* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
17 Января 2018, 23:03:25 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 20:00
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : Вчера в 10:02:22
3 сентября 2384 г., 20:00
ДС9, бар Кварка

После окончания презентации М’Кота бросилась догонять Хену, и Артур Лайтман остался один. Он выходил из бара Кварка на Променад, когда внезапно услышал, как его окликнули:
-Господин Лайтман!
Голос и обращение были непривычными. Когда Артур обернулся, он увидел, что за одним из столиков возле выхода сидит массивный широкоплечий кардассианец и смотрит в его сторону.
-Это же вы - господин Лайтман? - повторил кардассианец.
Презентация Акриты отличалась своей оригинальностью, своей необычностью и выходом из канонов и правил. Презентация Акриты рассказывала много о ней самой, и Лайтман размышлял именно о ней, пока неспешно спускался по лестнице со второго этажа Кварк'с, не глядя по сторонам. Он удивился, услышав свою фамилию с приставкой "господин". Такое было в первый раз. Сначала Артур остановился, потом повернулся туда, откуда звучал этот голос. Кардассианец, это был кардассианец, это было странно, но в тоже время удивляться не следовало. Чего еще он хотел, после того как он сам и его дело было показано во всех новостях, благодаря Кристаль Харт.
Артур раздумывал ровно одну секунду, рассматривая кардассианца, немного заинтересованно, немного удивленно, и немного грустно, затем сделал шаг к его столику.
- Верно, - кивнул молодой человек, - кадет Лайтман. Чем могу, э… помочь?
Кардассианец поднялся со своего стула, он оказался на голову выше Артура, чей рост 180 см не был таким уж маленьким. Теперь, стоя ближе, Лайтман смог разглядеть знаки различия на черной военной форме кардассианца, напоминающей панцирь. Если Артур не ошибался, такие обозначения соответствовали рангу гала. А гал в Федерации соответствовал капитану корабля. Еще землянин заметил, что глаза кардассианца были покрасневшими и под ними залегли глубокие тени, как будто он не спал уже несколько суток.
Неожиданно кардассианский гал протянул Артуру руку.
-Я хотел поблагодарить вас, - своим низким голосом произнес он, - Вы командовали отрядом, который спас жизнь моему сыну на Волане II. Я никогда этого не забуду.
Артур смотрел на кардассианца снизу вверх, сначала – внимательно – на знаки различия. Кардассианец был галом, и очень уставшим. И, судя по всему, это был гал Тенма. Артур внимательно смотрел в лицо кардассианца. Он теперь знал, что Джез – сын кардассианца и баджорки. Обстоятельства, при которых так получилось, Артур не знал. Любил ли этот гал ту баджорку, или … или все было иначе? Известно было только то, что Джез – дорог своему отцу, а значит… возможно, все было немного лучше.
Лайтман протянул руку в ответ и пожал руку кардассианцу.
- Не стоит благодарности. Гал Тенма, как я понимаю? Ваш сын – из нашей команды, из проекта "Альфа". И даже если бы не был в нашей команде, мы все равно сделали бы это.
-Я перед вами в долгу, и я намерен вернуть его, - произнес гал Тенма.
Он отколол с груди значок, обозначающий его ранг, и протянул его землянину.
-Возьмите это. Если вам или вашим друзьям когда-нибудь понадобится помощь - отправьте это на Кардассию. Мне дадут знать, и помогу чем смогу.
Артур взял значок и сжал его в кулаке.
- Спасибо, - сказал кадет, и снова посмотрел на гала снизу вверх. Это было, наверное, не совсем верно. Более того – совсем не верно. Это было вмешательством в чужие дела, в чужую жизнь, в чужие секреты. Но только одним он мог оправдаться перед самим собой – всё это были уже дела не чужие. Джез Тенма стал их товарищем, а не кем-то чужим. И Лайтману было не все равно.
- Спасибо, - повторил Артур, - я понимаю ваше стремление отдать долги. Но, если позволите…- кадет стал говорить тихо, - сэр, поговорите со своим сыном, мне кажется, у вас есть, о чем поговорить с ним. О том, чего вы не сказали ему в детстве. Поговорите с ним откровенно, сэр. Ему это нужно. И, я в точности уверен, что это нужно и вам тоже. Я говорю это потому, что Джез – достойный человек и наш друг. И, мне в том числе, не все равно что с ним происходит. А его теперешнее настроение – далеко от нормального. Поэтому вам нужно все прояснить. Он где-то здесь на станции, не могу сказать точно где, потому что сегодня он не ходит на мероприятия проекта, но вы его можете найти. И это будет … в некотором роде отдачей долга. Потому что так будет справедливо, по отношению к нему.
-Я прилетел на станцию, чтобы поговорить с сыном, это следовало сделать давно, - сообщил гал Тенма, повесив голову, - Я постараюсь его найти, но это может быть не просто, потому что мой сын не хочет меня видеть, и он упрям. У вас больше нет сейчас никаких просьб, господин Лайтман? Подумайте хорошо.
Артур коротко вздохнул, внимательно глядя на реакцию гала Тенмы. Вопреки ожиданию, он не разозлился, не отреагировал жестко, не испугался раскрытия тайны, по крайней мере, он всего этого не показал. Больше всего он был похож на усталого отца, осознающего свою ошибку, и желающего ее исправить. Лайтман испытал сочувствие.
- Так бывает, иногда дети не хотят видеть своих родителей, обижаясь на них. Но это поправимо. Все поправимо, пока еще жизнь не кончилась. А насчет просьб, - Артур снова вздохнул, и улыбнулся, сжатыми губами, - это не просто, но … вы можете понять сами, что то, какой Джез, каких родителей он сын – это не позор, не что-то такое неестественное, это нормально. Вы можете убедить в этом его, и многих других на Кардассии. Вы можете работать в направлении мира и сотрудничества между вами и нами. И изменить очень многое к лучшему. Надеюсь, я не слишком много прошу… - Артур судорожно вздохнул и на секунду отвел взгляд, - если бы вы могли позаботиться о том, чтобы Илама Толан, глинн Илама Толан – не подверглась слишком жестокому наказанию – если вы сможете спасти ее жизнь, то ваш долг будет оплачен. Надеюсь, я действительно прошу не слишком много.
-Я знаю о ситуации Толан, - подтвердил гал Тенма, - И я использую свое влияние, чтобы помочь ей и ее семье. По крайней мере, пока буду сам в состоянии это сделать… - добавил он тише, - Прощайте, господин Лайтман.
- Спасибо, - кивнул Артур, - пусть у вас все это получится, гал Тенма. Прощайте и удачи.
________________
с галом Тенмой
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 10 Января 2018, 10:16:40
3 сентября 2384 г., вечер
ДС9, голокомнаты - презентация Акриты

Да, чего только не достигнешь в мечтах! Можно полететь в другую галактику, можно спасти мир или победить чудовище, а можно лететь над Землёй, словно всегда был рождён летать!
М’Кота даже не задумалась над тем, насколько это всё реально в настоящей жизни, она просто безоглядно окунулась в новые ощущения и начала выжимать из почти сказочных «инструментов» для полёта всё, что они могли, и даже пытаться сделать невозможное. Не сказать, чтобы у неё всегда получалось: приборы, пусть даже и голографические очень не любят, когда их проверяют на прочность (даже если это не ради проверки, а ради того, чтобы не упустить ни единой возможности), и обязательно дают нахальному «водителю» это понять. Несколько раз М’Кота сбивалась с виража и резко теряла высоту, словно срываясь в воздушную яму, пару раз ушла бы в настоящий штопор, если бы атмосфера этой планеты не была слишком плотной и не была бы сама по себе страховкой от такой напасти.
В конце концов, разобравшись в возможностях лётного средства М’Кота подуспокоилась и расслабилась, и уже просто так, без лишнего напряжения заложила вокруг Артура вираж.
Сначала Лайтман заложил крутое пике к радуге, но потом передумал, и принялся просто планировать, глядя вперед. Крыльями он не махал. Крылья он держал ровно, так как это делает орел, кружа над степью. Голографический полет, над голографическим миром, мир фантазии, мечты, реальны только ощущения. Артур вспомнил как плыл в море, в голографической презентации Тара Мари. Там ощущения тоже были реальны. Лайтман отвлекся от всего, и просто летел кругами. М'Кота завернула вокруг него вираж, промелькнула и Артур прервал свои размышления, повернул к ней голову и все еще несколько отрешенно улыбнулся.
- Необычно, да? – сказал Артур, - красивый вид, мечта о полете, очень оригинально.
– Сегодня всё очень оригинально, – неожиданно серьёзно отозвалась М’Кота. – Я сегодня целый день думаю необычные мысли, а всё из-за этих презентаций. Помнишь я говорила о том, что некоторые исследования могут быть не менее доблестными, чем сражения, потому что в них ничуть не меньше риска?
- Да, М'Кота, помню, - сказал Артур, все также глядя вперед по своему курсу, - к чему ты ведешь? Ты о доблести Акриты или о чем то еще ?
– Ну, для тебя это не новость, – некоторым сожалением произнесла М’Кота, – и вообще для вас всех. А я думаю о том, что мы отстаём от всех остальных, пусть не во всём, но в некоторых очень важных вещах, потому что считаем их второстепенными или не служащими делу чести. И среди них точно есть те, которые, заслуживают не меньше уважения, чем военные подвиги.
- Ну да, - ответил Артур, - только то не отставание, просто другой взгляд на вещи, со стороны военного. Но вы же не все военные на Кроносе. А теперь ты видишь просто с другой стороны, некоторые невторостепенные вещи, которые принадлежат душе другого человека. И этот человек не побоялся это показать. Вот это доблесть.. Да.
Некоторое время М’Кота летела молча. Артур был прав, но помимо того, что он сказал, было и ещё что-то важное.
– Мы не все военные, – сказала она, наконец. – Но мы позиционируем себя как раса военных, всё остальное второстепенно. Тот, кто рискует жизнью, испытывая звездолёты, рискует не меньше, чем те, кто идёт на них в бой, но если он гибнет, все относятся с почтением к этой гибели, и всё же сожалеют о том, что он погиб не в бою. До того, как я подлетела к тебе, я представляла себе, что испытываю шаттл, пригодный для виртуозного маневрирования в атмосфере, и считала, сколько раз я была бы на краю гибели, будь это планетой со стандартной атмосферой и не будь это голопрограммой. И думала, что когда звездолёты идут на встречу силам противника, вместе с их экипажами идут в бой и души тех, кто отдал свои жизни за то, чтобы машина в самый опасный момент не подвела. Сейчас я думаю о том, что сделать, чтобы хотя бы в этом исправить несправедливость.
- Но это голограмма, и это мечта Акриты, о том, чтобы летать в космосе и атмосфере без других приспособлений. Но я понимаю твои ассоциации. И вот еще что… нет никакой несправедливости. Может в каком-то конкретном случае, если кого-то забыли, но обычно – всех помнят.  Или о какой ты несправедливости?
М’Кота снова вздохнула:
– Не в ту степь меня понесло да? Но ведь если мечта хорошая, она всегда что-то в нас меняет!.. – Немного подумав, клингонка попробовала снова объяснить: – Ну хорошо, наверное, с испытаниями был не самый лучший пример. Но вот, допустим, врачи... если кто-то из них умрёт, пытаясь победить болезнь, он не будет считаться таким же героем, как павший в бою воин, и его близкие, даже если они убеждены, что его смерть была по-настощяему доблестной, будут должны совершить подвиг ради того, чтобы его приняли с Стовокор. Разве это правильно?
Артур хмыкнул и повел головой, как бы показывая на окружающее.
- Я не уверен, что это мечта о том, что будет с Акритой и квадрантом через 20 лет, это скорее фантазия, об участке космоса, или о другой нашей физиологии, в другом мире, не нашем, но, впрочем, мы не о терминах. Ясно. Странно, М'Кота, почему врач не будет считаться? Он спасал других ценой собственной жизни, или продвинул вперед исследование, ценой собственной. Не справедливо отказывать ему в Стовокоре, как вы это говорите. Да, не очень правильно. – но Артур не стал распространяться про то, что клингонские вера мало общего имеет с реальностью, так верили клингоны, это было их право. – А души не идут ни в какой бой, это память в сердцах живых,  которым положено помнить. Извини… если я невпопад.
– Эта была метафора, – язвительно объяснила М’Кота. – Мне казалось, у землян с метафорами проблем быть не должно. Естественно, никто не знает, что на самом деле делают души людей после смерти!.. А что, тебя смущает то, что эта мечта не связана с реальностью? Но ведь в условии было просто «моя мечта», каждый мог понимать это как захочет.
Артур снова усмехнулся, корректируя свой курс рядом с М'Котой.
- Тебе попался землянин, у которого проблема с чувством юмора, с метафорами, который и сам способен на таковые иногда, но их не понимают. Нет, меня ничего не смущает, мечта как мечта, Акрита сказала, что это будет о другом, я только надеюсь, что эти самые души – не делают вот это самое, что и мы сейчас, не хотелось бы представить, что это модель мира после жизни. А, вот и радуга, по условиям задачи надо пролететь через нее, ты первая!
М’Кота нырнула в радугу, с любопытством рассматривая мир изнутри – сквозь искры преломлённого света, затем снова выскользнула наружу и рассмеялась:
– Ну, если бы они делали это всю отведённую им вечность, они бы вторично умерли от безделья! Мне кажется, это не модель мира после жизни и вообще не модель мира, а картина художника, в которую нам позволили заглянуть. Мы же не спрашиваем автора, что находится за рамкой нарисованного им пейзажа, правда? Он увидел космос, небо и радугу, и летящих в небе людей, это вдохновило его и получилась картина. Но за пределами этой картины существуют не общемировые закономерности, а чувства, которые она вызывает в человеческом сердце. Ты только что слышал, какие у меня это вызвало мысли и чувства, но если ты сейчас поймаешь и спросишь кого-то другого, он расскажет тебе что-то совсем не похожее, что-то своё. Вот это и есть мир картины – не точное соответствие и выверенность модели мира, а чувства тех, кто на неё смотрит.
Артур пролетел за М'Котой следом,  потом последовала команда возвращаться.
- Я покажу тебе картины абстракционистов прошлого, мне особенно нравится «Черный квадрат», но есть и другие, фантастические, интересно. Рад, что тебе это нравится. Смотри, - сказал Артур, заметив, как через рудугу пролетела Акрита, и кадеты потянулись к катеру, - все начали возвращаться, нам тоже пора.
М’Кота с сомнением посмотрела на Артура: всерьёз он или шутит? Абстрактная живопись никогда не была её сильной стороной.
– Ну покажи, – неуверенно согласилась она. – Не обещаю, что пойму, что там тебе понравилось, но по крайней мере попытаюсь.
Лайтман хитро улыбнулся, взглянув на М'Коту.
- Я тебе популярно объясню, М'Кота! Ты все поймешь, обещаю! – и кадет взял курс на голографический катер.
________________
с М'Котой
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 10 Января 2018, 10:15:47
3 сентября 2384 г., вечер
ДС9, голокомнаты - презентация Акриты

- Ух ты! – сказал Артур, встраиваясь в голографические крылья, - знаешь что это мне напоминает? Я не успел это показать на своей презентации, но Леонадо… Леонардо да Винчи, мечтавший о полете, построивший множество чертежей, вдохновляясь крылом птицы.
- И не он один, - улыбнулась Акрита, снова поворачиваясь к зрителям. – Я читала древние легенды разных народов Земли. И не только Земли… Видимо, многим по-своему близка эта мечта, так что я не придумала ничего нового. Кто-нибудь из вас ведь наверняка летал во сне?
- Я до сих пор летаю, - призналась Самрита, поглядывая на Освальда. – Но вживую это оказалось даже более круто!
Она довольно быстро приноровилась к крыльям, но, как и в случае с невесомостью, не смешила устраивать какие-то выкрутасы, а просто спокойно и методично поднимала и опускала руки, наслаждаясь каждым взмахом.
- А еще это напоминает плавание в море, - зачем-то добавила землянка. – Не ожидала, что будет так похоже!
-И это только одна мечта из трех? - спросил Брол.
Он взмахивал крыльями максимально медленно из всех, используя восходящие потоки ветра, чтобы парить. Чего в этом было больше - лени или разумной экономии энергии - судить было сложно.
- Да, - кивнула Акрита. – Собственно, она вся уже показана, сейчас мы еще немного снизимся, пролетим над самой радугой и через нее, вернемся на катер и двинемся дальше – к другой планете.
Артур развернулся в воздухе, наметил курс и направился прямо к радуге, заложив крутое пике.
Освальд высмотрел Самриту, подлетел к ней, выровнял скорость, чтобы лететь рядом и тихо, чтобы остальные не слышали, проговорил:
- Предлагаю пари: прилетевший к радуге вторым готовит свидание для прилетевшего первым!
- Это наказание или приз? - рассмеялась Самрита. Освальд не видел ее такой довольной... со вчерашнего вечера.
- Приз нас обоих ждёт, а вот хлопоты по приготовлению возьмёт на себя проигравший... то есть ты! - молодой человек показал язык и резко рванулся в сторону радуги.
- Ах так!.. - Самрита старалась не отставать и практически нагнала юношу, но он оказался быстрее.
То ли он лучше освоился с полётом, то ли Самрита специально отстала, чтобы подготовить свидание, то ли ещё по какой-то причине, но Освальд действительно не уступил лидерства. Облетев радугу по кругу, он подлетел к Самрите и насмешливо заметил:
- Ничего страшного, главное - не победа, а участие, сегодня выиграл я, завтра - ты и... хм, даже не знаю, как ещё тебя утешить, да и надо ли! - кадет тоже был очень доволен презентацией, поэтому подлетел поближе и понизил голос. - Даже интересно, что же именно ты приготовишь! В твоей фантазии, Сэм, я не сомневаюсь - будет здорово!
Утара проводила взглядом упорхнувших кадетов и устроилась на самом комфортном наблюдательном месте с очень довольным видом. Летучая платформа, в которую превратился катер, следовала за кадетами на удобном для наблюдений расстоянии, и своё место болианка считала сейчас более располагающим к мечтам, чем все крылья мира: она совсем не возражала против полётов в облаках, но предпочитала полёты с комфортом: борений, взлётов и падений ей вполне хватало и в жизни, в мечтах Утару обычно окружал иллюзорный покой. Она как никто другой знала, что именно иллюзорный – тот, который в реальности в лучшем случае снится, а в худшем случае приходит в жизнь и приводит её к отравляющему душу застою, в отличие от своего светлого близнеца, о котором люди мечтают в моменты усталости; что ж, именно поэтому редкие мгновения чистого и незамутнённого этими недостатками умиротворения ценились ею так высоко. Сейчас удивительно приятно было смотреть на кружащуюся в небе молодёжь, во много раз приятнее, чем парить в небе самой – может быть, это был признак наступившей зрелости, того качественно нового этапа в жизни, когда радость за других становится сильнее, чем упоение от собственных головокружительных приключений.
Акрита летела спокойно, наслаждаясь каждым моментом, каждым взмахом крыла. Оказавшись над радугой, она опустила руку в переливающиеся разными цветами капельки воды. До поверхности планеты оставалось уже метров 300, и можно было разглядеть вьющуюся между деревьев полоску реки, в которой отражалось закатное небо. Где-то вдалеке за лесом начиналась степь или поле, и, хотя растительность казалась весьма условной, с одного взгляда становилось ясно, что ничто здесь не представляет угрозы. Чем-то этот мир напоминал рай – но не реальный, не вещественный, пронизанный воздухом и светом. Именно поэтому в планы автора презентации не входило спускаться на поверхность.
Группа крылатых кадетов и катер пролетели над радугой, развернулись навстречу солнцу, уже почти коснувшемуся горизонта.
- Вот и все, - с оттенком светлой грусти сказала Акрита, посмотрев на остальных. – Теперь нам пора на борт и двигаться дальше.
- Это было очень здорово, - призналась Самрита. - Будет интересно посмотреть на остальные твои мечты!
Благодаря тому, что голографический катер двигался за ними следом, возвращаться не пришлось слишком долго, в том числе не нужно было снова пересекать орбитальное пространство. Ракар и Крим быстро вернулись в катер, и только тогда ромуланец, наконец, отпустил баджорца, когда удостоверился, что они стоит на твердой поверхности.
- Красиво было, да, этого не отнять, - сказал Ракар.
-А кто-нибудь следит за временем? - сказал Брол, подлетая к катеру, - Мне кажется, мы уже минут сорок тут летаем по-разному.
-Все в порядке, - махнула крылом Хена, - Мне кажется, в конкурсе должно считаться только то время, которое наши коллеги тратят на то, чтобы показывать и рассказывать. А сколько мы сами тратим на вопросы и развлечения в программе, вроде этого полета - этого ни презентующие, ни мы сами не можем предсказать заранее. А в такой красоте хочется побыть подольше.
- Должны все успеть, - сказал ромуланец, - зачет не по времени, а по содержанию, я думаю.
Он одновременно с нетерпением ждал, когда вернется Квинтилия, раздумывал над вопросом о том, почему Делас выбрала для Квинтилии мешковатый серый комбинезон, и немного нервничал по вопросу разрешения доступа к счету со средствами, на которые он должен будет купить корабль сегодня.
Делас и Квинтилия вернулись на катер одновременно.
- Формальные требования не менее важны, - услышал Ракар за спиной голос Делас. – Уф, долетела! Федераты ведь так любят честность и игру по правилам, а правила и ограничения в этом задании были установлены заранее, - ромуланка широко улыбнулась.
Ракар обернулся и сначала посмотрел на Квинтилию, а потом на Делас, и тоже улыбнулся.
- Ну, мы вроде не в сенате с речью выступаем, с фиксированным регламентом. Тут мечты…
И тут Ракар взглянул на время.
- Но да, немного часов осталось до вечеринки Самриты, а до нее надо успеть еще проголосовать, подготовить все в ангаре 13, и прочее… прочее… - сказал ромуланец, и перевел взгляд на Акриту.  – Куда мы полетим теперь?
- Мы полетим… дальше, - неопределенно мотнула головой Акрита, мягко опускаясь на пол катера и складывая крылья. – И не беспокойтесь, вторая и третья мечта будут не такими интерактивными и куда более условными, поэтому не займут много времени.
Всё время полёта Тенек держался в стороне от других был сдержан и осторожен – наверное, так бывает осторожен десант во время первой высадки на очень красивую, но абсолютно неизвестную планету. Участники десанта не позволяют себе раслабиться, как бы ни грело солнышко, как бы ни шелестела листва  и как бы ни манила мягкая трава прилечь в тени дерева. Вулканец был уверен, что этот фрагмент презентации стоит того, чтобы прийти в него ещё раз, а может быть даже не раз погрузиться в его поразительную реальность, но именно поэтому нужно было втрое внимательнее следить за собой, и именно поэтому Тенек был уверен, что не позовёт сюда во второй раз никого, даже саму хозяйку этого места… не то чтобы вообще никогда, но уж точно не сделает этого до тех пор, пока не освоится с этим миром сам.
_______________
Совместно со всеми кадетами и Утарой Рилл
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 12 Декабря 2017, 09:54:13
3 сентября 2384 г., день
ДС9, голокомнаты - презентация Освальда

Освальд снова нажал на кнопку, и сцена быстро сменилась. Зрители оказались в баре "Кварк'с", который весь был украшен символикой пяти упомянутых ранее государств и проекта "Альфа". Столов и стульев на первом этаже почти не осталось - место было освобождено, чтобы позволить поместиться большому количеству гостей. Всё это действовало на нервы барменам-ференги, которые периодически ворчали, что Федерация недостаточно компенсировала им убытки.
В толпе можно было выделить отдельные группы, которые, очевидно, относились к разным наборам "Альфы" или ни к одному вообще. Зрители презентации чётко видели себя в будущем, всё ещё державшихся вместе. Немного выделялись только Артур с М'Котой, пытавшиеся удержать своих детей на месте, и Освальд с Самритой, о чём-то говорившие с молодой девушкой в кадетской униформе. В какой-то момент Ракар привлёк внимание группы к подозрительной личности в закрытой накидке с капюшоном. Определить расу, пол и возраст было невозможно, потому что одежда надёжно скрывала все детали, но в какой-то момент незнакомец решил потереть глаза, и все заметили кардассианскую кожу на руке, но фигура поспешила ретироваться прежде, чем кто-либо успел отреагировать.
Через несколько секунд сверху послышался звон от стука ложечкой по бокалу, и к перилам подошли мужчина-трилл и болианка - зрители презентации сразу узнали обоих - а также ромуланец в форме коммандера, высокая клинонка в доспехах, кардассианец в своей, тоже напоминающей доспех форме и ференги в дорогом гражданском костюме. Планкс вышел вперёд и взял микрофон.
- Здравствуйте, приветствую вас на двадцатой годовщине запуска проекта "Альфа". На случай если кто-то не знает, я коммандер Диас Планкс и я был координатором кардассианской группы самого первого набора и ещё четырёх на протяжении этих лет, а также вместе с моими коллегами буду ближайший год присматривать ещё за одной группой. Также сегодня мне выпала честь сказать несколько слов в этот знаменательный момент.
Трилла встретили бурными овациями, особенно те, кому довелось участвовать в проекте под его началом - очевидно, коммандер Планкс был популярен среди подчинённых.
- Когда всё только началось, это был очень смелый и рискованный проект, участников ждало множество трудностей. Мы все надеялись, что проект облегчит сотрудничество между государствами и позволит наладить взаимопонимание. Несмотря на то, что с самого начала группа на ДС9 столкнулась с различными трудностями, результат, как вы знаете, превзошёл все наши ожидания, даже самые смелые. Продолжение проекта, федерально-ромуланская экспедиция в Дельта-квадрант, клингоно-кардассианские совместные операции по безопасности, федерально-кардассианский университет на Ференгинаре и, разумеется, заключённый шесть лет назад Союз пяти государств - гарант мира и процветания в двух квадрантах Галактики. Наши народы прошли огромный путь, и одним из первых шагов, маленьких шажков на этом пути стал самый первый набор в проект "Альфа".
Коммандер указал рукой на группу участников первого набора, и по залу вновь пронеслись аплодисменты.
- Я рад видеть, что все те, кто участвовал в проекте под моим присмотром, присутствуют здесь сегодня, спасибо вам огромное! Завтра днём пять групп отправятся вместе со своими координаторами к месту пребывания, поэтому сегодня призываю всех воспользоваться случаем и как следует повеселиться и отдохнуть перед трудным годом!
Трилл отложил микрофон, а ференги за барной стойкой, продолжая недовольно ворчать о том, что ему мало заплатили за это, нажал пару кнопок, и в баре заиграла музыка, не настолько громкая, чтобы невозможно было спокойно говорить, но всё же позволявшая отдельным группам людей сохранить намёк на приватность.
- Рада видеть, что вы все собрались сегодня, - к группе кадетов первого набора медленно спустилась Утара Рилл, - удивительно, прошло всего двадцать лет, а как много изменилось. Помните то задание про мечты о будущем? У нас у всех были свои надежды на то, что случится в скором времени, и, искренне в это верю, многие, если не все, мечтали о том, что из нашего проекта получится нечто большее. Думаю, можно сказать смело, что все эти мечты сбылись. Даже если кто-то представлял себя тогда президентом Федерации, а оказался выдающимся учёным, или же вместо желаемого адмиральского кресла в штабе Флота решил ограничиться тремя пипами - это всего лишь детали. Главное же в том, что наши с вами усилия тогда не были напрасны. Поздравляю вас с годовщиной и... теперь меня занимает другой вопрос: а что же будет ещё через двадцать лет?
Взрослые версии участников задумались, покрутили головой, переводя взгляд с одного на другого, потом посмотрели на зрителей презентации, помахали им рукой, и на этом программа завершилась.
Освальд посмотрел на своих коллег и координатора, после чего произнёс:
- На этом всё. Если у кого-то остались вопросы, я готов на них ответить.
Едва Освальд закончил, как в стене голодека появилась арка, и в комнату вошла запыхавшаяся Делас. Ничего не сказав, она шмыгнула за спину более высокой Жантарин.


- Ты даже об Утаре и Планксе не забыл! – чуть удивленно, но довольно шепнула на ухо Освальду Самрита. Видимо, сама она о них не подумала…
- Ну а как иначе! - с усмешкой шепнул в ответ Освальд. - Надеюсь, получилось не слишком... неправдоподобно. Потому что говорили-то слова Планкс и Рилл, но сами слова - мои, и я не уверен, что они сказали бы всё именно так…
Лайтман поднял руки и три раза хлопнул в ладоши. На самом деле Лайтману было грустно. Потому что в этот момент он почувствовал потери. Здесь не было коммандера станции, той самой, Мори Джанир,  погибшей на этом проекте. И теперь ему ясно было видно, что будущее на самом деле очень хрупко. Очень хрупко. А некоторые мечты ценны именно тем, что в них очень хочется верить.
- Освальд, это было шедеврально, ты молодец, - все таки сказал Артур.
- Да, это действительно здорово, – восторженно выдохнула Акрита. – Мне бы хотелось участвовать в федерально-ромуланской экспансии в Дельта-квадрант! А можно спросить, просто чтобы знать на будущее – какой день считается днем основания проекта? Просто я тут не с начала…
- Первый брифинг у нас был пятого августа, так что я отталкивался от этой даты, - пояснил Освальд.
- А я бы посмотрела на этот университет на Ференгинаре, - хихикнула Самрита.
- Хана боргам, одним словом, - усмехнулся Артур, - Освальд, а кто этот неизвестный, в капюшоне и потом убежал? – и Артур оглянулся на остальных, здесь была только Делас из ромуланцев.
- А ты сам-то как думаешь, Артур? - переспросил Освальд. - Кто мог бы интересоваться нами, но, при этом, иметь причины не светиться?
- Илама Толан? – неуверенно спросил Артур.
- Да, я думал именно о ней, - кивнул Освальд. - Раз она действовала по принуждению... хотелось бы, чтобы у неё появился шанс начать жизнь заново.
Лайтман только молча кивнул в ответ Освальду.
На этом закончилась первая презентация.
_________________
с Утарой Рилл и кадетами кроме Ракара и Тенмы
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 12 Декабря 2017, 09:49:43
3 сентября 2384 г., день
ДС9, голокомнаты - презентация Освальда

Когда кадет снова нажал на кнопку, сцена тут же изменилась на просторную каюту. На большой кровати сидел коммандер Макдауэлл и складывал несколько комплектов одежды в небольшую наплечную сумку. Коммандер Баккер что-то отчаянно искала в стенном шкафу и, не взирая на то, что стоящая рядом с ней сумка была почти полной, не собиралась останавливаться.
- Сэм, мы на неделю летим, а не на год, - в голосе коммандера прорезались те самые насмешливые нотки, которые были знакомы участникам.
- Это важно, - упрямо проворчала Самрита, - некоторых из них мы не видели несколько лет, и я хочу предстать в идеальном виде! Кстати, ты от кого-нибудь слышал хоть что-то?
- Да, мне написал профессор Тенек. Спрашивал, посетим ли мы ежегодное мероприятие в этот раз. Как будто он за столько лет не заметил, что мы всегда прилетаем, даже из самых глубин космоса...
- Думаю, ты ему так и сказал, а он на это ответил, что всё когда-нибудь случается в первый раз. И он, между прочим, прав!
- Знаю. А ты от кого-нибудь что-нибудь слышала?
- Слышала! - Самрита высунулась из шкафа и аккуратно сложила красивое платье, которое ни разу в жизни не надевала. - Наша сладкая парочка обещала прилететь с детьми.
- С детьми? - Освальд переспросил немного удивлённо.
- Угу.
- Со всеми... своими детьми?
- Угу.
- С четырьмя парами близнецов-полуклингонов?!
- Да, а что такого? Для них это прекрасная возможность собраться всем вместе, а то ты же знаешь: половина детей живёт с Артуром на "Магеллане", половина - с М'Котой на "Окроне"...
- Да-да, и ни он, ни она не готовы отказаться от командования... вот же два упрямца! Были бы первыми или вторыми офицерами - участвовали бы в программе обмена: полгода на клингонском корабле, полгода на федеральном - и сами бы не мучались, и детям было бы проще!
- Ты каждый год это говоришь! - рассмеялась Самрита.
Коммандер Макдауэлл подошёл к шкафу и, чуть подумав, извлёк небольшой кейс и достал оттуда две синих униформы с эмблемами на рукавах. Он долго рассматривал их, всё больше мрачнея, а потом спросил:
- Как думаешь, на двадцатую-то годовщину Толан появится? Хоть кто-нибудь что-нибудь знает?
- Нет. С самого освобождения никто из наших о ней даже не слышал... мы даже не уверены, что она вообще жива.
Освальд какое-то время продолжал смотреть на две их формы с регаты, а потом решительно положил одну в сумку Самриты, а вторую - в свою.
- Она жива, я хочу в это верить. И, кажется, я понимаю, почему она не даёт о себе знать… Ладно, хватит уже собираться, пойдём, пока не опоздали!
Как только офицеры скрылись за дверью, сцена вновь застыла, хотя это и не было особо заметно. Тем не менее, Освальд обвёл взглядом участников и сказал:
- Это была вторая часть.
Лайтман пробрался к М'Коте, взял ее за руку и отчаянно улыбаясь прошептал на ухо:
- Ха, М'Кота! Хочешь четыре пары близнецов полуклингонов? Я лично очень хочу!
– Мне подходит, – ответила клингонка, не понижая голоса (в отличие от Артура, её эта тема совершенно не смущала). – Правда я не думала о должности капитана, но идея интересная… Так что если вдруг я буду с половиной нашей семьи жить на клингонском корабле, все претензии к Освальду.
- Ну, это Освальда мечта! Моя – имеет некоторые разночтения с его, - продолжил Артур, - я надеюсь, что ты все таки будешь со мной, а не где-то на другом корабле.
– Увидим, – с демонической усмешкой сказала М’Кота. Не то, чтобы она возражала, просто ей нравилось, как Артур беспокоится по этому поводу.
Лайтман вздохнул, и снова посмотрел на застывшее изображение.
- Да, Освальд. Классная у тебя мечта. И нам не терпится, что же будет дальше? Куда лежит ваш путь?
-А там будет про всех? - тоже спросила Хена.
- Думаю, многие уже могли догадаться, куда именно мы держим путь, - довольно произнёс Освальд, - на празднование двадцатилетней годовщины начала нашего проекта! И да, Хена, судьбы других членов нашей группы будут упоминаться дальше, просто мне хотелось создать правдоподобное повествование, а обсуждение всех сразу и в одном месте выглядело бы... странно! Однако, я прошу не принимать... впрочем, ладно, если надо будет, я в конце презентации дам необходимые пояснения.
Кадет переводил взгляд с одного участника на другого, ожидая новых вопросов.

***

Пока кадеты засыпали Освальда вопросами, Делас, стоявшая за спинами остальных, вдруг решительно направилась к координатору.
- Мэм, мне необходимо выйти, - тихо, но уверенно заявила она.
«Какое-то ромуланское поветрие!» – промелькнуло в голове у Утары, вслух же болианка сказала:
– Да, конечно, – и добавила, поскольку Делас всё-таки была новенькой: – Пропущенные фрагменты вы сможете посмотреть в записи, но всё же по возможности приходите быстрее.
- Разумеется, - очень вежливо проговорила ромуланка, что в ее случае могло означать как готовность посмотреть пропущенные фрагменты, так и просто попытку отмахнуться.
Она развернулась и направилась к выходу – арка голодека появилась на несколько секунд и тут же исчезла вместе с Делас.

***

Когда Освальд вновь нажал на кнопку, сцена изменилась, но теперь уже не мгновенно: каюта внезапно пришла в движение. Точнее, не сама каюта - участники двинулись в сторону одной из стен и уже через пару секунд оказались в космосе, откуда смогли увидеть корабль и космическую станцию на орбите планеты класса М, всё быстрее и быстрее удаляющиеся и, в конце концов, скрывшиеся из виду. Пространство вокруг выглядело так, словно корабль двигался с варп-скоростью, однако, продлилось это всего несколько секунд - группа кадетов также внезапно "сбросила скорость до импульсной" и оказалась перед станцией ДС9, а потом "просочилась" внутрь, оказавшись недалеко от одного из шлюзов на стыковочном кольце.
Внутренности смоделированной станции выглядели, в целом, также, как и у настоящей, но было несколько отличий в деталях. Во-первых, информационные экраны и терминалы приобрели более "футуристический" внешний вид, напоминающий консоли на мостике корабля в первой сцене презентации. Во-вторых, на стене прямо напротив шлюза висели рядом друг с другом пять флагов: Федерации, Кардассианского союза, Клингонской и Ромуланской империй и Альянса Ференги, а прямо над флагами находился плакат с символом проекта и надписями "Проект "Альфа" - 20 лет сотрудничества" на главных языках этих пяти государств. В-третьих, вокруг было весьма и весьма многолюдно, гораздо более многолюдно, чем обычно бывает на настоящей ДС9. К тому же, контингент был ещё более пёстрым, чем обычно: навсиканцы, орионцы, лиссепианцы и лурианцы, не говоря уже о представителях пяти государств, куда-то шли, с кем-то разговаривали или же просто стояли и ждали. Шум и гам стояли такие, что даже ожидающие прилёта корабля нет-нет, да поглядывали в сторону спорящих не на живот, а на совесть телларита и ференги или сторонились какого-нибудь здоровенного навсиканца или грозного клингона.
Внимание кадета Макдауэлла, однако, привлекала невысокого роста девушка-трилл в капитанской форме и с паддом в руках, которая стояла недалеко от шлюза и настолько внимательно за ним следила, словно, происходящая вокруг жизнь нисколько её не интересовала. Квинтилия изменилась куда сильнее Освальда и Самриты, но её, тем не менее, всё равно можно было узнать: практичная, хотя и не лишённая привлекательности причёска, спортивная фигура, немного надменный взгляд, а также то, как она осадила случайно задевшего её молодого райзианца, выдавали владельца с головой, а заодно демонстрировали, что некоторые старые привычки вернулись к их коллеге вместе с униформой Звёздного флота. Тем не менее, когда шлюз всё-таки открылся, и из толпы пассажиров вышли коммандеры Макдауэлл и Баккер, на лице трилла промелькнула улыбка, пусть и всего на несколько секунд.
- Прошу следовать за мной, - после сдержанных рукопожатий и ловкого ухода от попытки Самриты обнять свою старую коллегу, сказала капитан Перим и пошла по коридору, на ходу рассказывая, что ждёт прибывших, - торжественная речь начнётся только через три часа и двадцать шесть минут, однако, как обычно, наша группа решила собраться около памятника Союзу пяти государств и обменяться новостями, так что не задерживайтесь в каюте - сбор через... двадцать пять минут. Не опаздывайте, коммандеры.
- Слушай, мы с Сэм не на службе, и ты, кстати, тоже, так что давай-ка без званий, Квин, - проворчал Освальд.
- Квинтилия! - вспыхнула трилл. - Если ты за двадцать лет не смог запомнить, что моё имя не сокращается, то я не понимаю, как тебя вообще на флоте держат, Макдауэлл!
- Не обращай внимания, - прыснула Самрита, предварительно ткнув Освальда локтём в бок, - он просто завидует тому, что ты его обошла в звании.
- Враки! - изобразил обиду коммандер Макдауэлл. - Я сам решил не идти в командование, оставшись главой корабельной службы. Как и ты, в общем-то.
- Да-да, рассказывай! - ехидно заметила Баккер, заходя в турболифт.
Перемещение по станции, как и по кораблю в первой сцене, было явно ускоренно, потому что чуть ли не через несколько секунд они приехали и оказались прямо перед гостевой каютой. Капитан Перим сказала, что подождёт офицеров у двери, земляне зашли в каюту, а через пару секунд вышли уже без сумок - то ли они их оставили прямо у входа, то ли презентация специально опустила ожидание. Ещё через несколько секунд поездки трое оказались уже на Променаде, в том самом закутке, где когда-то был фуршет, а потом - театральное представление, совмещённое с акцией протеста. Теперь же там стоял большой стол в форме полукольца, в центре которого находились пять фигур, изображавших широко улыбающегося землянина, гордо поднявшего голову клингона, подозрительно смотрящего на остальных ромуланца, задумчиво чешущего гребень на подбородке кардассианца и хитро ухмыляющегося ференги с двумя полосками латины в руках. Над ними в форме дуги располагалась голографическая надпись на английском "Сотрудничая - процветаем. 2398 - 2404", а под ней - переводы на другие языки.
Рядом с монументом стояли... бывшие участники "Альфы" - это было очевидно. До зрителей долетали обрывки разговоров.
Почти не изменившийся внешне Тенек со свойственным ему и его народу упорством уговаривал Хену присоединиться к нему в Университете Бетазеда, повторяя, что не так-то много профессий могут сравниться по своей значимости с преподаванием и что лейтенант-коммандер Хена найдёт не меньше, если не больше, причин для радости, чем в той трёхлетней экспедиции в Гамма-квадрант на двух звездолётах, в которой собралась участвовать. Стоящая рядом с ними Делас то и дело фыркала, мотала головой и принималась размахивать руками и доказывать, что преподавание - это всего лишь передача знаний другим поколениям, тогда как куда важнее эти знания преумножать, после чего звала Хену в свою лабораторию в качестве добровольца-подопытного, как бы невзначай прибавляя, что эксперимент, для участия в котором ей и понадобилась именно коллега-ференги, почти наверняка безопасен и не должен, согласно данным компьютерного моделирования, привести ни к каким серьёзным патологиям.
____________
С Утарой Рилл и кадетами кроме Ракара и Тенмы
продолжение следует...
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Декабря 2017, 13:17:01
3 сентября 2384 г., день
Стыковочное кольцо -> каюта Артура и Освальда

Артур вышел за М'Котой в коридор и ему пришлось не просто ускориться, чтобы догнать М'Коту, он побежал.
- М'Кота, постой, - Артур догнал девушку в коридоре уже далеко от ангара 13. – Нужно поговорить.
М’Кота резко остановилась, развернувшись к нему лицом и пытаясь что-то выразить жестикуляцией, затем выговорила почти с таким же трудом как своё объявление на брифинге:
– Лучше не сейчас, сейчас я должна пробеситься!
Артур выдохнул и сказал:
- Ну пробесись и выговорись при мне, а потом мы поговорим. Просто, если мы будем бежать друг от друга и ничего не высказывать – это не хорошо. Я хочу тебя выслушать, что случилось? Объясни, пожалуйста.
М’Кота вздохнула: землянин не знал, о чём он просит, но если уж любимый мужчина попросил...
– Хорошо, – вздохнула она и со всей дури треснула себя кулаком в лоб. Потом ещё раз. Потом стёрла кровь ладонью, глубоко вздохнула и произнесла: – Давай, спрашивай, а то я до последнего момента плохо соображала.
У Лайтмана перехватило дыхание, и он не успел среагировать. Если бы ударов было три, он бы успел перехватить ее руку, а тут не успел. Сузив глаза, он критически осмотрел М'Коту, потом вытащил платок и стер им кровь, сначала с ее лба, потом с рук.
- Так, полагаю, ко врачам ты после такого не ходишь, поэтому пойдем ко мне в каюту, я промою твою рану. Все разговоры потом.
С этими словами он взял девушку под руку и настойчиво побудил идти с ним.
– Ну, пошли, – вяло согласилась М’Кота и мстительно добавила: – Если бы ты согласился подождать часок, пока я что-нибудь разгромлю в голокомнате, мне бы не пришлось этого делать!
- Голокомнаты сейчас заняты, нашими, потом твоими соотечественниками, потом, другие жители станции тоже наверняка хотят развлечься, - мерно и успокаивающе говорил Артур, ведя М'Коту в их с Освальдом каюту. – Так что, вряд ли бы ты нашла их свободными. Да и не выход это…
В каюте Артур посадил М'Коту на стул, поставил второй напротив нее, намочил свой платок, сел напротив и принялся стирать вновь выступившие капли крови с ее лба, охлаждать ушиб. На М'Коту он смотрел нежно.
- Не делай так больше, прошу тебя. Мне дорога твоя голова, и не просто как память. Вон, если хочешь на той стене повесим доску и ты будешь метать в нее свой д'таг. Это тоже иногда помогает.
– Лучше повесь «грушу» помассивнее, чтобы я могла её отлупить, – кисло улыбнулась М’Кота.
- Можно и грушу, - улыбнулся Артур, омывая ее ладони. Затем заглянул М’Коте в глаза, снизу вверх, чуть наклонившись.
- Ну как ты? Тебе полегче?
– Немного, – неохотно признала М’Кота, - но я всё равно на тебя зла. Я уже привыкла к тому, что Самрита слышит в моих словах только плохое, меня не удивляет, что ромуланцы слышат только то, что сами хотят, но ты... Я думала, ты достаточно хорошо меня знаешь, чтобы не придумывать за меня того, что я не говорила, и чтобы услышать то, что я сказала. Но нет. И это было больно!
Артур молча кивнул, встал, поставил тазик с водой на стол, положил там же платок и вернулся в стул напротив М'Коты, снова посмотрел ей в глаза.
- Ромуланцы иногда слышат даже то, что не сказано, как я мог убедиться, но – это не одни только ромуланцы, это вообще не от расы зависит. Это не важно. На самом деле я правда хотел поговорить о том, что ты сказала. Не думай, что я не слышал. Я слышал все, и суть, и форму. Может быть, ты услышала слово «хватит» - и оно послужило причиной в том числе, да? «Хватит» - это я, к сожалению, не досказал всего. Я просил прекратить грубость. Хочешь я объясню, почему это было грубо? - Артур говорил мягко и аккуратно.
– Подожди, то есть ты был недоволен формой, а не сутью? – М’Кота посмотрела на него в упор. – Но почему ты тогда прямо этого не сказал? Почему, как и все, сделал вид, будто я прицепилась к регате? Если хочешь знать, я упомянула её только потому, что ты сам попросил говорить прямо и откровенно, и раз это создало мне сложности в общении с Делас, я это честно признала. И ещё я упомянула это, потому что это был один из примеров того, насколько Делас сама предубеждённо относится к нам. Речь шла не о регате, а о её предубеждении, а вы все трое вывернули мои слова наизнанку, словно я говорила о её провинности тогда, а не о том, как она обращается с нами сейчас. А ведь я сказала правду! Даже Освальд вчера заметил это и сказал ей, что она сама обвиняет нас, когда мы ещё даже никак не успели проявить себя.
Артур взял обе ладони М'Коты в свои и продолжал смотреть ей в глаза.
- Да, формой, а не сутью, все верно. Понимаешь, иногда даже очень правильную вещь можно сказать так, что вся суть будет скрыта грубой формой и не дойдет до разума оппонента. Именно это и произошло. Все действительно так, Делас – ромуланка. Так исторически сложилось, что ромуланцы всегда имели предубеждение, всегда были противниками, всегда подозревали всех и вся, и это продолжается до сих пор. Это нужно изменить, но этого не изменить, если мы будем вести себя грубо. По-моему, вполне естественно для нее, после того, что она сделала на регате – считать, что мы ее ненавидим и будем хотеть отомстить. Вполне естественно считать, что мы ее не примем и не захотим работать вместе. Я видел страх в ее глазах, М'Кота. И то, как она реагирует сейчас – это защитная реакция. Мы должны избыть эти века подозрения, недоверия и взаимных обвинений. Но если мы будем называть ее в третьем лице при ней, грубить и проявлять неприязнь – мы ничем не сможем приблизить то желаемое будущее, для которого проект. Ты права в том, что нужно достичь – чтобы она сама относилась к нам так, как хотела бы, чтобы относились к ней, но, к сожалению, не все можно сделать сразу. Некоторые вещи требуют длительного пути для своего достижения. Некоторые стены очень трудно разрушить, но если методично и настойчиво это делать – стена однажды рухнет. Прости меня, если тебе показалось, что я вывернул наизнанку твои слова. Я хочу сказать, что иногда нужно выдать человеку кредит доверия, и протянуть доброжелательную руку первым, несмотря на все негативные проявления с другой стороны. Своим собственным примером показать, как должно быть, и тогда – вторая сторона может осознать, принять и начать действовать в соответствии с этим. Нам нужно было сделать первый шаг в том, чтобы она нам поверила. Потому что, кто кроме нас?
М’Кота слушала Арутра, нахмурившись, кажется, ей не всё нравилось в его словах.
– Я была честной, а не грубой, хотя, может быть, по-вашему это выглядело и не так, – сказала она. – Может быть, вам стоит и мне выдать кредит доверия, а не сразу обвинять? И потом, я уже выдала ей кредит доверия, я же сказала, что почти уговорила себя забыть про регату, а она взяла и опять всё испортила. Ну, допустим, вулканцу наплевать, у него на голове спляши, он и не заметит, а если бы это был кто-то другой? Я не согласна с тем, чтобы Делас можно было вот так запросто обвинять всех подряд, а мы бы стелились под неё и не смели даже возразить. Что там Самрита говорила насчёт Квинтилии? Чтобы она показала себя с хорошей стороны? Вот пусть и Делас поработает над тем, чтобы показать себя с хорошей стороны, а не просто принимает наше доброе отношение, да ещё брезгливо в нём ковыряясь! И не формально, не так чтобы снисходительно так сходить на ремонт нашего катера и умыть руки, а по-честному: пусть сделает то, что ей труднее всего – пусть увидит в нас равных себе порядочных людей, а не кучу сброда, неспособного на порядочность и великодушие. Большего я от неё и не требовала. И как мне кажется, каждый, кто пришёл в этот проект, заведомо подписывался на это, так что я не хочу от неё чего-то запредельного.
- Да, М'Кота, - улыбнулся Артур, - и тебе тоже. Сколько угодно кредитов. Только в самом начале этого всего – нужно было показать, что мы ее просто приняли. Демонстрация изначального доверия, о том, что мы готовы простить при определенных условиях и принять. Дать шанс проявить себя иначе. А что будет дальше – мы посмотрим. Просто чтобы она начала показывать себя с хорошей стороны, зная, что мы не отринем сразу. Иначе мы ничего не добьемся. И… я тебя не обвиняю, а перед Делас мы не стелемся. Суть в том, что начать дорогу нужно с первого шага, и посмотрим, что воспитается из Делас. Из нас никто не слишком простой. Мы все сложные, и к каждому приходится находить подход. Давай попытаемся, чтобы потом не было мучительно больно за то, что мы даже не попытались.
– Я пытаюсь, – упрямо сказала клингонка, – а она – нет. Она тоже должна дать нам шанс хорошо себя проявить, а не наезжать на нас всякий раз, как ей что-то примерещится. И если ты с ней уже так подружился и такой знаток дипломатии, доведи дипломатично до её сведения, что такие выходки совсем не прибавляют ей наших симпатий.
- Вот именно этим мы и займемся в течение всего проекта, - кивнул Артур, - доведением до ее сведения, что нужно относиться к нам так, как она хотела бы, чтобы относились к ней. Все в точности так, как ты сказала, только методы выберем не силовые.
Артур усмехнулся.
- Я не подружился, и дипломат из меня очень хреновый, сама помнишь, что было на площади перед мэрией на Волане II. Кроме того, когда Алем Латак внес изменения в компьютер катера "Эльба", отключив протоколы безопасности, что в результате изменения характеристик импульсного двигателя Кейрой привело к прорыву плазмопровода – знала бы ты, какие чувства я испытывал, когда Валардис подтвердил мои предположения.
Лайтман покачал головой все с той же усмешкой.
- В любом конфликте всегда есть две стороны, но нам нужно научиться договариваться. Как Курзон Дакс смог завоевать доверие и уважение клингонов, как ваш канцлер Горкон сумел увидеть необходимость мира, забыв о вражде, ради того, чтобы достичь будущего, которое он назвал "неоткрытой страной". И если не получится – то что уж с этим поделать, только в том случае нам не в чем будет обвинить себя, потому что мы сделали все для победы. Ну что, М'Кота, мир?
– Между прочим, Дакс, чтобы завоевать уважение клингонов, ушел, хлопнув дверью, – язвительно напомнила М’Кота, – так что иногда и жёсткость проявить невредно! – тем не менее, потом девушка улыбнулась и протянула Артуру руку: – Мир!
Артур широко улыбнулся.
- Я это запомню, про хлопнуть дверью, может быть мне это пригодится с твоим отцом, - Артур пожал ладонь М'Коты и поцеловал ее в лоб.
- Не бей себя больше, я раздобуду грушу, мы ее повесим, и будем колотить если что.
– Не могу обещать наверняка, – вздохнула М’Кота. – Вдруг понадобится быстро вернуть себя в здравый рассудок! Груши рядом может и не случиться, а если буду ломать имущество станции, проект не оберётся проблем.
- В любом случае, у тебя есть я, - сказал Артур, - посмотри на меня, может, полегчает. А можешь и меня стукнуть.
Лайтман вздохнул.
- Какое у тебя любимое блюдо? Пойдем съедим его, пока наши делают свои скоростные презентации.
– Я не хочу тебя бить, тебе это не нравится, – пробурчала М’Кота. – Я хочу мяса, всё равно какого. Можешь выбрать на свой вкус.
В этот раз Артур снова почти рассмеялся.
- Зато я не безответная груша, и могу защищаться, так гораздо лучше. В любом случае, у тебя есть разрешение, потому что я всегда у тебя есть. Пойдем, - и Артур поднялся.
 – Ну, тогда уж не бить, тогда уж подраться, – уточнила М’Кота поднимаясь вслед за ним. – Иначе неинтересно.
- Договорились! – сказал Артур.
________________
с М'Котой
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Декабря 2017, 13:02:53
3 сентября 2384 г., день
Стыковочное кольцо, Ангар 13

М’Кота закрыла лицо ладонью.
– Вы что, все всё пропустили мимо ушей? Хорошо повторяю: пусть поступает с нами так, как хочет, чтобы мы поступали с ней. Не хочет наших подозрений, пусть избавится от своих. Не хочет, чтобы её считали хуже нас, пусть не считает нас хуже себя. По-моему, очень простое и доступное для понимания… – клингонка хотела сказать «требование», но пересилила себя и выговорила: – … пожелание.
- Хватит, М'Кота, - серьезно сказал Артур, и положил левую руку на плечо клингонской девушки. – Мы не для этого это все обсуждаем. На регате так случилось и этого уже не отменить. Я тоже совсем недавно избил кардассианского мэра, и познал все последствия совершенного действия. Мне дали второй шанс, и второй шанс должен быть у каждого. Вопрос действительно о том, что будет дальше. К сожалению, так действительно сложилось. И Делас, придя сюда, считала, что мы ее ненавидим за все случившееся. Но это не так. Мы не ненавидим. И все отношения нам предстоит еще построить. Все, кто хотел высказаться – высказались. И мы не услышали ни в чьих словах желания не принять ее в команду. А это была основная заявленная проблема. Так вот, что было – то прошло. Нам действительно совершенно и абсолютно всем нужно научиться прощать и идти дальше. Рискнуть и поверить, научиться доверять друг другу. Лично я – очень хочу, чтобы Делас тоже отринула свое первое впечатление о нас, и узнала нас совсем с другой стороны, не с той, с которой привыкла видеть. И чтобы мы узнали и открыли в ней ее лучшие стороны. Потому что они, эти лучшие стороны, в ней на самом деле есть. И поэтому, раз никто не против – давайте считать этот вопрос исчерпанным.
Лайтман повернул голову к Делас и протянул ей правую руку.
- Перефразируя одного вашего… одну вашу… вобщем, историческую личность, Делас, я надеюсь, ты найдешь здесь друзей, и они станут одними из многих. Ты с нами Делас, в нашей команде, мы с тобой, и ты с нами. Все будет хорошо.
Делас удивленно посмотрела на протянутую руку, потом на Артура, потом снова на руку, но все же нерешительно пожала ее. Ее ладонь была холодной, мокрой от пота и ощутимо тряслась.
- Спасибо, - шепнула она.
Зато М’Кота посмотрела на Артура, задыхаясь, от возмущения.
– Как вы, федераты, вообще занимаетесь дипломатией, если не умеете слушать? – выговорила наконец она. – Я же как раз и предлагала… чтобы обе стороны… и всё по честному!.. – Почувствовав, что ещё немного, и в её руках что-нибудь снова рассыплется в прах, М’Кота резко отвернулась и уставилась в стену.
Пожав трясущуюся руку Делас, Артур постарался не измениться в лице. С ромуланкой что-то было не так. Очень сильно не так. Но он на время выбросил это из головы, развернувшись к М'Коте, поймав ее руку, прошептал в ухо:
- Некоторые вещи не могут случиться прямо сразу здесь и сейчас. Все будет честно с обеих сторон рано или поздно, но иногда к этому нужно идти. Не обижайся.
М’Кота вырвала свою руку из руки Артура и отодвинулась в сторону.
- Ну, вроде бы, мы все решили? – с облегчением поинтересовалась Самрита, которую очень напрягала нервная обстановка в помещении. Ей хотелось что-то сказать на реакцию М’Коты, но, вспомнив, как та реагировала на ее собственные слезы, решила просто проигнорировать. – Координатор Рилл, можно я сделаю объявление перед тем, как мы перейдем к темам голосования? Боюсь, потом будет немного не до этого…
– Конечно, мы же договорились все эти вопросы решить перед голосованием, – напомнила Утара. – Прошу вас!
Самрита поднялась со своего кресла и оглядела зал. Ну вот почему надо было все обязательно испортить! Ее хорошее настроение почти испарилось после разборок Делас и М’Коты, но она все же нашла в себе остатки оптимизма, широко улыбнулась и объявила:
- Сегодня я… то есть мы, - она заговорщицки кивнула Квинтилии, - устраиваем вечеринку. У меня есть хорошая новость, которой я хочу поделиться, к тому же нам всем давно пора отдохнуть и развеяться. А заодно мы поздравим автора победившей сегодня презентации в неформальной обстановке. Приходите сегодня к 22 часам в хорошем настроении, все приглашены, - ее взгляд буравил затылок клингонки. – Я планирую устроить вечеринку прямо в этом зале… Вы ведь не возражаете? – Самрита посмотрела на координатора. – Обещаю, что мы будем хорошо себя вести!
– Не только не возражаю, но и приветствую, – кивнула Утара. – Определённо, нам всем сейчас не помешает порция позитива!
Ракар сидел нахмурившись, следя за Делас, М'Котой и Артуром. Это было хорошо, что одна из ситуаций разрешилась, та, которая про Делас и регату. Но разрешилась не просто. Кроме того, Квинтилия не сказала ни слова на обсуждаемую тему, и ему было от этого грустно. Ромуланец перевел взгляд на девушку-трилла и его нахмуренность развеялась сама собой. Он снова неосознанно ею залюбовался, пытаясь читать в лице эмоции, пытаясь понять, что она чувствует.
- Самрита, - спросил Ракар уже с улыбкой, - я так понимаю что эту хорошую новость ты заранее не скажешь? Все будет в 22:00?
- Не-а, - продолжала улыбаться Самрита. – Это будет сюрприз для тех, кто придет!
- Значит в 22:00, - сказал ромуланец, не прекращая улыбаться, - вечеринка – это интересно. Никогда не был на вечеринках, организованных представителями Федерации.
- А я никогда не видела танцующих ромуланцев, - Самрита повела бровями. – Но очень надеюсь увидеть сегодня, - с этими словами она вновь села на место, как бы давая понять, что больше не будет отнимать время группы.
– Одну минуту, – обратился к ней Тенек. – Я хотел спросить, нужно ли чем-то помочь: например, что-то принести?
А ромуланец, услышав реплику Самриты, с поспешностью отвел взгляд и опустил его в стол.
- Помочь… - задумалась Самрита. – Нужно будет убрать на время отсюда этот гигантский стол, например, на складское помещение, а с остальным мы сами справимся.
- Я помогу, Сэм, - сказал Артур.
– Думаю, вдвоём мы справимся, – подвёл черту Тенек. – И с демонтажом, и с монтажом.
Утара перевела взгляд на М’Коту, и её тоже кольнуло некоторое опасение.
– И наконец объявление М’Коты, – сказала она. – Прошу вас!
М’Кота ни на кого не глядя поднялась с места. Вопреки предположению Самриты она не плакала – глаза её были сухи, но ярость в ней клокотала нешуточная – подлинно клингонская ярость. Нет, сегодня утром она совсем не так представляла себе это объявление! Она не ждала многого, но вот такого уж точно не ожидала. Клингонка заставила себя перевести взгляд со стенной панели на собравшихся товарищей и начать говорить. Сдержанно, но эта сдержанность давалась ей с таким трудом, словно каждое слово весило тонну.
– Сегодня на станцию прибыла моя семья. Друзья. И просто уважаемые мной соплеменники. Всё это по случаю моего ритуала Восхождения, который назначен на завтрашний вечер. Вы все приглашены. Но я знаю, что не всем будет приятно на это смотреть, поэтому если кто-то не придёт, это не станет оскорблением и не изменит к худшему наши отношения. У меня всё.
М’Кота умолчала о том, что в обществе клингонов это именно стало бы если не оскорблением, то явной и преднамеренной демонстрацией отказа от каких-либо дружеских отношений, как в настоящем, так и в будущем, но её коллеги не были клингонами, и она не хотела превращать своё приглашение в ультиматум.
Ракар оторвал взгляд от стола и посмотрел на клингонку. Клингонов на станции он уже видел, их было довольно много, они заходили утром в Кварк'с. И теперь было понятно, что они прибыли на этот очередной варварский клингонский обычай, где М'Коту будут бить электрическими жезлами, а все остальные будут смотреть. Ракар удержался от того, чтобы поморщиться. Но все равно его движение было дерганым и отражало неприязнь.
- О, поздравляю, - сказал Ракар, изо всех сил пытаясь быть дипломатичным.
М’Кота посмотрела на него тяжёлым взглядом и села на место.
Освальд был рад тому, как от споров с Делас вся компания перешла к обсуждению более интересных планов. Вечеринка Самриты даже не обсуждалась - он уже был согласен, и нужды повторяться не было, а вот приглашение М'Коты было необычным. Припомнив много "ужасов" про клингонские ритуалы, услышанных в Академии, землянин ненадолго засомневался. И тут же отругал сам себя: подруга позвала его на нечто важное, а он тут сидит и думает, идти или нет!
- Обязательно там буду! - чуть громче, чем обычно, сказал он и кивнул клингонке, заодно решив, что совершенно точно возьмёт подаренный М'Котой кинжал - это будет красивый и правильный жест с его стороны.
М’Кота с благодарностью взглянула на Освальда: её ещё не отпустило, но искренний дружеский жест землянина сумел прорваться через барьер её ярости... да и злилась она сейчас не на него.
_______________
с кадетами и Утарой Рилл
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Декабря 2017, 12:47:49
3 сентября 2384 г., 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Утара с интересом выслушала обмен репликами между Квинтилией и Самритой, спрятав улыбку, когда обнаружилось, что Квинтилия по-своему предвосхитила задуманные советником действия по обеспечению равных шансов для участников дополнительного тура. Чуть-чуть поколебавшись, Утара решила не вмешиваться в действия Квинтилии. Во-первых, та или иная импровизация на эту тему была так или иначе заложена в сценарий (не зря же Утара предупредила, что правила могут измениться), во-вторых, от своих планов болианка всё равно не собиралась отказываться, в конце концов их можно было воплотить в действительность чуть-чуть иначе. К тому же, сутью этого задания была непредсказуемость, так почему бы ему не оказаться немного непредсказуемым и требующим импровизации и для самой Утары?
 Квинтилия слегка задумалась, что-то подсчитывая в уме, а затем сказала:
- Значит, в 13:30 каждый участник соревнования зайдет в одну из трех голо-комнат. Мы передадим им тему презентации, и у них будет 2 часа на подготовку ее представления. После этого, начиная с 15:30 мы посмотрим все презентации и определим победителя. Но поскольку до 13:30 еще есть время, выбирать тему пока рано, и можно обсудить другие вопросы. Если они есть… Координатор Рилл?
В один из моментов Ракар отвлекся от обсуждения, но заставил себя снова вернуть внимание. Он поднял руку и спросил:
- А как мы тогда проголосуем? Верно ли, что Акрита, Самрита и Освальд не будут участвовать в голосовании? Мне кажется, что не будет вреда, если проголосуют все, в том числе и они, но результат голосования окажется известным им только к назначенному времени.
-Голосование будет тайным, - ответила Квинтилия, - Это значит, что в его процессе никто не будет озвучивать, за что и почему голосует, чтобы не повлиять на голоса остальных. Также никто не будет знать, какую тему кто предложил, чтобы все голосовали именно за темы, а не конкретного человека и его идею. Проголосовать смогут все, в том числе и участники соревнования.
- А когда мы будем голосовать? - поинтересовалась Самрита у Квинтилии.
-Чем ближе к 13:30, тем лучше, - ответила Квинтилия, - Ведь если мы начнем голосовать сейчас, вы увидите темы и начнете уже их обдумывать до начала отсчета времени на подготовку. Тем не так много, можно заранее придумать концепцию на каждую. Да, вы не будете знать, какая победила, но неожиданности для вас уже не будет.
Самрита усмехнулась и кивнула:
- Отлично, так я и думала. Честность ведь превыше всего?
-Да, конечно, - Квинтилия слегка удивленно посмотрела на Самриту.
- А на сколько по времени должна быть рассчитана презентация? Хотя бы приблизительно, - спросила Акрита, обращаясь скорее к Утаре.
- Я думаю, все, что успеете сделать за два часа подготовки, - сказал Ракар, повернув голову к Акрите. – Сколько получится. Ведь главное то, что вы расскажете, а не сколько по времени.
Утара почувствовала, что тут пора уже подать голос.
– Давайте-ка наведём порядок, – предложила она. – Во-первых, вопрос, почему каждый из вас проголосует за ту или иную тему, крайне интересен. Мы можем не озвучивать это до голосования, но почему бы желающим не озвучить это после? Возможно, в будущем, это поможет нам не пропустить интересные возможности, а в настоящем – лучше друг друга понять. Во-вторых, я согласна с тем, что участники второго тура должны принимать участие и в выборе темы, и в голосовании по итогам. До сих пор на этот счёт не было никаких ограничений, и, думаю, нам не следует вводить их сейчас. В-третьих... – болианка немного подумала, прикидывая время, и сказала: – в-третьих, голосование будет примерно за полчаса до конца брифинга. Не хочу выдавать вам информацию раньше времени, но, думаю, в эти полчаса все будут слишком заняты, чтобы пытаться под столом набросать план презентации. У кого-нибудь есть возражения?
Возражений не оказалась и Утара, сделав пометку в падде, продолжила:
– Теперь что касается времени. Я была бы рада не ставить лишних ограничений, но мы собираемся выбрать из них лучшую, а сравнивать между собой двадцатиминутную презентацию, пусть даже гениальную, и полуторачасовую будет очень сложно. Поэтому предлагаю задать временные рамки от сорока минут до часа двадцати.
Самрита сосредоточенно кивала, но вот информация о временных рамках заставила ее недовольно вздохнуть.
- Сорок минут – это и так очень высокая граница, - буркнула она себе под нос, но решила не спорить с новым координатором.
Акрита тоже кивнула с пониманием. Все-таки временные рамки ей казались важным условием, даже не столько для сравнения результатов, сколько для подготовки. И на самом деле сделать короткую, но емкую презентацию было бы сложнее, чем что-то впечатляющее на полтора часа. Еще ее немного пугала неизвестность: вдруг тема окажется такой, в которой она вообще не разбирается? Но думать об этом заранее не имело смысла.

Когда в зале повисла тишина, неожиданно раздался голос Делас.
- Я бы хотела кое-что уточнить по другому вопросу, - негромко начала ромуланка, не поднимая руки и не вставая с места. Она развернулась в своем кресле лицом к Утаре и спиной к остальным кадетам. – Насколько мне известно, эта группа так и не использовала возможность создать научную лабораторию. Я бы хотела подать заявку и организовать лабораторию в рамках проекта: в группе лейтенант-коммандера Планкса я уже начала некоторые исследования, и не хотелось бы, чтобы они пропадали. Мне перешлют мои наработки, но без продолжения работы они не имеют ценности. Я могу получить здесь место и оборудование для продолжения исследований?
– Хорошо, мы обсудим это вне очереди, – ответила Утара ромуланке. – Но на будущее – пожалуйста – предупреждайте заранее о том, что хотели бы обсудить дополнительные вопросы во время брифинга, чтобы я могла отвести для них время.
Похоже, Делас была не единственной, кто собирался без предупреждения затронуть какие-нибудь непредвиденные темы: было заметно, например, что М’Кота чуть-чуть набычилась, а Тенек словно бы мысленно отметил что-то, чего он не принял во внимание.
Утара между тем продолжала:
– На самом деле я рада тому, что вы подняли этот вопрос. Лаборатория очень нужна проекту – вам, Криму, Бролу, Тенеку... думаю, другие участники тоже нуждаются в ней, если не постоянно, то эпизодически. Почему бы вам не заняться её обустройством сообща? Я со своей стороны готова помогать, чем смогу, сделать запрос на необходимое оборудование, узнать у инженерной службы, в каком состоянии сейчас помещение.
Делас быстро обернулась на Тенека, но затем широко улыбнулась координатору и кивнула:
- Разумеется, я не собиралась использовать ее единолично. Что касается лаборатории, я вчера поднимала этот вопрос на собрании, когда здесь был коммандер Планкс, но тогда это казалось не слишком уместным. Надеюсь, я смогу получить ее достаточно скоро, а то некоторые исследования не терпят промедления. Например... завтра? - в голосе ромуланки отчётливо слышалось нетерпение.
Утара не смогла сдержать улыбку:
– Чтобы получить лабораторию завтра, надо было бы прогнать Аномалию до того, как она успела разгромить станцию! Прежде чем начать работать в лаборатории, нам всем придётся хорошо поработать для лаборатории и создать её почти с нуля. Если у вас есть экстренная необходимость в оборудовании, поговорите с исполняющей обязанности руководителя лазарета – сестрой Эвен. Думаю, она вам не откажет. А вот приступить к работе над восстановлением лаборатории можно уже и завтра.
Делас заметно напряглась и плотно сжала губы.
- Я поняла, - сказала она после небольшой паузы и вновь замолчала, буравя взглядом поверхность стола.
А Самрита, наоборот, подняла руку и встряла, воспользовавшись моментом и напоминанием советника:
- Раз надо предупредить заранее, то у меня будет небольшое неформальное объявление для всех в конце собрания, - обратилась она к советнику, а затем обвела группу довольным взглядом. - Но это не срочно и не имеет отношения к насущным вопросам, поэтому не буду задерживать собрание!
Артур тоже поднял руку вслед за Самритой.
- У меня тоже есть тема, которую следует обсудить в конце собрания. Она важная.
Ракар, ничего не выражающим, но внимательным взглядом, следил за Делас.
Акрита не стала перебивать, но про себя подумала, что с удовольствием помогла бы в устройстве лаборатории. Это было бы действительно интересно, наверняка стало бы и возможностью сблизиться, работать вместе, да и в целом к научным исследованиям и исследователям андорианка всегда относилась с большим уважением.
– У меня тоже есть объявление, – сказала М’Кота. – Но я могу после всех. Это не касается проекта, но для меня это очень важно.
Тенек с любопытством проследил взглядом за всеми и добавил свои «пять кредитов»:
– Я думал, что окажусь единственным, кто захочет высказаться вне регламента. У меня было два вопроса, один из них как раз о лаборатории: вчера мы с мистером Макдауэллом обсуждали этот вопрос и собирались поднять его в конце этого совещания.
Утара торжественно обвела взглядом кадетов:
– Вот поэтому и нужно сообщать о таких намерениях заранее! – наставительно произнесла она. – Вы можете оказаться далеко не единственным, у кого есть тема для обсуждения или информация. К счастью, в моём плане предусмотрен раздел «разное», а сам план не так уж велик. Итак! Согласно предложению Квинтилии мы голосуем по темам почти в самом конце, это уже решено. Из других заданий проекта у нас до тех пор остаётся только решение вопроса с катером, так что сразу как мы решим этот вопрос можем приступить к нашему «разному». Годится?
Кадеты за столом ответили кивками и разрозненными короткими согласными ответами.
Утара удовлетворённо кивнула.
– Поскольку никто не рвётся сообщить о готовом решении, осмелюсь предположить, что его у нас пока нет. Ну, что ж! Предлагаю всем желающим сделать своё аргументированное предложение: катер – это как раз тот случай, когда не стоит голосовать вслепую и следует привести убедительные аргументы в поддержку своей позиции, так что прошу всех желающих их изложить.
____________
С кадетами и Утарой Рилл
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 30 Ноября 2017, 11:24:44
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Ракар шел рядом с Делас к ангару 13 и смотрел себе под ноги. Не история с Тенмой заботила его, а синдром Тувана, и что и как он сможет или не сможет сказать Тенеку, и был ли в этом смысл или все было безнадежно. Федерация не сможет помочь, да и сможет ли вообще хоть кто-нибудь? Нужно было создать все условия для возможности продолжения исследования, это куда правильнее, чем бессмысленные просьбы. За несколько метров от входа в ангар Ракар поднял голову, увидел Квинтилию и синдром Тувана отступил в самый дальний угол сознания, почти исчез. Ракар забыл обо всем. Он так и шел теперь неотрывно глядя на девушку – трилла в небесно-голубом, и думал о том, что он не может… ничего не может. Не может сказать как красиво она выглядит, как он восхищен и потрясен, как ему это нравится. Вернее, он может, но куда хуже то, что он не имеет на это права, и поэтому он не скажет. Все, что он сделал – это улыбнулся Квинтилии на входе и прошел в ангар, опустив голову и направившись к собственному месту на противоположной стороне от экрана.
Разумеется, взгляд Ракара не остался незамеченным Делас. Ромуланка плотно сжала губы, насупилась и поспешно прошла в ангар, где заняла место ближе к экрану и подальше от остальных сидящих.
Кадет Лайтман пришел в ангар на брифинг незадолго до начала, скользнув взглядом по залу.
- Всем привет, - сказал Артур, и прошел мимо экрана к одиноко сидящей ромуланке, сел рядом.
И землянин подумал, что нельзя просто так сидеть и молчать, нужно было что-то делать. Вопреки всему, для того чтобы все продолжалось. Несмотря на случившееся с Толан, несмотря на то, что коммандера больше нет, несмотря на жуткую и неприятную кардассианскую тайну Джеза Тенмы, которая значит для него крах всего, которую он еще возможно не знает. Артур повернулся к ромуланке и негромко спросил:
- Делас, как тебе в нашей группе? Мы отличаемся от тех, которые были с тобой на Кардассии?
Делас вздрогнула от неожиданности и удивленно посмотрела на Артура.
- Разумеется, здесь все по-другому, - тихо ответила она. – Во-первых, в группе на Кардассии я начинала вместе со всеми, а, значит, никогда не была новенькой. Во-вторых, я не участвовала в регате против них. В-третьих, у нас не было никаких революций, никаких судов, никаких координаторов-убийц и никаких поисков пропавших кадетов. В-четвертых… там у меня были если не друзья, то хотя бы приятели. И своя команда с Юнок и Каззой. Это достаточно описывает все различия?
Артур с интересом рассматривал Делас. Первое впечатление о ней было невероятно обманчиво, и теперь она была совсем другой.
- Да, - грустно усмехнулся кадет, впрочем, тут же снова стал серьезным, - некоторые различия могут шокировать. Ничего, здесь тоже будут и друзья и приятели, и новая команда. Мы на самом деле хорошая команда, Делас.
- Вы – да, - кивнула ромуланка. – Но какое отношение это имеет ко мне? Я не в ней.
- Прямое отношение, - сказал Артур, замечая тот факт, что все ромуланцы невероятно разные, - ты теперь с нами, в нашей команде, почему ты думаешь, что не в ней? Это будет так, только если ты сама не захочешь.
- Потому что одно дело – принадлежать к вашей группе формально, а другое – быть принятой, - пояснила Делас.
- Хм.., - сказал Артур, - то есть ты считаешь, что мы тебя можем не принять? Наверняка из-за того, что случилось на регате, да? Я думаю, что некоторые вещи при ближайшем рассмотрении можно понять и простить. Я хотел бы видеть тебя в нашей команде и работать с тобой. Я не думаю, кто-то начнет активно возражать, и если ты сомневаешься в этом, мы можем все открыто обсудить. Ты убедишься, что тебя здесь на самом деле никто не ненавидит.
- Я думаю, что, если у кого-то есть ко мне вопросы и претензии, они должны высказать их прямо, - ромуланка внимательно изучала пустую поверхность стола перед собой. – Но этого никто не сделал, зато я слышу упреки и ловлю косые взгляды. Сомневаюсь, что Акрита, Тенек, Самрита, Квинтилия и М’Кота захотят со мной работать, да и насчет тебя я не уверена.
- Много веков, Делас, много веков все мы время от времени не хотели друг с другом работать, иногда следует договориться и что-то поменять, начав сначала. Так почему нет, если мы тут все как раз для этого собрались? – сказал Артур, - скажи мне, ты хочешь с нами работать?
- Почему нет, - она пожала плечами. - Я буду работать, с кем скажут, но пока у нас нет никаких общих заданий, так что я занимаюсь своими делами. Я не знаю, как вы тут развлекаетесь в свободное время…
Лайтман улыбнулся.
- Ладно, "почему нет" можно засчитать как "да". Тогда вот что, Делас, как ты смотришь на то, чтобы в конце брифинга обсудить эту твою проблему всем вместе? Чтобы все, кто пожелает, высказал свои претензии и вопросы, мы бы их разрешили и пришли к общему вердикту. Чтобы не было вот этих субъективных суждений и подозрений, и, возможно, косых взглядов? Готова к такому?
- Я давно готова к тому, что меня начнут обвинять, но этого все никак не происходит, а ожидание утомляет, - хмыкнула ромуланка. – Но, думаю, после собрания у вас будут более важные дела, связанные с другим вашим коллегой.
- Ну вот, наконец, ожидание кончится, а вместе с ним и утомление, - сказал Артур, не прекращая с интересом рассматривать ромуланку, - все дела важные, твое тоже. Под конец брифинга я подниму вопрос, и там посмотрим. Какого коллегу ты имеешь в виду? – Артур уже понимал, что это будет история с Тенмой. Что кровь в микроскопе на "Анадыре" Делас таки исследовала и тоже, наверняка, уже все знает, но он все таки спросил.
- Спойлеры, - усмехнулась Делас. – Скоро все узнаешь.
Она достала из кармана дельту и задумчиво покрутила ее в руках.
- И что же ты скажешь? «Давайте все останемся и обсудим поступок Делас»? – поморщилась девушка. – «Достойна ли она остаться с нами?»
Артур подозрительно посмотрел на дельту-коммуникатор в руках ромуланки. Такое сегодня уже было, уже дельта Тенмы была в ее руках, и была возвращена. Что, если это его же история? Почему опять у Делас? Кадет оглянулся на Ракара, который со своего места смотрел как раз в их сторону. Дельта Ракара была на месте. И Лайтман подумал, что все действительно плохо. Кому еще кроме Тенмы могло принадлежать это устройство связи? Но Лайтман ничего не сказал на эту тему.
- Я скажу – Делас сомневается, примем ли мы ее в свою команду. А дальше – как ты говоришь – спойлеры. Давай дождемся.
- Хорошо, - легко согласилась ромуланка. – Как посчитаешь нужным. Я все равно не знаю, какого результата ты хочешь добиться и зачем это делаешь... 
Артур улыбнулся.
- Не бойся, Делас, я хочу дружбы между нашими народами. Давно об этом мечтаю и не только я. Поэтому – все будет хорошо.
- Вам достался неправильный представитель моего народа, - ромуланка насмешливо вскинула обе брови, - но вы можете дружить с Ракаром, зачем вам для этого я? Впрочем, посмотрим, что принесет это собрание – в прошлый раз, например, мы играли в детективов…
Она зажала дельту в кулаке и в ожидании уставилась на входную дверь в ангар.   
Артур проследил взгляд и движение ромуланки.
- Мы ладим с Ракаром, но это не значит, что на этом надо и остановиться. Ты интересная девушка, Делас, и дело не в Ромуланской вашей Империи на самом деле, дело в тебе, я хочу общаться. Нормальный ты обычный представитель, нет такого понятия «неправильный», ты уникальна, как любой человек. И мне интересно, - и Артур уставился на дверь, также как Делас, в напряженном ожидании.
______________
с Ракаром и Делас
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 20 Ноября 2017, 16:12:48
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо

– Очень надо мне держаться! – сказал мальчишка. – Я вырасту больше тебя вот увидишь!
Он немного попрыгал у Артура на плечах, рассмотрел как следует его голову – слишком ровную и стриженую, если мерить меркой клингонов, и хотел было продолжить светскую беседу, как «на горизонте» появилась целая процессия до зубов вооружённых клингонов. Впереди шествовал собственной персоной Калхар.
Он был не слишком велик, этот матёрый капитанище: может быть не так скромен ростом (для клингона) как приснопамятный Гаурон, но пониже Артура, зато в полтора раза шире в плечах. За ним шествовали несколько разновозрастных и разнополых клингонов из команды и двое сыновей – мальчик лет 12, который по земным меркам вполне мог бы сойти за подростка, и юноша, уже вытянувшийся в полный рост взрослого, но ещё не вошедший «в тело». Младший смотрел на Артура с интересом, старший крайне неодобрительно.
Д’Ганх подпрыгнул у Артура на плечах и замахал руками:
– Мне он нравится! – осчастливил он окружающих (и особенно Артура) оглушительным воплем, – Давайте его возьмём!
– Цыц! – сказал Калхар с той же интонацией, что и Наара, и повернулся к жене. Во взгляде его заблестели очень знакомые искорки – взгляд клингона был таким же, как у его дочери, когда она смотрела на Артура. – Ты как всегда прекрасна, – сказал он, очень довольный увиденным. – Скучала?
– Дни считала, со счёту сбилась, – улыбнулась в ответ женщина. – А ты как всегда невежлив.
– И вовсе нет, – возразил Калхар, – Всему своё время! Давай сюда моего сына, – сказал он Артуру.
Мальчишка уже и правда ёрзал от нетерпения, ожидая возможности пообщаться с отцом. Из всех интересующих его людей в данный момент отец был для него важнее всего, потому что именно его Д’Ганх видел всего реже, и уж он-то собирался выразить свой восторг от встречи в полную силу.
Держа на руках мелкого клингончика, в ожидании прибытия их отца, Лайтман думал о том, рычат ли они друг друга без причины в обычной жизни? И каково было бы землянину или землянке, в возрасте лет 10-ти среди таких, как они? А потом из шлюза вышел отец М'Коты с сопровождении членов своей команды, и Артур представил размеры клингонского веселья на станции, особенно после Восхождения М'Коты. М'Коты, в которую будут тыкать жезлами боли, а она будет идти вперед несмотря ни на что. Как все это было сложно. Кадет приподнял уже изрядно ерзавшего на его плечах Д’Ганха и поставил его на пол перед отцом.
- Приветствую вас, мистер Калхар, - сказал Лайтман и протянул клингону руку, внимательно глядя в его лицо.
Калхар пожал Артуру руку, не обращая внимания на то, что сын уже вовсю карабкается на него как заправская мартышка.
– Хороший день для смерти, – улыбнулся во все зубы клингон и сделал жест в сторону Наары и дочерей: – Мои женщины! Слышал, ты хочешь украсть одну из них. Надеюсь не эту? – Калхар положил руку на плечо жены.
Лаймтан усмехнулся, глядя на капитана клингонского корабля.
- Хороший, но не сегодня, еще не сейчас, не сейчас. – А затем чуть склонил голову. – Не эту, М'Коту, достойнейшую дочь своих отца и матери. – И Лайтман гордо посмотрел на отца своей девушки.
Калхар расхохотался:
– Ну, считай, что тебе повезло, про дочь ещё можем потолковать...
Тут клингонский капитан прервался, потому что младший сын всё настойчивее требовал его внимания. И разумеется получил. Большой клингон и маленький клингон оторвались на славу! Они от души порычали друг на друга, свирепо вращая глазами, повисели вниз головой... точнее повисел, конечно, мальчишка, пока отец держал его за ноги. Когда малыш сбросил избыток своей энергии, отец ласковым (и увесистым) шлепком отправил его к матери и спросил насупленную девочку:
– Что завидно?
– Ещё чего! – пренебрежительно отозвалась Т’Авор, – Я уже выросла из этих глупостей!
Но было видно, что ей немного завидно.
Калхар рассмеялся:
– Ничего, попозже мы с тобой повоюем! – и снова обратился к Артуру:
– Пошли потолкуем, если время есть, – и команде: – Свободны, бойцы!.. К’Раш, латину не забыл?
Должно быть с К’Рашем и латиной случилась какая-то забавная история, потому что вопрос капитана встретили смехом, а молодой офицер смущённо заверил, что латины хватит.
Лайтман с любопытством рассматривал всю эту картину, испытывая очень смешанные чувства, недоумевая и потрясаясь клингонским способом проявления нежности. Тем не менее, происходящее нельзя было трактовать никаким иным образом, кроме проявлением любви к своей семье.
Артур бросил взгляд на М'Коту, кивнул ей, тронул ее за плечо, поклонился Нааре и пошел с Калхаром.
- Время есть, - размеренно сказал Артур, - если хотите, могу помочь вам с бронированием каюты, и показать станцию. Кроме того, я хочу присутствовать на ритуале восхождения М'Коты, и рассчитываю на ваше добровольное разрешение.
М’Кота увязалась было за отцом и Артуром, но Калхар решительно отослал её: заступники, как он сам сказал, были ему тут не нужны.
– Жена устроится, а команда будет ночевать на корабле, – ответил клингон на предложение Артура. – Лайтман... – словно припоминая, выговорил он, поглядывая поверх головы Артура с задумчивым прищуром, – Слыхал я про одного Лайтмана в Звёздном флоте. Не родня тебе?
- Хорошо, - кивнул Артур и повернул голову к Калхару, - мой отец, видимо. Во время войны служил USS “Explorer”. Джон Лайтман. Коммандер.
Клингон кивнул с одобрительным бурчанием, должно быть про коммандера Лаймана он слышал что-то хорошее.
– Жив? Служит? – спросил не просто так «для разговора», а обстоятельно, как о важном деле.
- Жив, - кивнул Артур, - сейчас в длительном отпуске по ранению, - но планирует вернуться на флот.
– Скажи при случае, команда «Чёрной дыры» пьёт его здоровье в каждом порту. Он знает, за что.
Калхар снова помолчал, всё так же поглядывая на Артура, словно обдумывая, похож ли молодой Лайтман на своего отца, которого клингон ни разу в жизни не видел, но о котором знал по самым правдивым слухам в Галактике – по слухам флотских всех окрестных флотов.
– Приходи на Восхождение, – утвердил решение Артура Калхар, и добавил: – Поглядим... Поглядим!
Что он собирался поглядеть, так и осталось непонятным.
- Я передам, - кивнул Артур, и с интересом и уважением во взгляде посмотрел на отца М'Коты. Отец никогда не рассказывал Артуру подробности боев, и никогда не хвалился собственными действиями, отвечая на вопросы о медалях лишь за которую битву они были вручены. – Благодарю. – Лайтман кивнул в ответ на разрешение. – Это важно для нее, а значит важно для меня.
_______________
с М'Котой и ее семьей
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 20 Ноября 2017, 16:12:14
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо

Утром М’Кота встала рано: нужно было встречать корабль отца, нужно было вовремя разбудить Артура, нужно было встретить семью в полной боевой готовности. Мало ли что отец сказал не встречать! Было бы это время брифинга или других занятий, ещё ладно, но раз прибытие значится раньше, то имеет право выйти навстречу.
Перед выходом клинонка посмотрела на спящую Самриту и усмехнулась с оттенком горечи. Ну вот, кажется теперь М’Кота собрала полный комплект девушек из Федерации, которые её не любят! И это Самрита ещё говорит, что перепортила со всеми отношения! А, нет, не полный. Акрита ещё не успела её невзлюбить, но у неё ещё всё впереди.
М’Кота вышла из каюты, размышляя, стоит ли вызывать Артура, прежде чем позвонить в дверь. Она скинула ему голосовое сообщение, заготовленное с вечера и гласившее «Подъём по тревоге!!! Пиу! Пиу!» с демоническим смехом в конце. Должно было сработать лучше любого будильника, если только Артур не отключил приём входящих сообщений. Уже отправив сообщение, М’Кота спохватилась, что в этом случае бодрая побудка достанется ещё и Освальду, но отозвать сообщение назад было уже невозможно, оставалось только при встрече покаяться ему в своём легкомыслии.
Освальд вернулся в каюту поздно, поэтому утром крепко спал и на автопилоте отключил собственный будильник, когда тот прозвонил, после чего продолжил спать дальше.
Живое воображение вновь рисовало яркие и странные образы: вот кардассианская крыса-мама вместе с двумя, очевидно, послушными ей самцами самоотверженно защищала крысёнка от стаи хищников; вот беззащитного и ничего не понимающего вулканца жестоко убивает медведь, которого вулканец, сам того не желая, раздразнил; вот сам Освальд с Самритой отстреливались от врагов из корзины воздушного шара, почему-то надёжно защищавшей от энергетического оружия. Укрывшись от очередного выстрела, кадеты переглянулись. Девушка улыбнулась, а потом неожиданно громко прокричала чужим голосом: "Подъём по тревоге!" Тут же совсем близко раздались звуки выстрелов, и молодой человек инстинктивно прикрыл голову и сильнее вжался в корзину...а потом откуда-то сбоку раздался зловещий хохот.
Резко дёрнувшись, он проснулся и сонно посмотрел по сторонам. "Приснится же", - успел подумать кадет и тут же снова услышал то самое " Подъём по тревоге!" с продолжением, только в этот раз голос был узнаваем - М'Кота!
- Компьютер, заткни это... - почти прокричал кадет и, потянувшись, сполз с кровати, после чего заметил, что Артура в каюте нет. Будучи уверенным, что его сосед никогда бы так не поступил, Освальд решил проверить другую догадку. Взяв ближайший падд, он набрал сообщение:
"Доброе утро, М'Кота!
Если что, Артура тут нет, но спасибо за будильник - свой я, кажется, проспал.
Я бы ответил тебе чем-нибудь похожим прямо сейчас, но не хочу случайно разбудить Самриту. Однако, будь уверена: я с тобой ещё поквитаюсь!
Твой верный друг, Освальд.
P.S. В следующий раз уточни у компьютера, находится ли твой благоверный в своей койке, а потом уже буди его!!!"
Отправив сообщение, кадет направился в душ.

Артур в это время  неспешно возвращался в каюту из голокомнаты. Он сдал экзамен и собирался зайти за М'Котой, чтобы вместе позавтракать. М'Коту он заметил возле каюты, и издали помахал ей рукой.
Увидев Артура, М’Кота разыграла странную для него пантомиму. Сперва она застыла столбом, затем закрыла глаза ладонью, затем подошла к Артуру и воздела руки к воображаемым небесам.
– Тебя что сейчас не было в каюте? Прошу тебя, скажи мне, что Освальда там тоже не было!
- Привет, - сказал Артур, подходя, - Освальд там, а я сдавал экзамен. Сдал, - похвалился кадет, - а что такое?
М’Кота застонала:
– Я прислала тебе побудку, чтобы ты успел собраться на встречу с моей семьёй, и только потом вспомнила, что там Освальд. А теперь оказывается, что там вообще был только один Освальд! Как думаешь, он здорово на меня обидится?
- Бедняга Освальд… - улыбнувшись, сказал Артур. – Надеюсь, он уже не спал. Освальд парень не обидчивый, он просто нормальный. Так что не расстраивайся. Ладно, пойдем, когда у них стыковка?
– Через сорок минут, – сказала М’Кота. – Мы даже успеем позавракать.
– Освальд нормальный, – сказала она через несколько шагов, – но я уже так запуталась в том, кого и что может обидеть, что иногда чувствую себя как посреди минного поля. Но ладно, бросим это! Лучше расскажи мне, какой у тебя был экзамен.
- Бросим,- согласился Артур, и они пошли в сторону реплимата. - Про Боргов был экзамен. Тактика противостояния. Я сдал, все хорошо, и прежде чем увидеть твою банду - имею настойчивое желание подкрепиться.
– И как нынче в Федерации противостоят Боргу? – поинтересовалась М’Кота.
- Ну вот например выходит куб боргов из своего гиперпространственного коридора, - начал Артур, приготовившись жестикулировать, пока они шли к реплимату…

***
В назначенное время М'Кота  и Артур стояли у нужного шлюза и встречали клингонский корабль. Артур пытался держаться непринужденно, на самом деле испытывал смешанные чувства перед знакомством с братьями и сестрами М'Коты. Особенно с ее отцом.

***
Баджорский транспортник с пышным названием «Цветы Дукрейна» прибыл раньше срока, и на семейную встречу в доках младшая часть семейства Калхара во главе с матерью явилась даже раньше, чем появились Артур и М’Кота. Уже издали было видно живописную группу из молодой осанистой клингонской женщины и двоих детей – девочки лет девяти и мальчика лет шести... впрочем, зная особенности клингонов, можно было догадаться, что девочке на самом деле лет семь, а мальчику года четыре, не больше. Женщина была одета строго и внушительно одновременно. Её верхнее пурпурное одеяние распахивалось под грудью на два крыла, словно для того, чтобы виднее были серебристое платье и вызывающе выпирающий живот, порождающий ассоциации не столько с баюканием, пелёнками и колыбелями, сколько с боевыми кораблями, готовыми ринуться на таран. Одежда детей, несмотря на бóльшую простоту, явно стремилась быть похожей на одежду взрослых, у всей компании она местами топорщилась, и это наводило на мысли об избытке холодного оружия, привычно рассованного по портупеям и карманам.
Никогда раньше Артур не видел маленьких клингонов, клингонов–детей. И тут, перед шлюзом, их было как раз в количестве, и все они были братьями и сестрами М'Коты. И ее мама. В первую очередь Артур рассмотрел Наару, еще из сравнительного издалека, сразу от поворота, а затем всех остальных.
Когда подошли, Актур приветственно склонил голову, поднял руку в приветствии:
- Ка'пла, доброе утро.
Клингоны рассматривали Артура с любопытством и беззастенчиво.
– Он не такой уж маленький, – сообщил мелкий шкет. – Я думал земляне меньше. Т’Авор говорила, они меньше клингонов, а он почти даже большой!
Девочка набрала было воздуха в лёгкие, чтобы ответить брату, но Наара сказала «Цыц», и девчонка ограничилась тем, что слегка поддала нахалёнку коленкой.
Мать семейства посмотрела на Артура доброжелательно.
– Ка’пла, – сказала она и протянула землянину руку.
– Твой? – обратилась она к старшей дочери после рукопожатия.
– Мой! – с гордостью подтвердила М’Кота.
– Хороший мальчик, – милостиво оценила Наара. – Смотрит прямо. Постарше бы, но возраст – не чахотка, пройдёт. – Клингонка улыбнулась, показывая, что её слова следует понимать как шутку. – Я бы взяла тебя, – сказала она Артуру, – Если ты ещё не сбежал от М’Коты на край света, тебя уже никто не сможет напугать. Но дела мужчин решают мужчины, подождём Калхара.
Чуть прищурившись и с легкой улыбкой Лайтман перевел быстрый взгляд с брата М'Коты на ее сестру, которые его обсуждали, и при этом пинали друг друга, а потом посмотрел на мать М'Коты.
- Лайтман, Артур, 4 курс Академии Звездного флота, рад знакомству, мэм, подождем. – И коротко улыбнулся мельком глянув на М'Коту, повернувшись к шлюзу в ожидании прибытия того, кого звали Калхаром.
– Я знаю, – сказала Наара. – Вот эта мелочь – Т’Авор и Д’Ганх, а моё имя ты уже наверняка слышал.
Д’Ганх, определённо решил, что если обмен любезностями закончен, закончено и время для молчания. Он деловито обошёл Артура, словно обдумывая, на что может сгодиться «почти даже большой» землянин, и немного потыкав его кулаком в ногу спросил:
– Можешь меня поднять? Когда М’Коте весело, она сажает меня на плечи.
– Свинёнок, – отчётливо произнесла Т’Авор, которая явно чувствовала на себе ответственность за дипломатический контакт. Однако она не попыталась увести брата от Артура и смотрела с явным любопытством. Похоже, её очень интересовало, как поступит Артур... а может быть, она любопытствовала, будет ли для землянина проблемой поднять довольно увесистого клингонского мальчишку?
Наара только слегка усмехнулась: видимо всё происходящее на её взгляд не выходила за пределы нормального.
- Да, - ответил Артур, - М’Кота - дочь Наары, она рассказывала о вас.
А потом Артур повернулся к Д’Ганху и присел рядом с ним на корточки:
- Значит, ты хочешь встретить своего отца лицом к лицу, и чтобы тому не нужно было наклоняться к тебе, будущий могучий воин Д’Ганх? Ну что ж, я совершенно не против, - с этими словами Артур подхватил маленького клингончика, поднялся с ним и посадил себе на плечи.
- Держись за мою голову, Д’Ганх.
_______________
с М'Котой и ее семьей
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Ноября 2017, 08:46:20
2 сентября 2384 года, вечер. Станция ДС9.
Каюта Освальда Макдауэлла и Артура Лайтмана

- Ты права, - Артур поставил бутылку и подошел к М'Коте. – Мы еще успеем … поужинать.
Лайтман заставил себя забыть о некотором неудобстве и страхе. Он все решил для себя и понял, она была нужна ему, и все что он мог – только довериться, поверить. Еще несколько секунд он молча смотрел в ее глаза, а потом взял ее руки в свои и поцеловал запястье.
На какое-то мгновение М’Кота ощутила глубоко запрятанный в душе страх – страх снова увидеть лицо Артура таким, как в тот раз – после того раза! Но она затолкала этот страх как можно дальше, чтобы он не смел соваться в её жизнь, и обняла Артура за шею. Странно, в этот раз ей совсем не хотелось впиваться зубами в его щёку, может быть потому что он уже не казался ей чужаком – очень дорогим сердцу чужаком, которого во что бы то ни стало нужно было взять приступом, сделать своим, попробовать на вкус... Теперь Артур был как будто частью её самой; он по-прежнему будоражил в ней страсть, но совсем иначе, чем раньше, и это порождало зыбкую надежду.
– Ты мой! – сказала она, касаясь губами его щеки. – Ты даже не знаешь, насколько ты мой!
- Твой, - прошептал Артур, - а ты моя, на веки вечные,  – и он перестал исполнять клингонские ритуалы, страстно прикоснувшись к ее губам, увлекая ее за собой.
***
Кое-что изменилось за эти двое суток. Нет, М'Кота не перестала быть клингонкой, и тем не менее, они ничего не сломали в каюте, и несколько царапин вовсе не шли в счет. Артур медленно гладил ее медно-рыжие волосы, не в состоянии отвести взгляда от ее глубоких бездонных глаз.
- Во сколько они прилетают? Я пойду с тобой  встречать их.
М’Кота осторожно посмотрела на Артура: кажется, с ним всё было в порядке. Да она и сама чувствовала, что сейчас между ними было что-то немного другое, что-то более солидное и устоявшееся. Девушка потёрлась щекой о плечо любимого и сказала, сгребая его в охапку:
– Рано. Ещё до общего собрания. Пожалуй и правда приходи, сразу увидишь весь масштаб бедствия, – она тихонько засмеялась, – До сих пор ты видел всего одного клингона к тому же женщину, а завтра на твою голову свалится целая куча, включая мужчин, детей и подростков. Если будет чуточку чересчур, можешь мне сказать.
Артур ловко перевернулся в объятьях М'Коты, так, что девушка оказалась сверху, и несмотря на это, все равно не могла вырваться, и теперь он смотрел на нее снизу вверх, задорно улыбаясь.
- Этот масштаб бедствия – дорогие тебе люди, с удовольствием познакомлюсь с ними. Не беспокойся за испытания, я все пройду. Он не разочаруется, даже несмотря на то, что я не клингон. Я землянин, и это звучит очень гордо.
– Вообще-то, это был комплимент в их адрес, – усмехнувшись пояснила М’Кота. – Клингоны гордятся тем, что они прямолинейные и неудобные. Как заноза в заднице. У нас говорят: «кто не колется, на тех любят посидеть».
Лайтман тихо рассмеялся, погладив М'Коту по щеке.
- Я тоже иногда прямолинейный, и еще я владею мечом, ну, знаешь, таким, прямым и обоюдоострым, так что вполне смогу противостоять батлету. А потом, - Лайтман на секунду отвел взгляд, - я буду с тобой на твоем Восхождении. Я понимаю, что это для тебя значит, и я буду видеть этот твой момент стойкости  и мужества, и буду гордиться тобой, моя М'Кота. 
М’Кота немного помолчала.
– Спасибо, – сказала она потом. – Я могла позвать тебя, как всех, но не могла просить тебя об этом. То, что ты предложил сам, очень важно для меня. Когда тебе станет меня жалко, постарайся думать о том, что это – момент моей победы и моего торжества, что без этого моя жизнь была бы неполна, и я была бы несчастна. Я думаю, это поможет тебе не отводить взгляд.
Артур чуть прищурился, внимательно глядя в лицо девушки.
- Обещаю тебе, я не отведу взгляд. 
А спустя несколько секунд Артур пошевелился.
- Пойдем ужинать, любимая моя.
М’Кота потянулась, затем резко села на постели, обняв колени.
– Как не хочется вставать! – пожаловалась она. – Но надо: кто знает, сколько ещё Освальд будет изображать вежливость и гулять! Надо уже вспомнить о совести и отпереть дверь.
- Ужасно не хочется! – Артур поднялся вслед за М'Котой и обнял девушку за плечи, - спустя какое-нибудь время я попрошу для нас отдельную каюту. А сейчас… пойдем, и правда поужинаем. У нас на флоте есть традиция, из очень далеких веков следующая. Вобщем, я хочу почтить память коммандера Мори вместе с тобой.
И Артур принялся собирать разбросанную вперемешку на полу их одежду.
– Что-то мне подсказывает, что никакую комнату нам с тобой не дадут, – скептически заметила М’Кота. – Но мы можем взять пример с нашего кардассианского друга и время от времени снимать комнату в жилом кольце. Не слишком часто – мы ведь не так богаты! – но хотя бы иногда.
 
Когда они привели комнату в порядок и собрались идти ужинать, М’Кота заговорила о том, что занимало её мысли с того момента как Артур это упомянул:
– Сегодня ночью я тоже отдам дань нашей традиции. Я не пропущу полуночную молитву и включу имя коммандера в мой поминальный список. Это будет хорошим дополнением к вашей традиции, как думаешь?
- Спасибо. Спасибо тебе, - сказал Артур, и, взявшись за руки, они пошли по коридору.
______________
с М'Котой
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Ноября 2017, 08:45:36
2 сентября 2384 года, вечер. Станция ДС9.
Каюта Освальда Макдауэлла и Артура Лайтмана

М’Кота прошла путь от своей каюты до каюты Артура за рекордное время. Сейчас она не думала о том, что Артур может быть не один, возможное присуствтие Освальда её не смущало: времени было катастрофически мало, а воображение рисовало ей слишком яркие картины того, как именно её отец может проверять её мужчину.
Оказавшись возле двери девушка нажала ладонью на панель вызова, да так и осталась стоять, не отнимая руки – не до того было, чтобы подумать о таких мелочах, как непрерывный сигнал вызова.
Артур открыл почти сразу, как будто ждал. В этот раз он был одет не в форму кадета Звездного флота, а в черные брюки и белую рубашку поверх брюк. Слева из под белой рубашки, явно прицепленная там, где должен был быть ремень, свешивалась недлинная металлическая цепочка.
- Проходи, М'Кота, - улыбаясь сказал Артур, и тут же нахмурился, заметив ее настроение и некоторое замешательство. – Что? – спросил он.
– У меня две новости и обе хорошие, – выпалила М’Кота, наконец-то отрывая руку от звонка. – Но только хорошие они для клингонов. А для землян даже не знаю, может быть одна и плохая.
- А, - с некоторым сомнением сказал Артур, пропуская в каюту свою девушку, - я думал, ты пришла как обещала, помнишь, ты говорила, чтобы я Освальда спровадил вечером, ну вот, его не будет некоторое время. Довольно длинное. Какие новости? - заинтересованно спросил кадет.
М’Кота улыбнулась и провела пальцем по шее Артура от подбородка до верхней пуговицы рубашки.
– Кто-то совсем забыл мне об этом сообщать, поэтому я пришла по другой причине. Но я рада слышать, что у мистера «сотня шпилек в одном месте» нашлись на ближайшее время интересные дела. Это значит, что после важного разговора у нас тоже будет много интересных дел.
После этих слов девушка ненадолго замолчала, изучая оригинальный (и с клингонской точки зрения довольно лёгкий) наряд землянина, и добавила:
– Я говорила с отцом. Он не запретил – это хорошая новость. Ещё он сказал, что хочет проверить, стоишь ли ты меня. Я сказала, что он может проверять сколько его душе будет угодно. Это – тоже хорошая новость. Или плохая, если вы оба пойдёте вразнос и угробите моего любимого мужчину. Я думаю, ты догадываешься, кого я имею в виду.
Артур чуть прикрыв глаза следил за М'Котой с довольным выражением лица. Проследил за ее оценивающим взглядом, пытаясь понять, как понравится ей на нем один из земных стилей конца 20-го и начала 21-го века. Выслушав ее до конца, Артур, не отрывая взгляда от ее темно-серых глаз, подхватил девушку и чуть приподнял. Теперь он смотрел на нее снизу вверх, крепко держал и медленно отступал все дальше от двери.
- Отлично, значит, я с ним познакомлюсь и постараюсь его не угробить! – широко улыбаясь сказал кадет, - он не запретил, не запретил, но во имя Кейлеса, скажи, что стала бы ты делать, если бы он запретил? - и Артур хитро прищурился.
– Игнорировать его запрет до тех пор, пока он не принял бы тебя, или пока мать не изгнала бы меня из семьи, – преспокойно ответила ему М’Кота, – Думаю, меньшего он от меня и не ждал... Да, есть ведь ещё третья новость! – спохватилась она, – И тоже, я бы сказала, хорошая.
Артур слушал эти слова с некоторым замиранием сердца, стараясь иметь вид веселый и непринужденный.
- Счастлив это слышать. Чем я заслужил тебя, не знаю… - Артур был уже совершенно серьезен, поставил М'Коту на пол, обнял за талию, так и не прерывая контакта глаз. – Какая третья?
– Завтра вся эта банда прилетает сюда на станцию! – осчастливила его М’Кота. – Завтра утром отец назначит время для ритуала Восхождения, и это будет совсем скоро, может быть прямо завтра вечером. И, в общем-то, я подозреваю, что проверять тебя он тоже начнёт при первой же удобной возможности.
Артур чуть нахмурился и положил руки М'Коте на плечи.
- Ритуал восхождения? Тот, который с этими… жезлами боли, и прочими? – и теперь Лайтман на секунду отвел взгляд. Это для него, землянина, все это было дико и странно, но для клингона – это был важнейший этап в жизни, и он должен был понять, и подержать, и поучаствовать в этом ради девушки, которую любил. И Лайтман снова посмотрел на М'Коту с улыбкой.
- Поздравляю тебя. Значит … завтра вечером. Меня пустят туда? Я хочу быть с тобой на этом ритуале.
– Пустят всех кого я позову, это моё право и мой день! А позову я тебя и всех наших... ну, то есть, кто не побоится прийти.
У М’Коты даже мысли не возникло, что Артур может туда не прийти, её беспокоило только то, что ему будет трудно терпеть такое зрелище.
– Вот, – сказала она, – теперь новости уже точно закончились.
- Отличные новости М'Кота, - сказал Артур, не открывая взгляда от девушки, - лучшие за все это время. – А затем взял обе ладони М'Коты в свои, и правую положил себе на плечо, а левую – отвел чуть в сторону.
- Компьютер, плейлист 19, запуск, - сказал кадет, и каюту наполнила медленная негромкая музыка. – Давай потанцуем, М'Кота, так обычно делают на Земле.
– Тебе придётся меня научить, – улыбнулась девушка, – я понятия не имею, как танцуют земляне. – Она чуть отстранилась и посмотрела на свои сапоги: на давешних картинках, где земляне танцевали свои танцы, ни один из них не был в сапогах. – Это ничего, что я в сапогах? – спросила она.
- А я в форменных ботинках, это не важно, совершенно не важно в чем, это для нас двоих, почувствуй это, - ободряюще улыбнулся Артур, обнимая М'Коту правой рукой, но глаза его блестели,  – сейчас научу, это не сложно, я поведу, просто следуй за мной, повторяя, а потом, если вдруг ошибешься, то делай вид, что так и надо. Я с тобой и мы вместе. – и не отрывая взгляда от ее глаз, Артур медленно закружил М'Коту по комнате, в движениях танго1.
Это было сложно, и М’Кота подозревала, что если бы кто-то видел этот танец со стороны, вряд ли одобрил бы исполнение. Но если Артуру нет до этого никакого дела, то почему это должно волновать её? Она, пожалуй, слишком буквально поняла «следуй за мной и повторяй мои движения»: от этого сперва не было ни складу, ни ладу, и её кованые сапоги не раз и не два повстречались с форменными ботинками Артура.
Артур улыбался, прекрасно понимая как М'Коте трудно, но это не должно было ее смущать.
- Ведомый и ведущий. Это как корабли в космосе, или в атмосфере. Следи за движением моего тела, за побуждением к движению тебя, следуй за мной, мягко и плавно, не сопротивляясь, позволь мне вести тебя, доверься мне, и тогда мы поплывем в унисон. Компьютер, перезапустить первую композицию плейлиста 19. - мягко и нежно говорил Артур.
Слушаться и следовать – это было не очень-то в характере М’Коты, но сравнение с кораблями сделало своё дело – что-что, а законы тактики и субординация превосходно знакомы любому клингону. Она начала чутко реагировать на направляющие движения Артура, и дело понемногу пошло на лад. Не хватало как будто чего-то ещё, но когда М’Кота перестала наступать Артуру на ноги (а значит и беспокоиться о том, что у неё ничего не получается) и расслабилась, недостающий элемент нашёлся сам собой: ей стало просто хорошо и, что было чрезвычайно удивительно, ей нравилось «плыть по течению», находясь в полной власти музыки и мягких убаюкивающих движений Артура.
– Значит, сейчас ты у нас главный? – шутливо прошептала она, прикасаясь щекой к его щеке. – Мне это нравится!
- Я рад, что тебе нравится, - отдавшись ощущениям, следуя за музыкой шептал Артур М'Коте, когда она касалась его щеки, - все для этого и задумано.
Он помнил о Мори Джанир, он помнил об Иламе Толан, он помнил о многих других, и многое не мог изменить. Но этим вечером он кое-что мог – сделать счастливой свою девушку, девушку из другого мира, с другой культурой, девушку, которой скорее всего завтра предстоит пройти очень болезненное испытание, клингонский ритуал взросления, жестокий и беспощадный ритуал. Но сегодня – она должна познать нечто иное, прекрасное и настоящее. Они были близко друг к другу, их дыхание смешивалось, Артур смотрел на М'Коту, скользил взглядом по ее чертам, все время возвращаясь к глазам. Он пытался показать ей свой мир.
А потом музыка сменилась на следующий трек2. Артур плавно остановился вместе с М'Котой и вновь повел ее, уже несколько иначе.
Это было странно, просто удивительно! М’Кота даже засмеялась, когда Артур сделал первое резкое движение. И в то же время это была хорошая странность, бурлящая как горячий источник и искрящаяся, как падающий с потревоженной ветки снег. Это было даже немного похоже на сражение с невидимым противником – так иногда два союзника слаженно действуют в тесноте боя или в узком коридоре, словно обтекая друг друга движениями, проводя удары и захваты в опасной близости друг от друга и всё-таки не задевая, идеально чувствуя старого друга, уже не в первый раз прикрывающего спину.
Теперь это было уже не сложным делом, а игрой... почти игрой, потому что была в каждом движении страсть, и каждое движение хоть и не достигало своей цели, останавливаясь на волосок от прикосновения, всё-таки подразумевало в тысячу раз больше и с каждым разом становилось всё рискованнее.
Страсть в каждом движении, шаге, повороте, отступе, перехвате, броске, наклоне, приближении и отдалении, нежном прикосновении, контакте глаз. М'Кота смеялась, Артур улыбался. Здесь не было ни боли, ни страдания ни смерти. Ни побед, ни поражений.
Музыка остановилась. Артур притянул к себе М'Коту, обнимая, глядя в глаза.
Дыхание М’Коты было сбивчивым, в глазах плясали «чёртики», губы смеялись; она прильнула к Артуру словно для поцелуя, но вместо этого сказала ему на ухо, едва сдерживая рвущееся наружу веселье:
– Хочешь напугаю тебя? Ты забыл запереть дверь!!
Он ее почти поцеловал, но теперь ему пришлось нехотя выпустить М'Коту из объятий и пойти нажать у двери блокирующий сенсор. А затем Артур подошел к столу, ловко вытащил два высоких бокала и бутылку вина, заранее приготовленную.
- Я не знал, что у тебя случится этот ритуал, - сказал Артур, оборачивайся к девушке, попутно открывая бутылку, - как думаешь, не повредит?
– До завтра всё выветрится, – подмигнула ему М’Кота. – Хотя вино сейчас привлекает меня гораздо меньше, чем ты!
________________
C М'Котой


В ходе использованы:
1. Loreena McKennitt - Tango to Evora

2. Carlos Gardel “Por una cabeza”
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 14 Ноября 2017, 09:51:20
2 сентября, ранний вечер
катер “Анадырь”

- Жаль, что у нас нет отдельной лаборатории, - пробормотал Освальд, подходя к катеру, - если мы сейчас наткнёмся на Делас, плакал наш план... кстати, может, запустим Дженни? Кому ещё, как не ЭМГ, делать всё быстро... сможешь потом, если что, подчистить её логи, чтобы ни она, ни кто-то ещё не узнал об этом сканировании?
Артур извлек из ромуланского гипоспрея ампулу с веществом, порылся в медицинском инструменте, и понял, что у них это займет куда больше времени, чем у специально обученной голограммы, в которую загружена медицинская база данных.
- Да, действительно, проще почистить логи памяти ЭМГ, чем делать все самостоятельно. Двигатели выключены, здорово, не должно быть перегрузки. Компьютер, активировать экстренную медицинскую голограмму.
- Я пойду на мостик, послежу за сенсорами, - ответил Освальд, - предупрежу, если сюда кто-то пойдёт. Держи канал связи открытым - я тоже хочу всё знать про это снотворное! - добавил он, выходя из медотсека.
- Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - произнесла материализовавшаяся голограмма приятным голосом. Еще полсекунды понадобилось «Дженни» на распознавание образов, и вот она приветливо улыбнулась Артуру: - Артур, привет, чем могу помочь? Кто-то пострадал?
- Ага, отлично Освальд! Я успею все собрать, если она появится раньше, чем все кончится, - ответил Артур и посмотрел на активировавшуюся Дженнифер.
- Привет, Дженнифер! – с улыбкой ответил Артур, заметив, что ее личностные подпрограммы снова включены. – Никто не пострадал, но у нас к тебе просьба, - кадет протянул голографическому доктору ампулу с транквилизатором, - проанализируй, пожалуйста, это вещество, и скажи, какое действие оно оказывает на разные расы. Можешь, это, пожалуйста, сделать как можно быстрее? Это… секретная информация, для всех кроме меня и Освальда Макдауэлла.
- Хорошо, Артур, - голографическая девушка приняла из его рук ампулу и поместила ее в анализатор. На этот раз все ее подпрограммы работали, и она могла взаимодействовать с физическими объектами. – Но сначала расскажи, пожалуйста, откуда вы ее получили. Это необходимо для моих протоколов безопасности – я не могу совершать незаконное или неэтичное действие, - пояснила Дженни.
Артур подошел к терминалу, приготовившись быстро стирать последние файлы памяти Дженнифер, испытывая при этом некоторое странное неудобство, будто он будет стирать память человеку, а не программе.
- Это какое-то ромуланское вещество, Дженни, мы получили его от ромуланки. Она говорит, что это транквилизатор. Поэтому, ты совершишь не неэтичное действие, а проверку вещества, которое провезено ромуланцами на станцию. Преступления в этих твоих действиях тоже нет, вещество отдано добровольно, в качестве помощи нам же. Мы просто хотим знать, насколько оно опасно, и как действует.
Артур обратил внимание на микроскоп и какую-то пробу в нем, подозрительно похожую на кровь.
- Помощи вам же? – Дженни нахмурилась, обрабатывая информацию, а потом кивнула: - Хорошо, я проведу это исследование. Если вещество окажется запрещенным, ты должен будешь сообщить об этом службе безопасности, - напомнила голограмма и проследила взгляд Артура и указала на пробирку: – Это тоже твое? Мне также провести анализ?
Артур пару секунд подумал. В катере, во время того, как группа была в каюте кардассианского доктора, были Освальд и Делас. Тенек свои исследования обычно делает в станционном лазарете, кому могло понадобиться смотреть здесь в микроскоп на кровь? Только Делас, наверняка.
- Это чье-то незаконченное исследование, видимо. – сказал Артур, - да, будет хорошо, если ты его тоже проанализируешь. А службе безопасности мы обязательно сообщим, если что, - тут Артур бессовестно соврал голограмме.
- Хорошо, Артур, - кивнула голографическая девушка. Она обернулась к медицинскому терминалу и задала все необходимые команды, чтобы начать сканирование содержимого гипоспрея.
- Это займет некоторое время, поэтому пока я рассмотрю образец крови - обернулась она к Артуру, комментируя свои действия. – Ты знаешь, кому он принадлежит?
Артур подошел ближе к голографическому доктору и микроскопу.
- Судя по цвету – не вулканская и не ромуланская, но наши товарищи начали исследование, и, видимо, потом их что-то отвлекло.
- Я имела в виду, кому конкретно, - голограмма с легкой улыбкой покачала головой и наклонилась к микроскопу.
В течение нескольких минут она включала разные настройки и меняла реактивы, рассматривая образец, а затем подняла голову и посмотрела на Артура.
- Возможно, ты знаешь, что именно искали твои коллеги? Инфекции, вирусы, мутации, яды? Я вижу здесь остаточные следы снотворного, в остальном же это здоровый образец кардассианско-баджорской крови.
Артур от удивления  открыл рот.
- Освальд, ты слышал? – спросил он, а потом, вызвал его по связи, - Освальд. Здесь образец баджорско-кардассианской крови со следами снотворного в крови. У Тенмы же… наверняка еще следы снотворного в крови. Спасибо, Дженнифер, - опомнившись, сказал Артур.
- Что-то не так? – голограмма с удивлением проследила реакцию Артура. – Мне провести более глубокий анализ?
Освальд слышал, и реакция у него была такой же - кадет от удивления раскрыл рот и забыл про всё на свете, пока Артур не позвал.
- Мы всё-таки влезли туда, куда влезать не стоило, - пробормотал он в ответ. - Откуда там вообще взялась кровь?! Чёрт... если это действительно так, то именно это Тенек так отчаянно не хотел рассказывать. Получается, этому заговору уже пятнадцать лет... проклятье, это нельзя обсуждать ни с кем, кроме самого Джеза и Тенека!
- Да, верно, Освальд, - сказал Артур, лихорадочно соображая, - 15 лет… кропотливой работы. И от Джеза это скрывали. И я так понял, что Тенек ему уже сказал. Но вряд ли Джез пришел в катер сам и начал проводить этот анализ. Мы видели с М'Котой, что Джез догнал Делас в коридоре после брифинга, и они вместе куда-то пошли. Спасибо, Дженнифер, это очень важная информация о нашем товарище и коллеге, более глубокий анализ конечно нужен, но как там с транквилизатором для начала?
- Это тайна? Вы с Освальдом хотите, чтобы я ее сохранила? - уточнила голограмма, подходя к медицинскому терминалу. - Сканирование практически завершено.
- Да, Дженни, - кивнул Артур, - это секретная медицинская информация, не подлежащая разглашению.
- Я поняла, Артур, - кивнула Дженни. Она ввела команду в терминал, и на экране появились химические формулы. - Сканирование не смогло определить все вещества, входящие в состав этого транквилизатора - некоторых из них нет в медицинской базе данных Федерации либо моего доступа недостаточно. Насколько я могу судить, это действительно сильный транквилизатор, но информация о его эффекте также отсутствует. Что касается запрещенных веществ, то их в составе не было обнаружено. Но учитывая, что состав определен не до конца, и потому невозможно экстраполировать его эффект, я бы порекомендовала тебе сообщить о нем медицинской службе.
Лайтман коротко вздохнул и кивнул голографическому доктору. Он уже понимал, что пора было это все заканчивать, кто знает, когда Делас или кто-то еще, кто это делал здесь, вернется к исследованию крови Тенмы, он мог не успеть все поправить как было. Транквилизатор был ромуланским. С неизвестными веществами для Звездного Флота. Делас не применяла его, ей это дали с собой, и Делас не преследовала вероломных целей, наоборот – поделилась для дела, наверняка могла понимать, что федераты исследуют образец.
- Дженнифер, ты очень нам помогла, спасибо тебе, мы обязательно сделаем все так, как должно быть, - сказал Артур. И тут же вслед за этим произнес:
- Компьютер, отключить экстренную медицинскую голограмму.
И когда программа была завершена, первым делом Артур удалил файлы памяти голограммы от времени последнего запуска. Затем закрыл и скопировал файлы исследования транквилизатора.
- Освальд, я закончил и все выключаю, давай убираться отсюда, пока кто-нибудь еще не пришел. Копирую все, в компьютере ничего не останется. Пойдем к Толан сходим.
- Хорошо, я всё отключаю, - мрачно отозвался Освальд.
Спустя пару минут он покинул мостик, и они с Артуром направились в СБ.
____________________
с Освальдом и ЭМГ
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 14 Ноября 2017, 09:36:30
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо -> катер “Анадырь”

Артур и М'Кота вышли из каюты и на некоторое время разошлись в разные стороны. Лайтман задумался, с чего начать. Со службы безопасности, или с анализа транквилизатора. Анализ он мог бы провести при помощи компьютера, но трактовка результатов ему была не доступна. Тенека просить не хотелось, Лайтман прекрасно понимал, каким может оказаться результат, если наличие транквилизатора с Ромула станет информацией, доступной общественности, а международный очередной скандал был совершенно не нужен. Лайтман остановился в коридоре в некотором раздумье, что же делать дальше.
- Артур! - услышал землянин знакомый голос.
К нему быстро подошёл Освальд и, понизив голос, торопливо проговорил:
- Я как раз хотел поговорить. Гипоспрей у тебя? Мне надо его вернуть владельцу.
Лайтман обернулся к Освальду.
- О, я как раз думал, что с ним делать дальше, - ответил кадет товарищу. – Но погоди, отдать успеем. Тебе не кажется странным, что ромуланка провезла на станцию это? Хотел бы я знать, что у нее еще есть в арсенале.
- Давай пойдём в медотсек "Анадыря" и пороемся в её вещах, - серьёзным тоном предложил Освальд, - или оглушим её этим же препаратом, а потом поищем что-нибудь в сумке. Действительно, если она таскает с собой снотворное, то кто знает, что там ещё есть...
- Эх, Освальд, - вздохнул Артур, - сарказм – это, конечно, круто. Но мне бы не хотелось, чтобы этот транквилизатор был применен на ком-то на станции, и чтобы потом мы влипли в такое, от чего не отмоемся до конца жизни. Я понимаю, что Делас из лучших побуждений выдала его для возможной драки с наусиканцами, но может быть лучше будет взять образец и исследовать его? А потом поговорить с Делас на предмет того, что можно и что нельзя?
- Благие побуждения - это тоже хорошо, но ты серьёзно собираешься объяснять ромуланке основы федеральной морали? - с сомнением спросил Освальд. - Мы не только не добьёмся своей цели, но и лишим себя возможной помощи Делас в будущем. Ромуланцев не переделать одной фразой или даже одной пафосной речью... Ладно, давай так: мы с ней должны будем встретиться... хм, примерно через двадцать минут. Давай быстренько просканируем препарат, а потом я его верну и скажу что-нибудь правильное. Мне и самому хочется узнать, что это за дрянь, но сразу настраивать против себя такую полезную ромуланку - это глупо!
- Давай, - согласился Артур, - но я, Освальд, не основы морали хочу с Делас обсуждать. Я хочу спросить ее – что бы могло случиться, проходи подобный проект в окрестностях Ромула, на ромуланской станции. И если бы у какого-нибудь флотского из наших ромуланцы нашли транквилизатор. Я думаю, нам бы не поздоровилось, если бы мы такое провезли на ромуланскую станцию без разрешения. И Делас должна это хорошо понимать. Просто провести вот эту простую аналогию, и все.
- А чего ты хочешь добиться этой аналогией? - всё ещё с сомнением спросил Освальд. - Допустим, она признает, да, наверное, это и так очевидно, что на ромуланской станции был бы переполох. Ты не забыл, что для ромуланцев мы все - федераты, кардассианцы, клингоны - стоим несколько ниже? Нам так поступать нельзя, а им - можно. И изменить такое отношение можно только долгой и кропотливой работой по перевоспитанию. Ты готов её проводить? Ты уверен, что справишься, а не сделаешь хуже? И, самое главное, ты уверен, что Делас на это согласится? Почти уверен, что ответ на, как минимум, два вопроса - "нет". Давай просто узнаем, что это за гадость, а потом уже решим, как себя вести.
Лайтман усмехнулся.
- Этой аналогией можно было бы добиться много, например – обозначением сходств и различий между нами, потом – что федераты ни разу не ниже их, что мы не хуже их заботимся о собственной безопасности, что мы не сдали ее никакой службе, а сами разговариваем с ней. Это был бы один из первых шагов по длинной дороге. И да, я был к этому готов, к долгой и кропотливой работе. Я помню Валардиса, с ним можно было работать и говорить. Но ты, наверное, прав, я могу сделать только хуже, раз уж я ни на что не способен, кроме пафосных речей. Поэтому, решай как знаешь, сам. Пойдем, сделаем анализ, а потом ты ей все отдашь.
- С этой задачей никто бы из нас не справился, - проворчал Освальд, - ни ты, ни я, ни Тенек, ни даже Хена, которая училась на психолога. Тут нужен кто-то куда старше и опытнее, чем мы с тобой, а мы все, даже если соберёмся вместе, сделаем только хуже, в этом я уверен. Ладно, пойдём, не будем время тратить. Я ещё хотел навестить Толан и кое-что прояснить.
- Не вижу причин, почему бы с одним отдельно взятым ромуланцем нельзя было бы добиться взаимного доверия и игры по общим правилам, не вижу причин, почему бы не возможно было договориться. Даже с той, которая начала с диверсии. Она же сама нас всех боится как огня и говорит, что мы ее все ненавидим. Всегда можно показать обратное. Без пафосных речей. Хватит уже ассоциировать меня с пафосными речами. А потом… я тоже собирался к Толан, чтобы кое-что прояснить, - сказал Лайтман, - можно сходить вдвоем.
- Я не тебя с пафосной речью проассоциировал, а всю эту ситуацию, - мотнул головой Освальд, - как ещё убедить ромуланку не вести себя по-ромулански, особенно когда ей ничто не мешает нас послать далеко и надолго, не прибегая к пафосным речам? Но у меня нет желания спорить сейчас. Пойдём уже, а то Делас найдёт нас посреди сканирования, и тогда мы точно не отмажемся. Хотя, всё может быть... но проверять не будем!
- Угу, - согласился Лайтман, и кадеты направились к "Анадырю".
______________
с Освальдом
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS