* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
17 08 2018, 10:38:36 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10
 21 
 : 23 07 2018, 18:24:45 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Кадеты забрали свое оружие и сумку Тенека, которые они оставили, когда входили в шатер Син, и отправились через весь лагерь к своему шатру. Только М’Кота осталась ждать Тэйру.
Они в молчании шли до своей палатки на краю лагеря.
-Почему ты рассказал именно такую сказку, Фес? - наконец, произнесла Квинтилия, - Я понимаю, что ты специально сделал героиней маленькую принцессу, чтобы Син-Лин было проще себя с ней проассоциировать.
Самрита молча повернула голову к «мужу» - ее тоже с самого начала терзал этот вопрос.
Артур коротко вздохнул, и опустил голову, чтобы не смотреть ни на Самриту, ни на Квинтилию.
- Очевидно, потому, - ответил кадет, - что я мастер завалить все дело. У меня будет наверное красный диплом по этой специальности, если нужен тот, кто все испортит – то будут звать меня. Это не я придумал эту сказку. Я читал такую книгу. Она там была маленькая княжна, все равно что принцесса, и ее хотели выдать замуж, как раз в таком возрасте, как Син-Лин. Это длинная фантастическая история, с магией и чудовищами. И я просто вспомнил. Но тонкость политического момента от меня ускользнула.
- Мне показалось, что Син-Лин как раз и хочет замуж, - тихо произнесла Самрита, оглядываясь, чтобы убедиться, что к их разговору не прислушиваются. – А вот старшая принцесса… С ней все не так просто, и, в отличие от младшей, она умеет скрывать свои мысли. Но мы должны найти язык с обеими, особенно ты, - обратилась она к идущей чуть позади Делас в сопровождении «служанки». – Я еще не разобралась во всех их тонкостях, чтобы понять, кто на самом деле главный.
-Если в этом обществе женщины на вторых ролях, то главными должны быть мужчины, - задумчиво заметила Квинтилия, - Я бы присмотрелась к этим двум советникам… Значит, общий язык мы должны найти со всеми четверыми.
Они уже почти дошли до палатки, в которой провели ночь. Рядом с их лагерем скучал охранник, оставленный Ане-Намом, а профессора видно не было.
- Не похоже, что она вернулась, - нахмурилась Самрита и замедлила шаг. – Я думаю, имеет смысл переходить к изначальному плану и сходить к той ее подруге… И еще мы должны решить: мы воспользуемся предложением принцесс и будем переносить палатку? Это займёт много времени и сил, но мы могли бы попросить охрану Синов о помощи. 
Артур нахмурился, увидев скучающего охранника и осознав отсутствие профессора.
- Так, палатку потом перенесем, - сказал кадет, - первоочередная задача найти Ане-Сои. Мне не нравится, что ее нет. Могло что-то случиться. Давайте последуем изначальному плану.
-Палатку обсудим потом, - предложила Квинтилия, - Но как мы будем искать Ане-Сои в таком большом лагере?
- Согласна, разберемся с палаткой потом. Мы с Фесом расспросим ее подругу, - задумчиво проговорила Самрита. - Может быть, кому-нибудь еще стоит пройтись по лагерю и поспрашивать у местных? – ее взгляд остановился на Иламе Толан и Тенеке, как более близким профессору по возрасту и наиболее «безопасных» из всей их группы. – Не думаю, что наши поиски будут выглядеть подозрительно, вполне естественно искать пропавшую подругу. Она ведь вполне может быть вашей подругой, Ане-Лан.
Толан кивнула.
- Но как именно мы будем ее искать, если расспросы не дадут результата, я и сама не знаю, - признала Самрита.
- Давай подумаем об этом потом, - сказал Артур,- сначала получим сведения от ее подруги, а потом решим. Кабак может быть первым следующим местом, но давай сначала узнаем первое, что можем узнать, пойдем, Осэ.
- Подожди, - остановила его Самрита. – Как насчет остальных? Вы пойдете на поиски или останетесь здесь? Может быть, у вас есть идеи получше? – она по очереди обвела взглядом координатора, Тенека и комбинацию из куртизанки и ее служанки.
-Мы не должны были оставлять Тера одного, - вдруг сказала Квинтилия, - Кто-то должен вернуться к нему. Мы столько говорили о том, что никому не стоит ходить одному, что никого не бросим… и уже сделали это.
- Это так, - признала Самрита, нахмурившись. - А еще мы оставили Ане-Рэя и Лис в еще более опасных условиях, чем Тера. К сожалению, нам приходится адаптироваться. Но пока с ними ничего не произошло, а Ане-Сои уже пропала, и я считаю, что мы должны выбрать приоритет и сконцентрироваться на ее поисках.
– Я согласен с Осэ, – включился в разговор Тенек. – У нас был выбор: оставить Тера ждать Лис или оставить её там одну, и первый вариант намного разумнее второго. Отказаться от поисков Ане-Сои мы также не можем, значит нам нужно их обсудить, и в связи с этим я хотел бы предостеречь от возможной ошибки: помните, что она сказала, когда её спросили о нас? Она сказала «встретила их по пути» и что мы вместе всего несколько дней. Это исключает возможность того, что она для кого-то из нас является близким другом. Если мы будем противоречить её словам, мы выставим себя лжецами. Или, что ещё хуже, вызовем недоверие к ней. Я бы предложил искать её под более нейтральным предлогом: мы путешествуем вместе, её не было всю ночь, и она не вернулась утром – озабоченность этим нормальна для ответственных спутников. К тому же на нашем попечении осталось её имущество… Осэ, – стажёр бросил взгляд в сторону лагеря, – как ты смотришь на то, чтобы вернуться в лагерь и отпустить охранника, и уже затем продолжить разговор? Если мы будем слишком долго стоять и разговаривать так, как сейчас, это скоро станет подозрительным, а также может вызывать у охранника негативную реакцию.
Самрита кивнула и направилась к шатру.
- Только это должен сделать кто-то из вас… - она указала на охранника и развела руками, как бы давая понять, что она тут совершенно бесправна.
Когда они подошли к шатру, Тенек сделал ещё один шаг вперёд и сказал охраннику с вежливым поклоном:
– Примите нашу признательность, господин. Мы благодарны вам за ваши усилия и ваше время.
Охранник слегка поклонился в ответ, что-то пробурчал и затрусил обратно в сторону центра лагеря.
________
С кадетами и координатором

 22 
 : 19 07 2018, 19:18:38 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Тэйра, обернувшаяся на секунду, окликнула Ракара:
-Ане-Рэй, вы можете взять мои деньги, - и добавила чуть тише, подмигнув ромуланцу:
- Только верните мне то, что останется.
Ракар еле удержался, чтобы не закусить губу. Конспирация… конспирация… Но Ракар удержался, не дрогнул лицом, а даже немного улыбнулся.
- Лис, - негромко сказал Ракар, - я остаюсь здесь, порешай это с остальными, хорошо?
-Ну, я в любом случае ничего не понимаю в доспехах, этим Тер будет заниматься, скорее всего. Но мы, конечно, их купим.
Ракар чуть опустил голову, стараясь не смотреть на Те-Сона, которого этот разговор точно должен был напрячь и заставить подозревать что-то.
- Благодарю тебя, Лис, - негромко сказал Ракар, - я все верну. Поиздержался немного в последнем кабаке. Так уж бывает. Но как только мне заплатят за следующий период – я все верну.
И тут Ракар окончательно встал прямо, со склоненной головой, глядя в пол. Ожидая развития событий и дальнейших инструкций о том, где ему следует провести это время. И уж Те-Сон точно следил за ними, задержкой он был недоволен. А это плохо для их легенды. Этот воин мог быть мстительным.
Самрита, задержавшись у входа, заметила разговор Тэйры и Ракара. Они оба должны были остаться здесь, в шатре Син… С поклоном она подошла к ним и посмотрела на каждого из них по очереди:
- Вам нужна моя помощь? Вы не должны задерживать Син и благородных советников.
-Держи, - Тэйра передала мешочек с деньгами ей. - Возможно, я к вам потом подойду.
- Благодарю, Лис, Осэ, - кивнул Ракар, и шепотом продолжил, - Ане-Дея все знает. Больше не задерживаем.
И Ракар улыбнулся обеим девушкам, особенно посмотрев на Самриту, как на капитана.
- Все будет хорошо, - быстро и тихо сказал Ракар.
Самрита с молчаливым поклоном приняла мешочек, понимая, что сейчас не лучшее время и место для выяснения, что это должно значить. Бросив взгляд на кальдонианцев, она поспешно ретировалась, едва не столкнувшись у выхода из шатра с Иламой Толан, которая шла медленно и неспешно, будто каждый день завтракала с кальдонианскими принцессами. Пропустив координатора вперед, Самрита тоже вышла на свежий воздух, ставший уже удушающе жарким.
Артур проследовал на выход из шатра следом за Самритой.
М’Кота и Тенек вышли из шатра Син вместе с остальными.
М’Кота сгорала от любопытства, что же такое сказал в самом конце Ракар, но пока они находились слишком близко к эпицентру этого стихийного бедствия, она сдерживалась.
Тенек же, едва они отошли на пару шагов, сказал:
– Нужно вернуться в лагерь и посмотреть, не пришла ли Ане-Сои. Она будет рада узнать новости из первых рук.
Конечно, дело было не только в том, что профессор Закария может беспокоиться, особенно если слышала, куда увели её спутников, но и в том, что им многое нужно было обсудить без посторонних ушей, а также в том, что следовало соблюдать осторожность, пока они не убедятся, что их не слышат посторонние.
Самрита кивнула Тенеку в знак согласия и, все еще недоверчиво поглядывая на мешочек с монетами в руке, подошла к Делас и о чем-то с ней зашепталась.
- Не забудьте о вашем оружие, - негромко напомнила Илама Толан и первой направилась к тому месту, где они его оставили.
Артур кивнул координатору, оглянулся на остальных и тоже пошел забирать свое оружие. Солнце нещадно палило, одного из них не отпустят до турнира, профессор неизвестно где, и это далекая доварповая планета в Гамма-квадранте. Свое оружие Артур быстро нашел, прикрепил его уже почти привычным жестом. Отошел подальше, и остановился, чтобы дождаться остальных.
М’Кота присоединилась к нему, как только вернула себе свою экипировку.
– Видел, как тот советник таращился на Осэ и Ане-Дею? Теперь надо удвоить осторожность, и за себя, и за Ане-Рэя. Мне этот тип совсем не понравился.
- Да, видел, - немного хмуро ответил Артур, - ну что ж делать, будем действовать по обстоятельствам. Ведь ничего другого у нас нет.
Потом Артур посмотрел на М'Коту и улыбнулся.
- А здорово ты их! – имея в виду перетягивание на веревке. -  Пойдем, нам вместо Ане-Рея выполнять его обязанности с Ане-Деей, - и кадет пошел к Самрите с Делас, увлекая М’Коту за собой.
– А что было делать? – проворчала клингонка. – Если бы я что-нибудь рассказал или спел, они бы либо померли на месте, либо приказали всех нас поубивать.
- Да уж…. – как-то отрешенно протянул Артур. И когда они дошли до Самриты и Делас, перешептывающихся друг с другом, Артур спросил:
- Осэ, мы подождем Лис? Или … у нас еще куча дел с шатром.
Самрита обернулась к «мужу» и тихо заговорила:
- Мы не знаем, когда она закончит, но было бы неплохо, чтобы кто-то один ее дождался и проводил, - она посмотрела на М’Коту. – Мне не нравится идея оставлять девушку здесь одну и без охраны, а как скоро освободится Ане-Рэй, мы не знаем. Нам же следует вернуться в лагерь и убедиться, что с Ане-Сои все в порядке. Или начать поиски. Также нам нужно кое-что купить для Рэя на турнир, - она задумчиво взвесила в руке мешочек монет.
– Я могу остаться и подождать, а на обратном пути купить всё, что нужно, – предложила клингонка.

Тенек тем временем подобрал свою сумку и, нимало не смущаясь возможных свидетелей, открыл её, чтобы убедиться, что недавний переполох в шатре не помешал ответственному за охрану их имущества хорошо исполнить свои обязанности. Это было разом и желание убедиться, что ничего не пропало (ведь после воды медицинские инструменты были самой большой ценностью в его глазах), и своего рода индикатор местных нравов. Сразу вслед за тем он подошёл к общей группе.
- Хорошо,- кивнула Самрита и передала М’Коте деньги, а сама пошла за своим оружием. Делас направилась вслед за ней.
Тенек проверил свои инструменты - ничего не пропало. Не пропало и оружие, которые кадеты оставили перед тем, как войти в шатер Син. Они взяли свои вещи и пошли обратно к своей палатке, только М’Кота осталась ждать возвращения Тэйры.



____________________
с координатором и другими кадетами

 23 
 : 19 07 2018, 18:55:14 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Все время, пока Самрита пела, военный советник смотрел на нее почти так же, как на Делас после ее танца, но теперь взгляд Те-Сона был даже откровеннее.
-Что же… - он не сразу пришел в себя, когда песня закончилась, - Это было… занимательно. Но кажется, этот завтрак затянулся. Вы устали, моя госпожа? - обратился он к наследной принцессе.
Син-Лин слушала песню Самриты с интересом, но, кажется, часть сюжета, спрятанная за аллегориями, от нее ускользнула, поэтому она непонимающе смотрела на советников, назвавших песню развратной. Зато она незаметно отбивала пальцами ритм на своей подушке.
- Да, я уже закончила и хочу отдохнуть, - кивнула девочка. – Они мне понравились, особенно Лус – он станет моим личным ящером, когда подрастет.
-Ну что же… - начал Те-Сон, намекая, что гостям пора на выход.
-Но прежде, чем вы все уйдете, - подняла голову Син-Баэ, - Я бы хотела, чтобы один из вас… вот она, - принцесса указала пальцем на Тэйру, - осталась. Мне понравилось ее выступление, и я хотела бы ее отдельно и дополнительно наградить. Все остальные могут идти.
Ракар медленно поднялся на ноги, когда разрешили идти. То, что всех отпускали – было невероятным облегчением. Тэйру нужно было подождать, само собой снаружи. А еще у Ракара была просьба к Тэйре, очень важная просьба. Но пока что Ракар посмотрел на Делас, одновременно не выпуская Те-Сона из поля зрения.
-Не ты, - Те-Сон неожиданно преградил Ракару выход из шатра, - Ты утверждал, что готов остаться здесь до турнира. За свои слова нужно отвечать.
- Несомненно, - слегка улыбнулся Ракар, - я останусь. Но я надеюсь, вы позволите мне сказать несколько слов Лис и моей госпоже Ане-Дее?
-Только быстро! Син не будут вас ждать! - прикрикнул Те-Сон.
Тэйра, услышав слова  Син-Баэ, поклонилась обеим принцессам, почти коснувшись пола. Но справиться с радостной улыбкой ей удалось не сразу, и выпрямилась она только через несколько секунд. Впрочем, так лучше, пусть Син считают это знаком глубокого уважения.

***
Ракар кивнул охраннику, бросил быстрый взгляд на Тэйру, и решил не встревать между ней и принцессами, в конце концов можно было попросить Делас, если та согласится ему помочь, и уж раз его оставляют здесь. Разговор был при противнике. Неудобно, но вполне обычно для разведчика.
- Ане-Дея, - сказал Ракар Делас, подойдя к вставшей со своего места ромуланке и склонив перед ней голову. – Я должен здесь остаться согласно договоренности. Но перед турниром… Я не могу выступать в этом, - ромуланец показал на свою светлую рубашку, хорошо заметную из под длинного лазоревого жилета. Не могли бы вы попросить…кого-то из них, - Ракар быстро показал рукой на кадетов, - принести мне кожаный темный доспех, или темную рубашку и штаны.
Ракар говорил все это не громко. Конечно, Те-Сон услышит, но понять он не должен. Ромуланца беспокоил цвет крови, который у него был зеленым, а у местных – возможно другой. Цвет его крови произведет здесь фурор и нарушение Первой Директивы. На темном – цвет будет не так заметен. Он не собирался дать себя ранить, но всякое бывает в бою. Все что он просил – нужно было купить. У Тэйры были теперь деньги, какие-то деньги были и Артура, но их было точно мало. Согласится ли помочь Тэйра? Согласится ли помочь Делас? Ракар слегка виновато посмотрел на ромуланку.
Делас быстро огляделась и серьезно кивнула. Выражение лица «прекрасной куртизанки» куда-то исчезло, ненадолго явив кадета Ромуланской военной академии.
- Я поняла, мы купим что-то темное и передадим тебе. Если будет такая возможность… - она бросила быстрый взгляд на военного советника.
Выражение лица кадета Ромуланской Военной Академии на Делас нравилось Ракару куда больше, чем выражение лица куртизанки.
- Благодарю, моя госпожа, - кивнул Ракар с таким же серьезным лицом, - пока меня нет, о вашей защите позаботится Фес или Тер. Они проинструктированы о том, что им можно, а что нельзя.
И Ракар отступил на шаг назад, давая дорогу Делас. Они все должны были выбраться из шатра, и чем быстрее, тем лучше.
Когда Делас отвернулась от Ракара, ее взгляд вновь стал легким и безмятежным, а на губах расцвета легкая улыбка. Она вслед за остальными кадетами и их координатором направилась к выходу из шатра, не забыв еще пару раз обернуться и поклониться принцессам и их советникам.
Квинтилия следовала за Делас.
___________
с коллегами, координатором, принцессами и челядью

 24 
 : 19 07 2018, 17:54:35 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Син-Лин кивнула служанке, чтобы та поднесла ей «трофей», а сама обратилась к охотнику:
- В чью честь ты выступаешь на турнире?
– У меня нет покровителя, принцесса, но если вы пожелаете, я буду выступать в вашу честь, – ответила М’Кота и добавила: – Конечно, если вы больше на нас не сердитесь.
Син-Баэ улыбнулась.
- Что ты думаешь? – Син-Лин обернулась к старшей принцессе, заметив ее улыбку. – Я хочу, чтобы такой силач выступал за нас!
-Пусть он носит на рукаве кусок этой веревки, - предложила Син-Баэ.
-Тогда тебе лучше не проиграть, - процедил сквозь зубы военный советник.
– На всё воля предков и небесных китов, – философски отозвалась М’Кота. – Одно могу обещать: я буду носить этот знак с честью.
Син-Лин кивнула и знаком повелела охотнику вернуться на место. Один кусок веревки остался у нее, второй – у охотника. Девочка потянулась и поудобнее устроилась на своем месте – было похоже, что она уже устала от постоянного сидения в одной позе. Ее внимания еще не удостоились два весьма колоритных члена группы, и она перевела взгляд на сестру – кого выберет та?
Только теперь Квинтилия с облегчением вздохнула и даже слегка улыбнулась.
Старшая принцесса посмотрела на жрицу, которая все это время хранила молчание.
-Ане, - слегка смущенно обратилась девушка к женщине, - Прошу прощения, если мы выказали вам неуважение, развлекаясь таким примитивным образом прежде, чем обратиться к вам. Ведь по старшинству вы этого заслуживаете. Нам с сестрой очень хотелось бы знать свое будущее. Что значил вчерашний звездопад - счастливый это был знак или дурной? Принесет ли счастье нашему народу наша свадьба? Сможет ли Син-Лин подарить наследника королю Ни’хан?
Илама Толан – или жрица Ане-Лан – почтительно и неторопливо поклонилась. Она совершенно не казалась расстроенной или тем более оскорбленной из-за того, что принцессы обратились к ней не сразу – на самом деле, Толан бы лишь с облегчением выдохнула, если бы ей и вовсе не пришлось играть эту роль, но раз уж пришлось, она старалась делать это так, как учила ее Сорайя Закария.
- Мы все здесь для того, что развлечь ваши высочества, как они пожелают, - проговорила женщина, выпрямляясь. – Вчера звезды не случайно падали над вашим лагерем, принцессы. Такие события случаются нечасто и происходят не случайно. Небесные киты послали вам знак перед вашей свадьбой, явив такое редкое зрелище. Они благословляют вас и ваш народ и сулят счастье и благополучие, - Илама говорила тихим, размеренным голосом, сама удивляясь, как складно у нее получается придумывать такой сущий бред, который вызывал бы у любого из ее студентов приступ смеха. Может быть, когда-нибудь, через много лет, она расскажет им эту историю… Первая директива федератов говорила что-то о невмешательстве – но кардассианка и не собиралась вмешиваться, а лишь утверждала то, что и так уже было решено до их прибытия. – Брак, освященный таким благим знаком, будет долгим, крепким и плодородным. Вы дадите наследников королю Ни’Хан, принцесса, - проговорила Илама и задержала взгляд на маленькой принцессе. Сколько ей было? 10, 11 лет?..  Подумав, она аккуратно добавила: – Как только будете готовы.
-Видишь? - Син-Баэ взяла ладони принцессы Син-Лин в свои, - Ты будешь хорошей королевой! Сами небеса указали на это!
- Конечно, я и не сомневалась! – гордо вскинула голову Син-Лин. – Я ведь рождена именно для этого. Ну ничего, - успокаивающе добавила она, обращаясь к сестре, - уверена, что и ты придешься королю по нраву. Не так ли? – обернулась она к жрице.
Илама немного замешкалась, потому что не слишком хорошо себе представляла, за кого же выдают старшую принцессу. Поэтому ответила несколько расплывчато:
- Звезды сулят вам счастье и благополучие, моя госпожа.

Ракар смотрел на Иламу Толан, пока та говорила. Координатор сказала нужное пророчество, которое хотели услышать.  Ракар только испытывал некоторое беспокойство о том, что будет, если пророчество не особенно начнет сбываться. А Делас уже заработала возможность выступать на свадьбе. В любом случае, все это ещё не произошло, и пока нужно было заботиться о текущем моменте. Ракару хотелось спеть песню о любви, но, это было не очень уместно. Здесь разговоры идут не о любви, а о королях, наследниках и народах. Любви здесь не место… особенно в связи с историей, рассказанной первой.
И Ракар снова потянулся за едой.

-Спасибо, Ане, - ответила Син-Баэ, но ее улыбка почему-то стала неловкой и натянутой, - Уверена, король Ни’хан будет относиться ко мне хорошо.
Затем она перевела взгляд на сидящих вокруг угощения гостей.
-Не стесняйтесь, стар человек, - обратилась она к Тенеку, -  Еды на всех хватит, берите еще. Наверное, вы не привыкли к такому, но это очень вкусно. А каков ваш талант?
– Благодарю высокородных Син, – сказал Тенек, – я высоко ценю ваше гостеприимство и отдаю должное изобилию вашего стола – пусть и впредь вы ни в чём не узнаете нужды. Если я ограничиваю себя в пище, то только по причине обетов, которые принёс перед лицом предков и обязался хранить, как в скудости, так и в изобилии. Что до моих талантов, то они скромны: я – лекарь, обычный костоправ, и я искренне надеюсь, что эти мои способности не понадобятся никому из здесь присутствующих.
Как и Квинтилия, Тенек решил не рисковать вмешательством, действительно, развлечь доварповую принцессу людям из варпового мира, при условии ненарушения Первой федеральной директивы – было сложновато. А вулканец и танцевать наверняка не умел, считая это нелогичным, да и тем более в его образе это было бы странно. Ракар видел как маленькая принцесса Син-Лин уже ерзала, устав от неудобной позы. Действительно, когда эта цивилизация изобретет стулья и столы – им будет гораздо лучше.
Ракар не поднимал склоненной головы. Но он все-таки решился на еще одно действие.
- А дозволено ли петь песни о любви, достойные Син? – спросил ромуланец, - я мог бы. Мне приходилось слышать парочку.
-Ты уже показал свое мастерство, - заметил Те-Сон, - А вот кое-кто - пока еще нет. Подними голову, женщина, дай на тебя посмотреть.
Неожиданно он обращался к Самрите.
В этот момент Артур тоже поднял голову и пристально посмотрел на охранника.
Самрита тоже не сразу поняла, что обращаются к ней, поэтому застыла с кусочком большого фиолетового фрукта во рту. Быстро проглотив его, она сначала поклонилась, а затем расправила спину и посмотрела на мужчину. В ее взгляде не было страха, потому что кадет – теперь энсин – Баккер не привыкла ни на кого смотреть со страхом, этого просто не было в ее мире. Но не было во взгляде и ничего другого – она просто подняла голову, давая себя рассмотреть. В этом гриме и наряде из Самриты получилась весьма симпатичная кальдонианка не знатного происхождения – не такая хрупкая и изящная, как Ане-Дея, не такая благородная, как обе принцессы, но свежая и крепкая молодая женщина.
- Я путешествую со своим мужем, - она указала взглядом на Артура, - и его братом и скрашиваю в дороге их быт. У меня нет особых талантов, господин, я не владею танцем или словом, как мои спутники, и лучшее, что я могу сделать, это заштопать рубашку или приготовить простой ужин, - Самрита говорила просто и без изысков, в ее речи специально отсутствовали сложные формы, которые она уже слышала у Ракара, Делас или Толан, но старалась, чтобы ее голос звучал негромко, а тон был уважительным.
-А ты знаешь какие-нибудь песни? - спросила Син-Баэ, - Я слышала, в лагере люди поют по вечерам…
-О, это грубые и простые куплеты, - отмахнулся военный советник, - Совсем не для ушей принцесс.
-И все же… - девушка с надеждой посмотрела на энсина Баккер.
Самрита быстро прокрутила все песни, которые были у нее в голове. Осэ должна была знать такие песни, наверняка должна была! Что-нибудь такое… простое, народное, но приемлемое для ушей принцесс. Все песни, которые знала Самрита, были из ее времени и не подходили для этого общества… Но внезапно ей вспомнилась их с Освальдом презентация и ее часть, посвященная английской ярмарке. Один из голографических персонажей играл на волынке и пел эту песню, но Самрита даже не помнила, включили ли они это в итоговую версию… Девушка улыбнулась, припоминая слова.
- Я знаю такое, - ответила Самрита. – Но заранее прошу принцесс простить меня за грубые манеры и голос. Лис поет лучше моего, - она кивнула Тэйре, - но и я знаю пару песенок, которые мы с мужем поем у костра…
- “Мэй доила коров своих.
А мимо скакали дворяне гурьбой,
И было с дюжину их.
И сказал один из всадников ей:
— Не покажешь ли путь попрямей?
— А если случится беда, что тогда?—
Спросила красавица Мэй.
И стояла туманная теплая ночь,
Когда в дом вернулась она”. 
Баллада была длинная и включала рассказ о том, как простая девушка по имени Мэй (на удивление подходящее и для кальдонианцев) влюбилась в благородного рыцаря и провела с ним ночь, после чего у нее родился ребенок, а рыцарь ее покинул. В общем, все как в жизни – той, которую должна была хорошо знать Осэ. Правда, под конец рыцарь все же признал своего ребенка и забрал их в замок, но в это сама Самрита уже с трудом верила.
К концу баллады Син-Баэ уже качала головой в такт.
-Какая интересная мелодия, - отметила она.
-Как я и ожидал - развратные куплеты, - поджал губы Те-Сон, - Им самое место в кабаке.
-Но зато это настоящая жизнь, - возразила старшая из принцесс.
-Моя госпожа, это просто фантазия простого народа, - негромко произнес Ане-Нам, - Сами подумайте, какое будущее ждет этого несчастного незаконнорожденного ребенка? Как он укладывается в общий порядок сословий?
-Да, конечно… - Син-Баэ опустила голову, так что покрывало скрыло ее лицо.
______________
С кадетами и принцессами

 25 
 : 19 07 2018, 17:53:39 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Наконец, взгляд маленькой принцессы остановился на Квинтилии.
- Твоя хозяйка прекрасно танцует, ее охранник показал свое мастерство, а что умеешь ты? – спросила она. – И почему у тебя такой странный наряд?
Делас повернула голову и со смесью любопытства и тревоги посмотрела на трилла – о легенде и о талантах, которые та может продемонстрировать, Делас имела весьма смутные представления.
Ракар тоже повернул голову к Квинтилии. И его беспокойство усилилось. Он понимал, как волнуется Квинтилия в этот момент. Но он верил в ее способности. Квинтилия обладала способностями и силой действовать в трудных ситуациях.
Квинтилия слегка подняла голову, но не настолько, чтобы смотреть прямо в глаза Син-Лин.
-Я просто служанка, - негромко произнесла она, - Мои умения скромны по сравнению с моей госпожой.
- Это скучно, - недовольно хмыкнула Син-Лин. – Я надеялась, что ты тоже сможешь меня развлечь. Но раз твоя хозяйка будет развлекать нас на свадьбе, то и ты должны выглядеть соответственно. Тебе выделят подходящий для служанки наряд. 
-Благодарю за вашу щедрость, госпожа Син, - Квинтилия пригнулась к земле в поклоне.
Син-Лин махнула ей рукой, чтобы та садилась, и вот Квинтилия уже исчезла из поля внимания принцессы. Наконец, та снова обратила взгляд на сидящую прямо перед ней «опальную» семью Артура.
- Дадим им второй шанс? – спросила она у Син-Баэ, не понижая голоса.
-Это будет справедливо, - согласилась Син-Баэ, - Только я не знаю, чем нас сможет развлечь простой охотник… Кажется, он все свое время проводит в степи и отвык от вежливых речей. Но возможно, у него есть другие способы сделать что-то в нашу честь?
Делас же заметила, что военный советник принцесс все еще продолжает смотреть на нее, хотя выступление давно закончилось. Взгляд Те-Cона был тяжелым и как будто маслянистым, мужчина облизал губы, разглядывая Делас.
Ромуланка внутренне напряглась, но внешне никак это не проявляла – она все так же изящно сидела на своем месте, почти не двигаясь, так же мало ела и не поднимала взгляда ни на принцесс, ни на их советников. На самом деле ромуланка просчитывала самые разные варианты и задавала себе вопрос, насколько далеко она готова зайти. Ответ ее немного пугал, но еще в самом начале, на базе, она решила для себя, что не просто так взяла именно такую легенду.
Медленно оглядывая всех присутствующих по кругу, Ракар тоже заметил взгляд охранника. Взгляд был однозначным. Ну какого же непонятного элемента Делас выбрала себе такую роль? Теперь опасность, наконец, пришла и с этой стороны. Ну действительно, не станет же она и правда с каким-то кальдонианцем… Ракар не знал, как далеко Делас собиралась зайти в отыгрыше своей легенды, и в своей мести. Конечно, она имела право на все, как любой ромуланец, и любой ромуланский разведчик на внешней миссии. Но Ракару очень не нравился этот охранник, и он понимал, что конфликт скорее всего неизбежен. На охранника Ракар смотрел бесстрастно, чуть задержав взгляд, но тут же его отвел.
Артур, при фразе "второй шанс" слегка напрягся. Для него это прозвучало как "второй шанс завалить все дело". Он приготовился выступить снова, с другим номером в этой новой части "марлезонского балета", но внимание принцесс остановилось на М'Коте, и в этот раз Лайтман напрягся еще сильнее. М'Кота была по полной клингонской программе максимально принципиальна, что же будет теперь…
Рука Самриты накрыла ладонь Артура, и она ободряюще ему кивнула и улыбнулась. Сама девушка выглядела собранной, но не напряженной – похоже, что она уже поняла, что не представляет интереса для Синов, и лучшее, что может делать – просто наблюдать и не вмешиваться.
Артур благодарно кивнул Самрите и сжал ее ладонь в своей. Затем улыбнулся и опустил голову.
– Вы правы, я не смогу показать ничего изысканного, – сказала клингонка, – и вряд ли такие безыскусные забавы вам понравятся, но почему бы не попробовать! Найдётся здесь длинная и прочная верёвка?
Пожалуй, было к лучшему, что кальдонианцы сочли Тера за дикаря, это давало определённые преимущества… да, впрочем, это было и привычным: репутация клингонов была этой репутации сродни. А ещё в мире ворт можно было использовать преимущество в силе, другое дело если бы это были джем-хадар!
«Если бы это были джем-хадар, –  с тоской подумала М’Кота, – они сумели бы оценить отвагу и честность!»
- Зачем тебе веревка? – опасливо поинтересовалась Син-Лин и посмотрела на своих советников.
-Это может быть опасно, - согласился Те-Сон.
-Если сам считаешь, что твое представление вряд ли понравится Син, лучше не начинай. Теперь ты знаешь, какими могут быть последствия, - предупредил второй советник.
– Это им решать, – сказала М’Кота с безмятежностью деревенского увальня. – И возьму я только концы верёвки, а середину пусть возьмёт любой из ваших охранников.
-Можно, я накажу его, если развлечение придется вам не по вкусу, госпожа Син? - усталым от всего творящегося вокруг голосом спросил Те-Сон.
- Я хочу на это посмотреть, - решила Син-Лин. – Но пусть стража будет поблизости.
Одна из служанок принесла веревку. Те-Сон знаком велел одному из стражей подойти.
М’Кота снова едва сдержала улыбку – идеи Те-Сона не отличались разнообразием.
– Вот и хорошо, что будет стража, – сказала она, – они тоже понадобятся.
Пока один из стражников держал верёвку за середину, клингонка взяла концы верёвки, обернула один раз вокруг каждой из ладоней и, согнув руки, отошла так, чтобы верёвка натянулась.
– А теперь пусть попробуют вырвать верёвку у меня из рук или хотя бы разогнуть мои руки. Если одному сил не хватит, пусть остальные приходят ему на помощь. Только пусть присоединяются по одному, а то будет не интересно.
Страж потянул за свой конец веревки, но, разумеется, руки М’Коты даже не дрогнули, и она не показала никакого напряжения.
Страж прикладывал все усилия, его щеки надулись и потемнели, и тогда на помощь ему, бряцая доспехами, поспешил второй страж. Теперь уже вдвоем они пытались вырвать веревку.
-Он силач, - с удивлением заметила Син-Баэ.
-Опасный, - вынес вердикт советник Те-Сон, - И так издеваться над королевской стражей…
Веревка, сплетенная из растительных волокон, уже напряглась до предела. Сидящим в шатре не было слышно, но она уже понемногу потрескивала. Вырвать ее из рук “охотника” уже пыталось три охранника.
Артур с улыбкой смотрел на М'Коту, перетягивающую охранников.
Для Ракара это было интересным тестом, он оценивал силу местных воинов, а заодно рассчитывал в уме предельную силу натяжения местных веревок, быстренько прикинув примерную массу стражей и прикладываемую ими силу. Это было важным знанием.
На помощь им поспешил уже четвертый, и тогда руки М’Коты слегка поддались.
Ане-Нам с опаской смотрел за реакцией принцесс.
Чем больше силы демонстрировала М’Кота, тем сильнее мрачнела Самрита Баккер. Она нахмурилась и пыталась подать знак, что уже хватит, но клингонка ее не видела.
А младшая принцесса смотрела на силача-охотника во все глаза, в которых смешались восхищение и страх. Когда, наконец, охранники Син взяли числом, она выдохнула и нервно заерзала на подушке.
- Он очень сильный, - сделала девочка очевидный вывод, глядя на советника Ане-Нама. – Но его сила может быть направлена как в нашу защиту, так и против нас. Как он докажет, что не причинит мне и моей сестре вреда?
Наконец, самым слабым звеном в этом соревновании стала веревка - она лопнула, заставив перетягивающих отступить назад от неожиданности.
-Да, это двоякая ситуация, - согласился Ане-Нам.
Квинтилия Перим во все глаза смотрела на номер клингонки, он заставлял ее сильно нервничать. В самом деле, как можно доказать, что Тер не представляет опасности для принцесс? “Я не причиняю вам вреда  сейчас, хотя как видите - могу, значит, не причиню и в будущем”? Это точно не то, что следовало говорить, потому что для многих второе совершенно не следовало из первого. Клингонка, возможно, жила по своему внутреннему кодексу чести, но никто о нем не знал, кроме того люди обычно имеют тенденцию менять свои решения и судить всех по себе, а уж ворты - особенно.
“Служанка куртизанки” постаралась зафиксировать свой взгляд на “охотнике”, надеясь привлечь его внимание, и медленно повела рукой вниз, как делала Тэйра, когда хотела, чтобы Пушок лег. Квинтилии очень хотелось что-то сделать, чтобы избежать очередного взрыва желания местных посадить кого-нибудь в тюрьму, но она не знала, что.
Мысли Самриты были схожи, хоть сейчас она и вовсе не видела лица Квинтилии, а полностью посвятила себя наблюдению за М’Котой. А еще ее очень беспокоила такая мелочь, как Первая директива. Клингонка демонстрировала нетипичную для местных силу, а, значит, могла стать объектом их детального изучения. Все, что так сильно отличается, обязательно привлечет внимание, а ведь именно об этом говорила профессор на своем семинаре – для удачного внедрения им ни в коем случае нельзя выделяться. Самрита продолжала не моргая смотреть на М’Коту в надежде, что та тоже это поймет.
Когда верёвка лопнула, М’Кота негромко рассмеялась, а затем с улыбкой положила обрывок верёвки к ногам принцессы (всё же клингоны знали толк в красивых жестах).
– Возьмите это на память, Син-Лин. Жаль, что мне не удалось вас развеселить, но может быть на турнире получится лучше.
В отличие от спутников М’Коту не очень беспокоила демонстрация силы в связи с Первой директивой. Свои силачи есть у всякого народа, и среди местных легко мог найтись богатырь, который не уступил бы средней клингонской женщине. Вот если бы на месте М’Коты был её отец, выделявшийся силой даже по клингонским меркам, тогда ему пришлось бы вовремя поддаться, чтобы не вызвать слишком опасного интереса… впрочем ему с его ростом и мощным сложением лучше вообще было бы здесь не появляться.
___________
С основном М'Кота, принцессы и Квинтилия

 26 
 : 19 07 2018, 17:40:10 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син

- Вы правы, - кивнул Ракар охраннику принцесс, - доверять чужакам сразу – ни разу не решение профессионала, вы профессионал. Я надеюсь, мне удастся заслужить ваше доверие.
А затем он поклонился обеим принцессам и выпрямился.
- Итак, пусть у меня будут два противника, - ромуланец указал рукой на два места в двух шагах от себя. – А у меня два меча.
Медленным, размеренным движением, ромуланец как бы вытащил оба меча из ножен из-за своего правого плеча. Взмахнул руками, опуская воображаемые мечи, затем поднимая. Они могли бы разрезать воздух характерным свистом, но они были лишь воображаемы. Затем Рака встал в стойку, отступив правой ногой назад, а левую выставив вперед, и закрутил мельницу обоими мечами, работая обеими кистями. Воображаемые мечи вертелись как одно целое в его руках, а Ракар шел полукругом, обходя воображаемого противника, сначала в одну, потом в другую сторону. Дальше он сделал неожиданно, резко шагнув в центр полукруга и быстро разведя руки в стороны. Это был одновременный выпад в обоих направлениях, удар по двум противникам, теоретически находящимся по разные стороны от него. И теперь Ракар закружился, стремительно выполняя повороты, полуповороты, выпады и отступления, иногда взмахивая полусжатыми кулаками синхронно, иногда асинхронно. В один из моментов ромуланец в “танце” отошел к самому пологу шатра, пригнулся, сгруппировался и выполнил перекат через спину по ковру. Оставаясь лежать, он завертелся с боку на бок, словно уходя от тычка мечами в землю, затем вскочил и снова прыжок, поворот, отход, отбив, полуповорот, пригнуться, поднырнуть под воображаемый удар, подставить незримый клинок, закрутить оружие противника и хлестнуть его наискось, сверху вниз, и тут же, пользуясь инерцией - снизу вверх, а второй меч перехватить и ткнуть назад, тут же разворачиваясь и уходя из под уже и так не могущего существовать удара. Так продолжалось долго. Ракар следил только за тем, чтобы не перейти воображаемую границу своей “арены”. В какой-то момент он достиг такой скорости, что фигуры сидящих - смазались. Само по себе это действие одиночного танца с несуществующим в руках оружием стало для него самозабвенным. Долго долго, минут 7-8. Он мог бы и больше, но принцессы могут заскучать, а это вовсе не входило в его планы. И тогда ромуланец сделал два синхронных последних выпада, замерев на мгновение перед этим. Так не должно было быть в бою, это было сделано только для красоты “танца”.
Вот и все, воображаемые противники повержены. Ракар закрыл глаза, сделал медленный глубокий вдох, плавно поднимая вверх обе руки с полусжатыми кулаками, сведенными вместе, и плавно опустил, разводя клинки по бокам от себя. А затем также медленно сделал движение, изображающее вложение клинков в ножны. Его взгляд скользнул по охраннику, потом по Син-Баэ, и остановился на Син-Лин. А потом, спохватившись, Ракар снова склонил голову.
-Замечательно! - Син-Баэ захлопала в ладоши.
Син-Лин восхищенно выдохнула и тоже зааплодировала по примеру сестры.
- Никогда такого не видела! - проговорила младшая принцесса. - Теперь я хочу увидеть его в действии, на турнире!
Ромуланец на этот раз просто кивнул обеим принцессам и медленно сел на свое место рядом с Делас.
- Вы увидите, Син, - сказал Ракар, посмотрев сначала на Делас, а потом снова на принцесс, чуть склонив голову. Какая ж это неудобная поза, с так преклоненной головой, неужели испытывать физическое неудобство при разговоре с главами государств – это норма?
- А какой приз на турнире для победителя, позволено ли будет узнать? – спросил Ракар.
-В разных соревнованиях разное. Деньги, скот… Глупый простолюдин всегда думает о том, как заработать и набить свой живот, умный человек - мыслит выше, - ответил советник Ане-Нам, - Но Син, - он посмотрел на принцесс, - Давайте уже посмотрим на выступление женщины, чье ремесло - развлекать других. Она посвятила этому жизнь, - Ане-Нам кивнул в сторону Делас, - Она знает, как порадовать зрителей, в отличие от тех, кто не профессионал в этом.
-Да, - Син-Баэ снова положила ладонь на колено младшей принцессы, - Сказка была не слишком подходящая, давай забудем о ней. Этот воин показал свое мастерство, полагаю, он под стать своей хозяйке. Думаю, нас ждет замечательное выступление!
Ракар чуть опустил голову и снова потянулся к блюду за едой. Теперь он слегка напрягся, потому что он даже представить не мог, что будет делать Делас, и как она будет развлекать эту группу местных правителей. И запереживал немного.
Делас до этого тихо сидела на своем месте и никак не привлекала к себе внимания. С королевского стола она почти ничего не брала из еды, зато воспользовалась щедростью принцесс и с удовольствием пила простую воду, ставшую в здешних условиях настоящей роскошью. Едва услышав, что ею заинтересовались, она подняла голову и посмотрела на обеих принцесс. Она и не думала, что представительницу ее профессии позовут к Синам для чего-либо столь невинного, и эта мысль заставила девушку улыбнуться.
Ромуланка грациозно поднялась с пола – ее высокая прическа чуть качнулась, а украшения на руках и шее зазвенели – и с почтением обратилась к принцессам.
- Мои госпожи, я прибыла из дальних краев и хотела бы подарить вам танец, который прежде не видели ни в Ни’Рёне, ни в Ни’Хане. Легенда гласит, что много столетий назад его изобрела первая представительница моей профессии, чтобы порадовать своего правителя, а сегодня я хочу преподнести его вам, - она склонила голову, ожидая разрешения.
Ракар повернул голову и взглянул на Делас. Несмотря на всю эту напряженную обстановку, граничащую с провалом, на танец было интересно посмотреть.
-Это очень интересно, продолжай, пожалуйста, - ободрила Делас Син-Баэ.
Музыки не было, но Делас, казалось, это совсем не смущало. Она жестом попросила Квинтилию и Ракара освободить немного места, чтобы открыть принцессам обзор, и начала свой танец, похожий сначала на медленный и неспешный рассказ, который постепенно ускорялся, затягивал и заставлял с нетерпением ждать развязки. Сначала двигались лишь ее руки, затем к ним присоединились голова и шея, а вскоре и все тело включилось в танец.
Кадеты уже видели на вечеринке Самриты, что Делас неплохо танцует – если бы не тот приступ, сведший на нет все ее старания. Но девушка, даже не будучи профессиональной танцовщицей или спортсменкой, хорошо владела своим телом, а ее движения были хорошо отработанными и грациозными. Образование, полученное в детстве и юности, не прошло даром – и помимо необходимых для обучения в Ромуланской военной академии знаний она научилась еще и тому, что было обязательным для ее среды общения. Кто бы мог подумать, что умение петь, рисовать или танцевать пригодятся дочери вице-проконсула, чтобы изображать куртизанку?..
Ракару, в отличие от остальных, этот танец был знаком – это было старинное ромуланское искусство, не раз используемое в театральных постановках или на светских мероприятиях, и Делас лишь немного изменила некоторые движения из-за отсутствия музыки. Другим же – что кадетам, что кальдонианским принцессам, танец казался одинаково экзотическим и чуждым.
Его элементы соединялись неожиданным образом, каждый раз создавая интригу, и Делас будто специально замирала, останавливалась или переходила к более простым движениям, чтобы затем вновь удивить наблюдающих каким-нибудь неожиданным фуэте. Однако физически танец не был сложным – возможно, именно поэтому Делас его и выбрала, боясь совершить ошибку или не совладать с телом. И эту его несложность она мастерски маскировала игрой – будь то игривый взгляд, таинственная полуулыбка, драматическая пауза или наигранно-случайный взмах рукой. Лишь под конец, когда танец ускорился и набрал оборот, Делас сделала несколько сложных вращений, а затем присела в глубокий поклон перед своими зрителями и опустила голову, чтобы принцессы не видели, как тяжело она дышит.
-Это было… как глоток воды в пустыне, - восторженно выдохнула Син-Баэ, - Как вас зовут, Ане?

Не отрываясь Ракар смотрел на Делас. Это был кусочек далёкого Ромула, очень красивый танец. Ракар следил за каждым движением и за Делас в целом. Красиво, и красивая девушка, пусть не своего цвета, не со своими ушами, но все равно. Ракару было жаль, что так сложилась ее жизнь. Делас достойна куда большего и долгой жизни. И вместе с этим танцем он видел ещё и осознавал эту ее трагедию, которую это прекрасное зрелище только усиливало.
И от ромуланца не скрылось, что Делас тяжело дышит после.
Ракар повернулся к блюдам, взял с них несколько фруктов, налил воды и приготовил это все для ромуланки, когда она вернётся.
- Ане-Дея, моя госпожа, - проговорила Делас, чуть отдышавшись. – Если вы пожелаете, я и далее буду развлекать вас своими умениями.
 -Ане-Дея, мы бы хотели, чтобы ты развлекала гостей на нашей свадьбе, - улыбнулась Син-Баэ.
- А я хочу, чтобы ты научила меня этому танцу по дороге в Ни’Хан, - добавила Син-Лин.
- Это будет большой честью для меня, - Делас с трудом скрыла, как сильно ее воодушевила эта идея. – Я рада вам служить.
- Мы должны ее чем-нибудь одарить, - зашептала младшая принцесса старшей.
  -Да, - Син-Баэ склонила голову, покрытую алым покрывалом, к Син-Лин, а затем слегка обернулась и обратилась к служанкам, - Доставьте три рулона лучших тканей к палатке этой Ане… Впрочем, наверное, вам будет лучше переехать ближе к центру лагеря, - добавила она уже для “куртизанки”.
-Мы это все еще обсудим, - вставил советник Ане-Нам с кислой миной на лице, - Едва ли для Син подобает учиться танцам развлекательницы мужчин...
Делас еще раз поклонилась и вернулась на свое место – подготовленную Ракаром воду она выпила одним глотком.
Син-Лин быстро скорчила недовольную рожицу на слова советника, а затем вновь натянула вуаль и выпрямила спину, чтобы казаться еще выше и солиднее.
- Я хочу посмотреть, на что способны остальные! – взгляд маленькой принцессы прошелся по каждому, выбирая себе следующую «жертву».
Ракар с интересом следил за всеми этими разговорами. Свадьба была "их", а значит, замуж выдают обеих. Но где же на самом деле тот, кто будет вести переговоры. Где король? И ведь не спросишь впрямую, из-за этого изначального инцидента… Зато маленькая принцесса вела себя совершенно понятным образом. В ее жизни было мало интересного, слишком мало. Но она уже понимала необходимость жертвы для государства. И еще она была доброй по сути своей, еще не узнала, что значит править железной рукой.
____________
Преимущественно танцующие ромуланцы и принцессы

 27 
 : 19 07 2018, 17:35:45 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тэйра Джар
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Тэйра покачала головой, но врать не решилась:
-Я постепенно учу его, что он будет ходить под седлом. Он слушает свист и некоторые движения рук, но это не впечатляющие трюки, а то, что необходимо знать ездовому ящеру, - она повела ладонью вниз, и Пушок послушно лег рядом, вытянув шею.
Ракар повернул голову и теперь смотрел на Пушка, которого Тэйра назвала вторым слогом имени одного из первых ромуланцев. Странно как он увязался за ними, оставив свою мать Гипатию. И еще странным образом Ракар почему-то ждал от Пушка каких-то осознанных человеческих действий, хотя это и было совершенно дикой мыслью.
Син-Лин, склонив голову, наблюдала за ящером.
- Он кажется умным и послушным, а через год уже будет готов к выездке, - с видом знатока проговорила девочка. Еще немного подумав и понаблюдав, она повернулась к сестре: - Давай возьмем его? – а затем обратилась уже к Тэйре: - Если вы его нам отдадите, я прощу ваших мужчин, - она посмотрела сначала на Артура и М’Коту, а затем и на Ракара, - и щедро одарю.
Тэйра задумалась. Если бы Пушок полностью принадлежал ей, она бы согласилась… Но сделка была сложной, такие решения нельзя принимать совсем необдуманно. Но ей придется принять какое-то решение. Предложение было безумно щедрым. С одной стороны, ей ужасно не хотелось разлучать Гипатию с детенышем, с другой, могло не быть возможности спасти троих членов группы… Ей на секунду стало жаль Син-Лин, маленькую девочку, которая очень легко предлагает такие сделки - она привыкла к тому, что её слово - закон, но за такую власть она расплачивается кучей условностей и ответственностью за весь свой народ. Нет, наверное, всё-таки лучше быть простым человеком.
-Это… непростой выбор, - осторожно начала Тэйра. - Ваша сделка затрагивает не только меня, но и семью Феса, и Ане-Рэя. Я бы хотела посоветоваться с моими спутниками.
-Глупая женщина, - прошептал Ане-Нам, - О чем тут советоваться? Подарить подарок Син - огромная честь для твоей семьи. Если все увидят, что Син ездят на твоем ящере - они захотят покупать скот у вас, чтобы приблизиться к уровню Син. Ты можешь даже стать Ане!
-Можно, я посажу ее в тюрьму вместе с этими тремя? - кровожадно ухмыльнулся Те-Сон, - Там у вас будет уйма времени думать и советоваться.
Ракар все еще внимательно смотрел на Пушка, лежащего на ковре. А потом, не поворачивая головы, скосил взгляд на Тэйру.
- Лис, - негромко сказал ромуланец, - это действительно очень большая честь, от такого не отказываются. Я буду тебе очень благодарен, если ты примешь это решение.
А потом Ракар повернул голову, быстро посмотрел на Син-Лин и почтительно склонился перед принцессой. Этот жест он выучил, в большей степени – на горьком опыте.
- Син-Лин, - произнес ромуланец, - разрешите мне искупить свою вину перед вами в бою. Да, я никогда видел Син, и мое любопытство подвело меня. Возможно, эта неопытность подвела и тех, кто также всегда жил далеко отсюда. Я плохо умею говорить, но я скажу в бою. И пусть это будет в вашу честь. Я выступлю на турнире, который запланирован на сегодня, ради того, чтобы ваш союз с Ни'Ханом удался. Может быть это загладит мою вину, и вину этих двух молодых людей. В дополнение к маленькому ящеру Лусу, естественно.
Самрита, на секунду поймав взгляд Тэйры, выразительно округлила глаза и кивнула, как бы говоря ей соглашаться, а затем вновь опустила голову, стараясь не привлекать внимания Синов и вообще не попадаться в их поле зрения.
Син-Лин рассмеялась, глядя на Тэйру:
- Ты первый человек, кто не принимает мое предложение. О чем же тут советоваться? Это небольшая плата за милость к твоим спутникам, или они стоят для тебя меньше, чем этот ящер? – затем, переведя взгляд на Ракара, она склонила голову, с любопытством изучая телохранителя куртизанки. – В мою честь и честь моей сестры сражаются лучшие воины Ни’Рёна! Но я дам тебе шанс – покажи, на что ты способен: может быть, мечом ты владеешь лучше, чем словом. Но только если я получу то, что желаю! Иначе вы все навсегда покинете наш шатер и никогда больше не будете удостоены милости Син. 
Тэйра приложила руку к груди:
-О, Син, я высказалась не слишком понятно. Я, конечно, понимаю щедрость этой сделки и вашу милость, я сразу поняла это. Это, действительно, великое предложение, и я не думала отказываться, скорее, хотела сообщить спутникам о своем решении, но не смогла найти нужных слов и только всех запутала. Я извиняюсь, - она поклонилась. - Спасибо вам за такое предложение, я не могу не принять его. Мне очень жаль, что я невольно обидела вас.
-Заберите подарок, - распорядился Те-Сон, махнув рукой служанкам.
Син-Лин радостно захлопала в ладоши и бросила другой служанке:
- Принеси мешочек с монетами, я обещала их отблагодарить! – затем, развернувшись к Те-Сону, махнула рукой: - Пусть охрана уйдет, а то у меня аппетит пропал. Я вижу, что они не желают мне зла, хоть их манеры и грубы.
Тэйра откинулась назад, почесала Пушка:
-Вот видишь, маленький, как надо подбирать слова. Я ведь не хотела обижать высоких Син, - она глянула на подошедшую служанку, потом снова обратилась к Пушку. - Иди с ней, детеныш. И постарайся не убегать больше, - она сделала движение от себя, показывая ему “отойди, я отпускаю тебя”.
Две служанки куда-то убежали, а затем вернулись - одна с небольшим кожаным мешочком, а другая с веревкой. Первая кальдонианка отдала мешочек теперь уже бывшей хозяйке Пушка, а другая накинула ему веревку на шею, как уздечку.
Тэйра кивнула, принимая деньги.
 -Разумное ли решение отпускать их, госпожа Син? - вкрадчиво произнес Те-Сон.
Принцесса Син-Лин недовольно хмыкнула и задумалась, поджав губы.
- Пусть будут готовы вернуться по первому зову и караулят у входа,- решила она, наконец. - Я обещала отпустить этих двоих, а Син всегда держат свое слово. - И принцесса бросила быстрый взгляд на сестру, будто ждала от нее подтверждения своей правоты.
-Это справедливо, - подтвердила принцесса Син-Баэ, - Не так ли, учитель? - она посмотрела на советника Ане-Нама.
Тот кивнул.
-Хороший правитель должен держать свое слово.
Второй советник разочарованно поморщился, но подал знак охранникам и те отступили, расширив периметр вокруг шатра.
Артур, до того сидевший молча глядя в ковер, незаметно облегченно выдохнул, бросив короткий взгляд на М'Коту, а потом продолжил сидеть молча, не поднимая головы.
Всё это время М’Кота сидела с тем видом спокойствия на лице, которое земной наблюдатель назвал бы индейским, и одним предкам ведомо, как непросто оно ей далось. Был момент, когда она была готова засмеяться, и лишь усилием воли заставила мышцы своего лица хранить каменное спокойствие. Эти люди думали, что решают их судьбу – её и Артура, но, сами того не зная решали свою собственную. Если бы они вздумали казнить или пытать Артура за его чистоту и наивность, за его искреннее желание порадовать принцессу придуманными и невероятными приключениями… о, жизнь землянина досталась бы им дорогой ценой! Такой дорогой, что сказки об этом рассказывали бы ещё долго, и может быть только благодаря этому имя царственной и жалкой Син–Лин не было бы затеряно в лабиринтах забвения.
Когда их жизни обменяли на живую игрушку, она была почти разочарована… почти, потому что Артур заслуживал жизнь. Свою же жизнь клингонка была готова отдать за то, чтобы все эти льстивые  и любящие лесть, не умеющие ценить искренность и обожающие раболепие, единственный раз в жизни (а некоторые и в последний раз) увидели, на каком зыбком основании выстроено здание их могущества. Что ж, если они одумались, проклятая Первая директива федератов снова вступала в свои права. Хвала Кейлессу, что М’Кота обещала лишь стараться её соблюсти – и, видят предки, она старалась! – но не обещала соблюсти её любой ценой.

-Но можно мне хотя бы не отпускать его? - сверкнул темно-фиолетовыми глазами Те-Сон, указывая кончиком сабли на Ракара, - А то вдруг он сбежит до турнира?
-А я хотела бы посмотреть, на что он способен, - произнесла Син-Баэ, - Пусть покажет нам пару движений. Как это называется, когда воин будто танцует с оружием, но без противника?
Ракар уже давно перестал есть, сожалея о том, что лежит на как бы столе, а по факту на коврах. Есть хотелось, но вся текущая ситуация не располагала к тому, чтобы брать еду. Ракар напустил на себя этот глубокий внутренний цинизм, как защиту разума от груза собственных ошибок.
- Это называется бой с тенью, почтенная Син, - ответил ромуланец, - я готов продемонстрировать без оружия, а оружие в моих руках вы можете себе представить. Я владею боем с двумя мечами, боем с одним мечом. И я вовсе не собираюсь убегать. До турнира могу оставаться здесь. Итак, - Ракар поднял голову и посмотрел сначала на Син-Лин, потом на Син-Баэ, - можно встать и показать? Ваш охранник может напасть с мечом тестово, я буду без меча и покажу кое-что.
-В самом деле, неразумно давать ему оружие, я все еще не до конца доверяю этим странникам, - Те-Сон слегка снисходительно посмотрел на Син-Баэ, а затем резким движением кивнул ромуланцу, - Отойди на расстояние и покажи бой с тенью без оружия.
-Пусть будет красиво, - попросила Син-Баэ.
- Да, да, - радостно подхватила Син-Лин, - это ведь... как танец!

Ракар медленно поднялся на ноги. Отошел назад. Он не стал обходить товарищей, за спинами товарищей было бы плохо видно принцессам, поэтому он сделал назад от своего места три шага, где можно было бы развернуться. Вместе с поиском места для своего “танца” ромуланец думал, как сделать, чтобы всех отпустили уже отсюда. Увы, доверие было утеряно в самом начале неудачной историей. И что случилось с профессором? Теперь - задача минимум уйти от Син, задача максимум - … задача максимум куда больше, чем найти профессора, задача максимум - помочь ей выполнить ее задачу, с честью, в самом лучшем виде. А это значит, что рано пока уходить от Син, надо их развлечь и им понравиться. Сыграть свою роль до конца, и позаботиться о том, чтобы никто не пострадал. И для этого ему нужно как гладиатору, что показывал ему кадет Лайтман, на древней земной арене, показать не просто быстрый и результативный бой, но медленный и красивый. Чтобы покорить толпу, чтобы толпа скандировала его имя с трибун, и только в этом случае можно будет добиться цели. Своей цели, ради всех этих людей из Альфа-квадранта, что сидят сейчас кругом вокруг блюд с едой. И ради Ромула. Далекого Ромула. И вот Квинтилия сидит к нему боком, склонив голову перед принцессами…

____
с участниками Альфы, Иламой, принцессами, охраной и свитой

 28 
 : 19 07 2018, 17:26:01 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


На плечи М’Коты и ее “брата” опустились руки стражей, а спины кольнуло оружие.
-Моя госпожа, не слушайте этих лживых речей, - обратился главный охранник к принцессе, - Скажите слово - и я узнаю все планы, которые замыслили наши недруги, и принесу вам их головы. А остальных - прогоню взашей!
Маленькая принцесса выглядела испуганной. Она смотрела то на вторую принцессу, то на советника, то на охранника, пытаясь принять решение.
- Они говорят непочтительно, а их речи выступают против нашего союза с Ни’Ханом, - проговорила, наконец, Син-Лин. – Он и он, - она указала на М’Коту и Ракара, - не умеют вести себя подобающе в присутствии Синов. Они грубы и невежественны, но я не думаю, что они хотят меня убить. Как вы считаете, советник? – девочка обернулась к Ане-Наму. – Мне стоит казнить их, прогнать или дать еще один шанс? 
Советник наклонился к своей маленькой ученице.
-Вспомните, чему я вас учил, моя госпожа, - произнес он, - В обществе наступит хаос, если люди не будут следовать традициям. Если младшие не будут уважать старших. Если женщина не будет слушаться своего мужчину. Если солдаты не будут следовать за полководцем. Если простолюдины не будут уважать Ане, а Ане, в свою очередь, не будут уважать Те, а они - не будут склоняться перед Син. Вы - Син, моя госпожа, благословенная Небесными Китами, вы не должны сносить грубость в свой адрес. Как вас сможет уважать ваш народ, если увидит, что с вами можно безнаказанно обращаться вот так? Они подумают, что и любому так можно и потребуют тех же привилегий, это будет бунт. Поэтому хороший правитель должен быть строгим. Но он должен быть и милосердным. Конечно, эти двое заслуживают наказания. Но не стоит убивать их сразу, надо позволить советнику Те-Сону все выяснить, - советник посмотрел на главного охранника, который не был представлен гостям, но тоже имел свое имя.
-Прикажите увести этих двоих, но пощадите их женщину, - Ане-Нам продолжил негромко давать совет Син-Лин, - А что до остальных - сперва нужно выяснить, насколько они заодно и есть ли между ними связь. Эти трое путешествует вместе, но насчет остальных мы точно не знаем.
Тэйра подождала, пока Ане-Нам закончит говорить. Принцесса, судя по всему, отвечать ему пока не собиралась, и Тэйра заговорила сама, негромко и не поднимая головы:
-Могущество Син велико, их хранит не только земная стража, но и Небесные Киты. Я почти не знаю Феса и его семью, и не могу говорить за всех, кто здесь сидит, но я желаю, чтобы брак  уважаемой Син-Лин позволил бы нашим землям и народу процветать. Возможно, я смогу сгладить поведение Феса и его брата, когда и если вы мне позволите? - спросила она, ни к кому не обращаясь и снова замолчала, ожидая ответа.
Ракар постарался остаться невозмутимым, когда вскочила стража, когда они положили руки на плечи Артура и М'Коты, когда и его поведение объявили непочтительным. Ракар коротко вздохнул, стараясь не поднимать головы. Поесть не дали… не дали толком поесть, и воды напиться тоже не дали. На самом деле было страшно. Больше страшно было за Квинтилию, но та, к счастью, не вела себя непозволительным для местного общества образом. А вот он, как Первый помощник, несколько облажался. Силы охраны вокруг были превосходящими, он не справится со всеми. А еще было нехорошо то, что если их начнут допрашивать по отдельности, а ведь именно так и будет, потому что служба безопасности тут была вполне компетентной даже для до-варпового уровня, их показания будут сильно разниться. Нельзя было ошибаться дальше.
Так же как и Тэйра, ромуланец не стал поднимать голову, он только лишь перестал есть.
- Уважаемые и достопочтенные Син, и ваша честь Ане-Нам, история, произнесенная Фесом – есть только предание, услышанное им в каких-то далеких землях. Оно не означает того вывода, к которому вы пришли. Мы напротив всем сердцем за союз Ни'Рен и Ни'Хан, нам самим очень хотелось посмотреть на Ни'Хан, и прикоснуться к тому будущему, которое создастся в результате этого союза. Посудите сами, как же мы могли даже теоретически помешать этому великому браку? Ведь не мы пришли к вам с рассказами, это вы пригласили нас. И просили развлечь, вот мы и пытаемся развлекать. Может быть, вы просто не дослушали историю до конца? И аналогией в ней были вовсе не ваши государства? А напротив, в продолжении было как раз то, что с другим государством, которое можно было проассоциировать с Ни'Ханом – вышла бы счастливая история?
-Он смеет спорить и переводить вину за недостойное поведение своих спутников на вас, вместо того, чтобы просить снисхождения! - возмутился советник Те-Сон, - Госпожа Син, примите решение!
Четыре служанки за спиной у принцесс бухнулись на ковры и склонили лбы к земле.
-Примите решение, госпожа Син! - заголосили они.
- Я услышала то, что он рассказал, - палец Син-Лин указал на Артура. – Он говорил о том, что союз был нежелателен, а сбежавшая принцесса поступила верно. Разве не должно это расцениваться, как предательство?.. Его брат и вовсе был груб и непочтителен, а охранник куртизанки говорит, что я неправильно поняла их сказку! Своей милостью я и моя сестра пригласили вас и позволили присоединиться к нашей трапезе, а вы говорите, что Син неправы? – ее губы сложились в недовольную ухмылку. – Но мне понравилось, как говорила она, - принцесса указала на Тэйру. – Может быть, их женщины умнее и благороднее их мужчин? Как же ты хочешь сгладить сложившееся впечатление?
-Я много путешествую по торговым делам семьи, - ответила Тэйра. -  Как и Фес, я знаю много историй - и много песен. Я не жрица и не могу предсказывать будущее, но, может, одна из песен будет воспринята как знак моих добрых намерений?
Тэйра решила пока что ничего не говорить об Артуре и не говорить за него, пока Син-Лин не прислушается к ней.
-Но что делать с этими двумя? - Те-Сон указал на Артура и М’Коту, - Каково ваше решение, госпожа? Мне отвести их в тюрьму?
-Примите решение, госпожа Син! - продолжили завывать служанки.
- Я хочу понаблюдать за ними, - ответила Син-Лин. – Пусть докажут, что способны вести себя соответствующе оказанной им чести. Я хочу, чтобы стража осталась здесь и в случае малейшего неповиновения была готова их выпроводить. Им же надлежит молчать, пока я не разрешу заговорить.
- А эта женщина мне понравилась, пусть споет, - маленькой Син-Лин юная Тэйра казалась взрослой женщиной. – Мне нравится музыка и танцы. Ты умеешь танцевать? – она повернулась к «куртизанке», и та с почтением склонила голову. – А ты что умеешь? И почему на тебе такой странный костюм? – Син-Лин перевела взгляд на Квинтилию. – Никогда не видела подобного наряда!
Стражники так и остались стоять плотным кольцом вокруг гостей, пир из разложенных на коврах яств сразу перестал вызывать аппетит. Два солдата так и держали Артура и М’Коту за плечи. Те-Сон не убрал саблю за пояс, он смотрел на все происходящее нахмурившись.
Син-Баэ положила руку на колено младшей сестры.
-Давай сперва послушаем деву из семьи скотоводов, - умиротворяющим тоном предложила она.
Тэйра выдохнула с облегчением, мысленно поблагодарив Син-Баэ. Склонила голову, задумавшись. Песен она действительно знала много, и увлечение старыми балладами Трилла (и некоторых других планет) теперь играло ей на руку. О чем поют люди? О любви, свободе, смерти, о лесах и море, о войнах и друзьях. Но сейчас хотелось спеть именно то, что принцессы и стража расценили бы как пожелание удачи в браке Син-Лин. Она выпрямилась и чуть прикрыла глаза:
“Он бредёт по лесам осенним,
Он - король в золотом и алом…”
Возможно, мелодия не слишком быстрая, но песня - о ночи и празднике, не безрассудно-веселая, а торжественная, пронзительная, очень подобающая королевскому празднику, о лунном свете, и о славе. Тэйра надеялась, что Син воспримут это как символ своей славы.
Сначала Син-Лин слушала сосредоточенно и слегка насупившись, ожидая опять какого-то обмана, но с каждой новой строкой она все больше улыбалась, а под конец даже кивала головой в такт.
- Я никогда не слышала такой песни, ты  смогла меня удивить, - довольно ответила маленькая принцесса. – Может быть, вы все еще сможете исправить первое впечатление и заслужить нашу милость. Тебе понравилось? – обернулась она к старшей сестре. 
Но прежде, чем Син-Баэ успела ответить, раздался какой-то протяжный звук.
-Что это? - удивленно спросила старшая принцесса, оглядываясь по сторонам.
Оказалось, что голос подал маленький ящер, который остался один возле кучи оружия, оставленного гостями.
Ромуланец обернулся на звук, но все также не поднимал головы.
- Похоже на одного из животных, что пришли вместе с нами, - сказал он. – Возможно, он так реагирует на песню.
Ромуланец приготовился тоже спеть одну из песен, что слышал на станции, изучая Федеральную базу данных библиотеки культур. Это было в начале. Но теперь было совсем не известно, какая последует реакция.
-Он твой? - старшая кальдонианка посмотрела на Тэйру, - Очень милый детеныш.
-Да, - ответила Тэйра, решив не вдаваться в подробности. Оглянулась: Пушка у входа не было видно, но, похоже, он там стоял, скрытый пологом. - Я оставила его со стадом, но он решил пойти за мной. Вы хотите ещё песен, Син? - обсуждать детёныша не очень хотелось, а благосклонность принцесс успокоила ее. Наверное, не все так плохо. Может быть, к ней даже прислушаются по поводу Артура и М’Коты. Может быть, совсем не стоит о них говорить. Пока что она решила ждать ответа Син.
 - Сначала приведи его сюда! – Син-Лин быстро загорелась новым интересом. – Я хочу посмотреть на твоего ящера – все учителя говорят, что я отличная наездница, - похвасталась девочка. – Как его зовут?
Одна из служанок встала на ноги и с готовностью придержала полог шатра, чтобы расширить проход.
Тэйра смущенно улыбнулась:
-Я боюсь, Син, что он слишком маленький, чтобы на нем ездить. Но, конечно, я не могу вам отказать, если вы хотите с ним познакомиться.
Она обернулась и свистнула, подзывая Пушка. Маленький ящер просунул шею внутрь шатра и подбежал к ней, ткнулся носом в руку.
-Привет, хороший, - рассмеялась Тэйра и снова обратилась к принцессе. - Его зовут Лус.
Конечно, у них было два варианта имени, но они так и не определились, а если уж Делас и Ракар хотели назвать его Теллусом - то почему бы и нет. В конце концов, Син-Лин не узнает правды.
-Он дрессированный? Знает какие-нибудь команды? - спросила Син-Баэ.
____________
С кадетами, координатором, принцессами и советниками

 29 
 : 19 07 2018, 17:23:29 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Клингонка всё ещё была взбудоражена своим недавним гневом, но дружеский жест Артура и тост в честь предков помогли ей немного успокоиться. Круговая чаша в честь тех, кто был прежде, относилась к чему-то всеобщему, чему-то из собственной, щемяще-родной жизни, и принимая её, следовало хоть на время забыть гнев и досаду. Предки объединяют всех, каждый откуда-то пришёл, каждый куда-то  уйдёт. М’Кота слегка приподняла обеими руками чашу, прежде чем пригубить, и коротко сказала:
– Честь и память предкам, слава и доблесть потомкам.
Если М’Кота не задумывалась над тем, пристало ли ей говорить, но просто следовала велению сердца, то Тенек анализировал ситуацию и спрашивал себя, как уместнее поступить. То, что никого из говорящих не оборвали указывало на то, что их слова не были нарушением этикета (что здесь этикет способны вбить в голову палкой или ещё похуже, они уже убедились), а значит и старику не следовало игнорировать обычай. Вулканец пригубил чай и негромко сказал:
– Пусть предки хранят нас и вечно живут в нашей памяти.
С этими словами он передал чашу координатору и, признаться, эта возможность представлялась ему куда большей честью, чем внимание местных Син. В конце концов координатор была человеком большого мужества, и многого в жизни добилась сама, а местные Син дали себе труд только родиться, и за одно это получили почёт, власть и право из прихоти рубить людям головы.
Илама Толан в своем новом образе умудрялась каким-то образом не привлекать к себе внимание, даже несмотря на почетный статус жрицы. По крайней мере – не привлекать внимание кадетов. Может быть, потому что теперь ее внешность не так уж и контрастировала с остальными, как это было на станции или тем более на федеральной базе, а, может быть, потому что она почти все время молчала и держалась, согласно указанию Сорайи Закарии, почтительно и доброжелательно, но несколько отстраненно. Вот и сейчас создавалось впечатление, что она больше наблюдает со стороны, чем действительно является частью происходящего. Если бы кто-то сейчас спросил Толан, что она думает о происходящем, она бы ответила, что чувствует себя частью голографического романа о древней цивилизации – а голороманами женщина никогда особо не увлекалась, оттого и все происходящее вызывало у нее разве что исследовательский интерес. Она не выдавала своего волнения – если оно вообще было, - приняла пиалу от Тенека спокойно и уверенно, не торопясь сделала маленький глоток – чая оставалось совсем мало, - и поклонилась сначала младшей принцессе, а затем старшей.
- Да будут Небесные киты благосклонны к вам, - проговорила она и передала чашу советнику Ане-Наму.   
Советник Ане-Нам принял пиалу у “жрицы” и поднес ее к губам, но, кажется, лишь слегка смочил их напитком. Когда он передавал ее младшей принцессе, на дне осталось еще достаточно для глотка.
Сил-Лин торжественно приняла чашу и допила остатки чая. Когда она убрала накидку с нижней части лица, стал виден узкий острый подбородок и большой подвижный рот, которые принадлежали скорее ребенку, чем взрослой девушке.
- Ну все, хватит традиций, - обернулась она ко второй девушке, а затем повернула голову к советнику: - Пусть они расскажут, кто такие и откуда! Я хочу услышать интересные истории! Если мне станет скучно, я их прогоню.
Ракар смотрел как передали чашу от советника принцессе, как та выпила свой положенный традиционный глоток перед началом трапезы. И когда он увидел, что принцесса Син-Лин на самом деле – ребенок, возраста скорее лет 10-12, а вовсе не взрослая девушка, в его понимании все изменилось. Нет и не может быть никаких интриг и борьбы за власть у этой маленькой девочки. Ее жизнь только начинается, она жила в окружении всех этих воспитателей, которые научили ее вести себя определенным образом. И все эти угрозы – отрубить тому же советнику голову – все это просто дань воспитания. А на самом деле она еще так мало видела в жизни, и ее уже везут ее выдавать замуж за какого-то принца Ни'Хана, которого она и в глаза не видела никогда раньше. Это просто разрушенная маленькая жизнь, ни в чем не виновной маленькой девочки. Судьба ее незавидна. Что ж они делают-то… Даже если там и нет никаких Основателей в этом Ни'Хане, все равно… разве ж можно так. Все естественно, она не очень торопится в этот Ни'Хан, пытаясь затормозить это свое путешествие туда, куда она на самом деле не хочет. Ромуланцу стало невероятно жаль Син-Лин. Но это доварповая планета, эта Федеральная первая директива. Есть ли какое-то дело им до этого всего, что тут происходит? Или есть? С ребенком нужно обращаться совершенно иначе. И тем не менее – такая видимо судьба всех этих доварповых принцесс, и доварповых отношений. Ракар пристально смотрел на маленькую Син-Лин, а потом опустил голову, и принялся набирать с блюд еду, пользуясь разрешением не стесняться. Рассказывать историю он решил не первым, надеясь, что инициативу подхватит кто-то еще.

Артур заметил, что Син-Лин не просто худенькая и не высокая девушка, которой велики надетые на руку браслеты. Артур заметил, что она совсем еще ребенок, и в первое мгновение опешил, подумав о том, как причудливо тасуется колода карт. Она хотела историй, сказок, скучала по ним, как любой маленький ребенок. Кадет отвел взгляд и чуть усмехнулся собственным мыслям и собственным воспоминаниям. Рассказывать он решил первым.
- Как прикажете Син-Лин, - поклонился Артур. – Меня зовут Фес, я путешественник, составляю карты местности, по которым судьба вела меня и мою семью. Это Осэ – моя жена, - Артур показал на Самриту, - а это Тер, мой брат, он охотник, - Артур показал на М'Коту. - В своих странствиях мы многое слышали, о прошлом и настоящем. Мы путешествовали на юге, западе и востоке, пока наш путь, наконец, не привел сюда. На далеком юге я слышал такую историю, она очень давняя, много поколений прошло с тех пор, но она запала мне в душу. Давным-давно жила-была одна маленькая принцесса, очень похожая на вас, Син-Лин. И как это было заведено, чтобы составить союз двух стран, ее отправили в другую страну, чтобы выдать замуж за принца. Они встретились, но не очень-то понравились друг другу. Принц был толстым и некрасивым, совсем не таким, как на портрете, что показывали ей раньше. А принцу уже нравилась другая девушка из его … местности, и он хотел быть ее рыцарем. Однако, король настаивал на обручении, и тогда маленькая принцесса решила бежать.
Артур бросил взгляд на советника, а потом на Син-Лин, будучи неуверен, что можно продолжать, и не вызовет ли эта история, что первой пришла в его голову – какой-нибудь дипломатической неувязки.
Ане-Нам хмурился, но молчал и следил за реакцией Син-Лин - как-то она отреагирует на дерзость чужеземца?
 - Ха-ха, какая глупая принцесса! – рассмеялась Син-Лин. – Она совсем не думала о своей стране и своем народе. И отказалась стать королевой, разве кто-нибудь в здравом уме так поступит? Да после нее наверняка уже толпа желающих выйти замуж за короля стояла!.. И что с ней стало потом? Ее поймали и наказали?
Ракар с интересом следил за реакций маленькой принцессы из расы прото-ворт, он даже перестал есть.
- Что было потом, - улыбнулся Артур, заметив недовольный взгляд советника, и интерес Син-Лин. – Один благородный рыцарь согласился сопровождать маленькую принцессу в ее бегстве. Но он погиб по пути, и принцесса осталась одна. Она была на самом деле очень умной и бесстрашной девочкой, эта принцесса. Продолжив свой путь, она зашла в лес. Это было в тех местах, где растут высокие густые деревья, с мощными корнями и развесистыми кронами, что днем защищают от палящего солнца. Долго принцесса шла по лесу, пока на пути ей не встретилась большая многоножка.
Артур слышал от профессора слово "многоножка". Но он не знал, каких она здесь размеров, поэтому решил уточнить.
- Это была большая многоножка, с длинными щупальцами и убийственным ядом. Принцесса оказалась в тупике, прижатой к дереву, и эта многоножка собиралась уже ей пообедать. Казалось бы – это и конец истории. Но Небесный Кит и предназначение, видимо, хранили эту отважную девочку. По лесу по своим делам шел воин. Это был воин, чья профессия – убивать чудовищ и защищать от них людей. Он всегда носил с собой два меча, один обычный – стальной, а другой серебряный. Долго воин сражался с многоножкой, чуть не погиб сам, но одержал победу. А потом принцесса и воин пошли дальше вместе. Принцесса рассказала ему свою историю, и по пути они подружились. Не думала ли принцесса о своем народе? И стояла ли за ней очередь из женихов? Действительно, стояла. Но дело в том, что размышления о собственном народе – не должны быть торопливыми. Иногда следует подумать немного еще, и выждать какое-то время. Дело в том, что когда воин и принцесса вышли из леса – пришла весть о том, что с этим союзом нужно немного погодить, и лучше всего отменить его. Принцесса не была наказана.
-Погодить с союзом? - воскликнул охранник принцесс, - Вот в чем мораль этой сказки?! Это провокация наших врагов! Эти чужеземные лазутчики пытаются помешать союзу Ни’рён и Ни’хан! Взять их!
Он вскочил на ноги, выхватил саблю и направил ее на “составителя карт”. Острие оружия дрожало и медленно перемещалось от замаскированного Артура к его “брату”, Самрите и обратно.
Из-за спин кадетов послышался топот и охранники обступили палатку принцесс плотным кольцом. Алебарды в их руках были направлены на гостей.
-Защищайте принцесс! - выкрикнул главный охранник.
- Это правда? – испуганно воскликнула Син-Лин. – Вы хотите помешать моему браку?!
Самрита, побледнев, отложила кусочек сыра на тарелку и предупреждающе посмотрела на Артура.
- Мой муж вовсе не это имел в виду, - вступилась она.
– Это неправда! – почти хором с ней воскликнула М’Кота. – Фес – самая чистая душа отсюда и до обеих лун! Не его вина, что за всю жизнь мы ни разу не видели Син и жили среди тех, кто нам равен. Мы привыкли жениться на тех, кого любим, говорить о том, что радует наши сердца, ни на кого не оглядываясь, и до сего дня нам даже ни разу не случалось преклонять своих колен или расставиться с оружием. Если вы считаете простодушие преступлением – казните нас, но знайте, что это будет несправедливо. А если хотите по-настоящему защитить своих принцесс от шпионов, уговорите их больше никогда не звать чужаков в свой шатёр, даже и безоружных! Потому что если сюда явится настоящий шпион, который захочет помешать вашему браку, принцесса, – в этот момент М’Кота взглянула прямо в глаза Син-Лин, – он не будет рассказывать детских сказок про принцесс и героев, он просто убьёт вас, и сделает это голыми руками. И я говорю это вовсе не для того, чтобы вас напугать, а для того, чтобы вы не были похожи на легкомысленных принцесс из сказок, и не рисковали жизнью и миром ради собственных удовольствий.
-Хорошо же! - прорычал главный охранник, - Пусть будет так. Мы казним вас. Только сперва узнаем, на кого вы работаете!
_______________
С кадетами, Иламой Толан, принцессами, охраной

 30 
 : 19 07 2018, 17:19:06 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Тэйра, поспешившая вернуться к остальным, тоже опустилась на колени - Лис бы не решилась разглядывать почтенных Син, тем более, что ей было очень неловко из-за Пушка. Это было и игрой, и реальностью, даже скорее реальностью - ей очень не хотелось разочаровывать высоких хозяев этого шатра, поэтому она решила просто слушать, что скажут ей Син и Ане-Нам.
«Я не кланяюсь, я не кланяюсь, мне наплевать на амбиции этих двух баб, я просто делаю вид, что я – местный глупый раболепный сопляк, – повторяла себе М’Кота с глубоким отвращением опускаясь на колени и склоняясь в поклоне. Если бы она только могла явиться перед этими напыщенными Син в своём собственном обличии! Тогда им пришлось бы ждать поклона до гибели Вселенной! – Кланяется только Тер, его так приучили, он местный, но не я. Я НЕ КЛАНЯЮСЬ». Впрочем, даже придуманному Теру явно не нравился этот обычай, и девушке при всём старании не удалось бы скрыть тяжёлый мрачный взгляд и выступившие от напряжения желваки.

История с Пушком завершилась хорошо на время и ромуланец снова повернулся лицом к двум кальдонийским правителям. Красный цвет здесь был, видимо, почитаем, и лев, который составил имя их рода, был тоже красным. Ракар удивился той части представления, где одну из принцесс объявили владычицей части звёзд. Вот уж поистине, какая ирония судьбы, и какое разочарование может постигнуть тех, кто называет себя владыкой того, чего не понимает. Ему даже стало несколько жаль этих двух девушек. До чего же должно быть обидно, вот так жить в неведении. Хотя, иногда неведение благо, но до чего же жестокое разочарование может ждать их, если они узнают, как призрачно это их владычество. С другой стороны… их разум может быть открыт, и тогда новое знание о истинной сути вещей - может принести наоборот воодушевление. Хотя… о чем это он так пространно задумался… ни о чем они не узнают, если конечно в Ни’Хане их не просветят… только Ракар боялся, что посвящение в Ни’хане обернётся напротив, разочарованием. Если там конечно есть Основатели. Или все это фантазия, и он просто фантазер. Нужно было это все отбросить и вернуться к реальности. Итого, принцесс было две, одна будущая владычица, вторая без титулов. Кого из них везут в горы женить? И отчего-то не видно короля, кто будет вести дипломатические переговоры? И ух какие политические интриги могли быть между самими сестрами… вопросы, вопросы. Ракару было интересно, как они смотрят на управление государством. Что они думают о народе и как правят. Это было очень… очень интересно.
Тем временем ромуланец опустился на колени, как все, но не опустил при этом голову. Он смотрел на обоих Син с достоинством.
Прото-ворта, охранявший кальдонианских принцесс, на мгновение встретился взглядом с Ракаром. Заметив, что тот не опустил голову, ворта опустил руку на рукоять своей сабли и прорычал:
-Прояви уважение! Перед тобой Син Ни’рён!
-Ане-Рэй… - прошептала “служанка куртизанки”.
Пожалуй, этот момент стоил того, чтобы его протестировать. Ракар встретился взглядом с охранником сестёр, оценил его движение к оружию, услышал голос Квинтилии, и, послушно склонил голову. Пожалуй, говорить тоже пока не следовало, пока не разрешат.
- Кто это такой? – требовательно спросила та из принцесс, что была пониже ростом и обладала длинным титулом. Ее голос был совсем тонким и высоким.
-Это один из путешественников, о которых вы спрашивали, моя госпожа, - ответил советник, поднимая седую голову, - Кажется, он охранник той женщины, ремесло которой - развлечения и услаждения. Прошу прощения, что он так дурно воспитан.
- Под защитой Син ей не понадобится охранник, - пафосно произнесла та же принцесса и сделала жест рукой, позволяя советнику встать. – Ну же, Ане-Нам, покажи всех, кого ты нам привел! Кто из них та женщина, она? – палец указал на склонившую голову Ане-Дею.
-Прошу, садитесь и разделите с нами трапезу, - подала голос вторая принцесса.
Она вытащила из-под алой накидки тонкую руку, украшенную браслетами и узорами, нанесенными каким-то синим красителем на кожу, и обвела жестом блюда с закусками.
Советник стал на ноги и занял место на ковре с левой стороны от принцесс. Их защитник тоже сел - с правой стороны. Один за другим кадеты тоже начали подниматься, сочтя, что уже можно. Теперь они смогли рассмотреть принцесс поближе, но это все равно было сложно из-за их накидок, скрывающих фигуру и лицо и оставляющими на виду только глаза. У Син-Баэ они были очень светлого лилового цвета.
Глаза ее сестры были чуть более продолговатой формы и темного цвета, она смотрела на каждого из своих гостей прямо, без какого-либо намека на страх – только с легким любопытством. Син-Лин первой приступила к трапезе, даже не дожидаясь, пока остальные подойдут – из-под красной накидки высунулась маленькая ладонь и взяла большой фиолетовый плод, который кадеты прежде еще не видели. На запястье зазвенели браслеты – еще более массивные и дорогие, чем у ее сестры, но они были явно велики своей хозяйке.
- Садитесь, - повторила она слова Син-Баэ в более приказном тоне и добавила: - Ане-Нам обещал, что вы нас развлечете.
-Да, - согласился советник, - вы пришли издалека, присоединились к нашему каравану. У вас должны быть истории, таланты и умения, которые порадуют Син.
-Давайте сперва выпьем первую чашу за предков, - произнесла вторая принцесса, - И пусть гости не стесняются угощаться.
К Син-Баэ подскочила одна из служанок, подавая чайник с изогнутым носиком и небольшую серебряную пиалу. Принцесса наполнила ее, затем отвела в сторону накидку и сделала очень маленький глоток и передала пиалу направо - охраннику. Тот тоже сделал глоток и передал ее сидящему рядом.
Ракар с некоторым напряжением, не поднимая головы, слушал этот диалог о нем, потом, и о том, что Делас не понадобится охранник, и пытался понять, кто из этих двух принцесс главная. Син-Лин, наделенная титулом, или ее сестра. Он понимал, что каждая из них хочет быть главной, и, вероятно, это как раз следовало из того, что Син-Баэ попыталась сдвинуть происходящее и перейти к трапезе. И какие по-настоящему между ними отношения – одним Элементам пока что было известно. Очень интересно… очень. Воспользовавшись тем, что охранник, только что готовый к смертельному броску в его сторону, теперь передавал ему чашу, Ракар поднял голову, принял чашу, чуть приподнял ее в импровизированном тосте. Само собой, они там уже выпили из нее, и хотя существовала возможность скрытого добавления яда из рукава прямо в жидкость, ромуланец не заметил такого движения за охранником.
- За предков, - сказал Ракар, внимательно глядя на Син-Баэ, из под одежды которой были видны одни только глаза. – И пусть благословение Небесного Кита вечно пребывает у славных Син Ни'Рен, пусть оно дарует великое будущее этому народу, семи пустыням, семи озерам, и звездам над ними. Пусть это будущее будет создано великим и мудрым правлением владык, да не оставит их Небесный кит в своей милости, и их предков, что вечно с ними.
Произнеся эту речь, ромуланец выпил из чаши, не спуская взгляда с обеих сестер, надеясь засечь их реакцию и передал чашу Делас. Затем улыбнулся.
- И правда, Ане-Нам обещал верно. Мы много путешествовали. Нам есть что рассказать, и чем развлечь достойных Син.
 На вкус жидкость оказалась отваром из трав. Наверное, можно было бы назвать ее чаем.
Когда было сказано, что гостям можно угощаться, Артур быстро взял с одного из блюд два кусочка сыра, и один из них протянул Самрите.
Делас с легким беспокойством слушала речь Ракара – не скажет ли он что-то лишнее? Сама она не знала, что говорить. Она заметила, что принцесса Син-Лин недовольно свела брови, но не была уверена – из-за речи или из-за того, что Ракар обращал ее второй принцессе. Когда Ракар передал ей чашу, ее руки слегка дрогнули в момент прикосновения, и девушка поспешно отвела взгляд.
- За предков. Мы будем рады скрасить вашу трапезу и развлечь вас, - произнесла Делас самым милым голосом, которым она никогда не разговаривала с другими кадетами. Смотрела она на обеих принцесс по очереди, стараясь не выделять ни одну из них. Сделав небольшой глоток – она даже не смогла понять вкус, - она передала пиалу Квинтилии.
Самрита тем временем благодарно кивнула Артуру, но сыр пока оставила в ладони, не зная, можно ли начинать есть во время этой – во всей видимости важной – церемонии почитания предков.
Квинтилия быстро отхлебнула их пиалы - совсем чуть-чуть, ведь напитка в ней должно было хватить на всех, и без слов передала ее Тэйре. Играя роль служанки, она не была уверена, что можно говорить без согласия своей “работодательницы”, и длинная цветастая речь Ракара вызывала у нее беспокойство. Они все нервничали в эти минуты, у всех это выражалось по-разному, и в любой момент что-то могло пойти не так.
Тэйра кивнула Квинтилии, принимая у нее пиалу с чаем. Напиток оказался чуть кислым и очень вкусным. Знать бы, что местные туда заваривают! Может, это особый чай для церемоний… но в любом случае, надо будет узнать.
Речь Ракара ее немного покоробила, но Тэйра не решилась выражать это, только брови подняла. Ракар говорил слишком вычурно и неуместно - наверное, так говорить могли только сами Син, но никак не воин-наемник. Ракар вообще вел себя слишком… вызывающе, и Тэйра только могла надеяться, что Син не прикажут выгнать его… или что похуже.
-Осэ, - она склонила голову, передавая пиалу Самрите.
Самрита старалась особо не пялиться на Син – хоть ей и было жутко любопытно, - поэтому она в основном изучала свои колени. С коротким кивком она приняла пиалу от Тэйры и в тот момент подняла глаза на двух принцесс. Младшая, похоже, скучала.
Девушка решила, что ей не стоит ничего говорить – во-первых, у нее для этого есть муж, и он должен говорить первым. А, во-вторых, едва ли такая неграмотная простолюдинка как Осэ вообще имела право обращаться к особам королевской крови. Профессор Закария говорила, что с ее легендой можно хорошо вписаться в круг женщин, но имелись в виду женщины более простого происхождения – например, как служанки за спиной принцесс.
Сделав быстрый глоток и оценив необычный вкус чая, она с легким поклоном передала чашу Артуру.
Артур обеими руками принял чашу у Самриты.
- Истории… о да, у нас есть истории, которые мы можем поведать Син, и песни о славных подвигах вдали отсюда. Скоро… скоро вы услышите то, что никогда не слышали. За предков!
Невероятно хотелось пить, но всего один глоток, и Артур передал чашу М’Коте. Когда М’Кота коснулась его руки, Артур сжал руку “брата” жестом поддержки.
_______________
С кадетами, Иламой Толан, принцессами, охраной

Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS