своей жизни – для Ромуланской Империи, но теперь, не только для нее, все это также и для Квинтилии. Как бы ни было, пусть они никогда не будут вместе, но все равно, все это для нее.
Через минуту Освальд и Ракар поднялись наверх.
-Итак, всем интересно послушать, что это было, - слегка приподняв бровь, обратилась коммандер Мори к двум капитанам.
- Спасибо, мэм! - кивнул Освальд, подходя к коммандеру. - Итак, как все, наверняка, знают, обе наши команды представляют проект "Альфа" - проект по межгосударственному сотрудничеству между Федерацией, Клингонской империей, ромуланцами, кардассианцами и другими народами Квадранта. Мы - участники - пытаемся узнать друг друга и научиться работать вместе. Так уж устроена жизнь, что с первого раза почти у всех, кроме самых везучих и одарённых, многое не получается. И мы тоже наделали ошибок, причём, таких ошибок, которые могли бросить тень на наш проект и вообще поставить под угрозу его существование. Точнее, так нам казалось, - поспешил уточнить землянин, бегло бросив взгляд на коммандера Мори, - может быть, это просто наша молодёжная склонность всё преувеличивать - не буду утверждать наверняка. Как бы то ни было, когда один из участников проекта и мой хороший друг, который, к сожалению, не смог сам принять участие в регате, рассказал мне о ней, я тут же предложил поучаствовать остальным, и, как вы можете видеть, желающих набралось аж на две команды! Мы не думали о призах и наградах - нам хотелось произвести хорошее впечатление и показать, чего мы достигли; продемонстрировать всем, кто увидит, услышит или прочитает о случившемся, что мы смогли оставить наши предрассудки в стороне, преодолеть наши различия и добиться более впечатляющего результата, чем федеральная, клинонская, ромуланская или любая другая команда смогла бы по отдельности. Разумеется, победа лучше всего поспособствовала бы нашей цели, поэтому мы упорно трудились, превращая стандартные катера в те корабли, которые вы видели. Впечатляет? А теперь представьте себе, что на все доработки у нас было всего трое суток! В конце концов, родилась ещё и идея с тем манёвром, который вы все видели.
Мы посчитали, что такое эффектное выступление стало бы самым запоминающимся событием сегодняшнего дня, и наша цель была бы достигнута - такой опасный, но одновременно с этим и эффектный трюк лучше всего заявил бы о нашем успехе и, хотелось бы верить, убедил скептиков в том, что проект действительно работает.
Кадет вдруг понял, что слишком долго говорит, хотя вызывали двоих капитанов. Взглянув на Ракара, он кивнул, как бы передавая эстафетную палочку.
___________
И все-все-все, кто есть на Променаде

 38 
 : 25 Августа 2017, 14:37:17 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, Променад

Несмотря на поздний ночной час на Променаде было полно народу. В другие дни в это время все кафе и магазины были закрыты, но сегодня станция жила по другому расписанию - праздничному, не задумывающемуся о том, что будет завтра.
На информационных экранах замерла карта системы, по которой больше не двигались стилизованные изображения кораблей, похожие на игровые фишки. Все участники регаты вернулись к старту, который одновременно был и финишем.
Разметка на полу, по которой команды утром узнавали, где им полагается стоять на пред-стартовом построении была уже порядочно потерта и присыпана конфетти и блестками, но команды начали собираться и занимать свои места.
По громкой связи фоном что-то вещала какие-то общие слова Кристаль Харт, одновременно подбадривая всех участников регаты и нагнетая интерес к предстоящей церемонии награждения. По голосу журналистки едва ли можно было услышать, что она устала молоть языком целый день - ее дикция была четкой, язык не заплетался, а интонации были выверенными и идеально подходящими для случая. Скорее слушатели устанут от постоянного комментария, сопровождающего их жизнь на станции в этот день, чем мисс Харт утратит профессионализм.
В толпе сновали ференги Бортс и Дорк, собирая последние ставки на победителя.

«Самые лучшие психологи – жулики!» – подумала Утара, заметив ференги в толпе. Ещё вчера утром они сумели раскрутить её на ставку; приём был старый как мир, сто раз протухший и заплесневевший, но до сих пор действенный. Стоило лопоухим жуликам усомниться, что болианка верит в победу своих кадетов, как – бум-шарабум! – силою отлично известного советнику волшебства её рука сама потянулась к сумочке. Не стоит думать, что она не понимала, что это – элементарнейшая, примитивнейшая провокация! Утара видела это так же отчётливо, как портной видит малейший недостаток на платье клиента, но не могла допустить, чтобы про её подопечных думали и говорили, будто их собственные наставники не верят в их победу. «Надеюсь, я не отпугнула их удачу!» – подумала болианка в тот момент, а потом за сутки так напереживалась, что дважды принимала успокоительные. Не из-за латины, конечно – про ставку она уже успела забыть, а из-за того, что невесть почему застрявшая на Бэйджоре «Амазонка» и впрямь наводила на мысли, что её команду сглазили. К счастью болианка знала настоящую цену суеверием, и была скорее коллекционером суеверий, чем по-настоящему суеверным человеком.

Ромуланец шел на Променад на каком-то автопилоте, практически ничего перед собой не видя. Теоретически он понимал, что сейчас не будет ни Тенмы, ни Рроу, он не знал, придет ли вообще Хена, соберется ли их команда теперь целиком, чтобы в итоговый момент встать рядом вместе с командой "Анадыря". Никогда до сего момента он не чувствовал себя настолько одиноким и не нужным, беспомощным до крайней степени, тем, кто должен осуществить одну только функцию.
Не глядя ни на кого в толпе, ромуланец дошел до того места разметки, где команда "Амазонки" стояла утром, постоял там некоторое время, глядя в пол, и отошел к стене, чтобы никому не мешать.

Когда кадеты вышли из «Кварк’c», Променад уже бурлил от толп самого разномастного народа. Самрита крутила головой, пытаясь найти знакомые лица, но это было сложно сделать при таком скоплении людей. Вон где-то мелькнула форма «Амазонки»… кажется, вон Кристаль Харт вещает с верхнего уровня Променада, а вон… нет, показалось! Она хотела найти и их соперников – «Серебряных фениксов», но отсюда их было не видно. А еще девушка как-то не вовремя вспомнила о том, что слышала вчера ночью на Променаде про Джеза Тенму, и о том, что он не участвовал со своей командой… Придет ли он? Что с ним? А еще было интересно, появится ли их координатор.
Но пока все эти вопросы остались для Самриты открытыми. На Променаде кадетам пришлось разделиться – Хена и Тенек пошли к своей команде, они с Освальдом, уже вернувшимся в бар после знакомства с Парнусом и прилагающейся к нему ромуланкой – к своей, остальные же присоединились к зрителям. На мгновение в толпе пальцы Освальда и Самриты переплелись, но к тому моменту, как они подошли к месту построения команды «Анадыря», они уже вновь ничем себя не выдавали.
Артур и М’Кота тоже были с ними. Эти двое вернулись в «Кварк’с», сияя как начищенные ложки: похоже, чёрная кошка, пробежавшая между ними сутки назад, сдалась и растворилась в космическом пространстве. Землянин и клингонка встали позади Освальда и только в последний момент сообразили разомкнуть руки – для пущей торжественности момента.
Акрита протиснулась к своему месту когда все уже вот-вот должно было начаться, она вообще думала, что опоздает. Волосы еще не просохли от воды соленого вулканского моря, но чистая кадетская униформа ничем не выдавала бурно проведенного перерыва.
Повернувшись к коллегам, Освальд привлёк их внимание и заговорил:
- Повторю то, что говорил уже сегодня: вне зависимости от результатов, у нас есть повод праздновать - из нас получилась хорошая команда, и нам всем есть чем гордиться: находчивость Сэм, храбрость Артура и М'Коты, мастерство Акриты - это то, благодаря чему мы показали хороший результат и произвели впечатление, а ведь ради этого всё и затевалось! Так что я хотел бы поздравить вас всех с успехом и поблагодарить за участие. Заявляю со всей ответственностью: без любого из вас, мы бы не справились!
Самрита улыбнулась и довольно кивнула, а затем вытянула шею, чтобы разглядеть, появилась ли на своем месте коммандер Мори и ждет ли их сейчас торжественная речь.
- Тебе тоже спасибо, капитан, - тихо ответила Акрита, улыбнувшись Освальду и остальным коллегам.
Клингонка в ответ на слова Освальда тоже не сдержала улыбки:
– А себя похвалить, кэп? Ты тоже был молодцом!

Место второй команды было рядом с “Альфа-маж”. Тенек и Хена пришли вместе с Самритой, затем появилась Квинтилия в вычищенной белой форме и встала сбоку, слегка независимо, глядя вперед.
Хена оглянулась по сторонам в поисках Ракара.
Спустя некоторое время Ракар заметил, что команда таки собралась. Квинтилия тоже была на месте. Они все исполняли свой долг. Ромуланец отслонился от стены и подошел к ним сзади.
- Хена, как дела у Джеза Тенмы? - негромко спросил он, - вам удалось поговорить с ним? Он присоединится сегодня к нам или нет?
-Нет, - так же негромко ответила Хена, - мне не удалось поговорить с ним за весь день, он слишком занят своими личными семейными делами.
- Ясно, - ответил Ракар, - жаль, но что же делать. Скоро мы узнаем, кто победил. И хоть я уже не капитан для вас, возможно, нам придется еще кое-что сделать как команда, и я надеюсь, вы поступите так, как я попрошу.
Ромуланец не смотрел на Квинтилию, вобщем-то он не смотрел ни на кого, чуть опустив голову, но большей частью собственного существа он старался понимать, что происходит с Перим. Смотреть на нее он позволил себе только тогда, когда был у стены. Теперь он не имел права беспокоить ее больше ничем.
-Что значит, не капитан? - возмутилась Хена, - Вы что, снимаете с себя обязанности? Вот так, в последнюю минуту? И кто тогда будет вместо вас? Капитан нужен, пока существует команда. А “Новое поколение” еще не распущено, пока не закончится церемония награждения и не станет ясно, кто победил. Поэтому вы нужны нам, мистер Ракар.
- А, я подумал, что уже все, - ответил ромуланец, - что уже все кончилось для нас. Но раз еще нет, то от исполнения долга я не отказывался. Вот что, есть версия, что "Анадырь" будет первым. И я очень запоздало понял, что мы не обсуждали с "Анадырем", как мы будем отказываться от приза в пользу второй пришедшей команды, и что мы должны заявить в итоге, о том, что было на самом деле нашей целью. В этом случае – будет нужно участие вас всех. Ну а если "Анадырь" не победил, то … то все это конечно не пригодится. Просто будьте готовы, вот и все.

Наконец, собрались все, и на втором этаже Променада появилась коммандер Мори в сопровождении своего адьютанта Авема. В руках младший лейтенант держал большой ящик, но наблюдающим с нижнего уровня не было видно, что в нем.
Коммандер подняла ладонь, и шум на Променаде начал утихать, хотя отдельные восторженные шепотки продолжались. Участники команд слегка пихали друг друга локтями от нетерпения и вытягивали шеи, чтобы не пропустить ни одного слова.
Сперва Мори снова обратилась ко всем с приветствием. В речи звучали слова про “начало новой эпохи традиций” и “волнительную ночь на станции”, а также последовало новое длинное перечисление всех лиц и организаций, которых следовало поблагодарить за то, что регата стала возможной. Вцелом это была достаточно скучная речь, от которой некоторые стали открыто зевать. Коммандер будто тянула время и издевалась над всеми, кто хотел поскорее узнать результаты.
-Ну когда уже… - пробормотала Хена и начала оглядываться вокруг в поисках знакомых лиц.
Как выглядит команда “Серебряных Фениксов”, о которых она уже была наслышана, она не знала, но надеялась отыскать в толпе хотя бы глинна Толан.
Координатора оказалось не так просто найти – она стояла позади всех зрителей, чуть в стороне, почти скрытая их головами, и с того места, где стояли кадеты, ее можно было бы легко перепутать с кем-нибудь еще – если бы только на станции было несколько кардассианок. Выражение лица женщины также сложно было различить, оно напоминало невыразительную светло-серую маску. Стоящий перед ней высокий мужчина чуть шевельнулся, и вон она уже вновь оказалась скрыта от глаз кадетов.
Тем временем официальная часть речи закончилась, и коммандер перешла к вопросам, которые волновали всех.
-Итак, - Мори улыбнулась, - пришло время объявить победителей. Как вы все прекрасно знаете, корабли стартовали со станции не одновременно, поэтому лучшее время возможно было определить только когда трассу регаты завершили все команды. Проанализировав данные, полученные с путевых ключей, судьи, наконец, составили финальную таблицу. Из общего количества команд, принявших участие в регате, было дисквалифицировано четыре, их результатов вы не увидите…
Женщина протянула руку немного вверх, и на всех информационных экранах появился список из четырех неудачливых команд. Одной из них была “Новое поколение”.
______________
С Кристаль Харт, Утарой Рилл, Освальдом, Самритой и всеми прочими участниками регаты

 39 
 : 24 Августа 2017, 11:31:18 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
1 сентября 2384 г., ночь
ДС9, Коридоры и голокомната


Акрита не знала, столько времени остается до торжественной церемонии после встречи "Амазонки". Она сначала зашла к себе, чтобы переодеться, потом направилась в сторону Променада, туда, где собирались все. В душе была усталость и какая-то пустота. В том, как прошла и завершилась регата, она не видела своей заслуги, по крайней мере более, чем со стороны других. Перед глазами и в памяти еще стоял тот момент, когда от каждого движения ее пальцев зависело десять жизней, не считая ее саму, или даже одиннадцать, если считать паука, о котором она, впрочем, пока не знала подробностей. Это было действительно страшно, хоть тогда, за рулем, она не осознавала страха, и как будто эхом возвращались события далекого прошлого… Когда жизнь ее и близких тоже оказывалась слишком хрупкой.
Акрита понимала, что ей нужно преодолеть этот страх, чтобы стать офицером Звездного флота, чтобы служить Федерации и строить будущее, в котором, даже в самом светлом варианте, потери будут всегда. Но прямо сейчас не хватало сил и путались мысли, а еще она не могла себя обманывать в том, что ее реакция, умения, знания могли бы быть лучше, и если сейчас все обошлось, то в дальнейшем… Ведь они действительно были на волосок от смерти, от непоправимого. Освальд сказал правду, про то, что самое бесценное – жизнь…
Одна из голокомнат оказалась свободной – видимо, у собравшихся хватало впечатлений в реале. Наверное, уходить в виртуальный мир сейчас неправильно, и вообще все это глупости, но что-то внутри андорианки просилось наружу, что-то, все еще напряженное до предела. Она пролистала список презентаций и, почти не раздумывая, остановила выбор на Вулкане. Таймер отключения программы должен был сработать непосредственно перед началом торжественной церемонии.

Ветер и туча соленых брызг били в лицо, жестко, мощно, отчаянно. Земля вздрагивала, где-то справа бурлил поток мутной от песка воды, сверху грохотали молнии. Закрыв глаза и подставив себя порывам стихии, Акрита сидела прямо посреди поля, метрах в ста от города, который отсюда едва виден был светящимся куполом сквозь пелену ветра и брызг. Андорианка цеплялась руками за камни, хотя порой шторм все равно оказывался сильнее и ронял ее в водоворот воды и песка. Она сейчас не думала ни о прошлом, ни о будущем, она просто растворялась в этом катаклизме, пропускала через себе раскаты грома, подпрыгивала и вздрагивала вместе с землей, и, как ни парадоксально, с каждой минутой в ее душе становилось спокойнее. Как будто эта стихия сейчас понимала и принимала все ее тревоги, страхи и потери, они исчезали в ее страшной красоте и величии, смывались ее потоками и уносились прочь. Акрита улыбалась ветру, миру и новому дню, бушующей буре вокруг и тишине – внутри.

 40 
 : 23 Августа 2017, 10:59:05 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., ночь
ДС9, коридоры станции


Ромуланец сидел на полу, привалившись к стене,  в одном из верхних пилонов станции и смотрел в иллюминатор. Или это называлось “окно”. С этого места была видна вся станция во всем своем великолепии, но ему сейчас были видны только звезды, звезды чужого для него мира. Именно в это место он собирался привести Квинтилию на утренней пробежке, но этого уже не случится, или случится, но не так, как он хотел. Просто механически, ни с чем иным не связано.
Здесь было пусто и тихо, в этом отсеке станции, так же пусто и тихо было в нем самом. Он держал в руках фотографию Квинтилии, сделанную Планксом. Это все, что у него осталось личного, кроме воспоминаний и осколков разбитых надежд, все то, что пронесет вместе с собой сквозь время. Все остальное принадлежит Империи.
Усилием воли Ракар заставил себя вернуться мыслями к анализу прошедшего дня. Задача выполнена. Однако, он показал себя не слишком хорошо. Он мнил себя знатоком, профессионалом, но допустил слишком много ошибок. Что ж, он не совершенен, как и все остальные, это ничего, он исправится. Главное то, что выполнена задача, доказана их основная цель и скоро придет время объявить об этом. И Квинтилия чувствовала по итогу удовлетворение, и это важнее. В конце концов, явление этой третьей команды тоже сработало на проект в целом, все еще был шанс выполнить задание. Хотя, происходящее с Толан оставалось еще ясным не до конца.
Ракар закрыл глаза. Самрита говорила что-то о функциях, о том, как обидно, когда в тебе видят лишь функцию, а не живого человека. Она совершенно права, но Ракар понимал теперь, что он - теперь функция. Слуга Империи, которому положено спрятать все свое личное слишком глубоко. Он оказался недостаточно хорош для Квинтилии, не интересен ей, и этого не изменить, и теперь ему больше ничего не остается иного, как стать функцией во благо ромуланского народа. Но зато Илама Толан увидела в нем человека, несмотря на все то сложное, что происходит с ней самой. Он был благодарен ей, он этого никогда не забудет. А Квинтилия была с ним честной, по крайней мере, она была честной, и это тоже дорогого стоит.
Кем он станет теперь? Тем самым, кто умеет наносить смертельный удар, улыбаясь и не прекращая разговор о погоде, разведчиком и политиком, коварным и жестоким к врагам Империи и врагам ее интересов, или тем, кто сумеет находить что-то общее и ценное для всех, или тем, кто пойдет по пути справедливости? Ракар знал, что и первое и второе, и третье тоже. И еще он знал, что теперь изменился, стал несколько другим. Но совет Хены он все равно выполнить не сможет, больше нечему радоваться, и в его улыбке, если таковая будет, будет слишком мало от настоящего улыбки предназначения.
Ракар не слишком преуспел в этом отношении, возможно, и в этом тоже причина, что он не оказался интересен Квинтилии. Он не смог и не успел показать себя настоящего, как не успел многого всего иного. И теперь это уже не имеет никакого смысла. Настоящие раны всегда внутри, самые тяжелые и незаживающие раны. Теперь и он носитель такой же.
Еще он помнил, в словах Квинтилии было про то, что уравнивает их и его. Была ли в этом надежда? Или стоило больше не лелеять бесплодных надежд?
Ракар начал засыпать, сидя на полу, но осознание незаконченного дела выкинуло его из полусна. Он спрятал фотографию во внутренний карман и пошел обратно на Променад. Теперь, если “Анадырь” победил, необходимо было рассказать всем, о том, как было продемонстрировано единство кадетов разных рас, собравшихся вместе. Единство тех, кому предстоит составить будущее обоих квадрантов, надежду квадрантов на мирное сосуществование и способность защиты от внешнего врага. Или просто надежду на лучшее будущее. Для всех. Чтобы никто не ушел обиженным.

Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS