* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
14 Декабря 2017, 01:32:54 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 17:00
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 10
 1 
 : Вчера в 09:46:19 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., 15:59
ДС9, Стыковочное кольцо, ангар 44

-Я выяснил не все и помню не все, - ответил Тенма угрюмо, - Но достаточно. Глессин знает всю правду. Но сейчас он в федеральной тюрьме, так что никому лишнему не сможет рассказать. Это хорошо.
Доктор Глессин в тюрьме. Это многое меняло. Это даже отодвинуло чуть назад было возникшую у Ракара мысль, что Джез хочет его не просто грязно использовать, но и подставить.
- Вот оно как… Джез, тогда вот что я вам скажу, чего вы наверняка не учитываете. Я понимаю, что на самом деле, не вы что-то сделали, а кое-что сделали с вами. Может быть, вы слушали запись из каюты Глессина, которую мы сделали. Перед самым началом записи он испугался, что мы пришли убрать его по заказу гала Дохиила, с которым у него некоторые дела. Так вот, вы хотите спасти своего отца от смерти и бесчестия, но, откуда вы знаете, что вашу тайну не знает кто-то еще? Ее уже как минимум может знать гал Дохиил, ее как минимум уже могут знать федераты, и они наверняка знают, потому что вы лежали в лазарете "Саратоги". Сколько еще людей я буду должен убрать, вместе с вашим исчезновением? Сдается мне, ваше исчезновение мало что изменит для вашего отца.
-Составить список тех, кто знает - это хорошая идея, - отметил Джез Тенма, - Я этим займусь, и в каждом случае можно будет подумать о необходимых мерах. Однако, я не прошу вас убирать всех, только одного - меня. Как говорится: нет тела - нет доказательств.
- Таких может оказаться половина Обсидианового Ордена. Еще с Волана II у меня была мысль, что вас кто-то настойчиво хочет убрать, потому что вы слишком неудобная для кого-то фигура. И все доказательства наверняка есть в архивах Глессина, пока тот находится в тюрьме и скомпрометирован, его база данных уже может быть исследована специально обученными для этого людьми. Но не так я хотел вас защитить. Еще целый год вы могли быть на станции, а что будет дальше – могло показать время. Джез, скажите мне, ради чего я должен это сделать? Из каких побуждений? Ради чего я должен рискнуть ресурсами и возможностями? – сказал Ракар.
Тенма отвел взгляд.
-Сейчас я не смогу вам заплатить, у меня больше ничего нет. Но в будущем, когда я встану на ноги… Я буду вам должен. Вы можете потребовать плату в любой валюте или в виде услуги, я сделаю все, что вы захотите.
Ракар отрицательно качнул головой и на мгновение в его взгляде отразилось нечто вроде жалости, или сочувствия.
- Мне не нужны деньги, это преходящий тлен, мне нужен мир в квадранте, и я хотел бы, чтобы у меня был такой как вы кардассианский друг. В результате всего того года, который был здесь запланирован. Но увы. Где-то там на Кардассии останется безутешный гал Тенма, которого своим поступком вы вовсе не спасете. Те, кто хотел бы разрушить его карьеру, наверняка уже имеют все необходимые данные и ждут лишь удобного политического момента. Вы заблуждаетесь, Джез. Но у вас есть время еще подумать. Вот что я могу сделать – вы подаете заявление о выходе из проекта, и улетаете из баджорской системы на том корабле, который чуть было не купили. Я помню, сделка еще не завершена, я могу помочь ее завершить. Потом вы достигаете указанной мной планеты и телепортируетесь на поверхность. За несколько секунд до телепортации вы запустите самоуничтожение корабля. Через максимум две недели вас заберет ромуланский шаттл. Но прежде еще два вопроса – кто вы такой, Джез Тенма? Почему вы уходите?
-Я уже сказал: я ухожу, потому что должен сделать что-то, чтобы защитить свою семью. Все записи Глессина и другие доказательства, которые у него могут быть, можно объявить подделкой и настаивать на этом. Но если не в те руки попадет человек… даже если он будет отказываться говорить… рано или поздно из него вытащат правду - биологические методы не обманешь. Я - самое главное доказательство моего позора. И это доказательство должно быть уничтожено. Я принимаю сделку. Но кроме того мне понадобятся новые документы и новое имя.
- Новые документы и имя для вас сделают мои коллеги, и даже новое лицо, если вы пожелаете, - кивнул Ракар, и молчал еще несколько секунд, разглядывая кардассианца. – В чем ваш позор? Вы сильно облегчите мне задачу этим.
-Каким образом? - криво усмехнулся Тенма совершенно без юмора, - Это знание поможет вам купить корабль? Или же все дело в вашем любопытстве, которое не дает вам покоя? Найдите другие способы его утолить.
Ромуланец усмехнулся.
- Биологические методы, новые документы, новое имя. Это не любопытство, мне нужны исходные данные. На какое имя делать документы? На какие биологические данные и человека какой расы? Кем вы будете в новой жизни?
-Мне это не важно, - покачал головой Тенма.
- Вам не важно!– громким шепотом сказал Ракар, - это нужно не для любопытства, а для успеха операции. Я должен знать полную картину происходящего, чтобы действовать, нельзя действовать вслепую. Мне нужна аргументация для тех, кто вас заберет с планеты. И для того, чтобы был приобретен корабль. Я узнаю все равно, но чем быстрее – тем лучше для вашего плана.
-Тогда скажите им то, что вы знаете - что вы делаете это для кардассианца, который опозорил и предал свою семью и свою Родину, - Тенма устало потер переносицу, - Потому что это правда. Думаете, этого будет достаточно? И, кстати, надеюсь, мне не нужно напоминать, что это должно остаться нашей с вами тайной и никто на станции не должен знать?
- Напоминать, естественно не нужно, - сказал Ракар, нахмурившись, - никто ни о чем на станции не узнает. А тот кардассианец, что опозорил и предал свою Родину – это несомненно, ваш отец гал Тенма, из-за которого вы бросаетесь теперь во все тяжкие, уничтожая то, к чему всю жизнь стремились, - утвердительно сказал ромуланец, - вы некий биологический гибрид, созданный вашим отцом и доктором Глессином, на погибель Кардассии и хотите бежать теперь на другой конец галактики? И ваш отец ренегат и предатель. Все так?
Тенма отшатнулся и побледнел.
-Не смейте так говорить о моем отце! - прошипел он, сжимая кулаки, - Я ненавижу его за то, что он сделал, но только я имею право называть его предателем!
- Хорошо, извините, Джез, - Ракар склонил голову, - я не хотел оскорбить. Не буду так говорить больше. Пусть так. Очень жаль, что вы не хотите помочь мне информацией. Это очень бы помогло. Ладно. Каюту, что вы разгромили, вы уже убрали? Там можно еще жить или снять вам другую до отлета?
-Не извольте беспокоиться, мне не нужны другие услуги, только то, о чем мы уже договорились, - Тенма скрестил руки на груди, - Когда мне ждать от вас результата? Вы сможете найти меня здесь.
Ромуланец кивнул.
- Итак, мне нужны контакты продавцов того баджорского корабля. Номер их счета. Туда будут переведены деньги. Сегодня вечером вы разговариваете с координатором и официально уходите из проекта. Завтра днем мы встретимся. Я приду сюда около 11:00. Передам вам коды корабля, нужные для старта. А также последовательность его самоуничтожения. Кроме того – координаты вашей высадки. И другие подробности, которые будут. Вы официально улетаете со станции. Возможно… корабль будет другой. Когда я покину этот ангар сейчас, будьте добры, не выходите следом за мной. Подождите еще полчаса. Нас не должны видеть вместе. Вроде бы договорились? - и Ракар протянул Тенме его падд.
Молодой человек взял падд и начал вводить данные.
-Здесь контакты продавца. Остальные данные он передаст вам сам - сделка не была завершена, поэтому я не знаю реквизиты.
Ракар смотрел на Тенму, пока тот вводил данные.
- И еще вопрос, - сказал ромуланец, - что у вас случилось с Делас вчера?
-Это личное и вас не касается, - угрюмо отозвался Тенма, не поднимая головы.
Ракар усмехнулся.
- Как много личного, что не касается меня, но я все равно исполню вашу просьбу. – Он протянул руку, чтобы взять падд. – Не покидайте этот ангар еще полчаса, в коридоре есть камеры, нас не должны заснять вместе.
-Да, вы уже это говорили, - хмыкнул Тенма, - Буду ждать вас завтра в 11 утра здесь.
- До завтра. – Ракар забрал падд и пошел на выход.
________________
с Джезом Тенмой

 2 
 : Вчера в 09:45:21 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., 15:59
ДС9, Стыковочное кольцо, ангар 44

Ромуланец неспешно шел по коридору станции, имея малый запас времени для того, чтобы прийти вовремя. Нельзя было с точностью предугадать, какая помощь требуется Джезу, но Ракар соблюдал все правила предосторожности, чтобы не вызвать подозрения у внешнего наблюдателя, если таковой есть поблизости. Нащупав в кармане устройство глушения звуко и видео записи, Ракар остановился у ближайшего терминала, проверил расписание прибывающих и отбывающих кораблей, и отправился к назначенному месту встречи – 44-му ангару. В дверь помещения он зашел за минуту до назначенного времени и огляделся.
Свет в ангаре был притушен, но зажегся ярче, когда ромуланец вошел - видимо, сработал какой-то датчик движения. Ракар оказался в просторном помещении с высоким потолком, которое было наполовину заставлено синими бочками почти в человеческий рост и большими грузовыми контейнерами, ступенями поднимающимися ввысь.
На первый взгляд в ангаре никого не было, но затем Ракар услышал движение где-то наверху. Когда он быстро поднял взгляд, то заметил на крышке одного из контейнеров Тенму - вероятно, до появления ромуланца он лежал, но теперь сел, а затем легким пружинистым движением спрыгнул на пол.
Тенма выглядел так, будто побывал в драке - его кулаки были разбиты, лоб пересекала царапина. И на нем действительно не было формы, как и говорила Квинтилия, а только небрежно застегнутая мятая гражданская одежда черного цвета.
-Вы пришли, - констатировал Тенма появление ромуланца.
- Да, - коротко ответил Ракар, быстро рассмотрев все повреждения на кардассианце и его совершенно поверженный вид. Затем ромуланец бегло осмотрел закоулки ближайших грузовых контейнеров, вытащил глушилку, активировал ее, и снова сунул в карман.
- Нас не запишут камеры, - шепотом объяснил он, - что с вами произошло, и чем я могу помочь?
-Давайте к делу, - решительно сказал Тенма, - Мне нужно исчезнуть. Желательно умереть. Я знаю, где вы работаете и на что способна ваша контора, вы можете это сделать. Вы возьметесь за это?
- Хм, Джез, - Ракар не изменился в лице, внимательно разглядывая кардассианца, - это серьезная просьба, сложная, но выполнимая. Однако прежде чем что-то предпринимать, я должен знать все подробности и причины. Почему перспективный кардассианский офицер, член международного проекта, с завидным будущим и карьерой, решил исчезнуть и желательно умереть? Доктор Глессин, его охрана, и все прочее. Это последствия? Я должен знать в чем дело, расскажите мне все. Вы можете мне доверять.
-Допустим, - медленно начал Тенма, - я сделал нечто плохое. Типа… очень плохое. И это ставит под угрозу безопасность моей семьи. Я должен защитить отца. Для него сейчас лучше быть безутешным стариком, потерявшим единственного наследника - это вызывает понимание и сочувствие. Быть связанным со мной иначе - слишком опасно. Семья на Кардассии - это все. И если твоя семья тебя подводит так, как я подвожу отца - ты тоже падешь.
- Понимаю, - кивнул Ракар, быстро размышляя о том, что плохого успел сделать Тенма в промежуток между вчерашним и сегодняшнем днем. Делас совершенно однозначно знала, что именно, упомянув о том, что Тенма не такой хороший человек, как Ракар говорил раньше. Но Делас также упоминала, что это лишь семейное дело, никакое другое. Слова Джеза ясности не прибавляли.
- Наверное от этого не станет легче, но я вам сочувствую. Да, семья важная штука для вас, кардассианцев, но вряд ли она важнее, чем благо Кардассии. Вы же патриот. Давайте вот что рассчитаем и прикинем: один из участников международного проекта бесследно исчезает и погибает, не важно в какой последовательности. Это кардассианец, а с кардассианцами уже не один инцидент. Вы знаете, что бывший координатор, глинн Толан убила коммандера станции, в результате шантажа и некоего заговора с кардассианской стороны. Плюс инцидент с вами. И даже если это убийство, что невероятно, не смогло повлиять на существование проекта, то ваша мнимая, но такая реальная для остальных наблюдателей смерть – точно приведет к закрытию. Проект находится в интересах Ромуланской Империи, и я должен знать, что именно с вами случилось, стоит ли все это предприятие такого риска. Не подумайте, я не отговариваю, но я действительно должен знать точную причину вашего решения. Без всяких "допустим".
-Вас беспокоит проект? - уточнил Тенма.
Ракар ухмыльнулся.
- Меня беспокоит многое, включая проект. Среди этого многого – будущее кардассианца, которого я мог бы назвать своим другом. Офицера Джеза Тенмы, достойного уважения и восхищения. А также судьба его в будущем безутешного отца. Чтобы действительно помочь вам, я должен знать все, Джез.
-Я не прошу вас устраивать мою жизнь на ваше усмотрение, - ответил Тенма, - Я могу сам решить, что и как мне делать дальше. Я прошу вас помочь лишь в одном деле. Я выбрал вас, потому что считаю, что ваши таланты и связи наиболее подходят для поставленной задачи. Но если у вас это вызывает сомнения и дискомфорт, вы можете отказаться. Тогда я попрошу кого-то другого. Или сделаю все сам. Если вас волнует безопасность проекта - придумайте способ обойти его возможное закрытие после исчезновения участника. Впрочем, это легко - мне нужно просто уйти из проекта и перестать быть его частью. Считайте это сделанным.
Ракар медленно кивнул.
- Я сделаю то, о чем вы просите. Но для того, чтобы все устроить, чтобы придумать убедительную легенду и обойти все то, что нужно обойти – я должен знать, что с вами случилось. Каковы точные причины вашего ухода, со всеми подробностями. Считайте это необходимым условием.
-Я уже сказал о причине - я должен защитить своего отца от смерти и бесчестья, навлеченных мной, - твердо сказал Тенма, - Остальное несущественно. Это не имеет никакого отношения к интересам Ромуланской империи и не представляет угрозы для вас лично. Мне просто нужно исчезнуть так, чтобы меня никто не стал искать. Удачно подстроенный несчастный случай представляется лучшим способом. Но вы можете предложить свои идеи.
Ракар пристально изучающее смотрел на Тенму.
- Идеи будут, довольно быстро, но прежде у меня все равно есть несколько вопросов. Ответы нужны для успеха операции. Откуда у вас эти шрамы?
-Какие? - переспросил Тенма.
- Лоб, кулаки, - пояснил Ракар, - и другие… которых не видно, - последнюю фразу ромуланец произнес чуть прищурившись.
-Это… - Тенма поднял руку и прикоснулся ко лбу, - После того, как я осознал, насколько плохо мое положение, я разгромил каюту. Разбил зеркало и поранился осколком. Это всего лишь царапина.
- Ясно, - сказал Ракар, - вы… вы же все помните, да? Глессин не стирал вам память. И вы выяснили что он с вами делал, я прав?
__________________
с Джезом Тенмой

продолжение следует...

 3 
 : 12 Декабря 2017, 09:54:13 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
3 сентября 2384 г., день
ДС9, голокомнаты - презентация Освальда

Освальд снова нажал на кнопку, и сцена быстро сменилась. Зрители оказались в баре "Кварк'с", который весь был украшен символикой пяти упомянутых ранее государств и проекта "Альфа". Столов и стульев на первом этаже почти не осталось - место было освобождено, чтобы позволить поместиться большому количеству гостей. Всё это действовало на нервы барменам-ференги, которые периодически ворчали, что Федерация недостаточно компенсировала им убытки.
В толпе можно было выделить отдельные группы, которые, очевидно, относились к разным наборам "Альфы" или ни к одному вообще. Зрители презентации чётко видели себя в будущем, всё ещё державшихся вместе. Немного выделялись только Артур с М'Котой, пытавшиеся удержать своих детей на месте, и Освальд с Самритой, о чём-то говорившие с молодой девушкой в кадетской униформе. В какой-то момент Ракар привлёк внимание группы к подозрительной личности в закрытой накидке с капюшоном. Определить расу, пол и возраст было невозможно, потому что одежда надёжно скрывала все детали, но в какой-то момент незнакомец решил потереть глаза, и все заметили кардассианскую кожу на руке, но фигура поспешила ретироваться прежде, чем кто-либо успел отреагировать.
Через несколько секунд сверху послышался звон от стука ложечкой по бокалу, и к перилам подошли мужчина-трилл и болианка - зрители презентации сразу узнали обоих - а также ромуланец в форме коммандера, высокая клинонка в доспехах, кардассианец в своей, тоже напоминающей доспех форме и ференги в дорогом гражданском костюме. Планкс вышел вперёд и взял микрофон.
- Здравствуйте, приветствую вас на двадцатой годовщине запуска проекта "Альфа". На случай если кто-то не знает, я коммандер Диас Планкс и я был координатором кардассианской группы самого первого набора и ещё четырёх на протяжении этих лет, а также вместе с моими коллегами буду ближайший год присматривать ещё за одной группой. Также сегодня мне выпала честь сказать несколько слов в этот знаменательный момент.
Трилла встретили бурными овациями, особенно те, кому довелось участвовать в проекте под его началом - очевидно, коммандер Планкс был популярен среди подчинённых.
- Когда всё только началось, это был очень смелый и рискованный проект, участников ждало множество трудностей. Мы все надеялись, что проект облегчит сотрудничество между государствами и позволит наладить взаимопонимание. Несмотря на то, что с самого начала группа на ДС9 столкнулась с различными трудностями, результат, как вы знаете, превзошёл все наши ожидания, даже самые смелые. Продолжение проекта, федерально-ромуланская экспедиция в Дельта-квадрант, клингоно-кардассианские совместные операции по безопасности, федерально-кардассианский университет на Ференгинаре и, разумеется, заключённый шесть лет назад Союз пяти государств - гарант мира и процветания в двух квадрантах Галактики. Наши народы прошли огромный путь, и одним из первых шагов, маленьких шажков на этом пути стал самый первый набор в проект "Альфа".
Коммандер указал рукой на группу участников первого набора, и по залу вновь пронеслись аплодисменты.
- Я рад видеть, что все те, кто участвовал в проекте под моим присмотром, присутствуют здесь сегодня, спасибо вам огромное! Завтра днём пять групп отправятся вместе со своими координаторами к месту пребывания, поэтому сегодня призываю всех воспользоваться случаем и как следует повеселиться и отдохнуть перед трудным годом!
Трилл отложил микрофон, а ференги за барной стойкой, продолжая недовольно ворчать о том, что ему мало заплатили за это, нажал пару кнопок, и в баре заиграла музыка, не настолько громкая, чтобы невозможно было спокойно говорить, но всё же позволявшая отдельным группам людей сохранить намёк на приватность.
- Рада видеть, что вы все собрались сегодня, - к группе кадетов первого набора медленно спустилась Утара Рилл, - удивительно, прошло всего двадцать лет, а как много изменилось. Помните то задание про мечты о будущем? У нас у всех были свои надежды на то, что случится в скором времени, и, искренне в это верю, многие, если не все, мечтали о том, что из нашего проекта получится нечто большее. Думаю, можно сказать смело, что все эти мечты сбылись. Даже если кто-то представлял себя тогда президентом Федерации, а оказался выдающимся учёным, или же вместо желаемого адмиральского кресла в штабе Флота решил ограничиться тремя пипами - это всего лишь детали. Главное же в том, что наши с вами усилия тогда не были напрасны. Поздравляю вас с годовщиной и... теперь меня занимает другой вопрос: а что же будет ещё через двадцать лет?
Взрослые версии участников задумались, покрутили головой, переводя взгляд с одного на другого, потом посмотрели на зрителей презентации, помахали им рукой, и на этом программа завершилась.
Освальд посмотрел на своих коллег и координатора, после чего произнёс:
- На этом всё. Если у кого-то остались вопросы, я готов на них ответить.
Едва Освальд закончил, как в стене голодека появилась арка, и в комнату вошла запыхавшаяся Делас. Ничего не сказав, она шмыгнула за спину более высокой Жантарин.


- Ты даже об Утаре и Планксе не забыл! – чуть удивленно, но довольно шепнула на ухо Освальду Самрита. Видимо, сама она о них не подумала…
- Ну а как иначе! - с усмешкой шепнул в ответ Освальд. - Надеюсь, получилось не слишком... неправдоподобно. Потому что говорили-то слова Планкс и Рилл, но сами слова - мои, и я не уверен, что они сказали бы всё именно так…
Лайтман поднял руки и три раза хлопнул в ладоши. На самом деле Лайтману было грустно. Потому что в этот момент он почувствовал потери. Здесь не было коммандера станции, той самой, Мори Джанир,  погибшей на этом проекте. И теперь ему ясно было видно, что будущее на самом деле очень хрупко. Очень хрупко. А некоторые мечты ценны именно тем, что в них очень хочется верить.
- Освальд, это было шедеврально, ты молодец, - все таки сказал Артур.
- Да, это действительно здорово, – восторженно выдохнула Акрита. – Мне бы хотелось участвовать в федерально-ромуланской экспансии в Дельта-квадрант! А можно спросить, просто чтобы знать на будущее – какой день считается днем основания проекта? Просто я тут не с начала…
- Первый брифинг у нас был пятого августа, так что я отталкивался от этой даты, - пояснил Освальд.
- А я бы посмотрела на этот университет на Ференгинаре, - хихикнула Самрита.
- Хана боргам, одним словом, - усмехнулся Артур, - Освальд, а кто этот неизвестный, в капюшоне и потом убежал? – и Артур оглянулся на остальных, здесь была только Делас из ромуланцев.
- А ты сам-то как думаешь, Артур? - переспросил Освальд. - Кто мог бы интересоваться нами, но, при этом, иметь причины не светиться?
- Илама Толан? – неуверенно спросил Артур.
- Да, я думал именно о ней, - кивнул Освальд. - Раз она действовала по принуждению... хотелось бы, чтобы у неё появился шанс начать жизнь заново.
Лайтман только молча кивнул в ответ Освальду.
На этом закончилась первая презентация.
_________________
с Утарой Рилл и кадетами кроме Ракара и Тенмы

 4 
 : 12 Декабря 2017, 09:52:41 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Освальд Макдауэлл
3 сентября 2384 г., день
ДС9, голокомнаты - презентация Освальда


Похожий разговор был у Брола Арко и Крима Анжара с Акритой: болианец с баджорцем как будто соревновались, кому удастся уговорить всё так же мило смущающуюся андорианку сменить профессию ради возможности чаще видеться. Видимо, пилот первого набора "Альфы" тоже думала, что двое решили её разыграть или же просто поспорили на пару кусков латины, поэтому деликатно, но непреклонно напоминала о своей любви к управлению звездолётами, которая не пропала за двадцать лет и вряд ли вообще когда-нибудь пропадёт, а научная работа -  даже в альма-матер Брола или на станции “Юпитер” - не может с ней сравниться.
Глинн Тенма - всё такой же улыбчивый - похвалялся боевым шрамом перед Жантарин и тоном опытного обольстителя говорил, что не залечил его именно чтобы показать прекрасной беловолосой воительнице и что та просто обязана оценить этот жест. Например, согласившись разделить с ним немного изысканного канара прямо с Кардассии… после торжественного мероприятия, в его каюте. Андорианка, конечно, смеялась вместе с кардассианцем, но не позволяла себя провести - что ещё ожидать от шефа СБ с тремя пипами на воротнике?
В углу, чуть сторонясь остальных участников, не выпускали друг друга из объятий Артур Лайтман и М'Кота. Лица у обоих были напряжены до предела. Сразу было ясно, что оба предпочли бы запереться в каюте на неделю, но твёрдо решили держать себя в руках и не бросать товарищей, которых они не видели столь же долго, сколь и друг друга, если не дольше. Восьмерых их детей, из-за возможности появления которых так сильно насторожился коммандер Макдауэлл в прошлой сценке, пока не наблюдалось - видимо, бегали где-то на станции, оставив родителей с их скучными "взрослыми" делами.
За всем происходящим серьёзно наблюдал майор Тал Шиар Ракар. Хотя ромуланец и не участвовал ни в одном из разговоров, зато можно было поспорить на ящик эля с его родной планеты, что прислушивался он ко всем сразу и даже среди ночи, после распития содержимого этого самого ящика, смог бы воспроизвести всё, что представляло или могло бы когда-либо в будущем представлять для его Родины хоть какую-нибудь ценность. Обратив внимание на подошедших Освальд, Самриту и Квинтилию, он поклонился в знак приветствия и пожал руки всем троим, лишь чуть-чуть задержав взгляд на лице трилла.
- Вот мы и встретились снова, - проговорил Ракар, поочерёдно заглядывая в глаза троим, - как в старые времена.
Ещё несколько секунд они вчетвером смотрели друг на друга, а остальные продолжали разговаривать, а потом сцена замерла.
- Итак, впереди последняя часть, - сказал Освальд-кадет, прикрыв правый глаз и потерев его, будто туда что-то попало, - кто-нибудь хочет что-то сказать или спросить?
-Как все здорово и интересно! - воскликнула Хена.
Она рванулась вперед и начала обходить по кругу то одного, то другого участника пестрого сборища. Повзрослевшие участники проекта “Альфа” не замечали девушку.
-Спасибо за веру в меня, - чуть слышно произнесла трилл. Она смотрела в пол и избегала поднимать взгляд на свою версию будущего.
-2398 год, - задумчиво сказала кадет Жантарин, - Это через 14 лет. Что значит эта дата?
- Об этом чуть-чуть будет потом, - ответил Освальд андорианке, - впрочем, тут никакого секрета нет: пять гуманоидов символизируют свои государства, флаги которых можно было видеть на станции. Я просто выбрал дату в будущем, но до двадцатилетней годовщины нашего проекта, и предположил, что к тому году наши правительства договорятся и заключат союз. Примерно такой, какой уже есть между Федерацией и Клингонской империей. И пусть никто не говорит, что это, мол, маловероятно - имею право мечтать! - с усмешкой добавил он.
Артур, стоя на своем месте, улыбался, довольно и как-то умиротворенно.
- Самое важное, что несмотря на все эти большие перемены, некоторые вещи не меняются. И чем больше перемен – тем больше постоянства. Здорово, Освальд. Очень круто, - сказал кадет.
- А мне очень понравилось, какими ты всех нас увидел, - улыбнулась Самрита, подходя ближе. - Ты уловил что-то особенное в каждом.
- Мне тоже очень нравится, - широко улыбаясь, подтвердила Акрита. – Спасибо, Освальд! Твоей мечте определенно хочется соответствовать! А ты думаешь, что другие государства, кроме уже участвующих в проекте, к нам не присоединятся? Или это дело будущих поколений?
- Спасибо всем вам! Я очень рад, что вам нравится увиденное, - улыбнулся Освальд, а потом посмотрел на андорианку. - Акрита, разумеется, я не думаю, что остальные государства не присоединятся к этому союзу когда-нибудь, я просто предположил, что процесс этот будет происходить постепенно, и кто-то должен будет начать. Это как с основанием Федерации - началось всё с землян, вулканцев и андорианцев с телларитами, но это ведь никак не умаляет другие планеты, присоединившиеся к нам позже. Так и тут: начнётся всё с этих пяти государств, но, хотелось бы верить, впоследствии это будет уже союз не пяти, а шести, десяти или даже двадцати народов!
Во время просмотра фрагмента Тенек то отмечал подробности, попадающие точно в цель, то неизбежные неточности, но, в конечном счёте, допущения и нехватка информации не имели большого значения и не мешали воспринимать главное.
– Мисс Акрита права, – сказал он вслух, подводя итог своим мыслям, – Это будущее, которого стоит добиваться.
____________________
С Утарой и кадетами, кроме Тенмы и Ракара

 5 
 : 12 Декабря 2017, 09:51:15 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Мори Джанир
Я в отпуске с 18 декабря по 9 января.
В этом году мы попробуем доиграть до конца презентаций и может быть еще чуть-чуть дальше, а потом будет перерыв.

 6 
 : 12 Декабря 2017, 09:49:43 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
3 сентября 2384 г., день
ДС9, голокомнаты - презентация Освальда

Когда кадет снова нажал на кнопку, сцена тут же изменилась на просторную каюту. На большой кровати сидел коммандер Макдауэлл и складывал несколько комплектов одежды в небольшую наплечную сумку. Коммандер Баккер что-то отчаянно искала в стенном шкафу и, не взирая на то, что стоящая рядом с ней сумка была почти полной, не собиралась останавливаться.
- Сэм, мы на неделю летим, а не на год, - в голосе коммандера прорезались те самые насмешливые нотки, которые были знакомы участникам.
- Это важно, - упрямо проворчала Самрита, - некоторых из них мы не видели несколько лет, и я хочу предстать в идеальном виде! Кстати, ты от кого-нибудь слышал хоть что-то?
- Да, мне написал профессор Тенек. Спрашивал, посетим ли мы ежегодное мероприятие в этот раз. Как будто он за столько лет не заметил, что мы всегда прилетаем, даже из самых глубин космоса...
- Думаю, ты ему так и сказал, а он на это ответил, что всё когда-нибудь случается в первый раз. И он, между прочим, прав!
- Знаю. А ты от кого-нибудь что-нибудь слышала?
- Слышала! - Самрита высунулась из шкафа и аккуратно сложила красивое платье, которое ни разу в жизни не надевала. - Наша сладкая парочка обещала прилететь с детьми.
- С детьми? - Освальд переспросил немного удивлённо.
- Угу.
- Со всеми... своими детьми?
- Угу.
- С четырьмя парами близнецов-полуклингонов?!
- Да, а что такого? Для них это прекрасная возможность собраться всем вместе, а то ты же знаешь: половина детей живёт с Артуром на "Магеллане", половина - с М'Котой на "Окроне"...
- Да-да, и ни он, ни она не готовы отказаться от командования... вот же два упрямца! Были бы первыми или вторыми офицерами - участвовали бы в программе обмена: полгода на клингонском корабле, полгода на федеральном - и сами бы не мучались, и детям было бы проще!
- Ты каждый год это говоришь! - рассмеялась Самрита.
Коммандер Макдауэлл подошёл к шкафу и, чуть подумав, извлёк небольшой кейс и достал оттуда две синих униформы с эмблемами на рукавах. Он долго рассматривал их, всё больше мрачнея, а потом спросил:
- Как думаешь, на двадцатую-то годовщину Толан появится? Хоть кто-нибудь что-нибудь знает?
- Нет. С самого освобождения никто из наших о ней даже не слышал... мы даже не уверены, что она вообще жива.
Освальд какое-то время продолжал смотреть на две их формы с регаты, а потом решительно положил одну в сумку Самриты, а вторую - в свою.
- Она жива, я хочу в это верить. И, кажется, я понимаю, почему она не даёт о себе знать… Ладно, хватит уже собираться, пойдём, пока не опоздали!
Как только офицеры скрылись за дверью, сцена вновь застыла, хотя это и не было особо заметно. Тем не менее, Освальд обвёл взглядом участников и сказал:
- Это была вторая часть.
Лайтман пробрался к М'Коте, взял ее за руку и отчаянно улыбаясь прошептал на ухо:
- Ха, М'Кота! Хочешь четыре пары близнецов полуклингонов? Я лично очень хочу!
– Мне подходит, – ответила клингонка, не понижая голоса (в отличие от Артура, её эта тема совершенно не смущала). – Правда я не думала о должности капитана, но идея интересная… Так что если вдруг я буду с половиной нашей семьи жить на клингонском корабле, все претензии к Освальду.
- Ну, это Освальда мечта! Моя – имеет некоторые разночтения с его, - продолжил Артур, - я надеюсь, что ты все таки будешь со мной, а не где-то на другом корабле.
– Увидим, – с демонической усмешкой сказала М’Кота. Не то, чтобы она возражала, просто ей нравилось, как Артур беспокоится по этому поводу.
Лайтман вздохнул, и снова посмотрел на застывшее изображение.
- Да, Освальд. Классная у тебя мечта. И нам не терпится, что же будет дальше? Куда лежит ваш путь?
-А там будет про всех? - тоже спросила Хена.
- Думаю, многие уже могли догадаться, куда именно мы держим путь, - довольно произнёс Освальд, - на празднование двадцатилетней годовщины начала нашего проекта! И да, Хена, судьбы других членов нашей группы будут упоминаться дальше, просто мне хотелось создать правдоподобное повествование, а обсуждение всех сразу и в одном месте выглядело бы... странно! Однако, я прошу не принимать... впрочем, ладно, если надо будет, я в конце презентации дам необходимые пояснения.
Кадет переводил взгляд с одного участника на другого, ожидая новых вопросов.

***

Пока кадеты засыпали Освальда вопросами, Делас, стоявшая за спинами остальных, вдруг решительно направилась к координатору.
- Мэм, мне необходимо выйти, - тихо, но уверенно заявила она.
«Какое-то ромуланское поветрие!» – промелькнуло в голове у Утары, вслух же болианка сказала:
– Да, конечно, – и добавила, поскольку Делас всё-таки была новенькой: – Пропущенные фрагменты вы сможете посмотреть в записи, но всё же по возможности приходите быстрее.
- Разумеется, - очень вежливо проговорила ромуланка, что в ее случае могло означать как готовность посмотреть пропущенные фрагменты, так и просто попытку отмахнуться.
Она развернулась и направилась к выходу – арка голодека появилась на несколько секунд и тут же исчезла вместе с Делас.

***

Когда Освальд вновь нажал на кнопку, сцена изменилась, но теперь уже не мгновенно: каюта внезапно пришла в движение. Точнее, не сама каюта - участники двинулись в сторону одной из стен и уже через пару секунд оказались в космосе, откуда смогли увидеть корабль и космическую станцию на орбите планеты класса М, всё быстрее и быстрее удаляющиеся и, в конце концов, скрывшиеся из виду. Пространство вокруг выглядело так, словно корабль двигался с варп-скоростью, однако, продлилось это всего несколько секунд - группа кадетов также внезапно "сбросила скорость до импульсной" и оказалась перед станцией ДС9, а потом "просочилась" внутрь, оказавшись недалеко от одного из шлюзов на стыковочном кольце.
Внутренности смоделированной станции выглядели, в целом, также, как и у настоящей, но было несколько отличий в деталях. Во-первых, информационные экраны и терминалы приобрели более "футуристический" внешний вид, напоминающий консоли на мостике корабля в первой сцене презентации. Во-вторых, на стене прямо напротив шлюза висели рядом друг с другом пять флагов: Федерации, Кардассианского союза, Клингонской и Ромуланской империй и Альянса Ференги, а прямо над флагами находился плакат с символом проекта и надписями "Проект "Альфа" - 20 лет сотрудничества" на главных языках этих пяти государств. В-третьих, вокруг было весьма и весьма многолюдно, гораздо более многолюдно, чем обычно бывает на настоящей ДС9. К тому же, контингент был ещё более пёстрым, чем обычно: навсиканцы, орионцы, лиссепианцы и лурианцы, не говоря уже о представителях пяти государств, куда-то шли, с кем-то разговаривали или же просто стояли и ждали. Шум и гам стояли такие, что даже ожидающие прилёта корабля нет-нет, да поглядывали в сторону спорящих не на живот, а на совесть телларита и ференги или сторонились какого-нибудь здоровенного навсиканца или грозного клингона.
Внимание кадета Макдауэлла, однако, привлекала невысокого роста девушка-трилл в капитанской форме и с паддом в руках, которая стояла недалеко от шлюза и настолько внимательно за ним следила, словно, происходящая вокруг жизнь нисколько её не интересовала. Квинтилия изменилась куда сильнее Освальда и Самриты, но её, тем не менее, всё равно можно было узнать: практичная, хотя и не лишённая привлекательности причёска, спортивная фигура, немного надменный взгляд, а также то, как она осадила случайно задевшего её молодого райзианца, выдавали владельца с головой, а заодно демонстрировали, что некоторые старые привычки вернулись к их коллеге вместе с униформой Звёздного флота. Тем не менее, когда шлюз всё-таки открылся, и из толпы пассажиров вышли коммандеры Макдауэлл и Баккер, на лице трилла промелькнула улыбка, пусть и всего на несколько секунд.
- Прошу следовать за мной, - после сдержанных рукопожатий и ловкого ухода от попытки Самриты обнять свою старую коллегу, сказала капитан Перим и пошла по коридору, на ходу рассказывая, что ждёт прибывших, - торжественная речь начнётся только через три часа и двадцать шесть минут, однако, как обычно, наша группа решила собраться около памятника Союзу пяти государств и обменяться новостями, так что не задерживайтесь в каюте - сбор через... двадцать пять минут. Не опаздывайте, коммандеры.
- Слушай, мы с Сэм не на службе, и ты, кстати, тоже, так что давай-ка без званий, Квин, - проворчал Освальд.
- Квинтилия! - вспыхнула трилл. - Если ты за двадцать лет не смог запомнить, что моё имя не сокращается, то я не понимаю, как тебя вообще на флоте держат, Макдауэлл!
- Не обращай внимания, - прыснула Самрита, предварительно ткнув Освальда локтём в бок, - он просто завидует тому, что ты его обошла в звании.
- Враки! - изобразил обиду коммандер Макдауэлл. - Я сам решил не идти в командование, оставшись главой корабельной службы. Как и ты, в общем-то.
- Да-да, рассказывай! - ехидно заметила Баккер, заходя в турболифт.
Перемещение по станции, как и по кораблю в первой сцене, было явно ускоренно, потому что чуть ли не через несколько секунд они приехали и оказались прямо перед гостевой каютой. Капитан Перим сказала, что подождёт офицеров у двери, земляне зашли в каюту, а через пару секунд вышли уже без сумок - то ли они их оставили прямо у входа, то ли презентация специально опустила ожидание. Ещё через несколько секунд поездки трое оказались уже на Променаде, в том самом закутке, где когда-то был фуршет, а потом - театральное представление, совмещённое с акцией протеста. Теперь же там стоял большой стол в форме полукольца, в центре которого находились пять фигур, изображавших широко улыбающегося землянина, гордо поднявшего голову клингона, подозрительно смотрящего на остальных ромуланца, задумчиво чешущего гребень на подбородке кардассианца и хитро ухмыляющегося ференги с двумя полосками латины в руках. Над ними в форме дуги располагалась голографическая надпись на английском "Сотрудничая - процветаем. 2398 - 2404", а под ней - переводы на другие языки.
Рядом с монументом стояли... бывшие участники "Альфы" - это было очевидно. До зрителей долетали обрывки разговоров.
Почти не изменившийся внешне Тенек со свойственным ему и его народу упорством уговаривал Хену присоединиться к нему в Университете Бетазеда, повторяя, что не так-то много профессий могут сравниться по своей значимости с преподаванием и что лейтенант-коммандер Хена найдёт не меньше, если не больше, причин для радости, чем в той трёхлетней экспедиции в Гамма-квадрант на двух звездолётах, в которой собралась участвовать. Стоящая рядом с ними Делас то и дело фыркала, мотала головой и принималась размахивать руками и доказывать, что преподавание - это всего лишь передача знаний другим поколениям, тогда как куда важнее эти знания преумножать, после чего звала Хену в свою лабораторию в качестве добровольца-подопытного, как бы невзначай прибавляя, что эксперимент, для участия в котором ей и понадобилась именно коллега-ференги, почти наверняка безопасен и не должен, согласно данным компьютерного моделирования, привести ни к каким серьёзным патологиям.
____________
С Утарой Рилл и кадетами кроме Ракара и Тенмы
продолжение следует...

 7 
 : 12 Декабря 2017, 09:48:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Освальд Макдауэлл
3 сентября 2384 г., 15:30
ДС9, голокомнаты - презентация Освальда


Освальд с координатором и остальными участниками зашёл в голокомнату и приказал компьютеру запустить программу. На запястье у кадета появилось небольшое устройство управления, но окружающее пространство пока не изменилось.
- Перед тем как мы приступим, я скажу пару слов, - быстро произнёс он, - в отличие от той презентации, которую мы сделали с... кадетом Баккер, в этой я не планировал интерактивности - это будет именно что презентация. Она разбита на четыре связанные единым сюжетом сцены, в перерывах между которыми будет возможность задать вопросы, если они у кого-нибудь возникнут. Мы будем находиться в режиме наблюдателей и взаимодействовать сможем, разве что, со стенами, дверями и полом, а персонажи нас не увидят. Итак, начинаем!
Молодой человек нажал на экран своего устройства, и обстановка тут же сменилась: зрители оказались в коридоре явно федерального корабля, но выглядящего несколько футуристично. Мимо них прошёл короткостриженный мужчина в жёлтой униформе и со знаками отличия коммандера. Рост, черты лица и телосложение явно говорили, что это Освальд Макдауэлл будущего, хотя серьёзность и сдержанность были настолько нетипичны для весёлого и активного кадета, что кого-нибудь могли бы сбить с толку.
Дойдя до турболифта, офицер нажал на кнопку, и уже через несколько секунд двери распахнулись. По сравнению с турболифтами на "Саратоге" и ДС9, этот был куда большего размера - в нём могло легко поместиться полтора десятка человек, и никто из них не оказался бы в чужой зоне комфорта. Трое энсинов и два лейтенанта поздоровались, и коммандер ответил им кивком и улыбкой, продемонстрировав несколько морщин вокруг глаз.
Мужчина протиснулся к задней стенке кабины лифта и встал рядом с женщиной азиатской внешности, которая тоже была облачена в жёлтую форму и тоже носила знаки отличия коммандера. И вновь особенности внешности: черты лица, включая карие глаза и маленький носик, тёмные волосы, рост и телосложение - позволяли безошибочно узнать Самриту Баккер, но некоторые мелкие отличия говорили, что прошедшие годы оставили свой след и на ней. Например, вместо развесёлых, торчащих в разные стороны хвостиков и разнообразных заколок, коммандер Баккер из будущего носила волосы убранными в обыкновенный "конский" хвост - пусть и не такой яркий и красивый, зато куда более практичный.
Турболифт поехал вверх и очень быстро оказался на другой палубе, где все младшие офицеры сошли, оставив старших вдвоём. Впрочем, ненадолго. Через полминуты лифт прибыл на мостик, и перед зрителями открылось довольно необычное зрелище: мостик чем-то напоминал таковой у кораблей класса "Суверен", только смотровой экран занимал практически всю стену напротив капитанского кресла, консоли управления выглядел так, словно их покрыли бронёй, а ещё на всём мостике не нашлось ни одного острого угла - все соединения были скруглёнными. Несмотря на то, что корабль был пришвартован у некой станции, что можно было видеть на экране, на мостике кипела жизнь: за штурвалом сидела маленькая девушка-ференги в форме офицера Звёздного флота и о чём-то горячо спорила с гигантским орионцем, занимавшим оперативный пост рядом. Из капитанского кресла на всё строго взирал ромуланец в традиционной ромуланской форме и со знаками отличия субкоммандера. Тактический пост занимал мрачного вида лейтенант-баджорец, который, заметив коммандера Макдауэлла, взглядом задал немой вопрос, в ответ на который старший офицер мотнул головой и указал на дверь напротив.
Два офицера, а вслед за ними и участники проекта, пересекли мостик и вошли в ту самую дверь, за которой оказался зал совещаний. Внутри сидел пожилой землянин в капитанской форме и держал в руках падд.
- Присаживайтесь, - спокойно произнёс он, не поднимая головы. - Получил ваши заявления, коммандеры. Не удивился. За те двенадцать лет, что вы служите под моим началом, этот ритуал не нарушился ни разу: каждый год, в одну и ту же дату вы отпрашиваетесь на неделю, чтобы посетить одно и то же мероприятие. Вы ведь понимаете, насколько неудачный для этого момент сейчас?
- Так точно, сэр, - не менее спокойно ответил взрослый Освальд, - но мы же не только для себя просим.
- Мы бы никогда не попросили об отпуске сразу после военной операции, если бы дело было только... - искренне заверила Самрита.
- Знаю, - повысив голос, перебил офицеров капитан, - и понимаю, насколько это всё действительно важно. Двое моих племянников будут там же, как и ваша дочь, насколько мне известно.
- Да, сэр, - офицеры переглянулись и улыбнулись друг другу. - Вы... вы полетите с нами?
- Не могу, - ответил капитан, - помимо ремонта корабля и пополнения экипажа, которые можно было бы пересадить на плечи станционных инженеров и коммандера Т’Рен у меня есть ещё одна забота - очередной период в программе обмена военнослужащими подошёл к концу. Мы с моим незаменимым вулканским старпомом будем формально провожать субкоммандера Парлака с бригадой ромуланских инженеров и глинна Рехата со взводом кардассианских солдат, а заодно нам придётся встретить наших "блудных детей". Я ожидаю, что нам в этих делах помогут все старшие офицеры, но для вас двоих готов сделать исключение.
- Спасибо, сэр! - не скрывая радости, одновременно сказали два коммандера.
- Не стоит меня благодарить, в любую другую дату я бы вам, не раздумывая, отказал, - с холодной искренностью произнёс капитан, - а теперь поспешите: через полтора часа в Баджорский сектор отбывает транспорт - вам необходимо на него попасть, потому что следующего придётся ждать ещё три дня, и вы уже точно никуда не успеете. Свободны.
Взрослые Освальд и Самрита тут же вскочили со своих мест и, попрощавшись с капитаном, торопливо пошли к выходу.
Едва коммандеры прошли через мостик и скрылись в турболифте, окружение неожиданно замерло, и Освальд-кадет спросил остальных участников:
- Можно продолжать, или кто-то что-то хочет спросить?
– Почему у меня такое чувство, что вы собираетесь сбежать на нашу регату? – бросила на него лукавый взгляд М’Кота. Живая картина, показанная Освальдом была ей по душе, в особенности тем, с какой искренностью и непосредственностью он включил туда Самриту.
- Потому что мы об этом на регате говорили? - с усмешкой ответил вопросом на вопрос Освальд. - Придётся тебе смотреть дальше, потому что рассказывать всё заранее - это против правил!
- Ух ты, Освальд! – Лайтман все-таки не сдержал проявления восторга, мужественно дотерпев до возможности реагировать. – Ты здесь первый помощник, а Самрита главный инженер на этом корабле? А что здесь делает ромуланский суб-коммандер? И что это за традиция, которая повторяется каждый год? Какая дата?
- Нет, первым помощником тут некая вулканка служит, а я - офицер по вооружению, - пояснил Освальд, - ромуланец на мостике - это как раз тот субкоммандер, которого упомянул капитан - участник программы по обмену. Ты же помнишь, как нам рассказывали в Академии про тогда ещё коммандера Уильяма Райкера, который временно был назначен первым офицером на клингонский корабль, а через год клингон попал на "Энтерпрайз" тоже по обмену? Мне очень нравится эта идея, и я искренне надеюсь, что в будущем такое будет происходить чаще и не только с клингонами!
На последний вопрос кадет ответил не сразу. Он осмотрел остальных участников, не переставая ухмыляться, но потом не выдержал и сказал:
- Что касается даты, то дам один намёк - на Земле сейчас последний месяц лета!
В процессе презентации Самрита периодически краснела, смущалась, улыбалась и хихикала - а под конец уже не выдержала и рассмеялась. На вопросительный взгляд Освальда она замахала рукой:
- Скоро сам всё увидишь, - она встретилась довольным взглядом с Освальдом. - Мы мыслим похоже за одним маленьким исключением! Только куда ты дел мои хвостики?..
А ещё она чувствовала огромное облегчение, что Освальд вроде как при всех заявил, что теперь они вместе.
- Туда же, куда и свою шевелюру, - усмехнулся кадет, проведя рукой по своим волосам, - заменил на что-то более практичное! Про остальное... жду с нетерпением!
– А мне интересно, о какой военной операции идёт речь, – сообщил Тенек. – Имеются в виду учения или вы прогнозируете вероятное нападение?
-Да, - поддержала Хена, - Неужели ты мечтаешь о войне?
Этот вопрос застал Освальда врасплох: он-то считал, что это просто несущественная деталь, введённая в повествование, чтобы подчеркнуть, что соблюдаемая Освальдом и Самритой традиция достаточно важна, чтобы отпустить их в тот момент, когда старшим офицерам надо оставаться на борту. Однако, нашлись и те, кому было дело до таких деталей. Разумеется, Тенек не мог не быть одним из них.
- Я не предполагаю никаких серьёзных конфликтов, и причины этого будут показаны в презентации далее. Однако, как вы знаете, случиться может всякое. В данном случае, вместо военной операции могло быть что угодно: испытания нового типа двигателя, спасение населения какой-нибудь колонии от угрозы планетарного масштаба или ещё что-нибудь - важное дело, после которого старших в отпуска не отправляют, обычно.
– Иными словами это элемент реализма и одновременно – стилистическая фигура, оттеняющая важность грядущего события? – уточнил Тенек, не то по привычке занудствуя, не то приходя Освальду на помощь.
- Ага, что-то в этом роде, - кивнул Освальд, тут же соглашаясь, - и это не единственный такой элемент. На сложное моделирование всех возможных угроз для Федерации ушло бы слишком много времени даже у нашего компьютера - слишком много различных возможностей.
- Это очень здорово, Освальд, - Акрита с интересом разглядывала необычный мостик, неподвижные теперь фигуры офицеров и космическую станцию на обзорном экране.– На таком корабле и мне бы хотелось служить.
Потом с улыбкой посмотрела на автора:
- Я пока даже не догадываюсь, о каком событии идет речь, поэтому с нетерпением жду продолжения!
- Ну что же, тогда продолжаем!
_______________
С Утарой и кадетами, кроме Тенмы и Ракара

 8 
 : 11 Декабря 2017, 18:31:51 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
Я в отпуске с 23 декабря по 3 января, в игре меня не будет.

 9 
 : 07 Декабря 2017, 09:40:10 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
3 сентября 2384 г., 13:30 - 15:30
ДС9, голокомнаты

Выйдя из ангара 13, Освальд Макдауэлл, Самрита Баккер и Акрита ш’Лечир направились к голокомнатам. Координатор Рилл провожала соревнующихся подопечных, некоторые из участников проекта “Альфа” тоже проделали часть пути вместе с ними, но в конечном итоге все пожелали им удачи и отправились по своим делам, чтобы не ждать два часа под дверями голо-комнат.
Ференги из бара Кварка не допустили никакой ошибки - комнаты действительно были забронированы для участников проекта. Три комнаты для трех участников, три шанса показать, на что они способны.
Освальд шумно выдохнул, как бы обозначая, что теперь он готов ко всему, что придётся делать в ближайшие два часа, после чего посмотрел на соперниц и, с улыбкой, произнёс:
- Удачи вам! Кто бы из нас, в итоге, ни победил, надеюсь, мы все сделаем интересные презентации! И, попутно, этим заведём жюри в тупик! - добавил он с усмешкой.
- Да, давайте сделаем что-нибудь яркое и запоминающееся, - улыбнулась Самрита, уже стоя в дверях своей голокомнаты. – Всем удачи, и, я надеюсь, мы все друг друга удивим, - хихикнула девушка и скрылась в дверях.

Утара покинула Кварк’с одной из последних. От души пожелав конкурсантам удачи, она направилась заниматься рутинными делами проекта… и продолжать беспокоиться, куда же подевалась Илама Толан, и что всё-таки стряслось с Джезом Тенмой.

Когда двери голокомнаты закрылись, Освальд создал большой пульт управления, с которым ему было удобно работать, и прошёл вдоль стенки, раздумывая... потом прошёл в обратном направлении, так и не придумав, с чего начать. Пройдя в третий раз и всё ещё ничего и не решив, он начал беспокоиться: перспектива проходить два часа туда-сюда не слишком радовала, поэтому кадет собрал волю в кулак и решил отобрать только те вещи, о которых он и правда мечтал почти каждую свободную минуту. Таких насчиталось много, но почти все укладывались в четыре категории: первые две были личными, а две другие - "общественными". Твёрдо решив, что затронет каждую из них хоть как-нибудь, Освальд скомандовал:
- Компьютер, спрогнозируй внешний вид космических кораблей, униформы, интерьеров станций через двадцать лет, если предположить, что не произойдёт военных конфликтов, сопоставимых по масштабам с Доминионской войной…

Два часа пролетели очень быстро, и когда время на подготовку истекло, кадетов попросили выйти из их голокомнат - готовы они были или нет, закончили свои презентации или нет.
Возле входа в голокомнаты кадеты увидели своих коллег по проекту - собрались почти все. Джеза Тенмы снова не было.
Делас пришла вовремя, но не спешила подходить к основной массе собравшихся. Она стояла в стороне от всех и что-то очень внимательно и сосредоточенно изучала в своем падде, иногда делая пометки.
Ракар подошел к голокомнатам за 15 минут до начала показа презентаций. Полчаса тому назад он забрал в Кварк'с заказанный короткий засапожный нож и разместил внутри форменного ботинка. Находиться на станции вообще без оружия было невыносимо, особенно после всего случившегося, с коммандером, с Тенмой, со всей обстановкой. Ему не предстояло увидеть первую презентацию, возможно и вторую тоже. Ромуланец ждал Утару Рилл, чтобы узнать результаты жеребьевки.

Когда перед голокомнатами появилась М’Кота, было заметно, что она снова уже пришла в доброе расположение духа. Она посмотрела по сторонам и, отыскав взглядом Делас, подошла к ней.
– Не люблю глупых недоговорённостей, – сказала клингонка, подходя к ромуланке ближе. – Не знаю, что там втемяшилось в голову всем, кто меня слышал, но со мной на самом деле всё просто: ты подходишь без предубеждения ко мне и к тем, кто для меня важен, я подхожу без предубеждения к тебе и тем, кто важен для тебя. Как ты можешь догадаться, участники проекта для меня важны.
Делас вздрогнула, не ожидая того, что к ней обратятся. Она испуганно посмотрела на клингонку и вжала голову в плечи, но уже через секунду ее лицу вернулось нейтральное выражение, разве что глаз чуть подрагивал:
- Я поняла, - тихо отозвалась Делас. 
Брови М’Коты страдальчески поднялись.
– Ну, не смотри на меня, как испуганный кролик! – чуть ли не жалобно попросила она. – Я не кусаюсь! По крайней мере я точно не кусаю малознакомых ромуланок. Я бы хлопнула тебя по плечу в знак мира, но опасаюсь сбить тебя с ног или напугать ещё больше.
- Ты сильнее меня и можешь причинить мне вред, если захочешь, - пояснила Делас, скептически оглядывая царапины и ссадины клингонки: – Но, если ты обещаешь этого не делать, мы можем заключить нейтралитет и в дальнейшем свести все взаимодействия до минимума. Я не хочу конфликтов в этой группе, и одного твоего слова достаточно, если ты хочешь заставить меня покинуть проект.
Глядя на беседующих Делас и М'Коту, Ракар подошел к ним и молча встал рядом с Делас.
– А, ты не в курсе дела! – вспомнила М’Кота. – Я дала слово чести до конца года не решать вопросы проекта силовыми методами. А таких маленьких как ты я вообще никогда не бью, если конечно драка со мной для них самих не становится делом чести. Так что ты можешь не волноваться… а ты можешь не сверлить меня взглядом! – добавила она уже в адрес Ракара и снова обратилась к Делас: – Насколько я понимаю, наш проект не про то, чтобы сводить общение друг с другом к минимуму, но я не буду тебя принуждать общаться со мной, и навязываться тебе тоже не буду: хочешь получить со мной ноль на выходе – твоё личное дело. Проект проектом, но выпрашивать общение я не буду ни у кого, в том числе у тебя.
- Все в порядке, - ромуланка подняла взгляд на Ракара и тихо ответила: - Наш проект про совместную работу и обмен знаниями для достижения общего результата. Он не про дружбу,  дружить я не умею и даже не буду пытаться. Если вы не возражаете, мне надо кое-что закончить, - она перевела взгляд на падд, который прижимала к груди.
Ракар внимательно посмотрел на Делас, потом на М'Коту.
- Не простая задача, да? Но, я тебя прошу, М'Кота, сейчас не лучшее время, давай после презентаций решим то, что не решается? По крайней мере попробуем,– сказал ромуланец.
Если М’Кота и помрачнела, услышав, что её снова демонстративно отвергают, то это было не очень заметно, во всяком случае она не разозлилась.
– Я ценю откровенность и прямоту, – ответила она сразу обоим ромуланцам. – И вот моя плата за честность: тот, кто не умеет дружить, разрушает свой мир – во всех смыслах этого слова. Так что научи эту девчонку дружить, – обратилась она к Ракару, прежде чем отойти к основной группе, – пусть научится этому хотя бы с другими ромуланцами.

За истекшие два часа Утара так и не узнала ничего нового, и теперь явилась на презентации, по прежнему сдерживая беспокойство. Впрочем, на этот раз беспокойство она постаралась не показать. Дождавшись пока собрались все (кроме, разумеется, Джеза Тенмы), она покопалась в сумочке и вытащила оттуда что-то зажатое в кулак, подравняла и показала окружившим её кадетам.
– Способ, старый как мир, – сказала она. – Три соломинки. У кого длиннее, у того и очередь раньше.
Освальд с Самритой одновременно подошли к болианке и вытянули соломинки. Увидев, что его собственная существенно длиннее, чем у девушки, хотя её соломинка тоже была не самой короткой, кадет нахмурился и прошептал:
- Чувствую, что и в этом состязании выиграешь ты. Я успел заметить, что презентовать свой доклад вторым из трёх удобнее всего: первого успевают к моменту подведения итогов забыть, а последнего судьи вообще слушают вполуха, потому что им хочется поскорее освободиться! Но знаешь что, Баккер, я так просто не сдаюсь!
Придав физиономии уверенное выражение, он подошёл к болианке и протянул ей соломинку:
- Видимо, я первый, мэм!
Удивившись про себя такому необычному методу, Акрита тоже вытянула соломинку из кулака координатора. "Жребий" оказался явно короче, чем у остальных. Не то что бы андорианка обрадовалась – готовиться во время просмотра презентаций все равно возможности не было. Но сейчас, как ни странно, у нее вообще не осталось мыслей о победе и соревновании, она думала только о том, как лучше и правильнее выразить, донести до слушателей свою мечту.
- А я, наверное, последняя? – спросила она, сообразив, что смотрит на кончик соломинки слишком долго, и поднимая глаза на координатора.
– Итак, Освальд, Самрита, Акрита, – подтвердила очерёдность Утара. – Мистер Макдауэлл, – немного церемонно обратилась она к Освальду, – мы ваши гости!

Пока координатор Рилл бросала жребий путем протягивания трем кадетам соломинок разной длины, Ракар подошел ближе, а потом медленно зашел болианке за спину.
- Мэм, - негромко позвал ромуланец, после того как та объявила очередность и призвала Освальда начинать, - разрешите обратиться?
– Да, прошу вас, – обернулась к нему Утара.
- Мэм координатор, - все также тихо сказал Ракар, шагнув к болианке ближе, - я прошу прощения и прошу вас разрешить уйти ненадолго. У меня важная личная встреча и я не смогу присутствовать на первой презентации, возможно и на второй тоже. Вы разрешите?
Утара отошла чуть в сторону вместе с ним. Она отвечала ему так же тихо, но по выражению её лица было видно, что она не очень-то довольна словами Ракара.
– Я отпущу вас, – сказала она, – потому что до сих пор вы по-настоящему добросовестно работали для проекта. Но вы могли по крайней мере предупредить меня заранее... эту встречу никак нельзя было назначить в другое время?
- Благодарю, - кивнул ромуланец. – Сожалею, но заранее не мог. Время – не зависит от меня, и я узнал об этом совсем недавно. Ничего не изменить. Прошу вас, запишите для меня презентации, я посмотрю их позже, как только смогу.
– Мы всегда их записываем, – проворчала Утара и сделав притворно-сердитое лицо добавила: – Идите, пока я не передумала и не назначила вас своим секретарём на ближайшие шесть часов!
- Да, мэм, спасибо, - коротко поклонился ромуланец, и развернулся в направлении выхода с этажа.
Утара покачала головой и вернулась ко входу в голокомнату.
– Начинаем, – уже буднично скомандовала она.
________________
Совместно с Утарой Рилл, Самритой, Акритой, Освальдом, Делас, М'Котой

 10 
 : 06 Декабря 2017, 13:17:01 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Артур Лайтман
3 сентября 2384 г., день
Стыковочное кольцо -> каюта Артура и Освальда

Артур вышел за М'Котой в коридор и ему пришлось не просто ускориться, чтобы догнать М'Коту, он побежал.
- М'Кота, постой, - Артур догнал девушку в коридоре уже далеко от ангара 13. – Нужно поговорить.
М’Кота резко остановилась, развернувшись к нему лицом и пытаясь что-то выразить жестикуляцией, затем выговорила почти с таким же трудом как своё объявление на брифинге:
– Лучше не сейчас, сейчас я должна пробеситься!
Артур выдохнул и сказал:
- Ну пробесись и выговорись при мне, а потом мы поговорим. Просто, если мы будем бежать друг от друга и ничего не высказывать – это не хорошо. Я хочу тебя выслушать, что случилось? Объясни, пожалуйста.
М’Кота вздохнула: землянин не знал, о чём он просит, но если уж любимый мужчина попросил...
– Хорошо, – вздохнула она и со всей дури треснула себя кулаком в лоб. Потом ещё раз. Потом стёрла кровь ладонью, глубоко вздохнула и произнесла: – Давай, спрашивай, а то я до последнего момента плохо соображала.
У Лайтмана перехватило дыхание, и он не успел среагировать. Если бы ударов было три, он бы успел перехватить ее руку, а тут не успел. Сузив глаза, он критически осмотрел М'Коту, потом вытащил платок и стер им кровь, сначала с ее лба, потом с рук.
- Так, полагаю, ко врачам ты после такого не ходишь, поэтому пойдем ко мне в каюту, я промою твою рану. Все разговоры потом.
С этими словами он взял девушку под руку и настойчиво побудил идти с ним.
– Ну, пошли, – вяло согласилась М’Кота и мстительно добавила: – Если бы ты согласился подождать часок, пока я что-нибудь разгромлю в голокомнате, мне бы не пришлось этого делать!
- Голокомнаты сейчас заняты, нашими, потом твоими соотечественниками, потом, другие жители станции тоже наверняка хотят развлечься, - мерно и успокаивающе говорил Артур, ведя М'Коту в их с Освальдом каюту. – Так что, вряд ли бы ты нашла их свободными. Да и не выход это…
В каюте Артур посадил М'Коту на стул, поставил второй напротив нее, намочил свой платок, сел напротив и принялся стирать вновь выступившие капли крови с ее лба, охлаждать ушиб. На М'Коту он смотрел нежно.
- Не делай так больше, прошу тебя. Мне дорога твоя голова, и не просто как память. Вон, если хочешь на той стене повесим доску и ты будешь метать в нее свой д'таг. Это тоже иногда помогает.
– Лучше повесь «грушу» помассивнее, чтобы я могла её отлупить, – кисло улыбнулась М’Кота.
- Можно и грушу, - улыбнулся Артур, омывая ее ладони. Затем заглянул М’Коте в глаза, снизу вверх, чуть наклонившись.
- Ну как ты? Тебе полегче?
– Немного, – неохотно признала М’Кота, - но я всё равно на тебя зла. Я уже привыкла к тому, что Самрита слышит в моих словах только плохое, меня не удивляет, что ромуланцы слышат только то, что сами хотят, но ты... Я думала, ты достаточно хорошо меня знаешь, чтобы не придумывать за меня того, что я не говорила, и чтобы услышать то, что я сказала. Но нет. И это было больно!
Артур молча кивнул, встал, поставил тазик с водой на стол, положил там же платок и вернулся в стул напротив М'Коты, снова посмотрел ей в глаза.
- Ромуланцы иногда слышат даже то, что не сказано, как я мог убедиться, но – это не одни только ромуланцы, это вообще не от расы зависит. Это не важно. На самом деле я правда хотел поговорить о том, что ты сказала. Не думай, что я не слышал. Я слышал все, и суть, и форму. Может быть, ты услышала слово «хватит» - и оно послужило причиной в том числе, да? «Хватит» - это я, к сожалению, не досказал всего. Я просил прекратить грубость. Хочешь я объясню, почему это было грубо? - Артур говорил мягко и аккуратно.
– Подожди, то есть ты был недоволен формой, а не сутью? – М’Кота посмотрела на него в упор. – Но почему ты тогда прямо этого не сказал? Почему, как и все, сделал вид, будто я прицепилась к регате? Если хочешь знать, я упомянула её только потому, что ты сам попросил говорить прямо и откровенно, и раз это создало мне сложности в общении с Делас, я это честно признала. И ещё я упомянула это, потому что это был один из примеров того, насколько Делас сама предубеждённо относится к нам. Речь шла не о регате, а о её предубеждении, а вы все трое вывернули мои слова наизнанку, словно я говорила о её провинности тогда, а не о том, как она обращается с нами сейчас. А ведь я сказала правду! Даже Освальд вчера заметил это и сказал ей, что она сама обвиняет нас, когда мы ещё даже никак не успели проявить себя.
Артур взял обе ладони М'Коты в свои и продолжал смотреть ей в глаза.
- Да, формой, а не сутью, все верно. Понимаешь, иногда даже очень правильную вещь можно сказать так, что вся суть будет скрыта грубой формой и не дойдет до разума оппонента. Именно это и произошло. Все действительно так, Делас – ромуланка. Так исторически сложилось, что ромуланцы всегда имели предубеждение, всегда были противниками, всегда подозревали всех и вся, и это продолжается до сих пор. Это нужно изменить, но этого не изменить, если мы будем вести себя грубо. По-моему, вполне естественно для нее, после того, что она сделала на регате – считать, что мы ее ненавидим и будем хотеть отомстить. Вполне естественно считать, что мы ее не примем и не захотим работать вместе. Я видел страх в ее глазах, М'Кота. И то, как она реагирует сейчас – это защитная реакция. Мы должны избыть эти века подозрения, недоверия и взаимных обвинений. Но если мы будем называть ее в третьем лице при ней, грубить и проявлять неприязнь – мы ничем не сможем приблизить то желаемое будущее, для которого проект. Ты права в том, что нужно достичь – чтобы она сама относилась к нам так, как хотела бы, чтобы относились к ней, но, к сожалению, не все можно сделать сразу. Некоторые вещи требуют длительного пути для своего достижения. Некоторые стены очень трудно разрушить, но если методично и настойчиво это делать – стена однажды рухнет. Прости меня, если тебе показалось, что я вывернул наизнанку твои слова. Я хочу сказать, что иногда нужно выдать человеку кредит доверия, и протянуть доброжелательную руку первым, несмотря на все негативные проявления с другой стороны. Своим собственным примером показать, как должно быть, и тогда – вторая сторона может осознать, принять и начать действовать в соответствии с этим. Нам нужно было сделать первый шаг в том, чтобы она нам поверила. Потому что, кто кроме нас?
М’Кота слушала Арутра, нахмурившись, кажется, ей не всё нравилось в его словах.
– Я была честной, а не грубой, хотя, может быть, по-вашему это выглядело и не так, – сказала она. – Может быть, вам стоит и мне выдать кредит доверия, а не сразу обвинять? И потом, я уже выдала ей кредит доверия, я же сказала, что почти уговорила себя забыть про регату, а она взяла и опять всё испортила. Ну, допустим, вулканцу наплевать, у него на голове спляши, он и не заметит, а если бы это был кто-то другой? Я не согласна с тем, чтобы Делас можно было вот так запросто обвинять всех подряд, а мы бы стелились под неё и не смели даже возразить. Что там Самрита говорила насчёт Квинтилии? Чтобы она показала себя с хорошей стороны? Вот пусть и Делас поработает над тем, чтобы показать себя с хорошей стороны, а не просто принимает наше доброе отношение, да ещё брезгливо в нём ковыряясь! И не формально, не так чтобы снисходительно так сходить на ремонт нашего катера и умыть руки, а по-честному: пусть сделает то, что ей труднее всего – пусть увидит в нас равных себе порядочных людей, а не кучу сброда, неспособного на порядочность и великодушие. Большего я от неё и не требовала. И как мне кажется, каждый, кто пришёл в этот проект, заведомо подписывался на это, так что я не хочу от неё чего-то запредельного.
- Да, М'Кота, - улыбнулся Артур, - и тебе тоже. Сколько угодно кредитов. Только в самом начале этого всего – нужно было показать, что мы ее просто приняли. Демонстрация изначального доверия, о том, что мы готовы простить при определенных условиях и принять. Дать шанс проявить себя иначе. А что будет дальше – мы посмотрим. Просто чтобы она начала показывать себя с хорошей стороны, зная, что мы не отринем сразу. Иначе мы ничего не добьемся. И… я тебя не обвиняю, а перед Делас мы не стелемся. Суть в том, что начать дорогу нужно с первого шага, и посмотрим, что воспитается из Делас. Из нас никто не слишком простой. Мы все сложные, и к каждому приходится находить подход. Давай попытаемся, чтобы потом не было мучительно больно за то, что мы даже не попытались.
– Я пытаюсь, – упрямо сказала клингонка, – а она – нет. Она тоже должна дать нам шанс хорошо себя проявить, а не наезжать на нас всякий раз, как ей что-то примерещится. И если ты с ней уже так подружился и такой знаток дипломатии, доведи дипломатично до её сведения, что такие выходки совсем не прибавляют ей наших симпатий.
- Вот именно этим мы и займемся в течение всего проекта, - кивнул Артур, - доведением до ее сведения, что нужно относиться к нам так, как она хотела бы, чтобы относились к ней. Все в точности так, как ты сказала, только методы выберем не силовые.
Артур усмехнулся.
- Я не подружился, и дипломат из меня очень хреновый, сама помнишь, что было на площади перед мэрией на Волане II. Кроме того, когда Алем Латак внес изменения в компьютер катера "Эльба", отключив протоколы безопасности, что в результате изменения характеристик импульсного двигателя Кейрой привело к прорыву плазмопровода – знала бы ты, какие чувства я испытывал, когда Валардис подтвердил мои предположения.
Лайтман покачал головой все с той же усмешкой.
- В любом конфликте всегда есть две стороны, но нам нужно научиться договариваться. Как Курзон Дакс смог завоевать доверие и уважение клингонов, как ваш канцлер Горкон сумел увидеть необходимость мира, забыв о вражде, ради того, чтобы достичь будущего, которое он назвал "неоткрытой страной". И если не получится – то что уж с этим поделать, только в том случае нам не в чем будет обвинить себя, потому что мы сделали все для победы. Ну что, М'Кота, мир?
– Между прочим, Дакс, чтобы завоевать уважение клингонов, ушел, хлопнув дверью, – язвительно напомнила М’Кота, – так что иногда и жёсткость проявить невредно! – тем не менее, потом девушка улыбнулась и протянула Артуру руку: – Мир!
Артур широко улыбнулся.
- Я это запомню, про хлопнуть дверью, может быть мне это пригодится с твоим отцом, - Артур пожал ладонь М'Коты и поцеловал ее в лоб.
- Не бей себя больше, я раздобуду грушу, мы ее повесим, и будем колотить если что.
– Не могу обещать наверняка, – вздохнула М’Кота. – Вдруг понадобится быстро вернуть себя в здравый рассудок! Груши рядом может и не случиться, а если буду ломать имущество станции, проект не оберётся проблем.
- В любом случае, у тебя есть я, - сказал Артур, - посмотри на меня, может, полегчает. А можешь и меня стукнуть.
Лайтман вздохнул.
- Какое у тебя любимое блюдо? Пойдем съедим его, пока наши делают свои скоростные презентации.
– Я не хочу тебя бить, тебе это не нравится, – пробурчала М’Кота. – Я хочу мяса, всё равно какого. Можешь выбрать на свой вкус.
В этот раз Артур снова почти рассмеялся.
- Зато я не безответная груша, и могу защищаться, так гораздо лучше. В любом случае, у тебя есть разрешение, потому что я всегда у тебя есть. Пойдем, - и Артур поднялся.
 – Ну, тогда уж не бить, тогда уж подраться, – уточнила М’Кота поднимаясь вслед за ним. – Иначе неинтересно.
- Договорились! – сказал Артур.
________________
с М'Котой

Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS