* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Июля 2017, 21:28:10 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 01 cентября 2384 года, день
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10
 11 
 : 14 Июля 2017, 11:00:47 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”


Ромуланец задумчиво кивнул.
– А, на станции.. хорошо. Сначала я хотел задать ему пару вопросов. Знает ли он эту троицу, например. Теперь, пожалуй, это не существенно. Теперь, я хотел сказать ему, что будет лучше, если он встретит своих подопечных, когда мы вернемся с регаты. Но это тоже, наверняка не существенно уже. Он их координатор, наверное он дождется их и так. Поэтому мы не будем беспокоить его заранее. Хорошо.
И снова Ракар посмотрел на Тенека.
– Тенек, ну вправил я вам руку, так как это делают солдаты на поле боя. Вы могли бы держать дизраптор и стрелять еще некоторое время. Но не будь Делас – вам сейчас было бы очень плохо. С вашим сотрясением я бы справиться не мог, ваши ожоги – знаете, все что бы я сделал – было бы очень грубо. И мы должны были бы вызывать вам помощь. Она сделала для вас это. И, наверное, я должен вас удивить – но врачи на Ромуле видимо не вписываются в ваше понятие о врачах. Она врач. И она занимается медицинской практикой. Знаете, в разных частях галактики – все по-разному. И разные бывают ситуации. Все относительно. Я не одобряю ее действий, я, напротив, говорю вам – она не уйдет от ответственности. Но дело в том, сможете ли вы прийти к компромиссу ради общего нашего дела - с Делас, или нет? Потому что, если вы не сможете – у нас все закончится на этой регате. Как насчет того, например, что вы будете контролировать ее действия в разных вещах, и хоть чуть-чуть попробовать доверять? О полном доверии я не прошу. Я и сам не доверяю до конца. Тем более, после таких их действий. Но где вы видели полное доверие хоть где-нибудь? Знаете, сколько труда стоило мне – довериться вам? Знаете как это было сложно? Но я преодолел большую часть своих трудностей. А вы – сможете?
– Давайте разберёмся по пунктам, – предложил Тенек. – Я мог бы ответить сразу на всё, но это будет неудобно. Ни у кого нет возражений?
Ракар кивнул:
– Не возражаю, - и посмотрел на Квинтилию.
– Мы должны двигаться медленно, чтобы ничего не упустить, - подтвердила она и посмотрела на Тенека, - Возможно даже, сперва мы должны дособрать информацию, которой нам не хватает, вроде причин аварии. Я не голосовала именно поэтому.
– Да, верно, - сказал Ракар, - сейчас я хочу, чтобы вы приблизились к однозначному да, или однозначному нет, чтобы только одно доказательство осталось, которое решит все. И тогда мы очень быстро его получим.
– Я согласен с мисс Перим, логичнее всего будет начать с уточнения информации, – кивнул вулканец. – Леди утверждают, что причиной были неполадки в управлении, и в скором времени мы получим подтверждение или опровержение этих слов. Что ещё вы хотели бы знать, чтобы максимально приблизиться к ответу? – обратился он к Квинтилии.
– Я хочу знать больше о том, почему они это сделали: их причины, мотивации, что ими двигало… - начала перечислять трилл, - А также больше о них. Вы понимаете, что мы на самом деле не знаем ни их полных имен, ни откуда они?
 Ромуланец кивнул.
– Да, в таком случае, сейчас мы определимся с вопросами и зовем их сюда. Места мало, можно выйти на поверхность, но Тенеку лучше лежать, поэтому сюда.
– Хорошо, но прежде чем мы это сделаем, давайте определим круг вопросов, которые мы обсудим с командой «Примы», – предложил вулканец, – ведь многое, что мы должны решить, касается их непосредственно. В том числе и вопрос взыскания. Не возмездия, мистер Ракар, а именно взыскания, поскольку наказание здесь, в Федерации, подразумевает не месть виновнику, а его воспитание. И главное: в данной ситуации мы трое не имеем права решать этот вопрос без участия других заинтересованных лиц, то есть команды «Анадыря» и лейтенант-коммандера Планкса. Я предлагаю озвучить нашим гостям следующее предложение: собраться в полном составе (провинившиеся, их координатор, команда «Амазонки», команда «Анадыря») и коллегиально решить их судьбу. Это будет справедливо и одновременно этично по отношению ко всем сторонам конфликта.
– Давайте решим это потом? - отмахнулась Квинтилия, - Потому что на это еще будет время, например, в полете, а сейчас нам важнее понять, что делать прямо сейчас, потому что мы и так потеряли много часов.
"Почему они это сделали?" Ракар грустно усмехнулся. Они хотели победить на регате. Они хотели, как это называется по их – "утереть нос" другой группе проекта. Они сделали это потому, что вред, который они причиняют другим – является для них несущественным. Мотивы Делас, которая пошла лично против него – он собирался узнать лично. Это стало для него личным делом. Почему люди делают подлости другим? Потому что считают, что имеют на это право. Так устроен мир. Вот почему. Но можно и послушать, конечно.
Выслушав Тенека, Ракар посмотрел на него жестким взглядом. Теперь он понимал, что не сможет прийти к соглашению с Тенеком. И что так с Бэйджора они уже не улетят. Тенек не понимал значения слова "возмездие". Возмездие – воздаяние по заслугам. И он почему-то считал, что Ракар осуществит месть. В каком-то смысле это было так. Но сдача их в федеральную СБ – не та месть, о которой возможно думал Тенек.
Уже не улетим. Ситуация выходила из под контроля, было ужасно сложно с вулканцем. Уж лучше на Рэме копать шахту. Только Перим поддержала отложенность этого вопроса. Они уже и правда потеряли много часов.
Ракар смотрел в пол.
– Тенек, пожалуйста, послушайте Перим. Иначе уже нет смысла нам продолжать регату. Мы потеряли и собираемся потерять еще очень много времени. Нам не догнать, - тихо сказал он.
– Вы можете взять Делас на “Приму” и задать ей все эти вопросы, - предложила Квинтилия, - В то время как Юнок будет продолжать ремонт. Чем скорее она его закончит, тем меньше мы будем в них нуждаться, и тем проще нам будет решить, брать их с собой или нет.
– Вы не понимаете, почему я об этом заговорил? – поинтересовался Тенек, окинув взглядом товарищей по команде. – Наши оппоненты эмоциональны, им может быть сложно сотрудничать с нами, если они хотя бы приблизительно не будут знать свои перспективы. Если мы обозначим перспективу, это упростит им адаптацию к ситуации.
 Ракар закрыл глаза и глубоко вздохнул. Сейчас будет то, чего он больше всего боялся. То, что он собирался отложить на самый конец регаты. И может быть это был бы конец для его отношений с Квинтилией, для доверия, которое он так хотел заслужить. Но похоже, что прыгать в эту пропасть предстояло прямо сейчас.
– В таком случае вот что я должен вам сказать, - сказал Ракар, подняв голову и глядя в глаза Перим, - я намеревался вообще не обсуждать этот вопрос с ними, я намеревался обходить его до последнего и убеждать их в том, что мы что-нибудь придумаем. На подлете к станции я собирался написать сообщение для СБ, с просьбой встретить наш катер у шлюза и забрать трех саботажников с него. И об этом никто не должен был знать до последнего момента. Еще перед этим я собирался извиниться перед вами, Квинтилия, за этот свой поступок. Я собирался сказать вам – что не считаю преступлением то, что сделали вы. Что ваша история со стимуляторами – губила только вас, и вы никому другому не причинили вреда. К счастью вы не успели этого сделать под влиянием стимуляторов. Вам повезло. И теперь  у вас будет нормальная жизнь и судьба, потому что вы заслужили второй шанс, и не совершали  преступлений против других. А вот они – те – они заслужили возмездие. И я собирался сдать их. И для этого я хотел, чтобы лейтенант-коммандер Планкс был на станции и видел это. Понял, что сделали его кадеты. Теперь вы знаете это. Можете осудить меня. Можете переубедить. Мы можем потом найти другое решение. Но не сейчас. Сейчас мало времени. Сейчас я должен пойти за последним доказательством вместе с Делас. И… задать ей вопросы. Что еще вы должны узнать кроме неозвученного - что у нее в кейсе, что она везет? Я это узнаю, потому что всякий капитан должен знать, что перевозится на его корабле.
– Мы должны найти другое решение, - тихо сказала Квинтилия, - Потому что еще один скандал с участниками проекта “Альфа” уничтожит все. Не только их, но и нас тоже. И мы подумаем об этом - позже. А сейчас берите эту Делас и идите.
Ракар коротко взглянул на Квинтилию и отвел взгляд.
– Вы хотели знать их мотивы. Никогда не следует заблуждаться в мотивах преступлений. Они уже сказали мне, что причина их небезопасного маневра – желание утереть нам нос, быстрее нас сесть на площадку. Это и есть мотив. Это соревнование для них, они хотят победы и личной выгоды, которая диктуется амбициями победить в несущественном соревновании нечестным способом. Вот их мотив. Им наплевать на остальных. В этом никогда не заблуждайтесь. Люди такого рода, считающие, что имеют право на все – переступают границы, просто потому, что это в их интересах. Мне было достаточно того, что я уже услышал от них по этому поводу. Теперь я просто хотел бы знать, почему на международном проекте один ромуланец пошел против другого. Это стало нашим внутренним ромуланским делом, и я очень сожалею, что вы оказались втянуты. Но помните, что если мы не повезем их сейчас с собой – они сдадут нас. Вот и все, что я хотел сказать.
Ракар коротко поклонился, надел рюкзак, взял в руки цилиндр-глушилку и подошел к выходу из медотсека.
– И все же, когда вы будете разговаривать, спросите еще раз - почему они так поступили, - сказала Квинтилия в спину Ракара, - Сделайте это… для меня.
Ромуланец грустно улыбнулся Квинтилии.
– Сделаю, спасибо за помощь. - затем он протянул ей глушилку, - вам может пригодится, выключается здесь, индикатор активности на обороте. Я скоро вернусь.
_______________
+ Квинтилия и Ракар

 12 
 : 14 Июля 2017, 10:56:59 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”


Материализовавшись на площадке транспортера, Ракар сошел с нее, и, в первую очередь подал Квинтилии ключ-кристалл.
- Мы прошли чек-поинт, - сказал ромуланец, - вот новые координаты.
Затем ромуланец снял свой рюкзак для высадки и бросил на пол, рядом со своим местом второго пилота. С сожалением посмотрел на белый китель, заляпанный зеленой кровью, висящий на спинке кресла второго пилота.
- Делас выбросила их командный ключ для регаты. Они готовы сотрудничать и лететь с нами, помогать, потому что победить должен проект. Нам нужно обсудить это с вами подробно. Я так понимаю, ремонт еще не завершен, и у нас есть на это время.
Ракар говорил это, отведя от Квинтилии взгляд.
- Делас, Казза, репликатор в вашем распоряжении. Вы можете отдохнуть пока в жилом отсеке и поесть.
Квинтилия вместе с Юнок вылезли из-под неудачливой консоли, за которой прежде сидел вулканец, до того, как пострадал.
-Ремонт еще не завершен, - подтвердила трилл, - Я продолжаю за ним наблюдать. Если бы его начали быстрее и не было бы перерывов, возможно, мы уже были бы готовы лететь, но пока нет.
Квинтилия взяла ключ и положила его на консоль пилота, но координаты пока вводить не стала, поэтому они еще не знали, какой будет их следующая контрольная точка.
- Вот именно, - подтвердила Делас слова Квинтилии и обратилась к своему инженеру: - Они тебя тут не слишком гоняют? Ты можешь сделать паузу, если хочешь.
Сама же ромуланка первым делом направилась к принесенной с «Примы» аптечке. Быстро открыв ее и проверив, она защелкнула замочек, подхватила аптечку и направилась в заднюю часть катера, но остановилась уже в самом конце мостика:
- Мистер Ракар, если вам вдруг станет скучно, вы знаете, где меня найти! – девушка обернулась и улыбнулась ромуланцу, а затем исчезла в жилой части корабля.
-Я в порядке, - отозвалась Юнок и снова занялась консолью, - Эту штуку до конца не починить, но она хотя бы не будет доставлять проблем в полете, если тут перенаправить кое-что… кое-куда…
-Это была аптечка, которую эвакуировали с корабля Фениксов еще до ремонта, - прокомментировала Квинтилия действия капитана “Примы”, - Там что-то про исследования этой Делас, которые никак нельзя было бросить.
Делас  ушла, ктарианка и землянка все еще оставались здесь. Ракар хмуро посмотрел на них. Это было сложное соглашение. И единственное, что сейчас немного ослабляло эту сложность – подтверждение Самриты о том, что ремонт верный. Но никто не помешает инженеру в конце ремонта поставить на катер то, что ему будет нужно. Маленькое устройство, того или иного назначения. Любого. И теперь любой его шаг был риском. Да вот только без этого было не обойтись теперь. Коварная ромуланка улыбалась выходя, говорила саркастические слова переносного смысла. Ей вслед он только кивнул. Потом обернулся к Юнок.
- Спасибо вам за ремонт. – А потом снова подхватил свой рюкзак, в котором был набор того, что не должно стать достоянием этих троих серебряных фениксов - устройство глушения звуко-видеозаписи, устройство шифрования сигнала связи, и фотография Квинтилии, которую ранее пришлось вынуть из кителя. Потом он взял с собой ключ с панели первого пилота и сказал:
- Квинтилия, Тенек - пойдемте в медотсек, нам нужно кое-что обсудить. – Тенеку Ракар протянул руку, тот был все еще не здоров и ромуланец не знал, может ли тот сейчас идти сам.
– Я могу сам, – Тенек привёл кресло в стандартное положение и аккуратно поднялся с него. Голова всё ещё немного кружилась, хотя благодаря лекарству уже не болела, и вулканец старался не делать резких движений.
-Мне больше не надо следить за ремонтом? - уточнила Квинтилия, прежде чем последовать за ромуланцем.
Какой это был хороший вопрос… Очень существенный. Ромуланец ощутил в нем укор самому себе, хотя Квинтилия не это имела в виду.
- Да, - кивнул он, - пока не нужно. - и он задержал взгляд на Квинтилии в молчаливой просьбе понять его.
Тогда они втроем прошли в помещение медотсека. Казза и Юнок остались на мостике, а Делас находилась в жилом пространстве.
Когда вошли в медотсек, Ракар запер дверь, поставил свой рюкзак на панель, вытащил из него тонкий серый цилиндр, нажал на его торце кнопку, поставил вертикально на той же панели. Потом он проверил содержимое рюкзака. Устройство шифрования находилось там же. Квадратный лист плотного картона тоже. Потом Ракар обернулся к остальным.
- Это глушит звуко и видеозапись, - ромуланец кивнул на цилиндр, - мерами предосторожности никогда нельзя пренебрегать. Ложитесь, Тенек, на койку. Чем быстрее вы выздоровеете, тем лучше. Итак, дела обстоят следующим образом: мы упали, у нас нет инженера, нам нужен ремонт, чем быстрее, тем лучше. Крылу нужна заплатка, у нас нет для нее материалов. Таким образом, мы не обойдемся без помощи их команды. Они ее оказывают. Делас выбросила ключ, согласившись с доводами о том, что победить должен проект. Я думаю, что проект должен победить не только в регате, но и в той части, которая является нашим основным смыслом – нахождение возможностей сотрудничества друг с другом. Далее – там, на чек-поинте, в монастыре – они существенно помогли в нахождении решения. Они сотрудничали и готовы сотрудничать дальше. Но у всего этого – есть громадная куча недостатков. Во-первых – нас предал Рроу. Да, то что он сделал – в моем мире называется предательством. Он рассказал Каззе обо всех наших модификациях и о нашем способе взаимодействия с командой "Анадыря". То есть, "Серебряные фениксы" знают о нас все. И если мы сдадим их прямо сейчас – они доложат об этом, наше участие будет под угрозой. Как наше, так и "Анадыря". Этого нельзя допустить. Это тоже будет предательством, уже нашим – как по мне. Второе – их поступки ранее на станции – несомненно, являются преступлением. Да, я понимаю вас, Тенек, и я с вами даже согласен. Но иногда следует находить компромиссы в собственных установках, чтобы достичь цели, самой важной, к которой мы стремимся. Итогом нашего этого разговора – должно стать наше общее с вами решение. Было время подумать, есть время немного подумать еще сейчас. У меня есть еще пара вопросов к вам, прежде чем их задать, я хочу узнать, что вы думаете обо всем вот этом услышанном сейчас от меня. И задайте мне какие-нибудь вопросы, пожалуйста. Ситуация у нас сложная – но надо найти выход.
-Рроу не предатель, - тихо произнесла Квинтилия, - Он не мог знать, и сделал то, что сделал, не специально, чтобы навредить нам. Он просто поверил не тому человеку. Я разговаривала с Хеной. Ей потребовалось время, чтобы получить наше сообщение, а потом дойти до лазарета и узнать информацию, но она справилась, и теперь мы знаем, что произошло с Рроу. Он получил дозу слабительного - препарата, который повсеместно употребляется на Каите. Доза была большая, но его жизни ничего не угрожало, все было рассчитано так, чтобы его…. ээээ… накрыло утром, и он не смог бы присоединиться к нам на старте и выполнять свои обязанности. Хена говорит, что в лазарете в последнее время тенденция перестраховываться - это началось после инцидента с Аномалией, поэтому они предпочли понаблюдать лично и подольше, хотя это не самое приятное зрелище. В их понимании участие в регате не важно и не стоит никаких рисков со стороны Рроу. Вот что там было.  Его вывели из строя, но мы с этим справились.
– Тем не менее мистер Рроу проявил легкомыслие, а «Серебряные фениксы» поступили в высшей степени неэтично, – сказал Тенек. Он снова разместился на биокровати, только приподнял изголовье, чтобы собеседники находились в поле его зрения. – И то, что в этом участвовал врач, только усугубляет ситуацию. Я готов признать, что в случае с мистером Рроу шанс на неблагоприятный исход был исчезающе мал, но врач, который способен манипулировать состоянием любого человека по собственной прихоти, не имеет права практиковать, пока не пересмотрит свои взгляды. То же касается и действий мисс Юнок, хотя запретить ей работать с системами «Амазонки» не в моей компетенции. Всё это приводит нас к дилемме: с одной стороны, скандал, затрагивающий группу из другого подразделения проекта «Альфа», наносит новый удар по проекту, с другой, нельзя оставлять их действия без взыскания. Я думал о том, как её решить, и у меня есть варианты, но прежде чем их озвучить, я хотел бы прояснить два вопроса. Первый – степень вины команды «Примы» в крушении наших катеров. Второй – причины секретности нашего совещания. Лично я не говорил и не собираюсь говорить чего-либо, что не мог бы повторить в присутствии второй заинтересованной стороны, а предполагаемое сотрудничество подразумевает прозрачность намерений обеих сторон.
Ракар жалобно посмотрел на Квинтилию. Она была единственным человеком, в присутствии которой он перестал вести себя согласно служебному соответствию по вопросу проявления эмоций. Он стал вести себя с ней как обычный живой человек. Как обычный ромуланец, которому присуще все, что присуще всем другим.
- Квинтилия, наша операция на регате была секретной, остается секретной и сейчас. Но да, я понимаю вас, я очень стараюсь понять, спасибо за объяснение. Да, я знаю, что значит поверить не тому человеку, но есть вещи, которые… которые имеют гриф секретности, и их нельзя обсуждать ни с кем. Хорошо, он не предатель. Он просто попался и мне его жаль. Я не буду больше его так называть. Далее – я прошу прощения за все то, что наговорил тут недавно по связи, и … случившееся стало для меня шоком. Я не смог справиться с этим, и теперь все находится уже в другой стадии. Вот… - промедлил Ракар, немного затянув паузу. Потом он посмотрел на Тенека:
- Тенек, они не останутся без взыскания, без наказания, без возмездия. Вот так я должен выразиться. Они не уйдут от ответственности. Но я не хочу обсуждать эту тему сейчас. Прошу меня простить. Для меня сейчас сложно говорить об этом, мы обсудим это позже. На текущий момент у нас другая задача – принять решение о сотрудничестве с ними. Вы можете высказаться, Тенек, конечно, но не уверен, что дам ответ. Степень вины "Примы" в нашем крушении – я выясню лично, через некоторое время я хочу пойти вместе с Делас на их корабль, и забрать логи крушения. Они утверждают, что у них отказало управление. Они применили к своему управлению технологию Доминиона, какую используют джем-хадар на своих кораблях, и в критический момент расстояние перестало высчитываться верно. Мы это выясним. Второе – причина секретности нашего совещания – то, что сейчас обсуждаем мы – принадлежит только нашей команде. Вы мой экипаж, я хочу обсуждать это с вами. Если нужны будут вопросы к ним – вы зададите их им, чуть позже. И от прозрачности намерений мы никуда не денемся. Я сам уже задал множество вопросов – и получил много непротиворечивых ответов. И Юнок чинит наш катер правильно, это уже подтверждено Самритой. И последующее – тоже будет обсуждено с Самритой. И вот еще что – Квинтилия, удалось выяснить что-нибудь про Планкса? Где он?
-Он все еще на станции, - ответила Квинтилия, - Зачем он вам?
____________
С Тенеком, Квинтилией, Делас, Юнок

 13 
 : 13 Июля 2017, 12:18:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Освальд Макдауэлл
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


Завернув ещё раз к репликатору и взяв кое-какую закуску с ещё одной кружкой кофе, Освальд с Самритой пришли в лазарет.
- Ну вот, можно было тебя и не выписывать - всё равно вернулась назад, - фыркнул Освальд располагаясь на биокровати и указывая глазами и кивком головы на место рядом с собой. - Как себя чувствует будущая мама? Про твои перепады настроения я наслышан, а утренняя тошнота ещё не началась?
- Еще раз назовешь меня так, получишь в глаз! И ни Дженни, ни я его лечить не будем! – возмутилась Самрита. – Это что, такая важная тема? Почему нельзя поговорить о чем-нибудь более существенном? Например, об этом пирожном! Так вот, твой главный инженер и кадет Академии Звездного Флота Самрита Баккер чувствует себя хорошо!
- Тебе даже инопланетный паучок смог лопатку сломать, - не унимался Освальд, - причём так, что мне пришлось лечить ссадины и ушибы по всей твоей спине, а также слегка пониже спины. Думаю, уж я-то как-нибудь смогу тебя обезвредить! - продемонстрировав подруге собственный язык, он внезапно опять сделался серьёзным. - И да, тебе придётся смириться с тем, что тебя будут называть будущей мамой окружающие. А если ты будешь каждому угрожать дать в глаз, добром это точно не кончится. Скажешь такое какому-нибудь навсиканцу или коммандеру Мори - даже не успеешь об этом пожалеть…
Самрита грустно вздохнула, откусывая от пирожного.
- Не так я себе все это представляла… И что теперь делать?
- Я знаю, - Освальд взял девушку за руку, - я тоже не думал, что всё так обернётся. Мы же... мы же делали прививки и... и мы же решили тогда, что детей быть не должно - на той планете их бы сразу опознали, как чужаков! Кстати… ты всё ещё думаешь, что скрывать произошедшее с нами - это хорошая идея? У нас не получилось вести себя непринуждённо, но с этим хотя бы можно было что-то сделать, а теперь?..
- Напишем потом отчет, - буркнула Самрита. – И сейчас у нас есть проблема поважнее. Я… я все еще не знаю, как к этому относиться и как дальше жить!
- Иди сюда, - молодой человек настойчиво притянул девушку к себе, заключая в объятья, - мы пройдём через это вместе. В конце концов, как знать - может, мы всего лишь немного опередили события, и к этому всё, в любом случае, пришло бы..
Самрита опустила подбородок на плечо Освальда и закусила губу: она уже слишком много плакала последние дни, хватит!
- Мы даже не пара, - пробормотала она. – Все стало так сложно… Я имею в виду, что я хотела, чтобы мы были вместе, но не в таких условиях. Нам через столько всего следовало бы пережить вместе: прогулки в парке Академии и поедание мороженого, голопрограммы и отдых на Райзе, свидания и путешествия, первая работа и успехи... Как у любой нормальной пары нашего возраста. А не… - она не договорила.
- Наверстаем! - уверенно прошептал Освальд. - У нас есть кое-что другое - два месяца счастья на доварповой планете. Это как... два отпуска вместе! Эко-туризм длиной... не в жизнь, а в три месяца, два из которых слишком много значили, чтобы про них забыть. В общем, так: ты хочешь свиданий, романтики, классического конфетно-букетного периода - я только за! Пока это, - он положил ладонь на живот Самриты, - не станет нам по-настоящему мешать, всё будет так, словно мы только начали встречаться, и ничего ещё не произошло.
Самрита грустно улыбнулась:
- Ты точно этого хочешь? Быть со мной? Когда мы возвращались на ДС9, ты не был так уверен… Да и стали бы мы встречаться, не окажись на той доварповой планете? Я не хочу, чтобы ты был со мной из-за чувства долга и беременности.
- Слушай, я же предлагал помириться ещё до того, как узнал про твоё положение, - устало проговорил Освальд, - а случившееся по возвращении... считай это временным помутнением рассудка и чувством полной дезориентации, вызванными радостью от возвращения домой.
- Ну-ну, - хмыкнула девушка. – В любом случае, это уже в прошлом, как и то, что было на планете. А вот что будет дальше… - она положила свою ладонь поверх ладони Освальда на своем животе. – Это уже будет зависеть от нас обоих. Но сначала я хочу свидания. И голодек! И мороженое! Я хочу чувствовать себя молодой девушкой, а не будущей матерью… Пока это еще возможно.
- К разному прошлому относятся по-разному, - упрямо проворчал Освальд, - я только совсем недавно перестал сожалеть о том, что мы вообще вернулись. Но я тебя понял.
Какое-то время он ничего больше не говорил, а потом с усмешкой добавил:
- Тогда после регаты предлагаю выполнить сразу три пункта и устроить свидание с поеданием мороженого в голокомнате!
Самрита довольно улыбнулась и кивнула:
- А я рада, что мы вернулись. Потому что с мороженым и голодеком на той планете точно была проблема!..
- Тоже верно, - произнёс кадет, крепче прижимая к себе девушку.
Спустя ещё несколько минут от кофе и пирожных не осталось и следа, и двое молодых участников команды, утилизировав пустые кружки и упаковку, бодрым шагом пошли на мостик.
___________
С Самритой

 14 
 : 13 Июля 2017, 12:13:20 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


***
Это был путь во тьму, сквозь тьму, без конца и начала.
"Загадал когда вырасту стать никем,
Камер видеонаблюдения огоньком".
Кто он есть теперь и зачем, Лайтман Артур, носящий все еще звание кадета? Существует ли он еще, или он стал пустотой, слился с ней и растворился в ней? Виновные должны быть наказаны, а он не наказан, он прощен, незаслуженно. Грязный и пустой, ничто,  нигде, на дороге в никуда.
Лайтман осознал, что не спит и видит потолок. Он не сразу понял, где он, что вообще происходит. И даже мыслью такой не задался, пока воспоминания не вернулись сами. Баджорская система, регата, катер "Анадырь", Самрита была ранена, потом выяснилось, что Самрита беременна. И Лайтман вспомнил нападение на Самриту ночью в ангаре, он не видел сам, но восстановление картины событий по ее рассказу были весьма однозначны. Артур вспомнил, что эти трое девушек теперь там, у второй команды. И Лайтман ощутил жгучую ненависть к той из них, которая могла ударить Самриту в живот. Убить двоих одним ударом. Уже такое было, в школе станции, так давно как в другой жизни, и ее звали Мария Баторина. И теперь Лайтман не ощущал ничего, кроме ненависти к той … он не мог назвать ее человеком, которая напала на Самриту. Он надеялся, что ромуланец сдаст их в службу безопасности сразу. И приступ ненависти прошел.
Лайтман медленно сел на койке и принялся обуваться. Самрита беременна… Но она похоже не особо рада этому. И он ее понимал, потому что.. тут надо было поговорить кое с кем. И М'Кота, вот теперь Артур о ней вспомнил тоже. Что если она тоже.. Или нет? Зачем он, Лайтман, все это сделал? Зачем он вообще полез туда, куда его не просили? Чего ему дома не сиделось? Да нет же, все туда же, как приличный, к звездам… Да только нечего ничтожествам делать среди звезд. И все таки, несмотря на все, к М’Коте он ощущал нежность, в странной смеси со страхом. Лайтман поднялся и потянулся, разминая мышцы. Какое бы ни ничтожество он ни был, у него есть обязанности, и он должен их исполнять. Артур задержал взгляд на спящей неподалеку М’Коте и пошел на мостик.
На мостике оказалась только Акрита, Освальда, которого Артур искал - не оказалось, и Артур решил его просто дождаться, не беспокоя и не отвлекая понапрасну. Кадет сел в кресло второго пилота и открыл на консоли все свои окна с показаниями и обязанностями, которые надлежало исполнять операционному офицеру.
- Как тут дела, Акрита? - спросил он.
- Да все хорошо, - ответила андорианка, повернувшись, но не снимая шлема. – Расчетное время прибытия чуть меньше часа. Как тебе, удалось отдохнуть?
Артур посмотрел на Акриту в шлеме, улыбнулся ей и вернулся к чтению сенсорных показаний.
- Ты знаешь, я даже выспался. Это очень здорово, а то совсем вырубало. Но уже все нормально. – Артур помолчал несколько секунд, - «Амазонка» я смотрю на Бэйджоре все еще стоит. От них не было новых сообщений?
- Нет, - Акрита чуть нахмурилась. – И мы тоже не пытались с ними связываться. Странное что-то там… А ты что-нибудь знаешь о других группах проекта? Да, кстати, если хочешь, можешь пообедать пока прямо здесь. Мне Освальд разрешил.
- Понятно, - кивнул Артур, - не, спасибо, я не голоден. Может позже. Странное, да. Но я все слышал по связи, пока был на луне. О других группах проекта, честно говоря, слышу в первый раз, хотя помню, что отбиралось 50 человек всего, и только 20 из них отправились на ДС9. Так что это возможно теоретически.
А потом Артур откинулся на спинку кресла и посмотрел на главный экран. Где-то там впереди была Червоточина.
- Знаешь, в 2379-м году была битва «Энтепрайза» и «Скимитара» в Бассен-рифте. Мой отец тогда служил пилотом на одном из кораблей, которые ждали «Энтерпрайз», чтобы оказать поддержку. Ты же наверняка знаешь из истории, что “Скимитар” летел с целью уничтожить население Земли. Так вот, отец рассказывал мне тогда обо всем этом. Там были слова ромуланского коммандера Данатры в адрес капитана Пикарда – «Сегодня вы обрели друга в Империи Ромула, надеюсь он станет одним из многих». Это было чертовски вдохновляюще. Я тогда поверил, что мы действительно можем перестать быть врагами и если уж не друзьями, то хотя бы союзниками время от времени. И еще – Ракар не первый ромуланец в проекте. До него был Валардис. Я так мечтал с ним подружиться, так старался не ударить перед ним в грязь лицом. И даже начало получаться, но потом случилось вся эта аномалия. И что-то там произошло, я до сих пор не знаю что. Но Ракар сказал, что с Валардисом все в порядке. Да, ромуланцы часто жестокие и коварные, но у них есть принципы, они отличные воины, и очень плохо быть врагами, нужно иметь совсем другие отношения. И теперь случилась новая … гадость. Я тут думал, что бы сделал Валардис по отношению к этим трем девушкам сейчас, что бы он сделал потом? И не будет ли эта история – очередным камнем преткновения между нами и Ромуланской Империей, можно ли все исправить или это конец..?
- Да, я слышала про "Скимитар" и "Энтерпрайз", - тихо сказала она. – И про ромуланцев… Хотя до прилета на ДС9 никогда не приходилось общаться с ними лично. Ты знаешь, Ракар оказался совсем не такой, каким я могла представить себе разведчика из Тал Шиар. Не знаю, вероятно, это только с моей стороны так, но пока мы были на станции, у меня с ним не возникло каких-то сложнопреодолимых разногласий, вражды или чего-то подобного. Если все, или хотя бы многие ромуланцы такие же адекватные, то мне даже непонятно, почему наши государства так долго воюют? Сотрудничать с ними было бы очень здорово.
Она сняла шлем, тут уже вполне можно было обойтись без него, и продолжила уже значительно эмоциональнее:
- Но почему эта странная команда свалилась именно на них! Именно на Ракара, и именно тогда, когда он начал по-настоящему открываться нам и доверять! И почему, зачем, с какой целью он их взял с собой?!
Артур снова посмотрел на Акриту и кивнул ей.
- Ну да, но все таки мы с ними очень разные и по другому мыслим. Иногда кажется, что их разум совершенно чужд. Но в этом и суть – когда очень разные – объединяются, нет ничего дороже такого союза. Не знаю, - Артур пожал плечами, - наверное он обещал помочь им до того, как выяснилось, что они сделали. А почему это случилось именно с ним  – так это потому, что жизнь полна неприятных сюрпризов. Никто не обещал нам, что будет легко. Всегда все трудно. Такая вот история…
Артур оглянулся назад.
- Я все проспал, как Самрита? Все еще в медотсеке лежит?
- Да уж… - пробормотала Акрита. – Мне коммандер Планкс показался настоящим, правильным представителем Федерации. А Самриту, видимо, уже вылечили! Они с Освальдом пошли куда-то, наверное, хотели обсудить - ну, ты понимаешь.
При этих словах на лице андорианки снова появилась счастливая улыбка.
- А, отлично! – сказал Артур, облегченно выдохнув, - хоть со всеми глюками, но все-таки пригодилась ЭМГ, спасли Самриту.
И Артур серьезно посмотрел на Акриту:
- Акрита, лейтенант-коммандер Планкс не может быть виноват. Он достойный человек. Я был на его лекции один раз, ну … знаешь, не в своей группе, я иногда забегал к старшим кадетам на лекции, просто послушать. Он очень хороший учитель, он не может иметь к этому всему отношение. Наша глинн Толан тоже не знает ничего из того, что мы тут задумали сделать и что продемонстрировать. Конечно, она бы интересовалась больше, если бы у нее что-то серьезное не случилось, но я думаю, что мы бы все равно это удержали в тайне. А эти трое – совершили спланированное преступление. Уж точно они не докладывали лейтенант-коммандеру о своих намерениях. Поэтому я не верю в это очернение его честного имени.
Слова Акриты о Самрите и Освальде немного удивили Артура. Неужели все уже знали о том, что Освальд отец? Хотя Артур сам недоумевал, когда Освальд успел. Но тем не менее, это он комментировать не стал. Такие вещи не подлежат обсуждению, это личный разговор должен быть. Зато Акрита выглядела счастливой. Похоже, новость принесла всем радость, кроме Самриты и самого Освальда наверняка. Артур снова посмотрел в свою консоль.
- Да и мне не верится, что он имеет к этому отношение! – со вздохом ответила Акрита, снова надевая шлем. – Не может такого быть, не должно. Поэтому я ничего не понимаю… Но надеюсь, что Ракар докопается до истины.
- Да уж… - вздохнул Лайтман. Он тоже не очень понимал, и ему было ужасно от того, что с преступлением связаны люди из Федерации, - надеюсь, у них там ничего не случится и они благополучно хотя бы взлетят. А дальше посмотрим, чем им помочь.

______
с Артуром

 15 
 : 13 Июля 2017, 12:12:36 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Акрита ш’Лечир
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


Когда Акрита вернулась от репликатора с кружкой сладкого баджорского напитка, то увидела, что в ее кресле уже сидит Освальд. Артур ушел, М’Кота тоже, да и вообще на мостике воцарилась тишина. Сделав пару глотков, андорианка села боком в кресло второго пилота. Некоторое время они молчали. Потом капитана вызвала Самрита, и этот разговор Акрита слушала, уткнувшись в кружку и спрятав там улыбку.
- А можно мне остаться тут? – спросила она, когда медотсек отключился. – В отличие от остальных, я всю ночь хорошо спала и качественно отдохнула, так что все, в чем сейчас нуждаюсь – это пообедать. Можно мне сделать это тут?
- Счастливая! - усмехнулся Освальд. - Только имей в виду, что твои таланты нам могут понадобиться в любой момент, а регата может ещё очень не скоро закончиться, и лучше бы ты отдохнула, пока есть возможность. Не хочешь спать - просто ляг и отлежись, если что-то случится, я позову.
- Спасибо! Но пока я совсем не настолько устала, чтобы принимать горизонтальное положение. Так можно мне кушать на мостике? Такое не запрещается? - андорианка со смущенной улыбкой посмотрела на капитана – она действительно не знала правил на этот счет. – Или с меня тоже снимут пипы? И да, я просмотрела наш курс к Червоточине, вроде там нет каких-то опасных или сложных моментов.
- Можно, - кивнул Освальд и понизил голос почти до шёпота, - только тс-с, никому об этом ни слова! Шучу. Я хотел, чтобы мы все были в форме к заключительному этапу, когда именно скорость будет важнее всего. Ладно, если ты уверена, что справишься со всем, я не против.
- Ну, до заключительного этапа еще не близко! – весело ответила Акрита, хотя тут же осознала другой смысл этой фразы, совсем не такой радостный. – Думаю, успею еще и устать, и отдохнуть.
Она снова направилась с репликатору, но не стала сразу активировать его, решив дождаться отключения ЭМГ. Мало ли какая может возникнуть перегрузка.

Сейчас мостик скорее напоминал филиал столовой – как раз когда Акрита расправлялась со своим обедом, на пороге появилась Самрита с двумя стаканами кофе.
- Привет! Ой, я думала, все спят… - проговорила она, переводя взгляд с Акриты на второй стакан. Затем подошла к андорианке и поставила его на ее консоль. – Тогда будем считать, что это тебе. Капитан, а это вам, - максимально формально проговорила землянка, обращаясь к Освальду и протягивая стакан. – Пока вам не нужен инженер, я могу побыть вашим адъютантом.
Освальд смерил взглядом девушку, посмотрел на кружку кофе и строгим голосом произнёс:
- Ни бизе, ни тирамису, ни даже жалкой ватрушки или медовика!  Ладно уж, и на том спасибо, адъютант Баккер.
Потом кадет не выдержал и засмеялся.
- Акрита, ты, кажется, говорила, что не устала? Тогда дежурство на тебе. Адъютант, - он повернулся к Самрите, едва сдерживая смех, - за-а мной, шаго-ом марш!
- Есть, капитан, - хихикнула Самрита и направилась вслед за Освальдом.
Акрита, которая уже собралась было пойти за третьим стаканом, проводила коллег удивленной, но по-настоящему счастливой улыбкой. Вернув поднос в репликатор, она села в свое кресло, отхлебнула кофе, надела шлем дополненной реальности и принялась следить за траекторией полета. Расстояние до катера "Нового поколения" становилось все больше. Они по-прежнему находились на поверхности Бэйджора, и мысли о том, что там произошло и происходит, снова заставили антенны андорианки склониться почти до самого лба. Но по крайней мере у "Анадыря" сейчас все разрешилось, все живы и уже здоровы, шутят и отдыхают, и это дорогого стоило. А Ракар справится, он ведь старше и опытнее. О большем Акрита пока не могла судить.

__________
с Освальдом и Самритой

 16 
 : 13 Июля 2017, 11:39:50 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


 – Тогда я не догадалась, а просто случайно попала, – сказала М’Кота. – Просто сперва он – единственный твой настоящий друг среди мужчин, потом вы жутко ссоритесь, потом ты просишь не говорить ему про обморок, а потом – эта новость. Я сперва подумала, что ты просишь не говорить просто как капитану, но если обморок был из-за беременности... ну, ты понимаешь. А на счёт живых людей, – М’Кота тоже поднялась с места и теперь прислонилась к стене, – Давай примем, что мы все были тут неправы. В конце концов поддержка, а не обвинения нужны действительно всем, а это значит и Квинтилии, и тому же Ракару, а к ним ты намного суровее отнеслась, чем я к тебе. Но я понимаю теперь, почему ты так расстроилась из-за этой ссоры. Для тебя поступок равен человеку, и ты просто не знаешь, что есть разница между тем, чтобы осудить один поступок, и тем, чтобы осудить человека со всеми его потрохами. Тебе кажется, что если тебя упрекают за что-то, то людям не нравится не один маленький кусочек, а вся ты целиком, от макушки до пяток. И если ты на кого-то зла, то думаешь, что этот человек весь умешается в том поступке, который тебя расстроил. Но это не так, ни то, ни другое. Если кто-то поступил неправильно, это ещё не значит, что он ужасен и достоин осуждения как человек, и это справедливо для всех – и для тебя, и для других. А если говорить обо мне, то во всём нашем проекте моего доверия и симпатий лишился только один участник, и это – совершенно точно не ты.
- И кто же это? – любопытство Самриты работало в любой ситуации. Она, наконец, отыскала форму и, отвернувшись от М'Коты, влезла в комбинезон. – А накричала ты не на поступок, накричала ты на меня. 
– Ну, тут уж ничего не поделаешь! Кричать на поступки физически невозможно, так что мы все и всегда кричим не на поступки, а на людей, – философски заметила М’Кота. – И если мы все разом начнём считать, кто и на кого сколько раз накричал, кто сильнее был неправ и кто больше обиделся, мы состаримся и умрём в этих обсуждениях.
М’Коте не слишком хотелось говорить о человеке, который лишился её доверия, но раз уж она сама упомянула о нём, глупо было отступать.
– Это Тар Мари, – сказала она чуть погодя, незаметно для себя мрачнея с одним упоминанием его имени. – И его поступок – именно тот поступок, который я не могу простить. Это тебе не ссора в запальчивости – он оговорил Артура на суде. Оболгал его, обдуманно и подло, отлично понимая, чем это может для Артура закончиться. Ты веришь, что Лайтмана может кто-то в здравом уме и доброй памяти бояться? Я – нет. Он же классический федерат, до макушки напичканный идеализмом!
- Ну вот опять ты пытаешься меня заткнуть и сказать, что неважно, что я чувствовала в тот момент, и что мне нужны были совсем другие слова и поддержка – это просто надо забыть, - вздохнула Самрита. – Значит то, что я говорила, прошло мимо, так что мы только зря потратили время, - она застегнула застежку на спине и обернулась к клингонке: - А Тара я уже успела за это время узнать. Я не оправдываю то, что сделал на суде он или Толан, но я могу ему поверить, что именно тогда он испугался Артура и ему было некомфортно с ним. На суде спрашивали о его субъективных ощущениях, он же не сказал, что все в проекте боятся Артура. Я вот его не боюсь, а тебя, например, остерегаюсь. Ну все, я готова, мне надоело тут торчать! – землянка направилась к выходу.
– Подожди, вызови голограмму, пусть выпишет тебя, – напомнила М’Кота. – И давай предупредим Освальда, что сейчас будет большая нагрузка на системы.
Затем клингонка покачала головой.
– Тебе не надоело понимать наизнанку каждое моё слово? Где и когда я пыталась тебя заткнуть? Я хоть раз тебя перебила? Где и когда сказала всё то, что ты мне приписываешь? Хоть раз я сказала, что твои чувства были неважны? Знаешь, если ты будешь и дальше придумывать за людей, что они якобы думают или хотят сказать, тебе с ними не сработаться!
- Ты только что сама сказала, что не видишь смысла считать, кто сколько раз на кого накричал и все такое, - устало пояснила Самрита. – Я же пытаюсь донести до тебя совсем другое… Впрочем, у меня это не получилось, так что не важно. Голограмма не нужна, я уже здорова, к тому же, она опять подвесит все системы катера. Мы сейчас не можем так рисковать.
– Приказ капитана, – возразила М’Кота. – А приказы полагается выполнять. Между прочим, не считаться обидами и плевать на чувства – это разные вещи. Знаешь, в той ситуации было много людей и чувств, и всем было больно – тебе, Ракару, Акрите, даже мне в какой-то момент. И важны были чувства всех. И никто никого не хотел специально обидеть: ни я тебя, ни ты Ракара или Акриту, ни Ракар и Акрита тебя или меня. И ни у кого из нас не было настоящих причин или желания делать друг другу больно, именно поэтому надо всё это оставить позади и забыть. Как видишь, мне тоже не удалось донести до тебя эту мысль. Но я попробовала снова. Может быть и ты попробуешь донести до меня свою – более подробно и понятно?
- Если честно, мне не очень хочется повторять все это по второму кругу, - пожала плечами Самрита. – Будем считать, что ты права, а я нет, чтобы тебе было спокойнее. Так что, если ты не против, я займусь чем-нибудь поинтереснее. Самрита вызывает Освальда, - проговорила она в коммуникатор. – Ты уверен, что хочешь снова активировать ЭМГ? Я не уверена, что второй запуск не окажется хуже первого… Если хочешь мои рекомендации, то сейчас это слишком опасно!
- Решение о том, готова ты к службе или нет, должен принять врач, - услышала девушка по связи. Хоть лица Освальда она и не видела, но по тону голоса могла догадаться, что тот картинно закатил глаза и помотал головой, криво усмехнувшись. - Дженни тебя просто просканирует - это быстро.
- Я знаю, что это быстро, я волнуюсь за катер, - усмехнулась Самрита, представив себе выражение лица Освальда. – И в прошлый раз ЭМГ даже трикодер удержать бы не смогла… Какой от нее толк кроме того, что она может потенциально замедлить наш катер на регате? Если ты так хочешь меня просканировать, приходи и делай это сам!
- Старший инженер Баккер, - ответил Освальд вроде и строго, но было очевидно, что он сам едва сдерживает ехидный смешок, - на звездолёте за такое вас отстранят от службы на месяц, как минимум, и трёх пипов на воротнике вы до глубокой старости не увидите!
- Прошу прощения, капитан, больше не повторится, - отрапортовала Самрита и бросила быстрый взгляд на М’Коту. – Ваши приказы не оспариваются! Мне активировать ЭМГ?
– Может, вызовем её без материализации? – предложила М’Кота. – Я просканирую, голограмма считает данные и сделает заключение, и нагрузка получится намного меньше.
- Поддерживаю идею М'Коты, - ответил по связи Освальд, - если что - сразу отключайте!
Самрита вздохнула и молча подошла к консоли, чтобы запрограммировать новую форму ЭМГ. Закончив с этим, она произнесла:
- Компьютер, активировать экстренную медицинскую голограмму!
«Дженни» материализовалась в центре маленькой комнаты, и была даже чуть более прозрачна, чем в прошлый раз. Судя по ее нейтральному выражению лица, Самрита отключила еще и личностные подпрограммы.
- Пожалуйста, назовите характер экстренной медицинской ситуации, - ровным голосом проговорила она.
- Меня надо выписать, - пояснила Самрита. – Два часа уже прошли, я себя хорошо чувствую.
Она достала медицинский трикодер, активировала его и протянула М’Коте:
- Просто медленно води… Впрочем, тебе ЭМГ все объяснит.
– Спасибо, я умею сканировать, – иронически ответила М’Кота, – была бы я тобой, решила бы, что ты хочешь назвать меня неумёхой, а мою Академию – рассадником недоучек.
- Нет, но это федеральная технология, к тому же медицинская, - равнодушно произнесла Самрита. – Я не умею пользоваться клингонским медицинским трикодером, в этом нет ничего необычного.
– Попади он тебе в руки, сумела бы, – отмахнулась М’Кота, приступая к сканированию. – Там, куда простираются наши с тобой медицинские познания, нужен минимум, а он у всех одинаков. Вот врачу пришлось бы поковыряться.
- Может быть и разобралась бы, но не сразу, – Самрита повернулась, чтобы клингонка могла просканировать ее спину. – Я всего лишь кадет Академии, у меня нет большого опыта использования инопланетной технологией. Ну как, я буду жить, Дженни?
- Не зафиксировано несовместимых с жизнью нарушений, - сухо отозвалась голограмма. – Продолжайте сканирование.
М’Кота подождала, пока Самрита повернётся и вернулась к сканированию.
– По-моему ты прибедняешься. Не может быть, чтобы вам не показывали стандартные устройства «добрых соседей»! Хотя... Знаешь, с медициной у нас не сказать, чтобы здорово, так что в «горячую десятку» наши медицинские трикодеры почти наверняка не входят.
- Я видела ваши обычные трикодеры, оружие, схемы двигателей и некоторые планы кораблей, но они устарели лет так на десять, - пояснила Самрита. – Мы не так много времени уделяем инопланетным технологиям, куда больше – общим принципам работы. Так что да, я бы разобралась с вашим медицинским трикодером и, возможно, другой техникой, но мне понадобилось бы время. Незнакомый язык, незнакомый интерфейс…
- Сканирование завершено, - объявила ЭМГ, получив все данные с трикодера. – Вы здоровы, мисс Баккер, однако еще сутки не рекомендуется сильная нагрузка на правое плечо и спину.
– Ну, как я сказала, медицина у нас не в большом почёте, а вот оружию времени уделяется предостаточно, – сказала М’Кота складывая трикодер. – Но ведь наша группа базируется на федеральной станции и всё базовое оборудование тут тоже федеральное, так что мне и Рекло пришлось потратить денёк на то, чтобы познакомиться с основными приборами поближе. Согласись было бы смешно, если бы все участники проекта сразу начали бы выполнять новое задание, а нам пришлось бы спрашивать, как включить то или запустить это!
- Я бы не отказалась, чтобы тогда и нам показали клингонскую, кардассианскую и ромуланскую технологию в действии – это было бы честно, - заметила Самрита и отключила голограмму. – Ну вот, я здорова, так что больше нет причин тут торчать!
– Последние новинки Федерации и нам тут не показывают, а на том же уровне показали бы, будь станция клингонской, – предположила М’Кота. – Да и задания у нас помимо прочего на совмещение разных технологий, так что будет время ознакомиться. А ещё у нас с Освальдом буквально только что родилась идея смотаться на ближайшее нерасчищенное поле боя и посмотреть, нельзя ли там найти что-нибудь подходящее для новых модификаций, так что присоединяйся! Думаю, там не только клингонские приборы можно найти... Я в койку. А ты небось на мостик пойдёшь?
- Какое… оригинальное предложение, - усмехнулась Самрита. – Да, я уже достаточно здесь повалялась и наотдыхалась на сутки вперед. А на мостике всегда что-то интересное происходит!
– Ну, ты ж хотела технологий! А там их будет на целый полк алчущих знаний инженеров, – поддразнила землянку М’Кота. – Но я так думаю, надо будет в любом случае лететь всей толпой: больше людей – больше площадь успеем охватить и больше найдём.
Самрита задумчиво кивнула:
- Это интересно, я подумаю. Но сейчас нам надо сосредоточиться на регате, - с этими словами она покинула лазарет.
_______
С М'Котой, ЭМГ и Освальдом

 17 
 : 13 Июля 2017, 11:39:16 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


М’Кота сунула нос в медотсек и бросила взгляд на лежащую Самриту: спит или не спит? Если спит, не стоит её трогать, пусть выспится, а если нет... клингонку будоражило любопытство, и не в последнюю очередь в связи с сенсационной новостью о беременности землянки.
Самрита уже не спала, а полулежала на подушке, лениво водя пальцем по экрану падда. Может быть, там были инженерные схемы… но более вероятно, что это была какая-то не слишком интеллектуальная игра. Увидев М’Коту, она вздрогнула и сразу как-то подобралась, словно перед ней стояла не ее коллега по проекту, а как минимум адмирал Солок. Взгляд девушки тоже сменился с расслабленного на напряженный и настороженный, точно она вновь была готова отбивать нападки.
- Что-то случилось? – землянка села на кровати.
– Ничего не случилось, – М’Кота вошла, и дверь с чуть слышным шорохом затворилась за ней. – То есть, конечно, случилось, но хорошее: идея слетать на комету сработала, мы получили ответ и уже летим к новым координатам. – Клингонка посмотрела на земную девушку и не вытерпев спросила:
– Ну?
- Отлично! – кивнула Самрита и подтянула ноги к подбородку. – А я все проспала с тех пор, как мы получили данные с кометы… «Ну» - что? Со мной уже все хорошо, я тут валяюсь только потому, что не нужна вам на мостике.
– Если наша голограмма скажет, что можно тебя отсюда забрать, сразу будешь нужна, – успокоила её М’Кота. – И как это «что – ну»? У тебя будет ребёнок! Это же круто!
- Голограмма отключена, - заметила Самрита. – И пока ее не включить, она ничего не скажет. А это… - она отвела взгляд. – Ну да, типа того. Поэтому, например, я чуть было не грохнулась в обморок на сборах, а скоро превращусь в неповоротливого бегемота и меня отстранят от большинства заданий проекта. Но это еще не скоро, а пока я не хочу, чтобы ко мне относились не как к личности, а как к инкубатору на ножках.
– Где ты нахваталась такого бреда? – изумилась М’Кота, усаживаясь верхом на стул напротив неё. – У тебя же мозги из-за беременности не откажут! Моя мать носит уже шестого ребёнка, и что-то её никто не считает «инкубатором на ножках». Я бы посмотрела на того, кто назвал бы её так в глаза!
- Я не нахваталась, но я боюсь, что отношение ко мне изменится, а я этого не хочу, - землянка упрямо вскинула подбородок. – И 6 детей я тоже не хочу! Мне хватило бы одного, и то лет так через 15…
– Конечно, изменится, – М’Кота кивнула, – Ну и что? Отношение каждый день меняется. Сегодня ты – Самрита, которая отладила все модификации, завтра – Самрита, которая выиграла регату... или не выиграла, как повезёт. В один прекрасный день окажется, что ты всё больше и больше становишься Самритой, которая ждёт ребёнка, но это – не катастрофа. Кира Нерис вынашивала чужого ребёнка – даже не своего – и оставалась вторым лицом на станции: на этой самой станции, к которой приписан наш проект! И если кто-нибудь называл её инкубатором, то я об этом ничего не знаю.
- Она была старше и опытнее, она уже всего добилась – в ее возрасте и я бы могла подумать о том, чтобы завести ребенка. Но мне 21 год, я еще никто, и меня еще не за что уважать, - мрачно ответила Самрита. – Вчера ты мне очень активно доказывала, что я ребенок с «идиотскими капризами», который всех подводит и ставит свои чувства выше общего дела – вот что я из себя представляю, по твоему мнению? Я не думаю, что беременность что-то улучшит, скорее наоборот. 
– Впервые слышу, что человек в 21 год никто, – скептически сообщила М’Кота раскачиваясь на стуле. – Послушай, вот это всё – всё, что ты сказала – зависит только от твоих поступков. Я ведь сказала: всё меняется каждый день! И я вчера оценила только один твой поступок, а не всю тебя с ног до головы. Покажи мне хоть одного человека в проекте, который не совершил ни одного детского, или глупого, или опрометчивого, или опасного поступка? Я таких не знаю. Каждый день ты создаёшь новую себя, и какой ты будешь, зависит только от тебя самой, а не от того, вырастет у тебя живот или нет. Того, что у тебя по-настоящему есть, никакая беременность не отнимет.
- Ну, это ты меня в этом убедила, что я никто, - равнодушно пожала плечами Самрита. – Что мои чувства ничего не стоят, что я не имею права их демонстрировать, а должна заткнуться и работать… Если посмотреть, так все такие молодцы и никаких ошибок не совершали. Ну ладно, кроме Квинтилии. А остальные? А ты сама? – она взглянула на клингонку из-под упавшей на глаза пряди волос. – Что ты такого сделала детского, глупого и опасного?
– Ой, вот не надо! – возвела глаза к потолку М’Кота. – Если всё так ужасно, тогда что делать той же Квинтилии после твоих слов у Планкса? Сразу выброситься в шлюз? У нас у всех есть чувства. И они все чего-то стоят. И иногда мы можем дать им волю, а иногда времени так мало, что остаётся в лучшем случае шарахнуть стулом в стену и пойти работать. Но если на стене висит нужный тебе монитор, даже такого счастья тебе не светит. Ладно, ты спросила, что натворили все остальные... или хоть некоторые. Давай загибать пальцы. Я выглядела полной дурой, когда впёрлась к Артуру во время разговора с... одной девушкой. А с Квинтилией мы обе страшно сглупили, только она уже сидела на этом наркотике, а я-то была здорова, значит, с меня и спрос! И ещё я притащила на фуршет рахт, все помнят, чем это кончилось. Артур отлупил Корама, и одного этого более чем достаточно. Освальд по слухам сожрал что-то такое, что его перед фуршетом унесли в лазарет – тоже нашёл время для экспериментов! Ракар сходит с ума от любви... как по мне это потрясно, только похоже он сам и все остальные другого мнения. Акрита решила поохотиться на шпионов... Скажи, ты действительно думаешь, что на этом фоне так уж заметно, что ты разок психанула?
- Я психанула, и мне стыдно, - тихо произнесла Самрита. – Но вчера я не хотела швырять стулья, я хотела, чтобы меня тоже поняли и поддержали, а не кричали и обзывали. Разве тебе кто-нибудь тогда высказал что-то про рахта? И теперь я не знаю, нужна ли я вам только как инженер, потому что он у нас на регате только один, или я сама по себе – без беременности и без набора инженерных инструментов – имею какую-то ценность? Может быть, вам хочется, чтобы я просто молчала, делала то, что от меня требуется, и никак не отсвечивала?
– Слушай, я бы не стала наезжать на тебя, если бы аккурат перед этим ты не изругала беднягу Ракара, – примирительно сказала М’Кота. – А ты бы не изругала его, если бы он не забылся на совещании, и если бы ты не была беременна. А он бы не забылся, если бы не случилось что-то совсем третье, чего мы не знаем. Видишь: одно цепляется за другое и, как по мне, лучше одним махом отсечь все эти узелки, чем ковыряться в них до скончания века. Ты ничем не хуже любого из нас, и ты это знаешь. И ты нужна нам не только потому, что разбираешься во всяких приборах. Вспомни: вы с Освальдом придумали лучшую презентацию, во всяком случае, она стала лучшей для меня, потому что, если разобраться, именно ваша презентация спасла Артура от этого кардассианского слизняка. Я не знаю, кто из вас был автором последней локации, но если мне представится случай уплатить этому автору долг жизни, я сделаю это не задумываясь.
- Ну вот, опять беременность! – закатила глаза Самрита. – Можно подумать, что без нее мне не стало бы обидно за такой некомандный подход. Нет уж, это глупое оправдание, и я не собираюсь прятать свои эмоции за беременностью, даже если они кого-то не устраивают, - она потянулась, проверяя, как срослись кости, и свесила ноги с кровати. – Тебя так впечатлил фейерверк? Ну это Освальду спасибо, завершение презентации он писал. Как он там кстати справляется? – девушка кивнула в сторону мостика.
– Фейверк? – М’Кота на секунду опешила, потом мотнула головой, – Да нет, же! Выходит, я перепутала... Деревенский праздник! Я подзабыла очерёдность, но Панча мне теперь не забыть! Стоит, пожалуй, реплицировать себе на память... – клингонка замолчала и вдруг вскинула голову: – Подожди, что ты так дёргаешься из-за своего положения? Дело ведь не в некомандном подходе, верно? Потому что я никогда не поверю, что ты всерьёз считаешь одну оговорку после всех стараний на благо проекта и ради регаты каким-то жутким эгоизмом и некомандным подходом. Всё дело в этом, – она указала на живот Самриты, – именно этого ты почему-то боишься и из-за этого смотришь на всех словно из какого-то колодца! Почему?..
На мгновение губы М’Коты сжались, потом она решительно тряхнула головой: не могло быть, чтобы Самрита попала в такую же историю, как сама М’Кота, но что-то ведь её гложет!
– Ладно, – вздохнула она, – думаешь, ты попала, и другим тебя не понять? Если хочешь знать, мы с тобой легко можем оказаться в одной лодке. Будет смешно, если через пару дней, окажется, что нам вместе придётся ходить на все эти ваши обследования и процедуры!
- Дело… во всем, - уклончиво ответила Самрита. – И во фразе, и в том, как вы все на меня ополчились, стоило мне перестать молча исполнять свою функцию и дать волю чувствам, и в том, как неожиданно я все узнала. Все на меня рассчитывали, но по сути всем было все равно – я это делаю, или катер сам себя чинит… - она опустила голову так, чтобы волосы закрыли лицо, но через пару секунд помотала головой и как ни в чем не бывало продолжила: - У тебя-то что? У вас с Артуром все так… правильно и серьезно. Уверена, он таких случайностей не допустит, а даже если и допустит… Вы же вроде как официальная пара, никто, по крайней мере, не удивится!..
– Хорошо же ты про нас думала всё это время! – хмыкнула М’Кота. – Кажется, пора обижаться тем самым «всем», которым якобы было всё равно. Знаешь, ты с самого начала была очень... в себе. По крайней мере так казалось со стороны. Ни перед кем особенно не раскрывалась, ни с кем не откровенничала. Когда люди так себя ведут, поневоле думаешь, что не очень-то им нужно твоё сочувствие. А теперь ты говоришь, что всем было всё равно. Нам не было всё равно, но откуда нам было знать, что тебе самой это нужно? Конечно, это дикое преувеличение, но если Тенек – да хранят нас предки! – завтра пожалуется на недостаток внимания, ты же наверное удивишься?
М’Кота вздохнула и упёрлась подбородком в сложенные на спинке стула руки.
– А с Артуром у нас всё не так просто. Мы из разных миров. И что окажется сильнее – наши различия или наша любовь, покажет только время. К тому же случайности, знаешь ли, на то и случайности, чтобы случаться неожиданно... А ты? – подняла она взгляд на Самриту. – Признайся, ты из-за этого так сердилась на Освальда?
- Мы все живые люди, и всем нужна поддержка, а не обвинения. Мы поддержали Артура в его ситуации, но никто не встал на мою сторону, потому что… я не понимаю, почему, - тихо закончила Самрита, вновь шмыгнув носом. Фразу про Освальда она, казалось, пропустила мимо ушей – но через несколько мгновений она подняла голову на М’Коту и внимательно на нее посмотрела: - Как ты догадалась, что это Освальд? Впрочем, неважно – только не болтай об этом на каждом углу. Моя беременность все равно уже не секрет, раз вы все знаете, но я бы не отказалась от приватности. И нет, мы ссорились не из-за этого, я сама узнала только вчера, когда пришли результаты анализов.
Землянка слезла с кушетки и огляделась в поисках одежды – идти на мостик в пижаме и тапочках ей не слишком хотелось.
_________
C М'Котой

 18 
 : 13 Июля 2017, 09:37:57 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

Ракар снова посмотрел на ктарианку.
- В этом мире ничего нельзя добиться силой только мысли. Вот, например, ключ, который выбросила Делас – не вернется к ней в руки, если не найти его там лично. Нельзя улететь в космос силой собственной мысли, для этого нужен труд очень многих людей. Вот этот прибор, - Ракар снял с пояса трикодер и показал на нем показания от недавно отсканированного плода мобы, - показывает непротиворечивые показания. Они все реальны. И вы реальны, и я ощущаю боль ничуть не иллюзорную от всех воздействий. И ваши слова ничуть не предсказуемы. И кончики ушей Делас, испытавшие изменение цвета – реальны, и я ощущаю структуру каждого предмета, и вижу ваши действия. Мир существует во вне, вне нашего сознания, и будет существовать без нас, когда нас не станет.
-Но если вы спите, то мир будет существовать не во вне, а внутри вас, - продолжила Казза, - И тогда и я, и мой капитан - будут формами вашего воображения, частью вас самого на самом деле. И наши слова будут для вас предсказуемы. Так получается?
- Сон происходит в голове одного человека, - сказал Ракар, - прилар Паку так и сказал – "снится одному из вас". – Но пока одному из нас что-то снится – квадриллионы звездных систем – живут своей жизнью, множество людей живут своей жизнью, множество звезд жгут в себе водород и гелий, взрываются сверхновыми, излучают свет. Так было до цивилизаций, так будет после цивилизаций. До и после каждого конкретного человека. Если бы мир снился кому-то конкретному одному – то следовало бы задаться вопросом – откуда произошел спящий. Как и кем он создан? И если есть один спящий – то должен быть и тот, благодаря кому или чему он появился на свет. А значит – уже как минимум есть что-то еще, во вне.
- Значит… мы все же можем знать, что все это действительно существует? – попыталась сделать вывод Делас. – Но это, - она сделала широкий жест рукой, обводя террасу, - может одновременно и существовать в реальности и, например, сниться мне в настоящий момент. Это ведь не противоречие?
-Мне уже кажется, что мы можем знать, - нахмурилась Казза, - Но вроде бы Ракар с этим не согласен. Хотя я не поняла его до конца. Возможно, потому что его мысль теряется во всех этих цветастых словах...
Ромуланец крепко зажмурился, а потом ответил.
- Реальная жизнь полна сюрпризов, и если бы это все снилось одному из нас – все что мы могли бы увидеть – было бы взято из нашего разума. Но некоторые вещи не взяты из нашего разума, некоторые вещи – являются для нас неожиданными. Все ваши действия для меня неожиданны. Делас выбросила ключ – такое не могло мне присниться. Это не сон.
-Это как раз то, что я сказала, не так ли? - продолжала хмуриться Казза.
- Вроде того… - неуверенно качнула головой Делас. – В любом случае, мы все говорим примерно одно и то же – что мы понимаем, где сон, а где реальность. Или можем это узнать. Может быть, это и есть правильный ответ?
- Да, это то, что вы говорите, Казза, - согласился Ракар, - только другими словами. Ну.. то есть, непредсказуемость действий окружающих нас людей – есть доказательство реальности окружающего мира, такую версию формулировки примем?
-Тогда можно было просто выразить свое согласие, когда я спросила “Так получается?”, - проворчала Казза.
- Согласен! – сказал Ракар и улыбнулся, - теперь выражаю согласие. Тогда я все еще размышлял и формулировал. Извините.
- Ну вот и отлично, это похоже на решение, - с облегчением произнесла Делас. – Нам пора звонить в гонг?
-О, да, давайте звонить! - подпрыгнула на месте Казза, - Мы тут уже порядочно засиделись!
- Пора, видимо, - кивнул Ракар, и пошел искать гонг за дверью. Оглядевшись за дверью, он нашёл устройство и позвонил.
Глубокий металлический звук разнесся по монастырю, эхом отдаваясь в лабиринтах каменных комнат.
Спустя несколько минут издалека раздался звон колокольчиков, и когда он приблизился, вместе с ним на террасе появился прилар Паку.
-Вы готовы ответить на мои вопросы, путешественники? - спросил молодой монах.
Звук гонга разнесся эхом. Ракар дождался, когда звук стихнет и вернулся в галерею. Прилар пришел со звоном колокольчиков, и ромуланец рассматривал баджорца, чуть склонив на бок голову.
- Мы обсудили и пришли к соглашению. Теперь мы готовы ответить на ваши вопросы, - сказал Ракар, коротко поклонившись прилару.
-Тогда давайте послушаем ваши ответы, - церемонно ответил прилар Паку.
Ракар бросил взгляд на Делас и Каззу и снова посмотрел на прилара:
- Вопрос первый: "Как не разрезая фрукта мобы увидеть его семена?". Мы считаем, что нужно посадить мобу в землю и дождаться, когда семена прорастут. Тогда мы и увидим их.
После небольшой паузы слово взяла Делас. Ей досталось как раз то задание, где ее версия отличалась от выбора большинства, и она могла назвать как одобренный вариант, так и свой собственный.
- Второй вопрос звучал так: «что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег?» - Делас взглянула на Ракара и со вздохом продолжила: - Мы решили, что разум должен быть в движении, душа – ну или Па – должна быть в покое, а чистой должна быть совесть, - без особого энтузиазма проговорила ромуланка, и было заметно, что с этим ответом она не согласна. 
Пока Делас отвечала на второй вопрос, Ракар смотрел, как она это делает. Скоро они узнают, верно это все или нет. Но кроме того, ромуланец понимал, что все произошедшее тут недавно – могло быть услышано. Прилар наверняка в курсе теперь. Баджорец не отвечал сразу, намереваясь выслушать все ответы целиком, видимо они засчитывались не по одному, а в целом. И когда Делас ответила, Ракар продолжил.
- Третий вопрос - откуда мы знаем, что все это действительно существует, а не снится одному из нас? Ответ такой – все это действительно существует и не является сном. Непредсказуемость действий окружающих нас людей и неизвестных нам явлений во Вселенной – является доказательством реальности.
-Ну? - нетерпеливо спросила Казза, - Это правильные ответы?
Прилар Паку слегка улыбнулся.
-На эти вопросы нет неправильных ответов. Загадки - это двери, а ваши ответы - это ключи, но суть не в том, чтобы открыть двери, а в том, что вы увидите, когда войдете в них. Я надеюсь, что ваши раздумья над ответами заставили вас приложить усилия и позволили вам понять что-то новое о себе и о мире вокруг.
Баджорец ударил посохом о пол, и его колокольчики снова зазвенели. В ответ на это в галерею вошел старый монах, неся в руках куб-замок.
-Пожалуйста, возьмите свою награду, - предложил прилар.
Вообще, ромуланцу было интересно послушать о понимании мира такими как в частности вот этот баджорец-прилар. Ракар понимал, что тот не просто скажет "да, верно" или "нет, не верно", а еще сделает пару выводов. И он сделал. И действительно, хорошо, что  технологические способы не были отрицаемы и другие варианты тоже имели место быть. Все это было интересно, и об этом еще можно было бы подумать, если бы не все то, что с ним здесь случилось. Не только с ним, еще с Квинтилией и Тенеком там, внизу. И этих троих, двое из которых были сейчас тут – он просто не имел права пока отпустить, туда, где они сдадут их способ общения на регате, известный им благодаря предательству Рроу. Все это сильно омрачало жизнь. Он снова вспомнил слова Хены для него и усмехнулся им. Нечему радоваться. Но кое-что новое о себе он тут действительно открыл. В этом прилар был прав.
Ракар не мешкая подошел к монаху и вставил ключ в замок.
- Благодарим вас, прилар Паку, - сказал ромуланец, уже вынимая ключ. – Мы действительно все получили здесь хороший урок. О себе и о мире вокруг.
Ключ и замок среагировали зеленым свечением. Второе испытание было пройдено успешно.
-А теперь у меня есть вопрос, - нагло влезла ктарианка, - Вы вообще пользуетесь какими-то средствами связи? Мы пытались вас вызвать, но ничего не вышло…
-Современные технологии мешают уединению, - заметил баджорец-прилар, - А долгий путь к монастырю - это часть испытания.
-Но можем мы телепортироваться отсюда на свой корабль? Или это запрещено? - продолжила Казза, - Ваша лестница - ужасно длинная, и если можно ее избежать, то мы только за. Ведь мы уже прошли испытание!
-Хорошо, вы можете телепортироваться на свой корабль прямо отсюда, - ответил прилар Паку.
- Благодарю вас, - Делас улыбнулась прилару и вопросительно посмотрела на Ракара, чуть склонив голову к плечу: - Первая часть уговора выполнена, что дальше?
- Дальше идем убеждать Тенека и Квинтилию, - сказал Ракар, взглянув на Делас, - я выполняю достигнутые договоренности, и намереваюсь достичь успеха в переговорах.
С этими словами Ракар подошел ближе к Каззе и Делас, нажал на свою дельту.
- Ракар - Перим, пожалуйста, наведитесь на нас троих и телепортируйте на площадку транспортера.
-Есть, - ответила Квинтилия, и трое путешественников покинули монастырь, растворившись в сиянии транспортера.
_______________
С Делас, Каззой, Квинтилией и приларом Паку

 19 
 : 13 Июля 2017, 09:37:10 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

-Если речь про описание человека, то оно должно быть всесторонним, - заметила Казза, - Поэтому трактовка Делас мне нравится больше. А “разум” и “часть разума” - это повторение.
- Но тело при этом не должно быть в покое, - продолжила свою мысль Делас. – Так не бывает! И в этом нет никакого смысла…
-Ну, может, это правда про то, что надо чаще мыться, - пожала плечами Казза.
Ракар засучил рукав свой водолазки и продемонстрировал Каззе свою руку.
- Смотри, темноватый зеленоватый цвет. Сколько бы мы не мылись, цвет кожи не станет белым как горный снег. А вопрос наверняка фигуральный. Что если понятие разума нужно разделить на части? И Делас права, тело не может быть в покое. Поэтому я думаю, что мыслительный процесс должен быть в движении, чистой действительно должна быть совесть, а в покое… может эмоции? Хотя, не нравится мне эта вулканская парадигма. Спросим еще раз Тенека и Квинтилию?
- А я вот думаю, что как раз разум и должен быть в покое, а не метаться как бешеный сет’лет, - внезапно произнесла Делас. – А тело, наоборот, в движении, потому что это полезно для здоровья. Но я тоже с удовольствием послушаю, что скажет девочка-трилл – потому что предложение вулканца мы уже услышали.
Ракар посмотрел на Делас и на его лице отобразилось подобие легкой улыбки в смеси с уважением. Делас была умна, при всем том, что случилось, она обладала умом незаурядным, и ее разум действительно не метался как бешеный сет’лет, в то время как сам Ракар пребывал в смятении худшем, чем извержение вулкана. По крайней мере по ней это не было заметно, зато в ней была заметна недюжинная выдержка и достоинство, умение держать лицо в любых обстоятельствах. Ракар задержал на ней взгляд. А затем нажал на свою дельту на груди:
- Ракар вызывает Перим. Перим, отвлекитесь пока, пожалуйста, от того, чем занимаетесь, нам нужна ваша консультация и ваше мнение.
-Перим слушает, - голос Квинтилии был далеким и отстраненным.
Ракар отвел взгляд от Делас, вслушиваясь в слова Квинтилии. Его несколько напугала ее отстраненность. Что это было? Плохие новости? Он не стал спрашивать, он спросит чуть позже. Еще немного информации для того, чтобы догадаться самому.
- У нас тут все нормально, я потом расскажу. Мы решаем задачи прилара. Со второй задачей у нас трудности. Что у человека должно быть в покое, что в движении, а что чистым как горный снег? Как вы думаете, Квинтилия?
-Я согласна с версией Тенека, - ответила Квинтилия.
Ракар прошел по галерее немного дальше от Каззы и Делас и спросил шепотом:
- Как у вас дела на катере? Есть какие-нибудь новости? Ваш ответ означает, что не все в порядке.
-Почему? - спросила Квинтилия.
- По отстраненности вашего голоса, - сказал Ракар, и подумал, что если на катере конкретные проблемы, и Квинтилия не может говорить, то он ее подставляет сейчас очень сильно. И еще он хотел мгновенным телепортом оказаться там прямо сейчас… и почему он заранее не обговорил кодовые слова на все случаи жизни… как многого он не учел. Но он знал, что Квинтилия сможет дать понять, если что-то происходит. Или просто на нее все это навалилось непереносимым грузом. – Э… новости есть?
-Новостей пока нет, - ответила Квинтилия, - Если не считать того, что Самрита подтвердила, что ремонт, начатый “Серебряными Фениксами” на нашем корабле, был настоящим, без обмана. Сейчас ремонт продолжается, но я все еще слежу за Юнок.
- Понял, - сказал Ракар, - хорошо, спасибо, тогда пока конец связи. – Ракар резко выключил дельту, размышляя о настроении Квинтилии, и быстро повернулся к Каззе и Делас, сделал пару шагов к ним обратно.
- Так, - имитируя жест Планкса, ромуланец хлопнул в ладоши, хотя хлопок не получился, потому что он все еще держал в кулаке ключ-кристалл, - мои товарищи продолжают придерживаться мнения Тенека. Поэтому я предлагаю принять термин "душа", в которую верят вулканцы, и наверняка баджорцы тоже. Итого – душа должна быть в покое. Разум должен быть в движении. Совесть должна быть чистой. Осталось нам прийти к соглашению, что же такое есть душа? Возражения? Предложения?
-Что, прямо сейчас решить, что такое душа? - изумилась Казза, - Тогда нам точно понадобятся постели на ночь.
- Пусть будет «душа», или «катра», или «па», - пожала плечами Делас, от которой все эти материи были очень далеки. – Только вот обойдемся без философских диспутов. Если большинство проголосовало именно за эти три, эээ, составляющие, то кто я такая, чтобы спорить. Хотя все же я считаю, что тела нам тут не хватает… Ну что, последний вопрос?
Ракар щелкнул пальцами правой руки, свободной от предметов.
- "Па"! Вот правильное слово для этого места, Делас, ты молодец. Душа – это такая субстанция, которая иногда идет вразрез с разумом. Думает отлично от него и заставляет принимать решения, которые разуму не нравятся. Есть такая штуковина в теле гуманоида, хотя я лично считаю ее частью разума. И постели нам не понадобятся. А о третьем вопросе – о котором я думал больше всего после ухода прилара – у меня есть теория, хотите послушать?
- Валяй! - подбодрила Ракара Казза.
Ракар глубоко вздохнул, глядя на обоих девушек и начал, как это называлось – валять:
- У землян есть песня, которую они любят – "гони, гони свою лодку, весело, весело, весело, жизнь как сон". Только жизнь не сон. Вулканец сказал, что на самом деле мы не знаем, что она не сон, но не имеем право так себя вести, словно она сон. В этом есть смысл. Но, кроме того, во сне законы физики не очень-то действуют. Во сне мы не можем увидеть ничего из того, о чем не имели раньше ни малейшего представления. В том, что мы считаем реальностью – для нас множество неизвестного, перед нами Вселенная, претендующая на бесконечность, по размерам и возможности познания. Познавая Вселенную, мы всякий раз открываем новое и неизведанное. И ее законы непротиворечивы. С другой стороны – нет никаких гарантий того, что реальный мир не пустыня. Что однажды проснувшись, мы не попадем в пустыню реальности, осознав, что все, что мы знали раньше – было наведенным извне сном, со всеми непротиворечивостями. Что если явление "дежа вю"- когда мы в незнакомых обстоятельствах внезапно понимаем, что такое с нами уже когда то было – есть признак того, что наш сон корректируется извне? Дежа вю – считается сбоем разума, но что если это не так? Поэтому ответ действительно такой – мы не знаем. Но мы можем верить в то, что жизнь не сон.
Делас внимательно слушала Ракара, ловя каждое его слово, но под конец нахмурилась.
- «Не знаю» - разве это ответ? Нас точно оставят тут ночевать, если мы так ответим! Я читала о разных способах проверить, что мы не спим: например, прочесть одну и ту же надпись дважды или прокрутить в голове последнюю минуту жизни… - принялась вспоминать ромуланка. - А еще обычно мы только во сне задаемся вопросом, сон это или реальность!
- Не только во сне, - отрицательно качнул головой Ракар, - в бодрствовании тоже. Я задавался этим вопросом дважды за последние полчаса. А еще в детстве я задавался вопросом, реален ли окружающий мир, или он голографическая модель, и возможно ли найти выход из этой модели. Но это было очень давно. Я давно перестал считать мир нереальным. Кроме того – можно нырнуть глубоко, и допроверяться до той степени, что больше в реальность не вернуться. Однако не хочется считать смерть – пробуждением. Да, я считаю это ответом – мы не можем знать, но мы можем верить. Ровно как нельзя узнать одновременно пространственную координату микрочастицы и ее массу. Это называется – неопределенность. Мы не можем узнать, пока не посмотрим извне. Но нам не дано посмотреть извне.
-Но как же вы в детстве пришли к выводу, что все вокруг вас все-таки не голографическая модель? - поинтересовалась Казза, - Или сознательно выбрали не знать и до сих пор точно не знаете?
Ракар внимательно посмотрел на ктарианку.
- Я осознал бесконечность и многогранность окружающего мира, наличие множества иных миров, собственные возможности и собственные ограничения. Ограничение в реальности куда более жесткие, чем ограничения во сне. И если бы мир имел границы – они бы давно были найдены. Ни один сон не может быть таким большим и с такой точностью построенным, как мир, который нас окружает.
- Вот видишь, ты сам ответил на вопрос! – воскликнула Делас. – К тому же, вы все, наверное, слышали о том, что во сне можно себя ущипнуть и не почувствовать боли. Можете попробовать и проверить. Есть и более радикальный способ, - она не спеша подошла к ограждению террасы и переглянула за него. - Вы когда-нибудь летали во сне? Или падали? Если я сейчас на самом деле сплю, то не разобьюсь, а просто проснусь… - задумчиво проговорила девушка, а затем весело потрясла головой: - Но это я делать не буду, потому что знаю, что мы на самом деле в реальности.
Ракар проследил взглядом за Делас, которая пошла к ограждению террасы. И вместе с ее словами он быстро подошел к ней, и положил руку на плечо сзади. Сжал крепко и аккуратно.
- Если отключить протоколы безопасности в голопрограмме, и верить, что протоколы не отключены – то можно разбиться. Напротив, можно со всех сил верить, что это сон, и прыгнуть, но я еще не видел людей такого рода, которые бы так умели управлять своим разумом. И это все еще не значит, что все это реальность, но не доказано, что не сон. Да, в реальности существует боль и смерть. Но если задействовать программно центры мозга, которые за это отвечают – можно и во сне убить человека. Если разум верит, что ему больно… - Ракар отвел взгляд, - знаешь, есть некоторые методики, и способы наведения сна, не отличимые от реальности, - и тут Ракар вернул внимательный взгляд на Делас, посмотрел ей в глаза, - не нужно проверять. Мы не можем проверить наверняка.
- Я знаю много интересных методик, - загадочно улыбнулась Делас. – И очень много про мозг. Не забывай, на кого я учусь! Но не волнуйся, прыгать сейчас вниз было бы очень глупо – это тоже не входит в мои планы на смерть, - рассмеялась ромуланка. – Итак, что мы решили – что нет способов узнать, что мы не спим? Или все-таки есть рациональные методы понять, бодрствуем мы или нет? Казза, что ты думаешь?
-Ракар сказал, что доказал для себя реальность, - ответила Казза, - Поэтому если вы закончили ваш трогательный момент, пусть приведет конкретный пример того, что имеет в виду - что мир большой и с точностью построенный.
- Чего это трогательный… - уши Делас самую малость позеленели, и она бросила выразительный взгляд на Каззу, но больше ничего не сказала.
____________
С Делас, Каззой и Квинтилией

 20 
 : 13 Июля 2017, 09:36:16 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

- А ты хитрый, улан, - рассмеялась Делас. – Мы должны делать то, что ты скажешь, а вы потом еще будете думать, достаточно ли мы для вас хороши!.. Но ладно, я согласна. По крайней мере, потому что это веселее, чем сидеть тут и ждать помощи. И потому что ты с Каззой говоришь об одном и том же, хоть и отказываешься нас слушать. Надеюсь, наша готовность вам и дальше помогать хоть что-то значит, – хмыкнула ромуланка и активировала коммуникатор: - Юнок, отдых закончился! У нас тут типа соглашение, так что ты снова в деле. Покажи им, кто лучший инженер на проекте!
Делас отключила связь и покрутила в руке свой капитанский ключ, а затем нехотя поднялась с места.
- Победить должен проект? – задумчиво проговорила девушка, подходя к краю террасы, откуда открывался живописный вид на долину и останки «Примы». Она вытянула руку, и ключ полетел вниз. – Мы готовы сотрудничать, Ракар, «не знаю, насколько это вам понятно», - передразнила Делас слова ромуланца, проследив взглядом траекторию полета.
Жест Делас удивил Ракара. Возможно, это действительно был жест готовности к сотрудничеству на пути понимания. Но слова Делас, сказанные до того, были противоположны. Его всегда в некотором роде сильно возмущали слова преступников, уверенных в своей правоте. Слова тех, что считал себя вправе убивать, травить, подставлять и предавать, сознавая при этом собственную правоту, свое право на все, и чтобы их за это потом уважали, с ними потом сотрудничали, и еще желательно – умирали при этом молча и не возмущаясь. Они еще хотели быть при этом хорошими для тех, кого они подставляют, убивают и предают. Те, против кого делаются все эти диверсии, жертвы, с точки зрения их, преступников, должны еще быть за все это благодарны. Логика – достойная возмездия. Логика, носители которой должны были ответить за все свои преступления. Ракар проследил за этим жестом Делас молча и безэмоционально. Он еще не закончил свой допрос, который допросом назвать было нельзя. Он не завершил серию вопросов и ответов, призванных немного приблизиться к истине. И теперь остался на этом этапе один небольшой штрих, он посмотрел на Каззу, девушку, которая качественно играла любую свою роль. Сначала она играла легкое поведение с Рроу, теперь она представляла себя серьезной и искренней. И никто не мог знать, сколько еще у нее этих масок, потому что теперь ромуланец был уверен, что ее текущая роль – всего лишь маска. Она ведь не сказала ничего конкретного, отделавшись общими словами и знанием о том, что Энтони Сомерс, лучший друг Рроу – покинул проект. Она даже имени его не назвала. И возможно каитианец вовсе не был болтуном, а Казза теперь только лишь блефовала. Он попытался это проверить.
- Я поражен, - сказал Ракар в ответ на действия Делас, - но это шаг в правильном направлении. Каждое ваше действие приближает вас к успеху. Я благодарен. Нет, но каков же болтун Рроу… неужели даже о возможности фазового смещения катера в пространстве он рассказал? Я не могу поверить! Мы же могли проходить сквозь все и никто кроме коммандера станции и нашего координатора - не должен был знать. Это ведь предательство... Ваши способности к дознанию, Казза, великолепны…
- К успеху? – сощурилась Делас. – Я думала, мы говорим об общем успехе – победе проекта «Альфа» в регате. Что ты имеешь в виду?
- Я имею в виду – участие вашей команды в нашем общем успехе. Именно это, Делас. И ничего иного, - ответил Ракар и снова внимательно посмотрел на ктарианку.
Казза переглянулась с ромуланкой.
-У вас нет возможности фазового смещения катера в пространстве, - поморщилась Казза, - Зато мы знаем о другом способе, которым вы читерите на регате. А об этом ваш координатор в курсе? Как она могла допустить такое?
Итак, теперь все было подтверждено. Если бы это было другое место, Рроу бы ждала вполне однозначная судьба, Ракар подумал, что каитианцу повезло, что Ракар прямо сейчас не может до него добраться. Зато по крайней мере обе эти девушки говорили правду. Это было необходимое и достаточное условие. Но недостаточное для другого. Возмездие неизбежно. Ромуланец коротко кивнул.
- Хорошо. Вы прошли тест. Что касается читерства - вы не знаете всех подробностей. Но мы по крайней мере - не травили никого и не устраивали саботажа чужих кораблей. Есть, знаете ли, разница. Итого, вы хотите поговорить еще об этом или отложим до возвращения на катер, а теперь перейдем к вопросам прилара?
- Мы знаем достаточно, - загадочно отозвалась Делас. – И, если бы мы захотели, уже могли бы вас сдать… Это так, задачка на подумать. Итак, неужели мы наконец-то добрались до задания? - усмехнулась девушка. – Только вот я думала, что вы собираетесь решать их своей командой.
Ракар смотрел на Делас не мигая.
- Я так не думаю. У СБ к вам было бы много вопросов, и решись вы на это - вам не пришлось бы стартовать. Впрочем, мы обязательно это обсудим потом. Я собирался обсуждать эти задания вместе со своей командой. И Тенек уже дал варианты. - с этими словами Ракар взял два разных плода в руки и посмотрел их на просвет, чтобы попробовать увидеть семечки. - С другой стороны, есть другие способы - Рентген например, или ваш - не обязательно съедать до конца, достаточно объесть до семечек или разломать.
-Разломать - это то же самое, что разрезать, - заметила Казза.
Она взяла последний оставшийся плод и подняла его к солнцу, но кожица у него была плотная и не просвечивала. Чем-то фрукт напоминал земной инжир, хотя Каззе он не был знаком.
Вариант Тенека не подходил, Ракар наконец понял, что из этих фруктов моба. Тогда он снял с пояса трикодер, навел его на плод , исследуя внутреннюю структуру, чтобы получить визуальное изображение семечек. Однако, вряд ли монастырь и загадки на выход за пределы привычного мышления подразумевали технологическое оснащение.
-Мы можем оставить фрукты гнить, - предложила Казза, - И когда сойдет вся плоть, семечки могут остаться.
- Это был мой вариант! – Делас легонько пихнула Каззу. – Пока что это больше всего похоже на те философские умозаключения, которые так любят баджорцы. Прилар же сказал нам, что резать и кусать – это одно и то же, а значит разрывать пополам, бросать об пол и всячески издеваться над фруктом мы тоже не будем. Может быть, положиться на волю Пророков? – усмехнулась она. – К тому же, в задаче не было условия, что мы должны увидеть эти семена сами и прямо сейчас – это был… абстрактный вопрос. Так что почему бы не дать фруктам сгнить естественным путем и увидеть семена?.. 
- А еще, можно увидеть семена мобы в собственном воображении, - сказал Ракар, - представить их, это все равно что увидеть. Что с третьим его вопросом находится в некоторой взаимосвязи.
Ракар подумал, что Тенек там лежит с сотрясением, и наверняка занят еще чем-то, Квинтилия занята другими делами совершенно точно, их пока не стоит отвлекать, пока они не получат ответы на те другие вопросы. Сейчас он должен был обсуждать это все с этими двумя. И ему категорически не нравились эти двое. Но выхода не было здесь и сейчас. Такая у него была жизнь и такая работа — делать то, что не нравится. Просто потому, что кто-то должен это делать.
- Ну что, собираем варианты по одному — 1. Съесть и дождаться естественного выхода, если они не перевариваются. 2. Дождаться гниения мобы, если семена вместе с оболочкой гниют позже, чем оболочка. 3. Увидеть их в воображении. 4. Можно еще посадить фрукт, семена прорастут, и можно будет раскопать землю и увидеть… больше чем семена. Возможно зарождение новых. 5. Рентгеновское сканирование. Но мне кажется, нам нужны варианты, которые быстрее, чем гниение, - сказал Ракар.
-А мне нравится вариант четыре, - задумчиво сказала Казза.
- Это красиво, - согласилась Делас. – Но ведь если посадить черенок мобы, мы снова увидим сначала цветки, потом фрукты… но не семена, так что вопрос остается. А если посадить семена… - она нахмурилась, точно решая сложную задачку. - …То мы их и так уже увидим, и ничего не надо сажать!
-Так нет, ты зарываешь фрукт в землю, - пояснила Казза, - Это похоже на мой вариант, но не такой противный.
- В некотором смысле — ростки это и есть семена. То, что из них получается. Если вопрос прилара настолько философский и воспитательный, как и второй, то тут можно провести некоторые аналогии с жизнью, процессом развития. И способом увидеть семена, то есть другое поколение. Так, мы его принимаем? В случае если он не верен, мы скажем все остальные, этого вроде бы никто не запрещал. Еще есть другие варианты? - сказал Ракар.
Делас согласна закивала:
- Да-да, это вписывается в мою теорию, что на все вопросы надо давать какие-нибудь морализаторские и поучающие ответы. Мне нравится! – она захлопала в ладоши и вновь посмотрела на Ракара заинтересованным взглядом, в котором ромуланец мог увидеть… восторг? Восхищение? Любопытство? Это была странная смесь, чтобы расшифровать ее с первого раза, а Делас слишком быстро отвернулась, вернув на лицо нейтральное выражение.
Ракар взглянул на Делас несколько нахмурившись, но тут же убрал это выражение с лица. Нет, на Ромуле все было так и даже по всякому, но ромуланцы никогда не вели себя так среди других рас, как сейчас ведет себя Делас. Почему это было так? У нее было именно такое задание или что это вообще было и есть..?
- Это баджорский монастырь, такие как здешние обитатели — обычно призваны к наставлению других, обучению и наведению на определенный образ мысли. По-моему — это в духе. Ладно, тогда приняли, - кивнул Ракар. - Насчет второго вопроса - что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег? - Ромуланец воспроизвел по памяти медленно, с ним столько всего произошло за эти полчаса или больше, что на самом деле он все еще не отошел толком от шокового состояния.
- Тенек отвечал... сейчас я вспомню... ээ..- что в покое должна быть душа, в движении разум, а чистой — совесть. Я согласен с движением, склоняюсь к верности и остального, но тут могут быть варианты. У вас варианты есть?
-А душа и совесть - это не одно и то же? - спросила Казза, - Как некая психологическая составляющая индивида.
- Тогда у нас есть «душа», - Делас как-то чуть заметно скривилась на этом слове, - есть разум… а что должно быть еще? Что это за человек такой, если у него нет тела? И оно, конечно, должно быть чистым, но раз мы говорим не о гигиене, то пусть будет в движении. Это, по крайней мере, полезно для здоровья. 
- Не знаю я, что называет Тенек душой, - покачал головой Ракар, - может быть, эту свою катру. Но может быть мы имеем в виду человеческое самосознание, и разум на самом деле — это тоже самое. Но вобщем, не суть. Да, я согласен с Делас, что тело должно быть чистым, но тут у нас с горным снегом некоторое разночтение получается. А вот совесть - это на самом деле некий мыслительный процесс, свойство разума, который пытается определить соответствие своих действий с установками общественной морали, и вызывает страдания, если соответствие отсутствует. Хорошо бы ей быть конечно чистой, - Ракар усмехнулся, - тогда уменьшаются страдания. Но бывает еще полное отсутствие совести, и страдают только те, у кого она есть. Впрочем, это не столь существенно. Так вот, вопросы прилара наверняка не чисто материальны. Итого — разум в движении, совесть — как свойство разума — должна быть чистой, а в покое... - покой же нам только снится.. да и то мне — уже и не снится.. Ну допустим — самосознание... Это не ответ на вопрос о покое, это пока только рассуждение.
________________
С Делас и Каззой

Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS