* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Июля 2017, 21:28:38 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 01 cентября 2384 года, день
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10
 21 
 : 13 Июля 2017, 09:35:33 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

Ракар вошел в галерею и чуть прищурившись снова посмотрел на Делас и Каззу.
- Моя команда еще не приняла решения относительно вас. Я тоже. И без команды я решение принимать не имею права. Итак, что сейчас произошло – в связи с новыми вводными мне нужно было обеспечить себе тыл. Я это сделал. Наше с вами доверие, образовавшееся по умолчанию, как-то не задалось. Поэтому нам нужно обоснование нашего доверия. Прежде чем вернуться к заданию по разгадыванию загадок, мы должны выяснить все, и ничего не должно остаться неясным между нами. Для этого у меня есть еще несколько вопросов к вам, вы согласны на них ответить? – сказал ромуланец.
- … Вот это я понимаю нормальная еда, не то, что эта кардассианская гадость! - когда Ракар вернулся, Делас как раз с восторгом делилась своими впечатлениями с Каззой: казалось, что баджорское угощение произвело на нее едва ли не более сильное впечатление, чем крушение их катера. 
Делас обернулась к ромуланцу, но так и не сменила позы, продолжая сидеть на низком краешке стола, скрестив ноги.
- Как легко заслужить ваше доверие, мистер Ракар, и как легко его потерять, - задумчиво отозвалась она. – И сейчас вы только теряете время, хотя могли бы уже пройти это задание… К тому же, вы ведь агент Тал Шиар, вы можете нас заставить говорить, даже если нам не очень хочется, так что какой толк от нашего согласия? Но если оно вам нужно – хорошо, мне не жалко, задавайте вопросы. Мы ответим, - она с улыбкой кивнула своему пилоту.
-Да, - подтвердила Казза и кивнула.
- Именно, могу, - согласился Ракар и подтвердил свои слова коротким кивком, - но не хочу. У нас тут не про это проект. Доверие действительно легко потерять, это и для вас урок тоже. Но это не сейчас. В первую очередь, Делас, спасибо что вылечила Тенека, да, я все еще на "ты", если ты против, я буду отвечать симметрично тебе – на "вы". Итак – оружие у вас есть? С собой? На катере?
Губы Делас растянулись в широкой улыбке, когда она услышала подтверждение своих слов о «страшном агенте Тал Шиар», словно именно этого она и ждала.
- Мы с собой не брали оружия, на катере его тоже нет, - послушно отозвалась ромуланка. – А у тебя? Хотя что это я, глупый вопрос!
- Хорошо, - кивнул Ракар, - у меня тоже нет, даже то, что было частью формы - осталось далеко отсюда. На катер нам его тоже не было положено, поэтому никто из нас не вооружен. Мы в равном положении. Прекрасно, этот вопрос решен. - Ракар внимательно смотрел на Делас, не выпуская из поля зрения также и Каззу, однако он не реагировал на ее улыбку, оставаясь по уставу бесстрастным.
- Дальше - сколько у вас участников в вашем проекте и где расположена ваша база?
-Ты имел в виду “в нашей группе”. Проект - один, - уточнила Казза.
- Да, в вашей группе с координатором лейтенант-коммандером Диасом Планксом, - подтвердил Ракар.
Ромуланка задумчиво поглядела на Каззу:
- Как думаешь, сказать ему? Мы и так слишком много всего рассказали о нас… В конце концов, нам пришлось узнавать об их группе окольными путями, проявлять фантазию и детективные навыки, а они хотят получить все и сразу.
-Ты имеешь в виду, как мы отвлекли координатора новой компьютерной игрушкой, забрались в его кабинет и постарались узнать все, что можно о проекте? - хмыкнула ктарианка, - Это была блестящая ночная операция… Но сейчас мы должны перестать думать только о нашей группе. Обстоятельства изменились - теперь мы должны работать на весь проект вцелом. Так что скажи ему, капитан.
Делас выразительно подняла брови:
- Ну, как видишь, не все до такого додумались!.. Ну хорошо, хорошо! Нас в проекте 15 человек, а база находится на Кардассии, в Лакате. Там половина города до сих пор еще в обломках и постоянная жара, - она передернула плечами.
На мгновение Ракар подумал, что слишком легко обвести вокруг пальца федерата, но второе мгновение принесло отрицание первой, слишком наивной и непродуманной мысли - лейтенант-коммандер Диас Планкс не так прост. Он все просчитал. Он намеренно пустил их. И это игра, его самого и его начальства. Все это напоминало лишь хорошо продуманный план, без всяких случайностей, и они должны были поверить в случайность происходящего. Однако не существует случайностей. Бывают только закономерности. Их гордость от блестящего проникновения туда, где ведется наблюдение - была спланирована. И новая игрушка Диаса Планкса - это ничто иное как наблюдение за этим проникновением. Но эти выводы сейчас будут принадлежать только ему. Это его собственное расследование.
Информация о Кардассии Ракар очень удивила, но он не подал вида, задумавшись лишь на долю секунды. Будет проблематично осуществить вызов базы “Альфа 2”, чтобы задать Планксу несколько вопросов. Но это не значило, что он не попытается. Это значило только то, что диверсия Обсидианового Ордена против Альфы 2 - куда проще осуществлялась, чем на Дип Спейс 9.
- Хорошо, - сказал Ракар и снова кивнул. - Далее, Казза, что успел вам рассказать Рроу об участии нашей группы в регате, или о катере, пока вы делали вид, что вы его девушка?
-Многое, - ответила Казза, - Участники, модификации… И, предупреждая вопрос - нет, у нас нет никакой “сыворотки правды”. Просто вашему Рроу было не с кем поговорить с тех пор, как его лучший друг покинул проект.
"Участники и модификации". Ракар чуть пригнул голову. Рроу был болтун. Наверняка он сболтнул и о финальном маневре. Нельзя верить федератам. Никогда и никому нельзя верить. Жизнь всегда учила его этому. Верить можно только собственному командованию. Однако, Ракар не стал уточнять иные подробности, для того чтобы ничего не сказать самому. Одно было ему ясно теперь – информация слита целиком и полностью.
- Ясно, - только и сказал он, - что ж, теперь вот что: я все еще не до конца уверен, что вы  не сбили нас намеренно. Поэтому, пожалуйста, предоставьте доказательства ненамеренности ваших действий. Я хоть и не инженер, но я умею отличать подлинный файл от модифицированного и обрезанного. Мне снова понадобится консультация инженера с "Анадыря" по логу ваших систем. Вы сможете предоставить лог об отказе вашего управления?
- Это не отказ управления, а ошибка в передаче сигнала от дополненной реальности пилота - технология Доминиона, - с укоризной в голосе заметила Делас. – Мы же тебе говорили… Ах да, точно, ты нам не веришь! В общем, у нас была ошибка в навигации, я думаю, Юнок тебе расскажет подробнее и с терминами, я не разбираюсь во всей этой инженерии. Но да, эти логи у нас есть, можешь почитать. Только вот даже я не могу представить, зачем нам бы понадобилось намеренно вас сбивать таким образом, чтобы уничтожить свой корабль. Уж поверь, если бы мы действительно хотели вас сбить, то все было бы наоборот!
-Логи - на “Приме”, - уточнила Казза.
- Благодарю, - кивнул Ракар обеим девушкам, - но поверьте мне, в теориях заговора я кое-что понимаю. Обучен, знаешь ли. Поэтому логика в намеренно подстроенном крушении – есть. Делас, прошу, прикажи Юнок принести лог. И последний вопрос – ты сама не пострадала при крушении? Может быть, тебе нужна помощь? Я заметил, что тебе было трудно подниматься по лестнице.
- Ну конееечно, инженер-то не ваш, пусть побегает, - проворчала Делас. – Мы тут сидим, фрукты едим, а Юнок в одиночку уже половину корабля к вам перетаскала. Вернемся – сам все достанешь, раз это тебе надо. Ну или мы с Каззой сходим. А Юнок я сказала отдыхать, пока мы твоего однозначного приглашения на борт не получим.
А вот второй вопрос неожиданно вывел ромуланку из ее расслабленного состояния: она вся как будто поджалась, насупилась и посерьезнела.
- Все со мной в порядке, это просто лестница длинная! И нет, я не ранена, нас всех скафандры спасли от повреждений. Не бойся, я не собираюсь прямо тут умирать, у меня на это есть другие планы! – она гордо вскинула подбородок. 
- Договорились, - кивнул Ракар, - заберу сам, - но потом слова Делас заставили его нахмуриться. - Другие планы помирать? Что имеется в виду?
Казза тоже повернулась и с интересом посмотрела на Делас.
- Не здесь и не сейчас! И не от руки улана Тал Шиар, – фыркнула Делас и запустила зубы в недоеденную мобу.
- Я и не собирался тебя убивать, - произнес Ракар, уставившись на ромуланку внимательным взглядом. – Не хочешь уточнить все же?
- Што утошнить? – непонимающе моргнула ромуланка с набитым ртом и дожевала фрукт. – Я пошутила. У вас в Тал Шиаре что, чувство юмора удаляют сразу при поступлении на службу?
- Чувство юмора… - усмехнулся Ракар впервые за разговор. – Не до чувства юмора в этой реальности, в которой никому нельзя верить. Но, впрочем, не важно. Ладно. Вот что я предлагаю, - ромуланец перевел тему, - моя команда еще ничего не решила. Когда мы вернемся на катер, я поговорю с вами подробно, с тобой, с вашей командой, со своими. Но пока – давайте придем к временному соглашению сотрудничества на этом этапе. Нам нужно решить загадки и достичь нашего катера. Все глобальные решения будут приняты там. А здесь – мы оба пройдем чек-поинт. Вы согласны на такой вариант?
Для собственной полноты картины Ракар еще ждал ответа от Квинтилии по вопросам, отправленным на станцию.
- Хорошо, - с прежней легкостью согласилась Делас. – Пройдем чек-поинт и посмотрим. А что с ремонтом вашего катера? Юнок не будет зря тратить время, если потом окажется, что ваш вулканец откажется нас брать.
-Будет, если ты ей прикажешь… - шепнула Казза.
- … Или будет, если я ей прикажу, - усмехнулась Делас и подмигнула пилоту. – А потом они все равно нас не возьмут.
Ракар удержался от любого движения мышц лица. Даже зрачки его не претерпели изменения радиуса, и он пристально смотрел на Делас.
- Есть некоторые вещи, которые стоят над другими. Есть решения, которые необходимы. Есть проект "Альфа", который нужно спасти. Я намерен это сделать. Вы уже слышали, что это мое задание. Нет смысла его скрывать. Вы, уважаемые, поступили очень плохо, не знаю, насколько это вам понятно. Одно из условий сотрудничества с вами – признание вами своих ошибок и готовность исправиться. Понимание того, что победить должен проект. И об этом мы еще поговорим. Я заранее говорю – что я намерен вас взять и сотрудничать. Но условия этого будут обговорены чуть позже, на "Амазонке". В настоящий момент – у нас временное соглашение на один чек-поинт. Решение моего вулканца зависит от вашего поведения. Вот и все. Решение о продолжении ремонта – принадлежит тебе, Делас. Прими решение.
_________________
С Делас и Каззой

 22 
 : 12 Июля 2017, 18:53:48 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Джарин Дохиил
1 сентября, день
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


-Значит, вы предлагаете мне работать на вас? - доктор показал в улыбке мелкие зубы, - И частью этой работы будет информирование о гиле Тенме?
- Предпочитаю называть это взаимовыгодным сотрудничеством, - слегка потянул шею Джарин, - я смогу лучше защищать интересы нашей дорогой Родины от возможных неприятных для нас действий наших... партнёров, вы же осуществите свою давнюю мечту, и никто не сможет задать вам ни одного нежелательного вопроса.
-Я просто доктор, посол Дохиил, - улыбнулся Глессин, - Хороший, искусный, признанный в узких кругах, но я не политик и не чиновник. Я вхож в семью одного гала и считаюсь его другом, и это, как бы ни цинично звучало, обеспечивает мне не только посиделки за бутылочкой канара, но и покровительство и такие же обещания фондов и грантов, которые делаете мне сейчас вы. Поэтому мне выгодно сохранять верность моему другу. Если бы вы были легатом, это было бы другое дело, ваше звание перевешивало бы положение моего патрона и для меня это было бы решающим. Но сейчас у меня выбор между галом Тенмой и галом Дохиилом. Сейчас вы равны, и я, право, не вижу причин информировать вас о делах гала Тенмы. Настоящая верность дорогого стоит… Но каждый человек имеет свою цену. Предложите мне что-то более существенное, чем обещания. Или хотя бы начните их выполнять.
- Я говорю не только о каких-то грантах от каких-то фондов, доктор, - улыбнулся Джарин. - У меня очень обширные связи, и я легко могу свести вас с теми, кто будет лично заинтересован именно в вашем исследовании. В чём оно заключается, кстати? Чего вам не хватает для его проведения?
-Гал Тенма может сделать то же самое, у него тоже есть связи, - улыбнулся доктор, - И мне не хотелось бы злить одного знакомого гала, чтобы угодить другому, которого я еще не знаю. Что еще вы можете мне предложить? Разумеется, чем скорее вы хотите, чтобы я начал работать на вас, тем скорее я должен получить свою выгоду.
Джарин довольно улыбнулся. Глессин ему всё больше и больше нравился - с ним можно иметь дело, и он не строит из себя принципиального и неподкупного человека, а с такими проще всего работать - надо лишь иметь те преимущества, которые больше никто не сможет дать.
- Хотите перестать зависеть от фондов и грантов? - спросил дипломат. - Я взял на пробу через знакомого одно новое снотворное - позволяет крепко выспаться даже посреди поля боя! Но у него есть несколько побочных эффектов. Я помогу утрясти формальности, и проект перейдёт в ваши руки. Доведёте его до ума - раздавите всех конкурентов на рынке, разбогатеете и сможете любые свои исследования финансировать сами. Такого гал Тенма вам точно не предложит.
-Когда подробная информация об этом препарате может оказаться в моем распоряжении? - уточнил Глессин.
- А когда вы сможете приступить к работе? - в тон спросил Джарин. - Формальности я утрясу сегодня же, так что... надолго ли вы прибыли на Терок Нор, доктор Глессин?
-Как только я получу информацию, - заверил Глессин, - Мне нужно знать, что я меняю хозяина не за пустышку. Как я уже говорил, я не политик, а всего лишь доктор, мне нужны гарантии, что оно стоит того. Что же касается моего времени на Терок Нор - оно ничем не ограничено.
Джарин улыбнулся и повернулся к своему терминалу. Совершив всего несколько действий, он развернул экран к Глессину.
- Посмотрите сами, доктор, - произнёс он, - тут только общие сведения, но, думаю, вы сможете понять, может ли это предложение быть вам хоть сколько-нибудь интересно. Технические данные вы получите, когда приступите к работе.
На экране отображались и правда только общие сведения о препарате, а также несколько графиков и таблиц, позволяющих сравнить снотворное с имеющимися препаратами, которые, и правда, выглядели более скромно. Обратная сторона медали присутствовала там же - чуть ниже перечислялись побочные эффекты и противопоказания, и, похоже, в этот список было внесено ручное добавление: "возможны провалы в памяти при сочетании с канаром!". Текст был выделен цветом и обведён в рамку.
-А как насчет физической пробы? - сразу же спросил Глессин, - Когда я смогу ее получить?
- Сегодня же, если согласитесь с моим предложением, - ответил Джарин, - я тоже хочу быть уверен, что вам интересно довести дело до конца. У меня есть с собой ещё несколько образцов. Я, пожалуй, воздержусь от дальнейшего приёма - побочные эффекты слишком серьёзные, к тому же, мои проблемы со сном решились.
-Что ж, в таком случае вы можете рассчитывать на мои услуги как врача, господин посол, - ответил Глессин и слегка поклонился, - На тот случай, если вы захотите не впутывать федератов в свои дела. Впрочем, это относится и к вашему командованию тоже, если вам будет того угодно. Начнем с этого и постепенно посмотрим, до чего может довести наша новая… дружба.
- Чудно, доктор Глессин, чудно, - удовлетворённо кивнул Джарин. - Ожидайте новостей совсем скоро, через несколько часов. А после этого мы поговорим об... остальном.
___________
С Глессином

 23 
 : 12 Июля 2017, 18:52:54 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Джарин Дохиил
1 сентября, день
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


Когда Илама ушла, Джарин вновь спрятал кейс, в котором ранее лежало оборудование, внутрь макета, после чего включил терминал и написал приглашение.
"Уважаемый господин Глессин!
Хоть мы с вами и не знакомы лично, но я наслышан о вас, а также о вашем визите на Терок Нор и буду искренне рад, если вы заглянете в мой кабинет. Думаю, у нас найдётся несколько интересных тем для разговора.
Джарин Дохиил, гал, временно исполняющий обязанности посла Кардассии".
После этого Джарину пришлось подождать около часа, пока доктор Глессин прочитает его письмо и дойдет до его кабинета. Наконец, доктор появился на пороге его кабинета и, когда открылась дверь, церемонно поклонился послу. Глессин производил впечатление существа, которому очень повезло в жизни - его кожа, волосы, длинные тонкие пальцы с маникюром выглядели очень холеными, а костюм был простого фасона, но эта была очень дорогая простота, от фалд черного сюртука до броши с черным блестящим камнем на воротнике у горла.
-Приветствую, гал Дохиил, - произнес доктор Глессин, - Для меня большая честь оказаться в вашем присутствии. Чем вызвано это щедрое приглашение?
- Доктор Глессин, - с едва заметной улыбкой ответил на приветствие дипломат, - прошу, присаживайтесь. Не каждый день доводиться мне встречаться со столь выдающимися гражданами нашего государства, но, поверьте, я стараюсь каждый такой визит сделать особенным для обеих сторон. Надеюсь, ничто не омрачит ваш визит на Терок Нор, доктор. К сожалению, недавние события могли немного подпортить имидж нашей славной Родины в глазах местных, но теперь, смею заверить, всё позади, и федераты с упоением следят за космической регатой, совершенно про всё позабыв. Досадно, что некому представлять на ней нашу дорогую Кардассию, вы не находите?
Доктор прошел в кабинет и сел в кресло - сперва осторожно, как будто под него могла быть подложена бомба, а затем устроился более удобно и даже закинул ногу на ногу.
-Я нахожу это мероприятие вцелом достаточно безвкусным, - признался доктор, - Много шума, мало смысла. Но чего еще можно ожидать от федератов? Иногда они ведут себя как сущие дети. Разве такие мероприятия находятся в зоне интересов наших интересов?
- Ваша правда, доктор, - не без удовлетворения кивнул Джарин, - хотя некоторым нашим соотечественникам и это может быть интересно. К тому же, было бы приятно увидеть, как команда наших соотечественников, как это называют федераты, утрёт носы всем остальным. Жаль, что гил Тенма отказался от участия, - как бы вдруг добавил офицер, внимательно изучая собеседника. - Вы ведь его знаете, я прав?
-Разумеется, гал, - ответил Глессин, - Вы абсолютно правы. Я  семейный врач дома Тенма уже почти пятнадцать лет, и это не секрет. Но может ли это как-то быть связано с нашей сегодняшней встречей? - доктор наклонил голову набок, изучая мужчину, сидящего перед ним.
- Может, - кивнул Джарин с улыбкой, - вы же согласитесь, доктор, что ситуация, когда молодой и перспективный офицер неожиданно для всех меняет свои планы, сама по себе довольно необычна, а уж когда это совпадает с появлением их семейного врача, да ещё врача вашей квалификации, в непосредственной близости - это ещё интереснее. Надеюсь, здоровью молодого гила ничто не угрожает? Я готов задействовать свои ресурсы и связи, чтобы привлечь лучших врачей, если потребуется, - тон дипломата казался искренним, но в глазах читалась сосредоточенность.
-Для меня совершенно нет ничего необычного в том, что двадцатилетний юнец, никогда в жизни не несший ни за что ответственность и привыкший развлекаться и тратить семейное состояние, меняет свое решение и остается на станции, чтобы заняться чем-то поинтереснее, чем играть в игрушки федератов, - пожал плечами Глессин, - Возможно, это очередная женщина. Если бы в регате был настоящий кардассианский корабль… Но присутствие одного кардассианского “золотого мальчика” на борту федерального катера - едва ли считается полноценным представлением нашего славного государства. Тут не о чем жалеть. Что же до моего присутствия на станции - я не только врач, но и друг семьи, и я здесь по поручению гала Тенмы, который пока не может вырваться из-за многочисленных дел и забот и проведать своего сына. Только и всего, гал. Здоровью гила Тенмы ничего не угрожает.
Подозрительность Джарина возросла, но он не был и не мог быть ни в чём уверен, поэтому не стал подавать виду.
- Вы правы - будь у нас целый кардассианский корабль с кардассианским экипажем - это было бы совершенно другое дело, - кивнул он, - но у нас нет корабля, поэтому почётная обязанность представлять Кардассию, пусть и неофициально, лежала на Тенме. Он это понимал и вдруг отказался, - глаза дипломата сверкнули. - Вы называете его безответственным двадцатилетним юнцом, "золотым мальчиком", возможно, в жизни он таков, но я имел с ним беседу и знаком с отчётами о его действиях в ДМЗ - он производит иное впечатление, когда дело касается службы, и его поступки говорят сами за себя. Вы говорите, что не знаете о причинах его отказа, однако, я слышал, что отказался он по семейным обстоятельствам. При этом, именно вы называете себя другом семьи и утверждаете, что прибыли сюда вместо отца гила Тенмы. Обсидиановый орден мог бы заподозрить что-то - им не привыкать подозревать всех подряд. Уверен, лишнее внимание Ордена не нужно никому, - промелькнувшая на мгновение жёсткость в голосе вдруг пропала, и дипломат улыбнулся. - К счастью, уважаемый доктор Глессин, я не из Ордена и не горю желанием привлекать их внимание к честным гражданам, поэтому я не стану ничего им сообщать. Уверен, вы оцените этот жест доброй воли с моей стороны.
-Я просто доктор и друг семьи, - повторил Глессин, - Я знаю Джеза с тех пор, как ему исполнилось шесть, и он пешком под стол ходил. Полагаю, поэтому мое домашнее восприятие может отличаться от вашего рабочего. Дети быстро растут и меняются. И все-таки мне кажется, что вы к чему-то ведете этот разговор… Увы, не могу понять, к чему. Если я могу вам как-то помочь… - доктор вопросительно посмотрел на дипломата.
- По долгу службы мне может быть полезно знать как можно больше, - ответил Джарин, - чтобы быть способным защитить наших граждан от нападок извне и от использования их слабых мест против Кардассии, только и всего - как патриот и верный присяге офицер, я беспокоюсь о нуждах нашего народа... но я не хочу утомлять вас политикой и скучными речами.
Офицер откинулся на спинку кресла и потёр подбородок.
- Скажите, доктор, а в сферу ваших профессиональных интересов входят медицинские исследования?
-Как вы догадались, посол? - Глессин слегка подался вперед, - Признаюсь честно, мне уже какое-то время хочется опубликовать некую работу и получить заслуженное признание в медицинских кругах… Но сначала ее нужно провести, конечно, - хмыкнул он.
- Просто догадка, доктор, просто догадка, - вновь улыбнулся Джарин, - что же это за исследование? Вернее, что мешает его провести? Возможно, я могу быть полезен вам, доктор Глессин, - слегка выделив интонацией оба местоимения, произнёс дипломат.
-Отсутствие ресурсов, гал, - ответил Глессин, - Состояние нашей отечественной науки в последние годы оставляет желать лучшего, уж простите мою прямоту. Не хочу сказать ничего плохого, конечно, во всем виновато предыдущие про-доминионское правительство, доведшее нашу страну до грани поражения. И федеральные агенты пользуются этим и соблазняют наших ученых щедрыми иностранными грантами на исследования - на их территории, конечно. Кардассия сейчас испытывает колоссальную “утечку мозгов”. Поэтому ваше предложение весьма благородно и своевременно… Однако, я понимаю, что ничего не бывает бесплатно. Чего вы хотите взамен, гал Дохиил?
- Ваша оценка, безусловно, справедлива, доктор, - изобразив искреннее понимание в глазах и голосе, кивнул офицер, - я наслышан об этом печальном обстоятельстве, как и о многих других... вот что, доктор, я помогу вам, чем смогу, а от вас мне нужно совсем немногое: во-первых, если вдруг мне понадобится помощь врача, мне было бы куда спокойнее обращаться к кардассианцу, а не в федеральный лазарет. Во-вторых, доктор, я бы предпочёл, чтобы о наших с вами делах никто не знал. Ну и в-третьих, - Джарин наклонился через стол к доктору, - гил Тенма. Всё, что наши... союзники могут использовать в своих целях и что, при этом, нанесёт вред Кардассии, должно быть известно мне. Надеюсь, доктор, вы не станете скрывать ничего от меня. Если вы согласны, я позабочусь о том, чтобы вы получили все необходимые ресурсы, чем бы... - дипломат вновь откинулся на спинку кресла и слегка улыбнулся, - или кем бы они ни являлись.
___________
С Глессином

 24 
 : 11 Июля 2017, 14:27:13 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Освальд Макдауэлл
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


М’Кота переключилась на обязанности связиста, и как только подпространственная связь снова подала признаки жизни, передала Артуру сперва ключ к шифру, а потом и сам шифр. Из-за универсального переводчика она не поняла, в чём суть шифровки, хотя и догадалась, что это как-то связано с цветами.
– Артур, ты это понял? – спросила она, когда сообщения были отправлены. – Это какой-то земной слэнг?
Время длилось, текло, медленно отсчитывая свой бег. Артур сидел в темноте, временами прекращая перебор идеограмм. Это был бессмысленный сизифов труд. И он наконец прекратил, отойдя к стене пещеры. Сел, прислонившись к стенке и думал. Он думал о будущем и настоящем. О том, как иногда причудливо тасуется колода карт. И еще хотелось спать. Когда захотелось спать, он чуть увеличил подачу кислорода, чтобы прочистить мозги. Вызов М'Коты застал его за размышлением о разрешенном в 22-м веке уравнении Дана Купера, которое всплыло в памяти совсем некстати. Услышав вызов, кадет Лайтман быстро поднялся с каменного пола и кинулся к панели.
- Отлично! Вы молодцы! Шифр здоровский, молодцы. Да, понял, потом расскажу.
Пока Артур выстраивал идеограммы, пришедшие на трикодер в правильном порядке цветов, он вспомнил еще древнюю мудрость – "Если в глазах не было слез, в душе не будет радуги". Он усмехнулся сам себе и рука непроизвольно потянулась к лицу. Но рука наткнулась лишь на стекло гермошлема, даже нос было не почесать. Зато в этих словах было нечто, что полезно понять о самом себе.
- Приступил к поиску порядка, - отрапортовал кадет по связи, и принялся поочередно глядя на трикодер – вызывать на панели идеограммы.
Наконец, они все расположились в правильном порядке. Панель ввода символов мигнула, и плита на полу начала опускаться вниз, открывая под полом пещеры тайник, в который можно было засунуть руки и достать куб-замок.
Одновременно с этим пришла в движение “дверь”, которая заперла Артура в тупике. После некоторого грохота, скрежета и нового душа из земли и мелких камешков путь на свободу был открыт.
- Как там Самрита? – спросил Артур, снова инстинктивно пригибая голову, когда все снова посыпалось на него. Одновременно кадет нагнулся вперед, протянул руки, и вытащил куб. Смахнув с куба, насыпавшуюся на него пыль, он снял с пояса  ключ –цилиндр, и примерился к разъему.
– Уже бегает, – пошутила М’Кота. – На самом деле она сейчас спит, но не волнуйся, с ней всё хорошо.
Артур облегченно выдохнул, услышав про Самриту и вставил ключ-цилиндр в разъем куба.
- Я вставил ключ, - сообщил он, - и больше не заперт здесь, проход открыт.
Куб и ключ в руках Артура мигнули зеленым, сигнализируя, что он все сделал правильно.
- Отлично, выходи на поверхность, мы тебя скоро заберём, - сказал Освальд и перебрался за инженерный пост, - Акрита, выходи на низкую орбиту вокруг Джеррадо, мы должны быть в радиусе действия транспортера, М'Кота, не спускай глаз с сенсоров, обо всех приближающихся кораблях, а также о любых биосигналах рядом с Артуром докладывай незамедлительно.
- Есть, - кивнула андорианка. - Выходим на орбиту.
Проследив активацию ключа, Артур вытащил его, прикрепил к скафандру. Затем аккуратно опустил куб на место в нишу, где тот стоял. За собой всегда нужно было оставлять порядок.
- Есть, - ответил он Освальду, поднялся на ноги и ринулся к выходу, подсвечивая себе путь. – Активация произошла, иду к поверхности, - добавил он.
– Есть, – в свою очередь сказала М’Кота, – Только напоминаю: с сенсорами у поверхности планеты дело обстоит плохо, поэтому пусть Артур тоже глядит в оба!
 - Будь осторожен и смотри в оба, - напомнил Артуру Освальд, неотрывно следя за транспортером, - не хватало только появления ещё какой-нибудь живности пострашнее.
Спустя несколько минут, когда наконец-то удалось навести луч, кадет тут же запустил телепортацию и, дождавшись окончания, подошёл к платформе.
Материализовавшись на платформе транспортера, Артур первым делом подал Освальду ключ, а затем отстегнул и снял шлем скафандра.
- М'Кота! – сказал Лайтман в первую очередь, вдохнув воздуха катера, - "каждый охотник знает где сидит фазан" – это фраза, первые буквы слов которой обозначают цвета радуги. Фраза для запоминания точного порядка цветов, на которые разлагается белый свет.
А потом он сошел с площадки транспортера и медленно пошел в задний отсек катера раздеваться.
Освальд кивнул Артуру и отправил его снимать скафандр, а потом ввёл координаты со своего пульта.
- М'Кота, запиши сообщение: "Внимание всем участникам регаты! Если придётся выполнять задание на Джеррадо, будьте осторожны - луна не такая необитаемая, как может показаться. Арахнофобам лучше не спускаться - твари агрессивные, могут напугать и сбить с ног. Берите фонари поярче - существа обитают в темноте и боятся света. Никто не должен пострадать", - транслируй несколько раз через аварийный канал.
– Выполняю, – М’Кота поймала аварийный канал и начала передавать сообщение. Закончив, она повернулась к Освальду: – А ты – молодец! У нас тоже есть такая фраза... наверное у всех есть! Но вариант для чужого языка я не узнала. Здорово сымпровизировал!
- Спасибо, - кивнул Освальд в ответ, - но мы все молодцы и именно поэтому прошли ещё одну точку. Артур отлично справился в одиночку, в темноте и с заканчивающимся воздухом, вы с Акритой храбро бросились на выручку, когда коллеги попали в беду, Самрита, даже будучи травмированной, приняла активное участие, и именно ей принадлежала верная идея - мы все молодцы и отлично работаем вместе. По возвращении на станцию, нам будет что праздновать, кто бы ни вышел победителем. Но это не повод расслабляться! - словно вспомнив об обязанностях капитана, кадет собрался и посмотрел на андорианку. - Нам надо ещё три точки пройти. Итак, Акрита, куда именно мы летим?
На консоли перед Акритой уже был готов ответ - следующие координаты были практически рядом с точкой, в которой открывалась Баджорская Червоточина.
- Видимо, к тому самому Небесному Храму, к Червоточине, то есть, - ответила андорианка, пальцы которой уже торопливо бегали по консоли. – Курс рассчитан.
- Отлично, тогда полный вперёд! - бодро сказал Освальд. - Раз на "Амазонке" теперь ещё и другая команда, отставить связь по секретному каналу. Пока что мы сами по себе.
Откинувшись в кресле, он устало потёр глаза и понял, что ужасно устал и проголодался.
- Мы уже очень давно летим, - озвучил кадет собственные мысли, - предлагаю всем вам отдохнуть и подкрепиться. Я послежу за всем на мостике и вызову, если что-то пойдёт не так. И загляните к Самрите. Если Дженни даст добро, её пора будет выписать.
Артур вернулся на мостик и виновато посмотрел на Освальда и остальных.
- Друзья, - сказал он. - Я прошу прощения, но я сейчас плохо годен как офицер, потому что устал. Я давно не спал. Очень давно. Разрешите мне - пока летим к следующему чек-поинту - поспать немного. Я слышал, что там не сложно. Так что не пригожусь при подготовке.
– Я посмотрю, как там Самрита, – сказала клингонка, - а потом передохну. Сменить тебя через пару часов? – обратилась она к Освальду. - Тебе тоже нужно держать себя в форме.
- Не откажусь, - кивнул Освальд и перебрался в кресло пилота, - а пока всем отдыхать.
______________
С командой

 25 
 : 11 Июля 2017, 14:19:58 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


Следующие 15 минут (а, может быть, и больше – увлекшись любимым делом, Самрита перестала следить за временем) кадет Баккер проверяла пересланные логи, поудобнее - насколько это было возможно – устроившись на своей койке.
Вскоре на консоль Перим упало еще одно сообщение: «Насколько я могу судить, все поломки вашего катера, полученные в ходе столкновения, выявлены верно, ремонт начат по правильной схеме. Начало хорошее, продолжайте по вашему плану».
Подумав, она вспомнила слова Планкса о том, что у Перим было плохо с инженерной наукой, и только хмыкнула: если это «плохо», то ее, Самриту Баккер, вообще можно прогнать из Академии: здесь она видела очень качественную и тщательную работу совсем не двоечника. Поэтому, подумав еще немного, она дописала: «Хорошая работа, молодец!». Только вот Самрита не знала, что над катером начала работу вовсе не Квинтилия…

М’Кота, между тем, сходила за новым паддом и занялась своим заданием, испытывая лёгкие угрызения совести по поводу падда безврозвратно испорченного. Имело смысл искать не только символы небесных тел, но и названия созвездий, планет, всяких прочих видимых объектов...
– Минутку, – клингонка откинулась на кресле, пытаясь найти слова для всплывшей в голове мысли. – Минутку! У каждой планеты есть эклиптика и зодиак. Что если посмотреть, какие созвездия зодиака пересекает комета Тилджара во время движения по небу Бэйджора? И попадаются ли среди них имена из пяти идеограмм?
Озаренная новой идеей, М’Кота начала новые поиски.
Тем временем андорианка-пилот уверенно нашла комету, кружащую по Баджорской системе, и вывела катер на курс. Это было тем проще, что она уже делала это раньше - в голо-комнате, когда ее об этом попросила коммандер Мори. Было это тогда случайностью, или… подсказкой?
С поверхности луны Джераддо команда “Анадыря” не могла подробно просканировать комету, им не хватало радиуса сканеров, но чем ближе они подлетали, тем больше данных могли получить.
Поиски М’Коты ничего не дали. У них был кодовый замок - та самая панель, которую сейчас тупо пытался взломать Артур. Но они знали, что это головоломка, устроенная специально для них, а значит, у нее должно быть логическое решение. И у них действительно была подсказка - рисунок хвостатой звезды, кометы. Ответ должен был быть связанным с ней. Они прочитали все, что могли о кометах в Баджорской системе, и нашли ту, которая была тут постоянно - в реальности, а не в древних пророчествах. Теперь следовало посмотреть на нее поближе, изучить ее самостоятельно. Возможно, там что-то было.
Как только они подлетели на достаточное расстояние, их сенсоры различили все подробности ледяного камня, летящего через систему. В том числе и нечто небольшое и достаточно неожиданное для большинства ледяных камней - маленький буй, закрепленный на поверхности и транслирующий на небольшое расстояние короткий повторяющийся сигнал:
Jia'kaja, tre'nu'tol'a rem... La'por i'lanu kos... I'nar tan'a'tali nor…
Переводчик услужливо подсказал, что это была часть баджорской молитвы - просьба о благословении и удаче к Пророкам. Бортовой компьютер сразу же перевел это в написание идеограмами - их было ровно пять. Две из них они уже видели, когда пытались подобрать код вручную, но теперь не было сомнения, в каком порядке их ставить.
Как только сообщение было получено, Акрита вывела катер на синхронную траекторию. После расшифровки она с удивлённо-радостной улыбкой обернулась к товарищам:
- Кажется, это то, что мы искали? Проложить обратный курс?
Как-то даже не верилось, что все так просто!
- Ух ты, - Самрита недоверчиво посмотрела на идеограммы, которые красиво и логично сложились в фразу на экране ее падда. – Это похоже на правильное решение… Одновременно и легко, и сложно, - хмыкнула она.  – Мы могли бы подбирать эту фразу часами, если бы остались на луне… Ну раз мы нашли решение, то я посплю! Разбудите меня, когда вернемся, - она опустила голову на подушку и прикрыла глаза.
- Часами? Да ты оптимистка, - проворчал Освальд, когда Самрита отключилась. -  Будь у нас всего десять символов, которые можно куда угодно вставлять - это уже даёт нам сто тысяч разных комбинаций. Можно было бы перебирать, пока у Артура не закончился воздух, и всё зря... Даже жаль! - неожиданно произнёс он. - Я был готов взламывать сложный шифр, а всё оказалось таким простым... Акрита, курс на Джераддо и самый полный вперёд!
- Есть, сэр! – Акрита крутым виражом развернула «Анадырь», пройдя в красивой, но рискованной близости от хвоста кометы. – Наверное, как только появится связь с Артуром, можно будет ему сказать нужную последовательность символов?
- А не боишься, что твои соотечественники или любые другие конкуренты перехватят? - усмехнулся Освальд и после небольшого раздумья повернулся к клингонке. - М'Кота, когда установится связь, передай... передай Артуру фразу "Каждый охотник желает знать, где сидит фазан", после этого передай на его трикодер первый символ красным, второй - жёлтым, третий - зелёным, четвёртый - синим и пятый - фиолетовым, но в перемешанном порядке. Артур догадается, а если кто-то ещё нас слушает, им придётся головы поломать!

***

Тем временем, Артур остался в пещере этой луны один. Катер улетел, и теперь он находился здесь в тишине, все еще стоя на коленях перед панелью. Было очень тихо. Это был хороший момент. Он вообще любил тишину, и то, что он был заперт — никак не влияло на него сейчас, он умел быть во вне, уносясь сознанием к звездам. И одновременно не оставляя ощущение реальности здесь и сейчас. Ему подумалось, что здесь невозможно формально выть на луну, подняв голову к небу, потому что он находится на луне физически. Лайтман усмехнулся своей мысли. Теперь он еще раз обвел фонарем стены и потолок, проверил уровень кислорода в скафандре, выключил фонарик, чтобы сберечь батарейки и снова вернулся к панели. Небольшой подсветки от панели вполне хватало, чтобы не оказаться во тьме полностью. Теперь он продолжил тупой последовательный перебор идеограмм.

________
С командой "Анадыря"

 26 
 : 07 Июля 2017, 16:03:52 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”


– Если Юнок продолжает ремонт - это значит, что мы решили сотрудничать? - уточнила Квинтилия.
– Пока мы ничего не решили, - сказал Ракар, - еще много вопросов. Просто ремонт задерживать нельзя.
Отведя взгляд от ктарианки и ромуланки, Ракар развернулся и вышел в другую галерею монастыря, по пути, откуда они пришли. Он не хотел, чтобы его слушали. Юнок на катере слышит, но пусть слушает. По ее коммуникациям и докладам для Делас он мог бы тоже что-нибудь понять.
– Перим, свяжитесь с Хеной на станции, пожалуйста. Или если она не доступна – то с лазаретом. Нужно узнать диагноз Рроу, что с ним сделали. Какова была угроза его жизни, если бы он не получил вовремя медицинской помощи. Я должен точно знать, что с ним сделали.
– Да, я все сделаю, - коротко ответила Квинтилия.
Тенек между тем обдумывал слова Квинтилии. В них было зерно истины, но и в объективной реальности были вещи, которые входили с аргументами трилла в противоречие.
– Я не вижу в них тенденции к тому, чтобы признать свои ошибки и дать правильную оценку собственным действиям, – сказал он наконец, обращаясь к ней. – Если бы подобная тенденция была, я мог бы с вами согласиться. Кроме того я против сотрудничества с медиком, способным вывести человека из строя без веской – исключительно веской – причины. Это – не врач, это не более, чем учёный от медицины.
– Мне надо кое-что проверить, - сказала Квинтилия. Ей уже пришло сообщение с “Анадыря” от Самриты, и теперь она внимательно читала, что там было сказано.
«Насколько я могу судить, все поломки вашего катера, полученные в ходе столкновения, выявлены верно, ремонт начат по правильной схеме. Начало хорошее, продолжайте по вашему плану».
Тем временем Юнок отошла немного в сторону от кресла трилла и связалась с Делас.
– Капитан, - произнесла землянка, - Должна ли я продолжать чинить их корабль при таких условиях?
– Не торопишь шейчаш, - вызов Юнок застал Делас с полным ртом мобы. Быстро прожевав, она продолжила: - Они еще сами не решили, хотят ли нашей помощи. Сделай паузу, отдохни, расслабься… А потом посмотрим. Но будь готова продолжить, если тебя попросят – мы же обещали, правда?
– Есть, капитан! - бодро кивнула Юнок, как будто Делас могла ее видеть, - Отдых - это я могу! Но все-таки я не буду ничего делать без твоего приказа, как и всегда. Дай знать, когда можно будет начать им помогать снова.
Девушка села на пол, скрестив ноги.
Ракар тем временем слышал Тенека.
– Я понимаю, Тенек, что вы сейчас не видите тенденции. Для того, чтобы она была - мы должны предпринять некоторые действия, поработать над этим. Давайте их предпримем. Иногда нужно очень много работать, чтобы объяснить кому-то сущность бытия. Насчет — не врач, Тенек... - Ракар допустил маленькую паузу, - она же вылечила ваши раны. Она врач. А другие наши с вами кардинальные различия в менталитете — совсем не предмет обсуждения для текущего момента. Потому что на это нет времени. И я вас очень прошу мистер Тенек, послушайте что говорит Квинтилия, подумайте над ее словами. Она важное говорит, сказала сейчас. Я не прошу вас обоих решить немедленно, я прошу вас еще подумать, пока мы выясняем еще некоторые вопросы. Их все еще несколько, и пока нет ответов. Перим, пожалуйста, когда получите ответ, сообщите его. И еще, узнайте пожалуйста, находится ли на Дип Спейс 9 лейтенант-коммандер Диас Планкс, если нет, то возможно ли узнать, куда он улетел? Самого Планкса вызывать не нужно. Если сейчас пока ничего нового, давайте прервем связь, - и ромуланец, пока не отключаясь, медленно пошел обратно в ту галерею, где сидели Делас и Казза.
– Я обдумаю ваши слова и слова мисс Перим, – сказал Тенек, – но прошу и вас, в свою очередь, обдумать мои. Уметь лечить и быть врачом – разные вещи. Если бы я знал, что отравление мистера Рроу было совершено с ведома и при участии мисс Делас, я не позволил бы ей даже подойти к моим пациентам. И пока я могу встать с койки, она больше не притронется ни к моим пациентам, ни к моим приборам. Если вы и мисс Перим решите взять этих леди с собой, я не стану саботировать ваше решение и не стану активно противостоять их присутствию на катере, но именно я сейчас – судовой врач, и пока я дееспособен, именно я решаю, кого допустить к оказанию медицинской помощи, а кого нет.
– Тенек, - сказал Ракар с максимальной мягкостью, - я понимаю вас больше, чем вы наверняка пока что себе представляете. Но я должен буду снова напомнить вам о проекте Альфа, его целях, и вновь процитировать для вас слова Перим – "возможно, нам же и удастся их исправить, починить то, что в их восприятии этой ситуации сломано. Возможно, после общения с нами они все поймут". Эти слова дорогого стоят. Больше пока ничего не скажу. Мы поговорим на катере, мне есть что вам сказать, но позже.
Ракар не хотел говорить ничего большего сейчас, он не стал сейчас обещать ничего из того, что уже однозначно решил.
– Помните, вы моя команда, и я не решу этого без вас. Потому что я уважаю ваше мнение и вас каждого. Ну что, конец связи? – спросил ромуланец, поднеся руку к дельте.
– Вы не возражаете? – спросил Тенек, обращаясь к Квинтилии.
 Она отрицательно покачала головой.
– Конец связи, – подтвердил вулканец.
Ракар кивнул самому себе и нажал на дельту, отключаясь. Затем он сделал несколько шагов, и вошел в комнату с фруктами, ромуланкой и ктарианкой.
______________________
+ Квинтилия, Ракар, Юнок

 27 
 : 07 Июля 2017, 16:00:16 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

Квинтилия смотрела перед собой на консоль. Там мигало сообщение от Самриты с “Анадыря”: «Что там с Ракаром и почему он извиняется передо мной в такой странной форме? И за что именно?»
Они нарушили договор о молчании, и девушка теперь пыталась понять, что это будет для них значить.
Квинтилия набрала короткое сообщение Самрите и отправила: “Не знаю. Тут все слишком сложно”. Какие отношения могли связывать земного инженера и ромуланца она даже не представляла.
-Возможно, нам стоит выйти из соревнования, - наконец, сказала трилл, - Вам не кажется, что оно стало слишком сложным для нас? Тогда мы не будем стоять перед этой дилеммой.
– Мы приняли участие в соревнованиях не ради приза или победы и тем более не ради развлечения, – напомнил Тенек. – Мы делаем это для того, чтобы не допустить закрытия проекта «Альфа». В проекте может быть несколько групп, но закрытие даже одной из них заставит одних говорить о нежизнеспособности, а других – о преждевременности всего проекта. Это как на войне: если прорвут один фронт, другим будет во много раз сложнее удержать свои позиции. Мы не можем бросить своё дело просто потому что нам трудно. Если есть возможность довести его до конца, мы должны её реализовать.
– Что касается этих леди, – несколько неохотно продолжил вулканец, – Я уже высказал своё мнение и пока не услышал аргументов, которые могли бы его изменить.
-Вы сейчас сами привели аргумент, - заметила Квинтилия, - Если эти, как вы выражаетесь, “леди” - действительно из второй группы нашего проекта, мы должны спасти и их тоже. Потому что они - часть “Альфы” и тот самый второй фронт, который не должен прорваться. И раз они в проекте, мы должны научиться сотрудничать в том числе и с ними. Я знаю, что они поступили с плохо по отношению к нам, но, возможно, нам же и удастся их исправить, починить то, что в их восприятии этой ситуации сломано. Возможно, после общения с нами они все поймут и сами отзовут свои кандидатуры из проекта и сдадутся властям. Кроме того, нам действительно нужен инженер. И второй врач, поскольку вы, мистер Тенек, пострадали. И возможно, для ремонта “Амазонки” потребуются материалы с “Примы” - та царапина на нашем крыле, которая повреждение 10% целостности обшивки, может потребовать заплатки. Но это еще не значит, что я уже голосую за то, чтобы взять “Серебряных Фениксов” с собой. Я просто озвучиваю моменты, которые мы должны иметь в виду перед тем, как примем решение.
Трилл говорила мрачно, что соответствовало ее настроению в последнее время, но твердо и решительно. Сейчас она больше напоминала саму себя с Волана II, а не испуганного ребенка, каким была на станции еще вчера.
-Мы еще многого не знаем. Но кое-что можем проверить. Мистер Ракар, как вы там? Вам угрожает какая-то опасность со стороны тех двух, которые сейчас с вами? У них есть оружие? Они вам угрожали? Они пытались как-то вам навредить?
Ракар не сводил взгляда с Делас. Ракар был в шоке от ситуации выбора. Еще ни разу в жизни улан подразделения Тал Шиар Ромуланской Империи не стоял перед таким выбором, перед которым стоял сейчас. У него дрожали руки, он не мог справиться с ситуацией. Лейтенант-коммандер Планкс оказался очень хитрым федератом, настолько хитрым, что Ракар и представить не мог. Возможно, это все была какая-то высшая игра, пока недоступная его, Ракара, пониманию. Он задумался над третьим вопросом прилара Паку, и понял, что что если мир и вправду сон - он хотел бы прямо сейчас и немедленно проснуться. Но мир не был сном. И ему предстояло что-то решать. И решать было слишком сложно. Лучше было на свет не рождаться, чем решать такие вопросы, которые не имели ответов. И это не относилось к вопросам прилара. Это относилось к тому, что стояло перед ним прямо сейчас. Вопрос о команде Делас, о ее роли в происходящем, о проекте Альфа, или Альфа 2, или всех их вместе взятых. Вопросы о преступлениях и ответственности, вопросы о компромиссах и сделках с совестью. Раньше для него все это было куда проще. Прямо сейчас - от его решения зависела судьба Делас. Его собственная. Судьба Квинтилии, которая была для него дороже чем… он оборвал эту свою мысль.
Лучше не рождаться на свет. Любой теперь ответ - преступление. Любой выбор образа действия - преступление вдвойне. Это ловушка. Ловушка для него, такого маленького среди всей этой вселенной. Такого маленького среди всей Ромуланской Империи. И Ракар не знал, к чему приведут его действия для нее, Делас, потому что раньше он только конвоировал ошибившихся, признанных предателями, он не участвовал в их расстрелах, он не знал, кого по итогу признают неправильно действующим. И он вовсе не хотел ее смерти. Впрочем, вряд ли так поступят, но неприятности будут точно. Он не знал ее, но она сказала, что он видел ее в детстве. И это задело его за душу. Все это было слишком сложно. Детство, стремления, Империя, сложность бытия, необходимость защиты, ее диверсия в его адрес, ее качественно скрываемые чувства, ее любовь к Родине, ее задание, ее действия, и общее категорическое несовершенство реальности. И Перим... Перим. Перим всегда вмешивается в его мысли. Перим он должен был спасти. Перим, которая не должна стать игрушкой, разменным солдатом  в этой реальности, где все играют в сложные политические игры. “Что из этого получится”... Ракар слышал эти обрывки фраз, от ктарианки, от Делас… Что получится, если несколько мышей посадить в лабиринт и заставить искать выход... Они все тут - подопытные образцы в играх тех, кто управляет большой политикой. Ракар не хотел быть подопытным образцом, он хотел найти выход из лабиринта, разрушив его стены. Но также он понимал, что до поры до времени, чтобы найти в стенах уязвимость, он должен играть по правилам противника. И Делас сумела найти вход в оборону его собственную. Мы все допускаем ошибки. Но теперь ромуланец успокоился, и расслабил свою боевую готовность. Возможно, все куда проще. Возможно, все они искренни в своих мотивах, и могут думать, что тоже играют на поле, не построенном индивидуально для них.
И ещё, самым ужасным в этом было то, что чтобы он ни выбрал, все его попытки заслужить доверие Квинтилии, теперь обречены на поражение. И это было ужасно. Он помнил ту ситуацию, тот самый важный вопрос на Волане II, о том, как он поступил бы с соотечественником. Однако , нельзя сравнивать действия Энн и действия Делас, они совсем разные.
И теперь Ракар сделал выбор, который уже не будет изменён. А от всего остального остались лишь детали.
И эмоций на сегодня достаточно, они не делают чести такому как он, представителю спецслужбы. Реальность такова, какова она есть, и больше никакова. Нет толку страдать по этому поводу.
И нет ничего предосудительного в том, чтобы брать помощь клуба.

И еще он слушал своих. Свою команду. Уже почти приняв свое решение, и их мнения разделились. Они оба были правы, и Тенек и Перим. Только всего один человек помог ему решить то, что он должен был решить сейчас. А вторая часть решения принадлежала только ему самому. Просто потому, что так должно было быть.
- Спасибо за ваши мнения, - ответил ромуланец по связи уже совсем спокойным тоном, - я в порядке, мне никто не угрожал, мне никто не пытался навредить.
О наличии оружия у Каззы и Делас ромуланец ничего не знал, и не мог сказать об этом по связи.
- Тогда вот как мы поступим сейчас, - продолжил Ракар, - пусть Юнок пока продолжает ремонт. Тенек, простите, что поднял вас не выздоровевшего еще, вы можете отдыхать дальше. Пусть Юнок помнит, если “Амазонка” может быть ею саботирована, то я бы на ее месте дважды подумал о том, стоит ли ввергать себя в неприятности и становиться моим врагом. Давайте продолжать как идет. Конец записи сообщения. На “Анадырь” продолжаем передачу логов систем. Об остальном мы поговорим на катере, когда вернемся.
________________
совместно с Тенеком, Квинтилией, Юнок и Делас

 28 
 : 06 Июля 2017, 11:14:29 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Акрита слушала молча, и чем дольше звучала запись, тем ниже склонялись ее антенны, кончиками уже почти касаясь лба. Это было невозможно, невероятно, и вместе с тем было правдой, перед которой казались игрушками все их иероглифы с кометой и остальное. Если представители Федерации, несущей мир и взаимное доверие, начали предавать друг друга подобным образом, ради какого-то приза в соревновании готовы пойти почти на убийство, обман… В голосе ромуланца слышалась горечь, злость и боль, резонансом отдающиеся в душе Акриты - потому что это означало конец мирного пути и начало войны. Скрытой, самой страшной войны, в которой все они лишь пешки, даже эти странные девушки, за ними стоят те, кто действительно хочет сломать, разрушить, растоптать то светлое будущее, что поручено строить проекту "Альфа". И отчаянно горько и обидно было оттого, что этот первый удар пришелся по ромуланцу, для которого доверие по определению является серьезным и значимым шагом. Андорианка на секунду представила себя на его месте: среди тех, кто веками считался врагом, с кем теперь он связан общими стремлениями, надеждами, дружбой, а может и больше чем дружбой... И вот все рассыпалось, как карточный домик, и на горизонте показалась война, запрещающая мечтать и любить, и перед глазами внезапно всплыл осколок воспоминания: как на одном из рубежей сошедший с ума от страха пилот транспортного корабля наставил фазер на ее мать с криком "Ты – меняющийся!", а маленькая Акрита стояла у стены и понимала, что ничего не может сказать или изменить. История повторялась, и стал еще гуще окутавший ее туман. Только теперь Акрита не была уже маленькой девочкой. Пальцы, лежащие на консоли, чуть дрожали, и ей хотелось закричать Ракару, через мрак космического пространства, что мы будем бороться! Да, это ужасно, когда теряешь возможность верить. Да, это жестоко, когда в череде масок не видно истинного лица. И слова про федератов, звучавшие теперь по связи, Акрита не могла опровергнуть, ведь еще сегодня утром она сама была такой, сомневающейся и предвзятой. И шаг из этого замкнутого круга недоверия казался равносильным тому, чтобы принести себя в жертву. Андорианка знала, что там сейчас Ракар должен будет принять решение. Она от всей души надеялась, что его выбор окажется правильным, если вообще хоть что-то еще может быть таковым в этом неправильном мире.

Артур слушал это все, происходящее по связи, стоя на коленях, упираясь руками в каменную плиту. Ему хотелось выть от бессилия. Выть от невозможности осуществить контакт с ромуланцами. Доказать им, что можно друг другу верить. Что все расы однажды могут объединиться… Лайтман хотел в это верить. Но надежда ускользала, бесплотная, невесомая надежда. Унося с собой веру... и он не знал еще как она поступила с любовью.
- Скажите ему, - попросил Артур, - что в следующий раз не надо поспешно давать обещания, чтобы не стать их заложником. Самрита чуть было не пострадала от действий одной из них. – И Артур умолчал сейчас при Самрите, что та девица целила ей шлемом в живот, а значит могла убить двоих. – Они не должны уйти от ответственности. Пусть он знает, что мы совсем не одобряем их действия. И вот еще, друзья, по делу – слетайте к комете. У меня воздуха на ¾ суток, я подожду. Ничего страшного не случится.
Освальд был поражён не меньше остальных, услышав слова Ракара. Его тоже больше всего взволновали слова о саботаже, а не о том, что стоял за всем ромуланский капитан. Он, как и Артур, вспомнил о схватке Самриты с саботажником и о том, чем это всё могло закончиться, и в глазах молодого человека на мгновение промелькнула настоящая ярость.
- Поддерживаю Артура, - мрачно сказал он и открыл запись голосового сообщения для "Амазонки". - Ракар, рекомендую связаться с ближайшим баджорским патрулём, которых мы видели на сенсорах немало, и попросить у них содействия в сопровождении преступников на ДС9. Возможно, они повредили и другие суда, но решать, конечно, вам, - записал он сообщение для "Нового поколения". - Сэм, ты ведь предоставишь показания, когда вернёмся на станцию? - полуутвердительно сказал он уже по внутренней связи - сомнений в девушке у него не было.
Как бы то ни было, регата продолжалась, поэтому, отправив сообщение, он хлопнул в ладоши, привлекая внимание всех.
- Итак, если ни у кого нет идей, которые можно проверить прямо сейчас, давайте слетаем. Акрита, поднимай катер, М'Кота, пока летим, проверь в базе данных, не использовали ли баджорцы для обозначения небесных тел какие-то иероглифы? У землян, например, Венера обозначалась символом зеркала, которое, согласно мифам, было у богини любви и красоты, которую звали Венерой и в честь которой назвали планету. Если у баджорцев было что-то похожее, то, возможно, нам надо ввести символы кометы и каких-то других объектов. Артур, не скучай, мы скоро!
М’Кота распрямила сведённые пальцы и стряхнула на пол останки раздавленного падда.
– Артур ещё не отчитался, что у него с подбором символов на одну тему, – продышавшись, напомнила она.
- Подбираю, - отозвался Артур, - пока не более двух совпадений, но вариантов действительно много, перебирать буду долго, так что стартуйте. Еще некоторое время радиуса связи хватит. Я буду отчитываться обо всем.
Лайтман подумал, что это будет совершенной глупостью, но на всякий случай нажал сразу все пять кнопок разом. Глупость глупостью, но пробовать следовало все варианты.
Это не дало никакого нового неожиданного результата. Символы просто поменялись, как и в предыдущие разы, когда Артур нажимал на них.
В этот момент передача с “Амазонки” возобновилась. Это тоже был аудиофайл с голосом Ракара, но в этот раз он был короче:
“Мы столкнулись с кораблем команды "Прима" при посадке на Бэйджор. Их корабль поврежден необратимо, не подлежит ремонту. Они оказали нам медицинскую помощь. Делас оказала. Я обещал команде "Прима" забрать их с собой и не бросить здесь.”
Акрита запустила двигатели и инициировала систему старта, когда пришло сообщение. Не отрываясь от управления, она вскинула антенны и больше уже не могла молчать:
- «Прима» - это и есть команда саботажников из так называемой второй группы проекта? Взять их с собой?! Это еще зачем… Если бы спросили меня, то я бы посоветовала вызвать пост поддержки, пусть им окажут помощь, заберут, а заодно и дисквалифицируют.
– А меня лучше не спрашивайте, – мрачно сообщила М’Кота, – Потому что если спросите, у ваших переводчиков микросхемы полетят.
- Ладно, это их дело, - не слишком довольно произнёс Освальд, - давайте решать нашу задачу, а саботажников отдадим под суд потом. Или не отдадим - там видно будет.
- … Так мне заниматься логами их корабля? – поинтересовалась по связи Самрита, которую этот вопрос сейчас интересовал больше саботажников. – Какие наши дальнейшие планы? Ну то есть… ваши планы, я пока тут лежу.
- Сама же говорила, что тебе скучно, - усмехнулся было Освальд, но потом посерьёзнел, - только не перенапрягайся!
Повернувшись к андорианке, он добавил:
- Стартуем, и так много времени потеряли.
- Летим уже, - откликнулась Акрита. – Выходим на орбиту, рассчитываю курс к комете.
За окном опять раскинулись звезды, и сейчас смотреть на них было приятнее, чем на мрачный ядовитый туман Джераддо. «Анадырь» лег на отлетную траекторию и на полном импульсе направился к новой цели.

______
c командой "Анадыря" и "Амазонкой" по связи

 29 
 : 06 Июля 2017, 11:12:28 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо

- ...И все-таки мне не хотелось бы куда-то лететь сейчас, оставлять тут Артура, терять время… - задумчиво произнесла Акрита и снова хмуро уставилась в консоль с открытыми на ней файлами базы данных. – Если бы была возможность связаться со станцией, спросить Крима, например! Судя по презентации, он много знает о своей родной культуре и наверняка помог бы нам.
– Это будет нечестно, – возразила М’Кота. – Но мы можем попробовать всё, что можно сделать, не улетая, и только в крайнем случае слетать на комету. Артур, – позвала она землянина, – получилось подобрать пять идеограмм по одной теме?
В этот момент на консоли перед Акритой замигало оповещение - одно входящее сообщение. Невероятно, но это была “Амазонка”. Вторая команда передавала всего один файл - "pr.ltor".
- Сообщение от "Нового поколения"! – воскликнула Акрита, ее антенны взметнулись вверх. – Послано обычной связью! Не знаю, что это, попробую запустить дешифровку, - она обернулась и как раз поймала взглядом входящего на мостик Освальда.
Файл не расшифровался, но просто загрузился и установился в компьютере “Анадыря”.
И очень скоро пришло следующее сообщение. Оно было зашифровано, но расшифровалось, использовав файл, который пришел с “Амазонки” первым. Это было аудио, прозвучавшее на весь корабль, так что его слышали и Самрита, и даже Артур на поверхности Джераддо. Звучал голос Ракара:
“Если я не вернусь живым, или не в своем уме, все что сейчас будет услышано – должно быть немедленно передано на станцию, и попросите их передать на Ромул. Жаль, что стенам этого благословенного монастыря придется все это увидеть, но у меня нет иного выхода. Расследование выяснило, что Рроу отравила член команды Делас, Казза, Юнок устроила саботаж "Анадыря", все это было проведено по приказу и при содействии моей соотечественницы Делас. Однако, эти действия не санкционированы Ромуланской Империй. Это прямой саботаж по их собственной инициативе. Есть вторая группа "Альфа", о который мы ранее ничего не знали, а они – знали о нас…”
Файл был очень длинным, в нем звучал и голос Тенека, а еще - два незнакомых женских. Впрочем… Один голос - более высокое сопрано, был смутно знаком Освальду и Акрите, он принадлежал вулканке, с которой оба они столкнулись перед самым вылетом со станции.
“...Замечательно, что никакого, но я все еще вам не верю”, - закончил говорить Ракар.
И почти сразу начали приходить еще сообщения - уже вовсе без всякой шифровки, прямой связью: в одном была короткая просьба к Самрите помочь с консультацией и неожиданное извинение от имени Ракара, в нескольких остальных - куски логов диагностики “Амазонки”, как будто кто-то отправлял их частями, чтобы у Самриты поскорее появилось поле для работы.
То, что произошло, было огромным. Настолько, что заставило “Амазонку” нарушить договор о молчании.

Самрита даже приподнялась на локте, пока слушала сообщение.
- Похоже, мы нашли саботажников! – воскликнула она, активируя связь с мостиком. - Я надеюсь, у второй команды хватит ума сдать их службе безопасности? О чем с ними вообще можно говорить?..
Наверное, если бы не она сама встретила того инопланетянина в скафандре в ангаре ночью, не она бы пыталась его поймать (неудачно) и не она бы чинила потом поломки, реакция Самриты была менее резкой. Но сейчас ей хотелось возмездия.
А дальше было уже интереснее – дальше шли файлы, отправленные лично ей. И извинение. Извинение было особенно внезапным и переданным в столь странной форме, что Самрита не удержалась и сразу же написала обратное сообщение, раз уж молчание все равно было прервано: «Что там с Ракаром и почему он извиняется передо мной в такой странной форме? И за что именно?». Сообщение упало на консоль Квинтилии.
Потом, впрочем, вопросов у Самриты стало меньше – она увидела, что на ее имя пришли файлы с запросом на диагностику. Она скрипнула зубами: ну конечно, ромуланец подумал, что без его извинений она и не взглянет на его просьбу, а извиниться лично и вслух признать свою ошибку ему не позволила гордость. Девушка прикрыла глаза и опустила голову на подушку. У нее было очень много причин отклонить его просьбу. Во-первых, она не была инженером его корабля, и на «Анадыре» у них было свое задание. Во-вторых, у нее было сотрясение мозга, и капитан приказал ей не работать. Аргумент? Более чем весомый! В-третьих, она уже достаточно поработала на вторую команду, хотя могла бы потратить это время на модификации «Анадыря», и что за это получила? Никакой благодарности, только упреки и обвинения. В-четвертых, слова Ракара о том, кто именно принесет им победу, сказанные на общей презентации, так сильно ударили по самооценке Самриты, что она до сих пор не была уверена, что вообще нужна в проекте. И, в-пятых, она все еще была очень, очень зла на ромуланца.
Поэтому первым желанием было отложить эти файлы, сделать вид, что она их вообще не видела, и подумать о чем-то более приятном. Например, о задании. Комета и шифр… Зачем там была нарисована комета? В этой системе есть всего одна, и девушке казалось очевидным, что это должно быть связано. Но мысль о дурацкой диагностике не выходила из головы, и девушка все же вернулась к тем файлам.

________
С командой "Анадыря", а также с "Амазонкой" по связи

 30 
 : 05 Июля 2017, 11:16:41 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
1 сентября, день
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


«Убить Мори. Убить Мори! Убить Мори? Убить…» – Илама Толан прокручивала в голове эту фразу на разные лады, как будто хотела добиться правильного звучания – того, что не войдет в резонанс с ее сущностью. Она даже вновь и вновь воспроизводила в памяти тот момент, когда коммандер телепортировалась в свою каюту и приставила к уху кардассианки стилет.
До сих пор Толан не нашла для себя ответа: готова ли была Мори сделать это? В какой-то момент ей казалось, что могла. Разве не было это достаточной причиной, чтобы без зазрений совести ответить ей тем же? Мори рассказала, как подожгла виллу кардассианца, в которой, наверняка, на тот момент находились дети и гражданские. Не должно ли одно только это стать поводом отбросить в сторону все сомнения и завершить последнее задание Джарина? В детстве Илама периодически слышала новости о том, что творило сопротивление на Бэйджоре, видела сводки с лицами погибших – там были и ее ровесники, совсем еще дети, - и ей хотелось, чтобы там настала справедливость, чтобы террористов поймали и посадили в лагеря, чтобы эти жестокие убийства прекратились… Сейчас у нее появилась возможность отомстить сопротивлению в лице Мори.
Женщина воспроизвела на своей консоли трехмерную модель каюты коммандера, которую создала по памяти, и не отрываясь смотрела на строгие линии, пока изображение в глазах не начало расплываться. Вот здесь висели фотографии – улыбающиеся люди (все баджорцы казались Иламе на одно лицо, но она предполагала, что это были родственники Мори), на консольном столике стояли цветы – возле альбомов с искусством. Илама не поленилась и нашла эти картины в базе данных – Земля, Франция, XIX век, - оттого еще удивительнее было обнаружить их в каюте баджорки. И одним движением все это станет пустым, бессмысленным и больше никому не нужным. Толан резко моргнула, прогоняя наваждение. Слишком много эмоций – а она уже, было, подумала, что они совсем ее покинули, вместе со сном и силой воли, оставив одну только пустую оболочку. Оболочка сможет безропотно выполнить приказ, убить Мори, а потом продолжить существование – и, если Джарин скажет, выйти за него замуж. А сможет ли Илама?..
Таких мыслей у нее не было, когда она планировала покушение на Корама. Глупое, необдуманное и эмоциональное решение, но она принимала его исходя из своих принципов, из чувства долга перед проектом и кадетом Лайтманом, и тогда ее переполняла ненависть и желание справедливости. Тогда она могла убить. Да, у Толан не получилось, но она готова была это сделать и понести за это наказание. Она сделала осознанный шаг, и была готова за него платить. Сейчас же было что-то другое…
Илама откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Мори не дала ей совершить той ошибки. Она поддержала Толан на совещании и заменила ее, чтобы кадеты не заметили состояния кардассианки. В конце концов, она обещала помочь ей справиться с Джарином. Как и Джарин – не просто так, а в обмен на работу на нее, - но все же помочь. И отправить сообщение на Кардассию – самое главное, ради чего Илама могла пойти на все. Что же она просила?.. Ах да, сообщить ей о втором задании. Губы Толан непроизвольно растянулись в улыбке: такое простое условие, и даже его Илама теперь не сможет выполнить. «Коммандер, я получила второй задание. Я должна вас убить. Как я и говорила, отказаться от его выполнения я не могу», - мысленно озвучила эту фразу кардассианка и рассмеялась вслух. Ну вот и все – она не сможет сказать Мори, та – не отправит ее послание домой, ее семья будет под постоянной угрозой, а у нее самой не будет возможности с ними связаться. В голове пронеслась мысль, что, если бы Мори действительно ее убила во время визита в ее каюту, все закончилось бы быстрее. И эта мысль принесла неожиданное облегчение.
… Еще около часа Илама Толан приводила в порядок документацию по проекту. Последние несколько дней она практически не занималась рабочими делами, не писала отчетов, не обновляла расписание и личные дела кадетов, но теперь пора было этим заняться. Она привыкла к внимательному и тщательному ведению учета – то, чем всегда славилась Кардассия и без чего было невозможно обойтись в преподавательской деятельности, - вот и сейчас следовало все подготовить. Открыв дело Джеза Тенмы, она на мгновение задержала взгляд на фотографии. Гал Дохиил приказал ей узнать, почему кадет отказался от участия в регате, и Толан болезненно кольнуло осознание того, что даже здесь Джарин был осведомлен лучше ее. Ей и самой хотелось знать, что же случилось с ее любимым кадетом, о чем ей не сообщили – это было единственное из заданий Дохиила, которое было жаль оставить невыполненным. Быстро сделав пометку о выходе из участия в регате, Толан открыла следующее дело – Артур Лайтман. У нее так и не дошли руки написать о его оправдательном приговоре и полном восстановлении статуса. После того злосчастного суда она не прикасалась к делам проекта, но сейчас пришло время. Когда она обновила информацию, то почувствовала неожиданное облегчение. Она с самого начала надеялась, что Лайтмана оправдают, боролась за него… пока сама же не стала обвинителем. С того момента, как Толан согласилась, все пошло не так – будь она хоть капельку суеверна, то подумала бы, что это ее проклятье за согласие обвинять Артура. Но теперь… теперь все это в прошлом. Женщина с облегчением вздохнула: он оправдан, и он не злится на нее, эта история закончилась для них обоих. Следующее дело…
 
Закончив с работой, она неторопливо навела порядок на столе и сложила падды аккуратной стопочкой. В самом низу лежал тот, где она хранила художественную литературу, к которой не прикасалась со времен полета на Волан II. Когда-то давно, в прошлой жизни, Илама любила детективные истории Шоггота, но теперь казалось, что это была не она, а другой человек. Наконец, когда уборка была закончена, Толан сняла военную форму и сменила ее на обычное домашнее платье из плотного темно-серого материала. На самом деле, она никогда не любила военную форму: неудобную и жесткую, как панцирь насекомого. И почти никогда не носила ее в Военной Академии – там среди преподавателей форма не считалась чем-то обязательным и хватало обычных строгих костюмов. Но здесь, на проекте, Толан решила, что именно форма должна постоянно напоминать ей о том, кто она и откуда. Форма служила защитным барьером, отделяя ее от кадетов и федеральных офицеров станции, не позволяла ей потеряться в пестрой толпе Променада и хотя бы на секунду забыть, что она прибыла сюда не отдыхать и расслабляться, а работать. Форма должна была напоминать кадетам, кто их координатор. И именно за формой Толан могла спрятаться, оградиться от остальных, провести жирную разделяющую черту, не позволяющую другим к ней приблизиться. Теперь, избавившись от нее, женщина почувствовала себя свободной. 

Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS