* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
26 09 2018, 12:05:19 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 23
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : Вчера в 17:20:52
16 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Толан вышла из палатки и осмотрелась. Уже стемнело, и небо украсила россыпь ярких звезд, но женщина даже не подняла головы - сейчас ее интересовало не звездное небо, а профессор Закария. Ей очень не хотелось, чтобы та снова исчезла на неопределенное время и предприняла что-то необдуманное, но она не чувствовала себя в праве говорить с ней и лезть ей в душу. Только проследить, чтобы та не ушла далеко.
Закария сидела возле костра, разведенного одним из кадетов, и пристально смотрела в огонь. Казалось, что она сидит абсолютно неподвижно, но раз в несколько минут она ворошила угли длинным прутиков, отчего в небо устремлялись снопы искр. Приближения координатора Иламы Толан она не заметила.
Толан молча встала в стороне от нее, сосредоточив взгляд на костре.
 - Вам нужна помощь? - наконец спросила кардассианка после вечности молчаливого созерцания огня.
 -Чем вы можете помочь? - не оборачиваясь, ответила вопросом на вопрос Закария.
- Не знаю, - пожала плечами Толан. Конечно же, профессор не могла этого видеть. - Я ведь даже не могу понять, что с вами - только догадываться. Может быть, вам нужно, чтобы кто-то с вами поговорил. А, может быть - чтобы никто даже близко не подходил.
 -Мне нужно принять одно решение, - с некоторым трудом проговорила Закария, - Но сделать это могу только я одна.
Толан ответила после небольшой паузы - женщина прикидывала, что это может быть за решение и имеет ли оно какое-то отношение к их группе. Потом тихо ответила:
- Тогда вы правы, и я вам никак не помогу. Но если вам понадобится свежий взгляд на ваше решение, я буду неподалеку.

Артур вышел из палатки и огляделся, пропуская вперед ромуланцев, вулканца, М'Коту, и затем Квинтилию. Он пытался сориентироваться на местности. И понимал, что без Иламы Толан он вовсе не способен вспомнить, в каком направлении падали в атмосфере метеоры. Он помнил где север, где юг, откуда они пришли, но не направление метеорного дождя. Илама Толан стояла неподалеку от костра рядом со сидящей профессором. Артур пока не решался к ним обратиться, но только у костра было освещенное пространство, где в этих уже изрядно сгустившихся сумерках можно было нарисовать на земле схему и начертить формулы. Поэтому кадет подхватил котелок с остатками воды и пошел к костру, остановившись чуть дальше от профессора чем координатор, и ближе к координатору. Присел, вытащил из ножен меч и несколькими движениями расчистил им небольшую площадку на песке, избавив ее от мелких растений, пробивающихся сквозь песок. Не было никакого оборудования, он будет писать формулы на песке, как много поколений математиков и физиков прошлого Земли. Как Пифагор и Сократ. И Артур знал, что каковы бы ни были величайшие достижения цивилизации в области технологий, однажды – можно остаться без всего, с одними только каменными ножами и медвежьими шкурами, и только знание, хранящееся в памяти, живой человеческой памяти – будет подмогой человеку.
Потом Артур очистил меч от песка и травинок, вернул его в ножны, и встал, глядя в небо, пытаясь очистить разум. Некоторое время смотрел так на звезды, потом повернулся вправо, еще вправо… нет, ему не вспомнить. И тогда кадет ножнами нарисовал на песке, подсвечиваемом огнем костра – прямоугольный неравнобедренный треугольник. Плоская модель. И снова посмотрел в небо, припоминая результаты начального сканирования планеты Кальдония III с катера. Высота атмосферы, достаточно плотная для возгорания на большой скорости входящего в нее объекта – примерно 130 километров, значит высота вертикального катета – 130 километров. Кадет подписал значение. Гипотенуза – это траектория падения метеоров, а горизонтальный катет – это поверхность земли. Конечно, это грубая модель, но им все равно не узнать точное значение. Достаточно будет примерного радиуса. Итак… зная угол падения метеоров, можно взять тангенс угла падения и узнать, где они упали. Для дальнейших расчетов – нужно было знать направление на базу относительно точки входа метеоров в атмосферу. И для этого нужна была еще трехмерная модель и Илама Толан. Артур развернул карту, прижал ее по краям камешками к земле, чтобы не свернулась, подошел к костру, наломал несколько палок из хвороста для трехмерной модели и подошел к Иламе Толан.
- Ане-Лан, - тихо сказал землянин, - пойдемте рассчитаем… пожалуйста. Я уже почти приготовился.
Толан все это время практически без движения стояла на том же месте. На профессора Закарию она больше не смотрела, чтобы не мешать той собраться с мыслями, и ее внимание сосредоточилось на огне. Когда Лайтман ее окликнул, она чуть вздрогнула - как бывает, когда кого-то выдергивают из глубоких размышлений. Она несколько раз мигнула, потерла глаза и обернулась к кадету:
- Вы имеете в виду траекторию падения метеоритов? - уточнила она. - Конечно, давайте посмотрим, что у нас получится. Как думаете, это действительно были метеориты или что-то ещё?
Артур увидел как Илама Толан вздрогнула, и видел как до того она пристально смотрела на огонь, и видел сидящую у костра отрешенную профессора Закарию. Есть моменты, когда нужно оставить человека одного для разрешения собственных неразрешимых проблем. И Артур тут пока не вмешивался. Может быть он вмешается позже, но сейчас, не сейчас. Огонь прекрасен. Илама Толан тоже сейчас наверняка понимала именно это, вместе со всем остальным другим. На огонь можно смотреть бесконечно. И в этом, в этом он ощущал некоторое единство с кардассианкой, которую уважал, и перед которой был виновен в известной степени.
- Да, траекторию, - кивнул кадет и пошел к своей модели, это было несколько шагов. У начерченного не песке Артур присел. Там же стоял  котелок с остатками воды, в который Артур погрузил металлическую иглу, и она там сориентировалась по магнитному полю, указывая направление строго туда, куда была направлена голова кальдонианского каравана.
- Не знаю, - задумался Артур, сидя на корточках перед котелком. – Сначала упала одна звезда, а потом пошел целый поток. Я никогда не видел орбитальную бомбардировку. Но … если бы стрелял я – я бы сразу выпустил множество торпед. Первая единичная – может свидетельствовать о том, что это не торпеды. Также она может свидетельствовать о неопытности торпедного оператора. Но нам не узнать логику. Кроме того, мне кажется, торпеды не должны гореть в атмосфере, имея огнеупорное покрытие, но могут его и не иметь, если предназначены для исключительно космического наведения. Одним словом – не известны их тактико-технические характеристики, но может быть все, что угодно, значит никакие вероятности нельзя исключать. Я знаю, вы видели подобное, - сказал Артур, глядя на кардассианку снизу вверх, - я сожалею… Давайте попробуем. – Артур быстро выстроил из палочек, наломанных им, трехмерную модель на песке, получился вертикально стоящий треугольник, - вот что я не могу вспомнить, угол их падения, и направление. И – где находится база, с которой мы пришли. – Артур поднялся и приготовился рисовать на песке ножнами меча. – Север – там, - Артур указал в сторону головы каравана, - где наша база?
В этот момент они услышали шум чьих-то бегущих ног, и в круге костра появилась Квинтилия.
-Кое-что забыли, - быстро пояснила она на взгляды Иламы Толан, Артура Лайтмана и даже Сорайи Закарии, - У вас случайно нет воды?
- У меня только тут в котелке немного, - сказал Артур, - но я боюсь, она уже не питьевая, и немного грязная, - развел руками кадет.
Илама Толан тем временем разложила рядом с картами местности свои звёздные карты, полагая, что подсказку можно искать и в них. Когда вернулась Квинтилия, женщина сидела, низко наклонившись над ними и переводя взгляд с одной на другую.
- Я думаю, база... Лия! - она обернулась к триллу, одновременно отцепляя с пояса флягу с водой. - У вас ничего не случилось? Возьмите, здесь осталось немного, хоть она уже теплая.
-У нас… все в порядке, - соврала Квинтилия Перим, - Просто нам надо немного подготовиться к выполнению плана. Я возьму это, - он забрала из рук Иламы ее фляжку и положила к себе в сумку, - И это тоже, но позже, - девушка указала на котелок, предложенный землянином.
Затем она быстро юркнула в палатку.
Артур вытащил иглу для определения полюсов планеты из котелка и отставил котелок в сторону, чтобы Квинтилия его забрала на обратном ходе. Затем вместе с Иламой Толан склонился над картами.
__________________
С Иламой Толан, профессором и Квинтилией
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 12 09 2018, 13:11:38
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Лайтман бежал. В этом беге было какое-то действие, и не напрасное простаивание. Но этот его бег не мог помочь Самрите непосредственно, к сожалению.
И он добежал, до Ракара и Тенека.
- Ане-Лир, нужна ваша помощь, - выпалил Артур, остановившись, - на самом деле я дурак, но это не важно. Осэ – потеряла сознание, она сейчас в палатке, в себе, но ее все еще тошнит, и надо бы ее проверить, может вы чем-то сможете помочь. Давайте возьмем этого ящера и поедем туда, пожалуйста. Можно я возьму ящера? – Артур посмотрел на ромуланца.
Ромуланец поднялся, прекратив опираться на Аристотеля, и молча кивнул, внимательно глядя на землянина в маскировке. Артур подхватил уздечку Аристотеля.
- Я вас подсажу, - сказал он Тенеку.
– Я ещё не разваливаюсь на части, юноша, – довольно-таки натурально проворчал Тенек, подходя к ящеру, – но если это умерит вашу нервозность, можете подсадить.
- Простите, Ане-Лир, - сказал Лайтман, тупо глядя в землю, а затем просто подсадил, подхватив Тенека, в седло лежащего ящера, влез вслед за ним сзади, и пришпорил животное, в надежде, что Аристотель его послушается, - там в палатке еще подруга Ане-Сои, они там вместе, по крайней мере так было, когда я уходил.
Лайтман пришпорил Аристотеля, Ракар отошел подальше от стартующего ящера, и направился прямо к своим, которых увидел выходящими из толпы.

***

Быстро преодолев пустые улицы, ящер Ари, вздымая клубы пыли, вылетел на площадку перед палаткой Ане-Сои, стоящей на самой окраине лагеря. Сейчас все выглядело так, как и было, когда Артур оставил лагерь, разве что полог палатки был слегка приоткрыт. Только подойдя поближе можно было расслышать негромкие женские голоса, доносящиеся изнутри – впрочем, и то недостаточно детально. Плотная ткань хорошо удерживала звуки, и кадеты могли не бояться, что их попытки вызвать базу и Арина Джааведа окажутся услышанными со стороны.
Артур остановил ящера посреди стоянки кадетов и профессора. Пыль. Пыль поднималась очень высоко. Артур чихнул. И спрыгнул на землю первым. Он ничего не говорил, Тенек и сам знает что делать, у Артура теперь были другие заботы – например стоять на вахте.
На какое-то время в палатке повисла тишина, точно внутри прислушивались, а затем раздался голос Самриты – старательно громкий, будто она хотела, чтобы ее услышали.
- Ане-Тиэ, слышите? Я думаю, мой муж вернулся, - проговорила она.
Вслед за этим из палатки появилась подруга профессора Закарии - теперь стало известно ее имя.
-Соревнования закончились? - спросила она.
– Ещё нет, – ответил Тенек, напоминая себе, что с ящера нужно спуститься тяжело и осторожно. Хорошо, что Артуру не пришло в голову и снимать его тоже – выглядело бы это в высшей степени непочтенно. – Как чувствует себя Осэ? Её муж за неё волновался.
-Откуда ты знаешь Осэ? - подозрительно спросила Ане-Тиэ, - Кто ты ей?
– Недавний знакомый, как и вы, – отозвался Тенек, искренне удивляясь подозрительности женщины, которая только что преспокойно пила чай с едва знакомой ей девушкой и тоже уже успела узнать её имя. – Мы вместе ехали последние два дня, и живу я тоже здесь – вон там пасётся наш ящер, мой и моей внучки. А ещё я – лекарь, моё имя Ане-Лир. А ваше имя – Ане-Тиэ, правильно? – на фоне подозрительности и грубости женщины его вежливость и миролюбие были почти обезоруживающими.
- Да, все это так, - подтвердил Артур, похлопав ящера Ари по шее и подойдя к Тенеку, - благодаря небесному киту, мы встретили лекаря, и вот я привел его посмотреть на Осэ. – Артур уже слышал голос Самриты, и прекратил переживать за то, что опоздал с Тенеком. Кажется, все было нормально.
Ане-Тиэ окинула Тенека взглядом с ног до головы, замечая его лохмотья.
-Вам нужно купить свой собственный шатер, - обратилась она к Артуру, - чтобы замужней женщине не пришлось ютиться со всякими проходимцами. Женщине нужен дом. Да и Ане-Сои… Закон гостеприимства - это, конечно, хорошо, но и в нахлебников гости превращаться не должны.
Ане-Тиэ откинула полог шатра побольше и вышла.
-Полагаю, моя помощь больше не нужна. Но если что, обращайся, Осэ, - предложила она, обернувшись через плечо в шатер.
Затем Ане-Тиэ направилась к своей палатке.
Полог шатра - и без того не плотно закрытый - открылся, и оттуда показалась голова Самриты Баккер с растрепанными волосами и сонным лицом.
- Спасибо вам, Ане-Тиэ, мы так и поступим, - негромко проговорила она вслед кальдонианке.
- Да, конечно, - сказал Артур, не отрывая взгляда от кальдонианки, которую, как он теперь знал, звали Ане-Тиэ. – Конечно… - добавил он тихо, отвел взгляд, посмотрел на Самриту, проводил женщину взглядом и пошел заниматься с ящером Аристотелем.
Самрита тем временем вновь отползла в палатку, не закрывая полога.
– Любопытно, – сказал Тенек, проводив женщину взглядом. – Кажется, у Ане-Тиэ есть какие-то причины не любить лекарей. Или бедняков.
Он зашёл в шатёр и спросил Самриту:
– Что случилось? Фес действительно был обеспокоен, а я хотел бы знать, какие у тебя были симптомы.
______________
С Тенеком, Ракаром, Самритой и Ане-Тиэ
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 11 09 2018, 09:48:42
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Сначала Артур быстро добрался до места, где соревновались лучники, однако М'Коты там не заметил. Положенные 5 минут довольно быстро истекали, и Лайтман начал пробираться обратно, к первой группе кадетов. Он подумал, что М'Кота уже отстрелялась и теперь присоединилась к остальным. Кадет не скрываясь высматривал свою переодетую девушку в толпе, над головами зрителей. Ничего не могло быть подозрительного в том, что прото-ворта ищет своего брата. И вот он заметил ее, выбирающую из толпы наружу. Одну. Артур ускорил шаг.
- Тер, - Артур достиг "брата" еще в толпе, - Тер!
М’Кота обернулась и как всегда невольно улыбнулась увидев Артура. Хотя не до улыбок было ей сейчас.
– Привет, – сказала она. – Ты куда девался?
Артур улыбнулся в ответ. М'Кота-Тер, заправский кальдонианский охотник, с луком за спиной, колчаном стрел, набором ножей. Она тоже пробиралась наружу, и судя внутреннему отсчету времени – он еще не успел мерно досчитать до трехсот – он успевал.
Лайтман положил ладонь М'Коте на плечо.
- Нужно идти в палатку, - прошептал он, чуть склонившись к ней, - Осэ перегрелась, упала в обморок, она сейчас там, пойдем выбираться, - и потянул клингонскую девушку в маскировке – на выход. Одновременно чуть прищурился, глядя М'Коте в глаза, закусил губу и вздохнул, что, как он предполагал, могло означать – недоговоренность, много всего нужно было сказать еще.
– А, понятно, – отозвалась М’Кота. – А я и так в палатку, хоть это… – она не договорила, всё ещё остро переживая свою ошибку. – Она там в порядке? – спросила она вместо продолжения.
Еще несколько секунд, пока они выбирались, Артур молчал, а потом, когда уже вышли, и уже было видно Иламу Толан в отдалении, и ромуланца с вулканцем у ящера в чуть более далеком далеке, Артур остановился. Ему нужно было ввести М'Коту в курс дела, и это должно было быть сделано лично. Все равно их уже видно, и никто их не должен слышать сейчас.
- Не особенно. Но это бывает и пройдет, - сказал Артур шепотом, глядя на клингонку в обличии ворты. Должно было быть похоже, что два брата просто разговаривают о своих делах, хотелось взять М’Коту за руку, вложить ее ладонь в свою, но было пока нельзя, - по крайне мере, я надеюсь. Приказ капитана был – вытащить вас с Ане-Реем с поля, и подумать как искать Лис. – Кадет задумался, о фразе М'Коты.
- Что «это»?  - а потом он опустил взгляд. Тут он подумал, что Илама Толан права, и надо было позвать врача. И что если Самрите станет хуже, и обморок не из за беременности, а из-за чего то еще худшего? Он же не мог этого понять, так как не врач. Что если солнечный удар был критическим? И это он понял только потому, что не смог точно ответить на вопрос М'Коты в порядке ли Самрита.
- О черт, - возбужденно прошептал кадет, - какой же я чертов кретин! – Лайтман шарахнул себя ладонью по лбу. – Тер, давай в палатку, я к Лиру, - и Лайтман опрометью бросился в ту сторону, где находились вулканец и ромуланец, мимо Иламы Толан.
М’Кота удивлённо подняла на него взгляд и невольно улыбнулась. Это была одна из тех вещей, за которые она любила Артура, а Тер любил своего брата. Он был непосредственным, искренним и импульсивным. Как её братья. Как её отец. Только Артур ещё не был умудрён опытом и временами очень наивен, но такие вещи неизбежно проходят, за них нельзя ругать, надо радоваться им и беречь их, пока они ещё есть.
Ещё раз глянув вслед Артуру, М’Кота продолжила свой путь к стоянке.
Илама Толан проводила долгим взглядом Артура, проносящегося мимо нее, а затем и М’Коту, которая тоже направлялась прочь, и на мгновение - пока ее никто не видел - позволила себе недовольно закатить глаза. А затем вновь повернулась к толпе и, подняв голову, принялась там кого-то выглядывать.

***
Делас продолжала следить за боем. Ее поклоннику на арене приходилось нелегко.
-Нам нужно идти, - “служанка” потянула “куртизанку” за край накидки.
- Да-да, - отозвалась Делас, но никуда идти не спешила. - Сейчас, еще минутку, я хочу убедиться, что он победит - и мы пойдем.
 Квинтилия недовольно покосилась на Делас.
-Две минуты, - предупреждающим тоном произнесла она, - Мы просто даем Теру отойти подальше, - добавила она для Закарии.
Те-Яно скорее повезло - его противник столкнулся спиной с другой парой сражающихся, оступился, его обдало песком, летящим от чужих сапог. Те-Яно этим воспользовался, быстрым движением царапнув руку зрелого аристократа, державшего меч. В этом не было такого жестокого любования своей победой, которую он показал, победив кузнеца, скорее это было формальным выполнением правил - нужна была кровь, и она была явлена. Зрители в задних рядах даже не поняли, что случилось, настолько маленькой была рана. В условиях настоящего боя никто бы не обратил на нее внимания и сражение бы продолжилось, но два аристократа цивилизованно разошлись в стороны.
Делас с облегчением выдохнула и даже улыбнулась.
- А вот теперь нам пора идти, - легко согласилась она. - Искать всех пропавших!
Она быстро отыскала взглядом Те-Яно и слегка улыбнулась ему с едва заметным кивком головы, а затем развернулась к Квинтилии и профессору Закарии. Девушка сделала шаг в толпу и скрылась за высокими спинами желающих протиснуться в первый ряд, а на ее месте - на самой границе поля и зрителей - остался лежать белый вышитый платочек.
Те-Яно заметил улыбку Делас.
Квинтилия обернулась, когда последовала за Делас, и заметила, что сын военного советника Те-Яно направился к заграждению арены, прямо к белому платку, оброненному девушкой.
Закария тоже заметила платок. Она несколько секунд колебалась, не двигаясь с места - у нее было время подобрать оброненный Делас предмет. Но затем она все же не стала этого делать и двинулась вслед за девушками - на достаточном расстоянии, чтобы со стороны казалось, что они не вместе.   

Когда Делас и Квинтилия вышли из толпы, Делас с облегчением выдохнула – им было не так-то просто пробираться к выходу сквозь плотный слой прото-ворт. Зато стоило им отойти на несколько метров – и создалось впечатление, будто весь лагерь вымер. Так что ничего удивительного, что практически сразу они заметили и координатора Толан, которая им кивнула – и, в отдалении, - фигуры Ракара, Тенека и Лайтмана на фоне ящера. Толан сделала несколько шагов им навстречу и, когда они поравнялись, проговорила:
- Нам всем стоит вернуться к палатке, Осэ уже там. Где профе… то есть Ане-Сои?
-Она должна быть за нами… - Квинтилия обернулась.
Приземистая фигура Закарии действительно была видна метрах в десяти позади.
- Хорошо, - коротко кивнула Толан. – Тогда идемте, - и, развернувшись, первой направилась прочь от арены, задавая дистанцию.
__________________
С кадетами, Иламой Толан, профессором и кальдонианцами
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 11 09 2018, 09:11:57
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Пока Артур шел по косой траектории, он увидел как из толпы зрителей вышла никто иной как Илама Толан, Ане-Лан, жрица. Артур чуть изменил свою траекторию и направился к ней. Почтительно поклонился, когда подошел.
- Простите, я не успел вовремя, - начал Артур тихо и без предисловий, - я их застал уже там, где ящер стоит, точнее, уже лежит. Тут вышла небольшая проблема с моей женой. Я отдал ему воду, он выглядит нормально. Более менее. Сейчас я иду забрать Тера.
- Подождите! - Толан встала перед Лайтманом, загораживая ему проход. Оглянувшись и оглядевшись, что их никто не может подслушивать, она продолжила: - Какая еще проблема? Баккер исчезла с поля, вы знаете, куда она делась? Мы не можем просто так терять людей!
- Да, мэм, - Артур чуть склонил голову, - Осэ упала в обморок, перегрелась, ее вынесли из толпы, та самая подруга Ане-Сои, я отнес ее в палатку, и они там сейчас вместе. Никто не пропал, мы никого не потеряли. Не волнуйтесь, мэм. Приказ капитана был вывести с поля Ане-Рея и Тера, я сейчас исполняю, ищу Тера. Потом, мы должны найти Лис.
Глаза Толан расширились.
-Вы должны были сразу об этом предупредить, это серьезное происшествие. Почему вы не послали за врачом? У нас их двое. Небезопасно оставаться наедине с местными, - кардассианка сделала глубокий вдох. - Но раз вы здесь, я предполагаю, что ей уже лучше? Мы все должны вернуться к палатке, причем скорее. Там и решим, что делать с Лис - здесь мы ее не найдем. Тер уже закончил со стрельбой, Рэя тоже удалось вывести. Вам не стоит туда возвращаться - мы должны поскорее уйти из толпы.
Артур внимательно посмотрел на Иламу Толан, но прежде чем ответить немного подумал. Конечно, координатор волновалась за кадетов.
- Мэм, - наконец сказал Лайтман, - Осэ очнулась, ничего страшного, врач немедленно не был нужен. Она отлично соображает, способна руководить группой, исполнять обязанности капитана и общаться с местными, не нарушая никаких директив и вообще очень даже профессионально. Она может, не сомневайтесь в этом, пожалуйста. Тем более, той подруге Ане-Сои, я считаю можно доверять по местным рамкам, она добрая отзывчивая женщина. И Осэ справится, она офицер Звёздного флота и это много значит. Спасибо за информацию, - Артур кивнул, - конечно, соберёмся в палатке и там все обсудим, вы можете начинать двигаться в ту сторону, но теперь, пожалуйста, разрешите мне исполнить приказ моего капитана, найти и лично привести Тера. А потом я сообщу всем остальным об общем сборе.
- Значит, моего приказа теперь недостаточно? - сощурилась Толан. - По-моему, вы все слишком заигрались. Хорошо, я даю вам пять минут - приведите Тера сюда, и мы возвращаемся. Я буду ждать вас здесь.
Лайтман посмотрел в землю. Это было сейчас очень похоже на то как адмирал выдает приказ , противоречащий приказу твоего капитана, а ты не можешь связаться и все это обсудить. И это вовсе не было игрой.  Лайтман не мог не выполнить то, что сказала Самрита. Некогда было пускаться во все эти рассуждения.
- Это не игра… - прошептал Артур, - 5 минут, я понял, спасибо мэм, - разрешите исполнять? - и кадет приготовился бежать.
Толан молча кивнула.
Не говоря больше ни слова, Артур обошел координатора и вошёл в толпу зрителей. У него было всего 5 минут.
____________
Совместно с Иламой Толан
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 02 08 2018, 09:55:17
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Тенек тем временем догнал Артура и, тронув его за рукав, сказал:
– Осэ просила напомнить, что надо привести только одного ящера.
Артур коснулся вулканца в ответ, кивнул ему молча, и продолжил пробираться через толпу.
Выбравшись из толпы, время от времени вежливо отказываясь от предлагаемых пирожков и прочих предложений, особенно померяться силой с кузнецом,  Артур быстрым, но не настолько стремительным, чтобы вызвать подозрение, шагом, направился к шатру Закарии, а оказавшись вне поля зрения хоть кого-нибудь – побежал. Он помнил, что поблизости от шатра оставались оседланные Аристотель и Демокрит. Седлать ящера было некогда, на Демокрите был уже примонтирован паланкин для Делас, значит взять надо было Аристотеля. Но Артур наладил отношения только с Сократом, а Аристотель вез Ракара, и возможно, он был верен теперь ему. Послушает ли он землянина? Достигнув шатра, Артур сначала огляделся, нет ли посторонних.
Но, кажется, все население лагеря от мала до велика ушло смотреть турнир и участвовать в празднике. Тенек тоже отстал, задержался у кого-то из торговцев.
Убедившись, что никого нет, Артур высмотрел неподалеку двух ящеров. Оседланные, они не отходили далеко от лагеря. Оседланы они были утром, и так проходили в своей сбруе весь день, без толку. Артур не стал свистеть, и отправился к ним сам. Сначала он дошел до Демокрита, почесал его над глазами. Возможно, ему было бы легче, если бы снять хоть паланкин, но необходимо было не терять времени, и следовало выбирать. Поэтому, извини, Демокрит, тебе придется терпеть. Может быть к вечеру…
А потом Артур дошел до Аристотеля. Поймал его уздечку, волочащуюся по земле, и встал перед его большой мордочкой.
- Твоему хозяину может понадобиться твоя помощь, - сказал Артур, - да и не только ему… Пойдешь со мной? – Артур потянул за уздечку Аристотеля.
Ящер с готовностью переступил с ноги на ногу и пошел туда, куда потянул его Артур. И в этот момент раздался оглушительный рев какого-то духового музыкального инструмента. Кажется, на площадке для соревнований что-то начинало происходить.

Чтобы не идти пешком, Артур взобрался на ящера Аристотеля и шагом, большим ящериным шагом они направились к арене, по пустующих теперь улицам, мимо оставленных, опустевших шатров. Было такое ощущение, что воровство не особенно распространено здесь. А ведь сейчас самое удобное время. Хотя, может они настолько опытны, что он их просто не видит. Пригнувшись к спине животного, землянин ехал не очень быстро. Спешка была сейчас не нужна, от него ничего не зависело. Рог протрубил совсем недавно.
Пробравшись к арене на небольшое расстояние, землянин спрыгнул из седла и погладил Аристотеля по мордочке.
- Подожди нас здесь, Ари, никуда не уходи без нас, прошу тебя.
Медленно кадет отпустил уздечку, потом сделал шаг назад, два. И убедившись, что ящер Ракара понял команду “ждать”, пошел к арене.
Здесь уже наблюдалось некоторое оживление, свидетельствующее о начале соревнований. С трудом пробравшись туда, где кадеты, Илама Толан и профессор стояли раньше, Артур не нашел никого из них. Повертев головой, и раздумывая, куда лучше отправиться, ближе к лучникам или мечникам, и как могли разделиться коллеги, Лайтман пошел все же ближе к мечникам. Ракара среди охраны было видно хорошо. Наверняка ромуланца точно будут контролировать и там Артур  найдет своих.
___________
И Тенек
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 02 08 2018, 09:54:42
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Вернувшись, Тенек в точности передал всё случившееся. Со своего места они могли что-то видеть и сами, но нельзя было лишать товарищей потенциальной стратегической информации.
– Ане-Дея и Лия решили сделать ещё одну попытку, но шансы невелики, – подытожил он. – Нам нужно подумать над тем, что делать, если Ане-Рэй всё-таки будет участвовать. В первую очередь, что делать, если его ранят. Но и чем может быть чревата победа тоже имеет смысл задуматься.
Лайтман вздохнул.
- В смешении с чем зеленый цвет может дать пурпурный? Кто-нибудь знает? – тихонько спросил кадет, - к этому нужно быть готовым.
-Он должен воспользоваться своим комбейджем, - упавшим голосом произнесла Закария.
– Транспортировать его можно только со станции, корабли пусты, – негромко напомнил Тенек, – а станция не отвечает. У нас нет времени искать реактивы, – ответил он затем Артуру, – но мы можем спрятать цвет крови цветом повязки. Зелёная кашица из листьев ин-ши – местного антисептика – довершит маскировку. Как думаете?
-Я думала… с кораблями Звездного Флота можно связаться с поверхности, - опустив голову, проговорила Закария, - Но я гражданский ученый, я не разбираюсь в этом.
– Если они настроены на экстренную транспортацию, можно сделать это связавшись с компьютером, так что Ане-Лир зря предполагает худшее, – вмешалась М’Кота до неприличия (в клингонском понимании) тихим шёпотом. – Но в нашем случае только Осэ может сказать, как обстоят дела.
- Стоп! – шепотом сказал Артур, - воспользоваться комбейджем, чтобы поговорить в толпе, или чтобы исчезнуть в голубом сиянии на глазах у всего народа? Вот что значит – запороть все, нарушить все, породить здесь новую религию, и устроить армагеддон? Этого нельзя делать. Он это понимает. Ничего этого нельзя делать. Я считаю, что нужно подумать о том, как преобразовать цвет.
- Так, так, успокойтесь! – подняла руку Самрита Баккер по учебной привычке. – Во-первых, по порядку. С нашим катером можно связаться по коммуникатору в случае необходимости и активировать телепортацию.  Во-вторых, осуществить связь сейчас проще простого, стоит лишь отойти на сотню метров от этой арены. То же касается и телепортации – мы можем отойти на достаточное расстояние и телепортироваться, не будучи замеченными, но Рэя и Лис мы можем забрать только в тот момент, когда они одни. А что касается раны… Я, конечно, ничего в этом не понимаю, но, думаю, они захотят увидеть подтверждение первой крови прежде, чем к Рэю допустят лекаря.
Артур кивнул Самрите.
- Да, скорее всего так и будет, - согласился кадет, - тогда вот что, Ане-Лир, вы были там поближе, что с ним сделали, визуально можно определить? Каковы его шансы на победу? Он может сражаться так же как показывал на тренировках?
Тенек ответил, взвешивая каждое слово:
– В определённый момент он был вынужден сделать усилие, чтобы устоять на ногах, также я думаю, что ему не давали воды: если уж служанке его же собственной госпожи не позволили дать ему напиться, вряд ли ему и до этого давали воду. Тем не менее, я не могу однозначно утверждать, что Ане-Рэй не справится с задачей: его сородичи выносливы и дисциплинированы, у него есть шанс мобилизоваться для рывка.
- А что будет, если он победит? – задумчиво спросила Самрита. – Какой исход будет для нас лучше всего: если он победит, или вообще не будет принимать участия в состязании? 
– Любой исход создаст свои трудности, – заметила М’Кота, – но как по мне, лучше бы он победил. Если он победит, проблема закона будет отложена на неопределённый срок, его нарушение перестанет быть непосредственной угрозой, и мы получим время на обдумывание выхода из новой ситуации.
- А вы как думаете? – Самрита посмотрела на профессора. – Ему стоит сражаться?
-Они убьют его, - прошептала Закария, окончательно потерявшая контроль.
Артур приблизился ближе к профессору, поднял руку и положил его ей на плечо. Может быть это был плохой жест, но сейчас было не время для таких церемоний, кадет сжал плечо профессора, заглянул ей в глаза.
- Спокойнее, Ане-Сои, - прошептал кадет, - трезвый разум, холодный расчет, цель, одно направление, это все, что сейчас нужно. Каковы аргументы того, что они его убьют? Турнир не до смерти. Они убьют его за зеленую кровь как невиданное чудовище?
Закария порывисто кивнула и в дополнение выдавила из себя:
-Если его противник забудется в пылу боя, он может ранить его смертельно.
- Слишком много «если», - проговорила Самрита. – Смотрите, Дея уже передала ему рубашку и дала воду, это повысит его шансы!
-Мы все равно ничего не можем сделать, - пробормотала Закария, и ее передернуло.
- Вы же видели, как он тренировал нас вчера вечером? – мягко спросил Артур у профессора, продолжая уговаривать профессора вместе с Самритой. – Он не даст ранить себя смертельно. А мы будем готовы ко всему. Кроме того… у него ведь сердце не с той стороны, где у остальных. Это может сработать. Паника раньше времени – не доводит до добра, да и во время – тоже. Мы будем готовы ко всему. Я могу пригнать сюда пару ящеров, на всякий случай. Там есть оседланных два.
- Тогда не смотрите, - проговорила стоящая за ее спиной Толан. – Только одну я вас больше не отпущу.
Тем временем кадеты увидели, как сквозь толпу к ним пробираются Делас и Квинтилия. Руки Делас казались более голыми из-за отсутствия объемного браслета, а вид был поникшим и расстроенным несмотря на то, что она выполнила свое задание.
- Он меня не послушает и будет сражаться, - вздохнула она, подходя ближе. – Я так и думала… С ним должна была говорить не я! – было похоже, что она сейчас заплачет – как бывает после сильного эмоционального напряжения.
Артур отпустил плечо профессора и повернулся к Делас.
- Ясно… - сказал кадет, - что ж, мы будем готовы. Ане-Дея, не расстраивайтесь. Вы … профессионал.
Потом кадет посмотрел на Самриту.
- Мне стоит привести сюда пару ящеров, как считаешь, Осэ?
«Профессионал» шмыгнул носом и прикусил губу, чтобы справиться с накатившими эмоциями.
Самрита внимательно выслушала Делас и покачала головой:
- Было бы неплохо, если бы один ящер ждал где-то неподалеку, но не на виду. А то слишком много внимания привлечет, да и опасно это – разъезжать на ящерах в такой толпе.
Артур сочувственно посмотрел на ромуланку, а потом снова перевел взгляд на Самриту.
- Да, конечно, неподалеку. Не в толпе. Ну что, я пошел? – сказал кадет, и уже приготовился выбираться из толпы, будучи почти на низком старте.
– А я, если позволите, схожу за цветными бинтами, и возьму побольше листьев ин-ши, – предложил Тенек. – И до начала нам всё-таки лучше обдумать, держаться вместе или рассредоточиться. С одной стороны, держаться вместе безопаснее для всей группы, с другой, рассредоточиться, значить повысить шансы на то, что к Ане-Рэю в случае ранения успеет кто-то из нас, а не посторонний. Впрочем, до начала есть ещё время решить.
- Мы должны делать так, как наиболее эффективно в конкретной ситуации, - подумав, сказала Самрита, ее голос звучал взволнованно и слегка подрагивал. – Я против того, чтобы мы просто так расходились – мы должны обеспечивать не только безопасность Рэя и Лис, но и собственную. К тому же мы не можем пойти против правил – если они захотят увидеть ранение Рэя, они это в любом случае сделают. А лечить его кроме Лира и Деи вряд ли кто-то будет – кому он нужен? Так что мы остаемся вместе, и лучше бы нам подойти поближе к арене. Фес, Лир – вы можете идти, и будьте осторожны, не привлекайте внимания и нигде не задерживайтесь, потому что последнее, что нам сейчас надо – это еще и вас потерять.
- Верно, Осэ, - кивнул Артур, - я приведу двух ящеров, оставлю их неподалеку, затем найду вас ближе к арене.
Кадет Лайтман повернулся, и принялся пробираться сквозь толпу к выходу. Он старался держаться спокойно и компетентно. Профессор Закария потеряла над собой контроль, и теперь все снова было в их руках. И единственное в чем он не сомневался – это в своих товарищах. Товарищах по проекту.
- Одного, я же сказала одного! – прошептала Самрита в спину Артуру, но тот, должно быть, уже ее не слышал.
– Я догоню его и напомню, – сказал Тенек. – А мне нужно немного денег, чтобы управиться быстрее.
М’Кота торопливо отсыпала вулканцу немного денег из кошеля, полученного от Самриты. Тенек поспешил догонять Артура, а клингонка протянула оставшееся Самрите:
– Наверное сразу надо было отдать тебе, но мы спешили, – с некоторым смущением сказала она.
- Мне? – удивилась землянка. – Зачем? Это деньги Лис, вернем ей потом, а пока пусть будут у тебя.
Проводив взглядом Артура и Тенека, Самрита вздохнула и снова отыскала взглядом Ракара.
- Есть предложения, что делать теперь? – просила она, оглядывая взглядом немногих оставшихся.
-Сразу после окончания схватки Ане-Рэя вы должны отправиться на ваши корабли, - сказала профессор, - Для вас здесь слишком опасно. Вы можете транспортироваться на ваши корабли из палатки.
- Мы никуда не отправимся без Ане-Рэя и Лис! – решительно произнесла Самрита. – Так что сначала давайте решим проблему с ними, а потом уже обсудим остальное.
-Я нигде не вижу Лис… - сказала Квинтилия.
И в этот момент раздался оглушительный рев какого-то духового музыкального инструмента.
_________________
С кадетами, Иламой Толан и профессором
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 31 07 2018, 17:07:52
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Когда Илама и Артур пришли, у поля для турнира собрались уже все обитатели лагеря, и найти среди них профессора Закарию и кадетов оказалось не так-то просто. Даже несмотря на достаточно высокий рост Иламе все же пришлось приподняться на цыпочки, чтобы попытаться разглядеть в толпе их группу. Наконец, ей показалось, что она увидела что-то, похожее на яркий наряд Квинтилии. 
- Нам стоит присоединиться к ним, - проговорила она и уступила Артуру право первому проталкиваться сквозь толпу.
- Держитесь за мной, Ане-Лан, - сказал Артур, и начал протискиваться сквозь толпу прото-ворт в направлении, где они с Иламой Толан увидели своих замаскированных коллег.
Илама шла за Артуром, и каким-то чудесным образом люди и правда уступали дорогу, увидев жрицу. Так что довольно скоро они оказались возле разношерстной компании, состоящей из старика, куртизанки, охотника и еще парочки не менее колоритных персонажей, напоминающих партию из одной старой настольной игры…
Поравнявшись с профессором Закарией, Толан коснулась ее локтя, привлекая внимание, и тихо проговорила:
- Ане-Ове не отвечает.
-Это не правильно! - помотала головой профессор Закария, теперь она выглядела еще более встревоженной, чем раньше, - Вы испробовали все способы? Совсем… все? - добавила она, понизив голос, - У нас будет хоть какая-то поддержка?
Она говорила общими словами, поскольку вокруг было очень много прото-ворт и в два раза больше ушей, способных что-то услышать.
- Мы не вызывали лично, - качнула головой Толан. – Потому что вы сами говорили, что это способ на самый крайний случай. Думаете, он уже наступил? Наша единственная поддержка - там, - она подняла голову и посмотрела на безоблачное небо. Где-то на орбите летали два их корабля. – Но отсюда мы ничего не сможем сделать.
- Этот способ не может быть осуществлен, Ане-Сои. Вы же сами сказали, он встречается с Бором, и мы не поставим под угрозу самый важный наш принцип. - очень тихо прошептал Артур, вслед за Толан протиснувшись к профессору.
-Это крайний случай, - тихо произнесла профессор Закария, - Но ни Ане-Ове, ни другая поддержка нам уже не помогут.
Только стоящие вплотную к ней смогли это услышать.
Они продолжили сканировать взглядами толпу и, наконец, Толан увидела Ракара. Он стоял, тяжело сгорбив плечи, на краю поля для состязаний, на десять часов от группы проекта “Альфа”. По обе его стороны стояло по вооруженному стражнику.
Толан посмотрела на женщину, нахмурившись. Что бы она ни хотела сказать, она не стала этого делать, и просто коротко прокомментировала:
- Мои кадеты и не из таких ситуаций выходили, - впрочем, это было сказано так тихо, что сами кадеты такой комплимент вряд ли услышали.
Ракара увидели и остальные. Самрита Баккер обернулась к группе и встревоженно проговорила:
- Он выглядит хуже, чем на завтраке с Син. Что... Что они с ним делали и зачем? Они ведь сами просили его выступать!
-Это не совсем так, - негромко произнесла Квинтилия.
- Нам нужно отдать ему рубашку, - сказал Артур и сделал шаг в сторону, по направлению на 10 часов.
Самрита вздохнула на замечание Квинтилии.
- Кто бы знал... Но это урок нам всем, что лучшая легенда - та, которая не выделяется, - она выразительно посмотрела на Делас, та не менее демонстративно пожала плечами. Затем уже привычным жестом поймала Артура за рукав: - Как ты себе это представляешь?.. Там охрана. Это вызовет лишние вопросы и только привлечет внимание.
-Он окружен, их слишком много, - добавила профессор Закария, - Нам ни за что к нему не пробиться. Это слишком опасно, просто невозможно, мы ничего не сможем сделать. Настало время спасать себя и признать, что эта миссия провалена. Я… возьму всю вину на себя.
Артур обернулся к Самрите. Сделал шаг назад к профессору вместе с Самритой.
- Хорошо, - зашептал Артур,- пусть не я, пусть это сделают Ане-Дея, как его хозяйка и Лия, которая сопровождает ее. Они же вместе, и они имеют право. Подойти к охране, спросить.
А потом Артур посмотрел на профессора и зашептал ей:
- Ничто ещё не потеряно и не провалено. Ничто не нарушено. Нет ничьей вины. Не сдавайтесь, Ане-Сои, и никто из нас не сдается. Поверьте Ане-Рею. Он умеет. Он из таких мест, где просто так не сдаются тоже. Поверьте в него. И в нас. Мы обещали все соблюдать и все сделаем для этого. И забудьте о какой-то там вине. Мы справимся. Пусть всё идёт как идёт пока что.
– Можем пойти вдвоём Лия и я, – предложил Тенек. – Хозяйка будет смотреться странно, проталкиваясь через толпу то туда, то сюда, а служанка вполне может передать одежду, посланную госпожой. Я же просто пойду с внучкой и заодно посмотрю поближе на Ане-Рэя.
- Иногда сдаться – это лучшее, что можно сделать, - проговорила Делас в ответ Артуру, неотрывно глядя на Ракара. В ее взгляде смешалось слишком многое, чтобы его можно было описать одним словом. – Если бы он придумал способ уйти с поля и отказаться от участия в соревновании, это спасло бы не только его, но и все наше задание. Но он слишком горд…
- А это хорошая идея, - Самрита развернулась к Артуру с новым всплеском энтузиазма и начала говорить практически одновременно с Делас. – Да, будет странно, если пойдет Дея, а вот Лия может передать рубашку и заодно шепнуть ему, чтобы он нашел способ уйти до первой крови. Пусть скажется больным – что угодно, что позволит ему спастись и спасти нас. Лия может сказать, что рубашку передала его хозяйка в качестве… ну, допустим, признательности, что ее телохранителю выпала честь сражаться в честь Син. И что она хочет, чтобы он выступал в более благородной и дорогой одежде, чтобы подчеркнуть статус своей госпожи. Ты сделаешь это? – Самрита обернулась к Квинтилии.
Илама Толан тоже не отрываясь смотрела на Ракара, но ее позиция за спиной профессора Закарии позволяла ей говорить ей на ухо совсем тихо, не привлекая внимания кадетов.
- Да, вы возьмете всю вину на себя, - спокойно проговорила кардассианка, а ее пальцы крепко держали женщину за локоть, – если миссия действительно окажется проваленной. Но вы слишком рано паникуете. У них есть шанс избежать раскрытия, Ане-Рэй может отказаться от боя или победить в нем. К тому же, не стоит забывать, что у них еще один мой кадет – Лис. И без нее мы никуда не уйдем. Мы никого здесь не оставим.
-Я согласна, что будет правильно, если пойдет женщина, - Квинтилия посмотрела на Самриту, - В женщинах они здесь не видят опасности. Я готова.
 Самрита медленно кивнула:
- Будь осторожна и не привлекай внимания, - проговорила землянка, просто потому что ей надо было что-то сказать. - И... Я думаю, он тебя послушает.
Самрита развернулась к профессору и решительно протянула руку:
- Мы попробуем сделать, что можем. Дайте нам шанс спасти ситуацию.
Артур отстегнул от пояса флягу и протянул ее Квинтилии.
Квинтилия забрала флягу. Профессор Закария отдала рубашку.
Самрита передала рубашку, кивнула в знак поддержки и сжала кулачки: совершенно бесполезный жест, но, говорят, он приносит удачу.
-Я иду одна? - уточнила Квинтилия.
Тенек вопросительно посмотрел на Самриту ожидая распоряжений. Из её слов действительно не было понятно, одобрила она только кандидатуру Квинтилии или обе их кандидатуры разом.
- Один человек вызовет меньше подозрений, - ответила Самрита. - И ты права, что женщины тут кажутся безопасными и оттого если и идти, то им. Но если тебе некомфортно одной, ты можешь выбрать спутника, который не спровоцирует охрану.
Артур быстро шагнул к профессору и зашептал ей в ухо:
- Ане-Сои, какой цвет крови у местных?
-Пурпурная… - негромко проговорила профессор Закария, как будто слова давались ей с трудом.
-Женщины тут не ходят под мужским конвоем постоянно, - тем временем заметила трилл, - Например, те, что были у колодца, на рынке и Ане-Сои. Поэтому я сделаю вид, что иду одна. Однако, пусть на некотором расстоянии меня прикрывает партнер и притворяется, что мы не вместе. Поэтому пусть идет Ане-Лир, у него есть свой интерес приблизиться.
Самрита нахмурилась, обдумывая это предложение, а затем медленно кивнула в знак согласия.
- Если что-то пойдет не так, я пойду к ним, - задумчиво проговорила Делас, теребя браслеты на руке. - В конце концов, это мой телохранитель и моя служанка, и отвечать за них должна я.
Артур коротко кивнул профессору и шагнул к кадетам, втискиваясь в их плотный круг.
- Пурпурная кровь, - тихо сказал Артур, - Ане-Рею нельзя быть раненым. Успеха вам, - добавил он, переведя взгляд с Квинтилии на Делас, потом на Тенека.
– А мне, кажется, повезло, – так же тихо прокомментировала М’Кота.
– Фес, дашь Лие флягу? – спросил в свою очередь Тенек. Он не знал, что на самом деле с Ракаром, но, как справедливо заметила Самрита, Ракар выглядел не лучшим образом, а в местном климате две постоянные угрозы – тепловой удар и обезвоживание – никогда нельзя было сбрасывать со счетов.
Артур кивнул Тенеку:
- Да, уже. Неизвестно что с ним, вода может пригодится.
Когда все было решено, Квинтилия начала петлять через толпу, обходя сидящих на земле людей, по направлению к Ракару.
Тенек пошёл сперва в другую сторону, чтобы не афишировать своё наблюдение за ней, затем когда расстояние между ними стало достаточно большим, свернул и стал пробираться примерно в том же направлении. Сейчас странный наряд Квинтилии и нетипичная для местных причёска были очень кстати – это упрощало задачу держать её в поле зрения.
_______________
С кадетами, Иламой Толан и профессором
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 07 2018, 09:46:54
16 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Артур шел рядом с Иламой, нес котелок и фляги, всем своим видом стараясь выражать почтение и уважение.
- Нужно набрать воды, возьмем с собой фляги на турнир, часть оставим в лагере, - быстро шепотом сказал кадет, - говорят, надо снова вызвать Ане-Ове. Пока я буду это делать, вы постоите на охране рубежей?
Потом кадет посмотрел на Иламу.
- С ней же ничего не было такого? Никто ее не украл, не оглушил, не бросил в колодец, она в полном порядке, да? Просто увлеклась?
- Давайте по порядку, - очень спокойно – даже слишком – проговорила Илама. – Сначала – вода. Пожалуйста, дайте мне тару. Ваша жена сказала, что это женское занятие.
По дороге к колодцу кардассианка проговорила после небольшой паузы, взятой для раздумья.
- Я не знаю, где была и что делала Ане-Сои. Вероятно, у нее есть свое объяснение. Не похоже, что с ней что-то случилось, - наконец, признала Толан. Было похоже, что она тщательно взвешивает каждое слово, чтобы не сказать о федеральном профессоре что-то не то. – В конце концов, она нашлась, и теперь она вновь руководит нашим пребыванием здесь.
- А я не стал бы больше доверять такому капитану, - тихо и размеренно сказал Артур, убеждаясь что рядом нет никого из местных, - хороший капитан никогда не бросит свой экипаж умирать от жажды, и вообще не бросит. Ей стоило разрешить нам сходить за водой, и предупредить сколько ее не будет. И теперь я понимаю, почему погиб тот доктор. Они просто бросили его, и не сделали из этого выводов. Но ладно, у нас есть другие дела, - Артур протянул координатору котелок и одну флягу. - Вы жрица, давайте так сделаем, вы наберёте котелок, а я фляги, и потом пойдем к шатру.
- Вы слишком драматизируете, - вздохнула Толан. – Вы не умирали, она сама показала нам способ добычи воды без взаимодействия с местными, что мы и сделали утром. Никто не знал, что так получится, и нас пригласят Син. И… вам не стоит критиковать одно свое начальство при другом. Вы вынуждаете меня объяснять поступки Ане-Сои, чего мне не хотелось бы делать. Я тоже не со всем согласна.
Она приняла тару и кивнула Артуру на колодец, где уже почти никого не осталось – турнир привлек всех обитателей лагеря.
- Я не вижу у колодца мужчин, так что вам лучше подождать здесь, - с этими словами Толан удалилась.
Артур принялся молча ждать, глядя в спину координатору, когда она вернётся , ему будет что сказать ей о критике одного начальства при другом. А ещё, ему показалось, что это не справедливо, что у колодца нет мужчин. Это какая то дискриминация мужчин, ей богу. Но таковы сложные правила местных, и их собственные проблемы. Ему не должно было быть до этого дела.
Толан вернулась довольно быстро – котелок она легко держала правой рукой, а в левой – не слишком ловко – флягу.
- Вы сказали, вам нужно в палатку? Сейчас в лагере никого нет, так что это хорошее время, чтобы сделать вызов.
Артур забрал у Иламы Толан флягу из поврежденной руки и прицепил к поясу.
- Пойдёмте вместе, Те-Сон сказал, что за нами будут следить, кто знает… кто там есть. А насчёт одного начальства при другом, - Артур быстро стрельнул взглядом по сторонам, - в любом государстве есть хорошее и плохое начальство, Ане-Лан, и у нас тоже не все всегда идеально. Я не вижу причин отрицать это, поэтому если вам есть что сказать, не нужно стараться выбирать слова, вы стали той, кого мы уважаем и любим, вы стали той, при ком мы не стесняется выражать свои настоящие мысли, потому что доверяем вам. И я очень хотел бы, чтобы это было взаимно.
Артур повернулся и пошел по направлению к шатру профессора.
- И все же, я не хотела бы, что госпожа Рилл или коммандер Планкс обсуждали меня при вас в моем отсутствии, - тихо проговорила кардассианка, оглянувшись и убедившись, что улица опустела, и никто их не слышит. – Вы бросились осуждать Ане-Сои, даже не узнав всех ее мотивов. Возможно, в более спокойной обстановке вам следует узнать у нее, как она видела ситуацию и почему не предупредила о длительном отсутствии. И аргумент про смерть от жажды тут не лучший, — заметила Толан. – В любом случае, именно она остается руководителем экспедиции и самым опытным среди нас ее участником.
- Хорошо, - ответил Артур,- возможно я слишком возмущен. Конечно. Бунта на корабле не будет, но все равно, мы имеем теперь больше прав на собственное мнение.
- Разумеется, - не стала спорить Толан. – У вас также есть право задать ей вопросы. Но не спешите осуждать других и помните, что она лучше всех разбирается в происходящем в этом обществе.
Они уже почти подошли к палатке Сорайи Закарии, и Толан остановилась.
- Идите внутрь, а я обойду ее по кругу и проверю, что здесь никого нет.
Артур быстро кивнул Иламе Толан и ускорился. Дошел до палатки, нырнул под ее полог, осмотрелся, взял один спальник, вместе с ним залез под второй, нащупал за поясом коммуникатор-дельту, вытащил и активировал ее.
- Кадет Лайтман вызывает научную базу Федерации, - прошептал кадет в устройство связи.
Как и в прошлый раз, ответа не было.
Как и в прошлый раз, кадет подождал минуту и повторил вызов.
Ответа снова не последовало.
Артур снова подождал минуту, а потом сбросил с себя спальники и вышел наружу, подошёл к Иламе и принялся набирать во фляги воду из котелка.
- Ответа нет, - сказал он координатору, - вызывать его лично я не буду. Сейчас наполним ёмкости и на турнир.
- Я так и поняла, - вздохнула женщина. - Где же этого баджорца носит, - пробормотала она себе под нос, и в ее исполнении слово «баджорец» звучало ругательством. Уже громче она произнесла: - У меня нет этому объяснений, но они наверняка есть у Ане-Сои, так что нам стоит вернуться к ней. Отсутствие связи с базой ставит вас под бОльшую опасность, чем я думала.
В воздухе повисла недосказанная фраза: «А, значит, нам надо отсюда убираться».
- Прорвёмся, мэм координатор, - прошептал Артур, и закончив свое действие по переливанию воды в ёмкости, поднялся. Вместе с Иламой Толан они отправились в ту сторону, куда собиралось все население кальдонианского лагеря.
________________
Вместе с Иламой Толан
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 26 07 2018, 21:04:15
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Профессор Закария нашла одного из последних торговцев и, к большому его неудовольствию,  рылась в груде его товаров из ткани. Кальдонианец уже хотел их запаковать в большой тюк и устремиться вместе со всеми куда-то смотреть турнир, но  был вынужден ждать.
Не стесняясь торговца, а заодно пользуясь его присутствием, потому что в его присутствии профессор вряд ли стала бы командовать им,  и все запрещать, Артур произнес:
- Ане Сои, я дойду до вашего шатра с водой, которую наберу в колодце, потом вернусь.
Артур примерно подозревал, что профессор слишком увлеклась и забыла о кадетах, лишив их возможности добыть себе воду и пищу, как минимум, и поэтому в некотором роде, его душа сейчас бунтовала и требовала собственных решений. Артур уже повернулся, чтобы идти назад, лишь формально чуть повернувшись к профессору боком, чтобы услышать ее подтверждение.
Профессор вскинула голову от товаров и посмотрела на готового уйти молодого человека.
-Кажется, жрица хотела тебе что-то сказать. Как раз хорошая возможность будет поговорить, без толпы…
И профессор Закария выразительно посмотрела на Иламу Толан.
Артур кивнул и улыбнулся профессору. Его улыбка была как-то по особенному многозначительной. В ней было осуждение.
- Займите мне хорошее место на турнире, - добавил Артур, а потом повернулся к Иламе Толан.
- Почтенная жрица. Вам есть что сказать мне? У вас есть пророчество для меня? – и кадет подошел к Иламе Толан,  чуть кивнул головой в сторону от общей группы.
Илама Толан вздохнула и кивнула:
- Да, давайте отойдем. Уверена, нам придержат хорошие места, - она сделала жест рукой в сторону колодца и сама направилась в ту сторону.
Профессор Закария удовлетворенно кивнула и вернулась к поискам заданной одежды.
-Подойдет? - спросила она, показывая черную рубашку из грубой ткани, без украшений.
– Да… – М’Кота тщательно рассмотрела рубашку, проверила ткань на прочность (не дело, если она расползётся в самый неподходящий момент), и уже с окончательной уверенностью сказала: – Да. Вообще-то… – начала она, отлично понимая, что не обрадует своими словами профессора, – вообще-то, я тоже участвую в турнире. Думаю, было бы нечестно вам этого не сказать.
Профессор Закария достала из кошелька на поясе несколько монет и бросила их торговцу. Рубашка осталась у нее в руках.
-Что? - обернулась она к М’Коте, - И тебя тоже заставили?
– Не могу сказать, что прямо заставили, но так получилось, – развела руками М’Кота. – Мы ведь не ожидали такого приглашения, и нам пришлось импровизировать. А не пойти было нельзя – тому важному старику обещали отрубить голову, если он не приведёт хоть одного из нас. Когда он только заговорил о турнире, я подумала, что можно попытаться принять участие в состязании лучников, но теперь уж куда прикажут, потому что Син хотят, чтобы я выступал в их честь.
-Они тебя отпустили, - задумчиво сказала профессор Закария, - Значит, у тебя больше свободы делать, что ты хочешь, чем у Ане-Рэя. Прими участие в состязании лучников, это наименее травмоопасно. И… постарайся все-таки не выиграть, пусть интерес Син к вам поутихнет. Если будешь выступать слишком хорошо - рискуешь получить приглашение на службу.
- Кто бы сказал это Ане-Рэю, - пробормотала Делас. – А то он не умеет проигрывать, и всегда стремится показать, что он лучше всех.
-В данном случае я не знаю, что будет хуже - если он проиграет или если выиграет, - негромко добавила Квинтилия.
– Это не только к нему относится, – проворчала М’Кота. – Второй советник – тот неприятный тип, который на тебя пялился, – (эти слова относились к Самрите), – сказал мне «лучше тебе победить», и Син ничего на это не возразили. Поэтому, если я не постараюсь победить, они могут посчитать это неповиновением или попыткой осмеять их величие, плохо выступая на их стороне. И как отказаться, если они прикажут принять участие в чём-то, кроме состязания лучников? Они ведь знают, что я сильный, и вряд ли захотят, чтобы это пропало зря. Словом, как по мне, лучше выступать честно и положиться на судьбу. В самом худшем случае, можно будет потом что-нибудь себе сломать и необратимо охрометь... а вылечиться уже на станции, – последние слова она произнесла уже совсем тихо.
- Ты сильный. Но не слишком меткий, - пожала плечами Самрита. – Средний такой лучник, бывают лучше, бывают хуже. И особой ловкостью природа тоже не наградила, и никаких боевых приемов ты тем более не знаешь. А вот если тебе придется состязаться в силе… Боюсь, здесь ты сможешь проиграть только какому-нибудь очень крупному кальдонианцу-великану, потому что уже продемонстрировал, что с охраной легко справишься, - девушка прикусила язык, чтобы не добавить «зачем-то».
М’Кота покачала головой:
– Я же охотник! – сказала она. – Если бы я не был метким, я бы охотиться не смог! Никто никогда в такое не поверит.
-Нам нужно торопиться, -  сказала профессор, - Пока Ане-Рэя не выгнали на арену.
- Значит, ты средний среди других охотников, а не среди прачек и поломоек, - просто ответила Самрита. – Охотники тоже разные бывают, - и кивнула профессору: - Идемте. Нам надо как-то передать ему это.
М’Кота поморщилась – любой обман был ей неприятен. Сама по себе легенда в их условиях не была настоящим обманом, скорее «аватаром» для возможности вписаться в этот мир, а вот притворство и игра в поддавки, на её взгляд, – были.
– Вот будет смешно, если в дороге на нас нападут, и я спалюсь во время обороны, – проворчала она. – Могу себе представить «благодарность» Син и их советников!.. Надеюсь, они не сделали Ане-Рэю ничего плохого, иначе мне будет сложно делать им это одолжение.
- Ане-Сои… - профессор Закария почувствовала, как кто-то подергал ее за рукав. Это была Делас, которая подошла к ней очень близко и практически зашептала: - Вы ведь умеете читать по-местному? Вы можете мне помочь?
-Да, конечно, - профессор Закария целенаправленно шла в ту же сторону, куда тянулись остальные кальдонианцы, и смотрела только вперед. Было видно, что она тоже волновалась.
Делас едва поспевала за ней.
- Тогда я хочу, чтобы вы для меня кое-что прочли. Потом. Когда разберемся с Ане-Рэем, - добавила она, хотя ее лицо, тон и поза говорили «прямо сейчас».
-Хорошо, - профессор Закария отвечала так, будто ей просто хотелось, чтобы от нее отстали.
Вскоре они вышли на окраину лагеря.
______________
С профессором, Самритой, Квинтилией, М'Котой, Делас и Иламой Толан
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 26 07 2018, 20:50:04
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

По торговой улице, ведущей к шатру Син, Артур быстро дошел до того самого торговца, рядом с которым они с Самритой остановились утром. Кадет остановился у его товаров и стал их рассматривать, пытаясь понять, что может понравиться М’Коте. Такой подарок и правда был бы уникальным. И ещё денег должно было хватить на ведро.
- Посоветуйте что-нибудь для моей жены, - попросил Артур торговца.
-Как насчет этого? - торговец достал из-под прилавка свернутую валиком ткань и раскатал ее перед Артуром. В скатке оказалась дюжина длинных металлических шпилек для волос, украшенных разноцветными драгоценными камнями - бабочки, цветы, листья растений, сложные завитушки.
Артур посмотрел на то, что достал торговец, и улыбнулся одними уголками губ. Затем он полез в свою поясную сумку, вытащил 7 монет, все, которые себе оставил.
- Это не очень пойдет, - сказал Артур,- моя жена любит … как бы это сказать, что-нибудь боевое, символизирующее силу духа. Может быть изображение сильной птицы, или что-то в этом роде. И ещё мне нужно ведро, - немного смущённо добавил кадет.
Торговец выглядел озадаченно.
-Боевое? Для женщины?
Он свернул ткань со шпильками и убрал обратно под прилавок, затем указал Артуру на ленты:
-Посмотрите лучше на это. Некоторые даже с вышивкой на концах! Кажется, вашей жене утром приглянулась эта, - торговец ткнул в широкую светло-зеленую шелковую ленту.
Артур едва заметно вздохнул. Призрак Первой Директивы витал над ним, и Артур чувствовал этот занесённый над его головой меч, а также над этой цивилизацией, возможно. Но разве есть что-то плохое в том, что замаскированный инопланетянин купит на доварповой планете какую-нибудь красивую местную вещь, для девушки, которую любит. И которая тоже совсем с другой планеты. И они такие разные, и по отношению к этой культуре - разные совсем.
- На самом деле не очень приглянулась, - сказал Артур, - и я решил ещё подумать. Так есть ли у вас что-нибудь такое, о чем я сказал?
-Может, зеркальце? - предпринял следующую попытку торговец, - Кажется, у меня было с птичками…
Он положил перед Артуром небольшое круглое зеркало с ручкой лицевой стороной вниз. На оборотной стороне были изображены две небольшие птицы с длинными раздвоенными хвостами.
Артур подумал, что подарок для М’Коты было бы лучше покупать в мужской лавке. А потом отринул эту мысль. Трудно было совместить все эти условия, обещание вернуться к этому торговцу, не разочаровать его, и чтобы подарок понравился М’Коте. И ещё может не хватить монет, ведь их всего 7, а ещё нужно спросить про профессора. Птицы с раздвоенными хвостами были хорошо изображены.
- Сколько стоит? - спросил кадет.
-Шесть монет, - ответил торговец, - А если накинете еще одну - запакую подарок красиво.
- У меня всего семь пока что, - признался Артур и показал деньги, - и ещё мне нужно ведро. Можно не новое. Договоримся на семь за все?
-Так у меня нет ведер, - признался торговец, - Я вот женские безделушки продаю. А ведра и все большое металлическое - это к кузнецу.
- Жаль, - сказал Артур, - ну ладно, запакуйте красиво. - и протянул торговцу все семь маленьких металлических дисков с узорами. Лайтман решил с ведром не спешить, сильной необходимости в нем пока не было.
- Кстати, а вы Ане-Сои знаете?
-Да, конечно, она иногда тоже торгует блинчиками рядом… - кальдонианец забрал деньги Артура, а затем завернул зеркало в небольшой кусок синей ткани и принялся перевязывать его бечевкой.
- А вы ее не видели сегодня случаем? - продолжил спрашивать Артур, - где она может быть? Ее блинчики нам тоже понравились.
-Да, видел, - беспечно сообщил торговец, - Но теперь она, наверное, пошла на турнир. Я тоже сейчас прикрою лавочку да пойду.
Он достал кожаный мешочек и уложил в него сверток к зеркалом.
-Да вот же она! - кальдонианец внезапно указал пальцем куда-то за спину Артуру.
Там действительно стояли профессор Закария и Самрита.
- Да, да, турнир, - кивнул Артур, обрадовавшись уже тому, что профессора видели сегодня. А потом он обернулся и увидел ее вместе с Самритой. Сначала Артур обрадовался, а потом нахмурился.
- Мы нашлись, - хмуро заметила Самрита, делая шаг навстречу Артуру. – И я уже ввела Ане-Сои в курс дела. И рассказала, как мы ждали всю ночь и все утро… Кхм, в общем, это мы уже обсудили. Пока нам нужно дождаться остальных.
Артур забрал купленный у торговца подарок и сделал шаг навстречу Самрите и профессору.
- Понятно, - сказал Артур, - все понятно. Рад видеть вас в добром здравии, Ане-Сои. Хорошо, Осэ, дождемся. А потом пойдем на турнир.
-Эй, а как же веточка для запаха? - разочарованно воскликнул торговец из-за спины Артура, - Вы же подарочную упаковку просили!
Артур быстро повернулся и вернулся к торговцу.
- Да, да. Просил. Прошу прощения. Спасибо!
-Как же без веточки… - торговец нагнулся под свой прилавок и достал сухое растение с маленькими розовыми цветочками. Кажется, небольшой пучок такой травы был у Артура в сумке - профессор сказала, что это средство отгоняет насекомых, если бросить его в костер и прокурить одежду дымом.
Кальдонианец растер растение между ладоней и начал засыпать в кожаный мешочек.
Пока Артур разговаривал с продавцом, со стороны шатра Син подошли еще двое: М'Кота и координатор Толан. Убедившись, что это действительно профессор Закария, Илама коротко ей кивнула и проговорила:
 - Я рада снова вас видеть, - впрочем, это было скорее формальное приветствие, чем искренняя радость.
-Доброго утра, - не менее официально кивнула профессор Закария.
Тем временем торговец, не обращая внимания на вновь подошедших, затянул мешочек с подарком, пересыпанным ароматными травами, достал маленький кусок пергамента и чернильницу, и начал выводить какие-то каллиграфические узоры.
– Ну вот, выходит зря мы волновались, – удовлетворённо сказала М’Кота, поравнявшись с профессором Закарией. – И это хорошо, что вы нашлись до начала турнира: может быть, вы сможете нам подсказать, где тут лучше купить чёрную одежду для Ане-Рэя, чтобы долго не искать.
-Как он вообще ввязался в этот турнир? - проворчала профессор Закария, - Его заставил кто-то из Син?
- Он показывал упражнение с мечом… только без меча, - очень понятно пояснила Самрита. – И старшая принцесса попросила его остаться на турнире и сражаться за них. Как и с Ане-Деей и ее танцем, Лис и ее пением… Только вот Ане-Дею они отпустили.
Тем временем со стороны кабака – опять же против движения всей толпы – двигалась еще одна небольшая группа. Впереди шла куртизанка Ане-Дея с мрачным выражением лица, а за ней – ее служанка в странном наряде и старик. Делас почти прошла мимо, как вдруг увидела их и затормозила.
- Мы хотели сообщить, что слышали, что Ане-Сои жива… Но, похоже, вы это и сами поняли, - она подошла поближе.
-Значит, во всем виноваты Син, - констатировала профессор Закария, - Им не так просто отказать, а их просьбы - всегда скорее приказы. Лучше не допустить участия Ане-Рэя в турнире и скорее отправить вас всех домой, чтобы не осложнять ситуацию еще больше. Но на случай, если нам это не удастся… - она покачала головой, - Дуэли на турнире ведутся до первой крови. Ее будут искать на теле. Темная рубашка может не помочь.
Тем не менее, она быстро двинулась по торговой улочке, выискивая торговцев, которые еще не ушли.
Делас встретилась взглядом с Квинтилией: в нем отчетливо читалась тоска.
- Отправить домой?.. – прошептала она.  
-Это… было бы правильно, - прошептала в ответ Квинтилия, но  без особой радости.
Затем обе поспешили следом за профессором Закарией.
Держа в руках кожаный мешочек с подарком для М’Коты, Лайтман подумал, что отправить всех домой сейчас – будет чрезвычайным нарушением Первой директивы. Конечно, может случиться многое, но их исчезновение после всего, что уже произошло,  породит в этом обществе множество легенд об исчезновении, будут придуманы химеры и чудовища, будут сделаны выводы, которые повлияют на историю этой цивилизации совсем не так, как если бы все шло естественным путем. В спину профессора посмотрел Артур и отрицательно покачал головой. А потом посмотрел на Самриту:
- Осэ, я вижу, воды не набрали, надо набрать хотя бы фляги, давай я сбегаю. – сказал Артур.
- Как хочешь, но это же был просто повод разведать обстановку, а не необходимость, - но все же Самрита протянула ему пустые тары, просто чтобы не держать их в руках. Понизив голос, она зашептала на ухо Артуру - для этого ей пришлось приподняться на цыпочки: - Ане-Сои напомнила еще кое-что… Ане-Ове так и не ответил с базы, нам надо будет повторить вызов.
Артур принял фляги, посмотрел на Самриту, М’Коту, координатора Толан:
- В таком случае, я сейчас наберу воды, вернусь к шатру, все сделаю, и найду вас снова. Я могу один. Наверное сейчас важнее узнать, что с Ане-Реем и Лис. И еще – нельзя допустить, чтобы нас убрали отсюда сейчас. Это нанесет этой цивилизации большой вред.
- Сейчас такие вопросы лучше решать с Ане-Сои, - нехотя отозвалась Самрита. – И пока мы еще здесь. Не торопись, мы никуда не уходим, и, я уверена, не уйдем.  Вопросы об этой цивилизации принимать не нам. Зато мы можем принимать решения о самих себе.  
Артур не стал дальше комментировать. Капитан была права. Профессор все решит, и его собственное мнение не имеет значения. Не такого как он.
Лайтман кивнул:
- Хорошо, ну ладно, я пошел. – кадет повернулся и пошел в сторону колодца.
- Подожди! - Самрита поймала его за рукав. - Я же сказала, что я теперь не решаю. Тебе следует отпроситься у Ане-Сои.
Лайтман повернулся к Самрите.
- Осэ, - кадет внимательно посмотрел на нее, и прошептал, - что с ней было? Почему она не вернулась к нам? Я так понимаю, ничего страшного с ней не случилось? И мы должны были сидеть без воды и никуда не ходить?
- Я не знаю, но сейчас явно не лучшее место и время это обсуждать. Спроси лучше у нее, - Самрита кивнула на удаляющиеся фигуры и прибавила шаг, чтобы их догнать.
Артур ничего не ответил, только нахмурился чуть сильнее, а затем сделал беззаботное лицо и пошел следом за Самритой.
___________________
Совместно Самритой, кальдонианским торговцем, Иламой Толан, Квинтилией, профессором, Делас, М'Котой
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 05 2018, 10:22:16
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

- Хорошо, свое отношение ко мне, как человеку, ты показала… - пробормотала Самрита и задумчиво подняла взгляд на клингонку. – Нет, я не вела себя, как капитан. Я не справилась с этой ролью, но завтра я решу этот вопрос. Не волнуйся, больше тебе не придется мне подчиняться, - с этими словами девушка развернулась и направилась к своему спальнику. Ее недоеденный паек так и остался лежать возле костра.
- Так, стоп, - сказал Артур, - как однажды сказал мне ромуланец Валардис – утро вечера мудренее.
Артур понял, что проблема сейчас не может быть решена. Что можно проругаться еще до утра, и так не прийти к общему пониманию. Для некоторых вещей нужно время. Артур развернулся и пошел вслед за Самритой. Догнал ее, положил руку на плечо, чуть наклонился к ней и зашептал.
- Сэм, не нужно поспешных решений, прошу тебя. Я знаю, доля капитана – сложна. Это не простая участь, и это работа с людьми в том числе. И капитан – это некоторая внутренняя суть. С ней никто не рождается, она приходит с опытом. Нельзя сдаваться. Конфликты в экипажах случаются, но если опускать руки и уходить от проблемы – никогда ничего не получится. Ты никогда не сдавалась. Техника подчиняется тебе. И будут подчиняться люди, когда увидят твою настоящую внутреннюю суть. Но для этого нужно время и действие. Я верю в тебя, что ты не сдашься и у тебя все получится, пусть не сразу. Сразу – ни у кого не бывает. Но я в тебя верю. Прошу, никаких поспешных решений. Утро вечера мудренее. Завтра будет новый день, и новые решения.
- Я уже все решила, - прошептала Самрита и плотно сомкнула губы. – Я сдамся, потому что я не справилась. Я не смогла стать капитаном, по крайней мере для нее, - она кивнула в сторону костра. – Она никогда не будет мне подчиняться, а, значит, команды у меня не будет.  
- Ну… это мы еще посмотрим, - ответил Артур, - категоричные утверждения – тем и плохи, что не предполагают гибкости. И еще одна сила капитана в том, что он своей волей имеет право отменять свои решения и передумывать. Это не слабость, а сила, способность перерешить. И способность подняться после первой неудачи, не отступая от цели. Я понимаю, что сейчас ты чувствуешь поражение. Но с некоторыми проблемами надо провести ночь и проснуться утром, чтобы взглянуть на них заново, под другим ракурсом, и может быть увидеть что-то новое. Сейчас все устали. Ты устала. Доброй ночи, Сэм. – Артур намеренно опустил имена по легенде, сейчас был не тот случай, когда легенду надо было соблюдать, - помни, что я в тебя верю. И ты мой капитан.
Самрита опустила голову и ничего не ответила, только пробормотала сдавленное: «Спокойной ночи».

***
Артур вернулся к костру, пожелал М’Коте доброй ночи, развернул свой спальник, но пока не ложился, устроившись сидеть возле костра. Он сидел обняв колени одной рукой, а второй - время от времени шевелил в углях ветку и смотрел на огонь. Огонь был прекрасен. Огонь прекрасен. Уникальная субстанция, подчиняющаяся своим законам. Если просто смотреть на огонь - он приносит покой. Некоторое время полной пустоты в мыслях. А потом Артур невольно вернулся к размышлениям. На Кальдонии III средние века. Когда-то такое же было на Земле. Что было бы, если бы он родился не сейчас, не в 24-м веке? А, к примеру, в 10-м, 16-м, или 21-м? Кем бы он был, как бы выжил, как бы умер? Как бы он жил, если звездам не суждено было стать его судьбой? Когда он был бы обречен всю жизнь ходить по Земле, смотреть в небо и только мечтать о несбыточном, не в силах одолеть земную тягу. Никогда не узнать, что такое настоящее притяжение Земли. То самое, которое тянет возвращаться на нее из любых далей, даже если считаешь свой корабль своим домом. Многие поколения жили и умерли, приблизив космическую эру человечества, потому что всегда смотрели вверх. Был бы он одним из них, или его участью стало бы смотреть вниз, в землю? Куда смотрят сейчас кальдонианцы? Мечтают ли они о других мирах, или даже в фантазиях не способны предположить подобного?
Артур протянул к костру ладонь, и смотрел как огонь освещает ее контуры, ему казалось что огонь просвечивает его насквозь. Кто он такой, Артур Лайтман, и что с ним теперь? Он умер тогда, и родился снова? Или что-то умерло в нем, и он теперь пустая оболочка, совершающая механические действия? Когда это произошло, в какой момент? Он не понимал. Он только знал, что он теперь другой. Иначе, чем был раньше. И это “иначе” ему не нравилось. Он говорит не совсем то, что должен бы, ведет себя не так, как хотелось бы, словно бы это не он. И еще он точно знал, что не достоин имени Кэра Лаэды, или Фесса. Но и тот, потеряв всех своих друзей и любимую в битвах, сомневаясь в себе, не предал собственные принципы и до конца следовал своей цели. Кто он такой, Артур Лайтман, и для чего? Пустая оболочка, или есть что-нибудь внутри? Или может быть ему нужно смириться с таким реальным и очень не идеальным собой, и научиться жить с этим, не предавая собственные принципы?
Там, на противоположной стороне пещеры, где был выход - были видны звезды. Звезды манили его, к ним он стремился, самое важное, где-то там, впереди. И поэтому нельзя сдаваться.
Лайтман вытянулся на спальнике и реальность отпустила его, сменившись спасительным сном, без боли и сомнений.
_____________________
Совместно с Самритой и М'Котой
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 05 2018, 10:18:16
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

– Да, – сказала М’Кота. – Я в курсе. Я даже в курсе, что иной клингонский капитан мог бы меня просто вышвырнуть за шиворот из общей комнаты, а за дерзкий ответ ещё приказать избить меня и посадить на гауптвахту. Правда, другие капитаны сумели бы отослать меня, не погрешив ни против моей, ни против своей гордости, а честность пришлась бы им по душе.  Решайте сами, какой вариант вам нравится больше.
Артур кивнул.
- А мы с Осэ – земляне, Тер. И … не только нам следует учиться договариваться. Тебе тоже нужно научиться понимать землян.
Артур резко развернулся к Самрите.
- Осэ, тебе есть что сказать?
Самрита, слушавшая весь этот диалог с совершенно убитым выражением лица, огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слушает, и пожала плечами.
- Нет, я услышала все, что хотела. Как я и говорила – Тер здесь единственно правый, а я пойду спать.
- Погоди, - сказал Артур, - Вовсе нет, Тер не единственно правый, дело в том, что каждый из вас чувствует свою правоту, но Тер уже не прав во многом, как минимум в своем восприятии того, что есть на самом деле.  Скажи пожалуйста, что случилось в тот момент, когда Тер сказал, что мы тебя не бросим одну. Как он это сказал, и что ты поняла из этих его слов?
- Я поняла, что он стоит рядом, и что мой разговор с Ане-Сои не такой приватный, как я думала, - нехотя призналась Самрита. – Мне стало очень неприятно от этого, потому что я хотела поговорить с ней наедине, как и все до меня, а не на обозрении у всех. И еще эти слова… - девушка вздохнула и совсем тихо продолжила: - Как я и сказала тогда – я не дева в беде, я ваш капитан на этом задании. Меня не надо защищать – надо слушать и выполнять мои приказы. Такое не говорят капитану, такое говорят слабым и беспомощным девочкам, которые ничего не могут. Такое говорят с позиции защитника и сильного – тем, кто слабее и нуждается в защите. А разве так следует относиться к капитану?
- Ааа, - почти простонал Артур, и в этом звуке было понимание. До него, наконец, дошло, что именно произошло между М'Котой и Самритой, когда Самрита, наконец, сказала это прямо. Да, это было верно действительно. Капитан – это иная субстанция, другое понимание, другое отношение. Это другая субординация. И дело было в том, что Самрита не ощущала отношения к себе как к капитану. Артур теперь понял, что она чувствовала на самом деле. Что, несмотря на назначение – ее не принимают как должно.
- Да, Осэ, я понял, что произошло. Тер, действительно, Осэ не является беспомощной. Осэ  капитан, и эта должность требует особой субординации. Но вот же штука, Осэ, я точно уверен, что сказанное Тером совсем не об этом. И я хочу прояснить именно этот вопрос. Тер, пожалуйста, объясни подробно, что ты имел в виду, когда сказал что мы не оставим Осэ в беде? Постарайся объяснить подробно. Ты слышал, как это воспринято. Объясни.
М’Кота слушала Самриту буквально с отвисшей челюстью.
– Чтобы мне лопнуть... – пробормотала она. – Что я имел в виду? Да то же самое, когда говорил, что в лоскуты порву за тебя кого угодно! Ты же не подумал тогда, что я считаю тебя сосунком, который не может за себя постоять? Ну или когда пошутил, что тебя придётся защищать от поклонников Осэ, если они захотят тебя убить и жениться на вдовушке, она ведь тоже не подумала, что я считаю тебя беспомощным! Это нормально прикрывать друг другу спину: солдат защищает солдата, рядовой защищает генерала, а иной раз и генерал прикрывает рядового так что любо-дорого! Да, конечно, Осэ взяла на себя роль с повышенным риском: в таком обществе как это, женщина не только человек, но ещё и ресурс и даже трофей. Женщин крадут, продают, насилуют и хвастаются ими, как породистыми лошадьми. Это значит, что в отношении наших женщин нам следует быть особенно бдительными... но если бы полюса поменялись и такому риску подвергались бы мужчины, было бы совершенно нормально проявлять повышенную бдительность в отношении мужчин! Скажем, если бы мы с тобой считались ценным ресурсом и кто-нибудь мог нас украсть и приковать цепью на руднике, Осэ ведь тоже могла бы сказать, что нас не бросит, и это не было бы оскорблением.
Артур кивнул, быстро посмотрел на Самриту, потом на М'Коту.
- Да, но мы – не в этом обществе. Мы – извне. К счастью. Тэр, нам бдительными надо быть не только в этом. А во всем, и к каждому – как к члену экипажа. Скажи пожалуйста для Осэ, глядя Осэ в глаза, капитану, как капитану. Кто она для тебя. Ты же сам знаешь… как это бывает, когда сомневаются в твоих умениях как воина, и как это обидно.
Сперва М’Кота посмотрела в глаза Артуру.
– Мы извне, – сказала она, – но мы пришли сюда, и местные не знают, что мы извне. С нами они будут поступать так так, как поступают друг с другом.
Затем она повернулась к Самрите:
– Осэ, – сказала она так же серьёзно, – в первую очередь, ты – мой товарищ. Также в этой миссии ты – мой командир. Мои слова не ставили под сомнение твои способности и твою честь.
М’Кота вздохнула, чувствуя сильные колебания: чувство справедливости вступило в неравный бой с чувством лояльности. Справедливость ожидаемо победила.
Клингонка глубоко вздохнула и сказала:
– Не знаю, понимаешь ли ты, что то, как ты усомнилась во мне... то, что ты приписала мне... – ноздри девушки гневно дрогнули и фразу она не закончила – лояльность взяла реванш.
Самрита бросила быстрый взгляд на Артура, точно надеясь, что он подскажет ей, что делать.
- А ты понимаешь, что усомнилась во мне? - ответила она клингонке ее же словами. – Ты можешь не слушать меня, но послушай Феса, попробуй его услышать. Он понял меня и сказал очень правильные вещи. Надеюсь, ты тоже сможешь понять.
– Я слушаю изо всех сил, а ты слушаешь? – спросила в ответ М’Кота. – Я только что сказал, что мои слова о том, что мы тебя не бросим, не были сомнением в тебе. Мне и в голову не могло прийти, что их можно понять так превратно! А ты поняла именно превратно, так скажи мне сама, кто про кого первым подумал гадость?
- Ну, теперь зато знаешь, как твои слова можно понять, - хмыкнула Самрита и бросила благодарственный взгляд на Артура: – Фес тебе все по полочкам разложил. Ты сказал, что я – твой командир. Не забывай об этом. Когда ты в следующий раз будешь капитаном, ты сможешь требовать того же от меня… но только если будешь слушаться меня сейчас.
- Вот о чем мы забыли на самом деле, - сказал Артур, - о необходимой субординации. О правилах поведения между капитаном и младшими офицерами. Такого больше не должно повториться. И если капитан говорит отойти – то надо отойти, потому что это приказ. И если надо с капитаном поговорить без протокола – то подходим и спрашиваем "можно ли без протокола".
Артур повернулся к Самрите:
- Осэ, ну вот, ты теперь понимаешь, что Тер на самом деле не сомневался в тебе. Солдаты тоже защищают генералов, и закрывают их собой от выстрелов. Такое бывает. Не было никаких слабых дев и прочих пережитков прошлого. А Тер – понял, как его слова могут восприниматься.
И Артур повернулся к М'Коте:
- Тер, требование слушаться капитана и исполнять его приказы – законно. Это должно исполняться.
– А я не нарушил ещё ни одного приказа, – напомнила М’Кота. – Пусть Осэ скажет, какой приказ я нарушил. А потом я тоже хочу задать вопрос. Или два. Конечно, если вы не считаете, что субординация запрещает задавать вопросы капитану.
- У меня нет сейчас настроения отвечать на вопросы, я устала, - проговорила Самрита. - Не как капитан, а как человек. Но если тебе все равно - ты можешь их задать. И вот ещё что - я не говорю о том, что ты нарушил приказ, откуда ты это вообще взял? Я говорю о том, что ты должен меня слушать и соблюдать субординацию. Фес говорит тебе о том же. Сегодня ты ее не соблюдал, ты обвинял в том, что мне плевать на общее дело. Если ты не считаешь меня капитаном - скажи это прямо сейчас. У меня нет желания продолжать это препирательство, если очевидно, что я для тебя - не капитан.
М’Кота пару секунд подумала.
– Я понимаю, что ты устала как человек, но если меня обвиняют в неуважении к капитану, я буду говорить с капитаном, а капитан не станет ссылаться на усталость, если у него есть нерешённое дело с экипажем. Вот мои вопросы, Осэ.
– Во-первых, имеет ли право капитан публично искажать смысл слов своих подчинённых? Потому что я не говорил «тебе плевать на общее дело», я сказал «если общее дело того не стоит, я не буду тебе мешать». Формулировка позволяла тебе опровергнуть это и показать, что общее дело стоит некоторого твоего дискомфорта.
– Во-вторых, вела ли ты себя в той ситуации как капитан? Ты поняла слова представителя другой культуры и члена твоего экипажа неправильно. Ты действительно считаешь, что капитан должен был в этой ситуации поступить вот так? Потому что я должен знать между кем и кем в твоих глазах был конфликт – между простыми товарищами по проекту (и тогда тебе придётся обсуждать эту проблему со мной на равных, без привилегий) или между капитаном и подчинённым (и тогда тебе придётся твёрдо решить для себя, допустимо ли такое поведение для капитана).
______________
Совместно с Самритой и М'Котой
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 05 2018, 10:16:27
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

Кадет Лайтман затушил свой факел в песке несколько минут назад, и теперь, обустраивал костер так, как делал это во времена своего подросткового и более старшего возраста на Земле. Он обложил уже прогоревший хворост относительно толстыми бревнышками, и теперь обустраивал одно из них по центру, вороша угли. Одновременно, он держал над огнем палочку с насаженным на нем кусочком уже полусырого-полупрожаренного мяса.
- И даже представить не мог, что когда-то в довольно ближайшее время я снова буду этим заниматься, на далекой планете в гамма-квадранте, а не в Йосемитском парке… Это прекрасно, - негромко сказал Артур, - возвращаться время от времени к такой жизни, с борта звездолета.
– Тебе ещё предстоит этим заниматься в шумной компании моей родни, расположившейся вокруг туши тарга, – улыбнулась М’Кота. – Слушать наши песни и петь свои... а было бы хорошо, если бы Ане-Сои научила нас парочке местных песен! Интересно, о чём здесь поют? Наверное, о степях и скакунах, о бескрайних просторах, дружбе и вражде.
Артур улыбнулся.
- Да уж, - сказал кадет, - к песням это все располагает. Но сейчас лучше не делать этого, а то в долине удивятся, если есть кто-то поблизости.  
Лайтман посмотрел на Самриту.
- Осэ, я хотел спросить, а что это имя значит для тебя? Откуда оно, как ты его … нашла?
Самрита Баккер жадно впивалась зубами в мясо, как будто не ела уже целую вечность. Да и самой девушке казалось, что она сейчас готова съесть слона… а потом еще одного.
- Фто? – с набитым ртом произнесла она, поднимая голову. Она не вслушивалась в разговор Артура и М’Коты, и потому вопрос застал ее врасплох. – А… Ничего не значит, - ответила девушка, справившись с большим куском. -  Я просто выполняла задание мистера Арина – ой, Ане-Ове - и придумала трехбуквенное слово, которое могло бы быть моим именем… А что? Ты выбирал что-то со значением?
Артур как раз дожарил кусок мяса на импровизированном вертеле, и протянул палочку М'Коте, то есть "брату Теру". Затем взял следующую и поднес к огню.
- Мне интересно, почему Осэ, - сказал Артур, - да, придумать слово из трех букв – оказалось той еще задачей, поэтому я порылся в памяти и немного изменил имя одного героя из древних земных книг. Хотелось что-то, что будет нравиться и со значением. Как тебе вообще, Осэ, вот это все? – Артур обвел палочкой с куском мяса пещеру.
- Я не думала о значении, - смущенно призналась Самрита. – Не знала, что это нужно…
Девушка тоже огляделась, хотя уже успела выучить это место как следует и едва ли теперь видела что-то новое в окружающей их темноте и светящихся звездах за пределами пустыми.
- Мне нравится, - призналась Самрита. Наткнувшись взглядом на М’Коту, она как-то помрачнела и не стала распространяться дальше о своих чувствах и впечатлениях. – Правда сейчас я уже хочу спать, так что как только доем, пойду туда, - она кивнула в сторону своего разложенного спальника в глубине пещеры. – На самом деле мне больше интересно, что нам приготовили на завтра.
М’Кота перехватила взгляд Самриты и вздохнула:
– Если что-то не так, говори. Что толку молчать и злиться?
- Ты же считаешь, что я устраиваю за твоей спиной секреты. Пусть это будет еще один. Меня ведь совершенно не волнует общее дело! - фыркнула Самрита и отвернулась, делая вид, что выбирает себе что-то из ягод.
Артур как шевелил бревно в огне, так и застыл, недоуменно взглянув на Самриту, потом на М'Коту, нахмурился.
- Что между вами случилось? – тихо и серьезно спросил Артур.
М’Кота пожала плечами:
– Я не знаю, а Осэ не хочет объяснять, – она открыла было рот, чтобы продолжить, но потом махнула рукой – жаловаться на других было не в её привычках.
Артур повернул поудобнее в костре бревно, и убрал руку, переведя взгляд на Самриту.
- Осэ? – спросил он.
- Все в порядке. Просто «твой брат» считает, что я недостаточно вкладываюсь в общее дело и что-то от него скрываю. И, по всей видимости, капитан из меня в его представлении тоже не вышел, - Самрита отложила недоеденную еду и поднялась на ноги: - Пожалуй, я пойду спать.
Артур тоже отложил еду и поднялся, шагнув к Самрите.
- Так, погодите, - сказал он, - минутку. Давайте по порядку. Я не уверен, что все именно так, как видит одна сторона пока не понятного мне спора. Уверен, что все не так, как и вторая сторона это видит. Капитан из тебя нормально вышел. Осэ, прошу тебя, пожалуйста, давайте разберемся что именно случилось, по какой причине, и как это исправить. Никто ничего не должен скрывать и не должно оставаться таких недоговорок. Осэ, что происходит, расскажи подробно.
- «Нормально»? – фыркнула Самрита. – Ну спасибо! Тер прав, если тебе так будет спокойнее – все равно вне легенды это твоя девушка, и ты в любой ситуации будешь на ее стороне. Какая разница, что думаю я? Никакого спора нет, и мне не слишком комфортно это все сейчас обсуждать, зная, что я все равно проиграю. Завтра я буду играть свою легенду, как и положено, но не проси меня не злиться.
Артур глубоко вздохнул, и мягко посмотрел на Самриту, показав М'Коте открытую ладонь в жесте, который просил пока помолчать.
- Когда-то давно, несколько тысяч лет тому назад, один умный человек по имени Сократ, сказал – Платон мне друг, но истина дороже. Я хочу сказать, что нельзя быть на чьей-то стороне просто по умолчанию, не разобравшись. Я понимаю, Осэ, что некомфортно. Но дело в том, что если пытаться находиться в зоне комфорта, что бы ни случилось, вот в таких делах, когда есть нерешенная проблема – то мы ничего не решим. Мы так и будем в состоянии конфликта, и счастья это никому не принесет. Пытаясь остаться в зоне комфорта – мы можем упустить очень важное в своей жизни, как например понять другого человека. А значит – нашу проблему надо решить здесь и сейчас, чуть-чуть пожертвовать комфортом ради достижения всего хорошего в будущем. Я не прошу тебя не злиться, злись, пусть это произойдет, но давай попробуем понять друг друга. Что произошло, Осэ? Я открыт и готов понять. Расскажи.
Самрита глубоко вздохнула и опустила взгляд. Говорила она очень тихо, чтобы никого не разбудить.
- Я уже все сказала, больше нечего добавить. Тер считает, что мне плевать на общее дело. Пусть будет так: я не права. Порешим на этом, и я пойду спать.
Артур повернулся к М'Коте.
- Тер, что было? – спросил он.
М’Кота глубоко вздохнула и возвела глаза к потолку:
– Хорошо. Только я немногое могу сказать, потому что сам ничего не понимаю. Ане-Сои рассказывала, каким опасностям подвергаются женщины. Я сказал, что мы с тобой не бросим Осэ одну. И ещё сказал, что мы тут ничего не знаем, поэтому никому из нас лучше не оставаться без подмоги. Но этого она наверное не услышала, потому что накинулась на меня, как будто я ей какую-то гадость сказал. Мол, она – командир, а не дева в беде и всё такое. А потом и вовсе заявила, что я мешаю ей обсуждать легенду и повела себя так, как будто я сделал какую-то подлость тем, что рядом стоял. А теперь ещё обижается, что я не остался в долгу. А я между прочим выполнил её командирский приказ отвалить и не мешать ей – без нас! – придумывать свою легенду. Да, мне не понравилось, что меня ни с того ни с сего обвиняют и гонят, словно я рылом не вышел, и молчать я об этом не стал, но про то, какой она командир я ни слова не сказал, пусть не придумывает.
М’Кота хотела добавить ещё кое-что, но вместо этого взяла с краю костра крохотный уголёк и зажала в пальцах, пока не стало нестерпимо больно, затем выдохнула через сжатые зубы и бросила его обратно в костёр.
Артур посмотрел на огонь, скрестил руки за спиной. Задача была не простая. Так будет всегда, сейчас и в будущем. Не всегда люди будут понимать друг друга, будут конфликты и между офицерами экипажа корабля, так было и будет всегда, такая жизнь, Артур понимал, что нельзя оставлять это просто так. Нужно делать так, чтобы конфликты разрешались. Отдельные люди, и государства. Человек – это тоже целый мир. Каждому бывает больно и сложно. И нужно делать так, чтобы люди научились договариваться друг с другом. Он не мешал М'Коте сжимать уголек, хотя ужасно хотелось отобрать его.
- Итак, что мы имеем, - сказал Артур, - капитан считает, что Тер считает, что капитану плевать на общее дело. Тер говорит, что не имел в виду такого, и не говорил, какой Осэ командир. Я верю, что Тер не имел этого в виду, и верю, что сказанное было воспринято командиром вполне однозначно, потому что ничего не бывает на пустом месте. Значит, об общем деле все-таки что-то было. А еще – что-то случилось в момент, когда Тер сказал, что мы не бросим Осэ одну. На самом деле мы все друг друга не бросим. Но тут такое общество, где положение женщины весьма печально. Я не люблю эту часть земной истории, когда один пол ни во что не ставил другой. Когда люди с белым цветом кожи угнетали тех, у кого цвет кожи другой, и когда была разница между богатыми и бедными. Точнее – я очень не люблю эту часть отношений в нашем обществе. Мы давно пережили эту проблему, к счастью. Но все равно, некоторые вещи иногда воспринимаются болезненно. И еще – мы все не всегда вкладываем в слова тот смысл, который может восприниматься другой стороной. Осэ – наш капитан. Талантливая и сильная девушка. Сильная духом и телом. Ей не плевать на общее дело, такого не было никогда, и такого нет сейчас. Я доверяю Осэ свою жизнь, и уверен, что мой капитан меня не подставит. И в тоже время, в сложной ситуации – лично я был бы рад, если бы кто-то стоял со мной спиной к спине, и сражался, фигурально говоря, не оставляя меня одного. Тер – воин, я уверен, что его слова об этом значат именно это. И вот еще что – мы разные народы. Мы по разному понимаем разные вещи. И прежде чем мы научимся договариваться – мы сломаем не одно копье. Такова жизнь. Но к этому нужно стремиться. И выяснять, что есть на самом деле. Скажи Тер, прямо и честно, как ты это делаешь всегда -  считаешь ли ты, что Осэ – ответственно исполняет свои обязанности, доверяшь ли ты капитану?
М’Кота ответила не сразу. Некоторое время она ковыряла палкой в костре, затем сказала:
– Я верю, что обязанности она исполняет ответственно. И я верю, что она тоже никого из нас не бросит в беде. Но... ты прав, Фес, кое-что об общем деле было сказано. Я стоял и слушал обсуждение её легенды, потому что считал это общим делом. Потому что она, ты и я в моих глазах были командой. А капитан показала мне, что это дело – только её, что мне в этом деле места нет. Что мы – не команда. Да, я по прежнему верю, что капитан не воткнёт мне нож в спину. И что сделает всё, что в её силах, чтобы дело увенчалось успехом – тоже верю. Но я знаю и то, что наш капитан может в любой момент обвинить меня без вины и в любой момент показать мне, что мой интерес к делам команды неуместен и обременителен.
Артур крепко сжал зубы и чуть прикрыл глаза.
- Так, секунду, погоди про "обвинить без вины". И про нож в спину – сильное клингонское выражение, которое нельзя воспринимать буквально. И – мы все тут одна команда. Но … Тер, еще вопрос – ты в курсе, что право капитана – обсуждать некоторые вещи без экипажа? Разные бывают вещи, они могут обсуждаться в присутствии старших офицеров, либо же без старших офицеров вообще, и капитан в праве решать – что ему обсуждать единолично?
___________________
Совместно с Самритой и М'Котой
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 28 05 2018, 11:26:52
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Факел потрескивал. Группа шла гуськом друг за другом, Артур был одним из трех, которые несли свет. Артур вспоминал запоем прочитанные в детстве книги. Там были и те, которые не о космосе. И вот такие тоже, как герои пробираются по каменным подземельям, в поисках цели, в поисках выхода, или входа. Артур был мальчишкой тогда, а теперь уже давно нет. Но это не значит, что детство похоронено в нем навсегда. Где-то глубоко внутри себя он снова находил отголоски того времени, когда мог совершенно свободно мечтать о чем угодно. Лайтман тряхнул головой, сбрасывая глубокое погружение в воспоминания. Это взрослое задание, он взрослый, и они инопланетяне на чужой планете, жители которой ничего не знают о других мирах, и Первая Директива.
М’Кота шла рядом с Артуром. Поцелуй перед выходом немного сбил её с правильного настроя, но она быстро вернулась к нужному настроению. Это было несложно: совсем как в детстве, когда орава детей разыгрывала в лицах любимые легенды и книги. Конечно, не обходилось без ссор – «не хочу быть злодеем!» – но подравшись вволю, недавние противники, проникались взаимным уважением, и по-братски разделив прихваченную из дома вкусноту, продолжали игру с удвоенным увлечением. Это было веселее любого голоромана! Воображение рисовало всё, чего недоставало, а искренний интерес делал всё придуманное таким настоящим. Вот и сейчас М’Кота играла в юношу по имени Тер, у которого есть замечательный серьёзный старший брат и строптивая названная сестрица – жена брата. В её голове уже начинала разворачиваться целая история приключений, которой, конечно же, место было только в воображении, потому что экстремальные сюжетные повороты совершенно не способствовали благу проекта и его участников.
– А представь себе, как будто мы были похищены во сне пещерными жителями, – сказала М’Кота вслух. – Они одурманили нас ядовитым дымом и унесли в глубину лабиринта. Ну, потом мы пришли в себя, показали им, где торготы водятся, и теперь ищем дорогу к выходу.
Артур чуть улыбнулся, полуповернув голову к М'Коте, но смотрел все равно под ноги на дорогу перед собой.
- Да, уж точно показали бы мы им. У меня тоже фантазия разыгралась, - понизив голос говорил Артур, - вот представь себе, мы идем подземными переходами замка, преодолевая множество  ловушек, для того, чтобы убить мага, засевшего где-то наверху. Злобного некроманта, чье существование угрожает этому миру, и отомстить за гибель родных одной девушки. Мы убьем его, а после поймем, что все это было задумано им самим, и он фактически не сопротивлялся, создавая лишь видимость. Что на маге лежит проклятье, и только гибель от руки собственной дочери запечатает навечно Зверя, готового вырваться в эту реальность, и спасет этот мир. И ничего этого мы еще не знаем, движимые благородной целью, не осознавая трагедии, которая перед нами развернется. Или … или вот еще что: это называлось Орден Прекрасной дамы. Но у нас немножко по другому. Она заперта в темнице Западной тьмы и ей не освободиться без помощи извне, без силы духа, идущих за ней. И вот мы почти у цели, а самым достойным рыцарем, который дойдет до конца – окажется самый молодой, тот, что нашел маленького плюшевого медведя, отряхнул от пыли и прицепил в петлицу себе на плечо.
Лайтман усмехнулся и мельком глянул на М'Коту.
- Я могу так долго фантазировать, здорово тут все вокруг. Наверное скоро мы увидим звезды.
– Это какая-то книга? – с любопытством спросила М’Кота. – Звучит захватывающе и немного странно!
Они с Артуром уже пару раз менялись книгами, и это было замечательным опытом – не только потому что книги из разных миров были такими разными, но и потому что там встречались и очень близкие вещи, такие как верность, дружба, вера и любовь, а также не имеющие – пока? – ответов вопросы, которые тревожат воображение каждого разумного существа.
- Да, - Артур задрал голову и посмотрел на каменный потолок. – Это из книг, которые я очень любил в детстве. Они на самом деле, взрослые, эти книги, но они не о реальности, и все равно о жизни и всех хороших  правильных вещах. Можно сказать, что это сказки. Четыре века тому назад жил автор. И имя свое я тоже взял оттуда.
– Наверное, твой герой был благородным человеком, раз ты взял его имя, – с уверенностью сказала М’Кота. – А что значит взрослые книги? Никогда не думала, что у книг бывает детство!
- Героя звали Кэр Лаэда, Фесс – было одно из его имен в других мирах, и я сократил его на одну букву. Этот парень спас два мира ценой своей жизни, и навечно остался развоплощенным на Дне миров, - рассказал Артур и удивленно посмотрел на М'Коту.
- Хм, Тер, наверное … наверное, я лучше скажу, что такое детские книги – это такие, в которых повествование ведется особым стилем изложения, несколько упрощенным для понимания. Все остальное – конечно взрослые. А у вас таких нет?
– У нас не упрощают книги для детей, – недоумённо отозвалась М’Кота. – Зачем бы это? Это ведь показывает мир не таким, какой он есть, и вводит в заблуждение, а дети должны научиться встречать всё, что несёт этот мир лицом к лицу.
- Да, ты знаешь я наверное немножко неправильно выразился, - ответил Артур, - не упрощают конечно, но… не важно, ладно. В заблуждение как раз никто никого не вводит. Но ладно, не суть.
– Ты просто потом дай почитать что-нибудь из такого, может быть я сама пойму, – предложила М’Кота. – Я тоже иногда не умею объяснять словами. – Она провела ладонью по стене – шершавой, тронутой известковыми потёками и сказала немного невпопад: – У тебя никогда не было странного ощущения, что ты как-то связан с пещерами? Не в том смысле, что тебе они как-то особенно нравятся, но как будто когда-то давно ты ходил вот такими же тоннелями, протискивался в узкие проходы...
- Де жа вю, - задумчиво прошептал Артур, - когда-то я лазил по старым катакомбам, но все было иначе, конечно. И все же – это не что-то незнакомое. Даже несмотря на то, что мы на другом конце галактики.  Нет, наверное нет, прямо также – не было. А ты? Ты чувствуешь, что подобное уже было?
– Не могу точно сказать... Не так, как иногда бывает: словно только что повторилось что-то такое, что уже было, во всех подробностях, – М’Кота не знала слова «дежавю», просто описала один из вариантов «как будто подобное уже было», тот, который не был похож на её теперешние ощущения. – С пещерами не так. Это как будто ощущение родства... или может быть понимания? Правда, я не знаю, с кем или с чем. Может быть с кем-то, кто первым набрался храбрости забраться прямо в недра? А может быть с самой планетой, к сердцу которой ты стал хоть немного, но ближе? Видишь, – улыбнулась она, и в свете факелов её улыбка сама показалась зыбкой, как смутное ощущение, – я и сама толком не знаю.
- А, - улыбнулся Артур. Не было свободной руки, чтобы прикоснуться или хлопнуть М'Коту по спине или плечу, поэтому он лишь кивнул, - с центром планеты, с тоннами камня, лежащими тут тысячелетиями, с кое чем значительным, что они хранят – памятью веков, и еще простоят тысячелетия, неизменные, пока все вокруг будет меняться. Вот ты какой, Тер, брат мой, … да, я понимаю.
– Можно подумать ты сам другой! – фыркнул «братишка Тер», и уж у него-то нашлась свободная рука, чтобы ткнуть Артура в бок. – Я помню, какой ты был между небом и морем!
- А то! – Артур не успел увернуться от тычка в бок, но в долгу не остался, и боднул кальдонианского охотника головой в плечо. Факел качнулся, тени заплясали по стенам с удвоенной силой, в новом ритме, а затем снова успокоились и мерно пошли вперед как прежде.
- Ладно, меня тоже теперь очень интересует Ни'Хан и что там происходит, - очень тихо сказал Артур приблизившись к уху М'Коты, - хотел бы я посмотреть на картинку с дрона.
– Местный «островок изысканности и цивилизации» среди всеобщего варварства? – иронично предположила М’Кота. – Я так и вижу изнеженных аристократов в длинных одеждах, глядящих на окружающих кочевников с высоты своего мнимого величия.
Артур закивал и бросил взгляд вперед, туда, где дальше по коридору впереди шли профессор и за ней капитан. Самрита – да, но при профессоре не хотелось.
- Или у них есть звездолет, или у представителей небесного кита среди них, или… Артур пробормотал это очень тихо, неслышно ни для кого, и снова чуть громче для М'Коты:
- Да, и это тоже… несомненно.
– Думаешь, что-то ещё? – полюбопытствовала М’Кота и сама же ответила на свой вопрос: – Конечно, это не обязательно, но это то, с чем у меня ассоциируется такая вот закрытость для всех. Но может быть, они просто религиозные фанатики и это их табу, или это способ внушить страх и избежать завоевания.
- Может быть и просто, а может быть что-то еще, - ответил Артур, - надеюсь, мы узнаем.
____________
с М'Котой
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 05 2018, 18:16:48
13 cентября 2384 г., 17:41
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

- У тебя получится, Делас, - уверенно сказал Артур, - мне будет очень интересно, что это будет в итоге. Вот уж кем-кем, а вортой я себя точно никогда не представлял. И тебя. Скажи, тебе не будет жаль маскировать эти замечательные острые уши?
Делас поудобнее перехватила инструмент: она боялась, что руки начнут трястись или… или она просто что-то сделает не так. Странное чувство неуверенности, которое прежде было ей не знакомо, но сейчас девушке казалось, что каждое ее новое слово или действие приведет к новой ошибке. И что вся ее жизнь – сплошная череда ошибок. Поэтому она с особой тщательностью водила дермальным стимулятором по всей поверхности кожи лица Артура, постоянно сверяя свой результат с тем, что делал баджорец Арин Джаавед.
- А, что? – Делас очнулась от своих мыслей и заметила, что Артур обращается к ней. – Я буду только рада выглядеть как кто-нибудь другой. Ворта или нет – мне все равно. Я просто не хочу видеть в зеркале себя.   
Что конкретно случилось у Делас, Артур уже понял из того короткого диалога между Ракаром, Квинтилией и Делас. В общем-то, это было примерно понятно и до того, он не рисковал спросить у Ракара подробности, но вот теперь все стало на свои места. Пока Делас работала с его лицом, Артур краем глаза следил за лицом ромуланки.
- Не знаю как тебе, но ты с виду очень даже ничего… у тебя красивое лицо. И мне интересно, какая из тебя получится ворта.
Потом Артур вспомнил то извечное любопытство Делас, которое по понятно причине сейчас было сведено почти на ноль.
- Тебе бы хотелось препарировать какого-нибудь кальдонианца, чтобы посмотреть как он устроен изнутри?
- Я сейчас плохо выгляжу, я это знаю, - отозвалась Делас. – Я же видела себя в зеркало. Надеюсь, ворта – кальдонианка – получится лучше. У нее будет какая-нибудь своя легенда, и эта кальдонианка не будет такой же глупой и бесполезной, как я.
Она на некоторое время замолчала, а потом тихо проговорила:
- Я не знаю. Ведь если подумать, то желание препарировать кальдонианца может привести к ошибке, как у того врача-трилла… А я больше не хочу делать ошибки.
- Это потому, что ты грустишь, и от тебя ушла радость, вместе с присущим тебе любопытством ко всему новому. Я бы хотел, чтобы ты снова радовалась жизни. Это вернется, Делас, поверь мне. Да, точно, ошибок Карема Дарзена мы повторять не будем.
Артур на мгновение замолк, а потом продолжил, сменив тему.
- Знаешь… в некотором роде, у нас на Земле иногда принято романтизировать средние века. И даже я поддался этому минутному ощущению, когда меня попросили их охарактеризовать. Но на самом деле – да, романтика есть во многом, но никогда нельзя забывать о том, что это были века достаточно темные и трудные. И вот это их отношение к женщинам. Наше общество давно пережило эту несправедливость, но никогда нельзя забывать, что участь женщины в средние века была очень даже незавидной. Ограничение прав, невозможность работать, крепостное право, нерадивых служанок часто секли розгами. Да и у тех, кто родился в семьях достаточно высоких по статусу, тоже нечему было завидовать. Если девушка не смогла удачно выйти замуж, это был практически конец. Да и если удавалось – она была собственностью мужа, годам к тридцати могла умереть от очередных родов. А одежда… одежда была сконструирована так, что крепко зашнурованные ремни практически не давали нормально дышать. Это ужасное время. Но я хочу сказать, Делас, что какова ни была бы наша легенда, и что бы ни случилось с нами на поверхности – мы никогда и ни при каких обстоятельствах не дадим тебя в обиду, как и всех остальных наших девушек.
- Не дадите меня в обиду… - глухим голосом повторила ромуланка. – Меня сложно обидеть историей, тем более если это не история Ромула. Это интересно… наверное. Но сейчас я думаю о том, что мне действительно лучше поспать, а не идти с вами. У меня просто нет сил играть в какую-то легенду… Ой, извини, - ее рука с медицинским прибором скользнула вдоль скулы Артура, осветлив его кожу чуть больше, чем нужно.
- Ничего страшного, - сказал Артур в ответ на извинение Делас. – Знаешь, вот совсем не хочется разделять группу, оставлять тебя тут одну. Я хочу с тобой, мы все хотим с тобой. Кроме того, поспать на свежем воздухе – что может быть лучше после станции, катера, долгого космического перелета. Давай так поступим, когда мы дойдем до места нашей новой дислокации, куда нас приведут ученые, найдем тебе там где поспать. В любом случае, ты всегда можешь лечь за моей спиной, если мне придется сидеть, и полежать. И М'Кота еще рядом посидит, а как раз тебя не будет видно.
- Это все слишком сложно, - покачала головой Делас. – К тому же мистер Арин сказал, что у вас большая программа. Если придется далеко идти или что-то делать… Я не хочу создавать трудностей. Наверное, мне стоит поговорить с профессором и спросить, как лучше поступить. По крайней мере, здесь мне будет остаться безопасно.
- Если придется далеко идти, и тебе будет трудно, мы тебя поддержим. И поможем. Но нет, Делас, не оставляй нас. Ты нам нужна. Отоспишься ночью. Без тебя никак нельзя. Мы же команда, и ты наша команда. Пожалуйста, Делас, соберись. Не создаешь ты никаких трудностей, даже не думай об этом. А вот если ты тут останешься, вот это будет и правда трудность. Потому что без тебя будет грустно. - ответил Артур.
- Я вас не развеселю, - фыркнула Делас и решительно произнесла: – Я узнаю, будет ли у меня возможность присоединиться к вам позже. Так будет лучше для всех… ну, по крайней мере, для меня. Я не спала всю ночь, и это только моя вина, потому что я лишаю себя части программы, но я врач, и любому на своем месте бы порекомендовала остаться, а если бы он спорил – вкатила снотворное и все равно уложила спать. Так, теперь уши. Как они там крепятся… 
- Эх, Делас, - вздохнул Артур, - да дело вовсе не в веселье. Веселье – вообще не главное. Как по мне – так я вообще не люблю веселье. Есть другие более важные вещи. Я не уверен, что тебе будет лучше одной. Напротив, я уверен в обратном. Тебе правда будет лучше с нами, и мы найдем где тебе поспать там, недалеко от нас. Хорошо, что я не врач. Я с командного факультета. И пусть я не занимаю сейчас тут никакой командной должности, я все равно очень прошу тебя собраться, и отправиться вместе со всеми. Не надо лишаться части программы.
- Не разговаривай! Ну вот, ухо неровно село… - сокрушенно проговорила Делас. – Сейчас попытаюсь исправить, - еще около минуты она молча возилась с муляжом уха, пытаясь правильно его разместить. – В том-то и дело, что я не знаю, как правильно и хорошо для всех, включая меня. Я не могу просто так взять и собраться: и не только потому, что я из-за чего-то там плакала или капризничала. Я устала, у меня нет сил, и я бесполезна, как член команды – во-первых. Во-вторых, лучшее, что я могу сейчас сделать – это лечь и уснуть, а затем проснуться и… и узнать, стало ли мне хоть чуть-чуть лучше или нет.
Артур послушно молчал, пока Делас переделывала ухо. Слушал ее, а потом заговорил снова.
- Знаю, что не можешь, знаю, что сомневаешься во всем, знаю, что не знаешь как тебе быть. Все это я знаю, я был на твоем месте, я испытывал многое подобное. Я тоже ощущал себя бесполезным, никчемным, не знал, что лучше будет для всех, и собирался убраться. Но меня не бросили. И я не брошу тебя, Делас. Тебе трудно, я знаю. И нет и не может быть слов, которые помогли бы тебе. Но я знаю также еще то, что я твой друг. И если ты не сможешь идти, то я тебя понесу на руках. Вот так, Делас. Ты можешь рассчитывать на меня, и на мою помощь. И я уже говорил, что если тебе захочется плакать – плачь на моем плече. Для этого и существуют друзья.
- Я не хочу плакать. Я вообще хочу никогда больше не плакать, - проговорила ромуланка, сжав зубы. – Я хочу снова быть сильной и уверенной в себе. Но больше всего я хочу спать. Но спасибо, я подумаю над твоими словами и поговорю с профессором. Может быть, она подскажет, как мне поступить.
- Ты обязательно будешь сильной, Делас, обязательно будешь, - прошептал Артур. – Все будет нормально однажды. Хорошо, поговори с профессором. Но я против того, чтобы мы разделялись.
- «Однажды»... – фыркнула Делас и с новыми силами приступила к уху Артура: она уже отставала от темпов работы Арина и пыталась его нагнать.
_______________________
Совместно с Делас
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 23
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS