* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Июня 2018, 22:18:21 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 14 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 25
16  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 Мая 2018, 15:17:28
14 cентября 2384 г., 02:26
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Кадеты прошли за профессором Закарией из гостинной в аппаратную комнату, а затем в коридор. Это был тот самый коридор, в котором Ракар ранее начинал свой разговор с профессором, и тот самый, в который выходили также двери жилого помещения, куда Арин Джаавед унес спящую Делас. Но профессор пошла в другую сторону, к другой двери, которую никто сегодня еще не открывал. Женщина открыла эту дверь.
Кадеты оказались в маленьком помещении, где из мебели была всего одна лавка вдоль стены и еще одна дверь, похожая на шлюзовую. По ее периметру горели красные сигнальные огни.
На лавке и возле нее стояли и лежали десять достаточно больших свертков из ткани и меха.
Кадеты постарались все войти в эту комнату, но все в ней не помещались, было тесно, кому-то пришлись стоять на пороге и даже в коридоре. В этот момент стало ясно, что Арин Джаавед за ними не последовал.
Профессор Закария остановилась у шлюза.
-За этой дверью начинается Кальдония III, - серьезно произнесла она, - Вы все учились в разных учебных заведениях и по разным программам, но вас всех готовили к путешествиям в космосе и к высадкам на незнакомых планетах. Поэтому помните о ваших базовых правилах безопасности. Не трогайте ничего, если не уверены в его безопасности. Не пробуйте на вкус. Пробуя на запах, соблюдайте безопасное расстояние. Не отходите от своей группы, сохраняйте зрительный контакт. Не беспокойте животный мир без надобности. Не убивайте без необходимости. И мы очень просим наших гостей из других государств уважать наши правила хозяев этой экскурсии и соблюдать Первую Директиву, и в случае возникновения вопросов обращаться к любому из федерального персонала. Все готовы?
Ракар, со своим объемным щитом на спине и мечами, рукоятки которых торчали из за его правого плеча, решил не протискиваться вместе со всеми кадетами и профессором Закарией в узкий переходной шлюз. Он стоял позади, и внимательно слушал напутствие перед выходом. Слова профессора, ее итоговый инструктаж -  был в каком-то смысле торжественным. Ромуланец ощутил эту торжественность и воспринял ее.
- Я дал слово соблюдать Первую Директиву Федерации на этой планете, и сделаю все для этого, уважая ваше гостеприимство и ваши законы, - сказал ромуланец.
Координатор Толан, наоборот, только улыбнулась реакции Ракара и согласно кивнула на слова профессора Закарии. Впрочем, по ее виду и не было похоже, что она тут же бросится пробовать все подряд на планете и нарушать Первую директиву.
– Я, во всяком случае, постараюсь, – сказала в свою очередь М’Кота, нарушая этим всю торжественность. Она не собиралась разрушать всё достигнутое учёными Федерации и против местных жителей она тоже не держала зла, просто трудно было что-то обещать, ещё не столкнувшись даже с небольшими трудностями и не получив о них настоящего представления – не по рассказам, а на личном опыте.
Остальные кадеты тоже выразили свою готовность нестройным хором.
Профессор Закария коснулась груди, где под одеждой, должно быть, был спрятан коммуникатор.
-Джаавед, как слышишь? Проверка связи.
- Да, хорошо слышу, - отозвался на том конце связи Арин Джаавед. – Передайте группе, что я установил связь с их катером, вижу его на орбите, с ним все в порядке.
-Спасибо, - ответила профессор Закария, а затем снова обратилась к группе, - Перед выходом каждый должен взять по одному свертку из этой комнаты. Это ваши спальные мешки и пайки на ближайшие сутки. Часть пути вы понесете их сами, затем мы погрузим их на животных.
- А… мы будем спать под открытым небом? – негромко поинтересовалась Самрита Баккер. И что-то восторга в ее голосе не чувствовалось. – А эти животные… на них надо будет ехать, или они просто повезут наши вещи?
-Нет, не под открытым небом, - отрицательно покачала головой профессор Закария, - Ни сегодня, ни завтра. На животных предполагается ехать, да… Желающие могут пойти пешком, разумеется, хотя это и замедлит передвижение всей группы и в таком случае мы покроем меньшее расстояние за день.
- Нет-нет, если надо, значит поедем, - слишком поспешно отозвалась Самрита и смущенно опустила взгляд.
Артур прошел в шлюзовое помещение с красными лампами, и ничего не спрашивал. Это был воодушевляющий момент - перед тем, как откроется наружная дверь базы и они ступят на поверхность планеты. Планеты, с доварповой цивилизацией. Планеты, в далеком гамма-квадранте. До сих пор, интерьер базы, схожий с интерьером федеральных кораблей, хоть и немного в стиле ретро – не давал такого ощущения. А теперь – все изменилось. Они стояли на пороге, прежде чем сделать шаг и оказаться во вне. Не на орбите, не в космосе, не в корабле, не на базе – но на поверхности, на земле, камне или степи планеты, жители которой ничего не знают о других мирах. Никогда до сих пор ранее Артур не испытывал такого чувства. Он ощущал себя инопланетянином, ступающим в чужой мир. Как, возможно, много тысяч лет тому назад, другие, живущие раньше, ступали на Землю. Возможно, и у них был некий аналог Первой директивы. Или не было. Кто знает? Множественные исторические свидетельства и раскопки на Земле – свидетельствовали о том, что Землю посещали очень давно. Другие. Которых и нет теперь вовсе. Цивилизации, давно ушедшие во прах и забвение. И теперь, снова все повторяется. Все повторяется снова, в другом месте, в другое время. Но повторяется. Как сама жизнь, населяющая эту Вселенную. Однажды зародившаяся жизнь.
Артур взял один из 10-ти свертков, со спальным мешком и посмотрел на пока еще не открытую выходную дверь. Он знал, что там, за дверью, он увидит звезды, ведь сейчас в этом месте была ночь. Чужие звезды чужого мира. И Артур испытал предвкушение и воодушевление тем, что он снова сможет спать под звездами, глядя вверх. На другом конце галактики, в бесконечном пространстве. Это было так здорово, и так непередаваемо, что Артур просто молчал, погрузившись в чувства и внутреннюю пустоту, которая скоро будет заполнена одним из самых лучших ощущений.
Тенек взял свой свёрток и прежде чем добавить его к своему грузу прикинул его вес; вес не превышал допустимый для мисс Баккер, и это было хорошо, потому что избавляло от лишних препирательств. Среди рекомендаций, которые стажёр недавно присылал Самртите на компьютер, были и рекомендации по обращению с тяжёлыми предметами – с оговоркой, что это следует делать, только если рядом нет кого-то, кто может избавить будущую мать от необходимости поднимать тяжести – но он не был уверен, что Самрита достаточно глубоко прониклась важностью этих предосторожностей, и что она не захочет из упрямства или честолюбия в очередной раз доказать, что она может. А до тех пор пока она не захочет обнародовать своё положение, было совершенно невозможно при людях объяснять ей, что Тенек не ставит под сомнение её способности, и что дело не только в её интересах, но и в интересах другого, для Тенека уже вполне существующего индивидуума.
Да, перед выходом на поверхность планеты, вулканец думал именно об этом – о том, какие сложности и угрозы ожидают в пути его наиболее уязвимых пациентов.
 -Джаавед, мы готовы. Как только подтвердишь обстановку снаружи - открывай! - скомандовала профессор Закария.
Прозвучал короткий негромкий звуковой сигнал. Прошло несколько секунд и красные огни вокруг двери погасли, а затем она беззвучно отошла в сторону. За дверью была темнота, и профессор Закария первой в нее шагнула.
__________________
С кадетами, учеными и координатором Иламой Толан
17  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 Мая 2018, 10:14:27
14 cентября 2384 г., 02:18
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

В этот момент в гостиную вернулись ученые. Профессор несла перед собой большую корзину, в которой при желании мог бы поместиться ребенок 2-4 лет. Было видно, что у корзины сложная форма - с одной стороны она была более плоской и там были прикреплены две кожаные лямки. Под мышкой женщина слегка неловко держала некий сверток и посох - по сути большую очищенную от коры палку. Присмотревшись, на ней можно было разглядеть немного узоров, вырезанных ножом, но они были достаточно кривые и не шли в сравнения с украшениями на оружии, которые получили кадеты.
-Это вам, - профессор Закария подошла к Тенеку и протянула ему все, что несла, стараясь не выронить, - Инструменты доктора Дарзена в скатке и еще немного реквизита. Я не жду, что вы заполните всю корзину травами, - улыбнулась она, - можете просто использовать ее для остальных своих вещей.
– Заполнить наверняка не успею, – сказал Тенек принимая имущество и привычными движениями надевая корзину-ранец и прилаживая скатку, – но предполагаю собрать некоторое количество.
Когда учёные вернулись, он искоса посмотрел на координатора, но ничего не сказал, хотя ему хотелось немедленно спросить, можно ли реплицировать для неё линзы: вулканец оценил то, что Толан ответственно отнеслась к своему здоровью и начала планомерное лечение, но немного сомневался в том, что она сама предпримет какие-либо дополнительные меры – почему-то эмоциональные часто не решались задать лишний вопрос или попросить какую-либо необходимую вещь.
Следом за профессором Закарией шел баджорец-техник и нес еще один меч в ножнах и прямоугольный слегка изогнутый щит.
- А это вам, - Арин подошел к Ракару и протянул ему оружие и щит. – Сорайя сказала, что вы хотели опробовать технику боя двумя мечами.
Ракар немного удивленно посмотрел на щит, его глаза зажглись неподдельным интересом.  Сначала он взял меч, как нечто привычное, а щит взял медленно, внимательно его рассматривая.
- Теория, значит, говорите… - задумчиво произнес ромуланец, - похоже, она действительно местами подтверждается. Я видел такое… на иллюстрациях к историческим записям, не Ромула, но … другой планеты. Это… удивительно.
Ромуланец просунул руку во внутренние крепления щита и поднял его. Оглянулся к остальным, во взгляде было восхищение. Потом снова посмотрел на ученых:
- Спасибо!
-Где, значит, ты говоришь, этот новый голографический эмиттер? - профессор Закария повернулась к баджорцу.
Арин наклонился к нижней полке на тележке и открыл контейнер, который ему передали из Альфа-квадранта. Два отделения уже были пусты – эти эмиттеры получили М’Кота и Толан, - но одно круглое устройство все еще лежало на подушечке.
- Вот, попробуйте, - он протянул его профессору Закарии. – Надо выбрать расу и закрепить на животе.
Профессор Закария приподняла один из слоев своей светлой одежды, закрепила эмиттер и прикрыла его тканью. Ее внешность начала меняться, расовые признаки прото-ворт надстроились над ее собственным лицом, оставляя его узнаваемым… но в то же время нет.
-Надеюсь, это работает, как обещали, - тихо проворчала профессор Закария, а потом отыскала в комнате Толан и М’Коту, посмотрела сначала на одну, а затем на другую, и сказала, - Эмиттер - ваше самое уязвимое место. Обязательно прикройте его и не забывайте о нем. Как нас проинструктировали, крепления достаточно надежны, чтобы он не упал случайно сам, и когда вы будете спать и ворочаться с боку на бок - он тоже не отвалится и ничего случайно не нажмется. Тем не менее, его можно повредить, если, например, неудачно упасть на острые камни или если ваши коллеги попадут в него, когда будут размахивать оружием.
Илама Толан, которая после разговора с Тенеком принялась медленно собирать разложенные по подушкам карты (одной рукой было сложно делать это быстро), обернулась к профессору и непроизвольно дотронулась до устройства под рубашкой, а затем кивнула в знак согласия. 
М’Кота озабоченно коснулась рукой живота, где под одеждой прятался прибор, затем передвинула одну из поясных сумок так, чтобы она заслоняла голоэмиттер: случайного нажатия, как и сказали, можно было не бояться, а от случайного удара эта предосторожность должна была защитить.
-Надеюсь, никто не забыл универсальный переводчик? - тем временем продолжила профессор Закария, - Без этих устройств вы лишитесь возможности понимать местных и друг друга. Однако, это тоже ваше уязвимое место. Пожалуйста, прикрепите ваши комбейджи в такое место, где их не будет видно и где их будет сложно с вас сорвать. Помните, что переговоры по коммуникатору могут быть громкими и вы можете выглядеть странно в процессе, поэтому перед тем, как им пользоваться, удостоверьтесь, что находитесь одни или что уверены во всех, вас окружающих. С помощью ваших коммуникаторов вы в любой момент можете связаться с вашими кораблями на орбите, а также с базой - мистер Арин останется здесь и будет отслеживать наше местоположение и биосигналы. У него также будет удаленная связь с вашими кораблями. Однако, пожалуйста, помните, что телепортация на глазах у местных не допускается, за исключением самых крайних случаев. Если случай не самый крайний - нужно будет сперва добраться в безопасное место.
Ромуланец, отложивший на время щит и мечи на пол, снял свою дельту, просунул руку под свободную рубаху на уровне груди и прикрепил там ее.
- Отлично, отлично, спасибо, этим решаются практически все вопросы безопасности, на которых я хотел остановиться. Теперь я вижу, что вся технология отработана и все прекрасно. Насчет переговоров только вот что хотел сказать – на случай, невероятный и непредвиденный – вдруг мы встретим местных, понимаю, понимаю, это не запланировано, но всякое бывает, давайте обговорим какую-нибудь кодовую фразу. Как например – "все в порядке, помощь не требуется" – означает, что остальным нужно именно что приготовиться к скрытым действиям. Как насчет … "вечер обещает быть жарким", или нечто покороче – "трава сохнет". Или может у кого есть собственная идея? - сказал Ракар, обернувшись к кадетам и координатору.
Квинтилия обернулась и выразительно посмотрела на Самриту.
- Идей у меня нет, но есть вопрос, - Самрита нахмурилась. – В какой ситуации ты предлагаешь использовать эти фразы и зачем? Если мы просто кого-то встретим – разве это настолько критическая ситуация, чтобы активировать коммуникатор? Это только привлечет ненужное внимание. Возможно, на случай реальной опасности нам действительно нужна ключевая фраза, чтобы предупредить остальных или базу. Что-то короткое и емкое… У вас есть какая-нибудь инструкция на этот случай? – она вопросительно посмотрела на профессора Закарию.
- Да, Самрита, ты права, - ответил Ракар, - на случай реальной опасности именно. Короткое и емкое, и нейтральное.
-Если хотите использовать предложенную фразу - вы можете, - ответила профессор Закария, - Как я понимаю, речь идет о реальной опасности. Если мы просто невероятно и непредвиденно встретим кого-то из местных, мы не будем напрягаться, предполагать, что нас хотят убить, нажимать на коммуникаторы, связываться с базой и пытаться телепортироваться. Вам всем лучше вообще ничего не говорить и предоставить общение мне. Так, у всех все в порядке с экипировкой?
- Пусть тогда это будет «трава сохнет», как и предложил Ракар, - подвела итог Самрита и тут же напомнила: - И использовать только в самых крайних случаях.
Девушка еще раз оглядела свой наряд, перевесила коммуникатор на внутреннюю сторону корсажа, перекинула сумку через плечо и кивнула. Координатор Толан наконец собрала свои карты, аккуратно сложила их в сумку, как и изящную подзорную трубу, и сделала шаг навстречу к профессору.
- Нам нужно подготовить что-нибудь еще для ночевки? – а затем значительно сбавила голос: - И у вас остается один из моих кадетов – мисс Делас. Она сможет присоединиться к нам позже?
-Нет, вам готовить ничего не нужно, - отрицательно покачала головой в ответ профессор Закария, - И ваш кадет сможет присоединиться к группе утром.
Ромуланец кивнул, поднял мечи, быстро посмотрел на Квинтилию, для которой и попросил второй меч фактически, перекинул их за спину, закрепил. Поверх мечей на спину он водрузил и щит, который так был похож на щит римских легионеров с планеты Земля, событий несколько более 2000 лет тому назад, когда ромуланцы на 80-ти межзвездных кораблях отправились с Вулкана в свой дальний путь в поисках нового дома. Коснулся пояса, на котором были закреплены перчатки и ии’сса, поправил черный шарф, который все еще был обернут вокруг шеи, а не вокруг головы, и надел на голову плоскую шляпу. Весь его вид говорил о том, что он готов к дальнему походу.
Артур, подобрав свои свитки, подмигнул М'Коте, кивнул Самрите, и посмотрел на профессора, слушая ответ про Делас. Как это ни было жаль, Делас заснула, и теперь приходится разделиться.
- Готовы, - сказал Артур, - с этого момента мы – Тер, Осэ, Лия, Ане-Рэй, Ане-Лан, Ане-Лир, Лис и Ане-Сои.
Квинтилия слегка зевнула и тоже встала с подушки, на которой сидела во время лекции об именах.
- Ну, не совсем с этого, - чуть тише сказал Артур, сделал шаг к М'Коте, в образе кальдонийского охотника мужчины, провел рукой по ее-его волосам, приблизился, обнял свободной правой рукой и поцеловал в губы. Отстранился, посмотрел ей-ему в глаза, и сказал:
- Ну вот, а теперь ты Тер.
Реакция девушки, однако оказалась совсем не той, что он ожидал: М’Кота, которую обычно не смущали открытые проявления чувств, широко раскрыла глаза, заметно напряглась, а когда Артур её отпустил сказала:
– Ну, ты бы… я… Я не могу в этом гриме! Я уже настроилась на то, что я – мужчина и твой брат, а между мужчинами и братьями это… это не для меня!
Артур только усмехнулся.
- Под голограммой – все равно ты, - сказал он, - а теперь – Тер.
И с этими словами Фес отошел от Тера и подошел к Осэ.
-Скажите, профессор, - начала Тэйра. - Нет ли у вас ещё одного ремня или походной сумки, а то мне как-то… неудобно. И кинжал некуда повесить. А сумка всегда пригодится.
-Джаавед, найдешь что-нибудь? - обратилась профессор Закария к Арину.
- Кажется, у нас еще была поясная сумка, - припомнил Арин. – И точно есть несколько ремней, я посмотрю на складе. Кому-нибудь что-нибудь еще надо? – он кивнул на дверь и покатил тележку со всем своим маскировочным оборудованием к выходу.
Но остальные кадеты не высказали никаких пожеланий, и баджорец исчез за дверью вместе со своей тележкой. Вернулся он через несколько минут, чуть всклокоченный, но довольный: в руках Арин держал широкий пояс с множеством крючков и завязок, а также небольшую сумку-мешок.
- Простите, нашелся только мужской пояс, вам его придется обернуть два раза вокруг талии, - проговорил он, протягивая свою находку Тэйре. – Но к нему вы можете прикрепить ножны и эту поясную сумку… Этого хватит?
-Вполне хватит, спасибо! - кивнула Тэйра, снимая с талии завязанный шарф. Ремень и правда оказался длинным, но… но это ничего.
-Итак, если все готовы… прошу следовать за мной, - произнесла профессор Закария.
Тенек посмотрел на координатора с некоторым ожиданием и, пожалуй, чуть заметным упрёком, но снова ничего не сказал: он выполнил свою обязанность и проинформировал её о рисках и возможных мерах предосторожности, решение же оставалось за ней.
________________
Совместно с кадетами, Иламой Толан и учеными
18  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 24 Мая 2018, 09:56:28
14 cентября 2384 г., 01:32
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Тэйра вернулась в гостиную сияющая. Рукава синей просторной рубашки она подвернула до локтей, а шарф повязала на талию, и теперь он тихо звенел при каждом шаге. Единственное, чего ей точно не хватало - ремня, некуда было повесить кинжал, и она держала его в руках.
-Всем привет, - воскликнула она, оглядывая остальных. М’Кота в облачении охотника просто восхищала - вернее, восхищало само облачение, особенно лук. Ракар смотрелся весьма серьезно в доспехах, Артур сидел в углу в окружении своих свитков. Самрите тоже очень шел ее просторный наряд. Тэйра не сразу заметила, но сразу узнала Делас - кажется, готовую уснуть прямо тут. Конечно, она была уставшей ещё когда гримировала Артура! Тенек вошёл вслед за ней, и теперь Тэйра поняла его замысел - его грим отлично сочетался с общим образом старого умудренного лекаря. Квинтилия же выглядела просто… безумно.
Вулканец вернулся вместе с Арином Джааведом.
Тенек также обратил внимание на тех, чей грим он ещё не видел, но его взгляд был скорее оценивающим. Вулканец словно бы взвешивал все плюсы и минусы каждого выбора, мысленно примеряя его к реальной ситуации.
-Кажется, теперь собрались все, - подвела итог профессор Закария, слегка повысив голос, - Послушайте все наш дальнейший план. Несмотря на то, что уже поздно и все устали, сейчас мистер Арин продолжит свой семинар с еще одной небольшой, но важной темой - об именах, которые дополнят ваши легенды. Затем мы возьмем оставшееся снаряжение, которое я обещала, завершим последние приготовления и выйдем на поверхность планеты. Все, кроме мистера Арина и мисс ромуланки, которые останутся на базе.  Мы выйдем совсем недалеко, считайте это своеобразным шлюзом, постепенным переходом между привычным вам миром и Кальдонией III. Мы переночуем вне базы. Я не буду заставлять вас вставать с рассветом, мы продолжим нашу прогулку в комфортное для всех время, поздним утром завтрашнего дня. А теперь, пожалуйста, рассаживайтесь и дадим слово мистеру Арину.
- Действительно, мы забыли одну совсем незначительную деталь, - улыбнулся Арин. – Представьте, что вы действительно должны влиться в местное общество… И каким будет один из первых вопросов, заданных вам при знакомстве? Конечно, имя. Система имен на Кальдонии III в изученных нами обществах достаточно простая: она состоит из двух частей – префикса, указывающего на статус и положение человека, и, собственно, личного имени.
Баджорец нажал несколько кнопок на стенной панели, и изображение на экране вновь сменилось: вместо кальдонианцев на нем появилась скучная таблица с короткими слогами.
- Всего кальдонианцы различают три основных класса. Первый – простолюдины, скотоводы и простые кочевники, то есть основное население – не имеют никакого префикса перед именем. На ступень выше стоят торговцы, жрецы, воины и мастера. К врачам это также относится, - он посмотрел на Тенека. – Их имя начинается с префикса «Ане». Наконец, третий класс – но его редко выбирают для создания легенды – это знать, военачальники, послы, чиновники и другие высокопоставленные лица. Их имена начинаются с «Те». Особые правила по образованию имен есть и у местной королевской власти, но вам это точно не пригодится. Прежде, чем мы перейдем к личным именам, подумайте, к какому классу вы относитесь по легенде и запомните первую часть своего имени.
- Принято, - кивнул Ракар, он так и не вставал от своей стены.
– Я уточню? – помахала рукой со своего места клингонка. – Правильно я понимаю: у меня, Самриты и Артура будут просто имена, безо всяких приставок?
- Верно, - кивнул Арин и посмотрел по очереди на М’Коту, Артура и Самриту. – Кроме того, важно понимать, что вы трое – одна семья, один клан. Это значит, что, если бы вы принадлежали к другому классу, у всех троих все равно должен был быть одинаковый префикс. Кстати, в вашем случае необходимо определить, кто из вас двоих, - он кивнул Артуру и М’Коте – главный в вашей группе. Обычно им становится старший брат. Итак, если с этой частью вопросов больше нет, перейдем к именам… 
- Здесь все немного интереснее, - Арин вновь на что-то нажал, и таблица на экране расширилась, заполнившись большим списком коротких мужских и женских имен. – По языковым нормам сложилось, что и мужские, и женские имена имеют три буквы – независимо от положения в обществе их обладателя. Обычно это один гласный и два согласных звука, но бывают исключения. Сочетания букв может быть практически любимым и основывается на фонетическом благозвучии – мы пытались составить список имен, но он так и не закончился. Пока мы только выявили закономерность, что два согласных звука подряд в именах не встречаются. Интересно, что некоторые личные имена являются сокращенной формой определенных слов – как и во многих языках других культур. Они могут быть производными от названий цветов, птиц и зверей, небесных тел или природных явлений. Но без знания языка будет сложно их подобрать самостоятельно. Таким образом, я оставляю вам выбор – либо попытаться самим придумать себе имя, исходя из того, что я рассказал выше, или попросить нас с профессором Закарией подобрать для вас имя, происходящее от существующего слова. Кто хочет попробовать первым? – баджорец оглядел кадетов.
Лайтман кивнул полученной информации.
- Если вы не возражаете, Самрита и М'Кота, - сказал кадет, - я буду старшим, формально. Если возражаете, обсудим позже. – и посмотрел на баджорца, - честно говоря, затрудняюсь придумать имя, поэтому, поможете?
– Это хорошая идея, – поддержала М’Кота, – У тебя голос ниже, поэтому ты будешь правдоподобнее в роли старшего. И насчёт имён – тоже. Как-то это глупо – сперва старательно продумать легенду, а потом взять имя просто с потолка.
Артур посмотрел на Самриту:
- А ты, капитан, не возражаешь?
Самрита равнодушно пожала плечами.
- Какой я теперь капитан, - фыркнула она и повернула голову к Арину: - Можно, я попробую придумать сама? Как вам вариант… например, «Осэ»? Оно что-нибудь значит?
- Насколько мне известно, у этого имени нет значения, - отозвался Арин. – Но оно вполне подходит в качестве имени, вы можете его взять.
- Ну и хорошо, - улыбнулась Самрита. - Мне нравится, как это звучит.
- Что касается вас, - баджорец посмотрел на Артура и М’Коту, - Назовите слово, от которого хотели бы получить производное вашего имени. Или вы можете выбрать одно из имен из списка, - он указал на таблицу на экране, заполненную короткими именами.
Артур извиняющемся взглядом посмотрел на баджорца и профессора,
- Извините, минутку, - и снова посмотрел на Самриту.
- Баккер, вы капитан. Сейчас и далее. Поэтому, да и не только поэтому, я спросил, вы не возражаете, если я буду формально старшим в группе нашего клана, капитан, сэр?
- У нас занятие. Тише! – Самрита обернулась к Артуру и приложила палец к губам. – Будь кем хочешь! – затем, повернувшись к Арину и Закарии, она проговорила: - Простите, пожалуйста, мы не хотели вас прерывать.
- Ничего, - вздохнул Арин. – Итак, продолжаем. Если вам нужны имена для перевода, обратитесь ко мне или профессору Закарии. Вы также можете придумать имя сами или взять его из списка. Итак, кто следующий?
– А я хочу такое имя, которое бы что-то значило, – подумав немного сказала М’Кота. – Если имена дают при рождении, то такое, какое могла бы дать мать своему сыну, желая, чтобы он был сильным и честным. А если имена дают уж взрослым, то такое, которое было бы действительно похоже на меня.
- Хм-хм, но ведь я вас не знаю, - улыбнулась Арин и задумчиво произнес. – Как бы мать назвала своего сына… - баджорец обернулся к профессору. – Как думаете, может быть, «Тер»? Как самая большая охотничья птица в этой местности. 
- В этом есть определенный смысл, - кивнула профессор Закария, - Если мисс клингонка видит себя Тером. Имя - это серьезная вещь, и никому не нужно сейчас решать за секунду. Пока мы прикинем варианты, а затем у всех будет немного времени, чтобы новое имя… осело в нем. Для тех, кто придумывает сам, это будет легче, - она посмотрела на Самриту, - Или, послушав других, вам могут позже прийти новые идеи и у вас будет возможность что-то поменять. Но мне бы хотелось, чтобы к тому времени, как мы выйдем на поверхность, вы уже смогли использовать только новые имена, на случай, если нас кто-то подслушивает… - она лукаво улыбнулась, - но этого, конечно, не будет.
– Мне нравится, – сказала М’Кота. Имя показалось ей живым и тесно сплетённым с основой этого мира.
Ракар поднял руку. На баджорца он не смотрел. Если смотреть на баджорца – то ненависть заполоняла все его существо, поэтому ромуланец смотрел в пространство.
- Я так понял, что здесь распространен апостроф, обозначающий паузу между слогами. Как, например, ни'хан, ни'рён, но там нет подряд двух согласных. Это общее правило? Я не могу назваться, к примеру…. Л'Нар? Ане-Л'Нар? Не пойдет?
- В этом имени больше трех букв, - мягко заметил Арин. – Оно нарушает правила образования имен и выглядит инородным. К тому же я не встречал апострофы именно в личных именах, а не названиях. Пожалуйста, используйте правила, о которых я сказал ранее – или выберите что-нибудь из этой таблицы, - он указал на таблицу на экране позади себя. – Вы также можете обратиться к нам с профессором за помощью при подборе имени, как это сделала ваша коллега. Еще какие-нибудь варианты? – баджорец оглядел остальных.
Ракар кивнул. Было еще одно короткое ромуланское мужское имя, которое ему нравилось – Тэй. Но в данном случае, здесь и сейчас так сокращалась Тэйра, и поэтому это не подходило. Да и вообще, ромуланец подумал, что не стоит светить тут ромуланские имена.
- Хорошо, я придумаю сам, чуть позже, - сказал Ракар и отвернулся.
Тэйра сначала думала сократить свое имя до первого слога, и особо не думать. Но потом придумался вариант получше.
- Лис - есть ведь такое имя?, - она вгляделась в таблицу. - Что оно означает?
Лис - сокращение названия одного триллского зверька и одновременно - прозвище ее старшей сестры. Тэйра решила, что оно вполне подойдёт.
- Лис, Лис… - Арин будто пробовал это имя на язык. – При доле фантазии оно может считаться производной формой от «солнца». Солнце не как небесное тело, а как солнечный свет и тепло. В любом случае, мы встречали уже такое имя, - он кивнул на таблицу, - и оно кажется вполне подходящим и идет вам.
- Мне нравится такая трактовка, спасибо, - кивнула Тэйра.
_____________________
C кадетами, учеными, и Иламой Толан
19  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 23 Мая 2018, 12:48:49
Тем временем

Ракар сидел на полу, опершись спиной о стену, неподалеку от контейнера и прислушивался к беседе профессора и Тенека. К беседе профессора и Тенека Ракар был ужасно невнимателен, хоть и старался. Но он забывал о старании. От недавнего его немного отвлек Артур, пока помогал ему надевать наручи и попросил о легкой схватке на только что выданных мечах. Теперь же все вернулось, и хоть немного в другом ракурсе, но не менее трудном. Ракар положил на вытянутые ноги меч и ножны, и водил пальцами по длинной рукоятке меча, по перекрещенным тонким ремешкам, прослеживая узор, нащупывая его, поглаживая. Ощущение узора под пальцами приносило легкое тактильное удовольствие. Это было приятно и красиво. Взглядом Ракар скользил по рисунку на ножнах с миниатюрами, изображающими местных жителей. Вот они скрещивают мечи, вот они вместе с местным животным, и один из них положил руку на шею существа, наверное это изображение того, как гладят животное. Следующая картинка расплылась в глазах ромуланца и он услышал нарастающий гул, прикрыл глаза, опустил голову, большим пальцем снова провел по рукоятке меча, ощущая перекрестья. Квинтилия где-то переодевалась. Ракар слышал, какую легенду она выбрала. Как хорошо, что таких не сжигают, иначе ему пришлось бы перевернуть этот мир. Баджорец гримировал Делас. И он сейчас не рядом с Квинтилией. Это хорошо. После первой вспышки Ракар понимал, что он его не убьет. Он не может вызвать его на дуэль и расставить все точки над вертикальной земной буквой. Из-за Квинтилии в первую очередь. Нельзя убить того, кто ей нравится. Нельзя убить того, с кем она смеялась впервые за долгое время. А во-вторых - нельзя разрушить проект, нельзя испортить задание, да и в конце концов - это неправильно, баджорец не виновен пока ни в чем, кроме одного - он хочет встречаться с той, с которой хочет встречаться Ракар. А он, Ракар - не убийца, он не такой и никогда таким не был. Только очень больно. Невыносимо. Ракар склонился головой к ногам, закрыв глаза. Что ему делать? Что ему делать теперь? Как все исправить? Почему все случилось так, как случилось, почему он неконтролируемо испугался того, что произошло? Страх заставил его ошибиться, страх того, что другой осуществит все его мечты, и будет рядом с той, которая дороже ему всего на свете. А потом Ракар вспомнил, что у него и так нет никакой надежды. Вот это - кальдонийский меч, а на станции есть другой - от которого она отказалась, от простого обычного подарка, ни к чему ее не обязывающего, только потому, что он вложил в это свое старание и свои чувства. И прочее, прочее. Никакой надежды ни на что, даже на то, что она просто поговорит с ним. Как с обычным человеком, без неприязни, не опуская голову, не отводя взгляд, как разговаривает Артур, как разговаривает М’Кота, как некоторые другие еще. И все равно, несмотря на отсутствие надежды он страшно испугался действий баджорца, того, что там происходит, и заметался так, как не метался перед врагом, перед дулом дизраптора, перед квантовой торпедой, нацеленной на беззащитный ромуланский корабль. Ничего иного другого, и собственной смерти он не боялся так, как того, что некоторые вещи произойдут так быстро, и что он ничего не успеет. Он понимал, что это возможно когда-нибудь, он знал что нет шансов, но верил в исчезающе малую вероятность, что когда-нибудь она улыбнется ему и протянет свою руку ему в ответ. Он верил в некоторые свои сны и грезы, несмотря на понимание их несбыточности. Несмотря на крайне фантастичную картинку и невероятность испытываемых во сне ощущений мгновения совершенного счастья, он, одновременно признавая, что такого никогда не будет - верил, что все это будет. Хотел верить. Возможно, то же самое испытала и Делас. Надо же… каким же он был веруулом. Каким же веруулом он является.. Если бы он мог все исправить… Если бы знал как.
А в конце-концов, даже если Квинтилия никогда не посмотрит на него со счастливой улыбкой,  - важнее, чтобы Квинтилии было хорошо. Она - важнее, то, что ей нужно и то, что она чувствует - важнее. Но, Элементы, почему вы так жестоки...
Ромуланец заставил себя выпрямиться, откинуться спиной на стену и опереться головой. А заодно и снова прислушаться к разговору с Тенеком и профессором. Предупреждение Планкса пока не находило подтверждений. Ученым было очень даже до кадетов. Они очень сильно старались. Это был мастер-класс, поистине “мастер” и поистине “класс”. На высшем уровне. Они подготовили все, они были очень внимательны, заинтересованы и старательны. Они были откровенны. Настолько, насколько возможно - максимально. Они не вызывали никаких существенных подозрений, даже у него. Мельчайшие взаимные взгляды между двумя учеными значили не так много. Но в любом случае - Планкс не стал бы ничего говорить без достаточных оснований, этот федеральный офицер стоил того, чтобы его слушать, стоил того, чтобы в его словах не сомневаться. А значит, нечто - действительно существовало. Нечто странное, и вероятно, сами ученые были тут ни при чем, просто что-то происходило. И пока прошло слишком мало времени и событий, чтобы это нечто обнаружить. Нельзя сдаваться. Никогда нельзя сдаваться, даже если отнимают самое важное, и самая важная не смотрит в твою сторону. Нужно бороться.
Ракар прислушивался. Он услышал про многоножку. И еще он знал, что ветер иногда приносит то, что обычно “не водится”. И не только ветер. Ее могут переносить другие. И это тоже - оружие. Судя по произведениям искусства, созданным на этой планете, а меч - и правда был произведением искусства, как и ножны, как и вышивка на его теперешней одежде, как синий цвет, один из цветов неба - кальдонианцам нельзя отказать ни в уме, ни с сообразительности, ни в таланте. А значит нельзя отказать и в прочих других умениях. И значит шанс встретить многоножку - куда больше половины целого. И про фазеры он услышал. А потом, увидев Самриту, сидящую на подушках, понял, что пропустил ее появление. Это плохо. Он должен был собраться. Ромуланец окинул взглядом гостиную. Артур и М’Кота стояли в противоположном углу. М’Кота выглядела как кальдонианский мужчина охотник. Она смотрела на Артура, а Артур вел рукой по предплечью девушки, сейчас неотличимой от мужчины, и улыбался. А, нет, они оба держали друга друга за руки. Ракар повел взгляд дальше. Самрита, уткнувшаяся в падд, чем-то обеспокоена. Делас, совершенно изменившаяся, с трудом сидела. Где-то надо ее положить выспаться. И Тенек.
Ракар гладил рукоятку меча и ждал Квинтилию. Что она соберет из всех тех лоскутов?
20  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 18 Мая 2018, 18:24:19
13 cентября 2384 г., 20:13
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Пока Тенек разговаривал с капитаном группы, профессор оглядела гостинную и нашла ничем пока не занятых кадетов - два молодых человека, землянин и ромуланец закончили с гримом.
-Кто из вас будет первым? - спросила профессор Закария.
Ромуланец тупо смотрел на контейнер. Безразличие охватило его. Он бросил думать обо всем другом. Никому не нужно это расследование, федераты сами в состоянии выяснить кто и в чем виноват, и что происходит. Ему нет никакого дела до этих ученых и до происходящего на этой доварповой планете, пусть даже они сами затащили своего несчастного Карема Дарзена на костер. Это их личное дело. Ромуланец думал о другом. Арин, к которому он больше не собирался применять слово "мистер", баджорец того не заслуживал, собирался отнять у него самое дорогое - последнюю надежду. Квинтилию. И Ракар понимал, что тот сделает это успешно. Потому что он с первого раза понравился ей. Вопреки всему, взял и понравился. И в чем же здесь было дело? Тогда, уже давно, она была в ужасе от того, что ему 25 лет - и это целая четверть ее жизни. А этому - куда больше 30-ти. Все это пустые слова. Дело в нем. Именно он, ромуланец, не в состоянии понравиться Квинтилии по определению. Все дело в нем. Вот и все. А все остальное- лишь ложь. Баджорец Арин должен был умереть. Ракар хотел разбить его голову о стену, скинуть его со скалы, расстрелять из фазера, из чего угодно, баджорца не должно было быть больше. Он должен умереть. А еще Ракар знал, что кое-кто на другой планете должен умереть. И перед смертью узнать - за что именно. Это бетазоид-тренер. А потом Ракару захотелось развернуться и вернуться на катер, чтобы улететь домой. Бессмысленным стало все.
Ромуланец тупо смотрел на контейнер.
Пожал плечами.
- Нам все равно. Давайте сначала я, потом он. В любой последовательности, и мы пойдем.
-Ну, если всем все равно, - землянка-профессор посмотрела сначала на кадета из Федерации, к которому подошел кальдонийский охотник, а затем снова на Ракара, - То подойдите сюда…
Она развернулась к контейнеру и достала из него следующий предмет - длинный меч со слегка изогнутым односторонним клинком. Его рукоять была прямой и длинной, обмотанной тонкими кожаными ремешками - при близком рассмотрении были видно, что обмотка была не только практичной, но и красивой, пересечения ремешков и маленькие радужные чешуйки на них создавали узор, кто-то потратил много времени, чтобы создать его таким образом. Землянка держала оружие без видимых усилий, что позволяло сделать вывод, что оно достаточно легкое.
-Этот клинок тоже сделан в Ни’хан, - пояснила Закария, - А рукоять позже добавлена другим племенем. У нас в коллекции таких несколько.
- Спасибо, - произнёс Ракар, - я могу взять 2?
-Два? - слегка удивилась профессор Закария, - Ну, если хотите… Я позже принесу второй со склада. А пока возьмите ножны, - она достала следующий предмет из контейнера и протянула Ракару, - Ножны сделаны из древесины определенного дерева, но ценны не только этим, но и миниатюрами из жизни кальдонианцев, которые на них нанесены с помощью специальной техники рисования и процарапывания линий. Госпожа Толан, - она нашла взглядом Иламу, - вам это тоже может быть интересно.
Затем профессор Закария достала следующую вещь - это были два тяжелых двояковыпуклых диска размером чуть меньше ладони, соединенных шнуром.
-Местные называют это ии’сса, - пояснила она, - это звукоподражание, потому что именно такой звук издает это оружие, когда его метают. Похоже на земное бола… но едва ли вам это что-то говорит, конечно. Возьмете?
- Техника боя двумя мечами, - объяснил ромуланец, забирая и ножны, - я это тоже изучал. Поэтому прошу два.
Затем Ракар протянул руку за дисками на тросике. Взял поперёк соединительного ремня, попытался раскрутить.
- Такого никогда не видел, но раз их положено метать, я разберусь. Спасибо. Конечно, возьму все, что вы предложите. Никогда нельзя пренебрегать возможностями.
-Потренеруйтесь, - предложила землянка, - А когда не используете, ии’сса можно вешать на пояс. Щит вам тоже понадобится?
- Спасибо, - кивнул Ракар, - потренируюсь,  щит…, - чтобы понизить понимание щита в своем понимании от щитов кораблей, до технологий таких времен как здесь сейчас, ромуланцу потребовалось несколько секунд.
- Да, щит, если есть, тоже пригодится. Все возьму, - сказал он.
-Хорошо, его тоже принесу перед выходом на поверхность, - спокойно ответила профессор Закария и продолжила доставать экипировку для легенды воина.
Один за другим из контейнера появились наручи, перчатки и пояс, укрепленные металлическими пластинами. И если в подобных вещах, выданных в пользование клингонки, было больше кожи, легкой и гнущейся, то вещи Ракара больше походили на доспехи. Пояс напоминал металлический корсет, а перчаткой можно было серьезно разбить лицо возможному врагу.
Ракар забирал вещи одну за другой. Пояс он немедленно обернул вокруг себя, поверх своих штырьковых ремней. Все это нести в руках он бы не смог, поэтому стал надевать. Просунул руки в наручи, держа меч и ножны под мышкой. На ладони надел перчатки. У ромуланцев тоже были доспехи, иногда защищающие от близкого дизрапторного выстрела. Тал Шиар такого не носили, но носили военные. А пару веков назад ромуланцы носили и шлемы. Средневековые аналоги, впрочем, имели близкое назначение, поэтому Ракар не долго разбирался, что и как надеть.
Профессор Закария показала назначения креплений и ремешков, но затем сказала:
-Полностью облачаться пока рано.
Следом за оружием и доспехами она достала набор одежды. Отчасти она была похожа на то, что получила кардассианка - широкая светлая нижняя одежда, состоящая из шаровар и рубахи, и лазоревый то ли жилет, то ли халат. Очевидно, кальдонианцы часто отдавали предпочтение синему цвету. Одежда была достаточно сильно потрепанной, но ее полы украшала вышивка золотыми нитками - где-то еще можно было различить узор, а где-то он прерывался и был потерт.
-Это обернете вокруг головы, - землянка протянула широкий шарф и показала, как он будет закрывать лоб и нижнюю часть лица от летящей пыли и узнавания врагами, - На Кальдонии III существует очень много способов завязать шарф, вы можете оставить видимыми только глаза… и то, их тоже можно будет закрыть маской. Я покажу всем, когда мы выйдем на яркое солнце.
Последним штрихом профессор Закария протянула Ракару круглую почти плоскую шляпу, напоминающую перевернутую тарелку, сплетенную из плоских стеблей какого-то растения.
- Да это я так, чтобы унести все и не растерять, - поспешно объяснил Ракар, пытаясь сказать, что он не облачается еще, а просто находит место вещам на самом себе.
Ромуланец внимательно рассмотрел потертый узор, вышитый золотыми нитками. Провел пальцем по контуру, затем повесил одежду на согнутую в локте левую руку. Ракар ничего не говорил, но сам для себя отметил, что каким бы ни было общество, низшим, высшим, злобным, примитивным – оно все равно старалось сделать красиво и держалось за эту красоту, как за нечто важное, за то, что нельзя потерять, что нельзя игнорировать, иначе жизнь не имеет смысла. И меч и ножны, были сделаны искусными оружейниками, вкладывавшими свою душу в свое ремесло.
- Спасибо, - снова кивнул Ракар, рассматривая шарф, а следом и шляпу, - я так понимаю, на поверхности жарко?
-Да, достаточно, - кивнула профессор Закария, - Мы сейчас находимся в зоне степей и пустынь, в это время года средняя дневная температура держится около 35-40 градусов по шкале Цельсия. Теперь вы можете пойти переодеться, а я помогу вашему коллеге… - землянка обернулась к Артуру.
- Благодарю, профессор, - сказал Ракар, крепче прижал к себе все выданное ему имущество, развернулся  и пошел на выход из помещения.
___________________
https://i.pinimg.com/564x/f6/e1/89/f6e189e823e6fd2b2bb23460dd637470.jpg
21  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 Мая 2018, 18:02:49
13 cентября 2384 г., 17:41
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Ракар откинулся на спинку кресла, как и попросил баджорец Арин. Еще ни разу Ракара не гримировали под другую расу на работе, но он знал, что делается для случаев глубокого внедрения. Ему повезло. Он еще ни разу не терял своего облика ромуланца, и вот теперь это случится. Конечно, его собственный облик, облик его народа – был наиболее красивым для него. Преображение в самые разные иные виды – является просто работой. Он не относился к этому с очень уж сильным непринятием и омерзением, зная, что это не навсегда, а лишь на время. Его уши будут скрыты под другими ушами, его лобные костные выступы тоже перестанут быть на время. А потом все вернется. И Квинтилия сейчас привыкает к новому образу. Ракар не очень-то желал смотреть в зеркало после процедуры, но это все равно было необходимостью Он должен будет знать, как будет выглядеть.
- А вы, мистер Арин, можете разговаривать за работой? - спросил Ракар.
- Могу, - легко согласился баджорец, слой за слоем уменьшая видимые лобные дуги ромуланца. – Я уже не впервые это делаю, можно сказать, что это рутина. А вот вам лучше не шевелиться, особенно когда я перейду к окраске кожи. 
- Понимаю, - не шевелясь ответил Ракар, он отвечал вполголоса,- я буду сидеть смирно, конечно. Но уж простите, не могу удержаться от разговора. Я никогда не видел тех, кто был надолго отрезан от собственной родины по такому печальному поводу, как случился с вами. Мистер, Арин, вы скучаете по Бэйджору?
- Конечно, - ответил Арин, не отрываясь от работы. Его голос звучал так, словно он говорил о чем-то само собой разумеющемся. – Я не видел своего дома уже десять лет, и я только слышал обо всех изменениях, случившихся на Бэйджоре, но не видел их сам. Но с тех пор, как мы вышли на контакт с Федерацией, мы смогли получать новости из дома, и я узнал, что наша ферма восстановилась после Оккупации, моя мать снова вышла замуж и родила еще одного ребенка… - он быстро улыбнулся. – Прошлая группа даже передала мне видеопослание от них. Я всегда знал, что Пророки не оставят мою планету, и это помогало мне проще пережить разлуку. Но сейчас у нас много дел на Кальдонии III, я не могу все бросить только из-за того, что соскучился. Наклоните голову налево, пожалуйста.
Ромуланец послушно наклонил голову налево.
- Ну да, видимо, они и не оставили. Семья это важно, понимаю вас. Мы были на Бэйджоре недавно с нашей группой. В долине Кендра, поднимались в монастырь, ели мобу, говорили с местным приларом Паку. Интересный баджорец. И долина Кендра очень красивая. А почему же вы не можете покинуть теперь Кальдонию III? Разве Федерация не может прислать вам замену? Ведь сообщение с Гамма-квадрантом давно восстановлено. Разве миссия, изначально рассчитанная на полгода, не должна теперь подойти к концу? Какие у вас теперь дела здесь?
- Наша ферма находилась не так далеко от это долины, я знаю, о каком месте вы говорите, - кивнул Арин. – И нет, конечно, мы можем покинуть это место… но сейчас нет такой необходимости. Наша работа здесь не закончилась, все данные, которые мы собрали и продолжаем собирать, могут быть ценны для Федерации и для таких групп, как ваша. Теперь, когда связь восстановлена, нам нет смысла спешить. Простите, у меня тоже есть вопрос, - произнес он после некоторой паузы.
Ромуланец с полным бесстрастием, скрывая любопытство, скосил глаза на Арина. Он был точно уверен теперь, что эти трое самостоятельно вызвались не покидать Кальдонию III, а ведь им наверняка было предложено.
- Конечно, мистер Арин, задавайте вопрос.
- Я не совсем понял, что произошло сегодня во время обеда, - признался Арин. – И мне до сих пор от этого некомфортно. Я имею в виду историю с этим десертом… Что это было?
Ромуланец напрягся, усилием воли заставляя себя снова расслабиться. И ему удалось не шевельнуться. Теперь Ракар стал говорить еще тише, мельком взглянув на Квинтилию, и снова уперев взгляд в пространство..
- Что это было… эта была очень неловкая ситуация. Я видел, что вы выбираете еду, потом я подсказал вам, что можно заказать Квинтилии, потом вы не сориентировались, потом я решил сделать это сам. И снова доставил всем неудобство и неловкость. И, наверное, у меня не получается объяснить.
Арин вздохнул.
- Действительно, это не совсем объясняет произошедшее, - признался он. – Но, давайте считать, что ничего не было. Пожалуйста, дайте мне вашу руку. Эта девушка, Квинтилия… - очень тихо проговорил баджорец, - она ни с кем не встречается?
Ромуланец поднял руку, а потом, после следующей реплики Арина резко повернул к нему голову, прищурился, сжал губы, внимательно и жестко разглядывая баджорца. Рука у ромуланца дрогнула. И ромуланец допустил паузу, перед тем, как ответить.
- Задайте этот вопрос Квинтилии, - медленно, с расстановкой, четко произнося каждое слово, шепотом сказал ромуланец. Его подозрение оказалось верным. И теперь это жгло его сильнее чем огонь дизраптора.
- И не дай вам Пророки обидеть ее. Иначе…
- Что вы имеете в виду? – Арин опустил дермальный регенератор и сделал шаг в сторону.
- Я имею в виду, мистер, Арин, что не обидьте ее. И это все, что я хотел сказать.
И Ракар также резко отвернулся от него, опустил голову и замолчал.
Баджорец еще пару мгновений задумчиво смотрел на него, а затем так же молча вернулся к своей работе.
____________
с Арином
22  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 Мая 2018, 17:55:51
13 cентября 2384 г., 17:41
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Координатор с большим интересом наблюдала за преображением клингонки, никак не вмешиваясь в процесс – как, впрочем, и остальные кадеты. Когда профессор Закария закончила с основными приготовлениями М’Коты, и девушка вышла за дверь, Самрита восторженно протянула ей вслед:
- Вот это круто… - и в ее голосе звучало что-то, немного похожее на зависть.
- Это очень хорошая работа, - согласилась Толан, вставая со своего места и подходя к профессору. – Если вы имеете в виду меня, то я готова – вы можете использовать любую легенду.
Тем временем Арин уже почти закончил с гримом Квинтилии: уши кальдонианцев сидели на девушке, как родные, а глаза приобрели новый нетипичный голубовато-фиолетовый оттенок. В качестве финального штриха он распылил по ее волосам краску, от чего те стали еще более темными.
- Обычно у кальдонианок более длинные волосы, - заметил он, - так что для полного сходства придется использовать накладные удлинители. Для настоящей маскировки мы могли бы нарастить вам волосы, но сейчас это не требуется. После этого вы тоже можете пойти к профессору Закарии, - улыбнулся баджорец, проводя щеткой по волосам девушки. 
Ракар рассматривал итоговое преображение Квинтилии. Вместе с тем поглядывая на М'Коту и ее экипировку. Ученые снова переглядывались между собой.
- Хорошая работа, - сказал ромуланец, и затем посмотрел на профессора Закарию, которая упомянула о друзьях.
- Профессор, а можно спросить, какие у вас легенды о себе в местном обществе кальдонианцев? У вас, мистера Арина и мистера Ханеша?
Профессор Закария с хитрецой посмотрела на кадетов.
-Как вы уже поняли, быть попаданкой в средневековое общество для женщины не просто. Большинство профессий - привилегия мужчин, и скорее всего вам не повезет оказаться принцессой или благородной дамой. Но при должной фантазии женщина может встроиться с такой социум и занять в нем удобную ей роль. Для меня было важно быть независимой и иметь возможность свободно перемещаться. Для лекарки или жрицы у меня изначально не было базы знаний. Для куртизанки я была стара. Поэтому я просто женщина, которая потеряла мужа и которой пришлось взять в руки его бизнес, чтобы прокормить себя. Я торгую блинчиками и различными мелочами уже несколько лет. Мистер Ханеш выучил около дюжины местных диалектов и письменностей, поэтому предлагает свои услуги в чтении и письме - нам обучение грамотности дается легче и привычнее, чем местным жителям.
Затем профессор Закария посмотрела на Арина.
- А я устроился подмастерьем, - отозвался баджорец, откладывая в сторону щетку для волос. – Когда мы только начали процедуру внедрения, я был совсем молод и эта легенда отлично сработала – я легко попал к местному сапожнику. Еще на Бэйджоре я научился некоторым ремеслам, так что это было не сложно. Сейчас я уже много чего умею и сам могу быть мастером, - чуть смущенно добавил он.
-Итак… - землянка повернулась к кардассианке, - Вы действительно умеете рисовать?
- Да, - кивнула Илама и обернулась к кадетам, для которых эта новость была неожиданностью: - Только я не делала этого вот уже десять лет… пока не побывала дома на прошлой неделе. Мои родители до последнего надеялись, что я выберу не военную карьеру, и готовили меня к поступлению в Академию Художеств. Так что да, кое-что я еще умею, - произнесла она, вновь обращаясь к профессору. – Но вы сказали, что в этом обществе этот навык не пригодится. Я слишком мало знаю о до-варповых цивилизациях, кардассианцы не слишком ими интересуются… в исследовательском плане.
-Извините, но можно мне зеркало? - попросила Квинтилия, - Я не хотела вас перебить...
- О, конечно! Только один финальный штрих… - баджорец прицепил последнюю прядь темных длинных волос и протянул Квинтилии еще одно ручное зеркало, лежащее на тележке. – Вот, как вам? По-моему, из вас получилась очень симпатичная молодая кальдонианка. Когда вы выберете одежду и легенду, я добавлю некоторые детали и макияж…
Илама Толан тоже обернулась к Квинтилии – сначала она напряглась, точно увидела призрак из прошлого, но затем, быстро сбросив это наваждение, она одобряюще кивнула.
Трилл, которая теперь совсем не выглядела как трилл, взяла зеркало и начала себя рассматривать. Выражение ее новых фиолетовых глаз было достаточно шокированным. Она медленно подняла руку и коснулась челюсти, там, где ухо ворты соединялось с настоящей кожей.
-Совсем не похоже на меня… - прошептала Квинтилия.
-Ах да, нам же действительно не нужно задерживать конвейер, - вспомнила Сорайя Закария, - Кто будет следующим? Нужно три человека.
- В этом и есть суть маскировки, - негромко заметил баджорец, любуясь своей работой… или самой девушкой. – Но все это легко снять, и вы снова станете самой собой. Пока же у вас действительно есть возможность побыть кем-нибудь другим, и вы сама можете выбрать, кем вы станете, разве это не прекрасно?
Когда профессор Закария объявила о том, что нужны следующие три человека, Самрита Баккер первой встала со своего места и подошла к Тенеку.
- Я тоже хочу стать симпатичной кальдонианкой, - улыбнулась она. – Надеюсь, ты внимательно слушал мастер-класс.
Делас огляделась с таким выражением лица, словно она совсем не хотела, чтобы к ней подошел кто-то из кадетов… и в то же время очень боялась, что к ней действительно никто не подойдет.
Трилл-кальдонианка освободила стул и ушла на одну из подушек, забрав с собой зеркало.
Ракар открыл было рот, чтобы вызываться следующим, и отступил от стены, но другие кадеты уже вызвались тоже. Поэтому Ракар продолжил ждать очереди.
Между тем, Артур подошёл к ромуланке.
- Делас, - сказал кадет, - сделай из меня, пожалуйста прото-ворту.
- Вы можете взять два стула в соседней комнате, - обратился баджорец к Делас и Тенеку. – Так вам будет удобнее работать.
Делас нерешительно посмотрела на Артура:
- Ты уверен? Мистер Арин сделал бы лучше… Ну хорошо, - выдохнула она, отвернулась и направилась в соседнюю комнату.
- Есть еще одно место, - улыбнулся Арин и кивнул на свой стул, обращаясь к остальным кадетам.
Артур с улыбкой кивнул ромуланке, подтверждая, что уверен.
-Я с вами, - наконец решилась Тэйра, тоже подходя к Артуру.
– Я следил внимательно, – успокоил Тенек Самриту. – Идёмте, нам тоже будет нужен стул.
Ракар подошёл к баджорцу Арину, внимательно изучая его взглядом.
- Я готов к метаморфозе в руках профессионала, - сказал ромуланец.
- Я верю, что ты справишься с функцией поиска стула самостоятельно, - усмехнулась Самрита, обращаясь к Тенеку, а сама наклонилась к тележке, рассматривая множество муляжей и накладок.
Делас тем временем притащила стул из соседней комнаты и кивнула Артуру.
- Я никогда этого не делала и не обещаю, что у меня что-то получится… - раньше ромуланку это совершенно не смущало, и она бы первой бросилась всех переделывать, но сегодня было похоже, что новая Делас разом решилась веры в свои силы.
- Прошу, присаживайтесь, - Арин подвинул стул Ракару. – В вашем случае это еще более интересная работа, потому что мне придется замаскировать ваши лобные дуги…
Через пару минут, когда вернулись Делас и Тенек и принесли стулья, Тэйра подошла к ромуланке:
- У меня есть одна идея. Я так понимаю, что дермальный регенератор тебе не пригодится пока что - может быть, ты начнешь гримировать Артура, а я пока отойду и сама сведу пятнышки с лица? Это не сложно, к тому же я не буду никого задерживать. Только регенератор я сама вряд ли настрою.
- Ну что ж делать, - улыбнулся ромуланец Арину, - искусство маскировки требует жертв, я согласен и на шрам на лбу, если что.
- Если так можно… - Делас посмотрела на Арина.
Баджорец кивнул:
- Почему бы и нет? Вот, - он быстро настроил прибор и передал его Тэйре: - Возьмите зеркало и аккуратно обработайте все пятнышки, пока они не исчезнут. Не забывайте также о щиколотках и шее – эти места могут быть видны в определенной одежде. Когда закончите, подождите, пока мисс Делас не освободится.
- Я медленно работаю, - предупредила ромуланка Тэйру. – Может быть, тебе стоит обратиться к тому, кто раньше закончит, чтобы не терять времени.
Отдав прибор Тэйре, Арин Джаавед вновь вернулся к Ракару:
- Что вы, никаких шрамов не останется, это поверхностная процедура, иначе бы мы не проводили ее на учебной группе. Просто откиньтесь на спинку стула…
___________________
С кадетами, координатором и учеными
23  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 Мая 2018, 15:29:56
13 cентября 2384 г., 15:23
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

М’Кота улыбнулась, словно при виде старого друга, и коснулась оружия почти с нежностью.
– Ещё бы! – восторженно отозвалась она. Её голос зазвучал настоящей ностальгией. Она оглядела ножны, изучила остроту лезвий, тип заточки, синеватые разводы на зеркальной глади клинков*. Затем клингонка опробовала лук на изгиб – сперва чуть-чуть, а после круто согнула его, чтобы натянуть тетиву**. Натянула, тронула, прислушалась к тревожному и угрожающему пению и нехотя вернула в исходное состояние, словно погладив и отпустив охотничьего зверя, всё ещё недоумевающего, отчего хозяин позвал его, но не взял на охоту.
-Хорошо, - кивнула профессор Закария и снова продолжила доставать из контейнера вещи.
В этот раз это были наручи, сделанные из кожи и усиленные металлическими пластинами, широкий пояс с креплениями и две небольшие кожаные сумки, призванные заменить внешние карманы на одежде. Несмотря на практичность всех этих изделий, они были украшены узорами из вытесненных спиралей, напоминающих вьющиеся растения.
Груда вещей в руках клингонки все росла. После ремней и сумок появились сапоги, а затем кожаные штаны, накидка с капюшоном, рубаха пыльно-зеленого цвета… Все вещи были не новыми, кожа блестела затертыми местами, штаны были несколько раз аккуратно зашиты толстыми нитками, и вся экипировка пахла дымом, травой и кровью.
-Все вещи настоящие, - пояснила профессор Закария, - Для подгонки сможете использовать репликатор в аппаратной комнате, чтобы смоделировать дополнительные пряжки и застежки.
– Он погиб с честью? – спросила М’Кота, почтительно складывая вещи, чтобы их удобнее было нести. Она была убеждена, что хозяин вещей уже ушёл в дальнее странствие к предкам, потому что живой человек ни за что не оставит своё оружие в чужих руках... разве что в подарок, но кто же дарит оружие вместе с одеждой!
-Хм… - задумалась профессор Закария, - Вы о владельце этих вещей? Нет, не думаю, что он мертв. Хотя, возможно, кто-то из предыдущих владельцев - да. Это не самая ценная часть нашей коллекции. У этого оружия нет имен или сентиментальной ценности. Лук композитный, считается хорошим по местным меркам, кинжалы достаточно стандартны. Все это можно купить, продать, обменять. Большую часть экипировки, которую вы увидите сегодня, мы получили этими вполне легальными способами. Лишь немногое было подарено нашими… друзьями, - она бросила быстрый взгляд на Арина, когда говорила это, - Например, вот эта маленькая вещь - самое ценное с нашей точки зрения из того, чем вы сегодня можете попробовать воспользоваться.
Профессор нагнулась над контейнером, оттуда послышался звон металла о металл, и наконец она выудила что-то маленькое и протянула на ладони М’Коте. Это было толстое цилиндрическое кольцо слегка вытянутой формы, сделанное из зеленоватого камня и украшенное орнаментом из очень тонких серебристых проволочек.
-Это кольцо лучника, для защиты большого пальца при стрельбе. Очень аккуратная работа, только в Ни’хан делают такое. Его было трудно достать.
Сперва М’Кота улыбнулась – как это она не подумала, что вещи могли принадлежать разным людям? может быть, потому что они были подобраны очень хорошо? – затем взяла кольцо, внимательно рассмотрела и спросила:
– Если представить, что я собираюсь на настоящую миссию, мне надо что-то знать про Ни’хан? Или про то, как оно мне досталось? Если эта вещь редкая, она должна привлекать внимание.
 -Вы должны знать, что это закрытая область, жители начали превосходить остальных в ремесле в последнее десятилетие. Их работы с металлом и камнем и совершенно особенное чувство дизайна... Вещи оттуда считаются роскошью и хорошо продаются среди остальных племен, - улыбнулась профессор, - Возможно, когда-нибудь я расскажу больше, но придется признаться, что нам так и не удалось туда попасть, мы можем опираться только на такие косвенные свидетельства развития Ни’хан.
Профессор Закария добавила к экипировке М’Коты колчан стрел и сказала:
-Если вы сейчас пройдете через аппаратную комнату и по коридору, вы попадете в спальную комнату базы. Там будут двухъярусные кровати, не ошибетесь. Можете переодеться там и использовать репликатор, если необходимо. Позже мистер Арин еще немного поможет добавить достоверности финальными штрихами. А мы должны двигаться дальше… - она оглянулась и остановила взгляд на Иламе Толан.
__________________
С кадетами, координатором и учеными

https://i.pinimg.com/564x/43/ae/e1/43aee16ac5a2b70046bd4eed36403862.jpg
https://i.pinimg.com/564x/8a/62/aa/8a62aabddd7c6af023969976c8ad036c.jpg


 
* я осмелилась предположить, что такое хорошее оружие сделано из булата.
* * луки не хранят натянутыми.

24  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 Мая 2018, 15:29:08
13 cентября 2384 г., 15:23
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

- Значит, вы все же рекомендуете маленькие группы? – уточнила Самрита. – Хорошо, тогда нам не потребуется общая легенда… Но я все еще не знаю, кем могу быть, - вздохнула девушка. Она оглядела группу: многие тоже не решили, какую легенду выбрать или сомневались в решении. Наконец, она остановила взгляд на Иламе Толан, которая все это время молчала, с большим интересом следя за дискуссией. – А вы, госпожа координатор?
- Я уже успела побыть в своей жизни и воином, и ученым. И я подумала, что могла бы стать, например, художницей. Моим родителям это бы понравилось, - улыбнулась кардассианка. – Но в данном случае я не думаю, что это задание распространяется и на меня – ведь я должна наблюдать за вашей группой, а не участвовать в учебной деятельности.
-Мы используем маленькие группы, - подтвердила профессор Закария, - И находим их приемлемо безопасными, - затем она посмотрела на координатора группы, - Сожалею, но искусство - это не профессиональная карьера для местной женщины. Скорее ремесло. Вы же знаете разницу? Это значит, что вы можете делать прикладные красивые вещи, чтобы ваш муж или сын продавал их. Впрочем, и с тем, что вы - ученый, можно работать. Нам в любом случае понадобится подобрать вам костюм перед тем, как выйти наружу, и в этом смысле вы ничем не отличаетесь от вашей группы. Мне уже не терпится начать. Мистер Арин, сколько времени вам еще нужно?
- Уже скоро! – отозвался баджорский техник. – Осталась самая интересная часть… Господа медики, пожалуйста, посмотрите сюда, - он привлек внимание Тенека и Делас.
Арин достал из небольшой металлической коробки что-то светлое и достаточно мягкое. Когда он приложил это к нижней скуле Квинтилии, стало понятно, что это муляж уха ворты – или кальдонианца, применительно к этой планете.
- Имейте в виду, что это не настоящее ухо, и с ним вы не станете слышать, как кальдонианцы, - проговорил он, фиксируя искусственное ухо на полагающемся месте. – Это всего лишь часть грима. Мы подбираем цвет, форму и размер, исходя из индивидуальных особенностей, и прикрепляем его вдоль нижней скулы, ушной раковины и части черепа, сращивая с верхним слоем эпидермиса. Таким образом достигается отсутствие стыков и плавный переход от вашей собственной кожи к этому муляжу. Но имейте в виду, что вы не будете чувствовать эти уши, так что не забывайте о них, - улыбнулся Арин и принялся аккуратно «припаивать» ухо. – Может совсем немного жечь в процессе. Затем останется только подогнать цвет уха под цвет кожи, и готово.
-Смотрите внимательно, - предупредила профессор Тенека и Делас, - Далее вам придется повторить это на ваших коллегах и друг на друге. А мы пока займемся теми, кому косметические преобразования не нужны…
Профессор Закария обвела взглядом группу и остановилась на М’Коте.
-Вы пока ничего не сказали насчет себя.
-А можно вопрос? - Тэйра даже вскинула руку. - Как эти уши потом… снимаются, если они срощены с кожей?
- Это просто, - Арин продолжал работать над новыми ушами Квинтилии – теперь девушка все больше и больше напоминала кальдонианку. – Мы используем различные настройки дермального регенератора, чтобы обратить все изменения – не только снять уши, но и вернуть пятна триллов, например. Мне и вашим ромуланским коллегам в этом плане немного труднее – ведь нам приходится еще и прятать некоторые наши анатомические особенности на лице. Но, к счастью, все это уже многократно отработано. Вот если бы мы действительно меняли ваши ушные раковины на кальдонианские… это была бы уже настоящая пластическая операция.

М’Кота посмотрела на профессора в некотором замешательстве.
– Мы же двое не были на занятиях перед обедом, – напомнила она, – и не получили даже предварительных сведений о здешних людях. Правда, по разговорам я поняла, что положение женщин здесь незавидно, и в роли любой женщины я могла бы случайно выдать себя и подвести остальных – из-за своего характера. Если бы я могла использовать сложный грим, я бы попросила сделать меня мужчиной – так у меня было бы больше шансов не испортить всё. Но я могу пользоваться только голографической маскировкой… В общем, я всё думаю, и никак не могу придумать, как остаться женщиной и не завалить всё дело. Может быть вы сумеете мне что-нибудь подсказать?
Артур нахмурившись смотрел на остальных, переводя взгляд с М'Коты, на координатора, на Самриту, на Тенека, на Делас, Ракара и Квинтилию,  и так далее по кругу.
- М'Кота, ты можешь быть просто моей женой. Женой ученого, который путешествует вместе с тобой и своей сестрой. Мы же решили уже, что Самрита – моя сестра. А Тенек и Делас – два врача, собирающие какие-нибудь лекарственные травы, или что там у них используется для врачевания. Ты согласна, М'Кота? - сказал кадет.
Профессор Закария укоризненно покачала головой.
-Как жалко, что время обеда не было использовано более эффективно. Мистер Арин, - она посмотрела на баджорца, - прошу вас, постарайтесь поменять настройки пола у маскировочного устройства для этого конкретного случая, а остальное попробуем скорректировать с помощью одежды, - затем профессор снова критичным взглядом окинула М’Коту, - Ваши габариты, ваша пластика и то, что я знаю о клингонах… вы не сможете быть покорной женой, такая маскировка просто не будет работать. И вам не следует быть особенной женщиной-исключением - такие вещи всегда слишком запоминаются, а мы бы не хотели, чтобы вас запомнили.
– Не обижайся, – сказала М’Кота Артуру, – но так будет лучше. Если бы я допустила ошибку, отвечать за жену пришлось бы тебе, а в беду могла бы попасть заодно и Самрита.
- Ладно, будешь моим братом и воином, - кивнул Артур и повернулся к Самрите, - Сэм, ну ты-то будешь моей сестрой? Может это была шутка, конечно, но идея хорошая и мне понравилась. И заодно специалистом по всем этим украшениям и всем таком?
- Буду-буду, - успокоила его Самрита, вспоминая, что их с Освальдом легенда тоже так начиналась, и хихикнула: – Не повезло тебе с сестрой: ни еду приготовить не может, ни одежду сшить!..
- Никто не попадет в беду, - мягко улыбнулся Арин, - потому что мы только теоретизируем. Подержите, пожалуйста, ухо, - это он уже проговорил, обращаясь к Квинтилии: правое ухо пока было только частично закреплено. Баджорец подошел к клингонке и взял у нее голографический излучатель. – Я настрою для вас мужскую внешность, у вас будет соответствующая одежда, но вам придется сложнее всего: вам придется все время помнить, что вы выглядите, как обычный мужчина-кальдонианец, а не женщина, и должны вести себя соответствующе.
Арин завершил настройки и протянул прибор клингонке:
- Вот, попробуйте. Я надеюсь, что теперь, с мужским обликом, вам будет проще придумать легенду. Вы можете потренировать ее с профессором Закарией. 

Взгляд ромуланца уже некоторое время был отрешенным. Он все еще продолжал наблюдать за метаморфозой Квинтилии, от своей стены, оперевшись теперь на нее спиной. Судя по всему, недавно Делас все рассказала Квинтилии. Это было странно. Не думал он, что так получится.  Да, он не думал толком. Что же он натворил… со своей жизнью, с жизнью Делас… И время не повернуть вспять. И разве был у него теперь шанс хоть немного понравиться Квинтилии? Чтобы она хотя бы не испытывала неудобства при разговоре с ним? Чтобы они могли хотя бы общаться? Говорить  о разном, о жизни, о том, что им нравится и не нравится, что они любят, а что нет, о чем мечтают, узнавать друг друга. Ему так не хватало ее. Ее мыслей, ее слов, ее улыбки.
Внешность ворты ему совсем не нравилась. Но там, под маскировкой – она все равно оставалась собой.
Ничто внешнее не могло изменить выражения ее глаз, даже если они теперь станут
другие цветом. Ничто не изменит ее мимики, и настоящей внутренней сути. И он
мог только смотреть. Любоваться издалека. И надеяться, что когда-нибудь она
заговорит с ним, без страха и нежелания. А с интересом и любопытством. Простит
ли она его? Была ли эта надежда бесплодной? Кто знает…

Профессор Закария не сводила взгляда с М’Коты.
-Если вы будете мужчиной, то какую профессию вы изберете?
– Мы кочевники и нам надо чем-то жить, – ответила клингонка. – И ещё для соблюдения вашей Первой директивы нам лучше не ввязываться в конфликты. Это значит, что лучше всего нам быть охотниками или пастухами. А… почему вы всё время напоминаете нам, что это тренинг? Разве мы не должны отработать его с полной отдачей – так, как если бы готовились к настоящей миссии?
-Потому что настоящая подготовка занимает недели, а у нас всего несколько суток, их хватит лишь на поверхностное знакомство с этим видом деятельности, - пояснила профессор, - У нас нет цели сделать из вас профессионалов, готовых к настоящему заданию. Это не то, о чем мы договорились с вашим руководством. Мне нравится ход ваших мыслей, клингонская леди. Если вы будете охотником, это значит, что ваш круг общения будет не полностью пересекаться с кругом вашего коллеги-ромуланца, выбравшего другую профессию, и таким образом гипотетическая группа исследователей смогла бы охватить большую демографию.
Землянка прошла к контейнеру, стоявшему возле стены с экраном и сдернула с него брезент. Затем открыла крышку, наклонилась и достала два парных кинжала длиной в локоть - их лезвия были волнистыми, а рукоятки сделаны из чьих-то больших клыков.
-Возьмите, - она протянула оружие клингонке, - Держите, но это еще не все.
Когда клингонка подошла и взяла предложенное оружие, профессор наклонилась над контейнером и достала из него пару подходящих по размеру ножен из очень твердой кожи, похожей на змеиную. Чешуйки переливались радужным бензиновым блеском. Ножны она тоже передала клингонке.
Затем из контейнера появился компактного размера лук, сделанный тоже частично то ли из кости, то ли из рога, и какого-то дерева.
-Умеете этим пользоваться?
Наконец содержимое контейнера под брезентом было явлено на свет потолочных ламп. Ракар взглядом следил за профессором, перевел взгляд на ребристые ножи. Затем на ножны. Затем был получен ответ на его еще не заданный вопрос о наличии у кальдонийцев дальнобойного оружия. Ракар с вновь разгоревшимся интересом смотрел на профессора и М'Коту.
______________________
С кадетами, координатором и учеными
25  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 Мая 2018, 15:28:33
13 cентября 2384 г., 15:23
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

– Идеи должны основываться на фактах, – возразил Тенек. – Предложение мисс Баккер о маске врача для настоящего врача разумна, поскольку чем ближе мы остаёмся к своим действительным профессиям и привычкам, тем меньше у нас шанс себя выдать, однако, если мы подходим к своей предполагаемой миссии ответственно, прежде чем разработать легенду, нам следует собрать максимум информации. В противном случае это может закончиться крахом и для внедрённого лица и для соблюдения Первой директивы. Вы лучше меня знаете о том, насколько могут различаться традиции разных народов в том числе области медицины, особенно в доиндустриальных обществах. В большинстве из них хирургия становится достоянием мужчин, поскольку чаще всего требуется на поле боя, а акушерство и гинекология – достоянием женщин, тоже по вполне понятным причинам. Однако не везде это так. Есть общества, где медицина считается сакральным занятием и заниматься ею могут только посвящённые. Есть общества, где медицина считается нечистым занятием, поскольку врач имеет дело со всеми сопровождающими болезнь или хирургию нечистотами, соответственно и занимается медициной отдельная ограниченная каста с жёстким кодексом допустимого и недопустимого. В силу сходных причин в одном обществе медициной может заниматься только привелигированный пол, а в другом только непривилегированный. Есть общества, где врач рискует быть обвинённым в святотатстве и колдовстве, есть и такие, где медицина признана только в облике шаманизма.
– Именно поэтому, – добавил стажёр после небольшой паузы, я хочу повторить свои вопросы. – Я спросил, существует ли в группе обязательное деление по статусу, поскольку если такое деление существует, врач с высокой долей вероятности занимает в этой иерархии строго определённое место. Я спросил, кто занимается врачеванием, поскольку может оказаться, что исполнение профессиональных обязанностей потребует от меня либо формально принять другую роль – например, слуги официальной врачевательницы, либо прибегнуть к гораздо более радикальной маскировке, чем смена расы. Я спросил о профессиональных табу, поскольку именно медикам приходится с ними сталкиваться чаще, чем остальным. О возможных запретах по признаку пола, возраста и статуса я также спросил неслучайно – примеры, как это может повлиять на положения врача я только что привёл. Наконец, знания о размере истинной или воображаемой группы и её возможном лидере – это обязательное знание для любого, что не хочет допустить ошибку в самом начале гипотетического контакта с местным населением.
-Как сказал мистер Арин, мы не планируем внедрение неподготовленной группы кадетов в местное общество, - ответила профессор Закария, - Мы просто даем вам возможность попробовать вообразить, кем бы вы могли быть. У нас в расписании нет времени на лекцию о состоянии медицины на Кальдонии III, но если кто-то наберется смелости заявить, что хочет попробовать быть местным лекарем - эта информация будет ему дана для самостоятельного изучения. Как и в случае всех остальных профессий, которые сегодня уже были выбраны. Что насчет вас? - она посмотрела на Делас, - Вы готовы сказать, кем хотели бы быть, даже если это может оказаться невозможным, потому что вы женщина, или неподходящим вам по другим причинам?
Делас оторвала взгляд от Арина, который сейчас обрабатывал руки Квинтилии, осветляя кожу.
- Я? – она удивленно посмотрела на профессора Закарию. – Я… не знаю. Наверное, я могла бы быть врачом, но в такой маленькой группе не нужны два врача. А больше я ничего не умею. Ничего… полезного.
Самрита едва сдержалась от того, чтобы не закрыть лицо ладонью.
- Ну мы же просто фантазируем! – протянула землянка. - И вообще, нам же можно думать шире одного сословия? Делас, ты ведь дочь проконсула, ты могла бы побыть благородной дамой, а мы – твоей свитой. Ну или не твоей, - быстро поправилась Самрита, глядя, как округлились глаза Делас, - а, например, Квинтилии. Или вообще госпожи Толан. Ради этого я даже снова могу приготовить пастилу… Или научиться делать красивые прически и макияж.
- Свита благородной дамы, - повторил Ракар, - надо же как интересно… ну хорошо. И да, я умею готовить, если что, готов консультировать Самриту, или кого ещё.
-Смелее, - подбодрила профессор Закария Делас, - На самом деле, женщина может быть лекарем. Как и мужчина, - она перевела взгляд на Тенека, - И если вы окончательно на это решитесь - дайте знать, я дам вам больше информации и наши записи. Мы поработаем с каждым индивидуально, когда будем подбирать костюмы и аксессуары, которые обещал мистер Арин. В результате каждый получит свою уникальную часть знаний о планете, которой после сможет поделиться с другими. Но, разумеется, вам не стоит ожидать, что после наших упражнений вы будете знать все о кальдонианцах или станете экспертами по составлению легенд и изучению инопланетных культур. На это уходят годы. Сейчас я хотела обсудить вот что - вам всем, как я заметила, нравится идея представлять одну большую группу…
-Мне - нет, - быстро вставила Квинтилия, воспользовавшись тем, что баджорец больше не работает с ее лицом.
-Я бы хотела, чтобы вы подумали, - продолжила Закария, - чем это предпочтение вызвано. Какие у группы есть плюсы и минусы.
- Тогда… тогда я хотела бы быть врачом, - в голосе Делас появилась решительность, и она посмотрела сначала на землянку-профессора, потом на Тенека. – Не помощником, а именно врачом, или лекарем, или как это здесь называется. Если Тенек не возражает. Если он против… я приму и обыграю любую легенду, какую вы скажете.
Самрита чуть заметно улыбнулась и кивнула, а затем тоже обратилась к профессору:
- Мне нравится идея общей группы тем, что мы не будем разделены и сможем помогать друг другу в случае необходимости. Возможно, нам следует разделиться на группы по 3-4 человека, но в любом случае не выступать в одиночку. К тому же появление группы незнакомцев проще объяснить, чем появление нескольких незнакомцев-одиночек одновременно. Есть и минусы – нам придется придерживаться общей легенды, и если – теоретически – разоблачат одного, то подозрения падут и на всю группу. И все же я бы выбрала этот вариант, а легенда со свитой нравится мне тем, что там каждый может выбрать практически любую функцию и найти ей обоснование.
- А кем бы хотели быть вы? – тем временем тихо поинтересовался баджорец у Квинтилии, аккуратно обрабатывая медицинским прибором каждый ее палец.
-Я думаю о том, каково это - исследовать совершенно незнакомое общество, - нормальным голосом ответила трилл, постепенно превращающаяся в кальдонианку, - О том, что мне было бы важно, если бы я была ученым. Я пролетела много световых лет и смело ступила туда, где до меня никто не был, не для того, чтобы беспокоиться о своей безопасности, а для того, чтобы получать знания о жизни людей. Как я могу их лучше получить? Не в составе группы из 9 человек, потому что большая организованная группа вызывает чувство угрозы у окружающих. Большую группу нельзя пригласить на обед в свой дом. С большой группой нельзя доверительно поговорить. Я бы хотела быть одна или в паре с кем-то - притвориться, что больше никого из вас не знаю, и что мы путешествуем вместе случайно, сбились вместе по пути ради безопасности. Если бы мне понадобилась помощь, вы бы могли выручить меня, но местным не обязательно об этом знать. Я бы не хотела быть никем важным, чтобы не вызывать вопросов и желания найти других людей, которые могли бы меня знать, чтобы проверить информацию. Но мне нужно быть тем, кто может слушать и наблюдать. Брат и сестра, путешествующие в поисках работы? Торговка домашней едой или травами? Нищенка? Ну, или на худой конец можно быть группой странствующих артистов - они хотя бы не так опасны, как беженцы и разведчики из незнакомого племени.
- Возьмете меня в пару к вам, как случайного странствующего воина? - негромко спросил ромуланец.
-Не думаю, что это будет правильно, - трилл опустила взгляд, - Вам лучше защищать вашу девушку - Делас. Если она и Тенек будут странствующими лекарями, наемник может сопровождать их.
- Это звучит логично, - согласилась Самрита с обоснованием Квинтилии. - Если честно, я вижу возможности придумывания как отдельной легенды для каждого, так и общей для группы. Бродячие артисты - это не менее весело, чем свита. И, как одинокой и ничего не умеющей девушке, мне бы не очень хотелось действовать совсем одной... Если бы мы на самом деле оказались в подобном патриархальном обществе, я бы предпочла действовать хотя бы в паре или группе. Но это мои предпочтения. Профессор, вы ничего не сказали об этом, поэтому мы не знаем, от чего отталкиваться. Так что будет правильным в данном случае - общая легенда или индивидуальное внедрение? Вы должны знать лучше нас. Тогда мы сможем подстроиться.
Делас же, казалось, ничего не слушала и не видела, кроме короткого диалога Квинтилии и Ракара, от которого ещё больше побледнела. То ли ее успокоительные переставали действовать, то ли она ещё готова не была слушать подобные обсуждения на публике.
- Я не его девушка, - тихо, но отчётливо проговорила ромуланка и посмотрела прямо на Квинтилию.
Тэйра закрыла лицо ладонью. Конечно, Квинтилия едва ли знает, что случилось у Делас, но ой как это все не вовремя… Вот так случайно напомнить несчастной девушке о её трагедии… Она посмотрела на ромуланку: та заметно побледнела. Да уж, как будто ей и так мало переживаний за сегодня!
-Я ещё не знаю своей легенды, но догадываюсь, что мне тоже бы не стоило ходить одной. Ракар, я была бы рада, если вы будете меня сопровождать. Но тогда вам придется выбрать, - она смотрела на ромуланца в упор. Ну же, давайте, вспомните, что я вам говорила и идите со мной! Ракар, пожалуйста! Тем более что против его сопровождения Тэйра действительно ничего не имела. Конечно, ей было бы намного легче с Артуром… но с Артуром ещё совершенно ничего не решено.
Квинтилия очень удивленно посмотрела на Делас, ее рука, над которой работал Арин, дернулась от неожиданности.
-Но ты только вчера сказала… Я не знала… - пробормотала Квинтилия.
Ракар опустил голову. Он не знал, что теперь сказать. Вся эта ситуация была очень сложной.
 - Да, Тэйра, будем странствовать с вами. А ещё нам обязательно нужна связь между группам, - произнес ромуланец.
-На самом деле вы не будете странствовать, - напомнила профессор Закария с улыбкой, - У нас запланирован выход на поверхность планеты, но все, что мы сейчас делаем - просто тренировка, чтобы вы немного почувствовали вкус нашей работы. На самом деле, нет правильного ответа на ваш вопрос о том, какая группа лучше, - она посмотрела на Самриту, - У всего есть плюсы и минусы. Большая группа дает большую безопасность и возможность использовать одну легенду на всех. Маленькая группа дает большую вовлеченность в местную жизнь.  Но группы ученых никогда не бывают по-настоящему многочисленными, наша первостепенная задача здесь не выживание среди чужих. При этом перед нами целая планета, которую должны освоить несколько человек. Нас было четверо, и мы все еще не исследовали всю Кальдонию III даже за годы, проведенные здесь.
_____________________
С кадетами, координатором и учеными
26  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 15 Мая 2018, 10:20:18
13 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

После беседы с профессором Сорайей Закарией, ромуланец еще некоторое время стоял перед входом в смежное помещение, что являлось гостиной и не входил. Он собирался с духом, чтобы войти. И, наконец, собравшись, прошел внутрь. Все были там. Ракар обвел взглядом комнату, дошел до блюда с большими красными ягодами с зелеными хвостиками корней и взял два, разглядывая их. В углу комнаты трое кадетов сидели рядом с Делас, ромуланец задержал взгляд на Тэйре, и снова лавируя между подушками пошел к ней.
- Тэйра, - негромко позвал ромуланец, не доходя до Делас и всех прочих. Похоже, так сложилось, что теперь многих он должен был обходить стороной, не приближаясь к ним.
- А, - она не сразу заметила Ракара, который оставался на расстоянии. Обернулась к Артуру, Делас и М’Коте:
- Кажется, меня ищут.
Тэйра подошла к Ракару и жестом показала в сторону дальней стены: “Давай отойдем ещё”.
-Вы что-то хотели, Ракар? - она наклонила голову, смотря на ромуланца снизу вверх - он был заметно выше.
Ракар отошел вместе с Тэйрой чуть подальше.
- Да, - Ракар говорил тихо, тоже чуть склонив голову, потому что Тэйра была ниже его, - надеюсь не отвлек? Я ищу чем себя занять пока вынужденный перерыв. Что там с Делас? В каком она состоянии?
Тэйре захотелось его стукнуть. Переживает он! А нельзя было не доводить бедную девушку до такого состояния?!
-Я именно о ней и хотела поговорить.  Она… - Тэйра задумалась, о чем сейчас стоит отвечать ромуланцу, а о чем надо умолчать. - Не в лучшем состоянии. Совсем не в лучшем. Я не знаю, что у вас случилось, но, Ракар, вам лучше не трогать ее следующие несколько дней. Даже не напоминайте о своем существовании. Даже не подходите извиняться, если вам перед ней неудобно. Вы только сделаете хуже, если попытаетесь ещё раз с ней поговорить.
- Ясно, - ромуланец посмотрел вверх, в потолок, - не буду, хорошо. Только извиняться мне не за что. Это такая штука, где в общем-то не виноват никто. Такая жизнь. И некоторые вещи в жизни невозможно исправить. Ладно, спасибо, что вы с ней и не бросаете её.
Ракар поднял руку перед Тэйрой, в которой держал красный местный плод.
- Вы уже пробовали местную еду?
Не за что извиняться? Как интересно. Ну хорошо, предположим, он не хотел обижать Делас намеренно. Но даже если случайно ты причинил кому-то настолько ужасную боль - почему не извиниться и не показать, что ты не желал никому зла? Тэйра едва удержалась от того, чтобы и в самом деле его не стукнуть… но это было бы совсем глупо. В конце концов, они ведь ромуланцы, может, они не считают это необходимым.
Услышав вопрос Ракара, Тэйра посмотрела на ягоды у него в руках. Они чем-то напоминали кисловатые ягоды те’на, растущие в лесах северного полушария Трилла, только были намного больше и ярче.
-Нет, пока не пробовала. Вы знаете, что это?
Ракар смотрел на Тэйру, и даже не предполагал, что именно Делас им сказала. На самом деле, наверное ничего. Раз речь идет об извинениях - они точно ничего не знают.
Ромуланец отвел взгляд на мгновение, посмотрел на красные плоды.
- Профессор принесла. Не знаю, говорит местные плоды. - Ромуланец протянул Тэйре плод, - возьмите один, - и протянул второй, - и Делас отнесите потом, если можно. Делас любит инопланетные эксперименты, но сама она явно не возьмет. А я - не особенно.
Ромуланец оглянулся по залу, поискал взглядом другого трилла, потом обернулся обратно.
- Как самочувствие, кадет? я тут узнал подробности по Карему Дарзену, вас местное население гипотетически не пугает?
- Я тоже люблю эксперименты, - Тэйра закинула одну из ягод в рот. - О, а они сладкие! Спасибо вам. Я в порядке, Ракар, а что до местных… Мне кажется, сами по себе они не злые, и у нас не будет проблем, если не нарушать правила. Хотя история с доктором Дарзеном совершенно ужасна, я всё-таки могу понять их логику. Так реагируют очень многие похожие на них народы… - она замолчала. Легко было представить ярость местных, когда их священный обычай был нарушен...и всё-таки смерть доктора была страшной. Единственное, на что хотелось надеяться Тэйре - только на то, что больше никто не заплатит жизнью за свое любопытство.
Ракар рассматривал Тэйру с интересом.
- Ну да, вы много интересного рассказали об опыте Федерации с другими расами, и из этого я понял, что как минимум – хорошо бы знать все правила. Возможно, все правила нам не расскажут. Но если у них такая казнь за одно действие, являющееся по их меркам преступлением, то может быть тоже самое за что угодно другое. Поэтому, я хочу попросить чуть позже Арина и Закарию – снабдить нас местным оружием. От фазеров они отказались, но полностью безоружными и беззащитными мы быть не должны. Их склад забит местными артефактами, наверняка и оружием. И даже если мы их не встретим во время нашего выхода из базы – я хотел бы вооружиться их оружием. Вы поддержите, меня, Тэйра, в этом вопросе?
Речь Ракара звучала так, как будто он собирается устраивать мятеж и теперь посвящает всех в заговор. Тэйра сначала не удержалась от улыбки, а потом покачала головой.
-Рановато делать выводы. Если местные настолько опасны, нам об этом скажут, и едва ли подпустят к ним близко. А ещё может быть так, что мы будем изображать из себя каких-нибудь ремесленников - вряд ли нам для такой легенды выдадут мечи… или чем там эти ворты пользуются. Я бы сначала послушала побольше о местной культуре. Но если никаких сложностей с вашим планом не будет… я бы тоже хотела иметь при себе хотя бы нож.
Тэйра вспомнила, что её маленький складной нож остался в сумке. Надо бы его вытащить - он может пригодиться во время выходов с базы. Едва ли он мог сойти за оружие, но в лесу будет очень полезен.
Ракар кивнул и улыбнулся Тэйре в ответ.
- Да, конечно, рано делать выводы. Но безопасностью нельзя пренебрегать. Уже вроде бы говорилось, что женщинам приходится защищать свою семью. И наверняка они это делают не голыми руками. Поэтому я буду за то, чтобы все желающие могли вооружиться местным оружием. В конце концов, мы все должны будем выглядеть аутентично. Даже если население невелико. И никогда нельзя быть полностью уверенным, что не найдется ни одного разведчика, который может за нами наблюдать извне. Да, конечно, о местной культуре мы еще много спросим.
И Ракар снова вернулся к другой теме.
- В общем, Тэйра, вот что я хочу сказать. Никакие мои извинения не помогут Делас. Увы, ни сейчас, ни через пару дней, ни через полгода. Я не сделал Делас никакого зла. Но нам обязательно нужно будет поговорить. А пока… просто не бросайте ее, пожалуйста. И спасибо вам за это.
Тэйра вскинула брови. Да уж, не сделал… совсем ничего вы ей не сделали, Ракар.
-Хорошо сказано - про оружие. Об остальном рано говорить, - заметила она, посерьезнев. - Я думаю, Делас справится. Мы уже ей пообещали помочь. Спасибо, что вы не будете ее больше беспокоить, - она оглянулась: Делас уже успела уйти, и теперь на тех подушках, где они сидели, остались только радостные Артур и М’Кота. - Вы что-то ещё хотите сказать? Если нет, то я пойду. И спасибо за ягоды, я их передам.
Ракар склонил голову.
- Больше ничего, - негромко произнес он. Он не собирается беспокоить Делас, он не имеет права «беспокоить» Квинтилию. У него нет напарника ромуланца, который был бы с ним заодно. И в голосе Самриты звучал испуг, а перед этим она просила не заваливать ученых вопросами. Похоже это было на то, что он становится персоной нон-грата в этой группе? Он знал, что предпочел бы снова бежать и отстреливаться, чем вести все эти разговоры или мучиться тем, что не имеет права говорить с той, с которой хочется говорить. Ромуланец вспомнил Акриту и ее презентацию. Высказанную ей теорию времени и параллельных пространств, с которой он хотел не согласиться. Что если бы вернуть время немного назад, и убрать себя с траектории выстрела, чтобы Децию не пришлось его закрывать? Что если вернуть 8 сентября и просто взять больше эля, и никуда не выходить. Ведь Квинтилия не отвечала не потому, что не хотела, а потому, что не попала на Райзу и не получила никакого письма. И не образовалось бы никаких параллельных вселенных, всего лишь события в жизни многих людей не произошли бы. Всего лишь? С кем ему это все обсудить? Теорию времени, теорию параллельных пространств.
- Больше ничего, - повторил ромуланец, - спасибо за ягоды не мне, а ученым.
И ромуланец развернулся и снова отправился в другую смежную комнату с приборами. Комната с огнями, так сказал бы никому неизвестный технический гений, с поврежденным разумом, на далекой планете в демилитаризованной кардассианской зоне. Он подождет следующего мероприятия в комнате с огнями. И вопреки всему, ему все таки есть чем заняться. Это анализ полученных данных, и построение теорий, в обоснование предупреждения и предположения федерального лейтенант-коммандера Планкса.
______________________
с Тэйрой Джар
27  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 14 Мая 2018, 13:40:32
13 cентября 2384 г., обед
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации   

Профессор Закария отступила от входа в гостиную в операционный центр.
-Несколько десятков, - произнесла она, отвечая на вопрос, - Практически все племя сбежалось. Вы спрашиваете, кто первым поджег солому? Какое это имеет значение?
Ракар сделал два шага до репликатора, вошел в программирование, тыкая пальцем в сенсоры, и принялся вводить формулу "чизкейка", которую выучил еще до вылета.
Его снова начало неконтролируемо трясти. Руки дрожали. Что это значило "опять вы…" ? Что он сделал до этого? Что он сделал до этого не так, что было сформулировано как "опять"? Не вежливо с точки зрения федератов? Что будет, если он расскажет, что невежливо с точки зрения ромуланцев?
Нет, он не расскажет. По крайней мере сейчас. Но "не сейчас" часто значило "никогда". Значит никогда не расскажет. Жизнь сложна. Он не был знаком с ней раньше. И он всегда искал ее. Ее, ту, которая западет в его сердце. Он нашел. И она не ответит ему. Она выстроит стены. И смеяться она будет не с ним. А с тем баджорцем. И он знал, что так будет. Когда-то так будет. Это будет не с ним. Он знал, что должен уйти. Но неужели так рано? Не важно, рано или поздно. Высший приоритет – ее счастье. Высший приоритет – ее радость.
Спасать нужно не всех. Помогать нужно не всем. Квинтилия достойна помощи. Квинтилия достойна счастья. Руки дрожали. Он терял собственный смысл. Но формула была введена. И он запустил формулу на исполнение. А потом была завершена материализация объекта на пластмассовой тарелке.
- Имеет значение, - сказал Ракар для профессора Закарии, - имеет. Вы определяете лидеров, вы определяете исполнителей. Вы определяете шакалов. Вы определяете палачей. Вы понимаете структуру общества. Никакая смерть не должна быть напрасной. И нужно отдать дань памяти тому триллу, - ромуланец резко повернул голову к профессору, - простите меня, я сейчас вернусь.
Ромуланец подхватил блюдо из выдачи репликатора и быстрым шагом догнал Квинтилию.
- Простите меня, Перим, - сказал ромуланец очень тихо, уже стоя рядом с девушкой, протягивая ей тарелку, - я не знаю правил вежливости Федерации, но тут говорят, что у нас вряд ли будет возможность поесть после выхода наружу, пусть ваш обед будет приятным. Возьмите это.
-Что это…? Зачем вы…? - Квинтилия вздрогнула от неожиданности и резко обернулась, оказавшись лицом к лицу с Ракаром, - Зачем вы настаиваете, чтобы я обязательно съела это?
- Я не настаиваю, - опустил голову ромуланец, - но я вдруг подумал, что может быть вам понравится. Знаете, у нас на Ромуле, если в гости на корабль, или… не на корабль приходит кто-то извне, с дипломатической миссией, или иной, и просто поговорить – принято тащить из репликатора все самое вкусное, что может любить этот гость. Вот и я поступил сейчас также. Это просто… это просто ромуланская традиция. И кроме того, профессор сказала, что у нас скоро выход, и там мы не сможем… ну, там не будет еды.
- Что здесь происходит? – непонимающе нахмурился Арин Джаавед, приподнимаясь со своего места. – Здесь же достаточно еды… - он оглядел поднос, принесенный профессором Закарией, а потом посмотрел на Квинтилию и Ракара: - У вас все в порядке?
-Я не знаю, - Квинтилия Перим покачала головой, глядя на баджорца Арина, а затем перевела взгляд на Ракара, - Я не хочу нарушать ромуланские традиции, но ведь я не у вас в гостях, вы сейчас не хозяин, которому нужно проявлять гостеприимство. Так что эта ваша аналогия к нашей ситуации не подходит. Я люблю чизкейки - это правда, но… Сначала вы пытались накормить меня через мистера Арина. Затем, когда это не вышло, вы решили сделать это сами. Эта настойчивость выглядит… странно. Если бы я сама хотела съесть чизкейк, что мешает мне заказать его?
- Ничего не мешает, - сказал ромуланец, - теперь ничего не мешает, формула есть в репликаторе, - Ракар наклонился и поставил тарелку на пол перед одной из свободных подушек, рядом с которой они стояли. Стола не было. Это было неудобно. Но иного он способа он сейчас не видел. Квинтилия ничего не хотела брать из его рук, будто он был страшным и злым врагом. И ничего в душе, кроме пустоты и боли. Ракар разогнулся и пошел обратно к профессору, подошел и спросил:
- Профессор, извините, что отлучился. Так… где похоронены останки Карема Дарзена? Что кальдонианцы с ними сделали?
Землянка склонилась над одной из консолей, но обернулась к Ракару, когда он подошел.
-Нигде, - ответила она, - Преступники не заслуживают похоронного кургана. Его прах был развеян по ветру, чтобы он никогда не смог вернуться к своим потомкам. Так верят кальдонианцы.
Ромуланец криво усмехнулся, и в этом процессе чуть отвернулся. Конечно же, не осталось никаких доказательств. Конечно же. Печально. И он не может проверить этот рассказ.
- Ясно, - Ракар задумался, и задумчиво посмотрел на профессора, - извините, что затронул эту тему. Я вижу, что она для вас болезненна. Но это необходимо было выяснить. Можно еще спрашивать, или нам уже пора дальше по вашему плану?
-А все пообедали? - землянка обернулась в сторону гостиной, - Если все закончили есть, то Арин сможет начать свой семинар.
Ракар обернулся, он заметил, что М'Кота, Артур и Тэйра сидят с Делас, Тенек говорит с Самритой, а Квинтилия…
Ромуланец снова посмотрел на профессора.
- Нет еще, профессор. Тогда вот что. Я прошу прощения, что задаю столько вопросов, но вы ученый, и наверняка понимаете, что для лучшего проникновения в тему всего того, чем мы занимаемся – есть уточнение всех подробностей. Я не ученый. Я военный. Но соглашаюсь с учеными по этому вопросу. Поэтому, не воспримите неправильно. Как вам удалось починить базу после сбоя, и необходимости отключения всех приборов? Как вы смогли снова вернуться сюда?
-После какого сбоя? - удивилась профессор Закария.
- Вы покинули базу, - методично начал говорить Ракар, - и вы говорили, что "скрывать базу - один из ваших главных приоритетов. Даже когда вам пришлось ее покинуть, голограмма и защитное силовое поле осталось единственным, что вы не выключили". Сбоя не было? Вы просто выключили, потом вернулись и все включили?
-Да, - пожала плечами профессор, - Вас это удивляет? Но представьте, что неизвестные враги внезапно уничтожили ваши спутники. Мы не знали, кто они такие и чего хотят. Мы боялись, что они начнут искать тех, кому эти спутники принадлежали - нас. При определенном паттерне сканирования базу можно обнаружить с орбиты, заметить работу наших приборов. Чтобы не допустить этого, мы должны были снизить свое излучение, уйти в режим полного молчания, притаиться, как подводная лодка на глубине. Мы не знали, сколько продлится эта ситуация, поэтому приняли решение, что безопаснее будет покинуть базу.
Ракар отрицательно качнул головой и опустил голову.
- Не удивляет, конечно, нет, - продолжил говорить ромуланец, снова сложив руки за спиной. – Ваши действия совершенно тактически верны. Вы были правы.
Ромуланец коротко вздохнул и чуть приподнял голову, немного смущенно скривившись. И сейчас он уже не исполнял роль, он был искренен.
- Профессор, я понимаю, возможно, мои вопросы могут казаться вам странными, и вы можете испытывать дискомфорт. Простите, если что не так. Я понимаю, 10 лет назад, когда вы улетали – наши с вами государства были не очень в ладах. За 10 лет все немного изменилось. Ромул вместе с Федерацией и клингонами воевал против Доминиона. Мы были союзниками. Конечно… не я, я слишком маленький еще, войну не застал, но я представитель своего государства. Я вам не враг. Я кадет международного проекта, с дипломатической миссией и мне не просто интересно. И все вопросы, что я сейчас задаю – посвящены одной цели на самом деле – понять. Я не хочу ничем навредить, пожалуйста не думайте так, если что. Вот еще что … так вышло, что… раса триллов стала мне интересна. И судьба Карема Дарзена интересует меня потому, что я хотел бы отдать дань памяти этому человеку. Это всегда обидно, когда кто-то достойный погибает. Не просто обидно… это – потеря. Скажите пожалуйста, а зачем он вообще пошел откапывать труп, и даже не взял с собой подмогу и охрану? Того, кто мог бы нести вахту пока он занимается. Зачем? Что его интересовало?
-Он хотел провести вскрытие, разумеется, - ответила профессор Закария, - В научных целях. Карем был практиком и эмпириком.
- Да, понятно, - ромуланец вздохнул и опустил голову, - мэм, пока мы не ушли с базы, вы разрешите посмотреть на артефакты на вашем складе и посмотреть записи в вашей базе данных об опыте общения с кальдонийцами?
-Если останется время, - сказала землянка, - Но вы в любом случае увидите то, что повезете в Федерацию, на пути домой. Сейчас же мне надо подготовить кое-что для нашей дальнейшей программы, так что прошу меня извинить. Можете сами рассказать вашим коллегам все, что узнали от меня в приватной беседе, иначе будет нечестно, что вы получили дополнительную лекцию о местной жизни, а они - нет.
- Да, конечно, я все расскажу, - чуть улыбнулся ромуланец, и пользуясь тем, что больше никого из кадетов рядом не было, задал последний на этом этапе интересовавший его вопрос, - еще одно, последнее, извините, если вопрос странный и некорректный, просто интересно, кто помог мистеру Ханешу выжить и стал партнером в его вулканском ритуале? – ромуланец смотрел на профессора совершенно невинно и с любопытством.
-Единственное, что я могу сказать, - улыбнулась в ответ землянка, - Первую директиву мистер Ханеш опасности не подверг никоим образом.
И затем она вышла из аппаратной комнаты.
Ромуланец проводил профессора взглядом и обернулся к консолям. Он сделал из ответа на последний вопрос однозначный вывод. Эта информация была не очень существенна, но как и любая информация, она имела ценность, и ей нельзя было пренебрегать.
_______________
с Квинтилией, Арином и профессором Закарией
28  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 14 Мая 2018, 13:38:02
13 cентября 2384 г., обед
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Ракар вылетел за дверь и там остановился. Руки дрожали, горло сжало какими-то тисками, он задыхался. Ромуланец прошел несколько шагов по коридору прочь, в другом направлении, не в том, в котором они ходили в изначальную аппаратную комнату. Оттянул воротник, потом уперся руками в стену, потом привалился спиной к стене и обхватил руками голову.
Квинтилия испытывала дикий дискомфорт при одном только его приближении. Неужели он сделал ей столько зла? Неужели она вообще не может находиться с ним в одном помещении, если их разделяет не менее 10-ти метров? Почему все это так? Почему все это случилось в его жизни? За что? За что она так с ним, ведь он не сделал ничего плохого? Что делать теперь? Искать смерти под грузом собственных ошибок? Убрать себя отсюда, чтобы больше вообще никогда не мучить ее своим присутствием? Что ему делать? Здесь нет ромуланского эля. Синтеголь из репликатора не поможет. У Тенека наверняка нет наркотиков, возможно, они есть у Делас. Он их найдет. Нельзя так жить. Ракара трясло. И он начал заставлять себя прийти в норму. Карем Дарзен погиб 9.5 лет тому назад. Это должно быть расследовано. Виновные должны быть наказаны. Ему нужны подробности. Ему нужно знать, где он похоронен. Ему нужно провести анализ останков. Ему нужно найти тех. Кто это сделал. Некоторые вещи нельзя хранить в тайне.
Итак. Здесь есть - операционный центр, там, где они телепортировались, потом гостиная, откуда он ушел, потом лаборатория, медотсек, личный отсек, и склад. Где могла находиться профессор?
Долг гнал его, заставлял ноги идти, адаптируясь к внутренней пустоте, которая становилась черной дырой, сингулярностью, ничем.
Мимо прошла профессор Закария, держа большое блюдо с большими круглыми красными ягодами и длинными зелеными корнями.
-Почему вы не обедаете со всеми? - на ходу спросила она.
- Профессор, - улыбнулся Ракар, изо всех сил принимая положенный по уставу Тал Шиар вид, морально подбираясь. Чуть было не сказал, что сыт по горло, и поэтому не ест, но сдержался, - я обедал на катере перед высадкой, не хочу еще, ромуланцы так часто не едят. У нас 3 приема пищи в день обычно, и мне еще рано. Я хотел поговорить с мистером Арином, но он сейчас занят. Не окажете ли вы мне такую честь?
-В полевых условиях мы едим, когда имеем возможность, потому что никогда не знаем, когда получится поесть снова. На таких планетах как эта - никогда не знаешь, сколько неожиданностей может произойти до ужина, - заметила профессор Закария, - Но как хотите. Мне нужно отнести эти образцы местной пищи остальной группе, а вы можете спросить, что хотели.
- Хорошо, мэм, - благодарно склонил голову Ракар, совершив быстрый стандартный ромуланский поклон и с легкой улыбкой снова посмотрел на профессора Закарию, выпрямившись и скрестив руки за спиной, - я подожду.
Профессор Закария посмотрела на Ракара, слегка приподняв удивленно брови, затем нахмурилась, затем быстро пожала плечами.
-У вас вопрос, который нельзя задать на ходу?
Ракар сделал шаг по направлению к профессору, чуть параллельно от нее, стараясь держаться как можно естественнее, но движения выходили угловатыми.
- А, хорошо, давайте на ходу, - сказал ромуланец, - да просто у меня не один вопрос. Пока все обедают, я хотел бы успеть поговорить. Понимаете, ваша история меня потрясла. Я представил себе, что вы чувствовали, оставшись тогда здесь на планете, без возможности выбраться, осознавая, что за вами никто не придет. Вы не ждали помощи, вы считали, что навсегда отрезаны от дома. Что ваша жизнь пройдет здесь. Вы пережили это, и обустроили свою жизнь тут. Это потрясающе. Я оценил вашу силу духа и познал уважение к вам. И на минуту я представил, что было бы со мной… в такой же ситуации. Я даже и не знаю…
Ракар внимательно посмотрел женщине в лицо.
- Вот ваш вулканец мистер Ханеш. Как он справился за эти 10 лет? Ведь известно, что раз в 7 лет – у вулканцев наступает некоторый физиологический процесс, и им нужно одно определенное действие, иначе вулканцы погибают. Как он выжил?
Профессор Закария медленно пошла в сторону гостиной.
-Вы имеете в виду пон-фарр? - уточнила она без стеснения, - Да, нам пришлось столкнуться с этим. Мистер Ханеш справился с помощью комбинации интенсивных медитаций и ритуала Кун-ат со'лик - проще говоря, он нашел нового партнера.
- Да, именно это, - кивнул Ракар, идя рядом с профессором, он блуждал взглядом, но старался не выпускать лицо Закарии из области обозрения. Мельчайшие черты, мельчайшие дрожания мышц, мельчайшие жесты – все это он должен был видеть. Все это могло свидетельствовать о лжи или правде. Ракар не был профессионалом в этом, хоть и учился. Но увы, эта наука сложная. Никакого смущения ромуланец не испытывал, все смущения такого рода – остаются для Тенека, а не для того, кто был офицером Тал Шиар, хоть самого низкого пока ранга.
- Да, именно это, пон-фарр, - согласился Ракар, и на мгновение задумался, не стоит ли спросить, кто был партнер Ханеша. Или стоило разделить эти вопросы во времени? Методика неявного допроса предполагала многовариантность поведения, Ракар решил оставить это пока, на время.
 - Ясно, спасибо, - кивнул ромуланец, - а у доктора Карема Дарзена был симбионт? Он погиб один или с ним?
-Нет, - ответила профессор Закария, входя в операционный центр и направляясь дальше в гостиную, - Карем был не соединенным триллом.
В операционном центре в этот момент присутствовали второй член команды ученых - технический специалист Арин - и Квинтилия Перим, они стояли возле репликатора и выбирали блюда в меню, не обращая внимания на вошедших. Когда Закария проходила мимо, трилл издала короткий смешок, как человек, который только что услышал что-то забавное от собеседника.
Ромуланец снова кивнул, проходя вслед за профессором в операционный центр. В поле зрения была Квинтилия. Квинтилия радовалась. Смеялась. Впервые за много времени. Ракар замешкался со следующим вопросом. Но он заставил себя смотреть прямо на профессора.
- Расскажите, как так вышло, что вы не смогли его спасти? Как проходил ритуал сожжения? Вы не смогли подобраться? – мгновенно Ракар понял, что не должен высказывать варианты ответов, тем самым образом подталкивая собеседника согласиться с ними, подтвердить слова, и уйти от прямого рассказа, - что вам помешало, профессор Закария?
Землянка нахмурилась и ответила, понизив голос:
-Мы не сразу узнали, что происходит. Карем действовал один, потому что мы не одобряли его идею. Все произошло быстро. Когда однажды утром его выволокли на центральную площадь лагеря, для нас это было неожиданно. Мы могли только стоять в толпе и смотреть. Нас было всего трое. Мы были напуганы. У нас не было превосходящего оружия, друзей и плана. Мы не хотели погибнуть тоже. Мне тяжело говорить об этом.
Профессор зашла в гостиную и поставила на пол среди подушек свое блюдо. Кадеты, занятые своими личными разговорами, пока не обратили на это внимания.
Ракар снова сложил руки за спиной, внимательно глядя в лицо в профессора. Внимательно рассматривая это лицо, лицо человека, землянки, которая не имела плана 9.5 лет тому назад, чтобы спасти своего товарища. Они не хотели погибнуть. Они смотрели как сжигают того, кто был членом их экипажа. Они даже не упомянули Первую Директиву. И да, скорее всего их мучала совесть, все эти 9.5 лет. Впрочем, Ракар одернул себя, и не допустил на своем лице эмоции осуждения, потому что он знал, что не может судить. Слишком мало фактов. И еще, Ракар помнил центуриона Деция, закрывшего его собой. Друга, с которым он встречался во снах, в Ворта-Вор, у костра. Друга, которого он не мог спасти, не просто потому, что хотел выжить, а просто потому, что не успел.
Ракар внимательно смотрел на профессора, чуть вздернув собственный подбородок, а затем, все также не отводя взгляда от этой женщины, произнес:
- Мистер Арин, Квинтилия любит блюдо под названием "чизкейк", это нечто творожное, и сладкое. Возможно, его нет в репликаторе, но я знаю на память формулу, если хотите, могу ввести.
И снова для профессора:
- Ясно, профессор, простите меня, что снова напоминаю тяжелую тему, но … как много там было кальдонианцев? Вы знаете имена тех, кто исполнял приговор?

Услышав громкое обращение к нему, баджорец Арин Джаавед вскинул голову на ромуланца и затем немного удивленно посмотрел на Квинтилию:
- Да? Я не знаю такого блюда, но, если хотите…
Разговор профессора Закарии и Ракара был достаточно громким, чтобы стоящие у репликатора могли его услышать. Арин нахмурился и помрачнел, на мгновения отведя взгляд в сторону: это явно была не та тема, о которой он хотел бы говорить или вспоминать. Ему самому тогда едва исполнилось 20 лет…
-Мистер Ракар! - возмущенно воскликнула Квинтилия, - Вообще-то я тоже здесь стою. Невежливо говорить о человеке в третьем лице, как будто его нет в комнате. Вот вы опять… Пойдемте отсюда, Джаавед.
Трилл развернулась и прошла обратно в гостиную. Профессор Сорайя Закария проследила за ней взглядом.
Джаавед с облегчением вздохнул и тоже направился прочь, по дороге коротко кивнув Закарии.
- Профессор принесла корни мав’жу, о которых я говорил… - как ни в чем не бывало проговорил баджорец, когда они уже зашли в гостиную.
_____________
с Квинтилией, Арином и профессором Закарией
29  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 Мая 2018, 17:41:53
13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

-Я планирую вывести группу на прогулку на поверхность планеты, - сообщила профессор, - Но вероятность того, что мы повстречаем кого-то из местных невысока. Население Кальдонии III достаточно немногочисленно. Несколько тысяч лет назад древние кальдонианцы мигрировали со своей изначальной территории на южном континенте к северу, и несколько племен расселились на степных равнинах, по которым перемещаются, ведя кочевой образ жизни. Наша база находится на границе этих равнин, и в данный момент ближайший лагерь кальдонианцев находится в нескольких днях пути от нас, - затем землянка снова посмотрела на Ракара, - Вы знаете, я - адепт теории общего происхождения видов в нашей галактике и теории параллельного развития. Это значит, что в сходных условиях отдельные организмы и целые общества могут развиваться сходно. Наши исследования на Кальдонии III подтверждают эту теорию. Например, уверена, что вы все знаете, что многие культуры имеют сложные сакральные ритуалы, связанные с похоронами и запретом осквернять мертвые тела соотечественников. Карем Дарзен нарушил этот запрет, он пытался… - Закария тяжело вздохнула, - Он был доктором и ценил практические знания. Он хотел получить свежий образец и раскопал похоронный курган. За это он был сожжен. Заживо. Мы не смогли ничего сделать…
В этот момент из соседней комнаты базы донесся громкий сигнал какого-то прибора.
Закария вопросительно посмотрела на Арина Джааведа.
Самрита ойкнула и прижала ладонь ко рту, во всех красках представив себе описанное профессором.
- Что-то я совсем не хочу с ними встречаться, - шепнула она Квинтилии, а затем посмотрела на профессора: - А есть ещё какие-нибудь табу, которые нам нельзя нарушать?
Баджорец, который не слишком внимательно слушал рассказ профессора - для него ничего из сказанного не было новым, - опустил голову и помрачнел, но сигнал вызова вновь его взбодрил.
- Сейчас проверю, - Арин быстрым шагом скрылся за дверью.
-Да, правил поведения достаточно, но, конечно, 10 лет наблюдений трудно вместить в одну лекцию, - ответила профессор Закария, - Например, нельзя непочтительно отзывался о богах и членах королевских семей, которые тут считаются происходящими от богов. Также невежливо поворачиваться с ним спиной. Нежелательно оскорблять чужих предков и их святилища. Следует почтительно относиться к тем, кто выше тебя по социальному классу. Женщина должна почтительно относиться к мужчине. Младшие должны почтительно относиться к старшим…
Ракар посмотрел на Иламу Толан. Он еще не сказал координатору, и она не знала, что на самом деле вопросы Ракара преследуют более одной цели. Для него было делом чести сейчас расследовать убийство  соотечественника Квинтилии, не важно, будет полевое задание, или нет. И кроме того - в любом случае - необходимо быть готовым к разным неожиданностям. А потом Ракар внимательно смотрел на профессора Закарию, слушая ее рассказ о теориях развития рас, и о докторе Кареме Дарзене. Под конец ромуланец сложил руки на груди, скрестил их. Они не смогли ничего сделать, или невозможность что-то сделать была продиктована этим их основным законом-директивой? Ракар не стал говорить, что ромуланцы разнесли бы половину города, или даже весь, если бы кто-то из них попал в такую ситуацию. И что единственным поводом бросить своего было бы иное экстренное задание, иная военная ситуация, другой высший приоритет, типа необходимости доставить важные разведданные, которые важней жизней отдельных солдат. С другой стороны - у них у всех есть те приоритеты, которые ставятся выше жизней, просто иногда немного разные. И все же, Ракар не очень понимал Первую директиву. Но он обещал ее соблюдать, и не собирался высказываться сейчас против. Тем более, ученые подавали вполне искренние признаки тяжести этой ситуации с доктором для них. Ромуланец склонил голову, слыша Самриту, понимая, что у доктора была страшная смерть, и никто не пришел к нему на помощь. Ракар  начал мысленно формулировать новый вопрос, и прозвучал звуковой сигнал. Баджорец бросился в другое помещение.
- Понятно, - произнес ромуланец, выслушав профессора до конца, - спасибо. А... они до сих пор живут кочевым образом или осели где-то? Вот еще что интересно, почему за несколько тысяч лет они все еще находятся на доиндустриальном уровне? У вас есть какие-то теории на эту тему?
-Разные расы и даже разные народы внутри одной расы проходят этапы своего развития с разными скоростями, - ответила Ракару профессор Закария, - Это зависит от ресурсов, которыми обладает общество, а также от его потребностей. Часто именно тяжелые условия приводят к необходимости скачка развития, а те общества, представителям которых легко добывать пропитание и не нужно бороться за жизнь, долгое время остаются на приблизительно одном уровне. Кальдонианцы хорошо продвинулись в обработке металлов и прикладных искусствах, они опытные скотоводы и при необходимости могут возводить сложные постройки, но почти все из них предпочитают кочевой образ жизни. Хорошо, что вы подняли эту тему - доиндустриальный уровень. Вопрос ко всем: скажите, с чем у вас ассоциируются средние века? Что приходит в голову?
Самрита Баккер подняла руку, как если бы они были на занятиях в Академии, хотя расслабленный стиль гостиной не слишком напоминал учебную атмосферу.
- Так назывался период в земной истории, который предшествовал индустриализации, - проговорила она, чуть нахмуря лоб: история не была ее коньком. Кое-какие знания об этом периоде она приобрела из голороманов, но девушка сомневалась, что в реальном Средневековье были драконы и магия. Планета же, на которой они с Освальдом провели несколько месяцев, уже шагнула в индустриальную эпоху и скорее напоминала земной XVIII или XIX век. – Простите, я не очень хорошо знаю историю, но предполагаю, что во всех культурах была похожая эпоха. У нас она характеризовалась высокой религиозностью, патриархатом, сословностью общества, главенством традиций, раздробленностью государств и войнами, - поняв, что ее описание звучит как-то не слишком радостно, землянка поспешила добавить: - Но это еще и зарождение многих видов искусства, науки, литературы, музыки… И красивые платья. Не слишком удобные, конечно, но красивые!
Самрита оглянулась на остальных: два ромуланца, два трилла, кардассианка и еще один землянин. Артур наверняка знал историю лучше нее и мог бы что-нибудь еще добавить, но ей было интересно узнать, было ли что-то подобное земному Средневековью и на других планетах.
Артур улыбнулся Самрите, кивком головы соглашаясь с ней, и дополнил ее:
- А еще большие каменные замки, гарнизоны защищающие их, феодальная раздробленность, рыцари и  турниры, посвященные прекрасным дамам, развитая обработка металла, кузницы, доспехи и мечи, разделение на бедных богатых, знатных и чернь, преданность королям и друзьям, интриги и предательства, и настоящая честь, благородный Робин Гуд, и крестовые походы, завоевание территорий. Много всего... заря человечества, но уже близкая к полудню, вот как бы я охарактеризовал средние века, - сказал Артур.
Глинн Толан не стала бы вдаваться в историю Кардассии и рассказывать кадетам то, что не принято было выносить за пределы их народа. Глинн Толан осталась бы в стороне, слушая кадетов и не вовлекаясь в обсуждение. Глинн Толан и вовсе не стала бы говорить кадетам того, что не относилось напрямую к их заданию или ее собственной функции координатора. Но глинна Толан больше не было, а что может или не может делать и говорить новая Илама, она и сама еще не до конца понимала.
- Похоже, что наш доиндустриальный период несколько отличался от вашего, - проговорила кардасианка, посмотрев на Самриту и Артура, а затем обратившись ко всем собравшимся: – Я не знаю, насколько вы знакомы с историей Кардассией – или хотели бы с ней познакомиться, - но поскольку других представителей здесь нет… - она развела руками, - я могу рассказать вам о нашем «Средневековье». Если вам это интересно, - быстро добавила женщина.
-Разумеется, - c готовностью ответила профессор Закария, - Ваш вклад в дискуссию будет важен.
- В доиндустриальный период вы бы не узнали Кардассию-Прайм, - чуть улыбнулась Толан, оборачиваясь к кадетам. – Мы называем это время Хебитианской цивилизацией, и она продолжалась много столетий до того, как на нашей планете произошла глобальная климатическая катастрофа и нам пришлось, скажем так, несколько поменять курс нашего развития. Как говорила профессор Закария, - она кивнула землянке, - иногда при благоприятных условиях общество может находиться довольно долго на одной стадии развития, и это как раз касалось Хебитианской эпохи. В то время Кардассия была зеленой, плодородной планетой, и у нас не было необходимости сражаться за ресурсы, поэтому у населения была возможность развивать культуру и искусство, посвящать себя духовным практикам и жить в гармонии с природой, - в ее голосе звучали легкие нотки сожаления о утраченном прошлом, но Илама быстро спохватилась и продолжила уже более нейтральным тоном: - Да, тогда у нас тоже была своя религия, но позже мы встали на рациональный путь развития. Если сравнивать с тем, что рассказали о своей истории мисс Баккер и мистер Лайтман, то Хебитианскую эпоху можно назвать мирной и гармоничной цивилизацией – без кровопролитных войн, крупных конфликтов или сословной несправедливости. Однако ее путь развития не способствовал прогрессу, и, если бы на Кардассии-Прайм не случилось катастрофы, мы бы еще нескоро достигли теперешнего уровня развития и оставались бы долгие века никому не известным народом, как… - Илама очень быстро оборвала себя и покосилась на дверь, за которой скрылся технический специалист Арин. Не закончив свое сравнение, она продолжила: - В нашем случае толчком к смене курса стало внешнее воздействие, сильно изменившее облик планеты и заставившее нас выживать любыми способами. Сейчас мы мало знаем о Хебитианской цивилизации, ее остатки пылятся в музеях, а мы сами не имеем ничего общего с хебитианцами и их духовными ценностями. Куда проще было бы любить свою красивую и богатую планету, полную даров природы и имеющую достаточно ресурсов для выживания всей цивилизации, чем Кардассию-Прайм, какой она является сейчас, - грустно улыбнулась женщина и продолжила уже с некоторой жесткостью в голосе: - Но тогда кардассианцы не были бы кардассианцами. Наше «Средневековье» не было жестоким и воинственным, но иногда недостаточно просто жить в гармонии, чтобы сделать следующий шаг в развитии. Простите, это было очень длинно, - опомнилась Илама. – Обычно мы не посвящаем чужаков в нашу историю, но я посчитала, что вам это может быть интересно в контексте знакомства с Кальдонией III.
 Закария кивнула, благодаря кардассианку за рассказ.
-Очень хорошая иллюстрация к высказанным ранее теориям, - прокомментировала она.
_______________
с кадетами, координатором и учеными
30  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 Мая 2018, 17:37:15
13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Падд Ракара лежал в сумке. Он снова смотрел в пол, размышляя. Ему был необходим анализ вопросов и ответов. Нужно было записывать. Профессор Закария загадочно улыбалась. Профессор Закария не ответила на вопрос о том, где будут ночевать кадеты, дав понять, что это будет вне базы. Это был элемент, захватывающий внимание, подогревающий интерес и воодушевленность, любопытство. И это был элемент, свидетельствующий об уходе от ответа. Но рано или поздно они ответят на него. Они наверняка подготовлены, и сейчас просто именно не хотят раскрывать все, поддерживая заинтересованность. Да, именно такой вариант наиболее вероятен.
Погибший трилл нарушил местные правила, и опять без подробностей. Да, это понятно, что им тяжело об этом говорить. Они не обязаны раскрываться перед группой кадетов, среди которых есть ромуланец и ромуланка, и это понятно. Как жаль, что здесь еще все еще нет клингонки М'Коты, уж та то со своей невероятной открытой непосредственностью сейчас бы точно сказала что-нибудь острое. Или не острое, но очень меткое, и в цель. И ладно, что он пока не может записывать, анализ он проведет потом, с какой вообще стати он стал что-то подозревать? Просто потому что подозревать всех федератов вообще необходимо? Не необходимо вовсе. Это вообще все никак не относится к Ромулу. Это две жизни, землянка и баджорец, застрявшие здесь не по своей вине. И вулканец в пустыне. Им не повезло. Они должны были пробыть здесь 6 месяцев, а пробыли 10 лет. Что с ними было – тогда, когда война началась? Отчаяние. Вот что с ними было. А потом они искали немного жизни, немного счастья, немного комфорта. Вдали от родины, к которой, как они понимали тогда, им никогда не вернуться. Они были правы. Эти четверо людей, которых потом здесь осталось только трое – попали в переплет, и выжили. Это достойно. Это правильно. И, возможно, им пришлось нарушить некоторые свои принципы, кто он такой, чтобы их за что-то осуждать? Ракар понял, что не имеет права осуждать их. Да и не за что, да и он не стремился. Он просто хотел понять этих людей, и понять, что здесь с ними произошло.  И он очень остро почувствовал, что теперь, спустя эти 10 лет, они – кадеты, здесь лишние для них, для этих трех оставшихся человек. Исключая, скорее всего вулканца, который вряд ли забыл свою родину. Который просто увлечен тем самым "небесным китом", желая понять Вселенную и всю жизнь, которая развивается здесь то тут, то там.
Ракар очень хотел понять этих двух, переглядывающихся друг с другом землянку и баджорца, среди чужих для них кадетов. Ради которых они стерли пыль со своих консолей. И ради того погибшего доктора, которого нужно помнить, которого федераты должны помнить. Ракар надеялся, что тот погиб не зря. Потому что всякая жизнь ценна, а смерть – не должна быть напрасной.
Ромуланец поднял голову и посмотрел на профессора Закарию.
- Да, наш координатор в общем-то все сказала. Мы мало знаем о Кальдонии III, практически ничего, мы видели фотографию местного, присланного вами – в пустынной одежде, закрывающей лицо, и… все. Можно я еще спрошу? – и Ракар, не дожидаясь ответа продолжил, - вы сказали, что есть другая причина, которую вы недавно осознали, что это за причина?
Тэйра молча слушала рассказ профессора Закарии. Она ожидала найти здесь учёных, увлеченных своим делом...но не из-за преданности работе они остались на этой маленькой планете на десять лет. Всё это время они жили без связи с домом, не знали ничего о своих семьях - и даже не слышали, когда закончилась война. Им даже пришлось оставить базу - последнее напоминание о Федерации. Как они жили здесь, как долго притворялись местными? Это наверняка не прошло для них бесследно. Возможно, они даже уже не считают Федерацию своей родиной.
Вопрос Ракара о смерти одного из ученых немного выбил Тэйру из размышлений. Ответ профессора Закарии мало что сказал - но расспрашивать подробнее она не решилась. Скорее всего, там случилась тяжёлая история, о которой не стоит напоминать. А если учёные решат предостеречь их, то сами расскажут, как следует и не следует вести себя с местными. Профессор Закария вообще говорила не так много - сначала не пояснила, где именно им придется ночевать (но на этот вопрос они точно узнают ответ очень скоро), потом недоговорила о причине… о какой причине? Что они осознали? И только Тэйра собиралась спросить, как именно этот вопрос задал Ракар.
-Отличный вопрос, - профессор Закария жестом указала на Ракара, - Вам не показывали заранее, как выглядят кальдонианцы. Что ж, наконец, вы это узнаете. Джаавед, пожалуйста…
Она подождала, когда Арин включит новое изображение на экране. И наконец, кадеты увидели.
Это был гуманоид с длинными конечностями и изящными цепкими пальцами, его кожа была бледной, сероватой, а глаза - красивого фиолетового цвета. Ушные раковины с поперечными бороздками были заметно удлинены, но присоединены к голове. Различия в форме черепа и ушей были, но любой, кто когда-либо следил за ходом Доминионской войны, не мог не узнать определенные расовые особенности.
-Да, - сказала профессор Закария, - Мы считаем, что кальдонианцы могут быть родственниками ворт. Мы зовем их прото-ворты.



- Ничего себе! Как похожи… – глаза Самриты расширились от удивления, и она чуть наклонилась вперед, ближе к экрану. Но бросив быстрый взгляд на Ракара, она моментально собралась и вновь посерьезнела.
Лицо Иламы Толан стало более напряженным и как будто немного окаменело.
- Да, нам не показывали, как они выглядят, - безэмоционально произнесла Толан. – Ворты были генетически изменены. Возможно ли, что кальдонийцы – изначальный вариант этой расы? Вам что-то известно об их связи?
Когда на экране показали внешний вид представителя местной расы, Ракар чуть сощурился и поднялся во весь рост. Он не заметил мимолетный взгляд Самриты. Лавируя между подушками, на которых сидели Делас, Квинтилия, Илама Толан, пройдя по искривленной траектории, ромуланец подошел к экрану. Если это и правда одна из изначальных планет ворт, которых забрали те жидкие, в некоторых местах называемые основателями, то это была и правда причина, по которой джем'хадар не особенно шли на эту планету. И еще «летающая тарелка» тысячи лет тому назад. В некотором приближении – корабль доминиона можно было нарисовать тарелкой, но Ракар сомневался, что доиндустриальные люди столь невнимательны. С другой стороны, Жантарин произнесла фразу «или нет», может быть и не тарелка, ведь Ракар не видел своими глазами рисунок. Ромуланец ничего не сказал; рассмотрев изображение на экране, он обернулся к профессору, ожидая ее ответа на вопрос Иламы Толан.
-Теперь вы понимаете, почему изучение этой культуры так важно, - серьезно сказала профессор Закария, - Когда мы начинали этот проект, кальдонийцы для нас были просто еще одной до-варповой цивилизацией, и лишь совсем недавно мы сами осознали, насколько ценные данные получали все эти годы. Мы не можем быть полностью уверены, откуда взялись ворты Доминиона. Первого представителя этого вида встретили на планете Курилл Прайм, и ворты утверждают, что они происходят оттуда, но это может быть ложью. Кальдонийцы могут быть изначальным вариантом этой расы или их близкими родственниками, как, например, жители Минтаки III родственны вулканцам. К сожалению, у нас мало информации о настоящих вортах, и полноценный анализ смогут провести только наши коллеги в Федерации.
Тэйра приподнялась, с интересом разглядывая жителя Кальдонии. Она видела ворту только раз, в репортаже о подписании Баджорского мирного договора и окончании Доминионской войны. Действительно, очень похожи. Но ученых больше интересует связь между этим народом и вортами Доминиона, Тэйру же интересовала Кальдония сама по себе и её жители.
-Профессор Закария, - сорвалось у нее прежде, чем она успела подумать. Глупый вопрос, но если уж она начала говорить… - А кальдонианцы как-то называют сами себя? Я просто думаю… Нет, ничего. - она смутилась и замолчала.
-Они не идентифицируют себя как ворта, если вы об этом, - улыбнулась профессор Закария, - Как и большинство рас, считающих себя единственными разумными существами во вселенной, они используют слово, которое на их языке означает просто “люди”. Когда они хотят добавить своей речи торжественности, они расширяют это определение и называют себя “людьми Небесного Кита”, ссылаясь на основу своей религии. За 10 лет мы с коллегами, конечно, выучили их язык. Для вас сегодня будет достаточно ваших универсальных переводчиков, однако, к некоторым аспектам этого языка мы вернемся чуть позже по ходу нашего семинара.
Ракар бросил быстрый взгляд на Делас. Сможет ли любопытство к этой новой расе и желание препарировать хоть одного ее представителя - вывести девушку из того состояния, в котором она сейчас пребывала?
Итого, сейчас Ракар узнал, что те остроухие с Минтаки III, о которых рассказывал Артур - родственники вулканцев. А теперь нашлись близкие родственники ворт, и еще - Ракар отметил про себя, что беспилотник-птица очень заинтересовал ученых. Они стремились его запустить как можно скорее, а это значит - им очень хочется как можно быстрее посмотреть на происходящее в каком-то месте - сверху.
А потом Тэйра задала очень интересный вопрос о самоназвании. И ответ профессора провёл аналогии с семинаром о первой директиве. Оказывается это была религия, основанная на том звездолете. Ракар с интересом посмотрел на Тэйру и улыбнулся ей краешками губ. Отчего иногда федераты, задающие хорошие вопросы, смущаются?
Ромуланец снова посмотрел на профессора.
- Пока мы летели сюда, Тэйра и Артур провели семинар об этом вашем основном законе, и вот мы видим подтверждение их слов. В частности, я много узнал о важности соблюдения внутренних законов планет в рамках этой первой директивы. Вы говорили о правилах, которые нарушил ваш доктор. Что это за правила? Какие вообще законы существуют у прото-ворт? Хорошо бы их знать заранее, чтобы не попасть в ситуацию, из которой сложно будет найти выход.
- Это очень интересный вопрос, мистер Ракар, - согласилась Толан. - Но вы же помните слова коммандера Планкса: вероятно, мы не встретимся с представителями местной расы. Вы же не планируете полевое задание? - кардассианка перевела взгляд на Закарию.
Делас, поймав взгляд Ракара, ещё больше сжалась и упёрлась подбородком в колени.
__________________
совместно с кадетами, Иламой Толан и учеными
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 25

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS