* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 10 2018, 17:38:42 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 29
16  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 24 09 2018, 18:07:26
16 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Трилл вышла из палатки последней и присоединилась к паре ромуланцев.
-Вы слышали, что предлагал Ане-Лир касательно нашего задания? - спросила она деловым тоном.
Выйдя из палатки, Ракар ощутил отвратительный температурный переход, от жары к холоду и обратно, его передернуло. Утренняя выходка Те-Сона еще будет преследовать его последствиями как минимум до утра. Но делать было нечего, надо было терпеть. Кроме того, хотелось есть и пить, еще он не видел, приняла ли Делас свое лекарство, и это его немного напрягало. Однако ромуланец не терял времени, он нашел свой лазоревый жилет-халат, надел его, нашел свернутый черный шарф и теперь повязывал его на лицо. Квинтилия вышла за ними спустя несколько секунд, значит, скорее всего она решила отправиться с ними. Это было очень хорошо.
- Ане-Лир много всего предлагал, - негромко ответил ромуланец, - начиная с нашего самоустранения из этой миссии в Ни'Хан, продолжая рассуждениями о Первой директиве, и необходимостью советов Ане-Сои, без которых мы не можем продолжать. Я против самоустранения, и у меня по этому поводу столько аргументов, что именно будут разглагольствования на пол-ночи, как она говорит, но я постараюсь сжато, когда мы вернемся. Какое именно предложение ты имеешь в виду, Лия?
-А мне показалось, Ане-Лир был весьма сдержан и говорил не так уж много, но все по делу, - угрюмо заметила Квинтилия, - Вот только мы опять друг друга не слушаем. Постарайтесь вспомнить - что он предлагал конкретно о нашем задании, которое мы сейчас идем выполнять, - она перевела строгий взгляд с Ракара на Делас.
- Еще он предлагал ждать Лис до какого-то определенного момента и узнать, допустимо ли являться к Син в позднее время суток. У охраны и узнаем, ведь наша вторая задача – вернуть мое оружие. А явление к Син можно обосновать как уточнение подробностей по присутствию Ане-Деи на свадьбе, или благодарность за подарки, или … - Ракар посмотрел на Делас, - так, простите, - сказал ромуланец, - Лия – ты про время явления к Син имеешь в виду?
-Да, - кивнула Квинтилия, - Посмотрите вокруг - наступает ночь, поэтому предложение Ане-Лира совершенно обосновано. Уверена, даже на Ро… даже на твоей родине у государственных учреждений есть определенные приемные часы.
- То есть ты предлагаешь нам никуда не идти? - подала голос Делас, стоявшая чуть в стороне от них. - Не то, чтобы я настаивала… Но мне казалось, что в этом и было наше задание.
А Ракар кивнул в ответ Квинтилии.
- На Ро… - Ракар произнес это коротко, также как Квинтилия, - для обычного гражданина – да, есть часы приема, но есть также те, которые могут будить Претора среди ночи по важному государственному делу, а мой отец имеет право будить главу Тал Шиар среди ночи. Возможно… здесь тоже есть те, кто может будить среди ночи Син. Нет-нет, Ане-Дея, не торопитесь пожалуйста. Лия, какая у тебя идея? – Ракар внимательно смотрел на Квинтилию.
-Сперва сделать то, что предложил Ане-Лир, - ответила Квинтилия, - И если мы с ним правы и время неподходящее… Нам нужен будет новый план.
Ракар где-то в глубине себя отметил, что именно Квинтилия имеет на него наибольшее влияние. Он только ее слушает, голос, самый сильный для него во всей бесконечной Вселенной. Единственная нить, самая важная. Даже в выстраиваемых им стратегиях. Ракар улыбнулся этому факту под своим повязанным шарфом, и этого не было заметно никому, потому что его лицо было скрыто, было видно только глаза.
- Да, хорошая мысль. Потом будет другой план. Это точно. Так, я вот что думаю – сначала мы пойдем за моим оружием, поговорим с охраной, внимательно слушаем, что происходит рядом. Вдруг кто-то стонет и кому-то больно. Потом – говорим, что нам нужно к Син, это ... Ане-Деи роль будет, и узнаем нужное. Про Лис пока ни слова. Какие еще у вас идеи? – Ракар быстро посмотрел на Делас.
- Я буду делать то, что вы прикажете, - тускло отозвалась Делас. - Вы же командуете операцией… сэр.
Ракар вздохнул и улыбнулся, глядя на Делас.
- Ну, я то командую, а вот у команды, которой я командую – могут быть классные идеи, я хочу их послушать.
- У меня не бывает хороших идей, сэр, - устало отозвалась Делас. - Так мы идем?
- Вы сейчас, Ане-Дея, себя сильно почему-то недооцениваете, -  протянул Ракар, глядя вдаль, туда, где темная поверхность планеты, соединялась со звездным небом, - пойдемте потихоньку, пройдем мимо колодца, выпьем немного воды. На турнире я бы без вас не справился, я все еще не нашел времени сказать спасибо за то, как вы меня защищали, как действовали. Спасибо… - небольшая пауза, и Ракар сделал шаг вперед, туда, по направлению к палатке Син, - вы талантливы, моя госпожа, - продолжал говорить Ракар, - я в вас верю. Ане-Дея, как нам узнать время, и если оно неподобающе, то как найти того, кто вправе и заслать его к Син, узнать про Лис?
- Я не ваша госпожа, сейчас я ваша подчинённая, - напомнила Делас. - Разумеется, я не могу руководить группой, какие тут могут быть сомнения - поэтому назначили вас, а вы даже не возразили, - опустила голову ромуланка, - И почему вы меня об этом спрашиваете? Откуда я могу знать ответ? Очевидно, что уже поздно, и что вряд ли Син сейчас принимают. Но разве это повод оставить коллегу в потенциальной опасности и ждать часов приема? Вы можете заслать меня... но разве вы оба сможете мне довериться? Впрочем... Я буду делать все, что вы скажете, даже если вы решите нарушить приказ Осэ, - с этими словами она тоже медленно двинулась вслед за Ракаром, пропуская Квинтилию перед собой.
Ракар удивленно посмотрел на Делас. Он не знал, как реагировать ни на первое, ни на второе.
- Вообще-то, уже давно доверились и доверяем, и все такое. Нет повода для нового возникновения такого вопроса. Ни причины. А вот идея – отличная. Да, вы пойдете к Син, как я уже говорил, вы единственная лучшая кандидатура для этой роли. И пожалуйста, называйте вашего телохранителя на "ты", как это все время было в начале. - сказал Ракар.
Квинтилия тоже не торопилась проходить вперед Делас.
-О чем ты говоришь? - непонимающе нахмурилась она, - Да, нашей группой руководит Ане-Рэй, потому что он первый помощник капитана, и мы должны уважать цепочку командования. Кроме того он лучше знает, как вести разведку. Но это не значит, что твои предложения не имеют ценности, если ты их выскажешь. В нашем задании сейчас ты - звезда и наше секретное оружие. У нас ничего не получится без твоей вовлеченности, твоей активности, твоего желания помочь Лис, твоей способности придумывать хитроумные планы, твоей обольстительности, твоего умения играть эту сложную роль. Как ты разобралась с тем охранником, когда нам надо было поговорить с Ане-Рэем возле арены! Если хочешь, я сбегаю принесу тебе воды, или раскопаю твою аптечку, или причешу тебе волосы, потому что вообще-то уже пора… Но только прошу тебя, не унывай сейчас! Мы не справимся без тебя!
- Да, это нужно сделать, - сказал Ракар, – Да, без Ане-Деи мы не справимся. Все верно. Давайте правда, ну это все… - и принялся ждать, что решит Делас.
- Я же сказала, что сделаю все, что нужно, - Делас вжала голову в плечи и закуталась в накидку. Сегодня ей было намного холоднее, чем вчера ночью. - Простите, что задержала, нам нужно идти. А мне нужно немного времени, чтобы снова почувствовать себя Ане-Деей, а не тем, чем я являюсь.
-Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? - обеспокоенно переспросила Квинтилия, - Это как на пожаре или при разгерметизации корабля - сперва ты надеваешь спасательную маску на себя, а потом уже на своего соседа. В этом есть смысл. Если ты пострадаешь - ты не сможешь спасти других.
- Я чувствую себя нормально, - быстро отозвалась Делас. - У меня есть ещё несколько часов... прежде чем мне может стать хуже.
- У нас может получиться так, что мы в несколько часов не управимся, поэтому надо принять лекарство сейчас, - сказал Ракар, - так, Лия – быстро за лекарством, и всеми необходимыми вещами для приведения Ане-Деи в лучший по легенде вид. И воды, чтобы попить. У Ане-Лира была фляга, предназначенная для вас двоих, но как-то не дошел ход, чтобы ее использовать. Некогда заворачивать к колодцу. – с этими словами Ракар сел на землю, и принялся ждать.
Квинтилия бросилась бежать обратно к палатке Закарии.
Делас тоже с заметным облегчением опустилась на землю в достаточном отдалении от Ракара и опустила на лицо вуаль.
Когда Квинтилия ушла, Ракар надел перчатки и лег, положив меч поперек себя, принявшись смотреть в небо и размышлять.
_________________
С Делас и Квинтилией
17  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 20 09 2018, 19:00:43
16 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Ане-Сои

Тенек внимательно слушал разговор, и многое ему не нравилось. Ему не нравились агрессивные оправдания профессора Закарии – эти оправдания годились для ребёнка, ещё не прошедшего ках’с-ван, и совсем не годились для компетентного специалиста, учёного и первопроходца, облечённого доверием Федерации. Ещё больше ему не нравилось то, как быстро изменились её взгляды на участие «альфовцев» в её миссии. Нет, Тенек вовсе не хотел участвовать в этой миссии любой ценой, ещё вчера он совершенно искренне предлагал отослать их обратно на станцию, если их помощь не является подлинно необходимой, но была ответственность за уже сделанное, было присутствие, которое не могло смениться необъяснимым исчезновением, и Тенек сказал.
– Я за самоустранение из миссии Ане-Сои, но против необдуманного бегства и тем более против внезапного исчезновения Осэ или любого из нас. Нас видели, нас запомнили, и если мы необъяснимо исчезнем, это нанесёт вред менталитету местного населения. Если исчезнет женщина, которую только сегодня приводила в чувство Ане-Тиэ, может поступить донос властям, и тогда нас задержат для допроса. Если бесследно исчезнем мы все, не оставив даже следов на земле, поползут нежелательные слухи, например, о посещении лагеря божествами-метаморфами. Если уходить, то уходить так, как уходят материальные существа этого мира – с подобающими сборами и подобающей легендой – продуманной и согласованной, которую, любой из нас сможет безопасно озвучить, если его спросят. Но если мы будем уходить так, нам нужно найти способ увести Ане-Дею, не вызвав гнева Син. Ане-Дею пригласили танцевать на свадьбе Син, ей сделали богатые подарки. Вы все знаете, что приглашение здесь равносильно приказу, а подарки обязывают. Если мы не придумаем предлог для того, чтобы Ане-Дею освободили от её обязательств, мы не сможем увести её и одновременно соблюсти Первую директиву. А если останется она, то у неё должна быть и свита.
Тенек немного помолчал и подытожил:
– Вот эти вопросы я бы хотел вынести на обсуждение и решить в соответствии с нашими принципами и нашими обязательствами.
-И это называется - вы проверили связь?! - возмущенно зашипела Закария, - И успокоились? Прежде, чем ваши разглагольствования затянутся на пол-ночи, вы должны убедиться, что с вашей коллегой Лис, второй группой и Ане-Ове все в порядке. Вы понятия не имеете, что с ними происходит и где они находятся. Прямо сейчас они могут быть в опасности, истекать кровью или быть мертвы и для этого вовсе не обязательно должен быть шум в лагере. Не все видели, что Син сделали с Ане-Рэем всего за несколько часов? - она всплеснула руками, - Вот почему мы не лезем к ним. И кроме того, вы должны убедиться, что у нас есть поддержка, что нас страхуют, что нам есть, куда отступить в случае неудачи. Это должна была быть работа Ане-Ове, и на крайний случай у нас должен быть ваш корабль… - профессор Закария сделала  несколько быстрых вдохов, - Осэ, будь добра, собери всю необходимую информацию. И ты не исчезаешь, - она бросила испепеляющий взгляд на Тенека, - Ты должна вернуться как можно скорее в течение этой ночи. Заодно ты сможешь продиагностировать свое состояние современными методами и оказать себе помощь, если она необходима.
- Убиты? - побледнела Самрита. - Я об этом даже не подумала… Но что такого могла сделать Лис?! Она вела себя лучше всех на завтраке Син! Хорошо, я все проверю и вернусь в течение нескольких часов, - сосредоточенно кивнула девушка. Она вновь активировала свой коммуникатор, который сжимала в кулаке, и проговорила: - Энсин Баккер вызывает “Анадырь”. Телепортировать одного!
Ничего не произошло.
Самрита удивленно посмотрела на свой коммуникатор.
- Но ведь… связь же работает! - она покрутила дельту в руках. - Я не понимаю… Корабль должен нас ждать! Если только… Хм, нет, тут же никого кроме нас нет, с ним ничего не могло случиться.
Ракар внимательно смотрел на профессора.
- Ане-Сои – паника в боевой ситуации и на миссии – это худшее, что может случиться с солдатом, - спокойно и тихо сказал он, - и для сотрудников науки – это тоже важно. Не думайте, что мы успокоились. Не нервничайте так сильно, пожалуйста. То, что сделали со мной – не действие Син, а действие политического интригана военного советника Те-Сона и его армии под его руководством. Подобное может случиться – в любом месте, в любой Империи, а мы в логове Доминиона, даже если их следы до сих пор тут не найдены, но рисунки звездолетов в пещере, где находится вторая группа – есть прямое доказательство.
Ракар мельком взглянул на Тенека. Тенек хорошо сказал, но, к сожалению, этот вопрос и правда надо было оставить на самую последнюю очередь. Потом Ракар быстро выдохнул и прищурился, размышляя.
- Так… самое меньшее – ионизация атмосферы после метеоритного потока, это самое меньшее, что сейчас мешает телепортации и дальней связи. Но есть и множество других объяснений. Катер могли угнать, чего я боялся с самого начала. И второе, да, это может быть невероятно, но я мог бы подозревать наличие глушилки в области Ни'Хан и на его подступах. Ведь, как я понял, вы получили мало данных о нем даже с нового зонда, который мы привезли. И еще… - Ракар не собирался рассказывать профессору о тех слухах, что добыли Делас и Квинтилия ночью, и особенно об их ночной разведке, но кое-что надо было сказать, - я тут слышал недавно, что про Ни'Хан ходят интересные слухи об исчезновении в нем людей, и о непобедимости его воинов, я думаю, исключительно из за превосходящих технологий. Доминион может обитать там и делать себе новых ворт. Но это все пока можно просто помнить, не об этом речь. У нас нет катера, и первейшая задача – вернуть Лис, об остальном станем обсуждать потом. Капитан, двое на разведку? Или как распорядитесь?
- Подожди, подожди, не прямо сейчас! - замахала руками Самрита. - Нам надо продумать тактику действий. И в “разведку” пойдут те, кто еще не примелькался в лагере Синов, то есть явно не вы с Тером. Но я согласна, нам надо понять, что с Лис и где она. Без Ане-Ове и технологии корабля это становится намного сложнее сделать…
- Подождите, - тихо проговорила Делас. - Разве Тер не говорил нам, что знает, где она?
Ракар с интересом посмотрел на М'Коту-Тера, он еще не слышал о Лис ничего.
– Я думаю, что знаю, – отозвалась М’Кота, подчеркнув голосом слово «думаю». – Мы с Осэ договорились, что я подойду к Син, чтобы проверить, есть ли там Лис. Я подошёл. Среди служанок Лис не было, и я немного тянул время, чтобы успеть оглядеться – вдруг она всё-таки там, а я не замечаю, – тут М’Кота сделала драматическую паузу (не нарочно, а просто собираясь с мыслями). – Когда я уже собирался уходить, – продолжила она, – старшая Син указала на себя рукой. Чуть-чуть, незаметно. Чтобы проверить, случайность это или нет, я пожелал ей долгой жизни и процветания, и она мне ответила. То есть не ответила, а кивнула. Обрасти мне мхом, если это не значит, что Лис заняла место старшей Син! То есть это не сто процентов, но на это очень похоже.
- Вы говорите, что Лис заняла место старшей принцессы? - уточнила Илама Толан. - Не понимаю, как это могло случиться, но я допускаю такой вариант. В таком случае нам нужно быть вдвойне осторожными, чтобы не раскрыть эту маскировку и не вызвать гнев Син.
- Но мы же не можем просто сидеть и ждать, пока она вернется? - уточнила Самрита. - Я имею в виду… Что, если ее раскроют, и… что-то с ней сделают? Это очень опасно!
Толан медленно кивнула.
- Это так. Мы должны ее подстраховать на случай, если что-то пойдет не так. К тому же Тер не уверен в том, что видел именно ее, и это значит, что на самом деле мы еще не нашли Лис.
-Эти метеоры, которые мы видели, - начала Квинтилия Перим, - Не может ли это быть… - она закрыла рот рукой.
– Делать такие выводы ещё рано, – предостерёг Тенек, – Давайте решать проблемы последовательно. Сейчас мы говорили о том, как защитить Лис. То, что она оказалась вовлечена в интриги Син, очень опасно, но если мы поведём себя необдуманно и поспешно, мы можем навлечь на неё опасность, вместо того, чтобы предотвратить её. Я считаю, что самое правильное именно ждать пока она вернётся. До определённого момента.
– Но если она не вернётся, нам будет нужен запасной план! – перебила его М’Кота. – Если бы кто-то из нас победил, придумать этот план было бы очень легко, но мы решили проиграть, и теперь я даже не знаю, как к этому подступиться.
Ракар заставил себя не реагировать про отсутствие ответа катера "я же говорил" образом. Но он теперь понимал, что все они – могут тут задержаться, а вот для Делас – это будет фатально. Сколько у нее с собой лекарства, на сколько его хватит? Неужели… неужели ему придется держать ее за руку, когда она будет умирать на далекой до-варповой планете Гамма-квадранта..? Нет уж, Делас должна жить, и он сделает все, чтобы выбраться отсюда, даже если придется разнести гору, на которой расположен Ни'Хан – по камешку. Они – сделают, все вместе. Теперь Ракар некоторое время смотрел на Делас. А потом снова на Квинтилию.
- Что? Орбитальная бомбардировка ты имеешь в виду? Слишком много снарядов, хотя с Джем-хадар конечно может и статься. К сожалению, я не заметил направления. Но мы не слышали звуков взрывов, они бы долетели до нас… наверное? И не дрожала земля под ногами. Так, ладно, бомбардировку потом обсудим, пожалуйста, кто заметил и может соотнести направление падения болидов – соотнесите их как-нибудь с картой. И определите примерное место падения.
Ракар опустил голову.
- В общем, вот что, рано еще оплакивать мертвых. На это нет времени, и не известно, мертвы ли они. Если Лис заменяет кого-то из Син, то где оригинал? Я тут думал недавно, что кто-то из Син захочет сбежать от замужества. Самое время проследить отъезжающих от лагеря и догнать их, чтобы поговорить. Если мы не опоздали. Чтобы отпустили Лис, заставить ее помочь с тем, чтобы отпустили Лис. Другая группа должна сходить к шатру Син, предлог есть – мое оружие все еще у них. Его нужно вернуть. У кого еще какие мысли?
-Все повторяется! - простонала Закария, - Мы снова застряли на этой планете, без связи, и никто не придет за нами, и неизвестно, сколько времени нам придется провести здесь…
Она тяжело осела на землю и обхватила себя руками за плечи.
-И вы боитесь, что вам снова придется наблюдать, как кто-то из нас погибнет, как доктор Дарзен, - тихо закочила Квинтилия.
- Мы не можем ждать Лис бесконечно, - голос Самриты звучал взволнованно, но уверенно. - И оставлять ее одну - значит увеличивать вероятность, что что-то может случиться, а мы... А мы ничего не сделали. Мы можем отправить к Син кого-то, кому они доверяют, чтобы он проследил за Лис. Как думаете, кому стоит пойти? Что касается остального... - она посмотрела на Квинтилию и профессора и слегка поежилась от своих мыслей. - Может быть, метеориты были просто метеоритами? Кому может быть нужна эта планета?..
_________________
с кадетами, координатором и профессором
18  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 20 09 2018, 18:59:35
16 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Ане-Сои

Пока Квинтилия говорила, Ракар внимательно на нее смотрел. Почему она хочет ограничиться приказами и на этом завершить? Покинуть место действия, когда самое интересное может вот-вот начаться? Почему она не хочет узнать тайны, скрываемой в Ни'Хан? Почему она считает это развлечением и так относится к развлечениям? Кто сделал с ней все это? Не позволил испытывать радость. Заставил следовать только правилам, ни вправо, ни влево, ни подпрыгнуть. Ракар понимал почему, и кто. И он должен был воодушевить ее. Вернуть ей радость, желание открывать новое, радоваться жизни. Он должен был это сделать. Он очень хотел этого. Это было самое важное. Для него. Показать ей новый рассвет. Во всех смыслах этого слова. Вошла профессор, а Ракар все еще смотрел на Квинтилию, не отрываясь.
- Тер, погоди, - в первую очередь ответил Ракар клингонке, негромко, - снаружи есть Фес, он будет начеку.
Потом посмотрел на профессора и ощупал свое лицо, приподнялся, сел.
- Я нормально, это был просто удар по лицу, уже вся кровь свернулась, все в порядке. Это уже не важно. Не важно! После утренней выходки Те-Сона мне уже лучше.
А потом Ракар посмотрел на Самриту.
- Осэ… тебе нужны лекарства с катера?
- Я-то откуда знаю! - округлила глаза Самрита на вопрос Ракара. - Может, мне еще самой себя лечить? Ане-Лир сказал, что мне противопоказаны нагрузки, а раз они нам предстоят, то я должна вернуться - вот и все. Это не значит, что вы должны возвращаться со мной или тем более из-за меня - старшим станет Ракар, а я перестану притворяться, что могу быть капитаном, - задумчиво переведя взгляд на профессора, она пожала плечами в ответ на ее вопрос: - Я думаю, со мной все в порядке, мне уже лучше. Был тепловой удар или что-то вроде того, я потеряла сознание, ваша подруга-кальдонианка дала мне чай и сидела со мной.
- Вы правы, Фес на улице, - ответила Толан Ракару. - И я не понимаю, почему вы хотите разговаривать без вашего коллеги. Разве вас не волнует его мнение? Раз вы так любите эту вашу “демократию”, то почему лишаете его права говорить? Хотели бы вы, чтобы важные вопрос решали за вашей спиной? Если нет, вам следует его привести сюда, - кардассианка замолчала и внимательно оглядела группу. Остановившись на М’Коте, она кивнула ей: - Понимаю ваши опасения. Но я проверила: снаружи слов не разобрать, если говорить тихо. Так что мы будем говорить тихо и не повышать голоса. Как я понимаю, у нас три основных вопроса на повестке дня: лечение Ане-Рэя и Осэ, поиски Лис и возвращение на базу. В настоящий момент поиски Лис кажутся мне наиболее важным из них.
Делас же, забравшись вглубь палатки, менялась в лице, слушая профессора, Толан и Квинтилию, которые так рвались вернуться. А поймав долгий взгляд Ракара, обращенный вовсе не к ней, и вовсе заметно погрустнела. Положив подбородок на колени, она достала из сумки написанное на неизвестном ей языке письмо и принялась вглядываться в инопланетные символы, будто бы это могло помочь ей разгадать их содержание.
Тенек посмотрел на Самриту и очень тихо сказал:
– Сэр, я могу дать вам и координатору полный отчёт о вашем состоянии, если вы позволите мне это сделать. Я думаю, сейчас настало время для откровенного разговора, чтобы ваши подчинённые могли трезво оценить ситуацию.
- Ты будешь меня обследовать прямо сейчас, при всех? - нахмурилась Самрита. - Это не может подождать окончания собрания? Ты же уже сказал свои рекомендации. Я достаточно трезво оцениваю ситуацию и готова в любой момент вернуться на катер, чтобы больше не случалось подобных ситуаций.
- Я не считаю, что обследование прямо сейчас уместно, - вставила слово Толан. - Если состояние мисс Ба… Осэ позволяет - а, как я поняла из того, что вы сказали, оно позволяет - то подождите до окончания собрания. Я еще раз прошу вас вернуться к теме вашей пропавшей коллеги, Лис. Мы не видели ее с самого завтрака у Син, и именно это тревожит меня больше всего. Ане-Рэй, пожалуйста, позовите Феса, если не хотите лишить его участия в общем собрании.
– Обследование? – удивился Тенек, – Нет. Только обсуждение возможности присутствия или необходимости отбытия капитана. Важный вопрос для команды, если капитан покидает её до окончания миссии. Впрочем, я согласен с тем, что вопрос завершения или продолжения самой миссии стоит на первом месте, и упомянутая мной проблема занимает по отношению к нему второе место.
-Завершение миссии - это не вопрос, - произнесла Закария, скрещивая руки на груди, - Это мое решение как главы научной базы и этой экспедиции.
Ракар уже поднимался, чтобы исполнить просьбу, или точнее сказать, приказ, Толан. Как много всего ему было сказать, для Самриты, для Толан, для Квинтилии. В том числе и о демократии, которую он не поддерживал на военном корабле, но тут был не военный корабль. Тут имел место диалог и можно было убеждать, это было очень ценно. Ракар поднялся, его кулаки непроизвольно сжались, и прежде чем выйти наружу, он принялся обратно натягивать повязку на лицо, которую спустил на шею.
- Капитан, - прошептал Ракар, - мы еще поговорим. Прошу вас, это важно. Чуть позже.
Потом развернулся лицом к профессору:
- Мы не оспариваем вашего решения, все что мы… я... прошу – это выслушать нас, это может быть очень ценно для вас, для вашей миссии, не отказывайтесь пожалуйста, - и не дожидаясь ответа Ракар шмыгнул к выходу, - сейчас я вернусь.
Толан проводила направляющегося к выходу Ракара взглядом и проговорила:
- Тогда зачем вы притащили нас сюда и еще вчера собирались ехать в этот Ни’Хан? - спросила она, сощурившись и глядя прямо на профессора.
-Это было моей ошибкой, - признала Закария, - У меня не было времени провожать вас обратно на базу, но я думала, что вы в состоянии выполнять простейшие приказы. Я оставила вас в безопасном месте. Мне не пришло в голову, что вы начнете расползаться. И я до сих пор собираюсь ехать в Ни’хан, поэтому, к сожалению, вашей второй группе придется обойтись только первой частью тренинга. А вот вам еще надо закончить вторую - на раскопках с мистером Ханешем.

Артур сидел у костра, раздувая огонь в углях, подбрасывая туда мелкие сухие щепки. Ракар подошел, они обменялись парой слов и вместе пошли обратно к палатке.
Пусть первым вопросом будет проблема с Тэйрой, Ракар не возражал. Тэйру действительно нужно было найти. Но раз в лагере еще не произошло ничего сверхъестественного и не наступила охота на ведьм, значит Тэйра весьма неплохо справлялась со своей ролью. Ее не должны были пытать и мучить, она была одарена Син деньгами и почтением. Ракар хотел верить, что это именно так, не иначе, не как с ним. Она же не претендовала на что-то такое, что может помешать кому-то из выскопоставленных этого мира. А потом ромуланец пропустил землянина вперед и следом за ним зашел в шатер.

- ...В безопасном месте, куда за нами пришли представители местной власти? - Ракар услышал тихий голос Толан. - Какой же у нас был выбор, кроме как пойти с ними? И теперь, поселив в моих кадетах надежду, вы... - женщина резко остановилась, почувствовав, что ее голос становится громче и она начинает терять контроль. - Да, это была ваша ошибка, - уже куда более спокойно признала она. - Но ошибки мы будем обсуждать позже. И мы вернемся на базу или на катер, но только в полном составе. Как вы уже знаете, один из моих кадетов - Тэйра Джар - пропала.
-Я и не предлагаю вам уходить без нее, - досадливо поморщилась Закария, - Напротив, ее нужно вытаскивать как можно скорее. Но сидеть здесь вам всем - это ей не поможет. С катера вы сможете сразу установить ее местоположение и жизненные показатели.
-А насчет второй группы… - негромко произнесла Квинтилия, - Мы ведь незапланированно задержались здесь. Почему они не вышли с нами на связь и не спросили, что случилось? По плану им уже пора на базу прорабатывать свои тренировочные легенды.
Она неуютно поежилась в полутьме.
- А еще мистер Арин так и не ответил, - добавила Самрита. - Я пыталась его вызвать совсем недавно... Думаю, это действительно хорошая идея - подняться на катер и установить месторасположение всех наших. Я могла бы это сделать, - идея сидеть на катере с пользой нравилась ей больше, чем просто незапланированно свалить с миссии из-за дурацкого обморока и строгих требований Тенека.
-Сделай, - согласилась Закария.
Когда Ракар вошел, он не стал ни садиться ни ложиться обратно на землю. Хотя, очень хотелось. М'Кота была права, снаружи должен быть кто-то на страже. И он просто остался стоять у входа, у полога, изнутри. Он услышал часть реплики, как Илама Толан увещевала профессора, и это было здорово. Иламой Толан поистине можно было гордиться. А потом его навела не некоторую мысль фраза Квинтилии. И он сопоставил факты.
Еще – это было невероятно сложно, когда все вопросы обсуждались разом. Необходимо было выстроить все проблемы в очередь. И выбрать первую проблему, к которой присоединялись бы сопутствующие, и обсуждать ее. А потом – следующую. И так далее. Вопрос продолжения их путешествия в мысленном порядке Ракара встал на самую последнюю очередь.
- Я хочу еще раз напомнить, - негромко сказал Ракар, - что военный советник Те-Сон обещал за нашей группой и всеми по отдельности следить. А значит – нельзя терять бдительности. Второе – Лис еще не произвела никакого фурора в лагере, там идет турнир, и все тихо и спокойно. Я не думаю, что ее стали бы пытать. Она, конечно, в опасности, но до сих она справляется вполне профессионально, так как никого еще не тащат на костер. Мы сейчас все это обсудим про нее, но вот важное – и правда, от второй группы нет вестей, мы не можем дозваться до базы, связь вообще работает? Мы сможем вызвать катер в автоматическом режиме? Может … проведем эксперимент? – Ракар потянулся к груди, где под рубашкой был прикреплен его коммуникатор, - вызовите меня, капитан?
- Да, это хорошая мысль, - кивнула Самрита и сняла коммуникатор с внутренней стороны корсажа. - Энсин Баккер вызывает Ракара, - тихо проговорила она, активировав “дельту” и приложив ее к губам.
Коммуникатор Ракара отозвался тихим щебетом.
- Работает… - задумчиво произнесла Самрита. - Но тогда почему Арин молчит? Хорошо, давайте сделаем так: я поднимусь на катер и проверю био-сигналы. Если кто-то хочет составить мне компанию, он может это сделать. Но, наверное, сейчас нам надо обсудить остальные вопросы? - она посмотрела на Толан и профессора, а затем на остальных кадетов.
________________
с кадетами, координатором и профессором
19  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 20 09 2018, 17:26:46
16 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён, палатка Ане-Сои

Полог палатки Ане-Сои заколыхался, а затем отдернулся в сторону, и внутри вошла Квинтилия, чуть присогнувшись. В руках у нее были длинные рулоны ткани, цвет которой в темноте было невозможно разглядеть, и она аккуратно сложила их на один из ближайших спальных мешков, чтобы не испачкать о земляной пол.
Практически сразу следом за ней появилась и голова Делас, чьи длинные волосы были лишь немного скрыты полупрозрачной накидкой. Оглядев собравшихся, она постаралась незаметно шмыгнуть к своему спальнику у стенки палатки и поскорее усесться на него. 
Быстро темнеет в степи, как и в море. Казалось бы, солнце – вот оно, палит сверху, мерно клонится к горизонту. Его свет не загораживают никакие внешние предметы, ни здания, ни горы, ни лес. Бесконечная равнина. И вот – уже сумерки. А ночь и вовсе наступит мгновенно, когда большой оранжевый диск опустится за горизонт, в результате вращения планеты вокруг своей оси. Или это просто так тянулось время, в данном случае неслось галопом, вместе с происходящими с кадетами событиями. Странная это субстанция – время. Вблизи черной дыры для участника событий – оно течет обычно. А для внешнего наблюдателя – события вокруг черной дыры замедляются, и можно бесконечно долго наблюдать за падением объекта к горизонту сверх-плотности. Особенно интересно  субъективное восприятие времени. Вот только что было утро, произошло столько всего, кажется это был бесконечно долгий день, и в тоже время – сумерки застали Ракара врасплох. Ромуланец и не заметил как наступил вечер. И этот бесконечно долгий день вдруг сжался в его сознании в слишком быстрый его конец. Есть ли конец у бесконечности? Теперь Ракар внезапно понял, что есть, и этот конец – очень внезапный. И это не математически, это субъективно, для человека. Время бежало слишком быстро, Ракару хотелось замедлить его ход.
К палатке он, конечно, бросился. Но за несколько шагов перед палаткой остановился. Там вдали, чуть поодаль от палатки пытались пастись эти два несчастных ящера, которых он поутру оседлал. Демокрит и Аристотель. Они так и проходили весь день в сбруе, бедняги. А еще у костра с этой стороны от палатки сидела профессор, с которой Ракар сейчас ну никак не хотел встречаться, прежде чем не поговорит с Самритой. А еще с той стороны, где стояли ящеры, к палатке шел Лайтман. Ракар подошел к нему и сказал пару слов, попросив расседлать Демокрита и Аристотеля. Освободить от сбруи. Демокриту пришлось хуже, потому что на нем весь день был паланкин куртизанки. Расседлывание ящеров имело кроме обычного – второй смысл – нужно было затянуть их отход перед профессором. Лайтман согласился и пошел обратно, а Ракар прошмыгнул в палатку.
Здесь люди сидели и лежали. Ромуланец был в напряженном состоянии, а это полутемное бытие слишком располагало к отдыху. Ему захотелось тоже лечь на один из расстеленных тут спальников, и забыться. Он очень устал. Только тут в палатке он понял как устал, но еще надо было держаться. Ракар медленно стянул повязку с лица. Самрита лежала. А ему нужна была именно Самрита.
Ромуланец опустился на колени, опираясь рукой в голый земляной пол.
- Капитан, - негромко сказал он, - надо поговорить. Вы как? Мы можем отойти поговорить? Там сумерки, уже довольно свежо и ветер.
- Что, сейчас? - Самрита уже сидела, облокотившись на подушку, и совсем не выглядела так, словно хочет куда-то идти. - Что за секреты ото всех? И… - она огляделась, - я не вижу Феса и Ане-Сои, кто-нибудь может их позвать?
- Ане-Сои у костра, - снова негромко ответил Ракар, - Феса я попросил освободить ящеров от сбруи. Секретов от всех – нет, но … - Ракар еще раз оглядел всех, собравшихся в палатке, - я хотел бы поговорить с моим капитаном без Ане-Сои. Я так понимаю, она нас выгоняет отсюда вообще. Я против, у меня есть аргументы, наверняка они есть и у вас, капитан. И хотелось бы решить… очень важное. Это важная миссия, мы здесь уже глубоко завязаны. Мы создали связи, вписались в общество. Наше исчезновение нарушит вашу Первую Директиву куда больше, чем наше присутствие. Этот день показал, что мы отлично справились со своими ролями, все. Все до одного. Секретов – нет. Просто я хотел поговорить как первый помощник с капитаном, но раз уж тут все – давайте обсудим это вместе. Кто-нибудь считает, что мы должны убраться?
Самрита опустила голову.
- Я думаю, что мне стоит вернуться на корабль... - тихо прошептала она.
Ракар приподнялся, чуть придвинулся к Самрите, капитану, он все также опирался на земляной пол руками. И теперь Ракар внимательно смотрел в глаза девушки-землянки.
- Вам плохо, капитан? Настолько? – все до одного уверяли, что Самрита не больна. Врач Тенек, Делас вообще посчитала, что об этом не уместно говорить, но … тогда было понятно, тогда было это … неудавшееся свидание, о котором Ракар вспоминал с ужасом, и с чувством, которому не имел названия, чувство относилось к Делас. Наверное… это было чувство стыда, вместе с желанием вернуть время обратно, и все исправить для этой девушки-ромуланки.
Ракар внимательно заглядывал в глаза Самрите.
- Что с вами? Тепловой удар? Можно же сгонять на корабль, за лекарствами, у нас два, два! врача! – легкая пауза, Ракар размышлял… - кто-нибудь... Кто-нибудь наконец скажет первому помощнику, что с капитаном? – произнес Ракар в пространство, - здесь все, все знают что происходит, и только я почему-то должен пребывать в неведении, и именно меня упрекают в наличии секретов от всех. Осэ… почему? Что с вами?
- Тепловой удар. Наверное, я не знаю. Ане-Лир сказал, что мне следует избегать нагрузок, - тихо отозвалась Самрита. - Здесь это невозможно, да и зачем мне...
- Об отдельных ситуациях мы можем поговорить потом, - прервала ее Толан. - Мистер Ракар, вы уверены, что хотите решать важные вопросы, не дождавшись возвращения вашего коллеги? И обсуждать Первую директиву без главного специалиста по ней? Ни я, ни вы в ней особо не разбираемся. Что касается того, стоит ли нам покидать планету - я буду рекомендовать это сделать сразу же после того, как мы найдем мисс Джар. Если кому-то необходимо сделать это раньше, с моей стороны не последует возражений.
Ракар снова внимательно и с сочувствием посмотрел на Самриту. Кроме плохого самочувствия физически, там еще было духовно. Как жаль, что им не удалось поговорить наедине. Ведь первый помощник должен хранить своего капитана во всех смыслах. И ему хотелось поддержать Самриту. Он сам был в состоянии отчаяния в тот момент, на регате. В состоянии краха всего, что не описать словами. После того, как узнал, что сделала Делас. И если бы не Квинтилия, он запорол бы все на свете, погубил бы все что можно. Если бы не Квинтилия… теперь был его черед быть первым помощником для другого капитана. Но они были не наедине. Увы. Может потом, когда нибудь, а может и не представится случай…
Ракар отвел взгляд, посмотрел на Квинтилию, в этой полутьме, потом на Иламу Толан.
- Вы правы, - сказал Ракар, - обсуждать первую директиву без главного специалиста не очень хорошо. Но мы слушали семинар на катере,  и много всего остального от этого главного специалиста уже здесь, и на основании выслушанного – очень хочется уже судить. Ну хорошо, позовем специалиста. Но прежде, чем мы это сделаем – я хочу спросить – неужели вы правда хотите уйти? Неужели все вот так закончится, просто так. Вот все эти труды, вся эта маскировка. Вся эта легенда, все старание, вложенное нами в наши легенды? Неужели вы не хотите посмотреть на Ни'Хан, единственную оседлую страну на этой планете, в которой явно технологии куда выше, чем среди остального населения? Неужели вы не хотите узнать тайну, что скрывает эта горная страна? Найти ответы на вопросы, которые так дороги профессору? Не узнать то, что обозначает тот звездолет, нарисованный на камнях пещеры, где наша вторая группа? Неужели мы вот так просто… уйдем ни с чем, и только навредим человеку, что приоткрыл для нас завесу, и заложил в наши сердца желание узнать, что здесь происходит? Мы должны помочь профессору в ее деле. И мы не можем улететь восвояси к далеким нашим звездам так бесславно. Кроме того, мы здорово уже здесь увязли. Но разве любопытство не разбирает вашу душу? Разве вы не горите желанием узнать непознанное? Не ради ли этого вы все покинули свои планеты и отправились к далеким звездам? – Ракар говорил тихо, но экспрессивно, для всех, время от времени переводя взгляд с одного кадета на другого, и как мог воодушевляюще. Он старался.
- До того, как мы позовем профессора, - Ракар опустил голову и прилег, опираясь на локоть, - хотел бы я знать, кто еще считает, что нам нужно улететь отсюда и все оставить, ничего не достигнув, ничего не узнав?
-Мы выполнили приказы, которое дало нам наше руководство, - произнесла Квинтилия, - Мы доставили грузы, получили практику, и должны возвращаться, а не придумывать сами себе новые задания. Мы достигли всего, чего должны были. Мы здесь не ради развлечения, не из любопытства и не ради славы. Мы - не исследовательский корабль на автономной 5-летней миссии, который сам может планировать свои действия. Вернуться на базу и отправиться на раскопки, забрать артефакты и отвезти их в Федерацию будет правильнее всего.
Полог палатки снова колыхнулся и внутрь вошла Закария. Ее взгляд скользнул по лежащей капитану кадетов, затем по разбитому лицу ее первого помощника.
-Что случилось с Осэ? - встревоженно спросила Закария, - И насколько серьезны ранения Ане-Рэя? Кто-нибудь здесь оказывает им помощь? И я имею в виду - настоящую современную высокотехнологичную помощь. Время играть в средневековых лекарей прошло.
– Но забывать, где мы, всё же не стоит, – подала голос М’Кота. – Прежде чем мы начнём что-нибудь обсуждать, полагаю, нам стоит выставить часового или даже двух. В темноте легко подойти к чужому шатру и подслушать. Я бы вообще предложила отойти от становища в степь, но такой общий исход да ещё таких разных людей вызовет любопытство и множество подозрений. Мы и так слишком поспешно ушли с турнира. В то же время нам нужно участие и мнение каждого, а часовые не смогут участвовать в обсуждении. Как решим эту проблему?
_____________
с кадетами, профессором и координатором
20  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 13 09 2018, 17:06:39
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Ракар увидел как Делас и Квинтилия вышли из толпы зрителей. Несколько мгновений тому назад Лайтман и Тенек ускакали на ящере, и теперь он шел к этим двоим девушкам. На полпути от них стояла Илама Толан, жрица небесного кита по легенде. Ракар шел, он опустил свой оголенный меч, все что ему отдали. Без ножен, без остального оружия. Ракар не считал шагов, но он шел в некотором оцепенении. От оцепенения Ракар старался избавиться. Кровь изо рта уже перестала сочиться и свернулась, и повязка, наложенная ему на половину лица – скрывала все это. Ракар представлял, сколько "добрых"слов ему сейчас может сказать Делас. Ракар отчетливо видел в своем воображении, каким взглядом его сейчас одарит Квинтилия. Слова Делас можно было пережить, хоть и они тоже отзовутся, и ему было стыдно за поражение перед ней. Взгляд Квинтилии, воображаемый ее взгляд – мучил его. Ему было больно. Мнение Квинтилии и ее отношение, вот что бы самым важным, самым важным после задания и его выполнения. Лицо Квинтилии было перепачкано пылью, на нем были разводы. Ракар видел это. Он должен был сосредоточиться на другом, на задании, и он это делал. Он телохранитель куртизанки, и он шел к ней, крепко сжимая в руках рукоятку меча.
Делас чуть замедлила шаг, когда поняла, что Ракар идет не за Иламой Толан, а к ним. Когда он подошел еще ближе – и вовсе остановилась на достаточном расстоянии от него. Сейчас она уже не играла куртизанку – и, несмотря на наряд, даже не слишком была на нее похожа. Просто молодая девушка, уставшая и чуть запылившаяся, с выбившимися из прически волосами и опущенным взглядом. На Ракара она старалась не смотреть – будто бы не знала, как надо себя с ним вести. На самом деле сейчас ей хотелось оказаться там на поле, где распорядитель объявил победу Те-Яно, а не в их неловком любовном треугольнике.
- Ане-Лан сказала нам идти к палатке, - тихо проговорила она, прерывая неловкую тишину.
Ракар молча кивнул, внимательно рассматривая Делас. Она выглядела уставшей. Не смотрела на него. Это понятно, ей пришлось его там защищать на выходе. От распорядителя как минимум. Так, все, работаем. Ракар заставил себя встряхнуться, даже тряхнул головой.
- У меня проблема, - негромко проговорил он , - у меня отобрали все оружие, и вернули только этот меч, - Ракар чуть его приподнял. - Я должен вернуть все это. Второй меч, ножны, и еще ии'сса. Пойдемте, наверное, да. Потом я вернусь.
-Это не проблема, - так же негромко сказала Закария, проходя мимо и не глядя на Ракара, - Оружие вам больше не понадобится.
-Идемте, - произнесла “служанка куртизанки”.
Теперь, когда Закария больше не прикрывала их спины, Квинтилия чувствовала себя неуютно.
Делас посмотрела вслед профессору, нахмурившись.
- Может и понадобится, - пробормотала она себе под нос, а затем решительно проговорила: - Идемте, нам надо все это обсудить, - и первой же прибавила шаг.
К профессору Ракар тоже не обернулся, но теперь ему становилось ясно, что профессор явно выгоняет их отсюда. С планеты. И, несмотря на то, что им всем хотелось как лучше, несмотря на блестящий отыгрыш всеми кадетами их легенд и ролей ради общей цели и цели помочь профессору проникнуть в Ни'Хан, получалось как всегда. Ромуланец коротко вздохнул и нахмурился. Не хотелось покидать планету так бесславно. Они здесь так здорово сработались все, еще неизвестно где была Тэйра, без которой нельзя было уходить. Все это необходимо было обсудить с капитаном. А капитану было плохо, и землянин увез Тенека к ней на высокой скорости, вместе с флягой с холодной водой. Ну, ничего, до палатки не далеко. Состояние Самриты… вот еще одна проблема, которая категорически беспокоила Ракара. Он не знал в чем дело, и это продолжало ему очень сильно не нравиться. Ромуланец кивнул Делас, украдкой взглянул на Квинтилию и  отправился вслед за "куртизанкой".
- Ане-Дея, - шепотом позвал Ракар, - у вас есть средства для того, что изменить цвет моего лица после удара на такой, какой должен был здесь? – Ракар очень надеялся, что Делас все-таки пронесла нужное оборудование.
-У меня есть моя косметика, она мне положена по роли, - тихо ответила Делас. - Но это не грим. Зато в твоем костюме есть накидка, которую ты можешь использовать.
- Ага, - кивнул ромуланец, - хорошо, значит, будет этот вариант.
Они продолжили путь к палатке, но когда они уже были напротив входа, дорогу им преградила процессия из четырех кальдонианок в одинаковых красных поясах.
-Служанки Син, - прошептала трилл.
Делас замедлила шаг, чтобы не натолкнуться на четырех кальдонианок, а затем и вовсе остановилась.
- Что им тут могло понадобиться?.. - шепнула она Квинтилии, а сама подняла голову на служанок, с интересом их разглядывая.
Пока они молчаливо шли от арены к палатке через весь лагерь, Ракар предавался мыслям о том, как убедить профессора разрешить им продолжить это путешествие в Ни'Хан. Шли молча, ни о чем не разговаривали. Отчасти это было правильно, а отчасти невозможно неловко. Ракару было много что сказать, но он тоже молчал.
А потом он синхронно с Делас остановился перед служанками Син, форму которых запомнил еще с завтрака. Что это? За ними снова? По иной причине им нечего делать в конце лагеря. В этот раз они были без охранников и без наставника Ане-Нама. Ромуланец рефлекторно потянулся к своей повязке на пол-лица, но остановил руку.
Две первые служанки Син были с пустыми руками, а у двух замыкающих, которых кадеты не сразу разглядели, руки были заняты рулонами тканей. В сумерках было сложно разглядеть цвета.
-Благословенные Небом Син посылают подарки для Ане-Деи, - объявила первая из служанок.
- Ой, это же я, - тихо удивилась Делас. А потом удивилась уже громче, сделав шаг навстречу служанкам: - Это большая честь для меня, но за что… то есть чем я… Я же ничего не... В общем, почему Благословенные Небом Син посылают мне подарки? - у нее совершенно вылетело из головы утреннее посещение - кроме той его части, где они чуть не прокололись, и где Син пригласили ее выступать на их свадьбе.
Теперь Ракар шагнул вперед вместе с Делас, но остановился позади нее на полшага. Местные Син держали слово. Это было прекрасно. Профессор не сможет игнорировать это.
- Они обещали, - прошептал Ракар в затылок Делас, чуть наклонив голову, - ткани и приглашение на свадьбу. И еще мы должны бы переставить шатер к ним поближе. Они держат слово.
-Это приказ Син, - слегка склонила голову первая служанка, - Распоряжение передал королевский советник Те-Сон. И еще он передал это…
Она сделала знак рукой, и последняя из четверых служанок, совсем молоденькая девушка, выступила вперед. Поверх трех рулонов ткани на ее руках лежала деревянная шкатулка, инкрустированная перламутром.
Если про обещанный принцессами шелк ромуланка еще помнила, то о содержании шкатулки даже не догадалась.
- Я польщена, это большая честь, - с почтением пробормотала она, а руки уже сами тянулись к шкатулке. Делас кивнула головой, чтобы ткани отдали Квинтилии, а сама с любопытством приподняла инкрустированную крышку.
Внутри лежали броши и заколки в форме цветов и бабочек. Даже при тусклом освещении было видно, как блестят драгоценные камни полированными гранями.
Ракар внимательно слушал, через плечо Делас коротко глянул на содержимое шкатуки. Это был приказ Те-Сона. И еще Ракар помнил, как этот Те-Сон смотрел на завтраке на Делас. Теперь ромуланец прямо смотрел на служанок Син. Одновременно с желанием ввернуть тут свою просьбу об отобранном у него оружии, он понимал теперь, что отец и сын могут схватиться из-за Делас. Ну, может быть, не прямо схватиться, но будет противостояние – это точно. А вот это уже – профессору лучше было не знать. И еще он помнил слова "под защитой Син Ане-Дее телохранитель не нужен". Но пока, ромуланец ничего не говорил, не спрашивал, наверное, сейчас не стоило их перебивать. Он должен был быть молчаливым телохранителем, поэтому пока просто ждал.
- Ах, Те-Сон... - пробормотала Делас себе под нос.
Она бы предпочла, чтобы это был молодой прото-ворта Те-Яно - тогда она взяла бы шкатулку без раздумий. Те-Сон же ей совсем не нравился. Но может быть, ее отказ его разозлит, и это помешает им проникнуть на свадьбу? Или они вообще на нее не попадут из-за этой вредной федератки, которая хочет увести их с планеты... И Делас так и не расшифрует послание Те-Яно...
Делас так и не решила, что же ей делать с этим даром, и со стороны казалось, будто она застыла от восхищения. Сейчас ей нужен был совет кого-то более разумного, кого-то более правильного... Краем глаза она покосилась на Квинтилию.
Но лица Квинтилии не было видно за всеми рулонами ткани, которыми ее нагрузили. Куртизанка была один на один с необходимостью принимать решение.
Делас вздохнула и захлопнула крышку.
- Передайте Те-Сону, что я благодарна за его щедрость, но не могу принять этот дар, - проговорила "куртизанка".
Ракар оставался бесстрастным, внимательно наблюдая за мимикой и реакциями служанок Син. Делас не взяла шкатулку с драгоценностями от Те-Сона, которая, несомненно была платой для куртизанки за услуги, которые тот желал получить. Это было хорошо. И теперь, вне зависимости от того, что предприняла бы Делас – действие будет разворачиваться. И теперь он пытался просчитать вероятности того, что будет происходить. Ему нужно было быть готовым к любому развитию событий.
Служанки Син не стали настаивать на том, чтобы Делас приняла шкатулку, и отправились в обратный путь, выстроившись в цепочку.
-Ты поступила правильно, - прокомментировала федеральный профессор.
Неожиданные посетительницы от правящего клана застали Закарию возле кострища их лагеря, и на какое-то время служанки Син отделяли ее от кадетов.
Квинтилия, осторожно балансируя, чтобы не уронить рулоны с тканями в пыль, двинулась к палатке. Она услышала, что изнутри доносились приглушенные тканью голоса. Осторожно протянув руку, она откинула полог в сторону, чтобы зайти внутрь.
Служанки стали уходить. На их стоянке уже было достаточно людей, телохранитель мог считать, что его охраняемой сейчас ничто не угрожает. И профессор там была в прямой видимости, и даже слышала все. Несмотря на фразу "это не проблема" от профессора, Ракар не считал достойным поведением ромуланского офицера просто так утерять выданное ему оборудование (история с тем ментальным сканером в обмен на медальон Энн Уильямс еще будет иметь для него последствия, если он его не выручит обратно, но это было отложенное событие, здесь же следовало действовать здесь и сейчас, не медля). Ракар бросил короткий взгляд на профессора у костра, а потом, через несколько быстрых шагов оказался рядом со служанками Син.
- Еще минуту, пожалуйста, - сказал он, - а не будут ли почтенные Син, да продлит Небесный Кит их годы и благословит их правление семи озерами и звездами над ними, столь великодушны, чтобы отдать мне мое оружие, которое забрал перед турниром Те-Сон?
-Нам ничего не известно об оружии, - ответила одна из служанок.
Ракар печально выдохнул, опустил голову.
- Хорошо, - тихо сказал он, а затем бросился назад вслед за Делас и Квинтилией в палатку.
_________________
С Делас, Квинтилией, профессором и служанками Син
21  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 09 2018, 17:23:23
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

На возвращённый комплимент по поводу недооценки спутников Тенек лишь слегка приподнял бровь и ничего не ответил, а на последние слова Ракара сказал:
– Конечно, отдыхайте. Если хотите, положите на голову влажную ткань: у меня тут ещё осталось несколько мотков.
Ракар чуть приподнял флягу, чтобы показать ее Тенеку.
- Нет, я хочу сохранить эту воду. Вы же знаете, что триллы очень плохо переносят жару. Я это читал. Лия - героически держится. И Лис там, где бы она ни была - тоже наверняка, отлично держится. - Ракар протянул флягу Тенеку, - пожалуйста, возьмите. И когда они вернутся - дайте им воды, Лие и Ане-Дее, она тут, я чувствую, холодная, а из моих рук никто из них не возьмет. Дайте им вы. Я очень прошу вас. Сделайте это, для меня.
– Хорошо, – Тенек взял у ромуланца флягу и, чуть нахмурившись, спросил: – Вы полагаете, что моя внучка и наша госпожа подвергают вас остракизму?
- Чему-чему? – грустно и недоуменно уcмехнулся Ракар, услышав не очень то известный ему термин, показавшийся ему смешным по звучанию, а потом, чуть поразмыслив, продолжил, - да нет, нет, просто… это все очень сложно, и это личное. Просто дайте им воды, и все. Спасибо, - и ромуланец снова прикрыл глаза, очень надеясь, что Квинтилия и Делас не будут задерживаться, и никто их не задержит, особенно тот… сын Те-Сона.
Тенек кивнул: получалось, он опять что-то недопонял в хаотичной и сложной системе взаимоотношений эмоциональных, но хорошо, что он спросил – теперь по крайней мере ясно, что он ошибался. Вулканец посмотрел на флягу в своих руках и спросил (теперь уже о другом):
– «Фвад» – что это означает?
Ракар посмотрел на Тенека немного непонимающе, возникла пауза.
- А, переводчик не переводит, понял, - прошептал ромуланец, - это такое ругательство. Видимо, оно непереводимо. В каком то смысле это аналог понятия “проклятье”, но это не точная аналогия. Можно объяснить примерно как экспрессивное сожаление и досада от обстоятельств, приносящих неудобство, событий, которые пошли не так, как хотелось. Примерно так.
– Об этом я догадался, – сказал Тенек, – меня интересовала как раз этимология этого слова. Перед началом проекта я начал учить ваш язык, а за время общения с вами и Ане-Деей убедился в том, что подобные слова встречаются в речи ваших соплеменников достаточно регулярно, чтобы озаботиться их пониманием.
- У нас есть пословица, Ане-Лир, "при людях сквернословят лишь веруулы". То есть – глупцы. Но это не всегда работает. Да, обычно это свойственно аристократам. Мы не сквернословим. Но всякие бывают ситуации, да и я … как оказалось, не слишком умен, - Ракар вглядывался в спины зрителей, наблюдавших за полем.
- Смотрите, я кажется вижу Ане-Лан.
Тенек обернулся на слова Ракара, чтобы убедиться, что координатор действительно подходит. На фоне паникующей профессора Закарии выдержка и спокойствие координатора Толан производили ещё более выгодное впечатление, и стажёр снова ощутил вдохновляющее почтение к начальнице.
– Да, это она, - коротко подтвердил он.
Ромуланец поднялся и одернул свою верхнюю темную рубаху, он ждал, что Илама Толан подойдет. Но координатор просто стояла вдалеке, вглядываясь в толпу, и не торопилась никуда идти.
- А я хочу выучить язык триллов, - сказал Ракар, осознав, что координатор никуда еще не идет, и можно еще немного поговорить. - А вы для чего? – спросил ромуланец, - вам интересно?
– Да, когда я узнал, что в проекте будут ромуланцы, я решил заполнить этот пробел в образовании. Это интересно и исполнено смысла. А ещё я сделал это из осторожности: я не испытывал доверия по отношению к ромуланцам, а знания – лучшая защита… Как вы думаете, нам следует привлечь внимание Ане-Лан?
Ракар посмотрел на Тенека с интересом, и рассматривал его несколько секунд. Хотя, Тенек и был в маскировке. А так хотелось увидеть его настоящее лицо сейчас. Но у Тенека были глаза, глаза не замаскированные, и хоть они имели другой цвет сейчас, все равно в них можно было читать. Хоть и труднее, чем в глазах всех остальных не вулканских рас. Ракар подумал, что вулканцы очень хорошо умеют скрывать свое природное высокомерие и надменность, очень хорошо. Но они тоже считают себя самыми лучшими из всех. Они такие разные, с ромуланцами, но на самом деле ужасно одинаковые. Просто одни душат в себе все, и всеми силами скрывают, а другие – гордятся тем, какие они есть.
- Вы потрясающе откровенны, Ане-Лир, - проговорил Ракар, - и я даже потрясен тем, как мы с вами похожи. Нет, не стоит привлекать внимание жрицы, она должна быть сама по себе, и сама решит, подходить ли, или пройти мимо. Все таки, мы просто попутчики. И на виду у всех, и за нами следят. Потом мы все пойдем в наш шатер, но разными путями, и не одновременно, так что, она права, что не подходит сейчас. Пусть стоит, наверняка у нее важное дело, и она ждет кого-то. А насчет языка – я худо-бедно умею объясниться по вулкански, но ограниченно. Когда мы вернемся – снимем переводчики в каюте, и я помогу вам в изучении языка. Если бы вы сказали раньше – уже бы все было.
– Я не знал, что это может вас заинтересовать, – пожал плечами Тенек, и добавил, нимало не изменившись в лице: – Это ведь не изучение языка триллов.
Ракар снова почувствовал, что хочет рассмеяться. Но сдержался.
- Вы тролль, Ане-Лир, тролль 80-го левела, я так и сказал им там  на нашей первой тренировке в голодеке. Знаете, мне очень нравится эта наша с вами взаимная пикировка, это как бой на мечах, но словами. Выпад, отбив, выпад, отбив, атака. Тонкий финт.
Ракар снова опустился на землю, положил рядом с собой меч, прислонился головой к телу ящера Аристотеля.
- Да, я влюбился в девушку трилла, и она не отвечает мне взаимностью. И меня обложили со всех сторон так, что я не знаю, что делать. Но мне хочется знать ее язык, и говорить на нем. А ромуланский язык – это вовсе не военная тайна. Тем более, что переводчики все переводят. Вообще – знание языка объединяет. И мне было бы приятно говорить с вами без участия переводчика. Поэтому я научу вас, общему, и тонкостям. Мы должны понимать друг друга, хотя бы так, без технологий, и потому, что вы мой друг.
– Буду вам очень признателен, – ответствовал Тенек, – И вы можете начать с того, чтобы объяснить, кто такой тролль, и какая связь между моими словами и высотами его карьерного роста.
- Поразительно, не правда ли? – задумчиво сказал Ракар, глядя куда то в толпу, откуда теоретически должна была выйти Делас и Квинтилия, и где, на некотором отдалении стояла Илама Толан, - мы сидим на доварповой планете, играем роли, наш профессор в состоянии, близком к истерике, я проиграл в важном бою, ну… не проиграл, но вынужден был выйти ради соблюдения ваших законов, и нераскрытия конспирации, одна наша коллега неизвестно в какой опасности, и где, меня недавно пытали жарой, вы дряхлый старик. Но мы с вами обсуждаем свое и термины столицы Федерации. Знаете, мне нравится.
Ракар еще немного помолчал, и продолжил:
- Тролль – это земной термин. В основном, кроме мифологического силача другой расы, чем земляне, он означает человека, который виртуозно умеет подначивать собеседника на дискуссию, задевая его больные темы, и чем искуснее общается тролль, чем виртуознее распаляет собеседника – тем выше его уровень, то есть левел.
– Любопытно, – отозвался Тенек. – Я был на Земле, но ни разу не слышал этого слова, и теперь слышу объяснение от ромуланца. Если бы я был склонен видеть во всём символы, я бы сказал, что это символично. Но вы явно преувеличиваете мои способности к стимуляции развития дискуссий: очень часто мне бывает сложно уловить приоритеты собеседника и адекватно на них отреагировать. Тем не менее с вами и разговаривать, и молчать оказалось лишь немногим сложнее, чем с вулканцами. Объективно, у меня недостаточно данных, чтобы решить, чему это приписать – вашей доброй воле или вашей искусной дипломатии, но по предварительному заключению, основанному на ваших поступках, я склонен относить это к доброй воле.
- Да мне самому рассказал это все землянин, - ответил Ракар, - а вообще… сюрприз Ане-Лир. Ромуланцы не видят необходимости в противостоянии, когда на это нет необходимости. Мы нормальные. Но мы хорошо умеем защищаться.
Тенек посмотрел на Ракара внимательным взглядом.
– Вопрос в том, всегда ли вы видите, что в противостоянии нет необходимости, и как часто вам случается защищаться, когда в этом нет настоящей нужды.
Ракар снова усмехнулся.
- Только что на арене… я пропустил удар, потому что не ждал его. Это хороший урок. И это подтверждение того, что защищаться нужно всегда. Доверие – часто приводит к поражению. Вот так-то, Ане-Лир.
– Необоснованное недоверие приводит к поражению ничуть не реже, – снова скорректировал утверждение ромуланца Тенек, – просто последствия неосмотрительного доверия обычно наступают немедленно, а последствия необоснованного недоверия – в более дальней перспективе. Хотя, разумеется из обоих правил бывают исключения.
Ракар решил ничего не отвечать Тенеку, иначе это будет очень долгий спор. Это было не нужно. Тенек идеалист. А сейчас Ракару было невероятно стыдно за свое поражение. Перед Делас и перед Квинтилией. Делас может снисходительно посмотреть и усмехнуться. Ее телохранитель позорно пропустил удар, а теперь там побеждает этот… сын военачальника. А Квинтилия… Он проиграл на ее глазах. Наверняка и в ее глазах тоже. Теперь Ракар ждал их со смешанным чувством стыда и страха. А потом Ракар припомнил, что Делас надо принимать лекарство каждые 4 часа, а они с самого утра были заняты, и еще более напряженно начал вглядываться в толпу.
______________
С Тенеком
22  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 09 2018, 17:22:51
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Тенек завязал Ракару лицо, и ромуланец больше мог не заботиться о главной на данной момент проблеме – возможности раскрытия. Он отпустил, наконец, руку от лица и первым пробирался сквозь толпу. Их пропускали, и через некоторое время ромуланец и вулканец достигли последнего ряда зрителей и вышли из толпы. Стыд, горечь, злость, обида, все это было еще свежо, но уже немного отпускало его. Оставалось сожаление. Он не смог стать еще одним пропуском в Ни'Хан для профессора и всей их группы. Не смог стать таким пропуском, как ему представлялось изначально. Но это ничего, будут другие пути. Теперь, одной из главных проблем было отсутствие Тэйры, и что-то непонятное творящееся с профессором. Пройдя еще несколько шагов вперед по пустому пространству, Ракар увидел неподалеку своего ящера Аристотеля и остановился. Следовало дождаться Делас и Квинтилию. А заодно и всех остальных, кто решит уйти вместе с ними. Делас обещала прийти скоро.
- О, я вижу Ари, - негромко сказал Ракар Тенеку.
– Да, Фес привёл его на случай крайней необходимости, – ответил Тенек. – Нам лучше прямо сейчас вернуться к шатру и выяснить, что лучше сделать с вашим лицом.
Ракар внимательно посмотрел на Тенека. Потом тронул повязку.
- Мой второй меч, ножны от этого, и ии'сса находятся у охраны Син. Их нужно вернуть. Кроме того, нам нужно дождаться Ане-Дею и Лию. Давайте не спешить, Ане-Лир, пожалуйста. Сейчас можно медленно дойти до Ари, и ваша повязка меня хорошо выручает.
– А если окажется, что объективно она была не нужна, как мы объясним идеальное состояние вашего лица почти сразу же после травмы? – поинтересовался Тенек, следуя за Ракаром к Аристотелю. – Можно попросить помочь с вашими вещами Ане-Дею или Лис. Син к ним благоволят, есть неплохие шансы добиться успеха.
- Да, - кивнул Ракар, больше не глядя на Тенека, - это мы попробуем. Если бы у нас было.. Если бы Ане-Дея пронесла свое имущество… можно будет имитировать цвет, - шептал Ракар, - ладно, сейчас дождемся их, и потом решим.
Они с Тенеком дошли до ящера. Ракар обнял большую мордочку животного, почесал того над глазами, прильнул к нему головой, потом отстранился. Показал ящеру жестом лечь на землю, и сам опустился рядом с ним в тени его большого тела.
- Фвад! Фвад! – прошептал Ракар ромуланское ругательство, сжимая кулак, - как же я глупо подставился!
– Что вы имеете в виду? – поинтересовался Тенек. Он примерно предполагал, что именно Ракар может иметь в виду, но допускал, что может и ошибаться.
Ракар посмотрел на Тенека снизу вверх. Он понимал, что Тенек вряд ли обрадуется его выводам. Тенек не ромуланец. Понять его мог бы только ромуланец, или ромуланка, Делас. Но Ракар решил попытаться объяснить.
- Вы видели бой, да? – тихо начал ромуланец, - он открыл брешь в своей обороне нижней части туловища, высоко подняв меч. Я этим воспользовался. Я был очень осторожен, пытаясь оставлять только режущие удары неглубокого проникновения. А потом мне показалось, что я распорол ему живот в незащищенной ребрами части. И это могло бы быть смертельно. И я пошел к нему, желая избежать всех этих кишков на песке, помочь в первый момент, прежде чем вы бы подошли. Если бы я этого не сделал – я не получил бы удара в лицо, и мог бы продолжать. Я мог бы стать здесь лучшим воином, достойным того, чтобы пройти в Ни'Хан. И заодно попросить пустить бы со мной людей по списку. Приглашение туда получила пока только Ане-Дея. Но да ладно, все это не важно, все это пока вторично, а первично вот что – концептуальный вывод – никогда не следует помогать поверженному противнику. Всякий противник способен совершить последний рывок из последних сил. Даже на турнире, когда формально вы не враги – все равно существует итоговая подлость, которую можно сделать. Я проявил слабость в своей попытке ему помочь. Я выучил этот урок, и больше такого допустить не должен. Вот что имею в виду под собственной глупостью. Эта глупость время от времени преследовала нас, на протяжении тысячелетий. И то, что случилось две с лишним тысяч лет тому назад – с вашим и нашим народом – эта та самая разновидность этой глупости. Простите, Ане-Лир, сейчас не лучшее время, чтобы это обсуждать. Но я получил хороший урок только что, и я еще сам должен это все обдумать.
Тенек внимательно выслушал Ракара, а затем покосился на собеседника и сказал:
– Когда будете обдумывать, имейте в виду, что частный вывод вы сделали верный, однако из законов логики следует, что нельзя делать общий вывод из частных посылок. Отсюда в свою очередь следует, что ваш общий вывод также неверен, как если бы из вашего предыдущего опыта помощи пострадавшему от вашей руки человеку вы сделали вывод, что преуспеете в этом со всяким человеком, и всякий человек будет безопасен для вас или даже признателен. Верный вывод в конечном счёте звучит так: одни люди будут вам благодарны и ваше достойное к ним отношение принесёт свои позитивные плоды, другие – нейтральны, третьи же проявят неблагодарность или чрезмерную эмоциональность и даже могут стать для вас угрозой. Принимая решение, помогать ли каждому конкретному человеку, следует держать это в памяти, хотя это далеко не единственный критерий выбора.
Ракар усмехнулся, но под повязкой этого не было видно, а потом положил меч рядом с собой и обхватил голову руками.
- Логика… - прошептал Ракар, - логика! И сострадание. И доверие. Все это ошибка. Враги всегда коварны. Мне не нужна их благодарность, я просто не хотел причинить излишнего вреда. Но если вы допускаете доверие, и сострадание к врагу, там, где оно совершенно не нужно и стратегически ошибочно, то вы проявляете слабость перед врагами, ставя под удар не только себя, но и своих союзников, своих родных и друзей. Вот чему нас, и меня учит жизнь. И постоянно учила, на протяжении многих веков.  Я ошибся в главном на этой арене и поэтому проиграл. Извините, Ане-Лир. Все это пространные рассуждения. Все это потом, у нас есть цель, и ей надо следовать. – И Ракар посмотрел в сторону зрителей арены, он ждал Делас.
Тенек флегматично пожал плечами:
– Вы слишком много значения придаёте случившемуся. Не будь вы… чужим здесь, удар вашего противника был бы досадной мелочью, не более. И у вас странные представления о риске и ответственности, силе и слабости. Почему-то эмоциональные почти никогда не смотрят на риск объективно: они либо слепо восхищаются им, либо яростно отрицают. А между тем риск бывает обоснованным и необоснованным. То же самое и со слабостью. Отказ от доверия и пощады не несёт в себе никакого очевидного риска и потому не требует даже зачатков силы духа, однако многие торжественно объявляют его силой. Доверие и пощада, напротив, сопряжены с риском, а их польза для тех, кто мыслит поверхностно, неочевидна, и потому практиковать их можно только обладая достаточной силой духа. Тем не менее, то и дело слышишь, как их объявляют слабостью. Предполагаю, что новое упоминание логики не встретит у вас понимания, но такой подход в высшей степени нелогичен.
Ракар слушал Тенека, но не готов был воспринимать это все. Он подумает об этом потом. От всех этих слов Тенека, да и вообще, от всего случившегося, он еще сильнее ощущал собственное поражение. Удар по самолюбию. Те-Сон выиграл, а он проиграл. Это было … очень неприятно. А потом к ним быстро подошел кто-то и Ракар поднял голову. Это был Лайтман-Фес.
 
Пройдя несколько шагов от палатки профессора, Лайтман вспомнил, что не выполнил своей первой прямой задачи – а именно, принести воду для Ракара. Поэтому, он резко развернулся, добежал до стоянки, не заходя в палатку разыскал еще одну валявшуюся пустую флягу и бегом отправился к колодцу. Когда он снова прибыл к арене, то в первую очередь заметил Ракара и Тенека. Подошел к ним.
- Что … у вас случилось?
- Ничего особенного, - хмуро ответил Ракар, – меня ударили в лицо и я вышел из боя, во избежание нарушения сам знаешь чего.
- Приказ капитана, забрать вас и Тера с поля, потом подумать, как искать Лис, - прошептал Артур, и протянул флягу ромуланцу.
Ромуланец снова взял меч за рукоятку и поднялся, забирая флягу.
- Ну, я уже не на поле… - сказал ромуланец.
– Тер зачем-то подходил к Син перед состязанием, – вспомнил Тенек. – Не исключено, что они с Осэ искали Лис. Но я не знаю, так ли это, и удалось ли ему что-то узнать.
- Ясно, - кивнул Артур Тенеку, - хорошо, я сейчас найду его и выведу, - и землянин быстрым шагом отправился к тому месту, где соревновались лучники, собираясь дойти до той части поля и только там войти в толпу.
Ромуланец посмотрел на выданную ему флягу с сожалением и снова усмехнулся. Не выпить было с повязкой на лице. Он даже рассмеялся.
- Фес сказал мне однажды, ха, как это подходит под текущий момент – видит око, да зуб неймет. Хотите воды, Ане-Лир? – и он протянул флягу вулканцу. – Да, вы так и не видели Лис с тех пор… Вот еще одна проблема.
– Нет, благодарю вас, – вежливо отклонил предложение Тенек и заметил: – В шатре вы смогли бы напиться. И я не стал бы недооценивать наших спутников – они достаточно компетентны, чтобы благополучно добраться до стоянки.
Ракар снова начинал злиться. Было жарко, было отвратительно жарко, и еще эта пытка. Из за которой, в том числе, он не смог вовремя среагировать на удар кулаком. Он мог бы выиграть этот турнир, легко и непринужденно. Ну ладно, не легко, а потрудившись, но он мог бы, потому что ромуланское искусство владения мечом не имеет себе равных. Но он проиграл, и это было отвратительное чувство. Да, Ракар признавал, он не умеет проигрывать. Он привык быть лучшим в своем роде, в своей профессии, в школе Тал Шиар. Проигрыш – это болезненно. Но еще не поздно, еще не поздно придумать что-то еще, что-то виртуозное, что поможет им всем проникнуть в эту горную оседлую страну на этой доварповой планете. Ромуланец махнул мечом, раз, второй раз.
- Я никогда не недооценивал наших спутников. Они все профессионалы. Но я должен дождаться Ане-Дею, она – моя госпожа, я на нее работаю. Я не могу уйти без нее. Вы тоже, судя по всему теперь – на нее работаете. Вы мой врач. И еще у нас есть проблема – неизвестно местонахождение Лис. Я верю, что Лис справится. Но нужно знать где она. Кроме того – мне нужно вернуть все свое оружие. И вот еще – я не уйду отсюда без Ане-Деи, и без ее служанки. Телохранители не покидают своих охраняемых ради глотка воды. И вообще. Она там в толпе, сейчас, сделала все, чтобы защитить мой уход. Ради нашей общей всей цели. И теперь, мы будем ждать ее. Мы будем ждать.
– Как скажете, – смиренно согласился Тенек. Аргумент про легенду, которая их объединяла, был, пожалуй, действительно весомым, всё же остальное были чистейшие эмоции. Но поскольку вернуться на стоянку или ждать здесь не было таким уж принципиальным вопросом, вулканец возражать не стал. Он только добавил: – Не хотелось бы с ними разминуться, если толпа их оттеснит, и они выйдут слишком далеко, чтобы нас увидеть.
- Не надо недооценивать Ане-Дею, - сказал Ракар, поправляя уздечку Аристотеля, а потом снова присел, вытянув ноги, в тени лежащего  большого ящера, - она увидит все, что нужно. Я в ней уверен.
А потом Ракар привалился в большому чешуйчатому боку своего ящера, и прикрыл глаза, прижав руку к перевязанному рту, темной повязке, которая хорошо маскировала зеленую кровь, сочащуюся изо рта.
- Ане-Лир, я просто немного тут полежу в тени, пока их нет, вы уж простите меня, меня сегодня долго жарили на сковородке.
___________
С Тенеком
23  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 09 2018, 17:01:36
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Ракар снова был в соревновании.
-У меня такой же знак! - раздался бас в ответ на призыв распорядителя, все еще держащего руку Ракара.
К ним направлялся его новый противник - этот кальдонианец коренастым телосложением был похож на первого, но был моложе. Его волосы агрессивно торчали во все стороны, смазанные каким-то жиром, в одну из прядей было вплетено маленькое металлическое украшение, звенящее при каждом его шаге. Висок и переносицу кальдонианца украшали шрамы - было видно, что подобные битвы для него не в новинку. Его одежда издалека выглядела дорогой, но чем ближе он приближался, тем заметнее наблюдателю становились заплатки, штопки, вылезшие нитки и осыпающаяся вышивка, да и сидел кафтан на нем так, будто был снят с чужого плеча.
Ракар его услышал, своего противника. Но все ещё смотрел на товарищей. На профессора в состоянии лёгкого ступора, на Иламу Толан, стоящую с ней рядом. Она не зря там стояла. Координатор позаботится о профессоре. Координатор обладает недюжинной силой духа. На Делас, отрешённо глядящую куда то на арену, сжимающую в руках платок. Мельком глянул на Квинтилию и больше не мешкал. Он будто кожей чувствовал приближение противника и обернулся к нему. Вот, ещё один у которого он, ромуланец, чужак, должен будет отнять заслуженную победу ради цели проникнуть в Ни’Хан. Поражение нельзя рассматривать как вероятность. Поражение приведет к краху. Всего. Где же, ради элементов, находится Тэйра? Ее он после ухода из шатра Син ещё не видел.
Все, больше ничего не должно пока отвлекать. Этот бой будет сложнее. Тут уже отобраны победители предыдущего раунда. И этот лохматый кальдонианец прямиком шел на него, и соответственно на зрителей. Ракар вывернул свою руку из руки распорядителя, проглотил пережеванные листья, коротко поклонился надвигающемуся противнику, быстро указал ему мечом вглубь арены, и принялся уходить от него по эллиптической траектории, не выпуская противника из вида. Осторожнее, надо быть осторожнее, он уже не падает, но все ещё не в полной силе.
-Можете начинать! - объявил распорядитель и отскочил в сторону.
Противник Ракара сразу же перешел в наступление - перехватив рукоять своей сабли обеими руками и выставив лезвие вперед, он побежал на соперника, метя острым концом ему в плечо. Песок разлетался в стороны из-под сапог бойца, а в его горле рождался крик - кажется, он решил деморализовать противника напором и покончить с ним одним ударом.
“Клингон, как есть клингон…” - подумал Ракар, и даже чуть усмехнулся этому своему возникшему сравнению. Наверное, при других обстоятельствах он мог бы начать кричать “смерть патакам ромуланцам”. Однако лёгкая улыбка тут же сошла с лица Ракара, не время для высокомерия и усмешек. Время сосредоточиться. Где-то тут рядом этот сын Те-Сона, и Ракар теоретически ждал от него подставы, что-то типа случайного ножа в бок, это нельзя было исключать. А пока он сосредоточился на звоне этого колокольчика в волосах противника. Ромуланец затормозил  и подождал, пока тот добежит с вытянутым мечом, а затем резко ушел в сторону по его правую руку, и ударил по выставленному вперёд мечу противника, отводя его от себя , и продолжением этого своего движения пытаясь полоснуть его по руке, держащей меч.
Кальдонианец успел отвести свои руки в сторону и вверх, и мечи противников скрестились у них над головами. Удар был настолько сильный, что каблуки сапог Ракара заскользили назад по песку. Казалось, еще немного, и от оружия полетят искры. Ракар увидел гримасу на лице своего противника.
Удар был сокрушающим, Ракар буквально ехал назад, и держать этот удар ему было невероятно сложно. Он чувствовал, что противника ему не пересилить. Еще утром – он бы мог, но после пытки жарой – это был больше не его профиль. Некогда было думать, что делать и он отдался на волю рефлексов. Глядя противнику прямо в глаза, он сначала попытался сделать вид, что собирается докончить дело силовым противостоянием, а потом резко опустил меч, уходя в бок, и на излете пытаясь резануть правую ногу ворты по щиколотке, а потом крутнулся, отпрыгивая от противника, увеличивая дистанцию. Быстро, очень быстро. Ловкость против силы. И неважно, что так тяжело.
Меч Ракара чиркнул по сапогу противника, но не нанес ему вреда. Соперники снова разошлись, и противник Ракара начал обходить его по дуге - нагло ухмыляясь ему в глаза и поигрывая саблей, перекидывая ее из одной руки в другую. Но прото-ворте это скоро надоело, его тактикой не было постоянно кружить, как делал предыдущий противник Ракара. Через пару минут он снова взялся за рукоять сабли обеими руками, поднял ее повыше и бросился вперед.
“Ну, ты сам напросился”, - подумал Ракар, отдышавшись на короткой передышке. А потом внезапно ему подумалось, что заточенное только с одной стороны оружие – это тоже преимущество. А еще – высоко поднимать меч – это тактическая ошибка. Ракар тоже бросился вперед, и на миллисекунду показалось, что они сейчас сшибутся в кровавое месиво, но Ракар перехватил свой клинок обратным хватом, пригнулся, поднырнул под меч ворты, полоснул того поперек живота, искренне надеясь, что у того есть в том месте ребра, и резко ушел в бок, упав на землю и перекатившись подальше.
Ракар прокатился по песку и оглянулся на своего противника. Тот по инерции пробежал вперед, а затем удивленно затормозил, не встретив препятствия. Затем не менее удивленно он перевел взгляд на свою грудь - кафтан был разрезан, и из-под него виднелась белая рубашка. Нижняя ткань тоже была разрезана и ее края постепенно начинали окрашиваться пурпурным. Противник Ракара явно не понимал, как так получилось.
-Кровь! Кровь! - закричали из толпы зрителей.
Кальдонианец-распорядитель поспешил к Ракару.
Ракар почувствовал во время удара, что его меч встретил не ребра противника. Прото-ворта был сбитым плотно, на его животе были мышцы, но кажется… кажется ребра не защищали то место, которое обычно защищают у ромуланцев, там где ромуланское сердце. Он хоть и старался ударить не сильно, но все равно стало страшно. Уже катясь по песку арены, Ракар ощутил как цепенеет от ужаса. Кальдонианец не враг ему. И эти возбужденные крики зрителей – "кровь, кровь", начали резко его нервировать и категорически выводить из себя. Им же нравится это… этим зрителям. Зачем он полез в это соревнование? В голове пронеслись слова Квинтилии, сначала – "варварство", еще тогда на тренировке, потом "значит, так можно", когда один из воинов покинул поле боя. Пожалуйста, элементы, только не это. Только не распоротый живот, только бы все можно было зашить и починить. Замерев на мгновение на песке, и осознав, что противник к нему не бежит, ромуланец сначала поднялся на колени, затем во весь рост, пристально глядя в спину своего противника, который так и продолжал идти туда, вперед. А потом Ракар бросил меч на песок и бросился к своему противнику.
- Ане…, ложись на землю, быстро, на спину, - крикнул Ракар, подбегая к нему.
Противник Ракара развернулся. Стало видно, что разрез идет по его груди.
-Урод! Я собирался победить! - пробасил мужчина, а затем размахнулся и ударил ромуланца кулаком в лицо.
-Поединок окончен! - распорядитель турнира повис на второй руке противника Ракара, не давая ему пустить в ход оружие.
К удару в лицо Ракар не был готов. Он не успел ни увернуться, ни закрыться. И не устоял на ногах, повалившись спиной на песок. Мысли исчезли, страх за противника исчез, только море разноцветных звезд, в основном белых, целое звездное скопление мельтешило у него перед глазами. Так продолжалось секунды две, пока не вернулось осознание происходящего.
Ракар хорошо знал, что бывает после таких ударов в лицо. У него были хорошие тренеры в школе Тал Шиар. И именно поэтому, вопреки всему, он сначала повернулся на живот, а потом, не обращая внимание на головокружение, встал. Прикрывая лицо правой ладонью. Никто… никто здесь не должен был видеть цвета его крови, на случай если нос разбит. Противнику можно было ответить, но он предпочел промолчать.
-Довольно, довольно! - распорядитель тянул и пинал бывшего противника Ракара к границе площадки.
Ракар чувствовал, как во рту собирается кровь, а плюнуть на песок было нельзя. Далее, не мешкая, и не дожидаясь продолжения действия, он повернулся и пошел обратно за своим мечом, продолжая прикрывать лицо рукой. Дошел, наклонился, поднял меч свободной левой. Звезды, белые звезды закрывали половину обозрения, но он постарался найти взглядом его команду, стоящую в первом ряду и пошел к ним.
________________
с кальдонианцами
24  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 03 09 2018, 09:03:20
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Ракар взял листья, протянутые Тенеком, и коротко кивнул вулканцу в образе кальдонианского старика. Быстро оглядев поле боя, ромуланец попытался пересчитать оставшихся воинов. Не осталось большого кузнеца, могущего похвастаться немалой силой, зато остался сын военачальника Те-Сона. Кто ему достанется теперь? И… как его товарищи отреагируют на его новый выход на арену? Ракар знал, что они против, Ракар знал, что они волнуются за общее дело, и за него. Но он считал, что нет выбора, и нельзя уходить. И поэтому потянулся за жребием к мешку распорядителя.
На этот раз ему достался черный камень с нарисованной белой краской каплей. Распорядитель соревнования взял Ракара за руку и потянул ее вверх.
-У кого такой же знак? - закричал он, обращаясь к воинам, оставшимся соревноваться.
Несколько кальдонианцев, в том числе и сын Те-Сона, двинулись на крик, пытаясь разглядеть метку в руке у ромуланца. Приблизившись, сын военного советника вскоре отошел с разочарованным вздохом.
-Зачем вы его отпустили? - простонала землянка-профессор, глядя на “куртизанку”, - Вы должны уйти, это слишком опасно.

Тенек как раз закончил перевязку.
– Уже всё. Рана заживёт быстро; более серьёзен удар по голове, но я верю в ваше благоразумие и в благоразумие вашей супруги. Больше не буду вас задерживать.
На тревожные слова профессора он, казалось, не отреагировал, но на самом деле отметил их.

Ракар высоко, на вытянутой руке, поднимал камень с нарисованной белой каплей, и скользил взглядом по воинам, подходящим ближе. Нет, не тот, не этот высокородный, бросавшийся под ноги Делас. Наверное, это хорошо. А может и не очень. Но тогда кто будет его противником? А потом Ракар услышал стон профессора. И оттенки ее голоса привели его к пониманию, что с профессором что-то не то. Профессор в панике. И еще это – "вы должны уйти"… Ромуланец сунул в рот выданные ему Тенеком листья, и встревожено оглянулся назад. Он посмотрел на Делас, на Иламу Толан, на профессора.
- Все будет нормально, - с расстановкой прошипел Ракар, практически сжатыми губами.

- Я пыталась. Он бы все равно меня не послушал, - проговорила Делас в ответ Закарии, рассеянным взглядом глядя в пустую точку на арене. Уходить она, конечно, даже не думала, и последнюю фразу профессора будто и вовсе не услышала. В кулаке она крепко сжимала платок, которым только что отирала пот и воду с лица ромуланца. 

Первый противник Ракара скупо поблагодарил Тенека, поднялся на ноги, потрогал повязку и направился к задним рядам зрителей, прочь от площадки соревнования.

- Как вы думаете, зачем он это делает?.. - задумчиво пробормотала Делас себе под нос, ни к кому конкретно не обращаясь. - Что он хочет доказать и кому? - ее взгляд будто случайно остановился на Квинтилии.

Отпустив пациента, Тенек машинально поискал взглядом человека, пострадавшего в поединке с Те-Соном, но тот уже куда-то исчез. Вулканец не был уверен, что именно произошло в финале поединка – в это время он пытался привлечь внимание Ракара, и не отвлекался на другие события, да и находился тогда слишком далеко, чтобы точно определить случившееся. Ясно было, что Те-Сон нанёс противнику удар в лицо, но был ли это мастерский удар кулаком или ранящий удар зажатым в кулаке предметом, Тенек сказать не мог. Значило ли отсутствие проигравшего, что он не особенно пострадал и ушёл сам? Или, наоборот, рана была тяжёлой и друзья поспешили оказать ему помощь? Тенек предпочёл бы знать ответ на этот вопрос.
От мыслей на эту тему его отвлекли негромкие слова Делас, и на них он уже ответил вслух.
– Я понимаю, – сказал стажёр, обернувшись к ромуланке, – У каждого из нас есть две задачи, которые трудно и необходимо совместить. Мы должны соблюсти закон и в то же время не потерять самих себя. Сейчас Ане-Рэй делает именно это.
- Дерётся с местными? Да уж, без этого было никак, - фыркнула Делас, для которой слова Тенека прозвучали слишком абстрактно и неконкретно.
- А где Фес? - прервала эти рассуждения Илама Толан. Она несколько раз огляделась, но даже с высоты своего роста не смогла найти в толпе Лайтмана. - Он уже давно должен был вернуться с водой. Только не говорите, что теперь и он потерялся! - предупреждающе произнесла координатор.
-Потому что никого нельзя было отпускать одного, - проговорила профессор Закария, - Должно произойти несчастье, чтобы вы это поняли?
Тенек снова подумал, что поведение профессора не укладывается у него в голове: ещё вчера она гнала ящеров и была готова тащить с собой участников проекта в самый Ни-Хан, а теперь боялась даже оставить их одних в толпе. Выглядело это так, словно вчера она была одурманена, а сегодня не неё обрушилось отрезвение. Тем не менее указывать на это было опять неуместно. Возможно, он расспросит её позже. К тому же отсутствие Артура не нравилось и ему самому, но совсем по другой причине: вулканец собирался попросить Лайтмана пойти к Самрите, пока сам Тенек находится поближе к состязанию мечников и Ракару.
Стажёр высунулся из толпы, чтобы посмотреть, как дела у Самриты, и констатировал:
– Осэ тоже нет. Возможно их обоих отвлекло какое-нибудь событие в том секторе поля?
-Кажется, с Осэ был Тер? - напомнила Квинтилия, - Она не должна быть одна… кажется.
-Как я могу отвечать за вас, если вы разбегаетесь в стороны и даже сами не знаете, где кто находится? - простонала профессор, - Прекращайте это, - обратилась она к координатору проекта, - Соберите группу и приготовьтесь возвращаться домой. Это зашло слишком далеко, это уже не практика, вы не нужны мне здесь.
- Нет, Тер все еще на поле, - ответила Делас Квинтилии, переведя внимание с бойцов на лучников.
-Я так считала с самого начала, но вам же зачем-то понадобилось тащить мою группу сюда, - обманчиво спокойно проговорила кардассианка. - Но кто в чем виноват мы можем обсудить потом, в более спокойной обстановке.
Она вытянула шею, выглядывая Самриту.
-Осэ тоже нет, - подтвердила Толан. - Но она не из тех, кто будет подвергать себя опасности. Я соберу всех, когда Ане-Рэй закончит с этим сражением, больше ему там нечего делать. Но мы все еще не видели Лис. Вы же не предлагаете нам уходить без нее? - она внимательно посмотрела на Закарию.
-Я найду ее после, - возразила Закария, - То, что вы все находитесь в опасности, никак ей не поможет.
Зрители вокруг зашумели, показывая на поле - кажется, кто-то победил.
______________
с Делас, Квинтилией, профессором, Иламой Толан, Тенеком, и кальдонианцами
25  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 08 2018, 09:43:56
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

“Кто такая Ане-Дея?” - послышались шепоты за спиной кадетов, стоящих в первом ряду возле периметра арены, - “Та бесстыдная женщина, которая прибыли вчера? Посвящать победу ей, а не кому-то из Син? Фу, как неприлично! Какой скандал!”
Делас, наконец высвободив несчастное письмо из пальцев профессора, еле заметно склонила голову в знак признательности. Она и так уже догадывалась, кому посвящена эта победа, и теперь пыталась решить для себя, как реагировать: то ли радоваться такому посвящению, то ли оскорбляться не слишком-то изящной победе. Поэтому пока она решила просто улыбнуться.
Те-Яно не спешил возвращать веер, а заткнул его за свой пояс. Наверное, это было и к лучшему, потому что вещь была испачкана пурпурной кровью.
“Куртизанка” заметила, что Ракар направляется в ее сторону, а за ним почему-то идет его побежденный противник.
Делас чуть подалась вперед, пытаясь получше рассмотреть Ракара и понять, нужна ли ему сейчас помощь. Если нет, то зачем он идет к ним? А если да, то что она должна будет сделать?..
Ракар смотрел на Квинтилию, она была его ориентиром и его направлением в этом жарком разноцветном мареве. Кровь, наконец, Ракар узнал, какого цвета кровь у прото-ворт, увидел. За ним шел кальдонианец, который его просветил в этом вопросе. Наконец, когда ромуланец дошел до ограждения, он заметил и остальных, Иламу Толан, профессора, Артура. Профессор нашлась, но выглядела как-то странно. Не уверенно. Ромуланец перевел взгляд на Делас, показал на кальдонианца, следующего за ним.
- Я обещал ему, что ему помогут с раной, бесплатно. Случайно получилось, что я так сильно его ранил, парень крепко держит меч, это не всегда хорошо. Где там этот Ане-Лир? - Ракар вздохнул и упер свой меч в землю.
-Почему ты называешь меня парнем? - проговорил кальдонианец, выпрямляясь, - Я старше тебя. То, что ты победил, еще не значит, что можно оказывать неуважение дальше. Где там твой бесплатный лекарь?
Только когда Ракар подошел ближе, Делас поняла, что смотрит он вовсе не на нее. Она впилась ногтями в ладони, только чтобы не думать сейчас об этом - совершенно ненужные и глупые мысли, которые она готова была вытеснять чем угодно. Пусть хотя бы вниманием этого нецивилизованного, но вполне симпатичного юного кальдонианца… Она мельком взглянула на Ракара: не ранен, на ногах держится, выглядит плохо. Потом на его спутника: зачем он его вообще притащил?!
- Рана неглубокая, - заметила Делас, бросив на кальдонианца быстрый, но внимательный взгляд. Обращалась она в основном к Ракару. - Я не знаю, где Ане-Лир, он ушел и не вернулся. А вот тебе нужен перерыв.
Ракар хотел было уже опуститься на землю в этих первых рядах, и если не растянуться на ней, то хотя бы сесть, но кальдонианец выразил недовольство, вполне закономерное. Ракар обернулся к нему.
- Простите… не узнал вашего имени, все перемешалось, от этой жары. Конечно, вы старше. Никакого неуважения. Лекарь… он сейчас идет оттуда, сейчас подойдет, - Ракар показал рукой направление, откуда слышался голос Тенека. А потом посмотрел на Делас.
- Да, да… - ромуланец шагнул за ограждение, - но кровь хлещет. Ее нужно остановить. Мы должны помочь этому благородному господину, потому что я его ранил слишком сильно. И я обещал ему помочь. И … - ромуланец протянул левую руку, рука дрогнула, и почти ухватился за Делас, - дайте воды.
- У меня… нет, - голос Делас дрогнул, и она обернулась к остальным.
Толан тоже покачала головой. Она выступила вперед, и вместе с Делас подхватила Ракара: одна ромуланка бы не справилась.
- Сядь здесь и посиди в тени, - тихо проговорила Делас. Она достала из сумки маленький вышитый платочек и промокнула им лоб Ракара. Наклонившись к нему, она шепнула: - Пожалуйста, заканчивай это. Этот бой был легким, но тебя могут ранить. Или ты - не рассчитать силу.
Тем временем Толан обернулась к Артуру:
- Вы можете быстро достать воды? Купить или сбегать к колодцу?
Артур быстро кивнул Иламе Толан:
- Да, сейчас, - и начал с еще большим рвением чем до того, рьяно протискиваться сквозь толпу к выходу. Его фляга, с которой Делас и Квинтилия ходили к Ракару, была уже снова при нем.
 
Ракар, опираясь большинством своего веса на Иламу Толан, слышал, как дрожит голос Делас. И он вспомнил, как они с Квинтилией принесли ему рубашку, и какой ценой удалось пройти сквозь охрану. И как Делас сказала, что вся группа пытается сделать. Ракар сел на землю и закрыл руками голову. И когда он сел, над головой образовалась тень. Тень, которую он так мало видел за сегодняшний день. Делас просила его, она так просила, что его решимость слегка дрогнула. Стоило ли оно вот это все, всех этих переживаний его друзей? И Делас, и координатора, и почему то молчащего до сих пор профессора. И что будет, если он откажется, сдастся, они не попадут в Ни'Хан, разве они будут его уважать за эту его слабость и предательство?
Ракар поднял голову и посмотрел на Делас, и смотрел так несколько секунд, и в его глазах было странное выражение, будто он боролся сам с собой.
- Спасибо вам, моя госпожа, - прошептал Ракар, а потом принялся быстро и коротко рассказывать, что произошло с ним после выхода из шатра Син, - таким образом – Те-Сон и его сын могут помешать нам всем пройти туда, куда мы направляемся. И нужно завоевать расположение Син, любой ценой. Я должен провести хотя бы еще один бой. Если вы приведете меня в порядок, я справлюсь.
Стоящий рядом раненый кальдонианец, конечно же, все это слышал.
___________________
Делас, Квинтилия, Тенек, профессор, Илама Толан, кальдонианцы и Ракар
26  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 08 2018, 09:42:39
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Делас вместе с Квинтилией пробралась вперед и заняла удобное место в первом ряду - иначе ей бы пришлось постоянно вставать на цыпочки и подпрыгивать, чтобы разглядеть хоть что-то. Чуть позади них стояли Артур, Илама Толан и Сорайя Закария. Ромуланка внимательно оглядела поле, и ее взгляд наткнулся на молодого кальдонианца, который сегодня утром вел себя так глупо… и так мило. Никто никогда с ней так себя не вел. Где-то в ее сумочке лежало послание, которое она так и не смогла расшифровать, и Делас задумалась, уж не от него ли оно было. По крайней мере, рисунок был весьма хорош…
Бои начались.
-Какое варварство… - прошептала Квинтилия.
- Не бойся, - губы Делас еле двигались, а все лицо, казалось, застыло. Дорогая ткань юбки опасно затрещала в ее сжатых пальцах.
- Не более варварство, чем сожжение на костре, или целая доминионская война, с участием всего сопутствующего оборудования, - прошептал в ответ Артур, - смерть везде едина, только разный уровень технологий.
Звон стали о сталь пока был редкий - противники только присматривались друг к другу. Неожиданно, одна из пар распалась, и один из воинов быстро побежал через всю площадку - прямо к Делас. Она узнала того молодого кальдонианца, который кидался ей под ноги под веселый смех его друзей. Соперник юноши - гораздо более взрослый и грузный - остался позади, он потрясал кулаком и выкрикивал “Вернись сейчас же и бейся, Те-Яно! Уже убегаешь?! Трус!”
Кальдонианец затормозил перед ограждением периметра арены перед Делас, обдав подол ее юбки дождем песка и пыли.
-Госпожа, позвольте ваш веер?
Делас слегка вздрогнула, но скорее от удивления, чем от неожиданности. Почему-то этот юноша совсем ее не пугал, хотя, наверное, ей стоило бы быть хоть немного осмотрительнее. Но, будь она хоть немного осмотрительнее, стала бы она брать роль куртизанки?
- Веер? - переспросила девушка, отряхиваясь. Она полезла в сумочку, и, когда доставала веер, на землю упал тот самый рисунок, по которому ее опознал мальчик на оживленной улице. Делас быстро за ним наклонилась.
-Я вижу, вы храните мой рисунок, - заметил Те-Яно, улыбаясь. Но поскольку он был вортой, хотя и прото-, улыбка все же получилась довольно хитрой и себе на уме.
-Этот бой я тоже хочу посвятить вам.
-Те-Яно, гаденыш, за бабской юбкой решил спрятаться? - через поле боя уже шествовал противник молодого кальдонианца, с которым он так и не успел скрестить меч.
Ромуланка смущенно подобрала рисунок и протянула кальдонианцу веер. В конце концов, почему бы не быть кому-нибудь - пусть и в Гамма-квадранте, - кто будет за нее драться?
- Тогда желаю вам победить, Те-Яно, - искренне проговорила Делас. Ракару она желала не пострадать и не выдать себя, так что, формально, она имела права желать победы кому-то другому.
-Благодарю! - кальдонианец поклонился, принимая веер, а затем быстро обернулся на преследующего его противника и сделал несколько быстрых шагов в сторону, уводя его от траектории встречи с ромуланкой. Грузный кальдонианец был довольно зол ситуацией, вынудившей его преследовать оппонента по всему полю, и не хватало только, чтобы зрители из-за этого пострадали тоже!
-Мне незачем прятаться, - объявил Те-Яно, - Потому что я смогу одолеть тебя даже без оружия, которым ты так гордишься, кузнец Ане-Оли!
Он отцепил от пояса меч и широким жестом отшвырнул его в сторону. Это еще сильнее разозлило противника, и он бросился вперед, слегка рыча сквозь стиснутые зубы. Те-Яно увернулся, сделав всего два экономных шага в сторону, и, оказавшись за спиной у пролетевшего по инерции вперед противника, хлестнул его веером ромуланки пониже спины.
- Хи-хи, - не удержала смешка Делас, которая одним глазом пыталась следить за Ракаром, другим же - ну как тут удержаться! - поглядывала на Те-Яно. - Извините… - пробормотала она своим спутникам, быстро опустив ресницы. Илама Толан за ее спиной тихонько кашлянула, от чего Делас могло бы стать совестно, не будь она Делас.
- Ловкий этот Те-Яно, - прокомментировал Артур, наблюдавший все это действие. – А что там на рисунке, Ане-Дея?
- Так… просто… - замялась ромуланка и тут же выпалила: - Мой портрет. Портрет Ане-Деи. А еще - его письмо, которое я не могу прочесть. О, смотрите, Ане-Рэй победил! - указала она пальцем в сторону Ракара, точно пытаясь отвести от себя внимания. - Пока он хорошо держится.
Артур мельком взглянул на Ракара, который пока все еще не подставил под угрозу Первую Директиву. Лайтман понимал, что рано или поздно это произойдет. И он пока никак не мог на это повлиять, ожидая этого бедствия как извержения вулкана. А потом кадет снова посмотрел на Делас и улыбнулся.
- Покажи, - прошептал Артур, - письмо, - и покосился на профессора, которую явно надо было чем-то занять и отвлечь от ее панических мыслей.
- Не думаю, что сейчас подходящий момент… - начала было Делас, но потом быстро передумала и достала из сумочки тонкую кожу, сложенную на манер письма. Покрутив ее в руке, она обернулась к профессору и протянула послание ей: - Пожалуйста, мне очень нужно знать, что там. Рэю пока ничего не угрожает…
-Это только первый бой, - проговорила Закария, механически беря письмо и нервно комкая его в руке.
Тем временем крики с поля оповестили о том, что в своей схватке победил кто-то еще. Это был богатый молодой аристократ, положивший глаз на Делас - попрыгав немного вокруг кузнеца, бестолково запаздывающе тыкающего мечом во все стороны, он завершил схватку, воткнув рукоять веера противнику в глаз.
Делас попыталась аккуратно высвободить столь важное ей письмо из пальцев профессора и обернулась только услышав какое-то оживление со стороны арены и объявление нового победителя. Противник Те-Яно был жестоко повержен веером Делас, и ромуланка про себя подумала, что самой бы ей не пришло в голову такое его использование. И что теперь ее веер будет в крови, а бедняге, с которым сражался ее поклонник, явно не повезло. Но таковы были правила этого мира… От этих мыслей ее отвлек голос Ракара, посвятившего победу Син. Но Делас больше интересовали не слова, а то, как он выглядел…
-Ему нужен перерыв, иначе он сейчас упадет в обморок, - шепнула она своим спутникам. - Или хотя бы еще вода. У кого-нибудь осталась?
Артур, тоже следивший краем глаза за битвой кузнеца и молодого Те, нахмурился, но ничего не сказал.
- У меня была одна фляга, больше нет, - сказал он, неуверенно оглянувшись на Иламу Толан и профессора.
-Я посвящаю свою победу прекрасной, как цветок ириса в горах, Ане-Дее! - объявил тем временем Те-Яно.
_______________
Делас, Квинтилия, профессор, Илама Толан, кадеты, кальдонианцы
27  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 08 2018, 17:05:23
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Противник Ракара снова отступил, очень вовремя, на этот раз ромуланец не дотянулся до него. Возможно, этот взрослый опытный кальдонианец видел состояние противника и старался вымотать его еще больше тактикой обороны, чтобы в конце, когда у Ракара не останется сил, перейти в нападение.
"Неплохо", подумал Ракар. Однако же, так можно долго кружить. И у него не хватит на все это сил. Досадно было, за то, что с ним сделали. Ромуланец дышал тяжело, замер на пару мгновений следя за противником, набрал воздуха в грудь и выдохнул, а затем стремительно рванулся вперед, подставляя меч под меч противника, защищаясь. А затем крутнулся, и в полуобороте изо всех сил, схватив ее двумя руками, ткнул в плечо противника рукояткой меча.
Противник Ракара подался назад с глухим тяжелым выдохом, но меч в руке удержал.
И тогда Ракар, не теряя силы инерции, пнул его по ноге, выбивая опору, и отпустив меч левой рукой, пихнул ладонью в корпус, валя на землю.
Зрители закричали громче.
Противник Ракара упал на одно колено и выставил меч над головой, защищаясь от удара.
Кончать, это надо было кончать немедленно. Ни за что не потеряв силу инерции, пока не кончились стремительно убывающие силы, и пока еще хватало дыхания. Следуя за противником, Ракар снова перехватил рукоятку обеими руками, крутнул меч снизу вверх так, что взвизгнул горячий воздух арены, и ударил по мечу противника ближе к рукояти. Ударил так, чтобы не полоснуть противника, а только лишь выбить его оружие. Надежно выбить. И подаваясь вместе с мечом вперед, повалился прямо на прото-ворту, успев еще отпустить левую руку и ударить того раскрытой ладонью прямо по уху.
Выбить меч не удалось, и Ракар повалился на два скрещенных меча - свой и противника. Собственное оружие кальдонианца попало ему же в лицо - незаточенная кромка вдавилась в лоб, а лезвие прошлось поперек носа и щеки, оставляя длинную рану.
-Первая кровь, первая кровь! - прокричал прото-ворта-распорядитель, бросившись на четвереньки неподалеку от схватившихся и опустив голову к земле, чтобы лучше рассмотреть, что происходит, - Можете расходиться! - он хлопнул ладонью, вздымая клуб пыли.
- Фвад! – не сдержавшись выругался Ракар по-ромулански, тут же вставая с противника, убирая от него свой меч, и все еще стоя над ним почти на четвереньках, попытался отнять от лица противника его меч. – Извини, парень, я не так планировал.
И полностью игнорируя арбитра, колотящего ладонью по земле, продолжил:
- Пойдем, у меня есть знакомый доктор где-то тут, он поможет тебе бесплатно, ты здорово бился.
Противник Ракара отмахнулся от помощи и, перевалившись на правый бок, начал тяжело вставать, капая кровью на землю.
-Как твое имя? - арбитр подскочил к победителю.
- Я - Ане-Рей, - быстро сказал Ракар, поднявшись, глянув на арбитра, и снова повернувшись к своему противнику. В ромуланце все еще кипел адреналин, который придавал сил. Ракар подал пытающемуся встать прото-ворте руку.
- Я помогу, не отказывайся. Как тебя зовут?
Арбитр перехватил руку Ракара и потянул ее вверх.
-Победил Ане-Рэй! Хочешь что-нибудь сказать? Кому ты посвящаешь эту победу?
Когда арбитр поднял его руку вверх, Ракар пошатнулся. Перед глазами поплыло. И он подумал, как это будет выглядеть… как это услышится там, среди зрителей, если он сейчас громко скажет слова по-ромулански. Сработает ли универсальный переводчик на такое расстояние? Кажется, он уже думал об этом. Целую вечность назад. А безжалостное солнце било ему прямо в глаза, расплываясь красным пятном. Традиции, местные традиции, надо адаптироваться на ходу.
- Син, - проговорил Ракар не громко, а затем громче: – Я посвящаю эту победу Син, Син-Лин и Син-Баэ, я бьюсь ради их процветания и величия.
И прищурившись, Ракар принялся искать взглядом среди зрителей Квинтилию и Делас. И еще Тенека, но за Тенека его взгляд пока не цеплялся, а одежду Делас он опознал.
Арбитр отпустил руку Ракара, и убежал - кажется, в это же время победил кто-то еще. И кажется, этот кто-то объявил имя Ане-Дея.
Ане-Дея … Ракар это услышал. Это был тот самый, что бежал через все поле. Наверняка он и есть сын Те-Сона. Сильный противник. Конечно, он не был на той сковородке, хотя … он точно вчера пил. Но, видимо, ему ничего не сделалось от этого.
Ракар не знал, что сейчас предпримут солдаты Те-Сона, но пока еще ничего не предприняли, можно было рискнуть.
- Парень, иди за мной, тебе правда помогут бесплатно, - произнес ромуланец, крепко сжал в правой руке рукоятку меча и медленно пошел к тому ограждению арены, где стояли Квинтилия и Делас.
Проигравший промокнул лицо рукавом и пошел за Ракаром.
_____________
с кальдонианцами
28  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 08 2018, 17:04:41
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Наконец, из-под навеса для Син и их приближенных сигнализировали о начале состязаний. К охранникам Ракара подбежал запыхавшийся кальдонианец и шепнул им пару слов. Стражник, получивший браслет от Делас, кивнул, затем развернулся в сторону Ракара и сделал движение своей алебардой в сторону открытого поля для схваток:
- Выходи.
Подбежавший кальдонианец протянул длинный меч со слегка изогнутым односторонним клинком. По узору плетения на рукояти Ракар узнал свой меч, который получил от профессора Закарии на федеральной базе несколько дней назад.
Вот оно и началось. Ракар ещё ни разу не дрался в таком состоянии, в таком плохом состоянии. Говорят, что все бывает в первый раз.
Меч вернули один. Жаль, что он не с обоих ребер заточен, но и это тоже можно считать преимуществом. Плетеная рукоятка легла в руку и ромуланец шагнул на арену. Шагнул не твердо, но сразу выпрямился. Он не доставит удовольствия Те-Сону наблюдать его слабость.
Тактика и приемы мечевого боя у местных здесь наверняка совершенно другие, не как у ромуланцев. Это одновременно преимущество и недостаток. Надо понять, сначала надо понять в чем уязвимость их обороны. Внезапно Ракар подумал, что выиграть будет неправильно. Они чужаки здесь, и в некотором роде - его победа несправедливо отнимет заслуженную победу у кого-то из местных. Ему хотелось лишь проучить Те-Сона, преподать урок этому королевскому интригану, и сделать так, чтобы его бой обеспечил их группе кадетов, координатора и профессора - вход в Ни’Хан. Но нельзя отнять победу у какого-то местного героя, который ее заслуживает по праву, и не виноват в том, что сюда прибыла группа инопланетян, на множество порядков более развитая. И нельзя было допустить ранения. Как это все сделать? Не стоит пока решать эту проблему, проблемы нужно решать по мере поступления. События разовьются сами, и время покажет. Ракар скользнул взглядом по зрителям. Делас стояла в первом ряду, и ее лицо было отнюдь не радостным, Квинтилия стояла рядом. Не было видно Тенека. И нигде не было видно Тэйру. Когда его взгляд дошел до принцесс, он увидел там М’Коту, разряженного военного советника и тут же прекратил обозревать окрестности. Поудобнее перехватив меч, пошел дальше по арене. Теперь ромуланец оглянулся по сторонам, ожидая противника, который не будет медлить. Будет ли это сразу тот самый сын военного советника, или кто-то еще другой? Ракар чуть пригнулся, озираясь на все 360 градусов, и к горлу подкатила тошнота. Но нет, нет. Они не дождутся его слабости.
Одновременно с Ракаром на площадку выходили и другие кальдонианцы. Их было не так уж много, всего около десятка. Ромуланец заметил юношу, который при всех добивался расположения Ане-Деи, буквально бросаясь ей под ноги - его провожали друзья возле периметра арены. Кальдонианец бросил им на руки свое голубое верхнее, напоминающее халат, одеяние и вышел, помахивая легким мечом, мало чем отличающимся от того, которым был вооружен ромуланец. Остальные вероятные противники Ракару не были знакомы. Но судя по отделке их одежды и мечей людьми они были не самыми бедными.
-Подойдите в центр для жеребьевки! - выкрикнул кальдонианец, который прибежал от навеса объявить о начале и принес Ракару его меч.
Видимо, это был распорядитель или играл подобную роль. Он первым пошел в центр площадки. В его руках был небольшой мешок, который он предлагал по очереди всем желающим участвовать в схватках. Кальдонианцы опускали в мешок руку, что-то доставали и через несколько минут расходились по парам.
На расстоянии уже был слышен свист стрел и стук, с которым они втыкались в соломенные манекены. Соревнования начались.
Ракар увидел мечников, выходящих на арену. И тот парень, из благородных, бросившийся под ноги Делас, который был обруган Ане-Намом. Он, очевидно, был один из тех, кто пил всю эту ночь, перед турниром. И здесь у них нет высокотехнологичных средств, очищающих организм после всего этого. А значит, он ослаблен, хотя и выглядит вполне свежим. Ракар бегло оглядел остальных участников, пытаясь понять по их внешнему виду, походке, технике движений, чего от них ждать в бою. Впрочем, такое наблюдение вне боя много информации не даст. В памяти всплыл тот далекий эпизод на Ромуле, экзамен на пригодность к дальнейшему обучению. Там тоже была арена. Не такая, но что-то в этом было общее.
К жеребьевке Ракар подошел последним. Пока он шел, успел еще раз посмотреть в ту сторону, где стояли Квинтилия и Делас, рядом друг с другом. Ему хотелось их ободрить и успокоить. Но скупая улыбка вышла какой-то кривой, и Ракар больше не смотрел на зрителей.
Как и все остальные, ромуланец сунул руку в мешок, чтобы достать что-то такое, на чем будет обозначение его противника. Или что у них там используется для жеребьевки. Ромуланец вздохнул, понимая, что если там написан текст, то он не сможет его прочитать.
Это был маленький белый камень, на которым черной краской была нарисована спираль.
Сложный момент. Кто его знает, что значит эта спираль… и нельзя медлить, его противник, который точно знает кто его противник – может предпринять нападение сразу же.
Ракар постарался сделать не очень озадаченный вид, повертел в руках камень, и вопросительно посмотрел на кальдонианца с мешком:
- Я не из этих мест… и не умею читать. Не могли бы вы… сказать что здесь написано? – спросил ромуланец.
Кальдонианец с видимым неудовольствием взглянул на Ракара и пробормотал:
-Понаехали… - затем он взял камень ромуланца, - Это просто символ, тебе надо найти кого-то другого с таким же. Впрочем, ты же последний. Вот твой противник!
Распорядитель показал на воина, оставшегося без пары. Это был коренастый кальдинианец более старшего возраста, с морщинами в уголках рта и на лбу, как будто он привык хмуриться. Возле носа у него была большая темная родинка. Его одежда была самой недорогой из всех, кто соревновался, черного и темно-красного цвета.
Несмотря на видимое неудовольствие кальдонианца, его фраза "Понаехали" Ракара развеселила. Ромуланец усмехнулся и чуть не расхохотался. Только сил не было особенно веселиться. Поэтому Ракар просто кивнул. Он прекрасно понимал этого кальдонианца. А еще этот распорядитель пока еще не смотрел на происходящее с той стороны, что вся их экспедиция – тоже скоро понаедет в Ни'Хан.
А потом Ракар посмотрел на воина, чтобы был его противником.
- Благодарю, - шепнул Ракар, и больше уже не смотрел на кальдонианца с мешком. Нет, этот воин с морщинами не мог быть сыном Те-Сона. Кто же мог им быть? Неужели тот, что претендовал на ночь с Делас? Вот тогда их ситуация еще сильнее усложняется.
Ракар быстро поклонился противнику. Этот кивок отозвался легким приступом головокружения, и ромуланец понимал, что сейчас не до красивого боя, не до танца с мечом. Все решить нужно было быстро. Сосредоточившись на атаке, не забывая об обороне. Не то он долго не протянет.
Поклонившись, Ракар шагнул назад, обеими руками схватив рукоятку меча с лезвием направленным в землю. Короткий ритуал приветствия. И что теперь будет дальше?
Противник Ракара тоже коротко ему поклонился. Кальдонианец-распорядитель отступил назад, чтобы не попасть ни под чью руку или меч. Другие пары уже начали схватки, и теперь задача состояла не только в том, чтобы победить одного своего противника, но и в том, чтобы не столкнуться с другими сражающимися.
Противник Ракара опустил меч к земле, и начал обходить ромуланца по широкому кругу, пристально наблюдая за тем, что он предпримет.
Небогатая была на нем одежда. Парень наверняка рассчитывал заработать. Извини, парень, ничего личного, мне просто нужно в Ни'Хан, и всей моей группе во главе с профессором. Грамотно действует. Слева, справа, позади звон мечей. И высокое солнце, но уже не в зените. Ракар не совершал лишних движений, он тоже опустил меч вниз, не слишком крепко удерживая рукоятку, и поворачивался на месте, чтобы быть лицом к противнику, все время. Он не будет нападать первым, или же только тогда, когда солнце будет светить противнику прямо в лицо, а ему в затылок. Вот же незадача, можно ненароком попасть под меч совсем другой пары, а есть еще вероятность того, что они сговорятся, и проткнут не своего противника. Внимательность. Зрители исчезли из поля зрения Ракара, будто и не существовали на свете, и он размеренно поворачивался все время лицом к парню с множеством морщинок на лице, не упуская из вида ни одного его движения, и выражение его глаз.
Так они и продолжали кружить, ни один из них не решался напасть первым.
-Эй, а сражаться вы будете?! - донеслись выкрики зрителей, - Бейтесь уже!
Мужчина сделал короткий обманный выпад, тестируя реакцию противника, но он был слишком далеко, потому что был слишком осторожен, и даже при большом желании его меч на целых две ладони не мог бы достать Ракара.
Наконец, кальдонианец решился, пусть неуверенно, и не достать, Ракар ему поможет. Ромуланец сделал два резких шага чуть вбок и вперед, заходя со стороны, противоположной направлению удара, и движением меча снизу вверх сильно ударил по мечу противника. Потом, пользуясь инерцией на обратном ходе попытался полоснуть противника по руке, в которой тот держал меч. Рука, нога, только режущие скользящие удары, нельзя ни в кого тыкнуть, никого нельзя убить.
Меч Ракара попал в цель, но противник успел отшатнуться, и лезвие лишь прорезала темно-красную ткань рукава. Ни капли крови не выступило, но начало было положено.
Кальдонианец снова ушел в глухую оборону.
Краем глаза Ракар видел, как богатый кальдонианский парень бежал через всю арену, ромуланец не стал следить за ним. Это было бы совершенно непоправимой растратой внимания здесь и сейчас. Когда противник отскочил, Ракар решил перейти в наступление. Нельзя было медлить, ему трудно давалось сейчас все то, что он умел. Шагнув к противнику, сокращая дистанцию, Ракар резко махнул мечом на высоте головы, и опустил вниз, ударом, способным располосовать противника надвое, однако, сдерживая напор, чтобы конец лезвия прошел в сантиметре от тела. Отступать, противник должен был отступать. Ракар тяжело шел на него, с невозмутимым взглядом. И снова в бок, и снова попытка полоснуть теперь по ноге, быстрым выпадом.
Зрители, наблюдавшие за этой схваткой, одобрительно зашумели.
______________
с кальдонианцами
29  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 01 08 2018, 11:21:36
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Ракар вновь поднял голову, глядя теперь на Делас. Он чуть пошире расставил ноги, чтобы стоять устойчиво.
-У нас просто есть приказ, - угрюмо ответил один из прото-ворт.
Второй охранник с жадностью обшаривал взглядом грудь и руки ромуланки.
напишу- Чей приказ? – строго спросила девушка.
-А то сама не знаешь, госпожа, - мужчина оглянулся в сторону трибуны для самых важных гостей, - Военного советника Те-Сона, разумеется.
- Надо же, мне казалось, что я ему понравилась… - протянула Делас и тоже посмотрела в сторону трибуны, выискивая взглядом советника. – Наверное, это какое-то недоразумение, он не стал бы так со мной поступать и унижать через слуг… Я хотела бы с ним поговорить!
Ромуланец набрал в грудь воздуха, он видел, что ни Делас, ни Квинтилия не готовы смириться с тем, что происходит.
- Оставьте, моя госпожа, - негромко произнес Ракар, - потом, когда Син узнают, как их военный советник действует, чтобы ослабить воина, сражающегося за их честь, и в их славу, и не дать ему выглядеть красиво – они примут справедливое решение. А сейчас оставьте, прошу вас.
Ко всему прочему, Ракар начал бояться, что они зайдут слишком далеко в попытке защитить его, и пострадают сами. Зря он ввязался в это дело, оно перестало касаться только его лично, втягивая в него всех его коллег и друзей.
Ракар опустил голову, борясь с новым приступом тошноты.
-Кажется, давление авторитетом не работает, - прошептала трилл из-за спины в ухо Делас, - Попробуй что-нибудь другое, чтобы не идти к Те-Сону, а договориться на месте. Мне кажется, он страшный и жестокий человек.
Делас вздохнула – она слушала одновременно и Ракара, и Квинтилию, и в то же время пыталась принять свое собственное решение.
- Тогда просто скажите, в чем именно заключается ваш приказ? - проговорила она, глядя прямо на охранника.
-Ты начинаешь мне надоедать, - протянул второй из прото-ворт, - У королевских стражников нет времени весь день болтать с гулящей девкой. Думаешь, если нацепила блестящие побрякушки, сразу стала важной госпожой?
Он слегка облизнулся, продолжая рассматривать декольте Делас, затем его взгляд снова прошелся по ее запястьям и вверх, к плечам, и вернулся к груди.
-Думай, думай, думай… - жужжал нервный шепот Квинтилии в ухе “куртизанки”.
Ракар напрягся, услышав "гулящая девка", и закрыл глаза, стараясь дышать размеренно. Делас выбрала эту легенду, он должен соответствовать легенде.
Думать времени не было. Девушка быстро стащила с руки массивный браслет – один из тех, что создавал столько шума при ходьбе и вечно грозился упасть с ее тонкого запястья, - и незаметно вложила его в ладонь охранника. Для этого ей пришлось подойти к нему совсем близко, зато со стороны это вовсе не выглядело, как попытка подкупа.
- Может быть, мы сможем договориться? – спросила она уже совсем другим – мягким и игривым - тоном.
Мужчина чуть заметным поворотом головы огляделся по сторонам и сомкнул пальцы вокруг браслета.
-Возможно, вы-то и сумеете… - второй охранник завистливо посмотрел на коллегу.
- У меня достаточно «блестящих побрякушек», - произнесла Делас таким тоном, словно они ничего не значили. И пусть профессор Закария попробует только что-нибудь сказать!..
-Молчи! - охранник, которому перепала взятка, отвесил подзатыльник коллеге, - Я тут старший, так что я буду решать. Только быстро, - он снова огляделся по сторонам и отвел в сторону алебарду.
Квинтилия протянула рубашку и флягу с водой.
Когда Делас приняла вещи, ее руки заметно дрожали. Она быстрым шагом прошла за периметр и направилась к Ракару.
- Переоденься и попей воды, - она сама же поднесла флягу к его губам. Пока Ракар пил, Делас зашептала: – Выглядишь отвратительно. Вся команда думает, как тебя спасти! Никто не должен видеть цвета твоей крови. Лучше всего тебе уйти прямо сейчас, чтобы спасти операцию. Найди способ это сделать!
Как только Делас прошла, охранники снова скрестили алебарды перед Квинтилией.
Ракар пил жадно, не экономя воду, капли текли по подбородку, он растер их по лицу, и содрогнулся от холода.
- Я благодарен, и не забуду, - прошептал Ракар. – Про кровь понял. Но очень сомневаюсь, что мой уход спасет операцию. Скорее он покроет нас всех позором и операция будет провалена. Не важна гордость, не важно оскорбленное достоинство. Все это неважно. Важна операция. Вы помните – воины Ни'Хана слывут непобедимыми, моя победа позволит нам войти туда всем. Ане-Сои первая будет благодарна. И еще… внедрение полноценно, когда ты действуешь внутри, а не только наблюдаешь со стороны.
Ракар запнулся на полуслове, он хотел сказать Делас, что у него похоже тепловой удар, но она наверняка не взяла сюда свою аптечку, а даже если и взяла, то нельзя ее доставать прямо тут.
- Прикройте меня, - прошептал ромуланец, развязывая тесемки рубахи. В отличие от Делас, его тело было перекрашено не целиком.
Делас посмотрела на себя, потом на Ракара – она была раза в полтора его меньше. Но все же отвернулась, отгораживая его от взглядов толпы.
- Ане-Сои будет счастлива, если мы все выживем, а их главная федеральная директива не пострадает, – шепотом проговорила она, пока Ракар переодевался. – Позор – последнее, что нас должно сейчас волновать. Я же вижу, в каком ты состоянии, ты едва на ногах держишься. И даже если каким-то чудом ты выиграешь, с чего ты решил, что тебя тут же отпустят?
-Госпожаааа… - заныла Квинтилия, заглядывая на происходящее через заслон из охранников, - Пожалуйста, быстрее, нам еще надо найти вам хорошее место. Пусть он просто наденет хорошую рубашку поверх своей, без всяких переодеваний.
Ракар услышал Квинтилию, затянул тесемки обратно, и надел черную рубашку поверх белой. Он видел как дрогнули руки Делас некоторое время назад, его руки тоже дрогнули.
- Я понял, - ответил Ракар, - сделаю что смогу.
- Я почти закончила, - громко отозвалась Делас на просьбу Квинтилии. – Не хочу, чтобы мой телохранитель выглядел на турнире, как чучело, - и уже тише шепнула: - Только ты можешь решить, что сейчас делать. Но имей в виду, что даже малейшая незначительная царапина тебя выдаст. Ты еще можешь отказаться.
После этого «куртизанка» развернулась и с независимым видом направилась к выходу с арены.
Ракар посмотрел Делас вслед, и на Квинтилию, которую было видно за охранниками. После воды немного полегчало. Больше не так обжигающе сухо было во рту. Ромуланец глубоко вздохнул и закрыл глаза, вознося безмолвную молитву Основополагающим Элементам, составляющим Вселенную. Он знал, что рано или поздно снова встретится со своим другом – центурионом Галаном. Но это произойдет не сейчас. Не сейчас. Сейчас – просто уйти, значит погубить эту тонкую политическую ситуацию. Они прибыли сюда, чтобы поучаствовать в исследовании до-варпового мира. Главной целью этих исследований на данный момент было – попасть в Ни'Хан, в котором может быть множество ответов на важные вопросы. Профессор могла бы попасть туда исключительно благодаря легендам кадетов "Альфа". Наверняка то закрытое государство пустит не весь караван, а только тех, кого позовут сами Син. И это нельзя было предать. Он должен был собраться, сосредоточиться. Он собирался и сосредотачивался. А потом опустился на корточки, протянул руку к очищенной от травы и корешков земле, зачерпнул песка, и растер его между ладонями. На удачу. В которую он не верил. Потому что все может быть сделано только руками людей. Но этот жест имел для него некоторое значение. А потом Ракар поднялся во весь рост, и стал ждать начала.
______________
Совместно с Квинтилией, Делас, Тенеком и охранниками
30  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 01 08 2018, 11:20:07
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Ракар стоял в окружении охранников, тяжело опустив плечи. Он старался абстрагироваться от собственных ощущений и не ждал помощи. Несмотря на очень теплый день, и пытку жарой, которой его подвергли, теперь ему время от времени становилось холодно. Но все это было неважно. Он стоял, опустив голову, пытаясь достигнуть полной ясности мысли. Нельзя было позволить Те-Сону осуществить свой замысел успешно. Он должен был преподнести урок этому интригану. А еще он должен был не нарушить федеральную Первую директиву. И как-то сделать так, чтобы миссия профессора по проникновению в Ни'Хан оказалась успешной. И его здесь победа могла бы этому поспособствовать. Ракар глубоко вдохнул горячий воздух, обжигавший легкие, почему-то холодом. Нельзя быть слабым, нельзя показать слабость. Нужно выстоять. Где-то там... Квинтилия, видит ли она его, или их вообще здесь нет?
- Верните мое оружие, - сказал ромуланец, подняв голову и посмотрев на воина слева.
-Не велено, - равнодушно ответил охранник, не глядя на Ракара.
Прото-ворта смотрел на кого-то другого - на девушку в пестрой одежде, с коротко обрезанными волосами, которая целенаправленно шла к посту охраны.
-Это телохранитель моей госпожи, - девушка ткнула грязным пальцем в сторону Ане-Рэя, - Она вон там, - затем она показала куда-то себе за спину, - Госпожа просила передать чистую рубашку, чтобы сражающийся на празднике в честь благословенных небом Син выглядел достойно.
- Не велено, - насупился охранник.
-Но… это ведь просто рубашка! - попыталась настоять Квинтилия, - Если хотите, можете сами посмотреть, обыскать, здесь ничего нет, - она взяла висящую на ее согнутом локте рубашку и развернула ее, показывая простую черную ткань.
-У нас приказ, - подключился второй прото-ворта, - Никого не пускать и ничего не давать до первого боя. Убирайся отсюда, девчонка!
-Тогда воды, позвольте хотя бы дать ему воды, - трилл протянула вперед фляжку, которую дал ей Артур.
Ромуланец криво ухмыльнулся, и собрался было ответить воину. Не положено, нет приказа. Это знакомо. Так и он мог бы отвечать, стоя в охранении преступника, только те ромуланцы, которых он конвоировал, имели достоинство и ни о чем не просили стажёра улана. И он тоже имеет достоинство, и не будет просить ничего, кроме требования оружия, на которое он имеет право. Ненависти нет… по крайней мере к этим охранникам, они исполняют приказ. Такая жизнь. Он их понимал. А он гладиатор на арене, которого полководец специально ослабил , для своей личной цели, и теперь дело чести победить.
Переступив с ноги на ногу, Ракар почувствовал головокружение и пошатнулся, и тут услышал голос Квинтилии, голос, который он никогда ни с кем бы спутал, голос, как дуновение свежего воздуха, что приносит приятную прохладу, не такую, как этот озноб, голос, обещающий радость и покой. Звук ее голоса придал ромуланцу сил. Он не один. Ракар нашел взглядом Квинтилию и теперь не отрываясь смотрел на нее. Она принесла рубашку и воду, воду… о воде нельзя было думать. А нужно было объяснить, наверное, друзьям, что Син не виноваты, и дать понять, кто затеял этот маневр.
- Что, - усмехнулся Ракар, - Те-Сон думает, что парадная одежда тоже будет преимуществом в бою? Хотел бы я увидеть его сына. Какой же он воин, если одна только парадная одежда его противника так его пугает.
-Слов не понимаешь? - прото-ворта легко махнул в сторону девушки алебардой и топнул ногой, - Не велено.
Второй прото-ворта выставил свое оружие, преграждая дорогу к Ракару.
Девушка отступила назад, запнулась о сидящего рядом мужчину, то выругался и замахнулся.
-Убирайся отсюда, попрошайка! Не мешай честным людям! Шляются тут всякие!
-Моя госпожа об этом узнает! - заявила Квинтилия, - К ней благоволят сами Син!
-Пусть хоть сама госпожа придет, а нам не велено, - отозвался охранник.
Трилл обернулась и поискала отчаянным взглядом Делас.
Когда один из стражников махнул в сторону Квинтилии алебардой, Ракару стало страшно. Он шагнул было в ее сторону, но и ему преградили путь. Ракар понимал, что если события разовьются, он раскидает тут всех, отнимет алебарды, и никто его не остановит. Но Квинтилия не пострадала, и ромуланец обнял себя обеими руками, стараясь сдержать озноб.
- Воины Ни'Рен всегда славились честью и мужеством, - отрывисто произнес он, - нет чести в том, чтобы махать алебардой в сторону женщины.
Найти в толпе Делас было несложно даже несмотря на ее низкий рост: она вся в прямом смысле блестела на солнце - ее одежда и украшения напоминали драгоценную шкатулку. Девушка вытягивала шею и приставала на мысочки, чтобы разглядеть, что происходит у "арены". Встретившись взглядом с Квинтилией, она сделала шаг вперёд и всем своим видом изобразила вопрос.
Почти всё это Тенек видел в виде пантомимы, стоя на краю толпы, и всё это почти сразу же стало плохо выглядеть, поэтому он сперва незаметно, а затем уже и открыто поспешил к «внучке». Неуклюжей старческой рысью он подбежал к Квинтилии и заговорил, бросая взгляды то на неё, то на охранников.
– Пойдём, внучка, пойдём, скажем госпоже. Она будет танцевать на свадьбе Син, и она расскажет им о том, как их обманули и лишили удовольствия. Кто бы ни приказал этим воинам тебя прогнать, он выкрутится, но их судьбе не позавидует даже Ане-Рэй.

Наблюдая за переговорами с охраной, Самрита кусала губы:
- Я так и знала, что ничего не получится! Рэй должен уйти оттуда... А Лир вообще не должен был вмешиваться, я же отправила для этого Квинтилию! - она вцепилась в плечо Артура, как в спасительную соломинку. Ничего из разговоров она, конечно, слышать не могла.
- Пойду посмотрю поближе, - бросила через плечо Делас, и, не дожидаясь разрешения, направилась сквозь толпу с крайне решительным выражением лица.
Квинтилия отвернулась от охранников, от ромуланца, и отправилась в обратный путь вместе с Тенеком. Теперь это было сложнее, потому что все поблизости были свидетелями диалога девушки с охраной, и им это явно не понравилось. Ворты смотрели на нее осуждающе и убирали полы одежды, будто она и ее спутник могли их запачкать.
-Я не знаю, как пробиться через охрану, - признала Квинтилия, встретившись в Делас на полпути, - У меня нет ни одного аргумента ни чтобы задобрить их, ни чтобы запугать. Но пока все не началось, есть время попробовать еще раз.
– Теперь надежда только на вас лично, – кивнул Тенек. – Одно ваше имя не слишком помогло.
Когда он пригрозил охранникам жалобой Делас, он не слишком рассчитывал на успех – уже первая реакция охранников давала понять, что шанс на успех ничтожен, но каким бы ни был этот шанс, надо было попытаться.
Делас за этот день так успела привыкла к взглядам и шепоту за спиной, что никак на них не реагировала.
- У меня тоже нет аргументов, - призналась она шепотом, оглядываясь по сторонам. - Я бы хотела поговорить с военным советником, но как к нему подобраться... Придется импровизировать. Передайте остальной группе, что необходимо разработать план на все случаи, если он будет участвовать: и если победит, и если его ранят, - она внимательно посмотрела на Квинтилию.
-Я совершенно не представляю, как обычно договариваются с охранниками, - призналась Квинтилия со вздохом, - Наверное, мне лучше  сопровождать тебя… вас, госпожа? А остальной группе сообщит Ане-Лир.
– В любом случае госпожа не понесёт сама вещи для Ане-Рэя, – сказал Тенек, – так что служанка будет ей нужна. Я сообщу всё, что увидел.
- Да, может быть... Может быть, ты смогла бы их отвлечь? - Делас посмотрела на Квинтилию, склонив голову. - Что-нибудь вроде маленького обморока, например, тут же так жарко... Ладно, пойдём! - решила ромуланка. - На месте придется импровизировать. А вам нужно придумать хороший план, что нам всем делать в случае неудачи, - обернулась она к Тенеку, а затем развернулась и продолжила свой путь к арене.
-Обморок? - нахмурилась Квинтилия, семенящим шагом поспевая за Делас, - Наверное, я могла бы… может быть. Ты дашь мне команду, когда именно падать? Но что это даст? Даже если ты сможешь всунуть рубашку, они же заметят, что Ане-Рэй переоделся и начнут думать, зачем.
Увидев новую делегацию, прото-ворты насторожились и скрестили алебарды, на всякий случай.
- Может быть, это и не пригодится, - заметила Делас, прежде чем они подошли к охране, - но нужно быть готовыми ко всему.
Подойдя к периметру поля, ромуланка вновь преобразилась: ее шаг замедлился, плечи расплавились, в движениях появилось больше грации. Она остановилась на небольшом расстоянии от охранников и чуть склонила голову.
- Я слышала, что вы обижаете мою служанку, - проговорила Делас с искренним расстройством в голосе. – И не позволяете моему телохранителю надеть более приличную одежду к турниру. Вам кто-то приказал выставить меня в дурном свете? Это все потому, что меня пригласили на свадьбу сами принцессы, да? Кто-то, должно быть, сильно завидует… – она сощурилась.
______________
Совместно с Квинтилией, Делас, Тенеком и охранниками
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 29
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS