* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
14 Декабря 2017, 01:27:14 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 17:00
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 29 Ноября 2017, 11:44:56
3 сентября 2384 г., утро
Лазарет


После презентации Тенек занялся запланированными с вечера делами. Совсем уж ежесекундно находиться на людях не получилось, но он постарался свести минуты одиночества к минимуму. Не так их было и много: он отнёс трикодер на «Анадырь», скопировал с компьютера в медотсеке свежую медицинскую информацию (начиная со старта регаты) и перебрался в лазарет, чтобы внести новые данные в медицинские карты. Он и так с этим затянул, но что делать, если убийство коммандера и требования товарищей насчёт безопасности самого Тенека смешали все планы?
В одиннадцатом часу утра в дверях лазарета снова появилась Акрита. Вид у нее был задумчивый и немного растерянный, как довольно часто в последние дни. Увидев, что Тенек работает, она нерешительно остановилась на пороге.
Услышав шаги, Тенек поднял голову и выжидательно посмотрел на Акриту. Андорианка топталась на пороге комнаты, и вулканец заговорил сам:
– Входите, мисс Акрита. Случилось что-то непредвиденное?
- Простите, что отвлекаю, - Акрита подошла ближе. – Нет, ничего такого не случилось, просто я…
Она нахмурилась и заговорила тише:
- Тенек, вот вы ведь сами говорили, что бездействие иногда может оказаться большой ошибкой. Вероятно, я зря беспокоюсь и ничего в этом не понимаю, но мне кажется, что с нашей новой коллегой что-то странное. То ли она перенервничала со всеми последними событиями, то ли не совсем здорова. Но мне особенно странно то, что она ведь вроде как врач, и почему-то ничего с этим не делает…
– Ещё восемь с половиной минут, и я буду готов выслушать вас, подождёте?
- Да, конечно, - охотно кивнула Акрита.
На самом деле, ей хотелось бы поставить Тенека в известность о состоянии Тенмы тоже, но, в отличие от Делас, кардассианцу она обещала, что никому не будет говорить. С другой стороны, вулканец ведь и так все знал, Акрита теперь не сомневалась в том, что та медицинская тайна и есть факт его нечистокровного происхождения. Именно обдумыванию этой дилеммы андорианка посвятила отведенные ей восемь минут ожидания.
Тенек закончил быстро, как и обещал, и выйдя вместе с Акритой из лазарета попросил её всё обстоятельно рассказать.
– Как я понял, вы говорите о мисс Делас, – уточнил он. – Если вы заметили что-то, указывающее на неё нездоровье, я хотел бы знать это и во всех подробностях.
- К сожалению, я не очень разбираюсь в таких вещах, - кивнула андорианка, нахмурилась, пытаясь вспомнить подробности и то, что могло оказаться важным. – У нее часто дрожат руки, и двигается она иногда как-то… не так, как все. Как будто ей трудно или что-то в этом роде. Сначала я думала, что это из-за нервов, может, так оно и есть, мне раньше вообще не приходилось общаться с ромуланцами, до прилета на эту станцию. Вчера во время разговора она закашлялась, и это тоже мне показалось странным. У нее ведь своя аптечка на все случаи жизни. Или это действительно особенность ромуланской физиологии?
Про ссадины на руках Акрита рассказывать не стала, тем более что их как раз Делас вполне качественно залечила.
– Это совершенно точно не особенность ромуланской физиологии, – покачал головой Тенек, – у здоровых ромуланок, как и у здоровых вулканок, руки не дрожат, и кашель тоже не является обычным делом. Вы не заметили, мисс Делас пользовалась какими-нибудь медикаментами? Её аптечка просто есть у неё в багаже, или мисс Делас достаёт и держит под рукой какие-нибудь лекарства?
- Достает, и держит, - не вполне уверенно согласилась Акрита. – Я видела у нее гипоспрей сегодня утром, скорее всего она им пользовалась, но я не спрашивала, конечно. Я подумала, вдруг ей нужно что-нибудь из лекарств, предложила достать в нашем лазарете, но она сказала, что у нее все есть. А это вообще… из-за чего так может быть?
В лице Акриты даже без знания андорианской мимики читалась тревога. Конечно, она знала одно обстоятельство, которое могло очень сильно расстроить Делас и, теоретически, довести ее до нервного срыва или чего-то в этом роде, но это уже было настолько личное, что о таком вовсе не хотелось говорить за глаза.
Тенек снова покачал головой:
– Я не знаю, слишком много вероятностей. Но я приму ваши слова к сведению, и, если это окажется возможным, постараюсь оказать мисс Делас посильную помощь.
Вулканец внимательно посмотрел на Акриту. Андорианка была очень возбуждена. Для вулканца вся эта ярковыраженная мимика, да ещё и с «жестикуляцией» антенн была примерно так же информативна, как монитор с пятидесятипроцентными помехами. Осознав, что он снова потерпел поражение в попытке разобраться в бурных эмоциях, Тенек решил спросить прямо:
– Вы взволнованы. И я не могу идентифицировать характер вашего беспокойства. Это из-за мисс Делас? Или у вас какие-то собственные затруднения?
- Из-за нее, да, - вздохнула Акрита.
Она только сейчас вспомнила, что Тенеку трудно интерпретировать проявления эмоций и оценить их важность в данной ситуации. Отчасти она сама его понимала – ей тоже приходилось сталкиваться с тем, что с ходу не определишь, действительно ли у человека что-то случилось, или он просто привык на все бурно реагировать. Сейчас, на самом деле, она была рада, что вулканец спросил прямо. Попытка ответить ему стала бы и для нее возможностью понять настоящую причину.
- Нет, собственных затруднений у меня нет, - Акрита еще пару секунд формулировала мысль. – Просто понимаете, я в определенной степени вижу свою вину перед ней. Она ведь тоже эмоциональная, она чувствует, как к ней относятся окружающие, и после всего, что случилось на регате, я не могла совсем не обижаться на нее и сразу сделать вид, что ничего не было. Но на самом деле, вчера вечером и сегодня утром она показала себя с хорошей стороны, адекватной, интересной личностью, она хочет, чтобы с ней дружили и жалеет, что не может это доказать. Я ей сказала, что буду относиться к ней, делая выводы из настоящего, а не из прошлого. Что любые ошибки можно исправить. Не знаю, насколько это ее утешило. Ну и еще у нее, видимо, в личной жизни что-то не ладится, - андорианка опустила голову. – И Тенма ее чем-то успел обидеть. В общем, мне кажется, из-за всего этого, и из-за внезапного переезда она действительно могла переволноваться, и в таком случае я отчасти виновата в ее самочувствии. Но я честно не знаю, как ей помочь. И еще она сказала, что вы ее почему-то терпеть не можете. Наверное, тоже из-за регаты.
Теперь, когда Акрита высказала терзавшие ее мысли, она успокоилась и смотрела на Тенека почти с надеждой.
– «Терпеть не могу»? – Тенек повторил эту формулировку в явном недоумении. – Мисс Делас – не голод и не жажда, чтобы её терпеть. Как я уже говорил, ромуланская леди очень импульсивна, к тому же у неё, кажется, избыточно развита фантазия. Я объективно оцениваю её прошлые поступки и так же объективно собираюсь оценивать будущие. Как вы понимаете, такая оценка целиком и полностью зависит от самих поступков.
Пару секунд Тенек подумал, не будут ли следующие его слова нарушением данного Ракару обещания молчать, и решил, что не будут: то сканирование, которое Тенек сделал на «Амазонке» отнюдь не было секретным.
– Не думаю также, что вы являетесь причиной нездорового состояния мисс Делас. Я сканировал её во время регаты, и обнаружил, что её жизненные показатели находятся возле нижней границы нормы. В любом случае это состояние началось задолго до значимого общения с вами.
Акрита снова вздохнула. Почему-то некстати вспомнилась Квинтилия, которая уверяла, что у нее все под контролем, тогда как… Андориака отогнала эту мысль, но все-таки спросила:
- А если она считает, что такое состояние нормально? Мне кажется, лечить ее в любом случае будет непросто, вряд ли она решится в ближайшем времени нам доверять. А про поступки я ей сказала тоже самое, что и вы. Надеюсь, мы все-таки сможем ее убедить в этом.
– Если бы она считала, что её состояние нормально, не держала бы под рукой медикаменты, – возразил Тенек. – Скорее, она не доверяет нам, точнее мне, и считает, что раз она – медик, то сама сделает всё необходимое. Она неправа. В серьёзных случаях даже медик не должен лечить себя сам, во всяком случае – делать это в одиночку. Слишком велик риск потерять объективность, даже у вулканцев.
- А может быть, это еще из-за смены климата? – предположила Акрита. – Все-таки у них на Кардассии жарко и влажность другая была. Как вы думаете, Тенек, стоит мне с ней поговорить про это? И как вообще нам себя вести? Я понимаю, тут все связано с эмоциями, но если честно, предсказать ее реакцию мне в данном случае не легче, чем вам. И еще мне кажется, что недоверие ее относится не только к вам, ведь вы не единственный медик на станции, она могла бы просто прийти в лазарет или обратиться к медсестрам. Конечно, возможно, она просто не успела еще…
– Я думаю, вам не стоит слишком давить на неё с расспросами, это только усилит недоверие, – предположил Тенек. – Было бы хорошо, если бы вам удалось расположить её к себе. Возможно тогда она согласится с вами поговорить. Мои шансы на это исчезающе малы.
- Понимаю, - Акрита понуро опустила антенны. – я попытаюсь. Но вы тоже как-нибудь… хотя бы понаблюдайте, насколько можно, хорошо? Я ведь совсем не разбираюсь в этом и могу не отличить повышенную импульсивность от чего-то серьезного.
– Я понаблюдаю, – пообещал Тенек, – но надо оценивать ситуацию реалистично: мисс Делас навряд ли обратиться ко мне за помощью. И дело здесь не только в том, что я слишком прямо и откровенно дал оценку её действиям во время регаты: мисс Делас очень похожа на тех ромуланцев, которые рассматривают вулканцев как ущербную, низшую расу. Я хотел бы, чтобы это не подтвердилось, но следует учитывать, что у себя дома именно это каждый ромуланец слышит о нас с незавидным постоянством. Неизвестно даже, кто стоит ниже в их расовой иерархии – ремане или мы.
- Наверняка, к другим расам у них общепринятое отношение не намного лучше, - невесело усмехнулась Акрита. – Видимо, Ракар в этом плане совсем нетипичный ромуланец. Спасибо, Тенек. Будем вместе пытаться, может быть, хотя бы в рамках проекта мы как-нибудь сможем победить такие предрассудки.
Она подумала о том, что их проект, пусть не глобального масштаба, без перспектив влияния на политику государств, станет бесценным и неоценимо важным, если на его счету окажутся спасенные жизни. Хотя, конечно, бывают ситуации, когда ничего нельзя сделать даже объединившись и доверившись друг другу, и на такую вероятность Акрита тоже не могла закрыть глаза, особенно после того, что случилось с коммандером Мори.
- Тогда не буду больше вас отвлекать. И рада, что пока наши опасения касательно нападения на вас не подтвердились, - андорианка чуть улыбнулась, на этот раз совершенно искренне.
– Вы не отвлекали, – серьёзно ответил ей вулканец. – Это относится к моим прямым обязанностям, и я думаю, что ваша информация очень важна.
Акрита задумчиво покачала головой.
- Хочется верить, что так, - сказала она. - До встречи на собрании, Тенек. Спасибо вам.
– Не стоит благодарности. Увидимся на собрании.

_______
с Тенеком
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 24 Ноября 2017, 14:56:22
3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Акрита слушала Тенму сначала с полным непониманием, и лишь к концу его монолога до нее стал доходить смысл сказанного. Она и представить себе не могла, что в их обществе существуют такие сложности и предрассудки касательно чистоты расы, и от всей души надеялась, что Тенма все-таки преувеличивает. Она согласно кивнула Делас, когда та обратилась к ней за подтверждением. Для нее самой происхождение вовсе никак не влияло на отношение к кому бы то ни было, но если уж для карьеры и будущего Тенмы нужно сохранить этот факт в секрете, то конечно она так и сделает.
- Разумеется, мы никому ничего не скажем, - несколько смущенно произнесла она, не расслабляя, впрочем, своего грозного вида. – Но, может быть, все не так страшно? Внешне ты выглядишь обычным кардассианцем, и если до сих пор никто ничего не знал, то пусть и дальше так будет.
Тенма затравленно посмотрел на Акриту.
-Я не могу жить ложью! Мне бы пришлось постоянно оглядываться через плечо, ожидая удара в спину, и следить за каждым своим шагом. Это даже не мое настоящее лицо! И я даже не знаю, смогу ли сохранить его без постоянного вмешательства доктора Глессина! - Тенма схватился за голову, - Делас, ты видела доказательства… Значит, все те случаи за много лет, когда доктор лечил меня, погружал в сон, а потом я не помнил несколько часов - это были операции, когда мое лицо и тело перекраивали до неузнаваемости, превращая в красивую куклу для удовлетворения амбиций моего отца… Это отвратительно….
Тенма завалился на бок и зашелся в новом рвотном позыве, но его желудок был уже пуст.
На мгновение на лице Делас появилась эмоция, похожая на жалость, но не задержалась там надолго.
- Хорошо, пусть так. И… что ты собираешься теперь делать? Ну кроме того как пить и громить каюту, - ромуланка выразительно обвела взглядом следы бурной ночи. – Если ты продолжишь всех настраивать против себя и наживать себе врагов, как уже сделал со мной, это тебе не поможет.
Тенма повернул голову и посмотрел на ромуланку, затем вытер рот. Его лицо было мокрым от слюны и пота, а темные волосы в полном беспорядке.
-Делать? Не волнуйся, тебе больше не придется беспокоиться обо мне и о том, что мое лицо каждый день будет напоминать тебе о случившемся. Я сделаю то, что делает любой бастард без рода и племени - отправлюсь в Пустоши и наймусь на первый попавшийся корабль.
Делас встретилась взглядом с Акритой, а затем медленно поднялась со своего места.
- Отличный план, - фыркнула она. – Ты ведь не думаешь, что я брошусь тебя останавливать, правда? Может быть, ты смог вызвать у меня жалость, что получается не у каждого, но будь я на твоем месте… да я была бы счастлива, если бы моя мать была кем угодно другим! Хоть вулканкой, хоть теллариткой, лишь бы не тем, во что она меня превратила! - выпалила она, решительно направляясь к двери. – Акрита, идем, похоже, этот разговор закончен! 
Акрита не знала, что сказать – ни Тенме, ни Делас, но чувствовала, что просто так оставить все это нельзя. На ее глазах происходило что-то, противоречащее всем ее представлениям о цивилизованном, сознательном обществе, и всей глубины проблемы она понять по-прежнему не могла. Но и оставить вот так – тоже. До сих пор ей не приходилось лично общаться с Тенмой, однако сейчас явно было не время для любезностей, и Акрита сама не заметила, как вслед за Делас перешла на "ты".
- Послушай, Джез, а давай сейчас не будем решать все сразу? – начала она, стараясь говорить с максимальной убежденностью. – Прямо сейчас тебя никто не судит, ниоткуда не выгоняет, не преследует, наоборот, я уверена, что здесь, в проекте, никто не будет тебя презирать за то, кем и как ты родился. Твоей вины в этом нет! До сих пор тебя все уважали и дружили с тобой, не из-за твоего происхождения, а из-за того, как ты с нами общался, как поступал, и поверь, очень много таких и людей, и не людей, которым абсолютно все равно до твоих генов! И тебе обязательно найдется достойное и интересное место в жизни. Пусть не так, как представлялось тебе и твоему отцу. По-другому. Но найдется, я уверена. И будут те, кто захочет с тобой дружить, и любить тебя, со всем этим. Да и сейчас они есть! Вот мы все, - она покосилась на Делас, но убежденности не сбавила. – мы все готовы считать тебя другом совершенно не глядя ни на твои гены, ни на лицо, ни тем более на что-то, что делали твои родители. Если не веришь мне, спроси у всех. У каждого. У Освальда, у Ракара, у М'Коты… У всех! Приходи на собрание, в 12, это уже скоро. Пожалуйста.
- Нет, Джез Тенма, не готовы, - жестко сказала Делас, останавливаясь у двери. – Но не из-за того, что ты наполовину баджорец, а из-за того, как ты повел себя со мной.
-Делас права, - негромко сказал Тенма, встретившись взглядом с девушкой, - Все сложно. Скажите на собрании, что я не приду, чтобы меня не искали. Я… нет, не я, а благородный гил Тенма - приехал сюда, чтобы представлять в проекте свое государство. Чтобы Федерация, Ромуланская и Клингонская империи получили из этого пользу и научились общаться с представителями Кардассианского союза. Но бастард Джез - не кардассианец, он больше не может официально никого представлять. Мое присутствие в проекте не имеет смысла, потому что мы все здесь ради важной и конкретной работы, а не для просто приятного общения и дружбы.
- В таком виде ты точно никого представлять не можешь, - фыркнула Делас. – Приведи себя в порядок! Кардассия и без тебя уже достаточно дискредитировала себя на этой станции. Хорошо, мы передадим, что тебя не будет, - кивнула она и проговорила уже чуть менее враждебно: - Но лучше тебе самому поговорить с координатором. Иначе она снова поднимет нас на ноги и заставит искать тебя по всей станции.
Акрита повернулась к ромуланке и серьезно посмотрела на нее.
- Делас, но ведь ты тоже повела себя плохо с нами. И тем не менее это не значит, что никто и никогда не назовет тебя другом. Это все можно исправить, можно начать вести себя иначе, и тогда относиться тоже будут иначе.
Затем перевела взгляд на Тенму:
- Одна из главных задач нашего проекта, если не самая главная – это дружба. Общение и совместная работа. Причем не с какими-то конкретными лицами с хорошей родословной, а со всеми, это важно для будущего всего Квадранта. Находить взаимопонимание и помогать друг другу, а не просто "официально представлять". Конечно, Джез, если ты и дальше будешь вести себя так, как поступил вчера с Делас, то с тобой дружить не будут. Но ты же можешь и по-другому! Так что да, приводи себя в порядок, и, все-таки, приходи на собрание. Так будет лучше для всех, а дальнейшее как-нибудь решится.
Тенма тоже посмотрел на ромуланку:
-Она это серьезно? - он кивнул в сторону Акриты, - Федераты иногда такие… наивные. Я поговорю с координатором, позже. А чтобы тебе поверили на собрании, можешь вернуть ей это…
Тенма потянулся к своему карману, достал золотистую федеральную дельту и бросил ее ромуланке.
- Боюсь, что серьезно, - губы Делас скривились в улыбке. Она не смогла поймать дельту, и та упала к ее ногам. Ромуланка нагнулась и подняла металлический предмет, уже второй раз за два дня оказавшийся у нее.
Делас нажала на кнопку открытия двери, поудобнее перехватила свою аптечку и кивнула андорианке:
- Идем.
Дверь не сработала, створки так и остались в полуметре друг от друга, как их ранее раздвинули Делас и Акрита.
-Я ее вроде как сломал, - предупредил молодой человек.
Акрита вздохнула, грустно посмотрела на кардассианца, покачала головой и пошла к двери вслед за ромуланкой. Да, она была наивной, но не стыдилась этого. А еще она признавала, что существуют вещи, которые невозможно доказать – ни хитростью, ни наивностью, их может открыть и расставить по местам только сама жизнь. Она сомневалась в том, что может сейчас сказать еще что-то важное и правильное, но очень надеялась, что кто-нибудь из товарищей или советник Рилл – сможет.
Делас обернулась через плечо, внимательно глядя на Тенму, кивнула своим мыслям и вышла коридор, пропустив Акриту вперед. Она шла намного медленнее андорианки – то ли специально, чтобы держать дистанцию, то ли потому что не могла быстрее.

________________
с Делас и Тенмой
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 24 Ноября 2017, 14:55:36
3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Они стояли перед уже знакомой Делас дверью, и ромуланка едва могла справиться с волнением – она отчетливо помнила, как вчера бежала отсюда и слышала за спиной звуки бьющегося стекла. Если бы не Акрита, она бы, наверное, уже давно развернулась и пошли прочь – идея подготовить план мести в тишине своей каюты нравилась ей куда больше. Но андорианка была здесь, и Делас не могла проявлять слабость или трусость. Поэтому решительно позвонила в дверь, пытаясь унять дрожь в руках.
- Не нервничай, все будет хорошо, - прошептала Акрита, тоже подходя вплотную к двери. – Мы же на федеральной станции, тут помощь обычно является быстро, если что.
Когда Акрита вплотную подошла к двери, она заметила, что дверь закрыта не полностью - между створками был небольшой зазор, в котором застряло что-то, не дающее двери закрыться. Приглядевшись, Акрита поняла, что это был черепок чашки.
- Странно, - сдвинув антенны, произнесла андорианка, пока на звонок еще никто не ответил. – Следы погрома?
Она указала Делас на осколок, застрявший в двери. В одно мгновение у нее промелькнула мысль о том, что все, они опоздали, на Тенму напали второй раз, подозрения Ракара оправдались, только какой теперь от этого толк… Она просунула ладонь в щель между створками, чтобы, если что, открыть дверь силой.
- Погрома? Можно и так сказать, - мрачно подтвердила Делас и вновь нажала на звонок.
Стоящая ближе к щели в двери Акрита не услышала ни звонка, ни голосов из комнаты.
- Мне кажется, нужно действовать, - тихо, но решительно сказала андорианка. В этот момент она пожалела, что с ними нет Ракара или Тенека.
- Эй, - крикнула она в щель между створками. – Там кто-то есть? Джез Тенма!
Из-за двери донеслось слабое ворчание, в котором с большим трудом можно было разобрать: “Уби...райтесь вон…”
- Так я и думала, - Делас закатила глаза к потолку и обернулась к Акрите, поясняя: - Он пьян. Как и вчера.
- Понятно, - покачала головой Акрита. По крайней мере, Тенма был жив, и у нее отлегло от сердца, когда стало ясно, что происходящее – это последствия пьянки, а не нападения с убийством. – И что будем делать? Мне кажется, разговаривать с ним сейчас бессмысленно.
- Открываем, - вздохнула Делас. – Ты можешь сбегать в нашу каюту и принести мою аптечку? Она на столе.
- Угу, - согласно кивнула Акрита. – Сначала откроем, или как?
- Да, я одна не справлюсь, - Делас критически соизмерила свою силу и дверь. А потом иронично посмотрела на андорианку, точно проверяя ее: – Или мы можем уйти, потому что это не наше дело, а разговора все равно не выйдет.
- Просто уйти было бы нехорошо. Без чьей-либо помощи он к собранию не протрезвеет, поэтому вариант либо сделать что-то самим, либо сообщить сотрудникам станции. Уж лучше самим.
Акрита еще слишком хорошо помнила, как их завернули с просьбой помочь Тенме в прошлый раз. Поэтому она решительно уперла обе руки в щель, поставила ноги пошире, и вместе с Делас они раздвинули створки чуть больше чем на полметра.
Делас взглянула на андорианку, как на очень редкое и экзотическое животное, практически не встречающееся в дикой природе, но лишь скептически вскинула бровь. Наконец, с трудом справившись с дверью, она обернулась к Акрите:
- Мы… ведь… такие… хорошие, - фыркнула она, едва отдышавшись, и напомнила: - Аптечка.
- Ага, - выдохнула Акрита, быстрым взглядом окинула каюту, тут же развернулась и бегом помчалась по коридору в сторону Стыковочного кольца.
Проводив взглядом андорианку, Делас на секунду нерешительно задержалась перед дверью, а затем, отогнав воспоминания о вчерашнем, шагнула внутрь.
В каюте было очень темно, единственный свет лился только из круглого окна - там мигали звезды и огни станции. Под ногой ромуланки что-то хрустнуло. Она заметила, что пол усеян какими-то обломками, но в темноте было трудно распознать, чем они были в прошлой жизни. Мебель выглядела темными пятнами, и находилась совсем не там, где Делас запомнила ее вчера - кроме стеклянного столика, разбитого еще в ее присутствии, как минимум одно из кресел было перевернуто.
- Компьютер, свет! - скомандовала Делас, аккуратно обходя следы разгрома. Ей бы очень хотелось, чтобы у нее с собой случайно оказался дизраптор... или хотя бы боевая андорианка. Но пока в кармане у нее лежал только вчерашний транквилизатор, который ей вернул Освальд, и это ее немного ободряло.
Свет зажегся, но лампа на потолке как-то странно мигала, как будто ей тоже досталось. Теперь Делас смогла полностью рассмотреть, во что превратилась каюта - кажется, в ней не осталось ни одного целого предмета, даже диванные подушки были вспороты, а на стенах и встроенной мебели виднелись царапины.
От окна послышался слабый стон. Ромуланка увидела, что Тенма сидит на полу у окна и пытается закрыть глаза рукой от внезапно вспыхнувшего света. Костяшки пальцев у него были разбиты в кровь, а лоб пересекала царапина.
Ромуланка остановилась, скептически оглядывая явившуюся ей картину, и хмыкнула. Акрита была права, сейчас разговор не имел никакого смысла, но злость за вчерашнее переполняла девушку, и ей было сложно ее сдержать.
- Так вот, значит, как ты проводишь время, - Делас не стала подходить ближе, вместо этого предпочтя говорить громче. - Просто гордость Кардассианского флота! Только не говори, что ты расстроился из-за того, что часть тебя оказалась менее кардассианской, чем ты думал.
-Я… не кардассианец, - пробормотал молодой человек, - И я больше не во флоте.
- Вчерашние показатели говорили другое: ты кардассианец. Ровно на половину, - не забыла добавить Делас. – Когда тебя успели выгнать из флота? Впрочем, я не удивлена.
Эта новость расстроила Делас. Как минимум потому, что часть плана ромуланки заключалась в том, чтобы самой сообщить командованию Тенмы его секрет, если его поведение ей не понравилось.
Тенма прикрыл глаза.
-Просто убирайся вон… Оставь меня… Я никого не хочу видеть.
- Не-а, - отозвалась Делас. Она с трудом подняла с пола перевернутое кресло и уселась в него, не выпуская Тенму из виду и периодически поглядывая на дверь в ожидании Акриты. – Мне все равно, что ты хочешь. Я хочу, чтобы ты извинился передо мной за вчерашнее, а для этого я должна быть уверена, что ты трезв и все осознаешь.
Из горла Тенмы вырвался скрипучий звук, в котором не сразу можно было узнать смех.
-Ну так я не трезв…
Он пошарил рукой вокруг, поднял с пола бутылку и перевернул ее донышком вверх, но ничего не произошло - канара не осталось ни капли.
-Что мне сделать, чтобы ты замолчала?
Тенма поднялся с пола, опираясь на руки и сильно пошатываясь, и двинулся в сторону Делас.
- Не приближайся ко мне! – Делас резко вскочила с места и схватила гипоспрей. Она сама не ожидала от себя подобной реакции, но, видимо, вчерашнее происшествие произвело на нее слишком сильное впечатление. 
В это время в дверь каюты влетела Акрита, нашла взглядом Делас, протянула ей аптечку и только потом шумно отдышалась.
- Да уж, - для описания обстановки в комнате она не смогла найти подходящий комментарий.
Тенма обернулся на появление Акриты, запнулся ногой о разобранную диванную подушку и рухнул под ноги Делас. Попытался подняться, но тут его лицо приняло странное выражение, плечи затряслись, и его начало тошнить.
- Подержи его голову, чтобы он не задохнулся, - бросила ромуланка через плечо Акрите. Сама она тем временем открыла аптечку – ее дальнейшие действия были совершенно непонятны андорианке, и она едва ли смогла бы сказать наверняка, готовит ли Делас инъекцию для отрезвления или какой-нибудь смертельный яд.
Впрочем, Акрита сейчас об этом вообще не думала. Ей еще ни разу не случалось оказываться в подобной ситуации, и хотя она имела общее представление о первой помощи на этот случай, но если бы была одна, то наверняка бы растерялась. Поэтому она доверилась Делас и осторожно подняла голову кардассианца, пытаясь его зафиксировать в наиболее удобном положении.
Сперва мышцы Тенмы были очень напряжены, но когда он закончил извергать на ковер и отчасти на форму Акриты содержимое своего желудка, он обмяк и его глаза закрылись.
Делас тем временем закончила со своими манипуляциями и наклонилась к лежащему Тенме с гипоспреем в руках.
- Это поможет нейтрализовать действие алкоголя, - пояснила ромуланка, вспоминая, что вчера делала себе такую же инъекцию. Когда она поднесла гипоспрей к шее Тенмы, ее руки так тряслись, что понадобилось несколько секунд, чтобы найти правильное положение и ввести вещество.
Тенма резко открыл глаза, вдохнул воздух с открытым ртом и потянулся рукой к шее, одновременно отталкиваясь от Акриты и отползая от девушек по полу.
-Что это? Что ты со мной сделала?
Взгляд юноши больше не был мутным от алкоголя, но безумие в нем никуда не делось.
- А вот теперь мы можем поговорить, - довольно проговорила Делас, убирая гипоспрей и выпрямляясь. – Мне плевать на то, что здесь произошло этой ночью, но я хочу получить твои объяснения вчерашнему… вчерашней… Ты понял. И если ты попробуешь что-то со мной сделать, она тебя ударит, - ромуланка указала на Акриту. – Она очень сильная!
Андорианка тем временем кое-как отряхнула свою форму, встала и, скрестив руки на груди, смотрела на кардассианца если не очень-очень грозно, то по крайней мере с явным неодобрением.
-Что ты хочешь от меня услышать? - воскликнул Тенма, глядя на ромуланку снизу вверх, - Что мне жаль? Что я раскаиваюсь, что едва не сделал с тобой то, что мой отец сделал с моей матерью? Потому что как ты думаешь - как я появился на свет? Ну, ты можешь быть довольна, потому что мне жаль! Обо всем! В том числе о том, что я оказался таким же, как мой отец! И меня сейчас тошнит от самого себя, от самого существования такого извращения. Ты можешь радоваться, потому что тот, кто тебя обидел - полностью раздавлен и потерял все. Надежды на блестящую карьеру на Родине, на нормальную кардассианскую семью - все исчезло! - молодой человек ударил окровавленным кулаком об пол, - “Семья - это все”, - процитировал он и скривился, - Все оказалось ложью. Скорее реманец станет вашим консулом, чем вонючего полу-баджорца признают в вооруженных силах Кардассии. Скорее планета Ромул взорвется, чем благовоспитанная кардассианская девушка из хорошей семьи составит мне пару… Черт, я даже не знаю, могут ли такие уроды, как я, вообще размножаться! Надеюсь, нет! Надеюсь, я достаточно биологически ущербен, чтобы эта история закончилась на мне! Так что считай себя отомщенной, повернись ко мне спиной и уходи. Можешь заявить в службу безопасности, хуже все равно не будет.
- Да, считаю, что ты себя достаточно наказал, - кивнула Делас, но уходить не спешила. Она вернулась в кресло и уже оттуда продолжила: - Но это не значит, что хоть что-то из сказанного выше тебя оправдывает. Ты не имел права так себя со мной вести! Но я не буду сообщать твоему командованию о том, что узнала вчера…  И ты тоже можешь этого не делать. Остальных, я думаю, этот вопрос занимает так же мало, как и меня, - она посмотрела на Акриту в подтверждение своих слов. - Ты же можешь заниматься самобичеванием, сколько угодно – здесь я никогда не смогу тебя понять. И не захочу.

_____________
с Делас и Тенмой
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 24 Ноября 2017, 13:15:06
3 сентября 2384 г., утро
Каюта Акриты, Квинтилии и Делас


Когда Акрита вернулась из голодека, она застала еще больший беспорядок в каюте: все вещи из сумок Делас были вывалены на ее кровать, стул и частично – пол, а сама ромуланка безуспешно пыталась найти для них место. Судя по количеству вещей, было больше похоже, что в каюту вселилась не одна ромуланка, а небольшая театральная труппа. Прямо сейчас Делас пыталась втиснуть что-то золотистое и очень блестящее в шкаф для одежды, который до этого казался вполне просторным.
- Привет, - поздоровалась андорианка, с некоторым удивлением и интересом оглядев происходящее. Про себя она подумала, что стоит спросить у Утары насчет еще одного шкафа – если кровать выделили, то, наверное, и шкаф найдется.
- О, ты пришла, - удивленно констатировала Делас. Что-то золотое исчезло за дверкой шкафа, и она оглядела остальные вещи: - На Кардассии у нас были более просторные каюты… Ну ничего, может быть, я не задержусь тут надолго.
Заметив, что она оставила на столе медицинский трикодер и гипоспрей, ромуланка молча сунула их в аптечку и заперла ее на кодовый замок.
- Мы хотели сходить к Тенме до собрания, - Акрита примостилась на край стола и вопросительно посмотрела на Делас. – Или ты уже решила, что простишь его?
- Ты не передумала? – ромуланка склонила голову набок и вопросительно уставилась на Акриту. – Почему ты решила, что я не обманула вас, и это не часть какого-нибудь коварного плана? Может быть, я пытаюсь втянуть вас в какую-нибудь интригу и подставить Тенму?
- Я ничего не решала на этот счет, - серьезно улыбнулась андорианка. – Мы же хотим только поговорить, не так ли? А все остальное, что касается будущего, для меня слишком не определено.
- Но ты все же хочешь пойти со мной. Зачем? Просто из любопытства, или… - Делас не договорила и повела рукой, как бы приглашая андорианку дополнить за нее.
- Во-первых, ты не поверишь – чтобы тебе помочь и поддержать. Если тебя этот вопрос еще волнует, конечно. Во-вторых, чтобы показать самому Тенме, что нельзя так себя вести, и вообще пояснить ситуацию. Ведь если он планирует стать достойным офицером кардассианского общества, подобные ситуации должны быть для него недопустимыми.
Делас медленно кивнула, удовлетворенная ответом.
- Волнует, - задумчиво согласилась ромуланка. – Ты думаешь, он сам не понимает, что так нельзя вести себя с женщинами? Думаю, прекрасно понимает. Мне куда интереснее, захочет ли он извиняться и как поведет себя со мной… Или опять сделает вид, что ничего не помнит, как вчера. Он ведь помнил о том похищении намного больше, чем признался вам. Только вот… - Делас принялась складывать неубранную одежду стопкой, ее руки дрожали. – Только вот я боюсь к нему идти.
- Помнил о похищении? – нахмурилась Акрита. – Ну, в любом случае, ты уже не одна. Можно и еще кого-нибудь найти, из наших ребят, но ведь ты не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал.
- Не все, но больше, чем сказал, и не хотел, чтобы вы знали, - хмыкнула Делас. – Уверена, что он также не захочет, чтобы вы узнали его маленький секрет – именно поэтому я и не хочу оставаться с ним наедине. Он знает, что я его знаю, и что могу его рассказать, - она принялась за вторую стопку одежды.
Помимо довольно стандартной серой и черной одежды в ее гардеробе встречались и такие неожиданные вещи, как кружевной пеньюар, ярко-желтый купальник и длинное разноцветное платье явно кардассианского дизайна.
- Я могла бы попросить Ракара, но тогда мне придется все ему рассказать. А это не то, что он должен обо мне знать, - тихо добавила Делас, стремительно зеленея.
- Хорошо, если не Ракар, то, может быть, Артур или Освальд, или Тенек – не знаю, про какой секрет Тенмы ты говоришь, но вулканец тоже что-то знает, подозреваю, что то самое.
Делас не выдержала и рассмеялась:
- Тенек, конечно, отличный защитник! К тому же, он меня терпеть не может. Я просто не хочу оставаться наедине с Тенмой, так что и ты справишься. Тебе надо будет просто постоять с грозным видом, сможешь? Конечно, если бы ты взяла эти ваши боевые топоры, или как их там… - Делас усмехнулась. - Сомневаюсь, что Джез будет что-то предпринимать, если мы придем вдвоем… может быть, он просто извинится, и мы закроем эту тему.
- Грозный вид – это пожалуйста! – Акрита притворно насупилась и выпрямила антенны, направив их вперед в характерном предупреждающем жесте. – И да, я тоже надеюсь, что обойдется без активных действий. Ну что, пойдем? Если он еще не спит.
- Проснется, - фыркнула Делас и четко проговорила: - Компьютер, где сейчас находится Джез Тенма?
-Джез Тенма находится в каюте… - и компьютер послушно назвал номер каюты на Жилом Кольце, в которой Делас уже успела вчера побывать.
Ромуланка посмотрела на Акриту долгим взглядом, в котором промелькнула вся ее нерешительность и страх. Но вслух сказала другое:
- Ну что, идем? Покончим с этим поскорее!
- Да, - кивнула Акрита. – Пойдем.
«Значит, к просьбе Утары ночевать в каюте, выделенной проектом, он не прислушался,» - подумала андорианка. – «Или уже занялся какими-то своими делами…»


_____________
с Делас
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 21 Ноября 2017, 11:52:03
3 сентября 2384 г., раннее утро
Голокомнаты


Акрита заметила это, но уверенно списала на ветер. Ее собственный голос тоже срывался и звучал не совсем естественно из-за капюшона, закрывавшего лицо.
- Иногда мне кажется, что природа понимает меня лучше, чем многие живые, - ответила она после нескольких секунд паузы. – И мне хочется понимать ее. А вам понравились горы во вчерашней тренировке с восхождением? Это было красиво…
– Вы правы, – согласился Тенек. – Это было красиво. Я поднимался в горы на Родине. И один раз на Земле. В Гималаях. Ни один подъём не был похож на другой.
Ветер опять сменился и теперь дул в лицо. Акрита чуть наклонила голову.
- На Бэйджоре тоже были красивые горы, - чуть тише, чем раньше, произнесла она. – Те, которые мы видели на регате.
Она замолчала, внезапно осознав, что перед ее глазами опять стоит Мори, радостная, поздравляющая участников и победителей в ту роковую ночь.
– Я их видел только мельком, во время спуска и подъёма на катере, – сказал Тенек. Он не знал, почему Акрита вдруг замолчала, но не стал мешать её молчанию: порой молчание значит больше, чем любые слова; Тенек не знал, о чём сейчас молчит Акрита, но не стал нарушать её мыслей вторжением неуместных слов.
Усилием воли прогнав еще слишком живые образы, андорианка спустя пару минут молчания, созерцания и слушания стихии задала вопрос, который совсем не вязался к предыдущему разговору:
- Простите, что спрашиваю, Тенек, но, может быть, вы знаете, как это логически объяснить. Зачем обманывать союзников, не врагов? – она развернулась к вулканцу вполоборота, чтобы не приходилось кричать. – Почему Делас вредила нам, с угрозой здоровью тех, с кем она в одном проекте, в одном деле? То есть я понимаю, с какой целью она это делала. У нее свои методы добиваться победы, и она пыталась ее достичь. Но ведь что-нибудь наверняка бы раскрылось, и велика была вероятность, что нам в будущем придется работать вместе. И потом, она в общем-то неплохой человек, мы вчера немножко разговаривали в каюте вечером. Она не ненавидит нас, готова что-то делать вместе. Но я не понимаю, как можно поставить на одну планку выигрыш в какой-то гонке и здоровье или даже жизнь пусть не товарищей, но как минимум не врагов. Мы ведь тоже изобретали всякие нелегальные способы. Но нам и в голову не могло прийти саботировать, травить и прочее.
– У этого нет логического объяснения, – пожал плечами Тенек, – если, конечно, не путать примитивный, далёкий от здравого смысла прагматизм с настоящей логикой. Могу сказать, что мисс Делас очень импульсивна и склонна прежде делать, а затем думать. К тому же их команда была убеждена, что мы пытаемся добиться победы нечестным путём и, если я верно понял, пыталась таким образом сорвать наши мнимые планы. Гораздо разумнее было бы сперва выяснить, правдива их информация или нет, и поговорить с нами, но они сделали то, что сделали.
- Но ведь мы на самом деле действовали не совсем честно, - мотнула головой Акрита. – И все-таки, даже если так. Но ведь мы не вредили другим! Не причиняли боль, не ломали чужое. Пусть они тоже, желая нас обойти, поступали бы нечестно, взломали систему чек-поинтов или что-нибудь там еще. Это я бы поняла. Но разве подобные игры, гонки, призы стоят того, чтобы из-за них делать то, что делала команда Делас?
– Не стоят, – согласился Тенек. – И если бы у нас было больше времени, мы согласовали бы всё двумя командами, и не было бы даже повода подозревать нас в нечестности. То, что между нашими коллегами возникло недоразумение, – моя вина. Не понимаю, как я мог забыть вынести этот вопрос на общее обсуждение. Но вы правы и в том, что даже настоящую нечестность бессмысленно и неверно пресекать подобным образом. Лучшим выходом было бы сказать тем, кто попал под подозрение, о своих сведениях и дать возможность объясниться и в худшем случае отказаться от своих планов. Если же это действительно оказался бы заведомо нечестный способ победы, лучше всего было бы доказать его бессмысленность собственной победой – победой по всем правилам.
Акрита склонила голову, мысленно прослеживая цепочку рассуждений Тенека, но что-то одно явно ускользало от ее понимания.
- Какое недоразумение, - с искренним удивлением спросила она. – Мы ведь обо всем договорились относительно маневра и связи, и вроде действовали слаженно, хоть и не по правилам… Ваша вина? В чем?
– Мы не обсуждали с вашей командой этическую сторону вопроса, – пояснил Тенек. – То, что наша команда голосует за отказ от приза. Мисс Хена подняла этот вопрос. Мне самому ответ казался настолько очевидным, что я озвучил его только после слов мисс Хены. Команда поддержала это решение. Мы должны были повторить обсуждение с вашей командой, но не сделали этого. Другие могли забыть из-за спешки и эмоций, но не я. И всё же я тоже забыл об этом. В этом моя вина.
Акрита пару секунд молчала, совершенно пораженная услышанным. Голосование за отказ от приза, этическая сторона вопроса и, оказывается, споры и непонимания между ее товарищами. Для андорианки это было абсолютной новостью.
- Вот оно как, - пробормотала она негромко, так что, наверное, только вулканский слух мог разобрать сквозь грохот стихии. Затем продолжила уже громче, - Надо же, я вообще не знала о существовании этого вопроса, и что делать с призом, кому он достанется – мне было решительно все равно. Мне хотелось лишь показать победу совместной работы группы, состоятельность проекта и сотрудничества, я и не думала, что кто-то обсуждал приз и голосовал. Поэтому, видимо, я тоже виновата. Вы правы, для кого-то это могло быть важно… - Акрита вздохнула. – А вообще, Тенек, мне кажется, вы не должны винить себя за то, что мы ошибаемся из-за эмоций. Если мы выбрали жить с ними, то должны уметь справляться или хотя бы принимать последствия. Обсудить с нами, скорее всего, стоило Ракару, хотя я тоже не понимаю, что там обсуждать, если честно. Но вы уж точно не виноваты.
– Вы выбрали жить с эмоциями, я выбрал жить без них, – возразил Тенек. – Без эмоций подобная забывчивость непростительна. Почти все в нашей команде рассуждали точно так же, как и вы, но мне следовало учесть: то что кажется очевидным мне или вам, может быть далеко не очевидно другим. Мистер Ракар эмоционален, я – нет, у него было право забыть, у меня не было. Я уверен, если бы мы обсудили это с вашей командой, в итоге ваша команда пришла бы к такому же решению, но обсуждение не состоялось, и по крайней мере двое были глубоко этим задеты. Из этого стоит извлечь урок: любое решение должно обсуждаться всеми и одобряться большинством, каким бы очевидным оно ни казалось, если только это не приказ легитимного командира.
Акрита покачала головой. Что-то все равно оставалось непонятным, но теперь она тоже чувствовала угрызения совести за то, что даже не подумала о мнении товарищей, спроецировав на них свое безразличие.
- Да ведь у нас толком и возможности не было обсуждать, - сказала она, понимая, впрочем, что вулканца переспорить ей вряд ли удастся. – И вам ведь не поручали и не просили с нами обсуждать. И да, вы правы, обсуждать надо, но если принимается решение, одобренное большинством, меньшинству все равно будет обидно. Мы такие разные, - грустно вздохнула она. – А что касается приза… Наверное, самая большая ценность его теперь – то, что он получен из рук коммандера Мори.
Акрита смотрела на чуть покачивающуюся мачту-антенну корабля, на которую бросали блики всполохи молний. Палуба вздрогнула и просела под очередную льдину.
Тенек невольно проследил за взглядом андорианки.
– Я принимаю случившееся, – сказал он, – и разделяю скорбь с теми, для кого это стало тяжёлой утратой. Это всё, что я могу сделать.
- Я тоже, - кивнула Акрита. Она хотела что-то еще добавить, но не стала.
Возможно, Тенек и Акрита прервали бы это молчание или перешли бы к следующему этапу презентации, но сигнал, предупреждающий о том, что время презентации истекает, нарушил правдоподобие окружающих их льдов, а через несколько минут и сама иллюзия исчезла, оставив вокруг только пустую голокомнату.
Андорианка огляделась, тоже не сразу возвращаясь в реальность, затем подошла к терминалу и окончательно завершила сеанс.
- Я не успела показать вам музыкальный инструмент, - сказала она, посмотрев на Тенека. – Может быть, как-нибудь в другой раз, если вам будет интересно. На самом деле, это вообще отдельная программа, ее можно запустить и без презентации.
Несмотря на задумчивый и несколько грустный вид, Акрита чувствовала себя заметно спокойнее и увереннее, чем сорок минут назад. Разговор с другом, пусть даже с тем, кого непросто понять, пусть даже такой вот неоконченный, оказался очень кстати.
- Спасибо вам за компанию, - улыбнулась она.
Тенек слегка поклонился.
– Я глубоко вам признателен, за ваше время и вашу презентацию, – сказал он неожиданно на андорианском. Может быть, это был один из способов выразить степень признательности, а может быть, – желание показать Акрите, что у вулканца есть к её Родине настоящий и давний интерес? – Если это не идёт вразрез с вашими желаниями, я хотел бы, чтобы вы показали мне ваш музыкальный инструмент в следующий раз.
Андорианский язык в исполнении Тенека заметно отличался от того, который создавался универсальным переводчиком, и был лишён той непринуждённости и естественной неправильности, которая сопровождает речь подлинных носителей языка, даже если это вулканский в исполнении вулканцев.
Когда Акрита заговорила уже не под вой ветра, а в тишине, Тенек внимательно на неё посмотрел, словно с ней что-то было не так, теперь же, прислушавшись к своему голосу, он приподнял бровь и добавил, переходя снова на родной язык:
– Если у вас есть десять свободных минут, предлагаю зайти в лазарет. Не стоит хрипеть два дня подряд, если можешь избавиться от этого сразу же, – и он слегка коснулся рукой собственного горла.
Улыбка Акриты превратилась в искреннее приятное удивление, когда она услышала слова на родном языке.
- У вас отлично получается говорить на андорианском! – похвалила она. – Вы интересуетесь нашей культурой? Конечно, я буду рада показать вам музыкальный инструмент, хотя это всего лишь программа, но хорошо сделанная. Свободных минут у меня много, до общего собрания, - она сделала шаг в сторону выхода из голокомнаты. – Поэтому можно и в лазарет зайти. Не думаю, что оно имело бы такие последствия, но я не врач, вам виднее.
Про себя она подумала еще и о том, что если кто-то попытается напасть на Тенека в ближайшее время, то она будет рядом – в качестве боевой единицы или свидетеля, как уж получится – но в любом случае ее присутствие окажется не лишним.
– Ещё в школе меня интересовала планета, настолько непохожая на Вулкан, – подтвердил Тенек и, снова коснувшись горла, заметил: – даже если это продлится всего один день, это дискомфортно. Идёмте.

____________
с Тенеком
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 20 Ноября 2017, 16:28:14
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо -> Голокомнаты


После того, как Квинтилия ушла, Акрита еще несколько минут лежала, глядя в дно верхней койки, которое было над ней. Спать не хотелось совершенно, в голове тысячи мыслей сплетались в невозможный узел, а его распутывание представлялось не только сложным, но и весьма опасным делом. Опасным для всех – и это больше всего пугало Акриту. Как узнать заранее, помогут ли ее слова, поступки, мысли, или только нанесут еще больший вред?
Она бесшумно спустила на пол босые ноги и села, прислушиваясь к ощущениям ноющих мышц по всему телу – последствиям вчерашнего восхождения. Затем так же тихо оделась, стараясь не потревожить ни Парнуса, ни его хозяйку, и выскользнула за дверь. Коридор хранил ту спокойную, немного таинственную тишину, какая бывает, например, если в учебный корпус Академии прийти задолго до начала занятий, когда еще никого нет из кадетов и преподавателей. Откуда-то издалека доносились отзвуки станционной жизни, и Акрита в нерешительности направилась в сторону Променада, без определенной цели. Все-таки, даже физические изнуряющие тренировки могут лишь на время отодвинуть вопросы и проблемы, не разобраться в которых нельзя.
Внезапно ей пришла в голову одна мысль, не слишком умная, конечно, но раз уж все равно есть время… Даже если это не поможет ей решить проблемы, то по крайней мере позволит посмотреть немного со стороны. Так бывало и раньше, когда в сложные моменты жизни или наоборот в радостные она брала в руки музыкальный инструмент – прекрасное, не до конца понятое наследие предков, способное делать звуком самые невыразимые стороны души.

Ракар разбудил Тенека всего за 15 минут до его собственного подъёма, и тоже, как Освальд вчера, потребовал соблюдения осторожности. Освальд назвал это «продержаться до брифинга». Не так сложно провести утро в людном месте, думал Тенек, выполняя обычные утренние упражнения, сложнее сделать это с минимальной потерей эффективности. Впрочем, было две вещи, которые он не делал уже давно. Первой была внеплановая медитация в голокомнате, второй – плановая боевая тренировка. И с той, и с другой не всё было так однозначно, к тому же и то, и другое он исполнял в одиночестве, а оба блюстителя осторожности – Освальд и Ракар – требовали, чтобы он находился на людях.
В таких примерно размышлениях Тенек привел себя в порядок и покинул каюту.
На выходе из секции, предоставленной проекту «Альфа» вулканец нагнал Акриту, поздоровался с ней и пошёл рядом.
– Не ожидал встретить вас так рано, – сказал он.
- Я тоже, - с искренним удивлением ответила андорианка. – Долгой жизни и процветания! Так у вас говорят, да?
Она приветливо улыбнулась, но тут же вспомнила, что вулканцу это, скорее всего, не понравится, и снова стала сдержанно серьезной.
- На самом деле мне просто не спалось, и вот решила прогуляться, - объяснила она.
– Мира и процветания, мисс Акрита, – ответил на пожелание Тенек. Он совсем не заметил, что Акрита пытается подстроиться под него, и поэтому не удивился. – Да, у нас так говорят, но не при ежедневных встречах. Обычно в таких случаях ограничиваются жестом или произносят умеренно-формальное приветствие. Но вам не стоит из-за этого беспокоиться, вы же не сдаёте экзамен по вулканскому этикету.
- Да, я мало общалась с вулканцами, - признала Акрита. – А куда вы сейчас направляетесь?
Как ни неожиданно было появление Тенека, сейчас андорианка была ему действительно рада. Ни к нему лично, ни к его расе вообще она никогда не испытывала неприязни – из-за различия в темпераменте, исторических разногласий или чего-либо еще – хотя признавала, что донести до них свою мысль временами оказывалось сложно. Но сейчас это было не важно, да и вчерашнее совместное восхождение, видимо, сделало всех пятерых участников ближе. По-крайней мере, так казалось Акрите.
– В людное место, – точно, но при этом, кажется, всё-таки с почти неуловимым оттенком иронии проинформировал Акриту Тенек. – Мистер Макдауэлл и мистер Ракар убеждены, что мне угрожает опасность. Я всё ещё не решил, какое из людных мест будет наиболее подходящим.
- Да, я тоже думаю, что это будет правильно, - кивнула Акрита. – Кардассианскому доктору явно есть что защищать.
Пройдя еще несколько шагов, она заговорила, сама зная не точно, с какой целью, просто ей хотелось поделиться этим хоть с кем-нибудь:
- А я думала сходить в голокомнату, если найдется свободная. Тенек, вы… видели презентацию про Андорию, которую я показывала? Жалко, что вы тогда не смогли с нами быть. Там есть одна деталь, древний андорианский музыкальный инструмент, он не совсем обычный, это сложно объяснить, в общем, мне он часто помогает разобраться в себе, своих мыслях и чувствах, иногда даже открывает что-то новое. И сейчас, пока есть время, я хотела немного поиграть на нем. А потом, возможно, предложить его Квинтилии – если она захочет, конечно. Вдруг это и ей поможет, в рамках реабилитации.
– Да, – сказал Тенек, – я тоже предпочёл бы видеть вашу презентацию вместе со всеми, но пришлось ознакомиться с ней индивидуально. Пока я только смотрел запись вашего общего посещения, это было очень информативно, в том числе для лучшего понимания членов нашей группы, однако я не взаимодействовал с презентацией сам. Было бы интересно посетить её вместе с ей автором, но если сейчас для вас предпочтительно одиночество, я не стану на этом настаивать.
Акрита посмотрела на вулканца сдержанно-удивленно.
- Нет, одиночество мне сейчас совсем не принципиально, у меня его было уже достаточно. Поэтому я с удовольствием покажу вам, если у вас есть время.
Андорианка задумалась на секунду и добавила:
- Правда, не знаю, насколько голодек и мое присутствие можно назвать "людным местом". Драться я, конечно, умею, но если толпа наусиканцев…
– Я не хотел бы подвергать вас опасности, – сказал Тенек. – Правда, сам я считаю угрозу маловероятной: доктор Глессин похож на здравомыслящего человека, а с точки зрения здравого смысла для моего устранения нет никаких оснований. С другой стороны толпе наусиканцев пришлось бы пройти через Кварк’с, чтобы напасть на нас, а Кварк’с безусловно можно считать людным местом.
- Мы тут все не в безопасности, - антенны Акриты чуть заметно качнулись вперед, но она не стала спорить по поводу того, что вовсе не боится возможной угрозы для нее из-за Тенека. – Истинное положение дел мне тоже сложно оценить. Но вы правы, наверное – нападение в голокомнате совершить было бы сложно, если только доктор Глессин не программист и не компьютерный взломщик.
Они уже выходили на Променад, поэтому Акрита не стала озвучивать сейчас свои мысли по поводу возможных оснований для устранения, тем более что логичных доказательств у нее все равно не было.
До Кварк’с дошли в молчании, должно быть, каждый думал о своём. Тенек, например, думал о том, справедливо ли он считает Глессина здравомыслящим человеком. Доктор казался ему осторожным, изворотливым и к тому же из тех людей, которых мало что может принудить к рискованным действиям. В то же время слова Т’Мир о влиянии эмоций на поступки людей слишком уж хорошо коррелировали со вчерашним поведением Глессина. Глессин точно мыслил здраво, когда был спокоен. Глессин точно был способен повести себя неосторожно и даже глупо под влиянием паники, пусть даже минутной. Значило ли это, что он пойдёт на преступление? Паника не длится долго, если у доктора было время подумать – а со вчерашнего дня оно конечно же было! – он наверняка успеет успокоиться и увидеть все разумные доводы против экстремальных поступков.
Когда они вошли в голокомнату, Акрита достала свой рабочий падд, который почти всегда носила с собой, нашла программу своей презентации и загрузила в терминал.
- Как вам было бы интересно смотреть, все целиком или какие-то отдельные части? – спросила она, обернувшись к Тенеку.
– Вся презентация была интересной, – ответил Тенек. – Я в любом случае хотел бы увидеть самое начало и зимнюю грозу, остальное на ваше усмотрение, и в смысле полноты, и в смысле очередности. – Также, если вы не возражаете, – добавил он чуть подумав, – я хотел бы опустить температуру настолько близко к природной, насколько это позволяет протокол безопасности. Это поможет в большей степени приблизиться к реальным условиям.
-Хорошо, - кивнула Акрита, и пространство голокомнаты превратилось в интерьер устаревшего андорианского шаттла.
Все было, как в тот раз, только на этот раз в непривычной тишине, нарушаемой лишь голографической имитацией работы приборов. Родная планета Акриты в иллюминаторе становилась ближе.
- Вы можете спрашивать, если что-то станет интересно, - сказала андорианка. – Например, на этом этапе я предлагала желающим попробовать управление.
– У меня скромные результаты по пилотированию в космическом пространстве, – признался Тенек, – но я хотел бы попробовать.
У Тенека действительно была лишь минимально-необходимая практика в такого рода пилотировании. Он был аккуратен и внимателен, и это в сущности всё, что можно было сказать о его манере управления. В остальном вулканец был обыкновенным дилетантом. Впрочем, может быть, именно поэтому ему было интересно взяться за штурвал: это было что-то новое, лишь слегка затронутое, но не изученное по-настоящему глубоко.
- Управление совсем не сложное, - андорианка с готовностью уступила ему кресло пилота. – Вряд ли умение обращаться именно с таким типом кораблей может пригодиться в будущем. Мне это просто нравится.
Все-таки, несмотря на тяжелый и трагичный вчерашний день, Акрита почувствовала, что здесь, среди звезд, ей было спокойно.
- При входе в атмосферу будет красивое природное явление, - сказала она, когда Тенек сел за штурвал. - Я могу немного изменить траекторию, чтобы мы прошли прямо сквозь него, например.
– Да, пожалуйста, – попросил Тенек. Возможно, попросил слишком коротко и не слишком изящно, но управление поглощало большую часть его внимания.
Акрита была и сама рада увидеть еще раз полярное сияние. Она скорректировала курс и интенсивность магнитных полей, введя в компьютер параметры, которые соответствовали самому крупному и обширному феномену из наблюдаемых за последние десятилетия. Когда пространство вокруг катера за считанные минуты превратилось в искрящиеся волны, дуги и фонтаны самых невероятных форм и цветов, андорианка невольно замерла, не в силах отвести взгляда. Сенсоры корабля ослепли, и какие-то другие, внутренние глаза видели в происходящем ослепительно прекрасную, грозную, холодную и яркую, но очень сложно и мудро устроенную жизнь.
Цветные всполохи и блики отражались на стенах, полу, потолке кабины. Акрита чувствовала себя бесконечно маленькой перед огромным миром, который смотрел на нее миллионом глаз.


______
с Тенеком
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Ноября 2017, 11:12:56
Каюта ш’Лечир, Перим и Делас
Поздний вечер
Продолжение


Мысль о том, что в проблемах Тенмы с доктором Глессином может быть замешана Делас, заставила Акриту внутренне вздрогнуть. Ведь начались эти проблемы перед регатой, а именно с ней были связаны все остальные "шалости" ромуланки. Но андорианка отодвинула подозрения вглубь сознания, решив, что уж лучше ошибиться, поверив, чем наоборот.
- Прямо сейчас, вероятно, СБ действительно не до нас, если они дважды даже с советником Рилл не захотели говорить. Но если случится еще что-то в этом роде, то я согласна с Квинтилией, - Акрита повернулась к Делас. – Мы вовсе не осуждаем тебя за это. Ведь точно также он наверняка мог поступить с другими, и нужно, чтобы он понял, что так нельзя. Только вот стоит ли сразу губить его карьеру… я не знаю.
-Он должен был знать, что поступает плохо, но сделал такой выбор, - жестко сказала Квинтилия.
- Ну конечно, с другими такого просто не могло бы случиться, - Делас опустила голову и вздохнула: – Вот с вами, например. Вы такие правильные, вы бы никогда не попали в подобную ситуацию. И я уверена, он знал, что делает! Наверное, мне надо с ним поговорить – я хочу, чтобы он извинился и осознал, что случилось. Иначе… ну что ж, он знает, что его маленький секрет теперь знает не только Тенек, и совсем скоро могут узнать все, - решительно подытожила ромуланка.
- Вполне могли бы попасть, Делас, - грустно усмехнулась Акрита. – Не могу сказать за Квинтилию, а я наверняка могла бы попасть, меня вообще легко обмануть.
Тут андорианка поняла, что окончание фразы явно было лишним и навряд ли поможет наладить отношения в данной ситуации, но на деликатность ее сейчас уже не хватало.
- Конечно, поговорить и заставить извиниться – нужно, - продолжила андорианка. - Даже если его секреты рано или поздно откроются, все равно он обязан соблюдать правила поведения в обществе.
-Я не уверена, что ты должна винить себя за произошедшее, Делас… - осторожно начала Квинтилия, - Пойти с кем-то на свидание и даже зайти в чью-то каюту - это не преступление, за которое кто-то имеет право наказать тебя насилием. И не знак согласия на что угодно. Я бы никогда ни с кем не пошла, но… если подумать, я такая правильная, потому что боюсь, ужасно боюсь, что со мной произойдет нечто подобное. Что кто-то меня использует и что это разрушит мою карьеру, если пойдут слухи или если… ну, если у меня будет ребенок. Но жить в постоянном страхе - это не очень хорошо. Так что не думаю, что моя осторожность - это решение проблемы. Я бы хотела не бояться. Но пока это не получается.
- Тогда я не слишком помогла тому, чтобы избавить тебя от этого страха, - хмыкнула Делас, изучая сидящую перед ней девушку. – А я всегда думала, что уж со мной-то ничего подобного произойти не может – я же умная, и хитрая, и… Я была уверена, что это будет просто небольшая интрижка, способ приятно провести время! Но я все равно не хочу, чтобы все узнали о случившемся, – она предупредительно посмотрела сначала на трилла, потом на андорианку. – К тому же, ничего ведь и не случилось в итоге. Но если бы я не убежала… Я не хочу об этом думать. Этот ваш Тенма – он всегда такой? Он так себя вел с кем-нибудь раньше, или это мне повезло?
Квинтилия переглянулась с андорианкой.
-Я точно не знаю, - ответила трилл, - Но я инстинктивно всегда старалась держаться от него подальше. Мне кажется, он производит впечатление опасного парня… если вы понимаете, о чем я. Я никому не расскажу, я знаю цену секретам.
- Конечно, мы никому не расскажем, - кивнула Акрита. – А я вообще в проекте чуть меньше недели, так что тоже не очень его знаю. Может, все обстоятельства сегодняшние на него так повлияли? Разумеется, это не оправдывает его, но если этот кардассианский доктор что-то с ним сделал… мало ли.
Андорианка неуверенно посмотрела на Делас, на Квинтилию, она просто рассуждала вслух, пытаясь соотнести свои мысли с тем, что ей сказал Ракар, пока они шли от голокомнаты. О стирании и перепрограммировании памяти. Вдруг Тенму действительно уже "изменили", и теперь он совсем не такой, как был раньше?
-Пожалуй, я и дальше буду держаться от него подальше, - приняла решение Квинтилия.
- Знаю я, что этот доктор с ним сделал, - фыркнула Делас. – Ничего страшного и смертельного – это даже не болезнь! Да, это может быть неприятной новостью, но… - она потерла запястье, - но это не повод. И не причина. И не объяснение. Я помогла ему узнать правду, и этим заслужила такое обращение? – она шмыгнула носом и кивнула Квинтилии: - Отличная мысль. Я хотела поговорить с ним завтра и потребовать извинений, но на самом деле мне страшно. Он ведь намного сильнее меня, и, если бы он не был пьян, у меня просто не было бы шансов!..
Акрита нахмурилась. Не страшно, не болезнь – но тогда зачем это странное похищение, наусиканцы, причем тут посол и устранение свидетелей?
- Так он был пьян? – андорианка удивленно вскинула голову. – Ну, в таком случае, может, он и сам осознает неправильность своего поступка и извинится, когда протрезвеет. Если хочешь, я могу пойти с тобой завтра к нему.
Акрита переглянулась с Квинтилией и решила пока говорить только за себя.
Квинтилия была не так решительна.
-Если ты не веришь, что Служба Безопасности может помочь, тебе стоит попросить помощи у кого-то сильного, кому ты можешь доверять, - предложила она, - Например, у Ракара...
- Мне больше нравится вариант Акриты, что он завтра извинится и это сделает мою и свою жизнь несколько проще. Тогда мне не придется ничего предпринимать, - нехотя призналась Делас и качнула головой. – Конечно, я могу доверять Ракару, но… ну, в общем, переспать с Джезом я собиралась в первую очередь из-за него. Я не хочу ему ничего говорить, вдруг он догадается и подумает обо мне плохо – то есть еще хуже, чем сейчас? Я не… - Делас не договорила, внезапно закашлявшись. Наконец, когда дыхание восстановилось, она легла на подушку и продолжила, глядя в потолок: - Я не знаю, как вести себя правильно в такой ситуации. Это очень странное ощущение – обычно я всегда знаю, что делать.
Акрита нахмурилась еще сильнее. Вроде бы ромуланка была врачом, но ее собственное физическое состояние никак не казалось нормальным. От обиды за регату почти ничего уже не осталось, хотя еще полдня назад андорианка не могла себе представить, что будет вообще разговаривать с Делас, тем более предлагать ей помощь. Так значит, она любит Ракара… Видимо, не взаимно, и видимо, они встречались раньше. Впрочем, это уже было совсем не ее, Акриты, дело.
- Эй, - встревожено воскликнула она, вставая с койки. – Может, тебе принести что-нибудь из медотсека?
- Мне? – непонимающе переспросила Делас. – Зачем? У меня все с собой, - она кивнула на лежащую на столе сумку. – Только это никак не поможет решить проблему с Тенмой.
-У тебя есть план, - напомнила Квинтилия, - Если тебе достаточно, чтобы он извинился, то завтра ты к нему подойдешь, взяв с собой Акриту для поддержки… и я бы все-таки рекомендовала Ракара. Если Тенма извинится - твоя проблема решена. Если нет - тогда будешь думать дальше. А теперь нам всем нужно поспать. Но сначала - я в душ.
- У меня нет плана, что делать, если все пойдет не так гладко, - Делас сделала громкий вдох и поудобнее устроилась на подушке. - Спасибо вам, что все это выслушали... и вообще. Вы не обязаны мне помогать после всего случившегося на регате, и я это понимаю. Более того, на вашем месте я бы наверняка сейчас искала способ, как воспользоваться тем, что я рассказала, чтобы мне отомстить. Ну или просто не поверила бы сама себе. Что, если я все придумала, а на самом деле Джез Тенма ничего не делал? - свой вопрос она адресовала потолку. Согнав Парнуса с кровати, Делас потянулась к клетке, чтобы захлопнуть за пауком дверцу.
Акрита села на стул возле своей части стола, откинулась на спинку и кивнула Квинтилии:
- Давай, я после тебя.
Затем долгим задумчивым взглядом посмотрела на новую соседку.
- Знаешь, Делас, у нас в Федерации многие помогают друг другу совсем не потому что обязаны. Конечно, все люди – и не люди – разные. Но вот мне близка такая точка зрения, что каждого определяют его поступки. Они могут меняться, и отношение тогда тоже меняется. На регате ты поступала плохо. Но ведь сейчас мы не на регате. И я слишком мало тебя знаю, чтобы сделать вывод о том, что ты всегда и во всем поступаешь так, как тогда. Если ты сейчас обманываешь, про Тенму – это очень скоро вскроется, и станет одним из определяющих тебя поступков. Только вот отчего-то мне кажется, что тебе не хочется поддерживать и укреплять репутацию общественного вредителя. Или я ошибаюсь?
Андорианка говорила серьезно и даже как-то печально, впрочем, возможно, это просто сказывалась усталость. Она с некоторым удивлением проследила за пауком, осознав, что совершенно не боится спать с ним в одной комнате. Интересно, вдруг они наоборот по ночам не спят?
Квинтилия замерла на пороге санузла, расширившимися от удивления глазами глядя на Делас.
С лёгким щелчком дверца клетки захлопнулась, а ромуланка натянула одеяло по самый подбородок и проговорила:
- Помните, о чем я спросила в самом начале: кому вы поверите - Джезу Тенме или мне? У вас вся ночь, чтобы подумать и отказаться мне помогать, - негромко заметила она, отворачиваясь к стенке. - А я и так вам слишком много рассказывала.
- Лично я ночью планирую спать, - сказала Акрита.
Она положила локти на стол и опустила на них подбородок, глядя в стенку перед собой.
- Отказать в помощи можно всегда, - произнесла она после пары секунд молчания. – А вот согласиться помочь иногда бывает уже поздно. В конце концов, мы ведь собираемся просто поговорить. А там видно будет.

__________
с Квинтилией, Делас и Парнусом
8  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.4 - анкеты персонажей : 05 Сентября 2017, 10:14:04
1.   Самый понравившийся (самый любимый) момент(ы) в миссии [в целом]
Сложно выделить какой-то один момент. Многое понравилось, вдохновило, впечатлило. И потом, не обязательно ведь любимый момент – это самое веселое и радостное? Мне как игроку были очень важны и ценны некоторые моменты, которые не очень радостные… Но они очень важные, по смыслу, по истории и для жизни. И за это я люблю нашу игру.
Если конкретнее… Понравилось, когда мы пришли к Планксу просить за Квинтилию, а она оказалась там Улыбающийся Понравились задания на Джераддо и в монастыре, очень интересно было! Еще мне действительно понравились "Поющие Льды". Да, и паук тоже) И замечательные, очень сильные ходы Ракара и Артура в конце. И интрига на станции. И разговор Делас и Квинтилии на Джераддо.
 
2.   Самый любимый момент для вашего персонажа
Когда Квинтилия согласилась с нами остаться и потом участвовать в регате Улыбающийся Вот ну правда, Акриту это очень обрадовало.
И да, маневр, конечно, тоже понравился. Спасибо мастеру за то, что удалось его реализовать!

3.   Самый напряженный момент(ы) в миссии (который заставил больше всего переживать, самый эмоциональный)
Разбирательство с «Примой» в монастыре и после. И интрига на станции тоже, разумеется. Это для меня-игрока. А для Акриты, конечно, маневр.)

4.   Самый яркий и понравившийся не-игроковый персонаж(и) (из всех НПС, включая кадетов)
Планкс интересует по-прежнему. Несмотря на противоречивые впечатления о нем и его группе, как личность он очень интересен. Хочется, чтобы еще где-нибудь появился. Кардассианский доктор тоже интересен, и что у них там с Тенмой, а то я вообще не в курсе предыстории (вроде что-то было в предыдущих эпизодах про это?) Насчет «Фениксов»: хотя Акрита в данный момент их сильно недолюбливает и видеть не хочет, мне как игроку они кажутся очень живыми, не до конца раскрытыми и потому интересными, и совсем не такими негодяями, какими кажутся Акрите.
И "Поющие Льды" понравились.

5.   Самая трудная дилемма(ы) для вашего персонажа
Первая дилемма была в общем-то успешно решена: доверять ли Ракару. Наверное, она отчасти выглядела надуманной, потому что по сути и была таковой, но для Акриты не все было так просто. Вторая дилемма еще даже не начала решаться: как относиться к команде «Примы». Чувствую, будет еще немало терзаний, сложностей и ошибок по данному поводу, если эта линия продолжится.

6.   Что бы вы сыграли по-другому/исправили
Не знаю… Вроде все получилось неплохо, вряд ли я смогла бы лучше. На самом деле завершение, то, что после маневра, личный ход в голокомнате – мне представлялся как-то по-другому, более ярко, сильно, с большим смыслом и вообще. Но что-то как-то не сложилось, вышло то что вышло, как-то блекло и тут только моя вина, не умею вставлять нужные мысли в нужный момент и в нужной форме.

7.   Продолжение каких линий/сюжетов/персонажей/арок хотелось бы увидеть в дальнейшем (или хотя бы узнать за кадром)
Во-первых, конечно, продолжения истории с Мори, Иламой и Джарином. Верю в то, что там хорошо кончится, но жутко интересно, как! Улыбающийся
Очень хотелось бы, чтобы Квинтилия почувствовала себя полноценным членом команды, чтобы мы подружились и  помогли ей восстановиться в Академии. Хочется, чтобы у Освальда и Самриты все было хорошо.) Да в целом продолжение всего – будет очень интересно!

8.   Пожелания на следующую миссию [в целом]
Чтобы и Мори выжила, и Илама спаслась из лап Дохииила. Про Квинтилию то, что выше… ну и может она все же узнает и оценит Ракара? Просто надежда, ну вдруг.

9.   Пожелания на следующую миссию [для вашего персонажа]
Вот не знаю пока Улыбающийся В зависимости от того, что будет происходить вокруг. В складывающихся обстоятельствах буду участвовать, как пойдет) А чего-то специального… наверное, пока нет, это мне самой надо придумать в первую очередь, какие стороны характера или прошлого хотелось бы раскрыть и в какую сторону. Еще не созрела. Участвовать во всем конечно хочется, но пока на общих основаниях.
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 24 Августа 2017, 11:31:18
1 сентября 2384 г., ночь
ДС9, Коридоры и голокомната


Акрита не знала, столько времени остается до торжественной церемонии после встречи "Амазонки". Она сначала зашла к себе, чтобы переодеться, потом направилась в сторону Променада, туда, где собирались все. В душе была усталость и какая-то пустота. В том, как прошла и завершилась регата, она не видела своей заслуги, по крайней мере более, чем со стороны других. Перед глазами и в памяти еще стоял тот момент, когда от каждого движения ее пальцев зависело десять жизней, не считая ее саму, или даже одиннадцать, если считать паука, о котором она, впрочем, пока не знала подробностей. Это было действительно страшно, хоть тогда, за рулем, она не осознавала страха, и как будто эхом возвращались события далекого прошлого… Когда жизнь ее и близких тоже оказывалась слишком хрупкой.
Акрита понимала, что ей нужно преодолеть этот страх, чтобы стать офицером Звездного флота, чтобы служить Федерации и строить будущее, в котором, даже в самом светлом варианте, потери будут всегда. Но прямо сейчас не хватало сил и путались мысли, а еще она не могла себя обманывать в том, что ее реакция, умения, знания могли бы быть лучше, и если сейчас все обошлось, то в дальнейшем… Ведь они действительно были на волосок от смерти, от непоправимого. Освальд сказал правду, про то, что самое бесценное – жизнь…
Одна из голокомнат оказалась свободной – видимо, у собравшихся хватало впечатлений в реале. Наверное, уходить в виртуальный мир сейчас неправильно, и вообще все это глупости, но что-то внутри андорианки просилось наружу, что-то, все еще напряженное до предела. Она пролистала список презентаций и, почти не раздумывая, остановила выбор на Вулкане. Таймер отключения программы должен был сработать непосредственно перед началом торжественной церемонии.

Ветер и туча соленых брызг били в лицо, жестко, мощно, отчаянно. Земля вздрагивала, где-то справа бурлил поток мутной от песка воды, сверху грохотали молнии. Закрыв глаза и подставив себя порывам стихии, Акрита сидела прямо посреди поля, метрах в ста от города, который отсюда едва виден был светящимся куполом сквозь пелену ветра и брызг. Андорианка цеплялась руками за камни, хотя порой шторм все равно оказывался сильнее и ронял ее в водоворот воды и песка. Она сейчас не думала ни о прошлом, ни о будущем, она просто растворялась в этом катаклизме, пропускала через себе раскаты грома, подпрыгивала и вздрагивала вместе с землей, и, как ни парадоксально, с каждой минутой в ее душе становилось спокойнее. Как будто эта стихия сейчас понимала и принимала все ее тревоги, страхи и потери, они исчезали в ее страшной красоте и величии, смывались ее потоками и уносились прочь. Акрита улыбалась ветру, миру и новому дню, бушующей буре вокруг и тишине – внутри.
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 17 Августа 2017, 11:42:06
1 сентября 2384 г., ночь
Баджорская система, катер “Анадырь”


“Амазонка” передала щитами сообщение о готовности к маневру.
Теперь катера шли уже один над другим, скорость «Анадыря» была чуть выше, он постепенно выходил вперед. Прикусив нижнюю губу, Акрита неотрывно следила за линией движения «Амазонки». Квинтилия – наверняка это была она – держала курс с предельной точностью отличницы, и андорианка успела внутренне улыбнуться, значит, не стимуляторы делали ее прекрасным пилотом и курсантом Академии. И Акрита обязательно ей это скажет. И да, так бывает, что уверенность просыпается в критический момент, совершая невозможное.
Мигнул индикатор, бросив зеленый отблеск на пальцы пилотов. На втором катере в этот момент должен был сработать сигнал об уменьшении скорости на 0.12% и одновременно подачи мощности на передние и верхние щиты. Здесь уже и команды были не нужны, но инстинктивно, или по просьбе Ракара - Акрита сама не знала точно, почему – она быстро и отчетливо заговорила на запись связи и «жучок»:
- Вышли на позицию. Вы чуть уменьшаете скорость, щиты по инструкции. Все как было на симуляции 4-эф-бета. Все внимание на сигнал риверса. Компьютер выдаст импульс автоматически по циклограмме, но вы следите. Все идет отлично!
В ответ “Амазонка” сразу же уменьшила скорость - это было видно по приборам. Сканеры Артура также показали, что второй катер дал мощности на щиты.
- Амазонка усилила передние щиты, - сказал Артур.
На один невообразимо короткий миг пальцы Акриты дрогнули, благо в этот момент не нужно было ничего нажимать. Но это был лишь миг, а затем время словно перещелкнулось на пониженную передачу, растянувшись в несколько раз. Синхронно с сигналом второго индикатора андорианка бросила «Анадырь» вниз.
При такой скорости даже легкое изменение траектории ощущалось отчетливо, поэтому сейчас всех пассажиров конкретно подбросило, а затем сразу же вжало в кресла. Включились аварийные датчики критически близкого сближения, звуковое сопровождение, конечно, было предварительно отключено.
Артур смотрел на позиции катеров, их сближение, показания датчиков. От него сейчас ничего не зависело и он с удовольствием наблюдал, как начинается их главный маневр в этой регате. Он с удовольствием отмечал про себя как здорово и хорошо слаженно работает их команда, он чувствовал волнение Акриты, такое естественное в этот момент, и он видел, как Акрита профессионально все исполняет. И, несмотря на все то, что случилось, Лайтман испытал воодушевление моментом. Катер бросило вниз, сейчас произойдет столкновение и ускорение… сейчас.
Самрита вцепилась в свое кресло и старалась не выпускать из поля зрения показания приборов даже во время предстоящего толчка. Она и так совершила много ошибок за время регаты – взять хотя бы свою поведение на Джеррадо, которое стоило команде кучи нервов и времени, и это не говоря о неудачной телепортации зонда и проблем с ЭМГ. Теперь она должна была сделать все возможное, чтобы двигатели не подвели в последний момент, и чтобы структурная целостность выдержала… Самрита сжала зубы, напряженно глядя прямо перед собой: пусть от нее сейчас ничего и не требовалось, но ей тоже хотелось чувствовать, что она приложила усилия и сделала все возможное для того, чтобы их команда победила в регате, а не только всем помешала.
Освальд напряжённо поглядывал то на Акриту, то на свой пульт, на который выводилась диагностика всех систем катера. Кадет снова начал ругать себя за то, что замешкался и позволил "Льдам" забрать зонд - возможно, поступи он иначе, им сейчас не пришлось бы рисковать убиться на финишной прямой. Потом, правда, вспомнилось, что "Амазонка" и так летела к ним, стремясь исполнить опасный манёвр во что бы то ни стало, поэтому именно на манёвр его ошибка не повлияла никак.
Отогнав навязчивые мысли, Освальд продолжил следить за происходящим, глядя то на пилота, то на пульт, то на обзорный экран.
- Риверс точно по сигналу, - собственный голос доносился до Акриты как бы издалека. Это был самый опасный этап, решающий и критический. Программа до миллисекунды рассчитала момент «толчка», где одним из ключевых параметров выступали характеристики щитов «Амазонки», которые сейчас испытывали очень большую нагрузку, а во время риверса и вовсе почти предельную. Если программа ошиблась, если что-то не учтено, если последняя диагностика в каком-то месте выдала погрешность сверх допустимой… Андорианка знала риски, но сейчас не думала об этом. Она просто ощущала до дрожи, до миллиона острых игл на кончиках антенн, до капель крови на закушенной губе – то, что от нее зависит жизнь их всех. От каждого, конечно, но в первую очередь от нее. Она спиной ощущала их доверие, волнение, ожидание, поддержку, и не только их, а еще и тех, кто был на «Амазонке» в паре десятков метров позади нее. Она чувствовала, как напряжены щиты, как ползет стрелка температуры обшивки, и очень хорошо представляла, что сейчас видят Квинтилия и Ракар – как им в лобовое стекло бьют струи горячей плазмы.
А затем сработала автоматика, так, что даже сама Акрита с полусекундным запозданием поняла, что произошло: компьютер «Амазонки» переключил двигатели на риверс, шкала состояния задних щитов «Анадыря» мгновенно стала красной.
- Квинтилия, стабилизаторы! – крикнула андорианка, следя, как их собственный катер балансирует на огненной струе, подобно тому как это делали древние ракеты при старте с планет.
«Амазонку» сейчас будет очень жестко штормить, их положение в голографической проекции заметалось. Но они уже выполнили свою задачу, выдержали, дали нужный импульс! Они целы, да, они, борг нас всех подери, целы!! А «Анадырь» уже летел вперед, вдавливая в кресло экипаж, ругаясь опасной перегрузкой на всех консолях, особенно на инженерной.

____________
с командами "Анадыря" и "Амазонки"
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 16 Августа 2017, 11:14:50
Тем временем на “Анадыре”


Артур, внимательно следивший за всеми сенсорами, вдруг резко обернулся к товарищам на мостике и сказал почти шепотом, но было слышно:
- “Амазонка” передала, что на Акрите жучок, его надо найти и уничтожить.
- Очень вовремя! - проворчал Освальд. - Они что, узнали это за пару минут до финального манёвра? В любом случае, сейчас не время этим заниматься. Акрита, не отвлекайся, та команда и так всё слышала - чего уж теперь-то... Получается, с "Анадыря" на "Амазонку" почти всю регату передавались данные? Если это вскроется, нас могут обвинить в жульничестве, и не факт, что мы докажем, что сами ничего не слышали... впрочем, это старые новости. Акрита, может, тебе будет удобнее давать инструкции через жучок, без модуляции щитов? В конце концов, твои указания должны доставляться как можно быстрее. Артур, передай, что мы решили использовать жучок, а не уничтожать. Пусть принимают сигнал и поскорее - время на исходе!
- Интересно, а почему они это вдруг сейчас узнали? Так вовремя – как раз, когда нам нужна связь, которую не могут зафиксировать, - хмыкнула Самрита. – Кстати, а как это может вскрыться? Ну только если мы сами не признаемся, когда будем давать показания о «Серебряных фениксах», а мы ведь можем о чем-то и умолчать?..
Акрита увидела сообщение Ракара одновременно с Артуром, но, занятая расчетами и подготовкой систем, не придала значения. Она сейчас целиком отдалась главному делу. Жучок – ну и пусть жучок, она даже не сразу поняла, что, собственно, имеется в виду, только когда к ней обратился Освальд, задумалась на секунду.
- Я не знаю, как он работает, я даже не знаю, где он, - усмехнулась она. – Поэтому сообщения через щиты все равно буду передавать, и данные для маневра, если понадобится. А если уж действительно он что-то вещает, то пусть, хуже не будет. Услышат на пару секунд раньше. Пожалуйста, давайте остальное оставим на после регаты? У нас трехминутная готовность…
Лайтман обернулся к команде. Сейчас это было не своевременно, но Лайтман очень хотел высказаться, ибо его очень задело.
- Ромуланцы… - сказал Лайтман, и в его голосе слышался оттенок презрения, - чего еще ждать было от ромуланцев? – Артур испытал сложные чувства. Он когда-то хотел верить им и надеялся на сотрудничество, но сейчас его не отпускало чувство того, что их не просто обвели вокруг пальца, их… и это слово было не из тех, которые принято высказывать в приличном обществе, - оставим,  конечно, куда уж там. Сейчас некогда. Но я хочу, чтобы они слышали. Сэм, любой приемник-передатчик – это источник сигнала. И даже если приемник ничего не излучает, то передатчик излучает. Он излучает на нестандартных частотах, может быть даже в подпространстве, но суть в том, что излучение есть. И его можно зафиксировать. Нет никакой гарантии в том, что организаторы не сканируют все частоты пространства и подпространства. Абсолютно все. И доказательство тому, что сканирование идет по всей области – наш инцидент с зондом и кубом. У нас есть поддержка, аварийная и медицинская – и они легко могут сканировать и наблюдать за всем. Это просто подстава. И ромуланцы этому авторы. Но сейчас правда не время для этого всего. Нельзя верить ромуланцам, вот что. И Ракар к этому всему причастен, я ему больше не верю, ни единому его слову.
В этот момент с “Амазонки” пришло новое сообщение:
“Не уничтожайте его! Пусть жучок будет, он нам нужен! Отмена уничтожения, очень прошу, оставьте."
С каким то исступлением Артур продолжил, прочитав новое пришедшее сообщение:
- Ну вот и доказательство. Ракар следом передает просьбу не уничтожать передатчик, он буквально умоляет, он им теперь нужен. Какая игра наглого до беспредела шпиона Тал Шиар, нас всех считают адептами детского сада. Я не знаю, это унизительно просто. Сплошная ложь и глумление над тупыми федератами, они просто смеются над нами там.
– И заражают всех вокруг паранойей! Вот это я бы назвала настоящей диверсией! – сообщила окружающему пространству М’Кота. – Это у вас в Федерации есть презумпция невиновности? Или я с кем-то вас перепутала?
- Прекратите! - слегка повысил голос Освальд и от досады хлопнул ладонью по подлокотнику кресла. - Что, лучшего времени для таких разговоров нет? Обязательно надо прямо перед смертельно опасным манёвром вспомнить все свои предубеждения против ромуланцев? Напоминаю, что на том корабле сейчас находятся наши коллеги и товарищи по “Альфе”, часть из которых - вполне себе федераты. Ни команда "Амазонки", ни команда "Примы" не являются чисто ромуланскими, поэтому огульные обвинения всем отставить, это приказ. Сосредоточились на деле!
- Да, сэр, - сказал Артур и отвернулся обратно к своим приборам.
- Выходим на позицию, - сказала Акрита, как только на мостике наступила немного напряженная, но все же тишина.
Андорианка тоже понимала, что это подстава, что передача сигнала может быть отслежена и бросит тень на всю их задумку. Но теперь уже нет смысла что-то менять, если «жучок» работал всю дорогу и кто-то мог его вычислить, то наверняка это сделал. Вся их идея, то, над чем они работали и думали, не спали ночами – все это оказалось подставлено какой-то шальной командой якобы их проекта. И не ромуланцы тут были виноваты, в любом народе есть хорошие и честные люди, а есть те, с которыми… лучше не пересекаться даже случайно. Но сейчас было не время для этих мыслей, и Акрита загнала их туда же, вглубь сознания.
- Самрита, двигатели готовы? М’Кота, Артур, нам нужна будет полная мощность на задние щиты, по сигналу. Полная циклограмма маневра у всех на консолях. Квинтилия, не знаю, каким образом ты меня слышишь, держи скорость и ровный курс, просто к заданной точке схода. Я вас вижу и отслеживаю, все идет отлично! Ракар, Тенек, пожалуйста, пусть наша связь будет открыта в непрерывном режиме.
Свою секретную связь она тоже настроила на непрерывный прием-передачу голосовых сообщений.
- Двигатели готовы, но им будет тяжело после двух наших бросков, - честно призналась Самрита. – Мы их сильно перегрузили в прошлый раз.
– Готова, – коротко отрапортовала М’Кота.
Клингонка с одобрением посмотрела на товарищей: что ни говори, а все они умеют отбросить всё лишнее и включиться в работу, как только настаёт «момент икс».
- Я готов, - также отозвался Артур.
Обратный отчет медленно полз к обозначенной на схеме маневра точке. Акрита видела, как бегут голографические цифры, показывающие расстояние между катерами, скорость сближения. Сейчас они шли параллельным курсом, и «Анадырь» начал заходить немного выше и левее, чтобы выйти в верхнюю позицию. Андоранка снова волновалась, теперь уже не из-за маневра, а из-за того, что по секретной связи приходили пока только короткие сообщения от Ракара. Включили ли они голосовую передачу? Как там Квинтилия вообще? Несколько дней назад оказавшаяся на грани жизни и смерти, и теперь поставленная в ситуацию, где от нее, как и от каждого, зависело настолько многое… Акрите хотелось хоть как-нибудь ободрить ее, внушить уверенность, но сейчас с учетом всего, что происходило на мостике «Амазонки», не было никакой возможности. Андорианка лишь надеялась, что Ракар сделает это.

____________
с командами "Анадыря" и "Амазонки"
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 15 Августа 2017, 14:43:50
1 сентября 2384 г., вечер
Баджорская система, катера “Анадырь” и “Амазонка”


Трикодер инженера не показал ничего необычного, кроме температуры куба. Но в отличие от поверхности зонда о замок уже не было опасности обжечься.
- Вроде бы все в порядке, - неуверенно проговорила Самрита, закончив сканирование. - Похоже, что высокая температура исходит в первую очередь от зонда – куб уже прохладнее. Но не мог же он нагреться в космосе?.. Я думаю, это была моя ошибка при телепортации! И я согласна с Акритой, что мы можем просто попробовать вставить ключ – мы же ничего не нарушали, так?
- Мы ничего не нарушали, - кивнул Освальд, - но что если при телепортации автоматика зонда или замка подумала, что это жульничество, и, скажем, запустила самоуничтожение зонда? Ладно, давайте попробуем, не так-то уж и много мы теперь теряем. Сэм, следи за показателями зонда и замка. Если что-то пойдёт не так, например, зонд будет нагреваться дальше, немедленно телепортируй его за борт.
Кадет взял ключ-цилиндр и, вздохнув, вставил его в замок.
В этот раз ключ озарился знакомым зеленым светом.
- Сработало? – Самрита на секунду оторвалась от показания приборов. – То есть… все в порядке, мы прошли? – недоверчиво уточнила она. – Мне телепортировать зонд с ключом назад?
Артур, молчаливо взиравший на все это действие, увидел зеленый отблеск в кубе и повернулся к своей консоли, на которой отслеживал положение остальных кораблей.
- Наверное, М'Кота уже может вылезать из скафандра? – спросил он. – Здорово, что все получилось на этот раз, - добавил он.
- Похоже на то - сработало, - кивнул Освальд, убирая замок обратно. - Акрита, курс на ДС9, Сэм, телепортируй зонд назад, М'Кота, снимай скафандр - в этот раз он не понадобился, Артур, как только Сэм телепортирует зонд, передай через модуляцию щитов на "Амазонку", что мы прошли, и впереди финишная прямая. Готовимся к манёвру, координация через Акриту.
- Есть, - кивнула андорианка, поворачиваясь к своей консоли.
Теперь предстояло самое ответственное – максимально быстро и точно собрать всю информацию о траекториях, положениях и динамических характеристиках кораблей, рассчитать оптимальное движение для «Анадыря» и «Амазонки», точку встречи, нужные импульсы… Программа была выверена еще до старта, на симуляциях, но именно теперь она впервые покажет себя в действии.
- Артур, еще, если можешь, запроси их о том, не изменилось ли чего в параметрах двигателей, корпуса, щитов и прочего после аварии и ремонта, - сказала Акрита, не отрываясь от расчета.
Пока Акрита еще не успела ускориться, Самрита задала координаты телепортации – те, откуда они и взяли зонд, - и отправила его назад.
- Хорошо, - ответил Артур Освальду и написал сообщение для "Амазонки" – "Чек-поинт пройден, на финишной прямой готовимся к маневру, Акрита координирует." Добавил по просьбе Акриты – "Соответствуют ли изначальным параметрам ваши двигатели, корпус и щиты после ремонта?" И отправил сообщение.
- Сообщение отправлено, - сказал кадет.
- Спасибо, - кивнула Акрита и подала всю мощность на двигатели. В этот момент программа выдала результаты расчета. Андорианка занесла результаты в компьютер, затем переключилась на секретную связь.
«Передаю параметры маневра. Через 8 минут 43.5 сек выходите на позицию с указанными координатами» - одно короткое сообщение и целый блок цифр, которые только навигационный компьютер Квинтилии мог сложить в нужный алгоритм действий. Все это было отрепетировано, конечно, но кто знает, чем оно обернется в реальности? Заданная точка находилась примерно в одной седьмой расстояния до ДС9.
Затем пришел ответ на первое сообщение, отправленное Артуром:
“Отклонения есть, заплатка на крыле”.
Пока шли переговоры, М’Кота освободилась от скафандра и вернулась на мостик. Её не расстроило то, что отпала необходимость в выходе в открытый космос: это на тренировках можно попробовать всё, а в реальных условиях важно быть в готовности, а уж пригодится это или нет, зависит от обстоятельств.
– Готова, – отрапортовала она, снова занимая своё место. Её место не было ключевым, но сейчас была важна готовность каждого члена экипажа – каждая манипуляция имела значение.
- Отлично, «Амазонка», - быстро проговорила Акрита, ее слова мгновенно переводились в модуляцию щитов и на таком близком расстоянии сразу же считывались сенсорами второго катера. – Пока выходим на позицию, пришлите обновленные параметры всех систем, каких сможете. Любая мелочь может оказаться важной. Спасибо вам! У нас все получится.
Что-то словно переключилось внутри самой андорианки, и если раньше она чувствовала вполне объяснимое волнение, то теперь все отодвинулось куда-то в глубину сознания. Были только руки, консоль, невидимые ниточки связи и расчерченное голографическими линиями пространство дополненной реальности.
Постепенно на “Анадырь” начали поступать отчеты о системах “Амазонки”. Но трансляция через щиты была медленной.
Но отведенных восьми минут должно было хватить, и на прием отчетов, и на адаптацию алгоритма действий, и на передачу новой схемы маневра «Амазонке». Дальше, как очень надеялась Акрита, уже не придется передавать большие объемы данных.
- Принимаю, - сообщила она второй команде. Впрочем, разве второй? Теперь, в эту минуту, они были уже одной командой во всех смыслах этого слова. – Для оперативности рекомендую сделать прямой прием-передачу секретной связи с консоли пилота, остальные могут настроить себе дублирование, чтобы быть в курсе. У нас так сделано. Начинаю передачу обновленной схемы маневра, все параметры моментов времени, импульсов и траекторий.

_________________
с командами "Альфа-маж" и "Новое поколение"
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 15 Августа 2017, 14:41:04
1 сентября 2384 г., вечер
Баджорская система, катера “Анадырь” и “Амазонка”


-Сэр! - предостерегающим тоном сказал один из пилотов-андорианцев.
-Что за… - начал капитан Кон, наклонившись вперед, чтобы видеть показания приборов, - Значит, вот вы как играете? Что ж, смотрите!
Он нажал на какую-то кнопку в верхней части зонда, и он открылся и наверх выехал куб-замок.
Движением фокусника андорианец вытащил из-за спины ключ, на первый взгляд такой же, как у команды “Альфа-маж”.
-Можете понаблюдать лично, как мы сейчас пройдем последний чек-пойнт и закончим регату, - объявил капитан Кон, вставляя ключ в замок. Приборы отозвались знакомым зеленым светом.
-Вот и все! - объявил андорианец.
- Я всего лишь хочу удостовериться, что всё будет честно, капитан, - ответил Освальд, - верните куб на площадку, и мы вас отпустим в ту же секунду. Путь до ДС9 покажет, кто из нас лучше - финиш ведь там.
Два пилота рассмеялись. Капитан Кон снова нажал на кнопку, куб исчез в зонде.
-Телепортируйте, - коротко скомандовал он своим, а потом снова нацелил антенны на Освальда, - Теперь ваша очередь.
Зонд снова с короткой вспышкой появился в космосе.
- Будет быстрее, если мы сделаем, как и они – поднимем зонд на борт и вставим ключ здесь, - проговорила Самрита в наступившей тишине.
- Артур, отпускай их, Сэм, поднимай куб, - незамедлительно скомандовал Освальд, - видите, капитан Кон, мы играем честно и хотим того же по отношению к нам.
-Мы тоже играем честно, - поморщился капитан Кон, - Никто не говорил, что нельзя телепортировать ключ. Здесь нет генераторов силового поля, у этой задачи другие условия, чем у той, что на Сембе-2. Или вы думаете, что организаторы просто забыли установить генераторы? Или что у них просто нет фантазии на два совершенно разных задания? Это была гонка, и “Поющие льды” ее выиграли.
Артур отключил тягловый луч, и, склонившись над своей консолью, закрыл глаза рукой. Он был в смятении. Так нельзя было делать, это повлечет последствия. Нельзя было его включать, и это он был виноват, потому что именно он это предложил.
- Мы разное видели сегодня, капитан Кон, - ответил Освальд, - и у нас нет оснований верить кому-то на слово. Мы перестраховались. Уверен, вы бы поступили так же. А теперь вас ждёт финишная прямая, на которой мы вас обгоним, даже с той форой, что у вас будет, можете не сомневаться.
-Смотрите не подавитесь нашим ионным следом, - усмехнулся капитан Кон, - Полный вперед! Конец связи.
Мостик андорианского корабля на обзорном экране “Анадыря” потух и снова появились только звезды и зонд. И еще один приближающийся корабль, похожий по форме на земного ската.
В это время Самрита навелась на зонд и активировала телепортацию прямо на мостик катера.
- У нас еще есть шанс их обогнать, если «Амазонка» успеет, -  проговорила она, пытаясь как-то поднять боевой дух.
Освальд не стал терять времени и тут же подбежал с ключом к зонду, после чего вставил цилиндр в отверстие замка.
Как в кошмарном сне замок осветился красным светом, а ключ завибрировал и по его поверхности побежали цифры - новые координаты. До этого момента все их чек-пойнты всегда работали и они впервые столкнулись с тем, чтобы ключ не подошел к замку.
- Что там случилось? – нервно воскликнула Самрита, привставая на своем месте.
- Проверь эти координаты, - сказал Освальд, подскочив к креслу пилота, - курс за "Льдами", самый полный вперёд, есть опасение, что они подсунули нам не тот куб.
– Или как-то сломали нужный! – взвинтилась М’Кота. – Или… Там больше ничего нет в прежних координатах куба? И, наверное, его надо на место вернуть?... – всё это она выпалила на одном дыхании, словно фразы рвались наружу «пихаясь локтями» у неё в горле.
Акрита быстро ввела новые координаты с ключа в компьютер. Судя по ее карте это была какая-то точка, в которой тоже не было ничего особенного, как и в том месте, в котором они сейчас находились. И лететь до нее было приблизительно 20 минут от того места, где они сейчас находились. Но при этом от новых координат до ДС9 было примерно такое же расстояние, как и из их текущего положения.
- Давайте свяжемся с «Амазонкой», пусть идут курсом на перехват к нашим андорианским друзьям, - с лица Самриты все еще не сходило в крайней степени озадаченное выражение.
- Летим к этим координатам? – спросила Акрита, выводя на общий экран расположение станции, новой точки и кораблей. Сзади приближались две другие отстающие команды.
Тем временем “Поющие льды” уверенно взяли курс на ДС9, а два другие корабля, которые “Анадырь” смог обогнать на форсаже, приближались. Впереди шел не-федеральный корабль, плоский и обтекаемый, похожий на ската, а за ним плыл баджорский солнечный парусник. Акрита хорошо видела их траектории в своем шлеме виртуальной реальности.
Но вдруг “скат” начал разворачиваться.
- Что-то у них странное происходит! – поспешно добавила андорианка. – Смотрите, один разворачивается… как будто знает, что у него другая контрольная точка?
- Возможно, это расплата за тягловый луч, - сказал Артур, - я виноват в этом. Я это предложил. Я дурак. Я должен был сейчас сидеть в тюрьме на Кардассии, а не заниматься этим вот всем. Я сейчас посмотрю, когда стартовали "Поющие льды", потому что если они стартовали раньше нас, то у нас еще есть время… Хотя... нет, мы не собирали эту статистику.
- Отставить, Артур! - оборвал коллегу Освальд. - Во-первых, приказ отдавал я, во-вторых, это не может быть расплатой. Сэм, верни зонд на место. Думаю, это из-за того, что мы не первые. Наверное, точки циклически перебираются... Летим к новой точке, самый полный вперёд! У нас есть шанс прилететь туда первыми?
Самрита телепортировала зонд обратно и обернулась на Освальда:
- Думаешь, это не «Льды» нас обманули, а сама регата так задумана? – проговорила она задумчиво. – В любом случае, мы должны сказать об этом второй команде – они наверняка думают, что мы тут уже все прошли… и удивляются, почему мы застряли.
М’Кота шумно выдохнула:
– Я надеюсь, эти – позади – не подумали, про нас то же самое, что мы про андорианцев! Интересно, теперь они будут использовать ключи или попробуют догнать лидера?
Акрита сверилась с картой. Пока получалось так, что всем трем кораблям было примерно одинаково лететь к новым координатам. Разве что баджорский парусник был помедленнее и мог отстать. И тут на радаре появился еще один не-федеральный корабль - пока слишком далеко, чтобы точно экстраполировать его маршрут. Итак, их снова было четверо. Если не считать “Амазонки”.
- Летим к новым координатам, - отрапортовала Акрита, выводя катер на максимальной скорости в направлении, которое указал ключ. – Но я еще не уверена, что остальные летят туда же.
- Да, похоже на то, - огорчённо ответил Самрите Освальд, проклиная собственную нерешительность - надо было сразу телепортировать цель на борт, когда захотелось, а не пытаться всё сделать красиво, - наверное, это такой способ разделить ближайших соперников, чтобы к ДС9 не понеслась целая толпа. И чтобы победителя было проще определить.
На несколько Освальд потерял всякое желание что-либо делать - шансы на победу растаяли из-за глупой ошибки, и дальнейшее участие потеряло для него всякий смысл. Однако, очень быстро вернулось осознание того, что опустить руки означало ещё и подвести команду. Собравшись, кадет кивнул:
- Поднять щиты. Артур, передай на "Амазонку" сообщение: "Нас опередили, теперь новая точка, летим туда". И координаты прикрепи.
Лайтман набрал сообщение, включил в него новые координаты, к которым летит "Анадырь", поднял щиты, и отправил сообщение.
- Есть, готово, - сказал он.
- Эй! – Самрита внимательно посмотрела на Освальда. – Мне не нравится твой тон! Мы еще не проиграли, и сейчас мы должны выложиться по полной. Даже если мы займем второе или третье место – это тоже победа, - девушка по очереди оглядела всех остальных. – Нельзя расстраиваться и сдаваться из-за одной неудачи – иначе что мы за будущие офицеры такие?
Освальд строго посмотрел на Самриту и не слишком довольно помотал головой.
- Никто не предлагает сдаваться, и говорить об этом не надо, - твёрдо произнёс он, бросив взгляд на каждого коллегу по очереди, - летим к цели.
Тем временем Акрита заметила, что катер второй команды, “Амазонка”, находится уже совсем близко.
- «Новое поколение» по-прежнему летит прямо за нами, - сказала пилот. – Нам еще минут десять точно лететь, при текущей скорости. Судя по статистике, остальные корабли направляются к разным точкам, и, возможно, то, что «Амазонка» повторяет нашу траекторию, вызовет подозрения… Надо было связаться с ними раньше, как только мы вылетели с Бэйджора!
Акрита не могла не корить себя за то, что она, руководитель маневра, в самый ответственный момент упустила ситуацию и теперь все пошло вот так криво. Но предаваться размышлениям и чувствам вины было определенно некогда. Сейчас нужно сделать все, что возможно в данной, уже сложившейся ситуации.
- Что там на сенсорах? – спросила она, кивнув в сторону второго пилота. – В наших новых координатах что-то видно?
Сканеры Артура показали в новой точке присутствие того же особенного металла, из которого были сделаны все замки на регате.
А экстраполяция курсов других трех кораблей, наконец, подтвердила, что они направляются туда же. Баджорский парусник отставал от “Анадыря” на семь минут, новый не-федеральный корабль - на четыре, но уже начавший становиться знакомым им “скат” показывал хорошую скорость и по расчетам они должны были оказаться на точке одновременно, если чего-то не предпримут специального, чтобы опередить соперников.
- Вижу нашу цель в указанных координатах, - сказал Артур, - и поразительно, другие три корабля летят за нами. Хотел бы я знать, по какой причине они повернули.

______________
с командами "Альфа-маж", "Новое поколение" и "Поющие льды"
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 04 Августа 2017, 09:20:41
1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин


- Хм, а у меня как раз продолжение твоего ответа придумалось, - обратился Освальд к клингонке, - сопротивленец заманил к кораблю патруль и взорвался вместе с ними. Отсюда же вытекает, что не следует человеку отталкивать возможность исполнить свой долг, а удерживать не стоит жизнь, если от этого пострадает, например, борьба с агрессорами. А вопрос "Что бесценнее всего?" можно понимать по-разному, ведь не просто так же его задали именно в такой форме, а не более понятно: "Что ценнее всего?". То есть ответ должен быть одновременно и невероятно ценным и дорогим, и чем-то, что можно принести в жертву. Хорошо сочетается с предложенным ответ, что бесценнее всего человеческая жизнь: её сложно переоценить, но иногда ей нужно пожертвовать. Что думаете? - кадет поставил корзинку с фруктами на землю и посмотрел на девушек.
– Мне нравится! – решительно сказала М’Кота и посмотрела на Акриту: – А тебе?
- Я пока не могу ничего осмысленного придумать на второй вопрос, хотя мне нравится идея М'Коты, - сказала Акрита и опустила взгляд. – И да, думаю, Освальд действительно прав по третьему вопросу. Хотя первое, что мне пришло в голову, и, видимо, самое банальное – то, что бесценнее всего любовь… наверное, немного не то, что нас спрашивают.
- Как знать... - пробормотал Освальд и, чуть подумав, вернулся к сбору плодов. - Как бы то ни было, у нас всё ещё не фигурирует дерево в ответе на первый вопрос... разве что рядом с тем деревом установили памятник героям сопротивления. Но тогда как-то странно, что оно вообще фигурирует в тексте загадки...
– Может, в нём какой-то секрет, – задумалась М’Кота. – Как думаете, хозяева не обидятся, если мы поэкспериментируем с плодами? Разломим, раздавим, наконец просто съедим по штуке?
- Наверное, нет, только что это нам даст? – пожала плечами Акрита, складывая фрукты в корзину. – А еще я подумала, что можно вызвать Самриту и Артура, рассказать им, пусть тоже пофантазируют.
- Почему бы и нет, - пожал плечами Освальд, - в конце концов, мы же одна команда и должны действовать вместе.
Нажав на дельту, кадет вызвал катер:
- "Анадырь", приём. Как дела? Нашли что-нибудь интересное? Хотите присоединиться к разгадыванию загадок?
Несколько минут тому назад Артур посадил «Анадырь» на площадку и теперь они сидели с Самритой в молчании. Лайтман ничего не говорил Самрите, и ни словом ни взглядом старался не напомнить о том, что он слышал по связи тогда, еще на Джераддо. Хотя ему было интересно. И теперь кадет думал о том, что будет теперь. С проектом, с этой второй командой, вернее третьей. И о том, что чувствует сейчас Самрита. Наверняка шокирована, как и Освальд. Постепенно мысли кадета перешли к М'Коте, хотя Лайтман как раз следил за сенсорами и искал другие корабли поблизости, и тут прозвучал вызов, кадет машинально, почти автоматически нажал кнопку ответа.
- Слышим вас, группа высадки, - сказал Артур, и тут же воспылал интересом к заданию, - У нас все хорошо. На разбитом катере я нашел голофотографию лейтенант-коммандера Планкса, скачал данные из компьютера и больше искать не стал. Катер разбит сильно. Загадки – конечно, хотим! – и Артур повернулся вместе с креслом к Самрите лицом, - да, Сэм?
- А я еще я поговорила со вторым кораблем, и они немного рассказали о тех саботажниках у них на борту, - добавила Самрита. – Но это я вам потом расскажу, давайте ваши загадки!
- Ага, слушайте внимательно, - Освальд взял один фрукт и, отойдя чуть в сторону, приступил к рассказу.
Рассказ прилара и сами загадки он пересказал почти дословно, а потом бегло передал те идеи, до которых додумалась команда: укрытие, героический подрыв катера, тихий отход, любовь, долг, честь и человеческую жизнь - все без исключения, но не вдаваясь в то, какая идея была чьей - в мозговом штурме это не важно.
- Так, вроде, всё, - произнёс кадет в конце и доел остаток фрукта, - что думаете?
Артур откинулся в кресле и задумался.
- Хм.., - сказал он, - знаете что, на второй и третий вопрос не может быть однозначно верного ответа для всех. Это у каждого индивидуально. Как говорится – каждому свое. Для ференги бесценнее всего – латина, и попробуйте доказать им обратное. Хотя, конечно, я тут вовсе не имею в виду Хену, у нее совсем другие цели. Так… - кадет сосредоточился, - отталкивать не следует - возможности, а удерживать не следует собственное упрямство, кроме того – отталкивать не следует искренность, а удерживать не следует добровольность. И это все абстракции. Но тем не менее – мне кажется, ответ и должен быть одной из абстракций. Бесценнее всего – для кого честь, для кого родина, я скажу что это – жизнь во всех ее проявлениях. А вот первый вопрос вполне конкретный и он на логику и на знание. Знать мы не можем, но можно высчитать логически. Я вот что думаю – сопротивленец метнулся к дереву, скрыл свои раны, может быть по быстрому перевязал их и притворился сборщиком плодов. А когда подошел кардассианский патруль – он мог сказать им, что был здесь, собирал мобу и видел падение корабля, а пилот побежал в одном из направлений. Рискованное предприятие конечно, шансов мало.
М’Кота тем временем изучала один из плодов. Плотный, удобно ложащийся в ладонь... Но не закидал же сопротивленец кардассинцев фруктами? Конечно, нет! Она разломила плод: особой сочностью он не отличался, хотя не был и сухим. Для пробы М’Кота потёрла свежим разломом кожу на руке и вздохнула: кажется, в плодах не было ничего стратегически уникального.
- Мне нравится вариант Артура, - поддержала Самрита. – К тому же у нас есть факт, что ветви дерева клонились к земле, значит, под ними можно было спрятаться. А вот два следующих вопроса – это уже чисто философия, - рассмеялась девушка, - так что можем придумать какие-нибудь многозначные и хитрые ответы. Ну вроде того, что не следует удерживать то, что стремится вырваться, а отталкивать то, что остается… Но меня больше заинтересовал последний вопрос. Там было именно «бесценнее»? Не дороже всего, а бесценнее? Потому что все эти категории – жизнь, честь, совесть, любовь и прочее – они слишком уж абстрактны, подойдет любой из них, а, значит, это странный ответ на загадку, раз он может быть любым. Бесценнее – это что-то, у чего в принципе нет цены… - она вновь задумчиво крутанулась в своем кресле.
- Верно, Сэм, - согласился Артур, - то, у чего нет цены. И тут не может быть однозначного ответа. У жизни цены нет. У любви тоже. У чести … Нужно выбрать что-то одно. И я думаю, ответ все равно будет верным.
- За чью-то жизнь могут назначить цену, заплатить за убийство, - пожала плечами Самрита. – Мало что ли таких случаев было? Чью-то любовь можно купить, ну и так далее. Нет, это хорошие ответы, просто их слишком много, и все вроде как правильные, вот это меня и смущает.
- Не знаю, меня не смущает то, что в подобных вопросах много правильных ответов, - задумчиво проговорила Акрита на другом конце комлинка. – Видимо, что это вполне нормально. А касательно второго вопроса я тут подумала, может быть, можно немного по-другому сформулировать идею М'Коты: что когда люди тем или иным образом приходят в твою жизнь, не нужно их отталкивать, по крайней мере сразу. А когда кто-то уходит, не нужно удерживать – если этот человек нужен или ему нужно, то сам вернется или не уйдет вовсе.
- Это именно то, что я и сказала про второй вопрос, - закивала Самрита на предложение Акриты, хотя это мог увидеть только Артур. – Только не обязательно людей – это может быть и работа, и призвание, и богатство – что угодно, что приходит… или уходит.
- Спрятал раны? Хм… - почесал подбородок Освальд. - Сейчас кое-что проверим.
Землянин взял ещё один фрукт, разломал на две половины, а потом подошёл к М'Коте и, попросив ту не дёргаться, от души хлопнул одной половинкой ей по плечу.
- Ну что, похоже это на след от крови? - с усмешкой спросил он коллег.
– Ну, ладно, это была плохая идея, – согласилась М’Кота. – Я тут подумала над словами Самриты про цену, – добавила она затем. – Про жизнь она права, жизнь можно купить, но любовь и честь не купишь, если только это настоящая любовь и настоящая честь.
Акрита улыбнулась, то ли на результат эксперимента Освальда, то ли на слова М'Коты.
- Да, это так, - тихо сказала она. – я согласна с М'Котой. Только вот, даже если у кого-то получилось неким образом купить свою или чью-то жизнь, разве то, что он заплатил, можно назвать действительно ценой этой жизни?
- Раз у чего-то есть цена, то это не бесценно. Бесценно то, что вообще нельзя оценить – никак. Или то, у чего нет цены, потому что оно никому не нужно, - отозвалась на том конце связи Самрита. – Итак, пока мы согласны только с ответом на второй вопрос? Что вы там с этой мобой решили?
- Пока ничего, - ответил Освальд. - Наверное, можно раздавить их много в тех местах, где у сопротивленца выступала кровь, но не думаю, что он успел бы - патруль ведь уже рядом. К тому же, у сборщика должна быть корзинка, а у сопротивленца её не было, так что притвориться не получится. Если, конечно, кардассианцы в этой истории не фантастически глупы, что, само собой, возможно.
М’Кота оторвалась от корзины и почесала бровь.
– Я предпочитаю исходить из того, что противник не обделён мозгами, – сообщила она. – Поэтому версия с уничтожением себя вместе с врагами кажется мне более похожей на правду. Конечно... – она задумчиво общипала с дерева ещё несколько плодов и предположила: – А если так? Повстанец притворился запуганным и пообещал важную информацию в обмен на жизнь. Информация по его словам была зашифрована в компьютере на корабле. Кардассианцы пошли проверять, оставив его под охраной одного солдата. Когда они вошли, корабль взорвался, охранник отвлёкся на взрыв, и повстанец сумел его убить. А плоды мобы пригодились ему, чтобы не умереть с голоду, пока он добирается до своих.
- Я думаю, что все они в корабль все равно не полезли бы, - сказал Артур, - один-два – да, остальные должны были стоять снаружи, чтобы осматривать местность. А не только сторожить сопротивленца. И все таки, почему-то версия с его гибелью не кажется мне решением. Он должен был постараться выжить.
- Либо выжить, либо убить максимум кардассианцев, - качнула головой Самрита. – В общем, сделать что-то существенное. Используя плоды или ветви мобы… Спрятаться в ветвях? Его бы наверняка нашли. Забросать кардассианцев мобой? Весело… но нет. Угостить их плодами и начать загадывать загадки? Отвлечь их внимание? Мне кажется, у него безвыходная ситуация!

_____
с Освальдом, М'Котой, Самритой и Артуром
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 04 Августа 2017, 09:09:17
1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин


Слова Освальда и покладистость Акриты заставили М’Коту снова фыркнуть как сердитая кошка или кипящий чайник, но открывшееся за новым изгибом лестницы зрелище на время переключило её внимание на себя. Клингонка из-под руки посмотрела наверх, на дверь и восторженно присвистнула.
– От души радуюсь за кардассианцев и за их впечатления, когда они это увидели! – ехидно сообщила она. – Если у баджорцев есть ещё хотя бы три-четыре таких обители и столько же упрямства и храбрости, как мне говорили, то их завоевателей остаётся только пожалеть, – она перевела взгляд на своих спутников и хулиганская улыбка на её лице снова сменилась недовольством. – Вы это серьёзно? Нарочно просидеть на одном из чек-поинтов? И запороть всё дело? Мы же с самого начала стартовали двумя командами, чтобы как можно лучше представить проект!
- Серьёзно? - удивился Освальд. - Ты приняла констатацию очевидной невозможности выполнения нашего плана без каких-то серьёзных трудностей за предложение всё испортить? Смею тебя заверить, М'Кота, моё желание победить никуда не делось. Ну и чтобы ты в этом не сомневалась... - кадет мельком взглянул на дверь и с усмешкой рванул вперёд.
– Форсаж Макдауэлла? – усмехнулась ему в спину М’Кота и тоже прибавила ходу.
- Да нет же! – отмахнулась Акрита, подбегая вслед за товарищами и остановившись перед дверью. – я имела в виду совсем не то, чтобы ждать их где-то специально. Наоборот, мне все больше кажется, что мы сейчас вообще независимы, и с законной точки зрения это правильно, поэтому пусть так и будет, мы просто сделаем все возможное, чтобы прийти первыми. Как и они.
Она посмотрела на кольцо, совершенно не похожее на какой-либо вид замка. Кнопки, чтобы подать сигнал и попросить открыть дверь, тоже нигде не было.
- И как мы войдем? – несколько растерянно произнесла андорианка. – Наверное, надо как-то позвонить?
– Или постучать, – М’Кота указала на массивное кольцо. – У нас до сих пор на самых старых усадьбах такие висят. А на некоторых – молотки с мордами чудовищ, – мечтательно добавила она.
- Ага, - кивнул Освальд и стукнул три раза кольцом о дверь, - сейчас, по всем канонам историй про путников, забредших в монастырь, ворота распахнутся, и мы будем поражены увиденным…
Ворота действительно плавно распахнулись внутрь, но вместо удивительных чудес в проеме стоял сухонький старичок в оранжевых одеяниях.
-Добро пожаловать, - произнес он, - Мы вас ждали. Следуйте за мной.
Он развернулся на месте и пошел в глубь храма - за его спиной оказалась еще одна крутая лестница наверх, со стоптанными, неровными каменными ступенями.
Освальд поклонился старику, потом посмотрел на спутниц, слегка улыбнувшись, но ничего не сказал, а только сделал приглашающий жест.
Они поднимались по ступенькам, карабкаясь все выше и выше. Кое-где от лестницы отходили в стороны коридоры и в проемах были видны вырубленный в скале скудно украшенные галереи, но баджорский монах не торопился сворачивать ни в одну из них, с неожиданной для своего возраста бодростью перебирая ногами. Через некоторое время лестница сделалась совсем узкой, клаустрофобичной и начала закручиваться головокружительной спиралью.
Когда они уже совсем потеряли счет пройденным ступенькам, и их ноги начали подавать сигналы усталости, лестница закончилась. Вслед за баджорцем они вылезли в невысокую дверь, пригнув головы… И их ослепило солнце, пробивающееся неровными пятнами через широкие зеленые листья. Потная кожа ощутила освежающее дуновение холодного горного ветра. Они оказались в лесу, настоящем лесу на крыше - только небольшие проходы из камня напоминали, где они находятся, а между ними были насыпаны прямоугольники земли, из которых росли невысокие коренастые деревья с резными широкими листьями. Ветки гнулись от темно-фиолетовых плодов, напоминающих земной инжир.
Возле одного из деревьев стоял еще один баджорский монах - гораздо моложе их проводника, у него не было бороды, длинные черные волосы без единого седого волоска были собраны на макушке. К стволу дерева был прислонен посох, украшенный маленькими колокольчиками, а в руках монах держал корзину, в которую собирал фрукты. Услышав шаги, он обернулся.
-Добро пожаловать, странники, - тоже сказал молодой монах, - Мое имя - прилар Паку. Вы здесь для того, чтобы пройти чекпойнт регаты?
- Благодарим за гостеприимство, прилар, - произнёс Освальд, находясь под впечатлением от увиденного, - да, мы - команда "Альфа-маж", меня зовут Освальд, а моих коллег зовут Акрита и М'Кота, - молодой человек по-очереди указал на девушек, - и мы прибыли, чтобы пройти очередную контрольную точку.
Андорианка тоже слегка поклонилась в знак приветствия, украдкой оглядывая все вокруг с любопытством и почти восхищением.
М’Кота плохо себе представляла, как полагается приветствовать мирных инопланетных монахов, и поколебавшись сделала приветственный жест, которым подобало приветствовать монахов на Кроносе. Она надеялась, что здешние духовные лица истолкуют его правильно и не усмотрят в этом знаке почтения ничего обидного.
-Я задам вам три вопроса, - продолжил прилар Паку, - а когда вы ответите на них, то вы получите замок для вашего ключа. Вопрос первый… впрочем, сперва я расскажу вам небольшую историю. Двадцать лет назад баджорский сопротивленец на маленьком корабле летел с луны Джераддо на Бэйджор, когда его заметил кардассианский патрульный крейсер. Сопротивленец выжимал из двигателя своего судна все, что мог, но когда он уже входил в атмосферу, кардассианский патрульный крейсер выстрелил и повредил корабль. Сопротивленец упал на планету, но смог выжить и начал выбираться из разбитого корабля. Сверху спускался кардассианский патруль. Дрожа, сопротивленец выбрался из-под обломков и увидел, что к месту аварии приближается пеший наземный взвод кардассианцев. Корабль был разбит, связи не было, сопротивленец был ранен. Рядом с местом аварии росло дерево мобы, ветки которого клонились к земле под весом спелых плодов. Мой первый вопрос: что сделал сопротивленец?
Прилар Паку поставил корзину, наполовину заполненную фруктами, на землю и поднял свой посох. Колокольчики тихо зазвенели.
- Мой второй вопрос: что человеку не следует удерживать, а что не следует отталкивать? Ответьте также и на третий вопрос: что бесценнее всего в мире?
Монах сделал паузу, оглядывая троих, а потом добавил:
-Когда у вас будут готовы ответы - позвоните в гонг, который висит на стене возле прохода на крышу. А пока вы думаете, вы можете помочь нам со сбором урожая в этом саду. Мы приготовим для вас постели, если вам понадобится остаться в монастыре на ночь.
Акрита слушала монаха очень внимательно, и рассказ, и вопросы. Она оценила всю их серьезность, глубину, важность, и теперь мысли ее уносились все дальше, в прошлое – или будущее? Она поймала себя на том, что заворожено смотрит на колокольчики на посохе прилара, медленно подняла голову и тихо спросила:
- А что будет, если мы ответим неправильно? Нам дадут вторую попытку?
Прилар Паку улыбнулся.
-Да, - кивнул он, - через какое-то время.
- Всё понятно, прилар, - слегка вздрогнув, кивнул Освальд, азарт которого перекинулся на загадки - ему теперь хотелось их все отгадать как можно скорее, и молодой человек с трудом сдерживал нетерпение, - мы поможем с уборкой и найдём ответы на вопросы.
Прилар Паку слегка поклонился и покинул крышу.
– У кого-нибудь есть идеи? – поинтересовалась М’Кота, проводив прилара взглядом. – Особенно с этим сопротивленцем! То есть я могу представить себе, как он геройски погиб, забрав с собой парочку кардассианцев, но наверняка тут какой-то подвох, и он пошёл на какую-то хитрость. К тому же он вроде как дрожал, а это не очень-то вяжется с моей версией.
- Партизанская борьба с оккупантами - это не открытое сражение, - мотнул головой Освальд, - сопротивление всегда в меньшинстве, со снабжением постоянные перебои, пополнения может вообще не быть, поэтому им куда нужнее может быть убежать или спрятаться, чтобы потом ударить ещё раз. Ударить в спину, неожиданно, не заботясь ни о чести, ни о героизме, видя перед собой только цель - нанести максимальный вред врагу и оказаться способным сделать это ещё раз. Если он ранен, то бежать не сможет, а медленно уйти тоже не получится - враги слишком близко. Думаю, он спрятался среди ветвей и обманул врагов, устроив взрыв корабля. Так все подумают, что он погиб, тела может и не остаться при взрыве, поэтому патруль скоро уйдёт, и сопротивленец сможет доковылять до своих.
- Похоже на то, - задумчиво кивнула Акрита. – или он мог спрятаться там и перестрелять их всех из укрытия. Если у него, конечно, было оружие.
– У кардассианцев же наверняка были сканеры, – скептически возразила М’Кота. – Ну, залез бы он на дерево, а его бы сразу засекли и сняли одним выстрелом. Укрытие – это уже лучше, но тоже мало шансов остаться в живых. Но кое-что в ваших теориях мне нравится, – на этих словах клингонка оживилась и даже отставила в сторону корзину, в которую складывала фрукты. – Я думаю, он спрятался, но не в укрытие и не на дерево, а обратно в свой корабль! Заманил туда кардассианцев на свой биосигнал, а потом взорвал корабль вместе с собой и с врагами!
- А ты думаешь, про дерево в этой истории упоминается зря? – спросила Акрита, оглядывая свисающую рядом с ней ветку и выбирая спелые фрукты, чтобы сложить в корзину. – Мне кажется, это обстоятельство тоже имеет какой-то смысл.
– С деревом у меня не получается, – призналась М’Кота.
- Ну и потом, разве он не мог взорвать корабль дистанционно? Или поставить какую-нибудь задержку, чтобы патруль подошел поближе, и тогда рвануть? – продолжала Акрита думать вслух. Миролюбивая идея Освальда с тем, чтобы переждать и дать врагам уйти, ей тоже не очень нравилась.
- Едва ли патруль подошёл бы к кораблю сразу в полном составе, - так же скептически, как и его коллеги, проговорил Освальд, - скорее всего, один со сканером подошёл бы, а остальные смотрели по сторонам и контролировали сектора, ведь, с точки зрения патруля, это вполне может быть засада... - кадет задумался ненадолго, - а что если... что если вопросы связаны между собой, и нам нужно искать ответы на все три одновременно?
- Не думаю, - покачала головой Акрита. – Хотя… На самом деле про второй вопрос я вообще не знаю. Не понимаю даже, что имеется в виду.
– На третий вопрос у меня ничего неожиданного. Бесценнее всего – честь, без чести всё прочее теряет смысл, – сказала М’Кота. – А вот на второй… – клингонка задумалась, рассеянно складывая плоды в корзину, – если бы он состоял только из первой половины, я бы сказала, что речь идёт о другом человеке: как ни удерживай, а всё равно не удержишь, если захочет уйти. Но вторая половина мне всё путает. Есть ведь всякие предатели и подлецы, и я никак не могу согласиться с тем, что их нельзя отталкивать. Может быть, ответ – «хорошие люди»?

_______
с Освальдом, М'Котой и приларом Паку
Страниц: [1] 2 3 4 5

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS