* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Февраля 2018, 22:08:40 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 04 cентября 2384 года, утро
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 10
 1 
 : Сегодня в 13:14:03 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Мастерский произвол
Голокомнаты

Оказавшись в турболифте, Делас вздохнула и прислонилась к стенке. Руки слегка дрожали – больше от волнения, чем от болезни. Ракар доставил ей несколько неприятных минут, вновь подняв болезненную тему, зато избавил Делас от необходимости врать. Теперь нельзя было сказать, что она обманула Жантарин: ей действительно пора было принимать лекарство. И ей действительно надо было отлучиться… Достав из кармана гипоспрей, она приложила его к шее.
- Променад, - назвала девушка место назначения, когда лекарство было введено.
Когда лифт остановился, ромуланка уверенным шагом направилась в Кварк’с.
- Привет! – обворожительно улыбнулась девушка, подходя к стойке, и помахала младшему официанту-ференги. – У вас отличный лессипианский мармелад. Можешь мне кое-чем помочь?
Ференги обернулся в сторону старших, но ни Дорка, ни Бортса не было видно.
-А что мне за это будет? - официант еще не был достаточно опытным и взрослым, чтобы назвать цену и попытаться срубить побольше латины с клиентки, но уже знал, что надо пытаться.
- Я заплачу, - вновь улыбнулась Делас, чуть более напряженно. – У меня к тебе один небольшой вопрос, он не займет много времени.
-Деньги вперед! - прошипел ференгский мальчишка сквозь зубы, тоже явно нервничая.
Порывшись в кармане, ромуланка достала полоску латины, оставшуюся от покупки мармелада. В конце концов, молодой ференги не уточнял, сколько именно денег он хочет.
- Кто сейчас в голокомнате №2? – спросила она, наклонившись над стойкой.
Ференги снова огляделся по сторонам, что выглядело очень подозрительно со стороны, потом нырнул под стойку и достал большой падд. Проведя пальцем с синеватым ногтем по строчкам, он прочитал:
-Джез Тенма. Забронировано на два часа.   
- Спасибо, - выпалила ромуланка и быстрым шагом – как только могла – направилась наверх.
Только на лестнице на второй ярус она поняла, что весь ее план закончился на том, чтобы узнать, кто же этот второй кардассианский сигнал в голокомнате. Что делать с этим дальше, девушка не знала, а потому нерешительно остановилась перед дверью голокомнаты. Еще несколько секунд колебаний, и она нажала на панель открытия двери.
За спиной ромуланки юный ференги понял, что не взял полоску латины, а затем клиентка так быстро убежала, что было уже поздно и винить ему стоило лишь свои собственные уши.

Дверь голокомнаты открылась перед Делас, и она с порога шагнула в золотое и зеленое.
Это был лес, или, может быть, одичавший сад, потому что в расположении невысоких деревьев, окружавших девушку, угадывался некоторый порядок. Ветки клонились к земле под тяжестью крупных красно-фиолетовых плодов, еще больше их было видно на земле, возле стволов. Сквозь листья пробивался солнечный свет, рисуя яркие пятна на траве, земле, форме Делас. Рисунок колебался и постоянно менялся, то ослепляя глаза белым золотом, то принося приятную тень. Пахло чем-то сладким. Вдалеке был еле слышен чей-то смех…
-Ракар вызывает Делас, - нарушил атмосферу голос ромуланца.
Здесь было очень красиво – и совершенно не походило на то, что ожидала увидеть ромуланка. Вернее, она не знала, что ожидала увидеть, но точно не этот прекрасный цветущий сад, совсем не похожий на Кардассию. И вот эти красно-фиолетовые плоды она, кажется, уже неплохо знала… Залюбовавшись игрой фотонов, она на мгновение забыла, зачем сюда пришла, но звук коммуникатора вывел ее из этого состояния.
- Со мной все в порядке, - тихо ответила Делас, поднося дельту к самым губам. – Идите без меня, я задержусь.
Она отключила связь и бросила дельту в карман, а сама раздвинула низко висящие ветки и прошла дальше, на звук смеха.
За деревьями все еще немного вдалеке показалась опушка. Быстро, как солнечные зайчики, по ней двигались три фигуры - массивная мужская, тонкая женская и маленькая, детская. Преследуя и ловя друг друга в шутку, они смеялись, и особенно заливисто - женщина и ребенок. Но солнце светило в глаза так сильно, будто кто-то нарочно выкрутил яркость картинки на полную, поэтому нельзя было разглядеть ни деталей одежды, ни тем более лиц.
-Хей… - окликнули ромуланку.
Когда она оглянулась, то увидела, что под одним из деревьев, прислонившись к его стволу, сидит Джез Тенма. Он оторвал взгляд от резвящейся троицы и, кажется, совсем не удивился, увидев девушку. Сейчас он выглядел еще лучше, чем когда приходил к Делас ночью. Тогда он был просто собранным, умытым и бледным, сейчас к нему отчасти вернулся прежний лоск. Тенма был одет в новую кожаную куртку сложного кроя со множеством заклепок и застежек и высокие тяжелые ботинки.
- Привет, - Делас неловко замялась, понимая, что пришла не вовремя. – Э… Отлично выглядишь. То есть, я хотела сказать, что узнала, что ты здесь, и решила спросить, как все прошло. И почему ты здесь!
-Привет, - отозвался Джез и снова перевел взгляд на обитателей голографического сада, - Ты знаешь, мне несколько раз снился один сон. Место с деревьями, которых нет на Кардассии. И запах. И звуки. Но я никогда не мог разглядеть лица этих людей и даже подойти близко, как бы ни старался. Всегда не до конца. Но теперь… смотри!
Он достал из кармана куртки маленький плоский голо-проектор и нажал на кнопку.
Кто-то будто поправил настройки всего окружающего, солнечный свет перестал быть слепящим, цвета стали насыщеннее и разнообразнее, все пришло в фокус и утратило оттенок сюрреалистичности. Делас смогла разглядеть кардассианского мужчину с широкими плечами и мощной шеей - черты его лица были ей знакомы, но оно выглядело молодым и счастливым. Баджорскую женщину она тоже узнала, но с большим трудом, потому что ее шикарное платье сменилось разлетающимися разноцветными юбками, а ранее уложенные аккуратными волнами платиновые волосы стали длиннее и вились свободно. Ребенка Делас не видела раньше… или все же видела? Это был маленький мальчик с изящной неглубокой ложечкой на лбу. Они продолжали играть, а Джез смотрел на них со смесью тоски и нежности, не очень свойственными его жестокому и эгоистичному образу, который на своем опыте знала ромуланка.
Делас без спроса уселась рядом под развесистые ветви плодового дерева и подтянула колени к груди.
- Эти деревья есть на Бэйджоре, я видела их во время регаты, - произнесла она, поднимая с земли созревший плод и задумчиво вертя его в тонких пальцах. – Там действительно очень красиво…
Еще некоторое время она молча наблюдала за тремя фигурами в солнечном свете, лица которых становились все четче и знакомее ей. С удивлением девушка осознала, как много узнала об этой чужой ей семье за последний день.
- Они выглядят счастливыми, - проговорила Делас, наконец. – Если ты это помнишь… то можно только порадоваться, что в твоей жизни это было. Отец тебе все рассказал, да? Все было не так, как ты себе представлял – он действительно ее любил.
-Да, - подтвердил Тенма, затем помолчал и продолжил, - Я всегда любил баджорские сладости. И меня увлекало искусство, особенно краски - я рисовал плакаты на Волане II и хотел покрасить корабль, который покупал для регаты, в золотой цвет. Это она говорила во мне. И я всегда чувствовал, что могу погибнуть в любой момент, поэтому старался получить все и жить быстро, как будто у меня нет завтра - больше удовольствий, больше еды, больше алкоголя, больше женщин. Это он подверг меня опасности, сделав мое происхождение большим секретом. Теперь я больше не должен жить так, я могу остановиться. Я хочу отправиться на Бэйджор, туда, где родился, чтобы узнать о ней больше. Я знаю, что она умерла, но, может быть, что-то осталось. Ты… - юноша обернулся и посмотрел на Делас, - случайно не хочешь поехать со мной?
- Тебе не страшно? – ромуланка покосилась на Джеза. – Я имею в виду, на Бэйджоре могут не очень любить кардассианцев, а ты все еще выглядишь, как настоящий стопроцентный кардассианец. Хотела бы я узнать, как ты выглядишь на самом деле, - улыбнулась она. – С исследовательской точки зрения, конечно. 
Девушка надломила плод – голографическая моба очень напоминала настоящую, даже запах был такой же.
- Если ты боишься ехать один… Я, наверное, могла бы выделить пару дней в своем графике… Все равно у нас сейчас каникулы на целую неделю. Но у меня много работы в лаборатории! – с серьезным видом добавила Делас.
-Дело не в том, что я боюсь ехать один, - задумчиво ответил молодой человек, - Просто мне не помешал бы друг. Я доверю тебе, Делас.
- Почему? - серьезно спросила Делас. - Обычно мне никто не верит.
-Может, они тебя не знают, - пожал плечами Джез, - Может, не могут разглядеть за маской ромуланской внешности то, чем ты являешься на самом деле, также как никто не знает, как выгляжу настоящий я. Ты видела мою самую темную сторону, и все же не отказалась посмотреть дальше нее. Это требует смелости, и умения прощать, и умения находить общность с чужим существом. Когда-нибудь все это увидят.
- Я все ещё не знаю, зачем я это делаю, - призналась Делас. - Вулканцы сказали бы, что общаться с тобой - жутко нелогично с моей стороны. Но я просто хотела убедиться, что с тобой все в порядке.
Она отложила мобу в сторону и обняла руками колени.
- Я могу полететь на Бэйджор, мне там понравилось. Только про лабораторию я серьезно говорила. Мне предстоит большая работа, я не могу надолго покидать станцию, так что остальное время придется тебе там быть без меня. Может быть, так будет даже лучше - с некоторыми вещами лучше встретиться в одиночку. И вот ещё что... - ромуланка задумалась, говорить ей или нет. - Остальные кадеты сейчас пошли к Толан, то ли прощаться, то ли ещё что-то, я так и не поняла окончательно. Я тоже должна быть там, но я подумала... Может, ты тоже захочешь им что-нибудь сказать?
-Нет, - помотал головой Джез, - Я не готов к этому, и особенно к встрече с Толан. Она ведь чистокровная кардассианка, и я все еще не знаю, как смотреть в глаза тем, с кем еще недавно я был на равных. Можешь передать всем, что у меня все в порядке. Я не люблю долгих прощаний - этого, что есть сейчас у нас с тобой, вполне достаточно для завершения. Тем более, что не думаю, что моя история окончательно закончена, - он улыбнулся дерзко и беззаботно, - Сколько бы ты времени мне не выделила - я буду благодарен. Как друг. Я улетаю сегодня ночью, буду ждать тебя в доке и надеяться, что ты придешь.
- Я передам, - кивнула Делас. – Я не знаю, что подумала бы Толан, но остальные за тебя переживали… Да, впрочем, ты и сам все знаешь. Хорошо, ночь, док, Бэйджор – я запомню, - улыбнулась ромуланка, поднимаясь со своего места. – Надеюсь, он окажется не хуже, чем в этой симуляции!
-Надеюсь, он окажется лучше, - отозвался Тенма.

_________________
Написано авторами Делас и Тенмы

 2 
 : Вчера в 14:40:46 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
Коридоры станции

Группа кадетов проекта “Альфа” торжественно выдвинулась из ангара с «Амазонкой».
По пути Жантарин связалась с Бролом и Кримом, и болианец с баджорцем пообещали успеть присоединиться… вот только куда? Кадетом снова пришлось воспользоваться поиском кардассианских биосигналов. Они обнаружили два - один в голокомнате, а другой - в одной из кают жилого кольца.
- Мне надо отойти, - негромко проговорила Делас, когда кадеты уверенно направились в сторону каюты на Жилом кольце. – К тому же все равно Толан меня не знает.
-Сейчас? - возмущенно прошипела Жантарин, - Ты что, не хочешь быть частью нашей команды?!
- Хочу, - отозвалась ромуланка. – Но я не была частью ее команды, будет странно, если я буду просить ее вернуться. Вы справитесь и без меня.
-Быть командой - значит, делать все вместе! - фыркнула андорианка, - Не с понедельника или новой миссии, а прямо сейчас. Толан будет приятно видеть, что мы едины и приняли тебя. Что может быть важнее этого? Куда тебе так приспичило?
Ракар, который молча нес цветы, смотрел как кадеты ищут кардассианцев, вызывают и разговаривают с Бролом и Кримом, вышел из своего оцепенения, когда Делас попросила отпустить её. Он не связал это со вторым кардассианским биосигналом, и подумал, что Делас нужно пойти за лекарством.
- Жантарин, это может быть серьезно, если Делас нужно срочно отойти. Вы же помните, вчерашний вечер, - сказал Ракар.
-И что насчет вчерашнего вечера? - недовольно прищурилась Жантарин.
- Кхм, кхм, наверное, мне и правда лучше пойти со всеми, - Делас уставилась в пол, чувствуя, как к щекам и кончикам ушей приливает кровь.
-Хорошо, - с мрачным удовлетворением произнесла Жантарин.
- Чтобы там упасть? - зашептал Ракар, чуть наклонившись к Делас, букет он при этом опустил на вытянутой руке вниз, - нет уж. Я сам скажу, если ты стесняешься. - И Ракар поднял голову, посмотрел на Жантарин:
- Если Делас нужно принять лекарство, то её надо отпустить. Будет нехорошо, если вчерашнее повторится.
- Давайте не будем об этом говорить, - шепотом попросила Делас. 
-Если ты болен и знаешь, что тебе в любой момент может потребоваться лекарство, не носить его с собой - глупо, - фыркнула Жантарин, - Ты хочешь, чтобы я поверила, что она настолько глупа?
- Я же сказала, что пойду с вами! – воскликнула ромуланка, которой очевидно не нравилось такое внимание.
-Я не думаю, что это будет долго, - прошептала трилл извиняющимся тоном, - Дружба - сложная концепция и для меня тоже.
- Стойте, стойте… - сказал Ракар, чуть приподняв одну руку, - трудная тема, сложная для Делас и для обсуждения. В следующий раз Делас возьмет с собой, и будет иметь в виду. И мы больше не будем об этом говорить. Правда. И не будем никого смущать. Но сейчас надо отпустить ее, прости, Делас, - сказал Ракар, быстро посмотрев на ромуланку, - вчера у нее тоже с собой ничего не было. Но теперь будут выводы, и все прочее. Просто поверьте, Жантарин. Потом Делас к нам присоединится, тем более, что координаты уже известны.
-Это правда? Тебе нужно лекарство? - Жантарин пристально посмотрела на Делас.
- Да, - кивнула Делас, не отрывая взгляд от носков своих туфель. – Но это не так срочно… Просто я подумала, что сейчас мне не обязательно там присутствовать, раз я все равно ничего не знаю о вашем бывшем координаторе и не питаю к ней никаких чувств.
Жантарин скривилась.
-Хорошо. Прими его и возвращайся. Ты - часть нашей команды. И то, что мы делаем сейчас - мы делаем как команда. Один за всех и все за одного.
- Э-э, да, конечно, - не слишком уверенно произнесла ромуланка. – Передайте Толан от меня… что-нибудь, - с этими словами она развернулась и поспешила к турболифту.
- Ну все, теперь мы идем? – поторопила всех Самрита.
Ракар снова поднял цветы вертикально, вдохнул их запах и кивнул.
- Да, пойдемте.
Им не потребовалось много времени, чтобы дойти до каюты, указанной компьютером. Артур в ней уже был и знал, где она находится. По пути к ним присоединились Брол и Крим.
- Да, эта та самая каюта, - сказал Артур, и поудобнее перехватил коробку. Коробка была обвязана разноцветной ленточкой, которую сделала Хена, и наверху была завязана морским узлом, который не мог развязаться. Ручки коробки были сделаны из ленточки же, но Артур не нес ее за них. Право взяться за них первыми – принадлежало Толан.
-Мы должны подождать Делас, - мрачно напомнила Жантарин.
- Она же просила что-то там передать Толан, - нахмурилась Самрита. – По-моему, она не в курсе, что ее ждут…
Ромуланец окинул взглядом собравшихся кадетов, посмотрел на Жантарин, Самриту и кивнул, потянулся рукой к дельте-коммуникатору.
- Ракар вызывает Делас.
-Со мной все в порядке. Идите без меня, я задержусь, - тихо прошелестело из коммуникатора, так что только ромуланец и стоящие совсем рядом с ним смогли это услышать.
-Ну? - грубовато спросила Жантарин.
- Делас не придет, - сказал ромуланец, когда связь отключилась. Связь отключилась слишком поспешно, Делас говорила шепотом, Жантарин требовала ответа, Ракар нахмурился, - не будем ждать! – сказал он, - у нас нет времени. Делас чем-то занята, не знаю чем.
-Уж точно не лекарства принимает, - поджала губы андорианка.
- Это не имеет значения, - вздохнул Освальд, - мы можем, конечно, развернуться и пойти, например, в "Кварк'с", подождать, когда она освободится, а потом пойти вместе с ней, но кто знает, сколько времени это займёт…
-Просто хочу, чтобы все обратили внимание на этот момент и не удивлялись, если в будущем я не буду ей верить, - пробурчала Жантарин.
- Это уже не первый случай, - хмыкнул землянин, - интересно, а ромуланцы думают, что мы всё время врём, когда рассказываем о своих планах? Ракар? - он повернулся к коллеге.
Ракар не знал, что ответить Жантарин. Но он неплохо помнил тот момент, когда сам пытался уйти с мероприятия, для того, чтобы сходить в лазарет к Квинтилии. Они его тогда тоже остановили, но успешно.
- Нет, Освальд, мы не будем ждать, это бессмысленно, - негромко сказал Ракар, ему не хотелось, чтобы Толан из-за двери услышала их слова, совершенно не относящиеся к моменту, - у нас нет времени, нам нужно "Амазонку" вернуть в изначальный вид. Да и вообще… Давайте не будет ругаться перед этим моментом, который должен быть торжественным.
Потом Освальд задал другой вопрос, и Ракар повернул к землянину голову.
- На самом деле я не был уверен, что Делас нужно отойти, чтобы взять лекарство. Но я перестраховался. Но – Делас не врала, Освальд. Может быть есть некоторые осложнения, может быть она действительно стесняется Толан. Я прошу вас не быть столь предвзятыми и не судить настолько категорично, не зная точных мотивов принятия решения. Она могла не мочь сказать, и по сути дела – это я сам так решил, почему ей нужно отойти, и почему … все остальное. Да, я хотел бы знать, будете ли вы верить после этого мне, или нет? И вообще, будете ли? Я был искренен сейчас, и до того. Нет, ромуланцы не думают, Освальд, что вы – постоянно – врете. Но врут все, в том числе и вы. Такова жизнь. Иногда, и очень часто – Федерация, преследуя свои интересы, кому-то врет. И нам в том числе. И не говорите мне, что это не так. Но вы уверены, что сейчас это хорошая тема для обсуждения перед важным моментом с Толан?
-Разумеется, нет! - проворчал Брол, - Звоните уже, кто-нибудь.
- Да, Брол, спасибо вам! – кивнул Ракар. Вытянулся по стойке "смирно" , сжал в руке букет цветов, который на самом деле выбрал по своему собственному вкусу, тот, что понравился ему больше всего из всего.
- Ну, приготовились. Сделайте, пожалуйста, добрые и торжественные лица, - сказал ромуланец, развернулся и позвонил в дверь каюты.
– Ещё одна вещь, которую я абсолютно не понимаю, – отрешённо сообщил окружающему пространству Тенек.
– Впервые в жизни я с тобой солидарна, – с некоторым удивлением в голосе сказала клингонка.
________
с кадетами

 3 
 : Вчера в 13:45:51 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
Ангар “Амазонки”, после обеда

- … По-моему, она это не съест за всю жизнь, - с порога раздался голос Делас. Она пропустила вперед Ракара с большим ящиком и прошла следом. В руке девушка держала маленький пакет разноцветных мармеладок, которые по очереди закидывала себе в рот. 
- Что там у вас? – из двери катера высунулась голова Самриты Баккер, а затем вся остальная девушка шагнула вперед.
-Это… много, - удивленно сказала Квинтилия, выглядывая вслед за Самритой, - Я представляла коробочку… ну, может, две...
- Мы же может что-нибудь оставить себе, правда? – полувопросительно произнесла Самрита, оглядывая ящик и пакетик в руках Делас. – Выглядит, как награда за ремонт катера…
Ракар широко улыбнулся, перехватывая поудобнее большой картонный ящик.
- Ну ладно, сейчас откроем, только не растащите все, это для Толан. В данном случае, лучше больше, чем меньше. Так у нее будет возможность выбирать, - ромуланец чуть задержался на пороге, в то время как в ангар вслед за ними зашел маленький баджорец с букетом сине-желтых цветов и нерешительно остановился на пороге, разглядывая кадетов. Ромуланец обернулся к нему, принял букет, отдал полоску латины и направился к катеру.
-Я успела?! - в ангар вбежала Хена, размахивая листом бумаги.
- Да, тут как раз все собираются, - Самрита перевела взгляд с ящика на букет и удовлетворённо кивнула: он хотя бы не был таким же гигантским. – Покажи, что у тебя? – спросила она у Хены, спускаясь в ангар.
Ракар опустил картонный ящик на пол перед шлюзовой дверью ангара и обернулся к Хене.
- Да, вы как раз вовремя. Что у вас там получилось, Хена? - спросил ромуланец, тоже сделав шаг к девушке-ференги.
Хена показала небольшой прямоугольный лист белой бумаги, на которой были нарисованы портреты всех участников проекта и раскрашены цветными карандашами. К каждому портрету шла стрелочка и было написано имя участника.
-Картинка! С подписями! - все еще немного задыхаясь от бега пояснила Хена.
Ромуланец глянул на лист бумаги, который показала Хена, улыбнулся, узнав себя, Квинтилию, Делас и М'Коту, затем шагнул назад и присел над коробкой, предназначенной для Иламы Толан, аккуратно раскрыл виртуозным образом сложенный картон, который, цепляясь сам за себя, не позволял коробке самостоятельно открыться.
- Отличная память о нас всех, вот если бы каждый из нас возле своего имени поставил еще и подпись... если бы было чем.
Затем ромуланец принялся вынимать сложенные ярусами пластиковые плоскости, разделенные между собой перегородками. Всего таких "стеллажей" было 5. На самом верхнем лежали - запакованные разноцветные пирожные, пончики, обсыпанные белым, зеленым, синим и фиолетовым круглые шарики. На втором ярусе лежали 4 баджорские джамджи на палочке, лиссепианский мармелад, и фигурное печенье, различных форм, никакие два не повторялись, они имели форму неизвестных Ракару различных зверей с разных планет. На третьем ярусе располагались конфеты в разноцветных обертках и прямоугольники шоколадок. Ракару было не удобно доставать это все одной рукой, другой рукой он держал букет цветов. И поэтому ромуланец прекратил это действие, поднявшись.
- Ой, это же я! – улыбнулась Самрита, глядя на рисунок. Девушка с двумя хвостиками и впрямь была очень на нее похожа. – Хорошо, давайте теперь все это вместе соберем, выложим сладости в красивую коробку и… Кто вообще пойдет? Мы вроде хотели избежать толпы.
-Разве? - спросила Жантарин.
- Значит, все? – землянка обвела взглядом кадетов. – Тогда давайте сделаем это сейчас, раз мы все равно уже отвлеклись от ремонта.
За всем этим действием ромуланец не обратил внимания, и только сейчас понял, что катеру уже не имел крыльев. Вместо них в корпусе зияли пустоты, из которых были видны кабельные укладки. И конечно, шлифовка и обработка поверхности корпуса еще была не начата. Он займется этим сам, потом.
- Хена, что бы мы без вас делали, клянусь Элементами! - сказал ромуланец. - Теперь Толан точно не может передумать.
- Мы с М'Котой тоже идем, - послышался голос Артура с другой стороны катера, - да, да, Самрита, все.
- Только я не подумал о красивой коробочке, - продолжил Ракар, - эта была так удобна и функциональна, там все было так хорошо разложено. Мы сможем воспользоваться репликатором? - спросил он, прижимая к груди цветы.
- Да, он еще работает, - Самрита кивнула на катер.
-Я сейчас сделаю! - предложила Хена и вбежала в катер.
Спустя минуту она выбежала с куском красно-золотой ткани и лентой.
-Можно обернуть и сделать ручки, чтобы ей удобно было взять это как багаж на корабль!
- Давайте выберем самые вкусные и красиво их упакуем? – с видом главного специалиста по сладостям предложила Самрита.
- Ну тогда, Самрита, вам выбирать, - улыбнулся Ракар, - из всего этого я пробовал только баджорскую джамжджу. И не могу сказать, что здесь самое вкусное. Там в самом низу есть ромуланские, их я рекомендую положить все.
-Давайте просто каждый возьмет себе по одной сладости, которую хочет, а остальное подарим Толан? - слегка закатила глаза Квинтилия, - Мы же хотели сделать это быстро.
- О, земной шоколад! – глаза Самриты загорелись. – Да-да, хорошо, так и сделаем, только еще вот это попробую… - отмахнулась она от Квинтилии. – Райзианский зефир!
Квинтилия смотрела на Самриту, слегка скептически приподняв бровь и скрестив руки на груди. Содержимое коробки со сладостями ее не интересовало.
Артур, наконец, обойдя катер, присоединился ко всем остальным.
- Самрита, ты так все съешь, давай я упакую по быстрому, и мы пойдем. Хена, классная ленточка! Можно я возьму ее и завяжу красиво?
Ромуланец отшагнул назад на шаг, прижимая к груди цветы, будто это было самое дорогое, и смотрел в пол, ожидая, когда все соберутся.
- Заворачиваем, - вынесла вердикт Самрита, аккуратно вытирая уголки губ. – Зря ты не попробовала, это и правда очень вкусно, - обернулась она к Квинтилии.
Делас тем временем с отсутствующим видом заканчивала пакетик с мармеладом.
-Я не большой поклонник сладостей, - заметила Квинтилия, - Существует одна, против которой я не могу устоять, но в этом наборе ее нет.
Наконец, подарок был упакован.
-Мы ждем кого-то еще? - спросила Жантарин.
- Позови Брола и Анжара – они тоже могут захотеть присоединиться, но их никто не предупредил, - Самрита оглядела ангар, выявляя тех, кто не пришел.
- Какая? - спросил Ракар, подняв взгляд на Квинтилию, - ну... здесь для Толан.
-Это не важно, - ответила Квинтилия, не глядя в сторону Ракара.
-Я вызову их по пути, - тем временем Жантарин ответила Самрите, - Идем. У нас не так много времени, над катером еще много работы.
Самрита позвала остальных работавших в катере кадетов, заперла его, и группа кадетов торжественно выдвинулась из ангара с «Амазонкой».
_______
С кадетами

 4 
 : Вчера в 13:43:19 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Ракар
04 сентября 2384 г.,
Станция ДС9, стыковочное кольцо, Променад, после обеда

Делас и Ракар молча вышли из ангара и пошли по коридору в сторону Променада. И еще некоторое время они молча шли. Ромуланец собирался улучить момент и поговорить с девушкой, и вот он выдался как нельзя лучше. Он уже почти не думал о том, что Джез не воспользуется предложенным им планом, хотя через какое-то время нужно было проверить ангар 52. И либо сообщить своим об этом, либо ничего не сообщать.
- Ты грустная сегодня, вот именно сейчас, - наконец сказал ромуланец, повернув голову к девушке, - из-за чего?
- Как будто ты сам не знаешь, - буркнула Делас.
Ракар медленно кивнул и снова стал смотреть вперед. На самом деле, этих поводов у Делас было куда больше чем один. И один из них был он сам. И это было очень трудно. Ракар испытывал нечто, очень похожее на чувство вины.
- Знаю. На самом деле я действительно не разбираюсь в сладостях. Знаю, что баджорцы продают множество всего такого, но это не слишком уместно, дарить кардассианке Иламе Толан баджорские сладости. Точнее, совсем не уместно. Если рассматривать подобное с политической точки зрения, такой подарок будет много говорящим символом, совершенно не того свойства, который я хотел бы на самом деле. Поэтому мы сначала зайдем в Кварк'с и спросим там совета. И твоего совета я бы тоже хотел. Но на самом деле, я хотел поговорить не об этом. Поговоришь со мной, Делас?
- Ну уж я-то тем более о вашей Толан ничего не знаю, я ее сегодня впервые увидела, - все тем же мрачным тоном отозвалась ромуланка. – Почему ты не взял с собой Квинтилию? Говорил бы с ней!
Ромуланец вздохнул и заставил себя посмотреть на Делас снова.
- Я достал Квинтилию. Ей сейчас не нужно мое общество, она и без того слишком устала и замучена. А нам с тобой надо поговорить. Слушай, я считаю приказ о неразглашении разработок лекарства от синдрома Тувана – несколько … устаревшим и несвоевременным. Обстоятельства изменились. Сенат должен знать, что совместная разработка и… подобный шаг навстречу к Федерации принесет куда больше плодов во многих побочных областях, не только в этом. Поделившись чем-то – можно получить куда больше, чем кажется на первый взгляд. Раньше я понимал это только, имея в виду нас самих, ромуланцев, но теперь мне очевидно другое. И я понимаю, что в настоящий момент это трудно преодолеть. И я помню, что твой отец сейчас не в лучшем положении, и сам не может инициализировать непопулярное предложение, но может быть у него есть друзья и сторонники, которые могли бы … помочь в этом?
- А, ты об этом, - разочарованно вздохнула Делас и опустила взгляд. – Не нам обсуждать приказы нашего руководства, и не нам их нарушать. Мой отец не может лоббировать это предложение, потому что у него есть личный интерес в этих разработках. Остальные вряд ли захотят делиться нашими секретами… Зачем тебе это?
- Да, я понимаю, - сказал Ракар, поднял руку и чуть коснулся спины ромуланки, - тогда я попрошу своего отца разведать этот вопрос. Зачем? Затем, что я очень хочу верить, что совместные разработки с Федерацией смогут спасти тебя. Я хочу, чтобы ты жила долго, Делас. Я очень этого хочу.
Делас дернулась и резко отстранилась:
- Пожалуйста, не делай так! Ты же ведь… на самом деле… - она опустила лицо и всхлипнула. – Мне будет проще перестать о тебе думать, если ты не будешь делать… никаких намеков.
Ракар опустил руку и стал смотреть в пол.
- Прости, больше не буду, - сказал ромуланец. И возникла неловкая пауза. А потом он продолжил, - в общем, я позвоню сегодня домой и посмотрим, что там будет. Мой отец занимает не очень близкий пост к вершине Тал Шиар, но моя мать из старшего клана, и… посмотрим в общем. Ты не отчаивайся, пожалуйста.
- Подожди, не делай пока ничего, - проговорила Делас. – Я собиралась связаться на каникулах с отцом и все ему рассказать. Он должен будет что-то придумать, чтобы я не попала в беду. Может быть, ему придется протолкнуть мысль о раскрытии части наших разработок… Я не знаю, это не тот уровень, где я могу что-то решать. Но Тенек рассказал о еще одном методе, над которым работают федераты. Он должен помочь… если я попаду в программу.
- Хорошо, - кивнул Ракар, не поднимая глаз на Делас, - расскажи мне потом, что он скажет. Я все равно не собираюсь никуда улетать на этих каникулах, если конечно … Джез Тенма не приведет в исполнение свою угрозу. Кстати, чем объясняется такая перемена в твоем отношении к нему? Ты была резко против того, чтобы ему помогать, а теперь, мне кажется, ты даже переживаешь за него.
- Так получилось, - пожала плечами Делас. – Мы поговорили, и я изменила свое мнение. Это уже неважно, все равно он улетел и больше мы никогда не встретимся, - она поспешила перевести тему: - Я тоже остаюсь на станции – если только участие в программе не начнется прямо сейчас. И… нам лучше поменьше видеться. Точнее, так будет лучше для меня.
Теперь Ракар снова поднял голову и посмотрел на Делас. Как бы там ни было, слова Делас задели его, и то, что можно было назвать чувством вины, защемило его сильнее. Он смутно представил, что могло бы быть, если бы все сложилось иначе. Если бы Делас изначально участвовала в проекте в этой же группе, с ним. И ромуланцу стало так не по себе, что он зажмурился, пытаясь перестать об этом думать, отсечь весь этот мысленный поток, и сосредоточиться на деле.
- Да уж, - наконец сказал он, - вряд ли он улетел моим способом, и я буду удивлен, если он улетел на “Виеторе” с отцом. В конце-концов, он мог еще и не улететь. Хорошо… хорошо, Делас, я не буду тебе мешать и досаждать ничем. Просто помоги мне выбрать сейчас сладкие вещи. Мне кажется, что набор из всяких разных для разных рас – подойдет, и туда и баджорские можно положить. Эту.. эту самую джамджу на палочке, она невероятно сладкая.
- Мог еще не улететь? – переспросила Делас. – Я не думала об этом…
Она свела брови, напряженно о чем-то размышляя, а потом вдруг сказала:
- Лиссепианский мармелад. Его очень любят на Кардассии и считают деликатесом. Я тоже его пробовала, когда жила там – очень вкусно.
Они шли уже по Променаду и подходили к Кварк'с.
- Отличная идея! Спасибо! – сказал Ракар, - еще, наверное, шоколад, в таких пакетах, который разогревается при открытии, и получается горячим. Да, я что-то такое помню, что некоторые ученые с Кардассии не очень любят местную кардассианскую кухню, и для них специально импортируют с разных планет всякое. Не знаю, верно ли такое для Толан, но она имеет к астрофизике куда больше отношения, чем к флоту. Что ж, сейчас наберем всякого, - сказал Ракар, и ромуланцы вошли в бар Кварка.
- Ну, она же ваш бывший координатор, вы должны лучше знать, - неуверенно проговорила Делас и последовала за Ракаром.
- Наш, - вздохнул Ракар, - вот только совершенно не было времени интересоваться тем, что она любит есть. А потом все это произошло. С многими из нас.
_____________
с Делас

 5 
 : Вчера в 11:18:00 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
04 сентября 2384 г.,
Станция ДС9, Ангар “Амазонки”, после обеда


М’Кота заявилась одной из последних с охапкой пакетов из реплимата.
– Я так и знала, что половина забудет поесть! – провозгласила она, взгромождая пакеты на ближайшую доступную поверхность. – Разбирайте, голодающие! А то сил не будет на труды ваши праведные.
Артур подошел и заглянул в один из пакетов, вытащил бутерброд, улыбнулся М'Коте.
После М’Коты в ангар вошла Квинтилия. Она выглядела задумчивой.
В этот момент на пол ангара с громким стуком упало нечто большое и металлическое. Скорее всего это была часть крыла.
-Что за…?! - воскликнула Жантарин.
- Мне нужен напарник, - громко ответил Ракар снаружи катера, - я один не могу удержать такую большую конструкцию.
- Артур, помоги ему? - взмолилась Самрита, а сама нагнулась к консоли и достала из-под нее стопку паддов.
Лайтман кивнул и пошел из катера наружу.
-Подождите…
Квинтилия стояла в ангаре возле входа в катер, но еще не присоединилась к остальным внутри. Теперь Артур проходил мимо нее.
-Я не знаю, стоит ли говорить… Возможно, у меня есть новость.
Артур остановился возле Квинтилии и посмотрел на девушку, которая выглядела чуть более задумчивой, чем обычно.
- Какая новость? Да, сказать стоит, конечно. Случилось что-то? – спросил землянин.
- Да, скажи, только не долго, - кивнула Самрита.
-Нет, - быстро ответила Квинтилия на последний вопрос, - Ничего не случилось. Просто… я только что разговаривала с Толан. Она все еще ничего не обещает, но… она подтвердила, что хочет к нам вернуться. И она будет стараться это сделать. Это ведь хорошая новость для тех, кто еще сомневался?
– По-моему, хорошая, – одобрила М’Кота, подходя ближе. – Во всяком случае, я рада это слышать.
Тенек ничего не сказал, но обернулся на слова Квинтилии с явным вниманием.
- ААА! – воскликнул Артур и вскинул обе руки вверх, - ура! Это отличная новость, Квинтилия! Спасибо, что сказала!
А потом, когда первый порыв прошел, кадет опустил голову.
- Слушайте, я был не прав тогда на брифинге, когда это все рассказал. Мягко говоря, не прав. Очень мягко.. Надеюсь, все это не повлияет на ваше мнение о ней. Она достойный человек, то есть, кардассианка.
Тем временем ромуланец обошел катер и присоединился к тем, кто стоял рядом.
- Очень хорошо, - сказал Ракар, - но мы все равно пойдем к ней, как запланировали. Через некоторое время сюда принесут цветы для нее, дождемся Хены, и быстренько сходим.
- Это хорошая новость, - с улыбкой подтвердила Самрита. - А теперь вернёмся к работе!
Землянка оглядела всех собравшихся: пришли почти все, и ей предстояло организовать кадетов с самым разным опытом, знаниями и желанием помогать. На ее лице отчётливо читалось волнение, когда она начала говорить:
- Спасибо, что пришли! У нас мало времени, так что давайте постараемся закончить наш ремонт поскорее. Он состоит из двух частей: сначала мы должны снять модификации, а затем привести катер к его первоначальному виду. Я записала сюда все схемы - изменённые и оригинальные, - она помахала одним из паддов, - а ещё здесь есть индивидуальные задания в зависимости от опыта каждого. Ну, или его отсутствия, - она покосилась на Делас. - Вот, например, это для Тенека. Ты занимался медотсеком и лучше других знаешь, что и как там устроено, поэтому тебе и разбирать его, - Самрита протянула вулканцу падд. - Можешь взять себе одного помощника, потому что работы там много.
- ‎А у кого-нибудь есть новости про Джеза? - без особой надежды спросила Делас, равнодушным взглядом оглядывая стопку паддов.
Ракар обошел кадетов и подошел к Самрите, раздающей падды.
- У меня нет новостей про Джеза, - сказал ромуланец, - последняя информация – он ушел на "Виетор" со своим отцом.
-”Виетор” покинул станцию, - добавила Квинтилия.
Делас вздохнула, но ничего не сказала.
Ракар медленно кивнул, посмотрел на Квинтилию, потом на Делас, отвел взгляд и усмехнулся.
– Возможно, мистер Тенма поставит нас в известность о своём решении? – предположил Тенек без особой уверенности. – Мисс Делас, вы со мной?
-А, что? - рассеянно переспросила Делас, но затем кивнула: - А, да, конечно... Только я все равно ничего не умею.
– Зато вы знаете для чего нужны все эти приборы, – заметил Тенек. – И как с ними обращаться. К тому же в медотсеке вам будет не так скучно, – обронил он под конец с самым невинным видом.
Самрита, приподняв брови, прослушала разговор двух медиков, а затем развернулась к Ракару:
- Как ты и хотел, вы с Артуром занимаетесь демонтажем внешних конструкций. И не забудьте привести в порядок обшивку. Так, теперь М’Кота… - землянка продолжила раздавать задания, пока, наконец, в ее руке не осталось ни одного падда, а без заданий теперь была только одна Квинтилия. – Если не против, ты будешь помогать мне, - улыбнулась девушка.
 -Хорошо, - сказала Квинтилия, - Только… можно я сначала воспользуюсь компьютером? Это не долго. У меня есть одна идея.
- Да, конечно… - Самрита сделала жест в сторону консоли и вопросительно посмотрела на Квинтилию: - Какая идея?
Квинтилия села в кресло перед консолью.
-Это насчет Толан. Вы помните, как заполняли заявки на участие в проекте? Там была довольно длинная анкета и в числе прочего мы должны были писать списки того, что нам нравится, и что не нравится. Уверена, у Толан тоже была такая…
Квинтилия зашла в общее виртуальное пространство проекта “Альфа” и вывела на экран биографию.
-Если хочешь сделать человеку приятное - его можно сначала изучить. Итак, здесь нет ничего про цветы, но есть про искусство, сладости и кардассианскую литературу.
– Цветы? Сладости? – с любопытством переспросила М’Кота.
Ракар прошел в катер вслед за остальными и встал за спинкой кресла, в котором сидела Квинтилия.
-Это план Ракара - попрощаться с госпожой координатором, - бросила через плечо Квинтилия, - Искусство - слишком субьективно. Кардассианскую литературу лучше искать на Кардассии. А вот сладости мы можем организовать. Самрита, ты должна отпустить кого-то искать их.
Самрита со вздохом обернулась и осмотрела своих коллег.
- Есть желающие? – спросила она, так и не выбрав кого-то одного.
- Сладости, хм.., - сказал Ракар, - ну, вообще, да, я за это ответственен. Самрита, отпустишь нас с Делас не надолго? Мы найдем что-нибудь. Там написано, что именно из сладостей?
-Нет, - быстро ответила Квинтилия.
- Делас должна остаться и исправить свои ошибки, - решительно отозвалась землянка. – Сходи сам, с этим справится один человек.
-Возможно, ему нужен женский совет? - предположила Квинтилия, - Делас - хорошая кандидатура.
Сама Делас, в отличие от большинства аналогичных случаев, сейчас почему-то не вышла первой вперед и не воспользовалась возможностью побыть наедине с Ракаром, а, наоборот, даже сделала маленький шаг назад и с равнодушным видом ждала решение.
- Что-то я сомневаюсь, что Делас сильно пригодится при ремонте, - сказал Ракар, - но как скажете, конечно. – и Ракар немного грустно улыбнулся, глядя на Квинтилию.
- Ну, надо же ей хоть как-то исправить то, что она натворила, - пожала плечами Самрита.
- Сэм, - добавил Ракар, - она все исправит, это я тебе обещаю. А мне правда может пригодиться совет, потому что сам я сладкое не люблю и не специалист.
Квинтилия с интересом смотрела на Самриту, ожидая ее ответа.
- Ай, ну хорошо, мы дольше будем спорить! Забирай уже Делас и найди самые лучшие сладости на этой станции, которые непременно понравятся Толан, - махнула рукой Самрита.
- Спасибо, - быстро кивнул Ракар, развернулся, взглянул на Делас и сделал пару шагов к выходу, - мы быстро. Делас, пойдем.
Делас опустила плечи и молча двинулась следом за Ракаром.
- Ну хорошо, мы разобрались с подарком, давайте теперь уже вернемся к работе. Если у вас возникнут трудности, обращайтесь ко мне, - проговорила Самрита. Убедившись, что все получили задания и разобрались, что от них требуется, она обернулась к Квинтилии: - Ну а мы будем выполнять задание Планкса. Начнем с простого…
________
С кадетами

 6 
 : Вчера в 11:17:24 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Самрита Баккер
04 сентября 2384 г.,
Станция ДС9, Променад, ангар “Амазонки”, после обеда


Выйдя из ангара 13 вместе с Квинтилией, Жантарин, Самритой и Хеной, Ракар все еще вертел головой, идя по коридору. Он ждал, что Джез Тенма исполнит свою угрозу, и что СБ придет за ним. Пока этого не происходило, и ромуланец начал размышлять о том, чем закончится разговор Джеза и его отца. Хотелось бы, чтобы решением большинства проблем. По крайней мере, чтобы бывший гил Тенма принял свою природу как есть. Квинтилия вскоре покинула группу, потом Ракар тоже отошел от остальных. Он нашел Брола и Крима, коротко рассказал им о плане проводов Освальда в 21-00 и пошел в Кварк'с. Не для того, чтобы пообедать. Было нечто куда более важное. Никто не знал, любит ли Илама Толан цветы. Может быть – нет, может быть – да. И какие именно? Но ничего лучшего придумать не смогли. И решение было принято. Ференги отвел ромуланца в магазин цветов на Променаде. И Ракар застыл в созерцании богатства красок. Это было удивительно, видеть это все на станции, в глубоком космосе, вдали от звезд и планет, среди множества металла и механизмов, варп-двигателей, кораблей, и совершенно пустого вакуума, в котором в лучшем случае можно обнаружить всего несколько элементарных частиц на кубический метр. И еще здесь был запах. Множество разных запахов. Ромуланец вспомнил как все это было на Ромуле. То самое поле, посреди которого стоит обсерватория, где он наблюдал за звездами еще ребенком. А потом он представил, как дарит цветы Квинтилии. Он хотел представить ее лицо, и ее улыбку. Но Квинтилия не любила его и вряд ли обрадовалась бы этому факту. И это было трудно понимать, но следовало признать как факт. Ракар попытался сосредоточиться на цели. Цветы должны быть для Иламы Толан. Что может ей понравиться? Кардассианки иногда красили углубление на лбу в синий цвет. Возможно, это что-то значило. Может быть синий? Ромуланец указал на синие цветы с желтыми оттенками.
- Вы выбираете цветы для своей девушки? – спросила баджорка, хозяйка магазина.
- Нет… нет, - смутившись, ответил ромуланец, - это для моего, то есть нашего координатора. Как они называются?
- Фиалки.
- Спасибо. Пожалуйста, доставьте их через час в ангар катера "Амазонка".
 
***
Через несколько минут Ракар пришел в ангар катера "Амазонка" и теперь уже в последний раз посмотрел на катер. Сегодня этому катеру отрежут ромуланские крылья. Но не время сожалеть. Ракар коротко вздохнул и вошел в катер.
Оказавшись на мостике, Ракар увидел Освальда сидящим в кресле пилота с большой кружкой рактаджино в руках.
Резко повернувшись на шум шагов, он посмотрел на Ракара и, не увидев никого больше, спросил:
- А где остальные?
Ракар вдохнул воздух на мостике и принюхался.
- Рактаджино, - утвердительно сказал ромуланец, не сразу отвечая на вопрос землянина, - мне кажется, вы пьете его слишком много. Я пробовал его всего один раз. По сравнению с вами – землянами – у нас быстрый метаболизм, и мне не понравился эффект, но я все равно не понимаю, как можно это пить в таких количествах… Эх. Ладно. Не обращайте внимания, Освальд. Я не Тенек, и не буду к вам придираться.
Ромуланец оглянулся на мостике, увидел Самритин кейс с инструментами и присел над ним, разыскивая лазерный резак.
- Остальные еще обедают, скоро подойдут. Я решил не делать этого. Успеется еще.
- Мне нравится вкус, - усмехнулся Освальд, вспомнив недавний - чуть менее недавний для него, чем для Ракара - эпизод перед высадкой на Волан II, - но я уже пью меньше, чем раньше. Может, я ещё сокращу дневную норму - посмотрим, как пойдут дела в новой группе. В любом случае, это всё не так важно.
- Да, - кивнул Ракар, и замолчал на несколько секунд, глядя в одну точку. Затем нашел лазерный резак, взял его в руку и снова посмотрел на Освальда, поднявшись во весь рост, - мы  решили сходить к Иламе Толан через час с небольшим, подарить ей цветы, и сказать что-нибудь … Что мы будем ее ждать. Вы пойдете с нами?
- Разумеется! - охотно согласился землянин. - Можно было бы ещё подарить ей... что-нибудь, что бы продержалось дольше нескольких дней и что бы показывало, как сильно мы... вы её ждёте. Хм... может, модели наших катеров в миниатюре? И ещё открытку с надписью "Ждём!" на наших родных языках и кардассианском!
Ракар кивнул и грустно улыбнулся.
- Это хорошая идея, но мы уже не успеем сделать модели катеров. А вот открытку и подписи – это Хена позаботится. На нее одна надежда. Она лучше всех это умеет. Думаю, она что-нибудь придумает.
Ракар бросил взгляд в сторону шлюза и снова повернул голову к землянину.
- Освальд, у меня есть один вопрос, и, наверное, больше не будет шанса его задать. Пока они все не пришли сюда, скажите мне, пожалуйста, вы ведь учились с Квинтилией с первого курса. Скажите…, - Ракар опустил голову, - вы не знаете, любит ли она цветы? Или … какой подарок может ей понравиться?
- Ох, ну и вопросы у вас, - шумно выдохнул землянин. - Не думаю, что могу вам помочь хоть чем-то. Я четыре года думал, что понимаю Перим, а потом случилось... вот это всё. Но даже если бы всей этой истории с наркотиками не было, я понятия не имею, что нравится Квинтилии... слушайте, вы это всё серьёзно? В смысле, вы и правда так сильно в неё влюблены, что не можете не... находиться возле неё всё время? Не знаю как это делается у вас на Ромуле, но землян и отнюдь не только землян такая навязчивость, обычно, только отталкивает. Есть, конечно, такие заносчивые красотки, которым нравится, что за ними бегают... но в них сложно всерьёз влюбиться, и я не думаю, что это относится к Перим…
Ракар вздохнул, отвел взгляд, и подошел к консоли. Теперь он стоял боком к Освальду и смотрел на экран, так были законченные тесты, которые запустила Самрита. Ракар не слишком много понимал во всех этих инженерных делах, тем более, что все отображалось на языке Федерации, в данном случае – земном.
- Серьезно, да. И я все понимаю. Нет, конечно же. Я не буду на нее давить. Спасибо за совет. В конце концов, она ясно сказала мне, что ничего не возможно, и что она не испытывает никаких чувств. В конце концов, у нее сейчас сложный период, и ей нужно путешествие. Я помню, как она говорила… Не важно. Вобщем, я собираюсь сказать ей, что хорошо бы ей полететь в этот отпуск куда-нибудь, одной. И побродить по красивой природе. На какой-нибудь милой планете. Это хорошо иногда бывает, чтобы никто не мешал. Особенно я. Природа лечит, я это знаю.
Ракар усмехнулся и отошел от консоли, взглянул на Освальда.
- Извините, Освальд, вам сейчас совсем не до этого. Спасибо, я понял. Пойду я лучше отрезать все то, что здесь было приварено. Спасибо вам за регату. Это было… незабываемо. Да и вообще.
- Кто тут говорит о регате? – раздался с порога голос Самриты, а затем и сама девушка быстрым шагом прошла по ангару к катеру. Она вернулась с обеда чуть раньше назначенного времени и немного удивленно взглянула на Ракара: видимо, она ожидала застать Освальда одного.
- Я говорю! – Ракар повернулся к Самрите, и очень сильно попытался сделать вид "как ни в чем ни бывало". – Я говорю, что мне понравилась регата. Это было очень сильно. И очень круто, как тут говорят у вас некоторые земляне. А теперь, Самрита, я нашел лазерный резак и собираюсь идти демонтировать крылья. Если подойдет кадет Лайтман – отправь его ко мне. У нас в прошлый раз вдвоем неплохо получилось.
- И не забудь потом заделать и отшлифовать следы на обшивке, - улыбнулась Самрита и бросила взгляд консоль, где отображалось время: - Скоро должны прийти все остальные. Я надеюсь. Они ведь послушают меня и придут? У меня пока не очень хорошо с приказами…
- Хорошо, - кивнул ромуланец, - все будет сделано, шеф! Придут, конечно. А если не придут – их ждет страшное. Как минимум – гнев сотрудника Тал Шиар, и лучше этот гнев не знать никому.  – Ракар сказал это серьезно, а затем весело рассмеялся и пошел на выход из катера.

Самрита села на соседнее с Освальдом кресло и улыбнулась ему:
- Как настроение? 
- Не считая очевидного, неплохо, - пожал плечами молодой человек, - а считая… отвратительно, а у тебя?
- Мне грустно, что ты улетаешь, - отозвалась Самрита, стараясь, чтобы ее голос при этом не звучал слишком уж грустно. – Но я говорила сегодня с коммандером Мори о нашей ситуации. Все кажется не так уж и ужасно: у нас будут выходные, мы сможем видеться, и, может быть, я когда-нибудь прилечу на вашу Кардассию. А еще в Звездном Флоте есть программы поддержки матерей, - уже более тихо добавила она. – Я думаю, мы справимся. Но пока ты здесь… Как насчет еще одного ужина? Вроде того, что был позавчера?
- Да, выходные... конечно, - кивнул Освальд, - это не конец света, Сэм, я это прекрасно понимаю. Ладно, не буду портить оставшиеся часы своим настроением. Ужин - это хорошо, тем более, что ты вчера проиграла мне свидание!
- И у меня будет шанс вернуть тебе этот долг, - игриво произнесла девушка и легонько пихнула Освальда в плечо: - Ну же, не расстраивайся! Все будет хорошо, я уверена!
- Будет-будет, не спорю, - вновь кивнул кадет, - хорошо, но сначала разберём этот многострадальный катер, а потом - веди ужинать!
Артур влетел в катер бегом, затормозил на мостике, увидел там Самриту и Освальда, понял, что он не вовремя. Ну это как всегда. Деловито потерев руки, спросил:
- Сэм, я готов, что делать?
- О, привет! – Самрита резко развернулась в своем кресле. – Вообще, Ракар просил тебя помочь ему с демонтажем конструкций, но пока подожди немного – я хочу дождаться остальных и распределить задания.
На этих словах дверь ангара открылась, и на пороге появились Тенек с Делас. Вулканец, как всегда, пришел секунда в секунду, и у шедшей с ним ромуланки не осталось никаких шансов опоздать.
Андорианка задержалась на обеде немного дольше Самриты, но теперь тоже входила в двери ангара. Ференги вместе с ней не было.
-Что надо делать? - спросила Жантарин.
- Напомни мне, что у тебя было в Академии по инженерному делу? – поинтересовалась Самрита у андорианки.
-Ну, последний из курсов я сдала удовлетворительно , - без малейшего смущения ответила Жантарин.
- Хорошо, - кивнула Самрита и пояснила: - то есть, это лучше, чем ничего. Я подготовила задания с инструкциями, включая самые простые, - она кивнула на стопку паддов, лежащих в одном из кресел, и выглянула из открытой двери катера в ангар.
____
С кадетами

 7 
 : 19 Февраля 2018, 12:19:47 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
04 сентября 2384 г., обеденное время
ДС9, Променад, магазин готовой одежды


- Я бы хотела… нет, не так, - поправила саму себя Илама. – Я хочу вам помочь. Вы правы в том, что я могу вас понять, а еще – что я старше и опытнее вас. Но также и в том, что я нахожусь не в лучшей форме. И сложнее всего мне сейчас принимать решения. То, что вы решили остаться в проекте – большой и важный шаг, и теперь я понимаю, что решиться на него было не просто. Уйти всегда легче, разве нет? – усмехнулась она. – Как вы смогли остаться?..
-Я знаю, как трудно принимать решения, - опустила голову Квинтилия, - В первые дни и даже часы после… после того, как все узнали, что я принимаю наркотики, все постоянно атаковали меня вопросами: что я планирую делать дальше? хочу ли я оставаться в проекте? хочу ли я поправиться? Это было едва ли не хуже всего, потому что у меня не было ответов, и я чувствовала, что своим молчанием всех подвожу и разочаровываю. Что помогло мне принять решение… я поверила. Вам и всем остальным, что вы не будете делать мне еще больнее. Мне все еще страшно. Ощущение похоже на как будто я прыгнула с обрыва, но не разбилась, а приземлилась на сетку - она пружинит вверх и вниз под моим весом, но все же держит. И я знаю, что однажды она придет в равновесие. Земляне так и говорят - “прыжок веры”. А еще у них есть выражение “сеть поддержки” - это о людях, которые есть у каждого… ну, должны быть.
- Мне кажется, я понимаю, - медленно проговорила женщина. – Именно поэтому сейчас мне так важно вернуться на Кардассию – я должна увидеть свою семью, убедиться, что с ними все в порядке, что по моей вине… с ними ничего не случилось. И только после этого я смогу снова ощутить под ногами землю – или, как вы сказали? – сетку.
Кардассианка огляделась по сторонам. В магазин заходили и выходили посетители, но в небольшом закутке в окружении красивой разноцветной одежды они были в относительном уединении.
- Как вы думаете, после всего, что я вам сегодня сказала, вы бы все еще хотели видеть меня своим ментором? – поинтересовалась Илама.
-Да… - ответила девушка, - Если не вы - то я не знаю, кто еще сможет мне помочь.
- Мне важно знать, что я могу кому-то еще помочь, - улыбнулась Илама и протянула руку: - Вы дождетесь моего возвращения с Кардассии?
Квинтилия слегка коснулась руки Иламы.
-Да, конечно. Но ведь вы вернетесь? У вас уже есть это желание, значит, вы уже знаете, за что бороться и в каком направлении двигаться, а это самое главное.
Кардассианка слегка склонила голову в знак согласия.
- Я вернусь на станцию, - ответила она. – И, может быть, смогу найти в себе достаточно уверенности, чтобы снова стать вашим координатором. Я надеюсь, что мистер Планкс и мне даст пару хороших советов, - ее губы дрогнули в быстрой улыбке.
Трилл быстро улыбнулась в ответ, а затем снова нахмурилась:
-А быть координатором сложно? - спросила она.
Илама опустила руку и вновь прошлась вдоль рядов с одеждой.
- Нервно и ответственно, - призналась она. – Но я совру, если скажу, что мне это не нравилось.
-Тогда еще больше причин для вас вернуться! - воскликнула Квинтилия, а затем начала говорить тише, покосившись на баджорку хозяйку магазина, - Если вы нашли то, что вам нравится - надо следовать за этим. Даже если вам вдруг начнет казаться, что вы не заслуживаете чего-то настолько хорошего и поэтому вам нужно отказаться от этого. Ведь это самонаказание, а мистер Тенек однажды мне сказал, что не правильно наказывать самих себя.
- Самонаказание? Надо же, я никогда не думала с такой стороны, - покачала головой Илама. – Мне казалось, что я обрела свободу выбирать и делать то, что хочу, не оглядываясь ни на кого и ни за кого больше не отвечая… Но я так и не придумала, что я на самом деле хочу, кроме как убежать от себя. А вы сами нашли что-то такое, за чем вы готовы следовать?
Квинтилия слегка втянула голову в плечи.
-Ну… я просто подумала… что вы сомневаетесь, быть ли нашим координатором, потому что считаете, что недостаточно хороши для этого. Из-за ваших… ошибок. Конечно же, у вас есть свобода! Ведь вы теперь герой, вы можете просить у вашего командования что угодно.
- На самом деле, я именно так и считаю, - призналась кардассианка. - Но ведь куда проще говорить себе, что у тебя есть свобода выбора, чем признаться, что боишься или не считаешь себя достойной.
-Я не понимаю… - нахмурилась Квинтилия, - Свобода - это свобода, а если чего-то боишься - то это уже не совсем она. Я думаю, у меня тоже есть свобода. Но моя проблема в том, что я пока не нашла ничего, за чем хотела бы следовать, поэтому мне не к чему эту свободу применить. Так было всегда… я выбрала командное отделение в Академии не потому, что мне хотелось быть капитаном, а потому, что оно самое сложное.
- Иногда не так просто признаться себе самой в своих слабостях, - задумчиво отозвалась Илама и поспешила сменить тему: - У вас еще есть время, чтобы найти что-то. Более того, у вас очень много этого времени, и вы вовсе не обязаны что-то выбрать – сейчас или даже через год. Используйте время проекта для себя: узнавайте новое, пробуйте новое, ищите что-то, что вам нравится или, наоборот, не нравится. На вашем месте я бы так и поступила, - мечтательно улыбнулась кардассианка. – Вам предоставляют неделю отпуска. Вы уже знаете, на что ее потратите?
-Пока нет, - покачала головой Квинтилия.
- Изначально проект не предполагал отпуска уже после первого месяца, так что, можно сказать, это подарок вам всем, - продолжила Илама. – Используйте это время как-нибудь… приятно. И еще, мисс Перим, можно задать вам один вопрос? – нерешительно проговорила кардассианка.
-Д-да… - Квинтилия чуть отпрянула, заранее пугаясь того, чего от нее ждут.
- Что вы об это думаете? – Толан неуверенно кивнула на розовое платье на манекене, которое так пристально изучала, когда зашла Квинтилия. В приятном мягком свете магазинных ламп оно представляло собой воплощение мечты… по крайней мере, мечты 16-летней выпускницы школы.
Квинтилия задумчиво наклонила голову набок.
-Оно очень… розовое, - наконец, выдала она, - Извините, я сама совсем не разбираюсь в одежде, мне помогала Самрита. Но я понимаю, что вы чувствуете, - Квинтилия провела рукой по волосам, почти таким же коротким, как у Толан.
- Я вряд ли прибегну к консультации мисс Баккер, - улыбнулась Илама. – Но я никогда ничего подобного не носила. Всегда считала, что все это не для меня, не подходит мне по возрасту или по статусу… Не могла же, я в конце концов, надеть что-то подобное перед кадетами! Но вы правы, оно действительно слишком розовое. Думаю, мне лучше выбрать что-нибудь другое, - проследив жест Квинтилии, она одобряюще кивнула: - Вам идет.
-Вам тоже, - быстро ответила Квинтилия, - Я никогда не видела ничего подобного. Можно я скажу всем остальным, что вы вернетесь?
- Я тоже не видела, - призналась Илама. – Уверена, что на Кардассии на меня будут странно смотреть, но, наверное, я это как-нибудь переживу. Что касается остальных, - она тоже посмотрела на дверь, будто все остальные кадеты были сейчас на Променаде, - вы можете сказать им, что я… хотела бы вернуться. Но пока рано давать обещания.
-Но у нас хотя бы будет надежда, - ответила Квинтилия, - Извините, но мне уже надо идти, кажется, я уже начинаю опаздывать… - она было двинулась к выходу из магазина, но затем что-то вспомнила и остановилась, - Только мы сегодня еще увидимся. Кадеты… то есть все мы… планируем прийти к вам попрощаться. Не хочу, чтобы для вас это стало сюрпризом и вы бы не успели подготовиться, поэтому предупреждаю заранее. Но вы выглядите, пожалуйста, удивленной, хорошо?
- Хорошо, - рассмеялась Илама. – Спасибо, что предупредили – я не очень люблю сюрпризы.
-У меня было такое чувство… - призналась Квинтилия, - До встречи, госпожа Толан!
И она вышла из магазина на шумный Променад.
Когда Квинтилия покинула магазин, Илама бросила прощальный взгляд на платье, вздохнула и взяла с полки тонкий полупрозрачный шарф. Покрутив его в руках, она приложила шарфик к шее, удовлетворенно кивнула и направилась к кассе.
________
С Квинтилией

 8 
 : 19 Февраля 2018, 12:18:26 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Илама Толан
04 сентября 2384 г., обеденное время
ДС9, Променад, магазин готовой одежды


После совещания в ангаре 13 и организационной беседы с Ракаром, кадеты отправились на Променад, чтобы быстро пообедать. Но едва оказавшись в этой части станции, трилл торопливо извинилась, отделилась от группы и исчезла за спинами прохожих прежде, чем ее кто-то успел остановить.
Времени было мало, и трилл не была уверена, что успеет - внезапная просьба Ракара сбила ее планы. Почти бегом она бросилась к информационной панели, запросила манифест станции и определила, какая каюта была зарегистрирована на Иламу Толан. Затем без особой надежды она запросила компьютер определить, где бывший координатор группы “Альфа” находится в настоящий момент. Поскольку у Толан больше не было федеральной дельты и она стала всего лишь еще одним кардассианцем, Квинтилия была уверена, что сможет найти лишь несколько точек кардассианских биосигналов. Вот было бы здорово, если бы один из них был в каюте Толан! Тогда она была бы уверена…
Но компьютер показал совсем другую картину - оказалось, что прикидки трилла были почти во всем ошибочны. Каюта, зарегистрированная за Толан, была пуста, но и на всей станции больше не было двух десятков кардассианцев. Оказалось, что за время собрания группы “Альфа” корабль “Виетор” покинул станцию, а вместе с ним и все кардассианские офицеры. Теперь биосигналов нужной расы было всего два: один в голокомнате, а другой - совсем рядом на Променаде, в магазине готовой одежды. Квинтилия не знала, какой из них Толан, но начать решила с того, который был ближе.

Когда трилл вошла в магазин, его хозяйка - моложавая баджорка с модно подстриженными светлыми волосами - с ней поздоровалась, потому что узнала ее по прошлому визиту в компании Самриты. Трилл едва ответила на приветствия, торопливо высматривая ту, которая была ей нужна, среди длинных горизонтальных вешалок готовой одежды и стеллажей с рулонами ткани всех цветов радуги.
Иламу Толан было несложно найти среди ровных рядов одежды – кардассианка смотрелась в баджорском магазине чужеродным элементом. Женщина стояла напротив надетого на манекен красивого розового платья из легкой струящейся ткани – настолько не похожего на кардассианские наряды, что представить в ней бывшего координатора можно было только с изрядной долей фантазии. Склонив голову, она изучала тонкую вышивку и незнакомый ей рисунок, но притронуться к платью не решалась, точно это было произведение искусства, а не обычная одежда. Женщина казалась настолько поглощенной то ли своими мыслями, то ли нарядом, что появление Квинтилии не заметила.
-Госпожа Толан?.. - негромко позвала Квинтилия Перим, остановившись за спиной у кардассианки.
Голос девушки вывел ее из задумчивости, и Илама вздрогнула и смущенно отвела взгляд, как если бы Квинтилия застала ее за чем-то очень неприличным.
- Мисс Перим! – кардассианка обернулась к ней, точно это была старая знакомая, которую она давно не видела. – Я здесь… э… Я не ожидала вас увидеть.
-Я искала вас, - смущенно пробормотала девушка, - Я хотела вас попросить… то есть спросить… можно?
- Да, конечно, - кивнула женщина. – Я здесь все равно ничего не буду покупать, - произнесла она с некоторым сожалением.
-Почему? - спросила девушка, но потом кивнула головой, как будто реплика собеседницы сбила ее с мысли, - Впрочем, не важно. Госпожа Толан! Я хотела спросить… почему вы пытались себя убить? - она подняла взгляд и смело посмотрела в глаза женщины.
- Но как вы… - кардассианка чуть побледнела и заозиралась по сторонам. Они были единственными посетителями, а хозяйка магазина стояла достаточно далеко от них. – Я вовсе не… не делала ничего подобного. Почему вы так решили?
-Нам сказали, - уклончиво ответила трилл, - Так значит, это не правда?
В глазах девушки была видна надежда.
- Сказали? – переспросила Илама. – Кто?
-Какая разница, если это не правда? - воскликнула Квинтилия, - Просто скажите, что с вами на самом деле все в порядке. Для меня это очень важно!
- Сейчас со мной все в порядке, - поспешила успокоить ее Илама. – Не волнуйтесь, я жива – не важно, что было в прошлом, - она еще некоторое время внимательно смотрела на свою бывшую подопечную. – Почему это важно для вас?
-Значит, в прошлом все-таки… было? - Квинтилия округлила глаза.
Илама вздохнула и отвела взгляд.
- Я совершила ошибку… несколько ошибок. Много ошибок, - призналась женщина. Одна из них могла оказаться фатальной, поэтому я приняла решение, которое казалось мне на тот момент оптимальным. К счастью, рядом оказался человек, который помог найти другой выход. Теперь это все в прошлом, вам не стоит об этом думать или беспокоиться.
-Значит… этот тот случай, о котором говорил нам мистер Тенек: в исключительных случаях намерение уничтожить себя не связано с эмоциональной нестабильностью, поскольку бывают обстоятельства, когда оно вполне логично? - уточнила девушка.
- Но, возможно, в тот момент я действительно была эмоционально нестабильной – сейчас мне сложно судить, - призналась кардассианка с легкой улыбкой. – Это сильно испортит ваше мнение обо мне?
-Нет, потому что как раз я смогу вас понять, - задумчиво нахмурилась трилл, - Сегодня вы не можете твердо ответить ни на один мой вопрос. Я спрашивала вас, хотите ли вы с нами остаться - и вы по сути не сказали ни да, ни нет, сославшись на обстоятельства, которые вам мешают и от вас не зависят. И вы не можете ответить ни да, ни нет на вопрос о самоубийстве. Я понимаю, это сложные вопросы… и все же… от ответов на них зависит… Я бы хотела, чтобы вы остались на станции и стали моим ментором! И даже если бы вы не остались на станции, мы бы могли переписываться… Но теперь, когда я вижу ваше состояние, я уже не уверена, что вы подходите для этого. Наверное, вам самой нужна поддержка, а тут еще я...
Илама Толан по-новому посмотрела на девушку-трилла.
- Вам уже кто-то рассказал о попытке самоубийства, - вздохнула она. – Это не та вещь, о которой я бы хотела рассказывать всем на каждом углу, и не то, чем я горжусь, но, видимо, уже нет смысла скрывать. Что касается вашего первого вопроса… - женщина сделала несколько шагов вдоль разноцветных рядов одежды, - то вопрос не только в том, хочу я или нет. Да, я бы хотела вновь вернуться на эту должность, но еще я хотела бы, чтобы все было, как раньше. Но я уже изменилась, и теперь я не знаю, способна ли эта новая Илама Толан быть вашим координатором. Но я не понимаю, что вы имеете в виду – ментором? – Илама вновь обернулась к Квинтилии.
-Это такая штука, о которой мне сказал лейтенант-коммандер Планкс, - ответила Квинтилия Перим, - Я должна найти человека, на которого смогу опереться, с которым смогу откровенно разговаривать, который прошел через то же, что и я. Последнее - это особенно важно. Они все… - девушка неопределенно кивнула в сторону выхода из магазина, - они все, наверное, хорошие и желают добра. Но они не понимают, из какой темноты мне нужно выбраться… а вы - понимаете. Вы тоже боролись с зависимостью, вы взрослая и опытная. Поэтому вы нужны мне…
__________
С Квинтилией

 9 
 : 19 Февраля 2018, 09:37:05 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
04 сентября 2384 г.,
Каюта Делас, Квинтилии и Акриты


Первую часть речи Тенека Делас слушала с таким видом, точно тот не сказал ей ничего нового и лишь зря потратил время. Она пробежала взглядом информацию на падде, но также без особого интереса. А вот фраза о наноипланте заставила ее насторожиться и прислушаться.
- Это… интересно, - наконец вынесла она вердикт. – Мои исследования не продвинулись дальше лекарств – и, поверь, это хорошие лекарства! Правда, и к ним мой организм уже привык *, но я работаю над этим. А вот эти… разработки… - аккуратно продолжила ромуланка. – Квинтилия мне говорила что-то о том, что в Федерации набирают тестировочную группу, и что я могла бы в нее попасть. Это оно? – в ее голосе мелькнула надежда.
– Возможно, – кивнул Тенек. – Не уверен, что мисс Перим говорила о том же самом, но Ригелианский проект действительно принимает добровольцев-испытателей.
- И ещё она сказала, что туда берут не только граждан Федерации, - продолжала Делас свою линию. - То есть... Я тоже смогла бы участвовать? - в ее голосе звучала очень осторожная надежда.
– Безусловно, – ответил Тенек, – Это обычная практика.
- И, допустим, если бы это меня заинтересовало… - Делас придала голосу равнодушия, - что бы мне тогда надо было делать?
– Подать заявку, – ответил вулканец, усиленно пытаясь сообразить, почему Делас задаёт вопросы, ответы на которые более чем очевидны. – Поскольку ближайший год вы планируете провести на территории Федерации, нет никаких проблем с установлением контактов или пересечением границ. Я предполагаю, что руководители проекта примут во внимание необходимость для вас продолжать участие в проекте «Альфа» и пришлют на станцию своих сотрудников и предназначенный для вас образец. После установки импланта мы с вами будем вести постоянный мониторинг вашего состояния и отсылать сводки в центр сбора информации на Ригеле V. – Тенек немного помолчал, размышляя, достаточно ли он разъяснил процедуру, и на всякий случай добавил: – Так выглядит стандартная процедура, не думаю, что в неё внесут какие-то новшества.
- Тогда я бы хотела попробовать, - выпалила, наконец, Делас. Тенек мог только догадываться, что сейчас она готова уже на все – как законное и безопасное, так и незаконное и опасное. – Но я не брошу свою работу – еще неизвестно, сработает ли вообще это ваше федеральное супер-изобретение, а вот болезнь прогрессирует уже сейчас. Впрочем, ты сам все видел… Третья стадия, ты сказал? Еще недавно она была второй.  
– На второй с вами не случился бы этот припадок, вы и сами это знаете, – напомнил вулканец. – Разумеется вам не нужно бросать ваши исследования: работа должна продолжаться на всех направлениях. Даже если разработка импланта окажется перспективной, запас хороших лекарств поможет продержаться до получения имплантов и вам, и другим пострадавшим, наконец тем, кто оказался вдали от крупных медицинских центров, и может взять ампулу из дежурной аптечки, но не может изготовить высокотехнологичный медицинский микрообъект. Добавьте к этому ещё все случаи из истории медицины, когда лекарство умеренно эффективное против одной болезни оказывалось панацеей против другой, и у вас будет ещё одна причина продолжать.
Делас задумчиво покрутила в руках падд – ее руки чуть заметно дрожали.
- И мне нужна нормальная лаборатория, - продолжила она. – Мощность медотсека на катере просто смехотворна – мне кажется, что я играю в детские игры даже по сравнению с моей лабораторией на Кардассии, не говоря уже о Ромуле. И еще… - она подняла голову прямо на вулканца. Ее оленьи глаза, еще не высохшие от слез, смотрели на него решительно и уверенно, - пусть остальные думают, что мы уже взяли все под контроль. Я могу выдержать ненависть к равной, но не жалость к умирающей.
– У меня нет привычки распространяться о ходе лечения без крайней нужды, – проинформировал её Тенек и пошёл далее по пунктам: – О том, что мы начинаем работать над лабораторией мы ведь уже договорились? Но вам понадобится не только лаборатория, вам понадобится ещё и персонал. И критически настроенный коллега, как и любому исследователю. Вы, конечно, можете отказаться, а я, конечно, могу ограничиться только мониторингом вашего состояния и автономной работой, вмешиваясь только в крайнем случае, как это было вчера, но будет ли это эффективно?
- Все равно координатор потребует отчеты о работе, - пожала плечами ромуланка. – И она их получит… большинство из них, - по губам Делас скользнула улыбка. – По крайней мере, такие условия ставил мне Планкс, и мы вполне… сработались. Но я еще не придумала, как сделать так, чтобы ты не узнал что-то, что тебе знать не нужно. Ты же ведь не хочешь, чтобы я убила тебя после того, как исследование будет закончено? Если честно, я еще никогда никого не убивала…  
 – Это что, действительно государственная тайна? – полюбопытствовал Тенек. В голове у вулканца не укладывалось, что лекарство может быть объектом сокрытия, причём методами вплоть до убийства.
- Да, как и все ромуланкие разработки, - кивнула Делас, как будто ответ был очевиден и понятен даже ребенку.
– Но почему? – Тенек говорил с явным недоумением. – Ромуланцам так нужно, чтобы у соседей умерла лишняя сотня людей? Из лекарства от синдрома Тувана при всём желании нельзя сделать оружие, а перевес сил в результате опережения окажется пренебрежимо малым. В то же время эта позиция наносит очевидный вред дипломатическим отношениям и порождает нездоровые стереотипы, которые, накапливаясь, могут принести ощутимые негативные результаты.
- Я не могу точно ответить, - пожала она плечами. – Я просто знаю, что есть вещи, которые я не могу говорить. Не потому, что меня потом казнят – хотя это будет неприятно, - а потому что предам свою Родину. Я уверена, что у моего руководства есть свои мотивы что-то скрывать, особенно на стадии разработки. Если лекарство будет готово – тогда уже можно будет начать говорить о дипломатии и обмене. Но пока ведутся исследования, и они засекречены. А спасение одной жизни не стоит того, чтобы предавать доверие моего руководства и моего государства, - Делас говорила с такой простотой и уверенностью, что становилось очевидно, что для нее такое положение дел является единственно верным, правильным и приемлемым.
– Тогда мы работаем независимо, хоть это и крайне нелогично, – подытожил Тенек. – Кстати, вам совершенно необязательно врать координатору: будет вполне достаточно вписывать в журнал исследований сам факт работы над лекарством без каких-либо подробностей. Она всё равно узнает о том, что вы больны, поскольку координатору сообщают обо всех важных происшествиях с её подопечными, а мы вчера вызывали лазарет. Не думаю, что её удивит то, что вы изучаете собственную болезнь и работаете с лекарствами от неё.
- Вулканец учит меня, как обманывать координатора, - рассмеялась девушка. – Это даже… мило! Нет, правда мило! Тогда, думаю, нет ничего плохого и в том, чтобы скрыть кое-что от Ракара… и сказать ему, что все под контролем. Он ведь будет спрашивать, я знаю. А я не хочу, чтобы он чувствовал на себе ответственность за меня из-за этой дурацкой болезни. Это… не те чувства, которые мне от него нужны, - она тяжело вздохнула. – Пусть думает, что все уже в порядке. Ну, в относительно порядке.
– Но речь не шла об обмане, – возразил Тенек. – Вы же не думаете, что психолог, если это будет советник Рилл, или военный немедицинской специальности, если это будет глинн Толан, захотят прочитать ваши теоретические выкладки? На самом деле их будет интересовать только факт того, не ведёте ли вы в лаборатории проекта какие-нибудь незаконные разработки. В работе над лекарством от синдрома Тувана ничего незаконного нет, поэтому в лучшем случае их будет интересовать только то, как это повлияет на ваше собственное здоровье.
– А вот мистер Ракар в то, что с вами всё в порядке просто не поверит, особенно если ваше состояние продолжает ухудшаться, – сообщил Тенек, немного поразмыслив. – Не знаю, как это в нём сочетается, но он сочетает в себе крайнюю эмоциональность с крайним же скептицизмом. Поэтому гораздо правильнее будет сказать ему, что у нас есть потенциально эффективная перспектива. И если вы не передумаете вступать в тестовую группу Ригелианского проекта, это будет чистая правда.
- Я не хочу, чтобы он беспокоился, - наконец, сказала Делас. – И проявлял заботу. Только из-за того, что я больна, а не потому, что нравлюсь ему, - пояснила она. – Надо сказать ему что-то, чтобы у него больше не возникло вопросов.
– Тогда я просто дам ему прочитать мои выписки о Ригелианском проекте и сообщу, что вы подаёте заявку на участие, – предложил стажёр. – Объективное увеличение шансов для здравомыслящих людей лучше, чем безосновательные заверения.
- Да, наверное… - голос ромуланки звучал неуверенно, и думала она явно о чем-то своем. – Нам пора идти. Катера и все такое, - скучающим голосом пояснила она, давая понять, как относится к этому заданию.
– Хотите присоединиться ко мне в переносе модификаций медотсека с «Амазонки» на «Анадырь» – предложил Тенек, – И в доведении модификаций уже на «Анадыре» до логического завершения? Если у нас всё получится, в медотсеке будет даже собственная стазис-камера.
- Пожалуй, - кивнула Делас, для которой медотсек «Анадыря» стал уже вторым домом. – Я же должна показать, что тоже что-то делаю для вашей группы.
– Тогда я покажу вам схему. Возможно, у вас тоже появятся идеи по оптимизации.
Делас рассеянно кивнула, подхватила падд, и вулканец и ромуланка покинули каюту последней.
____________________
с Делас
_

 10 
 : 19 Февраля 2018, 09:34:28 
Автор Мори Джанир - Последний ответ от Тенек
04 сентября 2384 г.,
Каюта Делас, Квинтилии и Акриты


Делас покинула собрание очень быстро, и Тенек не стал ей мешать, понимая, что спешка наверняка связана с необходимостью принять лекарство. Подождав приличествующее (на его взгляд) количество времени, стажёр запросил компьютер о местонахождении Делас, и узнал, что она в своей каюте. Через несколько минут, он уже звонил в дверь.
Дверь оказалась незапертой и разъехалась перед Тенеком.
Уже с порога он увидел, что ромуланка свернулась калачиком на свой кровати у окна и размеренно гладит шерсть лежащего перед ней баджорского паука. Ее взгляд лениво скользнул по Тенеку – когда он появился в дверях, она лишь шмыгнула носом и отвернулась.
– Вам плохо? – спросил вулканец, подходя ближе.
Ухудшение – это первое, о чём он подумал, увидев Делас на постели, и лишь затем немного усомнился.
- Да, - отозвалась Делас в ответ и, по всей видимости, посчитала свой ответ законченным. Потом, подумав чуть-чуть, подозрительно спросила: - А, ты об этом? Тогда нет.
 – Тогда можно сделать вывод, что хотя бы что-то хорошо, – сделал логичный вывод Тенек. – Но вам всё-таки плохо в другом отношении, и теперь у меня дилемма, настаивать на том, чтобы передать вам всё, что я нашёл по синдрому Тувана, ради здравого смысла или удалиться ради вежливости. У эмоциональных есть ещё опция остаться и сказать что-нибудь для моральной поддержки, но подозреваю, что я – не лучший кандидат для этой миссии.
- Положи на стол, - пальцы Делас продолжали гладить коричневую шерсть паука, точно это было главным делом всей ее жизни. – Мне не нужна поддержка! И ты все равно ничего не понимаешь в чувствах…
Тенек подумал, что с тех пор, как на его глазах начали разворачиваться панорамы всех этих эмоциональных треугольников, квадратов и прочих многогранников, он стал понимать в чувствах ещё меньше, чем раньше. Более того, он пришёл к выводу, что не хочет углублять свои познания, особенно на личном опыте: чем дальше, тем больше в нём крепла мысль о том, что о влюблённости могут мечтать только мазохисты, а жениться нужно исключительно по расчёту – только так можно дожить до момента создания семьи, не утратив рассудка.
– Я уже говорил вам, что даже медик не должен оставаться один на один со своим недугом, – с чуть заметной укорзиной сказал стажёр. – Чем тяжелее болезнь, тем хуже она сказывается на объективности, нужно иметь рядом кого-то у кого был бы свежий взгляд на вещи.
- Почему все видят во мне только болезнь, когда узнают о ней? – тихо пробормотала Делас и подняла на вулканца заплаканные глаза. – Я что, перестала быть человеком? Девушкой? У меня не может быть других проблем?
– Строго говоря, продлевая вашу жизнь, мы с вами и будем стремиться именно к тому, чтобы вы продолжали быть человеком, леди и чтобы у вас как можно дольше были другие проблемы, – крайне серьёзно сказал вулканец, – поэтому, разумеется, я принимаю всё это во внимание.
-  Ты все равно видишь во мне только пациента, которого надо вылечить, а Ракар… А Ракар… Ему вообще все равно, кто я такая – ему только важно, что мы из одного государства и поэтому он должен меня защищать, - хлюпнула носом Делас и опустила голову на подушку: - И если я умру, ему будет жалко, что погиб еще один ромуланец… и все.
– Это не так, – возразил Тенек и наконец-то решил, что лучше сесть, потому что возвышаться над лежащей девушкой значило создавать ей неудобство. Он подвинул к кровати стул, и утвердившись на нём добавил:
– Каждая личность уникальна и представляет собой бесценный компонент бесконечного разнообразия мироздания. Вылечить вас – не то же самое, что починить падд или заштопать одежду, вылечить вас, значит прежде всего сохранить для вас возможность продолжить путь познания и испытаний, который принято называть жизнью. Как видите, я отношусь к вам, как к личности и партнёру. Уверен, мистер Ракар тоже достаточно умён, чтобы видеть в вас личность, а не просто статистическую единицу в переписи населения.
- Но он все равно никогда меня не полюбит, - прошептала девушка. – И я никогда не стану для него хоть капельку так же важна и интересна, как Квинтилия. Наверное, мне пора перестать о нем думать и найти кого-нибудь еще… только это ведь не так-то и просто!
Тенек некоторое время молчал, затем признался:
– Я в некотором затруднении, потому что не понимаю, что вы имели в виду под словом «любовь». Насколько я знаю, это древнее слово имеет восемнадцать устойчивых значений, не считая более тонких смысловых нюансов, и сейчас на Вулкане им практически не пользуются, отдавая предпочтение более точным понятиям.
Делас смерила вулканца изучающим взглядом:
- Ну еще бы, откуда вулканцам знать… - фыркнула она, приподнимаясь на локте. Парнус лениво зашевелил мохнатыми лапками и отполз к изножью кровати. – Нет, серьезно, ты что, никогда не влюблялся? Вообще-вообще никогда?
– Если бы в данный момент вы делали мне брачное предложение, этот вопрос ещё был бы уместен, – с достоинством сообщил Тенек, – но насколько я понимаю, вы далеки от этой мысли.
- Ты с ума сошел? – Делас не сдержала смеха, который плохо сочетался с ее заплаканным лицом и позеленевшими глазами. – Конечно, нет, и в мыслях не было – когда я имела в виду, что мне надо найти кого-то еще, я имела в виду кого-то… не тебя! Хотя… Ракар ведь ревновал Квинтилию к тебе… - она задумчиво склонила голову, по-новому глядя на Тенека.
– И это было в высшей степени необоснованно, – заметил Тенек с оттенком некоторого недоумения (он действительно не видел в своём общении с Квинтилией ни малейшего повода для ревности). – Конечно, я не имел в виду, что вы рассматриваете меня в качестве кандидата в мужья, – пояснил он потом. – Просто вы задали вопрос, который для вас не имеет никакого значения, и, чтобы наглядно это показать, я смоделировал единственную ситуацию, в которой он был бы оправдан.
- Нет, он имеет значение, - упрямо отозвалась Делас. – Если бы ты влюблялся и у тебя были бы близкие отношения с кем-нибудь очень важным для тебя, ты бы меня понял. А так – нет, - припечатала ромуланка. – Значит, ты не знаешь, что я чувствую!
Она свесила ноги с кровати и нехотя проговорила:
- Ты, вроде, со своими наработками пришел? Скоро начнется ремонт, и Баккер сказала, что я должна быть там со всеми, так что у нас мало времени.
– Каждый человек индивидуален, никакой опыт не даст вам полного понимания внутреннего мира другого человека, – пожал плечами Тенек и полез в карман за паддом. – Это не мои наработки, я всего лишь сделал компиляцию, – пояснил он на всякий случай, включая падд.

– Для начала рассмотрим изучение проблемы в ретроспективе, – начал он, переключаясь на новую тему. – Не с начала времён, конечно, только с момента, когда к её решению подключилась генетика, а именно – открытие транскрипционных факторов. Когда учёные разобрались в их регулирующей роли, у них достаточно быстро сформировалась гипотеза о том, что именно в этой области следует искать причину синдрома Тувана. Со временем эта гипотеза подтвердилась: обнаружилось, что у больных синдромом Тувана, есть нарушения в одной общей регуляторной РНК, из-за чего преждевременно прекращается производство одного из белков, поддерживающих нормальное функционирование нервной системы. С этого момента исследования пошли двумя путями:
– Первый путь – поиск способа исправить повреждённую РНК, не изменив при этом другие параметры развития организма человека. В Федерации этот путь пока не привёл к успеху: прошлый опыт (в том числе и негативный) показал, что излечение наследственной болезни требует намного больше труда и изысканий, чем создание умеренно-нестабильного аугмента. Подозреваю, что ромуланцы столкнулись с той же проблемой, иначе вы были бы сейчас здоровы, и у нас не было бы нужды обсуждать этот вопрос.
– Второй путь, – продолжил Тенек, – путь медикаментозного лечения. Этот путь сейчас активно развивается, и я рискну предположить, что ромуланцы в этой сфере пока добились бóльших успехов, чем врачи Федерации. Недостаток этого пути известен вам не понаслышке.
Тенек мог не объяснять Делас то, что она знала гораздо лучше него самого: болезнь прогрессировала и требовала всё больших доз препарата, и в конце концов выбор пациента сужался до двух одинаково негативных перспектив – умереть от синдрома Тувана или умереть от разрушения других систем организма.
– Всё же я сделал для вас подборку новейших разработок в этой области, и вы можете ознакомиться с их формулами и воздействием на организмы пациентов, – с этими словами стажёр открыл на падде нужную страницу и передал его ромуланке, – при всех недостатках этот метод пока единственный, доказавший хотя бы частичную эффективность. Кроме того, составы препаратов могут оказаться неидентичными, возможно, будет небесполезно их сравнить.
Некоторое время Тенек молчал позволяя Делас хотя бы бегло ознакомиться с информацией в падде, затем продолжил:
– На этом опробованные методы заканчиваются, и мы входим в область гипотез и экспериментов. Здесь мне удалось найти нечто любопытное. Сама по себе эта идея не нова, её высказывали ещё после первых успехов в изучении генно-регуляторных контуров, однако до последнего времени она была неподъёмна для наших технологий, и её основательно забыли. Зато совсем недавно, её открыли заново, и ради её проверки сейчас на Ригеле V работает исследовательская группа. Обратите внимание на её состав: Вартенис – в высшей степени опытный хирург-имплантолог с Вулкана, Драал – молодой, но уже зарекомендовавший себя смелыми и эффективными разработками имплантолог-кибернетик с Теллариса, Хацур – один из лучших специалистов по генетическим заболеваниям нервной системы с Ригеля V. А вот ключевая идея их разработок: если искусственные препараты теряют эффективность, а генетическая перестройка организма пока невозможна, можно попытаться воспроизвести работу утраченного белка с помощью наноимпланта. Наноимплант считывает информацию с белка здоровой особи того же вида, затем помещается в организм больного синдромом Тувана и начинает производить аналогичный белок, но уже из строительного материала реципиента, фактически превращаясь в своего рода «белковый протез». К сожалению эта разработка пока находится на стадии голографических симуляций, и эффективность этого метода ещё не подтверждена, но на мой взгляд он заслуживает внимания.
______________________
с Делас
_

Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 10

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS