* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
17 08 2018, 22:17:21 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 27
16  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 05 07 2018, 14:02:52
15 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Ромуланец, тем временем, вслед за Делас подошел к профессору, но не приближался совсем уж близко. Он остановился в трех шагах от них, всем корпусом медленно поворачиваясь кругом, глядя на лагерь кальдонианцев.
- Я шатром не буду заниматься, у меня иные обязанности, тем более, что на нас оттуда смотрят, - сказал Ракар, - и вот еще что, Ане-Сои, - продолжал говорить ромуланец, негромко, чтобы его слова доносились до профессора, - Весть о куртизанке сейчас облетит лагерь, не исключено ведь, что от этих Син... придет посланец. Мы будем действовать по обстановке.
-Главное, не поднимайте шума и не привлекайте внимания, - ответила профессор Закария, - И ничего не предпринимайте, пока я не вернусь.
- Вот бы и правда пришли! - мечтательно проговорила Делас. - Спорим, никто из вас не общался с представителями королевской семьи? - ромуланка хитро посмотрела на профессора и тут же покорно добавила: - Конечно, мы дождемся вас...
Ромуланец тоже кивнул, стянув с себя уже очки и размотав шарф, который теперь аккуратно сворачивал.
- Все будет в порядке, Ане-Сои, - сказал Ракар. - Ане-Дея, мне распрячь вашего ящера и... все такое?
- Да, - величественно кивнула Делас. - А мне пока нужно привести себя в порядок и освежиться.
- Хорошо, только не отходите далеко, Ане-Дея, - сказал Ракар, подумав о том, что освежиться - это хорошая мысль, но воды нет, и ее надо просить у местных, - иначе мне придется последовать за вами.
И Ракар пошел к Демокриту.
- Я же сказала, что никуда не денусь, - вздохнула Делас и закатила глаза, а потом повернулась к профессору: - Можете узнать про этих Син побольше? Пожалуйста!
-Я потом вам про них расскажу, - быстро ответила профессор Закария, а затем погрозила всей группе пальцем, - Ничего не предпринимать и никуда не уходить!
После этого она развернулась и быстрым шагом пошла в лагерь.

Тенек, как всегда в новой обстановке, предпочитал молчать и слушать. Незнакомое слово «Син» обратило на себя внимание, и он решил при случае прислушаться, не используют ли его заодно и как приставку. Помогая Квинтилии рассёдлывать Зена, стажёр сказал:
– Новой воды не будет до утра – только то немногое, что осталась у меня и у Ане-Рэя… может быть, есть какие-то остатки и у других. Эту воду я предпочёл бы сберечь на крайний случай, но есть ещё несколько стеблей, которые мы собрали накануне, Ане-Сои говорила, что они утоляют жажду. Мы могли бы очистить их от кожуры и раздать нашим спутникам.
-Лучше просто раздать, - ответила Квинтилия, снимая седло с ящера и краем глаза следя за лагерем, - Пусть сами решают, когда им нужна влага и чистят сами перед этим. Толстая кожа предохраняет мякоть от агрессивной внешней среды, не стоит снимать ее слишком рано.
Большинство кадетов расседлывали своих ящеров. Артур Лайтман один возился со свертком палатки.

В первую очередь Ракар снял с Демокрита паланкин Делас, положил на землю, аккуратно свернув ткань. Затем расстегнул все застежки сбруи и седло легко легло в его руки, заняв следом свое место рядом со свернутым паланкином. Ромуланец бегло почесал Демокрита над глазами, и отпустил, погладив по большой мордочке. Потом отправился к своему, снимать щит и все остальное. Все это Ракар проделывал - не выпуская из поля зрения команду кадетов. Рядом с Квинтилией находился Тенек, и Ракар отчаянно ему завидовал. Отчаянно.
Когда, наконец, дошла очередь до того, чтобы отпустить и Аристотеля, Ракар сложил обе сбруи, свою и Делас, вместе, подхватил щит и подошел к ромуланке.
Делас тем временем сняла с себя все накидки и провела мягкой тканью, похожей на замшу, но лицу, шее и рукам, чтобы очистить их от песка. Она даже не сразу заметила, как Ракар к ней подошёл.
- Что-то ещё? - удивилась она. - Или ты... Ты же не будешь крутиться вокруг меня все время? Тут безопасно, все свои. Помоги лучше Фесу с шатром, а то очень спать хочется... - она показательно зевнула.
К ним подошла Самрита - все ещё немного бледная, - и обратилась к Ракару:
- Разделите сегодня с Тером ночное дежурство, пожалуйста. Я думаю, одного человека на смену хватит, но посоветуйся с ним, как он посчитает лучше.
Ракар кивнул Самрите:
- Хорошо, да, одного достаточно. С Тером все решим. - И тут же повернул голову к Делас:
- Я телохранитель, - сказал Ракар, - моя обязанность крутиться рядом, по приказу отходить, по приказу возвращаться, но не отпускать вас из поля зрения, Ане-Дея. Ваш отец... Ваш отец ведь тоже имеет телохранителей, вы наверняка видели. Хорошо, я удалюсь сейчас, позовите меня, когда будет нужно.
И Ракар пошел к М’Коте, расседлывающей ящера.
- Тер, мы с тобой сегодня дежурим ночью, по приказу капитана, - негромко сказал ромуланец, дойдя до М'Коты, и уперев щит в землю. - Есть пожелания по очередности?
– Не-а, – отозвалась М’Кота (она как раз тоже закончила рассёдлывать их трёх «лошадок»), – а ты хотел взять себе какое-то конкретное дежурство?
- Нет, шеф безопасности, мне не принципиально, - ответил Ракар, - просто хочу знать последовательность. И ещё, я думаю, что нас с тобой будет достаточно по половине ночи, остальные пусть спят. Если согласен, идём собирать шатер? - Ракар бросил быстрый взгляд на Квинтилию.
– Ш-ш! – шутливо шикнула на него М’Кота, – Какой-такой шеф?.. Пойдём... Мне тоже не особо важно, кто будет первым, – продолжила она уже по пути к пункту сборки шатра, – давай, ты будешь первым, я – вторым. С количеством сторожей тоже согласен – сегодня все вымотались.
- Отлично, на том и порешим, - кивнул Ракар. С некоторым сомнением (может лучше поберечь?) отпил немного воды из своей фляги, и вместе с М'Котой отправился туда, где землянин разворачивал большое полотнище на песке.

Тенек тем временем продолжал разговор с Квинтилией.
– На самом деле, я именно хотел спровоцировать их на то, чтобы съесть немного прямо сейчас, – признался стажёр. – Многим тяжело переносить жажду, но не все готовы в этом признаться. Если они увидят, что по куску дали всем, это позволит им поддержать свои силы, не упрекая себя в несоответствии неким мифическим стандартам. А стеблей я ещё соберу сегодня же вечером. И ещё кое-какие травы поищу.
Квинтилия провела рукой по боку ящера и тяжело вздохнула.
-Можно дать человеку воду, но нельзя заставить его пить. Вас действительно беспокоят все или все-таки кто-то конкретный?
– Человек на то и человек, что его можно не только оставлять рядом с пищей и водой или заставлять, – возразил Тенек. – Ему можно дать что-то понять или, если он недогадлив, о чём-то его попросить. Вы правы, меня беспокоят конкретные люди. Осэ нельзя сочетать нагрузки с обезвоживанием, а она сегодня экономила воду, у неё оставался запас, когда у некоторых других вода уж кончилась. Ане-Дея израсходовала свою воду, но её организм ослаблен болезнью, и избыточные нагрузки для неё крайне нежелательны. При этом они обе очень обидчивы и склонны отказываться от вещей по-настоящему для них необходимых даже в ущерб себе, только ради того, чтобы держаться на равных с остальными. В то же время у врача есть право настоятельно попросить всю команду выполнить его рекомендацию. Я не думаю, что наши товарищи настолько неразумны, чтобы принять эту просьбу в штыки просто потому, что им хочется геройствовать, когда в этом нет настоящей необходимости.
-Тогда иди и просто поговори с ними, - ответила Квинтилия, - Расскажи честно, что тебя волнует, но не пытайся решать за них и не используй хитрые провокации и манипуляции.
– С каких пор предложить пищу – манипуляция? – не понял сперва Тенек. – А, ты, вероятно, так поняла слово «спровоцировать», – сообразил он. – Напрасно, оно было использовано чисто терминологически без какого либо неэтичного подтекста. Сейчас, когда ты предлагаешь мне альтернативу, ты тоже провоцируешь мою реакцию, просто потому что любое внешнее воздействие её провоцирует, но это не значит, что ты мной манипулируешь. Речь шла всего лишь о естественном и нормальном поступке: приготовить усталым, голодным и более или менее обезвоженным людям богатую водой пищу и предложить им разделить с нами трапезу. Ты уверена, что для такого естественного поступка нужны какие-то разъяснительные беседы?
-Так ты собираешься готовить ужин? - подозрительно спросила Квинтилия, - Или подойти ко всем с куском стебля и сказать “Как врач я считаю, что тебе сейчас надо это съесть”?
– Я же с самого начала предложил приготовить… не ужин, конечно, но поддерживающий силы перекус, и отнести его всем. Можно, конечно, и позвать, но не всем захочется ради такой малости бросать текущие разговоры и дела.
-Нет, ты сказал “почистить и раздать”. Чищенный стебель предполагает, что его надо съесть немедленно, пока он не высох. А это предполагает давление по времени и отсутствие выбора… - Квинтилия всплеснула руками, - Ты видишь это? Оно опять произошло. Ты имел в виду одно, но я подумала другое и встала в оборону. Потому что именно этого я от тебя ожидаю, а также Осэ, Ане-Дея или другие. И вот почему к тебе относятся подозрительно и в штыки воспринимают твои рекомендации. Возможно, дело не только в тебе лично, но и в самой профессии врача и ее сложившейся репутации. Врачи - давят. А когда на тебя давят - ты инстинктивно давишь в обратную сторону. С этим нужно что-то делать, как-то это переломить хотя бы в нашей маленькой группе. Поэтому не навязывай сейчас никому стебли и перекусы. Тем более, что мы пили довольно недавно, перед тем как заехать в лагерь. Пойдем лучше поможем Осэ с общим ужином, пусть все будет естественно.
Тенек покачал головой, но без возражений последовал за Квинтилией и лишь через несколько секунд сказал:
– Однажды на Земле мы поднимались на высокую гору небольшой туристической группой. Потом сделали привал, подразумевался в конце концов и ужин. Нужно было наносить воды, наготовить дров, поставить палатки, а потом резать, смешивать и тому подобное. Одна девушка достала яблоки, разрезала их на четверти и дала небольшую миску с яблоками каждой группе. Кто-то ел их, кто-то не ел, у ещё одной нашей спутницы была аллергия на яблоки, и она спросила, не хотят ли тут случайно её отравить – это была такая земная шутка. Тем не менее, никто не подумал, что инициатор этого угощения на кого-то давит, а наш андорианский спутник, который плохо переносил жару и жажду, потом рассказал мне, что всё время, пока готовил ужин, боролся с желанием съесть хоть один сочный кусочек, но не позволил бы себе таскать из общего котла, а эти яблоки очень его выручили. Конечно, к началу ужина кое-что осталось – мы потом заварили их в одном из чайников, а второй чайник с чаем был, конечно, без них, но девушка с аллергией тоже не посчитала это ни давлением, ни дискриминацией.
-Я рада, что раньше у тебя были более понимающие коллеги, - кивнула Квинтилия на ходу, - Но к сожалению, сейчас у тебя есть только мы, а мы другие. Поэтому и вести себя нужно по-другому.
– Возможно, – легко согласился Тенек, – И я наверняка был неправ, когда начал приводить тебе логические обоснования, которые только усугубили непонимание. Тем не менее, это правило должно работать в обе стороны, и если мне нужно вести себя по-другому, кое-что следует изменить и тебе. Например, тебе приходило когда-нибудь в голову, что становясь в оборону, когда на тебя не нападают, ты тоже оказываешь давление на людей и вынуждаешь их доказывать свою невиновность, порой в ущерб самим себе?
-Да, измениться должны все, - так же легко согласилась Квинтилия, - Мы должны сделать это вместе.
В этот момент, они вступили в круг, очерченный костром, который развела Самрита.
______________
C Делас, профессором, Тенеком, Квинтилией
17  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 05 07 2018, 09:50:59
15 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Делас грациозно выпрямилась в своем седле и слегка пришпорила Демокрита.
Ракар, следя за движениями Делас, и за окружающим пространством краем глаза, почти синхронно с ней повернулся и тоже пришпорил своего Аристотеля.
Профессор Закария обернулась к Тэйре.
-А тебе нравится предложенное имя? - негромко спросила она, - Попробуй в свободный момент узнать у Ане-Деи, что это за Теллус был такой. Ромуланцы - такие скрытные, мы мало о них знаем. Не хотелось бы вслепую использовать это имя, не зная его культурного значения. Вдруг он был кровавым диктатором и исповедовал ценности, с которыми мы в Федерации не согласны?
Тэйра покачала головой. Расспрашивать Делас совсем не хотелось - предложили и предложили имя. Хотя для Ане-Сои это действительно важно… Посмотрим, как там получится со свободным временем и всем остальным.
-Мне не очень нравится звучание, - ответила она. - Я тоже придумала вариант - Ассин - в честь нашего ученого древности, астронома и философа. Он одним из первых предположил наличие спутников у других планет солнечной системы Трилла.
-Вот и второй вариант. Когда у нас будет свободное время, расскажете мне про него поподробнее тоже, - кивнула профессор Закария, - К сожалению, земную историю я знаю лучше, чем историю Трилла. Но это все потом…

Они все ближе подъезжали к инопланетному каравану, но никто не спешил выходить им навстречу. Вот уже стали видны огни десятков костров, белые шатры, фигурки отдельных людей.
Ракар ехал молча, внимательно наблюдая за лагерем кальдонианского каравана. Он еще раз проверил, как ходят мечи из ножен, расположенных за спиной. Тронул рукой щит, прикрепленный к боку ящера, и теперь невозмутимо ехал в седле, сосредоточившись на наблюдении. Он чувствовал себя сейчас офицером Тал Шиар, сопровождающим сенатора в его миссии. Так было проще и привычнее считать, нежели чем сосредоточиться на том, что Делас – куртизанка. Тем более, что та недвусмысленно еще на базе сказала, чем собирается заняться.
Лагерь казался огромным, как город. Возможно, в нем были какие-то порядки и закономерности, но сразу разобраться в этом муравейнике было невозможно. Столбы дыма устремлялись в небо. Пахло жарящимся мясом, специями и помоями. Был слышен людской гомон разговоров, детский плач, мерные удары металла о металл. Рядом с некоторыми шатрами стояли жерди с растянутыми на них шкурами, еще совсем свежими.
Ракар и Делас ехали первыми, но если они ждали, что профессор Закария их остановит или куда-то свернет, этого не произошло. Она как бы бессловно толкала их сзади, и они въехали прямо в этот палаточный город.
Паланкин Делас сразу привлек внимание. Два молодых прото-ворты, праздно стоящих возле одного из шатров, положив руки на свои кривые сабли, начали указывать на всадницу пальцами и шептать что-то один другому с кривыми ухмылками.
Делас немного раздвинула полы своего паланкина, чтобы видеть происходящее, и кальдонианцы тоже могли рассмотреть небольшую часть того, что скрывалось под шатром – золотой блеск расшитой юбки, изящные маленькие туфельки, голую руку в массивных украшениях, держащую поводья, и накинутую на лицо вуаль, из-под которой внимательно смотрели большие фиолетовые глаза.
Ромуланка с любопытством разглядывала каждую деталь лагеря, будто бы хотела увидеть, вдохнуть и почувствовать каждый сантиметр этой странной до-варповой цивилизации, но внешне держалась спокойно и даже немного скучающе, будто видела подобное множество раз и совершенно не впечатлена. Конечно, она заметила заинтересованный взгляд кальдонианцев, но лишь слегка махнула им свободной рукой – так, точно они не представляли никакого интереса. И в то же время она ехала на своем ящере подчеркнуто медленно, словно давая понять, что готова в любой момент остановиться, если возникнет подобная необходимость.
Ракар выглядел спокойно и расслабленно, и в тоже время грозно. Он не снимал маски, не разматывал шарфа, его голова была чуть склонена. Местные должны были знать, что этот расслабленный облик – лишь видимость, означающий туго стянутую внутри пружину, способную разжаться в любой момент, когда на то наступит необходимость. Мечи, рукоятки которых торчали из-за его право плеча, вылетят из своих ножен, повинуясь быстрому отточенному движению их владельца, как только кто-то замыслит что-то недоброе в сторону женщины, которую он сопровождал.
Ракар повернул голову в сторону ухмыляющихся прото-ворт и не отрываясь смотрел на них, а когда Делас махнула рукой, он еще несколько секунд не поворачивал головы в другую сторону, а затем отвернулся от них, как от недостойных его внимания. Но опытный местный мог предположить, что это кажущееся невнимание – очень опасно. И в тоже время, движения Ракара должны были означать, что он подчиняется женщине в этом паланкине, служит ей, потому что его движения подчинены ее жестам. Ящеры Демокрит и Аристотель шли синхронно, Ракар подстроил шаг Аристотеля под ящера Делас.
Увидев носки крошечных туфель, расшитые мелкими бусинами, и обнаженную руку девушки, кальдонианцы засвистели ей вслед.
-У вас столько денег нет! - рассмеялась профессор Закария, глядя на юношей с высоты своего ящера, - Развлечение такого уровня может позволить себе только Син! Так что нечего слюни распускать.
-Ане-Сои! - из другой палатки на голос вышла женщина средних лет с волосами, заплетенными в толстую длинную косу. Она вытерла руки полотенцем, которое держала в руках, а затем заткнула за пояс подол грязноватого фартука.
-Давно тебя у нас не видели.
-Я путешествовала на юге, - профессор Закария спешилась, - Но услышала, у вас тут происходит что-то интересное и вернулась.
-Да, многие налетели, как хищники, заметившие падаль в степи, - улыбнулась кальдонианка, - Сегодня тут можно заработать и хоть одним глазком взглянуть на Син, ведь увидеть не одну, а сразу двоих - это к большой удаче в жизни. А это кто? - она с подозрением посмотрела на спутников профессора Закарии.
-Встретила их по пути, - пожала плечами профессор, - Мне, старой женщине, опасно путешествовать одной, им всем было в ту же сторону, поэтому несколько дней пути мы проделали вместе. Ладно, еще увидимся…
Она обняла кальдонианку и дальше пошла пешком, ведя своего ящера за уздечку.
Заметив среди всадников Иламу Толан, знакомая профессора Закарии склонила голову и что-то тихо зашептала.
Остальные обитатели лагеря тоже обратили внимание на женщину в скромной бело-синей одежде и с подзорной трубой.
“Жрица… жрица…” - зашелестели шепотки.
________________
С кадетами, профессором, Иламой Толан и кальдонианцами
18  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 06 2018, 09:51:57
15 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Заметив, что Илама и профессор Закария закончили разговор, Тэйра пустила Гипатию к ним.
-Ане-Сои, у меня все еще есть несколько вопросов к вам, - она замолчала, ожидая ответа.
Тэйра теперь ехала рядом с профессором Закарией с другого бока. Илама на Диогене чуть отдалилась в сторону, но могла продолжать слышать все, что говорит профессор.
-Конечно, задавай, - профессор Закария едва взглянула на девушку, продолжая смотреть вперед.
-Я думаю насчёт своей легенды, но мне не хватает знаний. Я ведь, получается, путешествую одна, ну или путешествовала, пока не встретила всех остальных. Этому может быть объяснение? Я предполагаю, что моя семья довольно богата, могли ли они отправить меня учиться?
-Нет, это вряд ли, - ответила профессор Закария, - Мужчины уходят из родительской семьи, чтобы стать подмастерьями и в итоге накопить достаточно материальных ценностей, чтобы создать свою собственную. Женщины все образование получают в своей семье, чаще всего от своей матери - как вести хозяйство, как заботиться о детях. Если у семьи есть свое дело, например, скотоводство, то в нем так или иначе помогают все члены клана, вне зависимости от пола. И чтобы обучиться не обязательно куда-то уезжать. Отправлять на обучение девочек не выгодно, потому что они выйдут замуж и перейдут в другую семью. Тебя беспокоит, что у тебя нет партнера?  Я вижу, что один из вас взял себе целых двух попутчиков, поэтому тебе ничего не досталось. Что ж, еще не поздно это переиграть. Или ты можешь путешествовать одна по торговым делам своей семьи. Пушок уже достаточно взрослый, чтобы его продать.
- Вот оно что, - проговорила Тэйра. - Хорошо, я буду держать это в голове, мне нравится такой вариант. Я думаю, это хороший ответ, если кто-то будет спрашивать. Спасибо, Ане-Сои, что помогли мне разобраться в этом.

***
- Ане-Дея, - хрипло позвал Ракар спустя несколько долгих минут медленной езды по направлению к остановившемуся каравану, потом откашлялся, прочищая горло, - последний шанс и несделанное дело перед прибытием. Перед тем как мы по настоящему начнем задание. Пушок. Его имя. Объявите его, моя госпожа.
- Я помню, - кивнула Делас. - Я предложу это Ане-Сои… Посмотри, она уже освободилась? – в паланкине было сложно видеть, что происходит за спиной, и Делас приходилось рассчитывать на слова своего телохранителя.
Ракар тоже обернулся к профессору.
- Освободилась уже судя по всему, пора, Ане-Дея. Мы приближаемся. Дальше не будет времени. Ей было мало дела до метеорного потока, ее мысли сейчас заняты другим. Самое время предложить, потом будет поздно.
- Откуда ты можешь знать, чем заняты ее мысли, - вскинула бровь Делас. Она немного притормозила своего ящера и дождалась, пока Закария с ними поравняется.
- Интуиция разведчика, основанная на наблюдении, - негромко сказал Ракар и замолчал, поджидая профессора.
- Может быть, ты еще знаешь, о чем сейчас думаю я. Или Лия, - буркнула себе под нос Делас и тоже полуобернулась в своем седле, немного приподняв заднюю полу паланкина.
- Не знаю, - невозмутимо ответил Ракар, - могу догадываться об общем направлении мыслей, но нет, не знаю. Ладно, проехали. Давайте к делу.
Ракар подумал, что можно было бы спросить, о чем думает сейчас Делас. Но перед караваном, когда осталось уже там мало расстояния и времени, ромуланский улан предпочитал заниматься делом. Это была работа. Может быть он что-то упускал, может быть… конечно. Но не сейчас, не сейчас. Сейчас … фигурально выражаясь, их корабль приближался к границе нейтральной зоны. И он должен был быть внимательным. Осталось только назвать Пушка. И все подготовительные работы будут завершены.
-Что-то случилось? - профессор Закария и едущие рядом Илама Толан и Тэйра Джар поравнялись с ящерами Делас и Ракара.
- Все хорошо, - поспешил ответить ромуланец, - просто есть одно незавершенное дело. Небольшое, но важное, – и замолчал, переведя взгляд на паланкин Делас.
- Да, я хотела кое-что спросить, но вам со всеми этими изменениями, должно быть, уже не до этого, - редко можно было увидеть Делас смущенной, но сейчас был именно такой момент. - Это касается имени для маленького ящера... Вы и правда можете дать ему не-земное имя?
-Почему бы и нет, - ответила профессор Закария.
- Тогда у меня есть для вас один вариант. Ромуланский, - на всякий случай пояснила Делас, как будто это не было очевидным. - Как вам "Теллус"? Или, сокращённо, Тел. Это один из наших отцов-основателей, важная фигура в ранне-ромуланской истории.
-Я учту этот вариант, - кивнула профессор Закария, - Правда, пока он единственный, и никто из ваших коллег не высказал другое предложение.
Ракар смотрел на профессора и на Делас. Попеременно. До него дошло, как это выглядит со стороны. И как это может выглядеть со стороны профессора. Терпение профессора было достойно какой-то памятной записи в ее личном деле. До-варповый караван, 10 лет ожидания, Ни'Хан. Кадеты. Так близко до каравана. Имя ящера. И в тоже время имя маленького ящера было очень важно и для него! И он тоже остановился здесь вместе с Делас для этого. Маленький ящер был классным. И важно было, чтобы был принят вариант Делас. Вот это было важно. И против Теллуса он конечно ничего не имел. Теллус – был прекрасным ромуланцем.
 - Я тоже за Теллуса, - негромко сказал Ракар, - нам приятно, что имя одного из очень важных наших предков будет и таким образом памятно. Поэтому, давайте решим этот вопрос, и поедем дальше. Я знаю, время не ждет, дело важное.
-Я же сказала, что учту этот вариант, - повторила профессор Закария, - Я его запомнила, а потом подумаю и решу. Этот вопрос не настолько срочный. Ведь у меня есть и свои идеи, и ваши коллеги еще что-то могут предложить позже.
Ракар чуть склонил голову и посмотрел на Делас.
- Конечно, как вы решите, - склонила голову Делас. - Я не настаиваю.
Она грациозно выпрямилась в своем седле и слегка пришпорила Демокрита.
Ракар, следя за движениями Делас, и за окружающим пространством краем глаза, почти синхронно с ней повернулся и тоже пришпорил своего Аристотеля.
_____________
C Делас, профессором и Тэйрой
19  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 28 06 2018, 17:08:09
15 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Ракар смотрел на Квинтилию, не решаясь ничего сказать ей.  Водой с ней поделился Тенек, и Ракар был ему благодарен. Потом Ракар проследил за ее жестом.
- Красиво, - задумчиво сказал ромуланец, следя за падающим объектом, а сам при этом подумал, откуда тут взяться метеору. Был ли это и правда метеор, курсирующий по Кальдонийской системе камень, притянутый гравитацией планеты, или это снова кто-то сбил их спутник и тот падает, горя в атмосфере. Несколько секунд Ракар смотрел в небо, как догорает эта частица, а потом повернулся к М'Коте.
- Тер, я обещал поделиться, дай флягу, пожалуйста, - сказал Ракар.
– Да брось, – улыбнулась М’Кота, – Я ведь только что пил.
- Тер, пока еще мы не доехали до каравана, да и когда доедем, я все еще первый помощник, поэтому не спорь, будь другом, дай флягу, - медленно, спокойно, с расстановкой сказал Ракар.
М’Кота рассмеялась: насколько она успела узнать ромуланца, тот в порыве альтруизма мог снять с себя последнюю рубашку, отдать последнюю каплю воды и последнюю крошку пищи.
– Ладно, давай ещё глоток. А переливать себе дороже – прольём ещё. Обещаю, если станет невмоготу, я к тебе подойду.
Ракар усмехнулся. Его руки действительно, слегка дрожали, поэтому в этот раз он не стал спорить сам, и просто протянул М'Коте емкость с водой.
В этот момент небосклон прочертил второй метеор, а за ним третий, четвертый… Целый сноп падающих звезд обрушивался на Кальдонию III, превращая вечер в праздник с фейерверками, будто кто-то приветствовал их прибытие в свадебный караван. Квинтилия завороженно смотрела в небо, закинув голову.
М’Кота отпила ещё глоток воды – на этот раз чуть побольше.
Тенек повернулся туда, куда показывала Квинтилия, и едва успел пожалеть, что увидел только чёрточку над горизонтом, как, словно в ответ на его сожаление, с неба посыпался настоящий звездопад.
- Эй, - сказал Артур, - пока падает звезда, можно загадать желание, говорят, оно сбудется, если успеть загадать.
Ромуланец оглянулся на землянина, вспомнив еще одну земную традицию, не все тонкости которой он учел на дне рождения Иламы Толан, успел подумать, как много у землян интересных традиций, а затем резко повернул голову, посмотрев в небо. И он загадал. До боли в ладонях сжав седло перед собой, он загадал. То самое, несбыточное, то самое, самое важное. Он успел. А звезды все падали и падали, и это был точно не сбитый спутник. Похоже, все было хорошо здесь и сейчас. А потом ромуланец посмотрел на Квинтилию. Вот это ей нравилось. Вот это, он не видел раньше, чтобы она так любовалась чем-то. И ромуланец любовался ей.
Тэйра откинулась назад, тоже рассматривая звезды. После долгой скачки кружилась голова - так ездить ещё не приходилось! Она соскользнула с седла и прижалась к жесткому боку Гипатии. Кажется, её кто-то звал? Или показалось? Она прислушалась. Никто не звал.
-Как же это все… Я устала.
Очень хотелось пить, в горле царапало. Тэйра открыла флягу - воды там осталось не очень много, хватит один раз напиться. Она сделала только один глоток и тут же с сожалением закрыла крышку.
-Вы в порядке? - она сделала два шага к остальным, не выпуская поводьев из рук. - Ужасная поездка была.
Караван, к которому они так торопились, был близко, его можно было даже увидеть, хотя скорее - услышать.
Вместо ответа Самрита без слов предложила Тэйре флягу с водой.
-Спасибо, - Тэйра немного колебалась, потом взяла и отпила совсем немного - не хотелось совсем уж тратить чужую воду. А потом можно будет поделиться своей.

Загадать желание... М’Кота вдруг почувствовала, как зачесались глаза (это всё песок, просто песок!) и запрокинула голову. Выбрав первую же яркую вспышку, она отчаянно пожелала, чтобы к Артуру снова вернулась радость жизни, вера в себя, уважение к себе, чтобы он снова почувствовал себя настоящим, живым, счастливым, нужным!.. Нет, мысленно она не произносила никаких слов – длинная речь просто не уложилась бы в эту короткую вспышку, она вложила все чувства, весь пламень своей души в одно-единственное желание.
А звезды продолжали падать.

Делас, конечно, понятия не имела о земной традиции загадывать желания с падающей звездой, а остальные кадеты были слишком далеко, чтобы она могла услышать рассказ Артура об этой традиции. Но и без этого она запрокинула голову и смотрела, как одна за одной звёзды вспыхивают на небосводе и летят за линию горизонта.
- Смотри... - начала ромуланка, но, оглянувшись, поняла, что рядом с ней нет никого, с кем можно было бы разделить мгновение. Поэтому она наклонилась к своему ящеру и зашептала: - Смотри, разве это не чудо? Ради таких моментов и стоит жить!
А Самрита Баккер, глядя на падающие звезды, думала, видел ли Освальд что-то подобное на этой планете. И какой была его легенда. Если бы они были в одной группе, они бы могли отыграть пару... молодую семейную пару, ждущую ребенка... Им бы почти ничего не пришлось играть. Ее желание было очень простым: она просто хотела, чтобы их совместное будущее было счастливым, и чтобы у них была возможность быть рядом и вместе смотреть на звёзды.
Илама Толан отвела подзорную трубу от глаз и теперь смотрела не на небо, а на своих кадетов. И улыбалась.

Артур смотрел в небо. Звезды падали сплошным потоком. Это был метеорный поток, и когда-нибудь местные люди дадут ему имя, по имени созвездия, или области, из которой он летит, если он ежегодный и периодичный. Рано или поздно – они тоже узнают космос. Потому что нельзя вечно жить в колыбели, когда-нибудь их мечтатели, которые смотрят вверх, приведут их туда, куда ведут все пути. Вверх, вверх. К звездам.
- Счастья всем, даром, и пусть никто не уйдет обиженным, - шептал Артур, - Делас – здоровья и всех ей положенных по ромуланским меркам двухсот лет, и любви, которой она достойна, Тенеку – счастья и успехов, пусть все, кого он лечит – выздоровеют, Квинтилии – найти свой путь, стать счастливой, и симбионта, если она захочет, Тэйре – того, о чем она мечтает, Иламе Толан – всего самого лучшего в жизни, друзей и любимого. Ракару – обрести счастье. И пусть Вселенная как-нибудь решит эту проблему, чтобы всем было хорошо, и Квинтилии и ему. Чтобы они нашли вместе то, что будет хорошо для них обоих, даже если сейчас их желания столь противоречивы. Я знаю, Вселенная, ты это умеешь, сделай так, чтобы они оба были счастливы, друг с другом. Самрите и Освальду счастливую семью, и чтобы все их мечты сбылись. И М'Коте .. и обязательно М'Коте, все то, чего она хочет. Пусть все достигнут того, чего хотят, сделай так, Вселенная, не откажи никому. Пусть никто не уйдет обиженным. Если уж ты умеешь сделать такую красоту, как этот метеорный поток, множество звезд и галактик, сделай еще самую малость. Пусть дети твои, твои наблюдатели, найдут свое место в жизни и будут счастливы. Это же так просто… для тебя.

Профессор Закария почти не смотрела на небо, отдавая все свое внимание каравану кальдонианцев. Наконец, она резким движением сложила подзорную трубу и обернулась к своим спутникам.
-Они остановились и начали ставить лагерь. Сейчас мы постараемся к ним присоединиться. Поедем шагом, медленно, чтобы не привлекать внимания резкими движениями. Все помните о своих ролях. Паланкин с Ане-Деей лучше пустить вперед, поскольку из нас всех она наиболее светская личность.
Ракар перестал смотреть на Квинтилию, и повернул голову к профессору.
- Так точно, - сказал ромуланец, покрепче ухватил поводья и приготовился ехать рядом с Делас. Начиналась работа, интересная работа под прикрытием.
- Светская, хи-хи! - Делас, похоже, веселила ее роль. - Хорошо, я согласна, я поеду впереди! - с этими словами девушка поправила корсаж и обратилась к Дему: - Ну, поехали, теперь мы с тобой важные персоны!..
Облизнув пересохшие губы, Ракар приподнялся в стременах и тоже пришпорил Аристотеля, так, чтобы ехать строго параллельно с Делас.
Остальные двинулись за ними.
___________
С кадетами, профессором и Иламой Толан
20  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 28 06 2018, 17:07:19
15 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Они скакали весь день, и в этот раз профессор Закария не сделала привала на обед. Всадникам кое-как удалось перекусить остатками пищи, которые у них были и которую не надо было готовить, но этого было очень мало. В довершение всего почти у всех начала заканчиваться вода, а природа вокруг стала еще более суровой.
И без того жесткая трава начала встречаться все реже, уступая песчаным проплешинам. Ящеры бежали по песку легко, их широкие лапы в нем не утопали, но пыли они стали поднимать еще больше, и она оседала на всем вокруг. Летящие в стороны мелкие песчинки и камешки кололи открытые части тела, так что путники то и дело поправляли свои одеяния, стараясь поплотнее в них завернуться. Даже те, кто накануне пренебрегал очками, надели их. Солнце жарило с неба беспощадно, по спинам у всех текли ручейки пота. К счастью, их маскировка под прото-ворт была не настоящим гримом, иначе он бы давно был испорчен.
Это было тяжелое путешествие. Солнце уже начало клониться к западу, а профессор гнала всех вперед, будто даже не думая ни о ком, кроме своей цели. Кому-то следовало ей об этом сказать… Квинтилия поглядывала в сторону Самриты Баккер, но когда она уже готова была поднять эту тему, она увидела. И Тенек тоже, и все в группе.
Когда сегодня утром Артур Лайтман и Самрита Баккер издалека заметили приближающегося всадника, который изменил все их планы, о его появлении было понятно по приближающемуся облачку пыли. Караван из сотни людей и стада скота поднимал целую ее стену. И даже издалека были слышны топот животных, крики погонщиков, свист, какофония из играющих разное музыкальных инструментов. И запах… навоз, пот, еда, дым. Стороннему наблюдателю вычислить такое скопление людей на открытой равнине было несложно.
Профессор Закария, наконец, слегка затормозила своего Пифагора, достала из одной из своих седельных сумок подзорную трубу и приподнялась в стременах, разглядывая караван. Несмотря на то, что его уже было видно, до него еще предстояло скакать.
Остальные кадеты тоже затормозили, пользуясь долгожданной передышкой.

Ракар скакал молча и самозабвенно, следуя за ящером Демокритом, на котором ехала Делас. Это было монотонное действие, трудное само по себе, но мерное и успокаивающее. Иногда казалось, что дорога будет бесконечной, что это путь не в Ворта-Вор, а в другое место, в ромуланский ад. А потом Ракар переставал думать о себе, смотрел вперед, на скачущих впереди, на их силуэты в седлах, оглядывался назад, на тех кто был сзади, и убеждаясь, что все на месте, продолжал. Продолжал свой путь вместе со всеми в этой бесконечной жаре, и пыли, не думая о проведенном времени. Не думая ни о чем, кроме самого процесса. Потом была остановка. Он затормозил тоже. Первое постороннее за последний день ощущение, что ворвалось в это бытие – был отвратительный запах. Ромуланец чуть скривился под своим шарфом. Но он был солдат Ромуланской Империи, и вытерпеть ему было положено все. Он и вытерпит. Потом Ракар покосился на сорванный красный цветок в левом наруче. Это было удивительно, но цветок еще был цел, хоть и немного завял. Ракар поил цветок утром из своей фляги, поставив его туда стебельком. И он все еще был жив. Отчего-то ромуланцу хотелось его бережно хранить.
Пить хотелось нестерпимо, Ракар отстегнул флягу, стянул шарф, сделал один глоток. Песок. Песок как-то умудрился набиться всюду, как это всегда бывает. Несмотря на то, что Ракар сидел высоко – песок был и под шарфом, еще некоторое время Ракар отряхивался, смахивал песок с лица. Потом постучал пятками по боку Аристотеля и поравнялся с Делас, заглянув в ее паланкин.
Делас, хоть и планировала пройти всю дорогу наравне с остальными, под конец сдалась и позволила своему ящеру делать все за нее. Иногда ей казалось, что она вот-вот выскочит из седла, потому что сил держаться уже не было, а ног она не чувствовала, но каким-то чудом оставалась на своем месте. За временем она не следила – сейчас она могла концентрироваться только на том, чтобы удержаться на ящере во время быстрого бега. Долго, мучительно, монотонно. И все же, когда Дем остановился, она уже почти отключилась, и только толчок заставил ее выпрямиться в седле. Когда Ракар приподнял полог паланкина, она жадно пила воду из своей фляги – и, судя по тому, как она ее держала, это были уже последние капли.
 
Илама Толан последовала примеру профессора Закарии и тоже расчехлила свою подзорную трубу. Ее глаза болели, и, должно быть, уже прилично покраснели даже несмотря на защитные очки, но из-за голо-эмиттера этого не было видно. В остальном же ей было проще, чем большинству кадетов из-за привычности к климату и опыта в верховой езде, но даже она под конец выглядела усталой. Несколько раз моргнув, она все же вернула зрению четкость хотя бы на короткое время, и теперь тоже могла рассмотреть караван.

- Вода всё? – спросил Ракар, оглядев Делас и оценив ее состояние. – У меня есть еще половина, есть необходимость? – Ракар протянул Делас флягу, - не больше чем два глотка, Ане-Дея, пожалуйста. Там видно караван, и это он изрядно смердит.
- Мне ничего от тебя не надо, - хриплым голосом проговорила она и с силой задернула полог своего импровизированного шатра со стороны Ракара. Воспользовавшись остановкой, она вытянула ноги вперед, на шею своему ящеру, и принялась их разминать.
Ракар молча выпрямился в седле, отодвинувшись от паланкина Делас и посмотрел в сторону каравана, пристегнув флягу обратно на пояс.
М’Кота была рада видеть, что их путь приблизился если не к завершению, то к надежде на скорый привал: вряд ли свадебный кортеж будет сильно гнать, теоретически он должен бы следовать с приличествующей торжественностью. Клингонке было несколько проще, чем другим девушкам выносить долгую скачку, но жажда её мучила так же сильно – тут привычка к лишениям несколько нивелировалась повышенными запросами «избыточного» клингонского организма.
Заметив какую-то сумятицу возле приметного «шатра» Делас, она послала Арето вперёд и ещё на ходу спросила Ракара:
– Что тут у вас? Что-то с Деей?
- Пока все нормально, - негромко ответил Ракар, оглянувшись к М'Коте, а когда та поравнялась с ним, добавил шепотом, – у нее кончилась вода, мою она не берет. Если сможешь поделиться – будет хорошо, я поделюсь с тобой своей.
Ракар чуть склонил голову, глядя на М'Коту-Тера.
– Вот же... – пробормотала клингонка, заглядывая во флягу: у неё самой во фляге уже виднелось дно, хотя она старалась экономить. Этой половины глотка уж точно было мало. Напряжённо закусив губу, она обвела взглядом всю их группу и остановилась на Тенеке – способность вулканцев не пить по три дня в адовом пекле давно была притчей во языцах. И она никак не могла вспомнить, прикладывался ли он сегодня к фляжке.
– Лир! – окликнула она, махнув ему рукой.
Оглянувшись на Квинтилию, вулканец подъехал.
– Как у тебя с водой? – неохотно спросила М’Кота.
Вулканец молча протянул ей флягу, в которой воды убавилось едва ли на два глотка.
– Сейчас верну...
М’Кота подъехала ближе к шатру и чуть подёргала за занавеску.
– Дея, это Тер. Можно к тебе?
У Делас не было ни сил, ни желания спорить, и хотя компания – это последнее, что ей было сейчас нужно, она вздохнула и отодвинула ткань.
- Ане-Дея, - поправила она клингонку. – Что-то случилось?
– На, глотни немного – Лир поделился. В смысле, глотните... чёрт, плохо у меня с этим политесом! Ты не подумай чего – я тоже отопью, у меня почти кончилась.
Делас вцепилась в протянутую флягу и сделала один жадный глоток, после чего вернула ее М’Коте:
- Спасибо. Я знаю, что это Ане-Рэй за меня просил, просто не хочу ничего у него брать. Пусть не думает, что я тут самая слабая и бесполезная – вон, Осэ вообще зеленая.
Самрита, и правда, даже спешилась со своего ящера и обтирала краем своей накидки пот с лица.
– Я сам к нему подошёл, – честно сообщила М’Кота, делая символический глоток, хотя хотелось вылакать флягу до дна. – Зря ты так, у меня вон тоже почти не осталось. Можно быть каким угодно сильным, но жажда есть жажда...
Она убрала голову из-за занавески и окликнула Самриту:
– Осэ! Что у тебя с водой? Надо бы подпоить тех, у кого не осталось, перед последним рывком!
Самрита подняла голову на окрик клингонки – выглядела она и правда, неважно. Было похоже, что ее укачало.
- У меня осталась, можешь взять, - отозвалась девушка со своего места и присела на землю в тени ящера. Повернув голову к профессору Закарии, она стала ждать дальнейших распоряжений. Хотелось бы и ей иметь такую подзорную трубу, как у профессора и координатора, чтобы разглядеть, что их ждет.
– Со мной уже поделились. Спроси Лис, хорошо? – С этими словами клингонка вернулась назад и вернула флягу Тенеку. Вулканец принял флягу и негромко спросил, полуобернувшись к Квинтилии:
– Хочешь пить? – ему пришлось напомнить себе, что эмоциональные часто стыдятся просить о необходимом, даже если знают, что их просьба никак не ущемит другого человека.
Трилл без слов протянула руку за фляжкой, взяла ее у Тенека и сделала глоток. Затем протянула ее обратно вулканцу, и сдвинула свои очки на лоб. Нижняя часть ее лица покрылась слоем пыли, пот прочертил по ней несколько дорожек.
-Смотрите! - Квинтилия указала пальцем на темнеющее небо, - Падающая звезда. Красиво.
______________
С кадетами, профессором и Иламой Толан
21  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 28 06 2018, 17:05:51
15 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, Кальдония III

Вопреки словам профессора, сперва кадеты поехали шагом, как и вчера.
-Ты считаешь, что ученые нарушили Первую директиву? - негромко спросила Квинтилия у Тенека.
– Если нам рассказали всё, то нет. Нетипичное имя или прозвище может отыскаться и у коренного жителя страны и тем более планеты. Взять хотя бы твоё имя: оно ведь не означает, что ты – не трилл.
-Ты думаешь, причин для беспокойства нет и мне не следует сообщить об этом случае в Звездный Флот?
– Если всё ограничилось только этим, то нет: профессионалам, которым поручают подобные миссии, как и капитанам звездолётов обычно позволяют самим определять степень риска и опасность допущенных ошибок – до определённого уровня. Из-за ошибки такого уровня я не стал бы вмешиваться. Если же вскроются новые нарушения, нужно будет принимать решения в зависимости от полученной информации. Однако, прежде чем информировать руководство, я бы бы поговорил с самими виновниками и предоставил им возможность отчитаться в своих ошибках самим.
-Может, поэтому они и не хотят возвращаться домой…
В этот момент профессор подала знак следующим за ней всадникам и сама перешла на более быстрый аллюр. Остальные последовали ее примеру и разговаривать стало сложнее.

***

Лайтман ехал, держась руками за седло, держа в руках обе веревки уздечки. Впереди, как и позади, и по сторонам - были бескрайние просторы. Путь был долгим, и ничто так не сокращает путь, как всепоглощающая мысль. Мысли Лайтмана путь не сокращали. Они делали путь бесконечным. И хотел бы он отключить себе эту возможность думать, но не было у него такой функции. Он не был властен над своими мыслями. Все, что он совершил за последние несколько месяцев - было никак не совместимо с званием человека. Хотел бы он сбежать в это спасительное безумие, считая, что все, что он сделал - сделал кто-то другой. Не он. Но это было смешно. Эти руки были его руками, эта голова была его головой. И он не имел права абстрагироваться от себя самого, и посчитать себя кем-то другим. Акрита была в тот раз права, а он еще тогда не понимал этого. Он действительно не может и не имеет права простить самого себя.
Кто-то говорит, что людям свойственно ошибаться. Кто-то говорить, что не следует бояться ошибок. Но дело в том, что ошибки ошибкам рознь. После некоторых ошибок, которые правильнее бы называть преступлениями - человек больше не имеет права считаться человеком.
Как много всего он сделал не того. Избил кардассианца. Подставил Перим. Разболтал про Тенму, чуть не разболтал для всей группы, благо удержали. Рассказал личную информацию о попытке самоубийства Иламы Толан. Все это - не ошибки. Это преступления и предательства. Вот верные слова для этих действий. А все вещи надо называть своими именами. Преступления и предательства. И это не считая его поведения с другими членами международного проекта, как то - пинание стульев, и прочее. Хорошенький имидж Земли и Федерации со Звездным флотом он составил среди международной группы.
Он пытался жить со всеми этими так называемыми ошибками. Но некоторые действия нельзя отпустить в прошлое. Потому что они не совместимы с совестью, с самоуважением, с идеалами, с самой жизнью. Все то, что он сделал - уже не исправить. Как будто кто-то взял и выкинул его жизнь в шлюз. И этот кто-то - не кто-то сторонний. Эта рука была его собственной. Это он сам выбросил свою жизнь в шлюз, случайно, не думая и не ведая, что творит. Не понимая, что все пути его действий ведут лишь к поражению и гибели. Для него нет места среди достойных людей. Он и сам никогда бы не стал бы больше иметь дел с таким, каким стал он сам. Как такого его вообще пустили в международный проект? Кончилось будущее, не начавшись. Не натворит ли он на новом задании еще более худших дел, чем уже сделал? Не должен натворить. Есть функции, которые он может исполнять. Есть умения и знания, которые он может применять к механическим действиям. Их он и будет делать. Теперь он функция, ничто большее. Личность, которой он был, кончилась. Наверное, еще на Волане II.
Больше он никого не подставит. Достаточно ошибок. Если неукоснительно исполнять функцию, все будет хорошо.

***

М’Кота ехала в самом хвосте процессии, отчасти, потому что это было её место, отчасти потому что здесь было проще сохранять лицо. Разведка не требовалась, впереди указывала путь профессор Закария, так что место ответственного за безопасность было именно здесь. И это было к лучшему, потому что сейчас ей было не до беспечных разговоров.
Артур пытался быть обычным, искренне старался быть даже счастливым – иногда, но только слепая или совсем уж эгоистичная женщина – не любая, его женщина, – не заметила бы упадка духа, в котором он находился почти всё время, кроме редких проблесков прежнего себя – живого себя. Они говорили об этом пару раз, но принуждать его постоянно говорить об этом было бы бесчеловечно, и М’Кота молчала, улыбаясь со всей доступной ей беспечностью, чтобы ещё и её печаль и душевная забота не добавляли груза душе Артура. Это главная работа женщины – быть сильной, главное воплощение, квинтэссенция её духа. Точно так же, как мужчина считает делом своей чести ползти по пустыне без еды и воды и улыбаться, чтобы подбодрить товарищей и свою женщину, дело чести женщины – нести душевный груз: и собственный, и сколько удастся от груза своего мужчины. И улыбаться, чтобы подбодрить его и чтобы снять хоть небольшую часть тяжести с его души.
_______________
Тенек, Квинтилия, Артур, М'Кота
22  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 27 06 2018, 09:50:35
15 cентября 2384 г., раннее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III

Ракар внимательно смотрел на приближающихся ящеров, выискивая Аристотеля. Когда, наконец, опознал его, подошел и нежно потрепал по массивной шее, почесал над глазами.
- Маленький хороший мой Ари, - говорил Ракар ящеру, - сейчас собираемся, надеюсь, ты славно поохотился ночью. Скоро нам предстоит дальний путь. Ну… ну.. Да, ты большой, большой и хороший Ари. Постой пока здесь, я сейчас соберусь и принесу все наше с тобой снаряжение. Мы будем охранять твоего приятеля Дема и его наездницу Ане-Дею. И быстро-быстро бежать в сторону каравана. Постой, подожди меня.
И Ракар бросился обратно к костру, развернул свой сверток с едой.
- Осэ, вот тут у меня осталось. Сыр… и прочее, если хочешь, возьми сыр, я видел, что он тебе нравится.
- Сам поешь! – шикнула на него Самрита. – Ты вообще знаешь, когда у нас в следующий раз будет возможность нормально поесть? Вот и я нет! Позавтракай нормально, а если что останется – возьми с собой. У меня осталось немного мяса и кореньев для перехода, а пока у нас есть рагу.
- Да, - улыбнулся Ракар, присел рядом с Самритой, - рагу мне вчера понравилось очень. Спасибо.
Ромуланец посмотрел на Квинтилию снова снизу вверх, задержал на ней взгляд на пару секунд, и потом, молча ничего не говоря,  принялся за рагу. Это заняло не более 30-ти секунд, и, схватив две полоски мяса, Ракар бросился с ними собираться.
-Я доем, - Квинтилия забрала котелок с рагу у Самриты, - И вычищу посуду.
-Мне нужны добровольцы, чтобы разобрать шатер! - раздался громкий голос профессора.
Ромуланец тем временем сложил все свое имущество в одну кучу, свернул спальник и подошел к профессору.
- Я поучаствую в разборке. И Фес там как раз. Э… вопрос, вас как называть при местных? И Бор… Он в курсе, что к вам следует обращаться как Ане-Сои? – спросил Ракар.
-Называй меня правильно, - бросила профессор, - Бор - исключение. Но ты же только что позвал своего ящера и собирался его седлать? - она скептически подняла бровь, - И уже собираешься все бросить и бежать заниматься другим делом? Ты всегда так разбрасываешься? Будь спокойнее и займись чем-то одним. Там действительно есть Фес и… - она оглянулась по сторонам, - Кто еще не занят? Тер? Лис?
- Тонко подмечено! – усмехнулся Ракар, - нет, такое бывает не всегда. Буду исправляться.
Ромуланец отошел, закинул на спину щит, подхватил все свои вещи в охапку и пошел к Аристотелю.
- Я, честно, тоже думала поседлать ящеров, - сказала Тэйра, отставляя в сторону опустевшую миску. - Но сейчас  руки везде нужны, так что какая разница.
– Давайте я, – подошла к ним М’Кота, – Фес! Ты там всё с водой? Нам уже можно начать?
Из шатра выглянул Артур. В его руках был котелок, на половину полный водой. Кадет нашел ту специальную складку между стенами и крышей, где скопилась роса, и собрал.
- Да. Сейчас перелью всем по фляжкам и присоединюсь, - сказал он.

Разборка шатра пошла у Артура, М’Коты, Тэйры и профессора быстрее, чем сборка.
Тем временем остальные седлали ящеров, а Самрита снова очень тщательно загасила костер и закрыла кострище дерном, срезанным накануне, еще влажным от росы. Квинтилия вернулась с котелком, вычищенным пучком сухой травы, и отдала его Тенеку.

Спустя полчаса лагерь был свернут и все были готовы отправиться в путь.
-Сегодня нам нужно покрыть большее расстояние, чем вчера, - повысив голос, объявила профессор Закария, - Мы должны пройти около 54 километров, поэтому должны ехать быстрее. Вчера мы шли шагом, сегодня пустим ящеров рысью. Прошу всех быть внимательными, следить за своими товарищами и замечать отстающих. Все готовы?
Самрита не слишком уверенно кивнула и огляделась: она знала, что не все одинаково хорошо справлялись с верховой ездой и боялась, что кто-то вырвется вперёд, в то время как другие останутся позади, и разрыв станет слишком большим. Себя она к тем, кто вырвется вперёд, не причисляла.
-Ане-Лан! - крикнула Тэйра, оборачиваясь. - Вы просили меня помочь, - она чуть сильнее затянула ремешок под шеей Диогена и проверила седло. Все в порядке, спину ящеру не натрет. - Я закончила, - она замерла, не решаясь просто так бросить поводья, пока Илама не подойдёт поближе. Диоген смотрел очень спокойно и время от времени пробовал воздух. Какой спокойный уверенный ящер. Гипатия совсем не такая, чувствительная и быстрая, несмотря на свои довольно большие размеры. Кстати, как там она? Тэйра обернулась - Гипатия искала что-то в траве,  не затянутое седло чуть съехало ей на бок, но это не страшно. Своего ящера Тэйра седлала последней, и пока что просто застегнула ремни седла, чтобы оно не упало. Пушок бегал вокруг и утыкался носом во всех встречных ящеров. В общем-то, все хорошо.
- Благодарю, - улыбнулась кардассианка, принимая поводья из рук Тэйры. На инструкцию Закарии она лишь коротко кивнула, выражая свое согласие. И хоть свои навыки верховой езды она успела обновить и была совершенно не против прокатиться с ветерком, уезжать далеко от тех, кто шел более медленно, она не собиралась.
Тэйра подумала, что теперь придется чуть поторопиться.
- Здравствуй, - негромко сказала она. Гипатия в ответ подняла голову. - Да, мы с тобой сегодня уже здоровались.
Тэйра с усилием подтянула седло, принялась за ремни уздечки: на щеках, под горлом… Гипатия сегодня была поспокойней и даже особенно не шевелилась.
- Даже не знаю, как я на тебе поеду, - призналась Тэйра. Происходящее ей определенно нравилось: большие сильные ящеры, верховая езда и ее легенда девушки-скотовода. Тэйра забралась в седло последней. Впереди была дорога.

Ракар на Аристотеле подъехал к Делас, чуть наклонился с седла.
- Ане-Дея, - сказал ромуланец, - я бы хотел поехать замыкающим, чтобы отслеживать отстающих, но надо согласовать. Мы должны ехать рядом. В какой части колонны ты решишь поехать?
-  Я буду ехать так быстро, как потребуется! – гордо ответила Делас, забираясь на своего Демокрита. Едва ли конструкция навеса придаст ящеру скорости, но ее это совершенно не смущало.
- В тебе-то я и не сомневаюсь, - ответил ромуланец, - но я считаю своей обязанностью следить за колонной в целом, давай вместе этим займемся? Замыкающими?
- Так ты считаешь своей обязанностью следить за колонной или быть моим телохранителем? – сощурилась Делас. – Что является твоим заданием?
- Задание это задание, его я исполняю, - склонил голову Ракар, - но нельзя забывать кто мы есть, вот в чем дело. И нельзя потерять никого, если кто вдруг станет отстающим. Впрочем, если ты считаешь иначе, хорошо. Я справлюсь к оборотом взгляда на 360 градусов, и посмотрим что будет по ходу действия.
Ракар выпрямился в седле и посмотрел на профессора, ожидая сигнала к выходу.
- Конечно, ты же тут один на это способен, без тебя не справятся, и ответственного за безопасность у нас нет. И не забывай обращаться ко мне на «вы» - или откажись от своей роли, если не в состоянии с ней справиться!  - фыркнула Делас. Ее ящер поднялся на ноги, и девушка демонстративно отвернулась от Ракара, со всей силы закусив нижнюю губу.
- Как скажете, Ане-Дея, - ответил ромуланец, - но помните, что я не реманский раб, не уверен, что с телохранителями в этом обществе принято обращаться унизительно.
Когда все сигнализировали о готовности, профессор повела колонну дальше, вперед, к далеким горам.
_______________
С кадетами, профессором и координатором
23  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 27 06 2018, 09:49:46
15 cентября 2384 г., раннее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III

– Мы-то готовы, – рубанула напрямик М’Кота, – А вы? Вы не предупредили нас о том, что планы могут так резко измениться. И о том, что кто-то знает ваше настоящее имя. Откуда нам знать, о чём ещё нас «забудут» предупредить? Я не хочу вас ни в чём обвинять, вы показались мне человеком прямым и честным, поэтому я просто предлагаю объяснить нам всё откровенно и доходчиво. Не будь тут замешана ваша же Первая директива, меня бы не слишком беспокоили ваши тайны, я бы просто была готова в случае опасности поступить так, как всегда поступают клингоны – то есть драться за своих всеми доступными мне средствами. Но если мы обязаны защищать закон, установленный Федерацией, будет справедливо, если те, кто на этой планете за этот закон отвечает, введут нас в курс дела без недомолвок и тем более без обмана.
Тэйра совершенно не чувствовала себя готовой. Среди своей группы было легко и понятно, но чужие… Чужие будут спрашивать, кто вы такие и откуда пришли. Артур, понятно, странник, путешествует с женой и братом. Ракар - охранник и спутник Делас. Даже Квинтилия и Тенек, кажется, придумали себе совместную легенду. Но кто она такая, девушка по имени Лис? Почему она одна?
Вот что отвечать на эти вопросы?
Тэйра внезапно ощутила себя ужасно одинокой. Конечно, пообщаться с местными было бы невероятным успехом, но она была совершенно не готова. У них еще есть некоторое время на переход, надо будет подумать.
М'Кота как всегда жгла как из дизраптора. Ракар обернулся к ней.
- Тер, никто не говорит об обмане, и никакого обмана не было. Ошибки и проколы бывают. Случаются. А насчет планов – так жизнь устроена, планы могут измениться всегда, в любой момент. Разве кто-то может знать об этом заранее? И уж тем более предупреждать? Это жизнь, летишь ты, никого не трогаешь, под маскировкой, и тут перед тобой – бац, ромуланский корабль. Или в моем случае – клингонский. К изменению плана всегда нужно быть готовым.
Ромуланец высказал это и повернулся к профессору.
- Но да, было бы хорошо знать о том, есть ли еще какие-то вещи, которые знает Бор и подобные ему о вас, то, что знать не следовало.
– А я пока никого и не обвиняю, – вскинула брови М’Кота. – Но если это всего лишь «прокол», тем более будет справедливо всё нам рассказать, хотя бы, чтобы мы сами его не повторили или не наделали собственных. Ещё вчера нам категорично заявляли, что никаких контактов с местными не запланировано, а сегодня нам предлагают присоединиться к каравану на неопределённый срок. Даже полному идиоту понятно, что это вовсе не потому, что мы такие потрясающе способные конспираторы, а потому что изменились какие-то внешние обстоятельства. Так может быть не стоит использовать нас вслепую, а стоит ввести нас в курс дела?
-Бор не знает больше ничего, - ответила профессор Закария, - А я не знала, что планы изменятся. Я надеялась, что у меня еще есть время до того, как вы покинете планету. Но я ошибалась. Поймите, нам предлагается возможность, которая может больше не представиться никогда. Дело в том, что это первый официальный караван в Ни’хан за 10 лет. Мы не можем… Я не могу упустить такую возможность. У меня нет времени провожать вас обратно на базу, потому что с каждым часом караван удаляется от нас и уменьшает шансы его догнать. Вы говорили, что хотите помочь, - она посмотрела на Ракара и Делас, - теперь у вас есть возможность. Возможность сделать что-то настоящее, а не быть школьниками на пикнике, - в этот момент профессор перевела взгляд на Самриту, цитируя ее выражение, - Поэтому сейчас нам всем нужно позавтракать, собрать вещи и отправляться в путь.
- Пожалуйста, успокойтесь, - Илама Толан строго посмотрела на клингонку и предупреждающе подняла руку. – Мы здесь в гостях и должны вести себя вежливо. И, разумеется, у нас есть право отказаться и вернуться на базу, если мы не хотим принимать участие в этом мероприятии.
- Пожалуйста, не надо! – воскликнула Делас. – Мы правда готовы с ними встретиться, мы отработали наши легенды и можем все сделать, как надо! Вернуться сейчас будет просто… просто нечестно!
- Что скажут остальные? – Толан оглядела своих кадетов.
Самрита тем временем достала остатки рагу, которое они варили вчера, и поставила котелок на угли. Свое мнение она не спешила высказывать, сконцентрировавшись на завтраке.
- Да, мы вызывались помочь, и не изменили своего мнения, - подтвердил Ракар, - мы готовы сделать то, что нужно. Как бы ни менялись наши планы, мы здесь для того, чтобы прикоснуться к исследованию доварповой цивилизации, и найти ключ к пониманию… того, что вы ищете. Можете рассчитывать на меня в полной мере.
- И на меня тоже, - добавил Артур.
-Я хочу поехать с профессором, - произнесла Квинтилия.
- Я тоже хочу, - кивнула Тэйра. - У нас больше не будет шанса пообщаться с ними, у профессора может не быть шанса попасть в Ни’Хан. Давайте не упускать возможность. И еще… пока готовится завтрак, я могу поседлать наших ящеров, кого успею. Мне все равно нужна практика.
– Поскольку нам всё рассказали, у меня больше нет возражений, – немного подумав, сказала М’Кота. К упрёкам она отнеслась стоически: раз её назначили ответственной за безопасность группы, у неё не было права игнорировать свои обязанности и очертя голову бросаться в авантюры, она была просто обязана спросить то, что спросила.
Тенек всё это время молчал, вбирая в себя информацию и попутно поглядывая на горизонт с той стороны, где должно было вставать солнце. Помимо вопроса ехать или не ехать в Ни’Хан был и ещё один – не менее насущный.
– Ане-Сои готовилась к посещению Ни’Хана, мы – нет. Если мы ей нужны, и если она считает, что мы готовы, нам следует ей помочь, если же в нашей помощи настоящей надобности нет, нам лучше позволить профессору ехать к каравану, а самим вернуться на станцию. Однако, что бы мы ни решили, нам нужно успеть собрать воду до восхода солнца – это сейчас в буквальном смысле самый насущный вопрос.
- Значит, мы едем, - подытожила общее решение Самрита и улыбнулась профессору, пытаясь скрыть за улыбкой свою неуверенность. – Тогда давайте побыстрее закончим с завтраком! Тэйра, поешь сначала, он уже подогрелся. Мэм, вы же тоже не против пойти, да? – тут Самрита вспомнила, что Илама Толан так и не высказала свое мнение.
- Я пойду туда, куда пойдут мои кадеты, - склонила голову Толан. – В конце концов, будет, что рассказать потом Диасу… Кстати, действительно, что по поводу воды? – обернулась она к Сорайе Закарии. – Ваша система сбора сработала?
-Да, она работает каждый раз, - ответила профессор Закария тоном, по которому было понятно, что вода в данный момент ее интересует в последнюю очередь, - Кто-то должен ее собрать. Что ж, раз вы все готовы ехать, я должна продолжить вводить вас в курс дела. Мы давно ждали новостей об отправлении этого каравана. Земля, на которой мы сейчас находимся - кочевые угодья племени Ни’рён. Они давно пытаются установить дипломатические отношения с соседями Ни’хан, и, наконец, похоже, им это удалось. Эти отношения будут закреплены браком - принцесса Ни’рён будет отдана правителю Ни’хан. И именно к свадебному каравану мы будем пытаться присоединиться в качестве гостей. Я предполагаю, что там будет около сотни людей, столько же верховых животных и стадо скота в качестве приданного. Наличие одиннадцати дополнительных людей едва ли будет иметь значение…
-То есть мы заявимся на чужую свадьбу без приглашения? - заметила Квинтилия.
-Да, мы попытаемся, - кивнула профессор Закария.
- А наши легенды подойдут, или придется их поменять? – уточнила Самрита Баккер, раскладывая всем желающим рагу. – Как нам лучше к ним «влиться», чтобы не вызывать подозрений? Мы ведь довольно разнородная группа!
-Я не вижу проблем в ваших легендах, - ответила профессор Закария, - Но если хотите, вы можете их поменять. Обдумаете в пути.
При упоминании Иламой Толан Диаса – Ракар улыбнулся, потом посмотрел на травинки в волосах Квинтилии, и представил, как он стал бы аккуратно и нежно вынимать их одну за одной. Но не судьба. И он посмотрел на профессора, проводящую новый инструктаж. Ему отчего-то подумалось, что посередине свадьбы принцесса Ни'рён решит отказаться от незавидной участи, к которой ее принуждают. А в самом караване может ехать тот, кого она любит на самом деле, и кто на самом деле любит ее. И они сбегут вместе в закат, спасаясь от этого династического брака, который выгоден лишь государствам в целом, но никак не приносит счастья тем, кто должен отдать свою свободу и настоящую любовь на благо своего государства. Они сбегут, прорубаясь сквозь кучу врагов, и либо умрут вместе, либо вместе спасутся. Какая-то дикая фантазия… Ракар смотрел в небо и как-то странно при этом улыбался.
- Так, - сказал ромуланец, встряхнувшись, - можно звать ящеров уже?
-Да, - деловито ответила профессор Закария, - Вода. Завтрак. Ящеры. Выходим через полчаса.
- Будем готовы! – отрапортовала Самрита и встала с места: - Кто-нибудь поможет мне собрать воду?
- А я благодарна вам за предложение со сбруей, - негромко обратилась Толан к Тэйре. – Мне бы не помешала ваша помощь, иначе мне потребуется много времени…
- И мне тоже, - вдруг встряла Делас. – Только не со сбруей, а с вот этим, - она с грустным лицом указала на свою голову. – У меня никогда не было своих длинных волос, и это катастрофа, а по роли мне положено хорошо выглядеть.
- Вода! – сказал Артур, - я соберу, Осэ, -  и бросился к шатру.
А Ракар, чуть отойдя от группы, повернулся в сторону, где паслись животные и начал старательно высвистывать мелодию, которой принято было звать ящеров. Прическа Делас… и ее просьба. Он телохранитель. Ему положено ее охранять, с прической он помочь не мог.
Ящеры начали медленно стягиваться в лагерь.
Тенек был готов вызваться собирать воду – вода в пустыне была его личной Первой директивой, однако професор распорядилась, а Артур вызвался, и о воде можно было перестать беспокоиться по крайней мере на сутки. Зато просьба Делас была такой жалобной и такой знакомой, что вулканец поневоле обернулся.
– Мне случалось заплетать косички своим сёстрам, когда они ещё не умели сами, – сказал он. – Если хотите, могу вам помочь.
- А… Но… - Самрита хлопнула ресницами, глядя вслед Артуру, который уже унесся к шатру. И махнула рукой: - Ну ладно...
Делас подозрительно посмотрела на вулканца – уж от кого, а от него она такого предложения не ожидала.
- Хорошо, - вздохнула она. – Только аккуратно, они могут отклеиться. И достаточно просто расчесать!
– Вы можете не беспокоиться, – заверил её Тенек.
Что-что, а опыт расчёсывания длинных волос привередливым (и в том возрасте ещё очень эмоциональным) вулканским девочкам, научил его не дёргать гребень сверх меры... и вообще не дёргать.
– Это очень просто, – пояснил он на случай, если Делас окажется в безвыходном положении, и ей придётся справляться с волосами самой, – нужно начать с самых кончиков и ни в коем случае не торопиться.
_____________
с кадетами, профессором и координатором
24  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 27 06 2018, 09:48:24
15 cентября 2384 г., раннее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III

Артур кивнул Самрите, одновременно подтверждая, и одновременно делая вид, что разрешает своей жене задавать вопросы или делать что-то еще. А потом забрал флягу и пошел к костру. Когда путник назвал настоящее имя профессора, Артур сбился с шага и оглянулся. Грандиозным образом возвышавшаяся над ними Первая Директива рухнула со своих высот. Она была нарушена. Но возражать сейчас путнику было нельзя. И Самрита была права, признав сказанное. Сейчас следовало затаиться и выяснить правду. О том, что происходит. Артур предоставил пока возможность задавать вопросы капитану, решив наблюдать и встрять в подходящий момент. Артур продолжил идти к костру. Хорошо, что профессора пока не разбудили. В своем пути Артур шел мимо спящего ромуланца. Слегка задел его ногой, и как ни в чем ни бывало пошел дальше.
Ракар спал. В этом сне Квинтилия держала его за руку и они падали. Вместе. Но падение замедлялось, потому что Квинтилия держала его. А потом его что-то ударило, рывком вырвав из сна. Ракар не открыл глаза целиком, в первую очередь он прислушался и медленно, очень медленно, не показывая, что проснулся, чуть приподнял веки.
-Да, мы с ней… - начал кальдонианец, но его прервал голос от входа в шатер.
-Да, мы давние друзья, - произнесла профессор Закария, откидывая в сторону полог, - Приветствую тебя, Бор! Что ты здесь делаешь?
-Я искал тебя, - путник быстро обернулся к профессору и сделал несколько шагов к ней, - У меня новости о… - он осекся и огляделся по сторонам, - Кто твои новые друзья?
-Пойдем, - профессор Закария протянула руку, будто намереваясь обнять пришельца за плечи.
Он позволил увлечь себя, и вместе с профессором Закарией они пошли прочь от шатра, от костра и по направлению к ящеру Бора.
“Они выступили в дорогу” - донесся обрывок фразы до Самриты Баккер, а затем оба собеседника понизили голоса и их слова перестали различаться.
Самрита стояла возле загашенного костра, нахмурившись и удивленно глядя на эту сцену. Кальдонианец хорошо знал Закарию – настолько хорошо, что назвал ее настоящим именем. Конечно, если придется им как-то это объяснить, но Самрите хотелось разобраться в этом самой.
- Все бы отдала, чтобы услышать, о чем они говорят, - пробормотала Самрита, ища возможность увязаться за ними и незаметно пристроиться где-нибудь поблизости – но кругом была степь…
Спальник у входа в шатер зашевелился, и из него появилась всклокоченная голова Делас.
- Что за шум? – недовольно пробормотала она, разлепляя глаза. – Можно потише?..
Бегло оценив ситуацию, и поняв, что профессор удалилась к кем-то по имени Бор, ромуланец Ракар резко сбросил с себя спальник и сел, оглядываясь.
Убедившись, что профессор и новоприбывший местный путник отошли достаточно далеко, Артур прошептал:
- Хана Первой Директиве. Здесь действительно что-то очень интересное происходит. Давайте потихоньку вставать, кто проснулся.
Ромуланец вскочил на ноги, подобрал один меч и уставил внимательный взгляд в сторону, куда ушли профессор и Бор.
Тем временем профессор и Бор закончили свой быстрый тихий разговор. Кальдонианец вскочил на своего ящера и погнал его мимо лагеря, в ту сторону, откуда кадеты приехали вчера вечером. Профессор же вернулась к кострищу и начала разводить огонь.
-Разбуди всех, Осэ, - бросила она через плечо капитану маленькой группы кадетов, - У меня есть новости, хорошие.
Самрита недоверчиво посмотрела на профессора Закарию – слишком много новостей свалилось на них этим утром, - но не стала сейчас спорить, а ушла в шатер, откуда был приглушенно слышан ее голос:
- Просыпайтесь, пожалуйста, Ане-Сои хочет что-то сказать… - после чего раздались и другие голоса и послышалось, как спавшие начинают шевелиться и подниматься.
Делас присела, не вылезая из своего спальника, и потянулась к сумочке, которая лежала у нее под головой. В руке ромуланки сверкнуло что-то металлическое и явно не кальдонианское, после чего она, ничего не говоря, исчезла за шатром.
Ракар внимательно проследил, как удаляется Бор. Прямиком по направлению к базе ученых из Федерации. Поразительно, как сказал бы Тенек. А затем ромуланец прошел к костру, добрым словом мысленно поминая коммандера Планкса.
- Доброе утро… профессор Закария, - негромко сказал Ракар, - значит, не всегда Ане-Сои… верно? -Ракар присел на корточки перед профессором и абсолютно невозмутимо заглянул ей в лицо.
-Что вы имеете в виду? - спросила профессор Закария, наклоняясь, чтобы подуть на разгорающиеся угли.
К этому моменту Бор уже снова превратился в облачко пыли, движущееся к противоположному горизонту.
К костру тем временем подошла Квинтилия, кутающаяся в свой спальный мешок. В ее волосах торчали сухие травинки.
Разбудив всех, Самрита тоже вышла из шатра.
- Он назвал вас по имени, - проговорила она. – Мы это слышали. Не «Ане-Сои», а «Закария». Куда он направляется теперь? – девушка прищурилась, глядя вслед кальдонианцу. – Там база… О ней он тоже знает?
- Да, - подтвердил Ракар, - и я слышал, как раз перед тем, как окончательно проснуться. Он запросто назвал шатер – палаткой Закарии, при нас, таких же вортах, как он. А это значит, что он привык делать так обычно, и это имя, состоящее не из трех букв, широко известно на планете Кальдония III. Все так? Он правда едет теперь к базе? Для чего?
Ромуланец бегло посмотрел на Квинтилию снизу вверх.
-Вы слышали, - констатировала профессор Закария со вздохом, - Нет, конечно же, Бор не знает о базе. Но мне нужно, чтобы он встретился с Ане-Ове, поэтому я послала его в ту сторону. Когда все проснутся, я обо всем расскажу. А сейчас вам всем нужно плотно позавтракать и собрать вещи, день сегодня будет тяжелым.
- Как так получилось? – негромко поинтересовалась Самрита, садясь рядом с профессором. Ей не хотелось, чтобы ее слова звучали, как допрос, поэтому она старалась говорить негромко и мягко.
Делас, тем временем, вернулась – она поправлял на себе все элементы своего сложного наряда, но непривычные ей длинные волосы спутались и торчали во все стороны, точно гнездо ленивой и неаккуратной птицы.
-Неосторожность, оговорка, - с досадой ответила профессор Закария, - В один их тех черных дней, когда мы только поняли, что за нами никто не прилетит и не заберет домой. Мы были вынуждены покинуть базу и были в отчаянии. Однако, Бор с тех пор был нашим другом. Он ничего не знает о нас, кроме одного странного имени.
Ракар кивнул каким-то своим мыслям. Он понимал сейчас досаду и этот обидный прокол, о котором узнали кадеты, и прочие чувства профессора по этому поводу раскрытия. Но он понимал, что все, что случилось у них после начала Доминионской войны – куда больше, чем раскрытие одного имени, просто пока еще неизвестны масштабы.
- А кто и куда выступил? – спросил Ракар, - почему Бор так спешит?
Вместо ответа профессор Закария огляделась по сторонам и спросила:
-Все уже проснулись?
Пока длился разговор по очереди подтянулись Тенек и М’Кота. Клингонка выглядела заспанной и хмурой, вулканец по обыкновению внимательным и наблюдающим.
Илама Толан появилась на пороге шатра, поправляя по дороге головной убор. Даже если она не выспалась, ей было не привыкать спать мало, и по ней этого не было заметно.
- Что-то случилось? – она тоже подошла к костру, который начал разгораться.
-Да, - коротко ответила профессор Закария, - У нас меняются планы.
Затем она продолжила пересчитывать кадетов.
Тэйра вполне выспалась, но неожиданное пробуждение напугало ее, и она вышла из шатра, сжимая кинжал - на всякий случай. Никто не нападал, но так было спокойнее.
-Утро… доброе? - спросила она, оглядывая всю группу.
Делас тоже подалась вперед – она одновременно пыталась и не пропустить ни слова, и расчесать спутанные волосы костяным гребнем.
Ракар в это время вынул пробку из фляжки, бегло посмотрел снова на Квинтилию. Потом на Тенека, и на остальных. Тенек был немного обезвожен ночью, еще и планы менялись. С некоторым сожалением ромуланец сделал пол-глотка из фляги, которые совершенно не спасли его ни от чего, и убрал ее подальше. А потом поднялся во весь рост, ожидая новостей.
-Доброе… - буркнула Квинтилия, отодвигаясь в сторону и давая Тэйре место у костра.
Профессору Закарии, наконец, удалось сосчитать кадетов, результат ее удовлетворил, она встала на ноги и выпрямилась.
-Вчера, - начала профессор, - мне показалось, что многие из вас расстроены, что наше путешествие так быстро подошло к концу. У меня для вас хорошие новости. Я только что получила известие, что недалеко от нас проходит кальдонианский караван, и мы можем в нему присоединиться. Таким образом вы будете иметь возможность поближе познакомиться с местным образом жизни и потренировать ваши легенды.
Ракар с интересом смотрел на профессора, внимательно размышляя. Караван и спешка. Летящий во весь опор кальдонианец, который сообщил о караване. И поехал дальше за Арином. И так легко профессор, которая не хотела подпускать их к местным, не планировала такого вовсе и все такое прочее, решила поменять планы. В чем тут дело? Конкретно этот караван настолько важен для них? Сформировавшееся было доверие снова сменилось для Ракара множеством подозрений. Он понимал, что они, кадеты, сейчас сильно мешают делам профессора. Ромуланец молчал, внимая каждому слову.
- Правда? – Делас отпустила расческу, и та так и осталась висеть в волосах. – Мы правда сможем с ними пообщаться? А… вы что-нибудь знаете об этом караване?
- … И будет ли это безопасно, - мягко прервала поток слов ромуланки Илама Толан. – Вы же понимаете, что мои кадеты здесь на учебном задании, и я за них отвечаю.
-Из того, что я видела, - профессор Закария посмотрела на пару землян, - я могу сделать вывод, что они готовы.
_____________
Совместно с Самритой, Артуром, Бором, Иламой Толан, профессором, Квинтилией и Делас
25  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 27 06 2018, 09:46:08
15 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III

Первая смена дежурства прошла без происшествий.
М’Кота объяснила Тенеку план действий - один из них должен был ходить вокруг лагеря и смотреть, нет ли в нем беспорядков и не грозит ли что-то его ближайшим подступам, а второй дежурный должен был перемещаться по более широкой окружности и следить, не подходит ли кто-то снаружи, а также держать в поле зрения ящеров.


Через два с половиной часа первая смена разбудила вторую - Иламу Толан и Квинтилию Перим. Кардассианка все же легла спать – они с профессором Закарией и так допоздна сидели у костра, пока кадеты тренировались с оружием. Толан готова была поспорить, что из-за своей бессонницы не сможет заснуть и просто пролежит до начала дежурства, однако неожиданно для себя обнаружила, что умудрилась проспать несколько часов, причем весьма неплохо.
Само дежурство прошло спокойно – хоть женщина и была уверена, что им ничего не угрожает, они с Квинтилией Перим в точности выполняли инструкцию М’Коты и лишь изредка перекидывались парой фраз.

Раннее утро

За ночь температура в степи упала, и им пришлось надеть всю одежду, которая у них была. Спустя два с половиной часа, когда небо на востоке начало чуть заметно светлеть, они разбудили Артура Лайтмана и Самриту Баккер.
Самрите стоило больших усилий заставить себя вылезти из уютного теплого спальника на утренний холод. Ей было зябко, и она закуталась во все покрывала, которые полагались ее наряду, а глаза никак не хотели раскрываться, но девушка понимала, что просто не может сейчас ныть и капризничать – она капитан, и она сама назначала смены. «Ну почему я не поставила Делас на утро…» - подумала она про себя, с тоской выходя из шатра.
Ночь уже не была такой беспросветно-темной, теперь она стала уныло-серой из-за приближающегося рассвета. Подавив зевок, она поплотнее запахнула на себе длинные полы накидки и направилась к своему месту караула, лишь коротко кивнув Артуру по дороге.
Свежий воздух раннего утра перед рассветом был для Артура благом, после иссушающей жары дня. Этот воздух будил. Вырывал из такой притягивающей глубины сна, прочищал разум, приносил свежесть. Уже скоро должна была выпасть роса и ее нужно будет собрать. А пока, обменявшись кивками и взглядами с Самритой, Артур медленно ходил вокруг лагеря, рассматривая спящих в разных позах кадетов, что расположились снаружи шатра, и время от времени бросая взгляд в сторону далеких гор.
Самрита первой заметила движение. На плоской равнине это было нетрудно, сперва она увидела облачко пыли, которое приближалось с той стороны, в которую они держали путь весь предыдущий день.
Сонливость как рукой сняло. Привстав на месте, девушка прищурилась, чтобы получше разглядеть это движение – было ли это животное или человек? Но пока было слишком далеко… Она быстрым шагом подошла к Артуру и шепнула ему:
- Смотри, - палец девушки указывал направление, а другая рука машинально нащупала привязанный к поясу кинжал и легла на рукоять. – Только тихо.
Когда Самрита подошла, Артур как раз завершал очередной круг вокруг лагеря, глядя себе под ноги. Его меч типа "гладиус", был пристегнул к поясу, и Артур немного придерживал его при ходьбе. Кадет быстро перевел взгляд туда, куда указывала Самрита и замер.
- О, - тихо сказал он, - ну да, подождем.
Через несколько минут облачко пыли превратилось в фигурку всадника.
- Кажется, он один, - проговорила Самрита, приглядываясь. – Это может быть мистер Арин? Или… кто еще это может быть? Наверное, нам стоит предупредить профессора… - она огляделась к шатру. Будить всех не хотелось, но, если приближавшийся был не замаскированным баджорцем, а местным, то встречаться с ним тоже не слишком хотелось. 
- Для Ане-Ове - не с той стороны, - тихо сказал Артур, пристально глядя на всадника, - но, я думаю, Осэ, Ане-Сои не стоит будить. Пока. А то создадим себе в ее глазах имидж тех, кто бросается к старшим при первой же новой ситуации. Пусть поспит. Мы справимся сами. Нам, кажется, невероятно повезло перед тем, как просто отправиться обратно, мало что увидев. Ну что ж, жена моя, занавес поднят, спектакль начат. Пришло время сыграть свою роль. Удачи нам обоим.
Артур вытянулся и расправил плечи, глядя на всадника.
Самрита недоверчиво посмотрела на Артура:
- Но это может быть опасно! Хотя… он один. Вряд ли это нападение – кто будет нападать поодиночке? Может быть, разведчик?..
- Да, капитан, - кивнул Артур, - это может быть опасно. Но это и правда не может быть нападением, так как он один. Может он просто нуждается в помощи. Мы ведь не откажем ему в глотке воды и полоске вяленого мяса. Может он заблудившийся путник. Как ты любишь говорить – не узнаем, пока не спросим. Давай не предполагать сразу худшее, скоро узнаем.
- Ну хорошо… - вздохнула Самрита и совсем другим тоном добавила: - Как скажешь, мой супруг.
Артур посмотрел на Самриту с улыбкой. Вот и пришло время снова сыграть роль, со всем талантом, что еще не совсем погиб в его никуда не годной душе.
- Ты мудрая жена, я имею обыкновение слушать тебя, - Артур коснулся запястья Самриты, сжал ее ладонь, и снова, уже снова будучи серьезным посмотрел на всадника.
Тот остановился невдалеке от палатки и спешился. Его ящер тяжело дышал и тот и дело высовывал синий раздвоенный язык. Пасущийся недалеко Демокрит, на котором путешествовала Делас, издал резкий крик, разинув розовую пасть, но в нем слышалась не угроза посягнувшему на чужую территорию пришельцу, а скорее приветствие.
Всадник, с головы до ног закутанный в песочного цвета хламиду, быстрым шагом направился к Артуру и Самрите, на ходу стягивая очки и разматывая шарф на лице.
-Не откажите в гостеприимстве на вашей стоянке усталому путнику, - обратился он хриплым голосом к кадетам, - Не найдется ли у вас глотка воды?
Артур чуть склонил голову, рассматривая спешившегося всадника, отслеживая реакцию Демокрита. Всадник не поздоровался. Не представился. Это был либо обычай, либо намеренная скрытность. Либо он был настолько измотан, голоден и страдал жаждой, что было не до того. В любом случае, поначалу следовало вести себя также, как и он. Артур коротко глянул на Самриту, а потом отстегнул от пояса флягу и протянул ее путнику.
- Не откажем, - ответил кадет, не спуская внимательного взгляда с прото-ворты, - отказать путнику в таком месте, как это – недостойно для людей небесного кита. Возьмите, пейте. Осэ, проводим гостя к костру? – спросил Артур, посмотрев на Самриту.
Самрита тоже смотрела на незнакомца настороженно, но предварительно опустив взгляд и встав позади Артура. Она плохо представляла себе, как играть роль покорной жены, поэтому просто решила помалкивать. А еще она была уверена, что стоило бы все же разбудить профессора Закарию, но не знала, как сделать это сейчас. Поэтому она просто тихо проговорила, продолжая изучать кальдонианца из-под приопущенных ресниц:
- Пойдемте, мы можем дать вам поесть, если желаете, - после секундных колебаний Самрита взяла верх над Осэ и поинтересовалась: - Откуда вы и куда направляетесь? – она постаралась, чтобы этот вопрос звучал как ни к чему не обязывающая беседа. Вроде «Прекрасная погода, не так ли?» или «Не собираетесь ли вы нас убить?».
Когда кальдонианец снял шарф, Самрита и ее “муж” смогли разглядеть его лицо - бледная кожа, широкий нос, близко и глубоко посаженные глаза красивого аметистового цвета. На вид мужчина был довольно молод - скорее ровесник Иламе Толан, чем профессору Закарии.
Кальдонианец сделал жадный глоток из фляги Артура Лайтмана, но всего один, и с явным сожалением протянул сосуд обратно.
-Благодарю, - произнес он, переводя взгляд с одного собеседника на другого.
Теперь, когда он промочил горло водой, его голос стал менее хриплым.
-Я скакал всю ночь, и я тороплюсь… Но, - он обернулся в сторону шатра, - разве это не палатка Закарии? Она путешествует с вами?
- Зак… эээ… - Самрита удивленно моргнула. Потом еще раз. Потом очень выразительно посмотрела на Артура. Профессор ничего не говорила о том, что ее настоящее имя может кто-то знать. Но раз он знал это имя, то смысла называть ее по-другому землянка не видела. – Да, это ее палатка. Мы путешествуем вместе. Вы ее знаете?
___________________
Самрита, Артур и Бор
26  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 26 06 2018, 11:01:57
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III

Тенек действительно выглядел не очень хорошо, хотя и держался с обычным спокойствием.
– Ничего существенного, – сказал он и упрямо возразил: – Не стоит извиняться, я понимаю, что вы сказали это непреднамеренно, и всё же вы совершенно неправы. Я действительно хотел бы, чтобы законы этики соблюдались, но это не романтика и тем более не мечтательность, это рациональное стремление улучшить существующий порядок вещей. Именно рациональное, потому что если вы сравните жизнь почти в любом из наших государств с давним, а у некоторых даже недавним прошлым, вы увидите значительную перемену к лучшему. А ведь если бы кто-нибудь в прошлом описал жизнь, подобную нашей, своим современникам, модель описанного им общества назвали бы утопией, а его самого – не смыслящим в жизни мечтателем, но время показало, что это было бы... в высшей степени не... справедливо.
Тенек всё-таки заставил себя договорить до конца, однако сразу же вслед за тем сделал несколько шагов в сторону, потом сложился пополам и, образно выражаясь, распрощался с содержимым своего желудка.
Ракар открыл было рот, чтобы снова парировать Тенека, и удариться в высшую философию бытия, но … все пошло не так. И если уж точно, все пошло лучше. Физиология Тенека среагировала, наконец, на происходящее, и это тоже неплохой выход. Сначала Ракар ждал, глядя на вулканца. А потом сделал пару быстрых шагов к Тенеку, обхватил его с двух сторон, не давая разогнуться, одну руку положил на спину, второй обхватил за пояс. Чуть потянув на себя, заставил вулканца сделать пару шагов в сторону от места, где он только что стоял.
- Давай еще, - тихо сказал Ракар, - убери из себя всю суть этого мира, и многих других миров. Ты не такой, ты не такой… все нормально. Все будет хорошо. Рано или поздно эволюционируют все. Только бы суметь дожить до того момента. – И Ракар легонько хлопнул Тенека по спине, одновременно надавив на то место, где был желудок.
Может Тенек и хотел бы что-нибудь ответить, но в данный момент это было более, чем затруднительно, поэтому заговорить он смог, только когда его прекратили сотрясать рвотные спазмы.
– Не понимаю... я же изучал исторические голопрограммы, – сказал он больше самому себе, чем Ракару. – И ещё во время кахс’ван видел, как дикий сехлат пожирал добычу почти живьём... До сих пор ничего подобного не случалось...
- Все бывает в первый раз, друг мой, - сказал Ракар, ботинками затушив упавший из руки факел, отпустив наконец Тенека, когда ему полегчало,  - ничего страшного. Забей. …Голопрограмма – не реальность. А в детстве ты был еще не готов… или… ну, понимаешь, ты был готов к реальности, видел ее как есть, и уже потом обрел все принципы. А… забей! – Ракар быстро отстегнул с пояса фляжку, плеснул себе на руку, подставив согнутую ладонь, и затем в лицо Тенеку. Он сам умыл Тенека, а потом сунул ему в руку флягу, чтобы тот мог глотнуть воды.
- Забудь, - сказал Ракар, - ты просто первый раз видел то, что не принимаешь, я не скажу, что ты никогда такого больше не увидишь. Может быть ты увидишь много больше, но теперь ты будешь готов. Вселенная .. знаешь, друг мой, полна сюрпризов. И она не Вулкан. Как ты это говоришь – бесконечное разнообразие в бесконечных сочетаниях. И вот такие сочетания тоже бывают. Глотни воды, станет легче.
Тенек взял флягу, но привычка беречь воду взяла своё и он лишь слегка смочил рот водой.
– Возможно, проблема в том, что я не вижу для этого логичной причины, – сказал он, слишком уж старательно и долго затыкая флягу пробкой. – Многое можно понять, если сознаёшь, что любой другой выход отсутствует, или что некто, не приученный с детства контролировать себя, совершает неэтичный поступок под влиянием зашкаливающих эмоций. Но в том, чтобы употреблять в пищу живые, чувствующие и относительно разумные существа, я не вижу никакой по-настоящему обоснованной причины, если только речь не идёт о других столь же относительно разумных животных или о дикарях, едва избавившихся от угрозы голодной смерти.
Ракар смотрел как Тенек затыкает флягу пробкой. Потом забрал флягу. Потом взял Тенека за плечи.
- Главное то, что ты не совершаешь этого поступка, который считаешь неэтичным. А до всей остальной логики ты дойдешь потом, - Ракар говорил тихо и мягко, - логика она штука такая… ты обязательно пройдешь всеми этими последовательностями. Но не сейчас. Потом. А сейчас – я рядом. Я с тобой. Ты никого не съешь, и тебя никто не съест. Я прослежу за этим. Все будет нормально.
Ракар внимательно смотрел в лицо Тенека, которое было сейчас скрыто маскировкой. Ракар знал, что Тенек может чувствовать контактные эмоции. И он очень постарался не чувствовать сейчас ничего, кроме доброжелательности, мягкости и чистоты.
Тенек поднял взгляд на ромуланца. Он ни за что не позволил бы себе без разрешения вторгаться в чужие эмоции, но и того, что Ракар говорил, того, что выражало его лицо было вполне достаточно, чтобы понять его отношение и его намерения. Пусть слова ромуланца и были местами очень странными, это был один из тех случаев, когда важны не сами слова, а то, что за ними стоит.
Вулканец коротко кивнул, и негромко ответил:
– Я вам благодарен. Не волнуйтесь, я смогу адаптироваться, просто это произойдёт несколько позже, чем я ожидал. Но вы снова не совсем правы: на самом деле я способен почти на всё, что сам же считаю неприемлемым. Не заблуждайтесь на мой счёт: те, чей разум по-настоящему чист и незамутнён, не нуждаются в самоконтроле, они следуют логике и этике так же естественно, как любой из нас просто дышит.
- Я и не заблуждался в этом… , - сказал Ракар, тут же отвел взгляд, слегка хмыкнул. Он не знал, что говорить вулканцу, впервые столкнувшимся с такими внутренними противоречиями, противоречиями с миром и с самим собой, и так яростно, во чтобы то ни стало,  пытавшимся держать лицо, и в то же время допускавшим столько откровенности. Ну и не важно, в конце концов, что говорить. Вулканец в конце концов – тоже человек, и ничего особо специфическое ему не нужно. Все было не важно, Тенек был просто другом, которому было плохо, и поэтому Ракар был с ним рядом, и не отпускал его.
- Кажется, что-то подобное я сегодня уже говорил. Я с удовольствием буду неправым, лишь бы все кончилось хорошо. А логика твоя, мистер … Ане- Лир, - Ракар чуть было не назвал Тенека настоящим именем, - статичной не может быть. Это не предмет, даруемый тебе в детстве. Это гибкий инструмент, и ты его изучаешь. Что такое, в конце концов, совершенство, если бы оно давалось сразу. Скука смертная, вот что я тебе скажу. Совершенство нужно достигать. Так и ты по пути своей логики пройдешь долгий путь. Истинная чистота и незамутненность – такой же миф, как изолированная и не излучающая черная дыра.
Тем временем Ракар провел рукой по плечу Тенека.
- Сядем? – спросил он, побуждая вулканца сесть на землю.
– Тер ждёт, – напомнил Тенек. – Сейчас моё дежурство.
Ракар посмотрел в сторону костра, потом перевел взгляд к шатру.  Потом снова на Тенека.
- Ага. А я Первый помощник, и немного отвлек дежурного, это нормально и логично. Ну тогда пойдем, медленно.
Ракар придерживал Тенека за руку, повыше локтя за плечо, одновременно волоча за собой остатки затушенного факела в левой руке.
- Знаешь, один из моих любимых тезисов – нет необходимости делать то, на что нет необходимости. Это значит в том числе, что не надо зря убивать. Это стандарт. Ничто не должно делаться зря. И уж конечно нет причин убивать думающих разумных существ, если они на вас не нападают. Вселенная неплохо устроена, Ане-Лир, но местами немного несправедливо. В наших руках что-то изменить. Вот в твоих. И в моих. И в их всех, - ромуланец неопределенно показал рукой в сторону лагеря. – Это и будет наше движение к совершенству.
Ракар подумал, а не сказать ли Тенеку о том, что растения, которые он ест, тоже теоретически могут все чувствовать и испытывать боль, и могут кричать неслышным для гуманоидов криком, но решил, что это прямо сейчас неуместно. У Тенека проблема наверняка глубоко шире, и глубже, чем просто пара подстреленных зайцев, факт разделки которых и сам подстрел ромуланец тоже не особенно-то переносил.
- И мы с вами сделаем все, чтобы к нему стремится, - добавил Ракар.
Тенек не ответил. То, что говорил Ракар было логично, более того, он и сам это знал. Только сегодня это по непонятной ему причине не помогло. Может быть, ближайшая медитация это прояснит? А может быть, чтобы в этом разобраться, потребуется гораздо больше одной медитации?
А ещё ромуланец продолжал его держать, словно опасался, что Тенек упадёт, и это заставляло вулканца непрерывно поддерживать барьер между своим и его ментальным полем, что, в общем-то, совсем не добавляло разговору непринуждённости.
Тенек молчал. Ракар повернул голову вправо, и в этой очень темной ночи, освещаемой лишь светом звезд и восходящей одной из лун рассмотрел лицо Тенека. Тот был напряжен, и, после некоторого сомнения, Ракар отпустил руку вулканца. Просто разжал пальцы и положил ладонь себе на пояс. Еще несколько шагов они прошли молча. А потом Ракар все таки решился.
- А знаешь еще вот что, вы, вулканцы, конечно едите растения. Но возможно, вы и представить не можете тот беззвучный крик срываемого с ветки плода, тот ужас, отрыва стебля от корня, и то безысходное отчаяние. Кто вам сказал, что растения не мыслят и не чувствуют? Но не умрете же вы с голода от этого? Так устроена Вселенная. Возможно, она устроена не идеально, но уж как есть.
Тенек, чуть заметно покосился на него.
– Это возможно, – согласился он с неожиданной лёгкостью. – Однако пока на это нет никаких указаний и тем более никаких доказательств. Если такие доказательства будут, полагаю будет логично полностью перейти на реплицированную пищу, но пока... – он немного помолчал, затем продолжил: – Я понимаю, что тот же мотив объясняет и поведение разумных хищников, но трудность в том, что о разуме животных догадываются даже нетелепаты – по их поведению, например, а мы... мы его просто чувствуем. Это почти то же самое, что иметь возможность поговорить. Вы ведь не будете есть примата, который может поговорить с вами на языке жестов, верно? А телепату даже язык жестов не нужен, достаточно просто прикоснуться и прислушаться. Сегодня Зен подошёл ко мне, надеясь на ласку; это мало чем отличалось от такого же желания маленького ребёнка любой разумной расы.
- Желаю вам никогда не найти таких доказательств… - сказал Ракар, чуть нахмурившись, - не то всем планетам без технологии репликации придется вымереть. Согласно этическому закону.
Ракар махнул рукой и посмотрел на Тенека уже с улыбкой. Хотя в этом свете только одна Илама Толан могла видеть довольно приемлемо. Ракар различал только тени.
- Аристотель тоже классный. И паук Парнус тоже, который у Делас. Все правильно, друг мой.  На досуге – подумайте об устройстве мира. Я думаю, закономерностей очень много. А теперь – наш покой в ваших руках. Будите, если что. Я найду себе место между костром и шатром, ближе к шатру. Эх, забыл придумать кодовое слово более красиво звучащее, но уже поздно, пусть будет как есть. Доброй ночи, друг мой, и спокойного дежурства.
– Я не стал бы желать, чтобы от живой пищи отказались те, у кого нет технологии репликации, – сказал Тенек, словно Ракар и правда мог подумать, что он способен высказать такое безумное желание. Затем вулканец слегка поклонился Ракару в знак признательности и сказал:
– Доброй ночи, Ане-Рэй. Я желаю вам заснуть и не видеть сегодня снов.
Ракар коротко кивнул, отсалютовал Тенеку и пошел к шатру. Это было хорошее пожелание, спать без снов. Но Ракар знал, что во сне может увидеть Квинтилию. И поэтому пусть сны будут. А если не увидит, то эта неизбывная тоска по ней останется с ним, куда бы ни закинул его мир иллюзий. И как бы там ни было, ромуланец заснул, едва его голова коснулась расстеленного на земле, возле мечей и щита, спальника.
_______________
С Тенеком
27  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 26 06 2018, 11:01:24
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, Кальдония III

- Тер! Тер, - произнес Артур, негромко, но все же стараясь шептать громче. – Пойдем.
– Сейчас! – М’Кота выразительно подняла испачканные руки и локтем убрала волосы со лба. – Иди, я скоро!
 
Она действительно опоздала не сильно: к тому моменту, как Ракар позвал на тренировку, разделка и заготовка добычи почти закончилась. Клингонка ещё не ужинала, всецело поглощённая работой: первые несколько тушек сразу же были отданы для приготовления мясной части ужина, и на такой жаре надо было разобраться с мясом как можно быстрее. Сама М’Кота так и не успела поужинать, но это её не слишком беспокоило: перекусить можно было и на ходу в начале дежурства, зато сейчас и дело было закончено, и на тренировку она опоздала самую малость.
Это продолжалось минут сорок. Или немного больше. До тех пор, пока Ракар не вспомнил, что М'Кота и Тенек должны быть на дежурстве, да и Лайтмана пора было отпустить спать. Эта мысль пришла ему как раз в момент поединка с М'Котой. Сначала они были как бы противниками для внешнего наблюдателя, а под конец боя сработали совместно, М'Кота, уперев щит в землю и подпирая его своим телом, составила трамплин, от которого ромуланец оттолкнулся и высоко подпрыгнул со своим длинным мечом. Это был хороший маневр. Но пора было заканчивать.
- Всем спасибо, - сказал ромуланец, переводя дух и забирая у Артура факел. – Если кто хочет – на станции продолжим. А сейчас… пора.
И Ракар отвернулся к степи, повернувшись спиной к лагерю. Он еще не собирался уходить сам.
М’Кота искренне порадовалась, что не успела поесть до тренировки – она получилась интенсивной, и совсем некстати было бы чувствовать сонливость и тяжесть в животе. Впрочем, и на дежурстве сонливость тоже была ни к чему, поэтому еды она собиралась взять совсем немного.
– Ты как? Спать? – спросила она Артура, попутно размышляя, стоит ли пытаться отряхнуть с одежды пыль, или это уже совсем нереальная задача.
- Да, - кивнул Артур,  - день был длинным… Я буду около шатра, снаружи.
– А как же молодая жена? – съехидничала клингонка и, рассмеявшись, направилась к лагерю. – Лир, я тебя жду! – крикнула она через несколько шагов.
Артур ничего не ответил, только молча пошел к костру, который обещал погасить.
Ромуланец смотрел в степь. Небо целиком состояло из россыпи звезд. И факел в его руках здесь было явно лишним для этого момента. Свет мешал. Но сейчас было еще рано. Надо было еще побросать то маленькое устройство под названием ии'сса. Ракар снял его с пояса свободной правой рукой, и повернул голову к Тенеку, который пока еще не торопился уходить.
- Ане-Лир, вы не спали практически ночью. И вахта у вас первая, как вы вообще?
– У меня было достаточно отдыха для такого короткого срока, – успокоил его Тенек, – А после дежурства и медитации я будут спать, так что здесь нет повода для беспокойства.
Ракар кивнул, и посмотрел вверх. Легкий ночной ветер освежал, после жаркого дня – это было еще приятнее. Ромуланец задумчиво, пару раз крутнул диск на шнуре.
- Подержите факел, Ане-Лир? – спросил он, - я не задержу вас долго, сейчас… пару раз кину, и все, а то потеряю ее.
Тенек взял факел. На Ракара и его новое оружие он смотрел с интересом, пожалуй, даже с большим, чем можно было предположить.
– Мне будет интересно посмотреть, – сказал вулканец. – На Ромуле есть аналогичные виды оружия?
Оборот, еще оборот. Теперь Ракар держал устройство обеими руками, одной раскручивая, а второй – за второй диск.
«И.и»… - раздавалось при каждом обороте. «Сса» - сказало устройство, когда Ракар его бросил. Его тени он не видел, профессор была права, ночью – это плохая идея. Но завтра все закончится, какой смысл … какой смысл вообще в этом всем. Сегодня еще он есть, а завтра будет путь назад, на базу, обратно на катер и в пустыню. Нужно успеть сейчас, хотя бы послушать как оно звучит. Заниматься хоть чем то, чтобы не думать о том, о чем он не думать не мог.
- Вон туда кажется улетело, - Ракар показал жестом. Ромуланец говорил тихо, была ночь, и хоть они стояли довольно далеко от шатра, ромуланец старался не разбудить спящих. – Пойдемте, поищем. Нет, такого на Ромуле нет.
– Это странно, – заметил Тенек, направляясь с факелом в ту сторону, куда указал Ракар. – По принципу действия это похоже на ахн-вуун, только гибкая часть намного короче.
 Казалось, он хотел что-то сказать между этими двумя фразами, но передумал, и между ними возникла длинная, наполненная смыслом пауза.
Ракар шел рядом и внимательно смотрел на землю. Осматривал все в круге света факела, размышляя о том, почему Тенеку странно.
- Ах, вот она, - ромуланец присел на землю, нащупал диск, поднял его, потянул за шнур, и наконец взял и второй диск. Протянул устройство Тенеку.
- Хотите попробовать? Я подержу факел. Ромуланская Империя, Ане-Лир, очень высокотехнологичное государство. Если когда-нибудь и было что-то подобное, но не среди ромуланцев. А что такое ахн-вун?
– Старинное вулканское оружие, – ответил Тенек, принимая из рук Ракара ии’ссу. – Тем не менее, мечи у вас есть, – заметил он, рассматривая веревку и диски.
Вулканец относился к оружию более чем прохладно, хотя и признавал его необходимость. Оружие воплощало в себе суровую логику материального мира, где чтобы выжить могло понадобиться убить, а чтобы знать, как избежать раны или даже гибели, нужно было знать, как нанести смертельный удар. Тенек принимал это, как и многое другое, но не мог сказать, что ему это нравится... как и многое другое. В то же время гарантировать, что всё это полностью, на 100% ему не нравится, вулканец тоже не мог, и именно это, последнее, и было главной причиной его антипатии к оружию.
– Можете взять ножны от меча и держать их на вытянутой руке? Не слишком крепко, – попросил он ромуланца.
- Да, - кивнул Ракар, - мечи это тоже древняя традиция. Ромуланская традиция. Понятно.
Ракар взял факел, снял с пояса меч, вытянул его из ножен, положил на землю, и, как просил Тенек, вытянул руку с ножнами вперед. Рука подрагивала, ромуланец понял, что устал довольно сильно.
– Только не шевелитесь, – сосредоточенно сказал вулканец.
Не торопясь, он перехватил оружие половчее, взвесил один из дисков на ладони и вдруг нанёс хлещущий удар с последующим рывком назад. Со стороны могло показаться, что он хочет разбить ножны камнем или даже покушается на жизнь Ракара, однако верёвка всего лишь захлестнула ножны, а рывок вырвал их из руки ромуланца.
– Поразительно... – негромко сказал Тенек. – Вам никогда не случалось находить ответ на вопрос совсем не там, где вы его искали? – уже громче спросил он Ракара. – Я расспрашивал Ане-Сои о том, что могло бы заменить фазер в режиме оглушения, и не нашёл ответа. Но я искал в области фармацевтики, тогда как самый простой и очевидный ответ лежал буквально на поверхности.
Ракар и не думал, что Тенек мог бы захотеть на него покуситься. Он стоял и смотрел на его действия с интересом, но с большой долей усталости. А потом ножны вывернулись у него из руки и Ракар улыбнулся, посмотрев на Тенека.
- Я слышал ваш разговор. Она говорила, что баланс сил другой. Режим оглушения может не сработать или сработать не так. Не там где искал… - Ракар опустил голову, если б он знал где именно не там ему найти то, что он ищет, он перевернул бы половину галактики и преподнес бы её Квинтилии, - похоже, вы совершили какое-то открытие? Поделитесь, я не совсем понял о чем речь.
– Вот это оружие, – ответил Тенек, протягивая ии’ссу обратно Ракару, – и особенно его вариации с более длинной верёвкой можно использовать для того, чтобы обездвижить противника, не причинив ему вреда. Это может быть существенно не только из соображений этики, но и по той причине, что мы не знаем местных обычаев, и лишив кого-нибудь жизни, можем стать участниками кровной вражды или спровоцировать кровную вражду между невраждебными прежде соседями. Если бы завтра мы уже не возвращались на станцию, я предложил бы каждому в нашей группе обзавестись чем-то подобным и попрактиковаться в использовании этого оружия.
Ракар принял ии'ссу, и задумчиво принялся перебирать шнур, соединяющий два диска.
- Знаете, Ане-Лир, - наконец заговорил Ракар, - вы кажетесь мне ищущим романтиком, одержимым идеей всеобщего блага и общей этической составляющей. Вы бы хотели, чтобы мир был идеальным, чтобы в нем никто не причинял друг другу боли, и чтобы все было справедливо. Я тоже не против, чтобы все было так. Но беда в том, что это утопия. Да, конечно, ии'сса может сбить с ног противника, но она не лишит его сознания и вы будете вынуждены связать его, лишить подвижности, и причинить крайнее неудобство этим. Да, это лучше, чем убить, или ударить по голове, или… ну, не буду перечислять. Знаете, Ане-Лир, в бою с мечами – куча способов не убить противника. И даже не ранить. Это тоже искусство.
Ракар остановился, крепя ии'ссу к поясу, и внимательно посмотрел на Тенека.
- Друг мой, кажется, все происходящее сильно задело вас. Охота, ужин, все подобное. Вы как вообще?
– Думаю, что я в порядке, – ответил Тенек, выслушав речь Ракара. – Но за всю мою жизнь меня ещё ни разу так не оскорбляли.
Ракар развернулся к Тенеку всем телом, внимательно посмотрел на него, нахмурясь.
- Кто? Это я вас оскорбил? Простите… Простите, Ане-Лир, я не хотел этого. Но вы же… вы же мой друг. Я должен понять, что происходит. С вами. Явно что-то … да бросьте вы это все ради элементов, то есть… небесного кита. Расскажите, в чем дело?
____________
С Тенеком, Артуром и М'Котой
28  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 06 2018, 10:23:57
14 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III

Всеми со всеми, кто ставил шатер, Ракар подошел к костру. На время постановки временного жилища он снимал со спины мечи, и клал их на землю, развязывал шарф. И теперь он нес шарф и мечи в обеих руках, не надевая их снова. Ромуланец постоял немного у костра, глядя на происходящее, на общающихся кадетов, а затем отошел подальше, забрав все свое снаряжение и щит. Он устроил себе место в нескольких метрах позади костра, так чтобы на прямой видимости были и костер и шатер. Под некоторым углом. Сначала ромуланец лег лицом на землю и раскинул руки, будто обнимая ее. Он ощущал лицом и открытыми ладонями травинки, их специфическую поверхность и не то чтобы жесткие, но вполне по их, травяному стандарту жесткие края, длинных, вытянутых в длину трав. Весь день, каждый день, местное солнце опаляет эту равнину, обжигает жарой, и нет никакой тени. Нет никаких деревьев, в тени которых трава могла бы укрыться, нет никакого моря, и никакой реки. И эта трава не надеется и не ждет никакого спасительного дождя, или облака, которое могло бы закрыть солнце и принести спасительную тень. Эта трава уходит корнями в эту землю, держится за нее, и так проводит свой недолгий век, под этим небом. Как множество других трав на множестве других планет класса М по классификации Федерации. Трава научилась жить и выживать, так же как люди, вопреки всему и мало чему благодаря. Но все же благодаря, этому свету, этому солнцу, этой земле, и редкому дождю. Ракар знал, что трава ждет дождя, как и эта земля. Молчаливо, в надежде, в такой же надежде, в которой пребывал и он сам. В подобной. Утром будет роса, трава точно ждет этого момента. Обнимая землю и траву, Ракар ощущал некое особое чувство, единения, разделения и понимания, с этим пространством, с этой равниной, на которой не было ни одного человека, кроме нескольких случайных кадетов с других планет, и тех, кто прожил на этой планете уже 10 лет, и не очень то стремился домой. И он, Ракар, он тоже с другой планеты. Очень далекой отсюда.
Так лежать можно было долго. Но у него были и другие дела и задачи, желания и стремления, надежды и разочарования. В конце концов он перевернулся на спину и стал смотреть в небо. Уже довольно стемнело. Жара спала. Смотреть в небо было приятно. Там – далеко за атмосферой, где-то по орбите летит их катер и шаттл, на котором прибыли советник, М'Кота и Тенек. Там же, по другой орбите летит и зонд. И это гамма-квадрант. Здесь властвует Доминион, и местные жители – похожи на ворт. Ракар нервным движением пощупал свое ухо, оно было не его. Оно было ухом ворты. Ну что ж делать, такая уж маскировка. С некоторым сожалением ромуланец осознал отсутствие технологий в ближайшем доступе, тоску по родине, и одновременно с тоской по родине – очень болезненную тоску по Квинтилии. А потом он подумал о тех, кто может также лежать на земле в одном из бесчисленных миров, и смотреть в небо. Смотреть в небо, и не ждать оттуда помощи. Даже не потому, что помощь не придет быстро, а потому, что даже и не знает о том, что помощь может приходить с неба.
Но окончился этот абстрактный философский момент размышлений. Рывком Ракар заставил себя вернуться из абстрактных размышлений к реальности, поднялся и сел. Коммандер Планкс был прав. Экспедиция с учеными – будет довольно насыщенным делом. Тем более, уже стемнело. И Квинтилия общалась у костра со всеми, после тяжелого дня, и раннего подъема. Спать ей удалось всего три часа. Тренировка сейчас ей не нужна. Он не должен разрушать этот ее хороший момент. Ей хорошо там сейчас у костра, с остальными. Почему так вышло, что все, что он делает и пытается делать вместе с Квинтилией – что то разрушает? Это было слишком тяжело для размышления и слишком больно сейчас. Это трудно знать, что ты лишний на этом празднике жизни. Что ты лишний, когда она учится общаться и находить друзей, которых у нее никогда не было. Что ты лишний во всем, что с ней связано, в то время как ты очень хотел был тем, кто понесет ее тогда, когда она не сможет идти. Кто будет рядом, и принесет ей радость и надежду, кто пройдет с ней весь ее трудный путь до счастья. А теперь ты лишний… Тот, кому нельзя с ней общаться, тот, для кого общение с ней, и сама она – самое дорогое в жизни. Лишний. Вот это слово.
Тренировки сегодня не будет потому, что все уже устали, Квинтилия устала в первую очередь. Он тоже устал, но это не имеет значения. Чуть позже он устроит бой с тенью с двумя мечами. С двумя мечами ему самому следовало вспомнить навык. И это будет бой с тенью. А еще следовало потренировать Лайтмана. И научиться бросать ии'сса. Ромуланец снял с пояса флягу, вытащил из левого наруча уже заметно завявший цветок и его стебельком измерил уровень воды во фляге. Воду надо было беречь. Жажда не спрашивает кто прав, а кто виноват. Жажда убивает. Вода может быть нужна остальным. Он сам станет пить только тогда, когда уже будет невмоготу. А теперь следовало дождаться рассвета.
- Можно здесь присесть? - раздался позади Ракара женский голос.
Не дожидаясь его согласия, Илама Толан уселась рядом, нагло влезая в личное пространство, как будто понимала, что просто так прогнать координатора не получится. Сейчас, в слабом свете от лун и костра в своем скромном наряде жрицы и гриме кальдонианки - ворты, которых она должна была ненавидеть, - женщина ещё меньше напоминала ту глинна Толан, что знали кадета. Например, она улыбалась. Илама протянула ромуланцу миску с чем-то вкусно пахнущим, но в темноте содержимое нельзя было разглядеть:
- Ваши коллеги постарались, попробуйте, вам должно понравиться, - сама Илама тоже приложила руку к приготовлению "рагу", но посчитала свой вклад незначительным. В конце концов, не это было главным. Просто ей понравилось сидеть с кадетами за одним костром и обсуждать всякие мелочи за работой.
- Ане-Лан, - констатировал ромуланец, повернув голову к Иламе Толан. Улыбающаяся Илама Толан – это было практически ранее не виданное ему зрелище. Нет, она улыбалась раньше, но с очень грустными оттенками. Не так. Теперь это было иначе. Ракар смотрел в ее лицо, думая, что это за ирония судьбы такая, Илама Толан и в образе ворты. И она улыбалась. Ракар улыбнулся в ответ.
- Конечно, можно. Спасибо, - Ракар принял миску, втянул носом воздух. То, что называлось "рагу" – пахло непривычно, но запах обещал, что будет вкусно. – Оу, я должен поделиться припасами для общего костра, видимо, не подумал об этом, чуть попозже отнесу.
Ракар посмотрел в сторону, где в недавних сумерках еще было видно как гуляют расседланные ящеры.
- Удивительно огромные просторы, не заселенные и не используемые никем. Завораживает, правда? – сказал Ракар.
- И совершенно не тронутые современной цивилизацией, - Илама тоже окинула взглядом равнину. Для нее здесь ещё было практические светло.
- Не волнуйтесь, еды на всех хватило, вы ничего не должны, - мягко отозвалась она, глядя, как Ракар с интересом принюхивается к их рагу. - Но ещё не поздно присоединиться к общему костру. Там всем хватит места, - женщина испытующе посмотрела на него. - Или мы можем остаться здесь и просто помолчать. Иногда это именно то, что нужно.
Ромуланец кивнул.
- Хорошо, тогда я отнесу еду утром. Я заметил, что людям нравится сыр, а я его почти не тронул, будет на завтрак. Если они возьмут, конечно…
Потом ромуланец медленно вытащил из правого наруча тонкую деревяшку, обструганную с двух сторон с плоским концом с одной стороны, и принялся есть рагу.
- Спасибо. Может в другой раз. Смотрите, какой у меня отличный наблюдательный пункт, справа шатер как на ладони, слева костер. И я, в темноте, незаметный и бдительный. Впрочем… я могу придумать тысячу причин, и все они будут существенны и убедительны. Но одна настоящая истинная причина так и останется скрытой. Так что… спасибо, что просто сидите рядом, и мы помолчим, глядя на звезды. Сегодня пусть будет так. Я благодарен, что вы понимаете.
Илама чуть заметно вздохнула, но ничего говорить не стала. Иногда лучшее, что ты можешь сделать – это просто посидеть в тишине. Рядом.
- Хорошо, - легко согласилась она. – Пусть будет так.
И отвернулась к равнине, по которой они сегодня шли весь день. По удушающей жаре, в которой Илама наконец-то почувствовала себя, как дома. До них долетала тихая мелодия, которую Тэйра Джар играла на своей свирели – незнакомая и инопланетная. Илама вновь улыбнулась своим мыслям: Тэйра уловила подходящий момент.
________________
С Иламой Толан и музыкой Тэйры
29  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 19 06 2018, 09:16:55
14 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III

Ракар подъехал к Делас, отмахнулся от мошек, и внимательно посмотрел на девушку. Она ехала в импровизированном паланкине, первый раз, в такой неудобной посадке на верховом животном. Грим скрыл все её пятна на коже, которые он видел ночью на катере . Ракар проехал чуть вперёд и оглянулся.
- Ане-Дея, - ромуланец вложил меч в ножны и теперь обеими руками держал уздечку, - ты… или мы будем на “вы” согласно твоему статусу? Как с именем для Пушка? Есть идеи?
Делас тоже закрылась накидками по совету профессора Закарии, и теперь из открытых частей тела осталась лишь верхняя часть лица, украшенные тяжелыми браслетами тонкие кисти и щиколотки, на которых тоже что-то звенело. Она позволила своему ящеру самому идти вперед, полностью на него положившись, и лишь легонько придерживала уздечку одной рукой. Выражение лица ромуланки сейчас непросто было оценить из-за скрывающей его ткани, но она казалась задумчивой и погруженной в свои мысли. Поэтому, когда Ракар оказался рядом, Делас подняла на него удивленный взгляд, точно не ожидая, что он вообще заговорит с ним первой.
- На «вы», - быстро ответила она. – «Вы» меня вполне устроит.
На вторую часть вопроса Делас ответила не сразу:
- У меня была одна мысль… Но я сомневаюсь, что Ане-Сои захочет называть Пушка ромуланским именем. И не думаю, что мне стоит высказывать свое мнение. Впрочем, если у тебя есть идеи, ты можешь их ей предложить.
Чувствовал ли Ракар себя неловко? Конечно.
Но ему было важно все исправить. До конца исправить не получится. Но ведь им предназначено было быть напарниками, быть заодно. Ракар понимал, что Делас чувствует, после всего, говоря с ним. Свою ненужность и отчаяние. Сегодня уже легче. Сегодня она сильнее.
Ромуланец коротко, едва заметно вздохнул.
-Ане-Сои сказала, что необязательно земное имя. А значит можно ромуланское. Придумывать вам, Ане-Дея. Я вспомнил С’Таска. Его разногласие с Сураком. Это важный конфликт философий, рождение ромуланцев. А у вас какой вариант был? - Ракар с интересом, прищурившись посмотрел в лицо Делас, в ту прорезь для глаз, единственно открытую.
- Кому какое дело, что я придумала? – равнодушно поинтересовалась Делас. – Пусть будет С’Таск, ты можешь предложить этот вариант Ане-Сои.
Ракар бегло огляделся вокруг, а потом позволил Аристотелю идти самому, не контролируя его движение. Ракар в седле развернулся к Делас.
- Знаешь, я понимаю, вот это вот все ваше сомнение, и что вы думаете, что никому нет дела. И я в том числе тоже этому причина, и мне очень жаль. Но на самом деле, дело есть. Всем. Мне. И профессору тоже. Ваше мнение имеет значение и оно определяющее. Поэтому я приехал посоветоваться, сказать свой вариант, обсудить, узнать ваше. Вдруг ваше интереснее? Какой вариант у вас? Правда, интересно.
Ракар с трудом называл Делас на “вы”.
- Ну конечно, - фыркнула Делас. – Я уже поняла, что лучше помалкивать и никуда не лезть со своим особо ценным мнением, тогда и проблем меньше будет. Но хорошо… Я тоже вспоминала наших философов. Теллус, - произнесла она наконец. – Один из основоположников ромуланского народа как нации. Сокращением будет Тел, - девушка вытянула шею, отыскивая взглядом маленького Пушка.
-Теллус…- повторил Ракар, посмотрев в небо, вспоминая, снова преисполняясь гордости за ромуланскую расу, - здорово! Да, Тел звучит лучше чем Тас, мне нравится. Пусть будет он. Никогда бы не подумал раньше, что когда-нибудь мы будем называть инопланетных животных именами наших предков. Это … так ново, так странно, так интересно.
Ракар снова повернул голову к Делас.
- Слушай… а, почему? Почему вы поняли, что лучше не лезть со своим мнением?
- Потому что оно не имеет никакой ценности, - отрезала Делас и вновь посмотрела на Пушка. – Надеюсь, это имя ему подойдет… Хотя, может быть его и не примут вовсе. 
Делас ответила жестко. Ракар нахмурился под своим шарфом, вдохнул горячий воздух. Воздух уже был горяч, триллам наверняка было уже очень жарко…
- Обязательно подойдет, - сказал Ракар, - а если не примут, мы немного поспорим. На самом деле, я не думаю, что не примут. Я думаю, что примут.
Ракар снова посмотрел в небо.
- Имеет ценность. Ровно как и человек, его провозглашающий. И если б не имело ценности, то, возможно, некоторые из нас не совершили бы ошибок, приносящих боль многим. Так что… мнение ваше, Ане-Дея, имеет ценность. А что… есть пример, того, что … оно когда-то было проигнорировано или обесценено?
- Зачем ты мне все это говоришь? – воскликнула Делас. – Это же не правда! Ты же сам… сам все дал понять! Теперь хотя бы не ври мне больше и не делай вид, будто я что-то стою! – с этими словами девушка еще больше запахнула ткань своего навеса, и теперь оставалась только тонкая щель, в которую она могла видеть дорогу, да ноги, переброшенные на один бок ящера.
- Давай, Дем, пойдем быстрее, - из-под навеса раздался тихий голос, и ромуланка легонько ударила своего ящера по толстой чешуе на боку. Удивительно, но он послушался.
Телохранителю положено было догонять своего охраняемого, и эта легенда позволяла Ракару продолжить этот сложный разговор. Как бы там ни было, он должен был объясниться. Уже довольно хорошо освоившись с управлением, ромуланец снова пришпорил Аристотеля и ящер быстрее побежал вслед за Демокритом.
- Послушай меня, - сказал Ракар, поравнявшись с Делас снова, отходя на время от легенды и порядка называть на "вы" своего нанимателя-куртизанку, - я знаю, это трудно, но я должен объяснить. Ты много значишь как человек, как личность. Да, я навеки ранен другой. Ранен неизлечимо. И глядя на тебя, я понимал, что ты чувствуешь. И я не знал как сделать лучше. И не мог все оставить просто так. Потому что я знаю, что это такое – любить и не мочь прикоснуться к любимому человеку, никогда-никогда. Я решил оставить тебе память о себе, чтобы ты помнила хороший момент. Чтобы ты вспоминала об этом с улыбкой, в будущем. О том, что все было. Я не сделал бы этого, если бы ты не была ценна как человек. Это не жалость, если ты вдруг так подумаешь, это совсем другое. И я не знал, сколько боли принесет тебе то, что я не могу быть с тобой вечно. Прости меня, я веруул. Но я очень надеюсь, что ты встретишь однажды того, с кем все будет взаимно. Ты этого стоишь. Просто я … так бывает.
Последовала долгая пауза, после которой навес заговорил голосом Делас.
- Просто ты думал только о себе и делал то, что тебе хотелось в тот момент, - закончила за Ракара ромуланка. – А потом испугался и сбежал. И тебе удалось меня сломать, как не ломал еще никто до этого. Но сегодня я пообещала себе, что смогу подняться с кровати и заставить себя жить дальше. И что я приложу все усилия, чтобы разлюбить тебя. Так что лучшее, что ты можешь сделать – это не мешать мне!
Теперь и Ракар некоторое время молчал. А потом заговорил снова.
- Может быть… я и правда думал о себе. Да только… то, что случилось с тобой, не смогло оставить меня равнодушным. Поэтому… все именно поэтому. Я верю, ты сможешь. И ты должна жить дальше. У тебя должно быть будущее. Прости меня, я виноват. И я наказан, далеко заранее я уже наказан. Но когда-нибудь, я надеюсь, что то, что случилось между нами, будет для тебя просто хорошим воспоминанием. Одним из многих в твоей долгой и счастливой будущей жизни. И, конечно, я не буду мешать тебе.
Снова пауза.
- Скажи всем, что Пушка теперь зовут Теллус, скажи. Я просто уверен, что это будет принято, и ты поймешь, что твое мнение имеет значение.
- Что случилось со мной? – переспросила Делас. – Мало того, что ты меня бросил, так оказывается еще и переспал со мной из жалости? Вот уж чудесно, - фыркнула она. – Жаль, что ты наказан не мной - из-за этого я не могу почувствовать, что отмщена. Так вот, Рэй, у меня будет будущее! У меня будет такое будущее, что ты еще пожалеешь, что так со мной поступил!
Демокрит, будто почувствовав настроение своей наездницы, еще больше ускорил шаг, и вскоре они уже нагнали следующего ящера, хоть до этого и плелись в конце с приличным отрывом. Обернувшись, Делас ненадолго приподняла полог своего навеса и проговорила:
- Сейчас мне даже хочется, чтобы мое имя не приняли – просто чтобы ты оказался не прав! 
Ракар натянул на глаза маску с очками и крепко сжал поводья, чуть привставая в седле, и побуждая Аристотеля следовать за Демокритом, чуть отставая от него по расстоянию, но с одинаковой с Демокритом скоростью. Злость лучше отчаяния, это ромуланец знал. И если Делас злится, значит – она уже восстанавливается. Сложная штука жизнь. Сложно выбираться из всех запутанных собственных ошибок. Еще сложнее осознавать, что он чужой для Квинтилии и все его шансы стремятся к нулю. Если бы он знал заранее, к чему приведут его собственные действия. Если бы знать заранее… Но никто из живущих не знает заранее ничего.
- Я с удовольствием буду не прав, если это нужно для того, чтобы все хорошо кончилось, - негромко сказал ромуланец, почти для самого себя.
Молчаливая роль телохранителя – вещь не сложная. Если она собирается ему отомстить, значит пусть так и будет. Каждый отвечает так или иначе за то, что сделал. Он все стерпит. Это не сложно.
- И я конечно не буду тебе мешать. Пусть будущее будет, Дея…
_______________
Совместно с Делас
30  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 08 06 2018, 19:05:34
14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, Кальдония III

М’Кота не торопилась с выбором, справедливо рассудив, что в здешних ездовых животных она понимает едва ли больше, чем ничего. Было заманчиво воображать себя объезжающей неукротимого дикого зверя, но девушка отлично понимала, что перед ней наверняка мирнейшие из доступных созданий – других земляне не стали бы предлагать незнакомой и неопробованной в деле молодёжи. Поэтому она просто дождалась, пока все остальные выберут себе «скакуна» (интересно, как быстро могут бегать эти зверюшки?) и повернулась к профессору Закарии:
– Наверное, среди них есть и ваш? – ей не хотелось случайно разлучить гостеприимную хозяйку с любимцем.
-Обычно я езжу на Пифагоре, - признала профессор Закария, указав на крупного самца.
– Тогда я возьму Арету, – улыбнулась клингонка. Положив руку на шею рептилии она серьёзно спросила: – Позволишь тебя почесать?
Она медленно перенесла руку выше и коснулась чешуи над глазом.
В ответ самка высунула длинный раздвоенный синий язык и очень быстро опробовала воздух возле лица клингонки. Видя, что ее это ничуть не испугало, самка игриво переступила с ноги на ногу и склонила голову, подставляя чувствительные области под ласку нового хозяина.

Ромуланец, сидя в седле, склонился, почти лег на спину Аристотеля и начал шептать тому в ухо. Он не знал точно, как заставить ящера двигаться, и поэтому принялся его сначала уговаривать, а потом, движениями, принялся его аккуратно понукать. Очень слабо пнул ящера пятками, потянул за уздечки.
- Пойдем, Ари, Аристотель, вон в ту сторону, вон в ту, пойдем, пожалуйста, - сторона, куда он пытался направить ящера – заканчивалась Тенеком, Квинтилией и их ящером по имени Зенон.
Аристотель повертел головой, покосился на своего наездника и пошел. Пошел не быстро, и под конец, за несколько метров до Квинтилии и Тенека, Ракар включил торможение, потянув импровизированный штурвал, которым была уздечка. Аристотель остановился, Ракар спрыгнул с ящера, громыхнув щитом. Со щитом на спине ехать было неудобно. Щит был большой, и при езде мог бить о спину животного, поэтому ромуланец снял щит, и принялся прилаживать его к левому боку ящера, цепляя за упряжь.
А еще, Ракар решил насобирать красных цветов, или других, какие попадутся по пути, и травы, чтобы сплести нечто. Что, возможно, подойдет легенде Квинтилии. Кто знает… вдруг и правда подойдет. И будет красиво.

Занявшись своими верховым животными, кадеты обратили внимание, что хотя издали они похожи друг на друга, но вблизи у них есть различия. Оттенок чешуи, ее размер, какая она на ощупь… Надев упряжь и изучив лапы, хвосты, головы своих ящеров, кадеты научились различать их, и теперь, даже если вечером придется отпустить их пастись, на следующий день они бы их больше не перепутали между собой.
Профессор ходила между группами кадетов и животных, смотрела, как все справляются с заданием. Где-то помогала советом, где-то подтягивала ремни. Наконец, когда почти все закончили и некоторые тоже начали взбираться в седла, как Ракар, профессор Закария окликнула:
-Ане-Рэй, мне нужна ваша помощь!
Ракар как раз закончил крепить щит, похлопал Аристотеля по шее, и, услышав зов профессора, развернулся и пошел к ней.
- Да, Ане-Сои, - сказал ромуланец, подойдя и встав по стойке смирно, - чем помочь?
-Для одного из всадников нужна дополнительная экипировка, - ответила профессор Закария.
Вместе с ромуланцем они вернулась к тайнику, из которого достали упряжь. На дне остался только полог шатра и несколько деревянных жердей. Землянка выбрала не очень толстые из них и передала их Ракару, затем развернула ткань - оказалось, что это не один кусок, а несколько, сложенных вместе. Землянка взяла один из них, не самый большой, прямоугольный по форме, а затем двинулась в сторону Делас и выбранного ею животного, велев ромуланцу следовать за ней.

- Так, а теперь будь хорошим мальчиком и скажи, как мне на тебя сесть… - пробормотала Делас, задумчиво глядя на своего Дема – кальдонианские версии имен запоминались проще, чем незнакомые земные, - и примеряясь к тому, как ей сесть. В отличие от всех остальных, одетых в удобные и свободные шаровары, на ромуланке была юбка, не дающая особого простора ногам. Она приподняла ее до колен и вновь опустила, поняв, что и таким образом не может сесть верхом.
-Вам придется устроиться боком, по-дамски, - заметила профессор Закария, подходя к ромуланке и видя ее дилемму, - А мы сейчас попытаемся сделать, чтобы вам путешествовалось поуютнее.
Ракар держал жерди, и смотрел на затруднения Делас при посадке на животного. Он чуть нахмурился.
- Да, очень неудобная форма одежды, - сказал ромуланец, - что делать? Как это, по-дамски? Нужно подсадить Ане-Дею?
- О, спасибо! – профессор застала Делас врасплох, и та обернулась, спешно поправляя юбку. – Я даже не знала, что можно ездить как-то по-другому… Я вообще не очень разбираюсь в верховой езде, на Ромуле это не распространено. Но раз я теперь дама, то с удовольствием воспользуюсь вашим предложением.
Переведя взгляд на Ракара, она скептически вскинула бровь и скрестила руки на груди.
- Эй, телохранитель, я, вообще-то, тоже здесь! И не нужно меня никуда подсаживать, сама прекрасно справлюсь.
Ракар склонил голову перед Делас.
- Верно, и … я полагаю, телохранителю следует сделать так, - Ракар положил на землю жерди, которые держал, подошел с Делас и ее ящеру, опустился на одно колено и пригнул голову.
- Прошу вас, леди, опирайтесь на меня при посадке, как на ступеньку, опираясь ногой на мое плечо.
-Красота требует жертв, - прокомментировала профессор Закария, - Я вообще удивлена, как вам удалось так хорошо самой справиться с упряжью. Но пока подождите, не садитесь. Мы же не зря пришли к вам с этими материалами. Ну-ка…
Она подняла одну из жердей и вставила ее в специальное гнездо в седле. Потом изогнула дугой и вставила другой конец жерди в седло с другой стороны. Над седлом получилась арка.
-Теперь вторую, - сказала она Ракару, - Сверху накинем ткань и зафиксируем завязками. Получится нечто вроде палатки - она защитит наездницу от солнца и пыли, а также от любопытных глаз.
- Ах, вот оно  что… - Ракар с некоторым недоумением смотрел на происходящее, осознав, что очень легко показаться этим местным жителям отсталыми дикарями, вот еще чего не хватало, - сколько тонкостей…
Ромуланец поднялся, взял вторую жердь, и вставил, как было показано.
- Ну зато будет не жарко, Ане-Дея… - сказал Ракар, повернув голову к девушке, - скоро как раз начнется … когда солнце дойдет до зенита.
- Мне нравится! – воскликнула Делас и захлопала в ладоши. Ее седло на глазах преображалось, и теперь заметно выделялось на фоне других. К тому же уже сейчас было понятно, что скоро станет совсем жарко, и оказаться в тени не захотят разве что вулканцы и кардассианцы. Но вслух, конечно, она сказала другое: - Подумаешь, солнце! Все же как-то обойдутся без навеса. Но зато… зато он подчеркнет мой статус.
-Именно так, - кивнула профессор Закария, - Правда, это несколько ограничит ваш обзор. Поэтому ваш телохранитель должен будет ехать рядом и смотреть по сторонам за двоих.
Делас скорчила недовольную рожицу, но спорить не стала, хоть и не преминула вставить ехидное:
- По-моему, моего телохранителя больше другое тело интересует…
Ракар понял о чем Делас, но не отреагировал на это.
- Это тоже самое, что охрана сенатора или кого-то еще. Этому я обучен. Так точно, все будет согласно легенде. Ане-Дея, роль будет исполнена в точности, - и Ракар коротко кивнул, опустил на мгновение взгляд.
Наконец, Ракар и профессор Закария собрали навес над седлом Делас.
-Вот теперь можете подсадить Ане-Дею, - сказала профессор.
Ракар посмотрел на Делас.
- Ну что, мне присесть, или руками тебя подсадить? – спросил он, - как хочешь, так я и сделаю.
Делас закатила глаза:
- Ну раз без этого никак, и это тоже часть моей роли… - она вздохнула и строго произнесла: - На колени!
Ракар сделал абсолютно бесстрастное выражение лица по уставу Тал Шиар и встал на колени, чуть пригнувшись, чтобы Делас было удобнее залезать.
Каблук изящной туфельки Делас будто случайно со всей силы впился в колено ромуланца, но всего на мгновение – и вот она уже как ни в чем не бывало сидела на спине своего ящера – Демокрита или просто Дема, - свесив ноги на одну сторону и крепко держась за переднюю луку седла.
-Здесь вы уже справитесь без меня, - прокомментировала профессор Закария и отправилась грузить поклажу на своего Пифагора.

Спустя еще полчаса, когда все освоили процесс посадки в седло и управления с помощью уздечки и собственных пяток в стременах, группа двинулась в путь. Ящеры и их всадники вытянулись в цепочку, следуя за профессором Закарией, удаляясь все дальше от исследовательской базы Федерации, через пустоши, по направлению к далеким горам.



________________
с кадетами, Иламой Толан, профессором и ящерами
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 27
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS