* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Июня 2018, 22:17:11 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 14 сентября 2384 г., день
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 10
 1 
 : Сегодня в 13:34:26 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
14 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Остальные путешественники тем временем тоже расседлывали своих ящеров.
-Можно я займусь Зеном сама в этот раз? - спросила Квинтилия Тенека.
– Можно… Ты не возражаешь, если я выберу для нас место в лагере? – в свою очередь спросил вулканец.
-Ты хочешь спать под открытым небом или в шатре со всеми? - спросила трилл.
– Я… – Тенек чуть замялся. – Я хочу быть как можно дальше ото всех, когда они будут разделывать добычу.
Ему случалось видеть, как хищные звери убивают и тут же пожирают свою жертву – ещё ребёнком во время кахс’ван он видел это в первый раз, и знал, что это в порядке вещей. К тому, что другие гуманоиды едят мясо он тоже давно привык, и потому предполагал, что его отношение к охоте и грядущей разделке тушек будет таким же ровным, однако он ошибся. Нет, он не мог сказать, что испытывает какие-то эмоции – это было бы неправдой, но образ разумных и цивилизованных существ, которые прямо сейчас будут сдирать шкуру с других существ и рубить их на куски – существ тоже по-своему разумных, хотя и обладающих гораздо менее ясным сознанием и гораздо менее развитым разумом, – этот образ казался ему сейчас всё более и более диссонирующим с самим понятием «цивилизованный человек», и вдобавок по непонятной причине он отзывался в организме лёгкой тошнотой.
-Хорошо, - без лишних вопросов ответила Квинтилия, - Мы можем решить, где будем спать, потом. Я бы предпочла под открытым небом, но поблизости от шатра со всеми остальными. Но мы еще не знаем, где этот шатер поставят. Ты можешь просто погулять, пока все не закончится. Или впасть в свой транс, пока есть свободное время.
Это не закончится, подумал Тенек. Потому что шкуры растянут и развесят в лагере, а лишнее мясо просолят и тоже развесят вялиться, и это, конечно, будет лучше, чем лагерь каннибалов, но для Тенека уже не меньше, чем на полпути к нему. Чтобы они сказали, если бы вокруг лагеря кто-нибудь расставил на шестах головы животных с узнаваемыми чертами известных им гуманоидов, с остекленевшими человеческими глазами? Впрочем, это был пустой вопрос.
– Ты права, я не должен подвергать нас опасности из-за этого, я со временем адаптируюсь, – сказал он и добавил в качестве извинения: – До сих пор я не видел, как это делают представители развитого разума, моя просьба была нелогична.
-Делай, что тебе нужно, чтобы адаптироваться, - Квинтилия отвернулась, чтобы расстегнуть ремни на Зеноне, - Мне лично легче воспринимать такой чужой образ жизни после того, как я побывала на презентации М’Коты. И на ее Восхождении.
Тенек не ответил. То, что происходило на презентации М’Коты и на Восхождении он понимал – у вулканцев сохранялись и свои суровые и даже жестокие традиции. В принципе, с некоторой натяжкой, он даже мог понять поедание сердца врага – если этот враг сделал что-то уже совсем бесчеловечное; это было отвратительное варварство, но у этого варварства хотя бы было объяснение – такое же варварское, наполненное тёмными эмоциями, неприемлемое для вулканца, но всё же исчерпывающее. А вот обыденное и ежедневное употребление в пищу существ, способных испытывать страх, боль, привязанность и даже благодарность – это Тенек с одной стороны мог сам же обосновать, а с другой не мог принять, как подлинную и неизбежную необходимость. Это казалось ему убийством из прихоти, а убийство из прихоти было крайне неэтичным.

***
Ромуланец обнял ладонями голову ящера Аристотеля, прошептав тому просьбу ещё немного потерпеть в оседланном виде и повернулся к остальным.
- Друзья, нужен ещё один или два добровольца к нам с Артуром для постановки шатра. Причём, кандидатура Ане-Лира не очень подходит. Со стороны не очень хорошо выглядит, что древний старец занимается тяжёлой работой. А нам нельзя исключать возможность наблюдения. Впрочем, это решать Ане-Лиру. Кто готов?
Услышав голос ромуланца, Квинтилия повернула голову и посмотрела в его сторону, но добровольцем не вызвалась и продолжила расседлывать Зенона.
-Вам, Ане-Дея , не положено по статусу, - добавил ромуланец, поймав взгляд Квинтилии и повернув голову к Делас.
- Не больно-то и хотелось, - фыркнула Делас, тоже снимая сбрую со своего ящера. - Без меня справитесь!
– Я помогу, – махнула ему рукой М’Кота.
Тэйра не слушала, о чем они говорили: дежурить третью ночь подряд было выше ее сил, поэтому за обсуждением она наблюдала со стороны, снимая с Гипатии всю сбрую.
-Какая ты хорошая, - Тэйра протянула руку и сильно почесала морду Гипатии, та в ответ довольно вскинула голову. - Все, иди, иди, ты на сегодня свободна. Не знаю, как ты, а я устала.
Она перекинула поводья через руку, чтобы случайно не споткнуться в темноте, и подошла к остальным кадетам. Услышав последнюю фразу М’Коты, переспросила: - Помочь? Я могу помочь, только если это не дежурство. Сегодня я собираюсь спать.
Ракар кивнул М’Коте.
- Не дежурство, - сказал он Тэйре, и принялся распрягать Аристотеля, - я скоро подойду.
- Дежурить сегодня будут те, кто не дежурил вчера, - отозвалась Самрита, услышав опасения Тэйры. Она тоже отпустила Феано на выпас, освободив ее от тяжёлой сбруи, и теперь чувствовала, как мышцы наполнились усталостью.
- Мы с Тером составили план дежурств... - она озвучила то, что десять минут назад обсудила с М'Котой и Ракаром, и немного виновато посмотрела на Толан: - Вы ведь не против, правда?..
Кардассианка молча покачала головой и одобрительно улыбнулась Самрите; та с облегчением вздохнула.
- Тогда... Ни у кого нет возражений? Когда мы закончим с основными делами, Тер вас проинструктирует. А теперь мне не помешала бы помощь с костром... - она вновь оглядела группу.
Тэйре было одинаково все равно. Больше всего ей хотелось сесть или вообще уснуть, после долгой поездки тянуло в спине и сильно ныли плечи. Но гораздо лучше сесть у костра, на котором готовится ужин. Кстати, с ужином тоже надо будет помочь.
-Я могу пойти, - почти равнодушно заметила она. - Только нужно спросить, какая древесина годится лучше всего.
- Я думала, ты вызвалась помочь с шатром, - улыбнулась Самрита. - Им тоже нужны руки. Можешь выбрать, чем хочешь заниматься больше.
Тэйра задумалась.
-Честно, я сейчас вряд ли в состоянии ходить и искать что-нибудь для костра. Поэтому пойду ставить шатер. Кто этим занимается?
- Ане-Сои руководит процессом, она вам все скажет, - Самрита посмотрела в сторону профессора, а затем перевела взгляд на остальных. - Кто-нибудь ещё хочет помочь с костром?
– С костром я могу помочь, – вызвался Тенек. – Это несложная работа даже для старика.
-Я могу собирать хворост, - тоже сказала Квинтилия.
- Отлично! – лицо Самриты просияло. – Ане-Сои уже учила меня разжигать огонь, так что должно все получиться. Если вы готовы, то пойдем искать топливо сейчас, пока не стемнело окончательно. 
____________
С профессором и кадетами

 2 
 : Сегодня в 10:38:40 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
14 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III


Солнце Кальдонии III прошло по небосводу почти весь путь и теперь клонилось к горизонту за плечами путешественников. Одна из лун планеты уже белела на все еще голубом, но начинающем темнеть небе.
Во все стороны, насколько хватало глаз, все еще простирались равнины, и лишь позади они были ограничены горами, да далеко впереди поднимались ржаво-рыжие стены новых гор. За день, проведенный в пути, природа постепенно изменилась еще один раз. Поздним утром они спускались с высоты базы ученых и вокруг были мхи, лишайники и редкие травинки. На равнине, где они встретили ящеров, зеленела буйная растительность. Но чем дальше они продвигались вперед, тем более жесткой, колючей и желтой становилась трава.
Профессор Закария посмотрела на небо и снова остановила своего ящера, подняв правую руку, сжатую в кулак.
-Заночуем здесь, - объявила она.
Самрита Баккер подъехала к ней на Феано и зевнула, смущенно прикрывая рот рукой: сейчас стало понятно, как сильно она хотела спать и как мало спала прошлой ночью. Устало протерев глаза, девушка все же собралась, выпрямила спину и поинтересовалась у профессора Закарии:
- Мы будем спать прямо так или поставим что-нибудь вроде палаток? И нам снова понадобится ночная вахта… - она обернулась и оглядела остальных участников группы, тоже подходящих на своих ящерах к месту остановки.
Вторая часть перехода после первого привала далась Ракару легче, чем первая. Он, наконец, целиком освоился с технологией езды на ящере, научился правильно держаться в седле, не напрягаясь. И луна, уже белая луна на все еще голубом небосводе, была в некотором роде путеводной звездой. Ракар смотрел на ландшафт, подмечая мельчайшие детали, изменение растительности, трав и цветов. Он видел как Квинтилия спит позади Тенека, и тот придерживает ее. Белая луна. Ракару стало интересно, складывает ли местный народ стихи и песни о луне, которую видно днем, и которую видно ночью. Есть ли у них вообще хоть что-то подобное? Что они думают, глядя на звезды, светящие ночью, что они думают о солнце, заходящем и восходящем в конце и начале дня? Считают ли они свой небосвод твердым, или каким-то иным, или им вообще нет никакого дела до того, что творится наверху? И самое главное – а что обо всем этом думает Ни'хан?
Когда была объявлена остановка, Ракар чуть пришпорил Аристотеля и подъехал в голову их колонны к профессору и капитану Баккер. Резко затормозив на ящере, ромуланец стал ждать ответа профессора Самрите, чтобы следом задать и свой вопрос.
М’Кота тоже подъехала поближе; то, что и Ракар приблизился было очень кстати.
– Кстати, о ночных дежурствах, – сказала она, спешиваясь и обращаясь к Самрите, – как ты хочешь распорядиться на счёт них?
- Думала, как и вчера, спросить добровольцев – кроме тех, кто уже дежурил, - отозвалась Самрита, как-то неловко себя чувствуя – как будто от нее ожидался другой ответ, и она должна была его знать, как капитан. Повернув голову к профессору Закарии, она решила на всякий случай уточнить у нее: - Или здесь более опасно и надо назначить самых опытных?
-Здесь более опасно, - подтвердила профессор Закария, спешиваясь, - Вчера, когда вы ночевали в пещере - это тоже было своего рода шлюзом между цивилизацией, как вы ее знаете, и Кальдонией III. Там незнакомцы могли подойти лишь с одной стороны - от входа в пещеру. Здесь же, на равнине, они могут появиться откуда угодно. Здесь все по-настоящему.
Самрита тоже слезла с Феано и задумчиво проговорила:
- Тогда я сама назначу ночную вахту. Тер, это будешь ты и... - она оглянулась, быстро скользнув взглядом по остальным членам группы. - Хм... Фес? Или, может быть, попросить Ане-Лан? Она всё-таки бывший военный…
-Решайте сами, - пожала плечами профессор Закария, начиная отвязывать поклажу на Пифагоре, - Я просто ученый. Для меня роскошь уже иметь охрану вообще. Этой ночью вы все хотите спать под открытым небом или в шатре?
- Я бы предпочла шатер, - призналась Самрита и посмотрела на Ракара и М'Коту.
Ракар слушал, переводя взгляд с профессора, на Самриту, на М’Коту. Оглянулся на упомянутую Иламу Толан.
- Мне не принципиально, - ответил ромуланец, - я могу под небом. Если есть шатер, то помогу в его установке. Закрытое помещение нам в любом случае пригодилось бы. Капитан, мы скоро обсудим вахты с вами и с шефом нашей безопасности, без Ане-Сои. У меня есть ещё один важный вопрос, можно я задам?
-Вопрос кому? - уточнила профессор.
Ракар спрыгнул из седла землю.
- Вам, Ане-Сои, - сказал ромуланец, - поблизости есть какой-нибудь источник воды, родник, река, или колодец? Или у нас только то, что во фляжках, и мы органичены?
-Ограничены, - ответила профессор Закария, - Запасы воды можно будет немного пополнить на рассвете, когда можно будет собрать росу. Первым делом всем нужно расседлать своих ящеров. Затем кто-то должен заняться костром - его нужно разжечь и заготовить запас топлива на всю ночь. И мне понадобится три-четыре добровольца, чтобы организовать нам крышу над головой, раз вы ее хотите - установка займет примерно два часа. Ужинать можете каждый самостоятельно или объединить свои запасы и приготовить еду на всех. И вопрос с дозорными тоже нужно решить до конца.
- Хорошо, - сосредоточенно кивнула Самрита. Она обернулась, чтобы убедиться, что и остальные участники группы слышали распоряжение по поводу своих ящеров. – Тогда я возьму на себя костер и попрошу кого-нибудь мне помочь. Ане-Рэй, шатер на тебе – найди пару добровольцев и помогите Ане-Сои. Тер, - она обернулась к М’Коте и постаралась скрыть напряжение, - мы можем сейчас решить вопрос с вахтами, если хочешь, - она кивнула в сторону Феано, предлагая отойти и не мешать профессору.
– Это было бы хорошо, – поддержала М’Кота с непривычно серьёзным видом, – отходя вместе с ней и Ракаром. – Профессор права, здесь открытое пространство, дежурить будет сложнее, так что с одной стороны я согласна с твоей идеей дать отдых тем, кто дежурил прошлой ночью и поставить на дежурство тех, у кого есть расширенная военная подготовка, а с другой хотела бы это кое-чем дополнить. В первую очередь я бы предложила дежурить по двое, чтобы один наблюдал за лагерем, а второй за дальним периметром и прислушивался, не беспокоит ли что-нибудь животных. А второе – это время дежурства. Переход был долгим, накануне мы спали мало. Если ты решишь иначе, я не стану возражать, но я бы поставила на дежурство поочерёдно три пары дозорных.
- Три пары, то есть шесть человек… - задумалась Самрита. – Это почти все, кто у нас есть. Хорошо, можно сделать и так – пусть дежурят все, кроме Рэя и Лис. В паре должен быть один более опытный – то есть ты, - она посмотрела на М’Коту, - Фес и Ане-Лан. Ане-Лир, Лия и я будем вам помогать. Я бы попросила себе последнюю смену, потому что сейчас очень хочу спать…
- Есть, сэр, - ответил Ракар Самрите, принимая обязанности по шатру. Он огляделся вокруг. Это была сухая планета, очень сухая планета, в отличие от Ромула, к которому он привык. К берегу залива, на котором жил, к другому берегу залива в столице, рядом с которым была расположена школа Тал Шиар. Ракар никогда не испытывал недостатка в воде. Кроме определенного рода специальных тренировок. И теперь, сделав один единственный глоток из своей фляги, прикрепил ее к поясу. Повторить придется не скоро. 
Ракар задумался, кого взять в помощники по шатру. У Толан была повреждена рука, не следовало ее напрягать физической работой. Ромуланец, движением руки от Лайтмана до Ане-Сои показал Артуру, который ожидал неподалеку от них, и смотрел на них, что ему предстоит присоединиться заниматься шатром, а затем присоединился к Самрите и М'Коте с обсуждением вахт, решив третьего участника постановки палатки выбрать чуть позже.
- Да, Осэ надо дать выспаться, - сказал ромуланец, - поэтому, капитан, ваша вахта будет перед рассветом, сейчас отдыхайте. Лие тоже надо дать выспаться, я разбудил ее слишком рано. Сам я готов дежурить вторую вахту, или вместе с Осэ под утро, как вы решите, капитан. У меня есть только одно предложение по тактике. У нас круговая оборона должна быть. Один человек, следящий за окрестностями – может не обозреть все. Я бы поставил каждого из двоих дежурных следить за лагерем и за окрестностями одновременно, каждый со своей стороны. И чтобы время от времени они совершали обход по радиусу. Но только случайным порядком, а не так, чтобы направление их движения и график обхода можно было вычислить, и проскочить в тот момент. Дежурный во время дежурства должен уметь вертеть головой на все 360 градусов. Но тут – как решите, конечно.
Тем временем, Лайтман, понявший жест ромуланца, довольно быстро расседлал и освободил от сбруи Сократа, погладил его над глазами и отпустил, а сам подошел к профессору.
Самрита тоже принялась снимать сбрую с Феано – правда не так проворно, как Артур, но все же аккуратно и последовательно. Дослушав до конца предложение Ракара, она обернулась к нему:
- Капитан уже решил: дежурившие вчера – сегодня отдыхают, - напомнила девушка. – Уверена, что остальные справятся не хуже. А тактику я оставлю Теру, как и распределение по вахтам – раз он ответственный за безопасность, он сможет решить эти вопросы.
- Хорошо, - коротко кивнул ромуланец Самрите, и перевел взгляд на М'Коту, которая сейчас совершенно преобразилась, в мужчину-ворту, охотника.
– Я исходила из того, что наши пары будут состоять из людей с неодинаковой подготовкой, – объяснила М’Кота. – Тот, кто поопытнее, возьмёт на себя внешний периметр, менее опытный – лагерь. К тому же они не будут стоять на месте. Мысль рассредоточивать внимание между степью и лагерем мне не очень нравится. Да, и было бы хорошо, если бы дежурные периодически подавали друг другу сигналы, что всё в порядке. Отдыхающие должны их за это простить, – улыбнувшись, добавила она. – Насчёт очередности у меня нет никаких особенных предпочтений, так что кто за кем и кто с кем – это как капитан распорядится.
- Да, я так и поняла эту задумку, - кивнула Самрита. – Тогда что касается распределения смен: Тер, возьми первую смену, в пару к тебе пойдет Ане-Лир. Вторая смена будет состоять из Ане-Лан и Лии, а третья – из Феса и меня. Я донесу эту информацию до всех, когда мы закончим с нашими задачами, поставим шатер и разведем костер. А тебе хорошо было бы кратко всех проинструктировать, что будет от них требоваться. Всех устроит такой вариант? – Самрита отстегнула седло со своего ящера и стащила его на землю.
- Да, меня устраивает этот вариант, - кивнул Ракар, - ну, если мы решили, то я пойду,  хорошо? Разоблачать Аристотеля и выбирать третьего добровольца для шатра. А то 2 часа… Световой день скоро закончится, а я так много еще хотел успеть…
- Хорошо, - согласилась Самрита и чуть мягче добавила: – И помни, что я сказала тебе сегодня днем.
– Принято, капитан, – в свою очередь улыбнулась М’Кота. – Дежурных проинструктирую.
Ромуланец склонил голову.
- Да, я все помню, капитан, - сказал он, развернулся и пошел к остальным кадетам.
________
С профессором, Ракаром и М'Котой

 3 
 : 20 Июня 2018, 18:52:32 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
14 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III


Привал занял около полутора часов времени, и когда все пообедали, караван снова двинулся в путь.
Во время привала Тенек, как и остальные, с интересом наблюдал за пробным запуском дрона, остальное же время провёл возле Зенона, укрепляя взаимное доверие, возникшее после первого знакомства. В основном это выражалось в том, что вулканец не мешал ящеру выискивать под ногами еду и не прогонял зверя, когда тому приходило в голову поближе изучить своего седока, на свой рептилоидный манер обнюхивая его. Окончательно освоившись, Зенон под конец пристроил тяжёлую голову на плече стажёра, недвусмысленно намекая, что скотинку пора бы и приласкать, за что и был вознаграждён кратковременным почёсыванием чешуйчатых «бровей».

Сейчас в пути Тенек поначалу молчал, также, как и во время первого перехода, однако немного позже обратился к Квинтилии с просьбой:
– Лия, если ты не против, я хотел бы, чтобы ты рассказала о себе. Я имею в виду твою легенду, историю человека, которым ты стала здесь.
Квинтилия ехала в седле позади вулканца, обхватив его одной рукой за пояс.
– Если честно, я не придумывала никакой истории. Я просто выбрала прикрытие, которое показалось мне выгодным.
– Тогда может быть придумаем её вместе? Почему мы путешествуем вдвоём и кто мы друг другу? Знаю ли я тебя с рождения, как отец или дед, или мы встретились гораздо позже? Я думаю, это может быть полезно: даже если внешние обстоятельства не вынудят нас пересказывать это посторонним, от того, насколько полно мы сами понимаем свою историю, может зависит достоверность нашего вживания в неё.
– Хорошо, - Тенек почувствовал спиной, как трилл пожала плечами, - Ты уже придумал свою историю? Расскажи, и я подстроюсь под нее.
– Я решил сделать свою легенду предельно простой и требующей минимальных объяснений, – ответил Тенек, – и поэтому решил, что когда-то кочевал вместе с родным племенем, и места нашего кочевья были достаточно далеко отсюда, чтобы любопытные не пытались гадать, о каком из известных им кланов может идти речь. Потом племя было атаковано и почти полностью уничтожено, а его земли – захвачены врагом. Выжившие бежали и дальнейшая их судьба мне неизвестна, я даже не могу точно сказать, кто именно выжил кроме меня. Я же стремлюсь уйти как можно дальше от мест, где прожил всю жизнь и где годы назад оборвались для меня все человеческие связи.
– Тогда тебе придется придумать врага, - заметила Квинтилия, - И если он уничтожил твое племя, то он был достаточно сильным, и твои собеседники могут начать беспокоиться, не придет ли он и за ними. Я уверена, что стычки между племенами тут не редкость, но все же ты окажешься втянутым в политику. Не лучше ли, чтобы тебе было некого винить в уничтожении твоих друзей и семьи? Степной пожар справится не хуже.
– Степной пожар тоже подойдёт, – согласился Тенек. – Пожалуй, эта история ещё более универсальна, так что давайте остановимся на ней.
Он не стал отстаивать свою прежнюю легенду, поскольку действительно, человеческая жадность и стихия были в древние времена практическими равноправными виновниками массовых бедствий, а пожар не оставлял простора для подозрительности и слишком опасливого воображения… впрочем, в нестабильном мире для них всегда были основания: чужак свободно мог лгать о своём прошлом, и чем более тёмной личностью он был, тем больше у него было для этого оснований.
– Значит, ты потерял всю семью и все имущество, и одновременно был вынужден и желал отправиться в странствие, - продолжила Квинтилия, - Возможно, эмоциональная травма оставила отпечаток на твой рассудок. Поэтому когда ты встретил девушку-нищенку примерно возраста своей погибшей внучки, ты привязался к ней и вы начали путешествовать вместе.
Тенек молчаливо принял версию Квинтилии и в свою очередь спросил:
– А что было с тобой до нашей встречи? Хотя, если по твоей легенде Лия утратила рассудок, она могла и не суметь рассказать о своей прежней жизни своему новому другу.
– Да, ты вполне можешь и не знать моей истории, - согласилась Квинтилия, - И мы путешествуем вместе не так уж много времени. Несколько месяцев, может?
– Может быть… – Тенек некоторое время размышлял, затем спросил: – Как думаешь, если произошло психологическое замещение, мог Лир убедить себя, что Лия и есть его внучка? Тогда у него не будет причин подвергать её лишним расспросам. Или это будет слишком нереалистичная концентрация девиантных реакций в одной компании?
– Легко, - Квинтилия снова пожала плечами, - Для тебя важно, чтобы мы состояли в родстве?
– С точки зрения раннесредневековых представлений, Лир и Лия и так вступили в отношения родства, когда взяли на себя ответственность друг за друга, – объяснил Тенек. – «Родство по соглашению», такое как усыновление, в традиционном обществе считается таким же надёжным и настоящим, как и кровное родство, иногда даже надёжнее, даже если речь не идёт об официальных ритуалах усыновления. Вспомни народные сказки, где скитающийся герой встречает старика или старуху и до полного торжества справедливости остаётся в её доме как сын или дочь: чаще всего в их отношениях больше взаимопонимания и доверия, чем между героем сказки и его кровными родичами. Причина в другом: я пытаюсь представить себе внутренний мир человека, которым должен на время стать, понять его и представить, отчего он не попытался отыскать родню Лии и выяснить, кого попросить позаботиться о ней, если с ним самим что-нибудь случится. В конце концов он стар! Здесь есть несколько версий. Например, он может быть уверен, что Лия пользуется мистической потусторонний помощью и потому не пропадёт одна, несмотря на безумие (такие поверия насчёт безумцев были у многих народов). Или он мог случайно узнать, что родня сама отказалась от неё и выгнала её из дома, и Лие попросту некуда пойти. Или же он сам подсознательно ищет причину не искать лишней информации, которая может перечеркнуть его права на чудом обретённую внучку. Я склоняюсь к первому и третьему вариантам, поскольку они ограничат тебя в меньшей степени, чем второй, и не потребуют от тебя выдумывать для себя в обязательном порядке свою прежнюю семью.
– А я не хочу подставлять тебя и заставлять нести любую ответственность за мою историю, - ответила Квинтилия, - Тебе легче просто говорить, что ты ничего не знаешь. Мы вместе, потому что обоим так удобнее и безопаснее, и тебе стоит воспринимать это с долей здорового эгоизма. Возможно, ты просто используешь меня для поддержки, тяжелой работы и раздела моего заработка. На твоем месте я бы поостереглась добавлять в твой внутренний мир девиантные реакции - они могут помешать тебе выполнять свою работу. Кто подпустит к себе лекаря, который не в себе?
– Кто узнает, что лекарь не в себе, если он не будет пересказывать свою жизнь каждому встречному? – вопросом на вопрос ответил Тенек. – А вот вжиться в персонажа, которым каждый из нас на время стал и понять его до конца, кажется мне очень важным: это сделает его историю в некотором смысле подлинной для нас самих, а для чужих лишит наше поведение потенциальной фальши.
– Если тут будут какие-то чужие, - проворчала Квинтилия, - Но в любом случае у тебя уже есть варианты и время, чтобы их обдумывать. Выбери, что тебе больше нравится, это ведь твой внутренний мир.
– Время есть, как есть и сомнения в том, что будет самым правдоподобным, – признался Тенек, – я ведь никогда не учился на агента под прикрытием. Конечно, лучше если чужаков не будет, но если они внезапно вторгнутся в нашу жизнь, не хотелось бы растеряться и допустить ошибку. Степь принадлежит всем, а законы общего костра и гостеприимства ко многому обязывают... У тебя самой ни разу не возникло опасений, что ты не сможешь достоверно изобразить психические отклонения?
– Я не собираюсь их изображать, - пояснила Квинтилия, - Я собираюсь использовать их в качестве объяснения, если что-то пойдет не так и я допущу поведенческую ошибку. Возможно, тебе не приходилось с этим сталкиваться, но даже в наше время, когда человек делает что-то глупое, или опасное, или непонятное окружающим, про него говорят: да у него просто с головой что-то не в порядке. Мы уже используем это выражение в переносном значении, но так было не всегда.
– Интересно... – Тенек ненадолго задумался, вспоминая всё, что знал о разных эпохах древности. – Иными словами, ты выбрала маскировку без маскировки, уподобившись некоторым философам древности. Я говорю о тех, – пояснил он, – кто следовал линии поведения, с их точки зрения, да и с точки зрения современных людей, совершенно логичного, однако в глазах тогдашних обывателей оно казалось признаком умственной неполноценности. Смелый и рискованный выбор, но вместе с тем и в высшей степени оправданный, – похвалил стажёр. – Я даже начинаю иначе представлять себе эту пару путешественников. Возможно, не Лир по-настоящему удочерил Лию, а Лия взяла под опеку одинокого и потерявшего почву под ногами старика.
– Возможно, - ответила Квинтилия из-за спины стажера, - Как ты считаешь, если я обхвачу тебя за пояс обеими руками, я смогу подремать и не свалиться на землю?
– Попробуй, – предложил Тенек, – Если ты упадёшь, я точно замечу, так что проснуться одной в степи тебе не грозит.
Тенек почувствовал вторую руку вокруг своего пояса, а затем и тяжесть головы Квинтилии на своей лопатке.
– Как ты только не чувствуешь себя усталым… - пробормотала она, - Ты спал еще меньше, чем я. Держишься на адреналине?
– Я не спал, я использовал транс, чтобы быстрее адаптироваться к новому суточному циклу, – объяснил Тенек. – Полностью сон это не заменяет, но это становится заметно только при многократной замене сна трансом. Если хочешь, перебирайся вперёд, тогда сможешь заснуть глубже и точно не упадёшь.
– Я не планирую засыпать крепко и надолго, - сонным голосом ответила Квинтилия, - Иначе я пропущу все путешествие по планете… Этот транс - это у тебя расовая особенность или ему можно научиться?
– Этому можно научиться, только это долго, – отозвался Тенек. – И результат будет всё-таки зависеть от расовых особенностей. По самому грубому подсчёту вулканцам требуется на 25% меньше времени для сна, чем большинству гуманоидов, соответственно, эффективность транса будет больше или меньше в зависимости от того, какова средняя продолжительность сна у представителей твоей расы… Я думаю, мне лучше тебя немного придерживать, – добавил он, отпуская одной рукой поводья: хотя вулканец и сказал, что заметит, если Квинтилия упадёт, он вовсе не хотел проводить подобных экспериментов.
– Жаль… - пробормотала Квинтилия, - Такой мастер-класс был бы по-настоящему полезен нам всем...
– Почти все полезные навыки требуют времени, – философски заметил Тенек, – если кто-то захочет научиться, начать никогда не поздно.
Тенек не был блестящим наездником, но Зенон явно привык ходить вместе со стадом и сам неплохо держал курс, оставалось только придерживать повод, чтобы ящер не чувствовал себя совсем уж независимым от седоков. На это хватало правой руки, свободную левую Тенек положил Квинтилии на правое запястье, чтобы успеть сжать пальцы, если девушка внезапно начнёт сползать.
Квинтилия не ответила, и через некоторое время Тенек понял, что она спит.
___________________
с Квинтилией

 4 
 : 20 Июня 2018, 10:54:29 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
14 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III


Было слишком далеко от Ни'Хана. И Ракар еще не знал, какова конечная точка путешествия профессора с кадетами. Можно было взглянуть на карту у картографа, который сейчас сидел на коленях в траве, склонившись над землей и что-то мастерил, но это все могло подождать. Могло ли? Следовало довериться плану, и приказам. Привал, значит привал. Ракар посмотрел на Квинтилию, которая оглядывалась по сторонам, а потом подошел ближе к Самрите.
- Как вам ездовой ящер, капитан? Я, признаться, с непривычки натрудил нечасто используемые группы мышц. Интересный опыт. А вы как?
Самрита тем временем уже стояла возле своего ящера и отвязывала от седла мешочек, где еще осталась вчерашняя еда.
- Я никогда прежде ни на чем не ездила, не считая пони в детстве, - призналась землянка, - так что было довольно сложно, особенно под конец… Но у меня очень спокойный и аккуратный ящер, - она с улыбкой посмотрела на Феано, как будто та могла понимать ее слова. – В общем, это было необычно, но не так сложно, как я боялась. Хотя привал сейчас очень уместен. Вот бы еще только куда-нибудь деться от этой жары – она нравится, наверное, только Тенеку и Толан.
Ракар улыбнулся, глядя на Самриту и прослеживая ее взгляд на ящера.
- Да, я тоже, в первый раз. Наверняка, это дело привычки, и к концу путешествия мы уже будем как заправские местные.
Ромуланец стянул с себя плоскую шляпу, которая давно упала за спину, и держалась теперь только на веревочке.
- Жарко. Мы тоже не любители жары, но физиологически выносливы. Не знаю как Ане-Лир, а вот Ане-Лан - да, ей, наверное, хорошо. Ай, капитан, можно я перейду на неофициально? Осэ, хочешь шляпу? - ромуланец протянул ее девушке, - у меня еще шарф есть, так что ничего.
- Ой, я вечно забываю про имена! – Самрита прикрыла рот рукой и огляделась, не услышала ли ее оговорку профессор Закария. Затем показала на свою большую накидку, накинутую на голову и открывающую только лицо. – Нет, этого достаточно, просто я не слишком люблю жару. Вот местные, наверное, к ней привыкли… - она отвязала от седла фляжку с водой и сделала несколько больших глотков. – А у тебя все в порядке?
Ракар кивнул.
- Да просто привал, рядом никого постороннего, мы говорим негромко, ничего страшного. Пока просто не очень ощущается, что мы играем легенду и роли. Так что, все в порядке. Поселения далеко. Когда будет нужно - никто из нас ничего не забудет. Это уж точно. Ты хороший капитан, Осэ.
Шляпу Ракар снова закинул за спину и опустил голову.
- У меня не в порядке все. Если б ты знала, насколько не в порядке... но это все личное. Служебное - нормально. Я хотел спросить разрешения у тебя, капитан. Вечером, когда жара спадет - можно я проведу тренировку с Лией на мечах? В принципе, это можно обставить и как общий мастер-класс, и могу поучить всех желающих. Но мне нужно занятие с ней. Это и задание мистера Планкса в том числе.
- Ну, почему бы и нет. Если у нас будет время и подходящие условия, а Ане-Сои не будет против… - начала загибать пальцы девушка. – И, конечно, было бы лучше, если бы и остальные могли принять участие в мастер-классе, потому что как-то нечестно, что ты учишь специфическому навыку только одного участника проекта. Я не так уж сильно интересуюсь фехтованием, но, может, кто-то еще захочет поучиться. К тому же, раз это задание Планкса… А в каком смысле – «в том числе»? – Самрита непонимающе наморщила лоб.
- Спасибо, - ромуланец довольно улыбнулся, - да, я еще Ане-Сои спрошу, конечно. Но ты первая должна была дать разрешение. Да, остальные примут, все желающие. Это хорошо подходит к легенде, что воин, один из группы тренирует всех желающих, которые случайно сбились в одну команду по пути. Это нормально должно выглядеть со стороны, кто бы за нами не смотрел. Тем более, что у нас есть аж целых три меча. Итого - вечером. А в том числе... - ромуланец посмотрел в сторону Квинтилии, которая разговаривала с Делас, - да просто, понимаешь, это чуть ли не единственный способ мне с ней общаться и делать какое-то общее дело. Почти единственный способ... понимаешь... Осэ?
Ракар грустно вздохнул и отвел взгляд от Самриты.
- Хотя, ты понимаешь, наверняка. Ты же тоже знаешь, что такое любовь.
И теперь ромуланец с улыбкой снова посмотрел на Самриту.
- Ладно, не суть дела. Слушай, капитан, вот я что хотел спросить еще - я видел, что некоторые выбрали себе ящеров по именам. Например, Фес, точно выбрал ящера по имени. А ты по какому принципу? Чем знаменита Феано, и чем она нравится тебе? Или может быть не в имени дело?
- Нет, не в имени, - Самрита поспешила ухватиться именно за последний вопрос, потому что он был самым простым и не ставил никаких моральных дилемм. – Просто мне она понравилась, - девушка провела рукой по жесткой чешуе на шее своего ящера. – Она такая… приятная. И взгляд умный и спокойный. Я подумала, что мы хорошо поладим.
Девушка потратила еще какое-то время, рассматривая остатки своих запасов, а на самом деле просто обдумывая, что сказать дальше.
- Послушай, Рэй, давай начистоту, - вздохнула Самрита. – Я все понимаю, но с Кв… Лией я общалась довольно много и, кажется, понимаю ее чувства. Так что я не смогу тебе никак помогать, потому что… потому что не считаю, что ты прав, - она подняла взгляд на Ракара. – Но и специально строить преграды тоже не буду, потому что это не мое дело. Но если твои чувства начнут мешать общей работе команды или доставлять сильный дискомфорт Лие, мне придется что-то сделать.
Ромуланец смотрел на ящера Феано, о котором с такой любовью говорила Самрита, а потом, когда она перевела тему, посмотрел на неё.
- Никаких помех работе и дискомфорта я делать не буду. Не беспокойся за это. Ну… я же не сумасшедший. Наоборот, ромуланцы всегда гордились тем, что они профессионалы. Я тоже стараюсь быть таким. Ты права, что в случае чего должна будешь принимать меры. Но я не дам для этого повода, поверь мне.
Ракар снова неуверенно вздохнул, размышляя.
- Скажи, в чем я не прав с твоей точки зрения? Как ты это видишь? Как понимаешь?
- Уффф… - Самрита устало выдохнула и отерла со лба капельку пота. – Это сложно. Но пока я вижу это так, что ты настолько погрузился в свои чувства, что не хочешь замечать реакции других. В первую очередь – Лии. И не слушаешь, что она тебе говорит, а только ищешь способ делать то, что диктуют тебе твои чувства, то есть быть с ней, ходить за ней, говорить с ней... Я понимаю, что не так-то просто принять отказ – кому это будет приятно? Но если бы ты остановился и подумал, что делать дальше, стало бы ясно, что продолжать в том же духе – плохая тактика, которая ни к чему не приводит, а страдают как минимум два человека – и ты, и Лия. Не считая всех нас, кто вынужден за этим наблюдать. И, конечно, я понимаю, что не так-то просто оставить ее в покое, но, может быть, это именно то, что надо вам обоим? Взять паузу хотя бы на некоторое время и попытаться сосредоточиться на чем-то другом?
Ромуланец молчал, сначала глядя на Самриту, а потом опустив взгляд в землю.
- Спасибо. Спасибо тебе за совет, капитан. И нет, не только капитан. Хотел бы я, чтобы можно было стать друзьями. Да, я понимаю. Что нужно перестать. Сделать паузу. Это очень сложно. Я слушаю её. Ловлю каждое слово. Стараюсь понимать, я делаю это. И мне очень сложно. Но я понял, Осэ. Сосредоточиться надо на работе. На этой миссии. Это будет. А тренировка - полезна будет всем. Раз уж мы в таком мире, и коль я это умею, я покажу всем как обращаться с мечами. Ладно, - Ракар вздохнул, - о работе. Не дело это, что они при нас не хотят запустить дрон. Надо показать, что мы компетентны и самостоятельны. И способны. Честно говоря, тоже очень хочется посмотреть на Ни’хан.
- Но ведь невозможно стать друзьями, если Лия знает, что ты в нее влюблен! – воскликнула Самрита и огляделась – не слишком ли громко это было. Но Квинтилия и Делас уже отошла куда-то в сторону и уселись на землю. Чуть сбавив громкость, она продолжила: - Это ведь… это ведь жутко неудобно и некомфортно. Да и она, должно быть, прекрасно понимает, что это за «дружба», когда ты на нее влюбленными глазами смотришь. Нет, Рэй, так это не работает, - девушка положила в рот кусочек оставшегося мяса и быстро его прожевала. – Что касается дрона – мы не знаем, где находится этот Ни’Хан, и дальности дрона может не хватить. Хотя и я бы не отказалась взглянуть, что это за страна такая…
- Я имел в виду, подружиться с тобой, капитан Осэ, - чуть улыбнувшись уголками губ, сказал Ракар и немного смутился. - Лия… да, конечно, Лия - тут все по другому. Вот же ещё какая штука… Осэ, только я сам решил последовать такому же совету, почти… почти решил, как я понял, что непоправимо могу ее потерять. Потому что придёт другой … и .. - А, - Ракар махнул рукой и посмотрел в небо. - Ладно. Будем работать. Что ещё остаётся. Дрон, кстати, мне очень понравился. Такое ощущение сложилось, что не только ромуланцы вкладывают во все что делают всю свою страсть.
Тут Ракар понял, что отвлекает Самриту от обеда.
- Приятного вам аппетита, капитан. Пойду я тоже съем что-нибудь.
- Мы тоже умеем хорошо работать, - с гордостью произнесла Самрита. – Хорошо, приятного аппетита, Рэй. И… надеюсь, ты примешь правильное решение во всей этой истории.
- Да, Осэ, - улыбнулся Ракар, улыбка вышла немного грустной, грусть не относилась к Самрите, а совсем к другому, - я в этом убедился уже давно. И в том, что ты классный профессионал – тоже. У нас все получится, капитан.
Ракар поднял руку и чуть коснулся плеча Самриты, неуверенно, очень легко и сразу опустил руку.
- Спасибо тебе за все, какие-нибудь решения я точно приму, - и ромуланец повернулся и пошел к своему ящеру Аристотелю.
________
С Ракаром

 5 
 : 20 Июня 2018, 10:50:46 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Квинтилия Перим
14 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III


Когда профессор Закария закончила запускать зонд, Квинтилия убедилась, что ничего интересного больше вроде бы не происходит и оглянулась по сторонам в поисках Делас.
Делас, стоявшая чуть позади остальных кадетов, привстала на мысочки, чтобы получше разглядеть зонд, и одновременно с этим старалась напустить на себя такой вид, будто все это ей совершенно не интересно. Когда профессор объявила, что все самое интересное закончилось и начинается скучный обед, она с некоторым сожалением поправила браслеты на запястье и плече (они были все же слишком большими для маленькой ромуланки). Оглядевшись, она сразу же наткнулась взглядом на Квинтилию, которая, похоже, что-то искала. Делас еще не придумала, как ей себя с ней вести, поэтому напустила на себя самый отсутствующий вид, на который только была способна.
Но все-таки на какую-то секунду их взгляды встретились, и в следующий момент Квинтилия направилась именно в сторону кадета из Ромуланской империи.
-Делас?
Приблизившись, трилл выглядела очень неуверенно, ее руки комкали ткань ее лохмотьев.
- Да? – поняв, что трилл ищет именно ее, Делас как-то напряглась. В общем, обе девушки сейчас являли собой воплощение неловкого разговора. – Что-то случилось?
-Нет, я просто… - трилл отвела взгляд, - Я просто хочу сказать, что мне очень жаль, что у тебя так случилось с Ракаром и что все узнали об этом вчера из-за моих неосторожных слов. Но я ничего не делала, честно! Я ведь обещала тебе...
- Ничего, - лицо Делас напряглось, а взгляд блуждал где-то в районе ее туфель. – Это не самое плохое, что со мной случилось за последние пару дней, так что как-нибудь переживу. К тому же я сама виновата, что была такой дурой. И… Да, я знаю, что ты тут не причем. Просто достаточно того, что ты есть, и все мои попытки теряют любой смысл.
-Извини, - произнесла Квинтилия, - Я могла бы улететь на Бетазед, но решила пока этого не делать. Мы… все еще можем оставаться друзьями?
- Это все равно бы ничего не изменило, - фыркнула Делас. – В крайнем случае он просто увязался бы за тобой. Нет, я буду решать этот вопрос кардинально, - ромуланка решила не пояснять, как именно. Наконец она подняла голову и изучающе посмотрела на Квинтилию в ее смешном наряде. – Друзьями? А мы – они? – неуверенно спросила она. - Я не слишком дружу с этим словом… Вообще, пока я так могла назвать только одного человека. Не считая моих девочек с «Примы», но мы команда, а это другое.
-Я еще не знаю, но мы могли бы ими стать, - впервые с начала разговора в голосе Квинтилии прорезалась уверенность, - Мы уже жили в одной комнате, и мы довольно много общались. И мы теперь тоже команда. Если ты хочешь...
- Ну, еще вчера я хотела только лежать и страдать, сегодня я захотела стать куртизанкой, почему бы и не захотеть еще что-нибудь столь же странное – например, подружиться с девушкой, в которую по уши влюблен тот, в кого по уши влюблена я, -  грустно усмехнулась Делас. – Только я не уверена, что со мной можно дружить… - она махнула рукой и посмотрела куда-то в другую сторону долины – просто чтобы отвести взгляд. – Или ты боишься, что я тебе что-то сделаю? Я же уже сказала тогда, в пещере, где мы нашли Парнуса, что не вижу в этом смысла – мне это все равно никак не поможет.
-Я не то, чтобы боюсь, но мне важно знать, что ты не держишь на меня зла и не будешь мстить, - призналась Квинтилия, - А почему ты не уверена, что с тобой можно дружить? Это потому, что ты ромуланка? Но мы в Федерации не ненавидим каждого конкретного ромуланца. Если тебе так говорили, то это не правда.
- Ах, вот оно что… - чуть разочарованно протянула Делас. – Не буду я никому мстить, у меня нет на это ни сил, ни желания. Мне сначала надо разобраться с собой. А я-то уж было подумала… - она не договорила и громко втянула ноздрями воздух. – Нет, не потому, что я ромуланка. Потому что я – это я. Не самый приятный на свете человек.
Квинтилия непонимающе нахмурилась.
-Почему не самый приятный?
- Ну а ты сама не видишь? Я не знаю почему, так сложилось, характер такой… - Делас сделала в воздухе пас рукой. – К кому-то люди тянутся, а кого-то обходят стороной. Ну и я сама в этом виновата, конечно, постоянно делаю всякие глупости…  И так и не научилась доверять людям.
-Я не знаю, какой была твоя жизнь на Ромуле до проекта, но сейчас я не очень понимаю, о чем ты говоришь, - отрицательно помотала головой Квинтилия, - Я видела, как к тебе тянулись твои “девочки с Примы” - в их отношении было больше, чем просто подчинение капитану. И мы с Акритой тоже легко были готовы тебе помочь, когда у тебя случились неприятности с Тенмой.
- Я помню, - улыбнулась Делас. – Я тогда еще удивилась… И, кажется, так и не поблагодарила вас за это. Но чтобы помогать человеку в беде, не обязательно с ним дружить и даже им интересоваться. Иногда этот человек может даже не нравиться, а помогаешь просто из чувства долга, или потому что так правильно – вы, федераты, ведь всегда так поступаете – правильно! На Ромуле с этим немного сложнее, но там скорее будут дружить или притворяться влюбленным, чтобы чего-то добиться, потому что твой папа – вице-проконсул, а ты – наивная дура, которая верит, что ей могут просто так интересоваться. Или, например, ты прикладываешь все усилия, чтобы у тебя сложились отношения, и вот когда вроде бы уже все хорошо, вы уже были вместе, и ты устраиваешь романтическое свидание… а он просто молча сбегает, как будто ты – какое-то страшное чудовище. И все кругом счастливы, дружат и влюбляются, строят отношения и общаются, а ты как будто и не достойна быть частью этого… - она громко вздохнула и сжала кулаки. – Так что нет, я совершенно не уверена, что со мной вообще можно дружить. Да и ты сама сказала, что хотела убедиться, что я не буду мстить.
-Это ты про Рэя? - тихо спросила Квинтилия.
- Угу, - буркнула Делас. – Но это уже в прошлом. Я имею в виду, все, что было между нами. Просто он еще раз доказал, что я не достойна ни любви, ни симпатии…
-Он просто один человек, - Квинтилия слегка возмущенно повысила голос, - Нельзя делать выводы о том, чего ты достойна, а чего - нет, на основании поведения всего одного человека. Да, такое иногда случается, что кто-то не отвечает на твои чувства и не хочет общаться, хотя ты не понимаешь этого. Иногда люди просто… не совпадают. На это может быть миллион мелких причин, которые другой человек даже не анализировал для себя. Но это нормально, ты же не кусок латины, чтобы нравиться всем. Один человек не может решать, чудовище ты или нет, и можно ли с тобой дружить. Это может прозвучать как-то не по-федеральному, но… один человек ничего не значит, в этой галактике миллиарды существ, которым ты можешь понравиться, если ты дашь им шанс. Надеюсь, Рэй это тоже понимает.
- Наверное, - согласилась ромуланка, хотя по ее виду не было похоже, что она действительно так считает. – А что ты… ты правда хочешь со мной дружить? Почему?
-Я уже привыкла к тебе, - грубовато ответила Квинтилия, - Несколько часов в замкнутом пространстве делает такое с людьми. И еще у меня есть миллион мелких причин, которые я сама не анализировала.
- Хотя бы честно, - фыркнула Делас. – Слушай, у меня тоже есть к тебе вопрос… Еще со вчерашнего дня, но тогда я заснула. Почему эта роль? – она выразительно кивнула на цветастые тряпочки Квинтилии.
-Потому что на сирых и убогих люди не обращают внимания, проходят мимо, отводя глаза, - ответила Квинтилия, - Я думаю, это идеальный вариант для наблюдения. А почему такая роль? - она выразительно посмотрела на роскошное платье самой Делас, - Ты же не собираешься играть ее до конца?
- Потому что… - уверенно начала Делас и задумалась. – Потому что мне хотелось стать кем-то, кем я не являюсь. Кем-то, на кого смотрят, и смотрят с восхищением. Не лучшая роль для внедрения, но я готова играть ее до конца, если понадобится. Если я ее сама взяла, то должна нести за нее ответственность!
-Но ты же дочь проконсула, тебе все это, - Квинтилия показала на дорогие украшения, - не в новинку. И я видела твои платья. Но наверное, я понимаю, о чем ты. Ты хочешь показать, что не несчастна и не сломлена.
- Это не о платье, - вздохнула Делас и вздернула подбородок: – И нет, я вовсе не сломлена, что за глупости! Я… Я уже оставила все свои страдания позади и практически о них забыла! Я позволила себе расклеиться на один день, но этого больше не повторится. И поэтому я хочу, чтобы все видели, что я другая. Не такая, как была вчера. И что эта роль… Куртизанки, может, и не вызывают уважения, но они умеют нравиться.
-Я плохо в этом разбираюсь, - щеки Квинтилии слегка потемнели, когда Делас начала рассказывать о своей мотивации, - Но… хочешь пообедать вместе?
- Хорошо, - улыбнулась Делас. – Кажется, у меня еще осталось… все. Утром меня накормили завтраком на базе. О, кстати, - ромуланка вскинула брови, будто что-то вспомнила. – Мистер Арин просил передать, что ему жаль, что он не смог присоединиться к группе, но что он готовит какой-то сюрприз по приезду… Почему-то он просил передать это тебе, - она пожала плечами.
-Правда? - к щекам Квинтилии продолжила приливать кровь, но в этот раз она не выглядела так, будто ей очень неловко, а улыбалась, - Мистер Арин очень милый. Надеюсь, мы тоже станем друзьями и сможем переписываться после нашего возвращения на станцию.
- Да? – немного удивленно переспросила Делас и тоже улыбнулась: – А… Ну ладно. Он и правда милый, помог мне все это выбрать, - она покрутила запястьями. – Ладно, пойдем обедать… Это все вообще съедобно? – она отвязала свой мешочек с едой и подозрительно в него заглянула.
________________________
Написано совместно с Делас

 6 
 : 20 Июня 2018, 10:35:43 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
14 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III


Группа путешествовала уже несколько часов, когда профессор Закария затормозила на своем Пифагоре. Ближайшие к ней всадники остановились тоже, а затем их примеру последовали и остальные.
-Давайте сделаем привал и перекусим, - предложила профессор, - Осэ, покажешь мне, как управлять дроном.
- С удовольствием! – крикнула Самрита, останавливаясь. Она так и не решилась ускориться на своем спокойном ящере, и шла вместе с остальными участниками группы, ближе к профессору. На самом деле она боялась, что профессор заставит ее готовить еду на всех, а вот дрон – дрон ей нравился больше.
Девушка аккуратно спустилась со своей Феано и похлопала ее по массивной шее, а затем, как и учила профессор, погладила ее чуть выше глаз.
- А куда мы будем его запускать? – поинтересовалась землянка. – Картинку мы ведь не сможем увидеть – только мистер Арин на базе?
-Я хочу поучиться им управлять, - ответила профессор Закария, спускаясь со своего ящера и начиная отвязывать один из свертков с его спины, - Думаю, пусть сделает пару кругов над нами, а серьезной научной работой мы займемся уже когда вы вернетесь домой. Так, у него должен быть какой-то пульт? Осэ, помогай!
Вместе с профессором Самрита разложила сверток на земле – когда они его развернули, то увидели уже знакомый кадетам дрон в виде птице желтой и оранжевой окраски, с двумя крыльями и кисточкой на хвосте. Вместе с ним в комплект от лейтенанта-коммандера Джонсона шли запасные детали, пульт управления и запасные изолинейные чипы. Самрита аккуратно подняла дрон – он приятно тяжелил руки и отдавал чем-то таким… знакомым. Проверенным и надежным. Внушающим спокойствие и уверенность, как и вся федеральная техника. Аккуратно перевернула – «брюхо» птицы было хорошо раскрашено, и найти маленький глазок камеры было не так-то просто.
- Сначала мы его включим… - проговорила девушка. Кнопка включателя также была гладкой и почти незаметной. – А вы пока возьмите пульт. Тут не так много функций: самое сложное - направление в трех плоскостях. Вы также можете менять его скорость и задавать точные координаты.
Когда вся группа остановилась, Ракар тоже затормозил Аристотеля и слез на землю. Уже не так резво, как вначале. Езда на ездовом ящере была непривычной для всего тела. Это не флаер, не шаттл, и тем более – не ромуланский корабль. Нужно было размять ноги, Ракар пару раз присел, а потом похлопал Аристотеля по шее, легонько, зашел к нему спереди, и почесал над глазами, над обоими, двумя руками.
- Спасибо, Ари, - негромко сказал ромуланец, - ты хорошо ходишь под седлом. Умный, умный Ари…
Потом Ракар глянул на цветок, стебельком уходящий внутрь левого наруча. Красный, разрешающий ромуланский цвет. Цветок немного загрустил, сорванный со своих корней, под этой безжалостной жарой. Ракар бегло глянул на Демокрита и конструкцию в его седле, где скрывалась Делас, потом на Тенека и Квинтилию на Зеноне, потом на Самриту и профессора. Самрита и профессор собирались запускать дрон. И когда Ракар подошел к ним, потому что было очень интересно участвовать в процессе, то услышал, что зонд не сразу полетит к Ни'Хану. Странно. Они торопились и им не терпелось запустить его, еще тогда, по прибытию. Почему не сейчас? Или не сразу после того, как они разберутся с управлением? Ракар не стал задавать вопросов, молчаливо наблюдая за приготовлениями.

Лайтман слез со своего Сократа, и, пользуясь привалом, решил проверить стороны света, используя местные технологии, то есть намагниченную толстую иглу. Нужно было налить куда то воду для этого, и кадет начал подыскивать подходящую емкость, или хотя бы то, из чего ее смастерить.
Квинтилия тоже спешилась и подошла ближе к профессору, наблюдая за ее действиями.
Профессор Закария подняла пульт, размером не больше трикодера, удобно ложащийся в руку. Когда девушка-инженер активировала зонд, пульт включился тоже, показав на своем маленьком экране трехмерную контрольную панель. Задавать направление полета дрона можно было, проводя по экрану пальцем.
- Аккуратно и медленно проведите пальцем прямо и наверх, - подсказала Самрита. Она больше не держала дрон – он теперь просто лежал на ее ладонях, готовясь взлететь. От самого легкого касания к экрану пульта он покачнулся в ее руках и, слегка завибрировав, поднялся на пару сантиметров. 
Ракар немного заметался, в мыслях. Квинтилия подошла, стояла недалеко. Делас еще не спускалась с ящера. И у него была роль. Несмотря на то, что вокруг не было никого постороннего, участие в охоте для него было отменено, а значит, значит легенды вступили в силу. Он должен соответствовать. Ракар быстро метнулся к ящеру Демокриту.
- Ане-Дея, вокруг … чисто. Безопасно, то есть. Я посмотрю на запуск дрона, хорошо? Я могу?
Делас тем временем уже отодвинула шторы своего навеса и тоже наблюдала все происходящее. Когда к ней подошел Ракар, она как раз примерялась, как ей лучше слезть – потому что забраться на лежащего ящера было проще… После нескольких неловких попыток Дем и сам присел.
- Иди, - бросила она, занятая своим делом и не глядя на Ракара, и, наконец, громко звякнув всеми своими украшениями, тоже очутилась на земле. 
Ракар коротко кивнул Делас, рывком стянул с себя очки-маску, опустил шарф, и метнулся обратно к профессору и столпившимся вокруг нее кадетам. Быстро глянул на Самриту, неуверенно, можно ли задавать вопросы? Но все-таки спросил.
- Ане-Сои, а отчего не сразу запустить эту птицу к тем горам, к цели ее назначения? Вдруг время не ждет?
Профессор Закария с уважением смотрела, как легко дрон слушается Самриту. От ее собственных прикосновений устройство дернулось менее плавно, а затем начало набирать высоту рывками.
-Тяжело заниматься серьезной научной работой, когда приходится следить за всеми вами, - ответила профессор на вопрос ромуланца, уткнувшись взглядом в пульт управления, - Придется разделить внимание. А вдруг с вами что-то случится?
- Ну мы же не школьники, чтобы за нами следить, - немного обиженно протянула Самрита, не отрываясь от управления дроном – пока он летал совсем низко и медленно, потому что к пульту сначала надо было привыкнуть. – К тому же вы сами говорили, что с нами ничего не может случиться, и что тут безопасно…
- Да, - кивнул Ракар Самрите, и снова посмотрел на профессора, - у нас есть отличный капитан, компетентный в делах Звездного флота, мы не школьники, я подтверждаю. У нас есть первый помощник, для которого работа под прикрытием и следование легенде – далеко не нечто абстрактное. У нас есть прекрасный дипломат, - Ракар посмотрел на Квинтилию, - хорошо опытный в очень многом, достойный звания первого помощника и уже успешно бывавший в такой роли, у нас есть два врача, один из которых такую же роль и играет, а вторая – обладает удивительной находчивостью и не малыми талантами в областях, не связанных с медициной. У нас есть два специалиста по военной тактике, шеф научного отдела, специалист по животным, и в конце концов у нас есть координатор, в грамотности которого нам тоже не приходится сомневаться. Мы прослушали хороший семинар о Первой директиве, и уже не раз бывали в сложных ситуациях из которых находили выход. Мы. Все вместе. Даже если с нами что-то и случится, у нас есть порядок действий, мы проинструктированы вами, Ане-Сои, и сделаем все, чтобы выбраться без потерь. Вам не следует беспокоиться. Мы не дети. Мы офицеры и почти офицеры. И самое важное – мы здесь не для того, чтобы мешать вам в вашей серьезной научной работе, а для того, чтобы увидеть ее и прикоснуться к тому, что вы делаете. Может быть и нам удастся чем-то поспособствовать вам, и оказаться полезными. Поверьте нам, пожалуйста. Сделайте свою работу. Мы не помешаем и ничего не испортим, клянусь этим вашим… небесным китом.
Профессор Закария с сомнением покачала головой, но затем все же спросила у Самриты:
-Каков радиус полета этого дрона?
Самрита, запрокинув голову, смотрела, как дрон поднимается в небо - а затем снова опускается к ней.
- Я не знал точные спецификации именно этой модели, но у современных дронов большой объем аккумулятора, они могут работать автономно до трёх суток, так что его радиус действия будет... - девушка наморщила лоб, - до шестидесяти километров. Может быть больше, но не гарантирую.
-Посмотри, - профессор Закария протянула девушке пульт, - Им нужно управлять только вручную или можно задать программой траекторию полета, которую он будет выполнять?
- Это тоже можно сделать, - кивнула Самрита, - но для этого вам сначала понадобится синхронизировать его с любым компьютером - например, с вашей базой. Но подошёл бы и падд, если бы он у нас был.
-Ясно, - ответила профессор Закария, - Уверена, Арин с этим разберется. А сейчас мы в любом случае слишком далеко, чтобы запускать дрон в Ни’хан. Давай его спустим… вот так, вот так, осторожно…
Яркая птица, едва лишь расправившая крылья, опустилась на траву.
-А теперь можно и пообедать…
_________
С профессором, Ракаром и остальными

 7 
 : 19 Июня 2018, 09:16:55 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
14 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III

Ракар подъехал к Делас, отмахнулся от мошек, и внимательно посмотрел на девушку. Она ехала в импровизированном паланкине, первый раз, в такой неудобной посадке на верховом животном. Грим скрыл все её пятна на коже, которые он видел ночью на катере . Ракар проехал чуть вперёд и оглянулся.
- Ане-Дея, - ромуланец вложил меч в ножны и теперь обеими руками держал уздечку, - ты… или мы будем на “вы” согласно твоему статусу? Как с именем для Пушка? Есть идеи?
Делас тоже закрылась накидками по совету профессора Закарии, и теперь из открытых частей тела осталась лишь верхняя часть лица, украшенные тяжелыми браслетами тонкие кисти и щиколотки, на которых тоже что-то звенело. Она позволила своему ящеру самому идти вперед, полностью на него положившись, и лишь легонько придерживала уздечку одной рукой. Выражение лица ромуланки сейчас непросто было оценить из-за скрывающей его ткани, но она казалась задумчивой и погруженной в свои мысли. Поэтому, когда Ракар оказался рядом, Делас подняла на него удивленный взгляд, точно не ожидая, что он вообще заговорит с ним первой.
- На «вы», - быстро ответила она. – «Вы» меня вполне устроит.
На вторую часть вопроса Делас ответила не сразу:
- У меня была одна мысль… Но я сомневаюсь, что Ане-Сои захочет называть Пушка ромуланским именем. И не думаю, что мне стоит высказывать свое мнение. Впрочем, если у тебя есть идеи, ты можешь их ей предложить.
Чувствовал ли Ракар себя неловко? Конечно.
Но ему было важно все исправить. До конца исправить не получится. Но ведь им предназначено было быть напарниками, быть заодно. Ракар понимал, что Делас чувствует, после всего, говоря с ним. Свою ненужность и отчаяние. Сегодня уже легче. Сегодня она сильнее.
Ромуланец коротко, едва заметно вздохнул.
-Ане-Сои сказала, что необязательно земное имя. А значит можно ромуланское. Придумывать вам, Ане-Дея. Я вспомнил С’Таска. Его разногласие с Сураком. Это важный конфликт философий, рождение ромуланцев. А у вас какой вариант был? - Ракар с интересом, прищурившись посмотрел в лицо Делас, в ту прорезь для глаз, единственно открытую.
- Кому какое дело, что я придумала? – равнодушно поинтересовалась Делас. – Пусть будет С’Таск, ты можешь предложить этот вариант Ане-Сои.
Ракар бегло огляделся вокруг, а потом позволил Аристотелю идти самому, не контролируя его движение. Ракар в седле развернулся к Делас.
- Знаешь, я понимаю, вот это вот все ваше сомнение, и что вы думаете, что никому нет дела. И я в том числе тоже этому причина, и мне очень жаль. Но на самом деле, дело есть. Всем. Мне. И профессору тоже. Ваше мнение имеет значение и оно определяющее. Поэтому я приехал посоветоваться, сказать свой вариант, обсудить, узнать ваше. Вдруг ваше интереснее? Какой вариант у вас? Правда, интересно.
Ракар с трудом называл Делас на “вы”.
- Ну конечно, - фыркнула Делас. – Я уже поняла, что лучше помалкивать и никуда не лезть со своим особо ценным мнением, тогда и проблем меньше будет. Но хорошо… Я тоже вспоминала наших философов. Теллус, - произнесла она наконец. – Один из основоположников ромуланского народа как нации. Сокращением будет Тел, - девушка вытянула шею, отыскивая взглядом маленького Пушка.
-Теллус…- повторил Ракар, посмотрев в небо, вспоминая, снова преисполняясь гордости за ромуланскую расу, - здорово! Да, Тел звучит лучше чем Тас, мне нравится. Пусть будет он. Никогда бы не подумал раньше, что когда-нибудь мы будем называть инопланетных животных именами наших предков. Это … так ново, так странно, так интересно.
Ракар снова повернул голову к Делас.
- Слушай… а, почему? Почему вы поняли, что лучше не лезть со своим мнением?
- Потому что оно не имеет никакой ценности, - отрезала Делас и вновь посмотрела на Пушка. – Надеюсь, это имя ему подойдет… Хотя, может быть его и не примут вовсе. 
Делас ответила жестко. Ракар нахмурился под своим шарфом, вдохнул горячий воздух. Воздух уже был горяч, триллам наверняка было уже очень жарко…
- Обязательно подойдет, - сказал Ракар, - а если не примут, мы немного поспорим. На самом деле, я не думаю, что не примут. Я думаю, что примут.
Ракар снова посмотрел в небо.
- Имеет ценность. Ровно как и человек, его провозглашающий. И если б не имело ценности, то, возможно, некоторые из нас не совершили бы ошибок, приносящих боль многим. Так что… мнение ваше, Ане-Дея, имеет ценность. А что… есть пример, того, что … оно когда-то было проигнорировано или обесценено?
- Зачем ты мне все это говоришь? – воскликнула Делас. – Это же не правда! Ты же сам… сам все дал понять! Теперь хотя бы не ври мне больше и не делай вид, будто я что-то стою! – с этими словами девушка еще больше запахнула ткань своего навеса, и теперь оставалась только тонкая щель, в которую она могла видеть дорогу, да ноги, переброшенные на один бок ящера.
- Давай, Дем, пойдем быстрее, - из-под навеса раздался тихий голос, и ромуланка легонько ударила своего ящера по толстой чешуе на боку. Удивительно, но он послушался.
Телохранителю положено было догонять своего охраняемого, и эта легенда позволяла Ракару продолжить этот сложный разговор. Как бы там ни было, он должен был объясниться. Уже довольно хорошо освоившись с управлением, ромуланец снова пришпорил Аристотеля и ящер быстрее побежал вслед за Демокритом.
- Послушай меня, - сказал Ракар, поравнявшись с Делас снова, отходя на время от легенды и порядка называть на "вы" своего нанимателя-куртизанку, - я знаю, это трудно, но я должен объяснить. Ты много значишь как человек, как личность. Да, я навеки ранен другой. Ранен неизлечимо. И глядя на тебя, я понимал, что ты чувствуешь. И я не знал как сделать лучше. И не мог все оставить просто так. Потому что я знаю, что это такое – любить и не мочь прикоснуться к любимому человеку, никогда-никогда. Я решил оставить тебе память о себе, чтобы ты помнила хороший момент. Чтобы ты вспоминала об этом с улыбкой, в будущем. О том, что все было. Я не сделал бы этого, если бы ты не была ценна как человек. Это не жалость, если ты вдруг так подумаешь, это совсем другое. И я не знал, сколько боли принесет тебе то, что я не могу быть с тобой вечно. Прости меня, я веруул. Но я очень надеюсь, что ты встретишь однажды того, с кем все будет взаимно. Ты этого стоишь. Просто я … так бывает.
Последовала долгая пауза, после которой навес заговорил голосом Делас.
- Просто ты думал только о себе и делал то, что тебе хотелось в тот момент, - закончила за Ракара ромуланка. – А потом испугался и сбежал. И тебе удалось меня сломать, как не ломал еще никто до этого. Но сегодня я пообещала себе, что смогу подняться с кровати и заставить себя жить дальше. И что я приложу все усилия, чтобы разлюбить тебя. Так что лучшее, что ты можешь сделать – это не мешать мне!
Теперь и Ракар некоторое время молчал. А потом заговорил снова.
- Может быть… я и правда думал о себе. Да только… то, что случилось с тобой, не смогло оставить меня равнодушным. Поэтому… все именно поэтому. Я верю, ты сможешь. И ты должна жить дальше. У тебя должно быть будущее. Прости меня, я виноват. И я наказан, далеко заранее я уже наказан. Но когда-нибудь, я надеюсь, что то, что случилось между нами, будет для тебя просто хорошим воспоминанием. Одним из многих в твоей долгой и счастливой будущей жизни. И, конечно, я не буду мешать тебе.
Снова пауза.
- Скажи всем, что Пушка теперь зовут Теллус, скажи. Я просто уверен, что это будет принято, и ты поймешь, что твое мнение имеет значение.
- Что случилось со мной? – переспросила Делас. – Мало того, что ты меня бросил, так оказывается еще и переспал со мной из жалости? Вот уж чудесно, - фыркнула она. – Жаль, что ты наказан не мной - из-за этого я не могу почувствовать, что отмщена. Так вот, Рэй, у меня будет будущее! У меня будет такое будущее, что ты еще пожалеешь, что так со мной поступил!
Демокрит, будто почувствовав настроение своей наездницы, еще больше ускорил шаг, и вскоре они уже нагнали следующего ящера, хоть до этого и плелись в конце с приличным отрывом. Обернувшись, Делас ненадолго приподняла полог своего навеса и проговорила:
- Сейчас мне даже хочется, чтобы мое имя не приняли – просто чтобы ты оказался не прав! 
Ракар натянул на глаза маску с очками и крепко сжал поводья, чуть привставая в седле, и побуждая Аристотеля следовать за Демокритом, чуть отставая от него по расстоянию, но с одинаковой с Демокритом скоростью. Злость лучше отчаяния, это ромуланец знал. И если Делас злится, значит – она уже восстанавливается. Сложная штука жизнь. Сложно выбираться из всех запутанных собственных ошибок. Еще сложнее осознавать, что он чужой для Квинтилии и все его шансы стремятся к нулю. Если бы он знал заранее, к чему приведут его собственные действия. Если бы знать заранее… Но никто из живущих не знает заранее ничего.
- Я с удовольствием буду не прав, если это нужно для того, чтобы все хорошо кончилось, - негромко сказал ромуланец, почти для самого себя.
Молчаливая роль телохранителя – вещь не сложная. Если она собирается ему отомстить, значит пусть так и будет. Каждый отвечает так или иначе за то, что сделал. Он все стерпит. Это не сложно.
- И я конечно не буду тебе мешать. Пусть будущее будет, Дея…
_______________
Совместно с Делас

 8 
 : 18 Июня 2018, 19:26:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от М’Кота
14 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III


Ящеры и их всадники вытянулись в цепочку, следуя за профессором Закарией, удаляясь все дальше от исследовательской базы Федерации, через пустоши, по направлению к далеким горам.
– Укутайтесь получше в вашу одежду, - посоветовала профессор Закария, - Это защитит от пыли и насекомых. Вчера, когда мы все сидели у костра, ткань пропиталась дымом от веток, которые мы в него клали - это помогает отогнать мошек. Также, если кому-то солнце покажется слишком ярким, слева на седлах есть небольшая отделяющаяся деталь - это местное устройство для защиты глаз. Оно похоже на маску для верхней части лица, но вместо отверстий для глаз у нее две узкие щели. Такая конструкция сохраняет обзор, но фильтрует количество света, попадающего в глаза.
Длинный переход на живых существах был в новинку абсолютно всем. Ромуланец ехал, вцепившись в уздечку и седло, поглядывая по сторонам, стараясь удерживать строй, следуя следом за ящером, на котором ехала Делас. Впрочем, Аристотель сам вполне привычно держал направление, и специальных усилий не нужно было предпринимать. Время от времени Ракар вытягивал шею, глядя вперед, как на одном животном едут вместе Тенек и Квинтилия. У Квинтилии сейчас фиолетовые глаза, и он помнил ее взгляд, которым она смотрела на него этим утром.
Плотнее затянув на себе шарф, после совета профессора, Ракар снял с седла маску и повертел ее в руке. Реманцы, это реманцы использовали подобные этому устройству очки, находясь на ярком дневном свете различных планет. Реманцы с трудом переносят яркий дневной свет, те, чья родина была на вечно темной стороне Рема. А теперь и ему тоже это предстояло, на далекой планете в Гамма-квадранте, и не только ему одному. Поразмыслив, Ракар натянул маску.
Примеру ромуланца последовали и некоторые другие участники поездки.
Ящеры, слегка покачиваясь из стороны в сторону, шли по высокой траве, давая всадникам возможность разглядывать пейзажи вокруг. Равнина была достаточно однообразной, но все же в ней была своя красота и от неосвоенных цивилизацией просторов вокруг захватывало дух.
Время от времени от лап ящеров бросались в стороны и вверх какие-то крупные насекомые и мелкие птицы. Пару раз попадались небольшие рыжеватые животные, размером с земного кролика - они быстро улепетывали, подпрыгивая на длинных задних лапах.
– Если сможете подстрелить такого, у нас будет свежее мясо на ужин, - обратилась профессор Закария к М’Коте.
– Я попробую, – М’Кота ответила без привычной уверенности: на Кроносе были ездовые животные, похожие на земных лошадей, их ход заметно отличался от хода здешних ездовых рептилий, чтобы стрелять при непривычной «качке», нужно было приноровиться. – Ане-Рэй! – окликнула она. – Наверное, ты тоже мог бы попрактиковаться!
С оружием, похожим на бола, клингонка никогда не имела дела, однако ей были знакомы охотничий аркан и боевые орудия, родственные кистеням, несложно было понять, что экзотическое оружие Ракара весьма смахивает на комбинацию этих двух.
При упоминании ужина Ракар резко ощутил, как сильно он голоден. И лучше всего было думать о другом. Например о зонде, который учёные уже наверняка запустили, чтобы посмотреть на Ни’хан сверху. Поделятся ли они своими находками? Или то, что они там увидят станет секретным?
Ракар смотрел в бескрайнее кальдонианское небо, где днём входила вторая луна. А затем посмотрел на М’Коту.
Это был пристальный взгляд, целиком закрытого доспехами воина, почти безликий. Хотелось сказать, что он не сторонник убивать без крайней необходимости. Что у них есть ещё паек. Ещё что-то, умное, возможно слегка ироничное, но все это было не к месту. Ракар понимал, что в мире, где нет репликаторов и прочих высоких технологий - очень неуместно называть охоту варварством. И однажды и ему придётся , наверняка, таким образом добывать еду. А ещё Ракар помнил слова Квинтилии на Джерадо - “у нас есть, кому его убить”, относительно паука. И действительно, есть, но не раньше, чем придёт необходимость.
– Охотник у нас вы, Тэр, - только и ответил Ракар, пристально глядя на М’Коту из под шарфа и маски, - я потренируюсь иначе.
М’Кота пожала плечами: свежее мясо – хорошая еда, охота – азартное дело, а вяленое мясо в сумках её товарищей тоже когда-то бегало по земле… как, впрочем, и многие детали их одежды и упряжи.
Со второго раза ей удалось приспособиться к вихляющемуся ходу ящерицы и попасть в цель (впрочем, за первой стрелой она тоже сходить не поленилась – в степи, где редко попадались деревья, мог не представиться случай выстругать себе новые стрелы). Добив умирающего зверя, чтобы не продлевать его мучения, клингонка внимательно осмотрела тушку, размышляя, на что из необходимых в пути вещей может сгодиться такая шкурка, и приторочила добычу к седлу.
– Этого хватит? – спросила она профессора Закарию.
– На попробовать - хватит, - ответила профессор Закария, - Но, конечно, полноценно 9 человек одной тушкой не прокормишь. Я не настаиваю, но если захотите - можете попрактиковаться еще. Все не съеденное можно будет переработать на запасы - они весьма полезны, когда приходится отправляться в длительную экспедицию.
– У нас не все едят мясо, – пояснила М’Кота. – Тенек точно не станет, и, кто знает, может, он не один такой. Но если будем готовить впрок – другое дело.
С этими словами она вскочила в седло и приготовилась продолжить охоту.
Ромуланец коротко вздохнул, выслушав слова профессора, подумал, что отлынивать от грязной работы не является достойным делом, пришпорил ящера, подъехал к М’Коте.
– Давай вдвоём, - сказал ромуланец, вынимая меч из ножен на спине, и сдвинув маску на лоб, - Ты стреляешь издали, а я буду добивать и собирать, так дело пойдёт быстрее.
– Я слышу слова не мальчика, но мужа! – шутливо отозвалась М’Кота. – Правда, по статусу, скорее уж мне пристало приносить тебе добычу, а не наоборот, но кто на нас сейчас смотрит?
– А как же ваши обязанности телохранителя? - поинтересовалась профессор Закария, – У вас ведь уже есть задание, не нужно пытаться делать все сразу. А помочь Теру может… например, он, - она ткнула пальцем в Артура.
Ракар скривился на слова М’Коты, но этого было не видно под шарфом. Потом он оглянулся на Делас и её ящера, телохранитель не должен был выпускать из поля зрения охраняемого. Ракар знал, что несмотря на доварповость и средневековость, никогда нельзя исключать возможность внешнего удаленного наблюдения, и значит, охранять Делас, играть эту роль следует реально, как будто всегда есть внешний наблюдатель. Доводы профессора сняли с него обязанность заниматься охотой, ромуланец кивнул:
– Вы правы. Тэр, прошу прощения, без меня. Но не думай, что на нас никто не смотрит. Всегда кто-нибудь смотрит. Как минимум - спутник, который мы же и запустили.
– Ну, можно и так, - тем временем сказал Артур, подъезжая к М’Коте тоже.
– Ане-Сои, - спросил Ракар, - а какова судьба дрона? Он уже летит или еще нет? И … мы сможем увидеть то, на что вы хотели посмотреть сверху?
– Нет, мы еще не запускали дрон, - ответила профессор Закария, - но взяли его с собой. Через пару часов сделаем привал, и Осэ покажет, как им пользоваться.

После первого попадания дело у М’Коты пошло на лад и каждый выстрел был точнее прежнего – она всё больше осваивалась с новой для неё обстановкой, и всё больше доверяла своей руке и своему мастерству. Последних двух зверей Артуру даже не пришлось добивать: к тому моменту как он подоспел, они уже испустили дух. Путь М’Кота продолжила очень довольная и добычей, и собой и профессором Закарией, которой пришла в голову такая удачная мысль, и не менее того грядущим ужином, который обещал теперь быть поистине превосходным.

Ромуланец потянулся к свертку с едой, прикрепленному к седлу, и вытащил полоску мяса. Дрон еще не был запущен, и оказывается, профессор везла его с собой. Действительно, запускать летающие аппараты, пусть даже они похожи на птицу, с базы – не очень правильно с точки зрения максимальной безопасности. База не должны быть раскрыта. Эти трое – были профессионалами, через два часа, когда дрон будет запущен – все и начнется. С другой стороны, можно было и новый спутник навести на Ни'Хан и все сфотографировать в максимальном разрешении, если конечно над Ни'Ханом не стоит никаких защит, и при условии отсутствия облачности над этой горной страной. У дрона было преимущество перед спутником на орбите – он мог идти под облаками, и опускаться достаточно низко.
Вгрызшись зубами в полоску вяленого мяса, Ракар посмотрел в сторону, где ехала Тэйра. За ее ящером бежал тот маленький, по имени Пушок. Ромуланец улыбнулся. Он помнил, что новое имя для Пушка должна была придумать Делас. Это мог быть не обязательно философ Земли, и Ракару внезапно захотелось, чтобы Пушка назвали С'Таском. С'Таск, любимый и лучший ученик Сурака, ставший первый ромуланцем – философом не был. Но разве не достоин тот, кто начал и создал ромуланскую расу, идейно вдохновил и направил множество людей, отправившихся искать себе новый дом, создавших новый язык и новую культуру – называться философом? Конечно, право решать было у Делас. Может быть она захочет иначе, он хотел лишь предложить. А потом Ракар вспомнил тот тычок каблуком в его колено, и опустил голову. Делас хотела сделать ему больно, и вероятно, дальше будет хуже. Ну что же делать, он заслужил. Такая жизнь. Только месть не принесет Делас ни счастья, ни облегчения. И как это было удачно, что им выбрали эти роли для легенды, возможно, он сможет с ней поговорить теперь.
Ромуланец пришпорил Аристотеля и подъехал к Делас.

Солнце палило сильно, и Тэйре пришлось прикрыть голову шарфом, иначе можно было легко заработать тепловой удар. Пыль досаждала не настолько, но иногда всё-таки колола глаза. Тэйра чувствовала огромные, широкие шаги ящерицы, поначалу это пугало, а потом - начало восхищать. Она быстро вспомнила все, что знала раньше о верховой езде, перехватила поудобнее поводья. Гипатия чуть качнула головой вправо.
– Нет-нет, мы никуда не поворачиваем, - улыбнулась ей Тэйра и обернулась: Пушок бежал за ними, иногда отставая, иногда почти утыкаясь мордой в кончик хвоста Гипатии. Интересно, какое имя в итоге выберут для него? Тэйра бы предложила Ассин - в честь одного из древних философов Трилла, открывшего несколько планет в их солнечной системе. Наверное, этому детенышу тоже предстоит многое открыть в своей жизни.
Сзади послышался очередной радостный возглас М’Коты, доставшей добычу. Тэйра покачала головой: ей никогда не приходилось есть мясо животного, которое было убито почти на её глазах. Осуждать охоту - бессмысленно: во-первых, это единственный способ прокормиться в таком обществе, во-вторых, на этом построены все пищевые цепочки на всех планетах. Но опыт точно будет уникальный.
__________________
и все-все-все

 9 
 : 08 Июня 2018, 19:05:34 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, Кальдония III

М’Кота не торопилась с выбором, справедливо рассудив, что в здешних ездовых животных она понимает едва ли больше, чем ничего. Было заманчиво воображать себя объезжающей неукротимого дикого зверя, но девушка отлично понимала, что перед ней наверняка мирнейшие из доступных созданий – других земляне не стали бы предлагать незнакомой и неопробованной в деле молодёжи. Поэтому она просто дождалась, пока все остальные выберут себе «скакуна» (интересно, как быстро могут бегать эти зверюшки?) и повернулась к профессору Закарии:
– Наверное, среди них есть и ваш? – ей не хотелось случайно разлучить гостеприимную хозяйку с любимцем.
-Обычно я езжу на Пифагоре, - признала профессор Закария, указав на крупного самца.
– Тогда я возьму Арету, – улыбнулась клингонка. Положив руку на шею рептилии она серьёзно спросила: – Позволишь тебя почесать?
Она медленно перенесла руку выше и коснулась чешуи над глазом.
В ответ самка высунула длинный раздвоенный синий язык и очень быстро опробовала воздух возле лица клингонки. Видя, что ее это ничуть не испугало, самка игриво переступила с ноги на ногу и склонила голову, подставляя чувствительные области под ласку нового хозяина.

Ромуланец, сидя в седле, склонился, почти лег на спину Аристотеля и начал шептать тому в ухо. Он не знал точно, как заставить ящера двигаться, и поэтому принялся его сначала уговаривать, а потом, движениями, принялся его аккуратно понукать. Очень слабо пнул ящера пятками, потянул за уздечки.
- Пойдем, Ари, Аристотель, вон в ту сторону, вон в ту, пойдем, пожалуйста, - сторона, куда он пытался направить ящера – заканчивалась Тенеком, Квинтилией и их ящером по имени Зенон.
Аристотель повертел головой, покосился на своего наездника и пошел. Пошел не быстро, и под конец, за несколько метров до Квинтилии и Тенека, Ракар включил торможение, потянув импровизированный штурвал, которым была уздечка. Аристотель остановился, Ракар спрыгнул с ящера, громыхнув щитом. Со щитом на спине ехать было неудобно. Щит был большой, и при езде мог бить о спину животного, поэтому ромуланец снял щит, и принялся прилаживать его к левому боку ящера, цепляя за упряжь.
А еще, Ракар решил насобирать красных цветов, или других, какие попадутся по пути, и травы, чтобы сплести нечто. Что, возможно, подойдет легенде Квинтилии. Кто знает… вдруг и правда подойдет. И будет красиво.

Занявшись своими верховым животными, кадеты обратили внимание, что хотя издали они похожи друг на друга, но вблизи у них есть различия. Оттенок чешуи, ее размер, какая она на ощупь… Надев упряжь и изучив лапы, хвосты, головы своих ящеров, кадеты научились различать их, и теперь, даже если вечером придется отпустить их пастись, на следующий день они бы их больше не перепутали между собой.
Профессор ходила между группами кадетов и животных, смотрела, как все справляются с заданием. Где-то помогала советом, где-то подтягивала ремни. Наконец, когда почти все закончили и некоторые тоже начали взбираться в седла, как Ракар, профессор Закария окликнула:
-Ане-Рэй, мне нужна ваша помощь!
Ракар как раз закончил крепить щит, похлопал Аристотеля по шее, и, услышав зов профессора, развернулся и пошел к ней.
- Да, Ане-Сои, - сказал ромуланец, подойдя и встав по стойке смирно, - чем помочь?
-Для одного из всадников нужна дополнительная экипировка, - ответила профессор Закария.
Вместе с ромуланцем они вернулась к тайнику, из которого достали упряжь. На дне остался только полог шатра и несколько деревянных жердей. Землянка выбрала не очень толстые из них и передала их Ракару, затем развернула ткань - оказалось, что это не один кусок, а несколько, сложенных вместе. Землянка взяла один из них, не самый большой, прямоугольный по форме, а затем двинулась в сторону Делас и выбранного ею животного, велев ромуланцу следовать за ней.

- Так, а теперь будь хорошим мальчиком и скажи, как мне на тебя сесть… - пробормотала Делас, задумчиво глядя на своего Дема – кальдонианские версии имен запоминались проще, чем незнакомые земные, - и примеряясь к тому, как ей сесть. В отличие от всех остальных, одетых в удобные и свободные шаровары, на ромуланке была юбка, не дающая особого простора ногам. Она приподняла ее до колен и вновь опустила, поняв, что и таким образом не может сесть верхом.
-Вам придется устроиться боком, по-дамски, - заметила профессор Закария, подходя к ромуланке и видя ее дилемму, - А мы сейчас попытаемся сделать, чтобы вам путешествовалось поуютнее.
Ракар держал жерди, и смотрел на затруднения Делас при посадке на животного. Он чуть нахмурился.
- Да, очень неудобная форма одежды, - сказал ромуланец, - что делать? Как это, по-дамски? Нужно подсадить Ане-Дею?
- О, спасибо! – профессор застала Делас врасплох, и та обернулась, спешно поправляя юбку. – Я даже не знала, что можно ездить как-то по-другому… Я вообще не очень разбираюсь в верховой езде, на Ромуле это не распространено. Но раз я теперь дама, то с удовольствием воспользуюсь вашим предложением.
Переведя взгляд на Ракара, она скептически вскинула бровь и скрестила руки на груди.
- Эй, телохранитель, я, вообще-то, тоже здесь! И не нужно меня никуда подсаживать, сама прекрасно справлюсь.
Ракар склонил голову перед Делас.
- Верно, и … я полагаю, телохранителю следует сделать так, - Ракар положил на землю жерди, которые держал, подошел с Делас и ее ящеру, опустился на одно колено и пригнул голову.
- Прошу вас, леди, опирайтесь на меня при посадке, как на ступеньку, опираясь ногой на мое плечо.
-Красота требует жертв, - прокомментировала профессор Закария, - Я вообще удивлена, как вам удалось так хорошо самой справиться с упряжью. Но пока подождите, не садитесь. Мы же не зря пришли к вам с этими материалами. Ну-ка…
Она подняла одну из жердей и вставила ее в специальное гнездо в седле. Потом изогнула дугой и вставила другой конец жерди в седло с другой стороны. Над седлом получилась арка.
-Теперь вторую, - сказала она Ракару, - Сверху накинем ткань и зафиксируем завязками. Получится нечто вроде палатки - она защитит наездницу от солнца и пыли, а также от любопытных глаз.
- Ах, вот оно  что… - Ракар с некоторым недоумением смотрел на происходящее, осознав, что очень легко показаться этим местным жителям отсталыми дикарями, вот еще чего не хватало, - сколько тонкостей…
Ромуланец поднялся, взял вторую жердь, и вставил, как было показано.
- Ну зато будет не жарко, Ане-Дея… - сказал Ракар, повернув голову к девушке, - скоро как раз начнется … когда солнце дойдет до зенита.
- Мне нравится! – воскликнула Делас и захлопала в ладоши. Ее седло на глазах преображалось, и теперь заметно выделялось на фоне других. К тому же уже сейчас было понятно, что скоро станет совсем жарко, и оказаться в тени не захотят разве что вулканцы и кардассианцы. Но вслух, конечно, она сказала другое: - Подумаешь, солнце! Все же как-то обойдутся без навеса. Но зато… зато он подчеркнет мой статус.
-Именно так, - кивнула профессор Закария, - Правда, это несколько ограничит ваш обзор. Поэтому ваш телохранитель должен будет ехать рядом и смотреть по сторонам за двоих.
Делас скорчила недовольную рожицу, но спорить не стала, хоть и не преминула вставить ехидное:
- По-моему, моего телохранителя больше другое тело интересует…
Ракар понял о чем Делас, но не отреагировал на это.
- Это тоже самое, что охрана сенатора или кого-то еще. Этому я обучен. Так точно, все будет согласно легенде. Ане-Дея, роль будет исполнена в точности, - и Ракар коротко кивнул, опустил на мгновение взгляд.
Наконец, Ракар и профессор Закария собрали навес над седлом Делас.
-Вот теперь можете подсадить Ане-Дею, - сказала профессор.
Ракар посмотрел на Делас.
- Ну что, мне присесть, или руками тебя подсадить? – спросил он, - как хочешь, так я и сделаю.
Делас закатила глаза:
- Ну раз без этого никак, и это тоже часть моей роли… - она вздохнула и строго произнесла: - На колени!
Ракар сделал абсолютно бесстрастное выражение лица по уставу Тал Шиар и встал на колени, чуть пригнувшись, чтобы Делас было удобнее залезать.
Каблук изящной туфельки Делас будто случайно со всей силы впился в колено ромуланца, но всего на мгновение – и вот она уже как ни в чем не бывало сидела на спине своего ящера – Демокрита или просто Дема, - свесив ноги на одну сторону и крепко держась за переднюю луку седла.
-Здесь вы уже справитесь без меня, - прокомментировала профессор Закария и отправилась грузить поклажу на своего Пифагора.

Спустя еще полчаса, когда все освоили процесс посадки в седло и управления с помощью уздечки и собственных пяток в стременах, группа двинулась в путь. Ящеры и их всадники вытянулись в цепочку, следуя за профессором Закарией, удаляясь все дальше от исследовательской базы Федерации, через пустоши, по направлению к далеким горам.



________________
с кадетами, Иламой Толан, профессором и ящерами

 10 
 : 08 Июня 2018, 19:03:04 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, Кальдония III

В течение следующего получаса профессор Закария на примере ромуланца и выбранного им животного показывала, как надевается упряжь, сделанная из темной кожи, почти без украшений. Сперва они положили на спину ящера развернутый спальный мешок, сверху водрузили седло и затянули его ремнями на животе животного, затем в ход пошли многочисленные ремни для головы и шеи. Ящер спокойно лежал на траве, позволяя манипуляции с собой, как будто был к этому привычен.
Ракар внимательно следил за всей технологией обмундирования животного,  и участвовал в процессе. Удивлялся, как свободное и разумное животное может просто так позволять делать с собой такое.
Когда процесс был завершен, ромуланец спросил:
- А он запомнит своего временного хозяина? И что нужно будет делать с ним вечером? Раздеть и отпустить? Не убежит ли он далеко?
-До определенной степени запомнит, - кивнула профессор Закария, нагибаясь и поправляя стремена, - Но это не какой-то импринтинг или глубокая эмоциональная верность. Ездовые ящеры приучены, что на них могут ездить разные двуногие, им просто нужно немного времени, чтобы привыкнуть к новому хозяину. Вечером мы должны будем снять упряжь - от нее тоже нужно отдыхать, как и нам от тяжелой одежды и доспехов. Ящеры всеядны, поэтому найдут себе пропитание, пока мы будем спать. Они не отойдут далеко от лагеря, но часовому, которого мы выставим, конечно же, нужно будет за ними присматривать.
Делас тем временем уже закончила знакомство с Пушком и тоже приготовила свою упряжь, ожидая дальнейших распоряжений.
Закончив с экипировкой первого ящера на примере Ракара, профессор Закария обернулась к остальным кадетам:
-А теперь попробуйте тоже выбрать себе животное и повторить все, что мы только что делали. Вон там - Пифагор, рядом с ним - Сократ и Зенон. Левее - Диоген и самки Феано и Арета. Справа - Демокрит, он у нас немного одиночка… Лис, а вас я могу попросить взять на себя именно Гипатию? Она мама нашего Пушка, он последует за ней. И также не могли бы вы немного потренировать его командам?
-Хорошо, - легко согласилась Тэйра. Ей, в общем, было без разницы, на ком ехать, а тут ещё и с детенышем придется возиться, здорово же! - Есть что-то, что я должна делать или не делать с детенышем? Например, чтобы его мать не приняла это за агрессию.
 -Детеныши ящеров вылупляются достаточно самостоятельными, через несколько часов они уже готовы двигаться со стадом, - ответила профессор Закария, - В первое время мать учит их всему необходимому для выживания и отгоняет агрессивно настроенные особи, затем пару лет детеныши продолжают следовать за ней, пока не станут взрослыми. Наш Пушок уже достаточно большой, чтобы не нуждаться в защите, но еще не достаточно, чтобы перейти к полностью самостоятельному существованию, для этого ему еще надо подрасти. Поэтому я не думаю, что вы столкнетесь с агрессией Гипатии… И, разумеется, я верю в ваш здравый смысл и гуманизм, поэтому о некоторых правилах поведения не буду даже упоминать.
-Я имела в виду жесты или звуки, которые ящер может принять за готовность напасть, - засмеялась Тэйра. - Конечно, я не буду специально никого обижать.
Она подошла к Гипатии - большой темно-серой самке, которая качнула головой, реагируя на прикосновение. Самки и самцы не очень различались по цвету, больше по размерам, и гребни у самцов были чуть сильнее выражены. Тэйра немного неуверенно накинула ей на спину развернутый спальник - Гипатия чуть переступила лапами. Ух, другие ящеры, кажется, не настолько чувствительные.
-Ну же, - заметила Тэйра не то ей, не то себе, уже уверенней накинула седло и затянула его как можно сильнее - чешуя у них плотная, но и такую чешую можно натереть во время езды. Принялась затягивать ремешки на морде, около горла, на шее, постоянно сверяясь с тем, как это сделала профессор Закария.
- Кажется, получилось.
-Да, ящеры не любят слишком громкие звуки и резкие агрессивные жесты, - добавила профессор Закария, - Их чувствительная зона - над глазами, им нравится, когда ее стимулируют. Хвост, особенно кончик, другая чувствительная зона, но ее лучше не трогать.
Артур с интересом смотрел, как Делас знакомится с Пушком, потом за тем, как следует одевать упряжь на ящеров, а когда профессор начала называть имена остальных, в его душе что-то шевельнулось, что-то такое, восстанавливающее радость от жизни. Кадет Лайтман полуприкрыл глаза. Аристотель, учитель Александра Македонского, был не случаен, они назвали здесь всех животных именами великих людей прошлого. Это было настолько трогательно, сколько и воодушевляюще. Это было сделано в память о своей далекой родине, к которой профессор Закария и не думала уже вернуться тогда. Это было…
Артур сказал:
- Можно я возьму себе Сократа? - и тут же пошёл вместе со скаткой и сбруей прямо по направлению к тому, кого профессор именно так и назвала.
- Я знаю, - шептал Артур,- отчего ты стал философом, не прямо ты, конечно, но тот древний парень, в честь кого тебя зовут.
Тем временем Ракар с горем пополам взобрался на Аристотеля, и довольный, почти как маленький  ромуланский мальчик, которому дали необычную игрушку, взирал на то, что делают остальные кадеты.
- Ни у кого нет голокамеры? - произнёс ромуланец, - пожалуй, я хотел бы иметь такое изображение.
Впрочем, его вопрос был совершенно риторическим. Голокамеры точно ни у кого не было.

Илама Толан стояла чуть в стороне – как-то незаметно для остальных женщина уже успела выбрать себе ящера: им оказался тот, кого профессор назвала Диогеном. Было заметно, что у женщины уже имеется опыт с ездовыми животными – она говорила с ним тихо, но спокойно, и ящер ее слушался. А вот с упряжью возникли некоторые сложности, и кардассианке пришлось провозиться с ней чуть дольше, чем остальным – особенно со всеми мелкими завязками и ремешками, которые требовали работы обеих рук. Диоген спокойно и терпеливо ждал, пока его наездница справится, и никак не выражал недовольства – было похоже, что ей досталось опытное и терпеливое животное, либо же что ее голос так на него подействовал.
Выбор Самриты пал на самку – некрупную и спокойную Феано. Можно было сказать, что Самрита и Феано были чем-то неуловимо похожи – плавными движениями, крепким телосложением и спокойным выражением лиц (или морды, в случае Феано).
- Ну что ж, нам с тобой придется подружиться, - Самрита легонько коснулась шеи ящера, стараясь, чтобы ее движения транслировали уверенность. Девушка внимательно следила за всеми действиями профессора и без особых трудностей смогла их повторить, периодически сверяясь с ящером Ракара. Наконец, с упряжью было покончено, но Самрита все еще слабо себе представляла, как именно она будет ездить на Феано – помимо катания на пони в детстве, больше подобного опыта у нее не было.
Делас не пришлось долго выбирать. Только заслышав представление Закарии, она с улыбкой на губах направилась к Демокриту, который был охарактеризован, как одиночка.
- У них странные имена, - заметила по дороге ромуланка. – Не похожи на кальдонианcкие…
-Да, - согласилась профессор Закария, - Мы хотели называть наших животных не случайными именами, а по какой-то линии, закономерности. Так, в федеральном Звездном Флоте катера называют в честь рек. У нас всех были идеи, какую линию нам выбрать, мы поспорили и тянули жребий. Я победила, поэтому с тех пор ящеров мы называем в честь древних философов с моей планеты. Это… напоминает о доме. Только у нашего Пушка еще нет настоящего имени, он пока маленький, поэтому мы зовем его так, не серьезно. Если хотите - можете помочь придумать его имя. Это должен быть философ… - женщина задумалась, - Но не обязательно с Земли.
 Помолчав, она продолжила.
-Надеюсь, вы были не настолько усталыми, чтобы забыть то, что рассказывал вам Ане-Ове вчера о кальдонианских именах. Да, мы назвали ящеров земными… но при встрече с местным населением мы просто используем один первый слог, чтобы это не казалось странным.
Квинтилия тоже очень внимательно следила за процессом экипировки ящера, слегка нахмурившись, будто записывая в память последовательность действий. Но когда остальные кадеты начали выбирать себе животных, она подошла к профессору Закарии.
-Мне кажется, Ане-Сои, что для моей легенды мне не следует иметь собственного ящера, - сказала девушка.
-Что ж, правда ваша, - ответила профессор Закария, - В таком случае, скооперируйтесь с кем-то из ваших коллег.
Квинтилия кивнула и отошла к Тенеку.
-Я могу поехать с ва… с тобой? - спросила она, - Я честно разделю обязанности по уходу.
– Конечно.
В глазах Тенека промелькнула чуть заметная искорка юмора:
– Думаю, наша семья не настолько богата, чтобы позволить себе даже одно животное, но если у нас не будет ни одного, мы отстанем от остальных, так что будем считать, что недавно нам очень повезло. Хочешь выбрать сама?
Квинтилия задумчиво приложила палец к губам.
-Я думала насчет вон того, по имени Зенон, - призналась она, показывая на еще никем не занятого небольшого ящера, стоящего недалеко от пары Артур-Сократ, - И если нам придется, мы сможем сократить его имя до Зен… хорошо звучит.
– Тогда давай попробуем с ним договориться, – Тенек поднял с земли сбрую и повернулся в направлении Зенона, – ты уже вступала в контакт с животными?
-Нет, у меня никогда не было домашних животных, - ответила Квинтилия.
Она с оттенком зависти смотрела на остальных кадетов, особенно на Самриту Баккер, которая с естественной уверенностью держалась в общении со своей Феано.
-А у тебя?
– Своих нет, но бабушка Т’Нор держит двух сехлатов, в своё время они с дедом учили меня с ними обращаться.
Квинтилия кивнула, и они вместе с Тенеком занялись выбранным ящером.
_____________
с кадетами, Иламой Толан, профессором и ящерами

Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS