* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
26 09 2018, 00:39:04 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 22
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 03 09 2018, 09:01:21
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Тенек наконец дошёл до Ракара и увидел, что тот присоединился к большей части их группы. А ещё он увидел залитого кровью противника Ракара.
Первым делом он снял с пояса фляжку с водой и подал ромуланцу, затем подошёл к его невольному спутнику.
– Вы позволите посмотреть? – спросил он, обращаясь к кальдонианцу.
– Ты, что ль, лекарь, который денег не берет? - уточнил кальдонианец, - Ну, тогда пошли в мою палатку.
– Если настойчиво предлагают, беру, – невозмутимо ответил «старик» Тенек. – Если не предлагают, лечу даром. Ане-Рэй, госпожа, вы позволите мне отойти вместе с этим достойным воином?
– Конечно же, нет! - взгляд Делас выразительно блеснул. - Я плачу тебе за то, чтобы ты, случись что, оказал помощь моему телохранителю, а не… кому-либо еще. Ты не должен никуда уходить от арены!
Взяв флягу, которую передал ему Тенек, Ракар первым делом полил свою голову, и только после этого задумался о маскировке, которая была на него наложена… Но они прожили тут 10 лет, и если сделали как себе, то все должно быть в порядке. Но червь сомнения, червь сомнения начал грызть его, пока он пил воду, и причиной тому была фраза раненого кальдонианца.
Ракар медленно повернул голову в его сторону. Кальдонианец пытался отозвать Тенека. А что если это шпион Те-Сона, и теперь, если он слышал его рассказ, что если они там и Тенека подвергнут пыткам? Это только подозрение, ничего больше. Но и подозрение нельзя сбрасывать со счетов. А Тенек … Ракар не успел ему все объяснить, хорошо, что Делас попыталась скорректировать ситуацию.
– Ане-Дея, я обещал этому господину, - сказал Ракар, глядя на Делас, - Ане-Лир не возьмет денег, потому что я заплачу ему дополнительно из моего гонорара. Но … и правда, все это можно сделать здесь, не отходя.
Делас вновь наклонилась к Ракару, промокая платочком капли воды на его лицу, и зашептала:
– Зачем ты его вообще притащил, это просто царапина, а Лир должен быть в любой момент готов помочь тебе - тебе ведь скоро возвращаться в бой.
Выпрямившись, она кивнула Тенеку:
– Мне все равно, кто тебе заплатит, просто закончи с этим поскорее и больше не отвлекайся от Ане-Рэя!
– Конечно, – сдержанно поклонился «куртизанке» лекарь и снова обратился к раненому: – Как видите, мне нельзя отлучаться, но я готов всё сделать прямо здесь.
– Делай свое дело, - кальдонианец устало сел на землю.
Тенек опустился на одно колено рядом с ним и начал осмотр, осторожно прощупывая область вокруг раны. В общем-то, Делас была права – череп кальдонианца не пострадал, будь иначе, он скорее всего не смог бы дойти до края поля без проблем и тем более переругиваться с Ракаром, однако тело человека умеет иной раз преподносить сюрпризы, и подстраховаться не мешало. Теперь следовало обработать рану и область вокруг неё, а также остановить кровь, чем Тенек и занялся с привлечением всего своего небогатого арсенала.
– Голова не кружится? – спросил он, не отрываясь от работы.
Кальдонианец не настаивал больше на перемещении в палатку, и подозрение у Ракара слегка утихло. Делас уже выпрямилась, и он смотрел теперь на нее снизу вверх. А потом ромуланец скользнул взглядом по всем остальным. Вот Квинтилия, вот Илама Толан, вот профессор. Капитан в другом где-то месте, и по-прежнему нигде не видно Тэйры.
Как здорово Делас играла свою роль.
– Я должен был, - прошептал Ракар Делас, - он ведь не враг, ни мне, ни нам. Так нужно. Спасибо, что разрешили, Ане-Дея.
– Тогда зачем ты вообще ввязался в это соревнование, если не можешь ранить человека? Тут тебе не голодек, - очень тихо прошептала ромуланка в ответ.
– Могу, но потом надо вылечить. И нельзя нанести вреда, превышающего рамки, и вообще, хотелось бы найти союзников. Нам ведь нужны союзники, - и теперь уже Ракар улыбнулся. В тени ему стало лучше.Тем временем бывший противник Ракара сообщил Тенеку, что голова у него, конечно же, кружится.
Мимо них прошел еще один из соревновавшихся в первом раунде. На его лице и одежды крови не было, так что, наверное, он победил - внимание кадетов было слишком занято поединком Ракара, чтобы следить за всеми остальными. Победитель, мрачно ворча себе под нос, решительно переступил ограждение площадки состязаний.
-Куда же ты, Ане? - следом за ним бросился распорядитель, размахивая мешком с камешками для жребия, - Разве ты не хочешь победить и выиграть самое большое вознаграждение?
-Хватит с меня одного боя на сегодня, - отмахнулся рукой кальдонианец и сплюнул на землю.
Никакие уговоры распорядителя не смогли заставить его вернуться в соревнование, и вскоре он смешался с толпой.
– Значит, так можно, - пробормотала Квинтилия, пронаблюдав эту сцену.
– А ты? - распорядитель резко обернулся к ромуланцу, а затем перевел взгляд на его ноги, уже перешедшие ограждение, - Тоже выходишь из турнира?
Это была спасительная тень, что создавалось сейчас над ним фигурами его товарищей.
Ракар сидел на земле, блуждая взглядом. Он еще успел посмотреть в спину быстро скрывшегося в толпе кальдонианца, что вышел из турнира. Так можно, конечно можно, всегда можно сдаться и отступить. А еще – всегда можно рискнуть, чтобы достичь цели. Ракар чуть повернул голову и посмотрел на молчаливую профессора, потом на Делас, и на Квинтилию. На Квинтилии он задержал взгляд и опустил голову. Вот этот язык он выучит, когда они будут возвращаться. Он должен начать говорить по трилльски. Произносить слова так, как произносит их Квинтилия. Без всякого переводчика. Как это будет по трилльски "я не сдамся, я сделаю все, для достижения нашей общей цели"? Сейчас он этого не знал.
А потом ромуланец поднялся на ноги, опираясь на свой меч, и в упор посмотрел на распорядителя.
– Я участвую. Не достойно чести воина, сражающегося за Син – отступить. – ромуланец сделал шаг вперед, еще, пересек ограждение, и встал рядом с распорядителем:
– Давайте новый жребий.
Тенек протянул Ракару несколько листьев ин-ши и сказал:
– Тщательно разжуйте их пока будете готовиться к бою, это умерит жажду.
Затем он снова обратился к кальдонинцу:
– Вам нужно выпить воды и лечь в тени. Если хотите быть здоровым, лучше всего пролежать несколько дней и как можно больше спать, а вот скачка на ящерах и тряска могут сильно вам повредить, особенно если вас ещё и мутит. Я посоветовал бы вам остаться на несколько дней здесь, возле воды и догнать караван уже после того, как вы поправитесь, но если вы всё же решите ехать, лучше ехать в носилках. – Тенек посмотрел на небогатую одежду пациента спросил: – У вас есть друзья, которые смогут вам в этом помочь?
-Моя старуха позаботится, - ответил кальдонианец, и протянул руку, чтобы потрогать лоб, - Долго еще? Я так понимаю, зашивать там нечего?
______________________
с проф. Закарией, Иламой, Ракаром, Делас, Квинтилией и кальдонианцем
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 08 2018, 09:26:17
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Достать цветные тряпки было делом несложным, сложнее было сделать их чистыми и не вызвать заражения при использовании, поэтому миссия Тенека по умолчанию не могла быть предельно быстрой. Вулканец сократил её как мог, купив самую чистую на вид тёмную рубаху, которую ему удалось увидеть у обступивших кольцо зрителей торговцев – тех, которые не особенно стремились к зрелищу сами, но понимали, что возбуждённая толпа – это и риск, и потенциальная прибыль.
Уже в лагере стажёр занялся дезинфекцией: распустив рубаху на лоскуты и, выстелив ими стенки котла, поставил выжариваться. Сам же, пользуясь тем, что есть немного времени, пока тряпки пройдут температурную обработку, размял в кашицу мякоть листьев ин-ши и сложил их в один из своих горшочков, а так же вымыл и запаковал два клубня другого драгоценного растения цилахана – «спящей жизни», сок которого способствовал остановке крови. Сейчас не было времени готовить из него долгоживущее лекарство, проще было разрезать свежий клубень непосредственно перед применением и использовать тонкий срез. Впрочем, несколько листьев ин-ши вулканец тоже взял с собой целыми – они должны были пригодиться для дезинфекции поверхностных повреждений.
Под конец Тенек собрал и запаковал всё необходимое, пристроив таким образом, чтобы можно было использовать каждый предмет как можно быстрее. Теперь он выглядел настоящим базарным цирюльником в боевой готовности – вроде того, которого видел на одной старинной миниатюре. И это изображение не было исключением: во многих культурах цирюльники совмещали косметические функции с медицинской практикой. Мысленно отметив это сходство, вулканец подумал, не попросить ли у Осэ разрешения помочь ещё кому-нибудь из пострадавших на турнире, чтобы не выглядеть в этой экипировке подозрительно. Впрочем, кое-чего в этом наборе недоставало, и уже на обратном пути Тенек купил на остаток денег флягу крепчайшего самогона: за неимением лучшего можно было уподобиться медикам древних времён и использовать его для дезинфекции, в первую очередь инструментов.
Пока он этим занимался, на арене и вокруг нее что-то происходило, судя по звукам, доносившимся оттуда.
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 07 2018, 13:53:54
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


– Ане, пожалуйста, садитесь! - заметив богатый наряд Делас, к ней сразу же подскочил суетливый ворта в переднике и повязке, убирающей волосы от лица.
Он показал на квадратную расшитую блестками подушку, лежащую на ковре возле открытого полога палатки.
Делас сделала широкий жест рукой, приглашая Квинтилию и Тенека войти.
– Мы хотели бы перекусить, - улыбнулась она кальдонианцу, интонации которого чем-то неуловимо напомнили ференги из бара на ДС9. Местного меню она не знала, поэтому понадеялась, что официант сам придумает, что им принести.
С этими словами она неторопливо прошла внутрь и грациозно уселась на подушку, про себя размышляя, что если нарушение Первой директивы научит местных пользоваться стульями, то это скорее благо… Стараясь не особо крутить головой, ромуланка рассматривала остальных собравшихся в палатке.
Квинтилия села рядом, но чуть позади Делас, скрестив ноги. Судя по всему, ее отсутствие стульев не смущало и она достаточно комфортно чувствовала себя в такой позе.
Остальные посетители сразу обратили внимание на Делас. Их реакция была подобна той, которую ей уже приходилось испытывать ранее - женщины шептались с подругами, прикрывая рты, их тон варьировался от любопытного, до осуждающего. Несколько стариков тоже не слишком гостеприимного качали седыми головами, но мужчины бросали на ромуланку заинтересованные оценивающие взгляды, проводили рукой по волосам и цокали языками.
“Официант” достаточно быстро вернулся, ловко балансируя подносом, на котором нес чайник с длинным носиком, три пиалы и три белых булки, на поверхности которых перед запеканием какой-то формой был оттиснут цветок, напоминающий земной тюльпан… или тот цветок, который стал почти что другом Ракару в последние дни.
– Благодарю, - кивнула Делас, и, пока официант расставлял перед ними блюда, поинтересовалась достаточно тихо: - Не знаешь, кто мог бы помочь нам найти одного человека?.. – на взгляды и шепотки за спиной она никак не реагировала, будто просто не замечала их.
– Вроде как бы разведчик вам нужен? - негромко уточнил кальдонианец, - Так это Бор мог бы… Он вечно для кого-то ходит выспрашивает, вынюхивает. Супец сейчас тоже принесу! - уже громче добавил он.
Бор… Это имя было Делас знакомо. Кажется, так звали кальдонианца, который направлялся к базе на поиски Арина и который предупредил их о лагере. И который был знакомым профессора Закарии… Сама Делас его не видела, но ей рассказывали. Она бросила быстрый взгляд на своих спутников, а затем вновь улыбнулась:
– Может быть и Бор, - проговорила она, разглядывая узор на булочках. – Но сначала мы попробуем твой суп.
Кальдонианец оставил поднос возле ног Делас, а сам запетлял между другими гостями - предположительно, в сторону кухонного костра. Квинтилия заметила, что многие из гостей заканчивают трапезу, оставляют на подносах монеты, поднимаются с подушек и куда-то уходят.
Делас удивленно проследила взглядом спины удаляющихся кальдонианцев. Пока девушка не видела необходимости спешить, они ведь только пришли. Поэтому она разлила своим спутникам чаю и поинтересовалась:
– Может ли так быть, что уже начинается турнир? В таком случае и мне следует там быть.
– Почти в той же степени меня интересует, хватит ли нам денег, – заметил Тенек, которому, видать, судьбой было предназначено в этот день стать заместителем отрезвляющего внутреннего голоса.
Делас беспечно махнула рукой. Куда меньше беспечности было в ее взгляде, которым она выискивала официанта…
Кальдонианец скоро вернулся. Он старался двигаться быстро, но это было тяжело, потому что он нес в руках котелок, доверху заполненный супом. На поверхности плавала зелень, были видны куски мяса и продолговатая крупа, из которой вулканец уже наловчился варить утреннюю кашу.
Делас принюхалась: было и правда аппетитно, но у нее был вопрос поважнее.
– Так что ты там говорил про этого Бора? - как бы между делом поинтересовалась девушка. - Можем мы его увидеть?
– Если найдете… - кальдонианец опустил котелок на поднос к чайнику и булочкам и достал три ложки, - Бывает, что он тут сидит. Но признаться, я его уже два дня не видел.
– А... - разочарованно протянула Делас и отпила чай. - Может быть, ты видел Ане-Сои? - без особой надежды спросила она.
– Торговку блинчиками? - уточнил кальдонианец, - Да вроде мелькала тут недавно…
Делас выразительно посмотрела сначала на Квинтилию, потом на Тенека. Больше им не было смысла тут оставаться. Зачерпнув большую ложку супа и выпив ее, ромуланка спросила еще кое-что, что ее интересовало.
– Куда все так торопятся?  - она кивнула на покидающих кабак людей. - Турнир уже начался?
Кальдонианец кисло посмотрел в сторону уходящих посетителей.
– Нет, и не начнется, пока не прибудут высокородные Син, но  все спешат занять места получше.
– Я такое место и так получу, - уверенно улыбнулась Делас и сделала знак кальдонианцу, чтобы тот оставил их одних.
Тот еще раз поклонился и ушел.
– Если с Ане-Сои всё в порядке, странно, что она не зашла в лагерь хотя бы утром, чтобы скоординировать наши будущие действия, – сказал Тенек, проводив его взглядом.
– Странно, - согласилась Делас с таким видом, словно обдумывала одновременно сразу несколько мыслей. – Съешьте что-нибудь, и пойдем. Тут мы больше ничего интересного не узнаем.
Тенек взял с подноса небольшую булочку и сделал ещё глоток чая. После завтрака у Син он не был голоден и не испытывал жажды, но сейчас нужно было оправдать их пребывание здесь и сделанный заказ хотя бы тем, что годилось ему в пищу.
– Думаю, нам надо поделиться сведениями с остальными, прежде чем предпринимать что-то ещё, – предложил он, по-своему понимая самоуглублённость Делас.
Квинтилия взяла булочку, но спрятала ее к себе в сумку.
– Да уж, мы ведь так много всего узнали, - с сарказмом произнесла ромуланка. То ли она была недовольна результатами поисковой миссии, то ли тем, что не смогла прочитать послание. - Идем!
Девушка поднялась со своего места и бросила на стол четыре монеты.
– Я помню о платье и обуви, - она опустила взгляд на ноги Квинтилии и вздохнула: - но у нас пока нет на них денег.
– Ты уверена, что этого достаточно? - спросила трилл, с интересом разглядывая круглые металлические кусочки.
– Нет, - ромуланка покрутила в пальцах две оставшиеся монетки и тоже положила на стол. - Но примерно столько оставляли и другие.
– Узнали мы немного, – согласился Тенек, – но если другим повезло меньше, им следует сообщить хотя бы то, что об Ане-Сои говорят в повседневном ключе как о живой и вполне благополучной.
Он так же посмотрел на одежду Квинтилии и добавил:
– Если Ане-Рэй и Тер хорошо выступят на турнире, у нас будут деньги. Или то, что можно обратить в деньги. Если нет, мы заработаем. К примеру, костоправ ведь может лечить не только людей, но и животных, а их тут едва ли не больше, чем народу. И для многих именно от них зависит и сама жизнь, и возможность следовать за караваном Син.
– А тебе когда-нибудь приходилось лечить животных? - спросила Квинтилия, с интересом посмотрев на Тенека.
– Нет, – честно признался вулканец, – но я, как и все другие врачи, проходил общий курс, посвящённый негуманоидным формам жизни. К тому же лечение травм и принципы антисептики будут схожими, конечно, с учётом разных нагрузок на конечности и некоторых других нюансов.
– Ну все, хватит болтать, идем! - недовольно поторопила всех Делас и первой направилась к выходу из палатки.  Обернувшись, она вскинула подбородок: - И вообще, не забывайте, что Сины уже одарили Лис и меня деньгами и ценным шелком! Я сама смогу обеспечить Лие подходящий наряд, - ромуланка была явно уязвлена тем, что ее в очередной раз не взяли в расчет. Быстрым шагом она направилась по оживленной улице в сторону их палатки.
Тенек с лёгким удивлением поднял брови: именно Делас минуту назад жаловалась на отсутствие денег, что вступало в явное противоречие с её последними словами. О том, что Делас заподозрила своих собеседников в том, что её не принимают в расчёт, вулканец так и не догадался – не догадался именно потому, что рассматривал медицину всего лишь как один из путей их заработка, просто наиболее близкий и понятный ему самому, и отнюдь не подразумевал, что все остальные будут сидеть сложа руки.
____________________
с Делас и Квинтилией
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 07 2018, 13:53:29
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Отойдя на некоторое расстояние от палатки профессора Закарии Делас пояснила своим спутникам:
– Надеюсь, вы не слишком наелись у Синов, потому что сейчас мы пройдем по рынку и зайдем в трактир. В конце концов, куртизанка тоже должна где-то есть!
– Да, это напрашивающееся место, чтобы начать поиски, - согласилась Квинтилия, - А если мы пойдем на рынок, можно мне новое платье?
– Нужно. Если наших монет хватит. Ты должна выглядеть так, чтобы все остальные служанки обзавидовались, - усмехнулась Делас. – Кто бы мог подумать, что мы будем принимать участие в свадьбе…
– Я бы это не рекомендовала, - остудила пыл Делас Квинтилия, - Это привлечет к нам еще больше внимания. Это не наше задание, и нам уже надо возвращаться на базу. У нас есть ещё вторая часть группы, с которой нам нужно поменяться.
– Ты имеешь в виду свадьбу? – нахмурилась Делас. – Уверена, что Ане-Сои и Ане-Ове мечтали бы оказаться на нашем месте! Об этом Ни’Хане они просто грезят, а мы сможем там побывать. Уверена, Ане-Сои не станет возражать… когда найдется, конечно. Можно сказать, что наше задание станет чуть-чуть более длительным и интересным!
Они уже почти дошли до торговой улицы. Казалось, она стала еще более шумной, чем утром, когда они шли в шатер Син. Теперь к торговцам различными вещами присоединились лоточники с едой, и когда они открывали свои корзины и котлы перед покупателями, в воздух поднимались клубы пара и различные запахи.
Квинтилия обратила внимание на мальчишку, который совсем уж неприкрыто пялился на Делас. В руках у него был какой-то лист, и он то опускал в него глаза, то поднимал их на ромуланку, будто что-то сверяя. Квинтилия потянула Делас за рукав и взглядом указала на малолетнего кальдонианца.
Делас остановилась и тоже заметила мальчика. Бросив вопросительный взгляд на Квинтилию, она быстро подошла к нему и наклонилась, заглядывая в листочек.
– Тебя не учили, что так смотреть на девушек неприлично? – поинтересовалась Делас, чью легенду можно было бы описать именно словом «неприлично».
– О, точно, это ты и есть, Ане! - юный кальдонианец едва ли не ткнул пальцем в нос склонившейся к нему девушке.
Теперь Делас было видно, что на лист тонкой кожи, который вертел в руках кальдонианец, был нанесен рисунок - достаточно схематичное, но точное изображение самой девушки. Большие глаза, скулы, небольшой рот, высокая прическа - все было передано быстрыми уверенными штрихами.
– Дай-ка сюда, - Делас практически вырвала лист кожи из рук мальчика и свела брови, рассматривая свое изображение. У нее было множество голофотографий и даже один парадный портрет более юной – пятнадцатилетней – версии Делас с отцом, но тут была нарисована симпатичная, даже красивая кальдонианка,  в которой Делас не сразу узнала свое отображение. А когда узнала, то очень удивилась. Она показала рисунок Квинтилии и Тенеку, а затем помахала листом перед мальчиком: - Откуда это у тебя?
– От молодого Те! - задорно выкрикнул мальчишка, всунул что-то в руки Делас и бросился бежать, сверкая босыми пятками.
Квинтилия тоже пошевелила пальцами ног в пыли - ее обувь, плетеные сандалии, на которые ее уговорила профессор Закария перед выходом из пещеры, тоже никуда не годились.
Вещь, которую получила Делас, оказалась конвертом, похожим на маленький плоский кошелек.
Делас задумчиво покрутила в руках конверт, а затем раскрыла его.
Внутри оказался еще один лист пергамента - более тонкой выделки. На него было нанесено несколько строчек каких-то закорючек, которых Делас в жизни раньше не видела.
– Вот же… - ромуланка закусила губу, рассматривая листок. Это было, очевидно, послание. Очевидно, ей. Только вот его отправитель не подумал, что куртизанка может не уметь читать. Или что она инопланетный врач из более развитой цивилизации, не знакомый с местной письменностью и оставивший свой трикодер на базе. – Я не могу это прочитать, - пожаловалась она Квинтилии. Не потому, что та могла бы ей помочь, а просто потому что было обидно. – Сейчас мне особенно хочется найти Ане-Сои, чтобы она расшифровала, что тут написано. От молодого Те… - по ее губам скользнула странная улыбка, а затем она быстро спрятала листок в конверт, конверт в сумочку, а сумочку затянула покрепче. – Ладно, идем в кабак… Может, там мне кто-нибудь поможет.
Артур и Самрита подошли ко второй поисковой группе. Делас что-то спрятала в свою сумку, но Лайтман не стал интересоваться тем, что это было.
– У нас пока ничего. Вечером Ане-Сои ужинала со своей подругой, потом ушла, что было дальше – неизвестно,- сказал Артур.
В свободной руке Делас все еще держала свой портрет, который неторопливо убрала в сумочку.
– Мы идем в кабак, расспросим там,- пояснила девушка.
– Если вы встретите людей по имени Риа и Ане-Оли, спросите их - они вроде как друзья Ане-Сои, - вставила Самрита.
– А мы пока за водой, - Артур показал на котелок и фляги, - и тоже поищем этих людей.
– Вы действительно собираетесь просить в трактире помочь прочитать вам записку? Мы не знаем, подобает ли куртизанке быть неграмотной, и это может повредить вашей легенде, – негромко заметил Тенек.
– Удачи вам, - проговорила Самрита и под руку с Артуром отправилась к колодцу.
Делас проводила их взглядом, вздохнула и потрясла головой, прогоняя мысли. Вопрос Тенека она как будто даже не сразу расслышала.
– На месте разберемся… - махнула она рукой и качнула головой в сторону большой палатки с открытым пологом, которую они уже видели вчера ночью с Квинтилей. Ночью она внушала некий страх, сейчас же, скорее, интерес. Делас с любопытством заглянула внутрь.
_____________________
с Делас, Квинтилией, Артуром и Самритой
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 19 07 2018, 19:18:38
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Тэйра, обернувшаяся на секунду, окликнула Ракара:
-Ане-Рэй, вы можете взять мои деньги, - и добавила чуть тише, подмигнув ромуланцу:
- Только верните мне то, что останется.
Ракар еле удержался, чтобы не закусить губу. Конспирация… конспирация… Но Ракар удержался, не дрогнул лицом, а даже немного улыбнулся.
- Лис, - негромко сказал Ракар, - я остаюсь здесь, порешай это с остальными, хорошо?
-Ну, я в любом случае ничего не понимаю в доспехах, этим Тер будет заниматься, скорее всего. Но мы, конечно, их купим.
Ракар чуть опустил голову, стараясь не смотреть на Те-Сона, которого этот разговор точно должен был напрячь и заставить подозревать что-то.
- Благодарю тебя, Лис, - негромко сказал Ракар, - я все верну. Поиздержался немного в последнем кабаке. Так уж бывает. Но как только мне заплатят за следующий период – я все верну.
И тут Ракар окончательно встал прямо, со склоненной головой, глядя в пол. Ожидая развития событий и дальнейших инструкций о том, где ему следует провести это время. И уж Те-Сон точно следил за ними, задержкой он был недоволен. А это плохо для их легенды. Этот воин мог быть мстительным.
Самрита, задержавшись у входа, заметила разговор Тэйры и Ракара. Они оба должны были остаться здесь, в шатре Син… С поклоном она подошла к ним и посмотрела на каждого из них по очереди:
- Вам нужна моя помощь? Вы не должны задерживать Син и благородных советников.
-Держи, - Тэйра передала мешочек с деньгами ей. - Возможно, я к вам потом подойду.
- Благодарю, Лис, Осэ, - кивнул Ракар, и шепотом продолжил, - Ане-Дея все знает. Больше не задерживаем.
И Ракар улыбнулся обеим девушкам, особенно посмотрев на Самриту, как на капитана.
- Все будет хорошо, - быстро и тихо сказал Ракар.
Самрита с молчаливым поклоном приняла мешочек, понимая, что сейчас не лучшее время и место для выяснения, что это должно значить. Бросив взгляд на кальдонианцев, она поспешно ретировалась, едва не столкнувшись у выхода из шатра с Иламой Толан, которая шла медленно и неспешно, будто каждый день завтракала с кальдонианскими принцессами. Пропустив координатора вперед, Самрита тоже вышла на свежий воздух, ставший уже удушающе жарким.
Артур проследовал на выход из шатра следом за Самритой.
М’Кота и Тенек вышли из шатра Син вместе с остальными.
М’Кота сгорала от любопытства, что же такое сказал в самом конце Ракар, но пока они находились слишком близко к эпицентру этого стихийного бедствия, она сдерживалась.
Тенек же, едва они отошли на пару шагов, сказал:
– Нужно вернуться в лагерь и посмотреть, не пришла ли Ане-Сои. Она будет рада узнать новости из первых рук.
Конечно, дело было не только в том, что профессор Закария может беспокоиться, особенно если слышала, куда увели её спутников, но и в том, что им многое нужно было обсудить без посторонних ушей, а также в том, что следовало соблюдать осторожность, пока они не убедятся, что их не слышат посторонние.
Самрита кивнула Тенеку в знак согласия и, все еще недоверчиво поглядывая на мешочек с монетами в руке, подошла к Делас и о чем-то с ней зашепталась.
- Не забудьте о вашем оружие, - негромко напомнила Илама Толан и первой направилась к тому месту, где они его оставили.
Артур кивнул координатору, оглянулся на остальных и тоже пошел забирать свое оружие. Солнце нещадно палило, одного из них не отпустят до турнира, профессор неизвестно где, и это далекая доварповая планета в Гамма-квадранте. Свое оружие Артур быстро нашел, прикрепил его уже почти привычным жестом. Отошел подальше, и остановился, чтобы дождаться остальных.
М’Кота присоединилась к нему, как только вернула себе свою экипировку.
– Видел, как тот советник таращился на Осэ и Ане-Дею? Теперь надо удвоить осторожность, и за себя, и за Ане-Рэя. Мне этот тип совсем не понравился.
- Да, видел, - немного хмуро ответил Артур, - ну что ж делать, будем действовать по обстоятельствам. Ведь ничего другого у нас нет.
Потом Артур посмотрел на М'Коту и улыбнулся.
- А здорово ты их! – имея в виду перетягивание на веревке. -  Пойдем, нам вместо Ане-Рея выполнять его обязанности с Ане-Деей, - и кадет пошел к Самрите с Делас, увлекая М’Коту за собой.
– А что было делать? – проворчала клингонка. – Если бы я что-нибудь рассказал или спел, они бы либо померли на месте, либо приказали всех нас поубивать.
- Да уж…. – как-то отрешенно протянул Артур. И когда они дошли до Самриты и Делас, перешептывающихся друг с другом, Артур спросил:
- Осэ, мы подождем Лис? Или … у нас еще куча дел с шатром.
Самрита обернулась к «мужу» и тихо заговорила:
- Мы не знаем, когда она закончит, но было бы неплохо, чтобы кто-то один ее дождался и проводил, - она посмотрела на М’Коту. – Мне не нравится идея оставлять девушку здесь одну и без охраны, а как скоро освободится Ане-Рэй, мы не знаем. Нам же следует вернуться в лагерь и убедиться, что с Ане-Сои все в порядке. Или начать поиски. Также нам нужно кое-что купить для Рэя на турнир, - она задумчиво взвесила в руке мешочек монет.
– Я могу остаться и подождать, а на обратном пути купить всё, что нужно, – предложила клингонка.

Тенек тем временем подобрал свою сумку и, нимало не смущаясь возможных свидетелей, открыл её, чтобы убедиться, что недавний переполох в шатре не помешал ответственному за охрану их имущества хорошо исполнить свои обязанности. Это было разом и желание убедиться, что ничего не пропало (ведь после воды медицинские инструменты были самой большой ценностью в его глазах), и своего рода индикатор местных нравов. Сразу вслед за тем он подошёл к общей группе.
- Хорошо,- кивнула Самрита и передала М’Коте деньги, а сама пошла за своим оружием. Делас направилась вслед за ней.
Тенек проверил свои инструменты - ничего не пропало. Не пропало и оружие, которые кадеты оставили перед тем, как войти в шатер Син. Они взяли свои вещи и пошли обратно к своей палатке, только М’Кота осталась ждать возвращения Тэйры.



____________________
с координатором и другими кадетами
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 19 07 2018, 18:55:14
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Все время, пока Самрита пела, военный советник смотрел на нее почти так же, как на Делас после ее танца, но теперь взгляд Те-Сона был даже откровеннее.
-Что же… - он не сразу пришел в себя, когда песня закончилась, - Это было… занимательно. Но кажется, этот завтрак затянулся. Вы устали, моя госпожа? - обратился он к наследной принцессе.
Син-Лин слушала песню Самриты с интересом, но, кажется, часть сюжета, спрятанная за аллегориями, от нее ускользнула, поэтому она непонимающе смотрела на советников, назвавших песню развратной. Зато она незаметно отбивала пальцами ритм на своей подушке.
- Да, я уже закончила и хочу отдохнуть, - кивнула девочка. – Они мне понравились, особенно Лус – он станет моим личным ящером, когда подрастет.
-Ну что же… - начал Те-Сон, намекая, что гостям пора на выход.
-Но прежде, чем вы все уйдете, - подняла голову Син-Баэ, - Я бы хотела, чтобы один из вас… вот она, - принцесса указала пальцем на Тэйру, - осталась. Мне понравилось ее выступление, и я хотела бы ее отдельно и дополнительно наградить. Все остальные могут идти.
Ракар медленно поднялся на ноги, когда разрешили идти. То, что всех отпускали – было невероятным облегчением. Тэйру нужно было подождать, само собой снаружи. А еще у Ракара была просьба к Тэйре, очень важная просьба. Но пока что Ракар посмотрел на Делас, одновременно не выпуская Те-Сона из поля зрения.
-Не ты, - Те-Сон неожиданно преградил Ракару выход из шатра, - Ты утверждал, что готов остаться здесь до турнира. За свои слова нужно отвечать.
- Несомненно, - слегка улыбнулся Ракар, - я останусь. Но я надеюсь, вы позволите мне сказать несколько слов Лис и моей госпоже Ане-Дее?
-Только быстро! Син не будут вас ждать! - прикрикнул Те-Сон.
Тэйра, услышав слова  Син-Баэ, поклонилась обеим принцессам, почти коснувшись пола. Но справиться с радостной улыбкой ей удалось не сразу, и выпрямилась она только через несколько секунд. Впрочем, так лучше, пусть Син считают это знаком глубокого уважения.

***
Ракар кивнул охраннику, бросил быстрый взгляд на Тэйру, и решил не встревать между ней и принцессами, в конце концов можно было попросить Делас, если та согласится ему помочь, и уж раз его оставляют здесь. Разговор был при противнике. Неудобно, но вполне обычно для разведчика.
- Ане-Дея, - сказал Ракар Делас, подойдя к вставшей со своего места ромуланке и склонив перед ней голову. – Я должен здесь остаться согласно договоренности. Но перед турниром… Я не могу выступать в этом, - ромуланец показал на свою светлую рубашку, хорошо заметную из под длинного лазоревого жилета. Не могли бы вы попросить…кого-то из них, - Ракар быстро показал рукой на кадетов, - принести мне кожаный темный доспех, или темную рубашку и штаны.
Ракар говорил все это не громко. Конечно, Те-Сон услышит, но понять он не должен. Ромуланца беспокоил цвет крови, который у него был зеленым, а у местных – возможно другой. Цвет его крови произведет здесь фурор и нарушение Первой Директивы. На темном – цвет будет не так заметен. Он не собирался дать себя ранить, но всякое бывает в бою. Все что он просил – нужно было купить. У Тэйры были теперь деньги, какие-то деньги были и Артура, но их было точно мало. Согласится ли помочь Тэйра? Согласится ли помочь Делас? Ракар слегка виновато посмотрел на ромуланку.
Делас быстро огляделась и серьезно кивнула. Выражение лица «прекрасной куртизанки» куда-то исчезло, ненадолго явив кадета Ромуланской военной академии.
- Я поняла, мы купим что-то темное и передадим тебе. Если будет такая возможность… - она бросила быстрый взгляд на военного советника.
Выражение лица кадета Ромуланской Военной Академии на Делас нравилось Ракару куда больше, чем выражение лица куртизанки.
- Благодарю, моя госпожа, - кивнул Ракар с таким же серьезным лицом, - пока меня нет, о вашей защите позаботится Фес или Тер. Они проинструктированы о том, что им можно, а что нельзя.
И Ракар отступил на шаг назад, давая дорогу Делас. Они все должны были выбраться из шатра, и чем быстрее, тем лучше.
Когда Делас отвернулась от Ракара, ее взгляд вновь стал легким и безмятежным, а на губах расцвета легкая улыбка. Она вслед за остальными кадетами и их координатором направилась к выходу из шатра, не забыв еще пару раз обернуться и поклониться принцессам и их советникам.
Квинтилия следовала за Делас.
___________
с коллегами, координатором, принцессами и челядью
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 07 2018, 17:10:05
16 cентября 2384 г., рассвет
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Они вошли в шатёр. Делас направилась к спящей Самрите, а Тенек подошёл к Тэйре и тронул её за плечо.
Она проснулась на удивление легко, поймав прикосновение. Открыла глаза и не сразу узнала Тенека.
- Здравствуйте, - Тэйра села, скидывая спальник с плеч. - Уже пора?
– Хорошего утра. Да, пора, – сказал Тенек. – Там снаружи довольно холодно – солнце едва встало. Если есть, что надеть для тепла, лучше надень.
Тэйра потянулась за кафтаном, который вечером положила рядом с собой. Сегодня было намного легче: и само пробуждение, и ощущения. Даже руки перестали болеть. Может, это просто утренняя свежесть, до дневной жары, а может, она уже начала привыкать к здешнему климату.
- Я готова, Ане-Лир, - Тэйра наклонила голову, показывая, что ждет его распоряжений - как-никак, это он разбирается в травах.
Они вышли из шатра и двинулись в сторону – в степь. Это было несложно: их лагерь был одним из самых крайних. Через некоторое время Тенек наклонился и показал Тэйре то самое растение, с которым все уже так близко познакомились в гастрономическом плане.
– Вот это, – сказал стажёр, срезая стебель, одновременно оставляя самую нижнюю примыкающую к корню почку. – Его нам нужно собрать как можно больше. Ты будешь собирать только его, а я в первую очередь поищу некоторые другие лекарственные растения, которые должны расти в этой же экосистеме. Пока я не уверен в успехе, но если я найду какое-то из них, и пойму алгоритм его поиска, покажу тебе и его.
-Хорошо, - Тэйра огляделась, ища в  жёсткой сухой траве толстые стебли. Кинжал у нее был с собой. - Ане-Лир, вы ведь хорошо знаете, как выживать в жару. У вас есть какие-нибудь советы? Потому что я под вечер совсем плохо себя чувствую.
Тенек подал Тэйре в несколько раз сложенную тряпку, чтобы колючие стебли не кололи ей руки, и уточнил:
– Вы имеете в виду, что-то сверх того, чему обычно учат на тренировках в Академии Звёздного флота? Правда, я не знаю вашей программы, но думаю, что она достаточно полна и включает в себя всё, что касается экипировки, ориентирования, сбережения в организме воды, её поиска в пустыне и прочих обязательных знаний, включая поправки для вашего вида. Так что скажу только то, что может кому-то показаться неочевидным, хотя именно из этих четырёх принципов и следуют все более частные и более известные правила. Первый принцип – принцип грамотно-избыточной экипировки. Самого главного, и в первую очередь воды, должно быть больше, чем нужно. Но не настолько больше, чтобы сделать запас бессмысленным из-за перерасхода сил. Из этого следуют два следующих взаимосвязанных принципа. Первый – принцип максимального снижения рисков за счёт грамотного планирования, строжайшей дисциплины и полного запрета на авантюры. Риск допустим только тогда, когда альтернатива риску – смерть. За это правило, как, впрочем, и за все остальные заплачено множеством высохших скелетов во всех пустынях Галактики. Второй принцип – принцип необходимости и достаточности во всём, ничто не учит этому принципу лучше, чем пустыня. Пить слишком много воды и пить слишком мало воды – и то, и другое недопустимо. Прикладывать слишком много усилий, и прикладывать слишком мало усилий – то же самое, потому что с одной стороны без усилий вы из пустыни не выйдете, а с другой возрастание нагрузки означает резкое возрастание потери воды организмом, а вода – это жизнь. И ещё один принцип – не сдаваться пока есть хотя бы искра жизни. Сдавшийся человек – мёртвый человек, и в этом тоже пустыня – один из самых бескомпромиссных учителей.
– Впрочем, я отклонился от темы, – спохватился вулканец. – Вряд ли вы это имели в виду. Должно быть вы имели в виду рекомендации врача именно для вашего случая, а не первичные принципы выживания. Хотя грамотное потребление воды и разумная экономия сил непременно будут в числе этих рекомендаций.
-Ничего, иногда полезно напоминать себе и основы, - улыбнулась Тэйра. Наклонилась, чтобы срезать ещё один стебель. - Но конкретные рекомендации тоже хотелось бы услышать.
– Вы чувствуете какие-нибудь негативные симптомы, кроме усталости? И чувствуете ли вы себя достаточно здоровой после ночного отдыха? – спросил Тенек, наклоняясь над каким-то растением, чтобы убедиться, что именно оно является объектом его профессионального интереса. Убедившись, он приступил к выкапыванию его клубней – сырья для местного кровоостанавливающего средства.
-У меня под вечер начинает кружиться голова. Не очень сильно, но неприятно, - Тэйра говорила совсем честно. - После сна все проходит, я отдыхаю.
Тенек слегка нахмурился.
– Если сегодня удастся набрать воду из колодца, возьмёте в экипировку дополнительный бурдюк с водой. В самое жаркое время будете смачивать головной платок и одежду. Если воды из колодца не получим, посчитаем все вместе, сколько у нас воды, и выделим вам порцию хотя бы для разового применения. Зовите меня, если снова закружится голова. И пейте сегодня больше, чем пили вчера и позавчера, не сокращайте положенную триллам норму.
-Спасибо большое, - она кивнула. Тэйра немного не рассчитала воду, но теперь все должно быть в порядке. Хорошо, что она сказала Тенеку вовремя. - Ане-Лир, а могу я спросить? У вас на Вулкане тоже наверняка есть растения, похожие на то, что мы собираем, верно?
– Есть и похожие, и непохожие, – ответил Тенек, укладывая клубни в имровизиванную суму из подвязанного к поясу куска ткани. – Вас не водили в пустыню, во время вашей стажировки?
-Нет, я все время провела в лесном заповеднике, - ответила Тэйра. - Даже сложно поверить, что этот огромный зеленый лес - тоже часть Вулкана. Все обычно вспоминают именно ваши пустыни… Самая простая ассоциация… - она задумалась и замолчала. Солнце поднималось все выше, высушивало росу на мокрой траве. Скоро оно высушит и влажную одежду… Хорошее, всё-таки, утро.
Тенек представил себе лесную зону вулканской субарктики и зелёные возвышенности Ксир-Тана и подумал, что объективно они занимают очень малую часть поверхности планеты, по сравнению с большинством обитаемых планет класса М. Если выражаться метафорами и слегка гиперболизировать – представляют собой оазисы посреди пустыни планетарного масштаба. Огромными эти зоны могли показаться только тому, кто деликатно не сравнивал их с гигантскими зелёными массивами на более комфортных планетах.
– Вам повезло попасть в одно из лучших мест нашей планеты, – без тени иронии заметил вулканец. – Что вы изучали?
-Есть несколько видов птиц на Бетазеде, которые очень ярко реагируют на изменения условий среды. Их поселили в заповеднике, чтобы следить, как они приспосабливаются к совершенно новой планете… Хотя этот лес и похож на их родную среду обитания, но их жизненный ритм сильно изменился по сравнению с ритмом тех птиц, что живут на Бетазеде, - пояснила Тэйра. - Я наблюдала за несколькими парами, они очень хорошо устроились… Но к сожалению, мне не удалось увидеть, как они выводят птенцов - я не застала этот период.
– Как долго они уже живут на Вулкане? – поинтересовался Тенек.
-Чуть меньше года. Я, честно, не уверена, станут ли они вообще создавать семью в этом году, после переселения. Но мой наставник В’Лис говорил, что есть большие шансы на это. Как он уточнил - “семьдесят целых и три десятых процента”, - Тэйра усмехнулась. - Как вы вообще определяете все с такой точностью? Это же не врожденное тайное умение вулканцев? - она глянула на Тенека, совершенно не сдерживая улыбки, потом наклонилась срезать стебель. - Извините.
– Вам не за что извиняться, – успокоил её Тенек, а затем ответил и на вопрос: – Почти все наши умения – результат тренировок с самого раннего детства. Кое-что подкреплено врождёнными способностями – так, например, способности к телепатии и эмпатии облегчают изучение акупунктуры, но задатки второстепенны: те же самые умения за сравнимый срок могут приобрести и представители других рас. Помните, что я вам говорил про пустыню? – спросил стажёр, немного помолчав. – Наш мир очень требователен для выживания без современных технологий, поэтому многие техники начали складываться ещё в глубокой древности. А больше двух тысячелетий назад, наш мир стал ещё неприветливее, а мы сами – гораздо рассудительнее, поэтому всё самое ценное из накопленного нами от истока разумной жизни и до последнего дня мы стараемся сберечь и приумножить.
-Мне нравится ваша культура, - призналась Тэйра. - Она очень глубокая и завораживающая. И пусть я не всегда понимаю вас, вулканцев, я чувствую, что каким-то образом ваши обычаи мне близки. Если определить точнее, то, наверное, я восхищаюсь вашей культурой - но остаюсь в стороне… - она глянула в сторону шатра. - Ане-Лир, кажется, нас зовут.
Тенек с сожалением посмотрел на их добычу. Главного стратегического ресурса они собрали много, но клубней для будущего лекарства – всего с одного куста, а также совсем немного коряво-перекрученных веток с отчётливо бальзамическим запахом на срезе. Такие ветки бросали в костёр, чтобы дымом отпугнуть насекомых, а истолчённая и соответственно обработанная древесина могла в малых количествах использоваться в курильницах внутри шатров. Но сейчас сборщиков и правда звали и нужно было идти. Тенек взвалил на спину корзину с добычей, потуже подтянул суму с клубнями и сказал:
– Вы правы, идёмте.
– Меня тоже многое интересует в культуре Трилла, – продолжил он по дороге к становищу прежний разговор, – И больше всего – жизненная философия несоединённых триллов. Не знаю, справедливо моё впечатление или нет, но по предварительным впечатлениям мне кажется, что подавляющее большинство представителей вашей расы выбрали бы соединение, если бы представилась такая возможность.
Тэйра кивнула, складывая в сумку срезанные стебли.
-Вы правы. Быть соединенным - это большая честь и огромная ответственность, поэтому кандидатов отбирают очень серьезно. Не каждый сможет выдержать память нескольких прошлых жизней. Мой брат сейчас тоже участвует в программе по соединению… он, конечно, надеется пробиться, но… это сложно, - закончила она, толком недоговорив. Это был самый правдивый ответ. Очень немногие триллы способны к соединению, да и симбионтов живет не так много. Математически, шансы у Джорала не очень высоки… но это не так уж и важно. Ведь сам Джорал от этого нисколько не станет хуже.
_____________________
+Тэйра
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 07 2018, 17:09:28
16 cентября 2384 г., рассвет
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Поднявшись, ромуланец огляделся, нашел взглядом М'Коту на дежурстве и подошел к ней.
- Ане-Сои прибыла? – спросил Ракар.
М’Кота покачала головой:
– Всё ещё нет. Где её только носит…
Чуть в стороне к шатру прошёл Тенек – будить Тэйру. Перед этим вулканец обошёл развешенные на ночь накидки и отжал росу в котелок, а потом через чистую тряпицу процедил во фляги. Вышло мало, но ведь ещё должна была добавиться вода с шатра. М’Кота проводила вулканца взглядом и снова посмотрела на Ракара.
– Правда, есть ещё время пока все встанут и позавтракают.
- Понял, - быстро кивнул Ракар, - доброе утро, Тер. Я пойду седлать ящеров пока, своего и Ане-Деи. Чувствую, у Ане-Сои множество важных дел, и ей пригодится наше участие. И чем скорее, тем лучше.
Ромуланец развернулся и пошел в сторону от лагеря, где паслись ездовые ящеры. Подальше, чтобы свистом не разбудить никого, кто еще спал.
– Добрее не бывает, – прокомментировала клингонка, хотя Ракар уже не мог её слышать. Ей очень хотелось надеяться, что Ане-Сои всё-таки придёт. Думать, что вчера они отпустили её на погибель, было тоскливо.
Лагерь был ещё тих. Пока большая часть народу спала, М’Кота решила продолжать дежурство.

***
Когда Тенек зашёл в шатер, его тут же окликнул тихий голос Делас. Ромуланка не спала, и когда Тенек появился на пороге, привстала на локтях.
- Есть пять минут? - спросила она без предисловий.
Тенек кивнул, подошёл к ней и присел на корточки.
- Нет, лучше снаружи, - ромуланка выбралась из спальника и замоталась в накидку. Все ее украшения и дорогая одежда были аккуратно сложены у изголовья.
Тенек без возражений последовал за ней.
- Как медицинская ситуация? - негромко спросила Делас, когда они оказались снаружи. Ее голос звучал собранно и отстраненно, а сама она казалась безэмоциональной, как вулканцы. - Были жалобы? Что у нас с местными лекарствами?
– Жалоб не было, за лекарственными травами собираюсь пойти прямо сейчас, – коротко отчитался вулканец.
- Я тоже хочу знать, чем здесь лечат, - строго произнесла девушка. - Но я не могу идти с тобой и вообще не буду заниматься больше ничем, что не вписывается в мою легенду. Но ты должен мне обо всем докладывать! И вот ещё... Я видела, как ты вчера переживал из-за воды. Вчера вечером мимо нас прошла женщина с ведром, полным воды, и я слышала, что где-то поблизости есть колодец. Хорошо бы сходить и проверить - только не мне и не тебе. Старика за водой никто не отправит!
– Пусть Осэ решит, кого отправить, – предложил Тенек. – А растения, которые удастся собрать, я вам покажу, и расскажу, что успел о них узнать, только в шатре, чтобы не привлекать лишнего внимания. Те растения, что мы ели вчера, станут экстренным запасом воды, но часть из них нужно будет переработать в мазь от солнца, в первую очередь для вас… И если позволите, я дал бы ещё несколько советов, чтобы поддержать вашу легенду.
- Да, я ей скажу, - кивнула Делас и собралась уже было идти в шатер, как вдруг услышала последнюю фразу Тенека. – Советов? Ты что-то знаешь о куртизанках? Ух ты! – ее лицо оживилось, и девушка с интересом уставилась на вулканца. – Ну давай!
– Не столько о куртизанках, сколько о том, как женщины кочевников поддерживают свою внешность на подобающем уровне и экономят время, – разочаровал её Тенек. – Но учитывая, что чумазая куртизанка много потеряет в плане конкурентоспособности, это можно считать имеющим отношение и к куртизанкам.
Делас лишь склонила голову в сторону, не перебивая Тенека.
Тенек продолжил:
– В древности, статус подчёркивался чистотой, опрятностью и всем, что позволяло понять, что женщина может не работать. Чтобы сохранить привлекательность, в пути, женщины как можно сильнее укутывались – защищались одновременно от солнца и загара, жары и грязи. Только потом покрывало у многих народов стало признаком дискриминации, а поначалу это была обыкновенная защита. Ноги лучше тоже обуть не в открытую обувь: во-первых, потому что песок может их изранить, особенно при сильном ветре, а во-вторых, потому что с ног грязь особенно тяжело отмывается. Если не во что переобуться, можно перед дорогой обернуть их обмотками. Волосы на ночь нужно заплетать, тогда утром они не будут спутанными; в пути лучше тоже заплести, но если вы подозреваете, что вам нужно будет быстро распустить волосы, то можно просто перехватить в нескольких местах лентой и покрыть платком. Такую конструкцию будет легко снять. И руки… За эти два дня вы не натёрли пальцы поводом?
Делас опустила взгляд на свои руки: подушечки на ладонях и правда немного загрубели.
- Немного, - призналась девушка. - Всему этому тебе надо будет научить и свою внучку, раз она помогает мне с нарядом. Я пошлю ее к колодцу за водой для утреннего туалета… если он, конечно, тут есть, - поспешно добавила она. – Это все имеет смысл. Поэтому Ане-Сои и соорудила вокруг моего седла паланкин – благодаря ему я не так испачкалась, как остальные.
– Вы продаёте красоту, – серьёзно сказал Тенек, – отдых от тягот жизни, которых у этих людей немало; в каком-то смысле, вы продаёте волшебство, на время отправляете ваших зрителей в райский сад или Золотой век – смотря по тому, во что они верят. Так что мозоли на ваших руках могут быть только от музыкальных инструментов. Впрочем, этому легко помочь: перчаток у нас нет, но в следующий раз можно обернуть каждую руку платком, прежде чем взяться за вожжи. Лие я тоже всё это обязательно расскажу, чтобы она знала, какими будут приготовления утром и вечером.
- Ты точно не знаком с куртизанками? – Делас хитро сощурилась, глядя на Тенека. – Так красиво говоришь, что можно было бы подумать… Если бы ты не был вулканцем, конечно. Но не буду тебя задерживать, ты же собирался на поиск этих растений, - напомнила ромуланка и кивнула на шатер. – А мне надо поговорить с Осэ.
– Мы тщательно изучаем собственную историю, – ответил Тенек, – не исключая и самые мрачные её страницы. Это важно для понимания настоящего и будущего. Но вы правы, мне давно пора разбудить Лис.
_____________________
+ Ракар, М’Кота, Делас
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 20 06 2018, 18:52:32
14 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III


Привал занял около полутора часов времени, и когда все пообедали, караван снова двинулся в путь.
Во время привала Тенек, как и остальные, с интересом наблюдал за пробным запуском дрона, остальное же время провёл возле Зенона, укрепляя взаимное доверие, возникшее после первого знакомства. В основном это выражалось в том, что вулканец не мешал ящеру выискивать под ногами еду и не прогонял зверя, когда тому приходило в голову поближе изучить своего седока, на свой рептилоидный манер обнюхивая его. Окончательно освоившись, Зенон под конец пристроил тяжёлую голову на плече стажёра, недвусмысленно намекая, что скотинку пора бы и приласкать, за что и был вознаграждён кратковременным почёсыванием чешуйчатых «бровей».

Сейчас в пути Тенек поначалу молчал, также, как и во время первого перехода, однако немного позже обратился к Квинтилии с просьбой:
– Лия, если ты не против, я хотел бы, чтобы ты рассказала о себе. Я имею в виду твою легенду, историю человека, которым ты стала здесь.
Квинтилия ехала в седле позади вулканца, обхватив его одной рукой за пояс.
– Если честно, я не придумывала никакой истории. Я просто выбрала прикрытие, которое показалось мне выгодным.
– Тогда может быть придумаем её вместе? Почему мы путешествуем вдвоём и кто мы друг другу? Знаю ли я тебя с рождения, как отец или дед, или мы встретились гораздо позже? Я думаю, это может быть полезно: даже если внешние обстоятельства не вынудят нас пересказывать это посторонним, от того, насколько полно мы сами понимаем свою историю, может зависит достоверность нашего вживания в неё.
– Хорошо, - Тенек почувствовал спиной, как трилл пожала плечами, - Ты уже придумал свою историю? Расскажи, и я подстроюсь под нее.
– Я решил сделать свою легенду предельно простой и требующей минимальных объяснений, – ответил Тенек, – и поэтому решил, что когда-то кочевал вместе с родным племенем, и места нашего кочевья были достаточно далеко отсюда, чтобы любопытные не пытались гадать, о каком из известных им кланов может идти речь. Потом племя было атаковано и почти полностью уничтожено, а его земли – захвачены врагом. Выжившие бежали и дальнейшая их судьба мне неизвестна, я даже не могу точно сказать, кто именно выжил кроме меня. Я же стремлюсь уйти как можно дальше от мест, где прожил всю жизнь и где годы назад оборвались для меня все человеческие связи.
– Тогда тебе придется придумать врага, - заметила Квинтилия, - И если он уничтожил твое племя, то он был достаточно сильным, и твои собеседники могут начать беспокоиться, не придет ли он и за ними. Я уверена, что стычки между племенами тут не редкость, но все же ты окажешься втянутым в политику. Не лучше ли, чтобы тебе было некого винить в уничтожении твоих друзей и семьи? Степной пожар справится не хуже.
– Степной пожар тоже подойдёт, – согласился Тенек. – Пожалуй, эта история ещё более универсальна, так что давайте остановимся на ней.
Он не стал отстаивать свою прежнюю легенду, поскольку действительно, человеческая жадность и стихия были в древние времена практическими равноправными виновниками массовых бедствий, а пожар не оставлял простора для подозрительности и слишком опасливого воображения… впрочем, в нестабильном мире для них всегда были основания: чужак свободно мог лгать о своём прошлом, и чем более тёмной личностью он был, тем больше у него было для этого оснований.
– Значит, ты потерял всю семью и все имущество, и одновременно был вынужден и желал отправиться в странствие, - продолжила Квинтилия, - Возможно, эмоциональная травма оставила отпечаток на твой рассудок. Поэтому когда ты встретил девушку-нищенку примерно возраста своей погибшей внучки, ты привязался к ней и вы начали путешествовать вместе.
Тенек молчаливо принял версию Квинтилии и в свою очередь спросил:
– А что было с тобой до нашей встречи? Хотя, если по твоей легенде Лия утратила рассудок, она могла и не суметь рассказать о своей прежней жизни своему новому другу.
– Да, ты вполне можешь и не знать моей истории, - согласилась Квинтилия, - И мы путешествуем вместе не так уж много времени. Несколько месяцев, может?
– Может быть… – Тенек некоторое время размышлял, затем спросил: – Как думаешь, если произошло психологическое замещение, мог Лир убедить себя, что Лия и есть его внучка? Тогда у него не будет причин подвергать её лишним расспросам. Или это будет слишком нереалистичная концентрация девиантных реакций в одной компании?
– Легко, - Квинтилия снова пожала плечами, - Для тебя важно, чтобы мы состояли в родстве?
– С точки зрения раннесредневековых представлений, Лир и Лия и так вступили в отношения родства, когда взяли на себя ответственность друг за друга, – объяснил Тенек. – «Родство по соглашению», такое как усыновление, в традиционном обществе считается таким же надёжным и настоящим, как и кровное родство, иногда даже надёжнее, даже если речь не идёт об официальных ритуалах усыновления. Вспомни народные сказки, где скитающийся герой встречает старика или старуху и до полного торжества справедливости остаётся в её доме как сын или дочь: чаще всего в их отношениях больше взаимопонимания и доверия, чем между героем сказки и его кровными родичами. Причина в другом: я пытаюсь представить себе внутренний мир человека, которым должен на время стать, понять его и представить, отчего он не попытался отыскать родню Лии и выяснить, кого попросить позаботиться о ней, если с ним самим что-нибудь случится. В конце концов он стар! Здесь есть несколько версий. Например, он может быть уверен, что Лия пользуется мистической потусторонний помощью и потому не пропадёт одна, несмотря на безумие (такие поверия насчёт безумцев были у многих народов). Или он мог случайно узнать, что родня сама отказалась от неё и выгнала её из дома, и Лие попросту некуда пойти. Или же он сам подсознательно ищет причину не искать лишней информации, которая может перечеркнуть его права на чудом обретённую внучку. Я склоняюсь к первому и третьему вариантам, поскольку они ограничат тебя в меньшей степени, чем второй, и не потребуют от тебя выдумывать для себя в обязательном порядке свою прежнюю семью.
– А я не хочу подставлять тебя и заставлять нести любую ответственность за мою историю, - ответила Квинтилия, - Тебе легче просто говорить, что ты ничего не знаешь. Мы вместе, потому что обоим так удобнее и безопаснее, и тебе стоит воспринимать это с долей здорового эгоизма. Возможно, ты просто используешь меня для поддержки, тяжелой работы и раздела моего заработка. На твоем месте я бы поостереглась добавлять в твой внутренний мир девиантные реакции - они могут помешать тебе выполнять свою работу. Кто подпустит к себе лекаря, который не в себе?
– Кто узнает, что лекарь не в себе, если он не будет пересказывать свою жизнь каждому встречному? – вопросом на вопрос ответил Тенек. – А вот вжиться в персонажа, которым каждый из нас на время стал и понять его до конца, кажется мне очень важным: это сделает его историю в некотором смысле подлинной для нас самих, а для чужих лишит наше поведение потенциальной фальши.
– Если тут будут какие-то чужие, - проворчала Квинтилия, - Но в любом случае у тебя уже есть варианты и время, чтобы их обдумывать. Выбери, что тебе больше нравится, это ведь твой внутренний мир.
– Время есть, как есть и сомнения в том, что будет самым правдоподобным, – признался Тенек, – я ведь никогда не учился на агента под прикрытием. Конечно, лучше если чужаков не будет, но если они внезапно вторгнутся в нашу жизнь, не хотелось бы растеряться и допустить ошибку. Степь принадлежит всем, а законы общего костра и гостеприимства ко многому обязывают... У тебя самой ни разу не возникло опасений, что ты не сможешь достоверно изобразить психические отклонения?
– Я не собираюсь их изображать, - пояснила Квинтилия, - Я собираюсь использовать их в качестве объяснения, если что-то пойдет не так и я допущу поведенческую ошибку. Возможно, тебе не приходилось с этим сталкиваться, но даже в наше время, когда человек делает что-то глупое, или опасное, или непонятное окружающим, про него говорят: да у него просто с головой что-то не в порядке. Мы уже используем это выражение в переносном значении, но так было не всегда.
– Интересно... – Тенек ненадолго задумался, вспоминая всё, что знал о разных эпохах древности. – Иными словами, ты выбрала маскировку без маскировки, уподобившись некоторым философам древности. Я говорю о тех, – пояснил он, – кто следовал линии поведения, с их точки зрения, да и с точки зрения современных людей, совершенно логичного, однако в глазах тогдашних обывателей оно казалось признаком умственной неполноценности. Смелый и рискованный выбор, но вместе с тем и в высшей степени оправданный, – похвалил стажёр. – Я даже начинаю иначе представлять себе эту пару путешественников. Возможно, не Лир по-настоящему удочерил Лию, а Лия взяла под опеку одинокого и потерявшего почву под ногами старика.
– Возможно, - ответила Квинтилия из-за спины стажера, - Как ты считаешь, если я обхвачу тебя за пояс обеими руками, я смогу подремать и не свалиться на землю?
– Попробуй, – предложил Тенек, – Если ты упадёшь, я точно замечу, так что проснуться одной в степи тебе не грозит.
Тенек почувствовал вторую руку вокруг своего пояса, а затем и тяжесть головы Квинтилии на своей лопатке.
– Как ты только не чувствуешь себя усталым… - пробормотала она, - Ты спал еще меньше, чем я. Держишься на адреналине?
– Я не спал, я использовал транс, чтобы быстрее адаптироваться к новому суточному циклу, – объяснил Тенек. – Полностью сон это не заменяет, но это становится заметно только при многократной замене сна трансом. Если хочешь, перебирайся вперёд, тогда сможешь заснуть глубже и точно не упадёшь.
– Я не планирую засыпать крепко и надолго, - сонным голосом ответила Квинтилия, - Иначе я пропущу все путешествие по планете… Этот транс - это у тебя расовая особенность или ему можно научиться?
– Этому можно научиться, только это долго, – отозвался Тенек. – И результат будет всё-таки зависеть от расовых особенностей. По самому грубому подсчёту вулканцам требуется на 25% меньше времени для сна, чем большинству гуманоидов, соответственно, эффективность транса будет больше или меньше в зависимости от того, какова средняя продолжительность сна у представителей твоей расы… Я думаю, мне лучше тебя немного придерживать, – добавил он, отпуская одной рукой поводья: хотя вулканец и сказал, что заметит, если Квинтилия упадёт, он вовсе не хотел проводить подобных экспериментов.
– Жаль… - пробормотала Квинтилия, - Такой мастер-класс был бы по-настоящему полезен нам всем...
– Почти все полезные навыки требуют времени, – философски заметил Тенек, – если кто-то захочет научиться, начать никогда не поздно.
Тенек не был блестящим наездником, но Зенон явно привык ходить вместе со стадом и сам неплохо держал курс, оставалось только придерживать повод, чтобы ящер не чувствовал себя совсем уж независимым от седоков. На это хватало правой руки, свободную левую Тенек положил Квинтилии на правое запястье, чтобы успеть сжать пальцы, если девушка внезапно начнёт сползать.
Квинтилия не ответила, и через некоторое время Тенек понял, что она спит.
___________________
с Квинтилией
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 08 06 2018, 19:01:08
14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, Кальдония III


Спустя полчаса группа спустилась в долину. Склон горы постепенно стал пологим, мох и сухой лишайник уступил место высокой сочной траве. Кое-где она росла кочками, и метелки доставали по пояс. Кое-где даже были невысокие кустарники с перекрученными ветками и узкими листиками. Солнце уже поднялось высоко и высушило росу.
– Где-то в ваших записях должно быть такое мясистое растение с колючками, его сок защищает от воздействия ультрафиолета, - обратилась профессор к Тенеку, - Оно растет практически везде, постарайтесь его найти сейчас.

Ромуланец снова шел позади всех, в этот раз замотав лицо так, что видны были одни только глаза, и водрузив на голову шляпу. Скатку он нес в одной руке, второй меч в другой. Когда спустились в долину, он переложил меч, оставив свободной правую руку, и теперь ладонью вел по самым верхушкам высокой травы, на которой уже не осталось росы. Ракар вертел головой по сторонам, не игнорируя бдительность, а еще он высматривал в долине цветы. Вдруг попадется где-нибудь уникальный местный экземпляр. Но здесь было сухо и жарко днями, и поэтому, наверняка, многие цветы стали колючками. И все равно ромуланец не терял надежды.

Тенек был признателен профессору за предложение: он не был уверен, что сбор растений во время перехода будет воспринят с энтузиазмом, и теперь был рад, что ошибся. Впрочем, предложение профессора было легко объяснить: растение действительно не пришлось выискивать, останавливаясь и задерживая всю группу, оно и впрямь попадалось достаточно часто, и способ его сбора, описанный доктором Дарзеном не был особенно трудоёмким, следовательно не требовал длительной остановки.
– Вы что-то ищите? – спросил вулканец Ракара, осторожно укладывая в корзину шипастые толстые стебли.
Ракар усмехнулся Тенеку, но этой усмешки не было видно под черным одеянием, поэтому Ракар коротко кивнул.
– Как всегда, скрытую внешнюю угрозу и непредвиденные обстоятельства. Я сейчас, как это можно назвать – сзади смотрящий, в дополнение к впередсмотрящему, не обращайте внимания Ане-Лир, каждый должен заниматься своим делом.
О другой цели своего поиска Ракар умолчал. Это было его личное.
– Настолько конкретную угрозу? – очень тихо уточнил Тенек. Было сложно не заметить разницу между простым «мониторингом пространства» и поиском чего-то конкретного, похожим на высматривание знакомого лица в толпе, и слова вулканца были не только чуть заметной иронией, но и аккуратным вопросом, не ожидает ли ромуланец чего-то большего, чем «потенциальная опасность вообще».
– Не волнуйтесь, Ане-Лир, - также тихо ответил ромуланец, но все еще продолжая про себя чуть усмехаться,-  пока только абстрактную. Ну не ждете же вы от меня беспечной прогулки по полю на незнакомой планете, во имя этого … небесного кита.
Тенек не стал комментировать это привычное «не волнуйтесь» которое то и дело проскальзывает в речи эмоциональных: устойчивое выражение, в смысл которого они даже не вдумывались, обращало на себя внимание вулканца, но не задевало.
– Как скажете, –  покладисто согласился он, надевая корзину.
Ракар кивнул и понял, что надо прекратить так явственно озираться вокруг, сделаться чуть более другим, вживаясь в образ средневекового молчаливого воина, тех веков, о которых он никогда не знал, телохранителя дорогой куртизанки, которым он должен был быть по легенде. И, тем не менее, Ракар снова, отдаваясь чувствам и ощущениям, глубоко вдохнул местный воздух, через закрывающий нос шарф, не прекращая касаться ладонью верхушек травы. Несмотря на все, что произошло с ним, и не только с ним, неуловимо что-то изменилось. Не все так плохо, как казалось еще ночью. Не хорошо, но и не катастрофически плохо. Надежда не умерла. Надежда будет жить.
Квинтилия тоже подошла к вулканцу.
– Я подумала, что раз мне нужна медицинская практика, мне следует сопровождать вас, - сказала она.
– Логичное решение, – согласился вулканец. – Если захочешь, на привале покажу записи доктора Дарзена, а как только соберём несколько подходящих образцов, опробуем один из записанных им рецептов. Народная медицина – я имею в виду действительно работающие приёмы, отфильтрованные опытом и временем, – полезная практика и для тебя, и для меня.
– Так странно называть вас на ты… - заметила трилл, заглядывая в корзину вулканца.
– Не сочти это за фамильярность, – по-своему понял слова девушки Тенек, – это только соблюдение местных обычаев. Думаю, ты права, и тебе тоже следует называть меня на «ты» – старик и девушка, которые путешествуют вместе, скорее всего, не чужие друг другу.

Тем временем Ракар заметил то, что искал - из некоторых кочек росли алые цветы с длинными мечевидными листьями. Также он заметил несколько крупных пятен, которые не были кустами или деревьями, в отдалении - ближе, чем на горизонте, но достаточно далеко, чтобы рассмотреть детали.
Они были алые, красные, их листья были длинными и тонкими. Ромуланец отошел чуть в сторону от группы, окинул всю группу взглядом, быстро окинул взглядом окрестности, а потом повернулся к этому цветку, растущему на кочке. И присел на корточки рядом с ним. А потом и уперся коленями в землю. Инструкция профессора была в том, чтобы не нюхать незнакомые вещи явно, а действовать так, как в химической лаборатории. Ракар знал, как положено нюхать запахи из пробирок в химической лаборатории. И он точно знал, что ну вряд ли вот тут можно отравиться запахом этого цветка, предупредили бы.
Цветок Ракар хотел подарить Квинтилии, но тут было множество препятствий. Он только что недавно понял, что именно происходит, и почему, когда она объяснила. Он не хотел, чтобы она снова испытывала ту усталость, всякий раз отвергая … А еще… еще он внезапно осознал, каково это – когда кто-то прилетает на чужую планету, и начинает там рвать цветы, уничтожать насаждения, проходить огнем и мечом, в смысле – дизраптором. Сорванный цветок – прервет жизнь этого цветка. И он засохнет, очень скоро, вырванный из родной земли или срезанный.
Ромуланец повернул голову и посмотрел вдаль, где были видны пятна, возможно - это россыпи, большие, в которых можно лежать, раскинув руки. Группа шла вперед, ромуланец сидел и смотрел, а потом повернулся к алому цветку. Это была какая-то сделка с самим собой. Но он эту сделку совершил. Он сорвал его в основании, и, прижимая к себе за стебелек, бросился догонять группу. Догнал, и только тогда понюхал запах алого цветка, очень осторожно.
Цветок почти не пах.
Тем временем профессор остановилась - возле ее ног на земле лежал белый камень.
– Мне нужна помощь нескольких человек, - сказала она.
М’Кота, не задумываясь, вышла вперёд.
После некоторых раздумий Ракар засунул стебелек почти непахнущего красного цветка внутрь левого наруча.
Тем временем, Артур, встряхнувшись в своем снаряжении, тоже вышел вперед за М'Котой.
– И я готов, что нужно делать? – сказал землянин.
Ромуланец молча прошел вперед к профессору, присоединяясь к группе желающих помочь.
Самрита Баккер сделала небольшой шаг вперёд. Профессор не сказала, сколько людей потребуется, и трое добровольцев уже вызвались. Поэтому Самрита вопросительно посмотрела на Закарию, ожидая от той указаний, нужны ли ей ещё помощники, или уже достаточно.
Видя добровольцев, профессор Закария удовлетворенно кивнула. Затем пошла в сторону от белого камня, считая шаги, развернулась, отсчитала еще несколько шагов… а затем нагнулась и открыла тайник - в земле оказалась крышка, сделанная из дерева и замаскированная дерном.
Профессор поманила к себе добровольцев, и когда они подошли, то увидели в выкопанном в земле тайнике большой сверток из грязно-белой плотной ткани. Профессор Закария откинула угол ткани и показала, что было внутри.
– Здесь седла и упряжь, которые понадобятся нам сегодня. А завернуто все в полог шатра, в котором мы будем ночевать. Доставайте все пока потихоньку…
Седла и упряжь, Ракар внимательно смотрел на происходящее. Все здесь было устроено грамотно, да вот только далекий наблюдатель мог заметить тайник, но не было у далекого наблюдателя на этой планете систем удаленного видения. Все руки ромуланца были заняты, поэтому Ракар отошел назад, снял щит, и принялся переукладывать и перекреплять свою экипировку.
– Лис, тебе будет интересно на это глянуть! – воскликнула М’Кота, наклоняясь над тайником и отворачивая край ткани. – Это ведь ты у нас погонщик неведомых зверюшек!
Тэйра, шедшая в конце, поспешила туда. Откинула край ткани, осторожно вытащила то, что первое попалось под руку. Это оказалась сложная кожаная упряжь, темная и почти без украшений, со множеством ремешков и пока было не очень понятно, как и куда ее крепить. Кожа ощущалась холодной и жесткой. Тэйра восхищенно выдохнула - настало время сбыться ее легенде! - и принялась дальше разворачивать ткань.
Глядя, что все добровольцы заняты делом, профессор Закария помахала рукой Тэйре.
– Доставайте свирель, - сказала землянка, - Пришло время попрактиковаться. Сможете повторить?
Профессор Закария сложила губы трубочкой и просвистела несколько мелодичных нот.
Со свирелью Тэйра разобраться не успела, поэтому ей пришлось некоторое время поиграть, чтобы разобраться в нотах.
– Если я правильно поняла, это вот так, - наконец, проговорила она и сыграла те же самые четыре ноты.
Свирель прозвучала громче, чем свист. Звук будто тянулся и улетал вдаль, хотя погода была почти безветренной. И в ответ темные пятна, которые видел в отдалении Ракар, начали приближаться.
Вскоре стало видно, что это животные - большие ящеры с темной, слегка отливающей бензиновым блеском чешуей. Своим телосложением они походили на земных игуан или варанов, как ранее правильно предположила Тэйра. Они двигались быстро, подходя со всех сторон, передвигая по траве мощными когтистыми лапами и высовывая синие раздвоенные языки.
_________________
со всеми + зверики
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 07 06 2018, 10:31:38
– Ане-Деи, перестаньте меня подозревать, – с чуть заметной усталостью в голосе попросил Тенек. – Разве вы сами не сказали, что ваша легенда помешает вам применить свои знания? Я всего лишь опроверг ваше ошибочное утверждение конкретным примером. И – да, у меня есть к вам дело как к главе медслужбы. Новый участник нашего проекта, Лис, – экзобиолог и могла бы стать ценным участником нашей медицинской команды. Поскольку сейчас всеми медицинскими вопросами руководите вы, вам и принадлежит привилегия обсудить с ней этот вопрос.
– Но ведь ты сам можешь ей это предложить, когда снова станешь главным, - удивилась Делас. – Все равно пока мы не вернемся на катер, у нас есть основное – более важное - задание миссии, а Осэ назначила Лис главой научной службы. Это куда ближе ее специальности, чем медицинская служба.
– Не так давно я совершил ту же ошибку, откладывая другое предложение, – возразил Тенек. – Просто представьте себе, что наша группа попала в степной пожар, сумела выжить, но многие пострадали. Это – экстренная ситуация, когда изучать нечего, а спасать людей нужно. И в этой ситуации именно вам придётся руководить помощью раненым, вам же придётся консультировать капитана относительно их грамотной транспортировки на базу. Чтобы ваша работа была эффективной, и чтобы не возникло ошибок и опасного замешательства, будет лучше заранее заручиться поддержкой всех, чей уровень медицинских познаний выше среднего, тем более, что мисс Хена и мистер Арко – люди уже имеющие опыт в подобных вещах – сейчас находятся в другой группе.
– То есть, ты не можешь сам подойти к Лис с этим предложением, потому что я заняла твое место главы медслужбы… но говоришь, что я должна делать? – Делас раздраженно передернула плечами. – Потому что на самом деле ты все еще не считаешь меня врачом… И вообще компетентной в каком бы то ни было вопросе…  Хорошо, я понимаю, - вздохнула она. – Тогда я даю тебе полномочия просить Лис о чем угодно. И вообще делать все, что ты считаешь нужным. Если это все, то мне надо идти.
– Ане-Дея, вы снова толкуете мои слова превратно. Если бы я обладал вашей эмоциональностью, я давно пришёл бы к выводу, что эти обвинения высказываются так планомерно, оттого что я мешаю вам самим своим существованием, и вы хотите уничтожить все контакты между нами, включая и рабочие. К счастью, я способен понять, что это не злой умысел, а заблуждение, и не пытаюсь перетолковывать ваши слова в негативном ключе. Мне бы хотелось, чтобы и вы не вкладывали в мои слова того смысла, которого в них нет.
Тенек выжидательно посмотрел на Делас и спросил:
– Я могу на это рассчитывать?
– Ты говоришь мне, что я должна делать, - повторила Делас. – Если это не тот смысл, который ты хочешь вложить, то подумай над формулировками.
Тенек посмотрел на неё уже с заметно более выраженной усталостью во взгляде:
– Если вы недовольны моими формулировками, я бы хотел услышать какими конкретно, – сказал он.
Сделав паузу, вулканец снова попытался объяснить:
– Вы – новый человек в нашей группе, и это – ваше первое полноценное задание в её составе. Я информирую вас о положении дел во вверенном вам подразделении, и если бы вы не искали у каждого моего слова тайный смысл и не пытались проигнорировать эту информацию под предлогом моих мнимых козней, этот разговор давно бы закончился. Представьте себе, что это мистер Авем даёт сводку событий на станции коммандеру Мори после её возвращения из поездки – обо всех событиях, которые произошли в её отсутствие. Или представьте себе, что закончивший дежурство сдаёт дела вновь прибывшему – в полном объёме, во всех подробностях, чтобы не подставить своего преемника под удар из-за пробела в информации. Вот так это представляю себе я.
– Но при этом ты считаешь, что я не знаю о специализации Лис. Между прочим, это ты прибыл на миссию позже, а не я. И я не могу себе представить, чтобы кто-то говорил вашему коммандеру, что она должна делать. Но я не хочу спорить! – девушка вытянула руку вперед в защитном жесте. – Если ты считаешь нужным что-то сделать – делай это, я даю тебе полную свободу. Я могу теперь идти, ты меня пропустишь? – она сделала шаг в сторону, пытаясь пройти мимо Тенека.
– Я не мешаю вам идти, – сказал Тенек, – Но наш разговор не кажется мне законченным. Вы уверены, что хотите прервать его именно сейчас?
– А что ты еще хочешь сказать? – Делас прошла мимо, но обернулась. Выглядела она уже не такой сияющей и уверенной в себе, как когда только пришла – как будто ее лампочку заметно пригасили. – Я не хочу слушать о том, что еще я должна делать в твоем представлении.
– Я хочу прервать цепь непонимания, – сказал Тенек. – Например, с чего вы взяли, что я думаю, будто вы не знаете специализации Лис? Я подошёл к вам с этим вопросом не по этой причине, а потому что сам на предыдущей выездной миссии совершил ошибку, отложив обсуждение важного вопроса до прибытия недостающих членов группы. Когда вы так же, как в прошлом и я, решили отложить решение предложенного вопроса, я описал вам маловероятную, но возможную ситуацию, которая оказалась бы так же критична, как та, которую в своё время осложнила моя избыточная корректность и медлительность. Так что я не говорил вам, что делать, я предоставил вам информацию о своём негативном опыте и спроецировал его на наш текущий момент. Что же делать с этой информацией, предстоит решить именно вам. То же касается и всего остального. Например, размышления о вашей легенде, были ответом на ваше утверждение, что она не позволит вам никого вылечить. Эти размышления вовсе не означают, что вам непременно нужно начать разрабатывать именно эту версию: вы можете на основе полученной от Ане-Сои информации продумать собственный вариант вашего предполагаемого прошлого, который имеет все шансы оказаться лучше, чем первый, пришедший в голову вашему собеседнику.
Тенек снова сделал паузу, затем добавил:
– Но ваши слова заставляют меня теперь спросить вас: считаете ли вы непозволительным для ваших подчинённых участвовать в обсуждении важных для вас вопросов? Допустимо ли для нас предлагать альтернативный анализ ситуации, после того, как вы дали ей свою предварительную оценку, или нет? Если вы считаете это недопустимым, я приму это к сведению и не стану озвучивать своего видения ситуации без вашего прямого требования.
Делас устало вздохнула и опустила плечи, отчего стала казаться ещё меньше.
– Если бы у меня были настоящие подчинённые, а не эта игра... Если они когда-нибудь у меня будут... Я знаю только одно, - она подняла голову и посмотрела на Тенека снизу вверх. - Если бы в настоящей жизни у меня были подчинённые, я бы не хотела, чтобы они предлагали мне решения в таком ультимативном порядке, как это делаешь ты. Они могли бы спросить, хочу ли я услышать их мнение, и при положительном ответе его высказать, но не требовать от меня каких-либо действий или объяснений. Но меня назначили главой медслужбы случайно, потому что тебя не было. Я это понимаю. Поэтому я даю тебе полное право позвать Лис и кого угодно ещё... И вообще делать все, что ты хочешь. Теперь мы закончили? - она вновь сделала шаг в сторону.
– Я ничего не предлагал вам в ультимативном порядке и тем более ничего не требовал, – сказал Тенек, – я разговаривал с вами как с любым другим рассудительным и уверенным в себе человеком – свободно и без каких-либо задних мыслей. До сих пор я жил в мире, где мнениями делятся свободно, где мнение каждого – даже ребёнка – значимо и никого не может оскорбить, а ситуация, где для его озвучания – в разговоре, не на официальном брифинге! – нужно спрашивать специального разрешения, является для меня новым и непривычным опытом. Тем не менее, теперь я вижу, откуда у вас эти странные мысли: вы считаете наш проект игрой, а ваше назначение случайностью, вы не уверены в себе и не верите окружающим, и даже первый шаг доброй воли, знак сотрудничества и уважения, показался вам ультиматумом, обвинениями, требованиями, контролем и претензиями. Вы ошибаетесь. Но пока вы не поймёте сами, как сильно ошибаетесь, я ничем не смогу вам помочь. Поэтому да, мы закончили.
– Нет, не проект, - покачала головой Делас и грустно добавила: - Себя и свое назначение в нем. Ты же сам все видишь... - она не договорила и поплелась в глубину пещеры, опустив голову.
Тенек нагнал её в два шага (что для древнего старца было впечатляющей прытью) и сказал с неожиданной мягкостью в голосе:
– Я вижу, что вы сомневаетесь в себе, и не можете поверить в то, что окружающие могут относиться к вам с доверием и уважением, но вы неправы. Если бы вы на этот раз позволили мне высказать своё мнение… – стажёр посмотрел на девушку вопросительно и ещё с каким-то едва уловимым оттенком.
– Я верила в это, - голос Делас дрогнул. – У меня была прекрасная команда. Я знала… что стою чего-то. Что ко мне можно хорошо относиться… Но… - ее взгляд устремился куда-то за спину Тенека – туда, куда направился Ракар. Но Делас быстро справилась с собой, и уже более уверенно сказала: - Хорошо, я все выслушаю и не буду перебивать. Но ты должен оставить мне право самой решать, что делать с этим потом.
– Безусловно. Я никогда и не лишал вас этого права, – сказал Тенек. – И я хочу, чтобы вы знали, что каждый раз, когда я что-то говорю вам, это предложение выбора, дополнительная доступная опция, а не требование к исполнению. Договорились?
Девушка кивнула, всеми силами стараясь вернуть себе гордый и уверенный вид.
Тенек продолжил:
– Я хочу предложить вам начать с чистого листа, словно между вами и любым из нас никогда не было никаких негативных инцидентов. Возможно, не все сразу откликнутся, но многие уже готовы к этому, например, я видел вас вчера с Фесом, Лис и Тером, и они определённо не пытались задеть вас или причинить вам вред. То же касается и меня: что бы ни было в прошлом, я готов узнать вас заново, опираясь на ваши новые поступки и решения. Если же окажется, что кто-то ещё не готов принять вас, ваша последовательность в сделанном выборе, ваша выдержка и рассудительность рано или поздно убедят их в том, что они были неправы в отношении вас. Что вы об этом думаете? Не могу сказать, что это просто, но мне кажется, это стоит усилий.
– Рассудительность и последовательность? – Делас недоверчиво посмотрела на Тенека. – Это точно про меня? Но мне нравится это предложение. Только вот… может со всеми я и могу начать с чистого листа – наверное, они даже не особо на меня злятся… Но не с Рэем. Слишком многое произошло, чтобы можно было сделать вид, что ничего не было. А конфликты с участниками группы, тот инцидент на регате и наше последующее взаимодействие… ну, это и так уже в какой-то мере позади. Теперь они знают о моей болезни и жалеют меня, какой же из меня теперь страшный и коварный враг, - хмыкнула девушка и сощурилась, глядя на замаскированного вулканца: – А что, ты тоже готов закрыть глаза на прошлое? И на мой вчерашний срыв? И на неспособность выполнять свои обязанность из-за него?
– Я уже сказал вам: потеря трудоспособности на один день – это всего лишь потеря трудоспособности на один день, – пожал плечами Тенек. – Её причина болезненна для вас, но у окружающих нет права осуждать вас за случившееся. Что до событий на регате, об этом я тоже вам сказал: я готов ориентироваться на ваш будущий выбор, а не на прошлый. Можете быть в этом уверены.
– Хорошо, - кивнула Делас. – Я все еще не понимаю, что от меня требуется и что я должна делать, но я согласна. Хотя я не могу гарантировать, что мой будущий выбор понравится тебе больше, чем прошлый.
– Этого никто не может гарантировать, – философски заметил Тенек. – А что конкретно вам делать, и какая ситуация каких качеств от вас потребует, вам придётся решать самой. Представьте себя за шахматной доской перед началом партии. Сколько бы партий ни было сыграно в прошлом, и каким бы ни был их результат, эта партия ещё не началась.
____________________
с Делас
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 07 06 2018, 10:30:10
14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Поход обратно через естественный тоннель в горе был молчаливым. Ракар нес факел и ни с кем не разговаривал. На Делас слегка позвякивали ее украшения, и ромуланка шла тут в первый раз, наверняка ей было интересно. Ракар отметил переход ее состояния из крайнего отчаяния в иную стадию. Но все равно, говорить ей все слова было еще рано. Должно пройти время. Время, за которое тяжкая боль ее утраты, станет еще одним рубцом на ее сердце. Он не мог остаться с ней. Он любил другую. О другой он грезил, о другой мечтал. Ракар надеялся, что Делас все же проживет долгую жизнь, в которой он, Ракар, станет для нее приятным воспоминанием. Жизнь, в которой она найдет кого-то еще, кто полюбит ее саму, как не смог этого сделать он, и кого полюбит она.
Где-то там далекий Ромул, его родина, и один из верных сынов этой родины находится сейчас в далекой пещере планеты Гамма-квадранта. 15 минут перехода наконец закончились, и профессор, и два ромуланских кадета вошли в большую пещеру. Там, снаружи, утро давно вступило в свои права. Ракар не увидел Квинтилию в пещере и пошел к выходу, к тропинке. Пора было собирать собственное снаряжение и еще, ему очень хотелось поговорить с Квинтилией. Ему это было нужно больше всего на свете. Больше всех тайн, которые ожидали его впереди.
Выглянув из пещеры, Ракар увидел Квинтилию - она сидела на земле вместе с М’Котой и разговаривала с ней.
Ромуланец улыбнулся сам себе. Пусть они поговорят, с М'Котой. Он подождет. На вахте все еще стояла Тэйра, Ракар решил, что щит и второй меч должны еще полежать оружием на заставе, и пошел туда забрать шляпу и шарф. Скоро наступит день, жаркий день. Триллам будет не просто. Ракар это помнил. Тренировку с Квинтилией он не будет делать днем, это будет слишком жестоко, нужно дождаться, когда жара спадет. А пока есть еще время немного посидеть в полусне-полуяви, внутри пещеры или приготовить завтрак, для Перим.

***

Тем временем Делас положила свою скатку со спальником у стены и осмотрелась: в отличие от кадетов, пришедших сюда вчера ночью, она могла разглядеть и всю пещеру целиком, и вид, открывающийся с нее, и ей не приходилось аккуратно двигаться, чтобы случайно не провалиться в обрыв. Окинув пещеру взглядом, она смогла увидеть почти всех, кроме М’Коты и Квинтилии, а сама чуть было не споткнулась о Самриту – та единственная еще полулежала в своем спальнике, с очень сложным лицом поглощающая какой-то странного вида зеленый сыр. Землянка подняла на нее быстрый взгляд, и, опознав в новой прибывшей Делас, вновь вернулась к своим мыслям.
Делас же землянка тоже не интересовала – бросив вещи, она тут же направилась к краю обрыва, чтобы осмотреть лежащую перед ними долину.
– Я всё больше начинаю одобрять решение Ане-Сои не подпускать нас к местным, – раздался у неё за спиной голос Ане-Лира (потому что голосом Тенека в полном смысле это назвать было уже нельзя).
После того, как Тенек поделился едой с дежурными и позавтракал сам, он вычистил котелок песком и начал сворачивать свои вещи для предстоящего перехода. Именно в этот момент он и увидел Делас. По большому счёту, перемена в ней, хотя и насторожила вулканца, показалась ему переменой к лучшему, в то же время он всё больше понимал опытных наблюдателей вроде профессора Закарии в их осторожной позиции по отношению к практикантам: многие выбранные легенды, включая и легенду самого Тенека требовали многомесячной подготовки.
– Тем не менее, я рад вашему сегодняшнему настрою, – добавил вулканец, подходя ближе.
Делас обернулась, и вместе с ней взметнулись полы ее расшитой дорогими нитями юбки, и легкая вуаль, прикрывающая лицо.
– Сегодняшний настрой? Что ты имеешь в виду? – она оценивающе оглядела «старика» Тенека. – Я просто… выбрала самую интересную роль!
– И ещё – роль, требующую активной позиции, как я вижу – дополнил Тенек. – Я верно понял, что сегодня вы обошлись без успокоительных и восстановили баланс за счёт внутренних резервов?
– Сначала я собиралась быть врачом, - напомнила девушка. - Это не менее активная роль. Но да, ты прав - мне больше не нужны успокоительные, со мной все замечательно! Я не помню точно, что говорила тебе вчера - наверное, несла всякую сентиментальную чушь, но ты можешь не обращать на это внимания: я была под успокоительными и не отдавала себе отчёт.
Тенек приподнял бровь – даже у старика-кальдонианца этот жест получился более чем говорящим. Определённо, вулканец не считал, что «всё в порядке» – подходящий к случаю термин. Вслух он, впрочем, это никак не прокомментировал, как и не стал уточнять того, что именно смена активной роли на предельно пассивную или отказ от участия вообще, были бы худшим признаком с точки зрения психологического настроя.
– Лично я даже предпочёл бы, чтобы вы были врачом, – сказал он. – В архаичных обществах, как правило, лучше иметь двух врачей разного пола, чтобы обеспечить при необходимости максимальный доступ к пациентам. Впрочем, в рамках нашей группы вы остаётесь не только медиком, но и главой медицинской службы, и, если вы сочтёте это необходимым, я готов отчитаться вам за вчерашний день по всем интересующим вас вопросам.
– Ну конечно, вторым врачом, чтобы я подчинялась тебе, и ты мог бы меня контролировать! – фыркнула Делас. – Ну уж нет. Моя новая легенда нравится мне больше, и профессор сказала, что так я смогу продемонстрировать группе другие наряды и другой образ жизни, - она согнула руки в локте в изящном жесте и покрутила ладонями, отчего браслеты на ее кистях зазвенели. – А если бы это задание было настоящим, я могла бы проникнуть в высший свет этого народа – туда, куда не попадет простая торговка или сапожник…
Ромуланка мечтательно улыбнулась и посмотрела на долину, лежащую у их ног.
– Вот чего я хочу. Настоящего приключения! И ради этого я возьму даже самую опасную легенду. Но тебе не понять, - она вздохнула и обернулась к Тенеку. – Так что там с группой? Неужели кто-то успел заболеть за одну ночь?..
– Нет, – ответил Тенек, – ничего внештатного, кроме вашего случая, разумеется. Мисс Делас… кстати, вы забыли представиться вашим новым именем… неужели вы действительно считаете, что командовать вами или контролировать вас – одна из целей моей жизни? Или что я собираюсь нарушать субординацию, пользуясь особенностями выбранных легенд? Если так, у вас в высшей степени превратное представление о ситуации. Какую бы легенду вы ни выбрали, и какую бы легенду ни выбрал я, это не отменяет ни ваших прав, ни вашей ответственности.
– Нет… не только твоя. Ракар считает то же самое, - фыркнула Делас. – А уж его-то моя жизнь точно не касается!.. Но ты с самой первой встречи на «Амазонке» пытаешься мне доказать при каждой возможности, что ты лучше меня как врач, и я не хочу продолжать это соревнование в рамках легенды. Мне нравится моя роль, и я не собирают от нее отказываться, только чтобы сделать так, как ты хочешь. Ах да… Теперь меня следует называть Ане-Дея.
– Ане-Дея, – обратился к ней Тенек, – вы заблуждаетесь в каждом вашем утверждении. Во-первых, я не отговариваю вас от вашей роли, а во-вторых, и соревнование между нами, и моё стремление контролировать вас существуют только в вашем воображении. Что касается моих прежних слов, мы с вами можем их обсудить, если вы серьёзно в этом заинтересованы, если же нет, они не должны вас беспокоить. Во всяком случае, они не мешали и не мешают мне воспринимать вас как моего начальника в этой миссии, а также соблюдать субординацию.
– Ты что, правда считаешь меня своим начальником? – Делас развернулась к вулканцу и с искренним удивлением хлопнула ресницами. -  Меня? Даже после вчерашнего срыва? И после моей новой роли? Я же даже лечить никого не смогу теперь!
– Считаю, – невозмутимо подтвердил Тенек. – Временная нетрудоспособность, обусловленная объективными обстоятельствами, не является достаточной причиной для отстранения от должности. Остальное тоже не является непреодолимой проблемой. Для ситуации, в которой единственным выходом будет применение медицинских познаний и навыков, нужно заранее придумать логичное их объяснение, в остальных же ситуациях будет достаточно грамотного руководства. Что касается вашей роли… – Тенек пожал плечами, – любая наша роль существует только для чужаков и никак не влияет на субординацию внутри группы. Но даже если бы роль имела для этого значение, не понимаю, как может помешать вашему руководству роль знатной дамы.
Как можно заметить по этим словам, Тенек не вполне разобрался в легенде Делас. Он понял, что это эффектная роль, позволяющая контактировать с местной элитой, однако не уловил всех её нюансов.
– Экхм, благородная дама? – девушка опустила взгляд на свой наряд и даже чуть-чуть прикрыла вырез накидкой. – Вообще-то нам нельзя было брать знать и дворянство в качестве легенды, потому что ее очень легко раскусить. Нет, я не очень благородная дама, но я ближе всех остальных из вас могу подступиться к высшему обществу, не являясь его частью. Таких, как я, ценят не за их происхождение, а за приятную внешность и умение вести беседу… и в этой легенде я могу проявить все свои таланты. Ты вообще знаешь, кто такие куртизанки?  - Делас подозрительно покосилась на Тенека: его образ старика шел вразрез с такой наивностью.
– Разумеется знаю, – Тенека совершенно не смутила его ошибка: знатные люди в разные эпохи и на разных планетах носили порой на редкость странные вещи, поэтому ориентируясь только на богатство и открытость наряда, человеку, незнакомому с местной культурой, было трудно угадать статус его владелицы. Немного подумав, он добавил: – Но тогда я тем более не понимаю, в чём вы видите трудности. Как я уже сказал, для отношений внутри нашей группы мнимый статус не имеет значения, а легенда куртизанки позволяет вам иметь самое разнообразное прошлое. Представьте себе дочь потомственных знахарей, которую не устраивал её удел, и которая хотела, как вы сказали, вести другой образ жизни, носить богатую одежду вместо простого холста, не гнуть спину на тяжёлой работе, входить в круг, куда простому ремесленнику не войти. Стремясь к этому, девушка сбежала из дома. С чьей помощью и какими талантами она добилась своего положения – это вопрос, в котором вам могла бы помочь Ане-Сои. Кстати, на вашем месте я бы спросил, следует ли вам скрывать вашу неграмотность, и следует ли делать это по-настоящему или только в русле вашей легенды – в качестве штриха к портрету.
– Ну вот, ты опять меня учишь, - Делас закатила глаза. – Ты мне даже с собственной легендой не даешь самостоятельно справиться, не говоря уже о чем-то более важном… - она вздохнула и продолжила: – Но если никаких проблем нет – то и отлично. Есть что-то еще важное, что ты хотел мне сказать?
___________________
с Делас
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 23 05 2018, 12:13:25
13 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


– Мистер вулканец использует на практике теорию, о которой я рассказывала, - заметила профессор Закария, - Я помню, что у вас было очень много вопросов. Например, каков статус врача в этом обществе и существуют ли разделения по полам и специализациям. Медицина на Кальдонии III развивалась из религиозных практик, и отголоски некоторых их разновидностей до сих пор в ходу - например, некоторые болезни могут считаться посланными злыми духами, и от них могут “прописать” молитву, обряд очищения или определенный талисман. Мне что-то подсказывает, что вас эта специализация не очень привлечет… - она скептически посмотрела на Тенека, - Но из такого состояния дел вытекает серьезный плюс - специализации, связанные с медициной, здесь в достаточном почете, будь это костоправ на поле боя, лекарка, разбирающаяся в травах, или аптекарь, создающий эликсиры и вытяжки. Это даже распространяется на жрецов, - профессор Закария посмотрела на Иламу Толан, перебирающую свои карты звездного неба.
Толан, почувствовав на себе взгляд, подняла голову от карт и кивнула профессору Закарии.
– Не волнуйтесь, мистер Тенек, первую часть я возьму на себя, - улыбнулась женщина. – Мне интересно попытаться разобраться во всех этих предрассудках и суевериях… Особенно если они так почитаемы, - она усмехнулась и вновь склонилась к своим картам.
– Костоправ – самый подходящий вариант, с этим я в любом случае справлюсь – задумчиво заметил Тенек. – Если же я буду чужаком, то подойдёт ещё и травник – это позволит собирать травы и изучать их свойства.
– Вот несколько черновиков гербологического атласа, который составлял доктор Дарзен, - с оттенком грусти сказала профессор Закария, доставая из контейнера два потрепанных свитка, - Мы использовали их чаще всего, потому что в них зарисованы растения, которые используются для лечения самых частых заболеваний. Это как бы краткая версия. Доктор Дарзен использовал понятные пиктограммы, обозначая показания и записывая рецепты, чтобы не путаться в диалектах и обсуждать схемы лечения неграмотными. Для вас это тоже будет удобно. Я хочу, чтобы вы взяли этот атлас с собой, когда мы выйдем на поверхность, и попробовали найти несколько растений из него. И разумеется, вы можете делать собственные зарисовки, если хотите, - она протянула Тенеку несколько кожистых листов, сшитых в грубый блокнот.
Глаза Тенека вспыхнули неподдельным интересом, он сразу же раскрыл блокнот, чтобы убедиться в том, что схемы доктора-трилла будут ему понятны.
– А что насчёт записей трикодера? – спросил он, не отрываясь от блокнота. – Я могу их изучить до выхода на поверхность? Как я понимаю, любые приборы, кроме коммуникатора будут под запретом…
– Да, у вас будет несколько часов, чтобы изучать нашу базу данных, - кивнула профессор Закария, - Также ее копию мы передадим вам, чтобы отвезти в Федерацию. Это, конечно, самое ценное, но еще вам понадобится такие вещи, - профессор нагнулась и достала со дна маленький нож серповидной формы и небольшой котелок.
Тенек с интересом разглядывал выданные ему вещи, а из контейнера один за другим появлялись следующие предметы - пара кожаных перчаток, каменные ступка и пестик, сумка с множеством карманов, набитая маленькими стеклянными бутылочками и свертками, перевязанными бечевкой. Один сверток профессор развернула - внутри были сушеные грибы.
– Хорошее средство от несварения желудка, - пояснила она, - Но вы еще успеете прочитать.
– А что насчёт здешних животных и насекомых? – спросил Тенек, принимая дары и уделяя пристальное внимание каждой вещи. – Есть ядовитые? Были замечены бурные аллергические реакции на укусы? Что-то известно о профилактических мерах и противоядиях?
– Да, - кивнула профессор Закария, - Ядовитые виды здесь встречаются, и местные лекари справляются с их укусами. Но, например, есть одна многоножка, против яда которой противоядия нет. Доктор Дарзен предполагал, что она опасна не только для кальдонианцев, но и для нас всех, хотя мы принадлежим к разным расам. В здешних местах она не водится, но если хотите - можете посмотреть в компьютере вместе с мисс экзобиологом, у нас есть файл о ней.
Решив, что Тенеку не терпится засесть за компьютер, профессор Закария немного заторопилась, доставая одежду для него. На свет появились достаточно скромные одеяния серых и землисто-коричневых цветов. Ни вышивки, ни украшений, напротив, края одежды были неровными, а дырки в некоторых местах даже не были зашиты. Ничего из этого не обратило бы на себя внимания встречных. Пожалуй, самыми лучшими предметами была пара крепких сапог, пояс с несколькими креплениями и кожаный фартук, закрывающий фигуру своего владельца с груди и до колен.
– Еще я дам вам корзину для трав, - пообещала профессор, - Но позже, когда мы пойдем на склад за вторым мечом и щитом для мистера ромуланца.
Тенек воспринял скромный вид своих будущих одеяний с явным одобрением. Он рассмотрел их так же внимательно, как и всё остальное, словно прикидывая, что и в какие карманы лучше вкладывать, затем спросил профессора Закарию:
– Здешние костоправы не пользуются хирургическими инструментами? У меня есть набор металлических скальпелей и зажимов, но если есть местные аналоги, лучше воспользоваться ими.
После инцидента с Аномалией Тенек действительно сделал архаичные инструменты, не требующие источника энергии, постоянными жителями своей походной аптечки.
– Да, конечно, у доктора Дарзена есть коллекция инструментов, - согласилась профессор Закария.

Тем временем дверь во внутренние помещения вновь открылась, и на пороге появилась энсин Самрита Баккер – точнее та, в кого она перевоплотилась. Ее обычно смуглая кожа выглядела непривычно бледной – как у всех кальдонианцев, - глаза визуально казались шире благодаря гриму, который Тенек сделал, чтобы девушка меньше выделялась среди остальной группы, волосы также были удлинены и собраны в высокий хвост, к которому крепилась накидка, а одежда мало напоминала то, что девушка носила в повседневной жизни. Кроме, пожалуй, брюк – широкие и удобные шаровары пришлись Самрите по душе и походили на ее любимые просторные шелковые комбинезоны. Жилет-корсаж плотно сидел на груди благодаря различным ремешкам и креплениям, с которыми Самрита быстро разобралась (как девушка и инженер) и непривычно подчеркивал то, что обычно было скрыто под формой. Из-под него игриво выглядывала тонкая светлая рубашка с большим вырезом, приоткрывавшая плечо, а предплечья девушки украшали два массивных браслета. Грим покрывал всю открытую поверхность кожи, для чего Самрите самой пришлось поработать дермальным стимулятором и окрасить ее в свойственный кальдонианцам цвет.
Сумку она перекинула через плечо, а на пояс повесила кинжал – он как бы случайно выглядывал из-под накидки, которую Самрита закрепила заколкой на голове и в которую, при желании, могла замотаться целиком. Второй платок она обмотала вокруг талии наподобие пояса. В общем и целом, Самрита выглядела очень гармонично в своем новом наряде, и, должно быть, по кальдонианским меркам действительно могла считаться красивой молодой женщиной. Единственное, что диссонировало с ее образом, было выражение лица – в отличие от остальных кадетов и даже координатора она не выглядела довольной своей легендой и не спешила в нее вживаться.
Уже с порога она сразу же увидела Тенека и удивленно моргнула.
– Ничего себе… - пробормотала землянка, проходя мимо. – Это меня даже как-то пугает, ты выглядишь старше моего дедушки. 
Тенек проводил её взглядом и негромко заметил:
– Если бы мы готовились к настоящей вылазке, я бы предложил мисс Баккер выбрать взамен этого максимально нейтральный образ.
– Красиво, - сказал Артур, который сначала стоял возле двери, наблюдая за экипировкой Тенека, а после того, как вошла Самрита – пошел за ней, рассматривая наряд девушки. – Здорово, Сэм, - снова добавил Артур, поравнявшись с Самритой. – Даже и представить не мог, что ворты, или прото-ворты могут быть так красивы. Видимо все равно дело – исключительно в оригинале, то есть в тебе! – Лайтман улыбнулся.
– Спасибо, - смущенно отозвалась Самрита, - только не говори этого при М’Коте.
Оценив расположение в комнате М’Коты и Ракара, девушка выбрала максимально удаленное от них место и вновь уселась на подушки. Достав падд из сумки, она погрузилась в чтение.
Артур сел рядом с Самритой, снова опробуя позу со скрещенными ногами, теперь в новом облачении и обвесе.
– О, М'Кота поймет, - негромко сказал Артур, - надеюсь. Это же задание, внедрение, легенда, роль. Но всегда приятно, когда в такое вкладывается душа. Одним словом, мне очень нравится.

Между тем Тенек вернулся к расспросам профессора Закарии:
– Ещё я хотел спросить, полагается ли травнику походный нож, игла и нитки. Вот этим, – стажёр показал на серповидный нож, – удобно срезать травы и молодые побеги, но он явно не предназначен для выкапывания кореньев. Обеспечить себе возможность зашить карман или связать собранные травы пучками было бы тоже логично.
– Да, посмотрите на дне сумки, - ответила профессор Закария, - А немного местного аналога кетгута должно быть среди инструментов доктора Дарзена.
Глаза вулканца снова блеснули – кетгут был большой удачей, на которую он даже не рассчитывал, и, конечно, же стажёр не собирался зашивать этой драгоценностью карманы.
– И последний вопрос… возможно, он покажется вам странным. Применяют ли местные охотники яды, временно парализующие конечность жертвы, но не вредящие организму в целом? Например, для того, чтобы поймать животное живым и приручить его или продать в зверинец.
– Нет, не слышала о таком. А почему вы спрашиваете? - поинтересовалась профессор Закария.
– Потому что в настоящей вылазке любому её участнику было бы полезно дистанционное оружие, которое позволило бы защитить свою жизнь и не отнять чужую. И не только из соображений этики, но и для того, чтобы не стать объектом кровной мести, – пояснил вулканец.
– Фазера с настройкой на оглушение часто не хватает, - улыбнулась профессор, - Особенно в первое время. Я уже говорила вашей капитану, что здесь, на фронтире известной вселенной, баланс сил иной, чем у нас дома. Это по-настоящему заставляет задуматься о том, как и зачем доставать оружие. Скажите, - она вновь стала серьезной, - кому-то из членов вашей группы нужна особая диета или специальные медицинские препараты? Что-то, о чем я должна знать заранее?
– Мисс Делас необходим максимально щадящий режим, – ответил Тенек, – мисс Баккер – умеренно щадящий. Обеим следует избегать употребления ритуальных отравляющих веществ, даже если в обычных обстоятельствах для представителей их расы эти вещества безвредны. Об остальном я могу говорить только с разрешения этих леди, хотя правильнее всего в этой ситуации, было бы либо дать это разрешение, либо объяснить всё самим.
Тенек не стал говорить о том, что признавая наличие проблемы, гораздо вернее избегнуть неуместной опеки или жалости, чем скрывая даже тогда, когда её признаки становятся очевидными для всех – он надеялся, что девушки и сами это поймут, как и то, что ничего не зная, их коллеги могут случайно им повредить, и эта фатальная ошибка будет тоже результатом недостаточной информированности.
– Я просто хочу, чтобы вы с вашей коллегой понимали, что выносить современные лекарства за пределы базы можно только в крайнем случае, - серьезно сказала профессор Закария, глядя на Тенека.
После паузы, она добавила:
– Пойдемте, я покажу вам базу данных...
– В случае с мисс Делас это и есть крайний случай, – сказал Тенек поднимаясь с места, – от своевременного приёма лекарств зависит её жизнь. Мисс Баккер же достаточно соблюдать режим и избегать лишних нагрузок.
И разговаривая об этом, они вышли в аппаратную комнату, где профессор посадила Тенека за одним из мониторов и дала ему доступ к медицинской части базы данных.
____________________
c професором и всеми желающими
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 23 05 2018, 12:10:24
13 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Тенека гримировали долго. Когда его грим наконец-то был закончен, и вулканец встал со стула, его выбор оказался одним из самых неожиданных. Перед началом гримировки он некоторое время что-то обсуждал с Арином, затем сел, но разговор продолжился, хотя должно быть уже на другую тему, поскольку вулканец теперь больше молчал, а баджорец что-то рассказывал. Можно было заметить, что рукам стажёра он уделил не меньше времени, чем его лицу. В результате, после гримировки Тенек преобразился разительно: черты его лица остались прежними (за исключением конечно расовых признаков кальдонианцев) но его кажущийся возраст увеличился более чем заметно. Лицо покрылось сеткой глубоких морщин, на руках стали видны вздувшиеся вены, кожа стала похожа на покоробившийся пергамент, а в растрёпанных и удлиннившихся волосах было столько седины, что следовало скорее говорить о темных нитях среди седых волос, чем наоборот. Такой старик непременно должен был быть если не дряхлым, то уже на пороге одряхления, и потому эта внешность совсем не вязалась со свободными и непринуждёнными движениями молодого тела.

М’Кота обернулась на вулканца и бестактно (хотя и негромко) присвистнула: клингоны не любят старость – старость, может быть, и овеяна славой, но ещё больше она затенена призраком надвигающейся слабости, а слабость клингоны ненавидят. Роль старухи была, пожалуй, последней ролью, о которой могла бы задуматься сама М’Кота.
Тэйра обернулась тоже - почти на пороге - и от удивления вскинула брови. Выбор Тенека был… странным. Впрочем, она почти никогда не могла постичь логику вулканцев и их мотивы, и если Тенек так видит себя, значит, у него есть собственные веские причины.
– И кто говорил, что у вулканцев нет фантазии? - усмехнулась профессор Закария, - Отличная работа, мистер Арин. Но… чем же обоснован такой выбор? Похоже, вы все-таки выбрали какую-то идею для вашего образа, - она с интересом посмотрела на Тенека.
– В формировании образа я исходил из своего долга как врача и необходимости соблюдения Первой Директивы, – ответил Тенек (голос вулканца тоже заметно диссонировал с его внешним видом). – Даже сравнительно простые приёмы первой помощи, известные современным врачам, могут быть ещё неизвестны местным жителям. Использование незнакомых приёмов слишком молодым человеком может вызвать ненужные вопросы и подозрения. Если бы я умел читать и писать хотя бы на одном из местных языков, я мог бы попытаться выдать себя за ученика лекаря из крупного города… если конечно такие города здесь есть, однако для неграмотного человека обилие известных ему приёмов может быть оправдано только возрастом и опытом.
Конечно, обдумывая легенду, Тенек задумывался и о том, что в средневековом мире кочевники как правило тоже неграмотны, и вряд ли смогут проверить пришельца, однако он сознавал, что порой острая наблюдательность и гибкий ум позволяют разоблачить обман не хуже чем знания, и решил выстроить свою легенду на более прочном основании.

– Стен, стен не касаться! – послышался голос Ракара, потом послышался звон стали о сталь, потом, через довольное короткое время, сталь зазвенела о другую поверхность, судя по всему, являющуюся полом.
– Вы ранены, мистер Лайтман, и лежите на песке арены Колизея, под восторженные крики толпы. Но не убиты, будем считать, что, в ответ на скандирование толпы с требованием тебя убить я демонстративно бросил меч на песок, и презрительно посмотрел на … как его…Претора?
– На Цезаря, но можно и Императора, - послышался голос землянина, а затем кальдонийский картограф в полном облачении спиной вперед появился в помещении гостиной. Вокруг пояса землянина, выглядевшего сейчас как прото-ворта, были прицеплены все сумки и фляжка, к бедру был пристегнут кинжал. Руки были свободны, меча он не нес, чуть не столкнулся на входе с Тэйрой. И вообще, общее впечатление от его появления было таким, что на него напирают спереди, и он пятится. Следом за Артуром в гостиной появился Ракар. Он тоже полностью облачился. Широкие шаровары и расшитая золотом потрепанная синяя туника, наручи. Перчатки были пристегнуты к поясу. Шарф ромуланец обернул вокруг шеи в два оборота, пока еще не обернув его в боевую позицию вокруг головы. Его лицо было открыто. В правой руке ромуланец обратным хватом держал свой длинный меч, как держат кинжал, а в левой – меч Артура, который землянин назвал гладиусом. Ромуланец скупо улыбался, а Артур поспешно обернулся к остальным и чуть смутился, как будто ребенок, которого застали в самый разгар запрещенного баловства родители, и теперь ему предстояло как-то выкручиваться.
– Извините, - поспешно скрывая улыбку произнес Артур, - мы тут … тест-драйв, одним словом, – и тут же удивленно, без паузы: - Раскуси меня гребенчатый крокодил, Тенек!
Тенек посмотрел на Артура вопросительно: то ли ожидал, что кадет пояснит своё восклицание, то ли увидел в воображении драматичный момент нападения гигантского гребенчатого крокодила на кадета Лайтмана.
Профессор Закария тоже скептически подняла бровь.
– Не используйте оружие в тесном помещении, где толпится много людей, - строго посоветовала она.
– Это древнее морское выражение, не обращайте внимания, - улыбнулся Артур, коснулся рукой своих новых кожаных штанов, будто проверяя, не успел ли он порвать их в коротком тестовом бое с ромуланцем, когда последний чуть не повалил его, выбив из руки меч, и виновато опустил голову под взглядом профессора.
– Да, профессор, простите, - кивнул Ракар, - мы ничего не сломали, никто не пострадал, - и снова посмотрел на вулканца:
– А что вы будете делать, Тенек, если нам придется бежать? Быстро и стремительно, – вздохнув, немного грустно спросил ромуланец, протягивая Артуру меч обратно, - вы же разрушите всю легенду.
– Выброс адреналина иногда даёт поразительные реакции у изначально слабых, тяжело раненых, у пожилых и даже у детей, – возразил Тенек. – К тому же совершенно немощный старец явно не смог бы путешествовать, так что от находящегося в пути, даже от старика, должны ожидать определённой привычки к нагрузкам, а также запаса сил и выносливости, пусть и сравнительно небольших.
Ракар ничего не ответил Тенеку, только, коротко вздохнув, покачал головой. Вложил меч в ножны, перекинул их за спину, вернулся за своей формой и принялся аккуратно складывать ее в свою сумку.
-Уверена, что-нибудь из вас будет защищать мистера вулканца, а есть понадобится - понесет его на закорках, чтобы не разрушить легенду. Но это, конечно, не понадобится, - сказала профессор Закария, посмотрев на Артура, а затем снова вернула свое внимание к Тенеку, - Я вижу, вы продумали ситуацию, когда ваши навыки окажутся превосходящими местный уровень, что, разумеется, соответствует действительности. А какие у вас есть идеи, как действовать в ситуации, когда вы не будете знать, какими местными средствами лечить пациента, потому что не знакомы с кальдонианскими препаратами и методами? Ведь использование здесь любых современных технологий будет серьезным нежелательным вмешательством и вызовет очень много вопросов.
Ракар кивнул, обернувшись к профессору, стоя на коленях, бережно укладывая форму в сумку.
– Да, конечно, я его понесу, если это будет необходимо, - сказал ромуланец.
– Я думаю, мне следует стать чужаком, изгнанником из далёких земель, – предположил Тенек. – Лекарственные растения в разных регионах как правило различаются, и лекарь из другой страны не сразу разберётся, что использовать из растительного арсенала своего нового пристанища. Тем не менее, я хотел бы ознакомиться с вашей базой данных по местным растениям и с теми наработками, которые успел сделать доктор Дарзен – это интересует меня не только в связи с моей легендой для тренинга, но и по чисто профессиональным причинам.
– А как относятся к изгнанникам на этой планете? Не решат ли они прогнать его дальше, ведь изгоняют обычно не просто так. Что у них принято на эту тему? - спросил ромуланец, застегнув сумку и выпрямившись в полный рост.
– Зависит от множества обстоятельств, - ответила профессор Закария, - Как правило, люди, которые много перемещаются сами, легко принимают других странников. Трудовые единицы - это ценный ресурс, когда жизнь тяжела. Но вы же не придумали себе персонажа, который совершил что-то действительно ужасное в прошлом? - она посмотрела снова на вулканца, - Не вырезал свое племя, не осквернил похоронный курган, не распространял ересь, не является переносчиком опасной болезни?
– Конечно нет, – согласился Тенек, – Но людей изгоняют не только заслуженно. В некоторых культурах был обычай изгонять того, на кого укажет большинство, а это было легко подстроить, если кто-то был неугоден влиятельному человеку. Иногда люди сами бежали, если к власти приходил их кровный враг, опасаясь его мести, наконец, были нередки случаи, когда более сильная кочевая группа вырезала более слабую, оставляя в живых только женщин или вовсе никого не щадя, и захватывала её земли – в этом случае немногим выжившим также приходилось бежать.
– Ах, как это похоже, Тенек, на применение принципа индукции, вместо дедукции, - съязвил Ракар, - а что если они уникальны и разобьют все шаблоны вашего опыта? Впрочем, - ромуланец отошёл к противоположной стене подальше от входа, - посмотрим.
Тенек пожал плечами:
– Поэтому я и пытался сперва получить информацию, а потом продумать легенду, – отозвался он. – Но если приходится работать при недостатке информации, приходится опираться на предположения, а не только на факты.
_______________________
c професором и всеми желающими
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 15 05 2018, 10:24:28
13 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Поначалу Тенек не хотел беспокоить Делас: ромуланка находилась в интенсивном общении с тремя другими участникам проекта, а также она не пыталась обсудить своё самочувствие ни с капитаном, ни с координатором. Это заставляло предполагать, что мисс Делас собирается в меру сил присутствовать на ближайших занятиях, и Тенек не имел намерения лишить её этого права. Делас могла переоценить свои силы, но на этот случай стажёр планировал расположиться достаточно близко, чтобы в случае необходимости предложить ей удалиться на отдых и, если нужно, сопроводить.
Однако, бросив на неё взгляд после разговора с Самритой, стажёр заметил, что состояние ромуланки изменилось, и неестественное спокойствие уже начало переходить в фазу утомления. Это подтолкнуло Тенека  тому, чтобы подойти к живописно расслоившейся группе и отвлечь внимание Делас на себя.
– Мисс Делас, не уделите мне некоторое время?
Делас подняла взгляд на вулканца и около секунды задумчиво на него смотрела, будто пыталась угадать, зачем же он пришел.
– Хорошо, - наконец, сказала она безо всяких эмоций, осторожно поднимаясь со своего места. Было похоже, что ей совсем не хотелось вставать и куда-либо идти. 
Тенек предложил ей сеть в отдалении от других (и в непосредственной близости собственной дорожной сумки) и, когда они расположились, спросил:
– Вы позволите проверить ваше самочувствие?
– Со мной все в порядке, - тускло отозвалась ромуланка. – Новое лекарство нормально действует, - впрочем, сопротивляться или активно спорить с Тенеком она не стала, как делала это обычно (и практически по любому вопросу). Казалось, что ей было все равно, что с ней будет делать вулканец.
Тенек вытащил сканер и трикодер из сумки и после должного сканирования сказал, складывая приборы:
– Я бы рекомендовал вам отдохнуть, лучше всего – поспать комфортной обстановке. Если хотите, я сам договорюсь об этом с координатором, капитаном и нашими хозяевами.
Делас вновь посмотрела на Тенека так, будто хотела что-то сказать, но вместо этого просто покачала головой.
– Я в состоянии присутствовать на всех занятиях, - отозвалась она. – И я не могу снова по своей вине пропускать общие мероприятия. Я буду здесь, иначе меня отстранят. Или… это уже сделали? – наконец-то она посмотрела на вулканца, и в ее голосе появились хоть какие-то эмоции, пусть и очень приглушенные.
– Нет. И я не вижу причин отстранять вас, если вы официально попросите разрешения отсутствовать по объективным причинам, – ответил Тенек. – Но если вы хотите присутствовать, вы можете это сделать, хотя я сомневаюсь, что такое участие будет для вас полезным и продуктивным.
Делас пожала плечами:
– Какая разница. К тому же Толан сказала, что не хочет оставлять меня одну, чтобы… В общем, не хочет. Так что я просто буду здесь сидеть и никому не мешать, - она оглядела остальных собравшихся, остановив взгляд на Ракаре, который о чем-то тихо беседовал с Тэйрой, и опустила голову.
– Тогда, если вы не возражаете, я составлю вам компанию, – предложил вулканец и почти сразу же спросил: – Не оставлять одну – почему?
Делас никак не отреагировала на его предложение составить компанию – но сейчас она бы ни против чего не стала бы возражать.
– Не знаю, - равнодушно проговорила ромуланка. – Может быть, хотела меня проконтролировать. Может быть, боялась, что я что-нибудь с собой сделаю… У меня не было сил с ней спорить.
– То есть, у вас нет такого намерения?  –  уточнил Тенек.
– Я делаю много глупостей, - Делас внимательно изучала мыски своих ботинок. – Одной больше, одной меньше… - она вздохнула и криво улыбнулась: - Может быть, так было бы лучше. Но я бы, наверное, не смогла. Так что придется жить с последствиями очередной глупости. 
– Глупость глупости рознь, – заметил Тенек. – Я не знаю наверняка, о какой глупости вы говорите сейчас, но после неё всё равно перед вами целая жизнь, и она будет такой, какой вы её сделаете. Если же вы по глупости умрёте, никто и никакими силами уже не вернёт вам утраченный вами бескрайний океан всевозможности. Человек может решить умереть, но только не бессмысленной смертью. И не смертью по глупости. Единственная смерть, которую я отвергаю  и отказываюсь принимать – это именно бессмысленная смерть.
– У меня вся жизнь бессмысленная, - фыркнула Делас. – И только я поверила, что меня – вот такую, со всеми моими недостатками – можно полюбить… - не договорив, она отвернулась и спрятала лицо в ладонях.
– Вся ваша жизнь не может быть бессмысленной, – возразил вулканец. – Она началась совсем недавно, вы едва закончили первичное накопление знаний и опыта. Если они пропадут без следа, это будет достойно сожаления.
Тенек замолчал. Сейчас он подумал, что для Делас, наверное, эти слова значат не слишком много, по сравнению с проблемой, может ли её кто-нибудь полюбить со всеми её недостатками. Эта формулировка категорически ему не нравилась. «Любовь», это было слово, не существующее на самом деле, потому что каждый понимал под ним что-то своё и даже два человека не могли, используя это слово, говорить в точности об одном и том же. Однако ещё больше ему не нравилось то, что Делас плакала. Слезы взрослого человека были для него вещью почти невообразимой и могли ассоциироваться только с подлинной трагедией. Поэтому Тенек осторожно спросил:
– Что вы понимаете под словом «любовь»?
– Это такое чувство… тебе не понять, у вулканцев же их нет, - Делас вновь обернулась к Тенеку, и сейчас она выглядела не только вялой и сонной, но и очень грустной. – Я не хочу об этом говорить. Просто я поняла, что я очень глупая, постоянно ошибаюсь… и что меня нельзя любить. Всем хочется, чтобы их любили. Даже мне.
Говорить о чувствах всуе Тенек не был готов, это было даже сложнее, чем говорить об эмоциях, хотя и по совершенно противоположной причине. Тем не менее он сделал ещё одну мужественную попытку внести ясность:
– Вы говорите о чувствах, не об эмоциях, – уточнил он, – то есть имеете в виду нечто долговременное. Иными словами вы хотите глубокой и долговременной духовной связи.
– Что в этом странного? Все хотят любить и быть любимыми, - тихо пробормотала она, глядя себе под ноги.
Тенек проанализировал высказывание, и пришёл к выводу, что это вероятнее всего было «да».
– Если я правильно вас понял, то в этом нет ничего удивительного, – сказал он, – но это доказывает, что у вас нет оснований утверждать, что желаемое для вас недоступно. Подобная связь не может образоваться быстро – за дни, недели или месяцы. Для этого мужчина и женщина должны пройти путь длинной в годы, иногда – десятилетия. Всё остальное – то, что кажется значимым эмоциональным, это только шанс, возможность начать этот путь. Он может реализоваться или не реализоваться, но даже негативный исход не означает окончательного приговора.
Делас пристально посмотрела на Тенека и быстро отвела взгляд. Ее глаза говорили сейчас больше, чем она сама – даже без телепатии можно было понять, что эти слова в ней больно отозвались, задев свежую рану, которую не могли вылечить никакие успокоительные.
__________________
с Делас

Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 22
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS