* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
26 09 2018, 11:26:45 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4
1  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 29 07 2013, 14:19:11
Внезапно не хватает людей Я хочу людей в старшем офицерском составе!
Почему-то я так и думал. Хорошо, пусть будет человек. Не понравится - убьем)

Иду регистрироваться, господа. Не сочтите за бота.
2  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 29 07 2013, 12:09:08
Но 3 взрослых кардассианца на станции - не многовато ли? Может, лучше кадета, даже пусть и кардассианца? И Торана вернуть, как дополнительного персонажа.
Боюсь, что молодых персонажей я отыгрывать не умею. Доктора отправим на покой, но если роль начмеда вакантна - возьму ее. Над расой подумаем. Кого не хватает?
3  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 29 07 2013, 10:33:26
Тыц!

Однако настоятельно рекомендуем в рамках новой концепции подумать и о других возможностях...
Настоятельные рекомендации, значит? Ну если настоятельные, то как обстоят дела с Обсидиановым Орденом?
4  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 28 07 2013, 23:43:23
Не могу найти свою анкету, но вы от меня не отделаетесь. Никогда. Ни за что.
5  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 Часть 2 : 08 01 2011, 23:18:08
12 июля 2379 года, вторая половина дня
"Ратвизан"


если нельзя ускорить время, ускорить события не мешает ничто

Первыми взаимопонимания достигли дизрапторы. Теперь она это понимала.
- Ай!
- Что?
- Нельзя ли поосторожнее?
- Я и так предельно осторожен.
- Хм… значит, у вас очень… короткий предел!
- Хм!
У мужчины, назвавшегося доктором, были подозрительно холодные руки, что никак не вязалось с подозрительно разгоряченным лицом. «Может, это все дизрапторы? – подумала Верелан. – Глупо начинать знакомство с дизрапторов…».
- Благодарю, мне гораздо лучше.
- Не за что, посол.
- Так мы знакомы?
- Едва ли…

Первыми взаимопонимания достигли дизрапторы. Потому что первое, чему учат ромуланского бойца – никогда не сдаваться.
Минуты ожидания тянулись вечностью. Воздух в катере пропитался сладковатой гарью мертвого белка. Верелан зажала нос ладонью. Люди, оказываются, они воняют. Особенно мертвые. Панель, гладкая федеральная консоль, почему-то напоминала о доме – точно так же… ну, почти так же – просто очень похоже сияли огнепады Ромула – ярко, пронзительно, очень по-настоящему и очень опасно. Катер мог взорваться в любой момент. И это тоже напомнило Верелан о доме. И разорванном платье, которым она не успела похвастаться сестре. Или успела? Теперь это было совершенно неважно. Откуда-то слева донеслась пронзительная трель – что-то в брюхе железного моллюска по имени «Ратвизан» лопнуло, брызнула электронная кровь.
Первое, чему учат ромуланских бойцов – никогда не сдаваться. Дизраптор. Не сдаваться. Никому и никогда.
- М?

- Обойдемся без насилия?
Верелан покрепче перехватила дизраптор двумя руками. Да, она подавала сигнал о помощи. Да, она рассчитывала на помощь. Но  и подумать не могла, что у этой помощи окажутся характерно заостренные уши и не менее характерное V. От неожиданности Верелан едва не выстрелила. В конце концов, быстрее людей со станции до нее могли добраться те, благодаря кому взорвалась птица из эскорта и благодаря кому чуть не погибла она сама. Двое других – по виду баджорец и человек волновали ее мало. Они не были вооружены.
- Вы кто? – голос Верелан звучал твердо, таким голосом отдают приказы.
- Я – доктор. И вижу, я попал по адресу…
- Ни с места!
- Эти люди мертвы?
- Ни с места!
- Что ж, на этот случай у нас имеется священник. Итак, я помогаю вам – вы помогаете мне или перестреляем друг друга, посол Верелан?
- Вы знаете мое имя?
- Я знаю множество такого, что и…
- Замолкните, вы, федераты, отвратительно болтливы. Даже ромуланцы-федераты. Посмотрите. У меня, кажется, ребро сломано. И уберите свой проклятый дизраптор. Уговорили, я ваш пациент…

- Теперь не болит?
Торан по привычке аккуратно сложил инструмент. Удивительно, что на катере сохранилась хотя бы одна целая аптечка. Корабль буквально разваливался.
- Еще раз благодарю, - очень тихо произнесла Верелан, но Торан услышал каждое слово. – Понимаете…
- Пока не очень, - оставаться на катере было смертельно опасно. И это был один из тех редких случаев, когда доктор не преувеличивал. – Лират, прилар, полагаю, самое время возвращаться обратно? Больше нам здесь делать нечего.
Ни на этом корабле, ни в этом мире…

Верелан долго не могла понять, что же смутило ее в голосе доктора. А, впрочем, нет. Похоже, очень похоже звучал ее собственный голос – тогда, очень давно и совсем недавно она прощалась с огнепадами Ромула. «До встречи», - говорила она, понимая, что вернется нескоро. Неужели некогда?

«Глупость! – чертыхнулся про себя доктор. – Никогда?!».
6  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 Часть 2 : 29 11 2010, 18:56:03
12 июля 2379 года, вторая половина дня
Неподалеку от станции ДС9, катер.


Качественное преимущество хорошего полководца заключается не в количественном перевесе собственных войск, качественное преимущество хорошего полководца заключается в своевременном походе в туалет. Сколь бы ожесточенной не была битва, никакое буйство адреналина не способно заглушить агонию переполненного мочевого пузыря. Не спроста подмоченную репутацию зовут подмоченный. Ничто так не унижает гения в глазах общественности, как на три четверти ушедшие под воду штаны. Доктор скрипнул зубами. Десять, двадцать, тридцать минут он думал исключительно о том, до чего компактные конструируют в Федерации шаттлы и до чего узколоба транс-гуманоидная мораль, не позволяющая справлять экстремальные нужды в, к сожалению увы и ах, не менее экстремальных условиях. Доктор вздохнул. Если на голодный желудок спасти вселенную – страшно, то на полный мочевой – практически невозможно. Приходилось терпеть. Вцепившись в рукоять дизраптора, думать о прекрасном – сухой, сухой пустыне и – исключительно в рамках теории – обезвоживании.
- Не реагируем, - тихо, злобно произнес Торан. – До этого шаттла нам нет никакого дела. Мы и так слишком часто отвлекаемся. Да-да, господа, вы, верно, удивлены, но я по-прежнему здесь. И – что самое невероятное – дизраптор тоже при мне. И если вы покончили со своими беседами, телепортируемся.
Доктор снял шляпу, отложив в сторону, провел по неестественно, непривычно длинным волосам – внешний вид соответствовал ситуации – почти смешной почти комедии. Быть или не быть? – задавался вопросом один из земных философов. Жить или не жить? – подумал доктор. И если жить – то кому? Зов о помощи – очень знакомый тембр – еще звучал в ушах. Торан не верил ни в какие «зовы крови». Выходит, напрасно.
Три небольших космических челнока слаженно остановившихся неподалеку друг от друга, напомнили Солару малокалиберные морские суда, бороздившие прибрежную зону, словно небольшие рыбешки в поисках пропитания. О да, люди в деревушке, где бетазоиду довелось провести отпуск примерно два года назад, все еще придерживались, так сказать, натурального хозяйства, охотясь на морских обитателей. «В таком случае ДС9 – огромный, вальяжно проплывающий на глубине, кит», - усмехнувшись, подумал Лират. - «Но, к делу» - тут же попытался переключить свое внимание бетазоид.
Впрочем, кто и с какой целью, находился во встреченном честной компанией втором шаттле, приписанном к космическому судну Наутилус, занимало сейчас научника мало. Скорее всего, еще одни сердобольные гуманоиды, незамедлительно ринувшиеся на помощь пассажирам Ратвизана. Весьма похвально. Лирата же в данный момент больше интересовали судьбы Вселенной, точнее сказать двух внезапно пересекшихся миров, и поиск способа их разъединения. На несколько секунд мысли Солара устремились в станционную научную лабораторию, к приборам и исследованиям… «Нет, не сейчас», - тотчас пресек свои намерения Лират, отложив их на ближайшее будущее. Затем все же обратился к настоящему моменту, намереваясь было ответить на безмолвный взгляд инженера. Как вдруг, за спиной донесся голос молчаливого доселе Торана, внезапно перехватившего инициативу. Впрочем, Солар решил промолчать, ибо по большей части был согласен с последним.
____________
+ Лират
7  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 28 06 2010, 14:53:15
продолжение...

- Пустая трата времени. Как я и предполагал, наша встреча - пустая трата времени. И мне не нравится ни один из ваших вариантов. Совершенно не нравится, категорически. С другой стороны, я совсем не возражаю против продолжения нашей беседы. Вот, допустим, пока я не созрел для третьего варианта, давайте рискнем обыграть четвертый. Ваша фамилия - Мори. Крайне любопытно. Понимаете, из-за всей этой кутерьмы с пространством-временем у меня случаются провалы в памяти. Мори Джанир - она вам кто? Я имел счастье несколько раз с ней встречаться. Удивительная женщина. В моей вселенной. Разумеется.
Доктор тянул время. Все лучше, чем затягивать петлю на собственной шее.
- Я предполагал, - со вздохом ответил Мори, - что наша встреча не принесет мгновенной и очевидной пользы. Ваш "четвертый вариант" - задавать мне вопросы, пока вы не решите, что делать? Что ж, это может быть интересно. Джанир - моя младшая сестра, и я не знаю, где она находится в МОЕЙ вселенной. Видите ли, мистер Торан, я не видел ее тела, но опыт подсказывает мне, что если человек не оставляет следов в течение 16 лет, скорее всего он уже давно мертв.
- А мой опыт, прилар, точнее медицинская практика подсказывает мне, что если человек шестнадцать лет не оставляет следов, это может значить: а) у него нет рук, чтобы писать б) у него нет языка, чтобы отвечать в) у него нет ног, чтобы ходить. Как видите, пункт "смерть" в моей памятной картотеке отсутствует. Не все очевидное вероятно, - доктор вновь погладил рукоять дизраптора. - Мой четвертый вариант - наконец решить, что же с вами делать. Насколько я вижу, вы не представляете для меня никакой ценности. Досадно. Поэтому я в смятении. Отпустить вас - глупо. Продолжать разговор - глупо. Может вы мне подскажите, прилар, что с вами делать? Отпустить с миром или отпустить к Пророкам. Право слово, я не убийца. Я всего лишь человек нетривиальных решений.
Убивать прилара доктору не хотелось. Но когда вас окружают стены: позади стена, справа стена, слева стена; приходится идти на таран.
- Вы упоминали идейных фанатиков, доктор, - ответил священник, - Я не готов лгать и снова брать в руки оружие ради Пророков, но в остальном... я полностью вручаю свою жизнь в их руки. И, полагаю, в ваши тоже, раз они сейчас действуют вашими руками. И чтобы дать вам больше времени на принятие решения, позвольте на этот раз мне задать вам вопрос. В какой момент и почему вы оставили в стороне свои медицинские приборы и стали прокладывать себе дорогу с помощью дизраптора и разбитых носов? Что с вами произошло, мистер Торан? Все дело ттолько в старой Джаланде?
Торан улыбнулся. Ох уж эти священники...
- Наверное, у меня дурная наследственность, - с усмешкой произнес он. - Но, чувствую, вы ждете откровенности. Будет. Итак, мистер Мори, я уже не молод, но лишь недавно заметил - всякий раз стараясь избежать насилия я становлюсь мишенью. Знаете, сколько раз меня пытались убить? Я сбился со счету. Кардассианцы, ваши соплеменники, даже пресловутое крысиное бешенство. Я устал. Хватит. Впрочем, нуждайся вы в помощи, я бы вам помог. На самом деле я очень добрый, я готов помогать каждому. Но, сдается, мне надоело помогать безвозмездно. Людям, вселенной, всем и каждому. Такой ответ вас устроит?
- Я думаю, нет смысла вам рассказывать, что Пророки учат нас прощать, - улыбнулся в ответ Мори, - В наше время для такой проповеди сложно найти внемлющее ухо. Но я хотел бы услышать ответ на еще один вопрос. Люди с этой станции... те, кто вам знаком - что с ними в вашей вселенной?
- Кто-то однажды сказал, что исповеди не обязательно быть услышанной. Исповеди достаточно быть высказанной, - доктор продолжал улыбаться. - В конце концов ничего такого сакраментального я вам не сказал. Не хочу портить ореол легендарности...
Что до людей... Дайте подумать. Начнем, пожалуй, с вашей сестры. Мори Джанир. Если мне не изменяет память, совсем недавно она командовала этой станцией, ДС9. Потом, после, хм, некоторых событий, можно сказать, поменяла приорететы. Теперь занимается политикой. Жива и - как я имел возможность убедиться лично - вполне здорова. Элизабет фон Кролок. О ней я знаю мало, но, кажется, в моей вселенной у нее небольшие проблемы с законом и  частично - самоидентификацией. Вина Ориен, - доктор вздохнул. - Чудесный доктор Вина. Мы тут много говорили об идейных фанатиках. Так вот, она из таких. "Бэйджор для баджорцев". Опасна, безумна, имеет слабость лишать людей конечностей. Кто еще? Мистер Крим Реон. Не женат, сбшник. Весьма способный, но глупый. Мистер Кэррингтон. Одинаков во всех вселенных. Вы... а вот о вас я никогда не слышал. Прошу прощения.
Еще вопросы? У меня кончается время.
Прилар затаил дыхание, слушая о судьбах людей, которых знал. Узнать что-то, чего в его вселенной никому больше неизвестно, найти драгоценную крупицу во всем этом межвселенском бардаке - это было ни с чем не сравнимое ощущение. Почти как отыскать на раскопках древнего города Б'Хала осколок глиняной таблички, чей возраст исчисляется десятками тысяч лет, и любовно смахивать кисточкой пыль и песок с полустершихся древних идеограмм. Почти как обнаружить в глухой деревушке простенький браслет, украшенный осколком неизвестной Сферы. По спине Мори пробежал холодок. Более или менее ради вот таких моментов он и жил.
Также он не мог не взвесить различия между вселенными. Брианна Алан, по словам Лирата Солара, навлекла все же на свою голову какие-то неприятности. Зато Джанир жива и здорова. Лиза... слова доктора с трудом ассоциировались у прилара с той женщиной, которую он знал. И Вина - ее жизнь тоже пошла наперекосяк. Зато старый пьяница Бек, по словам того же Лирата, продолжает наслаждаться жизнью. А Крим пошел в охранники... Удивительная другая вселенная!
Наконец, Мори кашлянул, чтобы снова обрести голос.
- У меня время тоже кончается, - заметил он, - Я обещал мистеру Лирату, что свожу его на прогулку до Червоточины. Не знаю, как отреагирует ваш друг, если я не появлюсь вовремя. Надо что-то решать, мистер Торан. Впрочем, мой долг напомнить вам, что вы не обязаны делать это в одиночку. И если не хотите слушать меня - ведь вы знаете, что я вам посоветую, не так ли? - спросите хотя бы мистера Лорна.
Доктор сосредоточенно потер нижнюю губу. На редкость бесполезная дискуссия.
- Я не привык давать советы и не привык им следовать, однако у меня будет предложение. Представляете, прилар, ведь я никогда не видел Червоточину изнутри...
Если на то пошло, то и не хотел видеть. Но время - время, оно дорогого стоит. Торан засиделся.
Священник все же не смог удержаться от замечания:
- А вы с мистером Соларом друг друга стоите. Итак, позвольте уточнить, доктор. Вы тоже думаете прогуляться до Червоточины? На отдельном транспорте или все же захватите товарища в попутчики? И решили ли вы, что будете делать со мной?
- На сегодня вопросов достаточно, мистер Мори. Всему свое время. А сейчас давайте-ка мы все дружно прогуляемся.
И Торан вежливо указал в сторону двери.
- Мы можем отсюда выйти только двумя способами, - предупредил Мори, - Либо вы мне сдались, либо я - ваш заложник. Не похоже, чтобы вы выбрали первый способ. Уверены, что делаете правильный выбор? О, прошу прощения, - прилар с настойчивой вежливостью склонил голову, - Кажется, я задал еще один вопрос. Простите мне и еще один совет - если решите действительно отправиться обратно в прошлое, тщательно и заранее обдумайте точку, куда вы хотите попасть. Иначе, боюсь, мы рискуем встретиться в следующей параллельной вселенной.
- Ничего страшного, прилар. Поскольку я не люблю обрывать беседы на полуслове - а наша, уверяю, только что оборвалась - буду счастлив продолжить разговор в любой из параллельных вселенных. И да, договоримся следующим образом: я вам сдался. Но так как не пристало духовному лицу носить оружие, дизраптор я пока оставлю у себя.
_____________________________________
+ Мори Джанир
8  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 28 06 2010, 14:52:18
12 июля 2379 года, позднее утро
ДС9, коридоры


Если жизнь начинает бить ключом - берегите голову. Редко когда такой ключ бывает родниковым, куда чаще - гаечным. Доктор Торан искренне сожалел об отсутствие каски. И еще больше - походного котелка. Вселенная - она и есть вселенная, всегда была и всегда будет; а вот пропускать завтрак - это кощунство. Доктор выругался. Что бы там не советовали мудрые эксперты, помнил он, от жизни нужно брать только лучшее - впечатления и шесть порций десерта.
- Черт.
Чертей не было. Не было даже кардассианских крыс, а жаль. Доктор с удовольствием обглодал бы парочку инфекционных туш. В конце концов, пора задуматься о репутации: маньяк, псих, потенциальный детоубийца - это хорошо;  маньяк, псих, потенциальный детоубийца и троглодит - лучше. Да и вообще ничто так не красит руки в крови, как рыльце в пушку. Торан сглотнул. До чего же, оказывается, трудно мыслить о пище духовной, когда желудок требует хлеба насущного. Отбивных и литр ромуланского эля. Ну, не страшно, прилар Мори, должно быть, простит. А не простит - его проблемы. Из приларов тоже получаются замечательные отбивные.

Войдя в турболифт и дождавшись, когда двери за ними закроются, инженер достал какой-то инструмент, и небрежным жестом провел сначала по комму прилара, а потом по своему. И пояснил, предвидя удивление баджорца:
 - Теперь у нас есть полчаса примерно, прежде чем компьютер станции спохватится, что не получает о вас информации. Если за вами не следят, конечно. Не волнуйтесь, вскоре после этого он снова вас найдет.
Коридорами станции они проследовали к стыковочным пилонам, где инженер повторил трюк со стенной панелью. Попав в коридор с непривычно низким потолком, Веспер снова занял место впереди, и постучал в еще одну панель.  Этот стук он сопроводил словами:
 - Коммандер Торан, сэр?
Все это время прилар Мори безмолвно следовал за инженером, внутренне готовясь к крайне неприятной и противоречивой ситуации, в которую вот-вот ступит. По сути, для него это было западней, которая вынудит его выбирать между пацифистическими убеждениями, идеалами службы Пророкам и ответственностью за поддержание порядка на станции, которую он взял на свои плечи, когда Лиза фон Кролок поручила ему ведущую роль в разрешении кризиса с "призраками".
Торан машинально сжал рукоять дизраптора и лишь титаническим усилием воли заставил себя опустить руку.
- Лейтенант Лорн? - откликнулся он. - А знаете, нам бы стоило обзавестись паролем. Или кличками. Только очень глупые... кхм, террористы называют друг друга по именам. Как понимаю, вы, мистер Лорн, не одни?
 - Я привел прилара Мори.  – инженер оглянулся на спутника, и виновато пожал плечами. – Мы входим. И примите к сведению, пожалуйста, что я против терроризма в целом и своем в нем участии в частности. – С этими словами он вошел в помещение.
Заняв место примерно посередине, райзианец настороженно оглядел присутствующих. Теорию переговоров он тоже знал, к сожалению, только в теории.
 - Коммандер Торан, прилар Мори. – представил он присутствующих, и замолчал.
Минуты шли, а Мори так и не решил, в каком качестве он здесь присутствует. Теперь к двойственности ситуации постепенно начала добавляться третья сторона, с которой он мог смотреть на происходящее: одно из слов доктора Торана всколыхнуло старые воспоминания, а Мори очень хорошо знал, что значит быть загнанным в угол террористом.
Поэтому пока он решил не вставать ни на чью сторону, и собрать больше информации.
- Мистер Торан, - поприветствовал он доктора так же, как сделал бы, встреться с ним на Променаде в менее напряженной обстановке, - Вы хотели меня видеть. Точнее, мистер Лорн считает, что нам полезно увидеться.
- Возможно, решение мистера Лорна было ошибочным, а мое согласие поспешным. Именно это мы и собираемся выяснить, прилар Мори. Конечно, при условии, решись вы... точнее решись мы, - последнее слово доктор выделил, - познакомиться несколько ближе. Что вы знаете о призраках, сфере и - как бы так выразиться - "пространственно-временной деформации"? Что вы вообще знаете? Буду крайне признателен любым сведениям. И еще... - Торан задумчиво коснулся рукояти дизраптора. - Вы уже связались с охраной или сперва дождетесь моего покаяния?
- Я не вызывал охрану, - просто ответил прилар Мори, -  Не думаю, что она нужна здесь и сейчас любому из нас. Что же до ваших вопросов… Рад, что вы осознаете, когда и где находитесь, мистер Торан, иначе бы вы их не задавали. Я предпочел бы избежать развернутой лекции о «призраках» и Сфере времени с самого начала, но возможно, у вас есть конкретные вопросы, на которые я бы смог ответить. Кое-что я знаю, в том числе и о вас.
- Вы кое-что знаете обо мне? - доктор удивленно вскинул брови. - О котором мне, не уточните?
А ведь правда - о котором? Впрочем, о своем, так сказать "двойнике" доктор предпочитал не думать. Кем бы ни был Торан II - уборщиком, поваром, мальчиком-дабо - к самому Торану это не имело ни малейшего отношения. Никакого, лишний раз напомнил себе доктор. "Я - это я, он - это он".
- И что вы обо мне знаете? Я любопытен, простите мою слабость. Исключительно любопытен, невыносимо. Поэтому не имею ничего против лекций. Начинайте, обещаю не спать.
Прилар улыбнулся.
- Я, разумеется, проверил и Торана из моей вселенной, но в поле моих интересов прежде всего лежит история, и именно вы, а не он - ее часть. И в моей истории вы, мистер Торан, городская легенда. Однажды, в городе Джаланда вспыхнула эпидемия крысиного бешенства... Так, я вижу, вы знаете, что это такое. Тем лучше, тогда вы знаете, что лекарства от этой болезни у баджорцев не было. И нет до сих пор, если уж быть точным. Кардассианские хозяева боролись с заразой простым способом - устроили несколько карантинных зон и сгоняли туда всех, кто проявлял хотя бы малейшие признаки болезни или подвергался контакту с больными. В первую очередь досталось, разумеется, врачам и священникам. И именно в это время в город пришел Зеленый Человек... прошу прощения, доктор, не я придумал это имя, - Мори смущенно улыбнулся, - Он спустился в подземное убежище и лечил людей много часов - без передышки не требуя ни денег, ни оружия, ни дозы наркотиков, ни помощи - ничего из того, что ценилось тогда в Джаланде. Потом он ушел, но все, кто были в том убежище, решили, что если ты очень болен, напуган и не знаешь, откуда ждать помощи, тогда ты сможешь найти Зеленого Человека снова, - прилар пожал плечами, - Так они запомнили вас. И разнесли эту историю по Бэйджору и окрестностям. Я до сих пор иногда ее слышу. И это было первым, на что я наткнулся, когда начал исследовать этот странный и запутанный инцидент.
- Мне нужно присесть...
Доктор не сел. Все силы организма ушли на поддержание челюсти в естественном, природно-сомкнутом положении. Черт возьми! А он еще обижался, на дурацкую кличку обижался... Дети, фантазируют. Выходит, обижался на себя. Что ж, логично. Нет ни нового, ни старого - есть только ты и миллионы вариаций на тему...
- Поразительная история, - немного придя в себя продолжил доктор, - просто поразительная. Но как всякой красивой легенде ей не хватает правдивости. Зеленый Человек умеет не только лечить, Зеленый Человек умеет убивать. Поэтому, повторюсь, не будем портить хорошую сказку и начнем сотрудничать. Парадоксы времени, новая вселенная, сферы - что вы знаете об этом? Поймите меня правильно, прилар, я хочу вернуть свою вселенную. Нет, не потому что мне там "хорошо", не потому что я там счастлив, популярен, востребован. Не из-за жены и не из-за детей. Я хочу вернуть свою вселенную просто потому, что это моя вселенная. Очень эгоистично. Моя. И еще миллиардов живых существ.
Ах да... между прочим, у нас там совсем не плохо. Конечно, Бэйджор не в составе Федерации, но хотя бы есть лекарство от крысиного бешенства...
На последних словах Торан улыбнулся. Но как-то вымученно.
Прилар закрыл глаза - всего на секунду, но этого хватило, чтобы вспомнить об алых веках и судорогах больных крысиным бешенством и усилием воли отказаться сейчас же начать пытаться узнать о лекарстве.
- Я верю, что ваша вселенная все еще существует, - наконец, сказал он, - Параллельно моей. Поэтому вопрос стоит только в том, как вы сможете в нее вернуться. Вы знаете, что у мистера Лирата уже есть план? Он хочет отправиться в Червоточину и попросить Пророков вернуть все на свои места. Это очень... любопытный план
- Это очень идиотский план, - прямо и просто отвечал доктор. - Мой друг возомнил себя новым Эмиссаром? Да и какое Пророкам дело до судеб парочки тотально невезучих... кхм, странников? Нет, этот план никуда не годиться. У меня есть получше. Вернуться туда, откуда все началось. На Бэйджор, и не позволить случиться тому, что случилось. Когда вы говорите появилась легенда о Зеленом Человеке? Что ж, легенду я согласен оставить, а вот свой визит на эту станцию можно и отменить. Словом, мне нужна сфера. Или у вас найдут свои идеи на этот счет? - доктор задумчиво прикуси губу. - Да, вероятно, моя вселенная существует. Существует параллельно вашей. Во всяком случае мне хотелось бы верить. Ведь вера - это все что у нас есть, прилар, не так ли?
Прилар склонил голову и задумчиво произнес:
- Скажу прямо, мистер Торан, в вашем случае одной только веры не достаточно, - он оглянулся на Веспера и продолжил, - Вы поставили себя в достаточно сложную ситуацию и оставили за собой след из насилия на этой станции. И я не думаю, что мы готовы просто так вас отпустить. Мне жаль, мистер Торан. Вы были легендарным человеком для некоторых, и я совсем не так представлял нашу встречу.
- Вы абсолютно правы, в моем случае одной веры не достаточно, - лицо Торана не выражало ничего. - А вот вера и дизраптор способны творить подлинные чудеса. Мне искренне жаль, что ваша встреча с "легендой" оказалась столь малоприятной. К сожалению, я не альтруист, не идиот и даже не идейный фанатик. Я всего лишь хочу вернуть себе то, что принадлежит мне по праву рождения - мою жизнь. Все очень легко, господин прилар, один мир - одна жизнь. Здесь мне делать нечего. Будь вы на моем месте - поняли бы.
Торан выругался.
- Не заставляйте меня говорить банальности. Помогать вы не намерены, так что вы тут делаете? Только честно, прошу. Пока только прошу.
- Я не хочу спорить ни с вами, ни с Лиратом, - мягко ответил Мори, - Хотя у меня вполне может быть другое мнение обо всем происходящем. Но это ваша жизнь, и я не на вашем месте, вы правы. Я могу только советовать и предлагать альтернативный взгляд на вещи. Именно поэтому я здесь, мистер Торан. Ну, кроме того, чтобы посмотреть на живую легенду... - приятная, но в какой-то степени профессиональная улыбка прилара, вдруг стала по-настоящему искренней, даже мальчишеской на несколько мгновений, но вскоре снова угасла, - Теперь я понимаю, чего вы хотите. И, с моей точки зрения, у вас есть три пути. Первый: вы складываете оружие и выходите отсюда сейчас со мной, сдаетесь властям, и мы все пытаемся помочь вам выбраться из этой запутанной ситуации, в которую вы попали. Если вам нужна честность, то не могу гарантировать, что этот путь исключает заключение и судебное разбирательство. Второй: я выхожу отсюда один, возвращаюсь к храму на Променаде и вызываю охрану. У вас будет время, чтобы поменять убежище, но не слишком много, и когда мы с вами встретимся в следующий раз, мы уже не будем разговаривать вот так - по-дружески и в открытую. Третий: вы пытаетесь купить себе больше времени, не давая мне вызвать охрану, - баджорец вновь оглянулся на Веспера, - но в этом случае я затрудняюсь предсказать исход дела для вас и для себя.
____________________________________________________
+ Мори Джанир, Веспер Лорн
9  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 22 05 2010, 17:09:31
12 июля 2379 года, утро
Многочисленные локации


Никогда не оставляйте лису в пустом курятнике - цыплят не попортит, а вот декорации... Торан знал толк в извращениях. И станционной географии. И прекрасно обращался с репликаторами. Любого пошиба. Сидеть, не рыпаться? Господа Брауны переоценили коммандерское чувство долга, совесть и ответственность тоже. Выживает тот, кто не побоится пройтись по трупам - скользкая дорожка, в первую очередь от крови, разумеется, зато короткая. По счастливой случайности вояж по кладбищу в ближайшие планы доктора не входил, а вот побег - не просто входил, он укладывался. В схему поведения, психологический портрет и в голову.
Сидеть сложа руки - это искусство. Аналитический склад ума не позволял коммандеру Торану мыслить категориями, превышающими простое "бьют - беги, дают - бери, оставляют одного - забирай все ценное, черный рынок любит энтузиастов". Красть в каюте Браунов было нечего, да доктор и не страдал дефицитом материального имущества. Он страдал дефицитом имущества морального. Например, Торан никогда не понимал стремления индивидуума, даже беременного индивидуума - то есть нечта в квадрате - ставить свою жизнь превыше жизни социума. Дети, говорите? Ваши собственные дети? Ох, даже нерожденные? Ну с кем не бывает... А как насчет миллиардов детей, которым не позволили родиться? Новым капитанам Арчеру, Пикарду и Сиско? Новому Кохрейну? Об этом кто-нибудь думал? Видимо, нет. Тошно и мерзко. Доктор не был человеком ни сентиментальным, ни сверх-эмоциональным, конечно, не беря в расчет редкие, но основательные вспышки ярости. Действовать он решил лаконично. И просто. Просто и броско.
Для начала шляпа.
Самая настоящая классическая шляпа, без которой пару веков назад ни один половозрелый здравомыслящий резидент планеты Земля не рискнул бы выйти из дома.
Спасибо репликатору, книжкам и голоновеллам. Шляпа получилась прекрасной.
И прическа.
Прическа должна быть длинной. Черной, блестящей и эпатирующей. В этой вселенной Кварк'с еще неровно дышит к чужой латине? Тогда прорвемся. Можно изобразить идиота. ДС славилась своими идиотами. Добрыми, злыми, умными, глупыми...  каякингом и любителями шпионских романов. Спасибо тебе, старая добрая хроника. Спасибо тебе, ромуланская паранойя...
И брови.
Если сбрить до половины, дорисовать что осталось - можно жить.
Косметические экзорцисы отняли всего-то часа пол. Убедившись, как отменно сидит на нем строгий черный костюм, шляпа и волосы до плеча, завязанные в хвост прекрасно скрывают остроконечные уши, доктор решил действовать наверняка. Одним ударом и всю вселенную. Поначалу хотелось выкрасть шаттл и махнуть на Бэйджор. Так или иначе, все началось именно там. Передумал. Связаться с Лиратом? Это хорошая идея, но Лират... слишком Лират. Говорить будет долго, настолько долго, что успеет родиться парочка альтернативных вселенных...
У доктора появился свой собственный план. Уникальный и неповторимый, то есть... "обойдемся без плана".
Покинув каюту Браунов и поднявшись на несколько уровней вверх, Торан медленно прогуливался вдоль коридоров. Скоро стыковочные пилоны. А может не стоило передумывать?
Почему бы и нет? Шаттл. И самое начало истории. Фундамент.
10  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 14 03 2010, 13:30:46
11 июля 2379 года, около 24 часов,
ДС9, множественные локации


Есть истории, которые вы никогда не станете рассказывать внукам. Эту историю Крим Реон поклялся не рассказывать никому. Частично из-за повышенного содержания порочащих его репутацию элементов, частично из-за легкой потери памяти. Голова до сих пор раскалывалась. Крим выругался. Теперь он знал, что чувствует стыковочный механизм, когда в него на всех парах врезается тяжелый клингонский крейсер. Стыковочный механизм чувствует боль. Столько боли, что пора устраивать распрадажу. Крим потер ушибленный затылок. Проводил жену, называется. "Я буду скучать, моя дорогая!" – романтично произнес он, махая ручкой уходящему в варп шаттлу. Пейзаж по ту сторону иллюминатора стал совсем черным и Крим решил, мол неплохо бы сейчас отужинать в ресторанчике, бросил последний скучающий взгляд пахотным угодьям вселенной и...
Прошло минут двадцать. Быть может, пятнадцать. Крим очнулся. Без штанов. Без дизраптора и.. без любимой выходной рубашки. "Спасибо еще, хоть белье оставили", - мрачно подумал он, затем поднялся на ноги и вызвал охрану.
– Так вы не рассмотрели нападающего? – что-то методично записывая в падд, произнес лейтенант службы безопасности. Землянин. Крим никак не мог вспомнить его имя. Инженеры никогда не любили сбшников.
– У меня нет на затылке глаз! – буркнул Реон. – Но вырубил он меня качественно...
– То есть особых примет вы не запомнили?
– Нет.
– Расу, полагаю, тоже?
– Нет!
– Хм... – сбшник задумчиво потер переносицу. – Ничего на ничего в сумме дает ничего. Что ж, спасибо, будем работать с чем есть...
– Погодите! Кое-что я все-таки знаю, – лицо Крима медленно приобретало оттенок вареной свеклы. – На нем должна быть очень красивая рубашка. С капюшоном. Сейчас расскажу...

Красный. Пожалуй, "красный" был единственным цензурным эпитетом в словесном портрете этого Франкенштейна от моды. Сам портрет - если быть объективным - без труда мог покрыть расстояние равное примерно пяти-шести парсекам. Очевидно, дизайнер-монументалист в детстве грезил строительством солнечных парусников - при ураганном шторме эта рубашка с легкостью заменяла парашют, при том десантному взводу. Ткани было много, доктор в прямом смысле терялся. А еще дырки, вернее сеточка. Сеточка, в которой без особых помех могла вполне комфортно сосуществовать стая левиофанов и - исключительно в рамках теории - развить собственную систему железно-дорожного транспорта. Доктор, скрипя зубами, надвинул капюшон до самого подбородка и свернул за ближайший угол.
Покинув место очередного преступления, Торан спустился двумя ярусами ниже, поиск свободного терминала он решил начать оттуда. Поиск осложнялся еще и тем, что каждую минуту приходилось вздрагивать - Крим наверняка вызвал охрану - а значит, нужно быть начеку. Состояние доктора чем-то напоминало состояние запасной торпеды - битва в разгаре, вроде бы о тебе все забыли, но непременно найдется кто-кто, кто со словами "эй, приятель! да у нас тут целая торпеда! вот повезло" вытащит тебя за шкирку и нажмет "пуск".
Доктор вздохнул. "Для начала, что мы имеем. История изменилась, – перечислял он. – В этом, безусловно, виноват Лират, потому что я доктор, а не путешественник во времени. Далее. Баджор вступил в Федерацию. Отлично. Хотя какое мне дело. И самое главное - я крепко влип". Ничего нового. С момента перевода на станцию доктор только и занимался тем, что постоянно куда-то влипал. Пожалуй, пора модернизировать стандартный набор федерального медика. Доктор Торан добавил бы туда весло, обыкновенное такое весло. Чтобы грести, вернее разгребать. Неприятности и их последствия.
Что-то насторожило коммандера. Ромуланская раса не протянула бы и пары десятилетий, не обладай она какой-то противоестественной гиперчувствительной сверхчувствительностью, иногда ее, чувствительность, правда, называли паранойей, что, впрочем, несущественно. Доктор обернулся. Двое федератов в желтой форме то ли инженеров, то ли сбшников, казалось, мило беседовали друг с другом и, казалось бы, совершенно невзначай то и дело поглядывали на Торана. Доктор слегка ускорил шаг. Достигнув поворота, перешел на бег. Миновав несколько длинных коридоров, Торан устало прижался спиной к стене - выдохся, перенапрягся, не до конца выздоровел. Погони не было. "Ушел", - не слишком радостно констатировал он, собираясь продолжить путь, когда дверь соседней каюты с едва слышным шипением распахнулась. Видимо, она была не заперта,  а доктор случайно активировал замочный механизм.
Надеясь, что каюта необитаема, Торан вошел внутрь и выругался. Черта с два. Необитаема, как же.
Нащупав за спиной дизраптор, коммандер приготовился дать отпор...
Не везет, так по-крупному.
____________________________
продолжение следует...
11  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 13 03 2010, 21:40:02
11 июля 2379 года, около 23 часов
ДС9, лазарет


Патрик Кэррингтон был молодым человеком 28 лет от роду, но выглядел несколько младше своего возраста. У него было открытое костистое лицо, усеянное мелкими веснушками, слегка оттопыренные уши, а прической, которая имела несчастье не понравиться доктору Торану, был ежик морковно-рыжих волос. Он гордился своей работой в лазарете, делал ее обстоятельно и ответственно и никогда не высовывался. Еще он тихо любил современные шпионские голографические новеллы – из тех, где благородные капитаны флагманских кораблей Федерации притворяются проходимцами, чтобы втереться в доверие банде торговцев крадеными артефактами, а все прекрасные вулканки на поверку оказываются не менее прекрасными ромуланками.
Больше про него сказать нечего, разве что кроме того, что всегда был благоразумен. Вот и теперь, увидев перед лицом экзоскальпель и ощутив твердую руку на своей шее, он сначала подумал: «Ну вот, только мы его вылечили… Будь он раненым, он не мог бы так сильно давить мне на кадык», а потом начал говорить:
- Лейтенант Даниэль Тэйн – глава медицинской службы… Лейтенант Вина Ориен – исполняющая обязанности главного врача…
Доктор Торан никогда не любил шпионские голо-новеллы, но в одном его вкусы с лейтенантом Кэррингтоном совпадали - Торан тоже не испытывал особого разочарования, окажись прекрасные вулканки на поверку прекрасными ромуланками, и, безусловно, ценил благоразумие.
– Премного благодарен, – вежливо отозвался коммандер, легонько, скорее по долгу службы, чем из садистского удовольствия, надавливая на кадык землянина.
Даниэль Тэйн, трилл. Его, Торана, предшественник. Вина Ориен, баджорка, исполняющая обязанности главврача. Что ж, в этой ветке реальности мисс Вина неплохо продвинулась по карьерной лестнице. Интересно, какого жизненно-важного органа лишился доктор Тэйн? Право слово! Только безумец доверит этой сумасшедшей (в сумасшествии Вины - любой Вины, целого семейства "Вин" Торан не сомневался) уход за пациентами.
– Продолжим. Где сейчас находится доктор Тэйн? Сколько времени Вина исполняет его обязанности? Звездная дата несущественна, довольно календарной. Предупреждаю. Без глупостей.
Кэррингтон постарался вздохнуть поглубже, но у него это не очень получилось.
- Доктор Тэйн взял отпуск три дня назад… Он на Ференгинаре, на съезде нумизматов… Лейтенант Вина всегда подменяет его, когда нужно… Сегодня  11 июля 2379го года… Мистер, пожалуйста, опустите экзоскальпель…
– Опустить? С удовольствием, – и кончик скальпеля уткнулся в переносицу Кэррингтона. – Надеюсь, теперь вы чувствуете себя комфортнее, потому что я еще не закончил.
Нумизмат, трудолюбивая психопатка и благоразумный медик - прямо сборище Компетентных и Незаурядных Личностей. Очаровательно. И только доктор Торан как всегда не прошел фэйс-контроль. Ах да...
– Теперь вы подниметесь на ноги, чтобы вам не было грустно - мы сделаем это синхронно. Вам нравятся бальные танцы? И мне не очень. Но постарайтесь не упасть, иначе я могу вас покалечить. Сейчас вы найдете мне фазер - о, поверьте, я в курсе: лазарет полон фазеров, затем окажите маленькую услугу и мы расстанемся друзьями.
- Н-нет! – Кэррингтон начал слегка заикаться, но в его голосе зазвучали панические нотки, свойственные героям, встающим на защиту невиновных и заканчивающих с телесными повреждениями – обычно головы и иногда даже от самих невиновных.
- Н-не надо делать гл-глупости… Просто скажите, чего вы хотите… кроме фазера…
К сожалению, Кэррингтон не понимал, что он не главный герой, а всего лишь статист.
В лазарете наступила тишина. Это была та самая крайне зловещая тишина, источником которой обыкновенно служат чьи-то до боли стиснутые зубы. Торан напрягся. Должно быть, с бальными танцами он переборщил. Рожденный ползать - летать не может, лейтенант Кэррингтон, по всей видимости, не смог бы сколотить капитал даже на рытье траншей. И что теперь делать? "Эй, сынок, понимаешь, я очень сентиментален. Я хочу домой. Мне нужна твоя одежда..." Двояко. Или "Господин Кэррингтон, искренне прошу у вас прощения, однако положение в обществе диктует статус: мой статус таков, что твое положение с минуты на минуту будет горизонтальным". Правда, был еще один вариант...
"Господи, спасибо, что ты изобрел личные дела..."
– Хм, отличная мысль. Не будем делать глупости. Но сперва ответь мне, мальчик, ты когда-нибудь слышал о Секции 31?
В гладкой поверхности консоли, за которой сидел Кэррингтон, отразились его округлившиеся глаза. Он попытался кивнуть и, как оказалось, это было ошибочным жестом – в результате медик только закашлялся.
– Значит, у тебя прекрасный слух, – Кэррингтон был идиотом в любой из вселенных, это неисправимо. Только идиот поверит, будто в Секции 31 полным-полно ромуланцев, хотя... Ладно, только идиот поверит, будто Секции 31 нечем заняться, кроме как вербовать штатных медиков ДС9, при том, похоже, в полном составе. Доктор ослабил хватку ровно настолько, насколько требуется человеку, чтобы понять - через минуту эта хватка может стать еще сильнее, или скоро наступит счастливый финал. А вот для кого счастливый - оставалось под вопросом. – Боюсь, подобных тебе туда не вербует. Лейтенант Кэррингтон - да, мне прекрасно известно ваше имя - я отпущу вас. Очень скоро. Теперь вернемся к началу. Чего я хочу? Уйти отсюда. Отсюда, то есть из лазарета. Желательно, тихо, – хватка снова усилилась. – Я могу сделать это с вашей помощью, а могу и без нее. Право выбора за вами. И еще. Возможно, я много говорю. Но действую я значительно быстрее. Ваше слово?
Кэррингтон представил, как бы на его месте поступил герой какой-нибудь из его любимых голоновелл. Его действия несомненно включали бы в себя хитрый силовой прием, быстрый перехват руки с экзоскальпелем и, может быть, даже блестящий вулканский зажим нерва. Хотя нет, если вырубить врага, то как же рассказать ему, насколько он не прав? Потом Кэррингтон осознал, что совершенно не способен ни на что подобное – потому что он еще сидит, ноги у него стоят в неправильной позиции, дышать все еще тяжело и вообще экзоскальпель находится слишком близко к его лицу. Да, он окончил Академию Звездного Флота, но это по умолчанию не делало из него супермена. Единственное, что он на самом деле мог – это неплохо делать свою работу. Кэррингтону стало себя жалко.
- Я не могу… - тихо сказал он, - Отпустить вас просто так… Как я это потом объясню?
– Вы правы, объяснить будет трудно, – сказал доктор и рукой, все еще сжимавшей скальпель, резко ударил Кэррингтона в челюсть.
"Должно быть, сломал, – еще подумал он, когда бедный лейтенант мягко рухнул на приборную консоль. – Зато, мистер Кэррингтон, теперь у вас есть не только словесные доказательства, но и физические улики".
Жаль, не сработало. Ничего, у доктора был запасной план.
Сняв комбэйдж медика, Торан, чье перекаченное транквилизаторами воображение рисовало не самое оптимистиченые картины, аккуратно пристегнул его к собственной рубашке. Так или иначе, лазарет он покинет. Так или иначе, он выяснит, какая чертовщина здесь творится. Так или иначе. Рано или поздно. Но лучше без свидетелей.
– Компьютер, экстренная медицинская ситуация, телепортировать одного к стыковочному доку 5. По моему сигналу, – отодвинув бесчувственное тело землянина, доктор ввел код транспортации. – Приступай.
А оттуда можно и пешком. До любого терминала.  Отыскать Лирата. Или не отыскать. Но лазарет он покинет. Так или иначе.
Оранжевый вихрь и доктор телепортировался.
______________________________________
...и Мори
12  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 11 03 2010, 15:54:29
11 июля 2379 года, счастливые часов не наблюдат
ДС9, лазарет


Оптические центры мозга (Торану подумалось: их несколько, при том главным образом сконцентрированных где-то в районе лопаток) пришли в движение. Броуновское. Потому что клочки информации, отфильтрованные этими самыми оптическими центрами, никак не желали складываться в нечто удобозримое; но, кажется, были совсем не против хорошенько приложиться друг об друга. А еще болела спина и голова между прочим раскалывалась. Доктор моргнул. Для страховки - два раза. Ноль эффекта. Реальность выглядела какой-то сырой, шершавой и бугристой - по ней очень хотелось пройтись лобзиком или запечь в духовке: фигурально выражаясь, реальность смахивала на полуфабрикат. Ей не хватало готовности и - опять-таки фигурально выражаясь - аппетитно хрустящей корочки. Торан закрыл глаза. Озарение - штука прихотливая. Иногда, чтобы изобрести лампочку надо век-другой отсидеть в темноте... Этакой сферической темноте; темноте, которая отрицает сам факт существования света, но с огромным энтузиазмом наломает побольше дров. Вот оно. Свет. Последнее, что доктор помнил - свет, много света и странное чувство, будто он падает на дно ямы, до краев набитой электричеством. Именно набитой - тесно, не протолкнуться и кто-то вечно норовит отдавить тебе ноги. Словом, Променад. Классически многолюдный, потом был ференги, ужасно разболелась голова, ужасно разболелось все остальное, щелкнул рубильник, мир выпал из фокуса, а потом... потом фокусы кончились, на сцену вышел конферансье и лицо этого конферансье доктор запомнил так хорошо, что мог нарисовать по памяти, с закрытыми глазами; откровенно говоря, ему не понадобились бы даже краски - портрет состоял из сплошных нецензурных эпитетов. Вина Ориен. О, прекрасная Вина Ориен! Доктор собирался подарить ей свитер - ручной работы, связанный его собственными докторскими руками. Чудесный подарок, очень символичный. Торан нахмурился. К черту шутки. Имея дело с путешествиями во времени нельзя быть уверенным ни в чем. С равным успехом Вина Ориен могла оказаться дурным сном, плодом его несомненно перекаченной транквилизаторами фантазии, а могла и... Виной Ориен. Старой доброй Виной Ориен с манифестом "убей не-баджорца - спаси генофонд" в одной руке и практическим руководством к действию в другой. Как не крути, со скальпелем женщина управлялась мастерски. Вот только на сей раз сдаваться без боя Торан не планировал.
В лазарете было темно и тихо. Стараясь не производить лишнего шума, доктор осторожно поднялся с койки. Меняются времена, меняются нравы, на теле вселенной появляются новые складки субреальности, а вот лазареты остаются неизменными. Запасная аптечка нашлась быстро. Экзоскальпель - вполне себе функциональный - доктор спрятал в рукаве, вдох-выдох, пора действовать. В соседнем помещении было так же темно и тихо. Впрочем, нет. Ну и славненько.
Человека, сидящего к нему спиной, Торан узнал без труда. Лейтенант Кэррингтон. "Что ж, прости, лейтенант Кэррингтон, ничего личного. Все равно мне никогда не нравилась твоя прическа. И фамилия, особенно фамилия".
Резким движением доктор обхватил лейтенанта за шею, крепко, не шелохнешься; левый глаз федерата на миг зафиксировал ярко-оранжевую вспышку - крошечный зловещий огонек. Скальпель действительно работал и, похоже, ему не терпелось исполнить свой профессиональный долг.
– Не оборачивайся, не дергайся, – нападая со спины, Торан все же соблюдал этикет. – Сейчас ты перечислишь мне всех сотрудников лазарета, начиная шефом медслужбы и заканчивая утилизатором отходов. Затем я тебя отпущу. Дернешься, попробуешь вызвать охрану - лишишься глаза. Гарантирую, рука не дрогнет.
Доктор вспомнил. Вспомнил: Вина Ориен носила федеральную форму, форму медика. Что до Кэррингтона - невелика потеря. Кэррингтоном больше, Кэррингтоном меньше - вселенная даже не заметит.
– Говори.
________________
в надежде на продолжение
13  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 4 : 07 01 2010, 23:43:04
Утро 18 июля 2363 года
Бэйджор, Джаланда, крыша госпиталя в кардассианском гарнизоне

 
Скиммер, кардассианская "машинка" на воздушной подушке с некоторым напряжением набрала высоту и после нескольких минут маневров приземлилась на плоской крыше особняка, превращенного в госпиталь. Висаат выпрыгнул наружу первым и с удовольствием вдохнул морской воздух - после часов, проведенных в подземелье и в замкнутом пространстве вместе с тяжелораненым, дуновения свежего утреннего ветра были действительно приятны. Пока из скиммера вылезали остальные, глинн огляделся вокруг - расположенный на маленьком пулостровке особняк был построен в виде буквы П, и оба его крыла были обращены к морю. Скиммер приземлился на крыше центральной секции и под ногами у Висаата, когда он подошел к ограде на краю крыши, расстилался небольшой внутренний двор.
Хлопнул люк, ведущий с крыши в госпиталь, и к скиммеру быстро зашагали двое солдат и худая баджорская женщина в форме медика. Висаат приветливо им помахал и сделал несколько шагов обратно к скиммеру, чтобы держаться поближе к Фремору, Лирату и Торану.
Баджорская архитектура всегда казалась офицерам Федерации несколько эклектичной. Должная в идеале служить символом единения духовного и физического, меж тем каждой своей излишне, пожалуй, артистичной, математически выверенной и художественно оформленной деталью лишь подчеркивала резонанс между камнем изваяний и, собственно, ландшафтом. Создавалось впечатление незавершенности, полноты в отсутствие детализации. По счастью, доктор Торан абсолютнейшее не разбирался в баджорской архитектуре, вследствие чего госпиталь воспринял малое… кхм, госпиталем. Наверняка таким же отвратительным, как и его дальний, вероятно, более молодой родственник с Бэйджора 8. А вот контингент и там и тут обитал, бесспорно, схожий. Кто был лучше - достопамятная мисс Вина или полсотни, две, - сколько? – кардассианцев ответить доктор затруднялся. И не спешил.
«Хм, импровизировать… – вспомнил Торан довольно ехидное напутствие лейтенанта Лорна, вглядываясь в лица приближающейся троицы. – Значит, молчать со скорбным видом. Не то. Ромуланцы скорбно не молчат. С другой стороны в плен ромуланцы тоже не попадаются. Как жаль, что у меня нет фелодезина. Итого, сейчас я должен пытаться сбежать. Плохой план. В общем, лейтенант прав. Импровизация», - напоследок решил доктор и с такой ненавистью оглядел присутствующих, с какой мог бы смотреть коммандер Д’Деридекса на двух ференги, только что свинтивших с любимого кораблика клокинг-девайс и мягкое сиденье в капитанской комнате. Словом, взгляд доктора испепелял.
Искоса взглянув на приближающихся гуманоидов, научник попытался не на ком конкретно не акцентировать внимание. «Интересно, как должен выглядеть баджорец-перебезчик? – подумал Лират. - Уж не похожим на самоуверенного полубетазоида-федерата абсолютно точно. Посему для начала подойдет несколько блуждающий взгляд.» - решил Солар и  постаравшись придать себе не слишком уверенный вид, уставился в лазурное небесное пространство, открывавшего с крыши вида.
Баджорская женщина, оказавшаяся даже скорее девушкой не намного старше Мори, ускорила шаг, заметив поддерживаемого товарищами гуманоида, но глинн Висаат властным жестом остановил ее. - С этим поосторожнее, - бросил он с таким видом, будто доктор Торан был опасным, но несомненно ценным и интересным животным, чью шкуру было бы жалко попортить больше, чем ее уже попортил первый выстрел. Медсестра испуганно метнулась в сторону Фремора и дальше держалась ближе к его раненой руке, чтобы вовремя предложить свою помощь. Солдаты не сказали ни слова, Висаат прошел мимо них к люку и, не оборачиваясь, сделал знак следовать за ним. Фремор подчинился. Под крышей, в бывшем чердачном помещении, ждали носилки на воздушной подушке и шахта подъемника, уходящая вниз.- Прошу, - глинн указал на носилки, - Помогите нашему дорогому субкоммандеру устроиться поудобнее.
- Чтобы заставить лечь, вам придется меня сперва пристрелить, - яростно бросил доктор с прежней ненавистью глядя уже на носилки. Он сам не понимал, притворство это или нет, как бы то ни было весь путь до… да что сомневаться – пыточной, Торан решил проделать самостоятельно. Ну почти. Гордость. – И именем Империи, не трогайте меня! Я пойду сам.
Бетазоид бросил лишь короткий, почти незаметный взгляд на носилки и промолчал.
- Глупо. Очень, - сквозь зубы пробормотал глинн, а потом снова оскалился в улыбке. Двери подъемника, украшенные замысловатой решеткой открылись почти бесшумно, и компания почти без препирательств кто какое место займет, вошла внутрь. На пути вниз Висаат потребовал у одного из охранников дизраптор и тщательно проверил состояние энергетической ячейки. Судя по его лицу, он был удовлетворен. Коридоры госпиталя либо не представляли интереса с архитектурной точки зрения, либо смотреть по сторонам ни у кого не было времени. Большое помещение – очевидно, местный аналог палаты, судя по рядам коек – тоже ничем не выделялось, кроме витражей на окнах, изображавших сложную вязь из листьев, цветов и птиц. Впрочем, из мест, где сегодня побывали Лират и Торан (а их экскурсия по Джаланде включала в себя хибары на побережье, подвальное коммунальное жилье малоимущих баджорцев и большое разнообразие катакомб) это было самым светлым и чистым.
- Временная остановка, - объявил Висаат, - Мы подождем, пока гал и доктор смогут уделить нам внимание. Обернувшись к Торану, он окинул его взглядом, потом посмотрел на пустую койку, аккуратно заправленную, но располагающую такими приспособлениями как смирительные ремни, и положил руку на дизраптор: - Плохо выглядите, субкоммандер. Пристрелить или приляжите на этот раз самостоятельно?
- Без ремней, - абсолютно спокойно отвечал доктор. – У меня особая форма гафефобии, ненавижу, когда меня связывают. Может случиться припадок и я совершенно случайно могу откусить себе язык. Конечно, тогда к обоюдной досаде вам точно придется меня пристрелить, но посмеяться последним я все-таки успею.
С этими словами Торан послушно опустился на койку с таким видом, будто бы не испытывал ничего прекраснее кардассианского гостеприимства.
- Должно быть сейчас я выгляжу гораздо лучше.
Согласно исполняемой роли Солару вновь было нечего добавить, к тому же на данный момент его никто не о чем и не просил. Поэтому научник просто встал рядом чуть поодаль справа от койки.
- Ты! – глинн ткнул пальцем в медсестру. Баджорка испуганно съежилась под его взглядом.- Нам понадобится успокоительное и врач. И мой подчиненный ранен.
- Сэр… - начал Фремор, но под пристальным взглядом Висаата последовал за медсестрой, которая почти бегом выбежала из палаты.
Глинн вообще тратил удивительно мало слов – окружающие реагировали на его малейшее движение, правильно интерпретировали любое изменение его лица, будто это был налаженный и отрепетированный не раз порядок.
- Я понимаю, гал Менигд занят, но он мог бы уделить больше внимания моей добыче, - ядовито бросил Висаат, ни к кому конкретно не обращаясь, - Это ценный пленник, но я все же рискну… - он нагнулся к Торану и набросил один из ремней ему через грудь, - Умерьте свой актерский пыл, - прошипел он, - иначе Я перестану играть.
Первой рефлекторной реакцией было желание дернуться. И доктор дернулся - ремень пребольно впился в еще не до конца зажившую рану. На скулах вспухли желваки. Никогда прежде доктор не чувствовал прилива такой острой, тяжелой животной ярости. Ромуланская гордость смешалась с человеческой ненавистью, больше всего доктору хотелось хорошенько съездить кардассианцу в… Только бы дотянуться. Торан стиснул зубы, нечаянно прокусил губу, ощутив во рту медный привкус крови.
- Вы не слышали? У нас, ромуланцев, позерство в крови. Можете проанализировать, - прошипел он, собираясь плюнуть глинну в лицо, но вовремя одумался. – Как-нибудь, - со снисходительной улыбкой добавил коммандер.
Полегчало.
Увидев действия кардассианца по отношению к Торану, Солар еле сдержался от немедленно возникшего порыва резко остановить Висаата. Бетазоид хотел было встать между ним и лежащим ромуланцем, слегка пошевелился, превентивно выдвигаясь как преграда, но вовремя остановился, не сделав и полшага. «Прямо сейчас жесткие меры подождут» -  охлаждая свой пыл, подумал научник.
Кардассианец хмыкнул. Федераты пока вели себя достаточно разумно, но приближались потихоньку к той грани, после которой с ними будет достаточно возни и он, Висаат, сдастся и решит, что два пленника – тоже достаточный приз для Ордена, даже если от Сферы придется отказаться.
- Теперь я справлюсь сам, - сообщил он охране и, видя признаки того, что солдат хочет открыть рот – видимо, чтобы отметить неразумность такого приказа, добавил, - Ждите за дверью. Никаких возражений.
Оставшись с федератами наедине, Висаат еще раз, внимательней оглядел палату… и понял, что они остались вовсе не наедине – некоторые койки были заняты. Распростертые тела, сдерживаемые ремнями, не были накрыты простынями, но это еще не значило, что они живы. Палата душевнобольных или покойницкая? Глинн поморщился.
- Ситуация такая, - сказал он, обернувшись к Лирату, - Мы внутри, как и планировалось. Вашему другу действительно нужен врач. А вам – нужно отправиться к Сфере.
Тотчас вспомнив свое недавнее ментальное путешествие в мир призраков и показанные сущностями, произошедшие ранее в госпитале события, бетазоид был почти уверен, что кардассианского врача им дождаться уже не суждено. Ведь, скорее всего при столь тесном и продолжительном контакте с неисправным артефактом псевдо-ученый превратился в одного из призраков, так же как и все прочие живые существа, ставшие невольными участниками его экспериментов. Однажды, как только глин появился в святилище, Солар уже попытался донести до его разума эту информацию, но тогда кардассианец не послушал, скорее всего - не послушает и сейчас. Пока не увидит собственными глазами.
- Мы не куда не пойдем без него, – сухо отрезал бетазоид, кивнув в сторону Торана.
Перспектива остаться в этой богадельне в полном одиночестве доктора не радовала. Нет, соседство с трупами, идиотами, полоумными, садистами и прочими представителями касты, которую про себя доктор прозвал ласково «социум», Торана отнюдь не радовала. Как бы высока не была его собственная потребность в профессиональном медике, коммандер сам по-прежнему оставался профессиональным медиком, а значит, при случае мог оказать помощь не только себе, но и другим. Плюс очень уж заманчиво выглядел шанс ненароком свернуть Висаату шею.
- Прошу прощения, господа? Вы планируете оставить меня здесь? Ценнейшего пленника? Мне кажется, или блестящий план несколько потускнел?
- Вы заигрались, господа, - неожиданно мрачно ответил глинн, - Мой вопрос может показаться вам несколько диким, но… Чего вы вообще хотите? Отвечайте быстро и, по возможности, коротко.
- Сфера неисправна, необходимо починить артефакт. У меня достаточно знаний и есть средство. Затем мы сможем отправиться домой, – с кажущимся спокойствием ответил Солар. Одновременно с этими словами научник правой рукой приоткрыл сумку с инструментами, любезно переданную ему ранее инженером.
- В таком случае, мы идем и «чиним» Сферу. И не таскаем за собой тяжелораненого «ценнейшего пленника», - кавычки в голосе кардассианца были слышны прекрасно, - Это слишком подозрительно, разве что мы заскочим по пути в приемную гала, где с господином Таэлом потолкуют по душам. Есть и другой вариант – я приношу Сферу сюда. Возможно, у вас есть вариант лучше?
- Приносите, и немедленно, - кратко ответил Солар. «Выживет, да и призраком стать, скорее всего не успеет» - добавил бетазоид уже про себя.
Висаат недовольно поморщился, но достал свой коммуникатор и бросил на соседнюю с Тораном койку.- Не хочу оставлять вас без связи и моего присмотра. Но учтите, охрана все еще остается за дверью, и у них к вам отношение не то, что у меня. Развернувшись на каблуках, он зашагал к выходу из палаты.
____________________________________________
+ Мори Джанир, Лират Солар
14  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 4 : 07 01 2010, 11:51:17
Раннее утро 18 июля 2363 года
Бэйджор, Джаланда, летящий скиммер.


Блаженны робкие, ибо обретут они землю, точнее могильный участок. Добыча, красавицы, слава и медали перепадают парням с самыми тяжелыми дубинами, людям труда умственного остается пожинать плоды – чаще всего из-под кнута и, разумеется, в приказном порядке. Доктор Торан никогда не испытывал особой страсти к физическому труду, помня, что физический труд есть ничто иное как первый шаг на пути к – простите, из диагноза слов не выкинешь – грыже. И это можно считать везением. А доктору Торану не везло никогда и не при каких условиях; порою коммандеру начинало казаться, что природа сотворила его лишь потому, что кому-то обязательно приходиться брать на себя все грехи мира, иначе запустится программа самоочистки и начинается «совсем другая история». Брать на себя все грехи мира Торану не хотелось, да, собственно, и не получалось – а вот получать по лицу (в живот, в грудь, по рукам – тоже бывало) – это всегда пожалуйста. Торан прикрыл глаза, чувствую затылком металлическую жесткость переборки. Он не был уверен, сидит сейчас или лежит (впрочем, второй вариант казался очевиднее), как и не мог с точностью сказать, сколько времени длится полет. Думалось, целую вечность. А еще скиммер трясло. Хотя с таким же успехом могло трясти и самого доктора, все-таки изрядная потеря крови (грубая перевязка давно пропиталась зеленым; влажная и теплая, липла к коже) давали о себе знать. Ни за кардассианцами, ни за Мори, ни за Лиратом, ни тем более за лейтенантом Лорном доктор не следил – он следил за куда более важными вещами, а именно – за временем.
- И долго нам еще лететь? – хриплым голосом спросил Торан, не особо надеясь на честный ответ.
Обязанности управления транспортным объектом были возложены на инженера. Раз уж ему придется подстраховывать остальных с помощью скиммера – совсем не помешает научиться с ним справляться. Новый опыт давался непросто, но с бдительным Висаатом за правым плечом райзианцу удавалось почти избежать проблем с пилотированием. Несмотря на явную перегрузку, машинка отлично слушалась, и старалась, как подумал Веспер, изо всех своих сил идти поровнее. Тем не менее, отвечать на реплики, и вообще прислушиваться к происходящему за спиной он был не в состоянии.
Но научника этот вопрос занимал мало, на данный момент важнее было было стабилизировать состояние раненых. Первым, конечно, ромуланца. Балансируя от периодических толчков летательного средства Солар извлек из потаенного отсека аптечку и подошел к  Торану.
- О времени лучше спросить пилота. Я же подрядился временно поработать медбратом. - Бетазоид открыл аптечку и вопросительно взглянул на доктора.  - Кордразин?
- Пилота я и спрашивал, но счастливые часов не наблюдают, - доктор на миг подумал, как должно быть счастлив был райзианец компании молодой баджорки. -  От кордразина я, пожалуй, откажусь, а вот если найдешь бутылку канара – выпью с удовольствием, потому что прежде, чем зашивать – ты будешь резать. Да, все правильно. Края раны должны быть чистыми, придется сперва удалить частицы форменной ткани и лишнюю кожу. Что делать дальше – я скажу.
Доктор заранее поморщился. Нет уж, зерна от плевел положено отделять. В докторов не стреляют – это закон, но войне закон не писан.
- Так есть канар? И бери экзоскальпель.
Научник вернулся к отсекам, чтобы проверить наличие канара. К счастью искомый напиток был немедленно найден.
 - А вот и требуемый канар. - снова подойдя к Торану с бутылкой в руке и начав второй доставать экзоскальпель, ответил Лират.
Вообще-то, просьба о канаре была шуткой, но коммандер не мог отрицать радостного предвкушения, с которыми принял бутылку; восьми глотков для начала было достаточное – хмель ударил в голову резко; впрочем, недостаточно сильно, чтобы притупить чувство тревоги. Солар мог быть прекрасным научником, но доктор из него явно никудышный. Собственно, никудышными Торан считал всех докторов, кроме себя. И тем не менее…
- Глубоко не режь. О ромуланской физиологии что-нибудь слышал? Наверняка. О человеческой? Наверняка. А теперь сложи картинки вместе и получусь я. Удачи.
Доктор стиснул зубы. Говорить дальше не было смысла.
- Приступим.
Молча и несколько удивленно проследив за распитием напитка, Солар слегка улыбнулся, а затем незамедлительно и вместе с тем крайне осторожно приступил к операции.
________________________________
+ Лират Солар, Веспер Лорн
15  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 4 : 23 12 2009, 00:26:47
17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Тренированный мозг Висаата несомненно уже был подготовлен к противодействию телепатическому вмешательству бетазоида, особенно, после того как кардассианец предварительно просканировал инопланетян, скрываясь от последних за выступом пещеры ведущим в святилище. Посему Лират натолкнулся на серую, словно шлифованную, каменную стену, препятствующую чтению мыслей, непроницаемую и холодную, сравнимую с многовековой толщей пластов пещер Джаланды. Солар тотчас же представил, что у него в руках возникла фазерная винтовка, установленная на полную мощность, крушащая силой своего узконаправленного луча любые каменные пласты. Но порода поддавалась с трудом…
Впрочем, отчасти цель вмешательства была достигнута – Висаат кратковременно замер, сосредоточив все свое внимание на действиях научника.
Этих непродолжительных мгновений с лихвой хватило для того, чтобы дизраптор кардассианца оказался в руках инженера.
Заметив, что основная доля опасности тем самым миновала, Лират решил далее не вмешиваться, и наконец-то обернулся к Торану, чтобы уделить внимание более насущной проблеме – определить степень тяжести физического состояния  раненого ромуланца.
...кровь оглушительно ударила в уши, спазматически дернулся, уже бессознательно, по инерции организма, не готового смириться с болью, раз-второй, замер. В кадык словно ударило тяжелым бревном, дыхание перехватило, голова гудела. Нет, не смертельно, что вы совсем не смертельно. Просто дырка в груди, считайте украшением. Кровь вытекала лениво, словно бы нехотя тяжело набухал зеленым форменный китель. Оглушение, говорите? Как бы не так. Кардассианцы не мелочатся. Доктор, задыхаясь, раскрыл рот, попытался сглотнуть слюну, хорошо бы потерять сознание – так спокойнее, никакой вам муки, никакого страха. Больно не было, просто удивление. Торан широко распахнул глаза, с минуту пристально вглядывался в шероховатый потолок пещеры, потом пальцы судорожно схватились за полы кителя. Разорвать, посмотреть, убедиться. Не сердце, разумеется, какое сердце. Оно ниже. А вдруг легкое? Дышать было тяжело. Он заметил Лирата.
- Что там? – тихонько проговорил он. – Что?
И, продолжая сжимать рану, тупо уставился на бетазоида. Ожег? Поверхностный? Да, безусловно. Но чтоб вам всем не вылезать из копий Рема – больно.
Cолар отбросил в строну ставший уже не нужным железный прут, освободив тем самым обе руки для дальнейших действий. Затем наклонился к Торану и осторожно, но вместе с тем стремительно порвал китель ромуланца, ровно настольно, чтоб рана доктора стала видна целиком. Взглянув повнимательнее на повреждения, насколько это представлялось возможным в полумраке святилища, бетазоид не смог скрыть от раненого удивленного и вместе с тем несколько обеспокоенного взгляда.
- Исцеляющий взгляд? – усмехнулся Торан, разглядывая научника. – Кажется… не сработало.
Доктор хмыкнул и, как бы неприятна ни была мысль диагностировать собственное ранение, осторожно, кончиками пальцев прощупал, исследовал, проанализировал рану. Вздохнул. Если не схлопотать заражение, выживет. Но… медикаментов не было, и аптечка осталась неизвестно где. А, значит, плохо. Вот что значит. Да что ж такое? Всегда он. Первым. Торан скривился. Невесело. Про кардассианцев он уже не думал, в глазах поплыло. Была бы рана ножевой – можно зашить, а так…
— Помоги китель снять, порви… Умеешь делать примочки? А теперь без раствора. Скрути ткань и приложи к ране, вплотную. Перевяжи. Очень туго. Как можно туже.
Кровь медленно вытекала. Нет, не смертельно. Что вы. Просто больно и лечить некому.
Заслышав негромкий монолог Торана Лират про себя слегка усмехнулся, но только лишь про себя, показывать ромуланцу своей усмешки научник не стал, не время было сейчас даже для малой доли сарказма. Бетазоид мгновенно снял верхнюю рубашку, выданную ему для маскировки юной баджоркой перед их походом в святилище, оставшись вновь только в своей форменной, и принялся немедленно выполнять указания доктора. Научник все так же молча и осторожно  приподнял раненого, помог снять тому китель, затем осуществил, как и было последним проинструктировано - перевязку, предварительно разорвав рубашку на импровизированные бинты и скрутив жгут.
- Сегодня плохой день для смерти. – закончив лечение и постаравшись придать тону голоса спокойствие заключил Солар.
- Для жизни тоже не очень удачный, - сухими губами произнес Торан. Он совсем не понимал, правильно ли следовал инструкции Лират, либо повел себя дилетантом, но это тот самый случай, когда познается друг. Не смотря на все перепалки, на все саркастические реплики, в Соларе доктор не сомневался, значит, можно попытаться вздохнуть спокойно. Выдержит. Все выдержат. – А дальше что?
Лират оглянулся по сторонам и поднял с пола фляжку с остатками воды, оброненную ранее инженером. Затем поднес живительную влагу к губам Торана.
- Я не доктор, но порекомендовал бы покой. Хотя бы на некоторое время. – ответил бетазоид на вопрос ромуланца.
- Спасибо, - сквозь сдавленную улыбку произнес Торан, принимая флягу. – Но, как же вселенная? Как же возвращение домой?
- Пожалуйста, - кратко ответил Солар. Затем бетазоид выпрямился и как бы отвечая Торану, перевел взор на инженера, пытавшегося в тот момент увещевать и остудить баджорку которая все еще пылала нестерпимым желанием прикончить кардассианца.
- Дом и вселенная для начала подождут разрешения данной ситуации.
- Вселенная подождет? Никогда еще не чувствовал себя таким важным. Вселенная подождет - коммандер чувствовал, как проваливается в глубокую, вязкую, мерзкую такую тьму. Темную, очень. – Жаль, что не меня…
________________________________
Лират Солар, Торан
Страниц: [1] 2 3 4
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS