* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
13 12 2018, 12:40:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 23
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : Вчера в 09:22:52
18 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


Тэйра пригнула голову, как ей и посоветовал Тенек. Ужасно хотелось пить и было нечем дышать. Лагеря - и никого вокруг - не было видно.
– Что нам делать? - повернулась она к Тенеку. Ей самой хотелось лечь, и, может быть, умереть, чтобы песок занес и ее. Лагерь, группа, возвращение - все сразу стало совершенно бессмысленным. - Такие бури не бывают долгими, верно?
– Обычно не бывают, – ответил Тенек, наклоняясь к самому её уху и невольно вводя в заблуждение: с его точки зрения срок от получаса до нескольких часов был действительно недолгим. – Мы заберём чип и своего ящера, и отойдём хотя бы на несколько метров, потом дождёмся затишья и вернёмся в лагерь. – Услышав оттенок отчаяния в голосе трилла вулканец добавил: – У тебя есть вода, мы продержимся… подожди немного.
После этих слов он снова склонился над Син-Баэ, зажал чип в кулаке, разорвал нитку ожерелья прямо на шее у принцессы и дал бусам рассыпаться, затем спрятал чип поглубже в сумку; теперь если бы нашли тело и начали разгребать песок, легко могли бы подумать, что ожерелье разорвалось – и попробуй найди в песке каждую его частичку! Следующим его действием было проверить, нет ли при себе у Син-Баэ какого-нибудь ещё предмета, письма – чего угодно, что могло бы пролить свет на причины её… похищения? бегства? Он ничего не нашел. Одежда Син-Баэ была очень простой и совсем не подходящей для жестоких внешних условий, которые представил этот день. Человек, который планировал сбегать в бурю, был бы экипирован иначе.
Ящера погибшей девушки он заставил лечь хвостом к ветру, чтобы дать зверю больше шансов выжить (судя по поведению других ящеров и тем знаниям, которые у него были, для выживания в бурю животным требовалось в первую очередь именно занять максимально безопасную позицию по отношению к ветру), и наконец вернулся к Тэйре:
– Обопрись на меня и поднимем Гип: она прикроет нас от ветра.
Тэйра кивнула. Едва ли у нее были силы встать и тем более, поднимать ящера, но... она еще не до конца сдалась. Она выпрямилась, опираясь на плечо Тенека... и ветер едва не сбил ее с ног.
Поддерживая Тэйру Тенек склонился к голове Гипатии и одновременно голосом и жестом дал ей команду подниматься. Он очень надеялся на то, что их терпеливая спутница согласится встать и пройти хоть немного. Ветер и песок донимали Тенека ничуть не меньше, чем других, разве что глаза его были в несколько большей безопасности благодаря третьему веку, да ещё опыт ориентирования в такую непогоду подсказывал дальнейшие действия. К сожалению, сейчас требовалось поступать опыту вопреки: вместо того, чтобы сидеть, забившись в угол между двумя ящерами, нужно было уйти с места гибели Син-Баэ.
И всё же Тэйре с непривычки приходилось куда хуже, поэтому Тенек, пока Гипатия не встала, повернул девушку лицом к себе и пригнул её голову к своей груди, защищая её лицо от песка и ветра.
Гипатия не встала. Она издала громкий стонущий звук и повернула голову к Тэйре, вглядываясь в ее лицо через летящий песок.
Какой отвратительный песок. Тэйра, прикрывая лицо, подошла к Гипатии и несильно, осторожно толкнула ее в бок:
– Вставай, вставай.
Той было очень больно, может, чешую ободрало песком... Но встать-то она может?
Возможность остаться без ящера подкинула Тэйру. Что можно сделать, что она может сделать? Тэйра развернулась, чтобы ветер не бил ей в лицо, и сделала маленький шаг назад, взмахнула рукой.
– Ну, иди за мной.
Наконец, Гипатия встала и послушала свою хозяйку.
Тэйра продолжила медленно отступать, приманивая Гипатию к себе. Вот так... Им все равно нужно было отойти. Ноги сильно увязали в песке, каждый шаг давался трудно.
– Далеко мы отходим? - крикнула она Тенеку.
Тенек шёл рядом с Тэйрой, по прежнему стараясь хоть немного прикрыть её от ветра: Гипатия слушала только свою хозяйку, и сейчас Тэйра мужественно принимала на себя удары стихии, чтобы спасти группу от подозрений.
– Так, чтобы уйти из зоны видимости, – ответил ей вулканец. – Если мы окажемся хотя бы в семи–десяти метрах, у нас будет возможность настаивать на том, что мы ничего не видели.
Хорошо... Тэйра отходила все дальше и дальше. Десять метров казались бесконечными, но вот она потеряла из виду Син-Баэ и даже тогда не остановилась, сделав ещё несколько шагов и только тогда села на песок, развернув Гипатию так, чтобы ветер больше не бил по ее боку.
– Дай я посмотрю... - она потянулась к ящеру поближе. При таком ветре слезились глаза, вряд ли можно было нормально разглядеть, что у нее на боку... Но очевидные повреждения хотелось видеть сразу.
Объективных повреждений не было, но летящий песок был неприятен даже грубой шкуре ящера. Руки самой Тэйры покраснели.
Тэйра устало села, прячась за боком ящера, почесала Гипатию по шее:
– Молодец, ты просто молодец. Подожди немного, ветер стихнет... - пробормотала она негромко и спрятала в рукава исцарапанные руки. Что же, теперь ждать? Ей казалось, такая сильная буря должна бы уже стихнуть. Тэйра с трудом отстегнула фляжку и глотнула воды - дышать сразу стало легче.
– Интересно, ее ящер уйдет? - она глянула в ту сторону, откуда они пришли, и где лежала Син-Баэ. - Остальные могли бы его найти.
Несмотря на надежды Тэйры, ветер не утихал. Кто знает, сколько еще это продлится?
Тенек почти не слышал ее слов. И не видел ничего вокруг. С каждым вдохом в его не смоченное водой, как у Тэйры, горло будто врывался песок вместо воздуха. Стоило перестать разговаривать. Им нужно было хоть какое-то укрытие, хоть чем-то накрыться, во что-то замотаться, лечь на землю, иначе они погибнут, как Син-Баэ. Она была одна, на открытом воздухе, и теперь та же участь ждала их.
– Пригнись, – напомнил Тенек Тэйре и показал, как именно надо пригнуться: опустить голову между колен и прикрыть её руками, защищая сверху и с боков, прислониться к ящеру, скрываясь за его тушей, как за живым заслоном. – Не говори: береги дыхание!
Сам Тенек собирался последовать её примеру, но сперва он вытащил из сумки два бинта и обмотал её руки – когда Тэйра накроет ими голову, больше всего достанется именно им. Голова и лицо девушки были закрыты шарфом – она хорошо запаковалась в него ещё перед выходом. Свои руки вулканец тоже тщательно обмотал: теперь уже не нужна была предельная точность и чувствительность рук, чтобы обнаружить жизнь или смерть или чтобы не упустить в песок лёгкий чип из ожерелья принцессы; а ещё у него не было никакого желания пугать местных позеленевшими от ветра и песка руками.
Тэйра кивнула в благодарность  - так руки и правда меньше бил песок - и указала вулканцу на свою флягу: "Будете?"  Потом прикрыла голову, но пока только с одной стороны, чтобы видеть, что ответит Тенек.
Тенек кивнул и прямо через ткань, которой было обёрнуто его лицо, приложился к фляге. Набрал в рот глоток воды и как можно быстрее заткнул флягу (песку там было совершенно нечего делать), потом вернул флягу Тэйре.
Они потеряли счет времени, которое провели так, сражаясь за жизнь и борясь со стихией за воздух при каждом вдохе.
________________________
с Тэйрой
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : Вчера в 09:19:33
18 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


– Наконец-то, - пробормотала Тэйра. - Ане-Лир, как у вас с водой? - спросила она, обернувшись. - И поедем ли мы на двух ящерах, или Гипатия нас выдержит?
На ветру в тучах пыли работать было тяжело, ветер рвал из рук верёвки, трепал углы свёртка и словно наваливался на плечи тяжёлой массой. Никто из «равноправных и свободных от предрассудков женщин» и не подумал присоединиться и помочь ставить растяжки, даже его собственная напарница, и потому «поторапливаться» не особенно получилось. Им было обидно оставаться на хозяйстве (хотя мужчины оставались и не жаловались на «непрестижность» этой работы), им не приходило в голову помочь в элементарных и необходимых вещах, достойными себя они считали только высокоинтеллектуальные занятия и рискованные предприятия. По большому счёту они ничем не отличались от патриархальных мужчин. Впрочем, Тенек не стал слишком много задумываться об их непостижимой психологии, просто закончил работу один и так быстро, как только смог.
Тенек вбил последний колышек и выпрямился. Фляга для воды, оставшаяся в наследство от профессора висела у его пояса вместе с неизменным лекарским набором, правда после вчерашнего ужина она была почти пуста, но Ракар распорядился набрать воды, и потому почти порожняя ёмкость тоже была не лишней. Под фартуком снова была подвязана ии’сса – сегодня она уже один раз сослужила службу, и стажёр был уверен, что крепкая верёвка не помешает и поисковой группе.
– Возьмём одного ящера, – предложил вулканец, – два нужны здесь, чтобы прикрывать хотя бы 180° наветренной дуги. Ты поедешь верхом и будешь смотреть сверху, я пойду пешком и буду смотреть, что происходит ближе к земле. Будем держаться в связке – на расстоянии повода. Я думаю, это будет эффективно. Как по-твоему?
Тэйра пожала плечами. Тенек, конечно, знаком с песчаными бурями куда лучше нее, и она доверилась его мнению. Тем более, при таком разделении можно будет лучше видеть, что происходит и вдалеке, и близко,  у земли.
– Это разумная мысль, - кивнула она и тут же переспросила:
– Так вам нужна вода? У меня-то есть.
– У меня на самом дне, – но мне сейчас пока не нужно. – К тому же Ане-Рэй сказал нам набрать воды, так что запас мы пополним.
Тенек окинул взглядом экипировку Тэйры, чтобы убедиться, что она хорошо защитилась от песка и ветра и взял за повод Гипатию.
– Ты готова?
Тэйра подняла воротник и  перевязала шарф, чтобы закрыть шею и лицо. Поставила ногу в стремя.
– Уух, - она, снова, едва успела уцепиться за седло, но выпрямилась и перекинула ногу. Кажется, уже лучше получается. - Да, готова, - кивнула она вулканцу, смотря на него сверху вниз.
Тенек взялся за повод Гипатии, продел в него свою «универсальную верёвку», чтобы добавить длины, и сказал:
– Двигаемся по замкнутой кривой, огибающей внутреннюю часть лагеря, как лепестки сердцевину цветка.
После этого стажёр отодвинулся от Гипатии на длину верёвки и дал знак трогаться.
Гипатия замотала головой, будто пытаясь отвернуться от ветра, но он был со всех сторон.
Ветер и правда становился сильнее, песок колол лицо и руки, и Тэйре стало немного страшно. Но она сама вызвалась ехать, и отступать было уже поздно.
Она сильно толкнула Гипатию вперед.
В этот раз Гипатия послушалась. Они начали медленно объезжать лагерь по его внутренней части.
Видимость очень ухудшилась,  Тэйре приходилось сильно щуриться и напрягать глаза, чтобы разглядеть хоть что-то. Все шатры были сложены, почти все кальдонианцы исчезли. Она увидела только одного, который, пригибаясь, перебегал от одной палатки к другой - под конец ему пришлось опуститься на землю и ползти, чтобы нырнуть под ткань.
Дышать становилось трудно. Шарф на лице фильтровал песок, но мелкую пыль вжимало в ткань, и скоро она заскрипела на зубах.
Тэйре показалось, что она увидела всадника на границе видимости, в отдалении от лагеря.
Тэйра обернулась к Тенеку:
– Ане-Лир, вы видите?! - она привстала в седле, стараясь лучше рассмотреть неясную фигуру и вытянула руку, указывая в том направлении. Песок тут же забился в горло, заставив ее закашляться.
Ящер всадника шел к лагерю, медленно переставляя ноги. На его спине сгорбилась какая-то фигура. Облака пыли то скрывали эту картину, то проносились мимо.
Тенек посмотрел в направлении, в котором указывала Тэйра и сперва ничего не увидел, но подойдя ближе к напарнице, увидел, на что (точнее на кого) она показывала. Оказавшись рядом с Тэйрой, вулканец предложил перекрикивая ветер:
– Давай подойдём и предложим помощь.
Помимо естественного желания убедиться, что всадник не ранен и доберётся до лагеря, это был самый естественный предлог, чтобы убедиться в том, Син-Баэ перед ними или нет.
Ага! Значит, ей не показалось!
– Давайте поспешим, - Тэйра кивнула Тенеку и чуть поторопила ящера - гнать во весь опор было глупо, но им однозначно нужно ехать быстрее. Быстрым шагом. - Вы успеете за мной? - она снова повернулась к вулканцу.
– Успею! – Тенек расположился так, чтобы Гипатия прикрывала его от ветра, и это позволило ему идти быстрее. Вместе они направились к неизвестному всаднику.
Они продвинулись вперед на несколько метров и вышли за периметр лагеря. Тэйра увидела, что всадник в седле покачнулся и упал на землю. Ящер продолжил свой путь.
– Приведи его ящера, – попросил Тэйру Тенек, – а я посмотрю, что с ним. Только не теряй меня из виду: если не получится остановить ящера до того, как перестанешь меня видеть, возвращайся, – с этими словами вулканец отцепил свою верёвку от повода Гипатии и передал повод Тэйре.
Тэйра сосредоточенно кивнула и подстегнула Гипатию. Та сначала заупрямилась, но всё-таки побежала быстрее. Чужой ящер не торопился, они должны быстро его догнать.
Чужой ящер шел к лагерю, поэтому спешащая ему навстречу Тэйра быстро с ним пересеклась. Гипатии все происходящее не нравилось, но она слушалась команд и движений наездницы.
Пеший Тенек остался позади.
Упавший всадник лежал впереди темным пятном на земле. Он не двигался, его заносил песок.
Тенек, пригибаясь под порывами ветра двинулся вслед за ней по направлению к упавшему.
Ящера они догнали довольно быстро, и Тэйре пришлось наклониться с седла, чтобы схватить его повод. Отлично, а теперь назад.
Она обернулась, не сразу разглядела Тенека в облаке песка и развернула Гипатию к нему, потянув чужого ящера за повод. Гипатия обернулась к чужаку и качнула головой - недовольна?
– Нет, мы не можем его тут оставить, - заметила Тэйра то ли себе, то ли ей. - Пошли.
Скоро два ящера и Тэйра пересеклись с Тенеком.
Когда Тэйра подъехала, Тенек взял повод второго ящера и крикнул, показывая рукой в сторону упавшего:
– Теперь к нему. Кладём с наветренной стороны ящеров и откапываем!
Подниматься в седло он не стал: пусть упавший всадник и был от них уже всего лишь в трёх-четырёх метрах, но его уже изрядно засыпало песком, и потерять его сидя на ящере было легко, даже если бы ящер через него перешагнул.
Тэйра кивнула. Всадник все так же лежал на земле, это был очень, очень плохой знак и нужно было поспешить. Она направила Гипатию к лежащему на земле человеку - три метра они преодолели за несколько секунд. Тэйра спрыгнула на песок рядом со всадником, но не решилась его трогать до того, как подойдёт Тенек.
По бежевой одежде было не понятно, мужчина это или женщина, но Тэйра увидела длинную растрепанную черную косу и синие татуировки на ладонях.
Неужели?! Нет, конечно, все может быть и мало ли что это за татуировки, но... Тэйра наклонилась поближе, потом выпрямилась и крикнула, хотя Тенек уже был совсем рядом:
– Ане-Лир, скорее!!!
________________
с Тэйрой
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 03 12 2018, 11:57:28
18 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


Тенек достал один из подготовленных бинтов, смочил самогоном и принялся обрабатывать руки кардассианки.
– Как вы думаете, покушались на кого-то конкретного, или это просто предупреждение? – спросил он, не отрываясь от дела.
- Это не было предупреждением, - мрачно заметила женщина. - Эта многоножка могла нас убить. Любого из нас. И я сомневаюсь, что покушались на меня или Ане-Дею - думаю, они хотели застать всех. Все, хватит, - с этими словами она убрала руку, и взяв у Тенека флягу с самогоном, сделала большой глоток. - Так лучше, - она протянула ее назад.  
Тенек посмотрел на Толан с изумлением: он определённо не ожидал, что «антисептик» используют таким неожиданным способом.
– Любого, но вряд ли всех, – сказал он после некоторого замешательства, – Бывают группировки, которые считают лучшим предупреждением для враждебной группы гибель одного из её членов.
- Как бы то ни было, эта штука была смертельной - нам просто повезло. Если здесь присутствует Доминион или их союзники, то они не предупреждают, - с этими словами Толан показала пряжку.
Тенек хотел спросить, уверена ли она, но промолчал: уж кто-кто, а Толан знала символику Доминиона как никто другой.
– Не понимаю, почему он был так небрежен, – нахмурившись, спросил он вслух. – Надеть такую вещь, чтобы при захвате или потере она тебя выдала – нелогично. Если у него здесь есть какое-то руководство, оно бы наложило на него за это взыскание. Легкомысленный человек? Никому не подотчётный одиночка? Или кто-то, кто хотел бы в случае неудачи пустить нас по ложному следу?
- Я тоже не знаю, какой у всего этого может быть смысл, - честно ответила Толан. - Но у нас есть факты: в палатку подбросили ядовитую многоножку, и сделал этот человек, имевший при себе символ Доминиона. Как минимум, теперь мы знаем, что у нас здесь есть враги.
– Вы правы, – согласился Тенек и бросил упрекающий взгляд на Делас: нет он вовсе не имел в виду её, он считал её отказ от дезинфекции рук крайне легкомысленным.
– Давайте, я проведу дезинфекцию и для вас, – предложил он ромуланке. От уточнения, что речь идёт о внешней дезинфекции, а не о внутренней, только что продемонстрированной Толан, вулканец воздержался.
Делас посмотрела на свои руки. Ощущение, что участки кожи, на которые попала слизь многоножки, чешутся, пропало после того, как Тэйра помогла ей вымыть руки водой. Небольшие потемнения тоже уже полностью исчезли.
- Похоже, слизь не ядовитая, - Делас продемонстрировала чистые руки. - Выяснила эмпирически, - хмыкнула она. - Но если тебя это успокоит...
– Это – неизвестное вещество, – напомнил Тенек, подходя и повторяя процедуру дезинфекции, – я предпочитаю не рисковать. Не лучшая мысль брать пищу руками, на которые попало неизвестно что и вымытыми всего лишь простой водой.
Делас с весьма ироничным видом следила за манипуляцией Тенека, но никак ему не мешала, только сморщила носик от резкого неприятного запаха.
- Тут все вокруг - неизвестное вещество, - фыркнула ромуланка. - Пора бы уже привыкнуть к местной антисанитарии, если хочешь сойти за местного. Какие вы, федераты, нежные!
– Между грязью и слизью неизвестного зверя, есть разница, – возразил Тенек. – На Земле меня познакомили с древолазами; вам бы они понравились – красивые и яркие существа, только если их наружняя слизь попадёт в ранку, человек вероятнее всего умрёт.
- Как же я сама-то до этого не догадалась, - закатила глаза Делас и убрала руку, с которой Тенек и так уже закончил. Обернувшись к Тэйре, ромуланка ей кивнула: - Бери шелк, и пойдем. Многоножка не должна остановить меня на пути к новому платью!
Тэйра кивнула в ответ и пошла в палатку за свертками шелка.
____________________
со всей группой
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 16 11 2018, 12:29:06
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён


Тэйра не слишком спешила и почти отпустила повод, следя только за тем, чтобы другие всадники не оттеснили ее от Ракара, Тенека и Делас. Так, ее просили посчитать деньги - и правильно просили. Она расстегнула сумку на поясе и для начала пересчитала монеты, которые просыпались из кошелька. Семь. Дальше наощупь развязала мешочек и начала очень медленно пересчитывать все по одной, выкладывая их в сумку. Восемь, девять. Их там очень много, но и ехать им долго… Десять. Времени у нее достаточно.
После долгого подсчета получилось около ста сорока монет - конечно, она могла немного ошибиться. Но главное, что этого хватит на палатку. Тэйра выслала Гипатию, чтобы успеть за Ракаром, и подъехала к ним.
– Ане-Рэй? - окликнула она ромуланца.
Ромуланец обернулся к Тэйре на ее зов, чуть наклонившись в бок от седла , чтобы Тенек не заслонял обзор. Тэйра догнала и оказалась почти параллельно с ними. Ракар не ответил, лишь кивнул, что услышал и теперь смотрел на трилла в упор из под своих темных очков и шарфа, ожидая, что она скажет.
– Вы просили посчитать, - кивнула ему Тэйра, поворачиваясь к нему. - У нас около ста сорока монет, - сказала она негромко. Это много или мало? Ей не хотелось, чтобы слышал кто-нибудь из местных.
– Это очень хорошая новость, Лис, спасибо! – немного хрипло сказал Ракар, - нам должно хватить на палатку, и возможно, на пошив платья для Ане-Деи. Но экономия и бережливость – наше все. Скажите, что вам для себя нужно купить на рынке, я так понял, что вы тоже туда собирались?
– Ну, мне просто интересно посмотреть, что они тут продают, - честно ответила Тэйра. - Но что важно, мой кинжал остался у Син и я теперь без оружия. Мне нужен новый.
Ракар кинул быстрый и злобный взгляд в ту сторону, где несколько впереди ехал гигантский белый ящер и Те Сон, руководивший всей этой их военной колонной. Тэйра тоже осталась без оружия. Конечно, очень легко вести бизнес таким образом, называемым прямым государственным грабежом, сначала мы отбираем у посетителей дорогое оружие, а потом продаем его. Значит и Тэйре не отдали оружие, хотя… она вернулась в костюме служанки Син, и Ракар не знал еще в чем там было дело.
Ромуланец вздохнул, снова обернулся к Тэйре.
- Понял, да, хорошо, обязательно купим и кинжал.
Потом Ракар наклонился к боку Аристотеля, где был привязан мешок с провизией, вытащил оттуда замотанные в тряпицу несколько кусков вяленого мяса и корней мавжу, протянул Тэйре.
– Вот, ты не успела поесть, поешь в пути, мы не знаем когда будет следующая стоянка, - сказал Ракар.
– О, спасибо! - Тэйра приняла еду и тут же принялась жевать мясо. Да, с этим походом к торговцу она действительно не успела поесть.
Ромуланец улыбнулся под своим шарфом. Заботиться об экипаже было приятно. А еще ромуланец понимал, что на следующей стоянке надо провести ревизию еды, и разделить ее на пайки, и пайки нужно будет экономить. Он смотрел несколько секунд на Тэйру, затем вспомнил, что Делас было скучно предыдущие 4 часа. Скуку довольно легко извести размышлениями, но размышления у Делас вряд ли были сильно радостными, поэтому ромуланец кивнул Тэйре, пришпорил Аристотеля и поравнялся с Демокритом.
Через несколько секунд он уже просовывал под паланкин другой сверток c вяленым мясом и сыром.
– Госпожа, возьмите, пожалуйста, - сказал Ракар.
Делас уставилась на протянутую еду, а затем, приподняв штору паланкина, увидела и самого Ракара. Она механически взяла кусочек мяса и только потом удивленно посмотрела сначала на него, потом на своего “телохранителя”.
– Но я не голодна… - пробормотала она, оказавшись застигнутой врасплох.
– Кто его знает, когда будет стоянка, - ответил Ракар, - пусть будет у вас. Успеете еще проголодаться. Итак, Лис посчитала, 140. Хватит на палатку и сшить платье, наверняка, - продолжал ромуланец уже тише, - пока ничего не придется продавать. Связь все еще есть, и без помех.
– Хорошо, - кивнула Делас, пытаясь прикинуть, много это или мало. Получалось скорее мало. - После того, как мы купим палатку и какой-нибудь еды, у нас ничего не останется. А нам здесь еще не один день придется провести. А мне нужно новое платье… - она опустила взгляд на подол золотистой юбки, который уже не был таким чистым и целым. - Но такой шелк стоит дорого, так что если мы продадим даже один отрез, этого должно хватить на все наши нужды.
Ракар кивнул.
– Да, кроме того, Лис нужно оружие, ей тоже не отдали. А я раздумываю над тем, как заработать, и уж как минимум мы можем кого-нибудь вылечить, оказать медицинские услуги. Вечером я схожу на разведку, и что-нибудь придумаем. Кто ищет, тот находит. Но да, один отрез, который тебе не нужен, можно пожертвовать.
– Заработать? - приподняла бровь Делас. - И как же ты себе это представляешь? Хочешь наняться еще к кому-нибудь в охранники?
Ракар оглянулся на Тенека и снова склонился к Делас.
– Вообще, - прошептал Ракар, - я хочу чтобы Ане-Лир кого-нибудь полечил за деньги. А я сам – не смогу ни к кому наняться, я ваш телохранитель, но может быть удасться оказать какую-нибудь разовую услугу. Или… выручить второй меч у Син и продать его. Меч стоит дорого.
– Почему ты так хочешь его вернуть? - уточнила Делас. - И как ты собираешься это делать? Вчерашний вечер показал, что общение с охраной Син… и приближенными к ним может быть опасно. Если тебе так нужен второй меч - купи новый, мы найдем деньги. Но не попадайся им лишний раз на глаза.
Ракар вздохнул.
– Угу… попасться на глаза Те-Сону – не лучший вариант. Но меч вернуть – нужно. Все таки это реквизит Федерации по большому счету. Про купить – пока не будем думать, у нас мало ресурсов, и есть куда более первоочередные вещи. Ане-Дея… - Ракар допустил паузу, - если будет возможность, сможете попросить Те Яно об этом? Или … нет?
- Вот пусть Федерация и разбирается, - усмехнулась Делас. - Ты чувствуешь себя обязанным Ане-Сои после всего случившегося? Это просто вещь, которую можно реплицировать, ты думаешь не о том! И... я не думаю, что Те-Яно имеет к этому какое-то отношение, - вскинула она подбородок.
– Ане-Сои я ничем не обязан, - сказал Ракар, - а вот то, что ромуланский солдат потерял федеральный реквизит – меня несколько напрягает. Я бы даже сказал – сильно напрягает. И репликаторов здесь нет. Те Яно конечно не отвечает за поступки своего отца, но возможно, он мог бы, пользуясь своим положением, взять эту вещь и принести. Хотя.. да, я понимаю, он и без того уже достаточно сделал для нас вчера, это было бы слишком нагло, просить об этом. Ладно, забудьте, Ане-Дея. Придумаем что-то еще.
– Если в этом путешествии мы потеряем только реквизит, его можно будет считать невероятно удачным, – сообщил своё мнение о ситуации Тенек. – Кстати, почему вы так понизили голос, когда говорили о лечении? Моя профессия ни для кого не секрет, а сам я сижу слишком близко, чтобы не услышать.
– Да, Ане-Лир, - сказал Ракар, - уж извините, что я обсуждал вас таким образом. Не секрет, но под лежачий камень вода не течет, как говорят на одной федеральной планете, можно бесконечно ждать, пока к вам придут за услугами, нужно пойти самому. Нам нужно как-то заработать, и что-то сделать с вашим статусом и одеждой.
– Костоправу и коновалу необязательно быть хорошо одетым, достаточно хорошо знать своё дело, – ответил Тенек, – Что до предложения услуг, то пока обстоятельства не позволяли мне не только заняться этим, но даже дать Ане-Дее затребованный ею отчёт. Но я надеюсь, что этим вечером, у меня будет время и на то, и на другое.
Делас тем временем пустила своего ящера вперед, поняв, что разговор с ней подошел к концу.
– На Вулкане возможно и так, - сказал Ракар, глядя на удаляющегося ящера Делас, он видел, как она вскинула голову, при упоминании Те-Яно, - а вот на вас смотрели презрительно здесь, дважды, один раз я сам видел, другой раз – рассказывали. Возможно, хороший врач не может быть здесь бедным. Так что вы должны выглядеть презентабельно, это не такой мир, как вы привыкли. И нас всех должны пустить в Ни'Хан, - сказав это, Ракар тоже пришпорил ящера, чтобы не отставать от Делас, и поравняться с ней снова. - Дайте свой отчет сейчас, Ане-Лир, потом не будет времени, точно говорю.
– Книгу доктора Дарзена я и хотел отдать прямо сейчас, – объяснил Тенек, – именно потому что планы могут внезапно перемениться, но разобрать вместе собранные растения можно только в шатре без посторонних глаз. Ане-Дее нужно взглянуть самой, чтобы ознакомиться с их свойствами.
Сам Тенек уже ознакомился с записями доктора Дарзена и рассчитывал теперь на свою память, так что не было смысла держать книгу при себе в то время, когда она могла понадобиться Делас.
– Шатра еще нет, - сказал Ракар догоняя Делас, - а вот прочий отчет – сейчас. – И тут они снова поравнялись с Демокритом и паланкином.
– Вы очень быстро обогнали нас, госпожа, – сказал Тенек, обращаясь к Делас, – Я не успел отдать вам предмет, который скрасит вам время отдыха, – с этими словами вулканец подал Делас завёрнутую в мешковину книгу. Говорил он негромко, но и не шёпотом, но затем ещё больше понизил голос, чтобы добавить: – Растения, которые вас интересовали, я передам вам вечером, если не случится ничего, что нарушило бы наши планы.
Когда они подъехали к Делас, ее паланкин вновь был закрыт со всех сторон шторами. Чтобы посмотреть, что ей подает Тенек, ромуланке пришлось слегка откинуть боковую завесу и протянуть руку. Книга была тяжелой, и девушка едва удержала ее на весу во время тряски на ящере. Она сняла мешковину и быстро пролистала страницы.
– Я изучу это в дороге, - отозвалась она и, немного помявшись, проговорила: - Ах да, растения… Будет лучше разобраться с ними сразу, как только мы установим шатер. Потом у меня не будет времени.
– Как скажете, госпожа, – слегка поклонился ей «старик» (каким-то образом ему это удалось даже сидя за спиной у ведущего седока), – Я всегда к вашим услугам.
Делас кивнула и еще немного полистала книгу, кусая губы. Поводила пальцем по подписям к рисункам, насколько позволяла тряска, обернулась к Ракару с вопросом в глазах, и, наконец, тихо пробормотала себе под нос:
– Я не то, чтобы хорошо понимаю письменный федеральный… написанный в таком виде и без автоматического перевода, - пояснила она и слегка позеленела даже под гримом.
_________________
с Ракаром и Делас
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 24 10 2018, 10:47:41
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии


Квинтилия отвернулась от землянки и принялась высматривать Тенека среди собирающихся.
Тенек к тому времени успел ещё раз проверить свои вещи и произвести учёт запасов воды: нужно было позаботиться о том, чтобы обе группы были обеспечены сообразно их планам. Группа координатора должна была преодолеть большой отрезок пути без собирающего влагу шатра и без оазисов на пути, группе профессора предстояло двигаться вместе с караваном по маршруту, наверняка хорошо продуманному и обеспеченному водой. И у них – точнее у профессора – был шатёр. Разумнее всего было максимально обеспечить водой тех, кто шёл к базе, а для тех, кто шёл в Ни-Хан (кроме Делас, разумеется) взять необходимый минимум. В тот момент, когда Квинтилия появилась в поле зрения, вулканец как раз искал взглядом координатора или Самриту, чтобы договориться об этом существенном обстоятельстве.
Квинтилия подошла к медику, выглядящему очень сосредоточенно.
– Есть минута? - деловым тоном спросила девушка.
– Конечно, – кивнул Тенек. Дело его в любом случае могло подождать до момента разделения групп.
– У нас один ящер на двоих, - без предисловий начала Квинтилия, - Для выполнения миссии на базе будет лучше, если сейчас его возьму я. Если у тебя есть возражения - можешь поговорить с капитаном. Но тебе тоже не обязательно будет идти пешком! - с оттенком извинения воскликнула она, - Ты можешь ехать вместе с Ане-Рэем, это укладывается в твою легенду.
– Тебе незачем так волноваться: у меня нет никаких возражений, – успокоил её Тенек. – Более того, я считаю это решение абсолютно правильным: Син должны везти бережно и неспешно, а для вашей группы скорость может оказаться решающим фактором.
– Хорошо, - Квинтилия быстро кивнула, - В таком случае, я пойду отнесу свои вещи и проверю сбрую.
Стажёр также кивнул.
– И присмотри за Осэ, – попросил он. – Чтобы ей всегда хватало воды и чтобы по возможности она себя не перегружала. Ты ведь помнишь правила первой помощи при тепловом ударе и при обмороке?
– Ты знаешь, что медицина - не моя сильная сторона, - серьезно ответила девушка, - Хотя я вызубрила все, что могла, из меня плохой практик. Но я буду стараться изо всех сил.
– Ты в курсе её ситуации? – чуть подумав спросил Тенек: он как раз вспомнил о том, что в этой миссии Самрита и Квинтилия много общались, возможно это было признаком дружеских отношений.
– Да, - призналась Квинтилия, отведя взгляд.
– Тогда ты знаешь, что сама Осэ здорова, проблема только в том, чтобы избыточные нагрузки не повредили ребёнку и не привели к его потере, – очень тихо сказал ей стажёр. – Осэ пока ещё не совсем понимает, что она сейчас и живой корабль, и капитан корабля, которому вверена безопасность и жизнеобеспечение очень уязвимого пассажира, но вы, похоже, наладили отношения, и возможно она прислушается к тебе. А знаний у тебя должно хватить, если только не случится заражения болезнью или ранения. Но в этом случае вы одинаково рискуете все.
Девушка еще немного приблизилась и прошептала:
– Если что-то случится с ребенком - я ничего не смогу сделать. Мне страшно.
– Если что-то случится с ребёнком, ты ничего и не сможешь сделать, разве что оказать первую помощь самой Осэ, – ответил стажёр, – но ты можешь снизить этот риск, удерживая Осэ от опрометчивых поступков, держа для неё наготове запас воды, не давая перегреваться – например, с помощью намоченной ткани. Больше от тебя ничего не зависит. Труднее всего будет с водой – на вашем маршруте нет источников, но я как раз думал о том, что нашей группе, которая идёт по караванному маршруту, хватит минимального запаса для каждой расы, кроме увеличенной порции для Ане-Деи, остальную воду следует забрать вам. И вот ещё… – Тенек нагнулся к своим вещам и взял сверху холщовую сумку с листьями и стеблями ин-ши; вчера понадобилось несколько листьев, а в утренний чай хватило ещё двух, стебли же все остались целы. Вулканец отложил два стебля и половину оставшихся листьев как «аварийный запас» остальные же отдал Квинтилии вместе с сумкой, присовокупив ещё пару веток для отпугивания насекомых и два клубня цилахана. – Возьми, я соберу ещё, а вам придётся спешить. Листья – антисептик, клубни – для остановки крови, можно взять срез или для большей эффективности растереть в кашицу. Вот эти древовидные стебли бросайте в костёр, если на привале начнут докучать насекомые.
Затем вулканец вытащил свою сумку с «медицинским набором кочевника» и поровну разделил неиспользованные бинты.
– Я собирался отдать тебе это позже, но раз разговор состоялся раньше, то могу отдать сейчас.
Девушка молча шевелила губами, про себя повторяя все, что ей говорил Тенек, пытаясь запомнить.
Она перебрала пальцами травы, клубни и бинты и повесила сумку Тенека на плечо.
– Я очень надеялась, что ты напомнишь, что земляне очень живучие и могут приспособиться к чему угодно, - заметила трилл, - По-крайней мере, именно так я всегда понимала эту расу.
Она выпрямилась. Было видно, что ей все еще страшно, но она выглядела довольно решительно.
– Спасибо, - сказала Квинтилия, - Значит, увидимся позже? Надеюсь, уже в более цивилизованных условиях.
– Мы все живучие, каждый на свой манер, за счёт этого наши расы дожили до нынешнего дня, – сказал Тенек с чуть более мягким, чем обыкновенно, оттенком в голосе, – можешь быть уверена, триллы – тоже, так что у нас есть хорошие шансы увидеться. А пока я желаю вам благополучного пути, и, пока не слышат сомнительные кальдонианские разведчики, долгой жизни и процветания.
Квинтилия слегка улыбнулась.
– А теперь мне бы на всякий хотелось попрощаться с кое-кем еще… Не знаю, как пойдет, когда Ане-Сои вернется, но боюсь не успеть.
Она обернулась по сторонам, снова кого-то высматривая.
________________________
с Квинтилией
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 10 2018, 15:50:51
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён


В этот момент к ним подошла Тэйра. Ее одежда и прическа изменилась, но это определенно была она.
Вряд ли Тенека можно было обвинить в близорукости или невнимательности, но Ане-Лир определённо был либо невнимателен, либо близорук: он не обратил внимания на служанку Син, зато с интересом посмотрел на Бора – вероятно, старика тоже интересовало, когда караван трогается в путь.
Тэйра оглядела стоящих недалеко от костра их группы: тут был Тенек, профессор Закария и… какой-то кальдонианец, кажется, тот её друг, которого они уже видели. Это нехорошо. Тэйра бы сказала, что это совсем нехорошо. Придется придумывать все на ходу.
– Благословенные небом Син послали меня к вам, - заговорила она, обводя всех взглядом. - Скажите, чья это палатка? - она глянула на Бора, словно посчитав его владельцем.
Бор обратил внимание на Тэйру, когда она к нему обратилась. Кажется, ему это понравилось.
– Эта палатка принадлежит моей хорошей знакомой, Ане-Сои, - ответил Бор.
– Да, она моя, - явно нервничая подхватила землянка, косясь на Бора, - Вы меня ищете? Ваша госпожа снова хочет меня видеть? Пойдемте, вы мне все расскажете…
Закария жестом показала в сторону костра, возле которого сидели Ракар и Самрита.
– Конечно, - ответила Тэйра, стараясь сохранить серьезное выражение лица.

Когда они отошли в сторону, она глянула - будто равнодушно - на Ракара и Самриту, но на самом деле ей было смешно. Она даже подумать не могла, что придется разыгрывать ещё один спектакль! Интересно, они догадались?
– Благословенные небом Син вас к себе не приглашают, - начала она негромко, обращаясь к Ане-Сои, и собственная серьезность почти заставила ее рассмеяться, ей пришлось сделать усилие, чтобы не улыбаться. - Но они хотели бы, чтобы завтра ваша палатка стояла ближе к центру лагеря…, - Тэйра сделала крошечный шаг вперед и продолжила шепотом, чтобы ее слышала одна только профессор Закария:
– А я хотела бы вам сказать, профессор, что я здесь, и мне очень хочется переодеться и поесть. Поэтому, пожалуйста, сделайте что-нибудь, чтобы ваш друг ушел, хотя бы ненадолго.
Она отступила назад и наклонила голову, ожидая ответа.

Старик тем временем словно опомнился, после того, как служанка Син подошла именно к ним и заговорила именно с ними.
– Служанка Син послана к Ане-Сои… Это большая честь! – сказал он задумчиво и добавил, как бы подчёркивая значимость своих слов: – Вчера утром мы тоже были удостоены внимания Син, даже были приглашены к ним на завтрак, – и Ане-Лир слегка покосился на Бора, словно хотел проверить, какое это на него произвело впечатление.
Вулканец совершенно ничем не рисковал: как гостей Ане-Сои ведут к Син, видела половина становища, а судя по тому с каким пиететом здесь относились к этим высоким особам, человек, удостоенный их внимания, не преминул бы об этом упомянуть - либо откровенно хвастая, либо как бы невзначай.

Окруженная со всех сторон говорящими практически одновременном спутниками, женщина обернулась к тому, кого называла своего друга, пытаясь за секунду придумать что-то, чтобы разрешить ситуацию.
Но прежде, чем Закария успела даже открыть рот, Бор внезапно произнес:
– Я вижу, вы заняты, Ане, - он снова окинул взглядом и Тенека, и Тэйру, - Разведчики поехали вперед час назад, и мне нужно к ним присоединиться… Но вчера ночью, в темноте, я потерял одну вещь, там… - он махнул рукой куда-то за палатку землянки, где начиналась пустыня, - Я пойду поищу ее.
– Д-да, конечно, - в голосе Закарии сквозило облегчение.
Разведчик слегка поклонился и зашагал к палатке. Он не стал пересекать пространство с костром прямо перед ней, обошел его по дуге и вышел на открытое пространство за пределами кальдонианского лагеря. Он отошел на достаточно большое расстояние, глядя себе под ноги.
Наблюдая за ними от костра, Самрита подняла руку в приветственном жесте - возвращение Тэйры заметили.
– Да неужели, - пробормотала Тэйра, когда он ушел, и заулыбалась. Неловко махнув Самрите в ответ, она отошла к шатру, к той стороне, что была обращена в поле, чтобы из лагеря никто не мог (она надеялась) ее заметить, и сначала сняла пояс, а потом принялась неловко стаскивать наряд служанки. Свернула его и снова вышла к костру:
– Ну что, я наконец-то здесь! - заулыбалась она, приветствуя всех сразу.
Закария проводила Тэйру взглядом.
– Никуда больше не уходите, оставайтесь в безопасности, - бросила она распоряжение, - Собирайте вещи, я вернусь в новостями.
С этими словами она снова зашагала в лагерь, куда и направлялась, пока ее не остановили.
Тенек сперва убедился, что Бор отошёл достаточно далеко, затем снова догнал профессора и негромко сказал:
– Я обещал вам всё рассказать, Ане. Остальным тоже необходимо это знать. Когда я следил за Бором, я проводил его до самой чайханы. Он заказал пищу, но потребовал сперва воду, чтобы вымыть руки. Ответ чайханщика я могу привести вам дословно: «ты, со своими странными привычками», – вот, что он сказал. И это значит, он далеко не первый раз приносит Бору воду для рук – он знает, что это привычка, и это по-прежнему его удивляет. И ещё одно. Я не сразу ушёл, когда увидел вас, и видел лицо Бора в тот момент, когда он вас заметил. Не претендую на ясное понимание эмоций, но сравнивать между собой лица и находить наиболее близкие аналоги я могу. Самый близкий аналог к выражению лица Бора – выражение лица одной баджорки, когда она упомянула детей от кардассианцев. С высокомерием и осуждением.
Не стоит думать, что Тенек не был рад благополучному возвращению Тэйры, но раз Тэйра вернулась, эта проблема была уже решена, и следовало перейти к обсуждению проблем, сохранивших свою актуальность.
Опять-таки о Боре, конечно же, надо было предупредить и отсутствующих – отправившихся за водой, но это мог бы сделать любой после их возвращения, а профессора надо было предупредить сейчас. У Тенека были сомнения, что Бор что-то потерял, кроме желания о чём-то поговорить с профессором или подглядеть, что происходит вокруг её шатра, и поэтому Закарию следовало предупредить немедленно.
– Я не знаю, о чем вы говорите, я знаю Бора почти 10 лет и это совершенно на него не похоже, - раздраженно отмахнулась Закария, - Возвращайтесь к своим коллегам.
– Я говорю только то, что видел, Ане, – ответил вулканец, – у меня нет никаких счётов с Бором и нет причины лгать. Я только прошу вас обдумать мои слова и быть немного осторожнее.
– Я и не думаю, что вы лжете, - ответила землянка, - Лишь что ошибаетесь. Иногда то, что мы видим, оказывается не тем, чем является на самом деле. Особенно часто это бывает у людей менее опытных и разбирающихся в наблюдаемых объектах. Не идите за мной больше, мы привлекаем внимание, возвращайтесь к костру и соберите вещи. 
Тенек кивнул и направился собирать вещи. Здесь и сейчас он сделал, что мог. Он не считал, что странное поведение Бора должно непременно его дискредитировать – этому поведению могло быть и совершенно невинное объяснение, но вовсе не принимать эти странности во внимание он считал большой ошибкой.
___________________________
+ Закария, Тэйра, Бор
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 10 2018, 15:50:09
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён


Слив воду, сконденсированную за ночь на специально предназначенной для этого материи, в котелок, Ракар вышел из шатра.
Самрита, немного проснувшись, принялась заниматься завтраком.
– Справишься со сбором шатра? - девушка посмотрела на Ракара. Сегодня у нее совершенно не было желания геройствовать и доказывать, что она тоже на что-то способна. Можно было сказать, что она сдалась.
Почти сразу после того, как Квинтилия, Толан и М’Кота ушли за водой, в лагерь вернулась Делас: без всех своих украшений, замотанная в накидку, она была почти незаметной. Ромуланка лишь быстро кивнула всем сидящим у костра и направилась к палатке.
– Нам нужно кое-что выкопать, - напомнила она, остановившись у полога. - Это лучше сделать, пока палатка ещё не собрана.

Тенек обратился к профессору Закарии:
– Ане-Сои, я вчера не стал вас тревожить расспросами, но возможно, вы развеете мои сомнения сегодня. Вы не говорили, что погибший доктор занимался прогрессорством, но ведь именно в этом была суть вашего с ним несогласия?
Стажёр отлично знал, что его догадка может быть и ложной, но у него были причины высказать её именно в такой форме.
Закария, уже собиравшаяся уходить, резко обернулась к Тенеку. Ее лицо под гримом кальдонианки потемнело.
– Он не занимался никаким прогрессорством! Это было бы нарушением всех правил! Вы на это намекаете? Это просто неслыханно…
Всплеснув руками, она отвернулась и зашагала в лагерь, в ее походке читалось раздражение.
– Подождите! – Тенек догнал её: если профессор не собиралась сбежать с их стоянки, ей было некуда особенно уходить, – Если никто из вас этим не занимался, тогда откуда кальдонианец, которого вы называете другом, мог усвоить привычки, настолько не свойственные местным, что удивили даже чайханщика – человека безусловно бывалого и повидавшего немало странностей? Ане, это важно! Как и некоторые другие странности.
Закария резко остановилась.
– Какие странности?
– Ане, я не собираюсь вас обвинять, – серьёзно сказал вулканец, – Но сейчас крайне важно, учил кто-то из ваших коллег Бора привычной для нас гигиене и были ли когда-нибудь у вас с ним конфликты, или недоразумения, иными словами, есть ли у него причина испытывать по отношению к вам негативные эмоции? Ответьте, прошу вас, и я всё вам подробно расскажу.
– Бор - наш друг! - быстро и возмущенно ответила землянка, а затем на ее лице отразилась целая гамма сменяющих друг друга эмоций: раздражение, удивление, осознание, страх.
– Да, мы не должны были заводить тесные контакты с местными, это тоже против правил, здесь вы нас поймали… Но попробовали бы вы сами прожить почти 10 лет в этом чужом и жестоком мире, без друзей! Мы думали, что никогда не вернемся домой!
– Я не осуждаю вас и не упрекаю, – слегка успокаивающим тоном сказал Тенек, – я просто хочу разобраться, не только ради моей группы – ради нас всех, ведь ситуация действительно сложная. Прошу вас, ответьте на мои вопросы.
– Возможно, он подобрал некоторые наши привычки, пока мы общались, я не знаю, - нехотя признала Закария, - И у нас никогда не было конфликтов и недоразумений.
– Вы замечали, чтобы среди этих привычек была привычка мыть руки перед едой? – поинтересовался вулканец.
– Не знаю, я не обращала внимания, - раздраженно ответила землянка, - Может, он был таким аккуратным всегда… нет, не знаю.
– Но вы хотя бы помните, случалось ли вам самим мыть руки перед принятием пищи в его присутствии? Или вы старались избегать таких оплошностей? Не волнуйтесь, Ане, это – последний вопрос, – на всякий случай добавил Тенек.
Резкие смены выражения лица землянки казались вулканцу гримасами, но он тщательно фиксировал их в памяти, и ему казалось, что его интерпретация этих изменений близка к истине. А если нет… Может быть, найдётся кто-то, кто поможет ему подтвердить их или опровергнуть.
– Не думаю, лично я всегда вела себя как местные, а это значит, что иногда нужно ходить грязным, - ответила Закария.
– Приветствую, Ане, - раздался голос.
К ним направлялся кальдонианец, причем именно тот, которого они в данный момент обсуждали.
– Приветствую, Бор, - отозвалась землянка, неловко покосившись на своего спутника.
– Доброго вам утра, – сказал в свою очередь Тенек.
Он не успел рассказать Закарии о том, что видел, но надеялся, что ещё успеет это сделать.
Бор окинул Тенека взглядом, в нем было любопытство, но и брезгливость.
– Я тебя не видел раньше. Кто ты такой, старик?
– Ане-Лир, лекарь, и человек, умеющий себя вести, и потому приветствующий приходящих, – совершенно безмятежно отозвался Тенек.
– Надо же, Ане… - пробормотал Бор, - Откуда ты знаешь Ане-Сои?
– Вы правы, – сказал Тенек, бросая взгляд на своё скромное одеяние, – моя одежда не служит мне хорошей рекомендацией, но таковы превратности жизни. Что касается Ане-Сои, она проявила благородство и милосердие, утолив нашу жажду и предоставив нам кров. Ради моей внучки, я буду у неё в вечном долгу.
– Вот как…
– Ты что-нибудь знаешь о том, когда мы отправляемся? - быстро перевела тему Закария.
___________________________
+ Закария, Тэйра, Бор, Самрита, Ракар, Делас
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 12 10 2018, 14:43:14
17 сентября 2384 г., рассвет
Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Закарии


Когда первые лучи солнца коснулись долины, где стоял караван, Делас в палатке профессора Закарии уже не было. На ее спальнике лежали драгоценные украшения и заколки для волос, которые на этот раз ромуланка решила оставить. Без помощи Самриты и Квинтилии ей все равно было не справиться со всем своим туалетом, поэтому она просто гладко расчесала волосы и завязала их в "хвост". Поверх своего роскошного, хоть и потрёпанного после вчерашнего наряда она набросила накидку, в которой выбиралась на разведку в первую ночь в этом лагере. Макияжа сегодня тоже не было - никогда еще за время своего существования Ане-Дея не напоминала Делас так сильно.

Ракар спал и видел сон, ничего из такого, что он будет потом вспоминать, все было иррационально и фантастично, игра теней, которые если и вспомнить, то захочется забыть. В тот момент, когда Делас уходила, ромуланец услышал шорох, и его сознание попыталось вырваться из сна, чтобы понять, что происходит. У него был какой-то долг, ему нужно было проснуться, но он осознал, что Делас выходит, а значит долг уже неактуален.
Каким-то образом ночью Ракар умудрился протиснуться со своим спальником между кадетами так, что спал вытянувшись рядом с Квинтилией. В полусне-полуяви Ракар посмотрел на Квинтилию, услышал как она дышит, и спокойно лег обратно, продолжая спать.

Осторожно и тихо выбравшись из палатки, пока все спали, Делас собралась уже направиться в сторону чайханы, но ее взгляд остановился на Тенеке, дежурство которого еще не закончилось. Ромуланка на мгновением застыла на месте, а затем с решительным видом пошла дальше.
– Ане-Дея! – окликнул её вулканец. – Не откажитесь со мной побеседовать.
Делас резко остановилась.
– Сейчас? - она обернулась и нервно заозиралась по сторонам. - У меня совсем нет времени, я должна идти... Но я скоро вернусь.
– Это не займёт много времени. И я не стану вас задерживать, если только вы не направляетесь встречать Лис, вопреки вчерашнему решению.
– Нет, конечно же нет! - воскликнула Делас. - Пожалуйста, быстрее!
Тенек подошёл к ней и тихо сказал:
– Я только хотел узнать, на сколько дней вам хватит медикаментов.
– На семь, - тихо ответила Делас. - Если принимать в текущей дозе, - быстро добавила она.
– А если снизить до сравнительно безопасного минимума?
– То на 14. Ты что, думаешь, я сама не могу отследить жизненно-важный вопрос? - сощурилась Делас. - Ты еще помнишь, кто тут начальник медицинской службы?
– Помню, – кивнул Тенек, – а ещё я помню, что даже начальнику медицинской службы нужен собственный врач. Не говоря уже о том, что эта информация на данный момент является стратегической для всей группы. Как я понимаю, вы собираетесь принимать лекарства по второй схеме?
– Д-да, - быстро кивнула Делас и снова нервно мотнула головой. - И мне совершенно точно пора идти, сейчас совсем не лучшее время обсуждать, как быстро я умру!
Тенек отступил назад, словно молча уступая ей дорогу и вместо ответа спросил:
– Если вы задержитесь, вас будет безопасно вызвать?
– Нет, не надо этого делать! - быстро закрутила головой Делас. - Я вернусь, капитан и первый знают, куда я иду, - с этими словами она быстро - почти бегом - бросилась прочь в сторону центра лагеря.
Эта информация была существенной. Одна из многих вещей, которые следовало отработать в новой ситуации, – это безопасное использование коммуникаторов. Со вчерашнего дня их группа уже начала делать это, но не менее важно, чем использовать коммуникатор, когда это возможно, было определение и отсечение ситуаций, когда его использовать нельзя. Делас хорошо сделала, что предупредила об этом.

Проснувшись, Артур осознал, что лежит в обнимку с М'Котой, ночью он придвинулся к ней ближе, и они теперь были накрыты одним спальником. Кадет пошарил рукой, в надежде нащупать прибор, делающий из М'Коты кальдонианского охотника-мужчину и снять его на некоторое время, но не нашел, и вместо этого, уткнувшись лбом в спину клингонки, прошептал:
– Вставай, Тер, уже, похоже, утро.
– Не может быть, – сонно проворчала М’Кота, – Это всё обман зрения, на самом деле ещё ночь!
Однако, вопреки словам, М’Кота резко сдёрнула спальник с лица, а потом и села.
– Мой братишка впал в детство, – съязвила она, чувствительно щёлкая Артура по лбу, – Или замёрз ночью? Признаться, было холодновато, но теперь я понимаю, почему не проснулся. Спасибо тебе, ты не дал моей спине превратиться в ледышку.
Артур тоже сел, протирая глаза и лоб, по которому щелкнула М'Кота.
– Еще какой обман… более того я тебе скажу, это не Земля, не Кронос, и даже не станция ДС9, это Кальдония III. Да, я тебя грел, - улыбнулся Лайтман, - и сам грелся.
А потом посмотрел на остальных спящих.
– Давай не будем их будить, - прошептал Артур, - смотри, как сладко они все спят.
– Нужно будет присмотреться к соседям, если они не спешат, не будем спешить и мы. Давай-ка пока скипятим воды и выпьем горячего чая. Ну или слабого его подобия.
Но кипятить воду не пришлось: когда они вышли из палатки, оказалось, что  Тенек уже поставил на огонь котёл с водой. Оставалось только, зачерпнуть кипятка и налить в чашку.
– Доброе утро, Ане-Лир, - сказал Артур, окончательно просыпаясь на воздухе. – Мы вас сменим. Скоро уже все встанут, отдыхайте, пока есть возможность.
– Благодарю, но сейчас нет смысла ложиться спать, – ответил Тенек. – К тому же у костра значительно теплее.


Квинтилия проснулась резко. Заметив, кто спит с ней рядом, она едва ли не подскочила в своем спальнике, села и отодвинулась спиной к стене палатки, поплотнее запахнув свои лохмотья на груди.
Илама Толан проснулась практически сразу после своих кадетов - как раз она, казалось, за эти четыре часа выспалась вполне неплохо.
Самрита же продолжала с таким упоением спать, будто не делала этого уже как минимум неделю.
Слегка придя в себя после резкого пробуждения, Квинтилия Перим осмотрела себя, поправила все пестрые лоскуты и выбралась из палатки.Поеживаясь от утреннего холода, она подсела к костру.
Артур присел у костра, а потом, когда вышла Квинтилия, он понял, что народ уже начал просыпаться и поднялся, глядя на Квинтилию.
– Наверное, я пойду седлать ящеров, - сказал Артур, - чтобы не терять времени. Они там встают уже? Профессор спит? - спросил кадет Квинтилию.
– Наверное, да, я не обратила внимания,  - ответила Квинтилия.
Тенек протянул ей чашку с кипятком и спросил:
– Выдавить тебе туда сока ин-ши? Для желудка он вполне нейтрален.
– Да, - согласилась Квинтилия, - Пусть будут дополнительные калории.
Тенек развернул холстину, в которую были завёрнуты свежие листья и, сделав надрез, аккуратно выдавил порцию сока в чашку.
– Калорий тут мало, зато много витаминов. Правда, вкус специфический. Кто-нибудь хочет ещё?
Квинтилия взяла чашку и, обхватив ее горячие бока руками, начала медленно пить, глядя на огонь.
– Не, спасибо, - ответил Артур Тенеку, - я пойду приготовлюсь к отходу. Когда профессор проснется, хотелось бы быть готовыми уже стартовать в сторону базы... одной из наших групп, если нам удастся ее убедить не делать консервацию по пустому подозрению.
– Я лучше утром без специфического, – хмыкнула М’Кота, наливая себе ещё полчашки кипятка. В своём воображении она видела кружку крепкого рактаджино, и предполагаемый травянистый вкус ин-ши как-то совсем не вязался с этим представлением. Даже пустой кипяток был как-то ближе.
– Что-то ты рано засобирался, – сказала она затем Артуру. – Думаю, время у нас ещё есть.
– Я думаю, что пора, - сказал Артур, а потом посмотрел на Квинтилию, - доброе утро, Лия. Извини, я не проснулся еще толком, и забыл поздороваться.  Лис пока нет, - констатировал Артур.
– Доброе, - пробормотала Квинтилия, но по ее виду было понятно, что это всего лишь вежливость и фигура речи.
Собравшийся уже было уходить, Артур отменил свое движение и, чуть задумавшись, сел рядом с триллом, принявшись палкой, назначенной костротыком, шевелить ветки в костре.
– Конечно, утро не то чтобы, доброе, но это пожелание. Как ты думаешь, каковы наши шансы? - спросил Артур Квинтилию.
Квинтилия покосилась на севшего рядом землянина.
-Шансы на что?
– На то, что отсутствие дальней связи - лишь природная аномалия, на то, что мы обнаружим базу целую, без всякого вмешательства, что Лис скоро вернётся, что все это лишь недоразумение, которое решится… - сказал Артур,- как ты, Лия? Что с тобой сейчас происходит? Что ты чувствуешь?
– Я знаю, что оптимизм - это хорошо, но в данном случае предполагаю худший сценарий, - мрачно ответила Квинтилия, - По-моему, внезапная природная аномалия, которая включилась как раз когда мы оказались здесь - это слишком большое совпадение. Я верю в совпадения в принципе, но не сейчас. Мы вообще пытались это расследовать?
– Стоило бы попытаться, – заметила М’Кота и добавила: – Внезапная трагедия сразу в трёх местах – на орбите, на базе и на раскопках – требует ещё большего числа невероятных совпадений, чем природная аномалия, это тоже надо иметь в виду.
– Но у нас нет не то, что трикодера, вообще никакой техники, - вздохнула Квинтилия, - Так что, наверное, расследовать не получится…
____________________
+ все
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 10 2018, 09:39:02
17 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии


Тенек обошёл вокруг лагеря, затем вернулся и сел возле костра. За свой срок дежурства он обойдёт лагерь ещё несколько раз, а пока он смотрел в огонь и прислушивался к малейшему шороху.
Насыщенный выдался день! Правда, любой день вулканца насыщенный, но этот всё же был особенно полон событиями. Много было вещей, над которыми стоило поразмыслить и первое место в этих мыслях следовало отвести Делас. Тенек ясно сознавал, что Делас необходимо вернуться в цивилизованный космос до того, как закончатся её лекарства, а значит действовать нужно было решительно и энергично, причём сразу в нескольких направлениях. У вулканца не было сомнений, что Федерация, да и другие государства тоже, не бросят их без помощи, и как только истечёт срок их предполагаемого возвращения, организуют поисковую партию, но довольно ли у Делас лекарств, чтобы дождаться этой партии, и если нет, есть ли доступ к технологиям, позволяющим его синтезировать?
Несколько проще было с Самритой и координатором. Конечно, стопроцентной гарантии того, что долгая задержка на планете обойдётся для них без последствий дать было нельзя, но у обеих был хороший физический потенциал, а значит и хорошие шансы выйти из ситуации без потерь. Впрочем, Тенек был всё же намерен попросить Самриту по возможности минимизировать нагрузки, ведь нагрузки в таком климате означают перегрев, а для земного ребёнка перегрев создаёт лишние риски.
Мысль о координаторе заставила Тенека вернуться в своём воображении к их засаде возле чайханы. Мог ли он предположить, что пусть ненадолго, но окажется её напарником? Объективно говоря, мог, но это было… это было, как оказаться напарником адмирала Джейнвэй, во всяком случае так Тенеку представлялось. Впрочем, координатор скорее всего не испытала по этому поводу никакой радости, ведь Тенек был проблемным подчинённым на испытательном сроке, и сомнительно, чтобы Толан было приятно с ним общаться. А это было жаль: недавний разговор на площадке возле пещеры ясно показал, как Тенеку недостаёт разговоров с человеком, обладающим бóльщим опытом и более зрелым разумом, чем у него самого. Конечно, разница между ними всего восемь лет и тридцать три дня, но Тенек был ещё в таком возрасте, когда разница величиной в целое Странствие ещё имеет значение. И это не считая экстремальный опыт координатора. Ей довелось жить на оккупированной планете, пройти войну – пережить то, что сверстники Тенека могли представить себе только умозрительно. Да и совсем недавно на станции: операция, в которой участвовала координатор едва не стоила ей жизни. А если так, стажёру было сложно даже вообразить, какой груз лёг на плечи женщины, помимо очевидного – всеобщего осуждения, отторжения со стороны общества, которое она перенесла со  сдержанностью и достоинством. Тут он подумал, что профессор Закария говорила о бедах своей группы так, словно никто другой не переживал аналогичных или даже превосходящих трудностей, и координатор ни словом не упомянула пережитое лично ей, только вступилась за участников своей группы. Это также внушало глубокое уважение.
Тенек ещё долго мог бы размышлять на эту тему, но из соображений здравого смысла переключил себя на другие проблемы, имеющие более непосредственное отношение к требующим решения задачам, и среди множества вопросов был один, который нужно было разрешить уже утром, когда все проснутся и смогут обдумать его на свежую голову. Это был тот короткий диалог Бора и чайханщика, который касался мытья рук. Само по себе то, что представитель доварповой древности моет перед едой руки, не вызывало удивления: Тенек знал, что этот обычай обнаруживался порой у очень древних культур, не знающих не только варп-технологий, но даже пороха, интересен был не факт мытья рук сам по себе, но реакция чайханщика. Чайханщик назвал обычаи Бора странными, значит конкретно в этой культуре мытьё рук перед едой не было распространено и воспринималось, как экзотическая причуда. Первая мысль, которая напрашивалась в результате, была о том, что доктор Дарзен занимался не только исследованиями, но и пытался заниматься прогрессорством, в чём с ним не были согласны остальные члены исследовательской группы. Если это было так, становилась более понятной и его гибель: возможно, доктор стремился не только и не столько получить какие-то знания сам, сколько двинуть вперёд медицинскую науку здешних жителей. Это было только предположение, и стажёр намеревался в самом ближайшем времени сделать шаг к тому, чтобы либо подтвердить его, либо опровергнуть. Если это предположение подтвердиться, многие данные в анализе ситуации встанут на свои места, если же нет, станет понятно, что ситуация намного сложнее, чем он думал. Тенек ясно понимал, что будет означать отрицательный ответ – ответ, что никто из учёных, включая доктора Дарзена, не занимался прогрессорством, даже таким невинным. Такой ответ добавлял в уравнение их ситуации ещё одну переменную, значимость которой нельзя было переоценить.
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 02 10 2018, 17:26:54
16 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Тем временем Бор, севший не в глубине заведения, а под откинутым пологом четвертой стенки палатки, тоже заметил замаскированную землянку. По его лицу пронеслось мимолетное выражение недовольства и даже брезгливости, но спустя секунду он уже с вежливой улыбкой приветствовал Закарию.
Илама быстро кивнула Тенеку и тоже прислушалась к происходящему.
Закария подошла к Бору, села на подушку рядом, склонила к нему голову и о чем-то быстро и тихо заговорила.
– Не думаю, что нам имеет смысл находиться здесь вдвоем, - признала Толан, безуспешно пытаясь вслушаться в разговор, однако ее слух как и всех кардассианцев был куда хуже зрения. - Я хотела убедиться, что она вновь не исчезнет на полдня, - призналась координатор, - и мне все еще не хочется выпускать ее из поля зрения, но я могу поручить это вам. Уверена, что сейчас она пытается выяснить, не случилось ли что-то с Ане-Ове, - тихо добавила Толан.
– ...Нет, я его не видел, - в отличие от Закарии, кальдонианский разведчик не пытался шептать, - Я подошел к вашему жилищу в пещере, как было условлено, но он не вышел ко мне.
– Тсссс! - Закария приложила палец к губам и тревожно огляделась по сторонам.

– А когда они разделятся? – спросил Тенек, не отрывая пристального взгляда от профессора и Бора, и постепенно приходя к выводу, что скромному доктору определённо недостаёт умения читать по губам, причём сразу на всех языках Галактики. – Вы видели, как он посмотрел на Ане-Сои, когда только увидел её? Вы лучше умеете оценивать эмоции: поправьте меня, если я ошибаюсь, но у меня сложилось впечатление, что встреча с ней показалась ему неуместной.
– Тогда вам стоит действовать по обстоятельствам, - отозвалась Толан. - Или вы хотите, чтобы я осталась здесь?
Женщина ещё некоторое время наблюдала за разговором профессора Закарии и прото-ворты, а затем вновь обратилась к Тенеку:
– Мне показалось, что он был ей не слишком рад, - шепнула она. - Но мы не знаем ничего об их отношениях. Вполне возможно, что они не слишком близкие друзья, или что он надеялся увидеть кого-то ещё.
– Я думаю, не стоит ли вам проводить профессора, когда она выйдёт из чайханы, – с некоторым сомнением в голосе предложил Тенек. – А я бы попытался узнать, кого же надеялся увидеть Бор, если верно ваше последнее предположение. – Помолчав немного, Тенек пояснил свою идею: – Похоже на то, что у Ане-Сои обострение посттравматического стрессового расстройства, вызванного гибелью доктора. В этом состоянии она может не вполне отвечать за себя, и оставлять её одну даже ненадолго рискованно. Как вы думаете?
– Я знаю, о чем вы говорите, - после небольшой паузы отозвалась Толан, и, судя по пробежавшей по ее лицу тени, сейчас она вспоминала о том, как сама переживала (или, может быть, переживает до сих пор) это расстройство. - Но я не думаю, что она неадекватна. Разумеется, я не врач, но пока я не вижу в ее поведении подтверждения ваших слов. Она просто напугана, паникует и не знает, что делать.
– Мне тоже не хватает информации, чтобы верно оценить её состояние, – признался Тенек, не решаясь вступить на зыбкую почву обсуждения неуловимых границ адекватности, – а на обсуждении в шатре у меня сложилось впечатление, что она балансирует на грани. Вы думаете, моя попытка помочь не соответствовала ситуации?
– Я не сразу поняла, что именно вы предложили, - призналась Толан, продолжая поглядывать на профессора и кальдонианца в чайхане. - И до сих пор не уверена, что понимаю. Я мало знакома с вашими вулканскими практиками. Я бы никогда не согласилась на то, чтобы кто-то копался в моем мозге, да у вас бы и не получилось в него залезть, а земляне… Возможно, она бы согласилась, но это было не лучшее время и место.
– Такие вещи не делаются против воли, – сказал Тенек, – человек отдаёт только то, что готов отдать. Исключением может быть только ситуация, когда пациент не может выбирать и отказ от контакта равносилен смерти. Что касается времени и места, это не обязательно было делать прямо сразу и нежелательно в присутствии остальных. В случае принципиального согласия можно было выбрать из нескольких вариантов.
– С эмоциональными сложно, – добавил Тенек после короткой паузы. – Если вулканец теряет внутреннее равновесие, это означает критическое нарушение психостистемы и подразумевает максимально эффективные меры воздействия, а эмоциональные могут по несколько раз на дню переходить из разбалансированного состояние в состояние равновесия, и это считается нормой. То, что состояние Ане-Сои отклонилось от нормы, я понимаю, но не могу оценить её способность справиться с этим самостоятельно.
– Так бывает с каждым из нас, - задумчиво проговорила Толан. - Мы можем потерять внутреннее равновесие и даже никогда не обрести его вновь, и все же мы должны как-то… кхм, функционировать.
Тенек честно попытался представить себе повседневное функционирование психики в состоянии дисбаланса и не смог. Это было что-то вроде пилотирования при полном отказе приборов, отсутствии возможности визуального контроля и вообще всего, кроме двигателя и топлива.
– Я слышал об этом от старших, – сообщил он результат своих размышлений, – но не могу себе этого представить. Как можно вести корабль, если экраны не работают, а приборы выдают неверные данные?
Кардассианка пожала плечами и тихо пробормотала:
– Очень просто. Когда уже забыл, что бывает по-другому.
Тенек некоторое время колебался, ответить или нет: слова прозвучали так тихо, что могли не предназначаться для собеседника, но ведь они всё же прозвучали, и Тенек их слышал…
– Но ведь это не может продолжаться бесконечно, – сказал он. – Или человек сам починит приборы, или ему поможет кто-то извне, или он погибнет.
Толан негромко вздохнула: эта тема оказалась для нее тяжелой.
– А еще можно привыкнуть и пилотировать корабль вслепую так, что никто и не догадается. Но что касается Ане-Сои - пока она не выглядит так, словно готова поставить под угрозу всю операцию. Но все же я решила за ней приглядывать.
Тем временем Закария и Бор закончили разговор и сидели в молчании.
Мимо чайханы прошла процессия из богато одетой девушки, в которой Тенек и Илама узнали Делас, ее “служанки” и “охранника”. Они не видели наблюдателей, прятавшихся в тенях.
Снова повисла пауза, и Толан быстро огляделась - увидеть процессию во главе с Делас оказалось не так сложно.
– Они идут к Син, как вы и планировали, - тихо прокомментировала кардассианка. - Не думаете, что им тоже может понадобиться прикрытие?
– Нам всем не повредило бы прикрытие, лучше всего, в виде связи и катера, – философски заметил Тенек, – а в той ситуации, которая есть сейчас, ещё один человек больше помешает их группе, чем поможет.
Снова повисло молчание, затем вулканец сказал:
– Ане-Лан… я хотел сказать: если вам понадобится восстановить равновесие, вы всегда можете рассчитывать на меня. Я сейчас говорю не о медицинской помощи и даже не о какой-то конкретной, а о той, которая вам самой покажется уместной.
Толан едва заметно кивнула, но ничего не ответила.
Тем временем Закария поднялась на ноги, слегка неуклюже, что не было необычно для женщины ее возраста, и направилась к выходу из чайханы. 
Толан и Тенек переглянулись.
– Вы проследите за Бором? - тихо спросила женщина.
– Да, – так же тихо ответил вулканец.
Закария вышла из чайханы, ведь идти было недалеко, потому что знакомый кальдонианец, которого она пришла увидеть, сидел не в глубине палатки.
Толан не спешила идти за ней - как и прежде, она решила подождать, пока Закария отойдет на приличное расстояние.
Закария направилась обратно к лагерю и никуда не сворачивала, пока не дошла до своего костра.
Спустя некоторое время туда же вернулась и Толан.

Тенек остался в своём укрытии, продолжая наблюдать за Бором. То, что их с координатором наблюдения за мимикой кальдонианца совпали, могло не означать ничего особенного, а могло иметь значение для их ситуации. Что же всё-таки означало это мимолётное движение эмоций? Может быть, Бору просто не хотелось сообщать профессору плохие новости? Но что-то не вязалось с таким выводом и Тенек продолжил искать ответ. И нашёл: было что-то общее между лицом Бора в тот момент, когда он увидел профессора и лицом сестры Тари, когда она говорила о метисах баджорцев с кардассианцами. Но почему? Профессор Закария выглядела такой же кальдонианкой, как и местные жители, и утверждала, что Бору неизвестно ничего, кроме имени. Ответа пока не было, оставалось наблюдать.
Бору принесли котелок с супом, и какое-то время он его ел - медленно и вдумчиво, однако по его лицу было невозможно понять, нравится ему блюдо или нет. Время от времени он останавливался, чтобы вытащить из бульона попавшие туда кости и отбросить их в сторону.
Закончив с ужином, Бор снова подозвал к себе хозяина чайханы.
– Мне нужен угол, чтобы переночевать, - заявил разведчик, передавая второму кальдонианцу кожаный мешочек.
Этот предмет, а особенно его вес, вызвал улыбку на лице хозяина чайханы, так что можно было предположить, что внутри находятся местные деньги.
– Сегодня здесь шумно, - предупредил хозяин.
Но Бор лишь безразлично махнул рукой, и хозяин чайханы ушел на некоторое время, а позже вернулся со связанными тюком шкурами, очень напоминавшими те, которые профессор раздала всем кадетам проекта “Альфа” перед выходом с базы федеральных ученых.
Разведчик Бор подхватил свой спальный мешок и ушел в глубину общественной палатки, так что его больше не было видно.

Поведение Бора расходилось с его словами. По его собственным словам он спешил, но вместо этого спокойно отужинал и отправился спать… если только это не был манёвр, чтобы выбраться из шатра незамеченным. Такого варианта развития событий Тенек не предвидел, и теперь ему очень не хватало второго себя. Или Иламы Толан. Или любого другого напарника. Что же предпримет Бор? Будет спать? Потихоньку поднимет полог палатки и выйдет позади, когда будет уверен, что спящие соседи его не видят? Дождётся, пока огни погасят и общий «зал» опустеет, и пройдёт через парадный вход? Если бы Тенек был Бором, он бы, пожалуй, сделал вид, что ложится спать, дождался бы пока заснут соседи и выбрался на улицу, пробравшись под краем полога спальной палатки. По крайней мере, если бы хотел обмануть только чайханщика и посетителей и не знал бы, что за ним следят.
Все эти мысли промелькнули у Тенека в голове с быстротой молнии. Бор едва успел скрыться за занавесом, а вулканец уже обходил чайхану, прячась в тенях, чтобы увидеть, не пытается ли кто-нибудь выйти придуманным им способом. Конечно, Бор мог сделать вид, что позабыл что-то и совершенно открыто выйти нормальным путём, но тогда чайханщик наверняка спросил бы его, что случилось, а уж это Тенек наверняка бы услышал.
Тенек обошел шатер по кругу, но ничего подозрительного не заметил.
Тогда он решил выждать некоторое время, стоя позади чайханы, со стороны палатки, исполнявшей роль караван-сарая. Заодно вулканец прислушался к происходящему внутри, на случай если встреча Бора была назначена именно там. Сам он мог ждать очень долго, единственное, что создавало проблему – это то, что его долгое отсутствие могло обеспокоить его спутников. Впрочем, до этого момента у него ещё был определённый запас времени.
______________________
С Иламой + Бор, Закария и пробегающие мимо
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 02 10 2018, 17:24:59
16 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Через несколько шагов Тенек отделился от М’Коты и ее ящера и скользнул в темноту между шатрами, следуя за кальдонианцем Бором. Тот направлялся в центр лагеря и, судя по всему, не собирался сворачивать в сторону палатки своей знакомой торговки блинчиками.
Тенек последовал за кальдонианцем на расстоянии. Направление его устраивало, так как пока что давало богатую почву для оправдания собственного маршрута. Например, почти в центре лагеря был колодец – место, куда любой может отправиться в любое время суток. Как ни противоречило это бережливой натуре вулканца, по пути он безжалостно вылил остатки воды из своей фляги – разумеется незаметно – приготовив тем самым более-менее убедительное доказательство своих намерений. Попутно он думал над тем, что сказать, если Бор пройдёт дальше колодца… Впрочем старик имеет право и заблудиться в почти незнакомом месте. Хвастать своей блестящей памятью Тенек определённо не собирался.
Но Бор свернул не к колодцу, а к чайхане. Как и предыдущей ночью, это заведение общественного питания ярко светилось в темноте - гости сидели на подушках, скрестив ноги, а женщины в передниках разносили еду. Некоторые кальдонианцы что-то радостно отмечали, кто-то угрюмо пил в одиночестве - из обрывков разговоров было понятно, что такая разница в настроении связана со ставками, которые они делали на прошедших спортивных состязаниях.
Прибывший в лагерь привязал своего ящера к колышку, вбитому возле чайханы, зашел внутрь и сделал знак хозяину заведения.
– Сегодня у нас суп, - озвучил короткое меню кальдонианец.
– Сперва принеси воды ополоснуть руки, - попросил Бор.
– Ты, со своими странными привычками! - недовольно хмыкнул хозяин заведения, но заторопился прочь выполнять заказ.
Вскоре он вернулся, неся кувшин с узким горлышком, и, недовольно ворча, полил протянутые руки Бора.

В первый момент Тенек пожалел о том, что не взял у спутников денег перед разведкой –  если бы взял, теперь можно было бы войти и сесть под пологом, однако по здравому размышлению он счёл расположение вовне даже более выгодным: если бы Бору вздумалось слишком быстро уйти из чайханы, столь же быстрый уход другого гостя мог показаться подозрительным. Более гибким было бы расположение снаружи, в густой тени шатров; а если бы кто-то даже и наткнулся там на него, то ведь нет ничего удивительного в том, что бедняк мнётся рядом с чайханой, не решаясь туда войти и потратить последний грош… если этот грош вообще у него есть. Что-то, а ложный стыд был вулканцу совершенно чужд. В результате Тенек подошёл к чайхане не с «фасада», а стороной, по тёмным закоулкам и, сам того не зная, остановился в том самом месте, где накануне подслушивали Квинтилия и Делас. Он подошёл как раз вовремя, чтобы услышать, как Бор попросил воду для рук.
Из своего наблюдательного пункта Тенек увидел, как по “улице” между шатров, на которой днем было не протолкнуться от торговцев и их покупателей, к чайхане быстрым шагом направляется профессор.
Тенек не шевельнулся. Профессор была союзником, и у него не было причин её подозревать, но он успел увидеть её очень разной, в том числе почти раздавленной. Вулканцу показалось вполне логичным увидеть первую непосредственную реакцию Бора и «Ане-Сои» друг на друга – это могло сказать о многом. Например, о том, её ли Бор хотел найти в лагере, или о том, насколько Закария выведена из равновесия, а следовательно, насколько её состояние могло быть опасно для неё самой, её группы и Первой директивы.
Тенек увидел, что вслед за профессором, на расстоянии около 80 метров, шла еще одна знакомая ему женщина - Илама Толан. Не было практически никаких сомнений, что та вышла не на прогулку, а идет именно за Закарией. Увидев, что профессор зашла в чайхану, Толан остановилась недалеко от входа и огляделась.
Тенек осторожно поднял мелкий камешек и бросил его в ноги координатору, надеясь, что она заметит это и обернётся туда, откуда он прилетел.
Камешек ударился о боковую сторону ее легких туфель, и Толан сначала опустила взгляд на него, а затем, как и рассчитывал Тенек, покрутила головой, чтобы понять его происхождение - мимо никто не пробегал, дети не играли, и она не могла понять, зачем кому-то кидать камешки в жрицу.
Тенек осторожно повторил свой манёвр: на этот раз, кардассианка должна была заметить направление.
Толан раздраженно отдернула ногу и пригляделась, сильно сощурившись. Наконец, когда ей показалось, что она увидела какую-то тень, женщина решительным шагом направилась в ее сторону. Только подойдя ближе ей стало видно, что здесь притаился Тенек в его старческом гриме.
– Вам не говорили, что бросать камни в координатора - это нарушение субординации? - очень тихо усмехнулась она и тут же посерьезнела: - Как я понимаю, вы следите за Бором?
– Это было вынужденной мерой, – дисциплинированно отчитался Тенек. – Я предлагаю вам присоединиться до момента, который вам самой покажется удобным, чтобы обнаружить себя.
_________________________
С Иламой + Бор и Закария
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 03 09 2018, 09:01:21
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Тенек наконец дошёл до Ракара и увидел, что тот присоединился к большей части их группы. А ещё он увидел залитого кровью противника Ракара.
Первым делом он снял с пояса фляжку с водой и подал ромуланцу, затем подошёл к его невольному спутнику.
– Вы позволите посмотреть? – спросил он, обращаясь к кальдонианцу.
– Ты, что ль, лекарь, который денег не берет? - уточнил кальдонианец, - Ну, тогда пошли в мою палатку.
– Если настойчиво предлагают, беру, – невозмутимо ответил «старик» Тенек. – Если не предлагают, лечу даром. Ане-Рэй, госпожа, вы позволите мне отойти вместе с этим достойным воином?
– Конечно же, нет! - взгляд Делас выразительно блеснул. - Я плачу тебе за то, чтобы ты, случись что, оказал помощь моему телохранителю, а не… кому-либо еще. Ты не должен никуда уходить от арены!
Взяв флягу, которую передал ему Тенек, Ракар первым делом полил свою голову, и только после этого задумался о маскировке, которая была на него наложена… Но они прожили тут 10 лет, и если сделали как себе, то все должно быть в порядке. Но червь сомнения, червь сомнения начал грызть его, пока он пил воду, и причиной тому была фраза раненого кальдонианца.
Ракар медленно повернул голову в его сторону. Кальдонианец пытался отозвать Тенека. А что если это шпион Те-Сона, и теперь, если он слышал его рассказ, что если они там и Тенека подвергнут пыткам? Это только подозрение, ничего больше. Но и подозрение нельзя сбрасывать со счетов. А Тенек … Ракар не успел ему все объяснить, хорошо, что Делас попыталась скорректировать ситуацию.
– Ане-Дея, я обещал этому господину, - сказал Ракар, глядя на Делас, - Ане-Лир не возьмет денег, потому что я заплачу ему дополнительно из моего гонорара. Но … и правда, все это можно сделать здесь, не отходя.
Делас вновь наклонилась к Ракару, промокая платочком капли воды на его лицу, и зашептала:
– Зачем ты его вообще притащил, это просто царапина, а Лир должен быть в любой момент готов помочь тебе - тебе ведь скоро возвращаться в бой.
Выпрямившись, она кивнула Тенеку:
– Мне все равно, кто тебе заплатит, просто закончи с этим поскорее и больше не отвлекайся от Ане-Рэя!
– Конечно, – сдержанно поклонился «куртизанке» лекарь и снова обратился к раненому: – Как видите, мне нельзя отлучаться, но я готов всё сделать прямо здесь.
– Делай свое дело, - кальдонианец устало сел на землю.
Тенек опустился на одно колено рядом с ним и начал осмотр, осторожно прощупывая область вокруг раны. В общем-то, Делас была права – череп кальдонианца не пострадал, будь иначе, он скорее всего не смог бы дойти до края поля без проблем и тем более переругиваться с Ракаром, однако тело человека умеет иной раз преподносить сюрпризы, и подстраховаться не мешало. Теперь следовало обработать рану и область вокруг неё, а также остановить кровь, чем Тенек и занялся с привлечением всего своего небогатого арсенала.
– Голова не кружится? – спросил он, не отрываясь от работы.
Кальдонианец не настаивал больше на перемещении в палатку, и подозрение у Ракара слегка утихло. Делас уже выпрямилась, и он смотрел теперь на нее снизу вверх. А потом ромуланец скользнул взглядом по всем остальным. Вот Квинтилия, вот Илама Толан, вот профессор. Капитан в другом где-то месте, и по-прежнему нигде не видно Тэйры.
Как здорово Делас играла свою роль.
– Я должен был, - прошептал Ракар Делас, - он ведь не враг, ни мне, ни нам. Так нужно. Спасибо, что разрешили, Ане-Дея.
– Тогда зачем ты вообще ввязался в это соревнование, если не можешь ранить человека? Тут тебе не голодек, - очень тихо прошептала ромуланка в ответ.
– Могу, но потом надо вылечить. И нельзя нанести вреда, превышающего рамки, и вообще, хотелось бы найти союзников. Нам ведь нужны союзники, - и теперь уже Ракар улыбнулся. В тени ему стало лучше.Тем временем бывший противник Ракара сообщил Тенеку, что голова у него, конечно же, кружится.
Мимо них прошел еще один из соревновавшихся в первом раунде. На его лице и одежды крови не было, так что, наверное, он победил - внимание кадетов было слишком занято поединком Ракара, чтобы следить за всеми остальными. Победитель, мрачно ворча себе под нос, решительно переступил ограждение площадки состязаний.
-Куда же ты, Ане? - следом за ним бросился распорядитель, размахивая мешком с камешками для жребия, - Разве ты не хочешь победить и выиграть самое большое вознаграждение?
-Хватит с меня одного боя на сегодня, - отмахнулся рукой кальдонианец и сплюнул на землю.
Никакие уговоры распорядителя не смогли заставить его вернуться в соревнование, и вскоре он смешался с толпой.
– Значит, так можно, - пробормотала Квинтилия, пронаблюдав эту сцену.
– А ты? - распорядитель резко обернулся к ромуланцу, а затем перевел взгляд на его ноги, уже перешедшие ограждение, - Тоже выходишь из турнира?
Это была спасительная тень, что создавалось сейчас над ним фигурами его товарищей.
Ракар сидел на земле, блуждая взглядом. Он еще успел посмотреть в спину быстро скрывшегося в толпе кальдонианца, что вышел из турнира. Так можно, конечно можно, всегда можно сдаться и отступить. А еще – всегда можно рискнуть, чтобы достичь цели. Ракар чуть повернул голову и посмотрел на молчаливую профессора, потом на Делас, и на Квинтилию. На Квинтилии он задержал взгляд и опустил голову. Вот этот язык он выучит, когда они будут возвращаться. Он должен начать говорить по трилльски. Произносить слова так, как произносит их Квинтилия. Без всякого переводчика. Как это будет по трилльски "я не сдамся, я сделаю все, для достижения нашей общей цели"? Сейчас он этого не знал.
А потом ромуланец поднялся на ноги, опираясь на свой меч, и в упор посмотрел на распорядителя.
– Я участвую. Не достойно чести воина, сражающегося за Син – отступить. – ромуланец сделал шаг вперед, еще, пересек ограждение, и встал рядом с распорядителем:
– Давайте новый жребий.
Тенек протянул Ракару несколько листьев ин-ши и сказал:
– Тщательно разжуйте их пока будете готовиться к бою, это умерит жажду.
Затем он снова обратился к кальдонинцу:
– Вам нужно выпить воды и лечь в тени. Если хотите быть здоровым, лучше всего пролежать несколько дней и как можно больше спать, а вот скачка на ящерах и тряска могут сильно вам повредить, особенно если вас ещё и мутит. Я посоветовал бы вам остаться на несколько дней здесь, возле воды и догнать караван уже после того, как вы поправитесь, но если вы всё же решите ехать, лучше ехать в носилках. – Тенек посмотрел на небогатую одежду пациента спросил: – У вас есть друзья, которые смогут вам в этом помочь?
-Моя старуха позаботится, - ответил кальдонианец, и протянул руку, чтобы потрогать лоб, - Долго еще? Я так понимаю, зашивать там нечего?
______________________
с проф. Закарией, Иламой, Ракаром, Делас, Квинтилией и кальдонианцем
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 08 2018, 09:26:17
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Достать цветные тряпки было делом несложным, сложнее было сделать их чистыми и не вызвать заражения при использовании, поэтому миссия Тенека по умолчанию не могла быть предельно быстрой. Вулканец сократил её как мог, купив самую чистую на вид тёмную рубаху, которую ему удалось увидеть у обступивших кольцо зрителей торговцев – тех, которые не особенно стремились к зрелищу сами, но понимали, что возбуждённая толпа – это и риск, и потенциальная прибыль.
Уже в лагере стажёр занялся дезинфекцией: распустив рубаху на лоскуты и, выстелив ими стенки котла, поставил выжариваться. Сам же, пользуясь тем, что есть немного времени, пока тряпки пройдут температурную обработку, размял в кашицу мякоть листьев ин-ши и сложил их в один из своих горшочков, а так же вымыл и запаковал два клубня другого драгоценного растения цилахана – «спящей жизни», сок которого способствовал остановке крови. Сейчас не было времени готовить из него долгоживущее лекарство, проще было разрезать свежий клубень непосредственно перед применением и использовать тонкий срез. Впрочем, несколько листьев ин-ши вулканец тоже взял с собой целыми – они должны были пригодиться для дезинфекции поверхностных повреждений.
Под конец Тенек собрал и запаковал всё необходимое, пристроив таким образом, чтобы можно было использовать каждый предмет как можно быстрее. Теперь он выглядел настоящим базарным цирюльником в боевой готовности – вроде того, которого видел на одной старинной миниатюре. И это изображение не было исключением: во многих культурах цирюльники совмещали косметические функции с медицинской практикой. Мысленно отметив это сходство, вулканец подумал, не попросить ли у Осэ разрешения помочь ещё кому-нибудь из пострадавших на турнире, чтобы не выглядеть в этой экипировке подозрительно. Впрочем, кое-чего в этом наборе недоставало, и уже на обратном пути Тенек купил на остаток денег флягу крепчайшего самогона: за неимением лучшего можно было уподобиться медикам древних времён и использовать его для дезинфекции, в первую очередь инструментов.
Пока он этим занимался, на арене и вокруг нее что-то происходило, судя по звукам, доносившимся оттуда.
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 07 2018, 13:53:54
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


– Ане, пожалуйста, садитесь! - заметив богатый наряд Делас, к ней сразу же подскочил суетливый ворта в переднике и повязке, убирающей волосы от лица.
Он показал на квадратную расшитую блестками подушку, лежащую на ковре возле открытого полога палатки.
Делас сделала широкий жест рукой, приглашая Квинтилию и Тенека войти.
– Мы хотели бы перекусить, - улыбнулась она кальдонианцу, интонации которого чем-то неуловимо напомнили ференги из бара на ДС9. Местного меню она не знала, поэтому понадеялась, что официант сам придумает, что им принести.
С этими словами она неторопливо прошла внутрь и грациозно уселась на подушку, про себя размышляя, что если нарушение Первой директивы научит местных пользоваться стульями, то это скорее благо… Стараясь не особо крутить головой, ромуланка рассматривала остальных собравшихся в палатке.
Квинтилия села рядом, но чуть позади Делас, скрестив ноги. Судя по всему, ее отсутствие стульев не смущало и она достаточно комфортно чувствовала себя в такой позе.
Остальные посетители сразу обратили внимание на Делас. Их реакция была подобна той, которую ей уже приходилось испытывать ранее - женщины шептались с подругами, прикрывая рты, их тон варьировался от любопытного, до осуждающего. Несколько стариков тоже не слишком гостеприимного качали седыми головами, но мужчины бросали на ромуланку заинтересованные оценивающие взгляды, проводили рукой по волосам и цокали языками.
“Официант” достаточно быстро вернулся, ловко балансируя подносом, на котором нес чайник с длинным носиком, три пиалы и три белых булки, на поверхности которых перед запеканием какой-то формой был оттиснут цветок, напоминающий земной тюльпан… или тот цветок, который стал почти что другом Ракару в последние дни.
– Благодарю, - кивнула Делас, и, пока официант расставлял перед ними блюда, поинтересовалась достаточно тихо: - Не знаешь, кто мог бы помочь нам найти одного человека?.. – на взгляды и шепотки за спиной она никак не реагировала, будто просто не замечала их.
– Вроде как бы разведчик вам нужен? - негромко уточнил кальдонианец, - Так это Бор мог бы… Он вечно для кого-то ходит выспрашивает, вынюхивает. Супец сейчас тоже принесу! - уже громче добавил он.
Бор… Это имя было Делас знакомо. Кажется, так звали кальдонианца, который направлялся к базе на поиски Арина и который предупредил их о лагере. И который был знакомым профессора Закарии… Сама Делас его не видела, но ей рассказывали. Она бросила быстрый взгляд на своих спутников, а затем вновь улыбнулась:
– Может быть и Бор, - проговорила она, разглядывая узор на булочках. – Но сначала мы попробуем твой суп.
Кальдонианец оставил поднос возле ног Делас, а сам запетлял между другими гостями - предположительно, в сторону кухонного костра. Квинтилия заметила, что многие из гостей заканчивают трапезу, оставляют на подносах монеты, поднимаются с подушек и куда-то уходят.
Делас удивленно проследила взглядом спины удаляющихся кальдонианцев. Пока девушка не видела необходимости спешить, они ведь только пришли. Поэтому она разлила своим спутникам чаю и поинтересовалась:
– Может ли так быть, что уже начинается турнир? В таком случае и мне следует там быть.
– Почти в той же степени меня интересует, хватит ли нам денег, – заметил Тенек, которому, видать, судьбой было предназначено в этот день стать заместителем отрезвляющего внутреннего голоса.
Делас беспечно махнула рукой. Куда меньше беспечности было в ее взгляде, которым она выискивала официанта…
Кальдонианец скоро вернулся. Он старался двигаться быстро, но это было тяжело, потому что он нес в руках котелок, доверху заполненный супом. На поверхности плавала зелень, были видны куски мяса и продолговатая крупа, из которой вулканец уже наловчился варить утреннюю кашу.
Делас принюхалась: было и правда аппетитно, но у нее был вопрос поважнее.
– Так что ты там говорил про этого Бора? - как бы между делом поинтересовалась девушка. - Можем мы его увидеть?
– Если найдете… - кальдонианец опустил котелок на поднос к чайнику и булочкам и достал три ложки, - Бывает, что он тут сидит. Но признаться, я его уже два дня не видел.
– А... - разочарованно протянула Делас и отпила чай. - Может быть, ты видел Ане-Сои? - без особой надежды спросила она.
– Торговку блинчиками? - уточнил кальдонианец, - Да вроде мелькала тут недавно…
Делас выразительно посмотрела сначала на Квинтилию, потом на Тенека. Больше им не было смысла тут оставаться. Зачерпнув большую ложку супа и выпив ее, ромуланка спросила еще кое-что, что ее интересовало.
– Куда все так торопятся?  - она кивнула на покидающих кабак людей. - Турнир уже начался?
Кальдонианец кисло посмотрел в сторону уходящих посетителей.
– Нет, и не начнется, пока не прибудут высокородные Син, но  все спешат занять места получше.
– Я такое место и так получу, - уверенно улыбнулась Делас и сделала знак кальдонианцу, чтобы тот оставил их одних.
Тот еще раз поклонился и ушел.
– Если с Ане-Сои всё в порядке, странно, что она не зашла в лагерь хотя бы утром, чтобы скоординировать наши будущие действия, – сказал Тенек, проводив его взглядом.
– Странно, - согласилась Делас с таким видом, словно обдумывала одновременно сразу несколько мыслей. – Съешьте что-нибудь, и пойдем. Тут мы больше ничего интересного не узнаем.
Тенек взял с подноса небольшую булочку и сделал ещё глоток чая. После завтрака у Син он не был голоден и не испытывал жажды, но сейчас нужно было оправдать их пребывание здесь и сделанный заказ хотя бы тем, что годилось ему в пищу.
– Думаю, нам надо поделиться сведениями с остальными, прежде чем предпринимать что-то ещё, – предложил он, по-своему понимая самоуглублённость Делас.
Квинтилия взяла булочку, но спрятала ее к себе в сумку.
– Да уж, мы ведь так много всего узнали, - с сарказмом произнесла ромуланка. То ли она была недовольна результатами поисковой миссии, то ли тем, что не смогла прочитать послание. - Идем!
Девушка поднялась со своего места и бросила на стол четыре монеты.
– Я помню о платье и обуви, - она опустила взгляд на ноги Квинтилии и вздохнула: - но у нас пока нет на них денег.
– Ты уверена, что этого достаточно? - спросила трилл, с интересом разглядывая круглые металлические кусочки.
– Нет, - ромуланка покрутила в пальцах две оставшиеся монетки и тоже положила на стол. - Но примерно столько оставляли и другие.
– Узнали мы немного, – согласился Тенек, – но если другим повезло меньше, им следует сообщить хотя бы то, что об Ане-Сои говорят в повседневном ключе как о живой и вполне благополучной.
Он так же посмотрел на одежду Квинтилии и добавил:
– Если Ане-Рэй и Тер хорошо выступят на турнире, у нас будут деньги. Или то, что можно обратить в деньги. Если нет, мы заработаем. К примеру, костоправ ведь может лечить не только людей, но и животных, а их тут едва ли не больше, чем народу. И для многих именно от них зависит и сама жизнь, и возможность следовать за караваном Син.
– А тебе когда-нибудь приходилось лечить животных? - спросила Квинтилия, с интересом посмотрев на Тенека.
– Нет, – честно признался вулканец, – но я, как и все другие врачи, проходил общий курс, посвящённый негуманоидным формам жизни. К тому же лечение травм и принципы антисептики будут схожими, конечно, с учётом разных нагрузок на конечности и некоторых других нюансов.
– Ну все, хватит болтать, идем! - недовольно поторопила всех Делас и первой направилась к выходу из палатки.  Обернувшись, она вскинула подбородок: - И вообще, не забывайте, что Сины уже одарили Лис и меня деньгами и ценным шелком! Я сама смогу обеспечить Лие подходящий наряд, - ромуланка была явно уязвлена тем, что ее в очередной раз не взяли в расчет. Быстрым шагом она направилась по оживленной улице в сторону их палатки.
Тенек с лёгким удивлением поднял брови: именно Делас минуту назад жаловалась на отсутствие денег, что вступало в явное противоречие с её последними словами. О том, что Делас заподозрила своих собеседников в том, что её не принимают в расчёт, вулканец так и не догадался – не догадался именно потому, что рассматривал медицину всего лишь как один из путей их заработка, просто наиболее близкий и понятный ему самому, и отнюдь не подразумевал, что все остальные будут сидеть сложа руки.
____________________
с Делас и Квинтилией
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 07 2018, 13:53:29
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Отойдя на некоторое расстояние от палатки профессора Закарии Делас пояснила своим спутникам:
– Надеюсь, вы не слишком наелись у Синов, потому что сейчас мы пройдем по рынку и зайдем в трактир. В конце концов, куртизанка тоже должна где-то есть!
– Да, это напрашивающееся место, чтобы начать поиски, - согласилась Квинтилия, - А если мы пойдем на рынок, можно мне новое платье?
– Нужно. Если наших монет хватит. Ты должна выглядеть так, чтобы все остальные служанки обзавидовались, - усмехнулась Делас. – Кто бы мог подумать, что мы будем принимать участие в свадьбе…
– Я бы это не рекомендовала, - остудила пыл Делас Квинтилия, - Это привлечет к нам еще больше внимания. Это не наше задание, и нам уже надо возвращаться на базу. У нас есть ещё вторая часть группы, с которой нам нужно поменяться.
– Ты имеешь в виду свадьбу? – нахмурилась Делас. – Уверена, что Ане-Сои и Ане-Ове мечтали бы оказаться на нашем месте! Об этом Ни’Хане они просто грезят, а мы сможем там побывать. Уверена, Ане-Сои не станет возражать… когда найдется, конечно. Можно сказать, что наше задание станет чуть-чуть более длительным и интересным!
Они уже почти дошли до торговой улицы. Казалось, она стала еще более шумной, чем утром, когда они шли в шатер Син. Теперь к торговцам различными вещами присоединились лоточники с едой, и когда они открывали свои корзины и котлы перед покупателями, в воздух поднимались клубы пара и различные запахи.
Квинтилия обратила внимание на мальчишку, который совсем уж неприкрыто пялился на Делас. В руках у него был какой-то лист, и он то опускал в него глаза, то поднимал их на ромуланку, будто что-то сверяя. Квинтилия потянула Делас за рукав и взглядом указала на малолетнего кальдонианца.
Делас остановилась и тоже заметила мальчика. Бросив вопросительный взгляд на Квинтилию, она быстро подошла к нему и наклонилась, заглядывая в листочек.
– Тебя не учили, что так смотреть на девушек неприлично? – поинтересовалась Делас, чью легенду можно было бы описать именно словом «неприлично».
– О, точно, это ты и есть, Ане! - юный кальдонианец едва ли не ткнул пальцем в нос склонившейся к нему девушке.
Теперь Делас было видно, что на лист тонкой кожи, который вертел в руках кальдонианец, был нанесен рисунок - достаточно схематичное, но точное изображение самой девушки. Большие глаза, скулы, небольшой рот, высокая прическа - все было передано быстрыми уверенными штрихами.
– Дай-ка сюда, - Делас практически вырвала лист кожи из рук мальчика и свела брови, рассматривая свое изображение. У нее было множество голофотографий и даже один парадный портрет более юной – пятнадцатилетней – версии Делас с отцом, но тут была нарисована симпатичная, даже красивая кальдонианка,  в которой Делас не сразу узнала свое отображение. А когда узнала, то очень удивилась. Она показала рисунок Квинтилии и Тенеку, а затем помахала листом перед мальчиком: - Откуда это у тебя?
– От молодого Те! - задорно выкрикнул мальчишка, всунул что-то в руки Делас и бросился бежать, сверкая босыми пятками.
Квинтилия тоже пошевелила пальцами ног в пыли - ее обувь, плетеные сандалии, на которые ее уговорила профессор Закария перед выходом из пещеры, тоже никуда не годились.
Вещь, которую получила Делас, оказалась конвертом, похожим на маленький плоский кошелек.
Делас задумчиво покрутила в руках конверт, а затем раскрыла его.
Внутри оказался еще один лист пергамента - более тонкой выделки. На него было нанесено несколько строчек каких-то закорючек, которых Делас в жизни раньше не видела.
– Вот же… - ромуланка закусила губу, рассматривая листок. Это было, очевидно, послание. Очевидно, ей. Только вот его отправитель не подумал, что куртизанка может не уметь читать. Или что она инопланетный врач из более развитой цивилизации, не знакомый с местной письменностью и оставивший свой трикодер на базе. – Я не могу это прочитать, - пожаловалась она Квинтилии. Не потому, что та могла бы ей помочь, а просто потому что было обидно. – Сейчас мне особенно хочется найти Ане-Сои, чтобы она расшифровала, что тут написано. От молодого Те… - по ее губам скользнула странная улыбка, а затем она быстро спрятала листок в конверт, конверт в сумочку, а сумочку затянула покрепче. – Ладно, идем в кабак… Может, там мне кто-нибудь поможет.
Артур и Самрита подошли ко второй поисковой группе. Делас что-то спрятала в свою сумку, но Лайтман не стал интересоваться тем, что это было.
– У нас пока ничего. Вечером Ане-Сои ужинала со своей подругой, потом ушла, что было дальше – неизвестно,- сказал Артур.
В свободной руке Делас все еще держала свой портрет, который неторопливо убрала в сумочку.
– Мы идем в кабак, расспросим там,- пояснила девушка.
– Если вы встретите людей по имени Риа и Ане-Оли, спросите их - они вроде как друзья Ане-Сои, - вставила Самрита.
– А мы пока за водой, - Артур показал на котелок и фляги, - и тоже поищем этих людей.
– Вы действительно собираетесь просить в трактире помочь прочитать вам записку? Мы не знаем, подобает ли куртизанке быть неграмотной, и это может повредить вашей легенде, – негромко заметил Тенек.
– Удачи вам, - проговорила Самрита и под руку с Артуром отправилась к колодцу.
Делас проводила их взглядом, вздохнула и потрясла головой, прогоняя мысли. Вопрос Тенека она как будто даже не сразу расслышала.
– На месте разберемся… - махнула она рукой и качнула головой в сторону большой палатки с открытым пологом, которую они уже видели вчера ночью с Квинтилей. Ночью она внушала некий страх, сейчас же, скорее, интерес. Делас с любопытством заглянула внутрь.
_____________________
с Делас, Квинтилией, Артуром и Самритой
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 23
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS