* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
23 Мая 2018, 21:49:21 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 13 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : Сегодня в 12:13:25
13 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


– Мистер вулканец использует на практике теорию, о которой я рассказывала, - заметила профессор Закария, - Я помню, что у вас было очень много вопросов. Например, каков статус врача в этом обществе и существуют ли разделения по полам и специализациям. Медицина на Кальдонии III развивалась из религиозных практик, и отголоски некоторых их разновидностей до сих пор в ходу - например, некоторые болезни могут считаться посланными злыми духами, и от них могут “прописать” молитву, обряд очищения или определенный талисман. Мне что-то подсказывает, что вас эта специализация не очень привлечет… - она скептически посмотрела на Тенека, - Но из такого состояния дел вытекает серьезный плюс - специализации, связанные с медициной, здесь в достаточном почете, будь это костоправ на поле боя, лекарка, разбирающаяся в травах, или аптекарь, создающий эликсиры и вытяжки. Это даже распространяется на жрецов, - профессор Закария посмотрела на Иламу Толан, перебирающую свои карты звездного неба.
Толан, почувствовав на себе взгляд, подняла голову от карт и кивнула профессору Закарии.
– Не волнуйтесь, мистер Тенек, первую часть я возьму на себя, - улыбнулась женщина. – Мне интересно попытаться разобраться во всех этих предрассудках и суевериях… Особенно если они так почитаемы, - она усмехнулась и вновь склонилась к своим картам.
– Костоправ – самый подходящий вариант, с этим я в любом случае справлюсь – задумчиво заметил Тенек. – Если же я буду чужаком, то подойдёт ещё и травник – это позволит собирать травы и изучать их свойства.
– Вот несколько черновиков гербологического атласа, который составлял доктор Дарзен, - с оттенком грусти сказала профессор Закария, доставая из контейнера два потрепанных свитка, - Мы использовали их чаще всего, потому что в них зарисованы растения, которые используются для лечения самых частых заболеваний. Это как бы краткая версия. Доктор Дарзен использовал понятные пиктограммы, обозначая показания и записывая рецепты, чтобы не путаться в диалектах и обсуждать схемы лечения неграмотными. Для вас это тоже будет удобно. Я хочу, чтобы вы взяли этот атлас с собой, когда мы выйдем на поверхность, и попробовали найти несколько растений из него. И разумеется, вы можете делать собственные зарисовки, если хотите, - она протянула Тенеку несколько кожистых листов, сшитых в грубый блокнот.
Глаза Тенека вспыхнули неподдельным интересом, он сразу же раскрыл блокнот, чтобы убедиться в том, что схемы доктора-трилла будут ему понятны.
– А что насчёт записей трикодера? – спросил он, не отрываясь от блокнота. – Я могу их изучить до выхода на поверхность? Как я понимаю, любые приборы, кроме коммуникатора будут под запретом…
– Да, у вас будет несколько часов, чтобы изучать нашу базу данных, - кивнула профессор Закария, - Также ее копию мы передадим вам, чтобы отвезти в Федерацию. Это, конечно, самое ценное, но еще вам понадобится такие вещи, - профессор нагнулась и достала со дна маленький нож серповидной формы и небольшой котелок.
Тенек с интересом разглядывал выданные ему вещи, а из контейнера один за другим появлялись следующие предметы - пара кожаных перчаток, каменные ступка и пестик, сумка с множеством карманов, набитая маленькими стеклянными бутылочками и свертками, перевязанными бечевкой. Один сверток профессор развернула - внутри были сушеные грибы.
– Хорошее средство от несварения желудка, - пояснила она, - Но вы еще успеете прочитать.
– А что насчёт здешних животных и насекомых? – спросил Тенек, принимая дары и уделяя пристальное внимание каждой вещи. – Есть ядовитые? Были замечены бурные аллергические реакции на укусы? Что-то известно о профилактических мерах и противоядиях?
– Да, - кивнула профессор Закария, - Ядовитые виды здесь встречаются, и местные лекари справляются с их укусами. Но, например, есть одна многоножка, против яда которой противоядия нет. Доктор Дарзен предполагал, что она опасна не только для кальдонианцев, но и для нас всех, хотя мы принадлежим к разным расам. В здешних местах она не водится, но если хотите - можете посмотреть в компьютере вместе с мисс экзобиологом, у нас есть файл о ней.
Решив, что Тенеку не терпится засесть за компьютер, профессор Закария немного заторопилась, доставая одежду для него. На свет появились достаточно скромные одеяния серых и землисто-коричневых цветов. Ни вышивки, ни украшений, напротив, края одежды были неровными, а дырки в некоторых местах даже не были зашиты. Ничего из этого не обратило бы на себя внимания встречных. Пожалуй, самыми лучшими предметами была пара крепких сапог, пояс с несколькими креплениями и кожаный фартук, закрывающий фигуру своего владельца с груди и до колен.
– Еще я дам вам корзину для трав, - пообещала профессор, - Но позже, когда мы пойдем на склад за вторым мечом и щитом для мистера ромуланца.
Тенек воспринял скромный вид своих будущих одеяний с явным одобрением. Он рассмотрел их так же внимательно, как и всё остальное, словно прикидывая, что и в какие карманы лучше вкладывать, затем спросил профессора Закарию:
– Здешние костоправы не пользуются хирургическими инструментами? У меня есть набор металлических скальпелей и зажимов, но если есть местные аналоги, лучше воспользоваться ими.
После инцидента с Аномалией Тенек действительно сделал архаичные инструменты, не требующие источника энергии, постоянными жителями своей походной аптечки.
– Да, конечно, у доктора Дарзена есть коллекция инструментов, - согласилась профессор Закария.

Тем временем дверь во внутренние помещения вновь открылась, и на пороге появилась энсин Самрита Баккер – точнее та, в кого она перевоплотилась. Ее обычно смуглая кожа выглядела непривычно бледной – как у всех кальдонианцев, - глаза визуально казались шире благодаря гриму, который Тенек сделал, чтобы девушка меньше выделялась среди остальной группы, волосы также были удлинены и собраны в высокий хвост, к которому крепилась накидка, а одежда мало напоминала то, что девушка носила в повседневной жизни. Кроме, пожалуй, брюк – широкие и удобные шаровары пришлись Самрите по душе и походили на ее любимые просторные шелковые комбинезоны. Жилет-корсаж плотно сидел на груди благодаря различным ремешкам и креплениям, с которыми Самрита быстро разобралась (как девушка и инженер) и непривычно подчеркивал то, что обычно было скрыто под формой. Из-под него игриво выглядывала тонкая светлая рубашка с большим вырезом, приоткрывавшая плечо, а предплечья девушки украшали два массивных браслета. Грим покрывал всю открытую поверхность кожи, для чего Самрите самой пришлось поработать дермальным стимулятором и окрасить ее в свойственный кальдонианцам цвет.
Сумку она перекинула через плечо, а на пояс повесила кинжал – он как бы случайно выглядывал из-под накидки, которую Самрита закрепила заколкой на голове и в которую, при желании, могла замотаться целиком. Второй платок она обмотала вокруг талии наподобие пояса. В общем и целом, Самрита выглядела очень гармонично в своем новом наряде, и, должно быть, по кальдонианским меркам действительно могла считаться красивой молодой женщиной. Единственное, что диссонировало с ее образом, было выражение лица – в отличие от остальных кадетов и даже координатора она не выглядела довольной своей легендой и не спешила в нее вживаться.
Уже с порога она сразу же увидела Тенека и удивленно моргнула.
– Ничего себе… - пробормотала землянка, проходя мимо. – Это меня даже как-то пугает, ты выглядишь старше моего дедушки. 
Тенек проводил её взглядом и негромко заметил:
– Если бы мы готовились к настоящей вылазке, я бы предложил мисс Баккер выбрать взамен этого максимально нейтральный образ.
– Красиво, - сказал Артур, который сначала стоял возле двери, наблюдая за экипировкой Тенека, а после того, как вошла Самрита – пошел за ней, рассматривая наряд девушки. – Здорово, Сэм, - снова добавил Артур, поравнявшись с Самритой. – Даже и представить не мог, что ворты, или прото-ворты могут быть так красивы. Видимо все равно дело – исключительно в оригинале, то есть в тебе! – Лайтман улыбнулся.
– Спасибо, - смущенно отозвалась Самрита, - только не говори этого при М’Коте.
Оценив расположение в комнате М’Коты и Ракара, девушка выбрала максимально удаленное от них место и вновь уселась на подушки. Достав падд из сумки, она погрузилась в чтение.
Артур сел рядом с Самритой, снова опробуя позу со скрещенными ногами, теперь в новом облачении и обвесе.
– О, М'Кота поймет, - негромко сказал Артур, - надеюсь. Это же задание, внедрение, легенда, роль. Но всегда приятно, когда в такое вкладывается душа. Одним словом, мне очень нравится.

Между тем Тенек вернулся к расспросам профессора Закарии:
– Ещё я хотел спросить, полагается ли травнику походный нож, игла и нитки. Вот этим, – стажёр показал на серповидный нож, – удобно срезать травы и молодые побеги, но он явно не предназначен для выкапывания кореньев. Обеспечить себе возможность зашить карман или связать собранные травы пучками было бы тоже логично.
– Да, посмотрите на дне сумки, - ответила профессор Закария, - А немного местного аналога кетгута должно быть среди инструментов доктора Дарзена.
Глаза вулканца снова блеснули – кетгут был большой удачей, на которую он даже не рассчитывал, и, конечно, же стажёр не собирался зашивать этой драгоценностью карманы.
– И последний вопрос… возможно, он покажется вам странным. Применяют ли местные охотники яды, временно парализующие конечность жертвы, но не вредящие организму в целом? Например, для того, чтобы поймать животное живым и приручить его или продать в зверинец.
– Нет, не слышала о таком. А почему вы спрашиваете? - поинтересовалась профессор Закария.
– Потому что в настоящей вылазке любому её участнику было бы полезно дистанционное оружие, которое позволило бы защитить свою жизнь и не отнять чужую. И не только из соображений этики, но и для того, чтобы не стать объектом кровной мести, – пояснил вулканец.
– Фазера с настройкой на оглушение часто не хватает, - улыбнулась профессор, - Особенно в первое время. Я уже говорила вашей капитану, что здесь, на фронтире известной вселенной, баланс сил иной, чем у нас дома. Это по-настоящему заставляет задуматься о том, как и зачем доставать оружие. Скажите, - она вновь стала серьезной, - кому-то из членов вашей группы нужна особая диета или специальные медицинские препараты? Что-то, о чем я должна знать заранее?
– Мисс Делас необходим максимально щадящий режим, – ответил Тенек, – мисс Баккер – умеренно щадящий. Обеим следует избегать употребления ритуальных отравляющих веществ, даже если в обычных обстоятельствах для представителей их расы эти вещества безвредны. Об остальном я могу говорить только с разрешения этих леди, хотя правильнее всего в этой ситуации, было бы либо дать это разрешение, либо объяснить всё самим.
Тенек не стал говорить о том, что признавая наличие проблемы, гораздо вернее избегнуть неуместной опеки или жалости, чем скрывая даже тогда, когда её признаки становятся очевидными для всех – он надеялся, что девушки и сами это поймут, как и то, что ничего не зная, их коллеги могут случайно им повредить, и эта фатальная ошибка будет тоже результатом недостаточной информированности.
– Я просто хочу, чтобы вы с вашей коллегой понимали, что выносить современные лекарства за пределы базы можно только в крайнем случае, - серьезно сказала профессор Закария, глядя на Тенека.
После паузы, она добавила:
– Пойдемте, я покажу вам базу данных...
– В случае с мисс Делас это и есть крайний случай, – сказал Тенек поднимаясь с места, – от своевременного приёма лекарств зависит её жизнь. Мисс Баккер же достаточно соблюдать режим и избегать лишних нагрузок.
И разговаривая об этом, они вышли в аппаратную комнату, где профессор посадила Тенека за одним из мониторов и дала ему доступ к медицинской части базы данных.
____________________
c професором и всеми желающими
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : Сегодня в 12:10:24
13 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Тенека гримировали долго. Когда его грим наконец-то был закончен, и вулканец встал со стула, его выбор оказался одним из самых неожиданных. Перед началом гримировки он некоторое время что-то обсуждал с Арином, затем сел, но разговор продолжился, хотя должно быть уже на другую тему, поскольку вулканец теперь больше молчал, а баджорец что-то рассказывал. Можно было заметить, что рукам стажёра он уделил не меньше времени, чем его лицу. В результате, после гримировки Тенек преобразился разительно: черты его лица остались прежними (за исключением конечно расовых признаков кальдонианцев) но его кажущийся возраст увеличился более чем заметно. Лицо покрылось сеткой глубоких морщин, на руках стали видны вздувшиеся вены, кожа стала похожа на покоробившийся пергамент, а в растрёпанных и удлиннившихся волосах было столько седины, что следовало скорее говорить о темных нитях среди седых волос, чем наоборот. Такой старик непременно должен был быть если не дряхлым, то уже на пороге одряхления, и потому эта внешность совсем не вязалась со свободными и непринуждёнными движениями молодого тела.

М’Кота обернулась на вулканца и бестактно (хотя и негромко) присвистнула: клингоны не любят старость – старость, может быть, и овеяна славой, но ещё больше она затенена призраком надвигающейся слабости, а слабость клингоны ненавидят. Роль старухи была, пожалуй, последней ролью, о которой могла бы задуматься сама М’Кота.
Тэйра обернулась тоже - почти на пороге - и от удивления вскинула брови. Выбор Тенека был… странным. Впрочем, она почти никогда не могла постичь логику вулканцев и их мотивы, и если Тенек так видит себя, значит, у него есть собственные веские причины.
– И кто говорил, что у вулканцев нет фантазии? - усмехнулась профессор Закария, - Отличная работа, мистер Арин. Но… чем же обоснован такой выбор? Похоже, вы все-таки выбрали какую-то идею для вашего образа, - она с интересом посмотрела на Тенека.
– В формировании образа я исходил из своего долга как врача и необходимости соблюдения Первой Директивы, – ответил Тенек (голос вулканца тоже заметно диссонировал с его внешним видом). – Даже сравнительно простые приёмы первой помощи, известные современным врачам, могут быть ещё неизвестны местным жителям. Использование незнакомых приёмов слишком молодым человеком может вызвать ненужные вопросы и подозрения. Если бы я умел читать и писать хотя бы на одном из местных языков, я мог бы попытаться выдать себя за ученика лекаря из крупного города… если конечно такие города здесь есть, однако для неграмотного человека обилие известных ему приёмов может быть оправдано только возрастом и опытом.
Конечно, обдумывая легенду, Тенек задумывался и о том, что в средневековом мире кочевники как правило тоже неграмотны, и вряд ли смогут проверить пришельца, однако он сознавал, что порой острая наблюдательность и гибкий ум позволяют разоблачить обман не хуже чем знания, и решил выстроить свою легенду на более прочном основании.

– Стен, стен не касаться! – послышался голос Ракара, потом послышался звон стали о сталь, потом, через довольное короткое время, сталь зазвенела о другую поверхность, судя по всему, являющуюся полом.
– Вы ранены, мистер Лайтман, и лежите на песке арены Колизея, под восторженные крики толпы. Но не убиты, будем считать, что, в ответ на скандирование толпы с требованием тебя убить я демонстративно бросил меч на песок, и презрительно посмотрел на … как его…Претора?
– На Цезаря, но можно и Императора, - послышался голос землянина, а затем кальдонийский картограф в полном облачении спиной вперед появился в помещении гостиной. Вокруг пояса землянина, выглядевшего сейчас как прото-ворта, были прицеплены все сумки и фляжка, к бедру был пристегнут кинжал. Руки были свободны, меча он не нес, чуть не столкнулся на входе с Тэйрой. И вообще, общее впечатление от его появления было таким, что на него напирают спереди, и он пятится. Следом за Артуром в гостиной появился Ракар. Он тоже полностью облачился. Широкие шаровары и расшитая золотом потрепанная синяя туника, наручи. Перчатки были пристегнуты к поясу. Шарф ромуланец обернул вокруг шеи в два оборота, пока еще не обернув его в боевую позицию вокруг головы. Его лицо было открыто. В правой руке ромуланец обратным хватом держал свой длинный меч, как держат кинжал, а в левой – меч Артура, который землянин назвал гладиусом. Ромуланец скупо улыбался, а Артур поспешно обернулся к остальным и чуть смутился, как будто ребенок, которого застали в самый разгар запрещенного баловства родители, и теперь ему предстояло как-то выкручиваться.
– Извините, - поспешно скрывая улыбку произнес Артур, - мы тут … тест-драйв, одним словом, – и тут же удивленно, без паузы: - Раскуси меня гребенчатый крокодил, Тенек!
Тенек посмотрел на Артура вопросительно: то ли ожидал, что кадет пояснит своё восклицание, то ли увидел в воображении драматичный момент нападения гигантского гребенчатого крокодила на кадета Лайтмана.
Профессор Закария тоже скептически подняла бровь.
– Не используйте оружие в тесном помещении, где толпится много людей, - строго посоветовала она.
– Это древнее морское выражение, не обращайте внимания, - улыбнулся Артур, коснулся рукой своих новых кожаных штанов, будто проверяя, не успел ли он порвать их в коротком тестовом бое с ромуланцем, когда последний чуть не повалил его, выбив из руки меч, и виновато опустил голову под взглядом профессора.
– Да, профессор, простите, - кивнул Ракар, - мы ничего не сломали, никто не пострадал, - и снова посмотрел на вулканца:
– А что вы будете делать, Тенек, если нам придется бежать? Быстро и стремительно, – вздохнув, немного грустно спросил ромуланец, протягивая Артуру меч обратно, - вы же разрушите всю легенду.
– Выброс адреналина иногда даёт поразительные реакции у изначально слабых, тяжело раненых, у пожилых и даже у детей, – возразил Тенек. – К тому же совершенно немощный старец явно не смог бы путешествовать, так что от находящегося в пути, даже от старика, должны ожидать определённой привычки к нагрузкам, а также запаса сил и выносливости, пусть и сравнительно небольших.
Ракар ничего не ответил Тенеку, только, коротко вздохнув, покачал головой. Вложил меч в ножны, перекинул их за спину, вернулся за своей формой и принялся аккуратно складывать ее в свою сумку.
-Уверена, что-нибудь из вас будет защищать мистера вулканца, а есть понадобится - понесет его на закорках, чтобы не разрушить легенду. Но это, конечно, не понадобится, - сказала профессор Закария, посмотрев на Артура, а затем снова вернула свое внимание к Тенеку, - Я вижу, вы продумали ситуацию, когда ваши навыки окажутся превосходящими местный уровень, что, разумеется, соответствует действительности. А какие у вас есть идеи, как действовать в ситуации, когда вы не будете знать, какими местными средствами лечить пациента, потому что не знакомы с кальдонианскими препаратами и методами? Ведь использование здесь любых современных технологий будет серьезным нежелательным вмешательством и вызовет очень много вопросов.
Ракар кивнул, обернувшись к профессору, стоя на коленях, бережно укладывая форму в сумку.
– Да, конечно, я его понесу, если это будет необходимо, - сказал ромуланец.
– Я думаю, мне следует стать чужаком, изгнанником из далёких земель, – предположил Тенек. – Лекарственные растения в разных регионах как правило различаются, и лекарь из другой страны не сразу разберётся, что использовать из растительного арсенала своего нового пристанища. Тем не менее, я хотел бы ознакомиться с вашей базой данных по местным растениям и с теми наработками, которые успел сделать доктор Дарзен – это интересует меня не только в связи с моей легендой для тренинга, но и по чисто профессиональным причинам.
– А как относятся к изгнанникам на этой планете? Не решат ли они прогнать его дальше, ведь изгоняют обычно не просто так. Что у них принято на эту тему? - спросил ромуланец, застегнув сумку и выпрямившись в полный рост.
– Зависит от множества обстоятельств, - ответила профессор Закария, - Как правило, люди, которые много перемещаются сами, легко принимают других странников. Трудовые единицы - это ценный ресурс, когда жизнь тяжела. Но вы же не придумали себе персонажа, который совершил что-то действительно ужасное в прошлом? - она посмотрела снова на вулканца, - Не вырезал свое племя, не осквернил похоронный курган, не распространял ересь, не является переносчиком опасной болезни?
– Конечно нет, – согласился Тенек, – Но людей изгоняют не только заслуженно. В некоторых культурах был обычай изгонять того, на кого укажет большинство, а это было легко подстроить, если кто-то был неугоден влиятельному человеку. Иногда люди сами бежали, если к власти приходил их кровный враг, опасаясь его мести, наконец, были нередки случаи, когда более сильная кочевая группа вырезала более слабую, оставляя в живых только женщин или вовсе никого не щадя, и захватывала её земли – в этом случае немногим выжившим также приходилось бежать.
– Ах, как это похоже, Тенек, на применение принципа индукции, вместо дедукции, - съязвил Ракар, - а что если они уникальны и разобьют все шаблоны вашего опыта? Впрочем, - ромуланец отошёл к противоположной стене подальше от входа, - посмотрим.
Тенек пожал плечами:
– Поэтому я и пытался сперва получить информацию, а потом продумать легенду, – отозвался он. – Но если приходится работать при недостатке информации, приходится опираться на предположения, а не только на факты.
_______________________
c професором и всеми желающими
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 15 Мая 2018, 10:24:28
13 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Поначалу Тенек не хотел беспокоить Делас: ромуланка находилась в интенсивном общении с тремя другими участникам проекта, а также она не пыталась обсудить своё самочувствие ни с капитаном, ни с координатором. Это заставляло предполагать, что мисс Делас собирается в меру сил присутствовать на ближайших занятиях, и Тенек не имел намерения лишить её этого права. Делас могла переоценить свои силы, но на этот случай стажёр планировал расположиться достаточно близко, чтобы в случае необходимости предложить ей удалиться на отдых и, если нужно, сопроводить.
Однако, бросив на неё взгляд после разговора с Самритой, стажёр заметил, что состояние ромуланки изменилось, и неестественное спокойствие уже начало переходить в фазу утомления. Это подтолкнуло Тенека  тому, чтобы подойти к живописно расслоившейся группе и отвлечь внимание Делас на себя.
– Мисс Делас, не уделите мне некоторое время?
Делас подняла взгляд на вулканца и около секунды задумчиво на него смотрела, будто пыталась угадать, зачем же он пришел.
– Хорошо, - наконец, сказала она безо всяких эмоций, осторожно поднимаясь со своего места. Было похоже, что ей совсем не хотелось вставать и куда-либо идти. 
Тенек предложил ей сеть в отдалении от других (и в непосредственной близости собственной дорожной сумки) и, когда они расположились, спросил:
– Вы позволите проверить ваше самочувствие?
– Со мной все в порядке, - тускло отозвалась ромуланка. – Новое лекарство нормально действует, - впрочем, сопротивляться или активно спорить с Тенеком она не стала, как делала это обычно (и практически по любому вопросу). Казалось, что ей было все равно, что с ней будет делать вулканец.
Тенек вытащил сканер и трикодер из сумки и после должного сканирования сказал, складывая приборы:
– Я бы рекомендовал вам отдохнуть, лучше всего – поспать комфортной обстановке. Если хотите, я сам договорюсь об этом с координатором, капитаном и нашими хозяевами.
Делас вновь посмотрела на Тенека так, будто хотела что-то сказать, но вместо этого просто покачала головой.
– Я в состоянии присутствовать на всех занятиях, - отозвалась она. – И я не могу снова по своей вине пропускать общие мероприятия. Я буду здесь, иначе меня отстранят. Или… это уже сделали? – наконец-то она посмотрела на вулканца, и в ее голосе появились хоть какие-то эмоции, пусть и очень приглушенные.
– Нет. И я не вижу причин отстранять вас, если вы официально попросите разрешения отсутствовать по объективным причинам, – ответил Тенек. – Но если вы хотите присутствовать, вы можете это сделать, хотя я сомневаюсь, что такое участие будет для вас полезным и продуктивным.
Делас пожала плечами:
– Какая разница. К тому же Толан сказала, что не хочет оставлять меня одну, чтобы… В общем, не хочет. Так что я просто буду здесь сидеть и никому не мешать, - она оглядела остальных собравшихся, остановив взгляд на Ракаре, который о чем-то тихо беседовал с Тэйрой, и опустила голову.
– Тогда, если вы не возражаете, я составлю вам компанию, – предложил вулканец и почти сразу же спросил: – Не оставлять одну – почему?
Делас никак не отреагировала на его предложение составить компанию – но сейчас она бы ни против чего не стала бы возражать.
– Не знаю, - равнодушно проговорила ромуланка. – Может быть, хотела меня проконтролировать. Может быть, боялась, что я что-нибудь с собой сделаю… У меня не было сил с ней спорить.
– То есть, у вас нет такого намерения?  –  уточнил Тенек.
– Я делаю много глупостей, - Делас внимательно изучала мыски своих ботинок. – Одной больше, одной меньше… - она вздохнула и криво улыбнулась: - Может быть, так было бы лучше. Но я бы, наверное, не смогла. Так что придется жить с последствиями очередной глупости. 
– Глупость глупости рознь, – заметил Тенек. – Я не знаю наверняка, о какой глупости вы говорите сейчас, но после неё всё равно перед вами целая жизнь, и она будет такой, какой вы её сделаете. Если же вы по глупости умрёте, никто и никакими силами уже не вернёт вам утраченный вами бескрайний океан всевозможности. Человек может решить умереть, но только не бессмысленной смертью. И не смертью по глупости. Единственная смерть, которую я отвергаю  и отказываюсь принимать – это именно бессмысленная смерть.
– У меня вся жизнь бессмысленная, - фыркнула Делас. – И только я поверила, что меня – вот такую, со всеми моими недостатками – можно полюбить… - не договорив, она отвернулась и спрятала лицо в ладонях.
– Вся ваша жизнь не может быть бессмысленной, – возразил вулканец. – Она началась совсем недавно, вы едва закончили первичное накопление знаний и опыта. Если они пропадут без следа, это будет достойно сожаления.
Тенек замолчал. Сейчас он подумал, что для Делас, наверное, эти слова значат не слишком много, по сравнению с проблемой, может ли её кто-нибудь полюбить со всеми её недостатками. Эта формулировка категорически ему не нравилась. «Любовь», это было слово, не существующее на самом деле, потому что каждый понимал под ним что-то своё и даже два человека не могли, используя это слово, говорить в точности об одном и том же. Однако ещё больше ему не нравилось то, что Делас плакала. Слезы взрослого человека были для него вещью почти невообразимой и могли ассоциироваться только с подлинной трагедией. Поэтому Тенек осторожно спросил:
– Что вы понимаете под словом «любовь»?
– Это такое чувство… тебе не понять, у вулканцев же их нет, - Делас вновь обернулась к Тенеку, и сейчас она выглядела не только вялой и сонной, но и очень грустной. – Я не хочу об этом говорить. Просто я поняла, что я очень глупая, постоянно ошибаюсь… и что меня нельзя любить. Всем хочется, чтобы их любили. Даже мне.
Говорить о чувствах всуе Тенек не был готов, это было даже сложнее, чем говорить об эмоциях, хотя и по совершенно противоположной причине. Тем не менее он сделал ещё одну мужественную попытку внести ясность:
– Вы говорите о чувствах, не об эмоциях, – уточнил он, – то есть имеете в виду нечто долговременное. Иными словами вы хотите глубокой и долговременной духовной связи.
– Что в этом странного? Все хотят любить и быть любимыми, - тихо пробормотала она, глядя себе под ноги.
Тенек проанализировал высказывание, и пришёл к выводу, что это вероятнее всего было «да».
– Если я правильно вас понял, то в этом нет ничего удивительного, – сказал он, – но это доказывает, что у вас нет оснований утверждать, что желаемое для вас недоступно. Подобная связь не может образоваться быстро – за дни, недели или месяцы. Для этого мужчина и женщина должны пройти путь длинной в годы, иногда – десятилетия. Всё остальное – то, что кажется значимым эмоциональным, это только шанс, возможность начать этот путь. Он может реализоваться или не реализоваться, но даже негативный исход не означает окончательного приговора.
Делас пристально посмотрела на Тенека и быстро отвела взгляд. Ее глаза говорили сейчас больше, чем она сама – даже без телепатии можно было понять, что эти слова в ней больно отозвались, задев свежую рану, которую не могли вылечить никакие успокоительные.
__________________
с Делас

4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 14 Мая 2018, 12:08:15
13 cентября 2384 г., 14:34
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Оказавшись предоставленным самому себе, Тенек первым делом направился к координатору, чтобы выполнить просьбу советника.
Илама Толан решила вновь не садиться на подушки, на которых чувствовала себя не слишком комфортно, а встала около стенки и аккуратно зачерпнула ложкой что-то жидкое в своей миске, которую не слишком уверенно держала левой рукой в перчатке.
- По-моему, это какой-то вулканский суп, - проговорила она, когда Тенек с ней поравнялся. – И в нем немного не хватает… вкуса.
– Судя по виду и запаху, это «суп из двадцати приправ», у него очень сложный вкус, богатый на нюансы, – сказал Тенек, бросив как можно более деликатный взгляд на тарелку кардассианки, впрочем он почти сразу же добавил: – тем не менее, репликатор воспроизводит его достаточно условно, и даже нереплицированная версия большинству инопланетян кажется пресной.
- Из двадцати приправ? – недоверчиво переспросила Толан. – Я… кажется, не могу уловить ни одной. Но кардассианские блюда обладают сильным ярко-выраженным вкусом и из-за этого часто не нравятся другим. Но тут нет кардассианских блюд, так что самое время попробовать что-то новое, - она быстро улыбнулась и подняла взгляд на вулканца: - Мистер Тенек, вы хотели что-то спросить? 
– Нет, только передать, – Тенек протянул кардассианке коробку, которую держал в руках, – советник Рилл просила передать вам это и уточнила, что оно хрупкое.
- Мне? – удивилась женщина. – А что это? Она ничего не говорила? – она заозиралась по сторонам, раздумывая, куда поставить миску с супом, и в итоге протянула ее Тенеку: - Подержите, пожалуйста.
Нормальному человеку в этой ситуации полагалось бы что-нибудь уронить – либо коробку, либо миску, но Тенек определённо не был нормальным человеком: он принял миску в ладонь левой руки, а правой подал Толан коробку.
– Больше ничего, и, вероятно, мне не следует строить предположения: я заметил, что эмоциональные любят делать сюрпризы, хотя не всегда любят их получать.
- Тогда посмотрим, что здесь, - улыбнулась Илама, аккуратно принимая подарок и приоткрывая крышку.
В коробке лежала керамическая кружка каплевидной формы, одетая в зелёный вязаный «свитер». Кружка была серая с волнообразным рельефом, напоминающим не то горную гряду, не то кардассианские гребни (сходство, впрочем, было весьма отдалённым). Рядом в коробке была пристроена записка на зелёном картоне, в тон «свитеру»: «Для того, кто всегда приглашён. С Днём рождения!»
Улыбка кардассианки стала шире, и она развернула коробку так, чтобы и Тенек тоже видел содержание.
- Это очень… очень мило, - было похоже, что женщина немного смутилась. – Мне жаль, что миссис Рилл не смогла к нам присоединиться, но, я уверена, что ей будет не скучно с другой частью группы. Спасибо, что передали, мистер Тенек.
– Не стоит благодарности, – это прозвучало не как привычно-вежливый ответ, а как констатация факта. Сейчас ему следовало бы отойти, но в руках вулканца всё ещё была миска с супом, и он перевёл вопросительный взгляд с этого объекта на координатора.
- Ах точно, - Толан вспомнила про суп и аккуратно поставила коробку на пол, чтобы принять миску из рук вулканца. – Двадцать приправ, говорите? Я попытаюсь найти хотя бы парочку… А пока вам лучше пообщаться с вашими коллегами и узнать о задании – профессор Закария уже успела нам немного рассказать о планете и работе ученых, это было весьма интересно.
– Да, мэм, я так и собирался... – взгляд вулканца остановился на её руке затянутой в перчатку, и, не закончив фразы, Тенек спросил: – Ваша рука. Всё благополучно?
- С ней все в порядке… будет, - Толан взяла миску в правую руку, чтобы покрутить левой – она двигалась чуть лучше, чем прежде, но кардассианка болезненно поморщилась от этого движения. – На Кардассии я начала процедуру по ее восстановлению, но мне следовало заняться этим много лет назад, сейчас это уже сложнее… Но сейчас не лучшее время для обсуждения – это может подождать.
– Конечно, – с чуть заметным поклоном Тенек отошёл от координатора и поискал взглядом Самриту: мисс Баккер хотела о чём-то поговорить, и стажёр подозревал, что это связано либо с её собственным, либо с чьим-то ещё здоровьем.
__________
с координатором Толан
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 11 Мая 2018, 12:20:18
13 cентября 2384 г., 14:20
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Ракар склонив голову слушал аналитику и проведение параллелей между кальдонианцами и прочими расами. Он вообще мало разбирался в подобных вещах, никогда не задумываясь о развитии с древних времен, зная лишь собственную историю Ромула. Термин "патриархальность" был неизвестен и не понятен. Что это значит – что у женщин ограниченное количество способов быть независимыми? Он точно знал, что если у расы есть какое-то разделение по правам полов – то это раса низшая и мало достойная уважения. Это был новый повод гордиться своим миром и ромуланцами. На Ромуле женщины и мужчины всегда имели равные права, и никогда не возникало даже мысли ограничить кого-то из них (мужчин или женщин) не руководствуясь их знаниями, умениями, личными качествами. И те и другие были и воинами и политиками, сенаторами и инженерами, капитанами кораблей, адмиралами флота. Адмирал Данатра – была тем, кто восхищал Ракара в наибольшей степени. Похоже, некоторые расы ограничивают права друг друга исключительно за неимением внешнего врага. Но это все равно их не оправдывало. Ракар даже скривился при этом упоминании странного и непонятного для него явления, явления исключительно низшего порядка. А потом пришел мистер Арин и сказал, что прилетели Тенек и М'Кота. Вот это была действительно радостная новость!
- Тенек… - негромко сказал Ракар и поднял голову, с безмятежной улыбкой осмотрел остальных кадетов, а затем пошел к выходу, спохватившись на ходу, - Можно встречать же, да?
- Да, идемте, - склонила голову координатор и жестом указала на дверь.
Пропуская вперед кадетов, они ненадолго остановила взгляд на Делас, которая плелась позади всех. Тенек появился вовремя, и Толан думала, уместно ли сейчас будет заменить ромуланку им в качестве врача их группы.
- Вы почти не опоздали, - Илама последней зашла в помещение, куда телепортировались Тенек и М’Кота, а затем улыбнулась двум прибывшим кадетам: - Добро пожаловать на новое задание проекта!
Несмотря на то, что Ракар быстро прошел вперед по коридору, Артур обогнал его и влетел в помещение, где они были сразу после телепортации – первым. Он быстро приветственно махнул рукой Тенеку и подскочил к М'Коте, обняв клингонку, и чуть приподняв девушку над уровнем пола. Не говоря ни слова, и не дав М'Коте заговорить первой, землянин поцеловал девушку в губы, а потом, немного отстранившись, сказал:
- Наконец-то! И почти не опоздала! Ну как, сдала?
 
Ракар вошел почти следом. Бросив быстрый взгляд на двоих влюбленных, он повернул голову к Тенеку. Нет, Ракар не собирался к нему бросаться. Это было бы смешно. Ромуланец очень скупо улыбнулся и не очень быстрым шагом подошел к вулканцу. Две секунды он рассматривал вулканца, а затем поднял руки и обнял Тенека за плечи. Сжал.
- Спасибо, что прилетел. Ты будешь смеяться, но я скучал, очень тебя не хватало,  - сказал ромуланец, - хотя нет… ты – не будешь смеяться, ты же вулканец.

Тенек не стал смеяться, впрочем безучастным ему тоже остаться не удалось – лицо вулканца выражало крайнюю степень недоумения.
– Я бы не назвал своё отсутствие долгим, – с расстановкой ответил он, терпеливо дожидаясь, пока ромуланец его отпустит.

Где-то позади М’Кота, смеясь, отчитывалась Артуру:
– Конечно сдала! Если бы я не сдала, не миновать бы мне больницы!
Вопреки клингонскому обыкновению, М’Кота не преувеличила, а скорее преуменьшила опасность своего недавнего предприятия (чтобы не пугать Артура, конечно). Полностью её экзамен следовало бы назвать «управление неисправным шаттлом в экстремальных условиях».
Ромуланец Тенека отпустил не сразу, но отпустил, видя его недоуменный вид. Недоуменный вид Тенека Ракара повеселил, и все таки он чуть усмехнулся, отпуская Тенека, смутившись немного при этом. Он был очень рад видеть друга, того, кого другом считал, и понимал, что его порыв был не сдержан, но и это не важно. Важно то, что Тенек снова занял свое место, он здесь. И среди всей этой боли бытия, он, ромуланец, больше не один. Разве он мог бы подумать раньше, что такое с ним произойдет? Что он будет радоваться вулканцу? Ракар смущенно улыбнулся и обернулся к остальным.
Артур довольно улыбнулся, глядя на свою девушку, в его лице была видна гордость. А еще, кроме гордости, мгновение беспокойства, которое он постарался скрыть. Клингонские испытания, что может быть хуже? Только кардассианская тюрьма, наверное, и еще вот та самая судьба, что застала Карема Дарзена, который смотрел в небо, и точно знал, что не стоит ждать оттуда помощи…
Артур хлопнул М'Коту по плечу, провел по ее руке своей ладонью, нашел ее ладонь, вложил в ее ладонь свою, их пальцы переплелись.
- Я и не сомневался что сдашь, - прошептал землянин, глядя М'Коте в глаза, - ты молодец. И я люблю тебя. А у нас тут прото-ворты!  То есть , на этой планете. И сейчас будет обед.
И Артур потянул М'Коту за руку, посмотрел назад и только сейчас увидел, что все кадеты и Илама Толан тоже здесь.

- Тенек, М’Кота! Как здорово, что вы добрались! – совсем не по-капитански проговорила Самрита после приветствия Иламы Толан. Она прошла вперед и хотела было уже обнять Тенека, но потом вспомнила, что с вулканцами так лучше не делать. М’Коту она обнять не хотела, но тоже почему-то была рада ее видеть, точно понимая, что без этой шумной и прямолинейной клингонки их группа не будет полной. – Пока мы не перешли к обеду, я хотела бы объявить две новости… можно? – землянка опомнилась и посмотрела на Иламу Толан. Координатор молча кивнула.
 – Во-первых, на этой миссии я капитан, поэтому меня надо слушать, - усмехнулась Самрита, отдавая себе отчет, что это звучит немного нелепо. – А, во-вторых, в нашей группе появился еще один участник, - она сделала шаг в сторону, чтобы стало видно девушку-трилла в форме кадета научного отделения Академии. – Познакомьтесь, Тэйра Джар! За обедом у вас наверняка будет возможность познакомиться поближе, и мы расскажем вам все, что узнали сегодня.
-А, - Тэйра не ожидала, что ее представят так скоро, она рассматривала радостную М’Коту, Артура, который не мог сдержать улыбки, и совершенно невозмутимого, особенно на их фоне, вулканца. Поприветствовала всех и улыбнулась. Встреча явно была для остальных долгожданной и радостной, и ей от этого тоже стало намного легче. - Ну, да, меня зовут Тэйра, можно Тэй, если хотите. Учусь на третьем курсе на ксенозоолога. Не попала в первый набор в проект, потому что проходила стажировку...на Вулкане, - добавила она, мельком глянув на Тенека. Интересно, что он на это скажет? Наверняка ничего впечатляющего, отметит как факт да и все. - Если Самрита у нас на миссии капитан, то я - глава научной службы. И я очень  надеюсь, что мы с вами подружимся.
М’Кота разглядывала Тэйру с откровенным любопытством, Тенек с вежливым интересом.
– Нашего полку прибыло! – оптимистично отреагировала на представление новенькой клингонка. – Надеюсь вулканцы не отбили у тебя любовь к приключениям, а то ведь нашу группу уже называют «Микроаномалией Альфа» – с этими словами М’Кота поискала взглядом Делас, ведь именно от ромуланки она впервые услышала о сплетнях вокруг их буйной и особо везучей компании. Конечно, «микроаномалию» она только что придумала сама, но в конечном счёте это было довольно точным отражением и их недолгого опыта в проекте и распространяющихся со скоростью фотонного шторма слухов.
– Клингоны склонны к преувеличениям, – прокомментировал Тенек. – Мира и процветания, мисс Джар. Надеюсь ваша работа на Вулкане была плодотворной. Мисс Баккер, мэм, – добавил он с чуть заметным поклоном в сторону Самриты.
Когда М’Кота отыскала глазами Делас, то увидела ту за спинами остальных кадетов у самой двери. Ромуланка никак не реагировала на прибытие припозднившихся членов группы – только без особого интереса скользнула по ним взглядом, ненадолго задержав его на Тенеке. Сейчас она выглядела так, словно из нее выжали все соки и лишили того стержня, который делал из Делас Делас – ту, которая отчаянно боролась со своей болезнью, стремилась доказать всем, что она лучшая, ввязывалась за любую авантюру и не боялась выступать против всей группы. 
- Можно без «мэм», - улыбнулась Самрита, как бы случайно подходя поближе к Тенеку. Проходя мимо, она негромко проговорила: - Мне надо тебе кое-что сказать. И ты нам очень нужен именно сейчас, я рада, что ты вернулся! – а затем, подняв взгляд на профессора Закарию, уже проговорила обычным голосом: - Думаю, теперь мы все в сборе и готовы к дальнейшей программе.
- Самрита не очень любит обращение “мэм” , - негромко сказал Артур Тенеку, - я думаю в следующий раз сказать “сэр”.
И тут же добавил громче:
- С Тэйрой обязательно подружитесь!
– Я бы выбрала «сэр», – влезла М’Кота, как всегда не задумавшись над тем, чтобы понизить голос и что вообще-то голос понижают не зря, – Самрита, тебе как больше нравится, «мэм» или «сэр»?
- А-а… Я даже не задумывалась… - смутилась Самрита. – Вообще-то меня устроит обращение по имени, если в остальном не будет проблем с субординацией. Но, пожалуй, «сэр» тоже подойдет… если вам так удобнее. Но, думаю, это не самый главный вопрос сейчас, - она немного стыдливо посмотрела на ученых, как будто забирала их время. Она помнила, что тем не терпелось запустить дрон, а тут еще эти кадеты со своими радостными встречами…
Дав кадетам немного времени поприветствовать М’Коту и Тенека, профессор Закария сказала:
-Для обеда вы можете использовать наш репликатор - мистер Арин вам покажет его. А я принесу немного местных ягод и корнеплодов. Расположиться можете в гостиной, где мы только что были.
Ракар тем временем озирался в помещении. А до того в той гостиной. Он не оставлял намерений, в числе всего прочего, устроить Квинтилии тренировку и искал какой-нибудь металлический дрын или палку, или что угодно похожее. Подошла бы и ножка стола, но столов в гостиной не было. Ромуланец коротко вздохнул и пошёл на выход из помещения. На обед у него тоже были планы. Для начала - баджорец Арин.
_________________
со всеми, кто не на раскопках
6  OPS / Брифинг / Re: Совещание персонала - новая тема : 19 Апреля 2018, 08:33:09
Я тоже надеюсь )
Сейчас состояние в стиле: пришёл - упал - встал - пошёл. Очень хочется верить, что после праздников всё будет как надо, а не как в прошлом году.
7  OPS / Брифинг / Re: Совещание персонала - новая тема : 14 Марта 2018, 10:57:38
Тенек, М’Кота и Утара будут отсутствовать до начала мая по реальному времени.
8  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.5 - анкеты персонажей : 14 Марта 2018, 10:41:51
Об отношении к персонажам: Тенек (продолжение).

А дальше начинается команда младших сестрёнок, поразительно быстро накопившихся вокруг вулканца. Ну что поделать, вот такая у него психология – очень-очень семейная. Не пробуйте обижать сестрёнок вулканца! – во-первых упадёте в его глазах ниже Марианской впадины, во-вторых, вам себя не жалко?

—> Хена.
Первой заняла это почётное место, после того как ассистировала на операции Осальдова носа и отважно противостояла истеричному Уштану. С тех пор имеет в голове Тенека прочную репутацию самого храброго существа в Галактике, особенно с учётом её весовой категории. В то же время Хена кажется ему достаточно мудрой, чтобы именно к ней обратиться за советом: в первый раз он это сделал «потому что так было надо», но в результате убедился, что лучшей кандидатуры найти и не мог бы.

—> Самрита.
Замечательный инженер и во всём, что касается работы, человек ответственный, за что ей несомненный респект. Если речь идёт о важном деле, на Самриту можно спокойно положиться. Вместе с тем у неё огромное шило во всем известном месте и умение на это самое место находить проблемы. Тенек бы отнёсся к этому стоически, но Самриту угораздило забеременеть. И теперь он чувствует себя в ответе за её ребёнка. Потому что для Тенека он УЖЕ есть: нервная пластинка формируется на 17-18 день, нервная трубка - на 27, первые синапсы можно увидеть в 5-ти -недельном возрасте, а месяца в 3-4 вулканец сможет почувствовать его телепатически уже не как просто что-то живое, а как кого-то, обладающего сознанием. Ну и представьте себе: эта милая леди рвётся доказывать, что может ползать при повышенной гравитации, не спать ночами и прочее! Леди, вы лично можете доказывать что угодно, но ваш мелкий под защитой вулканского доктора, и доктор не позволит вам его случайно убить, а потом горько из-за этого плакать!

—> Акрита.
Олицетворение той самой загадочной Андории, которой Тенек был очарован в детстве. Олицетворение, которое к тому же оказалось настоящим «братом по разуму» с похожими взглядами и мечтами. Разум вулканца восхищён таким замечательным совпадением и стремится продолжать контакт, гадая, что же ещё неожиданного и интересного из этого может получиться.

—> Квинтилия.
Тенек никогда не сомневался, что Квинтилия заслуживает второго шанса, просто потому что знает, как иногда трудно справляться с собой, и потому что привык считать неудачу и грубую ошибку поводом в первую очередь для того, чтобы взять более сложную высоту и совершить правильный поступок в ещё более сложных условиях. Так уж он устроен. Задание Планкса сделало его ответственным за Квинтилию, а происшествие на сеансе медитации вписало её в «золотой список названных сестричек», причём в самое его начало, потому что уровень близости для Тенека был беспрецедентным (если говорить не о членах семьи). Он понимает, какой большой путь предстоит Квинтилии пройти, и знает, что это тот путь, который на 99% зависит от самого человека. И всё же если Квинтилии понадобится помощь, она её получит. Безоговорочно.

Кажется, остались Артур и Джез – те, с кем общения было очень мало, но ударно.

—> Артур.
Фактически «Квинтилия в штанах» то есть человек, идущий вперёд через тернии собственных ошибок. Как мы знаем, для Тенека это не приговор, поэтому никакого негатива он к Артуру не испытывает. Упорство и старание Артура стать лучше порой перехлёстывают через край, но в то же время и свидетельствуют о том, что он не опускает руки и каждый день строит здание своей личности с упорством достойным уважения.
Выходка Артура на церемонии Восхождения вызывала у Тенека жесточайший фэйспалм, однако в то же время и утвердила его окончательно во мнении, что Артур не из тех, кто болтает впустую: мужик сказал – мужик сделал.

—> Джез.
Тенек плохо знает Джеза, но связан с ним историей его мнимой болезни и озабочен его судьбой. Уважая всякого разумного человека по умолчанию, он часто упускает из виду «побочные эффекты» эмоциональных реакций и потому совсем не ожидал того развития событий, которое имело место. То есть наивный вулканец ожидал крупного разговора с отцом сразу же после получения информации и какого-то совместно найденного решения… В конечном счёте как-то так и вышло, только такими заковыристыми путями, которые вулканцу на голову не натянуть. Впрочем, по предварительному заключению Тенека (несколько подпорченному творившимся последние 3 дня сумасшедшим домом) Джез – сильная личность и должен преодолеть кризис. Если с кардассианцем всё будет хорошо, он будет рад это узнать.

И конечно же…

—> Любовь.
Кто бы мог подумать, что весь этот сумасшедший дом со счастливыми и несчастными влюблённостями научит вулканца плохому? Если в самом начале Тенек немного завидовал собственной бывшей жене и тихо надеялся, что он всё-таки способен на что-то подобное, то сейчас он всё больше уверяется в том, что такого добра ему не надо. И может быть жены тоже не надо, а лучше сразу в монастырь. Потому что сейчас он спрашивает себя: это что же, я тоже буду ВОТ ТАК? И отвечает себе: не-ет, спасибо, я лучше в сторонке постою!
9  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.5 - анкеты персонажей : 14 Марта 2018, 10:41:13
Об отношении к персонажам: Тенек.

Начнём по старшинству.

—> Илама.
Отношение к Иламе прошло у Тенека три стадии. Первая – отношение по-умолчанию, как к человеку, связанному с ним профессиональными обязанностями и начальнику. На второй стадии отношение к Иламе стало двойственным. С одной стороны она демонстрировала хорошие качества руководителя – участвовала в обсуждении планов по коммуникатору во время индицента с Аномалией (несмотря на тяжёлую травму), отстаивала интересы кадетов на Волане II (в сложной и тяжёлой для кардассианки обстановке), с другой иногда проявляла «авторитаризм ради авторитаризма», предъявляя необоснованные претензии к Тенеку во время всё той же истории с Аномалией и вынуждая его подчиняться столь же необоснованным (как он в тот момент думал) приказам – это когда его отправили спать. А вот на испытательный срок Тенек совсем не имел никаких возражений: он отлично понимал, что делает неоднозначный шаг, с которым далеко не все могут согласиться, и был готов нести за него ответственность.
Третья стадия наступила после суда над Артуром. Для Тенека роль Иламы в этой ситуации была исполнением нелёгкого долга, причём исполнить его было необходимо, не только потому что этого требовало от Иламы её руководство, но и потому что без компетентного обвинителя суд не мог считаться законным и вообще состоявшимся. То есть Илама действовала в интересах и своей Родины, и Артура со всей добросовестностью, не взирая на то, что это делает её непопулярной. Это было именно то, что сделал бы сам Тенек. Более того, это одновременно было и то, за что Тенек получил свой испытательный срок – следование своим принципам и долгу вопреки всему, что это может на тебя навлечь. После этого уважение к Иламе со стороны Тенека стало безоговорочным, и всё, что он узнал о ней в связи с «Делом об убийстве Мори» только подтвердило и усилило это отношение.

—> Мори.
Отношение к Мори у Тенека всегда было очень понятным и очень определённым. Это было отношение к командиру станции, члену общества, хозяину «дома» в котором они все были гостями. В силу привычки и воспитания вулканец рассматривает любого незнакомого человека, как уважаемого представителя своей культуры (по крайней мере пока этот человек не докажет обратного) – быть достойным гражданином с точки зрения Тенека просто нормально. Мори не только не опровергла это отношение, но подтвердила его на двести процентов. И согласитесь: одно дело подразумевать, что правильный поступок в любой ситуации – это нормально, а другое дело знать, что этот конкретный человек совершил правильный поступок и был готов заплатить за него своей жизнью! Таким образом коммандер Мори для Тенека теперь не просто уважаемый член общества, а ОЧЕНЬ уважаемый член общества.

—> Планкс.
В сущности то, что было сказано про Мори до «Дела об убийстве», можно отнести и к Планксу. Добавлю только, что выходки «Серебряных Фениксов» на регате не повредили Планксу в глазах вулканца: Тенек с семи лет привык всецело отвечать за собственные поступки и хорошо представляет себе, где заканчиваются пределы возможностей руководителя, и где начинается сфера личной ответственности каждого из подчинённых. Также он хорошо представляет себе, как мало прошло времени с начала проекта, и соответственно понимает, что привычки, приобретённые чужаками в их родных мирах не испарятся в одну секунду под действием ауры компетентного руководителя.

Теперь кадеты. И начнём с соседей по комнате и далее по ассоциациям.

—> Освальд.
Поначалу у Тенека крепло подозрение, что Освальд это «Все ужасы жизни с эмоциональными» под одной обложкой, издание второе дополненное, но постепенно выяснилось, что и ужасы не такие уж ужасы, и положительные стороны как-то умудряются это искупать. Да и резкое изменение в лучшую сторону имело место. Тенек считает, что это Освальд так осознал свою ответственность перед собой и проектом и в одночасье собрался, что сразу же повысило его «акции» в глазах вулканца. На данный момент Тенек видит и ценит хорошие черты Освальда и готов ради них игнорировать его закидоны, память о которых ещё очень даже свежа.

—> Ракар.
Сосед номер два, который поначалу казался полной противоположностью соседу номер один и позволял надеяться на спокойную жизнь. Ага, щас! Конечно, Ракар и Освальд характерами не похожи, но проблем от этого не меньше, потому как у Освальда легкомыслие и шило в попе, а у Ракара несчастная любовь и страдания по ней. Тем не менее, «через призму Ракара» Тенек и Освальда стал лучше понимать и вообще эмоциональных. Во многом это связано с тем, что есть несколько общих черт между самим Тенеком и Ракаром – приверженность к дисциплине и сдержанности, стремление подходить к решению проблем с позиции разума, активная жизненная позиция – благодаря этому стало проще примерять некоторые ситуации на себя.
Вместе с тем, «ромуланская проблема» никуда не ушла. Оказалось, что пока ромуланцы где-то там за Нейтральной зоной, очень просто игнорировать их расизм по отношению к вулканцам, а когда у тебя появился ромуланец-друг (хотя Тенек пока считает это только перспективой, а не свершившимся фактом, потому что уверен что так быстро подружиться невозможно) давление этой проблемы возрастает во много раз. Ракар, конечно, ведёт себя практически идеально, но невозможно не задаться целым табуном вопросов о том, насколько велика разница между отношением Ракара лично к Тенеку и к его народу.

—> Делас.
В сущности, Тенек относится к Делас ровно так, как говорит: и его отповедь на регате была абсолютно честной, и его заявление о том, что он по большому счёту Делас не знает и будет относиться к ней в зависимости от её поступков – тоже. Пока какого-то единого и цельного отношения у него к Делас нет, потому что времени прошло мало и фактов накопилось тоже мало. Есть отношение к каждому поступку в отдельности, но чтобы это сложилось в цельную картинку должно пройти больше времени. Впрочем, в копилке плюсов уже кое-что есть: Делас помогала группе в операции по спасению Джеза, хотя в тот момент плохо к нему относилась, и она ответственно ведёт себя со своим питомцем. Для Тенека второй факт имеет большое значение, поскольку животные для него разумны, примерно как люди, остановившиеся в развитии на уровне 3-ёх 5-ти -летних детей. Здоровые люди могут контролировать себя, поэтому и спрос с них большой и постоять за себя они могут, животные не могут себя контролировать, поэтому они они уязвимы и беззащитны… даже если у них полуметровые клыки.
В то же время с появлением Делас ромуланская проблема для Тенека стала ещё актуальнее. Умом он отлично понимает, что Делас не виновата в том, как её воспитали, и сам он убеждён, что видит эту проблему абсолютно объективно, но… ребята, мы все знаем, что в глубине души даже вулканцы способны чувствовать себя несправедливо обиженными и уязвлёнными. Если снять всю шелуху и заглянуть в самую сердцевину души, где каждый из нас до самой смерти остаётся ребёнком, мы найдём незамутнённо-детское «нуипожалуйстанебольнотоихотелось».
10  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.5 - анкеты персонажей : 14 Марта 2018, 10:33:15
Анкета по итогам миссии: Тенек, Утара, М’Кота...
… которую в этот раз я хочу написать больше как автор, чем как персонаж.

1.       Самый понравившийся (самый любимый) момент(ы) эпизода
Без вопросов возрождение Мори. Потому что это и правда здорово, что она жива.
Но, конечно, и кроме этого были и другие полюбившиеся эпизоды. Для меня это все эпизоды общения с персонажами других игроков и командного взаимодействия - те эпизоды, которые строятся на общении и взаимопонимании или на эффективном взаимодействии. Эпизоды общения помогают раскрыться персонажам, о которых я знаю мало, эпизоды командного взаимодействия помогают ощутить командный дух.

2.       Самый напряженный момент(ы) в эпизоде (который заставил больше всего переживать, самый эмоционально-тяжелый)
Сюда следует отнести все эпизоды, где персонажам приходится переживать мучительные для них моменты. Конечно, на первом месте здесь Илама, с которой приключилось самое большое несчастье, но и у других было достаточно много серьёзных проблем: Джез и его отец, Ракар и его безнадёжная любовь, Делас и её болезнь (и опять безнадёжная любовь), Квинтилия и её прошлое, даже судьба Джарина и Глессина, способная породить ощущение в стиле «ужас у холодильника». И в то же время все эти моменты были тесно связаны с упомянутыми выше, без них не было бы никакого кино, и поэтому они прекрасны… но только в кино, конечно Улыбающийся)

Здесь я тоже (как и другие участники опроса) сделаю небольшое отступление и скажу о сюжете. Главный сюжет в этой миссии есть – это эпизод, про который зрители сериала могли бы сказать «ну помнишь, тот – про кардассианцев» и все бы поняли, какой именно. Главный сюжет – это мнимое убийство Мори, его расследование и все события так или иначе связанные с ним, в том числе и события из жизни Джеза, т. к. Глессин оказался замешан в обоих интригах. Просто в игровом формате этот сюжет оброс боковыми ветвями, и ствол не сразу бросается в глаза. А вот в формате сериала, всё, что мы отыграли вокруг стало бы либо сюжетами отдельных серий, либо добавочными сюжетными линиями в них, и главная сюжетная линия серии оказалась бы на виду.
Так что, как мне кажется, тут проблема не в том, что в этой серии чего-то нет, а что в ней есть столько всего, что хватит не на одну серию, а на 3-4. Если бы я писала сценарии для сериала, я бы так с этими боковыми ветвями и поступила.

3.       Самая трудная дилемма(ы) для вашего персонажа
Эта серия для моих персонажей была богата на переживания, но не богата на дилеммы. То есть у меня как у игрока дилеммы, конечно, были, а вот эти заразы персонажи отлично знали чего хотят и как будут поступать. Это не значит, что им не приходилось сожалеть о своих поступках, это значит, что в момент принятия решения они были уверены, что поступают правильно, и лишь потом задумывались о том, а правильно ли это было на самом деле. Или даже осознавали, что допустили огромный косяк, как Тенек, когда до него дошло, что Ракар сказал ему диагноз Делас шёпотом.
Так что вы будете смеяться, но именно момент сомнений персонажа «а как сделать правильнее» был в ту минуту, когда Тенек сомневался вести ли себя с Квинтилией во время медитации, как с собственными младшими сёстрами ради моральной поддержки, или остаться в рамках предельного невмешательства из уважения к приватности её внутреннего мира. Что и было отражено в первых репликах последовавшего вслед за тем диалога.
 
4.       Что хотелось сыграть, но не получилось (по какой-либо причине)
Вообще, почти всё получилось. Мы хотели с Артуром сыграть эпизод совместного распития крепких напитков в тандеме Артур-Калхар, но в общем-то это никто не мешает нам сделать и повесить в рубрике «за кадром», так что глупо на это жаловаться. Это чисто фанский-хулиганский эпизод, который ничего не прибавил бы к сюжету, и в общем-то хорошо, что мы закончили так, как закончили - красиво и торжественно. Мне правда очень понравилось!

5.       Что хотелось сыграть и получилось
Как было сказано выше, почти всё. Был наконец сыгран ход с Акритой, надеюсь не последний. Оказалось, что Акрита и Тенек во многих вопросах родственные души, и это просто здорово! Был сыгран эпизод М’Коты и Освальда, и это тоже здорово, потому что они видятся мне примером незамутнённой «пацанской» дружбы между мужчиной и женщиной. Впрочем, эта тема у меня и у Тенека прослеживается, просто в других оттенках, так что, думаю, все догадались, что эту тему я люблю и играю при каждом удобном случае. Были сыграны и другие не менее важные моменты: Утара – Илама, Тенек – Делас, Тенек – Квинтилия, Тенек – Ракар. Эпизоды с Артуром и клингонами были тоже очень для меня важны, и не только потому что я люблю персонажа-Артура, но и потому что я очень люблю играть всё, что связано с проявлениями общечеловеческого и инопланетного «в одном флаконе». Мне хочется надеяться, что М’Кота получилась не просто хорошей девчонкой, но и живой и взаправдашней клингонкой, что это можно сказать и о её окружении, и что получилось сделать их при этом достаточно разными, а не клонами друг друга. Мне хочется думать, что и Тенек не просто хороший парень, а живой и взаправдашний вулканец. И – да, если по каким-то причинам это у меня не получается, говорите об этом, и я постараюсь принять критику к сведению. Я, например, чувствую, что Утара получается у меня не очень болианкой – просто славной тётенькой, во многом из-за того, что она - психолог, обязанный учитывать разные культурные традиции и стремящийся к широте взглядов. Ну и потому что болианцев нам мало показывали в фокусе в сериалах.

6.       Что бы вы добавили в этот эпизод/чего вам не хватало?
Личный ход Мори. Мысли Квинтилии. Мне кажется, этим персонажам имеет смысл почаще давать слово - не для того, чтобы мы получили «спойлеры», а для того, чтобы они сами были больше раскрыты. Я, например, хотела бы прочитать оставшийся за кадром диалог Мори с тем славным инженером (я забыла его фамилию, но он был действительно славный). Или что-нибудь из размышлений Квинтилии о жизни - при этом можно было не затрагивать её впечатления от наших персонажей, с которыми она успела пообщаться, это могли бы быть мысли о семье, всплывшие из памяти эпизоды прошлого – опять же, совсем не обязательно связанные с драмой, просто фрагмент детства или юности. Кстати, то же я могу сказать и о Самрите: Делас довольно сильно раскрылась в диалогах с Джезом, а Самрита остаётся во многом «шкатулкой с секретом». Мне было приятно прочитать, что она была бы рада слетать на Райзу, и что это место навевает ей приятные воспоминания, но было бы здорово ещё и увидеть фрагмент этих воспоминаний.

Тенек: А они успеют слетать на Райзу и вернуться? Вы же обсуждали во время первого эпизода расстояния и пришли к выводу, что до Земли лететь недели 3. Если ты посмотришь на карту, увидишь, что Райза не ближе.
Автор: Ты уверен, что нам надо этом заморочиваться? Ну, может концепция изменилась и теперь считается, что мы летаем быстрее…
Тенек: Я просто предупреждаю о возможной фактической ошибке.
Автор: Навязался на мою голову...

7.       Продолжение каких линий/сюжетов/персонажей/арок хотелось бы увидеть в дальнейшем (или хотя бы узнать за кадром)
Всех авторских персонажей - это безусловно. Из тех, кто условно считается НПС - в первую очередь конечно Джеза. Вообще, я тихо надеюсь, что он покидает нас не насовсем, но не борзею и приму то, что дадут.

8.       Пожелания на следующую миссию для вашего персонажа (персонажей)
Благополучно и без нервов пережить тот момент, когда меня не будет в игре )))
А если кроме шуток, мне будет очень жаль, если следующий эпизод, в котором я смогу участвовать, будет снова на станции, потому что тогда получится, что в активную миссию я в ближайшее время не поиграю. Или даже вообще никогда не поиграю, потому что очередной эпизод на станции закончится к очередному авралу… ну вы поняли Грустный
upd: тут мне люди сказали, что всё не так мрачно Улыбающийся

9.       Пожелания на следующую миссию для игры в целом
Ребята, если что-то интересное начнётся в моё отсутствие, повеселитесь там без меня хорошенько! Чтобы мне было что почитать, чтобы я радовалась за вас и по-хорошему вам завидовала и говорила «Вот жеж! Такая прелесть и без меня!»
11  Променад / За кадром / Re: Идеи и предложения - Welcome! : 14 Марта 2018, 10:19:24
Tabula rasa

Новый сюжет, родившийся в зимние каникулы.

Вылетев со станции по делам проекта или по делам подготовки к нему (например, по пути всё на ту же космическую свалку), кадеты находят дрейфующий космический корабль со слабыми признаками жизни. Корабль выглядит старым, можно догадаться что он гуманоидный, но не какой-то известной расы. На корабль высаживается небольшая группа, через некоторое время с группой пропадает связь, а ещё некоторое время спустя - как раз столько, чтобы оставшиеся успели решить, что делать дальше, загадочный корабль внезапно открывает по катеру огонь, выводит его из строя настолько, чтобы он не мог преследовать напавшего, и уходит. Что существенно для сюжета – на импульсе.

В это время на корабле действует команда незнакомцев… в которой мы постепенно узнаём наших «захваченных в плен» кадетов. Именно они и обстреляли катер. Почему?
Оказывается, они высадились на тюремный корабль, достаточно развитой (хотя и не варповой) и по-своему гуманной расы. Особо опасных преступников у этого народа было принято лишать памяти и отправлять на неосвоенную планету колонистами, чтобы они во всех смыслах могли начать новую жизнь. При этом сами пассажиры не были информированы о своём преступном прошлом, они считали, что восстановились после болезни, и поэтому многого не помнят. Таким образом на наших кадетов никто не покушался специально – они просто вошли в помещение для приёма пассажиров и программа на них сработала автоматически.
Почему же корабль дрейфовал? Потому что система анабиоза дала сбой, и погрузив в сон одну смену, отработавшую на вахте свой срок, не сумела разбудить вторую. Искусственного интеллекта (весьма неплохого, но гораздо менее совершенного, чем ИИ звездолётов Федерации) хватило на то, чтобы не проводить дальнейшие эксперименты по пробуждению (смена, которую не смогли разбудить, погибла, но те, кто остался погружённым в сон, живы и здоровы), а ещё на то, чтобы не отправлять в анабиозные камеры «пополнение» в лице наших кадетов, но большего ИИ корабля не смог.
Как видим, наши кадеты атаковали катер как «неопознанный космический объект», который мог помешать продолжению запрограммированного путешествия, но сделали это по возможности гуманно, и теперь ведут корабль к цели.

Какие возможности для отыгрыша даёт этот сюжет?

Во-первых, поиграть в персонажей без привычных им условностей и немного порвать шаблон.
Как вам Ракар, который никогда не слышал об Империи? Или Делас, которая не знает, что она больна (пока болезнь не даст о себе знать)? Или Самрита, не ведающая, что она беременна (и от кого)? Или Тенек, который не знает слова «медитация» и понятия не имеет о телепатии (пока в него не потыкает кто-нибудь очень злой или сильно взволнованный)? Или Квинтилия с Акритой, которые абсолютно не в курсе собственных проблем? Как мне кажется, идея отыграть персонажа как есть, в его первобытно-естественном состоянии, ограниченном лишь общими принципами гуманности, заложенными в программу стирания памяти создателями корабля (вместе с умением управлять этим корытом), может оказаться очень интересной.

Во-вторых, если мы будем играть постепенное возвращение памяти - из-за того, что программа была рассчитана совсем на другой биологический вид, или тоже обветшала от старости, или что-нибудь ещё, это тоже может оказаться интересно. А ещё можно отыграть другие, возможно, менее безобидные результаты того, что программа создавалась не для этих организмов – это если кому-нибудь очень уж захочется пострадать, хотя мне такая идея представляется вероятной, но непривлекательной.

В-третьих, тут могут быть интересные моральные дилеммы, как для кадетов на борту (если им удастся самостоятельно вспомнить, кто они), так и для команды катера, которая должна починиться и во всём разобраться, или вызвать помощь, или ещё что-нибудь, но в любом случае - отследить и догнать катер. Можно ли будить спящую команду и вступать с ней в контакт? Или это нарушение Первой директивы? Нужно ли сохранить заложенный в компьютер курс корабля или целевая планета лежит на неблагоприятной для политики территории? Легко ли будет найти аналогичную планету? Словом, эта ситуация кажется мне достаточно многозадачной и интересной.

В-четвёртых.
Можно ещё красиво обойти, а можно и обострить проблему универсального переводчика. А можно сперва обойти, а потом обострить. Например, на родной планете спящих пришельцев может быть много языков, как у нас, поэтому «пациентам» закладывают в разум знание международного языка, и это позволит лишённым своих девайсов кадетам продолжать благополучно общаться. В то же время можно будет одновременно с постепенным возвращением памяти устроить постепенную утрату обретённых для удачного путешествия знаний - об устройстве и управлении корабля, тот же язык и т. д. Не обязательно – как говорится, опция по желанию.
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 19 Февраля 2018, 09:37:05
04 сентября 2384 г.,
Каюта Делас, Квинтилии и Акриты


Первую часть речи Тенека Делас слушала с таким видом, точно тот не сказал ей ничего нового и лишь зря потратил время. Она пробежала взглядом информацию на падде, но также без особого интереса. А вот фраза о наноипланте заставила ее насторожиться и прислушаться.
- Это… интересно, - наконец вынесла она вердикт. – Мои исследования не продвинулись дальше лекарств – и, поверь, это хорошие лекарства! Правда, и к ним мой организм уже привык *, но я работаю над этим. А вот эти… разработки… - аккуратно продолжила ромуланка. – Квинтилия мне говорила что-то о том, что в Федерации набирают тестировочную группу, и что я могла бы в нее попасть. Это оно? – в ее голосе мелькнула надежда.
– Возможно, – кивнул Тенек. – Не уверен, что мисс Перим говорила о том же самом, но Ригелианский проект действительно принимает добровольцев-испытателей.
- И ещё она сказала, что туда берут не только граждан Федерации, - продолжала Делас свою линию. - То есть... Я тоже смогла бы участвовать? - в ее голосе звучала очень осторожная надежда.
– Безусловно, – ответил Тенек, – Это обычная практика.
- И, допустим, если бы это меня заинтересовало… - Делас придала голосу равнодушия, - что бы мне тогда надо было делать?
– Подать заявку, – ответил вулканец, усиленно пытаясь сообразить, почему Делас задаёт вопросы, ответы на которые более чем очевидны. – Поскольку ближайший год вы планируете провести на территории Федерации, нет никаких проблем с установлением контактов или пересечением границ. Я предполагаю, что руководители проекта примут во внимание необходимость для вас продолжать участие в проекте «Альфа» и пришлют на станцию своих сотрудников и предназначенный для вас образец. После установки импланта мы с вами будем вести постоянный мониторинг вашего состояния и отсылать сводки в центр сбора информации на Ригеле V. – Тенек немного помолчал, размышляя, достаточно ли он разъяснил процедуру, и на всякий случай добавил: – Так выглядит стандартная процедура, не думаю, что в неё внесут какие-то новшества.
- Тогда я бы хотела попробовать, - выпалила, наконец, Делас. Тенек мог только догадываться, что сейчас она готова уже на все – как законное и безопасное, так и незаконное и опасное. – Но я не брошу свою работу – еще неизвестно, сработает ли вообще это ваше федеральное супер-изобретение, а вот болезнь прогрессирует уже сейчас. Впрочем, ты сам все видел… Третья стадия, ты сказал? Еще недавно она была второй.  
– На второй с вами не случился бы этот припадок, вы и сами это знаете, – напомнил вулканец. – Разумеется вам не нужно бросать ваши исследования: работа должна продолжаться на всех направлениях. Даже если разработка импланта окажется перспективной, запас хороших лекарств поможет продержаться до получения имплантов и вам, и другим пострадавшим, наконец тем, кто оказался вдали от крупных медицинских центров, и может взять ампулу из дежурной аптечки, но не может изготовить высокотехнологичный медицинский микрообъект. Добавьте к этому ещё все случаи из истории медицины, когда лекарство умеренно эффективное против одной болезни оказывалось панацеей против другой, и у вас будет ещё одна причина продолжать.
Делас задумчиво покрутила в руках падд – ее руки чуть заметно дрожали.
- И мне нужна нормальная лаборатория, - продолжила она. – Мощность медотсека на катере просто смехотворна – мне кажется, что я играю в детские игры даже по сравнению с моей лабораторией на Кардассии, не говоря уже о Ромуле. И еще… - она подняла голову прямо на вулканца. Ее оленьи глаза, еще не высохшие от слез, смотрели на него решительно и уверенно, - пусть остальные думают, что мы уже взяли все под контроль. Я могу выдержать ненависть к равной, но не жалость к умирающей.
– У меня нет привычки распространяться о ходе лечения без крайней нужды, – проинформировал её Тенек и пошёл далее по пунктам: – О том, что мы начинаем работать над лабораторией мы ведь уже договорились? Но вам понадобится не только лаборатория, вам понадобится ещё и персонал. И критически настроенный коллега, как и любому исследователю. Вы, конечно, можете отказаться, а я, конечно, могу ограничиться только мониторингом вашего состояния и автономной работой, вмешиваясь только в крайнем случае, как это было вчера, но будет ли это эффективно?
- Все равно координатор потребует отчеты о работе, - пожала плечами ромуланка. – И она их получит… большинство из них, - по губам Делас скользнула улыбка. – По крайней мере, такие условия ставил мне Планкс, и мы вполне… сработались. Но я еще не придумала, как сделать так, чтобы ты не узнал что-то, что тебе знать не нужно. Ты же ведь не хочешь, чтобы я убила тебя после того, как исследование будет закончено? Если честно, я еще никогда никого не убивала…  
 – Это что, действительно государственная тайна? – полюбопытствовал Тенек. В голове у вулканца не укладывалось, что лекарство может быть объектом сокрытия, причём методами вплоть до убийства.
- Да, как и все ромуланкие разработки, - кивнула Делас, как будто ответ был очевиден и понятен даже ребенку.
– Но почему? – Тенек говорил с явным недоумением. – Ромуланцам так нужно, чтобы у соседей умерла лишняя сотня людей? Из лекарства от синдрома Тувана при всём желании нельзя сделать оружие, а перевес сил в результате опережения окажется пренебрежимо малым. В то же время эта позиция наносит очевидный вред дипломатическим отношениям и порождает нездоровые стереотипы, которые, накапливаясь, могут принести ощутимые негативные результаты.
- Я не могу точно ответить, - пожала она плечами. – Я просто знаю, что есть вещи, которые я не могу говорить. Не потому, что меня потом казнят – хотя это будет неприятно, - а потому что предам свою Родину. Я уверена, что у моего руководства есть свои мотивы что-то скрывать, особенно на стадии разработки. Если лекарство будет готово – тогда уже можно будет начать говорить о дипломатии и обмене. Но пока ведутся исследования, и они засекречены. А спасение одной жизни не стоит того, чтобы предавать доверие моего руководства и моего государства, - Делас говорила с такой простотой и уверенностью, что становилось очевидно, что для нее такое положение дел является единственно верным, правильным и приемлемым.
– Тогда мы работаем независимо, хоть это и крайне нелогично, – подытожил Тенек. – Кстати, вам совершенно необязательно врать координатору: будет вполне достаточно вписывать в журнал исследований сам факт работы над лекарством без каких-либо подробностей. Она всё равно узнает о том, что вы больны, поскольку координатору сообщают обо всех важных происшествиях с её подопечными, а мы вчера вызывали лазарет. Не думаю, что её удивит то, что вы изучаете собственную болезнь и работаете с лекарствами от неё.
- Вулканец учит меня, как обманывать координатора, - рассмеялась девушка. – Это даже… мило! Нет, правда мило! Тогда, думаю, нет ничего плохого и в том, чтобы скрыть кое-что от Ракара… и сказать ему, что все под контролем. Он ведь будет спрашивать, я знаю. А я не хочу, чтобы он чувствовал на себе ответственность за меня из-за этой дурацкой болезни. Это… не те чувства, которые мне от него нужны, - она тяжело вздохнула. – Пусть думает, что все уже в порядке. Ну, в относительно порядке.
– Но речь не шла об обмане, – возразил Тенек. – Вы же не думаете, что психолог, если это будет советник Рилл, или военный немедицинской специальности, если это будет глинн Толан, захотят прочитать ваши теоретические выкладки? На самом деле их будет интересовать только факт того, не ведёте ли вы в лаборатории проекта какие-нибудь незаконные разработки. В работе над лекарством от синдрома Тувана ничего незаконного нет, поэтому в лучшем случае их будет интересовать только то, как это повлияет на ваше собственное здоровье.
– А вот мистер Ракар в то, что с вами всё в порядке просто не поверит, особенно если ваше состояние продолжает ухудшаться, – сообщил Тенек, немного поразмыслив. – Не знаю, как это в нём сочетается, но он сочетает в себе крайнюю эмоциональность с крайним же скептицизмом. Поэтому гораздо правильнее будет сказать ему, что у нас есть потенциально эффективная перспектива. И если вы не передумаете вступать в тестовую группу Ригелианского проекта, это будет чистая правда.
- Я не хочу, чтобы он беспокоился, - наконец, сказала Делас. – И проявлял заботу. Только из-за того, что я больна, а не потому, что нравлюсь ему, - пояснила она. – Надо сказать ему что-то, чтобы у него больше не возникло вопросов.
– Тогда я просто дам ему прочитать мои выписки о Ригелианском проекте и сообщу, что вы подаёте заявку на участие, – предложил стажёр. – Объективное увеличение шансов для здравомыслящих людей лучше, чем безосновательные заверения.
- Да, наверное… - голос ромуланки звучал неуверенно, и думала она явно о чем-то своем. – Нам пора идти. Катера и все такое, - скучающим голосом пояснила она, давая понять, как относится к этому заданию.
– Хотите присоединиться ко мне в переносе модификаций медотсека с «Амазонки» на «Анадырь» – предложил Тенек, – И в доведении модификаций уже на «Анадыре» до логического завершения? Если у нас всё получится, в медотсеке будет даже собственная стазис-камера.
- Пожалуй, - кивнула Делас, для которой медотсек «Анадыря» стал уже вторым домом. – Я же должна показать, что тоже что-то делаю для вашей группы.
– Тогда я покажу вам схему. Возможно, у вас тоже появятся идеи по оптимизации.
Делас рассеянно кивнула, подхватила падд, и вулканец и ромуланка покинули каюту последней.
____________________
с Делас
_
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 19 Февраля 2018, 09:34:28
04 сентября 2384 г.,
Каюта Делас, Квинтилии и Акриты


Делас покинула собрание очень быстро, и Тенек не стал ей мешать, понимая, что спешка наверняка связана с необходимостью принять лекарство. Подождав приличествующее (на его взгляд) количество времени, стажёр запросил компьютер о местонахождении Делас, и узнал, что она в своей каюте. Через несколько минут, он уже звонил в дверь.
Дверь оказалась незапертой и разъехалась перед Тенеком.
Уже с порога он увидел, что ромуланка свернулась калачиком на свой кровати у окна и размеренно гладит шерсть лежащего перед ней баджорского паука. Ее взгляд лениво скользнул по Тенеку – когда он появился в дверях, она лишь шмыгнула носом и отвернулась.
– Вам плохо? – спросил вулканец, подходя ближе.
Ухудшение – это первое, о чём он подумал, увидев Делас на постели, и лишь затем немного усомнился.
- Да, - отозвалась Делас в ответ и, по всей видимости, посчитала свой ответ законченным. Потом, подумав чуть-чуть, подозрительно спросила: - А, ты об этом? Тогда нет.
 – Тогда можно сделать вывод, что хотя бы что-то хорошо, – сделал логичный вывод Тенек. – Но вам всё-таки плохо в другом отношении, и теперь у меня дилемма, настаивать на том, чтобы передать вам всё, что я нашёл по синдрому Тувана, ради здравого смысла или удалиться ради вежливости. У эмоциональных есть ещё опция остаться и сказать что-нибудь для моральной поддержки, но подозреваю, что я – не лучший кандидат для этой миссии.
- Положи на стол, - пальцы Делас продолжали гладить коричневую шерсть паука, точно это было главным делом всей ее жизни. – Мне не нужна поддержка! И ты все равно ничего не понимаешь в чувствах…
Тенек подумал, что с тех пор, как на его глазах начали разворачиваться панорамы всех этих эмоциональных треугольников, квадратов и прочих многогранников, он стал понимать в чувствах ещё меньше, чем раньше. Более того, он пришёл к выводу, что не хочет углублять свои познания, особенно на личном опыте: чем дальше, тем больше в нём крепла мысль о том, что о влюблённости могут мечтать только мазохисты, а жениться нужно исключительно по расчёту – только так можно дожить до момента создания семьи, не утратив рассудка.
– Я уже говорил вам, что даже медик не должен оставаться один на один со своим недугом, – с чуть заметной укорзиной сказал стажёр. – Чем тяжелее болезнь, тем хуже она сказывается на объективности, нужно иметь рядом кого-то у кого был бы свежий взгляд на вещи.
- Почему все видят во мне только болезнь, когда узнают о ней? – тихо пробормотала Делас и подняла на вулканца заплаканные глаза. – Я что, перестала быть человеком? Девушкой? У меня не может быть других проблем?
– Строго говоря, продлевая вашу жизнь, мы с вами и будем стремиться именно к тому, чтобы вы продолжали быть человеком, леди и чтобы у вас как можно дольше были другие проблемы, – крайне серьёзно сказал вулканец, – поэтому, разумеется, я принимаю всё это во внимание.
-  Ты все равно видишь во мне только пациента, которого надо вылечить, а Ракар… А Ракар… Ему вообще все равно, кто я такая – ему только важно, что мы из одного государства и поэтому он должен меня защищать, - хлюпнула носом Делас и опустила голову на подушку: - И если я умру, ему будет жалко, что погиб еще один ромуланец… и все.
– Это не так, – возразил Тенек и наконец-то решил, что лучше сесть, потому что возвышаться над лежащей девушкой значило создавать ей неудобство. Он подвинул к кровати стул, и утвердившись на нём добавил:
– Каждая личность уникальна и представляет собой бесценный компонент бесконечного разнообразия мироздания. Вылечить вас – не то же самое, что починить падд или заштопать одежду, вылечить вас, значит прежде всего сохранить для вас возможность продолжить путь познания и испытаний, который принято называть жизнью. Как видите, я отношусь к вам, как к личности и партнёру. Уверен, мистер Ракар тоже достаточно умён, чтобы видеть в вас личность, а не просто статистическую единицу в переписи населения.
- Но он все равно никогда меня не полюбит, - прошептала девушка. – И я никогда не стану для него хоть капельку так же важна и интересна, как Квинтилия. Наверное, мне пора перестать о нем думать и найти кого-нибудь еще… только это ведь не так-то и просто!
Тенек некоторое время молчал, затем признался:
– Я в некотором затруднении, потому что не понимаю, что вы имели в виду под словом «любовь». Насколько я знаю, это древнее слово имеет восемнадцать устойчивых значений, не считая более тонких смысловых нюансов, и сейчас на Вулкане им практически не пользуются, отдавая предпочтение более точным понятиям.
Делас смерила вулканца изучающим взглядом:
- Ну еще бы, откуда вулканцам знать… - фыркнула она, приподнимаясь на локте. Парнус лениво зашевелил мохнатыми лапками и отполз к изножью кровати. – Нет, серьезно, ты что, никогда не влюблялся? Вообще-вообще никогда?
– Если бы в данный момент вы делали мне брачное предложение, этот вопрос ещё был бы уместен, – с достоинством сообщил Тенек, – но насколько я понимаю, вы далеки от этой мысли.
- Ты с ума сошел? – Делас не сдержала смеха, который плохо сочетался с ее заплаканным лицом и позеленевшими глазами. – Конечно, нет, и в мыслях не было – когда я имела в виду, что мне надо найти кого-то еще, я имела в виду кого-то… не тебя! Хотя… Ракар ведь ревновал Квинтилию к тебе… - она задумчиво склонила голову, по-новому глядя на Тенека.
– И это было в высшей степени необоснованно, – заметил Тенек с оттенком некоторого недоумения (он действительно не видел в своём общении с Квинтилией ни малейшего повода для ревности). – Конечно, я не имел в виду, что вы рассматриваете меня в качестве кандидата в мужья, – пояснил он потом. – Просто вы задали вопрос, который для вас не имеет никакого значения, и, чтобы наглядно это показать, я смоделировал единственную ситуацию, в которой он был бы оправдан.
- Нет, он имеет значение, - упрямо отозвалась Делас. – Если бы ты влюблялся и у тебя были бы близкие отношения с кем-нибудь очень важным для тебя, ты бы меня понял. А так – нет, - припечатала ромуланка. – Значит, ты не знаешь, что я чувствую!
Она свесила ноги с кровати и нехотя проговорила:
- Ты, вроде, со своими наработками пришел? Скоро начнется ремонт, и Баккер сказала, что я должна быть там со всеми, так что у нас мало времени.
– Каждый человек индивидуален, никакой опыт не даст вам полного понимания внутреннего мира другого человека, – пожал плечами Тенек и полез в карман за паддом. – Это не мои наработки, я всего лишь сделал компиляцию, – пояснил он на всякий случай, включая падд.

– Для начала рассмотрим изучение проблемы в ретроспективе, – начал он, переключаясь на новую тему. – Не с начала времён, конечно, только с момента, когда к её решению подключилась генетика, а именно – открытие транскрипционных факторов. Когда учёные разобрались в их регулирующей роли, у них достаточно быстро сформировалась гипотеза о том, что именно в этой области следует искать причину синдрома Тувана. Со временем эта гипотеза подтвердилась: обнаружилось, что у больных синдромом Тувана, есть нарушения в одной общей регуляторной РНК, из-за чего преждевременно прекращается производство одного из белков, поддерживающих нормальное функционирование нервной системы. С этого момента исследования пошли двумя путями:
– Первый путь – поиск способа исправить повреждённую РНК, не изменив при этом другие параметры развития организма человека. В Федерации этот путь пока не привёл к успеху: прошлый опыт (в том числе и негативный) показал, что излечение наследственной болезни требует намного больше труда и изысканий, чем создание умеренно-нестабильного аугмента. Подозреваю, что ромуланцы столкнулись с той же проблемой, иначе вы были бы сейчас здоровы, и у нас не было бы нужды обсуждать этот вопрос.
– Второй путь, – продолжил Тенек, – путь медикаментозного лечения. Этот путь сейчас активно развивается, и я рискну предположить, что ромуланцы в этой сфере пока добились бóльших успехов, чем врачи Федерации. Недостаток этого пути известен вам не понаслышке.
Тенек мог не объяснять Делас то, что она знала гораздо лучше него самого: болезнь прогрессировала и требовала всё больших доз препарата, и в конце концов выбор пациента сужался до двух одинаково негативных перспектив – умереть от синдрома Тувана или умереть от разрушения других систем организма.
– Всё же я сделал для вас подборку новейших разработок в этой области, и вы можете ознакомиться с их формулами и воздействием на организмы пациентов, – с этими словами стажёр открыл на падде нужную страницу и передал его ромуланке, – при всех недостатках этот метод пока единственный, доказавший хотя бы частичную эффективность. Кроме того, составы препаратов могут оказаться неидентичными, возможно, будет небесполезно их сравнить.
Некоторое время Тенек молчал позволяя Делас хотя бы бегло ознакомиться с информацией в падде, затем продолжил:
– На этом опробованные методы заканчиваются, и мы входим в область гипотез и экспериментов. Здесь мне удалось найти нечто любопытное. Сама по себе эта идея не нова, её высказывали ещё после первых успехов в изучении генно-регуляторных контуров, однако до последнего времени она была неподъёмна для наших технологий, и её основательно забыли. Зато совсем недавно, её открыли заново, и ради её проверки сейчас на Ригеле V работает исследовательская группа. Обратите внимание на её состав: Вартенис – в высшей степени опытный хирург-имплантолог с Вулкана, Драал – молодой, но уже зарекомендовавший себя смелыми и эффективными разработками имплантолог-кибернетик с Теллариса, Хацур – один из лучших специалистов по генетическим заболеваниям нервной системы с Ригеля V. А вот ключевая идея их разработок: если искусственные препараты теряют эффективность, а генетическая перестройка организма пока невозможна, можно попытаться воспроизвести работу утраченного белка с помощью наноимпланта. Наноимплант считывает информацию с белка здоровой особи того же вида, затем помещается в организм больного синдромом Тувана и начинает производить аналогичный белок, но уже из строительного материала реципиента, фактически превращаясь в своего рода «белковый протез». К сожалению эта разработка пока находится на стадии голографических симуляций, и эффективность этого метода ещё не подтверждена, но на мой взгляд он заслуживает внимания.
______________________
с Делас
_
14  Променад / За кадром / Праздничные зарисовки : 16 Февраля 2018, 10:38:19
Зарисовки про наших героев и день святого Валентина.
Самрита раздаёт праздничные футболки для вечеринки.


Самрита и Освальд
– Карлсон?? Серьёзно?
– Да! И только попробуй сказать, что это не в тему!
Подпись на футболке:
«Он улетел, но он обещал вернуться!»
 
Самрита и М’Кота
– Ха-ха-ха! Кроваво! Думаешь, Артуру понравится?
– Во всяком случае он не убежит, он уже закалённый.
Подпись на футболке:
«Хочешь, я отдам тебе моё сердце? У меня их два!»
 
Самрита и Артур
– Ой, погоди! Это моя футболка! Твоя вот эта!
Футболка Артура:
На фоне сердца и бат’лета надпись «Смело идти туда, куда нормальные люди не сунутся».
Футболка Самриты:
«Установить фазеры на ЛЮБОВЬ!»
 
Самрита и Тенек
– Я придумала для тебя самую логичную надпись из всех возможных.
– Тут рисунок на месте буквы «i».
– Это сердце. Я надеюсь ваше пожелание идет от сердца?
– Скорее, от разума.
– Знаешь, мозги рисуют на другом празднике!
Подпись на футболке:
«L VE long and prosper»
 
Самрита и Квинтилия
– Это как-то...
– Смотри на это как на шутку! Безобидную шутку!
– Ну, я конечно обещала делать всё, что вы для меня придумаете...
– Только не говори, что тебе САМОЙ не хочется это надеть!
Футболка Квинтилии:
Зáмок, дверь, страшный дракон перед дверью. Стрелка к двери и надпись «Вход для принцев».
 
Самрита и Делас
– Не хочу я в этом участвовать.
– Ну мы же договаривались. Все наденут! И я сделала твою очень нейтральной. Нейтральнее нейтральной зоны!
Футболка Делас:
Ромуланский корабль на фоне звёзд и подпись: «Сейчас меня видно. И это – для тебя!»
 
Самрита и Ракар
– Не надо здесь этого «для тебя». Они же поймут, ДЛЯ КОГО, и обе расстроятся.
– Ничего подобного! Тут же нет никаких имён и всё очень невинно. Ну, сделай это для блага проекта! Или хотя бы для блага Империи!
Надпись на футболке:
«Украду для тебя все тайны Вселенной. Если не понадобятся, верну обратно».

Самрита и Акрита
– Ты меня переоцениваешь! Нет, правда!
– Надевая-надевай! Спорим, это в точности для тебя?
Надписи на футболке:
На груди – «Хочешь, я растоплю лёд?»
На спине – «Хочешь, я воплощу мечты?»
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 25 Января 2018, 10:20:13
3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


– Не думаю, что невозможно, но сомневаюсь, что это было бы быстрее, чем задавать вопросы, в том числе и потому, что у разных людей в ситуации мисс Делас была бы разная способность к сосредоточению и координации движений. В целом же, если падд под рукой, и пациент способен сосредоточиться на письме, это можно считать альтернативным вариантом.
– Значит, вы не считаете это глупой идеей, - полуутвердительно произнесла Квинтилия.
– Нет, это хорошая рабочая идея, – ответил Тенек. – Если бы падд был сразу в конференц-зале, мы могли бы начать с неё и лишь в случае неудачи перейти к вопросам. И я должен сказать, что остальные ваши действия также были грамотными и оперативными.
– Самрита успела принести падд до того, как я начала задавать вопросы, - тихо ответила Квинтилия, - Мы работали вместе с ней, и у нас бы получилось, если бы нам дали продолжить, если бы в наши действия верили. Верили, что эти действия осмысленные, адекватные и направлены на помощь. А получилось, что Самрита бегала зря, я мне пришлось начинать выстраивать процесс коммуникации по новому методу и начинать с начала, бросив то, чего уже удалось достичь. Это была не очень хорошая командная работа, мне кажется. Пожалуйста, в следующий раз верьте в окружающих больше…
– Это не было связано с неверием в вас или мисс Баккер, – покачал головой Тенек. – Я предложил вам задавать вопросы, когда мисс Баккер ещё отсутствовала. Мы не могли знать наверняка, что она вернётся быстро: её могла задержать какая-нибудь случайность, в этом случае к её возвращению мы могли бы по крайней мере исключить одно или два места, а если бы она задержалась дольше это не оказалось бы фатальным, поскольку у нас был запасной вариант. Когда оказалось, что она пришла быстро, у вас появилась альтернатива, которую вы могли озвучить, поскольку у нас была пауза: мы ожидали сигнала от мистера Лайтмана к телепортации. Я не думаю, что наша командная работа была плохой, в критической ситуации нормально озвучивать разные варианты действий, какие-то из них используются, какие-то отсеиваются, главное, чтобы был достигнут необходимый результат.
– В подобной ситуации я всегда буду слушаться ваших приказов и не буду с вами спорить, - опустила голову Квинтилия, - Я буду делать то, что вы скажете, потому что вы - врач. Вы сказали, как поступить лучше - и я так поступила. Но теперь меня мучает обида, что мои усилия, а также усилия другого человека были потрачены зря. Что их просто отмели в сторону, отдав другой приказ, даже не дав нам попробовать довести дело до конца. Так я это вижу. В чем моя ошибка? Как мне поступить в следующий раз, чтобы избежать этого? Меньше вас слушать? Больше с вами спорить? Не проявлять инициативу, чтобы она не оказалась напрасной?
– Ни то, ни другое и ни третье, – несколько озадаченно ответил Тенек. – Для начала инициативу проявлять нужно всегда – чем больше предлагается альтернатив, тем больше шансов выбрать кратчайший путь к цели. Соответственно, ни одна из них не оказывается бесполезной, поскольку часто способы достижения цели оцениваются в сравнении. По этой же причине, если ваша идея не была использована, нет причин для негативных эмоций. Если же мы говорим о той конкретной ситуации, то идеальным вариантом для неё было бы синтезировать обе идеи, написать на падде несколько наиболее вероятных мест и предложить мисс Делас отметить правильное, а затем при необходимости конкретизировать местоположение.
– Если все тянут одеяло на себя и высказывают свои идеи - ничего не получится, - тихо сказала Квинтилия, - Я заметила, что мы повторяем это снова и снова, не слушая друг друга. Как с аварией “Эльбы”. И как на Волане II. В этот раз нам повезло. Но что будет в следующий? Мне страшно.
Она покачала головой.
– Мне кажется, нам всем стоит об этом подумать. Спокойной ночи, мистер Тенек. Я пойду кормить и выгуливать Парнуса.
– Подождите, мисс Перим, – попросил Тенек. – Кажется, я прямо сейчас не могу вас понять. Почему вы думаете, что мы не слушали друг друга? И почему вы решили, что с моей стороны это был приказ, неизбежно отменяющий ваши действия? Формулировка «возможно, вам лучше» не носит приказного характера, в неё грамматически заложена альтернативность, и она даже не содержит в себе глагола в повелительном наклонении. Когда я именно требовал – например, требовал принести аптечку – я и формулировал свои слова соответственно. По-моему, вы тоже не совсем верно оценили эту ситуацию.
– Возможно, для вас это стало сюрпризом, но вам надо быть готовым к тому, что вас захотят слушаться беспрекословно и подчиняться вам. Потому что то, что вы говорите, то, что считаете лучшим - важно и может спасти жизнь. Иногда с вами не спорят, и это может оказаться сложнее, чем если бы спорили, - все так же тихо, но так же твердо сказала Квинтилия, стоя у выхода из “Анадыря”, - Однако… еще мне интересно, что вы имеете в виду под “вы тоже не совсем верно оценили ситуацию”? Если я - тоже, то кто еще?
– Я, – сказал Тенек. – Прямо сейчас, потому что не совсем понимаю ваше беспокойство и происхождение ваших выводов. И тогда, потому что некоторые мои действия были не наилучшими в сложившейся ситуации. И по этой причине я считаю, что всё немного сложнее, чем вы сейчас говорите. Между бездумным повиновением и самоуверенным игнорированием приказа существует пространство для интеллектуального осмысления ситуации и обдуманного маневрирования, которое позволяет всей команде более гибко реагировать на происходящее. Главное здесь – знать меру. Именно поэтому очень важно понимать обязательный или рекомендательный характер имеют слова наиболее компетентного в каждом конкретном случае человека. Например, если во время аварии мисс Баккер скажет «дайте быстрее ремонтный набор» – здесь нечего обсуждать, нужно как можно быстрее выполнить её требование. А если уже в менее опасный момент она скажет «возможно, лучше пожертвовать точностью сканирования в пользу большего радиуса охвата», не будет ничего плохого в том, чтобы высказать несколько альтернативных вариантов решения проблемы или конструктивное возражение. Или сообщить о том, что появился дополнительный фактор.
Квинтилия слабо улыбнулась.
– Теперь мне немного спокойнее за наше будущее. Спокойной ночи!
В этот момент дверь медотсека открылась и из нее вышел Ракар.
_________________
с Квинтилией и Ракаром
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS