* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 11 2018, 19:13:17 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10
 11 
 : 12 11 2018, 10:38:24 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Ракар подъехал ближе к Делас, поравнявшись с ней, чтобы узнать как она себя чувствует и рассказать о том, что связь все еще есть.
По пути Ракар взглядом заметил Те-Сона - тот ехал возле большого белого ящера размером вдвое больше остальных ездовых животных. На высокой спине ящера слегка покачивался резной паланкин, гораздо более роскошный и комфортный, чем у Делас. Он походил на резную шкатулку или птичью клетку, наверное, в нем ехали Син.
Когда Ракар поравнялся с Делас, они оба заметили, что движение каравана замедляется.
Делас казалась погруженной в свои мысли - или просто уставшей от монотонной езды. Она зевнула и повернула голову к Ракару - ее лицо было закрыто полупрозрачной вуалью в попытке спастись от пыли. Девушка хотела что-то ответить на слова Ракара, но, заметив, что впереди идущие ящеры останавливаются, кивнула ему и тоже слегка притормозила своего Дема.
- Неужели наконец-то привал, - шепнула Делас. 
Пыль и дрожащее горячее воздушное марево по направлению к горам. Пыль забилась Ракару под шарф, лезла под очки. Подъехав к Делас, ромуланец наклонился к ней, придерживая своего Аристотеля.
- Похоже на то, - тихо ответил ромуланец, - все 5 сеансов связи состоялись, даже помех не было слышно. А вон там, рядом с белым гигантом я вижу Те-Сона, - тут Ракар прервался, понимая, что Делас, наверняка, тоже его видит, - вы как, госпожа?
Делас перевела взгляд на Те-Сона и чуть вздрогнула.
- Ага… В смысле, я в порядке, конечно же, - фыркнула она. - Только мне скучно.
Они увидели, как Те-Сон поднял руку в перчатке, сжатую в кулак, останавливая движение. Скачущие по обе стороны от ящера Син стражники схватились за опутывающие животное упряжь, зацепили ее специальными крюками, останавливая животное. Вокруг сразу же забегали слуги - кто-то приставлял к боку ящера раскладную лестницу, а кто-то начал вбивать в песок жерди, чтобы сделать навес. Солдаты начали перестраиваться, образовывая живую стену между дворянами и простолюдинами. Это послужило сигналом для всего каравана - все начали останавливаться и располагаться вокруг белого ящера и шатра, привычно строя структуру своего передвижного города.
Однако, никто не раскладывал палатки и не разводил костры. Люди просто отпускали своих животных отдохнуть, и сами утоляли жажду и голод. Среди путников снова начали сновать торговцы, предлагающие готовую еду для тех, у кого по какой-то причине не было своих запасов или кто не хотел есть свои собственные домашние заготовки.
Сзади к кадетам подъехала Илама Толан - за время долгого переезда она постепенно догнала едущих впереди и теперь их отделяло всего несколько ящеров. Как и все остальные кальлонианцы, она спешилась и отвела своего ящера чуть в сторону, чтобы тот мог отдохнуть.
Делас подъехала к естественным образом сложившейся границе между знатью и простолюдинами и тоже остановилась, но сама не спешила слезать со своего паланкина.
- Я бы с удовольствием скучал до самого Ни'Хана, - шепнул Ракар в ответ Делас, - потому что в нем самом, что-то мне подсказывает, скучать нам не придется вовсе.
А потом он заметил сигналы и команды к остановке, движение и маневры вокруг белого ящера, внимательно следя за поведением и технологией военных прото-ворт, и поведением местных. Им следовало ничем не отличаться от всех них, и манеру поведения перенимать почти симметрично.
Когда Делас подъехала к живой границе, Ракар, следующий за ней, перекинул ногу через седло, отдав повод Аристотеля в руки Тенека, спрыгнул на землю, и взял в руки уздечку Демокрита. Он смотрел на Делас снизу вверх, и дернул головой, в направлении подальше от частокола военных. Краем глаза он заметил и Толан, посмотрел на нее, пытаясь уловить ее жесты, если такие будут.
- Помоги мне слезть, - приказала Делас. Краем глаза она все еще продолжала следить за Те-Соном и - вдруг повезет? - искать его сына.
Ракар быстро кивнул Делас, отпустил уздечку Демокрита, показал ящеру жест ладонью, приказывая тому подогнуть ноги и опуститься, а затем встал на одно колено, склоняя голову перед Делас, и протягивая ей руку, на которую она могла бы опереться, слезая.
Делас уже достаточно уверенно спустилась с ящера с помощью своего телохранителя - еще немного, и это войдет в привычку, словно она всю жизнь только и делала, что разъезжала в паланкинах на инопланетных ящерах. Оказавшись на земле, она покрутила головой в поисках Тэйры, которая еще недавно ехала совсем рядом.
Тэйра, уставшая от монотонной езды, пыли и жары, сидела, привалившись спиной к лежащей Гипатии. Вокруг суетились кальдонианцы, все звуки сливались в единый гул, и она подумала ещё, что надо сходить за водой, но это… может подождать одну минуту.
Увидев Тэйру возле ее ящера, Делас сделала знак Ракару, чтобы держался рядом, а сама подошла к девушке.
- Нам следует держаться вместе, - напомнила она триллу, поравнявшись с ней. - И надо купить где-нибудь новую палатку, чтобы подготовиться к ночевке… И, к слову о купить… - она замялась. - Все деньги сейчас у тебя, но было бы неплохо, если бы ты дала и мне немного. На всякий случай.
Тэйра запрокинула голову, рассматривая силуэт Делас на фоне неба.
-Конечно, - она поднялась, отряхнула одежду от пыли - не то, чтобы это очень помогло. В кошельке у нее осталось довольно много монет - она не знала, сколько М'Кота и Ракар потратили вчера. - Держите, - она протянула ромуланке небольшую горсть. Этого должно было хватить. Если кто-нибудь соберётся на местный рынок, надо будет тоже пойти… Остальные пока только собирались вокруг, и со своим предложением Тэйра решила подождать.
Делас с благодарностью кивнула - и монеты исчезли сначала в ее маленькой ладони, а затем перекочевали в сумочку. Теперь по крайней мере ей не придется давать взятки украшениями, да и в чайхане она не будет смотреться глупо без денег. Сделав шаг в сторону, Делас отвязала от пояса флягу и сделала несколько больших глотков, после чего плеснула немного воды на ладонь, чтобы протереть лицо от пыли.
Ракар следовал за Делас, стянув с себя очки-маску, ощущая, что под маской, ровно по ее контуру, набился песок, несмотря на шарф. Песок такой, он всегда всюду проникает. Тэйра явно сильно устала, и жарко. Глядя на нее, Ракар прямо видел, как чувствует себя Квинтилия на этой жаре. Меч ромуланца остался привязан к Аристотелю, а сам Ракар быстро, бегло рассматривал все, что происходит вокруг, стараясь не вертеть головой слишком явно. Вместе с Делас он шагнул в сторону, и прошептал:
- Подождем Ане-Лан, соберемся вместе и обсудим ближайшие планы, - Делас не отходила далеко от области Син, возможно, это имело смысл, но это также и значило, что нужно быть втройне внимательным. Внезапно, резко и невыносимо захотелось пить. Кувшин из-под безжалостно вылитого на землю вина, наполненный теперь водой и обвязанный тряпкой вместо крышки, был привязан к боку Аристотеля и Ракар рефлекторно оглянулся на Тенека, одновременно разыскивая взглядом этот кувшин с вожделенной влагой.
Тенек тем временем позаботился о ящере: Снял с него часть поклажи – пищу и воду, но рассёдлдывать не стал и не стал пускать совсем уж на волю ограничившись тем, что прицепил к недоуздку зверя длинную верёвку и вбил колышек на другом её конце в землю. По всем приметам остановка не обещала быть длинной, и следовало держать всё и всех под рукой.
– Припасы здесь, – сказал вулканец, подавая ромуланцу кувшин и подвигая к нему перемётные сумы с едой.
Сам вулканец не проявил к припасам особого интереса: гораздо больше его интересовали камни под ногами.
Ракар принял у Тенека кувшин с водой и оглянулся в поисках Иламы Толан.
Илама Толан, оставившая своего ящера в стороне, огляделась - искала она явно не кадетов. Но не найдя того, что искала, она сжала губы и молча подошла к ожидавшим ее членам группы.
Ракар замешкался немного, здесь вокруг сейчас много , очень много глаз, если он будет на виду у всех разговаривать с координатором-жрицей, как это воспримут эти кальдонианцы, громадные своим числом? Как они интерпретируют связь жрицы и куртизанки и ее телохранителя? Не скомпрометирует ли это жрицу? Да, раньше они все жили в одной палатке, но теперь их группа уменьшилась, а следовательно все очевиднее становится связь между их пятеркой. Нельзя при чистом шпионаже под прикрытием ему так себя вести, но в любом случае надо было что-то делать. Так, допустим, жрица говорила пророчество и для куртизанки, хорошо. Так размышляя, Ракар отвернулся от Иламы Толан, держа ее в поле видимости бокового зрения, а затем, когда она подошла, быстро снял материю с кувшина, повернулся к ней и с поклоном подал.
- Простите меня, - прошептал Ракар, - конечно, вы командуете группой, просто там был очень сложный момент, я нервничал. Нам нужно общее совещание, для этого нужно отойти чуть дальше.
Толан выглядела слегка сбитой с толку - как будто она думала о чем-то совсем другом и не сразу нашлась, как реагировать. Поэтому просто коротко сказала “Спасибо”, делая глоток воды.
- Давайте отойдем, - она кивнула в сторону от основной массы людей. - Постарайтесь не слишком затягивать собрание, я хочу еще кое-что успеть. И следует позаботиться о том, где мы будем жить, раз теперь мы сами по себе.
- Да, все об этом, мы быстро, - сказал Ракар и сделал шаг к Делас, попутно кивнув сидящей не земле Тэйре.
- Ане-Дея, немного подальше от Син, поговорить, потом приблизимся снова, если нужно, - прошептал Ракар.
_____________
С Делас, Тэйрой, Тенеком и Иламой Толан

 12 
 : 09 11 2018, 11:35:07 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины

Квинтилия достала из мешка с едой полоску сушеного мяса и откусила кусок, продолжая при этом следить за действиями землянки.
- Сиди, - Самрита махнула рукой Артуру, - у нас еще будет возможность понервничать, но пока мы должны восстановить силы.
Она отстегнула полотнище, аккуратно развернула его и достала дрон - в сложенном виде он был не таким уж и большим. Аккуратно положив его на землю перед кадетами, она села рядом и активировала управление.
- В прошлый раз я проверяла на нехарактерные излучения и металлы, сейчас же я думаю, что стоит проверить и биосигналы - есть ли в нашем радиусе не-кальдонаинские жизненные показатели, - пояснила она. - Может быть, что-нибудь еще?
Включенный дрон расправил крылья и чуть приподнялся над землей.
Артур сел обратно на землю.
- Ну… кальдонианские тоже не будем исключать, мало ли кто тут ходит, хотелось бы знать, что они могут быть рядом, - сказал он.
- Да, и их тоже, конечно, - сосредоточенно кивнула Самрита, вбивая команды в пульт управления.
Дрон начал искать жизненные показатели в радиусе действия своего сканера - 30 километров. Это заняло какое-то время, но через несколько минут у Самриты на пульте были результаты: 421 кальдонианский биосигнал, 2 ромуланских, 1 трилльский, один вулканский, 1 кардассианский и 1 земной - на границе радиуса сканирования, и 2 земных, 1 трилльский и 1 клингонский биосигналы в непосредственной близости от дрона.
Самрита кивнула своим мыслям и передала показания кадетам.
- По крайней мере, это не выглядит подозрительно, - заметила она. - Но мы еще не подъехали к базе и не знаем, что там. В следующий раз такую проверку запустим уже ближе к ней. Теперь… теперь я посмотрю, не появилось ли в нашем радиусе новых металлов и излучений, хотя сомневаюсь, что что-то изменилось, раз связь пока работает…
Самрита запустила новое сканирование. Через несколько минут у нее были результаты: рядом снова присутствовали нехарактерные пластики и электронное излучение, но в меньших количествах, чем при прошлой проверке. А вот следов поларонной радиации больше не наблюдалось.
В ожидании результатов Самрита дожевала полоску сушеного мяса и сделала несколько больших глотков воды - пить хотелось, но она не могла израсодовать весь запас сейчас. Из головы никак не хотела идти мысль, что, возможно, им придется еще возвращаться назад… Когда результаты появились на экране пульта, Баккер нетерпеливо пробежала их взглядом, а затем озвучила всем собравшимся.
- Пластик и соединения, как я понимаю, все еще наши, - она коснулась пальцами того места, где под корсажем скрывалась дельта. - А вот излучение… получается, оно шло не со стороны базы, раз теперь мы его не видим, - девушка задумчиво качнула головой, пытаясь сконцентрироваться на чем-то одном. - Так, ладно. Пора отправить птичку полетать - заодно и посмотрим, не ждет ли нас никаких сюрпризов впереди.
Дрон поднялся в воздух над головами кадетов. Самрита подняла его на высоту птичьего полета, так что с земли механическую птицу стало невозможно отличить от настоящей, она превратилась просто в темный крылатый силуэт.
Баккер задала траекторию зонду, отправляя его на 5 километров в сторону базы, разведывая их маршрут в самом ближайшем будущем. На маленьком экране пульта управления появилось изображение местности сверху, дополненное информацией о рельефе и параметрах сканирования, которые девушка задала раньше. Энсин увидела более-менее ровную степь с кочками травы, никаких гуманоидных биосигналов, никаких дополнительных источников излучения. Дрон фиксировал только мелкие формы жизни - скорее всего это были те животные, на которых уже охотилась М’Кота. В остальном равнина выглядела безопасной.
Артур лежал на земле и смотрел на дрона-птицу, летающую в вышине.
- Значит, радиация либо рассеялась, либо она действительно имеет свой источник ближе к тем горам, на которых Ни'Хан, - сказал кадет. - Не уверен, что она могла быстро рассеяться, но может быть и правда до сюда не добивает. Может, попробуем еще раз вызвать, если не базу, то нашу вторую группу в пустыне?
– Хорошая идея, – поддержала М’Кота. – Насчёт радиации у меня та же мысль, хотя… Как думаете, мог спровоцировать формирование кратковременного фона поларонной рациации метеоритный дождь? Я бы не возражала, если бы это оказался он, потому что обломки наших кораблей уж точно его бы не создали, и в этом случае они целы… – На этом она замолчала и хлопнула себя по лбу: – Ну, конечно! Надо по пути пытаться вызывать не только базу и вторую группу, но и корабли! Будет глупо, если  в нашем распоряжении окажется всё наше богатство, а мы этого не заметим!
-Я думаю, поларонная радиация должна быть связана с присутствием здесь поларонных технологий, - сказала Квинтилия, - А мы знаем, кто ее использует на своих кораблях - Доминион. То есть не только Доминион, но мы сейчас находимся на их территории, так что закономерно подозревать их в первую очередь.
- Я как раз тоже думала об этом - повторить вызовы, - успокоила всех Самрита. - Хотя не думаю, что связь могла глушить именно радиация - насколько я помню, она не обладает подобными свойствами, да и концентрация была невысока. Скорее это действительно наводит на мысль о присутствии здесь До... какой-нибудь развитой инопланетной цивилизации, и это значит, что профессор Закария могла быть права, - Самрита вздохнула и сделала еще один глоток воды - последний на этом привале. - Но в любом случае, эти технологии - в обратной от нас стороне, это дает нам надежду, что по крайней мере у базы нас не будет поджидать засада. Но информацию о радиации я еще передам Ракару, а пока... - она коснулась рукой дельты. - Энсин Баккер вызывает "Анадырь".
Ответа не последовало.
Самрита вздохнула: не то, чтобы она на что-то надеялась, но все же... Затем она повторила процедуру, пытаясь вызвать по очереди шаттл на орбите, Жантарин и базу.
Но результат был прежний - не отвечал никто.
- Что-то правда, такое ощущение, что их просто нет в радиусе связи, - сказал Артур, догрызая полоску вяленого мяса, лежа на земле, - их забрали… но я действительно уверен, что это не был разлет обломков катера в атмосфере. А вот то, что джем-хадар пришли и забрали то, что им тут мешает – это вероятнее. Ладно… не будем гадать, скоро все увидим своими глазами.
- Тогда почему они не забрали нас? - задумчиво проговорила Самрита, глядя на летящий вдали дрон. - Наши биосигналы никак нельзя было спутать с кальдонианскими… Чем дальше, тем больше у меня вопросов, но пока мы не прибудем к базе, они все останутся без ответа. Итак, вот что я думаю: мы отправим дрон лететь перед нами, и в случае изменения показаний будем предупреждены заранее. Уже перед базой мы сделаем короткий привал, если будет такая необходимость… Или, если дрон ничего нового нам не сообщит, поедем прямо к ней. И будем ждать вызовов от Ракара. Вот такой план, - развела она руками, нехотя поднимаясь с места и наматывая на голову накидку. Их короткий отдых заканчивался.
- Единственное различие между нами - что мы находились среди прото-ворт, - тоже задумавшись, ответил Артур, - а они - нет. И если моментом пропажи связи считать метеорный поток, то мы в тот момент уже были в поле зрения каравана, и не могли исчезнуть из воздуха просто так. Возможно, это у них конечно не ПД, но они не хотят пугать своих доварповых ворт… хороший план, Сэм, - сказал Артур после паузы, поднимаясь, - что ж, пора.
Квинтилия тоже вернулась к своему ящеру, готовая ехать дальше.
Самрита еще раз проверила настройки дрона и направила его лететь вперед по их направлению, задав среднюю скорость их перемещения, после чего дала команду своим спутникам отправляться в путь. И вот уже через пару минут они вновь гнали во весь опор в сторону гор, где их ждали ответы на их вопросы. По крайней мере, как они на это надеялись.
_________________
С Самритой, М'Котой и Квинтилией

 13 
 : 09 11 2018, 11:32:36 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины


Несмотря на то, что группа Самриты удалялась от каравана, связь продолжала работать стабильно. А они скакали во весь опор, удаляясь от товарищей все дальше и дальше.
Квинтилия старалась держаться ближе к Самрите. Из-за скачки, постоянного отсчета времени и ожидания каждого нового вызова - работает еще связь или нет? - у нее совсем не было времени следить за Самритой и вовремя предлагать ей воду. К тому же, Квинтилия не знала, как отреагирует Самрита на такие попытки.
Кадет Лайтман скакал во весь опор, временами вырываясь вперед. После обсуждения методов воздействия на профессора, он стал еще более замкнутым, сосредоточившись на цели, той, что была впереди, на тех горах, где была база. Время от времени он проверял по ходу солнца, точнее - по ходу местной звезды с именем Кальдония, направление их движения, потому что на равнине очень легко отклониться от направления на недозволительный угол. Но в большинстве своем он молча ехал, пригнувшись к шее ящера, чтобы создать лучшую аэродинамику. И он представлял себя древним всадником, всадником из сказок, из фентези, а ящера Сократа – конем. Цель впереди, горячий ветер обдувает голову, и они спешат. Он тот, кто есть, скатываться в фантазию непродуктивно и вредно, но иногда это выход. В этом нет ничего плохого, если уж так посмотреть, главное не уйти в фантазию навсегда. В самый разгар жары, когда солнце вышло в зенит, Артур ощутил уже сильную усталость, потом он понял, что Самрите еще сложнее. Он оглянулся назад, на своих.
Квинтилия Перим чуть затормозила, чтобы снова глотнуть воды из фляжки. По ее оценкам воды в сосуде осталось уже меньше половины. Но у них был запас, у нее лично была вторая фляга ромуланского улана. Квинтилия старалась не думать о том, что это был милый жест с его стороны, ей нужна была вода, и она взяла ее. Это было необходимо для работы, упрямство в условиях этой жестокой планеты было неуместно.
Еще через какое-то время в пути все заметили, что ящер Самриты начинает замедлять свой бег. Землянка развернула Феано и, обернувшись к остальным, подавая знак останавливаться. Артур ехать впереди, и ей пришлось громко прокричать его имя - впрочем, никто не смог бы услышать их в безлюдной степи.
Остановившись, Самрита тыльной стороной руки отерла с лица пот, смешавшийся с пылью - несмотря на то, что она закрыла лицо и голову платком, ей все равно казалось, что на ее лице, да и на всем остальном теле не осталось места, куда бы пыль не проникла. Пальцы, все это время сжимавшие поводья, плохо слушались, и ей пришлось приложить усилия, чтобы их разогнуть. Она спрыгнула с ящера и сделала несколько больших, жадных глотков из своей фляги - после этого там осталась в лучшем случае половина.
- Предлагаю устроить привал, - прокричала она остальным, разминая затекшие ноги и спину.
Артур услышал свое имя, снова обернулся к Самрите, и мягко, не резко, натянул поводья, побуждая Сократа остановиться. Сократ остановился, а затем он медленно подъехал к остальным, и тоже спрыгнул на землю. Привал, вот что им всем сейчас было очень нужно.
М’Кота остановила ящера, спрыгнула на землю и придержала Арету за седло.
– Поедим или просто отдохнём? – спросила она, чтобы не делать лишних движений: если просто отдохнём, можно было пустить ящера погулять, если поедим – сперва забрать припасы.
Квинтилия тоже спешилась.
-Я бы перекусила, - сказала она, - Но нам не стоит задерживаться здесь надолго.
Она подняла руку и потерла шею и левое предплечье. Кожа в этих местах, бледная под макияжем прото-ворты, приобрела более темный, сероватый оттенок, также как и на носу и открытом лбу.
- Нужно поесть, - кивнула Самрита. - Возможно, это наш последний привал перед базой, а что будет там - никто не знает, - с этими словами она еще немного размяла шею и плечи, а затем села прямо на землю. - А после еды мы должны снова запустить дрон и проверить его показания. Вы как, не очень устали? - она оглядела своих коллег по проекту - только сейчас до нее начал медленно доходить момент осознания, что она еще и их капитан и несет за них ответственность.
Взгляд Артура скользнул по Квинтилии, по ее изменяющемуся цвету кожи под солнцем, после того, как она ее потерла. Жарко, слишком жарко. Кадет держал Сократа за уздечку, и ему вспомнилось..."что будет там, никто не знает", сказала Самрита. "Братья, через 3 недели я буду собирать виноград, а что будет с вами – никто не знает. Держать строй. Слушайте меня, если окажетесь одни среди цветущего луга, обжигаемого солнцем, ничего не бойтесь, ибо вы уже в Элизии, и вы мертвы. Братья, о подвигах ваших сложат легенды." Как-то так говорил когда-то перед боем в одной совсем не точной исторической реконструкции генерал, а в последующем - гладиатор, Максимус. Артур тряхнул головой, сбрасывая наваждение. Лезет же всякая чушь в голову на солнцепеке! И повторил эксперимент Квинтилии - потер все время остававшуюся открытой часть руки, чтобы увидеть, не изменится ли ее цвет.
- Да, надо поесть, - согласился Артур, - сейчас отвяжу еду. Я устал, честно говоря, но это не важно.
- Принеси, пожалуйста, - Самрита кивнула Артуру. - И раз уж мы сделали привал, нужно постараться отдохнуть, - с этими словами она вытянула ноги и уперла ладони в землю. - Потому что мы еще больше устанем, а ведь именно там, у базы, мы должны быть наиболее собраны и готовы… ну, к любой неожиданности, - быстро добавила она. Посмотрев на пыльные мыски своих туфель, Самрита вздохнула: - Вот бы там нас не ждало никаких неприятных сюрпризов… и нам бы удалось обойти без той вещи, которую предлагал Ракар.
Артур кивнул и быстро отвязал мешок с едой от Сократа, дотянул до его до Самриты, повалил на бок и сам сел рядом.
- Да уж, хотелось бы обойтись, - сказал кадет.
Квинтилия заметила жест Артура, повторявший ее собственный.
-Тоже болит? - спросила она с оттенком сочувствия в голосе, - Я сгорела на солнце, поэтому цвет кожи изменился, но это естественно. Постараюсь найти то растение, которое показывала профессор… Его сок пригодится нам всем.
Девушка огляделась по сторонам, оценивая растительность, побеги которой цеплялись за песок. Теперь, когда они отъехали от каравана в сторону гор, пустыня постепенно начинала сменяться степью.
- Не то чтобы болит..., - ответил Артур, - я посмотрел, не изменится ли цвет, как у тебя, и что-то я не уверен, что такое же бывает у местных, хорошо, что ты едешь в нашей группе, Квинтилия. Как выглядят те листья - я даже представления не имею.
А потом Артур развязал мешок с едой и принялся доставать оттуда припасы, вчерашним вечером принесенные профессором Закарией. Профессором, которая ... и которую в ближайшем будущем могли подвергнуть насильственному вмешательству в память. И Артуру стало немного не по себе.
-Я уверена, местные более привычны к солнцу и у них не бывает ожогов, - проворчала Квинтилия.
Она достала нож и срезала одно из растений с толстым мясистым корнем. Надрезав его и увидев выступивший густой прозрачный сок, девушка удовлетворенно кивнула.
-Это оно, я запомнила, - констатировала она и смазала соком предплечья, шею и лицо.
Затем девушка протянула растение Самрите.
-Возьми, сок этого защищает от солнца.
Самрита покрутила в руках растение.
- Я даже не запомнила, как он выглядит… - призналась землянка. - Не думала, что он нам действительно может понадобиться. Мы ведь должны были скоро вернуться на базу, где есть дермальный регенератор, а у нас в группе целых два врача и одна ЭМГ… - девушка выдавила на ладонь немного густого сока и намазала нос, щеки и руки - в остальном ее защищала просторная накидка. Сока в растении больше не осталось, и она положила выжатый корень рядом с собой.
- Давайте возьмем парочку с собой?  - еще немного подумав, Самрита обернулась к Квинтилии и размотала свой пояс из широкой ткани: - Покрой этим голову и плечи… Хотя, это я поздно спохватилась, - извиняющимся тоном произнесла она. 
-Слишком жарко, - простонала Квинтилия, - Все, чего я хочу, это раздеться…
Однако, покрывало она все же взяла.
Затем трилл срезала еще одно растение и протянула его молодым людям - Артуру и М’Коте.
-Для профилактики, - пояснила Квинтилия.
– Только не вздумай раздеваться! – предостерегла её М’Кота, принимая свой кусок растения. – Это самая большая глупость, которую можно сделать в таком месте! Лучше намочи головной платок водой.
Квинтилия не стала спорить.
-Я так и сделаю, - ответила она, кивнув.
Артур принял у Квинтилии корень и тоже начал им обмазываться.
- Ничего, еще немного мучений, и мы как минимум будем у гор, а там есть где спрятаться от солнца, и вообще, скоро вечер. И дальше – нам не придется рассекать по раскаленной пустыне, хотелось бы верить. Мы продержимся.
Потом Артур открыл свою флягу, полил свою голову водой, выпил немного и придвинулся к Квинтилии:
- Хочешь, полью тебе голову? Так и правда легче, - сказал кадет.
-Я бы не стала тратить воду, - поджала губы Квинтилия, - Неизвестно, когда мы сможем пополнить запасы. Конечно, у нас есть это растение, - она кивнула на стебель в руках Артура, - Но я все же предпочту экономить. Неизвестно, что нас ждет на базе. Кстати, о базе…
Квинтилия выжидательно посмотрела на Самриту.
Самрита, воспользовавшись паузой, грызла коренья из мешка с едой - с провизией у них дела обстояли лучше, чем с водой.
- Кстати о базе… - повторила девушка задумчиво, - я ничего не знаю. Как и мы все. Можем запустить дрон и посмотреть, есть ли изменения. А заодно - не приближается ли кто-нибудь к нам, - она поднялась на ноги и подошла к Феано, к седлу которой был привязян убранный в полотнище дрон в виде птицы.
А Артур, спохватившись, поднялся на ноги, и стал внимательно смотреть вдаль, поворачиваясь на 360 градусов, нет ли кого в поле видимости.
Но они были одни, на горизонте не было видно других всадников.
____________
с Артуром, Квинтилией и М'Котой

 14 
 : 08 11 2018, 11:06:29 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён


Самрита низко опустила голову. Она внимательно слушала своих коллег, но одновременно с этим пыталась решить в голове очень сложную задачу. Какое преступление хуже? Применить насилие к гражданке Федерации прямо сейчас или - возможно, но не точно - увеличить шансы одного из участника их группы на смерть своим бездействием? Делас что-то говорила про то ли 7, то ли 14 дней, а это значит, что у них еще было немного времени…
- Я не хочу полностью исключать этот вариант, - произнесла, наконец, землянка. - Возможно, нам придется его применить. Но я согласна с тем, что это время еще не пришло. Не сейчас, - она убрала руку с дельты и уже более четко - хоть и не слишком громко - проговорила, обращаясь к Ракару: - Я считаю, что в настоящий момент такой необходимости нет. Если связь пропадет и от нас после этого не будет никаких вестей еще… - она задумалась, подсчитывая что-то в голове, - два дня, вы можете действовать по обстоятельствам.
Ракар понял, что там, на том конце его товарищи совещаются, и смиренно ждал, пытаясь прислушиваться, пытаясь различить слова, пытаясь услышать Квинтилию, но Самрита, похоже, чем-то прикрыла коммуникатор. И Ракар ждал.
- Вас понял, капитан, - ответил ромуланец, когда услышал итоговое решение Самриты. - Приказ принят к исполнению. Надеюсь, крайние меры не понадобятся , и у вас и у нас с вами вместе все получится, ромуланцы тоже умеют надеяться, кэп… - Ракар усмехнулся, подняв руку к виску, потирая его.
- Хорошей дороги вам там, прямой и лёгкой. Через час позвоню. Отбой.
Связь завершилась.
Ромуланец поднял голову к небу, на котором безжалостно палящее местное солнце все ещё не приблизилось к зениту. Этому, как впрочем и любому другому, светилу, чье дело гореть и светить ярко, сжигая самое себя, пока не кончится топливо, обогревая и давая жизнь на планетах в своей системе, не было никакого дела до проблем, принципов и антипринципов здесь живущих, и попавших сюда на время. У бесконечной Вселенной и ее объектов своя жизнь, но населяющие ее живые существа иногда не бросают друг друга. И иногда они умудряются договариваться, и даже быть согласными без лишних споров. Быстро и довольно эффективно.
Тенек, возможно, слышал шепот Ракара. Поэтому ромуланец не стал ничего дополнительно говорить ему. Ракару сейчас нужна была тишина, и скачка. Караван ехал не быстро, неудовлетворительно медленно, но хоть как- то, и на том спасибо. Все будет правильно, как должно быть, не иначе. Он позаботится об этом, и никто не умрет. Они все позаботятся об этом.
Прошел еще один час.
В течение этого часа ромуланец рассматривал соседей, кальдонианцев, прикидывая с кем можно будет завести беседу на привале. Прямо сейчас возможно и можно было, но это выбивалось бы из его легенды, и он не делал этого, поглядывая временами на Иламу Толан и отсчитывая про себя секунды. В этот раз вышло точнее. Он снова вызвал Самриту, когда пришло время.
И землянка снова ответила - через столько времени, на таком расстоянии связь все еще работала.
И эта тенденция начала все больше наводить ромуланца на мысль, что если связь блокирована, то она блокирована выборочно, в специальной зоне, а если нет, то второй группы в пустыне либо нет уже на том месте, ровно как и баджорца и катер с шаттлом уведены с орбиты. Не тронули только тех, кто находится среди прото-ворт, и это дело рук … чьих же рук это дело? Группа Самриты могла быть под наблюдением прямо сейчас. Ракар потянулся было к дельте, чтобы немедленно сообщить об этом, но остановил движение, он не имел доказательств, не следовало беспокоить вторую группу пустыми размышлениями, ни на чём не основанными кроме теоретических умозаключений. Их группа достаточно компетентна, чтобы самим это понимать и быть осторожной.
Следующий час Ракар посвятил наблюдению за головой каравана и поведением солдат, выискивая взглядом Те-Сона.
А потом, когда снова пришло время, вызвал капитана в четвертый раз.
Связь продолжала работать.
Последние несколько минут перед вызовом Ракар мысленно был с ними. С теми, кто летит во весь опор через степь. Он видел Квинтилию мысленным взором и остальных. И он представлял, что с ними. Он весь изводился от того, что не отдал им щит. Деревянный щит не защитит от дизраптора джем-хадар, но он мог бы защитить от стрел. И им можно было сражаться, также как мечом, но с еще более ударной силой, можно было снести нескольких за раз, но он не догадался этого сделать тогда, и теперь уже поздно.
Но они снова ответили, и пока все было хорошо, вот они сейчас там. Они едут.
Ракар разговаривал спокойно, не выдавая своего волнения. Он все таки не удержался, и рассказал Самрите о своих предположениях, что группа из пустыни отсутствует на планете, что катера не на орбите, что на базе и правда никого нет, и что за ними могут следить прямо сейчас. Ведь связь работает, работает на большом расстоянии. Или что база может быть накрыта изолирующим полем, как и место в пустыне, в котором нет никаких прото-ворт. Ракар все говорил и говорил, а потом с нетерпением вслушивался в эфир, ловя оттуда каждое слово, каждое слово тех, кого так боялся потерять.
- Я тоже думала об этом, - голос Самриты был запыхавшимся от быстрой скачки, она говорила отрывисто, слова давались ей тяжело. - Но у нас нет выбора, мы едем дальше. Будем на связи, - и она закончила вызов.
- Будем, - согласился ромуланец, сосредотачиваясь на том, что его окружало. И солнце все близилось  к зениту.
Стало очень жарко. Горизонт расплывался в полуденном мареве и воздух будто колыхался вдали. Но горная гряда, к которой держал путь караван, стала вроде бы немного ближе.
Прошел еще один час.
Горы казались ближе, но Ракар помнил по карте, что ехать еще далеко. Уж не вздумается ли этим принцессам устроить еще один длинный привал на целые сутки? На привалы нет времени. У них больше нет времени на привалы, это только принцессам может хотеться отсрочить момент своей свадьбы, но не Син-Лин, Син-Лин стремилась замуж. Она еще понятия не имела о том, что ее там ждет. Но Ракар понимал, что ничего хорошего. Совсем ничего хорошего, но Син-Лин все еще мала, чтобы это понимать. Ракар время от времени смотрел на Тэйру, и снова думал о том, что триллы плохо переносят жару, и Квинтилии, там, далеко отсюда, уже очень жарко. А они с Тенеком еще ни разу не пили воду из своих фляг, и Ракар до привала не собирался этого делать. Нужно было беречь то, что у них есть, потому что ближайшее будущее не способно принести ничего хорошего. И только Илама Толан должна была хорошо чувствовать себя на жаре.
Снова было пора, он снова вызвал капитана.
Связь продолжала работать стабильно.
Говорят, что стабильность – признак мастерства. В данном случае Ракар признавал мастерство тех, кто лишил их базы, транспорта и второй группы на раскопках, тех, кто задал им задачу, которую приходится решать почти при помощи камней и шкур сетлетов. Прошло пять часов, на привале каравана Ракар должен будет нарисовать собственную схему, чтобы подсчитать расстояние по памяти. Ракар выразил Самрите желание знать о результатах сканирования, пожелал держаться. А потом подъехал ближе к Делас, поравнявшись с ней, чтобы узнать как она себя чувствует и рассказать о том, что связь все еще есть.
____________
С Ракаром по связи

 15 
 : 08 11 2018, 10:10:16 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Связь все еще работала.
Связь работала, Ракар услышал изменившийся фон эфира, звуки далёкой отсюда пустыни, где скакали четверо всадников, тихие, но все же различимые.
- Как у вас дела, капитан? - тихо спросил Ракар.
- Связь еще работает! - услышал Ракар приглушённый голос Самриты - она сообщала эту новость своим спутникам. А затем ответила уже в коммуникатор: - Все в порядке, мы едем дальше... но расстояние пока сложно оценить. Как вы?
Под шарфом Ракар улыбнулся, и тут же нахмурился, размышляя о радиусе отсутствия связи и причинах. А ещё ромуланец должен был спросить… он должен был это спросить, потому что не должно действовать без капитана. И он не знал, придется ли ему действовать поперек капитана или нет, и поэтому оттягивал момент, благо обстоятельства все ещё позволяли его оттягивать, а когда связь прекратится, он уже сможет не спрашивать…
- У нас без изменений, сэр, - тихо сказал ромуланец, покосившись влево и вправо. - мы по прежнему не видим Ане-Сои, в остальном все по плану. Капитан, нет ли у вас прогнозов на тему, когда связь прекратится? Расстояние уже достаточно велико.
Самрита ответила после небольшой паузы:
- Я не знаю, где начинается зона глушения сигнала. И что является его причиной. Мы планируем запустить дрон, когда устроим привал, - возможно, тогда что-то станет понятно. Но пока… стоит рассчитывать на то, что связь может прерваться в любой момент.
- Вас понял, - ответил Ракар, глядя на верхушку седла перед собой, за которую уцепился руками. Множество предположений о причинах, все, что возникли в его разуме, все ещё не имели никакой доказательной базы, и рассуждать о них не имело пока никакого смысла.
- Я должен спросить вас, сэр, пока связь есть, - сказал ромуланец и без паузы продолжил, - как только будет удобный случай, я планирую найти Ане-Сои и применить к ней вулканскую методику доступа к памяти для выяснения кодов доступа. Ане-Лир согласен на это, если не останется никакого иного способа, и поэтому, я должен знать, вы одобрите это, капитан?
- Ты имеешь в виду… против ее воли? - осторожно поинтересовалась Самрита и огляделась - слышали ли Артур, Квинтилия и М’Кота их разговор?
Она увидела, что Квинтилия ехала рядом и прислушивалась к разговору, но Самрита говорила очень тихо, чтобы не выдать Ракара на другом конце связи, поэтому не было понятно, все ли Квинтилия слышала или только отдельные слова.
- Да, капитан, - четко и решительно ответил ромуланец, посмотрев на дорогу впереди него, - конечно, сначала еще раз снова будет попытка переговоров, но если они не приведут к успеху, я не вижу иного выхода, потому что это необходимо.
На том конце связи Артур, который ехал недалеко от Самриты, приблизился к ней еще ближе и теперь внимательно смотрел на своего капитана.
Клингонка тоже прислушивалась к разговору.
Самрита плотно сжала губы и придержала Феано - гнаться на полных парах и думать одновременно было довольно сложно. Весь ее вид сейчас выражал сомнения и неуверенность.
- Я… не думаю, что это правильно… - тихо начала она, пытаясь собраться с мыслями. Одновременно она дала знак остальным подъехать поближе.
Это, конечно же, было НЕ правильно. Но что, если они действительно никак не смогут взломать вход на базу без этих кодов? Самрита не знала, какой там замок, а из оборудования у них были только коммуникаторы, голо-эмиттер и дрон. Если они не смогут попасть внутрь - вся их операция окажется бесполезна, она потеряют время и возможность разобраться с проблемой связи… Но это было только одно Если. Было и другое - если они попадут на базу? Если она вообще открыта, если Арин Джаавед ждет их возвращения? Тогда они совершат ужасную вещь…
- Я имею в виду, - пояснила Самрита после долгой паузы, - что этого не стоит делать, пока мы не узнаем, что происходит на базе. К тому же… если связь прервется, вы ведь все равно не сможете передать нам коды, - закрыв дельту ладонью, она проговорила, обращаясь к спутникам: - Они хотят использовать вулканское слияние разумов с Закарией, чтобы узнать коды.
Артур в своем седле опустил голову и грустно улыбнулся. Очень грустно. Он тоже чуть притормозил Сократа и ехал теперь рядом с Самритой, согласовав скорость.
- Насильное слияние разумов, значит… - сказал Артур, - тяжелая и болезненная штука, как пытка. Но у нас на кону жизнь Делас, если бы не Делас… это следовало бы запретить. Знаете… это как на войне, на той самой Доминионской войне, и некоторые спорные решения руководства просто напросто предавали всех тех, кто отдавал свои жизни. Это не наши федеральные методы. Но в то же время было слишком тяжело читать иной раз регулярные списки погибших. Я не знаю, Сэм, если ты хочешь знать мое мнение, как правильно. Но я знаю, что Делас погибнет, если мы не успеем вовремя справиться со всем этим. Если ты хочешь знать, смогу ли я жить с этим, с тем… что с профессором поступят вот так… да, это очень сложное решение и я рад, что решать не мне. Вот она участь капитана – принимать сложные решения. Не знаю, что я бы выбрал. Но если ты хочешь знать, смогу ли я жить с этим – то да, я смогу. Даже если бы мне пришлось выбирать.
Квинтилия бросила быстрый колючий взгляд на Артура, но обратилась не к нему, а к Самрите.
-Я бы тоже смогла с этим жить, - произнесла трилл, - Но это должен быть по-настоящему крайний случай, если у нас действительно не будет другого выхода и будет стоять выбор между нашими принципами и жизнью Делас. А на сегодняшний день у нас еще есть надежда.
Когда дошла очередь до М’Коты, она сухо рассмеялась сквозь сжатые губы:
– В этом есть ирония, правда? Мы с таким трудом отбили Артура, с таким трудом отстояли проект, а теперь планируем сделать то же самое, с той только поправкой, что Артур набросился на Корама, не выдержав его явных издёвок, а мы, если примем это решение, сделаем всё не просто осознанно, но прямо таки спланировано. Что до моего мнения, я считаю, что выбирая между жизнью товарища и благополучием предателя и подлого убийцы, я выберу жизнь товарища, и стыдно мне не будет. Да, лучше обойтись без этого, по многим причинам, но если наступит тот самый крайний случай, нам в любом случае придётся нести ответственность - либо мы будем в ответе за мучения Закарии, либо за смерть Делас.
_______________
С Самритой, Квинтилией, М'Котой и Артуром

 16 
 : 08 11 2018, 10:08:19 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Дальше они ехали молча. Было еще некоторое время по внутренним ощущениям до вызова капитана, и Ракар крутил в голове события ближайшей давности. А именно, последний их разговор с профессором. В этом их последнем разговоре и ее поведении была какая-то часть ключа к происходящему. Часть ключа, к замку, ведущему в то место, о котором Ракар ничего не знал. И никто не знал что там за дверью, за дверью, охраняемой этим странным многогранным замком. Раньше, еще на катере, после предупреждения Планкса это было лишь интересной задачей. А теперь ромуланец надеялся найти за этой дверью спасение для Делас. Для Делас… - Ракар медленно повернул голову и посмотрел вправо, где чуть вырываясь вперед от него, ехала ромуланка в своей белом паланкине. Еще тут же немного в отдалении ехала Тэйра. Потом Ракар оглянулся влево и назад, чтобы увидеть фигуру Иламы Толан, которая теперь ехала хоть и не близко, но все же - недалеко.
Так что же профессор из Федерации? Ее мастер-класс был действительно хорош. Но впереди замаячила тайна, разгадываемая 10 лет, и она бросила все, и всех их и своего напарника. “Моя планета”, какой интересный случай, и ведь действительно, она не собиралась возвращаться, а значит, ее тоже нужно вернуть, как человека, потерявшего настоящую реальность бытия, как человека, которая больше не может исполнять свои обязанности и руководить этой научной группой. “Повезло” несчастному вулканцу Ханешу. С другой стороны, если он такого же мнения о консервации базы, возможно, ему тоже положено будет вернуться домой в кандалах в тюремном отсеке корабля.
Ракар повернул голову и посмотрел на ехавшую впереди Делас в своем паланкине. 7 суток, или 14, и дальше - тишина. Ракар вполне понимал, как та себя чувствует, и к чему она готова. Делас была готова прожить оставшуюся ей жизнь достойно и по полной программе, без паники, принимая реальность такой, какова она есть. Как положену ромуланцу, с честью, достойно. И несмотря на всю его отчаянно демонстрируемую веру, Ракар четко осознавал, что может сложиться так, что база недоступна, что они не успеют, и что помощь тоже опоздает. И тогда он должен будет быть с ней рядом, держать ее за руку, что-то говорить, что-то вспоминать, слушать ее и провожать. Ракар был к этому готов, если так случится. Но еще больше он был готов к тому, что если и есть в Ни’Хане хоть что-то варповое, или то, что глушит связь - то это будет найдено и использовано. И никто не умрет. Из их группы никто не умрет. Для тех, кто все это устроил - Ракар никаких гарантий не давал, он был готов убивать, если такова будет необходимость.
А еще Тенек довольно сильно расстроил Ракара своей откровенностью. Но зато Ракар отбросил свои заблуждения, и вернулся к реальности. Конечно, и почему он ранее так раскрылся, знал же он, каковы вулканцы на самом деле, и Тенек не исключение, он такой вулканец как и все они. И да, он будет способен убить его, и сделает это, если так продиктует ему его “логика”. Как это удобно, и по вулкански… Интересно, способны ли они, вулканцы, вытащить из застенок своего друга, вопреки начальству, вопреки политике, вопреки интересам своего государства, просто вытащить и отпустить того, кого считают другом? Украсть для этого корабль и пройти все кордоны, просто потому, что пленный - друг. Они вообще … дружат? Умеют? Или у них есть только логика? К элементам все эти мысли! Главное, чтобы Тенек смог достать коды от базы из разума профессора, если не удасться их узнать добровольно. Ракар знал, что он смог бы вытащить своего друга из застенок Тал Шиар. А Тенек… Тенек расстроил его. Но да это сейчас не важно. Сейчас впереди только дело. Впереди разведка, и множество диверсий, и невозможно было построить заранее четкий план, сначала нужно было понять что там к чему.
А потом его мысли снова, вопреки всему соскользнули к Квинтилии, которая ехала сейчас по направлению к базе.
Надежда и отчаяние идут рука об руку, кто-то сказал когда-то. Ракар ощущал и надежду и отчаяние. Он жил сейчас надеждой. На то, что все получится, они вернуться, живые, все, и она придет на свидание. И однажды он сможет сказать ей - “что бы ни случилось, мы будем вместе”.
Я должен знать, что самый лучший вечер у нас с тобою где-то впереди.
Это так странно, жить надеждой, которая, возможно, несбыточна. Но надежда придает сил. А земляне, возможно, ошиблись, загадав свои желания во время падения обломков в атмосферу, ошибочно приняв их за метеоритный дождь. Не важно, все это не важно. Все это сейчас не важно. Есть путь, есть цель, и есть надежда. И Ракар сделает все, что должен, как любой ромуланский солдат. Потому что он, Ракар - ромуланский солдат. А это очень много.
- Ракар вызывает энсина Баккер, - снова нажал ромуланец на свой коммуникатор, чуть пригнувшись к седлу, незаметно, будто почесывая грудь. Час уже снова прошел по его внутренним ощущениям.

 17 
 : 07 11 2018, 12:28:39 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

- А принципиально изменилось бы вот что, Ане-Лир, - продолжил Ракар, - мы бы, раз уж они запретили нам посадить катер, оставили бы на нем дежурного, который увел бы его в куда-нибудь, хотя бы  спрятав в мертвых для сканирования зонах лун, и связывался с нами через определенные промежутки. Мы бы приготовились к шагам отступления на случай чрезвычайной ситуации, но мы полностью доверились, и имеем теперь то, что имеем. Так же и с сенатором. И так называемым достижением тут является то, что лишь сильнее укрепляется недоверие и непримиримость. Я знаю, что многие считают ромуланцев непримиримыми врагами, но для этого, как вы сами видите, есть все основания. В остальном вы правы, конечно, только я вижу, что мы все, группа, которая удивительным образом смогла верить друг другу и едина – вляпалась в необоснованное доверие во внешнем мире, и попала в переплет. Это повод для концептуальных выводов. Но также и повод для того, чтобы еще сильнее сплотиться друг с другом. Я вобщем-то вел к тому, что есть надежные люди, и только их и следует держаться. Тех, кто проверен временем, и честью. Остальных же следует встречать с осторожностью, и не пренебрегать собственными соображениями о безопасности, иначе разочарование никогда не позволит вам очаровываться снова.
– По-моему, нам следовало оставить человека на орбите вне зависимости от того, доверяли мы Ане-Сои или нет, – заметил Тенек. – Мы ведь не на родную планету с орбиты спустились, а десантировались в Дельта-квадранте. Если же по правилам никто из нас не должен был пропустить мастер-класс, а наши наставники должны были сопровождать каждая свою часть группы, то с нами следовало отправить сопровождающего, который контролировал бы ситуацию с орбиты. Как видите, эта часть проблемы мало связана с доверием и касается больше недосмотра в области техники безопасности. Нашего общего недосмотра, и не только нашего.
– А вот доверчивость... Вы постоянно приписываете мне наивность и доверчивость, но если проанализировать наше с вами отношение к социальному взаимодействию, мне кажется, эти эпитеты больше применимы к вам. Например, вы считаете всех нас – участников этой группы безусловно достойными доверия. Я же, сознаю одновременно, как личную порядочность и осознанную лояльность наших спутников, так и вероятность ситуации, когда любой из нас, включая и меня, может совершить неоднозначный поступок, фатальную ошибку, осознанно принести человека в жертву – как единственный путь спасения для большинства, и тому подобное. Вы говорите о дружбе человеку, которого знаете всего тридцать шесть дней, а между тем, этот человек может вас убить, если посчитает это логичным. Я же отдаю себе отчёт в том, что абсолютное доверие может сформироваться только после длительного и глубокого узнавания другого человека, медленного и постепенного формирования в вашей голове данных о том, на что это человек определённо способен, а на что с большой долей вероятности нет. Вы стремитесь оградить себя предубеждением (ведь недоверие – это то же самое предубеждение) от очарования и разочарования, я же предпочитаю и доверию и недоверию ясное понимание того, что любой незнакомый человек может оказаться способным на любой поступок – вообразимый для меня или даже невообразимый.
- Ну да, ко мне применимы, - ромуланец произнес это почти со злостью, - и я в очередной раз убедился лишь в том, что я ошибался. А Ане-Сои могла бы дать коды, но отказалась. Спасибо, что напомнили мне, что можете убить, чтобы я дальше не заблуждался. Я бы вас убивать не стал. Недоверие является не предубеждением, а осознанной необходимостью, защитой. Но я рад, что вы предпочитаете смотреть в зубы дареной лошади и искать ложку дегтя в бочке меда, как говорят на одной из планет вашего государства. И в связи с этим всем вами сказанным, Ане-Лир, я хочу спросить, готовы ли вы будете применить свои способности по чтению памяти к Ане-Сои, когда на то возникнет действительно логичная необходимость? Эта необходимость уже логична, и я … я, возможно, попрошу вас об этом. Мы должны узнать коды доступа к базе и сказать их группе Осэ, пока все еще есть связь.
– Если бы я стал угрозой для существования Ромула, вы нейтрализовали бы меня и при отсутствии иных альтернатив убили бы, – заметил Тенек, – И вы были бы правы. Так что я бы на вашем месте не разбрасывался обещаниями. Что касается кодов, сперва нужно получить доступ к станции. Если окажется, что станция полностью уничтожена, или если Ане-Ове будет обнаружен живым и в здравом уме, коды нам уже не понадобятся... Готов ли я читать память Ане-Сои? – Тенек словно спрашивал себя, а не Ракара. – Для спасения жизни, которую Ане-Сои непременно решила загубить, я способен это сделать, но давайте надеяться, что это не понадобится. Вам доводилось взламывать чужой разум зондом или пыткой?
Ракар оглянулся на Тенека, раздумывая о том, каким образом и по какой причине тот собирается стать угрозой Ромулу и около минуты ехал молча, рассматривая караван по левую сторону от них, разыскивая там знакомые кальдонианские лица, которых уже видел.
- Благодарю, эта мера может понадобится, даже скорее всего понадобится. В любом случае, будьте готовы, - Ракар решил не углубляться в тему, произнесенную Тенеком вначале. – Мне … скажем так, мне доводилось присутствовать в качестве конвоя предателя, отказавшегося давать показания. Это устройство называется "ментальный сканер", не зонд. Но я знаю, что процедура болезненна, если сопротивляться. Как устроено ваше вмешательство в разум – мне неизвестно, но ничего приятного – это точно, поэтому сначала ее нужно будет вырубить вашим захватом. Так и вам будет легче. Мы едем сравнительно медленно, группа Осэ едет быстро, расстояние все время увеличивается. Я думаю, что связь прервется рано или поздно, но база не может быть уничтожена, уж по крайней мере не тем "метеоритным дождем".
– Она может быть уничтожена чем-то другим, например, саботажем, – предположил Тенек. – Конечно, будет лучше, если она окажется цела, но мы должны осознавать все возможные альтернативы.
– Ваши слова о ментальном сканере абсолютно справедливы и для контакта разумов, – добавил вулканец, чуть погодя, – «процедура болезненна, если сопротивляться». Есть только один нюанс: при контакте разумов она одинаково болезненна и для палача, и для жертвы. Эмоциональные могли бы найти себе в этом ложное оправдание, но объективно, никакого оправдания в этом факте нет.
- Саботаж я исключаю, абсолютно, - сказал Ракар, и в его голосе  прозвучало то, что можно было бы расценить многозначительностью, и грустной многозначительностью, - но аргументы приводить не буду, просто – это не может быть, вот и все. Но конечно, ничего нельзя сбрасывать со счетов. Да, - сказал Ракар снова после паузы, знаю, что вам будет сложно, но это нужно для спасения жизни нашей коллеги, поэтому придется постараться. И это будет крайняя мера, естественно, последняя мера, когда будут исчерпаны другие методы. И уж поверьте, Ане-Лир, хоть для вас и нет оправданий, это нужно будет сделать, если ничто иное не сработает. Теперь… я планирую сменить курс и войти в колонну по другую сторону от Ане-Деи, мы закончим беседу до следующего сеанса связи с Осэ, хорошо?
Вулканец подумал, что Ракар сомневается в том, что Тенек способен выбрать меньшее из двух зол и совершить заведомо неэтичный поступок; это говорило о том, что Ракар ещё плоховато разбирался в вулканцах. Вулканцы не умели сожалеть о том, что ситуация предлагает жестокий выбор, сетовать и отрицать, они просто принимали действительность такой, какая она есть.
– Вы чересчур демократичны, командир, – тихо прокомментировал вопрос Тенек. – Нам нужно возвращаться, и неважно, хочется мне этого или нет.
- Вовсе нет, - ответил Ракар на комментарий Тенека о демократичности, - я всего лишь четко осознаю, что вы не военный, и не военный ромуланец, а я для вас – не офицер Тал Шиар на ромуланском корабле, приказы которого не оспариваются. Я должен был узнать, не будет ли противоречием для вашей мнхеи-сахе, то есть пути чести, прочитать память Ане-Сои для выяснения кодов доступа к базе. В боевой ситуации, и в ситуации немедленной необходимости, ни о какой демократии не будет и речи. И я надеюсь, что вы будете немедленно следовать приказам, не испытывая сомнений. Теперь – я меняю курс, - и Ракар потянул уздечку Аристотеля слева, побуждая его повернуть.
– Я не военный, а вы не на ромуланском корабле, но вы – первый офицер и мой командир. – Впрочем, внимание к мнению подчинённых не раз спасало и командиров, и экипаж даже на самых прославленных звездолётах. Конечно, здесь я имею в виду вопросы более серьёзные, чем возвращение в общий строй на марше.
- Спасибо за это признание, - быстро сказал Ракар, - хорошо, я все понял.
Ромуланец правил вперед в колонну кальдонианцев, которые слишком близко подъехали к Делас, и думал о поступке профессора. Так же как и представители 31-й секции, которая существовала, вопреки ошибочному расследованию бывшего главы Тал Шиар, она была гражданином Федерации. Поэтому она была в ответственности Федерации за свои действия. И сейчас – она убивала Делас в прямом смысле этого слова. Ракар понимал, что это будет значить. И он помнил слова Квинтилии о том, что профессор потеряла право быть гражданкой Федерации. Но Делас должна была выжить, вопреки всем предательствам мира, вопреки всему, что здесь происходит. Не потому, что это важно для других, а потому, что она человек, достойный жизни. Для нее не должно было все кончиться вот так. Тот цветок, из ее стихов, не должен быть увять и умереть просто так, просто потому, что это несправедливо! Она выживет, и они все, команда группы Альфа сделают для этого все, что могут. Ракар верил, в них всех, в тех, которые едут сейчас на базу, в тех, кто едет сейчас в Ни'Хан. Он верил, и не мог сомневаться. Они – были свои. Все эти люди. И так будет всегда, пока он будет жив.
__________________
с Тенеком

 18 
 : 07 11 2018, 12:28:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Ещё некоторое время они ехали молча, вернее, Делас и Тэйра явно разговаривали, а Тенек и Ракар молчали. Ракар смотрел на дорогу, следил за обстановкой вокруг. Освободить мысли пока не получалось. Он вспоминал, но впереди была цель, неизвестная. Это будет первая разведка в неизвестности.
Через немного времени Ракар повернул голову назад, но все равно было неудобно.
- Ане-Лир, может поспите там? Это долгий спокойный переход, успеете выспаться, у вас была бессонная ночь.
– Я предпочитаю не спать урывками, если есть такая возможность, – отозвался Тенек. – Вам не слишком удобно ехать с пассажиром? – спросил в свою очередь он.
- Нормально, ничего, - задумчиво ответил Ракар, еще раз оглянувшись назад, заметив фигуру Иламы Толан на ящере в прямой видимости, а потом снова посмотрел на дорогу, - спать нужно, на стоянке, значит, сделаете это. А если сейчас – нет, то давайте тогда уж разговаривать… Помните наш вчерашний разговор о доверии, Ане-Лир? Ну и как вам после сегодняшней Ане-Сои? Не изменилась ваша позиция? А ведь мы ей верили, и нас предупреждали, чтобы мы были наблюдательными, и вот…
– Я думаю, всё не настолько просто, – сказал Тенек. – Вчера я заподозрил, что Ане-Сои не справляется с посттравматическим стрессовым расстройством, но в этих условиях было невозможно провести обследование и установить истину. После её срыва во время разговора в шатре, казалось, что у неё есть шанс справиться, но всё же мои предположения оказались верными: Ане-Сои далека от адекватности. Помните слова Тера сегодня? Я думаю, его слова близки к истине, несмотря на эмоциональность формы: Ане-Сои не смогла принять реальность и создала себе иллюзорный мир, в котором её действия и её выбор были бы полностью оправданы.
Ракар совершил Аристотелем маневр по продвижению вправо во вне колонны. Теперь он находился от Делас ровно через одного ящера кого-то из местных, но местный отставал и ромуланцу удалось бы быстро вернуться, если что. Аристотель был удивительно ловок и умен. А теперь их с Тенеком уж наверняка никто не услышал бы.
- Какой же вы неисправимый идеалист, мой милый друг Ане-Лир. Ну и что, что не просто, одержимость, расстройство это ваше, но факта то предательства это не отменяет. В сухом остатке мы получаем результат, и простейший вывод о том, что нельзя было верить. Вы сторонник доверия, как я вижу, но в то же время вы подготовились ко встрече ромуланца на станции, потому что мы как бы предполагаемые противники. Вот что я вам расскажу сейчас, друг мой. О доверии. Сравнительно недавно, еще до войны, Кардассия хотела получить ромуланское устройство невидимости в обмен на оружие, и вела долгие переговоры. Временами они даже умудрялись склонять Сенат к положительному решению, но был сенатор, патриот, который своим красноречием и харизмой, а также с помощью влиятельных сторонников – добивался отказа. Знаете чем дело кончилось, Ане-Лир? Он умер, без видимых причин, без явных болезней, он был здоров. Мы уверены, что его убили, но не можем понять как. За сутки до этого в кардассианском посольстве сменился садовник. Скажите мне, Ане-Лир, мы можем доверять Кардассии?
– Вы очень странно рассуждаете, – Тенек сделал паузу, чтобы подтянуть ремень поклажи позади себя, затем заговорил снова: – Я видел состояние Ане-Сои, а значит понимал, что её реакция может не укладываться в рамки здравого смысла. Не обязательно будет, но может. Это, что касается профессора. Что касается Кардассии, ваши рассуждения ещё более грубы и упрощены. Нельзя верить или не верить государству. Любое государство состоит из индивидов; большинство индивидов – люди разумные и стремящиеся к благу, так как они его себе представляют. А представляют его себе все достаточно похоже, если мы очистим естественные потребности человека от идеологической шелухи. И среди этих потребностей есть могучая потребность в свободе выбора, а значит, и право на свободу выбора, по крайней мере до тех пор, пока индивид не совершает преступлений. Таким людям можно доверять, делая скидку на разницу культур и собственную способность оценивать влияние этой разницы на поступки. Однако в любом обществе есть ещё и меньшинство – люди, которые считают, что цель оправдывает средства. Заметьте, не в исключительных случаях и не в подлинно безвыходных положениях, которых на самом деле поразительно мало – меньше, чем кажется большинству гуманоидов, а как принцип, то есть всегда. Таким людям доверять нельзя. Можете вы предсказать, попадёт ли подобный человек на достаточно высокую должность даже в самом лучшем государстве? Думаю, что нет. В лучшем случае вы можете предположить, что в благополучном государстве на ключевых должностях таких будет меньше, а в государстве, переживающем или только что пережившем кризис, больше. Поэтому всегда необходимо помнить, что любые международные отношения и соглашения несут в себе элемент риска. А отсутствие международных отношений и изоляция – фатальны, поскольку без объективной информации извне и умения соотносить подобные риски, государство становится уязвимым, и с каждым годом всё уязвимее. Я ответил на ваш вопрос?
- Не ответили, - просто ответил Ракар глядя вперед на дорогу. И Ракар и Тенек говорили тихо, но их головы были рядом, и им самим было слышно, - вы же не сказали ни "да", ни "нет". Вы конечно рассуждаете, но это общие рассуждения. Знаете, этот элемент риска – это жизни. И в данном случае – это было убийство, кардассианскими структурами, с одобрения правительства, но мы, элементы их побери, не можем предъявить обвинение, потому что не поняли как это было сделано. Не переживайте Ане-Лир, я еще не закончил, у меня будут утверждения, подходящие для вашей логики. Так вот, мой ответ – государству Кардассии – мы, ромуланцы, доверять не можем. Но есть конкретные люди, вот например… Ане-Лан. Она доказала, что ей можно доверять, верить, на нее можно положиться. И она сама доверилась там … одному своему, и попала в трудную ситуацию, из за доверия. Но ей лично – мы можем доверять. Она надежная. Далее… Далее я хочу рассказать вам про вашу Федерацию. Вы думаете, ваши законы совершенны, ваши принципы идеальны, и … но я могу вам рассказать, послушаете? Не обидитесь, что мы не любим Федерацию?
– Продолжайте, – предложил Тенек. Вулканец понял, что его ромуланский коллега не понял смысла всего сказанного или просто был не готов его воспринимать, так как не выговорился сам, поэтому возражать сейчас не имело смысла. Нужно было дать Ракару высказать всё, что кипело у него в душе, и, может быть, после этого он начнёт воспринимать информацию извне.
- Во время войны, когда мы были союзниками, на конференции на Ромуле гражданин Федерации пытался убить тогдашнего главу Тал Шиар Ковала, - продолжил Ракар, - это была хорошо спланированная операция, которая одновременно была призвана, как мы считаем теперь – скомпрометировать и подставить нашего сенатора Критек. При помощи ее другой гражданин Федерации и офицер Звездного попытался влезть в секретную базу данных Тал Шиар. Расследование тогда показало, что это была попытка личной мести, и не было никакой выдуманной первым фигурантом дела секции 31, действующей самостоятельно, таким образом, что руководство Федерации не может контролировать ее. Однако, дальнейшие исследования показывают несколько другое. Совсем другое, Ане-Лир.
Ракар задумался на несколько секунд. Стоило ли рассказывать это все Тенеку? Стоило ли разрушать его иллюзию о святости Федерации, о том, что многое в этом мире имеет двойное дно, о том, что никому нельзя верить до самого конца, пока не убедишься, что человек достоин веры? О том, что до сих пор неоконченное дело о гибели сенатора Вринака направлено на повторное расследование, в связи с некоторыми новыми обстоятельствами, и не точной доказанностью? Нет, о Вринаке точно не следовало рассказывать.
- А еще у нас есть такое устоявшееся выражение, "никогда не поворачивайся спиной к бриннам". И оно основано на опыте. Но я точно знаю одно, я могу верить всем тем, кто здесь с нами, Лие, вам, Дее, Теру, Осэ, Лис, и прочим. Вы не предадите, как сделала это Сои. Я только хочу сказать вам, Лир, что в своем идеализме, будьте осторожны. Необоснованно доверяя – вы рискуете быть подставленным и проданным, и станете искушенным в разочарованиях.
– Почему вы думаете, что это идеализм? – спросил Тенек, убедившись, что Ракар сказал всё, что хотел. – Если отбросить эмоции и посмотреть объективно, между вашими словами и моими нет никакой разницы.
На этом он мог бы и закончить, но подумал, что для Ракара это снова будет не ответ.
– Впрочем, если хотите, – добавил он, – я, использую ваши же примеры и покажу вам истинное лицо того, что вы называете идеализмом.
- Потому, - ответил Ракар, внимательно глядя на дорогу впереди, и не упуская из виду ящеров Делас и Тэйры, - что мы все с вами снова ошиблись, доверившись профессору и ее напарнику, в том числе я ошибся. Несмотря на то, что нас всех предупреждал ваш коммандер. Она не отдает коды от базы, и я не уверен, что нас будут искать в том числе мои коллеги с Ромула в приемлемое для Ане-Деи время. Они могут опоздать, Ане-Лир. И все из-за того, что мы все поверили вашему научному сотруднику из Федерации. И да, с удовольствием послушаю вас.
– И что изменилось бы принципиально, если бы мы не поверили? – поинтересовался Тенек. – Мы всё равно оказались бы на этой планете без связи с катерами и без кодов от базы. Единственное, что было бы у нас в активе, это моральное удовлетворение от того, что мы не поверили. Впрочем, давайте действительно рассмотрим ваши примеры.
– Вы сказали, что элемент риска – жизни, – продолжил вулканец. – Этого никто не отрицает. И ваш сенатор понимал это гораздо лучше, чем это понимаете вы. Я ни за что не поверю, что такой дальновидный человек не осознавал, что отстаивая свои взгляды, рискует собственной жизнью, и что этот риск высок. Но он точно знал, что если отдаст на этом пути свою жизнь, он отдаст её ради того, что сам ставил выше собственной жизни. Он умер вовсе не потому что доверял кардассианцам, а именно потому, что смотрел на вещи достаточно здраво, чтобы не запускать непредсказуемую цепную реакцию, которая радикально изменила бы расстановку сил во всём Альфа-квадранте. Он был готов отдать за это свою жизнь, и он её отдал. Это не оправдывает его убийцу, но служит хорошим примером для нас – примером того, как расставлять приоритеты и ради чего имеет смысл идти на риск.
Тенек посмотрел вверх на небо, где за пронзительной лазурью не прятались знакомые созвездия и закончил:
– Взгляните на эту ситуацию не глазами скорби, а с точки зрения достижений. Ваш сенатор жил и умер победителем. У него отняли шанс продолжить трудиться на благо Родины, это так, но уже сделанного им никакой убийца не сумел бы отменить. Сенатор поступил логично и достиг цели. Его убийца же совершил абсолютно бессмысленный поступок, который не смог отменить уже сделанного, который если одних и напугал, других утвердил в мысли продолжать дело погибшего, и который навредил Кардассии гораздо больше, чем провалившаяся перед этим сделка.
__________________
C Тенеком

 19 
 : 06 11 2018, 15:03:40 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тэйра Джар
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён


Еще какое-то время они ехали в тишине, подстраиваясь под темп каравана и пытаясь пробраться к его голове. Делас рассудила, что следом за Син должна ехать знать и воины, а вот уже после них и скромной куртизанке найдется место. Как только они приблизились, девушка запахнула шторы паланкина, и лишь изредка приподнимала их, выглядывая кого-то впереди.
Можно было подумать, что она пытается отыскать того молодого кальдонианского юношу, который оказывал ей знаки и публично признавался в чувствах. И, конечно же, Делас тоже думала о том, что вот они встречаются взглядом, Те-Яно замирает, она чуть заметно улыбается сквозь вуаль и провожает его долгим взглядом…
Но на самом деле почти все ее мысли занимало кое-что другое. И выглядывала она хоть и кальдонианца, но другого - постарше и посолиднее. Те-Сона. Про себя она думала, что, раз в лагере с утра не подняли шумихи, то военный советник должен был остаться жив и относительно здоров после ее неумелой попытки его вырубить. Но что дальше? Делас рассматривала два варианта: либо он все забыл и проснулся с мыслью о том, что перебрал вчера вина, или… или он помнит все, что случилось прошлой ночью, а, значит, ей надо быть очень, очень, очень осторожной. И не расставаться со своим кинжалом.
Но Те-Сона она все еще не видела, а бесконечно думать об одном и том же она не могла, поэтому ромуланка решила отвлечься. Приподняв боковую полу паланкина, она отыскала взглядом Тэйру и жестом попросила подъехать поближе.
Задумавшись, Тэйра не сразу заметила этих знаков, а заметив, кивнула и подвела Гипатию поближе.
- Спасибо, что согласилась побыть моей служанкой, - негромко проговорила Делас, когда Тэйра с ней поравнялась. Сейчас их ящеры не неслись так, как когда их гнала профессор Закария, и можно было говорить, почти не сбивая дыхание. - Я уже говорила Лии, но скажу и тебе - ты вовсе не обязана играть эту роль, когда нас никто не видит. Это просто прикрытие. Тебе ведь… - она задумалась, подыскивая правильное слово, - не слишком неприятно участвовать в такой легенде?
-Я понимаю, - кивнула Тэйра. - Все в порядке, это же просто роль. Нам нужно  соблюдать правила этого общества, а у них тут иерархия, как никак, - она улыбнулась.
- Хорошо, - кивнула Делас, будто и ожидала такого ответа. - Теперь мы сами по себе, мы больше не можем ждать подсказок от Ане-Сои, так что придется выкручиваться, как сможем. Ты ведь вчера была у Син? Запомнила что-нибудь из этикета?
Тэйра покачала головой.
- Наверное, я не скажу ничего принципиально нового. Мы все видели вчера утром, как принято обращаться к Син, и вести себя с ними. Каких-то  явных ритуалов и отличий от того, что было за завтраком, я не заметила… - честно ответила она и задумалась, припоминая. - В общем, чем больше уважения к ним ты высказываешь, тем лучше. Здесь ценится порядок и подчинение тем, кто выше по положению...потому что это и есть порядок, - шепотом объяснила она.
- Ну, с этим я справлюсь, - усмехнулась ромуланка. Немного подумав, она добавила: - Кроме того, меня обещали научить местному письму, разве не здорово? Если мы тут останемся надолго... - Делас нахмурилась и внимательно посмотрела на Тэйру: - Как думаешь, мы и правда останемся здесь надолго?
-По-моему, это здорово, - кивнула Тэйра с улыбкой. - Меня-то некому научить, да и, наверное, мне не положено… А кто обещал, ведь не Ане-Сои? - она покосилась на Делас, потом продолжила:
- Не думаю, что останемся. Ну, я бы провела тут… недели две, но за такое время все наверняка начнут нас искать, - она вздохнула, ей на самом деле было все интересно и хотелось изучить этот мир ещё подробней.
- Не Ане-Сои. Есть один юноша… Ему не понравилось, что я не умею читать - это привело к проблемам и непониманию. И он решил помочь необразованной куртизанке и дать ей шанс познакомиться с миром писем и книг, - загадочно улыбнулась Делас. Еще некоторое время она молчала, глядя на дорогу перед собой, а потом проговорила уже более серьезно: - Значит, ты думаешь, что нас будут искать. Я тоже на это надеюсь, но боюсь, как бы не было слишком поздно. Будет обидно… если все закончится здесь.
От последней фразы ромуланки Тэйру будто током ударило, она сильнее стиснула повод.
-Я… Ох. До этого не дойдет, - сбивчиво, но уверенно проговорила она, стараясь поддержать Делас. - В конце концов, Осэ сейчас ищет способ тебе помочь - и я уверена, что у них все получится.
Она вздохнула, не зная, что ещё сказать и надо ли вообще говорить, и как поддержать Делас в такой тяжелой ситуации.
-Я думаю, тебя все поддержат, мы сделаем все, что сможем… - негромко сказала она.
Заметив, как изменилось лицо Тэйры, Делас усмехнулась.
- Все так реагируют, - тихо заметила она. - И сразу же начинают меня жалеть. Ты знаешь, как это неприятно, когда тебя жалеют?.. Сразу чувствуешь себя такой слабой и беспомощной! Мне кажется, что все вокруг переживают за меня больше, чем я сама. А я просто хочу, чтобы даже жизнь здесь имела какой-то смысл. Пусть это даже будет жизнь Ане-Деи, и пусть она не будет слишком долгой, - она вздохнула и заговорчески посмотрела на Тэйру: - Ане-Деи все равно скоро не станет - так или иначе. Я думала записать ее историю, чтобы рассказать потом… в Альфа-квадранте. Но, может быть, это придется сделать тебе.
Тэйра запрокинула голову: утреннее небо было нестерпимо синим. Потом снова повернулась к Делас, протянула руку - ей ужасно захотелось дотронуться, это казалось очень уместным сейчас - и чуть стиснула ладонь ромуланки.
-Я думаю… это очень правильно, про смысл жизни, - кивнула она. - Конечно, мы переживаем, ну, мне вот совершенно не безразлично, что с тобой будет. Я не думаю, что ты слабая, просто… я хотела поддержать, и похоже, у меня не очень получилось, - Тэйра неловко улыбнулась. - А историю лучше записать сейчас, чтобы ничего не забыть и не потерять. К тому же, никто не расскажет ее лучше тебя самой…
Она чуть откинулась в седле, отстраняясь от Делас, чтобы не быть совсем уж близко к ней - в конце концов, они не могли так общаться по легенде и нужно вести себя чуть осторожнее… чем сейчас.
- Все в порядке, - Делас слегка ответила на сжатую ладонь, а дальше поехала уже немного впереди. - Я запишу ее, когда научусь писать на местном языке. Будет эпично, - рассмеялась ромуланка. - И не волнуйся, я не слишком переживаю. Когда-нибудь это же все равно должно будет случиться.
- Ну тогда хорошо, - Тэйра чуть рассеянно кивнула. Слова Делас обрадовали ее. - Мне будет интересно увидеть твою точку зрения, - она засмеялась.
- Но все равно я жалею, что у меня нет с собой моей аптечки, - усмехнулась Делас. - Иначе там бы нашлось что-нибудь интересное для Ане-Сои. Она бы еще пожалела, что не дала коды доступа и бросила нас тут одних. Нам ведь нужно будет еще где-то ночевать… Хотя… - Делас с загадочным видом поправила вуаль, - может быть, мне и будет, где сегодня ночевать.
Тэйра удивлённо приподняла брови: что же, она намекает на кого-то? Она была почти уверена, что знает, на кого именно. Если так, то это очень интересно. Но уточнять это у Делас она не стала - по крайней мере, не сейчас.
Делас с еще более таинственным видом вскинула бровь и чуть пришпорила своего ящера, вырываясь вперед.

______
с Делас

 20 
 : 06 11 2018, 11:24:10 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, группа энсина Баккер


Какое-то время они ехали в молчании, и каждый думал о своем.
И вот, когда они проехали примерно час, коммуникатор Самриты ожил.
- Ракар вызывает энсина Баккер, - раздался шепот Ракара.
- Баккер на связи, - девушка коснулась дельты под расстегнутым корсажем. Их ящеры летели вперед так быстро, как могли, и Самрита уже начинала чувствовать, как припекает утреннее солнце. Что же будет, когда оно достигнет своего максимума? - У вас все в порядке? Вас не слышат? - тихо поинтересовалась она.
На том конце связи ромуланец громко закашлялся, и еще сильнее пригнулся к седлу.
- Все в порядке, капитан, - прошептал он, обрадовавшись тому, что связь пока есть и ему отвечают, - никто. Мы мерно едем ближе к голове каравана, профессора нигде не видно, она смешалась с толпой. У нас все в порядке. Как у вас?
- Мы взяли направление прямо на базу, - Самрита постаралась говорить еще тише и немного притормозила Феано. - Надеемся, что к ночи сможем быть там. Продолжайте нас вызывать каждый час или если что-то изменится.
- Да, сэр, хорошо, - прошептал в ответ ромуланец, - успеха вам, и попутного ветра. Следующий сеанс через час, теперь - конец связи, – ромуланец чуть свесился с седла, делая вид, что проверяет крепление щита, и незаметно приготовился дать отбой на дельте, но немного задержался, вдруг Самрита скажет еще что-то.
- Конец связи, - Самрита отключила связь и стукнула Феано пятками по бокам, чтобы набрать скорость и догнать остальных.
_________
С Ракаром

Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS