* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Сентября 2017, 11:30:36 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 20
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 12 Сентября 2017, 13:45:47
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


М’Кота смотрела на ромуланку, испытывая не то облегчение, не то разочарование. Вчера, когда обсуждали диверсии «Серебряных фениксов», она думала, что увидит типичную ромуланскую женщину-солдата, и что самым большим испытанием для неё, М’Коты, будет несбыточное желание отлупить эту бессовестную девицу. А теперь... теперь клингонка не испытывала желания дать Делас даже подзатыльника – уж больно та выглядела маленькой и хрупкой. Конечно М’Кота понимала, что внешность бывает обманчивой, например, отец рассказывал ей о крошечной земной девушке, которая дралась как бешеный хорёк и погибла в такой мясорубке, которая заставила бы замолкнуть в почтении даже самого матёрого клингона. Да, так тоже бывало, но знала М’Кота и себя: мысль о том, чтобы поднять руку на кого-то кто легко помещался у неё под мышкой, встречала в душе клингонки мощное сопротивление, так что одна проблема отпала сама собой. Зато появилась другая: раз ромуланку перевели в их группу, значит хочешь не хочешь с ней придётся общаться, и теперь М’Кота ощущала себя в противном подвешенном состоянии, таком же как после того, как выяснилась правда о Квинтилии, только намного хуже. Конечно, Квинтилия получала нечестное преимущество перед другими, но она не устраивала этим другим подставы, не делала им подлостей, благодаря этому М’Коте удалось преодолеть предубеждение против неё. Удастся ли преодолеть предубеждение против Делас, а главное надо ли и правильно ли его преодолевать, клингонка пока не знала.

Пользуясь случаем, благодаря которому они стояли рядом, Артур взял М'Коту под руку. Но в настоящий момент, стараясь отрешиться от всего происходящего и обещанного, от обещанных плохих новостей и того, что брифинг вела не Илама Толан, не их координатор, от того, что вместо нее пришел другой – Артур не отрываясь смотрел на коварную ромуланку, которая будет в их группе. Артур любовался этой ромуланской девушкой, которую уже видел в ангаре после прилета "Амазонки". И Артур знал, что он о многом может с ней поговорить. Делас не была похожа на Ракара, не была похожа на Валардиса, она была совсем другой, и в нем рождался непосредственный и такой естественный интерес и желание общаться.

Тенек воспринял появление Делас в качестве постоянного члена их группы более чем скептически. Ему совсем не нравилась мысль о том, что эта девушка будет заниматься здоровьем его товарищей по проекту, и одновременно он понимал, что раз ей приказано работать здесь, то и в её профессиональном качестве тоже; хочет Тенек или нет, но теперь Делас – его коллега. Вдвойне. В глазах Тенека Делас не была врачом. В реальности Тенека Делас будет исполнять обязанности врача. Это противоречие разрешилось, когда Тенек напомнил себе, что в случае необходимости не только врачи могут оказывать медицинскую помощь: были случаи, когда посильную помощь оказывали учёные-биологи или просто люди, обладающие необходимыми навыками. «Кадет с медицинским образованием» – так определил для себя Тенек статус ромуланки в собственной системе ценностей; это определение делало будущее взаимодействие возможным.
– После инцидента с Аномалией мы создали в рамках нашей группы медицинскую команду для экстренных ситуаций, – сообщил он Делас, когда обмен привествиями между двумя ромуланцами завершился. – В неё входят мисс Хена, мистер Арко, я, а также мисс Перим – в качестве обучающегося и в качестве помощника (в тех случаях, когда от неё не требуется исполнения других обязанностей). Если вы хотите, вы можете к нам присоединиться.

Акрита, и так стоящая не в первом ряду, теперь отступила еще на шаг и незаметно вздохнула. Итак, столкновения избежать не то что не удалось, а совсем наоборот… Какая-то часть ее сознания услужливо подсказывала, что, возможно, такая ситуация станет для нее полезной тренировкой, чтобы уметь взаимодействовать и вместе работать несмотря на личные предубеждения. Наверняка служба в Звездном Флоте не раз поставит ее в подобные условия, или даже хуже. Однако, другая часть сознания категорически отказывалась иметь общее дело с тем, кто саботировал чужую работу, обманывал, подслушивал, травил и, самое главное, считал все это нормальным, безвредным и даже забавным.
Подняв голову, андорианка принялась читать досье на экране - это было легче, чем смотреть на новую коллегу живьем. Но чем дальше она читала, тем более задумчивым становилось выражение ее лица. Теперь, когда она увидела историю этой девушки, обстоятельства, в которых та выросла, а еще – ее интерес к науке и исследованиям, собственные предварительные суждения уже не казались Акрите столь очевидными.

Делас перевела взгляд на вулканца и чуть нахмурилась, слушая его – то ли от удивления и неожиданности, то ли от самого предложения.
– Э… Хорошо, я подумаю, - ответила она, наконец, и добавила после долгой паузы: - Спасибо.
А затем по очереди осмотрела каждого из кадетов: и тех, кого уже хорошо знала, и тех, кого видела впервые. Ее взгляд был прямым и дерзким, и, несмотря на в целом негативное отношение, исходящее от группы, она его не отвела.
-У вас будет время познакомиться, - вставил Планкс, - Насчет нового координатора, с которым нужно будет поговорить Делас… Дело в том… и это как раз то, что вам может быть тяжело услышать… дело в том, что новый координатор будет у вас всех. Глинн Илама Толан больше не будет исполнять эту роль. Кое-что случилось.
Трилл глубоко вздохнул, а затем взял себя в руки.
-Сегодня ночью Илама Толан застрелила командующую станцией Мори. Госпожа Толан арестована. И это, конечно, большой шок для всех. Но даже в самые темные времена мы не должны опускать руки. Проект продолжается, и руководство сейчас срочно ищет замену на должность вашего координатора. А пока… - лейтенант-коммандер обернулся в сторону Утары Рилл, - Пока адмирал Солок просит вас, советник, взять на себя координирование группы. Временно, разумеется. Или нет, может быть, они оставят вас на этой должности постоянно. Я не знаю, если честно… Этим молодым людям сейчас нужна помощь и кто-то взрослый и опытный, кто направит их, и кроме вас у них никого нет…
Трилл умоляюще посмотрел на советника.

Вот оно. То, что она возможно могла предотвратить, и то что она допустила своей ненавязчивостью. Почему она не вцепилась в глинна Толан как репей и не попыталась вытрясти из неё причины этой ужасной подавленности? Ведь наверняка это было связано, тесно связано!
Уголки губ болианки резко опустились вниз, вокруг глаз залегли болезненные морщинки, и стало вдруг видно что этих болезненных «шрамиков времени» не так уж мало среди весёлых лучиков, обычно обрамлявших её глаза. И всё же на этот раз она не извлекла из сумки коробочку с успокоительными драже и не схватилась за виски: иногда случались события тяжелее всех остальных, и тогда нервы и тело по необъяснимой причине собирались в кулак, вместо того, чтобы по обыкновению расклеиться.
– Я согласна, коммандер, – твёрдо сказала Утара.
– Хорошо, - кивнул лейтенант-коммандер Планкс, - Теперь мне будет спокойнее возвращаться на Кардассию. Да и всем остальным заинтересованным лицам тоже станет легче, когда они узнают, что вы согласились. Ведь если бы нет… пришлось бы срочно что-то придумывать с этой группой, но никто не знает, что! Координатор Рилл, вам придется зайти в офис Службы Безопасности и встретиться с госпожой Толан, чтобы она передала вам все дела. Если она, конечно, будет в состоянии для этого… И я сегодня добавлю несколько сообщений от адмирала Солока для вас. Это наше собрание сейчас - скорее об общей организации всего этого предприятия, - трилл неопределенно покрутил рукой в воздухе, - А о конкретных текущих делах проекта вам придется собраться еще раз в другое время. И, может быть, даже не один раз.
– Да, – снова подтвердила Утара, – Так мы и поступим. Но прежде чем мы разойдёмся, я хотела бы сказать кадетам несколько слов.
– Прежде всего, – начала болианка, – я хочу напомнить вам, что бездействие – первый шаг к поражению. Вы спасли проект, спасли свою группу от расформирования, и если сейчас вы решите, что всё было зря и опустите руки… тогда всё и правда будет зря. Если же вы не сдадитесь, проект будет жить. Именно поэтому мы соберёмся сегодня же в 15:00 по станционному времени и приступим к обсуждению нового задания. Если готового задания не будет, мы сами его создадим.
Утара сделала паузу и почувствовала, что обретённые было силы потихоньку утекают. Этого позволить было нельзя, и она велела себе держаться во что бы то ни стало.
– Второе, – сказала она. – Есть ещё одна вещь, которая может погубить проект, потому что противоречит самой его сути: это – взаимные подозрения, предубеждения и обвинения. Я понимаю, что никто не удержит вас от обсуждения случившегося и от самых резких суждений, но есть одна вещь, которую я прошу вас уяснить: не существует злобных кардассианцев и прочих мифических чудовищ. Есть один конкретный человек, совершивший одно конкретное преступление, и что бы ни выяснилось в процессе расследования, я не хочу, чтобы вы проецировали это на всех кардассианцев и тем более на ваших товарищей по проекту, – в этот момент болианка непроизвольно посмотрела на Тенму.
Она снова остановилась перевести дыхание: то последнее, что она собиралась сказать, было сложнее всего. Перед её внутренним взором стояло улыбающееся лицо коммандера Мори и одновременно – измученный, потухший взгляд глинна Толан. Наконец Утара произнесла:
– И последнее. Как я уже сказала, никто не может удержать вас от резких суждений, но примите во внимание следующее: до конца расследования и, более того, пока не вынесен приговор, любой арестованный имеет право на непредвзятое расследование его дела и на то, чтобы вокруг него не возникало порочащих его домыслов. Постарайтесь в своих суждениях исходить только из фактов и не будьте поспешны в суждениях. Я не знаю обстоятельств этого дела, но если окажется, что произошла ошибка или что глинн Толан взяла на себя чужую вину, мне не хотелось бы, чтобы нам с вами было за себя стыдно.
Вторая новость, озвученная Планксом, напрочь затмила удивление от присоединения ромуланки-саботажницы к их группе. К тому же, сама Делас сейчас выглядела не менее ошарашенной, чем остальные. Самрита удивленно захлопала ресницами и приоткрыла рот, но ничего, кроме вздоха, не смогла из себя выдавить. Судя по реакции большинства кадетов, в шоке пребывала не только она – девушка встретилась взглядом со своими подругами, а затем – с Освальдом, и чуть качнула головой, как бы говоря: «Вот так новости…». И еще чуть-чуть: «Не зря я не люблю кардассианцев!».
– Лейтенант-коммандер, - тихо пробормотала Самрита, когда речь к ней вернулась, и подняла глаза на Планкса. – Как… Как такое вообще возможно? Нам расскажут, что случилось? Она была нашим координатором, мы ей доверяли… 
Планкс покачал головой.
-Меня там не было, мисс Баккер, и я не связан с расследованием. То, что я сказал вам - это информация, которую получили офицеры, имеющие достаточный уровень доступа, сегодня утром. Насколько мне известно, примерно сейчас представители станции делают официальное заявление для всех, но едва ли они скажут больше, чем я. Это очень громкое дело, и скорее всего его детали будут засекречены, но пока Служба Безопасности не высказывает сомнений в том, что произошло.
___________________
с Планксом, Утарой и кадетами
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Сентября 2017, 17:00:49
2 сентября 2384 года. Утро.
Станция ДС9. Каюта Ракара и Тенека.


Улан Вооруженных сил Ромуланской Империи из подразделения внешней разведки Тал Шиар съежился в кресле, в котором сидел. «Эмигрировать»… «остаться в Федерации». Тенек называл вещи своими именами и произносил очевидности. В следующий раз Ракар поморщился при фразе «дружеские отношения», и стало еще хуже и больнее. Но когда Тенек сказал, что «отчасти понимает», Ракар поднял голову и сочувственно посмотрел на вулканца.
– Вы тоже, Тенек, да? – сказал Ракар, чуть нахмурившись, - а с вами что случилось?
– Нет, – быстро сказал Тенек, – это не тоже... то есть это не имеет отношения к... – он попытался подобрать самое вежливое слово, но – увы! – вежливых слов для ситуации Ракара не существовало, – ... к сильным переживаниям, – с некоторой задержкой закончил он. – Это имеет отношение к неуверенности в будущем. Впрочем, это написано в моём личном деле и не составляет никакой тайны: моя жена попросила у меня развод и получила его, только и всего.
– А… - произнес Ракар, не сводя взгляда с Тенека, - не имеет отношения к сильным переживаниям, - Ракар посчитал, что только такими же словами в ответ может ничем Тенека не обидеть. Какой же он все-таки странный, этот вулканский путь. Они изолировали большую часть самих себя. Но это их путь, их выбор, их право. Имеют право, в конце концов. Ракар быстро кивнул, - да, я читал это в вашем личном деле. Сочувствую, Тенек. И надеюсь, что однажды вы встретите ту, которая будет иметь непосредственное отношение к сильным переживаниям. Я этого вам желаю, Тенек, не сочтите меня невежливым, если что. И вы обретете уверенность. – и Ракар замолчал, посмотрев в сторону.
На добрых полминуты Тенек потерял дар речи, затем возразил:
– Всё самое важное в отношениях приходит со временем. А для уверенности в будущем мне было бы достаточно просто остаться в живых и не совершить никакого преступления.
Только договорив до конца, вулканец сообразил, что вторую фразу можно было бы оставить при себе, и запоздалая мысль о том, что именно он сейчас сказал, заставила сероватую бледность (которую неизменно вызывала мысль о преждевременной, постыдной и, главное, абсолютно бессмысленной смерти), медленно смениться её полной противоположностью.
Ракару показалось, что до этого момента вулканец Тенек ещё ни разу не был настолько откровенным. И раз тот себе позволил, это много значило.
– Тенек, я понял, - сказал Ракар, - я в курсе, что у вас бывает и что с этим делать. Если это с вами случится в моем присутствии, я не дам вам умереть или совершить преступление. Вы можете рассчитывать на меня. Я найду вам.. ну или, - Ракар хотел сказать “мы с вами подеремся”, но решил, что эту простенькую обманную стратегию в случае вулканского безумия заранее раскрывать не стоит. - поверьте, жениться вам вовсе не обязательно для того, чтобы просто спасти жизнь.
С этими словами ромуланец поднялся. Наверняка он вулканца вогнал в смущение, и лучше было на него просто не смотреть.
– Спасибо, Тенек, - сказал Ракар, намереваясь идти в душ. - передавайте от меня привет Рроу.
– А вот это уже исключительно моё личное дело, – несколько непоследовательно ответил Тенек, весьма сожалея о собственной откровенности и старательно выскребая из отдалённых углов сознания остатки невозмутимости. Кажется, его попытка помочь Ракару привела к весьма двойственному результату: с одной стороны Ракар очнулся и проявил некоторые признаки нормального отношения к жизни, с другой – самого Тенека этот разговор изрядно выбил из колеи.
– Я передам мистеру Рроу, что вы интересовались его здоровьем, – негромко сказал он, отворачиваясь и направляясь к двери.
– Личное, несомненно, я не вмешиваюсь, Тенек, не подумайте ничего плохого, - сказал ромуланец, - я просто сказал, что вы можете на меня рассчитывать. В беде. И все.
Ромуланец отвернулся.
Это было странно, но Ракар сказал практически те же слова, что и сам Тенек, и перед тем как выйти, стажёр ответил, всё так же не глядя на собеседника:
– Я вам благодарен.
Ромуланец кивнул Тенеку и скрылся за дверью сантехнического узла. Чем-либо смущать вулканца он не был намерен, но вышло так, что Тенек, не вполне осознанно, из лучших побуждений, эту тему завел сам.
Ракар долго стоял под душем, вспоминая разные моменты. Как в первый раз, еще не сознавая собственных чувств, он положил руку поверх руки Квинтилии на прибор управления ховеркаром, и как они падали. Как он обнял ее в лазарете, и ее длинные распущенные волосы легли ему на плечи. Как она сама подала ему руку и пожала ее, в жесте прощания. Он понимал, что это все не повторится. Но было и то, что важнее. Ее легкая улыбка, после регаты, ей понравилось быть первым помощником, она чувствовала удовлетворение. И значит – все не напрасно. Только от этого не становилось менее больно.
Вернувшись в помещение каюты, Ракар оделся в форму, привел себя к внешнему виду по уставу, бросил взгляд на ровные ряды бутылок под своей койкой, извлек одну, налил в стакан. Но потом он вспомнил, что долг сегодняшнего дня не позволяет ему уйти от реальности прямо с утра. Проект все еще надо спасать, что-то творится с глинном Толан, есть еще "Фениксы", которым надо воздать по заслугам, уже не тем, а с множеством смягчающих обстоятельств, и вечерняя силовая тренировка с Квинтилией, которая уж точно не позволяет ему пить с утра. Поэтому ромуланец слил эль из стакана обратно в бутылку и отправился в голокомнаты, нужно было доредактировать тренировку.
______________________
с Ракаром
3  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.4 - анкеты персонажей : 04 Сентября 2017, 13:58:49
Тенек, Утара, М’Кота
 
1.   Самый понравившийся (самый любимый) момент(ы) в миссии [в целом]
 
Если говорить о том, в чём пришлось участвовать, то это посещение баджорской луны «Анадырём», загадки монахов, особенно про баджорского повстанца (потому что это – целый мини-детектив), момент после манёвра, когда всем было хорошо – очень хорошо, что Акрита придумала для нас эту штуку! Мне понравилось намерение Ракара в начале полёта создать более человечную атмосферу – это была сложная задача, но, я думаю, он старался не зря. А, да! Ещё момент с «форсажем Макдауэлла» получился очень прикольным!
 
Если говорить о моментах без моего участия, то интрига, сыгранная на станции в отсутствии кадетов, получилась очень сильной, трагичной и волнующей.
 
 
2.   Самый любимый момент для вашего персонажа
 
Мне кажется, было сыграно много интересного и ценного. Понравилось как сработалась команда «Анадыря», и я рада, что получились разговоры Тенека с Квинтилией и Самритой. В первом случае был сделан шаг как просто к взаимодействию с Квинтилией, так и к разгадке её практически детективного прошлого. Во втором случае не рискну утверждать, что Самрите захочется отыгрывать подробно её визиты к доктору, но разговор показался мне очень хорошим и работающим на будущее. А ещё после разговора Тенека позвали на вечеринку Улыбающийся
 
М’Кота получила много хороших впечатлений и в своей личной жизни, и в приключениях на регате. Не всё было просто, но оно того стоило. Так что сейчас она очень счастлива и настроена оптимистично.
 
 
3.   Самый напряженный момент(ы) в миссии (который заставил больше всего переживать, самый эмоциональный)
 
Без-ус-лов-но всё, что связано с интригой Джарина, Иламы и Мори, а если внутри этой ветки – то самый последний пост эпизода.
 
 
4.   Самый яркий и понравившийся не-игроковый персонаж(и) (из всех НПС, включая кадетов)
 
Мне кажется, все НПС были на высоте. Оговорюсь, что «Фениксов» мне сложно воспринимать как не-игроковых персонажей, но если говорить специально про них, то они вышли очень колоритными, разными, но уж слишком... идеально солидарными между собой. А ведь неидеальное согласие могло бы их раскрыть чуточку больше.
 
 
5.   Самая трудная дилемма(ы) для вашего персонажа
 
Тенек: оставить «Фениксов» ждать катер техпомощи, или брать с собой.
 
М’Кота: в этот раз не мучилась особенно дилеммами, но ей было трудно решиться на разговор с девушками перед регатой и, несмотря на браваду, очень непросто держать с Артуром дружескую дистанцию, не навязываясь ему и не отталкивая его.
 
Утара: была практически всё время за кадром, так что так и осталась в счастливом неведении относительно самых больших трудностей эпизода.
 
 
6.   Что бы вы сыграли по-другому/исправили
Что удивительно, ничего. В миссии было немало разного рода сложностей, но путь к звёздам, как известно лежит через тернии.
 
 
7.   Продолжение каких линий/сюжетов/персонажей/арок хотелось бы увидеть в дальнейшем (или хотя бы узнать за кадром)
 
Про самую серьёзную интригу сюжета не пишу, т.к. если про неё ничего не скажут, я сильно удивлюсь Улыбающийся Поэтому задаюсь следующими по значимости вопросами:
– чем больна Делас и удастся ли её спасти; хотелось бы, чтобы удалось.
– что получится из нашего разговора с «Фениксами» и Планксом? Если он не будет играться, хотелось бы хотя бы узнать результат.
+ Плюс всё начатое с другими персонажами в предыдущих миссиях.
 
8.   Пожелания на следующую миссию [в целом]
Спасите Мори!!!
Да, это нагло, но это именно то, что я чувствую.
 
9.   Пожелания на следующую миссию [для вашего персонажа]
 
Хочется позитива. Хочется развить начатые линии общения и добавить недостающие. Хочется слетать с Освальдом и другими желающими на «космическое кладбище кораблей». Вообще, хочется много всего, но, конечно, это зависит от уместности этого «всего» в контексте будущей серии.
(Тут всё неконкретно, но я ещё не оформила всё, что в разное время приходило в голову в письменном виде; как наваяю – брошу в общий файл... ну или куда предложат)
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 23 Августа 2017, 10:12:48
1 сентября 2384 г., ночь
ДС9


Отойдя на некоторое расстояние от катера, Тенек вызвал Самриту:
– Тенек вызывает мисс Баккер…
– Слушаю, - почти сразу же отозвалась девушка.
Помимо нее было слышно и фоновый шум: смех, возгласы и громкие голоса – типичное звуковое сопровождение для «Кварк’c». Тенек также хорошо различил негромкий голос Хены – видимо, она сидела рядом с Самритой.
– Я хотел бы обсудить ваше самочувствие, – сказал вулканец, – мне сказали, у вас была травма, – дипломатично добавил он на всякий случай.
– Ктоооо это сказал! Я его убью, – протянула Самрита и тут же добавила, перекрикивая шум бара: - Со мной все в порядке, я хорошо себя чувствую!
– Мисс Баккер, я хотел бы с вами встретиться, – терпеливо произнёс Тенек, – И я думаю, что вам будет не слишком удобно разговаривать со мной в баре.
– Прямо сейчас? - удивилась Самрита. -  Сейчас же ночь, почему такая срочность?
Тенек чуть заметно вздохнул: он так старался выполнить своё обещание, данное мисс Баккер – не афишировать её положение, а она так усердно усложняла эту задачу…
– По трём причинам, – педантично ответил вулканец. – Первая – наш разговор перед началом регаты, вторая – то, что утро следующего дня может оказаться слишком насыщенным, чтобы можно было легко выкроить время, и третье – то, что я тоже получил травму и сразу после оглашения результатов регаты собираюсь сделать то, что нужнее всего моему собственному здоровью, а именно – отправиться спать. Впрочем, если вам это удобнее, я могу задать свои вопросы прямо сейчас по связи, – коварно добавил стажёр, – их не много.
– Ну хорошо, - со вздохом протянула девушка. - Я спущусь ко входу в Кварк'с, мы можем встретиться там. Надеюсь, это не займёт много времени!
– Думаю, что нет, – отозвался Тенек. – Я уже на подходе.
Через несколько минут вулканец появился в поле зрения. Он подошёл к Самрите и сделал приглашающий жест, словно предлагая отойти немного в сторону.
– У меня всего три вопроса, – сказал он. – Были ли у вас негативные ощущения, связанные с вашим положением, после нашего разговора, чувствуете ли вы себя полностью оправившейся от травмы, и была ли ваша травма чем-либо опасна для вашего будущего ребёнка.
– Ой, подожди, не все сразу! – замахала руками Самрита. – Я так устала, но не могу держать в голове столько вопросов одновременно. Что там было сначала… Если ты имеешь в виду физические ощущения – то нет… вроде бы… наверное… - задумалась девушка. – Ну, я не выспалась, у меня болела голова и не было аппетита, но откуда я знаю, связано это с моим положением или нет? У меня так и без него иногда бывало! Я не настолько помешана на своем самочувствии, чтобы отмечать все эти мелочи.
– Всё это мы постепенно выясним, – успокоил её вулканец. – Никаких более серьёзных симптомов не было?
– Ничего такого, - уверенно произнесла Самрита. Обморок она решила не упоминать – если только и о нем Тенеку не донесли так же, как о ее небольшой травме во время регаты.
Тенек кивнул: было похоже, что беременность Самриты протекает стандартно. Впрочем, в этом ещё предстояло убедиться окончательно.
– Теперь расскажите о вашем самочувствии в данный момент – о том, есть ли какие-то остаточные негативные ощущения после травмы.
– Ну, я очень устала, жутко хочу спать, а кофе не особо помогает, - проговорила Самрита, зевая. – Так что я только и жду, когда уже объявят победителей, чтобы пойти в каюту. В остальном же… Пожалуй, все в порядке. Похоже, Освальд хорошо усвоил курс оказания первой помощи из Академии, - усмехнулась она.
Тенек привычно отфильтровал иронию и жалобы на более-менее посторонние вещи и мысленно отметил, что лечение, кажется, прошло успешно. Конечно, позже он проштудирует записи медотсека и побеседует с ЭМГ, но это не отменяло разговора с пациентом: техника может многое, но она не всесильна.
– Сейчас вам не стоит пить кофе, – прокомментировал он слова Самриты, – До объявления результатов осталось не так много времени, а вот сбивать сон было бы нежелательно.
– Тене-е-е-ек, - простонала Самрита. – Ты меня опекаешь больше, чем моя бабушка! Но она хотя бы готовила лучший на свете билтонг, а ты?.. Я здорова, со мной все в порядке, и, если хочешь, я пройду завтра днем какую-нибудь проверку в лазарете, чтобы ты в этом убедился!
– Вряд ли я могу конкурировать с вашей бабушкой, – согласился Тенек, – мои кулинарные навыки не более чем приемлемы. А проверку вам в любом случае придётся проходить и не одну, в том числе и в ближайшие дни – периодический мониторинг во время ведения беременности необходим. Впрочем, у меня остался только один вопрос, после которого я смогу отложить все дальнейшие действия до более удобного времени: что сказала ЭМГ о влиянии вашей травмы на беременность? Такое влияние имело место?
– Она сказала, что плод не был задет и не пострадал, - тихо проговорила Самрита и огляделась – не слышал ли кто их разговора. Хотя, учитывая, что о ее беременности уже знал экипаж «Анадыря», скоро о ней станет известно всем в проекте. – А периодический мониторинг – это как часто?
– При нормальном течении беременности у землян необходимо проводить обследование раз в месяц в первом триместре и раз в три недели – во втором, – объяснил Тенек. – Начиная с 28 недели следует посещать врача раз в две недели, а начиная с 36 недели – еженедельно. Если же обнаружатся какие-либо отклонения, будет необходимо встречаться чаще и разработать оптимальный график в зависимости от характера отклонений.
Самрита недовольно скривилась.
– Так часто!.. Я и у врачей-то никогда не бывала, кроме диспансеризаций в Академии. Не думаю, что это обязательно! Просто убедись, что со мной все в порядке, и не дергай меня.  
– Это обязательно, – строго сказал Тенек. – Так же обязательно, как диспансеризации в Академии. И я надеюсь, что мне не придётся вам об этом напоминать – вы взрослая женщина и должны понимать, что теперь отвечаете не только за себя одну. А что касается пожеланий, – слово «пожеланий» Тенек подчеркнул голосом, – то для психологического комфорта будущего ребёнка, для того, чтобы заложить фундамент здоровых отношений между родителями и ребёнком в будущем, было бы лучше всего, чтобы вы приходили на консультации вместе с его отцом, если, конечно, это физически возможно.
«Я не взрослая женщина, мне 21 год», - хотелось ответить Самрите, но она закусила губу.
– Ну, наверное, я не знаю… - неуверенно проговорила она вместо этого. – Я… не уверена, что это все нужно. Но пока я еще ни в чем не уверена и ничего не знаю! Так что давай просто решим, что я здорова и могу спокойно заниматься проектом, не отвлекаясь на всякий физический дискомфорт!
– Когда вы не уверены, что что-то нужно, поверьте тем, кто это точно знает, – предложил Тенек. – Если вдруг кто-то скажет, что запланированные вами сроки техобслуживания катера неверны, и так часто проверять системы не нужно, вы вряд ли отнесётесь к этим словам с пониманием, и вы будете совершенно правы. Вы ведь знаете не хуже меня, что гораздо больше шансов не отвлекаться на дискомфорт именно тогда, когда всё необходимое делается вовремя.
Самрита не смогла сдержать улыбки, когда Тенек упомянул техобслуживание.
– Ну, если на это так смотреть, то это имеет смысл, - нехотя согласилась девушка. – И все же я попросила бы тебя не бегать за мной и не напоминать постоянно о том, что я беременна. Поверь, это не так-то просто забыть!
– Это полностью в ваших руках, – успокоил её вулканец. – Если вы будете помнить обо всём сами и всё необходимое будете делать вовремя, мне не придётся вам напоминать, и медицинские контакты по моей инициативе сведутся к необходимому минимуму. Чтобы вы чувствовали, что владеете ситуацией, завтра утром я пришлю вам подборку рекомендаций, а ваше первое обследование вы запланируете самостоятельно, выбрав один из ближайших дней в зависимости от вашего удобства и рабочего расписания.
– Просто пришли мне приглашения в календарь, - махнула рукой Самрита. – Мне все равно, когда это будет! И мы же в любом случае не знаем, что у нас будет дальше с проектом. Вдруг нас отправят на пару недель куда-нибудь в космос или на далекую планету… - мечтательно проговорила девушка и тут же оборвала сама себя: - Ну, если Толан мне вообще разрешит участвовать дальше. Она была не в восторге от этой беременности! Впрочем, как и я.
– Если бы она хотела отстранить вас от проекта, она бы уже сделала это, – предположил Тенек. – К тому же, когда я говорил с ней, у меня не сложилось впечатления, что она собирается ограничивать вашу активность, по крайней мере пока ваше состояние это позволяет.
– От проекта не отстранит, но будет запрещать участвовать во всем самом интересном, - буркнула Самрита. – Вы с ней такие перестраховщики оба!
– Сегодня вы участвовали, – напомнил Тенек, – и, думаю, не в последний раз. Не буду вас больше задерживать, – и добавил на всякий случай: – Я пришлю вам в календарь приглашения.
– Надеюсь, что не в последний, - вздохнула Самрита. – Но регата – это ведь не проект… Хорошо, я все поняла. И, надеюсь, ты тоже понял, что чем чаще будешь напоминать мне про беременность, тем более нервной я буду становиться!
С этими словами землянка быстро улыбнулась Тенеку, коротко кивнула и пошла назад в Кварк’с.
Из бара навстречу Самрите выбежала ее подруга-ференги, веселая и разрумянившаяся.
– Вот ты где! - воскликнула она, хватая Самриту за руку и начиная тянуть ее обратно в бар, - А я думала, куда ты пропала?
За спиной Самриты она увидела вулканца.
– Мистер Тенек! Пойдемте с нами?
Мгновение поколебавшись, Тенек с признательностью кивнул и присоединился к девушкам: до оглашения результатов времени оставалось мало, уходить в каюту не было никакого смысла, к тому же… даже вулканцам бывает приятно получить дружеское приглашение!
_____________________
с Самритой и Хеной
_
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 08 Августа 2017, 18:21:41
1 сентября 2384 г., вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


– Я уже сказал, что есть, – напомнил Тенек и перешёл к вопросу реакции Парнуса на свет: – По предыдущим данным яркий свет вызывал у палаку дискомфорт. Думаю, даже если он приспособится к привычному нам освещению, ему понадобится укрытие, где он сможет прятаться от света, а также будет чувствовать себя в безопасности.
– Вы беспокоитесь о моем паучке? – непонимающе переспросила Делас. – Или просто пытаетесь что-то доказать?.. В любом случае, Юнок зайдет к вам за материалами, и больше мы вас не побеспокоим! – и одними губами прошептала, обращаясь к землянке: - Пожалуйста, зайди к нему ты!
– Хорошо, хорошо, - хихикнула Юнок, - Я думаю, он имеет в виду, что ты должна будешь построить Парнусу домик.
– Я не беспокоюсь и не пытаюсь доказать, – сдержанно возразил Тенек. – Я отвечаю на ваш вопрос. В развёрнутой форме. И если вы согласны с озвученным предположением, я освобожу для вас подходящий по размеру контейнер.
– «Контейнер» звучит как «клетка», - скривилась Делас. – Но хорошо, посмотрим, что может пригодиться. Но пока нам нужен удобный поводок, - напомнила ромуланка и кивнула Юнок. – Юнок скоро зайдет, конец связи!

***

Когда дверь медотсека открылась, Юнок обнаружила, что вулканец вполне комфортно полусидит на биокровати и сворачивает в небольшие рулоны несколько длинных плотных лент. В изножии у него стояла большая пустая сумка.
– Я пришла за материалами! - бодро отрапортовала Юнок, щелкнув каблуками серебристых форменных сапожек.
– Лучше всего подошли ремни для рюкзака, – сообщил Тенек, запаковывая свёрнутые ленты и передавая их Юнок, – достаточно мягкие, плотные, к тому же оборудованы регуляторами длины и карабинами. Рюкзак тоже можете взять – думаю, его можно попытаться приспособить под убежище. Жёсткого контейнера подходящего размера не нашлось, но для сумеречного животного лучше такая нора, чем никакой.
– Когда вы только успели это придумать? - удивилась Юнок, прижимая к груди будущий поводок, - Вы не хотите сами прийти и посмотреть на Парнуса? Он очень миленький!
– Я не придумывал, просто вся комплектация «Амазонки» осуществлялась накануне вылета, а медотсек комплектовал я, – пояснил Тенек. – Пришлось только выбрать, что-нибудь из имеющегося в наличии и сверить с данными, которые прислала мисс Делас. Надеюсь, нас не ждёт новое крушение и высадка со всем, необходимым для выживания: в этом случае ваш образец лишится и норы, и поводка. В лучшем случае.
Тенек перевёл взгляд на монитор, на котором во всей красе медленно поворачивался красавец-паук, и ответил на вопрос Юнок:
– Палаку – интересный объект для наблюдения, но вряд ли мисс Делас одобрит вмешательство в её исследования. Думаю, она даже потребует от мистера Ракара вернуть меня в медотсек в приказном порядке, хотя переход из одного помещения в другое сам по себе не может сказаться на моём состоянии негативно: пациентов с черепно-мозговыми травмами данной степени тяжести не обязывают принимать пищу лёжа, им не запрещают самостоятельно посещать санитарный блок и тому подобное.
В этот момент включилась общая связь по кораблю и зазвучал голос Ракара.
_____________________
с Делас, Юнок и Ракаром по связи
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 04 Августа 2017, 17:52:15
1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар рассматривал показания сенсоров, показания сенсоров сглаживали для Ракара этот сложный разговор с Тенеком.
– Тенек, я не считаю, что вулканцы не способны на самозащиту. Вулканцы эволюционировали, так же … как и все. Но речь не о том, простите мне мою, как это… оговорку. Я о другом - вам что-нибудь говорит название "Скимитар"? Одна часть хотела уничтожить Землю, вторая часть остановила первую, скооперировавшись в бою с "Энтерпрайзом". Мы были врагами, мистер Тенек, я впрямую говорю это слово. Мы. Были. Врагами. Мы редко были друзьями. Да, мы были союзниками в войне с Доминионом. Но суть проекта в том, что мы должны показать нечто такое же – нашу способность перестать быть врагами, суметь сотрудничать. Регата для меня не соревнование. Но не скрою, меня очень печалит счет 4-2 не в нашу пользу. И меня печалит тот факт, что мы катастрофически отстали. Наши пассажиры в лице Делас – сотрудничали только что, ускорив нас. Это совсем другая демонстрация нашего взаимодействия и я буду готов защищать ее, эту демонстрацию, перед любым, кто будет спрашивать и обвинять нас в чем-то. Что же насчет сомнений – это не по связи.
И Ракар умолчал, что про пассажиров говорить на катере вообще нынче не безопасно.
– Нет никаких уловок, это прямое сотрудничество, вот что, - и ромуланец замолчал.
– Тем не менее, сотрудничать можно было бы и другим путём, более продуктивным для обеих сторон, хотя, вероятно, более сложным, – заметил Тенек. – И более… прозрачным, если вам кажется некорректным называть его более честным.
Он замолчал сомневаясь, стоит ли говорить о том, что в поведении экипажа «Примы» вызывало у него диссонанс: Ракар вызывал явное нежелание говорить по связи, прийти на мостик Тенек не мог, ромуланец же в данным момент пилотировал катер, и было бы крайне нелепо звать его к себе.
С языка у Ракара едва не сорвалась фраза "Вы еще скажите, мистер Тенек, что на Ромуле вулканских шпионов нет". Но он не сказал. Хотя сам знал двоих, разработкой и ведением которых прямо сейчас занималось внутреннее подразделение Тал Шиар. Он бы это сказал, но сейчас катер "Амазонка" представлял из себя корабль, на котором ничего нельзя было сказать без оглядки и подозрений. И еще очень остро было обидно, что Ракар теперь не сможет сделать ничего из запланированного. На ромуланских кораблях офицерский состав всегда обедал вместе, обсуждал вопросы, разговаривал о разном, смеялся, шутил, всякие беседы велись. Он хотел сделать также со своим экипажем, собрать их всех в кают-компании, и повести приятные беседы, в которых тоже можно лучше узнать друг друга. Теперь это невозможно. Команда "Фениксов" катастрофически испортила настроение и атмосферу. Теперь это была работа, обычная, местами циничная, местами коварная. Он мог бы сыграть свою роль и так, но это будет неискренне и не от души. Квинтилии не понравится. И еще Ракар не знал, успела ли Квинтилия вообще поесть за весь день. Вряд ли успела. Она там сидит голодная взаперти с пауком. И Делас. И никто сейчас не может знать, что там у них происходит.
– Тенек, - сказал Ракар, - когда мы вернемся на станцию и я перестану быть вашим капитаном, вы изложите ваши возражения, обвините меня, осудите, и все такое прочее. Но это будет только тогда. Пока – решение было таково, и я за него отвечу. Это мое право и обязанность. Мотивацию я объяснил. Давайте, пожалуйста, теперь полетим в молчании. И вам надо отдохнуть и мне поразмыслить, мы уже почти у кометы, и я не хочу терять ни секунды.

Почему они все думают, что Тенек пытается их осудить? – вулканец снова испытал недоумение. Было совершенно очевидно, что ни Ракар, ни Квинтилия не видят ничего плохого в сделанном выборе: ни упущенных возможностей, ни избыточно-вольного для их ситуации обращения с правилами регаты – только положительные стороны. Но если так, то и осуждать их за этот выбор нельзя, как и за любой выбор, который человек искренне считает лучшим. Ну, почти любой – вопросы жизни и смерти Тенек сейчас не рассматривал. Осудить можно только того, кто совершает неверный поступок, полностью сознавая его неправильность.
– У меня нет причин вас обвинять или осуждать, – сказал он Ракару. – Вы считаете своё решение лучшим, я – своё, кто-то третий мог бы примкнуть к одному из нас или предложить такую альтернативу, о которой никто из нас не подумал. Разница во мнениях – не повод для осуждения и тем более для официальных обвинений, и то капитан вы или нет, никак на это не влияет.
– Хорошо, - Ракар усмехнулся, - Тенек, если мне придется спасать когда-либо вашу жизнь, я не стану обращать внимания на разные прозрачности и прочие, сомнительно кристально честные способы действия. Я просто возьму и спасу вас. – Тенеку было слышно, как Ракар усмехается, - и для меня это все – вещи одного порядка, честно говоря. Ладно, отдыхайте. Поспите, может быть. Я разбужу, если что-то будет срочное.
– Вещи одного порядка? – переспросил Тенек. – Это многое объясняет… – Я запланировал кратковременный транс после отбытия с Джераддо, если не произойдёт больше ничего непредвиденного, – переключился он на следующую тему. – Вам бы я также предложил использовать это время для краткосрочного отдыха.
– Посмотрим, - сказал Ракар, - я не в первый раз, когда приходится не спать долго. Я тренирован, и у меня были на службе такие вещи. Ничего нового. Но я собирался еще поспать ночью, а пока моя очередь вести катер. Все нормально. Все, отбой, мистер Тенек, - сказал Ракар, но связь не отключил, он решил дождаться когда Тенек сам отключится.
– Если не будете подавать пример дисциплины, некоторые из ваших подчинённых тоже начнут отказываться от сна и еды, подражая вам, – предупредил Тенек и закончил: – Конец связи.
Связь отключилась, и ромуланец пристально уставился на комету, всеми сенсорами катера и собственным взглядом на большой экран перед собой.
______________________
с Ракаром
_
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 27 Июля 2017, 15:05:01
1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


Тенек чуть приподнял брови.
– Я никогда так себя и не вёл. С самого начала нашего своеобразного контакта вы трое вели себя очень заносчиво, словно вы ни в чём не виноваты, а наша команда наоборот чем-то провинилась перед вами. Кто-то должен был констатировать действительное положение вещей, и я это делал, но если ваше поведение изменится, у меня не будет причин корректировать информацию. И поскольку вы только что выразили готовность к некоторым переменам, я отвечу на ваши вопросы. Когда вы с мистером Ракаром подходили к катеру, я услышал, что он советует вам поговорить со мной. Позднее я спросил его об этом и поинтересовался не скрываете ли вы травмы, полученные при аварии. Он ответил, что по вашим словам вы не пострадали, но будет хорошо, если я предложу вам убедиться в отсутствии травм. Всё остальное обсуждалось уже в нашем общем разговоре.
– Ну во-о-от, именно так ты себя и ведешь прямо сейчас! - Делас закатила глаза. – И снова меня во всем обвиняешь! Я-то выразила готовность к переменам, а вот твоих перемен что-то не вижу, - она сложила руки на груди. – Ну уж нет, это должно быть взаимно, иначе я не согласна! И нет у меня никаких травм, я все уже сказала Ракару. Значит, больше он ничего не говорил?
– Ничего, – ответил Тенек, глядя на ромуланку в недоумении, – но ваши настойчивые вопросы заставляют меня подозревать, что вы всё-таки пострадали. И вы совершенно неправильно интерпретируете мои слова: во избежание недопонимания вы изложили мне причины своей линии поведения, я изложил вам причины своей. Что заставляет вас думать, что в этих словах был какой-то негативный подтекст?
– Да нет же, мне просто интересно, что он вообще обо мне говорил! – пояснила Делас и покосилась на дверь. – Можешь проверить на своем трикодере… - махнула она рукой.
Тенек кивнул и приступил к сканированию. Не то, чтобы он не верил заверениям Делас, просто ему казалось, что беспокойство Ракара должно иметь под собой какое-то основание. К тому же хорошее самочувствие не всегда означало полное отсутствие повреждений, и если Делас себя не сканировала, её убеждённость могла быть ошибочной.
Поверхностное сканирование показало, что Делас и впрямь не получила никаких травм, кроме, может быть, пары незначительных царапин – в этом она не соврала. В остальном по полученным результатам Тенек мог прийти к выводу, что ромуланка действительно здорова… практически. Показатели чуть отличались от типичных в худшую сторону, но ничего критического или недопустимого в этих результатах не было.
– Ну что там, убедился? – хмыкнула Делас. – Я просканировала себя и свою команду еще на «Приме». Но конечно, кто же мне поверит!..
– Вы заметно ослаблены, – сообщил Тенек, пропустив подколку мимо ушей. – Теперь я вижу, что у озабоченности мистера Ракара были определённые основания и отдаю должное его наблюдательности. – Стажёр передал трикодер Делас и добавил: – Сейчас мне следует спросить вас о ваших нагрузках в последнее время, о полноценности вашего питания и о том, нет ли для вашего состояния более серьёзных причин, чем переутомление или авитаминоз.
Делас искренне рассмеялась.
– Ты это серьезно? Хочу напомнить, что больной тут – ты, и мое сканирование, - она снова помахала трикодером, - показывает, что тебе еще рано возвращаться к служебным обязанностям. Ты и за ними, - она кивнула на дверь, имея в виду, очевидно, остальных членов команды, - бегаешь с расспросами, хорошо ли они поели и не забыли ли надеть шапочку? Нет, мистер доктор, я прекрасно сплю, ем, и никаких других причин нет… А нет, подождите, что-то мы забыли! – ее словно осенило. – Наш корабль только что разбился, и мы все немного расстроены по этому поводу, если ты не заметил. Что-нибудь слышал о стрессе?
– Такие результаты более характерны для хронического стресса, который сопровождается нарушениями аппетита и сна, – возразил Тенек. – Впрочем, несмотря на то, что вы совсем не похожи на человека, способного резко прийти в такое состояние из-за недавних событий, я оставлю небольшой процент вероятности и для вашей версии. И – да, я предпочитаю быть в курсе состояния вверенных мне людей. Я отвечаю за них, и пока вы на борту этого катера, вы тоже входите в их число. Это разумеется не означает, что я усыплю вас и обследую вопреки вашей воле, если вы лишний раз чихнёте, но раз уж в ваших результатах обнаружилось нечто нетипичное, я посчитал необходимым задать вам несколько вопросов. На Вулкане пациент считается главным партнёром врача, а открытый диалог врача и пациента – важным фактором в деле исцеления.
– Нееет, Тенек, - усмехнулась Делас. – А вот тут ты напутал! Это ты – мой пациент, по крайней мере, пока Ракар мне так сказал и просил тебя лечить. Так что это я тут тебя лечу, а не наоборот! Впрочем, твое сотрясение постепенно проходит, так что беспокоиться не о чем. Ну если только ты прямо сейчас не вскочишь и не начнешь бегать по кораблю, проверяя, давно ли все поели и когда у Юнок вырезали аппендицит. Так что лежи тут спокойно, а я доложу Ракару. Ну и что ты насканировал, тоже передам! – с этими словами она развернулась и направилась к выходу.
– Мисс Делас, вы уверены? – спросил Тенек, провожая ромуланку взглядом.
– Что тебе ничего не угрожает? – ее брови вновь взлетели наверх. – Абсолютно, если будешь выполнять мои предписания и не дергаться, а лежать спокойно и ничем не загружать свой логичный вулканский мозг.
– Что вы не являетесь моим пациентом, – поправил её Тенек. – Вы забыли, что сейчас я – корабельный врач, а это значит, что все находящиеся на борту – мои пациенты, во всяком случае потенциальные.
– Корабельный врач… больной корабельный врач… Который сейчас не может работать из-за сотрясения мозга… - она сделала вид, что задумалась. – Даже не знаю, что на это ответить! Я-то тут всего лишь пассажир безо всяких прав, так что спросим у капитана.
– Если возникнет необходимость, я смогу исполнять свои обязанности, – серьёзно сказал Тенек. – И можете быть уверены, что буду.
– Это не входит в мои рекомендации, которые я передам Ракару, - фыркнула Делас. – Но ты же не думаешь, что мне делать нечего, как вместо тебя работать? Даже если ты сам от этого убьешься – это не мое дело, но капитан должен знать!
– Несомненно, – подтвердил стажёр, – хотя я уверен, что он и так не заблуждается на этот счёт.
_______________________
с Делас
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 27 Июля 2017, 15:03:37
1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар практически бегом вошел в жилой отсек, где находились “Серебряные Фениксы”. В одной руке он нес падд, в другой собственный китель.
– Делас, - позвал Ракар сходу.
Когда Ракар зашел в жилой отсек, Делас лежала на облюбованной ей койке, закинув ноги наверх, и что-то увлеченно писала в падде. Появление капитана она заметила боковым зрением, но на этот раз ничего не предприняла, а только молча отсалютовала со своего места.
Юнок и Казза устроились рядом на соседней койке и что-то тихо обсуждали.
– Мы летим к луне под названием Джераддо, - сказал Ракар, - расчетное время прибытия – половина земного часа. Там наверняка нужна будет высадка, кто-нибудь из вас составит компанию Перим на высадке. Делас, могу я попросить тебя проверить, как выздоравливает Тенек? Он ходит туда-сюда, и мне не нравится это, в связи с его сотрясением. Только не надо его усыплять, пожалуйста.
Делас нехотя перевернулась на спину, чтобы видеть своего собеседника.
– Ты ведь его капитан! Ты же можешь приказать ему лежать смирно, и он не сможет тебя ослушаться! Или у вас тут все приказы принято обсуждать, подвергать сомнению и выполнять, только если хочется? - сощурилась ромуланка. - В любом случае, твой вулканец меня к себе на фазерный выстрел не подпустит, так что это бессмысленно. Но ничего с ним не будет, не бойся!
– Когда дойдет до того, что без приказа никак – я прикажу, - безэмоционально сказал Ракар, глядя на Делас. Одновременно с этим он подошел к той койке, которая была его, достал из под нее сумку со своими вещами, вытащил чистую водолазку и быстро переоделся. Его не смущало то, что на несколько секунд он предстал перед тремя девушками наполовину обнаженным. Они были солдатами каждый своего государства. Каждая из них была на службе, и они были не теми, перед которыми он испытывал бы такие чувства. Тем более, это была всего лишь водолазка.
– Делас, я все-таки прошу тебя пойти и проверить его, он уже лежит, фактически я уже приказал. И ему придется подпустить тебя к себе, так как мы сотрудничаем. Сделаешь?
– Только если он не будет сопротивляться и спорить, - пожала она плечами. - У меня нет желания прыгать вокруг вулканца, но раз ты просишь...
– Он это может, но вам с ним все равно надо как-то найти общий язык. Вы в своей команде умеете договариваться, попробуй теперь договориться с моим вулканцем, - Ракар улыбнулся во всю ширь и встал на выходе из жилого отсека, ожидая Делас.
– Ты же сам решил, что мы пассажиры, а не команда этого корабля, - усмехнулась Делас, неторопливо поднимаясь со своего места и оправляя форму. - Но на что не пойдешь ради проекта, правда?
У дверей она на мгновение задержалась, встретившись взглядом с Ракаром, а затем направилась в лазарет.
– Пока пассажиры, - сказал Ракар, не выходя, так, чтобы слышали и Казза и Юнок, - но все может измениться. Мы это уже обсудили же. – Взгляд, который Делас задержала на нем – был взаимным. Он также посмотрел ромуланке в глаза, и смотрел до тех пор, пока та не отправилась в медотсек.
И потом он проследовал за ней. У дверей медотсека Ракар задержал ромуланку.
– Делас, - Ракар говорил очень тихим шепотом, приблизившись к уху Делас, - я сказал Тенеку, что будет неплохо, если он проверит тебя на предмет травм. Но ты, разумеется, можешь отказаться. Однако, я думаю, что он мог бы помочь тебе… в твоем исследовании. Он хороший парень на самом деле, и хранит медицинскую тайну даже в том случае, если его будут убивать. Я ему ничего не сказал, конечно. Не беспокойся.
Делас посмотрела на Ракара круглыми от ужаса глазами.
– Он не должен ничего узнать! - зашептала девушка. - Я же говорила тебе, что мое исследование засекречено, и если оно попадет к вулканцам... - Делас выглядела по-настоящему испуганной.
– Значит, он не узнает, - также очень тихо и уверенно сказал Ракар, - не бойся. От сканирования можешь отказаться, и он насильно ничего делать не будет. Однако – ты должна жить, я этого хочу. Вот и все.
С этими словами Ракар удобнее перехватил падд и открыл дверь медотсека. На падде  была схема вентиляции катера, и в настоящий момент там было расположение той самой заглушки, открытой Юнок.
Ракар молча прошел вперед, открыл стенную панель, сверяясь с паддом. Просунул руку,  закрыл заглушку, закрыл панель. Развернулся к остальным.
– Вот так вот. Ибо, как говорится, не стоит так делать. Мистер Тенек, Делас врач, и она снова вас просканирует, и я очень вас попрошу – все остальные разговоры о ваших принципиальных различиях – осуществите после того, как Делас убедится, что вы не навредили себе.
– Если вы настаиваете, – коротко ответил Тенек и подал Делас сканер и трикодер. Слова Ракара о том, что ромуланка – врач, он никак не прокомментировал, своё отношение к происходящему – тоже. – Мистер Ракар был озабочен вашим самочувствием, – добавил он. – Вы готовы сделать ответный жест доверия?
– Озабочен самочувствием, значит, - хмыкнула Делас, включая трикодер. - Или просто не поверил мне, когда я сказала, что не пострадала?.. - она приподняла брови, глядя на Ракара.
Ракар стоял уже спиной к Тенеку и лицом к Делас. С одной стороны была эта ее болезнь, и оставшееся недолгое время жизни, в другой стороны – секретность. И он не мог попросить явно помощи Тенека. И все это нужно было как-то обойти.
– Доверие – вещь сложная, - сказал Ракар, - но никто никого насильно без необходимости не обследует. Ладно, вы тут сами разберетесь, я надеюсь, - Ракар внимательно посмотрел Делас в глаза, и вышел из медотсека.
– Перестраховщик, - фыркнула Делас в спину уходящего ромуланца, но в ее голосе слышалось облегчение.
Она вернулась к показаниям медицинского трикодера, и на некоторое время в медотсеке воцарилась тишина - того вида, которая звоном отдает в ушах и которую можно резать ножом.
– Как и ожидалось, – констатировал Тенек. – Определённо вы не склонны сами выполнять то, что настойчиво требуете от других.
– Ха? - Делас оторвала взгляд от показаний трикодера и удивленно уставилась на Тенека: - В смысле?
– Открытость, уважение и сотрудничество, – пояснил Тенек. – Что вы сделали, когда получили о нас неполную информацию? Собрались без свидетелей, чтобы принять решение. Что мы сделали, когда узнали о ваших диверсиях? Собрались без свидетелей, чтобы принять решение. Одинаковые поступки, но свой собственный вы посчитали нормальным, нас же осудили. Как вы решили поступить на вашем собрании? Вы решили поступить тайно, лицемерно и противозаконно. Как мы решили поступить на нашем собрании? Мы не успели ничего решить, но не приняли предложение, которое было лицемерным, хотя и не противозаконным. Тем не менее вы снова сочли свои поступки нормальными, а нас осудили. Вы требовали от нас поблагодарить Юнок за ремонт, но ни вы, ни Казза, ни Юнок даже не задумались над тем, чтобы извиниться за нанесённый вред. И наконец сейчас, после того, как я совершил определённый акт доверия, вы не ответили тем же. Думаю, вывод о том, что вы разной меркой мерите себя и других напрашивается сам собой.
– Так! - Делас резко захлопнула крышку трикодера. - Я тут только потому, что меня попросил об этом Ракар. И я не намерена выслушивать занудные вулканские нравоучения! Не хочешь обследование - хорошо, не надо, я так и передам Ракару!
Щеки девушки позеленели от гнева. - Либо замолчи и не мешай, либо я сейчас же отсюда ухожу!
– Решать вам, – спокойно сказал Тенек, – я сказал только правду. Вам не нравится правда?
– Мне не нравится, когда меня поучают жить в менторском тоне, - сощурилась Делас. - И не нравится, что ты считаешь себя лучше меня и тыкаешь мне в нос своим превосходством при первой возможности. Но больше всего мне не нравится, что ты мешаешь мне выполнить просьбу Ракара! Если бы не он, ноги моей бы тут не было! - стиснув зубы, она вновь взялась за трикодер.
– Но ведь совсем недавно именно вы поучали нас и обвиняли в предательстве, – напомнил Тенек. – Или вы снова считаете, что вам позволительно, а нам – нет? Раз уж вы потребовали откровенности и прямоты, будет справедливо, если мы все получим право говорить то, что думаем.
– Я? Поучала тебя? Много чести! – фыркнула Делас и сжала губы. – Делать мне больше нечего, как учить вулканцев – вы скучные зануды, а от твоего морализаторства у меня уже голова болит. К тому же ты и так только и делаешь, что говоришь, что думаешь!
Закончив с проверкой, она внимательно пробежала взглядом показатели на трикодере, хмыкнула чему-то и убрала его.
– Итак, что там тебе Ракар про меня говорил? Чем это он был озабочен, а?
– Ромуланцы очень любят допрашивать, – Тенек словно бы добавил ещё один пункт к своим невидимым заметкам. – За последнее время вы говорили с мистером Ракаром больше всех, вряд ли он оставил вас в неведении. – Интересно, – добавил вулканец после небольшой паузы. – Я пытался понять, почему вы решили, что я считаю себя лучше вас и пытаюсь утвердить своё превосходство, но ваш ответ, кажется, это объясняет: вы просто судите по себе. Скажите, ваше «много чести» относится только к вулканцам или ко всем не ромуланцам?
– Да потому что ты с самого начала так себя со мной ведешь, словно считаешь себя во всем лучше, а меня только и делаешь, что поучаешь. Как и все вулканцы! Впрочем, я знаю среди вулканцев несколько исключений… но это не ты, нет, - хмыкнула Делас, а потом внимательно посмотрела на Тенека: - Еще раз повторяю вопрос: о чем там тебя просил Ракар? Я не буду тут стоять и ждать вечность, пока тебе надоест красоваться и ты начнешь выполнять его просьбу. Я свое задание закончила, - она помахала трикодером и сделала шаг к двери.
Несколько секунд Тенек разглядывал её всё с тем же сдержанным интересом, что и раньше, затем сказал:
– Вам не кажется, что вам следует начать с себя и немного... «сбавить тон», если вы хотите, чтобы вам отвечали на ваши вопросы? И ещё перестать руководствоваться домыслами и изучить факты... впрочем, вряд ли вы захотите узнать моё действительное мнение о вас: в этом случае вы уже спросили бы, а не бросались бы упрёками и обвинениями.
– Уфф… - выдохнула Делас. –  Хорошо. Но тогда тебе придется сделать то же самое и перестать вести себя как заносчивый и чванливый… вулканец, считающий себя лучше остальных!
___________________
с Делас и Ракаром
_
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 25 Июля 2017, 16:45:02
1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


– Да, у нас есть маневр, - подтвердила Квинтилия, - И я все еще готова его выполнить. Но я хотела бы знать - если мы не сможем выйти на одну финишную прямую с командой “Альфа-маж”, если они продолжат лететь далеко впереди нас по чек-пойнтам, будем ли мы готовы бросить наше текущее задание, которое будем на тот момент выполнять, полететь навстречу и подтолкнуть их к финишу? В этом случае мы полностью угробим свои шансы… впрочем, я не верю, что они у нас есть, но зато вторая команда все еще получит возможность показать лучшее время и победить.
Ракар прямо посмотрел в глаза Квинтилии:
– Да, я к этому готов. Если так случится, мы бросим задание. Не победа одной команды в регате важна, а наш проект и его цели. Регата – лишь одно соревнование, проект же – повлияет на будущее всего квадранта. Обоих квадрантов. Но я не решу это без вас, ваши мнения тоже имеют значение. Однако, еще все-таки рано судить и решать это. Все еще могут это обдумать.
– Я готова к маневру в любой подходящий момент, - сказала Квинтилия, - Это мое мнение.
– Согласен, – поддержал Тенек. – Тем не менее, до выхода «Анадыря» на финишную прямую мы должны приложить все усилия, чтобы наверстать время. Мы не можем предугадать всех будущих обстоятельств и должны быть готовы ко всему.
– В таком случае, меня устраивает такая стратегия, такой общий план, - подвела итог Квинтилия, - О высадке я подумаю и сообщу свой выбор позже.
– Тогда у меня последний вопрос, – сказал Тенек обращаясь к Ракару. – Когда мисс Перим и я вышли навстречу вам с мисс Делас, вы как раз говорили, что она о чём-то должна поговорить со мной. Она скрыла, что пострадала при аварии, или речь шла о чём-то другом?
Ракар кивнул Перим.
– Хорошо, Первый, - сказал он, - так и поступим. Готовьтесь параллельно к высадке, - и Ракар многозначительно посмотрел на Тенека, сделав шаг назад по направлению к жилому отсеку:
– Она утверждает, что не пострадала. Но будет очень хорошо, если вы предложите ей убедиться в отсутствии у нее травм и в качестве ответного вежливого жеста – просканируете ее. Я сейчас попрошу ее прийти к вам и проверить ваш прогресс в выздоровлении. Однако, Тенек, идите уже лежать, нельзя ходить туда-сюда с сотрясением.
– Есть, сэр, – подчёркнуто дисциплинированно отозвался Тенек. Это относилось одновременно и к требованию отправиться в медотсек, и к предложению просканировать Делас.
Ракар, удовлетворенно кивнув, неся на плече свой китель, быстрым шагом отправился в жилой отсек.
– Подождите… - снова начала Квинтилия, но уже гораздо тише, чем в первый раз, поэтому не была уверена, что Ракар ее услышал.
От сорока минут следования к точке назначения оставалось уже тридцать четыре, и Ракар понял, что занимается ерундой. Он уже до того благополучно засунул подальше все свои недоумения и собственные обиды, которые были всегда от имени Ромуланской Империи, и теперь наверное не стоило возобновлять, занимаясь делом, а не выяснением отношений. И поэтому, теперь, он во второй раз вернулся на мостик уже никуда не торопясь.
–  Да, Перим, - сказал он снова, - если что, тут на мостике можно включить силовое поле, загораживающее вход. Вот тут под обшивкой его генераторы, - Ракар показал рукой расположение. - И я все время на связи.
– Я просто… - начала Квинтилия, - хотела поблагодарить вас за то, что вы сделали меня первым офицером. Спасибо за доверие.
– Вы этого, Перим, объективно заслуживаете, - сказал Ракар, ничем не выдав тени смущения и удивления, - ваши советы и рассуждения очень ценны. И вы способны на куда большее. Теперь мы вроде бы все обсудили? Я пойду? – спросил он.
– Для меня это очень много значит… - тихо проговорила Квинтилия, а потом отвела взгляд и уткнулась в панель управления перед собой.
Тенек посмотрел на Квинтилию чуть потеплевшим взглядом и вдруг спросил:
– Мисс Перим, почему вы не любите ваше имя? Когда у вас появятся друзья, эта антипатия может создать вам неудобства в общении: будет сложно перейти к неформальному стилю.
Стажёру показалось, что этот вопрос уместен именно сейчас, когда у Квинтилии появился очевидный для неё самой повод верить, что у неё многое получится и друзья рано или поздно будут.
– А? - Квинтилия вздрогнула от неожиданности вопроса и перевела удивленный взгляд на Тенека, - Мое имя? Понимаете, оно земное. Мои родители дали его мне, чтобы я была особенной, но иногда тяжело постоянно быть не такой, как все. Особенно, когда ты ребенок. Все спрашивают, обращают внимание, обсуждают… Я чувствую себя странно и не к месту. Это как если бы вы были - вулканец Иннокентий, ромуланец Джо. Но со временем я научилась нести это неудобное имя гордо - как часть меня, как шрам, от которого не избавиться. Поэтому я не люблю, когда его сокращают другие - мне кажется, они делают это от лени и нежелания стараться. Но когда… то есть если у меня появятся друзья, возможно, я разрешу им выбрать что-то более короткое для меня.
Ракар смущенно и несколько даже растроганно улыбнулся в спину Квинтилии, теперь он подумал, что, наверное, все на самом деле не зря. Все это все еще имеет смысл, тот главный, второй главный смысл, которому он следовал. Он не стал говорить, что не справился бы без Перим в этом их текущем катаклизме. Может быть, он скажет это потом.
– Я рад, - только лишь прошептал он, а потом с вниманием стал слушать ответ Квинтилии на вопрос Тенека.
– У вас уже есть друзья, Перим, - негромко сказал Ракар. – И несмотря на то, что вам не нравится ваше имя – оно красивое. Но разрешите один вопрос – что значит это имя? У него есть значение?
– Это что-то из древней земной цивилизации, - ответила Квинтилия, - И там есть корень, который означает числительное “пять”. Но я не знаю, что имели в виду мои родители. Возможно, им просто понравилось звучание. Или написание.
– Хм… - сказал Ракар, - интересно, мы поищем ту часть земной истории, и узнаем значение. А теперь, мистер Тенек, марш в медотсек! У нас мало времени! - и Ракар сделал руками жест, показывая Тенеку, что если тот сейчас не пойдет, то ромуланец начнет его принудительно вести, а значит трогать руками, что для вулканца будет неприятно.
Тенек посмотрел на него в высшей степени вулканским взглядом и покинул мостик.
____________________
с Квинтилией и Ракаром
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 19 Июля 2017, 10:50:28
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер «Амазонка»


Когда Ракар вышел, Тенек проводил его взглядом, затем сказал:
– Мисс Перим, я не понимаю: сперва вы предлагаете обсуждать медленно и по пунктам, потом говорите, что у нас мало времени, хотя мисс Юнок ещё не закончила свою работу. Опять же сперва вы говорите, что разрешить ситуацию с командой «Примы» важно для проекта, затем откладываете обсуждение их судьбы на потом. Хотел бы напомнить, что запись нашего общего разговора после их разоблачения мы сами же отправили на «Анадырь», и это известно «Серебряным фениксам». Никто из нас не может гарантировать, что кто-то из второй команды не заявит на них в Службу безопасности сразу же по прибытии на станцию, и я не считаю «фениксов» настолько неразумными, чтобы этого не понимать. Если мы будем тянуть время, не примем никакого решения и оставим их в неизвестности, они могут истолковать это как худший для себя вариант и предпринять что-нибудь поспешное, необдуманное и опасное, а это имеет серьёзные шансы усугубить и наше собственное положение, и положение проекта.
– Мы все еще действуем медленно и по пунктам, - подтвердила Квинтилия, - Мы только что поделились информацией о том, что нам известно, и выделили моменты, которые еще нужно прояснить - это логи аварии “Примы” и некоторые вопросы к их команде. Мистер Ракар отправился их добывать. Без них мы не сможем принять всесторонне обдуманное решение. Поэтому с ним мы не можем торопиться. Но мы должны торопиться с регатой - в этом у нас мало времени. Я вижу регату и наше столкновение с “Фениксами” как два параллельных процесса, которые мы должны сбалансировать и уравновесить, чтобы не слишком поторопиться с одним, но и не опоздать в другом. Я… все еще не хочу выходить из регаты и быть командой, которая сойдет с дистанции или придет последней. Извините…
– Я тоже, – сказал Тенек. – И ещё я не хочу, чтобы мы сошли с дистанции, если кто-то из наших вынужденных попутчиков запаникует и совершит фатальную ошибку. У нас было и есть время до конца ремонта, чтобы наметить хотя бы варианты решения проблемы. Я и мистер Ракар внесли свои предложения. Хоть мистер Ракар и не хотел озвучивать своё, я думаю, то, что мы его услышали, к лучшему. Было бы хорошо услышать и ваше мнение на этот счёт. И если ваше мнение зависит от степени вины «Фениксов» в аварии, вы можете предложить два варианта: один – на случай, если их слова подтвердятся, второй – на случай, если выяснится, что они солгали.
– Я не уверена, что мое мнение вообще следует учитывать, - покачала головой Квинтилия, - Вы с мистером Ракаром лучше других знаете мою историю. Я - плохой человек, не этичный, не идеалистичный, идущий на компромиссы. Не такой, как вы оба. Все, что я могу - это помогать вам принять ваше решение, потому что, мне кажется… вам тяжело. Я никогда раньше не видела вас настолько разозленным. И мне кажется, это может влиять… на все.
Тенек моргнул несколько раз в явной растерянности.
– Меня? – изумлённо спросил он. – Но я не разозлён, я... – он немного помолчал, словно пытаясь проанализировать самого себя и медленно констатировал: – я испытываю определённый дискомфорт, это правда. Это бывает, если сталкиваешься с чем-то, что выше твоего понимания. Но я не зол, и я не вижу, чтобы где-то погрешил против логики. Если вы видите в моих рассуждениях ошибку, укажите мне её. Тем более, что я совсем не согласен с тем, что ваше мнение не следует учитывать. Компромиссы не плохи и не хороши сами по себе, только в зависимости от конкретной ситуации, и склонность к компромиссам не делает вас заведомо неэтичным человеком. Возможно, именно ваша способность идти на комромиссы, а также ваш опыт, или как вы говорите «ваша история» делают ваше мнение особенно ценным.
– Ваша речь о том, что эта Делас - не врач, была… если бы вы не были вулканцем, я бы сказала, что страстной, - призналась Квинтилия, - Я использую названия земных эмоций, потому что не знаю, чем их можно заменить. Но я вижу, что вас сильно задело, и наверное тем более, что вы недавно вспоминали о своем дедушке. Я правда никогда не видела вас таким. И я… беспокоюсь за вас.
Тенек отвел взгляд, скулы его чуть тронула зеленоватая тень. Было неприятно думать, что девушка-трилл посчитала его слова эмоциональными, и ещё неприянее было допускать, что эмоции действительно могли повлиять на его слова.
– Клятва врачей Звёздного флота заканчивается словами: «Пока я искренне соблюдаю принципы этой клятвы, я могу с полным правом именоваться ВРАЧОМ, со всем уважением и честью, предоставленными мне данным званием; если же я когда-либо нарушу эту клятву, да будет мне дано обратное этому». В Вулканской академии наук врачи не дают клятв, но следуют тем же принципам. Я сказал то, что является неотъемлемой частью моей личности, и сказал бы те же самые слова даже если бы у меня не было причин критически относиться к официально заявленным ценностям государств-агрессоров.
– У нас у всех есть точки, давление на которое причиняет… дискомфорт, - заметила Квинтилия, потом немного помолчала, - Вы хотели знать мое мнение. Я не знаю, что делать с “Фениксами” глобально. Это… слишком большая проблема. Но когда ты сталкиваешься с большой проблемой или большим заданием - ты не должен впадать в панику от масштабов, ты должен разбить ее на множество маленьких задачек, шагов и решать все постепенно. Поэтому я сделала это для себя. Прямо сейчас мы должны решить - оставлять ли “Фениксов” на Бэйджоре, или брать их с собой. И если брать, то насколько мы можем им доверять. И вот что я вижу, мистер Тенек. С того момента, как мы с ними встретились… я имею в виду, по-настоящему честно встретились, лицом к лицу, а не как раньше, когда мы о них не знали… с тех пор все, что они делали - это была помощь нам. Они первыми пришли и спросили, нет ли у нас раненых. Делас лечила вас по-настоящему. Юнок ремонтирует наш катер по-настоящему. Мистер Ракар сказал, что в задании в монастыре они были полезны. И они отвечают на наши вопросы - нам не приходится прикладывать усилий и хитрости, чтобы добиться ответов. Даже когда ответы выставляют их в плохом свете, и нормальный человек попытался бы как-то выкрутиться и сгладить впечатление. Легко быть искренним, когда у тебя все хорошо, но это гораздо труднее, когда тебе надо признаться в чем-то плохом. Но они делают это. Для этого должна быть причина. И я думаю, она в том, что они не хотят нам больше врать и искренне хотят сотрудничать. Несмотря на то, как мы можем к ним отнестись и что мы можем с ними сделать. Я думаю, это требует определенной храбрости с их стороны. Они потеряли все - свой корабль, свой командный ключ, свои преимущества перед нами. Чего бы они ни хотели раньше - теперь для них все изменилось, а я верю, что при смене обстоятельств у людей могут меняться цели и стремления. Если только логи “Примы” подтвердят, что столкновение было не намеренным, я готова продолжать сотрудничать дальше.
__________________
с Квинтилией
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 14 Июля 2017, 11:00:47
1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”


Ромуланец задумчиво кивнул.
– А, на станции.. хорошо. Сначала я хотел задать ему пару вопросов. Знает ли он эту троицу, например. Теперь, пожалуй, это не существенно. Теперь, я хотел сказать ему, что будет лучше, если он встретит своих подопечных, когда мы вернемся с регаты. Но это тоже, наверняка не существенно уже. Он их координатор, наверное он дождется их и так. Поэтому мы не будем беспокоить его заранее. Хорошо.
И снова Ракар посмотрел на Тенека.
– Тенек, ну вправил я вам руку, так как это делают солдаты на поле боя. Вы могли бы держать дизраптор и стрелять еще некоторое время. Но не будь Делас – вам сейчас было бы очень плохо. С вашим сотрясением я бы справиться не мог, ваши ожоги – знаете, все что бы я сделал – было бы очень грубо. И мы должны были бы вызывать вам помощь. Она сделала для вас это. И, наверное, я должен вас удивить – но врачи на Ромуле видимо не вписываются в ваше понятие о врачах. Она врач. И она занимается медицинской практикой. Знаете, в разных частях галактики – все по-разному. И разные бывают ситуации. Все относительно. Я не одобряю ее действий, я, напротив, говорю вам – она не уйдет от ответственности. Но дело в том, сможете ли вы прийти к компромиссу ради общего нашего дела - с Делас, или нет? Потому что, если вы не сможете – у нас все закончится на этой регате. Как насчет того, например, что вы будете контролировать ее действия в разных вещах, и хоть чуть-чуть попробовать доверять? О полном доверии я не прошу. Я и сам не доверяю до конца. Тем более, после таких их действий. Но где вы видели полное доверие хоть где-нибудь? Знаете, сколько труда стоило мне – довериться вам? Знаете как это было сложно? Но я преодолел большую часть своих трудностей. А вы – сможете?
– Давайте разберёмся по пунктам, – предложил Тенек. – Я мог бы ответить сразу на всё, но это будет неудобно. Ни у кого нет возражений?
Ракар кивнул:
– Не возражаю, - и посмотрел на Квинтилию.
– Мы должны двигаться медленно, чтобы ничего не упустить, - подтвердила она и посмотрела на Тенека, - Возможно даже, сперва мы должны дособрать информацию, которой нам не хватает, вроде причин аварии. Я не голосовала именно поэтому.
– Да, верно, - сказал Ракар, - сейчас я хочу, чтобы вы приблизились к однозначному да, или однозначному нет, чтобы только одно доказательство осталось, которое решит все. И тогда мы очень быстро его получим.
– Я согласен с мисс Перим, логичнее всего будет начать с уточнения информации, – кивнул вулканец. – Леди утверждают, что причиной были неполадки в управлении, и в скором времени мы получим подтверждение или опровержение этих слов. Что ещё вы хотели бы знать, чтобы максимально приблизиться к ответу? – обратился он к Квинтилии.
– Я хочу знать больше о том, почему они это сделали: их причины, мотивации, что ими двигало… - начала перечислять трилл, - А также больше о них. Вы понимаете, что мы на самом деле не знаем ни их полных имен, ни откуда они?
 Ромуланец кивнул.
– Да, в таком случае, сейчас мы определимся с вопросами и зовем их сюда. Места мало, можно выйти на поверхность, но Тенеку лучше лежать, поэтому сюда.
– Хорошо, но прежде чем мы это сделаем, давайте определим круг вопросов, которые мы обсудим с командой «Примы», – предложил вулканец, – ведь многое, что мы должны решить, касается их непосредственно. В том числе и вопрос взыскания. Не возмездия, мистер Ракар, а именно взыскания, поскольку наказание здесь, в Федерации, подразумевает не месть виновнику, а его воспитание. И главное: в данной ситуации мы трое не имеем права решать этот вопрос без участия других заинтересованных лиц, то есть команды «Анадыря» и лейтенант-коммандера Планкса. Я предлагаю озвучить нашим гостям следующее предложение: собраться в полном составе (провинившиеся, их координатор, команда «Амазонки», команда «Анадыря») и коллегиально решить их судьбу. Это будет справедливо и одновременно этично по отношению ко всем сторонам конфликта.
– Давайте решим это потом? - отмахнулась Квинтилия, - Потому что на это еще будет время, например, в полете, а сейчас нам важнее понять, что делать прямо сейчас, потому что мы и так потеряли много часов.
"Почему они это сделали?" Ракар грустно усмехнулся. Они хотели победить на регате. Они хотели, как это называется по их – "утереть нос" другой группе проекта. Они сделали это потому, что вред, который они причиняют другим – является для них несущественным. Мотивы Делас, которая пошла лично против него – он собирался узнать лично. Это стало для него личным делом. Почему люди делают подлости другим? Потому что считают, что имеют на это право. Так устроен мир. Вот почему. Но можно и послушать, конечно.
Выслушав Тенека, Ракар посмотрел на него жестким взглядом. Теперь он понимал, что не сможет прийти к соглашению с Тенеком. И что так с Бэйджора они уже не улетят. Тенек не понимал значения слова "возмездие". Возмездие – воздаяние по заслугам. И он почему-то считал, что Ракар осуществит месть. В каком-то смысле это было так. Но сдача их в федеральную СБ – не та месть, о которой возможно думал Тенек.
Уже не улетим. Ситуация выходила из под контроля, было ужасно сложно с вулканцем. Уж лучше на Рэме копать шахту. Только Перим поддержала отложенность этого вопроса. Они уже и правда потеряли много часов.
Ракар смотрел в пол.
– Тенек, пожалуйста, послушайте Перим. Иначе уже нет смысла нам продолжать регату. Мы потеряли и собираемся потерять еще очень много времени. Нам не догнать, - тихо сказал он.
– Вы можете взять Делас на “Приму” и задать ей все эти вопросы, - предложила Квинтилия, - В то время как Юнок будет продолжать ремонт. Чем скорее она его закончит, тем меньше мы будем в них нуждаться, и тем проще нам будет решить, брать их с собой или нет.
– Вы не понимаете, почему я об этом заговорил? – поинтересовался Тенек, окинув взглядом товарищей по команде. – Наши оппоненты эмоциональны, им может быть сложно сотрудничать с нами, если они хотя бы приблизительно не будут знать свои перспективы. Если мы обозначим перспективу, это упростит им адаптацию к ситуации.
 Ракар закрыл глаза и глубоко вздохнул. Сейчас будет то, чего он больше всего боялся. То, что он собирался отложить на самый конец регаты. И может быть это был бы конец для его отношений с Квинтилией, для доверия, которое он так хотел заслужить. Но похоже, что прыгать в эту пропасть предстояло прямо сейчас.
– В таком случае вот что я должен вам сказать, - сказал Ракар, подняв голову и глядя в глаза Перим, - я намеревался вообще не обсуждать этот вопрос с ними, я намеревался обходить его до последнего и убеждать их в том, что мы что-нибудь придумаем. На подлете к станции я собирался написать сообщение для СБ, с просьбой встретить наш катер у шлюза и забрать трех саботажников с него. И об этом никто не должен был знать до последнего момента. Еще перед этим я собирался извиниться перед вами, Квинтилия, за этот свой поступок. Я собирался сказать вам – что не считаю преступлением то, что сделали вы. Что ваша история со стимуляторами – губила только вас, и вы никому другому не причинили вреда. К счастью вы не успели этого сделать под влиянием стимуляторов. Вам повезло. И теперь  у вас будет нормальная жизнь и судьба, потому что вы заслужили второй шанс, и не совершали  преступлений против других. А вот они – те – они заслужили возмездие. И я собирался сдать их. И для этого я хотел, чтобы лейтенант-коммандер Планкс был на станции и видел это. Понял, что сделали его кадеты. Теперь вы знаете это. Можете осудить меня. Можете переубедить. Мы можем потом найти другое решение. Но не сейчас. Сейчас мало времени. Сейчас я должен пойти за последним доказательством вместе с Делас. И… задать ей вопросы. Что еще вы должны узнать кроме неозвученного - что у нее в кейсе, что она везет? Я это узнаю, потому что всякий капитан должен знать, что перевозится на его корабле.
– Мы должны найти другое решение, - тихо сказала Квинтилия, - Потому что еще один скандал с участниками проекта “Альфа” уничтожит все. Не только их, но и нас тоже. И мы подумаем об этом - позже. А сейчас берите эту Делас и идите.
Ракар коротко взглянул на Квинтилию и отвел взгляд.
– Вы хотели знать их мотивы. Никогда не следует заблуждаться в мотивах преступлений. Они уже сказали мне, что причина их небезопасного маневра – желание утереть нам нос, быстрее нас сесть на площадку. Это и есть мотив. Это соревнование для них, они хотят победы и личной выгоды, которая диктуется амбициями победить в несущественном соревновании нечестным способом. Вот их мотив. Им наплевать на остальных. В этом никогда не заблуждайтесь. Люди такого рода, считающие, что имеют право на все – переступают границы, просто потому, что это в их интересах. Мне было достаточно того, что я уже услышал от них по этому поводу. Теперь я просто хотел бы знать, почему на международном проекте один ромуланец пошел против другого. Это стало нашим внутренним ромуланским делом, и я очень сожалею, что вы оказались втянуты. Но помните, что если мы не повезем их сейчас с собой – они сдадут нас. Вот и все, что я хотел сказать.
Ракар коротко поклонился, надел рюкзак, взял в руки цилиндр-глушилку и подошел к выходу из медотсека.
– И все же, когда вы будете разговаривать, спросите еще раз - почему они так поступили, - сказала Квинтилия в спину Ракара, - Сделайте это… для меня.
Ромуланец грустно улыбнулся Квинтилии.
– Сделаю, спасибо за помощь. - затем он протянул ей глушилку, - вам может пригодится, выключается здесь, индикатор активности на обороте. Я скоро вернусь.
_______________
+ Квинтилия и Ракар
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 07 Июля 2017, 16:03:52
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”


– Если Юнок продолжает ремонт - это значит, что мы решили сотрудничать? - уточнила Квинтилия.
– Пока мы ничего не решили, - сказал Ракар, - еще много вопросов. Просто ремонт задерживать нельзя.
Отведя взгляд от ктарианки и ромуланки, Ракар развернулся и вышел в другую галерею монастыря, по пути, откуда они пришли. Он не хотел, чтобы его слушали. Юнок на катере слышит, но пусть слушает. По ее коммуникациям и докладам для Делас он мог бы тоже что-нибудь понять.
– Перим, свяжитесь с Хеной на станции, пожалуйста. Или если она не доступна – то с лазаретом. Нужно узнать диагноз Рроу, что с ним сделали. Какова была угроза его жизни, если бы он не получил вовремя медицинской помощи. Я должен точно знать, что с ним сделали.
– Да, я все сделаю, - коротко ответила Квинтилия.
Тенек между тем обдумывал слова Квинтилии. В них было зерно истины, но и в объективной реальности были вещи, которые входили с аргументами трилла в противоречие.
– Я не вижу в них тенденции к тому, чтобы признать свои ошибки и дать правильную оценку собственным действиям, – сказал он наконец, обращаясь к ней. – Если бы подобная тенденция была, я мог бы с вами согласиться. Кроме того я против сотрудничества с медиком, способным вывести человека из строя без веской – исключительно веской – причины. Это – не врач, это не более, чем учёный от медицины.
– Мне надо кое-что проверить, - сказала Квинтилия. Ей уже пришло сообщение с “Анадыря” от Самриты, и теперь она внимательно читала, что там было сказано.
«Насколько я могу судить, все поломки вашего катера, полученные в ходе столкновения, выявлены верно, ремонт начат по правильной схеме. Начало хорошее, продолжайте по вашему плану».
Тем временем Юнок отошла немного в сторону от кресла трилла и связалась с Делас.
– Капитан, - произнесла землянка, - Должна ли я продолжать чинить их корабль при таких условиях?
– Не торопишь шейчаш, - вызов Юнок застал Делас с полным ртом мобы. Быстро прожевав, она продолжила: - Они еще сами не решили, хотят ли нашей помощи. Сделай паузу, отдохни, расслабься… А потом посмотрим. Но будь готова продолжить, если тебя попросят – мы же обещали, правда?
– Есть, капитан! - бодро кивнула Юнок, как будто Делас могла ее видеть, - Отдых - это я могу! Но все-таки я не буду ничего делать без твоего приказа, как и всегда. Дай знать, когда можно будет начать им помогать снова.
Девушка села на пол, скрестив ноги.
Ракар тем временем слышал Тенека.
– Я понимаю, Тенек, что вы сейчас не видите тенденции. Для того, чтобы она была - мы должны предпринять некоторые действия, поработать над этим. Давайте их предпримем. Иногда нужно очень много работать, чтобы объяснить кому-то сущность бытия. Насчет — не врач, Тенек... - Ракар допустил маленькую паузу, - она же вылечила ваши раны. Она врач. А другие наши с вами кардинальные различия в менталитете — совсем не предмет обсуждения для текущего момента. Потому что на это нет времени. И я вас очень прошу мистер Тенек, послушайте что говорит Квинтилия, подумайте над ее словами. Она важное говорит, сказала сейчас. Я не прошу вас обоих решить немедленно, я прошу вас еще подумать, пока мы выясняем еще некоторые вопросы. Их все еще несколько, и пока нет ответов. Перим, пожалуйста, когда получите ответ, сообщите его. И еще, узнайте пожалуйста, находится ли на Дип Спейс 9 лейтенант-коммандер Диас Планкс, если нет, то возможно ли узнать, куда он улетел? Самого Планкса вызывать не нужно. Если сейчас пока ничего нового, давайте прервем связь, - и ромуланец, пока не отключаясь, медленно пошел обратно в ту галерею, где сидели Делас и Казза.
– Я обдумаю ваши слова и слова мисс Перим, – сказал Тенек, – но прошу и вас, в свою очередь, обдумать мои. Уметь лечить и быть врачом – разные вещи. Если бы я знал, что отравление мистера Рроу было совершено с ведома и при участии мисс Делас, я не позволил бы ей даже подойти к моим пациентам. И пока я могу встать с койки, она больше не притронется ни к моим пациентам, ни к моим приборам. Если вы и мисс Перим решите взять этих леди с собой, я не стану саботировать ваше решение и не стану активно противостоять их присутствию на катере, но именно я сейчас – судовой врач, и пока я дееспособен, именно я решаю, кого допустить к оказанию медицинской помощи, а кого нет.
– Тенек, - сказал Ракар с максимальной мягкостью, - я понимаю вас больше, чем вы наверняка пока что себе представляете. Но я должен буду снова напомнить вам о проекте Альфа, его целях, и вновь процитировать для вас слова Перим – "возможно, нам же и удастся их исправить, починить то, что в их восприятии этой ситуации сломано. Возможно, после общения с нами они все поймут". Эти слова дорогого стоят. Больше пока ничего не скажу. Мы поговорим на катере, мне есть что вам сказать, но позже.
Ракар не хотел говорить ничего большего сейчас, он не стал сейчас обещать ничего из того, что уже однозначно решил.
– Помните, вы моя команда, и я не решу этого без вас. Потому что я уважаю ваше мнение и вас каждого. Ну что, конец связи? – спросил ромуланец, поднеся руку к дельте.
– Вы не возражаете? – спросил Тенек, обращаясь к Квинтилии.
 Она отрицательно покачала головой.
– Конец связи, – подтвердил вулканец.
Ракар кивнул самому себе и нажал на дельту, отключаясь. Затем он сделал несколько шагов, и вошел в комнату с фруктами, ромуланкой и ктарианкой.
______________________
+ Квинтилия, Ракар, Юнок
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 27 Июня 2017, 14:50:23
Бэйджор, катер “Амазонка”

– Пока-пока! - Юнок помахала сиянию транспортера, - А я полезла на “Приму” за оборудованием. Только скафандр надену снова…
Она вытащила свой скафандр и поцарапанный шлем из катера и с ворчанием начала влезать внутрь.

– Я должна проводить вас в медицинский отсек, - сказала Квинтилия, обращаясь к Тенеку.
Тенек возражать не стал: то, что Квинтилия сделала этот маленький шаг на большом пути к своему экзамену по первой помощи, было уже неплохо. К тому же у него была для девушки пара слов, которые он хотел сказать с глазу на глаз.
В лазарете вулканец попросил её:
– Задержитесь ненадолго, – и, взобравшись на биокровать, сказал: – Дайте мне контейнер из второго ящика слева от двери в среднем уровне и сумку в нижнем шкафу у самой двери тоже слева.
Квинтилия достала контейнер, а затем нагнулась за сумкой.
– Что здесь? - спросила она.
– Сейчас покажу...
Пока Квинтилия нагибалась, Тенек открыл контейнер, вытащил оттуда регенератор с красным ярлыком и, оторвав ярлычок, сбросил настройки. Теперь этот предмет уже не был опасен для Джеза Тенмы. Регенератор он положил обратно в незакрытый контейнер, чтобы Квинтилия легко могла его увидеть, а когда девушка выпрямилась, протянул руку за сумкой.
Девушка поняла жест и подала сумку Тенеку.
– Что вы сейчас сделали? - спросила она, - Я думала, эта Делас вас уже вылечила.
– Меня – да, но я бы не хотел, чтобы она изучала «истории болезней» участников «Альфы» по настройкам нашей аппаратуры. Она слишком бесцеремонна, и я не уверен, что достаточно этична, чтобы удержаться от этого, если что-то из наших вещей попадёт ей в руки, – ответ Тенека был неконкретен, но правдив.
Он открыл сумку и вытащил из неё небольшой монитор на манжете и маленький цилиндр. Монитор вулканец пристегнул себе на руку, а цилиндр вложил в руку Квинтилии.
– Это – ещё одна страховка, мисс Перим, – объяснил он. – Мистеру Ракару вряд ли что-то угрожает со стороны его соотечественницы, но вы сейчас остаётесь почти наедине с незнакомым человеком при неоднозначных обстоятельствах. Кроме того, перед вылетом мы не всё успели вам сообщить: этой ночью кто-то устроил саботаж на «Анадыре», потом не смогли лететь мистер Тенма и мистер Рроу. Теперь эта авария. Слишком много совпадений, но даже если это совпадения, страховка не помешает. Этот цилиндр – аварийный медицинский маяк, настроенный на мой монитор, – Тенек указал на маленький монитор на своей руке, – Если произойдёт что-то, с чем вы не сможете справиться одна, активируйте его вот так. Я услышу сигнал и получу ваши координаты. И сделаю всё, чтобы прийти к вам на помощь.
– Но что, если что-то произойдет с вами? - напомнила Квинтилия, - Уверена, я смогу справиться с этой Юнок, она не выглядит слишком сильной...
– Зато у неё могут быть приёмы или технические заготовки, которые никому из нас неизвестны, – сказал Тенек. Затем внимательно посмотрел на Квинтилию и задумчиво кивнул: – Не думаю, что в ближайшие часы я буду интересной мишенью для потенциальных саботажников, но если вас это беспокоит... – Он подстроил что-то на мониторе и нажав на сенсорное поле заставил цилиндр издать короткий звуковой сигнал. – Это на случай, если что-то случился со мной. Так лучше?
От неожиданности Квинтилия едва не выронила цилиндр.
– Хорошо, - наконец, сказала она, - Наверное, мне лучше вернуться на мостик…
– Конечно, – сказал Тенек, аккуратно укладываясь на подголовник биокровати. – Если только вы не посчитаете целесообразным продолжить наш разговор, пока ещё не начался ремонт катера. Вас как раз перебили, когда вы собирались сказать, что именно мешает вам во время практического применения навыков первой помощи... Если вы беспокоитесь за мостик, можете принять меры безопасности или переключить видеосвязь медотсека на обзор входов и мостика.
– Я просто… - начала Квинтилия, - Чувствую себя слабой и испуганной, и мне кажется, что от вида крови меня стошнит. Так было всегда, по-крайней мере, с тех пор, как я начала изучать медицину. До этого, наверное, я просто не сталкивалась с необходимостью видеть все эти… вещи внутри тела гуманоидов. Кажется, вы пытались сказать, что если наступит крайний момент и от этого будет зависеть чья-то жизнь, то мне все равно придется?
Тенек кивнул.
– Вы ведь собираетесь служить в Звёздном флоте, а со временем стать командующим офицером. Это значит, что вы можете столкнуться с чем угодно, и вам придётся не просто решать проблему, но и подавать подчинённым пример. Но, может быть, мы сможем решить эту проблему постепенно? – предположил вулканец. – Вы получали в детстве синяки и ссадины, а на тренировках у вас могли быть травмы и серьёзнее. Как вы это переносили?
-Может быть, я не буду служить в Звездном Флоте. Меня все еще могут отчислить из Академии, если я не сдам экзамены, - напомнила Квинтилия, - И может быть, командная специальность мне вовсе не подходит. Но я пока не знаю, на что ее сменить…
Трилл села на край биокровати и опустила голову, глядя на свои руки, сложенные на коленях.
-Конечно, у меня были ссадины и синяки, и их было много. Самое серьезное - наверное, это был перелом голеностопа, но… Честно говоря, я почти ничего не помню об этом, как будто пустое место в памяти, - она нахмурилась, - Наверное, это странно само по себе. Так что я не помню ничего, подобного тому, что видела сегодня на вас. Нет, это не правда! Я видела… Помните, когда на станцию напала Аномалия? Я была в коридоре, и там был тот клингон, Рекло. Он пострадал, и вокруг был огонь, и я ничего не смогла сделать, впала в какой-то ступор. Это как раз была такая ситуация, как вы говорили - от нее зависела жизнь и смерть, но во мне ничего не мобилизовалось… Я хотела поговорить с вами об этом, даже назначила встречу, наверное, это вы тоже помните. Но потом на общем собрании проекта “Альфа” меня выбрали, как самую хорошо отличившуюся, и я решила, что и так лучше всех и что мне не надо ничего исправлять, ведь люди меня уже хорошо оценили.
– Вас оценили заслуженно, – сказал Тенек, – по крайней мере за свою оценку я ручаюсь: ваши записи спасли не меньше одной жизни, есть основания считать, что даже больше. В то же время каждому есть что в себе исправить. Это странно, что вы ничего не помните о своей травме, – добавил он, немного подумав, – хотя возможно ваше сознание просто избавилось от стрессообразующей информации. И может быть ваш теперешний страх является следствием пережитого или результатом вытеснения воспоминаний. Вы помните связанные с травмой события?
________________
с Квинтилией
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 26 Июня 2017, 11:32:20
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”


– ...Я же сказала – пока я не разрешу. Закончу с тобой – разберусь с остальными, - отозвалась Делас, не глядя на вулканца: она отложила кожный регенератор и порылась в аптечке в поисках подходящего лекарства для гипоспрея, а потом заговорила с Перим: - А как тебя друзья называют? Я думала, у вас по именам принято.
Но Квинтилия снова не успела ответить – на сей раз ее прервали девушки из команды Делас. Ромуланка довольно улыбнулась и крикнула в ответ:
– Можно, снимайте! И передайте капитану мою глубочайшую благодарность. Хотя нет, лучше я сама передам, когда закончу с вулканцем. Уже скоро! – припечатала она, повернувшись к Тенеку. – Чем меньше будешь возмущаться и командовать, тем скорее.
Тенек протянул руку, одним движением вытащил из аптечки искомое лекарство и подал девушке.
– Если бы вместо болтовни вы спросили меня, где это лежит, дело точно пошло бы быстрее, – заметил он.
Делас вскинула брови, глядя на протянутое Тенеком лекарство, но ничего не сказала, а вставила его в гипоспрей и продолжила поиск. Через пару секунд она достала еще одну ампулу и отложила в сторону.
– Я искала кое-что другое, - заметила она обманчиво-нейтральным тоном, прикладывая к шее Тенека то лекарство, которое он сам себе выбрал. - Не люблю, когда пациенты считают себя умнее врача, - пожаловалась ромуланка Квинтилии, как добровольно-принудительному слушателю. – Предпочитаю, когда они без сознания, так с ними проще. Но раз пациент такой умный, - она обернулась к Тенеку, - то он знает, что при такой травме и после введенного лекарства ему следует минимум час соблюдать постельный режим, а еще лучше - спать. Пациент сам дойдет до кушетки, или ему помочь?
Она неторопливо вставила в гипоспрей вторую ампулу – с тем лекарством, которое искала изначально, - и выжидательно посмотрела на вулканца.
– Сразу, как только вы закончите с мисс Перим и мистером Ракаром, – сказал Тенек, переводя кресло в полулежачее положение. – Их здоровье на моей ответственности. У мисс Перим был удар головой, мистер Ракар получил удар по спине. Они не демонстрируют опасных визуальных симптомов, но нужно убедиться, что это впечатление не обманчиво.
Голова уже не болела, гипоспрей сделал своё, но Тенек знал, что от резких движений и напряжения боль может вернуться, и тогда лечение затянется вдвое. У него не было никакого желания создавать лишние проблемы ни себе, ни врачу, но ответственность за пациентов не позволяла ему уйти, не убедившись в их благополучии. А ещё ему не нравилось, что Делас вложила в гипоспрей нечто, явно не относящееся ни к его лечению, ни к лечению её будущих пациентов, которых она ещё не успела обследовать: это сразу заставило вулканца насторожиться и растерять часть естественного доверия коллеге.
– Если вы этого не сделаете, мне придется уложить вас насильно, а этого мне не хочется, - с сожалением в голосе ответила ромуланка. – Он всегда такой упрямый? – это уже было обращено к Квинтилии. – Как жаль, что у нас нет на все это времени…
Делас покрутила в руке гипоспрей и посмотрела в ту сторону, куда ушел Ракар – судя по ее взгляду, ей не терпелось воссоединиться со своим соплеменником.
– Не волнуйтесь, вылечу я их, у нас что-то вроде бартера: мы вам помогаем, вы нас берете к себе на корабль. К тому же можете быть уверены, что вылечить ромуланца я смогу лучше, чем любой из здесь присутствующих.
Она встала со своего места и вновь обратилась к Квинтилии:
– Следите, чтобы он не двигался, сидел спокойно и, желательно, не разговаривал. Это очень утомительно. Если начнет вам надоедать, то вот, - она протянула триллу гипоспрей, -  успокоительное поможет ему выполнить мои предписания.
Делас аккуратно сложила в аптечку разложенные на консоли приборы и препараты и направилась к выходу из катера.
Тенеку очень хотелось напомнить, что волнение ему несвойственно, и что это всего лишь нормальная ответственность врача, но ромуланка уже шла к выходу и нужно было выбирать между этим и полезной информацией. Разумеется, он выбрал полезную информацию.
– Регенератор с серым маркером уже настроен на мистера Ракара, – сказал он, – с синим – на мисс Перим.
А регенератор с красным маркером Тенек переложил из этой аптечки в один из шкафов медотсека перед самым вылетом, чтобы заполнить освободившееся место ещё парой предметов – второстепенных по сравнению с экстренным использованием регенератора, но всё же достойных полезного пространства. Сейчас Тенек был этому рад: регенератор с красным маркером был настроен на Джеза Тенму, и эти настройки были не вполне кардассианскими, к тому же что-то подсказывало стажёру, что если Делас заметит хоть малейшую странность, она безо всякого смущения даст волю своему любопытству. «И кто ещё тут утомительно-много разговаривает...» – добавил он к своим словам мысленно.
________________
с Квинтилией и Делас
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 22 Июня 2017, 16:24:43
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар начал рассказывать, не переставая при этом смотреть на показания сенсоров, следить за "Анадырем", траекторией, заряженной плазмой пояса Денориоса. Он загнал глубоко собственный страх, еще ни разу он не пускал в свою душу чужаков, и все, что он хотел сказать - должна была узнать только Квинтилия. Но пусть узнает и Тенек, он здесь тоже не случайно, и несмотря на все его возмутительное поведение - он больше приближается к понятию друга, чем все остальные. Но было куда больше всего того, что им знать было не нужно, что знает только его руководство Тал Шиар, и эти информации не должны были пересекаться.
– В детстве я хотел был исследователем, теперь я знаю, что то, чем я хотел заниматься - называется астрофизика. Я сам наблюдал ночами звезды на том телескопе, что показывал в своей презентации. Долгими многими ночами. Но когда я стал немного старше, отец серьезно поговорил со мной. Ну как серьезно, обстоятельно я бы сказал. Он объяснил мне, что Родина превыше всего, он рассказал мне о ромуланском пути, о том, что защищать родину - высшая и благородная цель. То, что мы делаем - это для всех ромуланцев, которые хотят смотреть в небо и знать, что оттуда не придут захватчики. Ради того, чтобы у них была спокойная мирная жизнь. Я согласился, теперь я то, что я есть, но процессами во Вселенной я никогда не переставал интересоваться. Что еще я люблю - ну да, я люблю музыку, и вот в последнее время я слушал федеральную время от времени. И еще я уже полтора года не был дома, и честно говоря, скучаю по родине. Одно из самых лучших для меня времяпрепровождений дома - это встречать рассвет и закат. У меня есть дом, то есть, у моей семьи, он стоит над морем на возвышении и к морю спускается каменистая тропа. С задней террасы восход - прекрасен, он происходит над морем и обе луны Пирек и Элвронг в это время как раз видны и потихоньку опускаются за горизонт. Кроме того, мне нравится восходить в горы. Преодолевать метр за метром отвесный камень, стремясь к вершине. Вершина - она всегда там, наверху, впереди. Ее нужно достигать. Это непередаваемо. Я много раз это делал в той долине, которую тоже показывал в своей презентации.
– Последнее, про горы, - задумчиво сказала Квинтилия, - Это похоже на то, что любите делать вы, Тенек?
Тенек мысленно отметил, что роли поменялись: кажется, теперь в роли того, кто формулирует вопросы была Квинтилия. Свою роль в этой беседе стажёр пока не определил. Отбросив комментарии относительно неточности формулировок (всё равно формулировать в соответствии с вулканскими привычками его собеседникам не удавалось даже если они старались), он смирился с их несовершенством (хотя словосочетание «любите делать» резануло ему слух) и ответил:
– Похоже, хотя меня интересуют разные маршруты, не только горные, и особенно – ещё мной не пройденные. Впрочем, есть места, которые я посещал не единожды.
– Тогда вам стоит забраться на какую-нибудь гору вместе, - невинно заметила Квинтилия, - Может быть, в голо-комнате, когда вернемся на станцию. Это же вас сближает и объединяет...
Ромуланец не отрывал взгляда от консоли. Он смотрел только туда, и ему было страшно услышать нечто, что разобьет ему всю надежду прямо сейчас. И он слышал интонации, вполне однозначного характера. Понятного.
– Я приготовился – это значит, что сегодня ночью решил вот таким образом поговорить с вами. Я приготовился рассказать о себе, это, знаете, для меня тоже очень не просто. Но это верный способ преодоления стен между нами, поэтому это нужно. И мне тоже было нужно собраться с духом. А насчет – каюты, в любое время. Тем более мы с Тенеком теперь соседи, заходите к нам, когда вернемся с регаты. А насчет горы… Это кстати одна из силовых тренировок будет, и гравитация будет переменной. И там всегда есть цель, всегда есть вершина, преодоление и достижение, и награда. И я надеюсь что вам понравится, Перим. В жизни есть не только боль и разочарование, но и нечто прекрасное, я постараюсь это показать.
– Значит, у вас была целая ночь, - фыркнула трилл, - Знаете, когда у вас столько времени, вы можете все как следует обдумать, сформулировать, выкинуть все плохие куски и оставить только хорошие, прикинуть, что нам может понравиться и сделать на этом акцент. Но когда сталкиваешься с таким вопросом неожиданно и без подготовки… Я не знаю, что рассказать о себе. Вы наверняка читали мое досье, там много всякого. Но я больше не знаю, что из этого правда. Я умею играть на пианино, но только классику, потому что это то, что должно нравиться хорошим девочкам, если они хотят нравиться взрослым. Я все еще тренируюсь каждый день и могу сесть на шпагат прямо здесь, но делаю это только потому, что чувствую себя виноватой перед своей старой командой и тренером. Я много читаю, но это потому, что мне казалось, что я должна добиваться высоких оценок, раз не вышла умом, и внешностью, и приятными в общении качествами. Я пыталась делать то, что полезно, практично и сложно, что послужит моей цели. Поэтому я спрашивала Тенека… Он не умеет выражаться как нормальный человек, но что-то у меня появилось ощущение, что все-таки мы руководствуемся разным. Я не знаю, способны ли вулканцы испытывать удовольствие от своих хобби, но может “резонанс с Катрой” - это их особый эвфемизм и значит примерно это. Так что на самом деле между нами есть разница. И это грустно. Я чувствую себя… такой пустышкой.
– Да, целая ночь, полная сварки, настройки, конфликтов, поддержки второго вашего товарища, который вообще в печали и прочего, - сказал Ракар, отвлекшись от сенсоров, глядя на Квинтилию,  – Но все равно, да, у меня было время. И поэтому я не тороплю вас, Перим. Я знаю, что вы начинаете с чистого листа, но все равно у вас есть то, что было когда-то, то, что вам по-настоящему нравилось. А потом это не понравилось кому-то в вашем окружении, и вы заставили себя забыть. Но это не правильно. Это здорово, что вы играете на инструменте, это значит что вы умеете, и однажды будут ноты, которые вы сыграете и они поразят вас на всю глубину вашей души. И все прочитанное вами – не зря. Все это может пригодиться вам однажды, потому что ничто и никогда не бывает зря. Так устроен мир. И однажды, пусть не сегодня, может завтра – но в любое время я готов вас слушать, и если вы захотите поделиться чем-то, я всегда буду рад этому. И я помогу всем, что будет в моих силах, и если не в силах – то я сделаю больше чем могу. Так бывает, когда теряется цель, но это значит только то, что перед вами может стать цель новая, и вы в поиске. И между нами всеми есть разница, потому что каждый уникален, и нет ни одного человека, похожего на другого. Мы все разные. Вы не пустышка, все что угодно – только не пустышка! Потому что еще никто не сделал того, что сделали вы… для меня. На Волане II вы попытались понять как бы сделал я, если бы это относилось к моему коллеге-ромуланцу. Никто и никогда не делал так для меня, не спрашивал меня о том, о чем спросили вы. И это в тот момент обрушило все стены между нами. Точнее ту, что отделяла меня от вас. Вы не пустышка, вы даже не представляете, сколько много на самом деле вы можете. И это вы однажды поймете. Ваш ум, ваша личность… вы.. прекрасны, Перим. Кто сказал вам, что вы чем-то не вышли ? Вы очень красивая девушка из расы триллов. Только… можно я поправлю ваш хвостик? Я сделаю красиво.
Ракар говорил слишком эмоционально, и ему было пофиг, что Тенек это слышит. Все равно Тенек все знал. И Тенек не предаст.
 
А Тенек только через полсекунды понял, что во все глаза смотреть на людей, проявляющих эмоции (да ещё в таком масштабе!) несколько неприлично. Он перевёл взгляд на консоль и привёл себя в состояние ещё большей, чем обыкновенно, собранности. Сон’халл’лок – вот, что это было. Тенек представить себе не мог, что увидит это воочию, и, откровенно говоря, надеялся, что никогда не увидит. Он не знал, как помочь Ракару и Квинтилии, попавшим в ситуацию, когда одного из людей притягивает к другому эта разновидность безумия, но знал точно, что в случае крайней необходимости что-то сделать будет обязан. А если так, то и сделает.
 
Рука Квинтилии непроизвольно потянулась к волосам.
– Не прикасайтесь ко мне, - попросила она, - Вы же знаете, что я не люблю, когда меня трогают. Дело не только в вас, просто…
Квинтилия не договорила, опустила глаза на консоль перед собой. Мостик катера сейчас казался очень неуютным местом для всех троих, волей случая запертых на нем. Влюбленный ромуланец, депрессивная и зажатая трилл, и вулканец, вынужденный все это наблюдать...
– В любом случае, - начала Квинтилия снова, но уже совсем на другую тему, - Мы приближаемся к Бэйджору, и нам нужно обсудить предложение мистера Тенека, которое мы проигнорировали раньше. Вы сказали, что мы можем что-то поискать, когда будем приближаться к планете, но что именно?
Планета действительно была уже близко, ее зеленый шар занимал уже почти треть обзорного экрана. По правую руку была видна орбитальная станция замысловатого дизайна и одна из малых лун.
– Я предлагал осуществить поиск следующего объекта, выступающего в роли чек-поинта с помощью сенсоров, – вежливо напомнил Тенек и добавил: – Мисс Перим, одно из ваших недавних утверждений вызвало моё недоумение. Вы позволите мне задать вам вопрос? Если он покажется вам неудобным, вы можете отказаться от ответа.
– Да… - вздохнула Квинтилия, - Лейтенант-коммандер Планкс советовал мне быть честной, поэтому я буду стараться.
Тенек коротко кивнул.
– Вы уничижительно высказались о ваших умственных способностях, но эта оценка показалась мне эмоциональной и субъективной. У вас есть объективная причина давать своему интеллекту такую низкую оценку?
"Дело не только в вас", сказала Перим. Ракар повернулся к своей консоли. Это значило, что в нем тоже. Но хотел бы он знать, в чем еще… Пока Тенек задавал еще вопросы, ромуланец выделил на карте Бэйджора искомую провинцию Кендра и начал разделять ее на квадраты для последовательного сканирования. Только по каким именно параметрам производить поиск… Ракар задумчиво взял в руки ключ-цилиндр, повертел его. Действительно, не следовало дизассемблировать его программное обеспечение, но эта вещь не просто носила название ключ, может быть он был не только устройством для вставления в разъем. На борту "Т'Камбры" куб, который держала вулканская лейтенант, был похож цветом на ключ. Ракар встал из кресла, дошел до места хранения трикодеров, взял один из них и вернулся к консоли.
Тем временем Квинтилия отвечала Тенеку.
– Я не смогла справиться с учебой в Академии самостоятельно, вы это знаете. Если бы я была достаточно умной, я бы просто ходила на лекции, читала учебники, делала задания, и все сдавала, как остальные. И мне не понадобились бы стимуляторы. Очевидно, что со мной что-то не так. Я не дотягиваю по уровню умственных способностей до остальных - это единственное объяснение.
Тем временем на карте появилось два небольших корабля, отмеченных баджорскими символами, и устремились к “Амазонке”.
________________________
с Квинтилией и Ракаром
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 20

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS