* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Сентября 2017, 11:31:32 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 02 cентября 2384 года, утро
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 15
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 13 Сентября 2017, 15:05:24
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, Променад

Отклонившись на стуле и опершись о его спинку, Ракар посмотрел на свою пустую тарелку. И ему стало немного не по себе от того, что характеристики товарищам по проекту он дал с известным оттенком целесообразности для Империи. Почему-то он не смог и не стал характеризовать многие вещи с обычной точки зрения, как простой человек. Один из характеров собственной службы в этот конкретный момент ему стал противен. Он не был самим собой в полном смысле этого слова. Он мог быть самим собой с Квинтилией, с ней он мог забыть о всех недостатках собственной службы. Он бы мог только с ней вытащить наружу лучшие части своей души, далеко упрятанные до поры и до времени. Но которые он уже мог проявлять на этом проекте, таком ценном для всех на самом деле.
- Ты, все-таки, Делас, не соблюдаешь договоренности. Не хорошо это. – Ракар качнул головой, не глядя на девушку. - С Тенеком я поговорю, ты не будешь аутсайдером, ты будешь во всем участвовать. Да и кроме того – он сам тебя звал в какую-то их группу.
Короткая пауза.
- Вечером я занят, - сказал он, все также глядя в стол. – Силовые изматывающие тренировки, до изнеможения. Такое у меня задание. После этого я буду говорить с Тенеком, и хотел бы быть недоступен. Ни для кого. Прости. Но если с тобой что-то произойдет незапланированное, я хотел бы знать, что делать! – сказал Ракар, посмотрев Делас в глаза. – И сейчас, пока еще есть время, я бы хотел пойти узнать насчет твоей каюты и вселить тебя.
- Занят? – расстроенно переспросила Делас. – Ну тогда… может быть, в другой раз? Сейчас не время и не место говорить о таких серьезных вещах, и я… я подумала, что вечером, когда все это закончится, будет уместнее… - она неловко переложила вилку на своем подносе и опустила голову. Трех секунд ей хватило, чтобы собраться и вернуть голосу легкость: - У тебя столько планов, что мне там и правда не найдется места. Тогда я не буду тебе мешать! Ты сможешь меня найти, если захочешь поговорить, - она подскочила со своего места и подхватила поднос: - А теперь пойдем искать мне каюту!
Ракар все еще сидел, снизу вверх глядя на подскочившую Делас. Его взгляд был грустным. Он распознал эту попытку манипуляции им. Свидание в обмен на информацию, не просто информацию, а ту важную вещь, которая имела значение жизни, ее жизни. Наверное, она не надеялась на то, что он может что-то сделать. Что он может, улан Тал Шиар, сделать с неизлечимой неизвестной болезнью? Это не в его власти. Но в его власти найти другие способы взаимодействия с другими людьми, которых сама Делас не принимает в расчет. Например, Тенека. Ракар не хотел поддаваться на манипуляцию, и понимал, что может быть поздно. Он и так слишком промедлил в одном деле, и вот теперь коммандера нет, а Толан в тюрьме. Что если в истории с Делас тоже будет поздно? Но это в любом случае не значит, что он должен делать то, что он не хочет.
- Я уже сейчас с тобой говорю, - сказал ромуланец, - разве этого мало? Зачем поступать так? Зачем использовать такие методы? Хорошо, если не время и не место, поговорим немного позже. Но это будет последняя отсрочка, Делас. Пойдем, - кивнул он и поднялся.
- Я это очень ценю, - Делас внезапно остановилась и посмотрела на Ракара. – То, что ты сейчас со мной разговариваешь. Я была уверена, что ты будешь меня избегать после вчерашнего разговора. Но сейчас у нас слишком мало времени до следующего собрания, чтобы я тебе все рассказала – и, постарайся это понять - мне нужно подготовиться. И еще мне нужна уверенность в том, что тебе это правда нужно знать, а не что я просто удовлетворяю твое любопытство. Ты не нашел времени для меня вечером, значит, это не слишком важно для тебя.
С этими словами она направилась к репликатору, чтобы вернуть поднос.
- Великие основополагающие элементы! – произнес Ракар, - когда же ты мне уже поверишь. Я хочу найти способ помочь спасти твою жизнь, это не любопытство, - Ракар произнес это шепотом, - готовься. Вечер длинный. Я найду время. И это время будет посвящено разговору о том, что с тобой. Я не избегаю тебя, мы работаем вместе. А что до остального – я не хочу причинять лишней боли никому из нас. Ровно как и давать ложных надежд. Я все сказал сразу еще на катере. Постарайся тоже это понять.
Ракар поставил свой поднос в репликатор, вслед за Делас.
- Утара Рилл, исполняющая обязанности координатора сейчас в службе безопасности, если каюта еще не назначена, то мы подождем ее.
- Я поняла, - грустно ответила Делас. – Но я не вулканка, и не могу просто так взять и отключить чувства. Не думай, что мне это доставляет какое-то удовольствие, - вздохнула она. – Хорошо, подождем вашего нового координатора… Кстати, расскажи мне о ней! Как себя с ней вести?
Ракар болезненно поморщился, идя к выходу из Реплимата впереди Делас, она не видела его лица, но чем больше Делас говорила о своих чувствах, тем больше Ракар видел перед своими глазами Квинтилию.
- Мы с советником практически не общались, но много наблюдал за ней, - сказал он уже в коридоре, - очень эмоциальная женщина, и добрая, старается всех понять. Вести себя с ней обычно, по деловому, и очень не советую ломать ее компьютер, - Ракар понизил голос, - она не Планкс. Хотя, я сказал бы, что Планкс бывает куда жестче.
Встав посреди коридора, Ракар нажал на федеральную дельту, прикрепленную к форме:
- Ракар вызывает Утару Рилл.
– Советник Рилл на связи, подождите секундочку! – ответил из коммуникатора голос болианки: Утара в этот момент как раз заканчивала разговор с офицером в офисе службы безопасности. С полминуты из коммуникатора слышались голоса – слишком тихо и неразборчиво, чтобы понять, о чём речь (видимо болианка приглушила звук или прикрыла коммуникатор рукой), потом возник фоновый шум Променада и голос советника прозвучал отчётливо:
– Да, я слушаю.
Ракар бесстрастно, но тем не менее очень внимательно прислушивался к происходящему на той стороне связи, однако, разобрать ничего не удалось.
- Мэм, - сказал ромуланец, когда советник объявила о готовности, - Делас негде жить, скажите, каюта для неё уже назначена?
– Пока нет, – слова Утары сопровождались явственным вздохом, – но на общем сборе я об этом объявлю. Сначала мне нужно будет уточнить список участников, переведённых в другие группы и узнать, когда они отбывают. Но вы можете не беспокоиться, на Променаде мисс Делас ночевать не придётся… Кстати, она с вами?
- Ракар, я и не собиралась ночевать на Променаде, у меня есть возможность оплатить себе и Парнусу каюту хоть на год вперед, - хихикнула Делас. – Мне просто интересно, к кому меня подселят – если вообще подселят, - и потом сказала уже громче, наклонившись к коммуникатору Ракара: - Да, координатор Рилл, я здесь!
– Отлично, значит, мне не придётся вызывать вас отдельно и повторять всё ещё раз, – удовлетворённо сказала болианка, – и я очень рада, что вы с мистером Ракаром сразу же начали общаться, надеюсь, он поможет вам быстрее привыкнуть к новому коллективу. Как я поняла, с этим вышло не слишком гладко, – добавила она, вспомнив переживания девушки на совещании. – Если вам будет нужна помощь, вы можете обращаться ко мне в любое время. В буквальном смысле в любое. Но не думайте, что это обязательно: никто не станет принуждать вас исповедоваться чужой тётке из Федерации. Всё это целиком и полностью на ваше усмотрение.
- Хорошо, спасибо! – звонко отозвалась Делас. – Я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением… если понадобится помощь, - она подняла голову и улыбнулась ромуланцу, а затем продолжила, обращаясь к советнику: – Коммандер Планкс сказал, что, в случае необходимости, вы меня защитите, а ему я верю.
– По крайней мере постараюсь, – пообещала Утара. – У вас с мистером Ракаром были ещё какие-то вопросы?
Делас перевела вопросительный взгляд на Ракара и покачала головой: у нее вопросов к координатору пока не было.
- Нет, мэм, спасибо за информацию, ждем новостей о распределении по каютам, конец связи, - сказал Ракар, выслушав внимательно весь разговор Делас и советника-нового координатора по своему коммуникатору и, наконец, отключив связь.
- Ну вот, Делас, забыл сказать – Утара Рилл может самокритично шутить, как то такие фразы как "чужая тетка из Федерации". Говорят, что чувство юмора помогает некоторым выжить, а я умею шутить чаще только тогда, когда больше деваться некуда. И да, Утара Рилл еще не знает о том, что у нас с вами было на регате. Ей это еще предстоит. И теперь я должен спросить, - Ракар задумчиво посмотрел на Делас, - тебе может быть нужен душ и отдых? Я в принципе… мог бы пустить тебя на время к себе. Только без жучка.
- Мне придется ей рассказать? – спросила Делас. По ее голосу было понятно, что ей это очень-очень не хочется. – Я надеялась, что все закончится на Планксе… Уфф, ну хорошо. Если не скажу я – скажете вы, причем так, чтобы мне точно мало не показалось. Лучше уж я сама, - она потрясла головой, прогоняя неприятные мысли. – Ну, вообще-то, мне бы не помешало где-нибудь разместить вещи. И душ, наверное, тоже. Но тогда ответная просьба – с моей стороны никаких жучков, а ты не будешь лазить по моим вещам и пытаться выяснить все секреты, которые я могу в них скрывать.
- Эту проблему все равно рано или поздно придется решать, но ты будешь не одна. Мы будем все вместе. Это будет не страшно, - сказал ромуланец и снова усмехнулся, - договорились, ты не ставишь жучков, которые я все равно обнаружу, а я не лезу в твои вещи. Вперед, - и Ракар сделал приглашающий жест рукой в сторону стыковочного кольца.
______________
совместно с Делас
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 13 Сентября 2017, 15:04:46
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9,  Променад

Ромуланец усмехнулся, уронил на пол вилку, нагнулся за ней, попутно заглянув под стол, чтобы убедиться,  что нигде не прикреплен никакой жучок. Жучка вроде бы не было, он  выпрямился обратно, и с интересом посмотрел на Делас. Что на самом деле замышляла дочь вице-проконсула? Девушка, умеющая держать лицо как опытнейший коммандер Тал Шиар, сочетая это умение с обезоруживающей искренностью. Впрочем, чего это он, она же училась у отца. И он бы куда меньше подозревал что-либо, если бы она уже не продемонстрировала это свое умение на Бэйджоре.
- Хорошо, - сказал Ракар тихо, - так вот: Обсидиановый Орден что-то там завертел, им не нравится этот проект, они пытаются дискредитировать его, поставить в такую ситуацию, чтобы все развалилось естественным образом. У меня нет доказательств. Только этот факт, подтвержденный моим командованием. Я тогда предупредил Толан об этом факте. Она испугалась, занервничала, и сказала мне не строить теорий заговора и вообще забыть об этом. Тогда, как я полагаю, она не знала об этом. Она была хорошим координатором, заботилась о нас, в той истории на Волане II она повела себя достойно, мне понравилось, как относилась ко мне лично. Все было очень доброжелательно и хорошо. И она была другой. А потом, оно, видимо, ее настигло, ее поведение изменилось кардинально. Последние дни перед регатой она была отстранена настолько, что ей стал безразличен проект, так казалось. Но также казалось, что она такая, потому что испытывает серьезное давление, шантаж, угрозу жизни, может быть угрозу тем, кто ей дорог. Поведение изменилось слишком резко. Удар был нанесен еще тот. У нас тут судили кадета Лайтмана, того самого, который сказал тебе, что у Федерации нет ненависти к Ромуланской Империи, она была его обвинителем. Ну и … на самом деле, такие вещи не ломают людей. Я думаю, что ее сломали чем-то другим. Вчера вечером я пошел к ней в каюту. Спросил – не нужна ли помощь, потому что похоже, заговор затронул ее. И если бы дело было не в этом, а в чем-то ином, она бы среагировала совсем иначе. Я получил бы пинок о том, что строю несостоятельные теории, все что угодно. В конце концов она бы просто меня выгнала. Но нет, она сказала, что помощь не понадобится, и выглядела при этом совершенно обреченной. При этом, она проявила настоящее искреннее участие во мне и моем собственном состоянии. И я расслабился. Я пришел помочь ей, а на самом деле – это она поговорила со мной как хороший друг и наставник. И я забылся. Я должен был понять, что это уже финальная стадия, и ее принудили к чему-то. Ее каюта была собрана как для отъезда. Она испытывала серьезное физическое недомогание. Ну… всякое бывает, мало ли какими веществами, подмешивая в ту же еду или выпивку могут делать с человеком что-то, промывать мозги, внушать действия, шантажировать и пытать. С ней что-то сделали. Это было очевидно, но я просто ушел и пошел спать. А должен был не оставить это просто так. И вот к чему это привело. Одной жизни больше нет, вторая сломана. Такие дела, Делас.
- Ого, - проговорила, наконец, Делас – и выглядела она в крайней степени ошарашенной. – Не зря мы были уверены, что у вас совершенно особенная группа! То есть, ты думаешь, с вашим координатором кто-то что-то делал? Загипнотизировал и внушил убить коммандера, так? – уточнила ромуланка и ее глаза загорелись: - Хотела бы я посмотреть на вещество, которое может такое сделать с кардассианцем!.. Никогда еще с таким не работала! Но все же я не понимаю, что именно ты мог бы сделать? Ты ведь не знал, что она планирует убийство и кого именно собирается убить… Или ты мог бы заставить вашего координатора говорить? Я знаю, Тал Шиар так умеет, нам потом приносили ваших, кхм, подопытных.
Ракар опустил взгляд в свою тарелку.
- Тал Шиар многое умеет, в том числе сделать так, чтобы убийца до самого последнего момента не знал о своем задании, действовал как зомби, но мы сейчас не об этом. Этот проект в области интересов Ромула. Я должен был его спасти. И, тут другое. Толан испытала на себе нечто другое. Я считаю, что она от начала и до конца понимала, что происходит с ней. Я считаю, что к ней применили пытки и шантаж, ее заставили это сделать и она сделала это в трезвом уме и доброй памяти. Но сама, по своей воле, она бы такого не сделала. Так не ведут себя те, кто планирует хладнокровное убийство. Что мог бы сделать я? Если бы я знал, к чему ее принудили, я мог бы предотвратить, я мог бы … - Ракар решил не говорить о ромуланских шпионах на Кардассии, к которым можно было бы обратиться, но вместе с этим он понял, что в его силах было слишком мало всего, он бы не смог ни на что повлиять, он всего лишь низшая ступень в разведке, маленький оперативник, - мало я мог на самом деле. Но мне жаль, что я не смог большего. Одно меня радует, решение федератов и тех из Кардассианского союза, кто задействован в проекте,  было принято до этого убийства. Иначе, мы бы уже готовились улетать. Нет, заставить ее говорить я не мог. Здесь нормальные отношения и диалог. Я думаю, она просто решила не впутывать своего кадета во все это. И если честно, меня просто мучает совесть, потому что я никого не спас.

- Но ведь решение о проекте принимают не только федераты и кардассианцы, - удивилась Делас. – Это международный проект, мы имеем на него не меньшее влияние! Ну и клингоны, конечно, куда же без них. Но дело не в этом, – она помешала вилкой в своем рагу, от чего оно неаппетитно вспенилось и булькнуло, но ромуланку это совершенно не смутило. – Ты сделал все, что мог. Толан бы не стала тебе ничего говорить – убийцы так не делают, ты же знаешь. И то, что она не стала впутывать кадета, в итоге сыграло на руку проекту – что было бы, если бы ты оказался замешан в убийстве? Кстати о проекте! – опомнилась девушка. – Ты же хотел ввести меня в курс дела. Что тут у вас происходит? Кто в группе самый главный, с кем лучше дружить? Какая неформальная расстановка сил? Что за задание Планкса, о котором говорила Баккер? Расскажи все, что знаешь – я должна быть готова, прежде чем снова с ними встретиться!
Глянув на тарелку Делас, Ракар непроизвольно скривился и отвел взгляд. Определенно, Делас была склонна к экспериментам. И тему, касающуюся Иламы Толан, он решил закрыть на данный момент.
- Возможно, конечно, но если Федерация и Кардассия отзовут своих участников и объявят идею несостоятельной, то дальнейшее не будет иметь смысла. Но ладно, опустим, этого уже не произошло.  В нашей группе нет формального лидера, но неформальное лидерство принадлежит Освальду Макдауэллу, землянину, кадету Звездного флота. Джез Тенма называет его своим другом, Самрита Баккер его девушка, хотя у них не все гладко и как-то слишком стремительно. Кроме того, они это скрывают, так что не упоминай вслух, пока сама не увидишь. Освальд весьма дипломатичный парень, но на награждении у нас ним что-то пошло не так, и мне слегка не понравилась его позиция. Это мы еще обсудим с ним позже, сейчас не до этого совсем. У них убили коммандера. Далее – мне нравится Хена, ференги, с ней можно и нужно дружить не по политическим соображениям, а по совершенно обычным. Кроме того, обязательно нужно общаться с кардассианцем Тенмой, он интересен, типичный молодой военный кардассианец, открытый и честный. Дружить обязательно, может быть полезно в будущем. Правда у него есть некоторые семейные проблемы, не позволившие ему полететь на регату, я еще не узнал какие. Далее – кадет Лайтман и его девушка клингонка М'Кота. Лайтману интересны ромуланцы, и это тоже может иметь известный положительный смысл. Андорианка Акрита тоже интересный кадет флота Федерации, открытая, наивная и честная, с множеством восторженных идей и надежд на будущее. И еще Квинтилия Перим, трилл, сложный человек, со сложной судьбой, не менее остальных достойный внимания, с большим потенциалом, если удастся заслужить ее дружбу. Нельзя обделять вниманием и остальных, но самое важное – нельзя здесь делать так, как ты делала раньше на Кардассии. Не нужно замышлять ничего диверсионного, этого не поймут, свои усилия нужно направить в честное взаимодействие, на хорошие вещи. Представь, что они все не враги, а те, кто может стать друзьями, хоть на это надо потратить много усилий. Задание Планкса… - Ракар коротко и глубоко вздохнул, прежде чем продолжить, - у Перим был некоторый инцидент со стимуляторами. Она на испытательном сроке, ей предстоит пересдать экзамены в ее Академии, задание состоит в том, чтобы провести ее реабилитацию и социализацию нашими силами, а не специальным лечебным заведением. И прошу, никаких непозволительных шуток в ее сторону, ей досталось и ей надо помочь. Примерно так все обстоит. И, - Ракар внимательно смотрел на Делас, - расскажи теперь о своем исследовании.
Делас слушала рассказ ромуланца с вниманием школьницы-отличницы, и разве что не тянула руку после каждой паузу.
- Ага, ага, - кивала она, - как интересно… Нет, у вас, определенно, совершенно особенная группа! Хорошо, кажется, я начинаю понимать… А как вести себя с этой М’Котой? Она выглядит такой грозной, она не побьет меня из-за случившегося на регате? Я не очень хорошо умею драться, есть честно. А Тенек? Конечно, я уже составила кое-какое представление о нем, но так и не поняла, что с ним делать. А нам теперь придется как-то работать вместе, - ромуланка скривилась. – Он такой собственник! Наверняка и близко меня не подпустит к остальным кадетам, и я не смогу делать то, зачем, собственно, и приехала на проект… Год будет потерян впустую! – она отпила сок из своего стакана и хитро посмотрела на Ракара: - Ах да, исследование. На Кардассии у меня была целая исследовательская лаборатория – почти доделанная, совсем чуть-чуть оставалось. Моя вторая специализация – инопланетная анатомия, и я хотела собрать как можно больше информации о других видах, а проект для этого идеально подходит. Я могла бы провести это исследование и тут – у вас в группе такая интересная подборка рас! - но если Тенек будет мне мешать, ничего не получится. Может быть, ты сможешь с ним поговорить?..
- М'Кота, - Ракар улыбнулся при произнесении этого имени, - клингонка, исполненная чести. Не обделена юмором, рассказывала мне анекдоты про ромуланцев. К нам, ромуланцам, относится с известными стереотипами, но не предвзято. Меня воспринимает не по стереотипам, а по делам. Возмущена интригами, способностью к интригам, предательствам и подставам. Сама на бесчестные действия не способна, честью и честностью дорожит, ну ты и сама увидишь, она это часто демонстрирует. На нее можно рассчитывать в серьезных делах, она не предаст. Насчет драк… не беспокойся, она не будет драться. Слово дала, что не применит на проекте рукоприкладство, слово для нее много значит. В любом случае, у нее есть парень, который ее удержит. Веди себя с ней… как с коллегой, возможно это не легко, но постарайся. Оно того стоит. А Тенека.., - Ракар посмотрел задумчиво в потолок, - он вулканец, и этим все сказано. Но я не зря назвал его своим другом. Слишком много противоречий между нами, но он заслужил. Твой год не будет потерян впустую. Его утверждение о тебе как враче я собираюсь опровергать, и в самое ближайшее время. Подпустит он, никуда не денется. Все будет нормально. И все-таки, ты, Делас, уклоняешься от ответа, - Ракар внимательно взглянул ей в глаза, - как называется твоя болезнь, от которой ты ищешь лекарство?
- Поговори с ним, - повторила Делас. – Тебя он послушает! Я смогу смириться, если стану в вашей группе аутсайдером, но не готова сидеть, сложа руки.
Девушка доела свое рагу и отодвинула тарелку.
- Не сейчас. Я еще не готова, - проговорила она так легко, будто речь шла о новой прическе. – С моим переводом в группу многое поменялось, и сейчас еще не время. Может быть, потом. Может быть… сегодня вечером? Если ты согласишься встретиться со мной в более неформальной обстановке?
______________
совместно с Делас
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 13 Сентября 2017, 15:04:05
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, ангар 13, Променад

Один за другим из ангара вышли все кадеты, кроме Ракара и Делас, задержавшихся за своим тихим разговором.
Квинтилия ушла, и еще несколько секунд Ракар смотрел ей вслед, не будучи в состоянии переключиться. Нет, он не мог пойти сейчас в каюту и взяться за эль. По трем причинам: следующее собрание через два часа, служба безопасности не поверит пьяному ромуланцу, и - Делас. Делас находилась здесь рядом, и Ракар посмотрел на нее, грустно улыбнувшись.
- Ну, одна хорошая новость все-таки есть, - сказал Ракар, - проект продолжается и теперь его статус определен. Если бы не регата, мы бы уже ждали свой корабль, который отвезет нас на Ромул. Кое-кто просчитался, - и Ракар сжал кулаки на мгновение. Потом поднялся из-за стола со своими паддами.
- Делас, пройдемся? Или поговорим здесь?
Делас с плотно сжатыми губами проследила взгляд Ракара, но, когда он вновь обратился к ней, широко улыбнулась.
- Давай прогуляемся? – предложила она. – Мне так нравится на Променаде! Ты… о чем ты хотел со мной поговорить? – сдержать любопытство у нее получилось ровно минуту.
Ракар кивнул:
- Ага, пусть будет Променад. И, если ты не против, зайдем в реплимат. - Ромуланец опустил голову, глядя в пол, и медленно направился к выходу из ангара.
- Я рад, что ты в нашей группе, мне правда очень не хватало союзника, соотечественника. Скажи, как так вышло, что тебя перевели? Я слышал от коммандера формулировку - "приказ одобрен". И это значит не "перевели приказом", а одобрили перевод и издали по этому поводу приказ. И честно говоря, я опешил от твоей реакции и просьбы не оставлять тебя здесь. Что это значило, Делас? - Ракар повернул голову и посмотрел на соотечественницу с легкой улыбкой.
- Это значит, что я не хочу быть в этой группе, - просто ответила Делас, уверенно шагая рядом с Ракаром. – Во-первых, потому что в нашей группе уже сложилась комфортная атмосфера, мы смогли найти общий язык, и мне жалко будет ее покидать. Во-вторых, на Кардассии осталась моя лаборатория, в которую я вложила много времени и сил, а тут придется все начинать сначала. Но это все мелочи, - улыбнулась она и продолжила как ни в чем не бывало. – Есть еще и в-третьих: теперь вы все знаете, кто устраивал вам неприятности на регате, и группа настроена против меня. Казза и Юнок вернутся назад, и со мной не будет никого, кто бы меня поддерживал. Планкс сказал, что ваш советник не допустит буллинга, но я не уверена, что ей сейчас до этого. Ну и в-четвертых – когда я призналась тебе в чувствах, а ты… ответил то, что ответил, я понятия не имела, что теперь нам придется видеться каждый день. Это, знаешь ли, достаточно больно.
Из сказанного Ракар понял, что это не сама Делас просила ее перевести. Значит, это решение командования. И это на самом деле хорошо. Ракар кивнул.
- Знаю, Делас, знаю, это больно, - слегка извиняющимся тоном произнес он, - но мы с тобой работаем на Империю. И это важнее. Наша Родина важнее всего. И нас тут теперь два ромуланца, это меня радует на самом деле. Даже не смотря на то, что ты свою диверсию провернула в первую очередь против меня. Не вся группа настроена против тебя, ты слышала многих, ненависти они не испытывают. Ничего страшного, не расстраивайся, начинать сначала и искать общий язык приходится часто. Попробуем это делать вместе. Сама видишь, мне тут вообще мало кто верит на слово. И нам нужно быть с тобой заодно, - Ракар остановился в коридоре, повернулся к Делас всем корпусом, - так скажи мне, я могу тебе верить и рассчитывать на тебя?
- Сомневаюсь, что после случившегося кто-то тут захочет узнать меня лучше, - пожала плечами ромуланка и тоже остановилась. По ее выражению было сложно определить, просто ли она констатирует факт, или расстроена им. – Ракар, ты же знаешь о том, как я к тебе отношусь, - она склонила голову, внимательно изучая его лицо. – Разумеется, ты можешь на меня рассчитывать, пусть это и не совсем честно. Ты же знаешь, что это – моя слабость, которую ты можешь легко использовать в свою пользу. Только объясни мне одно... Почему ты нас все же не сдал и даже не пошел к Планксу?
Ракар внимательно смотрел на Делас, стараясь понять, что вообще происходит, какую игру она ведет.
- Знаешь, это очень странно, с одной стороны ты говоришь, как ты ко мне относишься, а с другой стороны - ты все таки сделала то, что сделала. Нет, я понимаю, по сравнению с убийством федерального коммандера станции - это такая мелочь... Но все равно хороший саботаж. Я никогда бы не сделал так с тем.. кого люблю. Но это ладно. - Ракар отвел взгляд, - Не все слабости я использую в свою пользу, Делас. У меня есть некоторые личные правила, и жизнь еще не заставляла меня предавать друзей. Не думаю, что заставит. Поэтому не бойся, я не подставлю тебя. А насчет Планкса и СБ... Знаешь, на моей личной чаше весов ваша помощь перевесила вашу диверсию. И в первую очередь, до того как я осознал все и успокоился - Квинтилия Перим убедила меня, что нужно пойти другим путем. Некоторые федераты руководствуются интересной моралью. - Сказав это, Ракар осознал, что возможно, командование отправило сюда Делас для выяснения некоторых его мотивов. Слишком поздно Ракар это осознал, но он знал, что все еще мог оправдаться перед своим командованием. - Ну и не только, инженер Баккер вообще хотела привлечь вас к исправительным работам внутри группы. С другой стороны, я верно понял, что Планксу вы все рассказали сами уже?
- Ты может быть не подставишь меня, но ты знаешь, что я готова на многое, если только ты скажешь, - хитро улыбнулась девушка. – А это можно использовать по-разному… - она вздохнула и покачала головой. – Конечно, мы сказали все Планксу! Уж лучше пусть он узнает о случившемся от нас, чем от вас, разве нет? Мы, по крайней мере, знаем, как разговаривать с нашим координатором. А вот исправительные работы – это интересно, - хихикнула Делас. – Юнок и Казза скоро улетят, а вот я у вас останусь, и вы сможете отыграться. Что будете делать?
Ракар усмехнулся и продолжил путь по коридору.
- И Коммандер пронаблюдал за вами и оценил вашу находчивость, - с этими словами Ракар даже рассмеялся. - Потрясающие федераты. Потрясающий проект! Определенно, мы тут все подопытные существа.
В этот момент они проходили мимо каюты ромуланца и вулканца.
- Погоди минуту, - попросил Ракар, и уже через 20 секунд вернулся из каюты в коридор, протянул Делас ее жучок и приемник. - Это твое, я обещал отдать и отдаю. Но использовать пока не надо. Не та политическая обстановка. Про работы... не знаю, что делать будем. Сейчас не до того. Я так вчера ошибся... с Иламой Толан. Если бы я не... могло бы не быть убийства.
- О, надо же, ты его не уничтожил, - удивилась Делас. – Вообще-то его сделала Юнок… Но, думаю, она с легкостью сделает еще множество таких, если понадобится, - но улыбка ее быстро сошла, и на лице девушке появилось непривычно серьезное выражение. – Что ты сделал с координатором? Ты как-то связан с этим убийством? Я ничего не скажу, обещаю!
- Я не смог понять, что что-то произойдет уже этой ночью, - Ракар обеими руками потер виски и лоб, - я не понял, что оно вошло в активную фазу, и подготовка окончена. Я был так занят всем другим, что проигнорировал совершенно однозначные признаки того, что ее дожали до самого конца. Вот что я сделал, вместо того, чтобы напрячься и предотвратить случившееся. И искал я признаки этого заговора совсем не там. Такие дела, Делас. Мне жаль Толан, и коммандера. Они были неплохими людьми. Не врагами. Так что эти потери заставляют меня сожалеть.
И Ракар проигнорировал слова о жучке, хотя запомнил их.
- Пойдем в реплимат, и ты все расскажешь, - решительно произнесла Делас. – Я уверена, что ты сделал все, что мог!
Через несколько минут, остановившись у репликатора в Реплимате, Ракар спросил:
- Парнуса уже выпустили из карантина свободно бегать по твоей каюте? У тебя вообще есть, где жить?
- Нет, я должна была забрать его сегодня… перед тем, как отправиться на Кардассию. Пока он в лазарете… потому что больше ему жить негде. Мне, правда, тоже – каюту нам предоставили только на время регаты, и сегодня пришлось ее освободить. Ну, раз я теперь в проекте, меня куда-нибудь подселят, правда? Не то, чтобы я не могла снять каюту еще на пару ночей или весь год, но все же, - рассмеялась она, забирая поднос со своим заказом.
Ромуланец с полминуты листал список репликатора, в поисках последнего федерального салата, который ему понравился.
-  Без каюты не оставят, не беспокойся, - как то отстраненно сказал он, - и тебе придется договариваться с соседкой о Парнусе, не забыть о том, что у Парнуса есть обмен веществ, приготовить ему отхожее место, научить туда ходить, и справляться с последствиями, пока он не научится. Трудно заводить животных на космической станции. Но, возможно, тебе понравится. Потому что он расположен к тебе, я видел. Это интересно. И кого-то из наших еще отправят в другую группу. Я тоже привык уже ко всем этим коллегам, и жаль их терять, - Ракар посмотрел на Делас, а потом указал на самый дальний в углу свободный столик и отправился к нему.
- И теперь, может быть ты наконец расскажешь о своем исследовании? – понизив голос до предела, спросил Ракар, когда они сели, - потому что если нет, я действительно буду говорить с начальством.
- Сначала ты расскажешь о вашем координаторе, - в тон ему ответила Делас, опуская вилку в какое-то подозрительного вида болианское рагу. – Мы же за этим сюда пришли, разве нет? Ты говорил, что мог все предотвратить… Ты знаешь, почему она убила коммандера?  – ромуланка наклонилась ближе и округлила глаза. – Там какая-то тайна? Или это заговор? Все не так, как кажется?
___________
совместно с Делас
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 12 Сентября 2017, 13:47:32
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13

Пожалуй, все остальные новости стали несущественными в этот момент для Артура. Сразу после слов Планкса о том, что сделала Илама Толан. Артур опустил руку, нашел ладонь М'Коты и сжал ее. Сначала он опустил голову, но потом заставил себя смотреть вперед, на коммандера. Но перед глазами стояла коммандер Мори Джанир. Артур вспоминал ее, такой, какой она защищала его, во всем том деле после избиения кардассианца. О том, как она выступала на открытии и завершении регаты, о том, как она поздравляла его с освобождением, ее глаза. Еще одна жизнь. Еще одна жизнь ставшая разменной монетой в чьей то игре. И где найти теперь слова утешения для ее семьи, для ее экипажа, для всех тех, кто любил ее, уважал, ценил, для всех тех, кому она стала надежным товарищем и другом. Еще один кардассианец снова убил баджорца. Только расы не имеют значения. Еще одного человека не вернуть из того места, куда он безвременно ушел. Все остальные слова Лайтман слышал вполуха. Не совсем осознавая.
Потом кадет вспомнил, что назвал Иламу Толан своим другом. И ужаснулся всему этому происходящему. Так не могло было быть. Она не могла. Она была совсем другой. А потом, все это случилось потом. Возможно, это какая-то подстава. В этом еще обязательно нужно было разобраться. Вот только Мори Джанир уже не вернуть. И раз так, виновные должны ответить за все.

Наконец Ракар дождался этих самых плохих новостей. Новость была ударом. Усилием воли он заставил себя не среагировать физически, не сжать кулаки, не дернуться, не проявить иных эмоций. Он лишь нахмурился, пристально глядя на лейтенант-коммандера, а затем начал скользить взглядом по остальным кадетам, задержав взгляд на Квинтилии. Вот по кому эта новость должна была больно ударить, и он ничем не мог помочь. О диверсии "Фениксов" Ракар мгновенно забыл, это мелкое хулиганство померкло перед случившимся. Вот была та самая бомба, которую он искал в корабле, но, очевидно, искал не там. В корабле - было бы слишком просто. Политики действуют не так грубо. Сейчас Ракар понимал, что совершил еще один серьезный промах. Он это не предотвратил. Он же пришел к Толан с целью помочь, но отвлекся и стал рассказывать о собственных личных проблемах. Почему он так постыдно расслабился? Почему не понял настоящее значение ее фразы "это не понадобится"? Почему не настоял? Он же видел все, ее измученное состояние, ее пустую каюту, ее крайнюю обреченность. Что он должен был сделать теперь? Проект не закрыли, вот с этим они там просчитались, решение по проекту было принято раньше убийства. Ракар задумался, взвешивая все на чаше весов. Нельзя навредить Ромулу, нужно соблюсти баланс, и в тоже время надо помочь разобраться в ситуации. Нужно ли? Или они сами без него разберутся? Идентифицировать ли это как личные цели и личные обещания? Навредит ли это его собственному государству? Нет, не должно навредить. Есть вещи, которые нельзя предавать, и если уже нельзя спасти ее, можно хотя бы облегчить участь. Он хорошо помнил, как Илама Толан вела себя с ним, на Волане II, вчера в каюте, сознавая куда ей придется идти, она как будто отдавала свою последнюю дань, ради кадета, который был ей по сути никем. Он был ее кадетом. И та невысказанная фраза, которая тем не менее легко прослеживалась "как мне", "не повезло как мне". Ромуланцы не забывают добра, сделанного в их сторону, ромуланцы не предают честь.  Мысли стремительно летели в голове. Ракар принял решение. Он посмотрел на Квинтилию, а потом сделал шаг вперед, к лейтенант-коммандеру:
- Ее заставили. Сэр, я хочу дать показания по делу для следствия. Возможно, я могу помочь вам понять, кто за этим стоит. Это возможно?
-Это не моя станция и не мое расследование, чтобы здесь распоряжаться, поэтому я не могу ответить на ваш вопрос, мистер Ракар, - помотал головой Планкс, - Я оказался замешан в делах этой станции, потому что они касались проекта, не более того. Но теперь я возвращаюсь на Кардассию.
М’Кота отнеслась к известию, пожалуй, спокойнее многих: в её мире смерть была неотъемлемой частью жизни, а убийство – узаконенным способом решения противоречий. Конечно, речь шла об убийствах в поединках, но всё же об убийствах. К тому же вся клингонская культура строилась на готовности и даже необходимости рано или поздно достойно погибнуть. В жизни всякое случалось! Иногда хорошие люди убивали плохих людей, иногда плохие люди убивали хороших людей, иногда плохие люди убивали плохих людей, а иногда случалось и так, что хорошие люди убивали хороших людей – это было горько, но это тоже была часть жизни, и порой другого варианта было не дано.
М’Кота крепко сжала руку Артура и, чуть повернувшись к Ракару, сказала:
– Если ты что-то об этом знаешь, я тоже хочу знать. Смерть смерти рознь, и если это дело воняет, как трёхнедельный труп, я хочу знать, откуда идёт вонь.
Услышав, что лейтенант-коммандер не будет вмешиваться в расследование никаким образом, и собирается отбыть к месту дислокации его группы, Ракар развернулся всем корпусом к советнику Утаре Рилл. Потом, услышав М'Коту, он обернулся к кадетам, окинул всех взглядом. Они были шокированы убийством коммандера этой станции, и он их очень хорошо понимал. Если бы кто-то убил командира ромуланской станции на ромуланской станции… одним словом, Ракар поставил себя на их место.
- Да, - кивнул Ракар клингонке, - я расскажу. Мэм советник, - ромуланец снова посмотрел на болианку, - может быть, вы ответите? Я хочу дать показания для следствия, это возможно?
– Думаю, да, – ответила болианка. – Я постараюсь узнать, кто ведёт расследование и кому вам следует передать ваши сведения. Первым делом я пойду в офис службы безопасности, чтобы увидеться с глинном Толан, там же обо всём и спрошу.
Во взгляде Утары забрезжила надежда: чудес не бывает, и сама она не слишком надеялась, что её слова о чужой вине или ошибке окажутся правдой, но теперь, после слов Ракара её надежда окрепла.
– Я думаю, всем, кому есть что сказать, следует обратиться в службу безопасности, даже если вы не уверены, что это важно – сказал Тенек. Лицо вулканца было внимательно-сосредоточенным, каким могло бы быть во время решения какого-нибудь сложного учебного задания.
Услышав новости, Освальд замер, ошарашенно глядя перед собой. Он увидел реакцию Самриты, потом почему-то посмотрел на Тенму, словно тот мог знать ответ или хотя бы предложить какое-то чисто кардассианское объяснение случившемуся, потом на мгновение взглянул на офицера, и молодого человека посетила шальная мысль, что всё это - всего лишь ещё одно задание проекта, придуманное Толан совместно с Мори, чтобы проверить, сможет ли их группа не скатиться во взаимные обвинения и паранойю. Однако, коммандер Планкс выглядел настолько огорчённым, что все сомнения тут же отошли на второй план.
- Нам всё равно ничего не скажут, - проворчал кадет недовольно в ответ на обсуждение коллег, - тайна следствия, и всё такое. Остаётся только сидеть и ждать.
Акрита тоже была из тех, кто не раз видел смерть, и тем не менее ее сознание отказывалось верить в услышанное. Здесь, на федеральной станции, в мирное время? Как, зачем?! И потом, коммандер Мори ведь была ночью с ними на Променаде, на награждении. Отчетливо встало перед глазами ее радостное, даже счастливое лицо, и Акрита успела подумать, что на самом деле так и не познакомилась с командующей станцией. Может, это все-таки какая-то ошибка? Ведь такое тоже бывает…
В повисшей тишине голос Самриты прозвучал тихо и неуверенно.
- Коммандер, советник… - она посмотрела на них, и в ее глазах читалась детская надежда, что взрослые все решат. Они же взрослые! Они все знают! – А… Что нам теперь делать? Я имею в виду, прямо сейчас, сегодня. Нам надо будет давать показания? Или нам ждать новых заданий от проекта?
Ждать было тяжелее всего. И все-таки девушка не забыла, что Планкс сказал до этой новости: проект продолжается, их группу не расформируют, они будут и дальше участвовать. Он сказал это, уже зная, что их координатора арестовали, а, значит, вне зависимости от этого у них будут какие-то задания. Правда, Самрите не давал покоя вопрос: что же будет со станцией, на которой убили командующего, причем в мирное время? Наверняка им предстоит множество проверок, усилений контроля безопасности и прочих малоприятных мер…
– Насчёт показаний я постараюсь узнать, – повторила Утара, – А задания проекта будут обязательно. – И снова повторила: – Если мне не сообщат о запланированных заданиях, мы разработаем ближайшее задание сами. Бездействовать мы не будем. На сегодняшней встрече в 15:00 мы всё это обсудим – и проблему заданий, и то, что мне сообщат о даче показаний.
-В 15 часов - это через примерно два часа… - заметила Жантарин на всякий случай.
-Я вижу, координатор Рилл уверенно берет дела под свой контроль, - подвел итог Планкс, - От этого немного легче, хотя я покидаю станцию с тяжелым сердцем. Надеюсь, мы успеем поговорить с вами тет-а-тет до моего отлета, - он слегка кивнул болианке, - а со всеми остальными я должен попрощаться.
Планкс обвел печальных кадетов взглядом.
-Берегите себя.
 Ракар хмуро обводил взглядом кадетов. Он задержал взгляд на Тенме, потом на Квинтилии, Самрите и Освальде, потом обернулся к Планксу.
- Вы тоже берегите себя, коммандер, на Кардассии, и вашу группу. - и снова посмотрел на кадетов. - Перед тем как я пойду в СБ, вы хотите узнать что я им скажу? Я хочу рассказать и вам тоже, кто хочет услышать? - И Ракар посмотрел на Делас, она могла его осудить сейчас.
- Разве это не что-то конфиденциальное? – удивилась Самрита. – Если нет, то, конечно, рассказывай!
- Это такая информация, которую должна знать наша группа проекта, - ответил Ракар Самрите, - я так считаю. Поэтому, пожалуйста, останьтесь те, кто хочет услышать.
Самрита, разумеется, и с места не сдвинулась, продолжая изучающе смотреть на Ракара, чуть склонив голову и сложив руки на груди – если где-то делились секретами, она этого просто не могла пропустить!
А вот Делас, заметив, что кадеты начали переговариваться, расходиться и вообще демонстрировать, что собрание закончилось, обернулась к Планксу, пока тот не успел уйти.
- Коммандер, не оставляйте меня здесь! -  выпалила она, глядя на трилла широко распахнутыми глазами. – Вы же знаете, что это за группа! Они собрали на себе все беды квадранта, едва не закрыли проект, а теперь еще оказалось, что их координатор – убийца! И… И… - добавила она чуть тише, стараясь не дать всем эмоциям выплеснуться наружу, - они меня ненавидят! Пожалуйста, не наказывайте меня так!
-Делас… - тихо сказал Планкс, пораженный словами ромуланки, и глядя в ее темные глаза, - Это не наказание и не мое решение. Этот приказ о переводе одобрен твоим командованием, ты сама его видела. Я ничего не могу изменить. И даже если бы мог - не хочу. Это будет… интересно. Я успел немного узнать тебя, Делас. Мне нравится твоя открытость и желание бороться с предрассудками, я ценю твой исследовательский инстинкт и любопытство, я считаю прекрасными твою дерзость, твой авантюризм, твою находчивость, твое нестандартное мышление. Это замечательные качества, свойственные путешественникам и первооткрывателям, но ты применила их для плохих совершений. Теперь у тебя есть шанс направить их в другое русло. А для остальных, - Планкс поднял взгляд на кадетов, - это будет урок о прощении, о том, что нельзя ненавидеть кого-то вечно. В конце-концов сама Федерация была создана расами, первые контакты которых были далеко не безоблачными. Попроси у кого-нибудь из коллег биографию капитана Арчера, Делас, тогда ты сможешь это понять лучше. К тому же, твой новый координатор - советник, она знает, как не допускать буллинга.
_____________
Кадеты, советник Рилл и лейтенант-коммандер Планкс
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 12 Сентября 2017, 13:16:15
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13

Планерку все-таки назначили. Сообщение о планерке пришло на падд ромуланца, когда он тестировал гравитацию с уровнем 6. Прочитав сообщение на падде, весящим в настоящий момент как добрый ящик с дизрапторными винтовками, Ракар решил, что программа готова, завершена и пора завтракать, пока еще есть время.
Завтракать в Кварк'с Ракар не решился, он понял, что этого бара он теперь избегает. Вспомнив выражение лица Делас во время слов "почему ты не хочешь просто меня выслушать", Ракар испытал чувство вины, совершенно неуместное, но слишком естественное. Чувство вины Ракару не нравилось, потому что он понимал, что его вины нет. И, тем не менее, оно было. Кроме того он вспомнил обо всем, что должен быть сделать в сторону Делас, о чем узнать, в чем убедить ее, о том, что предстояло еще решить всеми, обеими группами проекта. Еще какие-то серьезные проблемы у Тенмы, и оставалось до сих пор неизвестным, явится ли кардассианец на планерку. И Ракар вспомнил грустный взгляд Иламы Толан, ее фраза "это не понадобится", и то, как она с видимым трудом двигалась, будто замученная чем-то и кем-то.
По пути к ангару 13 Ракар осознал, что идет слишком медленно, не торопясь, вообще останавливается в коридоре. До чего он дошел… Как так случилось. Как случилось так, что он собственными руками все испортил с Квинтилией? И тем не менее, как бы ни было, он должен дальше исполнять свой долг и задание. Он будет это делать во имя Ромуланской Империи и еще немного для себя. И для нее тоже, потому что она должна жить и радоваться. А он будет наблюдать издалека.
Одернув форму перед дверями ангара, Ракар зашел и сел в противоположном от входа конце. Так было удобнее наблюдать и меньше вертеть головой.

Самрита и М’Кота успели прийти за несколько минут до начала собрания – и у землянки имелось подозрение, что все равно кто-нибудь опоздает: почему-то это становилось традицией, и завела ее координатор. Девушка по привычке подсела поближе к Хене и поприветствовала остальных кадетов, уже собравшихся в зале, а затем с любопытством завертела головой, вычисляя отсутствующих.

Этим утром Лайтман проспал. Невообразимо и постыдно, но на часах было 10 утра, когда он открыл глаза. Проверив сообщения, кадет понял, что он еще никуда не опоздал к счастью. Поэтому, никуда не торопясь, совершив утренние обязательные дела, включая силовую зарядку, надел форму и пошел в каюту М'Коты и Самриты. На двойной звонок ему никто не ответил и Лайтман решил, что в отличие от него – ни М'Кота, ни Самрита – не проспали.
За несколько минут до часа общего сбора кадет пришел в 13 ангар, огляделся, обошел стол, намереваясь занять место рядом с клингонкой.
- Доброе утро, Сэм, Хена, М'Кота, - с улыбкой сказал Артур, коснувшись рукой спины М'Коты, садясь рядом, - хотя, конечно уже не утро, скорее день.

Освальд в эту ночь спал очень долго и проснулся за сорок минут до начала собрания. Кое-как приняв душ и позавтракав в реплимате, он торопливо дошёл до ангара и устроился ровно напротив Самриты, периодически поглядывая то в её сторону, то в сторону двери. Сейчас кадету больше всего хотелось оставить регату в прошлом, а для этого надо было как можно скорее пройти через разбор полётов. "Ну где же Мори и Толан?" - мысленно спрашивал себя Освальд, словно игнорируя тот факт, что до начала оставалась ещё пара минут.

Тенек пришёл за минуту до начала из лазарета. Время до начала он потратил на то, чтобы просмотреть вчерашние данные по отравлению Рроу и сличить их с рассказом «Фениксов». В сущности, он почти не сомневался в том, что «Фениксы» рассказали правду, но привычка всё проверять и уточнять была слишком сильна. Кроме того время понадобилось для того, чтобы внести в медицинские карты команды «Амазонки» (включая и свою собственную) свежую информацию. Теперь оставалось сделать то же самое для команды «Анадыря», но для этого надо было сходить на катер, а времени до начала планёрки оставалось слишком мало, и стажёр отложил это на ближайшее свободное время.

Советника Рилл не мучили дурные предчувствия. Нет, она видела вчера, что с координатором что-то очень не так, но того что случилось в реальности вообразить себе не могла. По этой причине озабоченность болианки перед совещанием была умеренной: в худшем случае она ожидала увидеть глинна Толан такой же подавленной, как вчера, а в лучшем – уже немного оправившейся от своих переживаний. Явившись на совещание почти вовремя (полуминутное опоздание вряд ли можно было считать настоящим опозданием), Утара координатора не увидела совсем. Значит, решила она, всё так же плохо, как вчера. И приготовилась ждать.

Акрита в это утро тоже спала допоздна. Но дела проекта, очевидно, не собирались давать кадетам выходной, поэтому она, проснувшись и собравшись, направилась в реплимат завтракать. Там ее и застал вызов на общий сбор. За столом андорианка заняла место подальше, не то чтобы она боялась разноса за свой "маневр" и прочее вчерашнее, просто сейчас больше хотелось слушать и наблюдать, чем оказываться в центре внимания.
Соседка Акриты по комнате - отстраненный кадет Перим - отсутствовала в комнате, когда андорианка проснулась. За пару минут до времени, обозначенного в приглашении как начало планерки, она проскользнула в Ангар 13, очень скромно и стараясь не привлекать внимания. Это было не так просто, потому что все привыкли видеть Квинтилию в форме, а не в гражданском платье, и теперь на фоне кадетов она выделялась.
Перим хотела занять место, ближайшее к двери, но там уже сидела клингоно-земная парочка, а рядом с ними Самрита и Хена. Место рядом с ференги было свободно, но пока трилл шла к нему вокруг стола, его быстро заняла Жантарин, которая до этого о чем-то болтала в углу ангара с Кримом Анжаром. Баджорец сел рядом.
Ромуланец делал вид, что читает текст на своем падде, время от времени поглядывая на собирающихся кадетов. Джез Тенма в былые времена приходил на брифинги раньше, сейчас же его не было. Момент, когда в ангар пришла Квинтилия, ромуланец не пропустил, как раз в этот момент он смотрел в сторону Самриты и М'Коты. Он проводил Квинтилию взглядом до того момента, как ближайшее место на ее пути стало занятым. Ромуланец опустил голову, вернув взгляд на падд. Никогда раньше на общих сборах он не испытывал желания позвать кого-то сесть рядом, обычно он наблюдал за распределением кадетов со стороны. Квинтилию же теперь хотелось позвать, но он не сделал этого, надеясь, что Освальд или  Акрита возьмут это дело в свои руки, покажут Квинтилии, что она нужна и ее хотят видеть.

Самрита лишь краем глаза отметила Квинтилию – точнее, ее платье. «С этим решительно надо что-то делать», - подумала землянка в очередной раз. Ее чувство прекрасного отчаянно страдало. Но странным было не это. Странным было то, что Самрита в который раз поймала себя на мысли, что волнуется по поводу Джеза Тенмы. Она-то считала, что терпеть не может этого кардассианца, и продолжала бы так считать до сих пор, но тот случайно услышанный ночной разговор никак не хотел уходить из головы. Тогда она так и не подошла к нему, потом он не явился на регату, и вот сейчас… Девушка потрясла головой, прогоняя мысли. Это было не ее дело. Ее мысли должен занимать стоящий в ангаре «Анадырь», ждущий только ее – и она с ним воссоединится сразу после общего сбора. Поскорее бы он уже начался…

М’Кота увидев замешательство Квинтилии посмотрела на неё в недоумении: что же она не садится? Может, она не хочет сидеть рядом с ней и Артуром, но почему? Вроде бы ещё вчера они обменялись рукопожатием…
 
Зато вулканцу все эти сложности были совершенно чужды.
– Мисс Перим, – негромко позвал он, привлекая внимание трилла. Перехватив взгляд Квинтилии, стажёр подвинулся немного ближе к Криму и сделал приглашающий жест, указывая на пространство справа от себя и одновременно бросая взгляд на Ракара. Он надеялся, что ромуланец поймёт его правильно: судя по словам сказанным Квинтилией вчера, она очевидно не решалась сама предлагать коллегам своё общество, и нужно было как-то показать ей, что её не избегают.
Коротко дернув головой в сторону Тенека, Ракар все услышал, сгреб свои падды со стола, встал и молча переместился на стул рядом с Акритой, уступая место Квинтилии, чуть пододвинув ей стул.
-Спасибо, - чуть слышно сказала Квинтилия, занимая предложенное место.
Последними в ангар вошли Джез Тенма и Брол Арко. Оба сели на стулья по соседству с Освальдом.
-Фух, чуть не опоздал! - выдохнул Тенма, с улыбкой глядя на соседа, - Но кажется, я не последний! - он обвел взглядом стол, пересчитывая кадетов, - Что-то нас маловато… Не хватает Курша, Рроу и Мари.
Честно признаваясь самому себе, Ракар был почти готов к тому, что Квинтилия пройдет мимо в сторону Освальда, но в ней многое изменилось после истории со стимуляторами. Ромуланец приветственно кивнул девушке, а потом обратил внимание на кардассианца. Тот выглядел удовлетворительно, хотя скорее всего он просто хорошо умел держать свое лицо, занявшись служебными обязанностями, либо его проблемы решились.
Вопреки ожиданиям не было каитианца, и Ракар повернул голову налево, спросил негромко:
- Тенек, а где Рроу? Что о нем говорят в лазарете?
– Его выписали, – коротко ответил Тенек.
Ракар кивнул Тенеку. Вслух говорить ничего не стал. Тар Мари мог традиционно проспать, несмотря на середину дня, Курша не интересовала регата, а теперь про него не было ничего известно, а насчет каитианца Ракар надеялся, что тот не слишком разочарован в девушке с Ктариса, которая так жестко поступила с ним. Оставалось только ждать начала и появления глинна координатора Иламы Толан.
Прошло еще полминуты, но никто из опоздавших кадетов не появился.
Наконец, дверь в ангар снова открылась, некоторые посмотрели в ту сторону, ожидая увидеть коллег или Иламу Толан, но на пороге появились не они, а молодой мужчина в форме лейтенант-коммандера Звездного Флота. Пятна, начинающиеся со лба и исчезающие под воротником бирюзовой водолазки указывали на его расу.
-Это еще кто? - удивленно прошептал Тенма.
-Кадеты, - произнес с порога мужчина, - Для тех немногих, кто меня еще не знает - мое имя Диас Планкс, координатор второй группы проекта “Альфа”. Мне нужно многое вам сказать, и кое-что из этого будет тяжело услышать. Поэтому прошу вас, подойдите ближе.
- Что? Что он имеет в виду? - заволновалась Хена.
-Прошу вас, - повторил Планкс, - Давайте соберемся в кружок и не будем официально сидеть за столом.
_____________
с кадетами, советником и лейтенант-коммандером Планксом
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Сентября 2017, 16:59:02
2 сентября 2384 года. Утро.
Станция ДС9. Каюта Ракара и Тенека.

Ракар стоял по колени в снегу в бескрайней степи от горизонта до горизонта, а в небе над ним, звездном, черном небе, висели две луны. Снег покрывал все, местами сбиваясь в белые барханы, которые вернее было бы назвать сугробами. Снег набился в его высокие форменные ботинки, и таять не спешил. Тишину нарушал только ветер, гонящий поземку, впивающийся в лицо ледяными иглами. Ромуланец стоял, не пряча лицо от ветра. Он был здесь один, и помнил только, что ему надо идти, идти вперед к неизвестной цели. Идти, вопреки не проходящему чувству потери, вопреки тоске, которая теперь всегда с ним. Ромуланец идти не спешил, он стоял, вдыхая морозный воздух крайнего севера своей родной планеты, и смотрел в небо. Он должен идти, но долг подождет.
Будильник сработал давно, Ракар выключил его, не желая выходить из иллюзии этого сна, желая остановить бег времени, раствориться в безвременье бескрайней снежной равнины.
Потом снежная равнина сменилась видом дюраниевой стенки каюты, и Ракар стал рассматривать узор, мельчайшие черточки на поверхности металла. В этом случайном узоре мог быть смысл. Но скорее всего его не было, смысла не было во многом, Ракар решил что вставать тоже нет никакого смысла. Никто не звал их ни на какой брифинг, пробежки с Квинтилией этим утром не будет. Не будет многого другого. Ромуланец забыл напрочь даже о вчерашнем дне, о регате, сосредоточившись на изгибах линий на стене, не забыл он только о той, которую потерял, так и не обретя.
Вчерашним вечером Ракар ушел с Променада немедленно после объявления победителя, забежав лишь на минуту в Кварк'с, чтобы сделать заказ. Заказ – ящик ромуланского эля – доставили в его каюту через полчаса. Ничего не объясняя Тенеку, Ракар поставил эль под свою нижнюю койку, так и не притронувшись к нему.

Тенек не спросил. Он вообще редко спрашивал о таких вещах, оставляя другому возможность самому затронуть сложную тему, если это будет уместно. Не спросил, но мысленно отметил, внутренне ожидая, будет ли у этого действия продолжение. Собственно, от этого продолжения и зависело то, какой будет реакция врача-стажёра. Опять-таки Тенек не знал, имеет ли это отношение к странному состоянию Ракара накануне вечером, но безучастность ромуланца вызывала у него озабоченность и подозрения в том, что в таком состоянии индивидуум может игнорировать самые естественные потребности.
Пока Ракар лежал, вулканец успел переделать все утренние дела и подготовиться к выходу. Он собирался выйти из каюты раньше, чем требовалось, чтобы зайти в лазарет осведомиться о состоянии Рроу, однако по мере того, как время шло, а ромуланец не вставал, в разуме вулканца всё больше созревала мысль о том, что совсем не Рроу сейчас больше всего нуждается в помощи.
– Я собираюсь пойти позавтракать, – сказал вулканец, не глядя на лежащего товарища, – Не хотите присоединиться?
Это было неуклюжее начало, но на более изящное социальных навыков вулканца не хватало.
Услышав голос вулканца, ромуланец понял, что Тенек еще не ушел из каюты, и все эти легкие шорохи, которые он игнорировал до сих пор – были следами его присутствия. Ракар понимал, что нельзя отрешаться от реальности до такой степени, но безразличие владело им в большой степени, и возвращаться в реальность не хотелось. Долг подождет, так он думал сейчас. Но Тенек заговорил, и Ракар вспомнил, что во вчерашнем дне было много всего, кроме того разговора с Квинтилией. Долг не может ждать. Ракар заставил себя, сел на койке, посмотрел на Тенека. Вулканец не ушел, значит ли это, что вулканец может и действительно быть другом? Или это только логика диктует?
- Спасибо, Тенек, - ответил Ракар, - может быть позже, не сейчас. Я не хочу есть, и нас еще никуда не вызывали. Нет смысла выходить.
Тенек в очередной раз спросил себя, не следует ли спросить Ракара о вчерашнем. Будь Ракар вулканцем, это было бы чрезмерным и неподобающим – вообще всё было бы неподобающим, кроме молчаливого понимания, а в самом крайнем случае – слов поддержки вообще, никак не связанных с конкретным гипотетическим событием и эмоциональной реакцией на него. Тенек попытался настроиться на то, чтобы отреагировать как-то более уместно для общения с эмоциональными, и не смог: ромуланец был слишком похож на его сородичей внешне, намекать на его подверженность эмоциям было почти кощунственно. В результате стажёр несколько секунд боролся с собственным воспитанием, а затем сказал единственное, что у него получилось:
– Я зайду в лазарет, спрошу о самочувствии мистера Рроу. Мистер Ракар... Наши государства и расы всегда находились в сложных, в лучшем случае, натянутых взаимоотношениях, но лично вы никогда не позволяли себе неуважительно отзываться о Федерации или о вулканцах. Я ценю это. И если вам понадобится моя помощь, вы всегда можете на неё рассчитывать.
Ракар смотрел на Тенека слегка удивленно. Таких слов от вулканца ему слышать не приходилось ни разу в жизни. Хотя, впрочем, он раньше и дел с ними не имел. Он только учился, учил, и знал теоретически, что никому нельзя верить, а вулканцам в особенности. Но Тенек был совсем не таким.
Ракар опустил голову, а потом с видимым усилием встал с койки и принялся одеваться.
- Вообще-то, Тенек, я позволял себе, и не раз. Но вы не слышали. А мне хочется быть честным сейчас. Да, между нами всеми сложные внешнеполитические отношения, да и вообще. Но лично вас это не касается, вы другой, достойный уважения вулканец, несмотря на то, что мы с вами тоже друг друга не всегда понимаем. Однако я не голословно назвал вас другом. Никогда не думал, что назову другом вулканца, но вы заслужили.
Ракар натянул водолазку и форменные брюки, оставшись босиком. Он дошел до кресла и сел, бросил взгляд на ящик эля и посмотрел на Тенека.
- Спасибо, Тенек, - Ракар отвел от Тенека взгляд, - но вы не можете помочь. Здесь не поможешь, это либо переживешь сам, либо нет. Но я благодарен за вашу готовность.
Тенека кольнуло подозрение, что тут не обошлось без сильных чувств Ракара к Квинтилии, но уточнять это без каких-либо конкретных слов со стороны собеседника было бы совсем уже невежливо.
– Ещё слишком рано судить, являюсь ли я вашим другом, – чувство справедливости и честности заставило Тенека сказать эти слова, – как я уже говорил, для создания подлинной дружбы требуется больше времени, и в будущем вы можете узнать меня с худшей стороны. Но я хотел бы, чтобы дружба между нами сложилась. Что касается ваших слов, которых я не слышал, уже достаточно важно и то, что вы старались проявлять уважение во время сотрудничества. Это – существенно. Всё остальное преодолимо: в рамках любой расы есть недостойные личности и личности достойные уважения, в рамках любой культуры есть вещи непонятные или неприемлемые для второй стороны. Здесь нас может рассудить только время, и обычно это бывает время превосходящее продолжительность жизни гуманоида.
Ромуланец так и слушал, глядя в пол, чуть отвлекшись, но некоторые ключевые моменты в словах Тенека он осознал и принял их на совсем другой счет. Кто мог знать, что если он говорил одновременно и про другое.
- Вы правы, время, худшие стороны, и рано судить. Время оно такое, оно многое может, но иногда и оно бессильно. Или просто мы совершаем ошибки, - ромуланец говорил отстраненно, и пока говорил, понял, ему требуется рассказать, что случилось. Тенек и правда хотел помочь, иначе не было бы этого разговора. Как глинн Толан вчера.
- Время. Я совершил большую ошибку. Знаете, Тенек, пока она лежала в лазарете, я сказал ей. После того, как узнал, что она хочет улететь на Бетазед. Я испугался, что она улетит и больше никогда я ее не увижу. И я поспешил, мне казалось, это ее как-то воодушевит. Но все произошло наоборот. Ведь не случись всех этих стимуляторов и гипотетического Бетазеда – я может быть и вовсе не сказал ничего. Я поступал бы по-другому, мы бы работали вместе на проекте, узнавали друг друга постепенно. Все могло быть иначе. И… она не любит меня. Она сказала это вчера, что нет никакого смысла, что она не видит никакого будущего, и не любит меня. И послала меня к Делас. Вот и все. Я все испортил сам. И как я мог … как я мог мечтать и верить во что-то, мне ведь самому известно, что будущее наше вместе – маловероятно, хотя я сделал бы все ради этого. Или не все. Я не знаю. Как я вообще мог подумать, что она может захотеть со мной хотя бы проводить свободное время, просто общаться, просто говорить. – Ракар прикрыл рукой глаза, - зато она была со мной честной. Это многого стоит. Простите, Тенек, что вам пришлось выслушать. И спасибо.
– Ничего, – Тенек был очень сильно озадачен и даже обескуражен, но вовремя напомнил себе, что в конце концов жрецы, врачи и учителя – это как раз те люди, которым нужно уметь разговаривать и на такие темы тоже. Просто пока у него не было в этом опыта. – Это иногда бывает необходимо, – добавил он, пытаясь найти хоть какой-то разумный ответ. Разумный ответ упорно не желал находиться, а если находился, то оказывался совершенно неподходящим. Готовых решений, старательно отфильтрованных традицией, тут просто не было, или Тенек о них не знал, а думать самому не очень-то получалось, потому что тема была мягко говоря непривычной.
– Честность, это ведь лучше для выбора правильного решения, – сказал вулканец не совсем уверенно: идеальный ответ так и не нашёлся, и вулканец начал думать вслух. – И если вы не собираетесь остаться в Федерации, вероятно, у вас мало шансов создать семью с мисс Перим, поскольку она тоже, видимо, не рассматривает возможность эмигрировать. Но вы напрасно думаете, что она не может захотеть проводить с вами свободное время и просто общаться. Вы не причинили ей никакого вреда, даже помогли, у неё нет причин избегать вас. Думаю, у вас есть возможность установить дружеские отношения... Правда, я не знаю, как принято у эмоциональных реагировать на такое признание, но у нас брачное предложение считается честью, независимо от того, принято оно или отклонено. Впрочем, вероятно, вам всё равно представляется, что вы утратили значительную часть своего будущего, я это понимаю... отчасти, – на этом месте Тенек пришёл к выводу, что абсолютно ничем не помог Ракару в его проблеме, и счёл за благо замолчать.
_______________
С Тенеком
7  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.4 - анкеты персонажей : 04 Сентября 2017, 10:46:02
1.   Самый понравившийся (самый любимый) момент(ы) в миссии [в целом]
Что-то одно сложно выделить, мне понравился сюжет в целом, как история из мира Трека. И эта история требует продолжения.
Отдельные понравившиеся моменты:
Понравилось как мы ходили к Планксу просить за Квинтилию, понравилось, что Ракара позвали тоже и он участвовал, хотя не надеялся на то, что это удасться.
Понравилось крушение катеров, действия экипажа.
Описание Бэйджора и долины Кендра.
Понравился монастырь и загадки, понравился их философский смысл.
Понравилось продолжение линии адмирала Солока, на самом деле это понравилось еще и их прошлых эпизодов, всех, где он был, и приятно было видеть его снова.
Понравилось наше принятие решения сойти с дистанции ради "Анадыря".
Понравились все драки и экшены, они мне всегда нравились, во всех наших эпизодах со всеми участниками.
Понравилась линия паука и имя, которое ему придумали.
Понравилось, что все всегда решают секунды.
Вообще, многое понравилось на самом деле, громаднейшая куча мелочей. Голорамка с Планксом понравилась вообще вне категорий.
Порыв Иламы Толан в сторону Ракара был ну вообще… нет слов. Очень понравилось.
Из позапрошлой миссии как мы отбивали Квинтилию от зеленого и наусиканца и после этого уговаривали саму Квинтилию - вот это было вообще прямо УХ!
Беседа Квинтилии с Тенеком понравилась мне, хоть я ее и не слышал. Ну, как автору понравилась.
И самое важное то, что мне понравилось, то, что обычно называют идеей и концепцией – то, что мы осуществили маневр, чем доказали возможность нашего единства, способность взять и сделать кое-что важное вместе, одним фронтом. Несмотря на все локальные и внутренние в том числе разногласия по поводу победы в регате и цели – мы все равно фактически осуществили основную идею проекта.
Артуру очень понравилось на Джеррадо, все приключение в бункере, и с пауком.
3.   Самый напряженный момент(ы) в миссии (который заставил больше всего переживать, самый эмоциональный)
Раскрытие настоящей сути "Фениксов", их действий, их диверсии, всего того, что сделала Делас с "Анадырем" и "Амазонкой". В монастыре "Дакин" это было.
Последнее действие Илама и Мори.
Разговор с Квинтилией в коридоре у ее каюты.

4.   Самый яркий и понравившийся не-игроковый персонаж(и) (из всех НПС, включая кадетов)
На самом деле все хороши, все раскрыты, трудно выделить кого-то одного. В моем рейтинге лидирует Планкс, и прилар Паку понравился. В моем рейтинге по всем параметрам побеждает Планкс.
Персонаж Делас тоже хорошо проработан.

Почему понравился Планкс:
Планкс в первую очередь понравился своим характером и глубокой внутренней сутью. За его внешним обликом и неловкостью некоторых движений скрывается то, о чем хочется узнать больше. Своей увлеченностью, своим пониманием истории, каждым своим движением, манерой говорить, идеологической твердостью, трогательной непосредственностью, хипстерским нарядом вне службы и прической врастопырку, и кроме того, чувствуется, что наступит ахтунг, и это будет классный офицер ЗФ. И его прошлое тоже, что привело в лечебницу на Бетазеде.
Это такой НПС, которого хочется видеть одним из главных героев сериала, для меня он наравне с Дейтой, Дакс и О'Браеном, примерно.
5.   Самая трудная дилемма(ы) для вашего персонажа
Ракар в истории с "Фениксами" считал, что любой выбор относительно них – преступление, и он до сих пор считает, что "Фениксы" должны понести наказание, но это уже внутреннее дело проекта.
6.   Что бы вы сыграли по-другому/исправили
Ничего, все что сделано – верно.
7.   Продолжение каких линий/сюжетов/персонажей/арок хотелось бы увидеть в дальнейшем (или хотя бы узнать за кадром)
В первую и самую необходимую очередь должна быть уточнена и решена история Илама-Мори.
Очень важно дальнейшее раскрытие всего, что касается Квинтилии.
Хочется развития судьбы Самриты, и все про нее.
Еще – хочется знать о том, что будет с Тенмой.
Еще – хочется, чтобы Джарин ответил за все действия.
История Иламы Толан.
Спасти коммандера Мори.
Найти лекарство от болезни Делас.
Поступок "Фениксов" должен логические завершится совместно определенным наказанием.
Принципиально решить между Ракаром, Самритой и Освальдом ту вещь, которая возникла между нами в финале на втором этаже Променада.
8.   Пожелания на следующую миссию [в целом]
Отыграть все сюжетные арки, описанные в пункте 7
9.   Пожелания на следующую миссию [для вашего персонажа]
Играть активную роль в проекте, принимать участие в историях персонажей.
8  Променад / За кадром / Re: Конец игры : 28 Августа 2017, 16:08:33
Устройства чтения памяти отняли от его висков, Ракар опустил голову. Это очень болезненная процедура, он всегда это знал, но впервые испытал на себе. Впервые. И в последний раз. Теперь они знали всё. Всё то, что должны были знать, и что были не должны.
Его стошнило. Но это больше не было его проблемой. Это была проблема его палачей, и если бы он был в силах, он бы презрительно рассмеялся им в лицо. Впрочем, именно для этого он был еще в силах.
Он ведь и сам был таким, не задавая вопросов исполнял грязную работу, вовсе не получая от нее удовольствия.
Два молодых улана Тал Шиар подняли его под руки и поволокли в коридор за дверь пыточной камеры. Ракару стало интересно, сомневается ли хоть один из них в том, что делает.
Стул, на который его посадили перед сидящими полукругом ромуланцами, был сделан из холодного металла, приятно холодил разбитые ладони.
Теперь он должен был быть благодарен, что его не испепелили из дизраптора прямо в той камере. Вообще, это все было данью уважения ему, и его заслугам перед Империей. Куда большие не получили и этого - возможности сказать свое последнее слово.
Ракар сощурился, пытаясь рассмотреть лица членов постоянного комитета. Сорокапятилетний ромуланский сенатор Ракар, представитель от внешней разведки Тал Шиар, был очень дальновидным. Его карьера стремительно взлетела вверх, ровно как также стремительно закончилась, вместе с жизнью. Он оказался недостаточно осторожным, а может быть недостаточно решительным и убедительным, чтобы предотвратить новые планы развязывания войны. Слова были тщетны, диверсия против Федерации спланирована и утверждена. Все что ему оставалось - применить запасной план. Он саботировал устройство, отправленное к границам Федерации и подпространственным замаскированным сигналом включил его перегрузку. Через неделю они вышли на его след. Через неделю они узнали все, что он знал, все что помнил, нашли причины в его прошлом, записали все имена. И имя женщины из Федерации, которая значила для него слишком много. Бывший ромуланский сенатор Ракар, нареченный теперь предателем, войны не хотел. Больше всего он хотел мира и процветания для своего народа, но судьба его собственная распорядилась с ним по-другому.
Прямо напротив него, возглавляя постоянный комитет, сидел Претор - глава Ромуланской Империи.
- Итак, Ракар, - сказал Претор, больше не прибавляя к его имени приставку “сенатор”, - вы обвиняетесь в предательстве и саботаже. Ваша вина доказана и приговор будет вынесен в ближайшее время, но только из уважения к вам и вашим прошлым заслугам мы предоставляем вам слово, если вам есть что-либо сказать в свою защиту.
- Да, мне есть что сказать, - ответил бывший сенатор. - Жаль, что такой возможности не было у других, которые были тоже достойны.
В последний раз он мог сказать то, что имело смысл для его народа. Сколько из тех, что сидят напротив, услышат его? Уже не важно. Теперь он имел возможность быть откровенным и по-настоящему честным. Первый и последний раз за многие годы политических маневров и балансирования на острие.
Ракар выпрямился, иметь честь следовало с максимально достойным видом.
- Слушайте меня, я скажу важное. Это неправильная политика непрерывной эскалации с периодами затишья. Вы не добьетесь безопасности и мира для ромуланцев, назначая врагов и пытаясь их уничтожать. Война не нужна Империи. Если вы ее развяжете снова - сотни, тысячи, миллионы ромуланцев погибнут за непонятные цели. Бессмысленно и жестоко. Федераты будут защищаться, и не только их кровь будет на ваших руках, но и наших солдат. Да, именно на ваших. Вы говорите - они ведут нечестную игру и грязные интриги - так и есть, но это и мы делаем, и с нашей стороны - этого больше. И однажды следует остановиться. Можно соревноваться во взаимном искусстве слова и шпионажа, без ущерба с обеих сторон. Но нужно понимать, что там, - Ракар неопределенно повел рукой, - живут миллиарды обычных людей, которым хочется жить, любить и смотреть в глаза своим детям с уверенностью в их долгой жизни. Такие же - как мы. И для того чтобы убить воображаемого врага, вы готовы положить миллионы ромуланцев. А всего то и нужно - всего один раз поверить, и прекратить собственные провокации.  Это вы предатели ромуланского народа, не я.

Ракар понял, что невыносимо устал. Он сожалел что не успел слишком многого. Все то, что он мечтал изменить, никогда не изменится. Его, обещавший быть долгим, путь прервался почти в самом начале.
Время истекло.
- Достаточно!

Стул выбили из под него, Ракара рванули вверх, поставив на ноги.
Перекошенное гневом лицо Претора и каменные спокойные лица сенаторов, пристально глядящих на него - последнее что он увидел в этом зале.
Два охранника вывели его за двери.
Ракар не оглядывался, оглядываться было некуда и не на что. Все, что он хотел помнить - было в прошлом. В прошлом без будущего. Лицо той девушки, уже давно повзрослевшей женщины из Федерации, за судьбой которой он время от времени следил. Будущее теперь наступит без него.
9  Променад / За кадром / Конец игры : 28 Августа 2017, 16:08:24
Одна из альтернативных версий будущего ромуланского сенатора, представителя Тал Шиар.
2404 год по времени Земли
Место действия: Ромул
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 25 Августа 2017, 14:40:04
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, Променад

Пока Освальд говорил, Ракар рассматривал коммандера станции. Она дала им слово, прежде чем дисквалифицировать, и это много значило. Каковы бы ни были заговоры, какова бы ни была их суть, коммандер Мори была на стороне проекта, потому что дать слово кадетам проекта перед всеми камерами, транслирующими на всю Федерацию, было действием, направленным на ту основную, декларируемую в методичке проекта, цель. Это было мудрым политическим действием, которое действительно было нужно. Потом, пока Освальд еще говорил, Ракар нашел взглядом в толпе, на нижнем ярусе Променада, Квинтилию. Заметив кивок Освальда, Ракар кивнул в ответ и начал. Все следующее он стал говорить, глядя на Квинтилию.
- В дополнение к словам моего коллеги, - сказал Ракар, - я должен сказать следующее: участие в регате не было заданием проекта. Мы решили это сделать ради того, чтобы доказать ценность этого проекта. Проект, призванный показать всем живущим в разных мирах Альфа и Бета квадрантов – что представители разных рас могут работать вместе, сотрудничать и добиваться успеха. Вместе. Не такие уж мы и разные, если посмотреть на нас в целом. Мы, такие разные, одинаково во всей галактике умеем любить, ценить жизнь, честь, заботиться о тех, кто нам дорог. Между нами всеми куда больше общего, чем можно изначально представить. Так вот, суть в том, что этим самым нашим маневром мы хотели продемонстрировать наше единство, нашу способность договориться и действовать вместе. Нашу способность объединиться и дать отпор внешним врагам. Мы смогли показать наилучшее время, сумели сойти с дистанции, для того, чтобы спасти общую победу, поддержав вторую команду, отказавшись от победы личной, ради общего,  это лучшее доказательство того, что общего успеха можно достигнуть не по одиночке, но объединившись. Нам не важен был приз. Мы собирались отказаться от него в случае нашей победы, в пользу другой команды, пришедшей второй. Все, что мы сделали – это демонстрация лучшего способа действия – не поодиночке, но вместе. Потому, что только объединившись можно победить. Кардассианец, три землянина, андорианка, клингонка, трилл, ференги, вулканец и ромуланец – вот составляющие нашей победы, а также все остальные расы из нашего проекта, которых много больше, чем я упомянул. Не приз в регате был нашей целью, нашей целью является сила и благополучие обоих квадрантов, достигаемая в настоящем и будущем. Нашей целью является начало и продолжение сотрудничества миров, между которыми не должно быть стен, воздвигнутых давними распрями и непониманием. Мы хотим продолжать этот путь, во благо каждого из вас, во имя будущего всех нас, каждого по отдельности и всех вместе. Вот то, что мы стремились доказать всеми силами наших душ, и мы не просим ничего иного, кроме продолжения этого пути. Продолжения этого проекта, с именем “Альфа”.
Толпа внимательно слушала.
-Возможно, кто-то из ваших команд тоже хочет что-то добавить? - спросила Мори.
Ромуланец посмотрел на Освальда, а потом снова вниз, на первый этаж, махнул рукой команде.
- Если хотите сказать, поднимайтесь сюда, - сказал он.
-Пойдемте! - призвала девушка-ференги, - Даже если ничего не скажем, то встанем за спиной у нашего капитана и поддержим его! Давайте, все вместе!
– Согласен, – поддержал Тенек.
И команда “Новое поколение” поднялась на второй этаж и встала рядом с Ракаром.
-Мы со всем согласны, что тут было сказано, - объявила Хена.
– Да, – подтвердил Тенек, – и думаю, следует добавить, что это не было просто. Времени было мало, и мы далеко не во всём успели прийти к согласию, нам всем пришлось импровизировать и принимать нестандартные решения, порой при существенном недостатке информации. Особенно сильно это проявилось после крушения на Бэйджоре, когда перспектива сойти с дистанции, чтобы обеспечить общую победу, стала более чем вероятной, и когда ряды команды «Новое поколение» пополнились членами команды наших бывших соперников. Но это был важный опыт, важный, в том числе и потому что сейчас мирное время, а регата – мирное событие. Те вещи, которые в годы войны кажутся сами собой разумеющимися, в мирные годы нередко забываются и утрачиваются, поскольку многим кажется, что теперь они могут себе позволить больше эгоизма и меньше здравого смысла. Это – неверный выбор, и мы хотим наглядно показать альтернативу – то, чего можно добиться, сохранив всё лучшее, что было достигнуто за годы войны.

Освальд был крайне недоволен тем, что Ракар всё-таки упомянул об отказе от приза в пользу пришедших вторыми, причём сделал это так, словно об этом договорились обе команды. Кадет почувствовал отвращение ко всему происходящему: он стоит тут, у всех на виду и вынужден кивать и соглашаться с этим враньём, потому что устроить скандал и разбирательство прямо сейчас - автоматически означало подставить проект и сделать их участие в регате бессмысленным. Освальд даже порадовался, что приз им не достался, иначе, он был абсолютно уверен, дело могло закончиться чем угодно: прилюдным спором, скандалом или даже потасовкой - и всё наглядно демонстрировало бы, что проект, на самом деле, не работает. Ну или что именно эта группа ущербна... Ничего из этого допустить было нельзя, поэтому молодой землянин не стал возражать и только сделал сам себе заметку, что верить ромуланцам действительно нельзя, как бы активно они ни пытались доказать обратное. В любом случае, сейчас было не до этого - надо было показать публике команду, а теперь, после слов Тенека, хорошо бы увидеть ещё и команду "Примы". Освальд бегло поискал в толпе Делас, но потом перевёл взгляд на Самриту.
- Коллеги, - позвал он свою команду лишь чуть менее воодушевлённо, чем говорил до этого, - вас тоже хотелось бы увидеть наверху.
Слушая речь Ракара, Самрите пришлось следить за тем, чтобы ее лицо не выдавало всего того удивления, расстройства и разочарования, которые в ней зародились. Она встретилась взглядом с Освальдом и коротко ему кивнула, как бы говоря: «Не будем сейчас устраивать сцен». Плотно сжав губы и не намереваясь произносить ни слова, землянка поднялась по лестнице и молча встала за плечом капитана Макдауэлла.
Акрита наблюдала за происходящим с некоторым удивлением. С одной стороны она, конечно, понимала, что придется отчитываться за все то «исключительное», что они показали на регате, с другой стороны надеялась, что это не случится вот так на глазах всего Променада. Вызовут в кабинет Мори, сделают выговор или внушение, или похвалят, или проведут какую-то еще беседу в этом роде.
Когда Освальд позвал команду наверх, она тоже поднялась и встала рядом, смущенно разглядывая свои ботинки. Слова Ракара насчет приза ее не задели – об этом она вообще не думала, ни раньше, ни теперь. Единственное, чего ей сейчас не хотелось категорически – это слышать или видеть команду «Примы». Но если такое все же случится, она будет просто молчать.
Артур и М'Кота также поднялись наверх, вместе с остальными.
М’Кота тоже была в числе тех, кто не понял ситуации вокруг приза. Впрочем, клингонке это было извинительно – в её системе ценностей не существовало такой вещи как денежные призы за соревнования (победы у клингонов измерялись в совершенно других вещах), а отдать первое место сопернику, победившему по правилам, если сам победил без правил, представлялось ей только правильным.
С командой «Фениксов» в её голове дела обстояли хуже.
– Если эти «птички» тут появятся, держи меня крепче, – с усмешкой сказала она Артуру, пока они поднимались вместе с командой по лестнице. Нет, она не собиралась лупить этих девчонок, ей даже не пришлось бы удерживаться от этого – этой шуткой она постаралась выразить своё отношение к идее встать тут с «фениксами» плечом к плечу, что бы там не говорили идеалисты и политики.
Коммандер Мори посмотрела и на всех говоривших, и на тех, кто просто стоял молча, сжав губы.
-Приятно видеть такое единодушие, даже если оно и не полностью относится к регате, - подвела итог баджорка, - К сожалению, мы все еще не можем присудить приз команде “Альфа-маж”, хотя они и их товарищи показали выдающийся пример командной работы, упорства, усердия и самопожертвования. Поэтому приз достается команде, показавшей объективно второе лучшее время - поприветствуйте команду “Поющие льды” с Андории!
В недрах толпы начали зарождаться поздравительные хлопки, вверх взлетели горсти цветной резаной бумаги и блесток…
-Постойте! - вдруг раздался выкрик.
Андорианский капитан, чью команду только что признали победившей, взбежал до середины лестницы на второй этаж Променада и перегнулся через перила, чтобы его было видно всем.
-Меня зовут капитан Кон из “Поющих льдов” с Андории! - провозгласил андорианец, - И прежде, чем вы почтите нашу победу, давайте поздравим этих молодых людей как следует! Многие из нас видели их в репортажах и знают, с чем им пришлось столкнуться и что пережить! Давайте дадим им знать, что понимаем и поддерживаем их цели! Да-да, вы тоже, которые не из Федерации! Это касается всех! Розовокожих, круглоухих, пятнистых, с гребнями и странными носами! Ура?
“Ураааа!!” - Променад взорвался грохотом аплодисментов.
Капитан Кон поднялся до конца наверх и протянул руку Освальду.
-Вы были хорошим соперником, капитан Макдауэлл, - заявил андорианец, - Моя команда профессионально участвует в гонках по всему Альфа-квадранту, и все-таки вы смогли составить нам конкуренцию. Для меня была честь сражаться с вами! Надеюсь увидеть вас в следующем году.
- Благодарю, капитан Кон! - в голосе Освальда снова появилось неподдельное воодушевление, и он незамедлительно пожал руку андорианца. - Почту за честь сразиться с вами в будущем! Надеюсь, команда меня поддержит, и мы сможем снова вас удивить!
Повернувшись к зрителям, он поднял руку андорианца в воздух, согласно старой земной спортивной традиции, и громко крикнул:
- "Поющие льды" с Андории, дамы и господа!
- А они совсем не плохие, а очень даже милые, - тихо шепнула Самрита на ухо Освальду, с довольной улыбкой поглядывая на капитана Кона. – Я бы с ними еще разок встретилась! Только на этот раз без всяких маневров, а на равных.
Освальд слегка кивнул, давая Самрите понять, что согласен и полностью её поддерживает.
_______________
Совместно со всеми участниками регаты и зрителями
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 25 Августа 2017, 14:37:17
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, Променад

Несмотря на поздний ночной час на Променаде было полно народу. В другие дни в это время все кафе и магазины были закрыты, но сегодня станция жила по другому расписанию - праздничному, не задумывающемуся о том, что будет завтра.
На информационных экранах замерла карта системы, по которой больше не двигались стилизованные изображения кораблей, похожие на игровые фишки. Все участники регаты вернулись к старту, который одновременно был и финишем.
Разметка на полу, по которой команды утром узнавали, где им полагается стоять на пред-стартовом построении была уже порядочно потерта и присыпана конфетти и блестками, но команды начали собираться и занимать свои места.
По громкой связи фоном что-то вещала какие-то общие слова Кристаль Харт, одновременно подбадривая всех участников регаты и нагнетая интерес к предстоящей церемонии награждения. По голосу журналистки едва ли можно было услышать, что она устала молоть языком целый день - ее дикция была четкой, язык не заплетался, а интонации были выверенными и идеально подходящими для случая. Скорее слушатели устанут от постоянного комментария, сопровождающего их жизнь на станции в этот день, чем мисс Харт утратит профессионализм.
В толпе сновали ференги Бортс и Дорк, собирая последние ставки на победителя.

«Самые лучшие психологи – жулики!» – подумала Утара, заметив ференги в толпе. Ещё вчера утром они сумели раскрутить её на ставку; приём был старый как мир, сто раз протухший и заплесневевший, но до сих пор действенный. Стоило лопоухим жуликам усомниться, что болианка верит в победу своих кадетов, как – бум-шарабум! – силою отлично известного советнику волшебства её рука сама потянулась к сумочке. Не стоит думать, что она не понимала, что это – элементарнейшая, примитивнейшая провокация! Утара видела это так же отчётливо, как портной видит малейший недостаток на платье клиента, но не могла допустить, чтобы про её подопечных думали и говорили, будто их собственные наставники не верят в их победу. «Надеюсь, я не отпугнула их удачу!» – подумала болианка в тот момент, а потом за сутки так напереживалась, что дважды принимала успокоительные. Не из-за латины, конечно – про ставку она уже успела забыть, а из-за того, что невесть почему застрявшая на Бэйджоре «Амазонка» и впрямь наводила на мысли, что её команду сглазили. К счастью болианка знала настоящую цену суеверием, и была скорее коллекционером суеверий, чем по-настоящему суеверным человеком.

Ромуланец шел на Променад на каком-то автопилоте, практически ничего перед собой не видя. Теоретически он понимал, что сейчас не будет ни Тенмы, ни Рроу, он не знал, придет ли вообще Хена, соберется ли их команда теперь целиком, чтобы в итоговый момент встать рядом вместе с командой "Анадыря". Никогда до сего момента он не чувствовал себя настолько одиноким и не нужным, беспомощным до крайней степени, тем, кто должен осуществить одну только функцию.
Не глядя ни на кого в толпе, ромуланец дошел до того места разметки, где команда "Амазонки" стояла утром, постоял там некоторое время, глядя в пол, и отошел к стене, чтобы никому не мешать.

Когда кадеты вышли из «Кварк’c», Променад уже бурлил от толп самого разномастного народа. Самрита крутила головой, пытаясь найти знакомые лица, но это было сложно сделать при таком скоплении людей. Вон где-то мелькнула форма «Амазонки»… кажется, вон Кристаль Харт вещает с верхнего уровня Променада, а вон… нет, показалось! Она хотела найти и их соперников – «Серебряных фениксов», но отсюда их было не видно. А еще девушка как-то не вовремя вспомнила о том, что слышала вчера ночью на Променаде про Джеза Тенму, и о том, что он не участвовал со своей командой… Придет ли он? Что с ним? А еще было интересно, появится ли их координатор.
Но пока все эти вопросы остались для Самриты открытыми. На Променаде кадетам пришлось разделиться – Хена и Тенек пошли к своей команде, они с Освальдом, уже вернувшимся в бар после знакомства с Парнусом и прилагающейся к нему ромуланкой – к своей, остальные же присоединились к зрителям. На мгновение в толпе пальцы Освальда и Самриты переплелись, но к тому моменту, как они подошли к месту построения команды «Анадыря», они уже вновь ничем себя не выдавали.
Артур и М’Кота тоже были с ними. Эти двое вернулись в «Кварк’с», сияя как начищенные ложки: похоже, чёрная кошка, пробежавшая между ними сутки назад, сдалась и растворилась в космическом пространстве. Землянин и клингонка встали позади Освальда и только в последний момент сообразили разомкнуть руки – для пущей торжественности момента.
Акрита протиснулась к своему месту когда все уже вот-вот должно было начаться, она вообще думала, что опоздает. Волосы еще не просохли от воды соленого вулканского моря, но чистая кадетская униформа ничем не выдавала бурно проведенного перерыва.
Повернувшись к коллегам, Освальд привлёк их внимание и заговорил:
- Повторю то, что говорил уже сегодня: вне зависимости от результатов, у нас есть повод праздновать - из нас получилась хорошая команда, и нам всем есть чем гордиться: находчивость Сэм, храбрость Артура и М'Коты, мастерство Акриты - это то, благодаря чему мы показали хороший результат и произвели впечатление, а ведь ради этого всё и затевалось! Так что я хотел бы поздравить вас всех с успехом и поблагодарить за участие. Заявляю со всей ответственностью: без любого из вас, мы бы не справились!
Самрита улыбнулась и довольно кивнула, а затем вытянула шею, чтобы разглядеть, появилась ли на своем месте коммандер Мори и ждет ли их сейчас торжественная речь.
- Тебе тоже спасибо, капитан, - тихо ответила Акрита, улыбнувшись Освальду и остальным коллегам.
Клингонка в ответ на слова Освальда тоже не сдержала улыбки:
– А себя похвалить, кэп? Ты тоже был молодцом!

Место второй команды было рядом с “Альфа-маж”. Тенек и Хена пришли вместе с Самритой, затем появилась Квинтилия в вычищенной белой форме и встала сбоку, слегка независимо, глядя вперед.
Хена оглянулась по сторонам в поисках Ракара.
Спустя некоторое время Ракар заметил, что команда таки собралась. Квинтилия тоже была на месте. Они все исполняли свой долг. Ромуланец отслонился от стены и подошел к ним сзади.
- Хена, как дела у Джеза Тенмы? - негромко спросил он, - вам удалось поговорить с ним? Он присоединится сегодня к нам или нет?
-Нет, - так же негромко ответила Хена, - мне не удалось поговорить с ним за весь день, он слишком занят своими личными семейными делами.
- Ясно, - ответил Ракар, - жаль, но что же делать. Скоро мы узнаем, кто победил. И хоть я уже не капитан для вас, возможно, нам придется еще кое-что сделать как команда, и я надеюсь, вы поступите так, как я попрошу.
Ромуланец не смотрел на Квинтилию, вобщем-то он не смотрел ни на кого, чуть опустив голову, но большей частью собственного существа он старался понимать, что происходит с Перим. Смотреть на нее он позволил себе только тогда, когда был у стены. Теперь он не имел права беспокоить ее больше ничем.
-Что значит, не капитан? - возмутилась Хена, - Вы что, снимаете с себя обязанности? Вот так, в последнюю минуту? И кто тогда будет вместо вас? Капитан нужен, пока существует команда. А “Новое поколение” еще не распущено, пока не закончится церемония награждения и не станет ясно, кто победил. Поэтому вы нужны нам, мистер Ракар.
- А, я подумал, что уже все, - ответил ромуланец, - что уже все кончилось для нас. Но раз еще нет, то от исполнения долга я не отказывался. Вот что, есть версия, что "Анадырь" будет первым. И я очень запоздало понял, что мы не обсуждали с "Анадырем", как мы будем отказываться от приза в пользу второй пришедшей команды, и что мы должны заявить в итоге, о том, что было на самом деле нашей целью. В этом случае – будет нужно участие вас всех. Ну а если "Анадырь" не победил, то … то все это конечно не пригодится. Просто будьте готовы, вот и все.

Наконец, собрались все, и на втором этаже Променада появилась коммандер Мори в сопровождении своего адьютанта Авема. В руках младший лейтенант держал большой ящик, но наблюдающим с нижнего уровня не было видно, что в нем.
Коммандер подняла ладонь, и шум на Променаде начал утихать, хотя отдельные восторженные шепотки продолжались. Участники команд слегка пихали друг друга локтями от нетерпения и вытягивали шеи, чтобы не пропустить ни одного слова.
Сперва Мори снова обратилась ко всем с приветствием. В речи звучали слова про “начало новой эпохи традиций” и “волнительную ночь на станции”, а также последовало новое длинное перечисление всех лиц и организаций, которых следовало поблагодарить за то, что регата стала возможной. Вцелом это была достаточно скучная речь, от которой некоторые стали открыто зевать. Коммандер будто тянула время и издевалась над всеми, кто хотел поскорее узнать результаты.
-Ну когда уже… - пробормотала Хена и начала оглядываться вокруг в поисках знакомых лиц.
Как выглядит команда “Серебряных Фениксов”, о которых она уже была наслышана, она не знала, но надеялась отыскать в толпе хотя бы глинна Толан.
Координатора оказалось не так просто найти – она стояла позади всех зрителей, чуть в стороне, почти скрытая их головами, и с того места, где стояли кадеты, ее можно было бы легко перепутать с кем-нибудь еще – если бы только на станции было несколько кардассианок. Выражение лица женщины также сложно было различить, оно напоминало невыразительную светло-серую маску. Стоящий перед ней высокий мужчина чуть шевельнулся, и вон она уже вновь оказалась скрыта от глаз кадетов.
Тем временем официальная часть речи закончилась, и коммандер перешла к вопросам, которые волновали всех.
-Итак, - Мори улыбнулась, - пришло время объявить победителей. Как вы все прекрасно знаете, корабли стартовали со станции не одновременно, поэтому лучшее время возможно было определить только когда трассу регаты завершили все команды. Проанализировав данные, полученные с путевых ключей, судьи, наконец, составили финальную таблицу. Из общего количества команд, принявших участие в регате, было дисквалифицировано четыре, их результатов вы не увидите…
Женщина протянула руку немного вверх, и на всех информационных экранах появился список из четырех неудачливых команд. Одной из них была “Новое поколение”.
______________
С Кристаль Харт, Утарой Рилл, Освальдом, Самритой и всеми прочими участниками регаты
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 23 Августа 2017, 10:59:05
1 сентября 2384 г., ночь
ДС9, коридоры станции


Ромуланец сидел на полу, привалившись к стене,  в одном из верхних пилонов станции и смотрел в иллюминатор. Или это называлось “окно”. С этого места была видна вся станция во всем своем великолепии, но ему сейчас были видны только звезды, звезды чужого для него мира. Именно в это место он собирался привести Квинтилию на утренней пробежке, но этого уже не случится, или случится, но не так, как он хотел. Просто механически, ни с чем иным не связано.
Здесь было пусто и тихо, в этом отсеке станции, так же пусто и тихо было в нем самом. Он держал в руках фотографию Квинтилии, сделанную Планксом. Это все, что у него осталось личного, кроме воспоминаний и осколков разбитых надежд, все то, что пронесет вместе с собой сквозь время. Все остальное принадлежит Империи.
Усилием воли Ракар заставил себя вернуться мыслями к анализу прошедшего дня. Задача выполнена. Однако, он показал себя не слишком хорошо. Он мнил себя знатоком, профессионалом, но допустил слишком много ошибок. Что ж, он не совершенен, как и все остальные, это ничего, он исправится. Главное то, что выполнена задача, доказана их основная цель и скоро придет время объявить об этом. И Квинтилия чувствовала по итогу удовлетворение, и это важнее. В конце концов, явление этой третьей команды тоже сработало на проект в целом, все еще был шанс выполнить задание. Хотя, происходящее с Толан оставалось еще ясным не до конца.
Ракар закрыл глаза. Самрита говорила что-то о функциях, о том, как обидно, когда в тебе видят лишь функцию, а не живого человека. Она совершенно права, но Ракар понимал теперь, что он - теперь функция. Слуга Империи, которому положено спрятать все свое личное слишком глубоко. Он оказался недостаточно хорош для Квинтилии, не интересен ей, и этого не изменить, и теперь ему больше ничего не остается иного, как стать функцией во благо ромуланского народа. Но зато Илама Толан увидела в нем человека, несмотря на все то сложное, что происходит с ней самой. Он был благодарен ей, он этого никогда не забудет. А Квинтилия была с ним честной, по крайней мере, она была честной, и это тоже дорогого стоит.
Кем он станет теперь? Тем самым, кто умеет наносить смертельный удар, улыбаясь и не прекращая разговор о погоде, разведчиком и политиком, коварным и жестоким к врагам Империи и врагам ее интересов, или тем, кто сумеет находить что-то общее и ценное для всех, или тем, кто пойдет по пути справедливости? Ракар знал, что и первое и второе, и третье тоже. И еще он знал, что теперь изменился, стал несколько другим. Но совет Хены он все равно выполнить не сможет, больше нечему радоваться, и в его улыбке, если таковая будет, будет слишком мало от настоящего улыбки предназначения.
Ракар не слишком преуспел в этом отношении, возможно, и в этом тоже причина, что он не оказался интересен Квинтилии. Он не смог и не успел показать себя настоящего, как не успел многого всего иного. И теперь это уже не имеет никакого смысла. Настоящие раны всегда внутри, самые тяжелые и незаживающие раны. Теперь и он носитель такой же.
Еще он помнил, в словах Квинтилии было про то, что уравнивает их и его. Была ли в этом надежда? Или стоило больше не лелеять бесплодных надежд?
Ракар начал засыпать, сидя на полу, но осознание незаконченного дела выкинуло его из полусна. Он спрятал фотографию во внутренний карман и пошел обратно на Променад. Теперь, если “Анадырь” победил, необходимо было рассказать всем, о том, как было продемонстрировано единство кадетов разных рас, собравшихся вместе. Единство тех, кому предстоит составить будущее обоих квадрантов, надежду квадрантов на мирное сосуществование и способность защиты от внешнего врага. Или просто надежду на лучшее будущее. Для всех. Чтобы никто не ушел обиженным.
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 23 Августа 2017, 10:31:59
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, каюта Иламы Толан

- Компьютер, где находится координатор проекта "Альфа" глинн Илама Толан, - задал Ракар вопрос компьютеру, стоя, прислонившись к холодной дюраниевой поверхности стены стыковочного кольца станции. Ему понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя и вспомнить о собственном задании спасти этот проект. Задание заданием, обязанности – обязанностями. Но суть в том, что тогда, на Волане II, глинн координатор с борта "Саратоги" до последнего не оставляла их с Тенеком, не бросала, да и вообще, она была хорошим руководителем, ответственным за своих подчиненных и учеников. Он прекрасно помнил, как она говорила с ним лично, тогда, когда прямо заявил ей о заговоре против проекта. Она не хотела этому верить, а возможно, она, скорее всего собиралась оградить собственных кадетов от этого всего. Никто не знает как было на самом деле, но Ракар точно знал, что что-то случилось. Илама Толан столкнулась с чем-то, что было сильнее ее.
- Глинн Толан находится в своей каюте в жилом кольце… - компьютер назвал все координаты, и Ракар пошел. Через несколько минут он уже стоял перед каютой кардассианки, быстро оглянувшись по сторонам, так, что даже камерам наблюдения в коридоре не могло стать понятно, что Ракар осматривается.
Ромуланец нажал на кнопку звонка.
Сразу после его звонка ничего не произошло – с той стороны двери тоже не было слышно никаких звуков.
Ракар выждал положенное время по правилам вежливости. В принципе, он, конечно, понимал, что сейчас ночь, и координатор может уже спать, но это все было не очень правильно, как можно спать, когда собственные кадеты только вернулись с регаты. Когда на станции столько событий… Слишком много происходит действий здесь и сейчас, чтобы спать в такой момент. Здесь явно что-то не так.
Ромуланец не стал звонить второй раз, вместо этого он нажал на свою дельту.
- Ракар вызывает глинна Толан, ответьте, пожалуйста.
Ракару вновь пришлось подождать, но на этот раз Толан ответила.
- Что случилось? – поинтересовалась координатор сонным голосом.
- Глинн Толан, - сказал Ракар, - мы вернулись с регаты только что, обе команды. И нигде не нашли вас. Я стою возле вашей каюты, может быть вы захотите принять наш отчет, и услышать о том, что с нами было?
- Это точно не подождет до завтра? – вздохнула кардассианка.
Это не было похоже на глинна координатора. Но что если, только если предположить, что проект стал ей не нужен? Но что могло произойти, ведь раньше он был ей нужен. Не может такого быть. Ракар вытащил падд и принялся набирать на нем текст.
- Нет, глинн Толан, я прошу прощения, если мое поведение не очень подобающе, но, наверное все это нужно обсудить сейчас.
Ответа не последовало, Толан просто отключила связь. Через какое-то - не очень скорое - время дверь перед Ракаром открылась, и он увидел стоящую на пороге Толан. Она выглядела очень сонной и бледной и щурилась от яркого света, непривычного и нелюбимого кардассианцами, разглядывая Ракара. Он заметил, как быстро она запахнула полы длинного - почти до пола - шелкового халата, под которым успела мелькнуть тонкая кружевная ночная рубашка, и откинула с плеч распущенные волосы. Раньше она всегда носила строгие прически и убирала волосы в пучок, и было невозможно догадаться, какие они на самом деле длинные.
- Говорите, - кивнула Толан, не сводя внимательного взгляда с ромуланца. - Что с вами случилось? Вы выглядите очень... расстроенным.
Ракар смотрел прямо на глинна координатора, та выглядела не совсем привычно и была очень бледной, измученной. У Ракара мелькнула мысль  о том, что глинна координатора пытали, потому что ну не может же быть так, что это он ее просто разбудил. И тем не менее она заметила, что сам он, ромуланец тоже выглядит не совсем ... по уставу.
- Я... э, - Ракар на секунду отвел взгляд, - это личное. Не обращайте внимания. Глинн Толан, обе наши команды прошли регату, мы выполнили свою задачу, доказали цели проекта, о чем я и хотел поговорить. Вот отчет.
И ромуланец протянул кардассианке падд, на котором было написано следующее:
"Мне кажется, тот заговор против проекта, о котором я вам рассказывал - затронул вас. Я готов помочь вам любыми средствами, если хотите - мы можем это обсудить в том месте где нас никто не услышит".
Толан внимательно прочитала написанное в падде и плотно сжала губы, а затем вернула его ромуланцу. Некоторое время она смотрела на Ракара, ничего не говоря, а потом качнула головой, прогоняя мысли. Сейчас, в своем ночном наряде, босая и с распущенными волосами она в последнюю очередь напоминала офицера Кардассианского флота или хотя бы строгого координатора проекта.
- Это не потребуется, все в порядке, - дежурно ответила она. Кажется, фразу про то, что с ней все в порядке, женщина произносила слишком часто в последнее время. – Мистер Ракар, я должна вам напомнить, что регата никак не связана с проектом – это ваша инициатива, которую я поддержала, не более того. Ну хорошо, расскажите мне, что там с ней, какое место вы заняли? – вздохнула Толан, не спеша, однако, приглашать ромуланца внутрь.
Ракар не отрываясь смотрел на Иламу Толан, пока она читала текст на его падде. Это был сейчас важный момент, он должен был по ее голосу, мимике, способу говорить - понять, что происходит на самом деле. И Ракар понял, что на самом деле кое-что происходит. Потому что, если бы он ошибался - глинн Толан сейчас повторила бы тот же заход, она возможно снова занервничала бы от неизвестности, она сделала бы ему выговор, и вновь запретила бы говорить об этом всем. Но глинн Толан вела себя иначе. Ей действительно пришлось испытать нечто страшное, по ней это было видно, и Ракар никаким образом этого не оставит просто так. В этом ее "все в порядке, не потребуется" был ответ, вполне однозначный. Ракар подумал, что возможно она в каюте не одна, Ракар понимал, что сейчас здесь кругом камеры, за ними все следят, и кто знает, может быть следит тот, кто глинна Толан пытал, шантажировал и угрожал ей. Может быть, ее нужно было увести отсюда.
- Да-да, мэм, - сказал Ракар, - это наша инициатива, но все равно полезная инициатива. Место, которые мы заняли - пока неизвестно, это скоро будут объявлять как всегда на Променаде, я очень надеюсь, что вы придете. И, я должен извиниться, мой отчет не полный, но у меня есть возможности сделать его полным и качественным. Потому что у меня есть коллеги, которые смогут мне помочь в этом. Глинн Толан, согласитесь ли вы сейчас осмотреть наш катер? Мы немного разбились, но починились в процессе, и я должен вам продемонстрировать то, что мы там сделали. Сейчас. Или в удобное время. Но лучше сейчас.
- Ваш отчет меня вполне устроил, - вздохнула Толан. – Но сейчас у меня нет желания его обсуждать. Ваш катер не подождет до завтра?
Завтра Ракар – и все остальные – проснутся и узнают, что она убила коммандера Мори. И завтра они все изменят мнение о своем координаторе – почему-то неоправданно хорошее. Но это будет завтра, а пока она не имела права себя выдать.
- Раз вы меня все равно разбудили, я с удовольствием послушаю объявление результатов, - склонила голову женщина. – А теперь, если у вас нет вопросов…
Толан хотела было сделать шаг назад в каюту, но засомневалась. Может быть, это был ее последний шанс поговорить со своими кадетами. В общем-то, она их даже не знала и сейчас уже не чувствовала себя их координатором. Но все же она успела к ним привязаться.
- Мистер Ракар… - она задержалась на пороге. – Я знаю, что это не мое дело, но то личное, о чем вы говорили… Я не советник, но, если вы хотите поговорить, у меня есть немного времени.
Ракар закусил губу, дальнейшего он не совсем понял. Глинн координатор либо как-то справлялась сама с тем, что происходит с ней и проектом, либо ничего уже нельзя было сделать, что его категорически не устраивало, потому что Ракар не просто собирался спасти проект, он собирался спасти и его координатора, достойную во всех отношениях женщину, и если у него что-либо не удастся - то отомстить по мере сил, или по крайней мере навсегда запомнить, потому что Ромуланская Империя обладает хорошей памятью и ничего никогда не оставляет просто так.
Глинн Толан не ушла обратно в каюту, она собиралась принять участие в том, что с ним происходило. Ракар не знал, то ли это попытка все же поговорить о том, ради чего он сюда пришел, то ли это искреннее участие учителя в жизни ученика. В любом случае, искреннее участие его тронуло до глубины души. Ромуланец кивнул, тем не менее приготовившись слушать и завуалированный текст тоже. Это был шанс и ему самому уточнить то, чем нужно помочь кардассианке.
- Да, мэм, - сказал Ракар, - да, я хочу поговорить, спасибо. Я могу подождать, пока вы, э... переоденетесь.
- Проходите, - со вздохом произнесла женщина. – Надеюсь, мой внешний вид вас не сильно смущает.
Она пропустила ромуланца вперед, а сама зашла следом. В каюте было очень тепло и темно, но все равно было заметно, что она выглядит несколько необжитой – никаких личных вещей, фотографий, цветов, статуэток и прочих мелочей, - и только незаправленная кровать и брошенная на спинке стула одежда выдавали, что здесь кто-то живет.
- Повысить освещение до 80%, - проговорила она, и ее каюта осветилась равномерным оранжевым светом. Женщина прошла к дивану, по дороге кивнув на репликатор: - Можете сами взять себе все, что хотите.
Она с заметным облегчением села на диван, подложив под спину подушку, и дождалась ромуланца.
- Я не хочу лезть в вашу личную жизнь, но я никогда не видела вас таким огорченным, мистер Ракар, - проговорила женщина.
_________
С Иламой Толан
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 22 Августа 2017, 12:42:09
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9

Квинтилия была очень немногословна после маневра, в течение всего полета после него и по прибытию. Ракар был уверен, что ее одолевают множество мыслей и разных ощущений, но спрятанных глубоко, под поверхностью. Еще Ракар видел, что ромуланка коротко кивнула Квинтилии, перед тем как  решила позвать его в Кварк'с при всех на мостике. И еще он понимал, что они с Делас успели о разном поговорить на Джераддо. Это было не очень, вернее – очень нехорошо для него, но наверное это было важно для них самих. Но теперь Ракар заботило не это, даже то, что Хена, член их команды, не пришла их встретить, даже то, о чем говорили Делас и Квинтилия в его отсутствие, и то, что с "Анадыря" еще не удалены некоторые логи и один из старых алгоритмов ромуланского шифрования, и все остальное прочее – заботило его куда меньше, чем крайняя необходимость поговорить с Квинтилией сейчас. Он помнил слова Планкса о том, что на Бетазеде, в том центре реабилитации для офицеров – никому не дают времени для погружения в одиночество с самим собой и во множество грустных мыслей. Несмотря на то, что пребывание наедине с самим собой – очень важный процесс. Но именно этот факт сейчас служил для него оправданием, оправданием его собственного непреодолимого желания быть рядом с Квинтилией, говорить с ней. Конечно, вместе с той необходимостью дать ей возможность высказаться, потому, что нельзя держать все в себе, иногда нужно говорить с другими людьми о своих впечатлениях.
Ракар догнал Квинтилию в коридоре, поравнялся с ней и пошел рядом.
- Квинтилия, - сказал он, улыбнувшись ей, - можно я провожу вас до каюты?
Квинтилия вздрогнула, услышав рядом чей-то голос.
-Зачем вам это? - подозрительно спросила она.
Как Квинтилия снова вздрогнула, Ракар заметил. Но теперь ему казалось, что это не обязательно только из-за него. Просто у нее так сложились отношения с жизнью, и с людьми. Хотя, тот факт, что он ее пугает – его сильно расстраивал. И что он мог сказать ей в ответ? Я хочу вас проводить, потому хочу быть рядом, люблю, хочу говорить, хочу убедиться, что все будет в порядке, просто не могу иначе? Что из этого списка он мог ей ответить, чтобы не сделать еще хуже?
- Я хочу спросить как ваши ощущения после всего этого полета, регаты, всего того, что с нами было и что мы успешно преодолели вместе? Что вы чувствуете?
-Больше всего сейчас я чувствую усталость, - призналась Квинтилия, - Но еще удовлетворение. Мы старались и сделали все, что могли, в нашей ситуации. Она была не идеальной, но я не жалею ни о каких наших действиях. И что будет дальше - от нас уже не зависит. И еще… - она слегка улыбнулась, - мне понравилось быть первым офицером. И спасибо вам за то, что вы сказали мне перед маневром. Передатчик помог, но без вас бы я тоже не справилась.
Увидеть улыбку Квинтилии было для Ракара бесценно. Он улыбнулся ей в ответ.
- Я очень рад, что вам понравилось, - ответил ромуланец, - наверное, и действительно все что происходит в жизни – происходит не зря. Я тоже не жалею ни о чем, ни о каких наших действиях. Там, в монастыре Дакин, когда они все рассказали, мне кажется, я испытал одно из самых серьезных поражений в своей жизни, не мог ничего из этого предотвратить и ничего исправить. Я был беспомощным, как… не знаю, даже сравнения нет. Я понимал, что что бы ни выбрать – все плохо. И сдать их руки правосудия и не сдать. Принцип выбора наименьшего зла -  на самом деле очень несовершенен. Но вы, Квинтилия, помогли мне справиться. Я бы не смог без вас. И эта штука с передатчиком, как он помог, это … хорошо. Что он был. Спасибо вам, Квинтилия, за все это.
Квинтилия удивленно посмотрела на Ракара.
-Самое большое поражение в жизни? Вы не ожидали, что всегда есть люди, которые против вас? И что кто-то действует у вас за спиной? И не знали, что вы не все на свете можете предсказать и проконтролировать? И не думали, что вам однажды обязательно придется выбирать меньшее зло? И “Фениксы” еще не настоящие злодеи по сравнению с тем, с чем мы могли бы столкнуться и обязательно столкнемся в будущем. Я не думала, что вы так наивны… Но это даже хорошо. Это немного уравнивает нас с вами. Наверное, ваша жизнь на Ромуле до этого момента тоже была в какой-то степени ограниченной и закрытой, и теперь вы впервые столкнулись с реальностью.
Ракар задумчиво посмотрел в потолок и потом снова на Квинтилию.
- В том то и дело, что я всегда знал, что есть те, кто против меня, что есть враги, противники, однозначные враги, которых нельзя простить, которым нельзя верить, и я всегда знал, что я с ними столкнусь. Да, верно, я привык все контролировать, все предвосхищать, строить планы, намечать варианты действия, и побеждать. Но все враги всегда были внешними, а дом всегда был домом. У нас на Ромуле тоже не всегда все слишком просто, всякое бывает, но я… я не ждал таких действий от собственного соотечественника. Да, наверное, не смотря на все, я все еще наивен, - Ракар снова улыбнулся, с некоторой усмешкой над самим собой, - но я рад, что я такой не один, и еще, знаете, Квинтилия, мне в какой-то мере жаль терять эту собственную наивность. Однако мне очень важно знать, что здесь рядом есть те, те, кого я раньше считал врагами, я теперь считаю друзьями. Знаете, я столько всего понял за время нашего с вами проекта. Как минимум то, что реальность не так не так однозначна, как я раньше ее себе представлял.
-Полагаю, в этом смысл проекта и есть, - заметила Квинтилия.
- Да, - кивнул ромуланец, - это работает.
Ракар вздохнул, ему очень хотелось подождать Квинтилию, чтобы она вернулась из каюты и поужинать вместе с ней, но у него был долг, долг, который сейчас важнее.
- Квинтилия, вы пожалуйста, отдохните и поешьте, а потом приходите на Променад к объявлению результатов, мы должны собраться всей командой, вместе с командой "Анадыря" и если "Анадырь" вдруг победил – мы обязательно должны быть там, нам нужно будет сделать официальное заявление и… все такое прочее. А я сейчас должен найти глинна Толан, честно говоря, это не совсем нормально, то как она выглядела на старте регаты, и то, что она нас не встретила. Мне кажется, что-то происходит, не то, и может быть тут нужно что-то сделать. Мне кажется, что я должен. И вот еще что, - ромуланец заглянул Квинтилии в глаза, - во сколько вы утром выходите на пробежку? Побегаем вместе, я знаю один маршрут по станции, который вам понравится. Вы не против?
Они уже почти дошли до каюты.
-Зачем вам это? - снова спросила трилл.
Ракар вздохнул, несколько смутившись, чуть замешкался с ответом.
- Ну, во-первых потому, что я теперь ответственен за ваши физические тренировки, и я уже составил схему тренировок по вечерам, но и ваши обычные утренние тоже должны иметь место. И.., кроме того, - Ракар вдруг опустил голову, но потом снова поднял ее и посмотрел Квинтилии в глаза, - я подумал, что не будет ничего плохого, если мы с вами сможем узнать друг друга лучше, я расскажу о себе, а вы – если захотите, о себе. Это… поможет нам лучше понять друг друга. Это ведь и цель проекта тоже.
Ромуланец почувствовал, что сердце его снова забилось чаще.
- Все дело в том, на самом деле, что мое сердце навечно принадлежит вам. Так уж вышло.  Но пусть вас это не пугает, ведь, на самом деле, это вас ни к чему не обязывает, я все понимаю, Квинтилия, но что, если есть хоть один маленький шанс?
-Я думала об этом, не могла не думать, мистер Ракар, - призналась Квинтилия опуская глаза и слегка отступая, так что дверь в каюту оказалась у нее за спиной, - Я пыталась вообразить, как это могло бы быть, искала в себе какие-то зачатки ответных чувств, тех, которых вы от меня ждете. Я пыталась копать глубоко, но… Я ничего не нашла. Мне очень жаль, мистер Ракар. Я должна быть смелой, как… как Делас тогда, на мостике “Амазонки”, когда она при всех обратилась к вам. И теперь я должна сказать вам, что не люблю вас. Я не чувствую между нами никакой химии и не вижу никакого будущего, никакого смысла. Я буду выполнять с вами задания лейт-коммандера Планкса, но это ничего не значит. Вы должны двигаться дальше со своей жизнью.
Несколько секунд ромуланец молча смотрел на Квинтилию, потом опустил голову и судорожно вздохнул, стараясь сдержать и не выпустить на поверхность ни одного признака той слишком сильной боли от этих ее слов. Это плохо получалось. Ракар дрогнул всем телом, едва сдерживаясь. Он закрыл глаза и повел головой, будто стараясь преодолеть судорогу в шее. Ни одно поражение, ни одно чувство не могло сравниться с тем, что с ним происходило сейчас. Мир померк, и только знамена Ромуланской Империи остались у него, как единственное то, чему он должен был служить.
- Я понял, - наконец сказал ромуланец, не поднимая глаз, - тогда… тогда забудьте, потому что на самом деле для меня важнее ваше благополучие и ваша дальнейшая жизнь. Пусть без меня. Потому что я хочу, чтобы вы были счастливы, и чтобы у вас все было хорошо. Это важнее. Настоящая любовь, как я понимаю, позволяет человеку отказаться от своего… ради блага того, кого любишь. Но, пожалуйста, позвольте мне быть хотя бы вашим другом, здесь, на проекте. Вы… посчитаете возможным совершить завтрашнюю утреннюю пробежку вместе со мной? Это будет… не больше чем задание лейт-коммандера.
-Я не знаю, какое у нас завтра будет расписание… - покачала головой трилл, - Сейчас уже поздняя ночь, часов на сон осталось мало, поэтому скорее всего нам можно будет отдохнуть от регаты. Поэтому лучше назначить встречу на другой день, не на завтра.
- Хорошо, - кивнул ромуланец, чуть задержавшись, не спеша уходить, как будто он растягивал этот момент, как будто он старался остановить время, замедлить его, оттянуть конец, прежде чем раствориться в этой бесконечной боли и одиночестве, прежде чем познать новую бесконечную печаль и тоску, которая навсегда поселится в нем. – Хорошо, - повторил Ракар, глядя на Квинтилию, - разберемся с этим завтра. А пока… приятного вам ужина и… мы ждем вас на объявлении результатов.
Он сделал шаг назад, не отрывая от Квинтилии взгляда, а потом повернулся и пошел прочь.
-У вас не получилось со мной, но есть девушка, которая вас любит… - негромко сказала трилл в спину уходящего Ракара, - Дайте ей шанс.
Ракар остановился и обернулся на голос Квинтилии. Он никак не мог еще до сих пор принять эту реальность, он все еще надеялся, что она догонит его и отменит свое решение, что это все было не более чем страшным сном, от которого можно проснуться. Но это было не так. Эта белая форма стала его душить, Ракар расстегнул воротник формы и оттянул водолазку. Никто и никогда не видел слез в глазах агента внешней разведки подразделения Тал Шиар Вооруженных сил Ромуланской Империи. Квинтилия могла сейчас увидеть, если бы смотрела ему в глаза. Она одна, и больше этого не увидит никто.
Ромуланец грустно улыбнулся ей, отрицательно покачал головой и не стал больше задерживаться здесь. Он должен был работать, это было его предназначение, и он будет его исполнять.
_______________
Вместе с Квинтилией Перим
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 22 Августа 2017, 09:26:30
1 сентября 2384 г., ночь
ДС9, катер “Амазонка”

- Ой, извини! – Акрита поспешно отстранилась от Квинтилии, впрочем, не переставая излучать счастье и улыбаться во все лицо. – Я просто хотела сказать, что восхищаюсь тобой, твоим мужеством, профессиональностью, и вообще! Ты ведь оказалась единственным пилотом на всю регату, и у вас столько всего случилось, - затем она обернулась к Ракару. – Жучок? Нет, я искала, но, видимо, не знаю, как он выглядит и не нашла. Может, он уже выпал?
-На самом деле у нас на борту был второй пилот, - заметила Квинтилия, - То, что “Серебряные Фениксы” - плохие люди, не значит автоматически, что они плохи во всем. Также Ракар мог бы вести катер. Простите, мне нужно пойти принять душ и поесть.
Девушка пошла к выходу из ангара.
Ракар грустно усмехнулся Акрите. Ромуланские жучки не имеют обыкновения выпадать случайным образом. А потом, дослушав Квинтилию, он понял, что много всего сделал не так. Только он это все уже сделал, и поздно, поздно было сожалеть о несделанном. Но в любом случае, об этом следовало подумать потом, когда будет время.
- Акрита, прошу, пройдите в катер, - быстро сказал ромуланец,  - вы… вы позволите вас обыскать? Ходить с жучком я категорически не рекомендую.
- Да конечно, - немного растерянно проборотала Акрита,  все еще провожая взглядом коллегу по маневру, затем принялась осматривать форму. – Давайте, конечно, можно и в катер. И еще, Ракар, я хотела извиниться за свою несообразительность… Если бы перед стартом я рассказала вам больше о наших ночных гостях, вы бы их сразу узнали. Может, тогда не дошло бы до всего того, что у вас случилось в монастыре.
- Не нужно извиняться, - сказал Ракар, пропуская Акриту в катер, - это я прошу прощения у вас, за жучок. Прошу вас, не принимайте это как диверсию Ромуланской Империи против Федерации, к сожалению, я не мог этого предотвратить, и приношу официальные извинения за этот факт. Но с другой стороны, жучок нам очень помог, так что все несколько неоднозначно.
С этими словами Ракар принялся обследовать форму Акриты, проводя пальцами по швам формы, ее складкам, нащупывая нестандарные выпуклости и инородные элементы, сверху вниз, достаточно быстро и методично, как будто обыски проводить он был обучен, и так и было.
Жучок обнаружился в кармане формы Акриты, маленькая микросхема, совершенство ромуланской технологии. Ракар вытащил его, бегло рассмотрел, показал Акрите и сунул себе в карман.
- Вот и все, еще раз прошу прощения. Такое не повторится, я надеюсь.
- Да и вам извиняться не за что, - теперь Акрита уже говорила серьезно и даже немного грустно. – Я это ни в коем случае не воспринимаю как диверсию Ромуланской Империи против Федерации. Я в этом вижу исключительно диверсию «Примы» против двух наших команд. Поэтому официальные извинения, тем более от вас, не нужны, - она чуть улыбнулась. – Это они должны перед вами извиниться, что так скомпроментировали и вас, и ваше государство.
Ракар коротко кивнул Акрите, не вдаваясь в дискуссию и обсуждения прямо сейчас, все это лучше было отложить на утро. Теперь же он посмотрел на Тенека:
- Все свободны до начала официального мероприятия завершения регаты, - и с этими словами вышел из катера, быстрым шагом направившись догонять Квинтилию. Выйдя из ангара, ромуланец побежал.
– Как я понял, ваш рейс прошёл более гладко, чем наш, но тоже не обошёлся без происшествий, – сказал Тенек Артуру и Акрите. – Никто не пострадал?
- При высадке на Джераддо местная форма жизни сбила с ног Самриту, - ответила андорианка, потом посмотрела на Лайтмана. – но экстренная медицинская голограмма, которую сделал Артур, успешно справилась с лечением. В остальном вроде все в порядке. А вы сами как себя чувствуете?
– Всё благополучно, после объявления результатов регаты я отправлюсь отдыхать, – успокоил её Тенек. – С вашего позволения я скопирую записи медотсека «Анадыря», чтобы приобщить их к медицинской карте мисс Баккер.
- По правде говоря, экстренную медицинскую голограмму мы делали вместе с Освальдом, М'Котой и Самритой, которая ее внедряла, - сказал Артур. - Но давайте уже пойдем что ли, наверняка скоро будут объявлять результаты.
И Артур пошел на выход из катера.
– Я свяжусь с мисс Баккер, надо убедиться, что всё действительно благополучно, – сказал стажёр. У него появилась ещё одна причина поговорить с Самритой.
- Говорят, в конце регаты, то есть уже скоро, будет какая-то торжественная церемония, - задумчиво произнесла Акрита, пока они шли к выходу из ангара. – Хорошо бы, чтобы этот наш маневр обрадовал глинн Толан, а не сделал ей новых неприятностей… И да, мистер Тенек, на "Анадырь" вы можете зайти за записями в любое время.
Тенек кивнул то ли в знак согласия, то ли в знак благодарности и сказал:
– Тогда я постараюсь увидеть мисс Баккер до начала церемонии, – с этими словами вулканец откланялся и направился к выходу.
______________
С Квинтилией, Тенеком, Акритой, Лайтманом
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 15

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS