* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Февраля 2018, 08:50:59 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 04 cентября 2384 года, утро
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : Вчера в 09:37:05
04 сентября 2384 г.,
Каюта Делас, Квинтилии и Акриты


Первую часть речи Тенека Делас слушала с таким видом, точно тот не сказал ей ничего нового и лишь зря потратил время. Она пробежала взглядом информацию на падде, но также без особого интереса. А вот фраза о наноипланте заставила ее насторожиться и прислушаться.
- Это… интересно, - наконец вынесла она вердикт. – Мои исследования не продвинулись дальше лекарств – и, поверь, это хорошие лекарства! Правда, и к ним мой организм уже привык *, но я работаю над этим. А вот эти… разработки… - аккуратно продолжила ромуланка. – Квинтилия мне говорила что-то о том, что в Федерации набирают тестировочную группу, и что я могла бы в нее попасть. Это оно? – в ее голосе мелькнула надежда.
– Возможно, – кивнул Тенек. – Не уверен, что мисс Перим говорила о том же самом, но Ригелианский проект действительно принимает добровольцев-испытателей.
- И ещё она сказала, что туда берут не только граждан Федерации, - продолжала Делас свою линию. - То есть... Я тоже смогла бы участвовать? - в ее голосе звучала очень осторожная надежда.
– Безусловно, – ответил Тенек, – Это обычная практика.
- И, допустим, если бы это меня заинтересовало… - Делас придала голосу равнодушия, - что бы мне тогда надо было делать?
– Подать заявку, – ответил вулканец, усиленно пытаясь сообразить, почему Делас задаёт вопросы, ответы на которые более чем очевидны. – Поскольку ближайший год вы планируете провести на территории Федерации, нет никаких проблем с установлением контактов или пересечением границ. Я предполагаю, что руководители проекта примут во внимание необходимость для вас продолжать участие в проекте «Альфа» и пришлют на станцию своих сотрудников и предназначенный для вас образец. После установки импланта мы с вами будем вести постоянный мониторинг вашего состояния и отсылать сводки в центр сбора информации на Ригеле V. – Тенек немного помолчал, размышляя, достаточно ли он разъяснил процедуру, и на всякий случай добавил: – Так выглядит стандартная процедура, не думаю, что в неё внесут какие-то новшества.
- Тогда я бы хотела попробовать, - выпалила, наконец, Делас. Тенек мог только догадываться, что сейчас она готова уже на все – как законное и безопасное, так и незаконное и опасное. – Но я не брошу свою работу – еще неизвестно, сработает ли вообще это ваше федеральное супер-изобретение, а вот болезнь прогрессирует уже сейчас. Впрочем, ты сам все видел… Третья стадия, ты сказал? Еще недавно она была второй.  
– На второй с вами не случился бы этот припадок, вы и сами это знаете, – напомнил вулканец. – Разумеется вам не нужно бросать ваши исследования: работа должна продолжаться на всех направлениях. Даже если разработка импланта окажется перспективной, запас хороших лекарств поможет продержаться до получения имплантов и вам, и другим пострадавшим, наконец тем, кто оказался вдали от крупных медицинских центров, и может взять ампулу из дежурной аптечки, но не может изготовить высокотехнологичный медицинский микрообъект. Добавьте к этому ещё все случаи из истории медицины, когда лекарство умеренно эффективное против одной болезни оказывалось панацеей против другой, и у вас будет ещё одна причина продолжать.
Делас задумчиво покрутила в руках падд – ее руки чуть заметно дрожали.
- И мне нужна нормальная лаборатория, - продолжила она. – Мощность медотсека на катере просто смехотворна – мне кажется, что я играю в детские игры даже по сравнению с моей лабораторией на Кардассии, не говоря уже о Ромуле. И еще… - она подняла голову прямо на вулканца. Ее оленьи глаза, еще не высохшие от слез, смотрели на него решительно и уверенно, - пусть остальные думают, что мы уже взяли все под контроль. Я могу выдержать ненависть к равной, но не жалость к умирающей.
– У меня нет привычки распространяться о ходе лечения без крайней нужды, – проинформировал её Тенек и пошёл далее по пунктам: – О том, что мы начинаем работать над лабораторией мы ведь уже договорились? Но вам понадобится не только лаборатория, вам понадобится ещё и персонал. И критически настроенный коллега, как и любому исследователю. Вы, конечно, можете отказаться, а я, конечно, могу ограничиться только мониторингом вашего состояния и автономной работой, вмешиваясь только в крайнем случае, как это было вчера, но будет ли это эффективно?
- Все равно координатор потребует отчеты о работе, - пожала плечами ромуланка. – И она их получит… большинство из них, - по губам Делас скользнула улыбка. – По крайней мере, такие условия ставил мне Планкс, и мы вполне… сработались. Но я еще не придумала, как сделать так, чтобы ты не узнал что-то, что тебе знать не нужно. Ты же ведь не хочешь, чтобы я убила тебя после того, как исследование будет закончено? Если честно, я еще никогда никого не убивала…  
 – Это что, действительно государственная тайна? – полюбопытствовал Тенек. В голове у вулканца не укладывалось, что лекарство может быть объектом сокрытия, причём методами вплоть до убийства.
- Да, как и все ромуланкие разработки, - кивнула Делас, как будто ответ был очевиден и понятен даже ребенку.
– Но почему? – Тенек говорил с явным недоумением. – Ромуланцам так нужно, чтобы у соседей умерла лишняя сотня людей? Из лекарства от синдрома Тувана при всём желании нельзя сделать оружие, а перевес сил в результате опережения окажется пренебрежимо малым. В то же время эта позиция наносит очевидный вред дипломатическим отношениям и порождает нездоровые стереотипы, которые, накапливаясь, могут принести ощутимые негативные результаты.
- Я не могу точно ответить, - пожала она плечами. – Я просто знаю, что есть вещи, которые я не могу говорить. Не потому, что меня потом казнят – хотя это будет неприятно, - а потому что предам свою Родину. Я уверена, что у моего руководства есть свои мотивы что-то скрывать, особенно на стадии разработки. Если лекарство будет готово – тогда уже можно будет начать говорить о дипломатии и обмене. Но пока ведутся исследования, и они засекречены. А спасение одной жизни не стоит того, чтобы предавать доверие моего руководства и моего государства, - Делас говорила с такой простотой и уверенностью, что становилось очевидно, что для нее такое положение дел является единственно верным, правильным и приемлемым.
– Тогда мы работаем независимо, хоть это и крайне нелогично, – подытожил Тенек. – Кстати, вам совершенно необязательно врать координатору: будет вполне достаточно вписывать в журнал исследований сам факт работы над лекарством без каких-либо подробностей. Она всё равно узнает о том, что вы больны, поскольку координатору сообщают обо всех важных происшествиях с её подопечными, а мы вчера вызывали лазарет. Не думаю, что её удивит то, что вы изучаете собственную болезнь и работаете с лекарствами от неё.
- Вулканец учит меня, как обманывать координатора, - рассмеялась девушка. – Это даже… мило! Нет, правда мило! Тогда, думаю, нет ничего плохого и в том, чтобы скрыть кое-что от Ракара… и сказать ему, что все под контролем. Он ведь будет спрашивать, я знаю. А я не хочу, чтобы он чувствовал на себе ответственность за меня из-за этой дурацкой болезни. Это… не те чувства, которые мне от него нужны, - она тяжело вздохнула. – Пусть думает, что все уже в порядке. Ну, в относительно порядке.
– Но речь не шла об обмане, – возразил Тенек. – Вы же не думаете, что психолог, если это будет советник Рилл, или военный немедицинской специальности, если это будет глинн Толан, захотят прочитать ваши теоретические выкладки? На самом деле их будет интересовать только факт того, не ведёте ли вы в лаборатории проекта какие-нибудь незаконные разработки. В работе над лекарством от синдрома Тувана ничего незаконного нет, поэтому в лучшем случае их будет интересовать только то, как это повлияет на ваше собственное здоровье.
– А вот мистер Ракар в то, что с вами всё в порядке просто не поверит, особенно если ваше состояние продолжает ухудшаться, – сообщил Тенек, немного поразмыслив. – Не знаю, как это в нём сочетается, но он сочетает в себе крайнюю эмоциональность с крайним же скептицизмом. Поэтому гораздо правильнее будет сказать ему, что у нас есть потенциально эффективная перспектива. И если вы не передумаете вступать в тестовую группу Ригелианского проекта, это будет чистая правда.
- Я не хочу, чтобы он беспокоился, - наконец, сказала Делас. – И проявлял заботу. Только из-за того, что я больна, а не потому, что нравлюсь ему, - пояснила она. – Надо сказать ему что-то, чтобы у него больше не возникло вопросов.
– Тогда я просто дам ему прочитать мои выписки о Ригелианском проекте и сообщу, что вы подаёте заявку на участие, – предложил стажёр. – Объективное увеличение шансов для здравомыслящих людей лучше, чем безосновательные заверения.
- Да, наверное… - голос ромуланки звучал неуверенно, и думала она явно о чем-то своем. – Нам пора идти. Катера и все такое, - скучающим голосом пояснила она, давая понять, как относится к этому заданию.
– Хотите присоединиться ко мне в переносе модификаций медотсека с «Амазонки» на «Анадырь» – предложил Тенек, – И в доведении модификаций уже на «Анадыре» до логического завершения? Если у нас всё получится, в медотсеке будет даже собственная стазис-камера.
- Пожалуй, - кивнула Делас, для которой медотсек «Анадыря» стал уже вторым домом. – Я же должна показать, что тоже что-то делаю для вашей группы.
– Тогда я покажу вам схему. Возможно, у вас тоже появятся идеи по оптимизации.
Делас рассеянно кивнула, подхватила падд, и вулканец и ромуланка покинули каюту последней.
____________________
с Делас
_
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : Вчера в 09:34:28
04 сентября 2384 г.,
Каюта Делас, Квинтилии и Акриты


Делас покинула собрание очень быстро, и Тенек не стал ей мешать, понимая, что спешка наверняка связана с необходимостью принять лекарство. Подождав приличествующее (на его взгляд) количество времени, стажёр запросил компьютер о местонахождении Делас, и узнал, что она в своей каюте. Через несколько минут, он уже звонил в дверь.
Дверь оказалась незапертой и разъехалась перед Тенеком.
Уже с порога он увидел, что ромуланка свернулась калачиком на свой кровати у окна и размеренно гладит шерсть лежащего перед ней баджорского паука. Ее взгляд лениво скользнул по Тенеку – когда он появился в дверях, она лишь шмыгнула носом и отвернулась.
– Вам плохо? – спросил вулканец, подходя ближе.
Ухудшение – это первое, о чём он подумал, увидев Делас на постели, и лишь затем немного усомнился.
- Да, - отозвалась Делас в ответ и, по всей видимости, посчитала свой ответ законченным. Потом, подумав чуть-чуть, подозрительно спросила: - А, ты об этом? Тогда нет.
 – Тогда можно сделать вывод, что хотя бы что-то хорошо, – сделал логичный вывод Тенек. – Но вам всё-таки плохо в другом отношении, и теперь у меня дилемма, настаивать на том, чтобы передать вам всё, что я нашёл по синдрому Тувана, ради здравого смысла или удалиться ради вежливости. У эмоциональных есть ещё опция остаться и сказать что-нибудь для моральной поддержки, но подозреваю, что я – не лучший кандидат для этой миссии.
- Положи на стол, - пальцы Делас продолжали гладить коричневую шерсть паука, точно это было главным делом всей ее жизни. – Мне не нужна поддержка! И ты все равно ничего не понимаешь в чувствах…
Тенек подумал, что с тех пор, как на его глазах начали разворачиваться панорамы всех этих эмоциональных треугольников, квадратов и прочих многогранников, он стал понимать в чувствах ещё меньше, чем раньше. Более того, он пришёл к выводу, что не хочет углублять свои познания, особенно на личном опыте: чем дальше, тем больше в нём крепла мысль о том, что о влюблённости могут мечтать только мазохисты, а жениться нужно исключительно по расчёту – только так можно дожить до момента создания семьи, не утратив рассудка.
– Я уже говорил вам, что даже медик не должен оставаться один на один со своим недугом, – с чуть заметной укорзиной сказал стажёр. – Чем тяжелее болезнь, тем хуже она сказывается на объективности, нужно иметь рядом кого-то у кого был бы свежий взгляд на вещи.
- Почему все видят во мне только болезнь, когда узнают о ней? – тихо пробормотала Делас и подняла на вулканца заплаканные глаза. – Я что, перестала быть человеком? Девушкой? У меня не может быть других проблем?
– Строго говоря, продлевая вашу жизнь, мы с вами и будем стремиться именно к тому, чтобы вы продолжали быть человеком, леди и чтобы у вас как можно дольше были другие проблемы, – крайне серьёзно сказал вулканец, – поэтому, разумеется, я принимаю всё это во внимание.
-  Ты все равно видишь во мне только пациента, которого надо вылечить, а Ракар… А Ракар… Ему вообще все равно, кто я такая – ему только важно, что мы из одного государства и поэтому он должен меня защищать, - хлюпнула носом Делас и опустила голову на подушку: - И если я умру, ему будет жалко, что погиб еще один ромуланец… и все.
– Это не так, – возразил Тенек и наконец-то решил, что лучше сесть, потому что возвышаться над лежащей девушкой значило создавать ей неудобство. Он подвинул к кровати стул, и утвердившись на нём добавил:
– Каждая личность уникальна и представляет собой бесценный компонент бесконечного разнообразия мироздания. Вылечить вас – не то же самое, что починить падд или заштопать одежду, вылечить вас, значит прежде всего сохранить для вас возможность продолжить путь познания и испытаний, который принято называть жизнью. Как видите, я отношусь к вам, как к личности и партнёру. Уверен, мистер Ракар тоже достаточно умён, чтобы видеть в вас личность, а не просто статистическую единицу в переписи населения.
- Но он все равно никогда меня не полюбит, - прошептала девушка. – И я никогда не стану для него хоть капельку так же важна и интересна, как Квинтилия. Наверное, мне пора перестать о нем думать и найти кого-нибудь еще… только это ведь не так-то и просто!
Тенек некоторое время молчал, затем признался:
– Я в некотором затруднении, потому что не понимаю, что вы имели в виду под словом «любовь». Насколько я знаю, это древнее слово имеет восемнадцать устойчивых значений, не считая более тонких смысловых нюансов, и сейчас на Вулкане им практически не пользуются, отдавая предпочтение более точным понятиям.
Делас смерила вулканца изучающим взглядом:
- Ну еще бы, откуда вулканцам знать… - фыркнула она, приподнимаясь на локте. Парнус лениво зашевелил мохнатыми лапками и отполз к изножью кровати. – Нет, серьезно, ты что, никогда не влюблялся? Вообще-вообще никогда?
– Если бы в данный момент вы делали мне брачное предложение, этот вопрос ещё был бы уместен, – с достоинством сообщил Тенек, – но насколько я понимаю, вы далеки от этой мысли.
- Ты с ума сошел? – Делас не сдержала смеха, который плохо сочетался с ее заплаканным лицом и позеленевшими глазами. – Конечно, нет, и в мыслях не было – когда я имела в виду, что мне надо найти кого-то еще, я имела в виду кого-то… не тебя! Хотя… Ракар ведь ревновал Квинтилию к тебе… - она задумчиво склонила голову, по-новому глядя на Тенека.
– И это было в высшей степени необоснованно, – заметил Тенек с оттенком некоторого недоумения (он действительно не видел в своём общении с Квинтилией ни малейшего повода для ревности). – Конечно, я не имел в виду, что вы рассматриваете меня в качестве кандидата в мужья, – пояснил он потом. – Просто вы задали вопрос, который для вас не имеет никакого значения, и, чтобы наглядно это показать, я смоделировал единственную ситуацию, в которой он был бы оправдан.
- Нет, он имеет значение, - упрямо отозвалась Делас. – Если бы ты влюблялся и у тебя были бы близкие отношения с кем-нибудь очень важным для тебя, ты бы меня понял. А так – нет, - припечатала ромуланка. – Значит, ты не знаешь, что я чувствую!
Она свесила ноги с кровати и нехотя проговорила:
- Ты, вроде, со своими наработками пришел? Скоро начнется ремонт, и Баккер сказала, что я должна быть там со всеми, так что у нас мало времени.
– Каждый человек индивидуален, никакой опыт не даст вам полного понимания внутреннего мира другого человека, – пожал плечами Тенек и полез в карман за паддом. – Это не мои наработки, я всего лишь сделал компиляцию, – пояснил он на всякий случай, включая падд.

– Для начала рассмотрим изучение проблемы в ретроспективе, – начал он, переключаясь на новую тему. – Не с начала времён, конечно, только с момента, когда к её решению подключилась генетика, а именно – открытие транскрипционных факторов. Когда учёные разобрались в их регулирующей роли, у них достаточно быстро сформировалась гипотеза о том, что именно в этой области следует искать причину синдрома Тувана. Со временем эта гипотеза подтвердилась: обнаружилось, что у больных синдромом Тувана, есть нарушения в одной общей регуляторной РНК, из-за чего преждевременно прекращается производство одного из белков, поддерживающих нормальное функционирование нервной системы. С этого момента исследования пошли двумя путями:
– Первый путь – поиск способа исправить повреждённую РНК, не изменив при этом другие параметры развития организма человека. В Федерации этот путь пока не привёл к успеху: прошлый опыт (в том числе и негативный) показал, что излечение наследственной болезни требует намного больше труда и изысканий, чем создание умеренно-нестабильного аугмента. Подозреваю, что ромуланцы столкнулись с той же проблемой, иначе вы были бы сейчас здоровы, и у нас не было бы нужды обсуждать этот вопрос.
– Второй путь, – продолжил Тенек, – путь медикаментозного лечения. Этот путь сейчас активно развивается, и я рискну предположить, что ромуланцы в этой сфере пока добились бóльших успехов, чем врачи Федерации. Недостаток этого пути известен вам не понаслышке.
Тенек мог не объяснять Делас то, что она знала гораздо лучше него самого: болезнь прогрессировала и требовала всё больших доз препарата, и в конце концов выбор пациента сужался до двух одинаково негативных перспектив – умереть от синдрома Тувана или умереть от разрушения других систем организма.
– Всё же я сделал для вас подборку новейших разработок в этой области, и вы можете ознакомиться с их формулами и воздействием на организмы пациентов, – с этими словами стажёр открыл на падде нужную страницу и передал его ромуланке, – при всех недостатках этот метод пока единственный, доказавший хотя бы частичную эффективность. Кроме того, составы препаратов могут оказаться неидентичными, возможно, будет небесполезно их сравнить.
Некоторое время Тенек молчал позволяя Делас хотя бы бегло ознакомиться с информацией в падде, затем продолжил:
– На этом опробованные методы заканчиваются, и мы входим в область гипотез и экспериментов. Здесь мне удалось найти нечто любопытное. Сама по себе эта идея не нова, её высказывали ещё после первых успехов в изучении генно-регуляторных контуров, однако до последнего времени она была неподъёмна для наших технологий, и её основательно забыли. Зато совсем недавно, её открыли заново, и ради её проверки сейчас на Ригеле V работает исследовательская группа. Обратите внимание на её состав: Вартенис – в высшей степени опытный хирург-имплантолог с Вулкана, Драал – молодой, но уже зарекомендовавший себя смелыми и эффективными разработками имплантолог-кибернетик с Теллариса, Хацур – один из лучших специалистов по генетическим заболеваниям нервной системы с Ригеля V. А вот ключевая идея их разработок: если искусственные препараты теряют эффективность, а генетическая перестройка организма пока невозможна, можно попытаться воспроизвести работу утраченного белка с помощью наноимпланта. Наноимплант считывает информацию с белка здоровой особи того же вида, затем помещается в организм больного синдромом Тувана и начинает производить аналогичный белок, но уже из строительного материала реципиента, фактически превращаясь в своего рода «белковый протез». К сожалению эта разработка пока находится на стадии голографических симуляций, и эффективность этого метода ещё не подтверждена, но на мой взгляд он заслуживает внимания.
______________________
с Делас
_
3  Променад / За кадром / Праздничные зарисовки : 16 Февраля 2018, 10:38:19
Зарисовки про наших героев и день святого Валентина.
Самрита раздаёт праздничные футболки для вечеринки.


Самрита и Освальд
– Карлсон?? Серьёзно?
– Да! И только попробуй сказать, что это не в тему!
Подпись на футболке:
«Он улетел, но он обещал вернуться!»
 
Самрита и М’Кота
– Ха-ха-ха! Кроваво! Думаешь, Артуру понравится?
– Во всяком случае он не убежит, он уже закалённый.
Подпись на футболке:
«Хочешь, я отдам тебе моё сердце? У меня их два!»
 
Самрита и Артур
– Ой, погоди! Это моя футболка! Твоя вот эта!
Футболка Артура:
На фоне сердца и бат’лета надпись «Смело идти туда, куда нормальные люди не сунутся».
Футболка Самриты:
«Установить фазеры на ЛЮБОВЬ!»
 
Самрита и Тенек
– Я придумала для тебя самую логичную надпись из всех возможных.
– Тут рисунок на месте буквы «i».
– Это сердце. Я надеюсь ваше пожелание идет от сердца?
– Скорее, от разума.
– Знаешь, мозги рисуют на другом празднике!
Подпись на футболке:
«L VE long and prosper»
 
Самрита и Квинтилия
– Это как-то...
– Смотри на это как на шутку! Безобидную шутку!
– Ну, я конечно обещала делать всё, что вы для меня придумаете...
– Только не говори, что тебе САМОЙ не хочется это надеть!
Футболка Квинтилии:
Зáмок, дверь, страшный дракон перед дверью. Стрелка к двери и надпись «Вход для принцев».
 
Самрита и Делас
– Не хочу я в этом участвовать.
– Ну мы же договаривались. Все наденут! И я сделала твою очень нейтральной. Нейтральнее нейтральной зоны!
Футболка Делас:
Ромуланский корабль на фоне звёзд и подпись: «Сейчас меня видно. И это – для тебя!»
 
Самрита и Ракар
– Не надо здесь этого «для тебя». Они же поймут, ДЛЯ КОГО, и обе расстроятся.
– Ничего подобного! Тут же нет никаких имён и всё очень невинно. Ну, сделай это для блага проекта! Или хотя бы для блага Империи!
Надпись на футболке:
«Украду для тебя все тайны Вселенной. Если не понадобятся, верну обратно».

Самрита и Акрита
– Ты меня переоцениваешь! Нет, правда!
– Надевая-надевай! Спорим, это в точности для тебя?
Надписи на футболке:
На груди – «Хочешь, я растоплю лёд?»
На спине – «Хочешь, я воплощу мечты?»
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 25 Января 2018, 10:20:13
3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


– Не думаю, что невозможно, но сомневаюсь, что это было бы быстрее, чем задавать вопросы, в том числе и потому, что у разных людей в ситуации мисс Делас была бы разная способность к сосредоточению и координации движений. В целом же, если падд под рукой, и пациент способен сосредоточиться на письме, это можно считать альтернативным вариантом.
– Значит, вы не считаете это глупой идеей, - полуутвердительно произнесла Квинтилия.
– Нет, это хорошая рабочая идея, – ответил Тенек. – Если бы падд был сразу в конференц-зале, мы могли бы начать с неё и лишь в случае неудачи перейти к вопросам. И я должен сказать, что остальные ваши действия также были грамотными и оперативными.
– Самрита успела принести падд до того, как я начала задавать вопросы, - тихо ответила Квинтилия, - Мы работали вместе с ней, и у нас бы получилось, если бы нам дали продолжить, если бы в наши действия верили. Верили, что эти действия осмысленные, адекватные и направлены на помощь. А получилось, что Самрита бегала зря, я мне пришлось начинать выстраивать процесс коммуникации по новому методу и начинать с начала, бросив то, чего уже удалось достичь. Это была не очень хорошая командная работа, мне кажется. Пожалуйста, в следующий раз верьте в окружающих больше…
– Это не было связано с неверием в вас или мисс Баккер, – покачал головой Тенек. – Я предложил вам задавать вопросы, когда мисс Баккер ещё отсутствовала. Мы не могли знать наверняка, что она вернётся быстро: её могла задержать какая-нибудь случайность, в этом случае к её возвращению мы могли бы по крайней мере исключить одно или два места, а если бы она задержалась дольше это не оказалось бы фатальным, поскольку у нас был запасной вариант. Когда оказалось, что она пришла быстро, у вас появилась альтернатива, которую вы могли озвучить, поскольку у нас была пауза: мы ожидали сигнала от мистера Лайтмана к телепортации. Я не думаю, что наша командная работа была плохой, в критической ситуации нормально озвучивать разные варианты действий, какие-то из них используются, какие-то отсеиваются, главное, чтобы был достигнут необходимый результат.
– В подобной ситуации я всегда буду слушаться ваших приказов и не буду с вами спорить, - опустила голову Квинтилия, - Я буду делать то, что вы скажете, потому что вы - врач. Вы сказали, как поступить лучше - и я так поступила. Но теперь меня мучает обида, что мои усилия, а также усилия другого человека были потрачены зря. Что их просто отмели в сторону, отдав другой приказ, даже не дав нам попробовать довести дело до конца. Так я это вижу. В чем моя ошибка? Как мне поступить в следующий раз, чтобы избежать этого? Меньше вас слушать? Больше с вами спорить? Не проявлять инициативу, чтобы она не оказалась напрасной?
– Ни то, ни другое и ни третье, – несколько озадаченно ответил Тенек. – Для начала инициативу проявлять нужно всегда – чем больше предлагается альтернатив, тем больше шансов выбрать кратчайший путь к цели. Соответственно, ни одна из них не оказывается бесполезной, поскольку часто способы достижения цели оцениваются в сравнении. По этой же причине, если ваша идея не была использована, нет причин для негативных эмоций. Если же мы говорим о той конкретной ситуации, то идеальным вариантом для неё было бы синтезировать обе идеи, написать на падде несколько наиболее вероятных мест и предложить мисс Делас отметить правильное, а затем при необходимости конкретизировать местоположение.
– Если все тянут одеяло на себя и высказывают свои идеи - ничего не получится, - тихо сказала Квинтилия, - Я заметила, что мы повторяем это снова и снова, не слушая друг друга. Как с аварией “Эльбы”. И как на Волане II. В этот раз нам повезло. Но что будет в следующий? Мне страшно.
Она покачала головой.
– Мне кажется, нам всем стоит об этом подумать. Спокойной ночи, мистер Тенек. Я пойду кормить и выгуливать Парнуса.
– Подождите, мисс Перим, – попросил Тенек. – Кажется, я прямо сейчас не могу вас понять. Почему вы думаете, что мы не слушали друг друга? И почему вы решили, что с моей стороны это был приказ, неизбежно отменяющий ваши действия? Формулировка «возможно, вам лучше» не носит приказного характера, в неё грамматически заложена альтернативность, и она даже не содержит в себе глагола в повелительном наклонении. Когда я именно требовал – например, требовал принести аптечку – я и формулировал свои слова соответственно. По-моему, вы тоже не совсем верно оценили эту ситуацию.
– Возможно, для вас это стало сюрпризом, но вам надо быть готовым к тому, что вас захотят слушаться беспрекословно и подчиняться вам. Потому что то, что вы говорите, то, что считаете лучшим - важно и может спасти жизнь. Иногда с вами не спорят, и это может оказаться сложнее, чем если бы спорили, - все так же тихо, но так же твердо сказала Квинтилия, стоя у выхода из “Анадыря”, - Однако… еще мне интересно, что вы имеете в виду под “вы тоже не совсем верно оценили ситуацию”? Если я - тоже, то кто еще?
– Я, – сказал Тенек. – Прямо сейчас, потому что не совсем понимаю ваше беспокойство и происхождение ваших выводов. И тогда, потому что некоторые мои действия были не наилучшими в сложившейся ситуации. И по этой причине я считаю, что всё немного сложнее, чем вы сейчас говорите. Между бездумным повиновением и самоуверенным игнорированием приказа существует пространство для интеллектуального осмысления ситуации и обдуманного маневрирования, которое позволяет всей команде более гибко реагировать на происходящее. Главное здесь – знать меру. Именно поэтому очень важно понимать обязательный или рекомендательный характер имеют слова наиболее компетентного в каждом конкретном случае человека. Например, если во время аварии мисс Баккер скажет «дайте быстрее ремонтный набор» – здесь нечего обсуждать, нужно как можно быстрее выполнить её требование. А если уже в менее опасный момент она скажет «возможно, лучше пожертвовать точностью сканирования в пользу большего радиуса охвата», не будет ничего плохого в том, чтобы высказать несколько альтернативных вариантов решения проблемы или конструктивное возражение. Или сообщить о том, что появился дополнительный фактор.
Квинтилия слабо улыбнулась.
– Теперь мне немного спокойнее за наше будущее. Спокойной ночи!
В этот момент дверь медотсека открылась и из нее вышел Ракар.
_________________
с Квинтилией и Ракаром
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 25 Января 2018, 10:17:34
3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


Выйдя из медотсека катера, Тенек столкнулся на пороге с Квинтилией.
– Я приготовила пижаму… - произнесла она, будто извиняясь.
Ее глаза странно блестели.
– Это хорошо. Может быть, мистер Ракар передаст её мисс Делас? Вы мне нужны ненадолго, у мисс Делас есть просьба насчёт её палаку.
 Квинтилия обернулась и передала аккуратно сложенную темно-голубую пижаму Ракару, а затем вопросительно посмотрела на Тенека:
– Делас останется в медотсеке на ночь?
– Да. Я включил ЭМГ, чтобы она не оставалась без присмотра.
Квинтилия выглядела... эмоционально. Впрочем, с людьми, внешне непохожими на вулканцев, Тенеку в этом отношении было проще, и он констатировал:
– Вы... переживаете.
– Да, вас это удивляет? - ответила Квинтилия и быстро вытерла глаза рукой.
– Нет... – Тенек ненадолго замолчал, снова ощутив себя неуверенно. Знала ли Квинтилия про синдром Тувана? Впрочем, даже если не знала, база данных была к её услугам. – Мисс Перим, – сказал он наконец, – вулканцы принимают свершившиеся факты, но пока негативный исход не стал фактом, мы используем каждый шанс, чтобы его избежать. Я не могу обещать вам, что мисс Делас выживет, но я могу вам обещать, что мы используем каждый шанс, каждую, даже самую ничтожную возможность, чтобы она выжила.
– Спасибо, - тихо ответила Квинтилия, - Я провела с Делас много времени во время регаты и в своей каюте и, наверное, начала считать ее другом. Поэтому… мне тяжело знать, что ей осталось жить год или, возможно, меньше.
– Мисс Делас просила позаботиться о её палаку, пока она будет в медотсеке, – сказал стажёр. – Существа, обладающие животным разумом, более уязвимы эмоционально, чем существа нашего уровня интеллекта, и его поведение может отклониться от обычного. Вам нужно будет его успокоить. Мисс Делас сказала, что он любит сидеть на её кровати, и если вы некоторое время посидите там вместе с ним, возможно, он перестанет испытывать страх и неуверенность из-за отсутствия своего доминанта, но для этого вам нужно будет обрести внутреннее равновесие самой: многие животные обладают развитой эмпатией, и беспокойство существа находящегося поблизости может им передаваться.
– Вы беспокоитесь о душевном состоянии палаку? - удивилась Квинтилия.
– Мисс Делас взяла на себя ответственность за него, сейчас, пока она в медотсеке, эта ответственность возложена на нас, и было бы неэтично ею пренебрегать, – пояснил Тенек.
Он не стал уточнять, что вулканцы тоже способны к эмпатии, и во многом именно это сделало обычай избегать животной пищи настолько распространённым. Трудно себе представить человека, который мог бы съесть того, чей разум способен почувствовать и чьи эмоции мог бы разделить!
Ракар держал в руках свернутую синюю федеральную одежду для медотсека и молча слушал разговор Квинтилии и Тенека. И он был немало удивлён тем, что Квинтилия назвала Делас другом. И еще он видел как она переживает не за себя. Девушка едва сдерживала слезы. Наверное это было важно, пустить ее сейчас к Делас. Его гнев в сторону Тенека слегка утих, сменившись холодным осознанием реальности и возможных последствий, но это все была не проблема, о которой следовало думать сейчас. Ракар взглянул на хронометр и сказал:
– Перим, если хотите - отнесите ей пижаму, я могу позаботиться о пауке, и заодно уберу бардак, что оставил в вашей каюте. Не беспокойтесь, других вещей я не трону.
– Вы же не будете там ночевать, – напомнил Тенек. – Ночью там будут только мисс Перим и мисс Акрита.
Квинтилия посмотрела на Ракара.
– Там, в ангаре, мистер Тенек сказал, что назначает меня помогать ему. Это значит, что на какое-то время между нами установилась цепочка командования, как между офицерами на космическом корабле. И это будет продолжаться, пока мистер Тенек не скажет, что я свободна, или пока экстремальная ситуация, в которой мы должны считать распоряжения мистера Тенека приоритетными, не закончится. Поэтому если мистер Тенек сказал мне позаботиться о пауке - я пойду и позабочусь о пауке.
И Квинтилия пошла к выходу из катера.
– Мистер Тенек, - сказал Ракар переведя взгляд со спины Квинтилии на вулканца, - разрешите ей… пожалуйста, зайти к Делас. Это может быть важно, - добавил ромуланец понизив голос.
Тенек в некотором замешательстве смотрел на Квинтилию, затем сказал:
– Мисс Перим, это не был приказ. И я не говорил, что вы должны идти туда немедленно. Я обратился к вам с просьбой и собирался предложить распределение обязанностей. В частности, я собирался сам выгулять животное и позаботиться о его шерсти, вам же предоставить покормить его и присмотреть за ним ночью. Пока я вывожу Парнуса на прогулку, у вас достаточно времени, чтобы повидаться с мисс Делас.
Квинтилия обернулась и тоже в замешательстве посмотрела на Тенека.
– Мистер Тенек, вы - врач. В данной ситуации вы - главный и все должны вас слушаться. Мне это казалось важным и необходимым. Отсутствие четкой цепочки командования в экстремальной ситуации ведет к трагическим последствиям. Но видимо, эта ситуация закончилась и я снова могу сама выбирать, что мне делать?
– Да, – подтвердил Тенек, – поскольку непосредственная опасность для жизни мисс Делас миновала, сейчас все мои слова носят характер предложений и рекомендаций, а не приказов.
– Тогда я выбираю пойти и покормить Парнуса, - ответила Квинтилия, - Но сначала… я бы хотела задать вопрос. Там, в ангаре, когда Делас упала, а потом пришла в сознание - как вы оцениваете шанс, что она могла бы поднять руку и пальцем написать несколько символов на планшете? Это было возможно или нет?
– До того, как на неё подействовал релаксант – нет, после – физически могла бы, – ответил Тенек, – однако, ей было бы сложно сделать это не глядя, а двигать головой при интубации я бы однозначно не рекомендовал.
– Мы бы подняли его на уровень ее глаз, - предположила Квинтилия, - Я видела случаи, когда люди, которые не могут говорить, могли писать. В данном случае это было невозможно?
_________________
с Квинтилией и Ракаром
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 25 Января 2018, 10:05:27
3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


Тенек не стал ждать, пока Ракар и Квинтилия разберутся с пижамой и прошёл сразу в медотсек настраивать аппаратуру для диагностики.
В небольшом помещении, оборудованном на «Анадыре» под лазарет, все было так же… за тем лишь исключением, что теперь стол был кристально чист, а все приборы и пробирки с него исчезли, точно их там никогда и не было. Делас сидела на кушетке, подобрав колени к груди и почти целиком спрятавшись под одеялом, и только карие глаза, которые теперь казались еще больше на фоне побледневшего лица, внимательно и настороженно следили за вошедшим вулканцем. Подол ее неуместного теперь золотого платья подметал пол, но девушку это совершенно не беспокоило.
Тенек приступил к настройке, и не отрываясь от работы спросил:
– Когда вы принимали лекарства в предпоследний раз? – последним приёмом он очевидно считал как раз тот, который произошёл на его глазах.
Делас молчала, продолжая следить за всеми действиями Тенека.
– Что ты делаешь? – спросила она, наконец. – Теперь я сама могу провести все исследования, мне не нужна помощь. Что тебе надо?
– Возможно, вам это непонятно, но я исполняю свой долг, – пояснил вулканец. – Человек не должен бороться с болезнью в одиночку, даже если он сам – медик, и особенно на такой стадии заболевания, когда ситуация начинает выходить из-под его контроля.
– Ты все равно ничего не сможешь сделать, - буркнула Делас и еще больше натянула одеяло, так что теперь только нос и торчал.
Тенек закончил настройку и повернулся к ромуланке.
– Пока вы живы, вероятность излечения не равна нулю. Пожалуйста, лягте так, чтобы я мог замкнуть поле сканирования.
– Может и не равна, но ты мне никак не поможешь, - упрямо отозвалась ромуланка, не двигаясь. – А что, если я не хочу, чтобы ты меня обследовал? Да и зачем это теперь? Все знают, что я больна, и мне придется покинуть проект.
– Вы не знаете, помогу я вам или нет. Я тоже не знаю, – ответ вулканца был обезоруживающе искренним, – Следовательно, не использовать этот шанс неразумно. Ваша болезнь – не повод исключать вас из проекта, поскольку ваши интеллектуальные способности не повреждены, однако, если вы откажетесь от моей помощи, вас наверняка вернут на Ромул ради вашей же безопасности.
– Теперь меня все равно уберут из проекта, - мрачно отозвалась Делас. – Какая разница? А пока не уберут – остальные будут смотреть, как на неполноценную. Или, еще хуже, жалеть!
Девушка вытянула ноги и откинулась на низкую подушку.
– Заканчивай быстрее свое сканирование и уходи. Ты все равно не найдешь ничего, о чем я еще не знаю, - она подняла глаза к потолку, изучая лампочки. – Третья стадия, ты все правильно сказал.
– Зато я могу найти то, чего не знаю я, – заметил Тенек, склоняясь над монитором. – У вас странные представления об отношении к пациентам. Вы испытываете к ним жалость?
- Я? Конечно, нет. Я к ним вообще никак не отношусь, пока они пациенты, – пояснила Делас и кивнула на дверь: – А вот они не смогут больше смотреть на меня, как на равную, зная, что я смертельно больна. Лучше бы уж злились из-за регаты, из-за того, что не поддерживаю Тенму или из-за моего противного характера, а не жалели.
– Если вы не испытываете жалости к пациентам, почему вы так уверены, что другие – безразлично врачи или нет – будут испытывать жалость к вам? – снова поинтересовался вулканец. – Я бы не стал так самоуверенно прогнозировать чужие эмоции.
– Потому что гуманоиды так делают, - фыркнула Делас. – А вместе с жалостью считают тебя хуже себя, слабее, неполноценнее. Ведут себя так, будто мне нужна помощь и забота! Все, ты закончил? Я могу быть свободна?
– Не так быстро, – сказал Тенек, переходя к другому монитору. – Вы только что сделали недопустимое обобщение, – заметил он после небольшой паузы. – Гуманоиды часто непохожи друг на друга даже в пределах одной расы, так что я бы на вашем месте сперва сделал хотя бы первичные наблюдения, и лишь затем – предварительные выводы. Предварительные, – повторил он, слегка подчеркнув это слово голосом.
Мониторы погасли, арка сканера биокровати растворилась, выпуская Делас из плена, но стажёр сделал предостерегающий жест:
– С этим всё, но мы пока не закончили, – вулканец сел на высокий табурет возле биокровати и посмотрел на Делас. – Нужно определить некоторые особенности нашей совместной работы.
– Какой еще работы? – ромуланка приподнялась на локте и с непонимающим видом уставилась на Тенека. – Я ни на какую совместную работу не подписывалась, если только речь не об этом твоем кардассианском бешенстве. Но сейчас не время его обсуждать.
– Совместная работа врача и пациента, – пояснил Тенек. – На Вулкане пациент – главный партнёр врача, даже если у него нет медицинского образования. Их вклад в лечение считается равноценным. Пациент в курсе собственной медицинской ситуации и тех мер, которые врач предполагает предпринять, у него есть выбор между альтернативными способами лечения. Мне этот подход представляется наиболее целесообразным.
– Так ты меня еще и лечить собрался? – усмехнулась Делас, вновь ложась на подушку – она все еще выглядела усталой и слабой. – А кто тебе сказал, что я это тебе позволю? Или к кровати привяжешь? Ты, может быть, не в курсе, но синдром Тувана не лечится.
– Всё можно вылечить, даже если мы пока не знаем, как, – серьёзно проинформировал её вулканец. – Да, мне пока никто не сказал, что вы позволите мне вас лечить, но это не мешает мне сделать вам такое предложение. Подумайте: у нас обоих есть определённый багаж медицинских знаний, при этом мы с разных планет, даже из разных государств. Я уже имел случай убедиться, что ампула из вашей аптечки дала результат быстрее, чем известные мне препараты, это – новая для меня информация. Следовательно, изучение этой болезни на Ромуле и в Федерации шло разными путями. Отсюда в свою очередь следует, что среди моих данных может также обнаружиться что-то вам ещё неизвестное. Я вижу определённую перспективу в том, чтобы мы оба обдумали варианты вашего лечения сегодня, а завтра сличили бы наши выводы и черновые проекты лечения.
Делас молчала, не сводя взгляда с потолка.
– Хорошо, допустим, я позволю тебе меня исследовать и предложить варианты лечения, - медленно проговорила она. – Это не значит, что я их приму. Может быть, мне просто интересно, до чего вы додумались. Может быть, я хочу использовать ваши знания и достижения. Может быть, я тебя проверяю. Но ты не получишь доступ к ромуланским исследованиям, - жестко добавила Делас. – Это секретные данные, которыми мы не делимся с чужаками.
– Ромуланцы не в первый раз оставляют союзников на смерть – это для меня не новость, – Тенек выглядел совершенно спокойным, но в глазах его появился почти осязаемый холод. – Тем не менее, это не значит, что я поступлю так же. Вы получите всё, что я сумею найти по этой теме.
– Ты не обязан это делать, - Делас отвернулась. – Это твое решение. И ты не можешь требовать от меня того, что я не могу дать.
– Это именно моё решение, – подтвердил Тенек. – И если я считаю, что обязан, значит, я обязан.
Он подошёл к компьютеру, переслал на компьютер в своей каюте необходимые данные, и снова заговорил:
– Кстати, вы не ответили мне о времени вашего предпоследнего приёма лекарства. Последнего перед вашим приступом, – уточнил он на всякий случай, чтобы полностью избежать недопонимания.
– Между презентациями, - тихо проговорила Делас.
– Понятно, – Тенек выглядел так, словно пометил что-то где-то там, в собственной черепной коробке. – Если вы собираетесь остаться здесь, я бы рекомендовал вам включить ЭМГ. Моё присутствие для вас явно нежелательно, но я бы предпочёл, чтобы вы не оставались полностью предоставленной самой себе.
– Почему? Зачем мне эта бездушная голограмма? – удивилась Делас. – Я собираюсь спать, и не хочу, чтобы мне мешали.
– Чтобы не дать вам умереть до завтра, – с присущим ему «тактом» отозвался вулканец. – Кстати, я не отнёс бы ЭМГ-альфа к неразумным существам, её матрица базируется на основе личностных протоколов ЭМГ-1, а ЭМГ-1 способна к саморазвитию. Это скорее зародыш разумного существа, чем неразумная программа.
– Я не умру до завтра, - уверенно проговорила ромуланка. – И я хочу остаться одна. И вот еще что… Я не вернусь сегодня в свою каюту. Передай Квинтилии, чтобы она покормила Парнуса. И еще его надо выпускать из клетки – ему нравится сидеть на моей кровати. И давать ему гулять! По коридору и Променаду. И расчесать шерсть. И… - она почувствовала, что в ее глазах снова откуда-то появились слезы, и резко замолчала. 
– Если хотите, я расчешу Парнуса и прогуляю по станции, а мисс Перим покормит его и приглядит за ним в каюте, – предложил Тенек и снова перешёл к вещам, которые вызывали у него большую озабоченность, чем комфорт баджорского паука: – Если вы настаиваете на полном одиночестве, я прошу у вас разрешения включить сенсоры и перевести отображение их данных на монитор в моей каюте. Так я смогу не беспокоить вас и одновременно иметь возможность убедиться, что промежуток между ухудшениями вашего самочувствия ещё не сократился настолько, чтобы будить вас для приёма лекарства. – Слегка пожав плечами он добавил: – В противном случае мне просто придётся остаться здесь, на катере, и периодически проверять ваши жизненные показатели.
– Ладно, включай свою голограмму, - сдалась Делас. – Тебя только тут ночью не хватало…
– Мы всегда можем попросить голограмму ограничиться наблюдением и оставаться максимально незаметной, – напомнил Тенек. – Компьютер, запустить ЭМГ.
– Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - объявила появившаяся Дженнифер, а затем посмотрела сначала на Тенека, потом на Делас и добавила: - Здравствуйте, Тенек, здравствуйте, мисс Делас.
Делас окинула ее равнодушным взглядом и отвернулась.
– Мисс Дженнифер, – Тенек обратился к голограмме, словно она была ещё одним участником проекта, а не компьютерной программой, – проследите за состоянием мисс Делас, пока она спит, и вызовите меня, если её самочувствие ухудшится. Также прошу вас быть как можно незаметнее и по возможности создать для мисс Делас иллюзию одиночества.
– Поняла ваше задание, - кивнула Дженнифер, с интересом посмотрев на Делас. А затем сделала шаг назад, чтобы выйти из поля зрения ромуланки, и встала по стойке «смирно».
– Ну все? – протянула Делас. – Теперь ты доволен и можешь меня, наконец, оставить?
– Безусловно, – подтвердил стажёр. – До завтра, мисс Делас.
Когда дверь закрылась, Делас тихо позвала:
– Дженни? Поговори со мной…
_________________
с Делас и Дженни
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 19 Января 2018, 10:45:48
3 сентября, вечер
ДС9, Ангар 13


Когда Самрита и Акрита вышли, Квинтилия повернулась к Тенеку.
– Я закончу с заданием каде… то есть энсина Баккер, и буду в вашем распоряжении, мистер Тенек.
– Возможно, будет правильнее перенести наше занятие на утро, – предложил вулканец, обводя взглядом происходящее вокруг. – Мне бы не хотелось негативно повлиять на ваше участие в предстоящем мероприятии, а так же хотелось бы, чтобы наше занятие прошло с полной отдачей. К тому же у меня складывается впечатление, что в нашем случае вечер – не самое удачное время для планирования учебных мероприятий.
– Я не очень представляю, в чем состоит мое участие в этом “мероприятии”, - ответила трилл, отводя глаза, - Иногда получается так, что приходится выбирать между двумя способами времяпровождения, потому что нельзя успевать все. Например, мы выбираем, какие предметы будем изучать, на какие лекции ходить, если они пересекаются, а не пытаемся попасть на все занятия, которые предлагает Академия, даже если нам многое интересно. Я хочу поступить правильно, а разве не правильно отдавать приоритет учебе, а не развлечениям? Я не против. Я потрудилась для других, - она обвела рукой украшенный зал, - мне не обязательно участвовать в этом самой.
– Полагаю, мисс Баккер надеялась на присутствие всех членов группы, и с нашей стороны было бы несколько асоциально это проигнорировать, – возразил вулканец. – Если я правильно понимаю, подобные мероприятия – своего рода ритуальные собрания со множеством смысловых слоёв. Участие в подобных ритуалах – важная часть социализации субъекта.
– Ну, если вы так считаете… - со вздохом ответила трилл.
– У нас есть социально-ритуальное взаимодействие, – подтвердил Тенек, – просто оно отличается от привычного вам. И я знаю, что оно важно... хотя мне достаточно сложно принять те формы, которое оно принимает у эмоциональных.
– Вы бывали на вечеринках эмоциональных раньше? - спросила Квинтилия.
– Один раз, четыре года назад, – ответил стажёр. – Этот опыт не был положительным, хотя я не уверен, в чём был подлинный корень проблемы: в самом мероприятии или в моей неготовности к нему. В конце концов это был мой первый визит на Землю.
– Что вы имеете в виду? - слегка испуганно спросила девушка, - Что было не так?
– Ничего невыносимого, но много очень странного, – успокоил её Тенек. – И много чрезмерного. Чрезмерно громкая музыка, например. Или странные обряды с исполнением абсурдных условий. К счастью, меня не заставляли в этом участвовать… почти, но даже наблюдение вызвало сильное недоумение.
– Почти? - переспросила Квинтилия, подозрительно прищурившись.
– Одна девушка получила задание кого-нибудь напугать. Ей показалось остроумным выбрать вулканца, – пояснил Тенек. – Напугать не получилось, но в ухе звенело долго.
– Очень самонадеянная девушка, - фыркнула Квинтилия, - Мне показалось, что вы даете негативную оценку этим… как вы говорите, “ритуалам”. Или я ошибаюсь?
– У меня нет права их осуждать, но я их абсолютно не понимаю, – объяснил Тенек. – Если взять привычные мне ритуалы, то я могу объяснить каждый наполняющий их элемент, а в чём смысл элементов той «вечеринки», не только я не понимаю, даже её орагнизаторы не смогли мне этого объяснить. Зачем включать музыку так громко, чтобы едва слышать собеседника? Ответ был «иначе будет не круто». Зачем кричать петухом, или искажать черты собственного лица, или залезать под стол? Ответ был: «это прикольно». Зачем пить много алкоголя? Ответ был: «а как иначе оторваться?». Все эти ответы ничего не прояснили и только больше всё запутали. Подозреваю, что понимание присутствовало у самих участников только на инстинктивном уровне и не проходило ни осознания, ни вербализации.
– Возможно, это повод для продолжения антропологических исследований, - серьезно заметила Квинтилия, - В Академии нас учат с уважением относиться к традициям и ритуалам других рас, даже если мы находим их смешными, или не цивилизованными, или опасными. Это сложно, если честно, - девушка наморщила лоб, - но без этого не получится устанавливать первые контакты или вести под прикрытием наблюдение за до-варповыми цивилизации. Впрочем, кое-что из того, что вы перечислили, могу попытаться объяснить даже я. Не потому, что имею понимание на собственном опыте - его у меня нет, а потому что тоже отношусь к эмоциональным.
– Я понимаю важность толерантного отношения к чужим обычаям, поэтому я и остаюсь сейчас здесь, – кивнул Тенек. – И, конечно, я бы хотел услышать ваш вариант обоснования. Возможно, именно то, что у вас нет подобного опыта вкупе с тем, что вы относитесь к эмоциональным, позволит вам отобразить максимально объективный взгляд на проблему и дать наиболее понятное объяснение. Промежуточное положение между полюсами можно считать преимуществом для посредника.
– Ну… - Квинтилия опустила глаза в пол на носки своих туфель, - Первое, что вам надо осознать - это что для эмоциональных их эмоции важны. Это большая часть нашего существования, от которой мы в большинстве своем не планируем отказываться, точно так же, как не стали бы добровольно отказываться от зрения или ноги… в большинстве своем. Как только вы начнете смотреть с этой точки зрения, вам сразу станет проще. Даже в тех примерах, которые сами только что привели. Понимаете, о чем я?
– Нет, – признался Тенек после длинной паузы. – То есть я понимаю, что ваши эмоции для вас важны, но из этого должен следовать вывод, что вы хотите испытывать положительные эмоции или по крайней мере избегать отрицательных… никто же не захочет, чтобы у него болела нога или чтобы глаза резал яркий свет. В то же время все эти странные занятия были связаны с каким-либо дискомфортом для участников, я даже подумал, не являются ли они своего рода испытанием. Инициацией. Но тогда что именно испытывается? Какая способность?
Квинтилия помотала головой, а потом слегка разочарованно вздохнула.
– Даже я знаю, что “круто”, “прикольно” и “оторваться” имеют отношение к испытанию положительных эмоций. Имея опыт, мы знаем, что может вызвать в нас ту или иную эмоцию и в различных ситуациях применяем эти знания. В данном случае все, что вы наблюдали на вечеринках, было стимулами - громкая ритмичная музыка, развязное поведение, синхронные движения танца, алкоголь. Разумеется, для разных людей все немного по-разному, но в целом мы знаем, что эти действия вызывают приятные эмоции… ну и повторяем это, чтобы их получить. Почему именно это - уже вопрос этологии.
– Я находил эти слова в словаре, – заметил Тенек. – И главная проблема как раз в том, что я могу сделать допущение, что это по каким-то причинам нравится участникам, но понять это и тем более представить я этого не могу. Например, быть оглушённым иногда попросту больно. А преступление определённой границы в употреблении алкоголя приводит к крайне болезненному состоянию; при плохой переносимости и без своевременной медицинской помощи оно может стать даже причиной летального исхода. Вы же не будете говорить, что боль порождает положительные эмоции? Или… или эмоциональным может нравиться боль? – вулканец посмотрел на девушку с недоверием.
– Ээээ… н-некоторым… я читала, - Квинтилия почему-то внезапно смутилась и покраснела, - Но дело не в этом! - чуть громче, чем следовало, воскликнула она, - Многие действия могут иметь побочные эффекты, но это не значит, что мы всегда должны рассматривать наихудший сценарий и отказываться от этих действий. Это как с вашими лекарствами и медицинскими процедурами - одна дозировка может спасти, а другая - быть использована как яд. При операции неопытным врачом может быть допущена ошибка, влекущая к смерти, в то время как опытный и талантливый хирург совершит то, что другие назовут чудом на операционном столе. Мы учимся выбирать действия и находить их правильные дозировки.
Тенек не совсем понял, почему Квинтилия в определённый момент повысила голос и оборвала рассуждение, но вслед затем она высказала небезынтересную мысль, и стажёр попытался от неё оттолкнуться:
– Тогда вероятно на той вечеринке собралось значительное число неопытных людей, которые не умели ещё правильно составлять для себя стимулирующий комплекс, – предположил он. – Странно, что у вас этому не учат целенаправленно. Впрочем, этот пример очень наглядно иллюстрирует ваши природные преимущества.
В этот момент дверь в ангар открылась и на пороге появились первые посетители вечеринки, поэтому разговор пришлось на время прервать. Правда, сама Квинтилия не очень представляла, что еще можно делать на вечеринке кроме как вести разговоры.
_________________
с Квинтилией
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 21 Ноября 2017, 09:33:38
3 сентября 2384 г., раннее утро
Голокомнаты


На подлёте к полосе сияния Тенек ещё вёл шаттл сам, но когда сполохи приблизились настолько, что их отсветы стали отражаться на стенах кабины, а сенсоры сошли с ума, благоразумно передал управление Акрите. Не с его скромным опытом было вести шаттл в таких сложных условиях, да ещё наблюдать за гигантской цветомузыкой за бортом! Ему приходилось выбирать – либо превратить пролёт сквозь полярное сияние в тренинг по вождению шаттла, либо наблюдать. Тенек выбрал последнее.
Когда шаттл миновал сверкающее чудо – особенное, непохожее на сияния Вулкана или Земли, вулканец снова взялся за консоль. Говорить не хотелось, да и не нужно было. Он видел, что в этом – в глубоком почтении перед силами природы – они с Акритой очень похожи. Возможно, они по разному понимали и выражали своё почтение и – к чему скрывать? – восхищение, но Тенек был уверен, что источник у этого восхищения один.
– Благодарю вас, – только сказал он, когда между ними и полярным сиянием пролегло уже значительное расстояние. И прибавил уже совсем буднично: – задайте координаты для посадки.
Акрита проложила курс к столице, куда по плану презентации должен был направиться катер.
– На самом деле мы можем переместиться в любую часть, - сказала андорианка. – Я так и не успела сделать логичные и обоснованные переходы между локациями в презентации, поэтому ценность общего не пострадает.
– Вы успели очень много, учитывая недостаток времени, – заметил Тенек и продолжил, мысленно обращаясь уже к следующему фрагменту презентации: – Скажите, на Андории есть противники Федерации? Меня удивило, что у всех, кто затронул в презентациях эту тему, была показана только всеобщая поддержка и не было никакой информации о других взглядах на этот вопрос. Возможно, мне не стоит судить по своей планете, но на Вулкане до сих пор сохраняется оппозиция – немногочисленная, но достаточно реальная, чтобы принимать её во внимание. А как обстоят дела у вас?
– Если честно, я не знаю, - немного смутилась Акрита. – Наверное, есть недовольные. В прошлом точно были. Но я не интересовалась этим вопросом подробно.
Тенеку было странно. Но вероятно, напомнил он себе, у других интерес к таким вопросам может быть профессиональным интересом для ограниченного числа людей – для социологов или представителей охраны порядка. Он не понял, почему это смутило Акриту: если это культурное отличие, то оно не повод для стыда, а если нет, но Акрита этим не интересуется, то вероятно у неё есть для этого причины, в том числе и субъективные, и это тоже не повод для смущения.
– В любом случае сейчас их должно быть меньше, – сказал он, чтобы сместить акцент с беспокоящего Акриту момента. Сперва Борг, затем Доминион – вполне достаточно для того, чтобы понять, насколько губительна разобщённость.
– Да, это так, - задумчиво сказала андорианка.
Они летели уже над ледяными пустошами, и над изогнутым еще горизонтом поднималась газовая планета-гигант, наполовину освещенная далекой звездой системы.
– Как вы думаете, Тенек, - продолжила Акрита. – Наш проект даст какой-нибудь результат? Поможет найти общий язык, я имею в виду, не только нам, но и в глобальном смысле? Для нас самих он безусловно важен, но иногда мне кажется, что на решения руководителей государств таким образом повлиять не получится.
– Я думаю, цель нашего проекта в разрушении образа врага, – подумав, отозвался Тенек. – В том, чтобы создать точку соприкосновения разных культур и государств. Результат от такого проекта нельзя получить сразу, но если он продолжится, мысль о том, что можно сотрудничать с ромуланцами или кардассианцами… или с федератами, станет привычной, и руководителям государств придётся учитывать, то, что уже очень много простых граждан воспринимает такое сотрудничество не как исключение ради исключительной цели, а как норму. Это не значит, что все правительства сразу же начнут это учитывать в созидательном смысле, я не исключаю возможности, что кто-то захочет принять контрмеры и отыграть всё назад... Неразумно, конечно, потому что изоляция и утаивание информации приводят к протесту и попытке разрушить барьеры изнутри, а за всякой революцией неизбежно следует временный хаос.
– Мне тоже хочется верить в это, - покачала головой Акрита. – Только вот насчет множества простых граждан… Если даже мы, участники, не знали толком ничего про своих коллег, другую группу. Сколько же людей нужно вовлечь в проект, чтобы про него узнали многие! Всю Академию, наверное, - она невесело усмехнулась. – Впрочем, может и не стоит сейчас об этом думать.
– Не думаю, что проект «Альфа» рассчитан на разовое применение, – возразил Тенек. – Если же он продлится достаточно долго, вокруг него и по его образцу должны будет появиться и другие межгосударственные проекты, более узкоспециальные, но при этом и расчитанные на долгий срок. – Вулканец покосился на андорианку и спросил: – Как думаете, мы надежно защищены от Борга, к примеру? Как вы оцениваете перспективы проекта по совместной защите от такой угрозы? Есть в нём смысл? Или вполне достаточно усилий одной Федерции?
– Думаю, это имело бы смысл, - ответила Акрита. – А кто-то планирует создавать такой проект? Конечно, Боргу потребуется много времени, чтобы восстановиться, но эта угроза не исчезла навсегда, и кто знает, какие технологии они еще ассимилируют, и как адаптируются к обстоятельствам будущего.
Мысль действительно показалась андорианке интересной. Если межрасовый проект выйдет на такой уровень, объединит участников не только перед лицом непосредственного врага, как во время недавней войны, но и для обеспечения общей безопасности друг друга и будущих поколений – это был бы важный шаг.
– Никогда не слышал о таком проекте, это было обыкновенное предположение, – пояснил Тенек. – И это – не единственная тема, которую жители двух наших квадрантов могли бы решать сообща. Если за последнюю четверть века нас всех дважды едва не стёрли с галактической карты, логично предположить, что у нас есть много направлений для сотрудничества, которые ещё долго останутся неисчерпанными.
– В таком случае, задача нашего проекта – показать, что такое мирное сотрудничество в принципе возможно?
Вулканец кивнул, меняя курс: близились посадочные координаты.

После того как Тенек выполнил, по мнению Акриты, аккуратную и вполне профессиональную посадку в космопорту столицы, андорианка переключила презентацию на сцену 2. Пол под ногами качнулся, внезапный порыв ветра чуть не сбил с ног и заставил схватиться за поручни. Сине-фиолетовое небо то и дело прорезали короткие линии молний, откуда-то снизу доносился грохот ломающегося льда.
– Немного похоже на ваш электрический шторм, - крикнула Акрита. – Мне он очень понравился!
Она не стала открывать лицо, как делала это на настоящей презентации, потому что сейчас температура действительно была низкой – как и просил Тенек. Впрочем, добротные комбинезоны, больше похожие на скафандры, надежно защищали и от холода, и от ветра.
Тенек ответил не сразу. Это было слишком впечатляющее зрелище... нет, не зрелище, а нечто большее, чтобы нарушать его словами. Лицо вулканца – та его часть, которая была открыта ветру и снегу, была покрыта тонким слоем инея, но это не отвлекало его от буйства стихии вокруг ледолома. Тем не менее, чуть позже Тенек заговорил:
– Если я правильно понял, в реальности мы были бы сейчас в относительной безопасности. Электрический шторм в Горниле можно увидеть лишь мельком – он редко оставляет свидетелей в живых, так что безопасно его можно наблюдать только в голографическом исполнении.
Тенек прокричал это, перекрывая шум ветра, и вдруг подумал, что не всякий андорианец будет сам искать стихийные явления с других планет. Электрического шторма в его презентации не было, и Акрита наверняка разыскала его сама, ради собственного подлинного интереса.
– Я заметил, что вы тоже интересуетесь природными явлениями, – обратился он к Акрите снова. – Вы видели много инопланетных?
Андорианка подошла к краю палубы и, крепко держась за перила, и смотрела в темную даль, где ледяной океан сливался с грозовыми тучами.
– Да, мои далекие предки такие условия считали безопасными, - ответила она, переждав грохот очередной расколовшейся льдины и повернувшись к вулканцу. – Конечно, у них были сложности, и поломки, и отказ оборудования из-за попадания молний в сенсорный массив, но сама по себе гроза не так опасна, как кажется. А природные явления мне действительно нравятся. И живые, на разных планетах, и космические, вроде заряженных газовых туманностей со сложными переменными магнитными полями. Конечно, то, что я видела – это по большей части голозаписи или моделирование. Но мне всегда интересно посмотреть на них в реальности. Например, в один выходной в Академии на Земле мне посчастливилось увидеть извержение вулкана ночью: клокочущее огненное море в кратере, смотришь сверху, с края, оттуда фонтанами бьют искры и дым в черное небо, а кругом горы, заснеженные вершины, и раскаленные камни гудят так, что дрожит земля. А вы тоже интересуетесь таким?
Она не стала спрашивать, логично ли это, и даже не успела удивиться тому, что вроде бы безэмоциональный вулканец первым сказал "тоже интересуетесь". А еще она была рада, что капюшон, пусть и полупрозрачный, в темноте и необычном освещении скрывал чувства, наверняка отражавшиеся на ее лице: восхищение, удивление могуществу и красоте природы, желание понять ее, соприкоснуться, ощутить что-то, что связывало казалось бы неживые феномены с ее душой. Она не подумала о том, что вулканцы могут чувствовать ментальный фон, и наивно надеялась, что если Тенек не увидит, то она не сделает ему неприятно или неудобно своей несдержанностью.
– Стихия напоминает нам о многом, – Тенеку пришлось прервать фразу на полуслове, а потом повторить заново, переместившись ближе к Акрите и встав так, чтобы слова не уносило переменившимся и ещё окрепшим ветром. – Служит мерилом наших возможностей, даже порой наших принципов. Гармония и хаос, и гармония в самом хаосе – красота и сила природы достойны восхищения.
Возможно, виноват был ветер и то, что для разговора приходилось напрягать голосовые связки, но речь Тенека сейчас казалась несколько менее бесцветной, чем обычно.
________________
с Акритой
9  Променад / За кадром / Re: Идеи и предложения - Welcome! : 16 Ноября 2017, 11:10:29

4- Игры в голокомнате.

Вот мы и добрались до игр в голокомнате. Конечно тут поле деятельности бесконечное, и одновременно такое привычное, что в Треке придумывать серию про голодек – то же самое, что в нашей жизни придумывать историю про холодильник. Что можно придумать про голопрограммы нового? Моя фантазия, пожалуй, не настолько мощна, чтобы придумать совсем-совсем новую историю, но творчески переработать ещё известное могу попытаться. Сначала была идея написать два-три сюжета набросочно, но после размышлений остался вариант  рассказать завязку своего любимого - сюжета, который давно пылился у меня в архиве, и который недавно "попросился" стать основой...

... «Недописанной истории»
И снова я возвращаюсь к “Восстанию маки” только уже с другого конца – не с точки зрения образования значимого для реальности сюжета, а с точки зрения самой идеи оборванной или же фрагментарно известной вымышленной истории. Именно для этой версии игры в голокомнате наиболее выигрышным мне кажется детективный сюжет, разгадку которого из персонажей не знает никто, даже сам компьютер станции! Так что будем считать это ответвлением темы «Детектив».

Итак один из персонажей (или двое) отправляются в голокомнату, чтобы выбрать программу для игры и обнаруживают обрывки повреждённой программы. Программа оказывается детективом земной эпохи Возрождения… впрочем, можно заменить её детективом из древности другой расы, хорошо известной нам по Треку, тогда сюжет нужно будет переработать для инопланетной психологии – просто это нужно будет сделать кропотливо, тщательно собирая канон и фильтруя через него творческую отсебятину.
Просмотрев два-три обрывочных фрагмента, персонажи переполняются любопытством, что же было на самом деле, и кто убийца (да, это история – убийства), и рассказывают о своей находке остальным. В конечном счёте спонтанно образованная “творческая группа” решает восстановить историю и принимается за работу, дописывая тех персонажей, личность которых ясна не до конца, и пытаясь понять, кто же по задумке автора должен был оказаться убийцей и как именно расплатиться за злодеяние.

Итак, достаю из кустов свой запылённый “рояль” и показываю действующие лица и завязку.

1) Автор рассказа - епископ некоего города, он же впоследствии единственное лицо, имеющее алиби. Не развратник, но и не святой, имеет тайную жену в захолустном городишке, нескольких детей (старшие уже благополучно пристроены), верен своей жене и сожалеет о необходимости целибата для священников. Ему слегка за 50. (Далее именуется Епископ)
 
Расстановка сил и прочие участники событий:
 
2) Герцог или местный “олигарх” (для итальянских городов-государств того времени сгодится и то, и другое) в меру положительный, в меру безнравственный, как и положено в данное время. Мужчина неполных сорока лет. (Далее - Герцог)
 
3) Его несовершеннолетняя (даже по тогдашним представлениям) жена. Девочка лет 12, скрытная, темпераментная, словом, с характером. (Далее - Жена)
 
4) Его любовница-соратница. Здравомыслящая женщина лет 25, спокойная, но в душе очень ревнивая. (Далее - Любовница)
 
5) Племянник любовницы подросток лет 15, приведен к Герцогу для устроения карьеры. (Далее - Племянник)
 
6) "Рыцарь" жены. Взрослый мужчина, чуть постарше герцога, его друг. Приставлен к жене скорее как опекун, чем как рыцарь, хотя и соблюдает ритуалы поклонения прекрасной даме. Для чего? Для того, чтобы с ней подружиться и по возможности удержать её от глупостей, до тех пор, пока она станет пригодна для рождения герцогского наследника. Со своей задачей справляется хорошо. (Далее - Рыцарь)
 
7) Двоюродный брат Рыцаря, молодой человек 31 года. Не лишён честолюбия. Наследник Рыцаря. (Далее - Кузен)
 
Крутой Ещё один друг герцога, молодой человек 28 лет. В прежние времена претендовал на благосклонность его любовницы, но потерпел фиаско. Может иметь претензии к Рыцарю, т.к. тот был посредником. (Далее - Дружбан)
 
Теперь сцена-завязка, которую наблюдает игрок в голокомнате:
 
Вся эта компания отправляется на конную прогулку в окрестный лес. У Епископа на подходе к лесу расковывается конь, и он возвращается в деревушку неподалёку для контакта с местным кузнецом. Решив проблему с подковой, он старается нагнать кавалькаду, но они уже разбрелись кто куда.
 
Внезапно он слышит выстрел и спешит на звук. На поляне он видит мёртвого Рыцаря с разорванным горлом и его не менее мёртвую лошадь, а так же Жену, беспредельно испуганную, сидящую на очень-очень нервной лошади (хотя обычно это спокойное животное). Все остальные стекаются сюда постепенно: по их словам, как и Епископ, они услышали выстрел и поспешили на него. Кое-кто утверждает, что слышал крик девочки.
В дальнейшем выясняется, что все они разбрелись по одному, кроме Герцога с Любовницей (что тоже, в общем, алиби довольно шаткое)...
Герцог изъявляет желание провести расследование, но Епископ указывает ему на то, что сам он не свободен от подозрений, и найдутся недоброжелатели, которые усмотрят в этом желание скрыть своё или чужое преступление. Тогда Герцог просит Епископа провести расследование самому.
 
Итак, Епископ просит всех предъявить пистолеты. У Жены пистолет ещё тёплый, у других - холодные. Епископ осматривает лошадь, она убита выстрелом. Расспрашивает Жену. Она признаётся, что они ссорились (но не говорит из-за чего) и она с досады выстрелила в лошадь. Лошадь упала, придавила ногу всадника, и тут из кустов выскочил волк. Она очень испугалась, возможно, закричала, и попыталась перезарядить пистолет, чтобы выстрелить в волка, но у неё так дрожали руки, что она просто не успела.
Вопрос Епископа: Рыцарь сопротивлялся?
Ответ Жены: Она слегка удивляется, задумывается, и признаётся, что, вроде бы, он не пытался отбиваться, и это странно.
Епископ интересуется у остальных, сколько выстрелов они слышали, один или два? Жена не помнит, все остальные говорят, что один, но Любовница неуверенно возражает, что выстрела было, кажется, два, но прозвучало это скорее как выстрел и его эхо.
Мысли Епископа, характерные для человека его времени: невозможно выстрелить из пистолета два раза подряд, так чтобы это прозвучало почти как один выстрел. У него появляется подозрение, что: либо Любовница хочет оговорить жену (но тогда, зачем нелепое замечание о том, что выстрелы прозвучали почти одновременно?), либо был некто третий, который стрелял в Рыцаря (и поэтому рыцарь не сопротивлялся).
Вопрос Епископа: Хорошо ли Жена рассмотрела волка?
Ответ: Да, нет, не уверена... Она хотела зарядить пистолет и выстрелить в зверя, больше ни о чём не думала. Жена нервничает и почти оправдывается.
Комментарий Епископа: Конечно, она смотрела только на замок пистолета, это естественно (говорит так, чтобы казалось, что это только слова для её успокоения).
Мысли Епископа: Волк не станет ни с того ни с сего бросаться на лежащего, если этот человек не дрался с ним только что. На двух человек может напасть только голодная стая. Собака сама по себе тоже не станет, но её можно натравить. (Эти мысли приходят ему в голову, но возможно не озвучиваются сразу в повествовании, т.к. нужны для финальной развязки). Кто же был в сопровождении собак? Собственные собаки сопровождали Герцога, Любовницу, и всех мужчин, кроме Племянника и епископа, но это мало что значит - собаку можно было оставить в охотничьем домике неподалёку, например.
Епископ спрашивает, из-за чего спорили Жена и Рыцарь, но она отказывается отвечать, а когда Герцог начинает настаивать, говорит, что скажет Епископу только на исповеди. Епископ предлагает вернуться в резиденцию Герцога и продолжить разговор там.

А дальше... а дальше и начинается наше расследование и реконструкция детектива по кусочкам!
Надо сказать (и чуть-чуть повториться про возможную переработку сюжета), что сюжет можно брать необязательно этот. Главное в этой истории – со-творчество всех участников реконструкции, более того, возможно в их версии детектива развязка будет отличаться от развязки неведомого автора, если конечно, наши герои сумеют сработаться, почувствовать атмосферу и перелить её в своё собственное творение.

_____________________________

На этом  меня пока всё. Люди! Делитесь идеями и сюжетами!
Я очень хочу знать, какие фантазии об игре возникают у вас в голове!
10  Променад / За кадром / Re: Идеи и предложения - Welcome! : 16 Ноября 2017, 11:03:41
3- Детектив и этим всё сказано.

Не обязательно ограбление века или убийство, не обязательно даже серьёзное преступление. К сожалению, авторы детективов нередко брезгуют всем кроме похищения алмазов короны или убийств, а ведь это они зря – иногда даже похищение пачки зубочисток (или скажем Ворфовой точилки для зубов) может оказаться делом интересным и непростым. Всё дело в том, как подать историю. Детектив может быть трагичным, лиричным, смешным, хулиганским, политическим, историческим, он может смыкаться с любым другим жанром (от survival или визита загадочного пришельца до простой игры в голокомнате), а может развиваться в стандартных декорациях – главное отличие детектива заключается в том, что кто-то что-то сделал, и надо узнать кто, а также неопровержимо это доказать. Такая вот интеллектуальная задача. Обыграть это можно разными способами, но поскольку игры в голокомнате я вынесу в отдельный пункт, “невзаправдашние” детективы отправятся туда же (если я не заленюсь их туда включать).
Примеры в порядке убывания пафоса ниже.

а) «Чисто <#Racename> убийство».
В сущности в Треке это отыгрывалось уже не раз, но в кристально чистом виде, именно в виде классического детектива (убийство в закрытой комнате + его расследование) и именно как чисто федеральное и одновременно чисто вулканское убийство – только в эпизоде 7-13 DS9. Собственно, то же самое можно отыграть с любой другой расой, отыскав наиболее вероятную причину убийства для среднего представителя данной культуры, но (!) можно сыграть этот сюжет по разному.
Можно сыграть напрямую: убийство чисто <#Racename> и убийца <#Racename>, и совершает он/она убийство именно по специфически <#Racename> причинам, а можно устроить инверсию или деконструкцию.
В случае инверсии в конце расследования мы с удивлением узнаем, что такая причина может ввести в грех не только <#Racename>, но и представителей совершенно другой культуры, соответственно и убийца вовсе не тот, кого мы подозревали.
В случае деконструкции убийца будет действительно <#Racename>, но ближе к концу расследования мы узнаем, что настоящий мотив убийства был для представителей этой расы совершенно нетипичным, и увидим, что убийца и его окружение поступают тоже довольно-таки нетипично для представителей своей культуры, наглядно показывая нам, что стереотипы ну никак не помогут нам раскрыть данное преступление.

б) «Похищение века».
Серьёзная версия. Похищают действительно что-то существенное (хотя не обязательно станцию DS9 или сферу пророков) и по-настоящему. Это может быть угон катера, похищение табельного оружия, ограбление кассы Кварк’с, наконец похищение человека, и у этого должны быть веские причины.
Можно свести проблему к поиску похищенного, а можно создать для сыщиков моральную дилемму - поступить по закону или по совести. Могут быть и другие нюансы: например, похищение оружия может означать предполагаемое покушение на убийство или вооружённое ограбление, а значит, его надо предотвратить. А ещё оно ограничит круг подозреваемых теми, кому украсть проще, чем купить на чёрном рынке (или кому представилась уникальная и случайная возможность, или у кого есть именно для такого решения веские причины). То же самое и с другими вариантами (включая пункт «а»): само преступление подсказывает  Cui prodest (кому выгодно) и создаёт цепочку доказательств.

Главное при этом удержаться между двумя крайностями - слишком мало доказательств (когда приходится делать лишние допущения) и слишком много доказательств (когда почти не приходится думать, а улики сами ведут за ручку). К слову в серии 7-13 DS9 был момент, когда проскользнуло именно допущение, которое не было обыграно как допущение. Не критичный момент, но если бы это подали именно как допущение, которое потом блестяще подтвердилось, было бы изящнее. Это, как вы поняли, было лирическое отступление.

Шуточная версия похищения отличается тем, что либо похищенный предмет, либо мотивы преступника, либо методы сыщиков отличаются комизмом и абсурдностью. Однако если речь идёт именно о методах, то одни должны быть абсурдны только на первый взгляд, а на деле отличаться достаточной эффективностью, и, веселя читателей и игроков, тем не менее приводить к должному результату. А вот делать развесёлым и абсурдным сразу все, наверное, не стоит: в этом случае приключение превратится в бессмысленную комедию положений и буффонаду. Впрочем, допускаю мысль, что и это можно сделать гениально.
Ещё один вариант – сделать абсурдное похищение не абсурдным, тут шуточная история может и в трагедию перейти, в духе “всё начиналось так забавно, и вот…” Впрочем, так можно отыграть не только детектив.

в) «Подпольные манипуляции»
В этой версии детектива преступным деянием являются махинации, вредительство, незаконная деятельность, подпольная торговля и прочее подобное. Эти темы уже были в разной степени затронуты в игре (в линии Квинтилии, наркоторговцев, Делас и Джарина), так что не буду останавливаться на этом подробно. Ну, разве что, если вдруг кто-то придумает такую махинацию, которая ещё не была использована… но я пока ничего такого не придумала. Хотя вот только что родилась мысль о том, что было бы любопытно развить тему незаконных голопрограмм: учитывая, что в голопрограммах можно почти все, было бы интересно выдумать то, чего делать всё-таки нельзя.

г) «Непреступное деяние».
Кто-то что-то сделал, но только это – совсем не преступление, а наоборот, нейтральное, нетипичное для персонажа, интересное или даже похвальное деяние. Сделал и не признаётся, негодяй(-ка), а нам ведь любопытно! Здесь играют сразу две линии: ознакомление с какой-то интересной штуковиной (или цепочкой событий) и попытки понять, кто за этим стоит. Знакомо? Конечно знакомо! Мы все видели это в Вояджере, когда команда радостно играла в голопрограмму “Восстание маки”, а потом оказалось, что её сочинил Тувок и совсем не для развлечения. Но это не обязательно должна быть голопрограмма! Например, если деятельность балладного Робин Гуда представить не называя загадочного защитника невинных, получится именно это. А если Дорк (или Бортс) тайно переводит деньги на благотворительность? Или дабо-девушка тайно работает на СБ (да-да, конкретно это я стащила из архивных серий игры)? Или благопристойная медсестра из лазарета берёт у Дуки уроки игры в тонго, чтобы заработать на что-то жизненно важное или ужасно благородное? Или… откровенно говоря, тут можно придумывать бесконечно. Важно то, что непреступное деяние может оказаться как просто украшением сюжета и играть чисто декоративную роль, так и стать двигателем сюжета, тем триггером, который запускает цепочку важных событий, как это было в серии с Тувоком и “восстанием маки”.

---------------------------

Бонус в жанре хорор, который мне однажды приснился.

А приснилось мне вот что. Находится некая крупная группа исследователей на некоей планете класса “М”. Планета могла бы подойти идеально для колонизации, но на ней присуствуют так называемые “шары”. Название, ясное дело, народное, потому что шарами это назвать можно чисто условно: больше всего это смахивает на крупный (сантиметров 25 в длину) “парашютик” одуванчика, только вместо пушинок у него пузырь, и даже не шарообразный, а неровный и по форме больше всего напоминающий картошку. Но если кто-то первым сказал “шары”, вот и прижились шары. Шары эти появляются не постоянно, а сезонно, и, видимо, промежутки между сезонами их появления достаточно длинные, чтобы подготовиться, только вот планета освоена недавно и исследователи ещё точно не знают закономерности их появления.
Чем опасны “шары”? Тем, что они идеально мимикрируют под окружающую природу, и тем, что они убивают. Отделяются от предмета, частью которого казались (в этот единственно момент их и можно увидеть), сливаются с человеком, и через некоторое время человек умирает. И всё. Никаких “чужих” и прочих неаппетитных вещей - был человек и нет человека.
Можно ли им противостоять? Можно. За предыдущий “сезон шаров” учёные разработали психическую технику, с помощью которой можно уничтожить попавший в организм шар. Техника тяжёлая в исполнении, применив её, человек теряет сознание и, похоже, что-то происходит с его мышцами, потому что падает он не обмякнув, а как доска или как труп. Но выживает. И даже без психических, физических и прочих неприятных последствий (подозреваю, что за исключением возможных травм при падении). И никаких ограничений на овладение этой психотехникой нет, научиться может каждый. Штука в том, чтобы сделать это вовремя – в промежуток между моментом попадания “шара” в организм и моментом, когда делать что-либо уже поздно. Промежуток не микрскопический, но какой мне так и не удалось узнать. Сейчас почему-то думаю о сутках, но возможно, что во сне этого не было, а сейчас просто пришло в голову. То же и с длительностью воздействия. Во сне старик попросил молодого мужчину продемонстрировать эту технику, и когда тот лежал в обмороке сказал: «зато теперь некоторое время можно не бояться “шаров”». Какое именно “некоторое” понятия не имею, но сейчас подумалось о нескольких часах (десятке часов?). Ситуация та же что и выше: то ли что-то во сне подсказало, то ли сейчас сама так решила.
В общем, как вы догадываетесь, руководство исследовательской станции решило, что проще временно всех эвакуировать, чем подвергать людей риску и занялось эвакуацией. Эвакуация удалась, но поскольку “сезон шаров” уже начался, жертвы были. Были на фоне этого ещё всякие трагические любовные истории и довольно странная система отношений (которую можно приписать вместе с некоторыми то ли нелюдскими, то ли превосходящими технологии трековских людей способностями неизвестной расе, но я опять тут ничего не могу сказать конкретного), но это отдельная длинная история.
Во сне ещё фигурировал единственный выживший из предыдущей экпедиции, которому удалось дожить до окончания сезона и прибытия подмоги в укрепённом бункере группы. От этого человека новая команда и получила все необходимые сведения.

---------------------------
11  Променад / За кадром / Идеи и предложения - Welcome! : 16 Ноября 2017, 10:50:27
По предложению мастера игры, создаю тему с идеями и предложениями. Не пугайтесь того потока текста, который я сейчас сюда вывалю – это совсем не значит, что другим нельзя тут писать, наоборот, если никто не выскажет своих идей, мне будет совестно за свои многобукв, а если идеи других появятся, я буду искренне радоваться.
Поехали!

Фантазии о приключениях. Часть 1

1- Последний герой (жанр «survival»)

Всякие разные сюжеты про то, как кадеты выживают в сложных условиях определённый срок (такой, каким нельзя пренебречь и который не превратит выживание в пикник-аттракцион). Степень экстрима зависит от наличия/отсутствия приборов или от благоприятности/враждебности среды.

Варианты:

а) Выживание на планете земного типа без цивилизации; поскольку моя “доброта” зашкаливает, мне представляется это всё ещё и зимой, но степи, джунгли, долины гейзеров и прочие эффектные пейзажи тоже годятся. Здесь в центре внимания в первую очередь само выживание и психологические барьеры цивилизованных людей, вынужденных выживать в условиях практически первобытности (т. е., например, догнать и убить добычу перед тем как зажарить и съесть). Можно осложнить это какой-нибудь чисто трековской экзотикой - если мы найдём глыбу льда с вмороженным боргом или если именно в этот момент приключится “вирусный пон-фарр”, мало никому не покажется (тут я для наглядности беру самые избитые клише, на деле может быть всё, что угодно).

б) Выживание на планете земного типа с первобытными племенами. Тут мы имеем всё сказанное выше, но акцент смещён в сторону общения с местными, которым нужно не позволить себя убить, но в то же время не навредить и им (в том числе не стать их богами). Первобытные могут быть разных ступеней развития, в отыгрывании каждой версии есть своя прелесть и свои трудности. Например, существа с зачаточной речью, недалеко ушедшие от животных, не сумеют создать пантеон инопланетных богов (словарного запаса не хватит), но и договориться с ними будет сложнее (по той же самой причине), а дикари, освоившие на приличном уровне речь и прочие социальные навыки будут более уязвимы для культурного влияния, но и более договороспособны… не без подводных камней, конечно - таким подводным камнем могут оказаться обычаи гостеприимства, инициации, табу и т.п.

в) Выживание на планете условно пригодной для жизни: её атмосфера не убивает, но едва позволяет выживать, организмы ослаблены, элементарные действия требуют титанических усилий. В такой миссии бесполезно уповать на силу мышц - это, по сути, непрерывный мозговой штурм, направленный на то, чтобы либо убраться отсюда как можно быстрее, либо создать/найти/доработать среду, в которой можно было бы жить относительно полноценно и более спокойно думать над тем, как всё-таки свалить или вызвать помощь. На такой планете разумная жизнь с высокой степенью вероятности может оказаться негуманоидной (если она тут вообще есть), а значит не вполне понятно, попадает ли она под Первую директиву. Плюс такая цивилизация может оказаться на выбор дружелюбной, враждебной, дружелюбной но неверно реагирующей из-за недоразумения, враждебной, но принявшей нас за слишком опасных врагов, чтобы нападать сразу, или просто “прощупывающей” пришельцев.

г) Самый экстремальный вариант – “дожить до рассвета”, т. е. выжить в тот отрезок времени, который требуется для прибытия помощи при крайне малых шансах на выживание. Тут может быть и аномалия вызвавшая каскадный отказ систем катера (тогда нужно будет ещё и разобраться, как не допустить, чтобы спасатели сами стали жертвой), и авария на безатмосферной луне газового гиганта (тогда нам обеспечена борьба за жизнь на фоне офигенных пейзажей), и “гравитационный капкан”, который вроде бы ничем не угрожает, но и не выпускает свою жертву (тут можно было бы сплагиатить “остров погибших кораблей” Беляева, но в “Вояджере” это сделали раньше нас).

2- Первая директива (жанр «попаданцы»)

В сущности, Освальд и Самрита уже отыграли историю в этом жанре, причём историю, аналога которой в Треке нет, так что это может оказаться не слишком интересно для игроков, но раз обещала все идеи, поделюсь и этими. Кстати, из этих идей может быть воплощена какая-то одна, а могут быть и сразу все, если героев раскидает по относительно небольшой территории, и им придётся для начала назначить точку рандеву и, шифруясь, до неё добираться. Культурная “территория” попаданчества может быть любой в промежутке от цивилизованного Древнего мира до конца Нового времени (т.е. до промышленной революции). Почему этот? Потому что это самый длительный отрезок истории после первобытности (которую я всё-таки больше отношу к предыдущему пункту – «survival») и потому что 20 век в Треке уже отработали на все сто. Есть ещё 19 век, но в него попасть труднее, к тому же Освальд и Самрита как раз в такое время и попадали.
Итак, варианты.

а) «Бродячие артисты».
Лучший способ скрыть свою инопланетную сущность – стать комедиантами-импровизаторами. Пёстрые костюмы и грим, бутафорские крылья и маски помогут скрыть инопланетные черты и никого не удивят – на то они и комедианты, чтобы привлекать к себе внимание и выглядеть странно. Вдобавок это отличный (на первый взгляд) способ заработать денег на еду, а если повезёт, то и на полезные предметы, которые помогут в ремонте катера – на парочку кристаллов, которые местные жители вставляют в ювелирные украшения, а мы могли бы вставить в ценные, но - увы! - повреждённые приборы. Казалось бы, несколько здоровых инопланетян способны неплохо заработать на своих физических данных и изобретательности, но так ли всё просто? Один сеньор, на землях которого мы будем развлекать народ, подкинет нам деньжат, а другой, например избыточно набожный, захочет прогнать нас со своей земли плетьми, а то и вовсе посадить в темницу. А что делать, если нас приглашает пожить в замке богатый самодур? Вроде бы надо отказаться, но наш самодур покровительствует учёным – астрономам и алхимикам, вдруг у него в замке найдется что-то полезное для нашего спасения? Тогда надо соглашаться? Но самодур он и в Африке самодур, мало ли что стрельнёт ему в голову? Да и спалиться, проживая долго на одном месте, гораздо проще, чем кочуя с места на место.
Такой вариант подходит либо для большой толпы кадетов, либо для ситуации, когда небольшая группа состоит из персонажей слишком экзотического для данной планеты облика.

б) «Странствующая принцесса».
Нет, конечно, не принцесса, а просто знатная дама. Этот вариант подойдёт для группы из 2-х – 4-х человек, в которой непременно есть девушки и которой повезло разжиться деньгами и костюмами (например, именно они стартовали от катера с репликатором), причём для тех, кто легко может загриммироваться под местных жителей. Почему не больше людей? Потому что если больше, в компанию попадут уже экзотические товарищи, которым в 1 пункт, а если у нас несколько групп, разбросанных по Великому Княжеству Забугорному, то больше и не получится.
Состав группы – Знатная девушка, дуэнья, охранник (или охранники). Можно добавить сюда любимую служанку, но вот дуэнью “вычесть” ни в коей мере нельзя (негоже девице или молодой даме без “тётушки” странствовать!). И при полном составе, и при меньшем числе людей придётся косплеить деву в беде, на которую напали разбойники: спастись удалось, но многие телохранители погибли, вот поэтому нас так мало.
Почему знатная девушка, а не мужик? Потому что мужик, который путешествует в окружении девиц - это странно, а вот дама с охраной и служанками - нормально.
Состав группы здесь может быть источником развлекухи и для читателей, и для игроков.
Например, что делать, если в компании одни девушки? Тогда придётся одной из них (например М’Коте) косплеить мужика-телохранителя. А что делать, если девушек наоборот мало и обе слишком молоды и нежны для дуэньи? Тогда роль дуэньи на себя возьмёт мужик и снова будет забавно.
Подводные камни такого путешествия в том, что богатую даму могут пожелать ограбить, а если она ещё и симпатичная, то взять в любовницы или даже жениться (если грабитель особенно порядочный по меркам своего времени или если он слишком сильно очаровался девицей). Ну, а если, грабитель очаруется подставной тётушкой, то это будет классический сюжет для комедии положений.
Спасёт ли от этого найм охраны из местных? Интересный вопрос! Может быть и спасёт, а может быть охранники решат, что чем довольствоваться платой за охрану, лучше забрать себе всё добро, а нанимателей или убить или продать или даже просто бросить на дороге. Словом, жизнь богатых в “Тёмные века” – тоже не сахар.

в) «Дело о деревянной ноге».
Сюжет может показаться годным только для Тенека, но на самом деле его может отыграть любой желающий, просто Тенеку это будет намного проще. Прикинувшись странствующим монахом (или кем угодно другим, кто должен носить ритуальную одежду, скрывающую характерные черты), Персонаж останавливается в захолустном городке (почти деревне) у местного священника – человека для своего времени просвещённого и здравомыслящего (иначе нашему герою хана). Неожиданно ему приходится задержаться: случается несчастье с одним из местных жителей, которому приходится отнять ногу. Для Тенека тут будут проблемы из серии где взять обезболивающее и переживания о том, что в другом месте мужику ногу терять не пришлось бы, для персонажа не медика всё намного сложнее - браться за дело, о котором знаешь только понаслышке или нет? Идти на риск операции или дать человеку умереть медленно и мучительно? Ну и проблема обезболивающего никуда не девается, наоборот встаёт ещё острее - если Тенек может попытаться сделать что-нибудь из местных трав или отрубить пациента захватом, то остальным остаются только народные средства вроде местного самогона или удара по голове. Да, и не забываем про антисептику!
Если пациент погибает, нашему Персонажу приходится защищаться от обвинения в убийстве.
Если операция проходит успешно, Персонаж остаётся ненадолго, чтобы проследить за выздоровлением пациента и помочь ему чем возможно. Стараясь помочь, как можно лучше, он делает чертёж и с помощью местных столяра и кузнеца изготавливает продвинутый средневековый протез - намного лучше деревянной ноги Джона Сильвера. Казалось бы всё хорошо? Не тут-то было! Нашего героя обвиняют в колдовстве, и он вынужден защищаться. От самосуда Персонажа спасает священник, но прежде, чем он сможет продолжить путь, ему придётся доказать свою невиновность.
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 15 Ноября 2017, 13:14:01
Офис СБ

Теперь, когда Тенек определился с проблемой Тенмы, можно было приступить к решению проблемы глинна Толан. Покинув каюту, он направился в офис СБ.
– Лейтенант Бакот? – полувопросительно полуутвердительно обратился он к дежурному офицеру. – Я хотел бы видеть лейтенанта Т’Мир.
– Еще один… - недовольно пробурчал Бакот, но вызвал коллегу-вулканку.
Т’Мир вошла в офис через минуту и подняла руку в приветствии.
– Долгой жизни и процветания.
Бакот с любопытством переводил взгляд с одного вулканца на другого, наблюдая за встречей соотечественников.
Тенек повернулся к вулканке и ответил на приветствие:
– Долголетия и процветания, лейтенант Т’Мир. Я пришел дать показания по делу глинна Толан. Можно сделать это сейчас, или мне подойти в другое время?
– Следуйте за мной, - распорядилась Т’Мир.
– Не боишься утонуть в теориях заговора? - поддел вулканку Бакот, - Нам ведь и так все известно - они были в каюте вдвоем, она держала фазер, и она во всем призналась. Расследовать нечего, все ясно, как день.
Вулканка не обратила внимания на Бакота, а провела Тенека в небольшую скудно обставленную комнату, где совсем недавно уже успел побывать ромуланец. Но Тенек этого, конечно, не знал.
– Вы можете рассказать все, что знаете, - произнесла лейтенант, когда за ними с Тенеком закрылась дверь.
– 30 и 31 августа по приказу глинна Толан в нашей группе проходила тотальная наркологическая проверка, – начал Тенек. – Глинн Толан не была обязана принимать в ней участие, однако 31 августа она явилась в лазарет для того, чтобы сдать пробу крови. Анализ показал, что накануне ночью её организм оказался под одновременным воздействием алкоголя и снотворного... если потребуется, я предоставлю вам исчерпывающие данные по этому анализу. Поступок глинна Толан был на первый взгляд нелогичным: если она собиралась сдавать анализ, она не стала бы злоупотреблять психоактивными веществами и тем более их смешивать, если же она сознательно хотела подвергнуться их воздействию или приняла снотворное после алкоголя по неосмотрительности, то у неё была возможность это не афишировать: в отличие от нас она не была обязана подвергаться проверке. Однако её поступок выглядел так, словно она стремилась к тому, чтобы присутствие этих примесей в её крови было обнаружено. Я не знал никого, кто имел бы веские причины пытаться вызвать у глинна Толан нелетальное отравление, и посчитал более вероятной другую версию. Наше взаимодействие с глинном Толан не было беспроблемным, и я подумал, что она таким образом пытается проверить мою компетентность или лояльность, не желая при этом подвергать риску кого-либо кроме самой себя. Сейчас я думаю, что допустил ошибку, и что мне следовало рассмотреть менее вероятную, но более логичную версию. Можно предположить, что глинн Толан не собиралась участвовать в наркологическом мониторинге и планировала провести вечер, как это бывает у эмоциональных, за ужином с некоторым количеством алкоголя. Неизвестно, что случилось между ужином и её появлением в лазарете, но если предположить, что наутро у неё возникли подозрения, относительно того, какие вещества и каким образом попали в её организм, её поступок становится в высшей степени логичным.
– Вы правы, - согласилась Т’Мир, - Это можно считать логичным. Результаты анализов внесены в карту, я полагаю?
– Да, – подтвердил Тенек. – Также в лазарете хранится и сам образец крови. Можно провести максимально подробное исследование содержащихся в ней примесей.
– Благодарю, - ответила Т’Мир, - Эта улика будет очень полезна следствию. У вас есть какая-либо еще информация?
– Возможно, – немного подумав, сказал Тенек. – Начиная с этого дня состояние глинна Толан изменилось, ей стало сложно концентрироваться на мероприятиях проекта. Изначально я отнёс это к её физическому состоянию, однако после того, как я снял наиболее дискомфортные из её симптомов, этот показатель не изменился. Я не знаю, имеет ли это отношение к совершённому преступлению, но такая вероятность существует.
– Если исключить симптомы физического состояния, к чему бы вы отнесли это изменение? - уточнила Т’Мир.
– Я не обследовал Глинна Толан с помощью трикодера или каких-либо дополнительных анализов, но если сделать допущение и исключить состояние её здоровья, возможно имеет смысл отнести это к её эмоциональному состоянию, – предположил Тенек. – И это можно считать нетипичным: глинн Толан из тех, кто может позволить себе эмоциональную вспышку, но до того момента я не видел, чтобы она хоть раз позволила себе пренебречь своим долгом, в том числе из-за эмоций.
Т’Мир кивнула словам Тенека, как будто они что-то для нее объясняли.
– По моему опыту, эмоции - часто становятся ключом к разгадке дела, - заметила женщина, - Ваша наблюдательность - похвальна. Еще раз благодарю вас.
– Вы оказываете мне честь, – поблагодарил лейтенанта Тенек и, чуть помедлив, сказал:
– Приношу вам извинения за вопрос, находящийся вне моей компетенции, но могу я узнать, проходит ли по делу об убийстве коммандера Мори доктор Глессин или гал Дохиил?
Стажёр понимал, что не вправе задавать такой вопрос офицеру СБ, ведущему дело, но в его память врезалась фраза об устранении свидетелей, в панике брошенная Глессином. Свидетелей не убивают из-за пустяков, а единственное актуальное преступление, известное Тенеку было именно убийством коммандера Мори. Конечно, Глессин мог иметь в виду что-то другое, что-то совершённое на Кардассии и не имеющее отношение к убийству коммандера, но вероятности отличные от нуля казались Тенеку достойными рассмотрения, особенно если речь шла об убийстве.
Лейтенант внимательно посмотрела на Тенека.
– Сожалею, но я не имею права давать постороннему лицу информацию о ходе дела. Вам следует дождаться следующего официального заявления Службы Безопасности. Однако… если вы по какой-то причине каким-то образом знаете о противоправных действиях, совершенных упомянутыми вами личностями, вы можете сообщить мне об этом.
– Конечно, я не должен был спрашивать.
Тенек не слишком рассчитывал на ответ, однако если бы по каким-то причинам Т’Мир могла ему сообщить о причастности одного из кардассианцев к убийству коммандера, это автоматически сделало бы информацию о словах Глессина потенциально более значимой. Стажёр потратил ещё секунду, чтобы проверить собственные умозаключения, затем сказал:
–  Доктор Глессин сегодня совершил неэтичный поступок, однако сторона, которую я склонен считать пострадавшей, скорее всего не станет заявлять об этом в службу безопасности станции, и этот поступок так и останется безнаказанным. Тем не менее во время связанного с ним инцидента доктор Глессин произнёс дословно следующее: «Вы пришли меня похитить? Кто меня заказал? Это гал Дохиил решил избавиться от свидетелей? Вы на него работаете?» Эти слова были произнесены, когда семь человек, включая и меня, внезапно и без разрешения вошли в каюту доктора. Разумеется, доктор ошибался, наш визит не был связан с галом Дохиилом, мы не совершали агрессивных действий и были готовы исключительно к самообороне и исключительно ради предотвращения возможных противоправных действий, тем не менее, первое, что он предположил, это попытку устранения его как свидетеля наёмниками гала Дохиила. – Чуть подумав и вспомнив слова Т’Мир о значении эмоций для расследования, стажёр уточнил: – Доктор Глессин, судя по всему, был захвачен врасплох и находился под влиянием сильных эмоций. Сожалею, что не могу рассказать подробнее, этот инцидент связан с личной медицинской информацией, которую уже я не вправе разглашать.
– Это ценная информация, - ответила Т’Мир, - Она поможет мне соединить все точки этого узора.
Ее лицо не изменило выражения, но внимательный наблюдатель мог бы заметить, что мышцы на ее шее напряглись, а дыхание ускорилось. Будь Т’Мир собакой-ищейкой - ее ноздри бы сейчас трепетали, почуяв свежий след.
-Мы внимательно рассматриваем все свидетельства, - добавила вулканка, - Благодарю за обращение в Службу Безопасности. Теперь вы хотите видеть вашего бывшего координатора?
– Глинна Толан уже посещали сегодня? – вопросом на вопрос ответил Тенек.
– Да, - ответила Т’Мир.
– Тогда мне не следует её беспокоить, сомневаюсь, что она хочет быть объектом повышенного внимания. К тому же я – не лучший собеседник для глинна Толан.
– Понимаю. Если вспомните что-то еще - можете меня вызвать.
– Безусловно. Благодарю вас, лейтенант.
За логику, как известно, не благодарят, но Тенек уже видел сегодня совсем другое отношение сотрудника СБ к делу, и начинал понимать, почему эмоциональные благодарят за правильные и логичные поступки.


Когда Тенек обменивался с Т’Мир привычными вежливостями на выходе из её кабинета, в глазах его чуть заметно просматривалось восхищение. Сейчас стажёр очень явственно ощущал, что соскучился по Вулкану и вулкацам, по разговорам, в которых он абсолютно всё понимал и не чувствовал себя в эпицентре какой-то замысловатой путаницы с множеством незнакомых подтекстов. Разговор с лейтенантом Т’Мир, был по сравнению с этим настоящим отдыхом. А ведь сама вулканка прослужила на этой станции много лет, и значительную часть времени была единственной представительницей своей расы! Тем не менее, она сумела благополучно интегрироваться в это сложное и противоречивое общество, и Тенеку определённо следовало брать с неё пример.
___________________
с Т’Мир и Бакотом
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 15 Ноября 2017, 13:12:38
Каюта Ракара и Тенека

После окончания брифинга Тенек ненадолго вернулся в каюту, ему было необходимо обдумать всё случившееся. Вулканец не разделял опасений Освальда относительно собственной жизни. Во-первых, Глессин видел, что Тенек так же стремится защитить тайну Джеза Тенмы, как и он сам, и отличие только в том, что Тенек не считает возможным держать в заблуждении самое заинтересованное в этой ситуации лицо – пациента. Во-вторых, Глессин наверняка был осведомлён о ранении Тенмы и его лечении на «Саратоге». Это создавало значительную вероятность того, что персонал «Саратоги» тоже в курсе дела, и то, что Тенек так и не получил оттуда данных для медицинских карт участников проекта, косвенно это подтверждало – медики «Саратоги» тоже стремились соблюсти врачебную тайну. Неужели доктор Глессин решит перебить весь медицинский персонал звездолёта Федерации? А если нет, какой смысл убивать Тенека? Нет, определённо, это не было сколько-нибудь вероятной угрозой.
Гораздо больше Тенек был озабочен тем, что Тенма по его словам не помнил их разговора. Должен ли он сделать ещё одну попытку? Характеристика Джеза Тенмы, его поведение на Волане II – всё это говорило о нём как о сильной личности, которая не должна сломаться даже от самых плохих новостей (на всякий случай Тенек напомнил себе, что нечистокровность для кардассианца – действительно очень плохая новость). В то же время Тенма определённо испытывал мощное давление со стороны отца и доктора Глессина, и вулканец подозревал, что давление ещё и со стороны врача проекта может только отсрочить то время, когда его кардассианский коллега будет готов принять правду. К тому же было неизвестно, что именно Глессин сделал с его памятью. Тенек очень надеялся на то, что у Глессина не было времени вложить в память пациента опасный для его интеллекта и психики триггер, реагирующий на запретную тему, и всё же этого тоже нельзя было полностью исключить.
В конце концов Тенек решил выждать и дать Джезу Тенме возможность сделать первый шаг самому, обозначив своё желание или нежелание решить для себя эту проблему. В каком-то смысле резкая смена приоритетов сама по себе могла бы стать свидетельством неоправданно сильного вмешательства в разум кардассианца... а отсутствие такой смены – свидетельством обратного.
Стажёр вытащил из карманов падд, который так и пролежал там с самого разговора с Джезом, и трикодер, который он собирался вечером вернуть на борт «Анадыря». Настройки трикодера Тенек сбросил и стёр из памяти прибора, но информация с падда ещё могла пригодиться Джезу Тенме. Вулканец открыл ящик стола, чтобы положить падд туда, но тут его взгляд упал на вещи Делас, всё ещё лежащие у стены. Определённо ромуланка ещё вернётся за ними, а её беспокойство насчёт того, что кто-нибудь мог вторгнуться в её личное пространство, наводило на мысли, о том, что она сама вполне способна на подобный поступок... или во всяком случае о том, что на Ромуле с этим дела обстоят совсем не так как в Федерации и тем более на Вулкане. Стажёр задвинул ящик и положил оба прибора обратно в карманы.
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 09 Октября 2017, 16:51:42
2 сентября 2384 г.
Жилое кольцо


Когда связь отключилась, ромуланец посмотрел на своих коллег с некоторым сожалением.
– Ну что ж, по крайней мере мы теперь знаем, что их 18. Из них, одна Илама Толан – в карцере, кардассианский посол – возможно у себя в кабинете. Итого, у нас 17 различных вариантов, которых мы бы побеспокоили сами, а теперь для лучшей производительности – хорошо бы разделиться. И заполучить еще пару трикодеров. И надо посмотреть в Кварк'с. Будем искать?
Делас сосредоточенно закивала, но потом, будто вспомнив о чем-то, подскочила к Ракару:
– Предупреди координатора, чтобы она снова на тебя не злилась, - тихо шепнула она, а сама помахала трикодером. – Я могу немного усилить радиус действия трикодера, только вот 18… ну ладно, 17 кардассианцев – это и правда немало.
– Возможно, все 17 нам не понадобятся, – негромко сказал Тенек, – однако моя гипотеза не имеет достаточного логического обоснования и имеет высокие шансы оказаться ошибочной. На станции находится личный врач мистера Тенмы, есть небольшой шанс, что мистер Тенма с ним, но я никак не могу увязать встречу с врачом и брошенный коммуникатор: если бы мистер Тенма заранее сообщил советнику, что будет отсутствовать на брифинге по уважительной причине, он мог быть абсолютно уверен в том, что его никто не побеспокоит, а то, что случилось в действительности, напротив привлекает к нему максимум внимания.
– Итак, что мы имеем, - пробормотал, наконец, Освальд, которого не слишком привлекала идея слоняться толпой по станции и тыкать трикодером во все углы, - "Кварк'с", каюта личного врача Джеза... ещё есть та каюта, которую он снимал сразу по прибытии на ДС9. Я намереваюсь сходить туда, потому что... потому что был там несколько раз... кхм... Ракар, если пойдёте в "Кварк'с", спросите Глидию или Мидию - одна из них может что-то знать. И в голокомнаты загляните.
Ромуланец кивнул Делас, у него действительно как-то не задалось с неромуланскими координаторами, так как формат проекта не был похож на обычное военное подчинение/командование.  И да, ромуланец Ракар очень сильно привязался к формулировке собственного командования, разрешавшего ему действовать по своему усмотрению.
– Да, сейчас, я сообщу, спасибо, - шепотом ответил он Делас, а потом посмотрел на Освальда, кивая тому, в знак принятия информации. – Отлично, что вам известно, где Тенма живет. Он мог просто сорвать и бросить коммуникатор по пути в каюту. Давайте начнем с нее в первую очередь, может быть все остальное не понадобится.
– Да нет же, я не имел в виду, что мы все туда пойдём, - мотнул головой Освальд, - он сейчас может жить и в другой каюте, а в ту могли ещё кого-то поселить. Будет лучше и правда разделиться, потому что у пяти групп шансов найти больше, заодно и время сэкономим - нас же ещё задание ждёт. Мы на ДС9, а не в зоне военных действий, и никто не мешает ходить поодиночке. Если вы так хотите пойти в его каюту, то я пойду в "Кварк'с" и поспрашиваю у наших с ним общих знакомых.
Ракар чуть сощурился, глядя на Освальда. Только в этот раз это означало не подозрение, а раздумье.
– Освальд, я думаю, что дальнейшие поиски после его каюты не понадобятся. Если, конечно, он ее с тех пор не сменил. Поэтому, прежде чем расходиться, надо проверить эту версию. Хорошо, мы все туда не пойдем, сходите один, мы подождем снаружи, – сказал ромуланец, - и если неуспешно – то начнем разделяться.
– Вы сами только что предлагали разделиться, и это правильно, потому что... - начал было Освальд, но потом вздохнул и снова помотал головой, - ладно, как хотите, мне важно Джеза найти, а не вас переспорить. Если координатор не против, идём туда.
Наверное, каюта Тенмы была далеко отсюда, или ромуланец чего-то не понимал, но тем не менее он снова коротко кивнул Освальду, и вызвал Утару Рилл, чтобы рассказать ей о происходящем.
В середине доклада Ракара Утара появилась из за ближайшего поворота, болианка бежала забавной, хотя и не лишённой своеобразной грации трусцой (на бег она перешла, после отказа со стороны службы безопасности). Окончание рассказа она слушала уже «вживую».
– Я согласна с мистером Макдауэллом, нам лучше разделиться, – сказала она, разобравшись в ворохе предположений. – К доктору Глессину лучше пойти мне: если уж беспокоить солидного человека, то по крайней мере пусть это будет исполняющий обязанности координатора. Мистер Ракар, раз вы идёте в каюту мистера Тенмы, возьмите с собой мисс Делас и её трикодер. Мистер Тенек, вы пойдёте с мистером Макдауэллом: пока он будет расспрашивать людей в Кварк’с, вы возьмёте в лазарете аптечку – или что там может понадобиться? – и присоединитесь к нему, это на крайний случай. У кого-то есть ещё предложения или важная информация?
– Мэм, разрешите отправиться в каюту, - обратился к болианке Освальд, - я там уже был, и мне проще будет сориентироваться.
Болианка потёрла рукой лоб, проклиная свою несообразительность: ведь действительно, это Освальд был в каюте, облюбованной кардассианцем, а не Ракар!
– Вы правы, тогда вы и мисс Делас – в каюту, а мистер Ракар – в Кварк’с, – болианка перевела взгляд на Тенека: – я что-то должна знать ещё, прежде чем позвоню в дверь мистера Глессина? – не слишком добрым голосом осведомилась Утара.
– После возвращения с Волана II я связывался с доктором Глессином для уточнения некоторых данных. Доктор Глессин был недоволен, – лаконично ответил вулканец.
– Может быть вы наконец скажете, какого рыжего чёрта здесь творится и причём здесь вы, медицина и доктор Глессин?? – не выдержала Утара.
– Это личная медицинская информация, – упрямо отозвался стажёр.
Ромуланец отступил на шаг назад от всех остальных. И принялся молча слушать и ждать, когда можно будет идти.
– «Личная медицинская информация» идёт со мной, – ядовито прокомментировала Утара, – и если завтра в коридоре обнаружится труп мистера Тенека, вы знаете на кого донести в СБ.
– Сообщите мне, пожалуйста, если найдете его, - сказал Ракар, - я пошел в Кварк'с.
У Освальда на языке крутилось замечание, что фазер на максимуме избавит и от трупа Тенека, и от ненужных свидетелей, но он сдержался и не стал шутить с начальством и, вместо этого, кивнул Делас:
– Пойдём, прогуляемся.
Делас тоскливым взглядом проводила удаляющегося Ракара и нехотя поплелась за Освальдом, специально отставая на него на шаг и делая вид, что полностью погружена в показания медицинского трикодера. Но пока кардассианцев поблизости не наблюдалось.
___________________

С Освальдом, Делас, РАкаром и Утарой
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 03 Октября 2017, 11:17:27
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Квинтилия Перим быстро воспользовалась двухчасовым перерывом и вернулась на свое место в ангаре, отданном под конференц-зал для проекта “Альфа”. Там ее и нашел Тенек за некоторое время до совещания, назначенного Утарой Рилл.
То, что они оба пришли раньше назначенного было очень удачно: Тенек собирался вызвать мисс Перим по связи до или после собрания (в зависимости от её планов), теперь же можно было решить все вопросы без усложнения алгоритма. Стажёр подсел к девушке и предложил:
– Если не возражаете, давайте назначим время для нашего ближайшего занятия и уточним детали.
– Какое именно занятие вы имеете в виду? - спросила Квинтилия.
– По заданию мистера Планкса, – напомнил Тенек. – Если помните, мы начали обсуждать его во время вынужденной задержки на Бэйджоре.
 Понимания в глазах Квинтилии не прибавилось.
– Вы имеете в виду подготовку к экзамену по медицинской помощи или психологические практики? Я поняла, что у вас два направления работы, и не знаю, о котором вы говорите сейчас.
– Об обоих, – объяснил стажёр. – Ваши трудности с оказанием доврачебной помощи – результат фобии, поэтому наши занятия будут построены в первую очередь на её преодолении, а применение ваших медицинских навыков будет проверкой того, насколько успешно вам удаётся с ней справиться. Так что на каждом занятии мы будем посвящать время и тому, и другому.
– Я поняла, - ответила девушка, - Тогда можете назначить любое время, которое вам удобно, мистер Тенек.
– Вы тоже участник этих занятий, – возразил вулканец, – и ваше удобство тоже имеет значение. Если у вас уже есть планы на ближайшие два дня, нам не следует их нарушать.
– Сегодня вечером у меня тренировка с мистером Ракаром, - ответила трилл, - В остальном мое расписание свободно. В данный момент я не кадет Академии и освобождена от всех дистанционных занятий, которые иначе могли бы быть.
– Тогда давайте зарезервируем завтрашний вечер, через час после занятий проекта, – предложил Тенек и поинтересовался: – А вы действительно хотели бы использовать для преодоления фобии медитацию?
– Хорошо, - ответила Квинтилия, - Завтрашний вечер. Я не знаю, что такое медитация, поэтому не могу ее предпочитать или не предпочитать. Вы - медицинский специалист, поэтому я оставлю выбор способа на ваше усмотрение.
– Я объясню, что это, – пообещал стажёр, – тогда вы сможете решить, хотите ли вы это попробовать. Если позволите, я хотел бы задать вам один вопрос, по смежной теме. Мистер Планкс также упоминал, что помимо проблемы с применением на практике навыков первой помощи у вас были проблемы с инженерными работами. Эти две проблемы как-то связаны между собой, или между ними на ваш взгляд нет никакой связи?
– Я думала об этом, - ответила девушка, - Полагаю, успех в этих двух дисциплинах зависит не только от теории, но и от работы руками, а я не самый практический человек на свете.
– Простите за слишком личный вопрос, – осторожно начал стажёр, – но в случае с техникой вы не испытываете никакого страха? Речь идёт только об отсутствии привычки к работе руками или о страхе тоже?
– Какую, например, технику вы имеете в виду? - уточнила девушка.
Тенек покачал головой, как бы признавая отсутствие у него достаточной информации:
– Я не знаю, это как раз то, что можете подсказать только вы сами. Мистер Планкс упомянул пробелы в инженерном курсе Академии Звёздного флота, как я понимаю, той её части, которую изучают на вашем отделении… впрочем, вы сами слышали его слова. Я спрашиваю вас об этом вот по какой причине: если какие-либо объекты, с которыми вы имели дело, вызывали не только неуверенность в своих силах, но и страх, между двумя разными на первый взгляд фобиями может обнаружиться связь. Например, страх перед травмами (своими или чужими) может превращаться в страх перед предметами, которые могут травмировать вас или ваших товарищей: электричество, осколки панелей, плазмопроводы – таких объектов на кораблях и станциях Звёздного флота достаточно много.
– Я не знаю, - ответила Квинтилия, - Если бы вы уточнили конкретно, есть ли у меня фобия транспортера или боюсь ли я пользоваться репликатором - я бы смогла ответить, что этого нет.
– Тогда будем считать мой вопрос преждевременным, – завершил тему фобий Тенек, – если что-то подобное у вас действительно есть, вы рано или поздно отследите это, и, уверен, ваш инструктор по инженерному делу сумеет вам помочь. Я также буду в вашем распоряжении, если окажется, что требуется моя помощь.
-Хорошо, - согласилась Квинтилия.
___________________
с Квинтилией
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS