* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 11 2018, 19:29:18 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 30
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 16 11 2018, 17:02:28
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Ракар заерзал в седле, глядя на Делас, впрочем, он не переставал при этом улыбаться, хоть этого и не было видно.
- Извините, Ане-Дея, - прошептал Ракар, - больше не буду. Но уж больно медленно мы едем, ужасно хотелось выразиться. Не всего лишь, а целая Ане-Дея, все понял, отработаю и отслужу, – и тут же полуобернулся к Тенеку, явно при этом веселясь, - клапан на паровом котле – наверное, хорошая аналогия, а если хотите, я вам потом на стоянке объясню все что я сказал, но боюсь вы позеленеете под своей маскировкой, так что сами выбирайте, хотите ли это знать.
– Вы напрасно боитесь, – безмятежно и самоуверенно возразил Тенек. – Я уже говорил вам вчера, что предпочёл бы знать, когда ромуланцы произносят обычные слова, а когда сквернословят: в некотором смысле это познавательно, поскольку позволяет получить более точное представление о настроении собеседника.
О второй веской причине знать ромуланские бранные слова Тенек умолчал. Помимо лучшей идентификации эмоций, он попросту не хотел становиться объектом низкопробных насмешек. Нет, они не задели бы его, совершенно точно не задели бы, но вулканец считал вполне логичным и обоснованным этого не хотеть.
- Ты думаешь, ву… таких, как он вообще можно чем-то смутить? - было поправилась Делас, посмотрев на Тенека, а затем чуть насмешливо приподняла бровь, тихо обращаясь к Ракару: - Раз у них нет эмоций, то что бы им смущаться?..
- Договорились, Ане-Лир, - прошептал Ракар так, чтобы и Делас слышала, - вечером научу вас этой сакральной молитве о дожде, - и склонил голову к Делас, сейчас, когда их ящеры ехали рядом, это было удобно делать, - ещё как можно, Ане-Дея, только они низачто этого не покажут, и останутся невозмутимыми. И да простит меня Ане-Лир, потому что он все это слышит.
– Мне не за что вас прощать, – Тенек действительно не показал, насколько слова Ракара ему неприятны, только от голоса вулканца едва заметно повеяло холодом. – Я не в первый раз слышу эти бестактные рассуждения от эмоциональных.
Не то чтобы Тенека задели эти слова сами по себе: так вышло, что они оба видели друг друга не в полном совершенстве душевного равновесия, и скрывать от Ракара свою уязвимость перед ко’нар было бессмысленно. Скажи Ракар нечто подобное с глазу на глаз, это не вызвало бы у вулканца особенного недовольства: Тенек и сам совсем недавно чуть-чуть съязвил на тему одержимости Ракара Квинтилией, но это было не на слуху у других, тем более не на слуху у кого-то, кто считал бы расу Ракара отвратительной и неполноценной. Делас с самого начала не скрывала своей неприязни к вулканской расе, и Тенек не испытывал никакого желания открывать ей ни собственные уязвимости, ни тем более уязвимости вулканцев вообще.
Делас фыркнула и задернула штору паланкина.
Ракар выпрямился, когда Делас задернула штору.
- Ну вот и поговорили, - прошептал Ракар, - вообще просто ну реально медленно едем, будто и не спешим никуда, это нервирует. Так что, простите, Ане-Лир, забудьте.
Тенек за спиной у Ракара возвёл глаза к небесам: с эмоциональными всегда так – сперва скажут что-нибудь дикое на чистом рефлексе, потом неоднократно извиняются. Подумав об этом, он решил, что осуждать ромуланца всё-таки нелогично: разные культуры, разные представления о тактичном и бестактном, разные условные рефлексы…
– Вам действительно не за что извиняться, – произнёс он (и голос вулканца, пожалуй, можно было счесть оттаявшим), – К культурным различиям привыкнуть труднее, чем к чуждой гравитации. Полагаю, я тоже иногда бываю бестактным, сам того не подозревая.
- Ничего страшного, - прошептал Ракар, - продолжаем ползти к горам.
Постепенно прошел следующий час. Солнце начало склоняться к горизонту, и пустыня вокруг окрасилась в золотистые и розовые тона.
Ракар заметил, что продвижение каравана замедлилось еще больше, но при этом военные, окружающие ящеров Син и их приближенных, наоборот засуетились, то выезжая вперед, то возвращаясь, то скача вдоль каравана от его начала с концу.
Даже Делас, наконец, выглянула из своего паланкина и чуть привстала в седле, вглядываясь, что происходит впереди.
Ромуланец уже было собрался принять с Аристотелем и Демокритом чуть вправо, и снова вызвать Самриту, как заметил среди солдат всю эту активность. Похоже было, что они что-то начали подозревать и кого-то искать, по крайней мере так было бы на Ромуле. Идею о маневре Ракар немедленно отбросил, но наклонился к боку ящера, доставая кувшин с водой, принимаясь его отвязывать, и одновременно нажал коммуникатор:
- Ракар вызывает энсина Баккер, - прошептал он.
___________
С Тенеком и Делас
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 16 11 2018, 17:01:26
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Время от времени Ракар бросал взгляд на то, что делают Тенек и Делас.
- Я могу прочитать по федеральному только некоторые специфические термины и они совсем не медицинские… так что, увы…- сказал Ракар.
– Во время вечерней беседы, я переведу вам непонятные слова, а пока вы можете сделать общий обзор этого документа, – предложил Тенек. – Взять вашего ящера в повод, чтобы вы могли не отвлекаться на дорогу?
- А это не будет странно смотреться со стороны? - поинтересовалась Делас, продолжая рассматривать рисунки в книге.
– Вы – госпожа, мы – ваши слуги. Вы не обязаны править ящером сами, если не хотите. А паланкин скроет вас и книгу от любопытных, которые захотели бы заглянуть вам через плечо, – ответил Тенек. – Полотнища достаточно светлые, чтобы пропустить свет, и в то же время не дадут солнцу слепить вас.
Делас вытянула шею и сдвинула вторую штору паланкина, оглядываясь - не смотрит ли на нее кто-нибудь.
- Дело в том… что некоторые здесь уже знают, что я не умею читать, - призналась Делас, бросая взгляд на книгу. - Но как раз это я собираюсь исправлять! - с этими словами она плотно запахнула шторы и скрылась за ними от взгляда любых любопытных.
- Ну, это все равно не мешает смотреть картинки, так что не страшно, - встрял Ракар.
Тенек взял повод Демокрита: для старого слуги это было самое подходящее занятие.
И так они ехали еще какое-то время. Потом Ракар внезапно как-то по новому осознал где он и факт того, что он, ромуланец, солдат Вооруженных сил, сотрудник внешней разведки самой высокотехнологичной и сильной галактической Империи в двух квадрантах, едет на ящере по пустыне на доварповой планете в компании людей, которые вообще не знают о том, что такое космос и другие цивилизации на других планетах. И среди этого всего с ним едут другие такие же как он, но из других разных миров. Ракар очень удивился этому факту и ощущению, оглянулся и посмотрел на привычных уже соседей на ящерах, как будто впервые их увидел. Странно как… то ли сосуды внезапно расширились, то ли он чуть было не заснул, и резко проснулся, то ли собирался потерять сознание, но организм скомпенсировал, или это просто очень жарко и плавится мозговое вещество. Справившись с накатившим странным ощущением, Ракар оглянулся на Тэйру, все ли в порядке у нее, и, вывернув шею, попытался увидеть Иламу Толан. Увидел и успокоился. Тенек держал уздечку Демокрита. По хорошему, Ракару было бы это удобнее, но Тенек хотел это делать, и Ракар не стал протестовать. А потом, ему показалось, что час уже должен был пройти с последнего вызова. Облизнув под шарфом пересохшие губы, ромуланец потянулся к груди, как бы почесываясь и активировал дельту.
- Ракар вызывает энсина Баккер, - прошептал он.
Связь продолжала работать стабильно.
- Баккер слушает, - услышал он запыхавшийся голос Самриты.
- Привет, Самрита, - сказал Ракар, - мы едем, у нас все в порядке. Как ваши дела?
- Все нормально, - коротко ответила Самрита, экономя каждое слово и не замедляя бег ящера. - Пока ничего нового.
Ракар слышал, как ей трудно говорить. Наверное, не надо было говорить долго. Но Ракара это была очень важная связь, с теми, кто был ему дорог.
- Хорошо ли вы справляетесь с жарой, капитан? Как там... ваша группа себя чувствует? – спросил он.
Самрита обернулась, чтобы посмотреть на тех, кто ехал за ней.
- Пока... Все в порядке, - ответила она. - Жалоб не было. У вас?
- Рад, - сказал ромуланец в коммуникатор, - у нас тоже все хорошо, пустыня, и дрожащий впереди воздух. Ладно, капитан. Свяжемся через час, доброй дороги, и конец связи.
- И еще... Связь работает у всех, - напомнила Самрита. - Если у тебя есть вопросы к... кому-то конкретному, ты сможешь задать их сам, лично. До связи! - Самрита коснулась дельты.
Ромуланец кивнул на своем конце связи, будто бы Самрита могла это видеть, и еще некоторое время почти неподвижно смотрел прямо перед собой на дорогу. А потом склонил голову к паланкину Делас.
- Ане-Дея, а что вы имели в виду, когда сказали, что я думаю не о том? Я много о чем думаю, параметров достаточное количество, но может и упускаю что-то еще. Что именно я упускаю? Скажите мне.
Делас вновь чуть отодвинула штору и сложила книгу на коленях:
- Я имею в виду, что меч - это просто физический объект. Он не стоит того внимания, которое ты ему уделяешь, учитывая, что у тебя есть еще один.
- Да, вы правы, - задумчиво сказал Ракар, - просто физический объект… все так и есть по большому счету. Хорошо, я постараюсь не думать об этом.
Делас улыбнулась и кивнула:
- У нас есть намного более важные цели, а материальные объекты - лишь способ их достижения.
Ракар повернул голову к Делас и улыбнулся, немного грустно. Не видно было этого, потому что его лицо и вообще голова были целиком закрыты. Это так удобно и одновременно иногда мешает. Ракар просто кивнул.
- Да, конечно, и мы достигнем все эти важные цели, все будет хорошо.
Делас пожала плечами, давая понять, что и не высказывала никаких сомнений, и вновь открыла книгу.
А Ракар продолжил смотреть на дорогу и за обстановкой в голове каравана, время от времени оглядываясь на Тэйру и Толан.
Так они ехали еще некоторое время, похожее по ощущениям на час. Караван тащился по пустыне медленно, практически со скоростью пешего человека, растянувшись на несколько сотен метров.
Медленная езда по жаре начинала Ракара нервировать. Скорее – медленная езда, чем что-то другое. На такой скорости они очень не скоро прибудут в Ни'Хан. Да и вообще, ну разве можно же так медленно тащиться, не сильно они спешат на эту свадьбу. Поэтому ромуланец то и дело ерзал в седле, вспоминая полеты на варпе и уже откровенно завидовал группе Самриты, которая летит вперед, обдуваемая ветром, создаваемым от собственного движения об неподвижный воздух. Вместе с этой медленной ездой – и время тянулось медленно, но Ракар уверенно отсчитывал секунды, с той или иной погрешностью. И когда прошел новый час, он предпринял новую попытку связи.
Попытка была успешной - связь работала.
Ракар понимал, что до базы связь будет. Если блокировка есть, то она локальная. Но скорее всего блокировки просто нет. И ничего не поделаешь кроме ждать. Рука тянулась к коммуникатору, чтобы вызвать еще одного члена группы Самриты, но он передумал это делать. Им и так не просто ехать быстро, не стоит напрягать. Потом пошел новый отсчет времени и Ракар посмотрел на всех этих, совершенно не понимая, отчего они до сих пор не используют колесо и телеги, или они это все еще не изобрели? Отчаянно хотелось преподать кому-нибудь урок высоких технологий, или возмутиться скоростью передвижения, но он ничего не делал, покоряясь судьбе.
Прошел четвертый час после привала в середине дня. Солнце сдвинулась на небе, но горы, к которым полз караван, так и не стали ближе.
Прежде чем снова вызвать их капитана Ракар произнес вслух длинное непереводимое ромуланское ругательство, в котором вспомнил всех родственников Син до седьмого колена, а также все их внебрачные связи, не оставил в этой тираде также и Меняющихся с их Доминионом и все их противоестественные способы слияния. Он произнес это все четко и членораздельно, но понять могла только Делас.
- Они что, хотят попасть к тем горам не ранее сезона дождей? – впрочем, этот вопрос был риторическим и Ракар просто вызвал Самриту снова.
Связь работала, капитан коротко ответила на вызов, но в этот момент кальдонианец на ближайшем ящере обернулся в сторону Ракара и, слегка нахмурившись, полюбопытствовал:
-Это что сейчас было? Что вы сказали?
Капитан их маленькой группы на другом конце связи тоже могла это слышать.
Ракар повернул голову к соседу, и осознал, что выругался слишком громко.
- Жарко, говорю, - ответил Ракар кальдонианцу, - и немного скучно, потому что медленно. Не знаете ли, почтенный, как скоро планируется прибыть к месту назначения? Король Ни'Хан наверное заждался своих будущих жен.
Самрита на том конце связи на мгновение замерла, а затем поспешно выключила дельту, чтобы кальдонианец не услышал звуков с их стороны - все же, ящеры передвигались не бесшумно.
Делас же, услышав разговор поблизости, приподняла штору и с любопытством высунулась наружу.
Попутчик - кальдонианец в одежде человека среднего достатка - пожал плечами, быстро отвечая на вопрос Ракара:
-Дня два еще, наверное…, - но затем он вернулся к теме, которая его заинтересовала, - Вы что-то сказали до этого, очень длинное, но я не понял ни слова. Что это было?
Ракар усмехнулся под шарфом. В следующий раз, он понял, надо будет сдерживаться.
- Я родом из далекой южной страны, для специфических случаев у нас есть специальные молитвы. То что я сказал – это была молитва, к Небесному Киту, чтобы он послал дождь, и благополучие Син в Ни'Хане, замужестве и властвовании. Да, способ произнесения этого немного отличается от обычного языка. Так нас научили наши жрецы.
-О, молитва… - понимающе кивнул кальдонианец, - Все понятно.
С этими словам он развернул своего ящера и отъехал в сторону.
Делас прикрыла рот ладонью, чтобы скрыть смешок.
Ракар беззвучно рассмеялся под шарфом. Поистине, при людях не следует сквернословить. Потом он повернул голову к Делас, заметив, что та высунулась из паланкина.
- При дамах не принято ругаться! - тихо проговорила ромуланка, сделав страшные глаза. - Даже если это всего лишь я.
– Так вот, что это было, – так же тихо констатировал Тенек. – Мне всегда было интересно: ругань эмоциональных абсолютно бессмысленна или это такой варварский способ психической саморегуляции, вроде клапана на паровом котле.
______________
С Тенеком, Делас и Самритой
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 16 11 2018, 10:18:39
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

- Ане-Лир, - прошептал Ракар, обернувшись назад, пытаясь найти взглядом Иламу Толан, на расстоянии 120 метров от них, - Ане-Сои в конце каравана, если я буду занят потом, скажите Ане-Лан, об этом, пожалуйста.
– Передам, – так же тихо сказал вулканец. – Я рад, что вы тоже думаете, что нам лучше быть в курсе перемещений Ане-Сои.
- Спасибо, - сказал Ракар, - да, конечно, я так думаю. Как бы ни было, мы не поступим с ней так, как она поступила с нами.
– Дело не только в гуманизме, – заметил Тенек, – Ане-Сои ненадёжна. И, возможно, от того, что она так сильно уверена в своём знании этого мира и в том, что она знает, как правильно, она становится ещё более ненадёжной. То, что человек, абсолютно чуждый сомнений, никогда не ошибается – это миф, он просто настолько уверен в своей непогрешимости, что не видит собственных ошибок. В то же время от надёжности Ане-Сои зависит Первая директива. Она – такой же чужак, как мы все; если она попадётся, речь пойдёт не только о таком гуманном поступке, как спасение человека, но и такой прагматичной вещи, как защита Первой Директивы.
- Знаете, Ане-Лир, - задумчиво сказал Ракар, глядя на дорогу перед собой, - я тоже очень рад, что мы понимаем друг друга. И в данном случае, я с вами согласен чуть более, чем полностью. Все именно так, хоть в моем мире нет никакой Первой директивы, и эти понятия описываются несколько иначе. Да, ненадежность - главное слово в этом, что с ней произошло.
– Если бы был способ незаметно наблюдать за ней, можно было бы значительно снизить риски, – судя по этим словам, Тенек явно пытался придумать такой способ. – Возможно, нам не следовало поступать так прямолинейно: если бы мы обставили отъезд второй группы, как бунт несогласных, а сами выразили лояльность к Ане-Сои, мы могли бы наблюдать за ней и, быть может, даже смогли бы заполучить коды доступа к базе. Думаю, причина нашей ошибки в том, что мы недооценили постигшую Ане-Сои психическую деформацию и слишком рассчитывали на её ответственность и верность изначальным принципам. После некоторых размышлений, я прихожу к выводу, что мы действительно слишком ей доверяли. И недостаточно доверяли себе, во всяком случае, я недостаточно доверял. Я слишком привык считать психическую упругость эмоциональных не поддающейся прогнозированию для среднего вулканца вроде меня и посчитал замеченные мной симптомы недостаточными для радикальной смены стратегии общения с Ане-Сои. Я был неправ. Способность эмоциональных возвращать утраченный баланс гораздо менее совершенна, чем я думал до сих пор.
- Вы правы, Ане-Лир, что мы слишком доверяли ей. Несмотря на то, что нас предупредил один достойный федерат. Да, мы были прямолинейны и честны. Но в противном случае, если бы не доверяли – кем бы мы были? Мы бы плели виртуозные интриги, думали об обмане, о том, как получить желание способами, довольно далекими от пути чести, мнхеи-сахэ. Эти способы бытия довольны утомительны, и не нравятся мне, Ане-Лир. Я предпочитаю быть тем, кто я есть. И в большой мере я рад тому, что мы были прямолинейны и чисты. Все, вся наша группа. Мы еще не потерпели поражение, мы еще не применили способы, которые будем вынуждены применить. Мы сделаем это, если наступит эта необходимость, но до того мы будем прямы на своем пути. Пусть будет так. Такая жизнь. Я еще очень сочувствую бедняге Хану… Ханешу, не знаю как его имя тут. Послали же элементы ему жену…
– Не вижу ничего недостойного в том, чтобы ввести в заблуждение неадекватного человека для его же блага и для спасения его или чужой жизни, – возразил Тенек. – Если бы ваш ромуланский друг утратил рассудок, вы, должно быть, не постеснялись бы солгать ему, чтобы он не убил себя, шагнув в окно вместо двери, или чтобы он не убил ни в чём не повинного. Да, это сложнее, чем быть прямым и честным, но бывают ситуации когда правильнее обмануть, чем сказать правду.
Намёки на сложную семейную ситуацию Ханеша Тенек предпочёл оставить без комментариев: это безусловно было не их дело и не имело прямого отношения к текущим проблемам.
- Согласен, - ответил ромуланец, - только ее неадекватность была до определенного момента не очевидна. А когда мы поняли, было уже поздно. История не имеет сослагательного наклонения и форма “если бы” никак не повлияет на прошедшие события, что сделано, то сделано. Приходится работать с тем, что есть. И не оглядываться назад, сожалея о том, чего не сделал, хотя мог бы. Не сделал, значит не мог. Мы все делали, что могли в максимальной степени нашей совести и чести. Вот и весь сказ.
– Сожалеть нелогично, однако анализировать сделанные ошибки, чтобы избежать их в будущем, необходимо, – сделал ремарку вулканец. – Не думаю, что ближайшие проблемы будут менее сложными. И к ним лучше подойти с ясным сознанием своих сильных и слабых сторон.
- И тут согласен, - кивнул Ракар, еще пришпоривая ящера, чтобы успеть за Делас, - мы поразительно сходимся сегодня после привала. Кстати, в следующий раз я буду залезать на ящера первым, не сработала схема, когда я полез вторым.
– Меня начинает настораживать наше беспрецедентное согласие, – задумчиво прокомментировал Тенек. – Не то чтобы я был против, но если ромуланец и вулканец согласились друг с другом пять раз подряд, это явный признак исключительно неблагоприятной ситуации.
Так за разговорами прошел еще час пути.
Теперь они ехали в неизвестность. Последняя известная информация, озвученная еще профессором, о стоянке через 4 часа – исчерпала свою актуальность, и кадеты больше не знали, как будет вести себя караван, и когда остановится снова. Вечером нужна была разведка, и беседа с местными. А пока – солнце палило нещадно, песок и пыль лезли везде, куда могли, и дальше ромуланец просто молча вел Аристотеля, немного позади от Демокрита и Делас на нем, перевесив шляпу на грудь. И в этой мерной скачке, не быстрой, но и не медленной, было что-то медитативное. На несколько минут ромуланец выключил свой коммуникатор, но разговоров соседей не было слышно, а когда снова прошел час, он снова вызвал капитана.
Связь по-прежнему работала.
Хоть горы и становились немного визуально ближе, казалось, что это дорога без начала и конца. В толпе, где он один из многих. И это не просто эта дорога сквозь пустыню, без начала конца – как вся жизнь. Очень трудно, очень жарко, и это продлится целую вечность. С каждым шагом все трудней, накатывалась усталость, апатия и отчаяние, ромуланец вцепился в седло, вспоминая вкус воды, и звуки песен, мелодий, рожденных на Ромуле, которые будут жить вечно. И цветы, сплошным ковром покрывающее поле. Что будет, если он не справится? Что будет, если он не дойдет? Так не должно быть, потому что музыке нет конца. И нет конца огню, что в душе. Я просто должен идти. Ради нее, и всех других, и все остальное не важно.
Ракар поднял голову и посмотрел на процессию с принцессами. Где-то там ехал и Те Яно, человек, выводы которого о вчерашнем вечере могли бы быть очень интересными для доварпового сознания.
________________
С Тенеком
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 14 11 2018, 11:25:43
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Дойдя вместе с Тенеком до Аристотеля, который лежал рядом с Демокритом в некоторой близости от зоны Син, Ракар в первую очередь напился воды. А потом суть конспирации среди всего этого опасного места состояла в том, что Ракар стал как бы разговаривать со своим ящером, дойдя до его морды, приласкивая большого зверя, стоя перед ним на коленях. Ромуланец незаметно активировал дельту.
- Ракар вызывает энсина Баккер, - тихо сказал он, и тут же: - Хороший Ари, большой хороший Ари, - он поглаживал ящера над глазами.
Связь работала, и Ракар почти сразу же услышал голос Самриты:
- Мы все еще на связи, - в ее голосе звучало облегчение. - Мы сделали привал и проверили показания с дрона - поларонная радиация исчезла. Вероятно, она шла не со стороны базы, а с другой. Может быть - с вашей, но мы сейчас не сможем это проверить.
С чем-то вроде облегчения Ракар услышал голос Самриты по связи. Они в порядке, и связь есть. Но Ракар не знал, радоваться ли наличию связи, потому что этот факт мог значить много всего нехорошего о случившемся на базе и в пустыне.
- Вот мы и на привале, Ари, - начал отвечать ромуланец, надеясь, что Самрита его поймет, должна понять, Самрита очень компетентный офицер, - Ане-Дея с Лис пошли покупать шатер и заказать платье для выступления на свадьбе Син, а жрица, сказавшая нам хорошее пророчество, ушла искать нашего бывшего друга, который внезапно перестал им быть. Через какое-то время мы снова отправимся в путь, все будет в порядке. А пока мы все отдыхаем, - и тут же без перехода, не меняя интонации, - рад за вас, совсем исчезла радиация? В нашей стороне тоже?
- А? - переспросила Самрита и тут же сама додумалась: - А-а-а, понятно. Думаю, вы там справитесь - только постарайтесь снова не влезать во всякие неприятности! А что касается радиации, - она стала говорить еще тише, - то сенсоры дрона показали, что она вообще исчезла с доступного радиуса сканирования. К сожалению, я не могу сказать, есть ли она в Ни’Хане.
- Ты все понимаешь, мой добрый друг Ари, - сказал Ракар, поглаживая морду ящера, - и я тоже все понял. Возможно, то был выстрел, или одиночная деактивация жидких. Хорошо, да, мы будем осторожны, и ты тоже будь, мой друг. Доброго пути, всем нам. Мы еще поговорим, потом. Всему свое время, - и ромуланец поднялся с колен, надеясь, что Самрита сама отключит связь.
- Будем на связи, - отозвалась Самрита, касаясь дельты.
Когда связь отключилась, ромуланец, как ни в чем ни бывало обошел ящера, отвязал меч, быстро огляделся вокруг, и кивнув Тенеку, неспеша пошел в ту сторону, где недавно из виду скрылись Тэйра и Делас, внимательно рассматривая все вокруг. Он размышлял о том, как заработать еще денег, при этом не создав подозрительной ситуации, компрометирующей его группу, в которой телохранитель куртизанки пытается заработать денег на стороне.
Наконец, ромуланец заметил Делас и Тэйру.
Увидев Делас и Тэйру, рассмотрев, что у них там происходит, Ракар остановился и сориентировался на местности, мысленно проложив траектории движения. Линию, по которой они ехали от предыдущей стоянки, и воображаемую линию, по которой могла ехать группа Самриты. Линию, по которой ехала сейчас Квинтилия. Ракар был высоким ромуланцем и смотрел сейчас поверх голов, туда, где далеко-далеко ехала вторая группа. Горячий воздух словно находился в движении там, вдалеке. И несколько секунд Ракар просто стоял так, положив правую руку на эфес меча, кое-как пристегнутого к поясу. А потом медленно пошел вперёд, рассматривая прото-ворт. В чем состоит жизнь этих доварповых людей? В чем состоит их надежда на будущее? Ракар вспоминал Ромул. Центр столицы, высотные дома, площадь перед Сенатом, фонтан, и залив. Дома для состоятельных ромуланцев, особняки сенаторов и первых семей, многие с богатыми оранжереями, где собраны цветы из всех уголков обеих квадрантов. И он вспоминал бедные окраинные кварталы городов, в которых его соотечественникам, не имеющим возможности выучиться высокотехнологичным профессиям, приходится выживать любыми способами. И отряды планетарной защиты, и внутреннюю службу Тал Шиар, и полицию. Похожа ли жизнь варповых цивилизаций на вот это вот, происходящее здесь, у тех, кто не знает, что там за атмосферой? Вот они отдыхают, пытаясь перекусить пока есть время, разминают ноги, просто сидят, лежат, или снуют туда сюда, пытаясь устроить обмен товара на деньги, и денег на товар. И их цель попасть в неизвестную таинственную горную страну, которой они боятся, и одновременно страстно желают туда попасть. Они просто живут каждой минутой, радуясь мелким удачам и огорчаясь от мелких неурядиц, стремясь туда, где им кажется будет хорошо, а на самом деле - ничего хорошо не будет. Что-то общее всегда есть, как в тот вечер он увидел нечто общее между собой и Те-Яно, влюбившегося в девушку иного мира, не зная, кто она на самом деле. Что-то общее есть, но одновременно - они бесконечно разные. А есть же еще те, кто идут пешком за караваном, когда то они догонят верховых...
Ракар не выпускал из виду Делас и Тэйру, стараясь сократить расстояние между собой и ими, но не приближаясь.
Нужно было что-то продать, чтобы выручить немного монет. Например - шляпу. Шляпа висела у него за спиной, и так как Ракар теперь постоянно носил шарф, шляпу он не использовал. Вот - лишний инвентарь, возможно, он избавится от него. А еще нужно было вернуть ножны и второй меч. Но это позже. Пока же ромуланец просто шел, огибая чужих ящеров, не выпуская из вида множество мелочей местной жизни.
Вскоре кальдонианцы начали убирать провизию и снова седлать своих ящеров. Похоже, привал подходил к концу.
Глядя на происходящие сборы, Ракар понял, что привал оказался совсем коротким. Тем не менее, ромуланец не торопился возвращаться назад. Время его возвращения будет зависеть от Делас и Тэйры, и его направление движения сейчас зависит от них. Ракар внимательно смотрел на кальдонианцев, отыскивая раненых. Работу надо было найти еще и Тенеку, и чтобы тот больше не показывал свой аттракцион невиданной щедрости с бесплатным лечением. Это не тот мир, здесь им нужно быть готовым ко входу в Ни'Хан во всеоружии и всекомпетенции, и с деньгами, и нужно придумать что-то, чтобы пропустили всех их. И профессора, потому что профессора, хоть ее и не было видно сейчас нигде – нельзя бросить. Ее нужно забрать с этой планеты.
Раненых в поле зрения не оказалось.
Что же еще можно было продать? Выручить назад второй меч, и продать его? Нет, в их ситуации торговля оружием – расточительство. Если придется драться, его можно дать Тенеку, Делас, Тэйре… Иламе Толан? У Иламы Толан одна рука не совсем здорова. Делас теоретически должна была обучаться такому виду боя, но… Ракар не знал, умеет ли она. Про Тэйру Ракар тоже не знал. А Тенек при случае сможет нормально махать щитом. Все равно, оружие нельзя продавать, потому что нельзя исключать вероятность необходимости дачи отпора рано или поздно. Но всякий крайний случай нужно было иметь в виду. Потом Ракар подумал, что входной контроль, если он есть - в любом случае обнаружит коммуникаторы всей их пятерки, коммуникатор есть также и у профессора. И он даже не успел попросить профессора научить его хоть некоторым общеупотребительным кальдонианским словам и основам письменности. Это значит, что ему будет нужно выключить свое устройство и послушать местные разговоры. Хотя бы послушать как это звучит. А на случай, если с Иламы Толан сорвут устройство маскировки – ее нужно будет обеспечить шарфом и перчатками. Возможно ему нужно будет отдать свой. Или купить для нее какой-нибудь подходящий ее статусу красивый и женский, а не красивый черный мужской. И снова нужны деньги…
"Ешьте свой суп, офицер", однажды сказала ему хозяйка забегаловки на окраине столицы Ромула, когда он в первый раз уже в звании улана Тал Шиар на первоначальной стажировке пришел в это заведение и попробовал задавать вопросы. "Ешьте свой суп", это звучало как "знайте свое место, вам тут не рады". Ей было страшно, там ненавидели Тал Шиар, ненавидели и боялись. Он имел власть и статус, даже только назначенный в стажерский патруль. Здесь – все иначе. Но он точно знал, что его предназначение – заботиться о своем народе, а долг любого капитана – заботиться о своем экипаже. Сейчас – этот экипаж маленький, на вражеской территории, цель их – выбраться из передряги и вернуться домой, точнее на федеральную станцию ДС9. Всем. И это не простая задача. Ромуланец думал, солнце палило, Тэйра и Делас разговаривали друг с другом, позади был Тенек, и где-то в поисках профессора ходила координатор, далеко отсюда по направлению к базе скакала на ящерах группа их капитана Самриты Баккер. И никто не знал, что происходило там, наверху, за атмосферой. Ракар сжал рукоятку меча, кальдонианцы снова собирались в путь, а он все еще смотрел на Делас и Тэйру.
Наконец, Делас  и Тэйра направились в сторону Ракара.
Еще некоторое время им понадобилось, чтобы вернуться назад к своим ящерам, и вот сначала Делас с Тэйрой, а затем и Ракар подошли к уже ожидающим их Тенеку и Толан. 
____________
С Самритой, Тейрой, Делас, Тенеком и Иламой Толан
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 12 11 2018, 10:39:11
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Делас, в очередной раз оглянувшись на стоянку Син, вздохнула и подошла к Ракару, стараясь, чтобы полы ее юбки не подметали пыльную землю.
- Хорошо, идем, - нехотя согласилась она, механически проводя рукой по волосам - те уже успели растрепаться от долгой тряски.
Тенек, присоединился к ним, подобрав что-то с земли и спрятав в мешочек у пояса.
Увидев, что все собираются, Тэйра тоже подошла поближе. Вот наконец-то Ракар всех и собрал.
Увидев, что все кадеты собрались, Илама Толан с решительным видом направилась прочь от общего столпотворения. Ее статус (вкупе с очень сосредоточенным и строгим выражением лица) вновь ей помог, и ей не пришлось проталкиваться сквозь толпу - люди сами освобождали путь жрице. Оказавшись на достаточном отдалении от кальдонианцев, женщина огляделась и кивнула Ракару:
- Начинайте. Что именно вы хотели обсудить? Потому что у меня тоже есть несколько важных вопросов, которые мы должны решить сейчас.
Ромуланец встал так, чтобы ему было видно ящеров их группы и область, в которой развернулись Син со своими солдатами.
- Так, - быстро сказал Ракар, - первым делом нужен доброволец, который найдет у кого купить палатку и купить ее. Ане-Лир не подходит для этого, я заметил, что его одежда, и возможно – профессия – не пользуются тут популярностью. Кроме того, мне кажется, что на это нам не хватит наличных денег, палатка – вещь глобальная. Украшения Ане-Деи мы трогать не будем, но, возможно, мы сможем использовать какой-нибудь рулон дорогой ткани, который подарили Син, в обмен на палатку. Кто готов на эту миссию?
Задумавшись, Тэйра рассматривала свои сапоги.
-Я в любом случае хотела идти на рынок на следующей стоянке или… в общем, как можно скорее, - кивнула она Ракару. - Я могу пойти, но, наверное, одной мне здесь ходить не стоит.
Не то, чтобы она сильно боялась, но мало ли что местным взбредёт в голову, а она ещё и без оружия. Да и посоветоваться будет с кем во время торговли.
Делас пожала плечами.
- Я могу пойти с тобой. Нет ничего странного и удивительного в том, что куртизанка решила прикупить себе отдельную палатку - особенно после того, как сами Син пригласили нас поселиться ближе к ним, - она с грустным видом отыскала взглядом своего ящера, который вез подаренный Син шелк. - И шелк, опять же, мой, мне его и продавать… - вздохнула ромуланка. - Хотя я надеялась, что смогу сшить из него платье к свадьбе Син - потому что этот наряд уже заметно истерся.
- Отлично, Лис, - сказал Ракар и улыбнулся под своим шарфом, но этого было не видно, только в интонации немного слышалось. - Да, вы обе хорошо будете там смотреться. Я видел, как вы давали монеты Ане-Дее, и знаете, это было похоже не на то, что вы служанка, а… скажем так, бухгалтер куртизанки, не знаю, есть ли тут вообще такие понятия, и это очень на самом деле высокая должность. В общем, так поступим, Ане-Дея, рулон ткани там не один, и что-нибудь придумаем, платье… -Ракар внимательно посмотрел на Делас из под своего шарфа, - это важно, вы правы. Вот заодно и на эту тему поищите, кто мог бы его сшить, и … если получится, хорошо бы купить Ане-Лиру что-то посолиднее его лохмотьев, а то это проблема. В общем, вы там сориентируетесь, я уверен. И платье тоже должно быть, обязательно. Одно только, я вам там не нужен, я могу наблюдать издалека и быть на каком то расстоянии, ради безопасности, мало ли какой урод… как считаете? - Ракар перевел взгляд с Тэйры на Делас, и на Иламу Толан потом.
– Давайте расставим приоритеты, – предложил Тенек. – Первоочередное приобретение – это шатёр, следующее по важности – новый наряд для Ане-Деи, и только после этого имеет смысл заботиться о моей одежде. Кстати, о наряде: думаю, сначала Ане-Дее нужно посмотреть ткани и решить, что понадобится для наряда, а с чем она готова расстаться, а затем уже отправляться на поиски шатра. Что касается шитья… я полагаю, каждого из нас научили в школе хотя бы двум основным швам, так что при нехватке денег, мы справимся и сами.
Делас удивленно приподняла бровь.
- Как-то вот обошлось без этого умения, - усмехнулась она. - К тому же они тут наверняка шьют этой, как ее… такой древней острой штукой, брр. Ну уж нет, я найду кого-нибудь из местных, кто разбирается в моде и сможет создать наряд, достойный свадьбы Син! Ну, то есть, мы найдем, - она бросила быстрый взгляд на Тэйру.
- Да, лучше мы отдадим это дело на аутсорс, потому что сделать надо хорошо, а мы не профессионалы в этом, сшить костюм - это не дырку зашить, это не элементарное умение. Значит, тут задача понятна, - сказал Ракар, - дальше у нас… Ане-Сои, - Ракар чуть опустил голову, а потом посмотрел на кардассианку, - мэм, какие у вас важные вопросы? - сначала нужно было послушать их.
Толан слушала все это обсуждение шоппинга и одежды с весьма скептическим видом, но никак не вмешивалась, спокойно ожидая, пока кадеты решат свои вопросы. Наконец, она подняла взгляд на кадетов и произнесла:
- Мы должны решить, каков будет наш план, если группа Осэ не справится с заданием или получит отрицательный результат, - по всей видимости, именно об этом она и думала всю дорогу. - Но это серьезный - и не срочный - вопрос, его мы обсудим вечером. Пока, раз мы здесь, нам придётся играть свои роли ещё лучше, чем прежде - ведь теперь мы не сможем в любой момент вернуться в цивилизацию. И следующий вопрос, - она повернулась к Ракару: - что именно вы так надеетесь найти в Ни'хане?
Ракар кивнул координатору, все это было так. Вероятность того, что группа Самриты получит отрицательный результат – была вовсе не нулевой, или … ромуланец засунул глубоко внутрь все свои переживания на тему о том, что группа Самриты может необратимо и смертельно пострадать. Это будет вечером… это еще подождет.
- В Ни'Хане я надеюсь найти высшие технологии, технологии, принадлежащие не этому миру, а Доминиону, - сказал Ракар, глядя на Иламу Толан, - или, тем, кто работает против Доминиона, но все равно на уровне варповых цивилизаций. А затем – воспользоваться ими, для того, чтобы вернуться. Теория, конечно, пока не основанная почти ни на чем, но она вероятна.
- Пока у нас нет никаких подтверждений, - пожала плечами кардассианка, - но искать вы можете. Только как? У нас нет ни сканера, ни трикодеров. И не забывайте, что если там действительно присутствует кто-то с более развитыми, чем у местных, технологиями, он сможет вычислить и нас, - с этими словами она положила руку на живот, где под одеждой жрицы скрывался голо-эмиттер. - Теперь еще один вопрос, он касается нашей легенды: не думаю, что жрице стоит часто появляться с вами, это может бросить на нас подозрения. Мне придется держаться в стороне и наблюдать, - в ее голосе скользнули нотки сожаления, ведь просто стоять в стороне было совершено не в натуре Толан.
- Как и всегда в таких случаях, мэм, - ответил Ракар, - внимательно наблюдая за тем, что происходит, как ведут себя люди, куда они ходят, как открывают двери, и следование за ними. Это практически разведывательная миссия. Да, нас могут обнаружить, и привести туда, куда нет хода простым прото-вортам, но … возможно это даже и к лучшему.
Ракар проследил жест Толан, как она коснулась своего эмиттера и вздохнул.
- Ну… навряд ли они сканируют тут всех на наличие технологий… впрочем, мы найдем способ скрыть вас. Вам тоже нужен будет шарф и перчатки. И … да, мэм, мы понимаем. Жрица и куртизанка со свитой – не очень близкорасположенные отношения. Но ночевать все равно приходите к нам, все равно все уже видели, что мы едем вместе. Так… - Ракар быстро стрельнул взглядом по окрестностям. – Профессора то будем искать?
- Именно этим я и собиралась заняться… - пробормотала Толан себе под нос и покрутила головой по сторонам. - Вам лучше с ней не связываться - теперь мы сами по себе. Если больше насущных вопросов нет, мы соберемся вечером на стоянке. А сейчас прошу меня простить, мне надо идти. Я продолжу ехать в караване за вами и не буду упускать вас из виду.
Пару секунд Ракар думал, глядя куда в землю. Но потом решил, что все это терпит до вечера и с профессором лучше говорить действительно, Толан.
- Хорошо, - кивнул ромуланец, - мэм, поешьте сначала или возьмите еду, вон там, - Ракар показал на снятый Тенека  с ящера мешок, - ибо и правда, не известно когда это удастся в следующий раз.
- Потом, - махнула рукой Толан, но вдруг остановилась. - А вот деньги мне бы не помешали. Хотя бы несколько монет - я не думаю, что статус жрицы допускает бедность, - она обернулась к Тэйре, кошелек которой и так уже слегка опустел после аналогичной просьбы “куртизанки”.
Тэйра молча слушала это обсуждение. Слова Ракара о деньгах задели ее - вряд ли кто-то из кальдонианцев обратил внимание на их диалог с Делас, но со стороны это, наверное, выглядело неожиданно. С другой стороны, мало ли зачем отдавать деньги богатой Ане. Может быть, это был долг.
Услышав просьбу Толан, Тэйра вскинула голову.
-Да, конечно, - она запустила руку в сумку, открывая наощупь кошелек. Несколько монет высыпались. - Я думаю, надо разделить деньги на всех, чтобы вы ко мне не обращались.
Она вытащила руку и протянула монеты Толан.
Толан быстро пересчитала монеты - их было десять - и кивнула:
- Возможно, мне они и не понадобятся, но вам следует помнить, что в этом обществе деньги играют важную роль. Здесь вам не Федерация, - тихо добавила женщина, и ее губы дрогнули в улыбке.
С этими словами Толан развернулась и направилась прочь, продолжая выискивать взглядом профессора Закарию.
- Ну что, мы пойдем за палаткой? - поинтересовалась Делас, которая уже успела взять себе корешок мав’жу и теперь его жевала.
Ромуланец проводил взглядом Иламу Толан, потом посмотрел на своих товарищей.
- Да, тут не Федерация. Но ничего страшного, эта экономическая наука не такая уж сложная. Главное не дать себя обмануть, но наверное, в Звездном флоте учат, как общаться с ференги, так что я не думаю, что возникнет проблема. Лис, деньги пока не дели, сначала палатка, – Ракар смотрел на Тэйру. Он ничего не знал о ее приключениях прошлого дня и ночи, судя по отсутствию переполоха в лагере Син, Син-Баэ была на месте, и Ракар должен был узнать, что там было, но сейчас первоочередной была другая  задача.
- У нас еще куча тем, но оставим на вечер, сейчас некогда, - сказал Ракар, посмотрев на Делас, - итак, поешьте, пожалуйста, потом отправляйтесь. Я спустя пару минут тоже пойду на разведку, держа вас в поле зрения, но не приближаясь. Ане-Лир, вы позаботитесь о наших ящерах и вещах, иными словами – посторожите все это. На этом … пока все?
– Я присмотрю за ними, – принял приказ Тенек.
_________________
С Делас, Тэйрой, Тенеком и Иламой Толан
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 12 11 2018, 10:38:24
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Ракар подъехал ближе к Делас, поравнявшись с ней, чтобы узнать как она себя чувствует и рассказать о том, что связь все еще есть.
По пути Ракар взглядом заметил Те-Сона - тот ехал возле большого белого ящера размером вдвое больше остальных ездовых животных. На высокой спине ящера слегка покачивался резной паланкин, гораздо более роскошный и комфортный, чем у Делас. Он походил на резную шкатулку или птичью клетку, наверное, в нем ехали Син.
Когда Ракар поравнялся с Делас, они оба заметили, что движение каравана замедляется.
Делас казалась погруженной в свои мысли - или просто уставшей от монотонной езды. Она зевнула и повернула голову к Ракару - ее лицо было закрыто полупрозрачной вуалью в попытке спастись от пыли. Девушка хотела что-то ответить на слова Ракара, но, заметив, что впереди идущие ящеры останавливаются, кивнула ему и тоже слегка притормозила своего Дема.
- Неужели наконец-то привал, - шепнула Делас. 
Пыль и дрожащее горячее воздушное марево по направлению к горам. Пыль забилась Ракару под шарф, лезла под очки. Подъехав к Делас, ромуланец наклонился к ней, придерживая своего Аристотеля.
- Похоже на то, - тихо ответил ромуланец, - все 5 сеансов связи состоялись, даже помех не было слышно. А вон там, рядом с белым гигантом я вижу Те-Сона, - тут Ракар прервался, понимая, что Делас, наверняка, тоже его видит, - вы как, госпожа?
Делас перевела взгляд на Те-Сона и чуть вздрогнула.
- Ага… В смысле, я в порядке, конечно же, - фыркнула она. - Только мне скучно.
Они увидели, как Те-Сон поднял руку в перчатке, сжатую в кулак, останавливая движение. Скачущие по обе стороны от ящера Син стражники схватились за опутывающие животное упряжь, зацепили ее специальными крюками, останавливая животное. Вокруг сразу же забегали слуги - кто-то приставлял к боку ящера раскладную лестницу, а кто-то начал вбивать в песок жерди, чтобы сделать навес. Солдаты начали перестраиваться, образовывая живую стену между дворянами и простолюдинами. Это послужило сигналом для всего каравана - все начали останавливаться и располагаться вокруг белого ящера и шатра, привычно строя структуру своего передвижного города.
Однако, никто не раскладывал палатки и не разводил костры. Люди просто отпускали своих животных отдохнуть, и сами утоляли жажду и голод. Среди путников снова начали сновать торговцы, предлагающие готовую еду для тех, у кого по какой-то причине не было своих запасов или кто не хотел есть свои собственные домашние заготовки.
Сзади к кадетам подъехала Илама Толан - за время долгого переезда она постепенно догнала едущих впереди и теперь их отделяло всего несколько ящеров. Как и все остальные кальлонианцы, она спешилась и отвела своего ящера чуть в сторону, чтобы тот мог отдохнуть.
Делас подъехала к естественным образом сложившейся границе между знатью и простолюдинами и тоже остановилась, но сама не спешила слезать со своего паланкина.
- Я бы с удовольствием скучал до самого Ни'Хана, - шепнул Ракар в ответ Делас, - потому что в нем самом, что-то мне подсказывает, скучать нам не придется вовсе.
А потом он заметил сигналы и команды к остановке, движение и маневры вокруг белого ящера, внимательно следя за поведением и технологией военных прото-ворт, и поведением местных. Им следовало ничем не отличаться от всех них, и манеру поведения перенимать почти симметрично.
Когда Делас подъехала к живой границе, Ракар, следующий за ней, перекинул ногу через седло, отдав повод Аристотеля в руки Тенека, спрыгнул на землю, и взял в руки уздечку Демокрита. Он смотрел на Делас снизу вверх, и дернул головой, в направлении подальше от частокола военных. Краем глаза он заметил и Толан, посмотрел на нее, пытаясь уловить ее жесты, если такие будут.
- Помоги мне слезть, - приказала Делас. Краем глаза она все еще продолжала следить за Те-Соном и - вдруг повезет? - искать его сына.
Ракар быстро кивнул Делас, отпустил уздечку Демокрита, показал ящеру жест ладонью, приказывая тому подогнуть ноги и опуститься, а затем встал на одно колено, склоняя голову перед Делас, и протягивая ей руку, на которую она могла бы опереться, слезая.
Делас уже достаточно уверенно спустилась с ящера с помощью своего телохранителя - еще немного, и это войдет в привычку, словно она всю жизнь только и делала, что разъезжала в паланкинах на инопланетных ящерах. Оказавшись на земле, она покрутила головой в поисках Тэйры, которая еще недавно ехала совсем рядом.
Тэйра, уставшая от монотонной езды, пыли и жары, сидела, привалившись спиной к лежащей Гипатии. Вокруг суетились кальдонианцы, все звуки сливались в единый гул, и она подумала ещё, что надо сходить за водой, но это… может подождать одну минуту.
Увидев Тэйру возле ее ящера, Делас сделала знак Ракару, чтобы держался рядом, а сама подошла к девушке.
- Нам следует держаться вместе, - напомнила она триллу, поравнявшись с ней. - И надо купить где-нибудь новую палатку, чтобы подготовиться к ночевке… И, к слову о купить… - она замялась. - Все деньги сейчас у тебя, но было бы неплохо, если бы ты дала и мне немного. На всякий случай.
Тэйра запрокинула голову, рассматривая силуэт Делас на фоне неба.
-Конечно, - она поднялась, отряхнула одежду от пыли - не то, чтобы это очень помогло. В кошельке у нее осталось довольно много монет - она не знала, сколько М'Кота и Ракар потратили вчера. - Держите, - она протянула ромуланке небольшую горсть. Этого должно было хватить. Если кто-нибудь соберётся на местный рынок, надо будет тоже пойти… Остальные пока только собирались вокруг, и со своим предложением Тэйра решила подождать.
Делас с благодарностью кивнула - и монеты исчезли сначала в ее маленькой ладони, а затем перекочевали в сумочку. Теперь по крайней мере ей не придется давать взятки украшениями, да и в чайхане она не будет смотреться глупо без денег. Сделав шаг в сторону, Делас отвязала от пояса флягу и сделала несколько больших глотков, после чего плеснула немного воды на ладонь, чтобы протереть лицо от пыли.
Ракар следовал за Делас, стянув с себя очки-маску, ощущая, что под маской, ровно по ее контуру, набился песок, несмотря на шарф. Песок такой, он всегда всюду проникает. Тэйра явно сильно устала, и жарко. Глядя на нее, Ракар прямо видел, как чувствует себя Квинтилия на этой жаре. Меч ромуланца остался привязан к Аристотелю, а сам Ракар быстро, бегло рассматривал все, что происходит вокруг, стараясь не вертеть головой слишком явно. Вместе с Делас он шагнул в сторону, и прошептал:
- Подождем Ане-Лан, соберемся вместе и обсудим ближайшие планы, - Делас не отходила далеко от области Син, возможно, это имело смысл, но это также и значило, что нужно быть втройне внимательным. Внезапно, резко и невыносимо захотелось пить. Кувшин из-под безжалостно вылитого на землю вина, наполненный теперь водой и обвязанный тряпкой вместо крышки, был привязан к боку Аристотеля и Ракар рефлекторно оглянулся на Тенека, одновременно разыскивая взглядом этот кувшин с вожделенной влагой.
Тенек тем временем позаботился о ящере: Снял с него часть поклажи – пищу и воду, но рассёдлдывать не стал и не стал пускать совсем уж на волю ограничившись тем, что прицепил к недоуздку зверя длинную верёвку и вбил колышек на другом её конце в землю. По всем приметам остановка не обещала быть длинной, и следовало держать всё и всех под рукой.
– Припасы здесь, – сказал вулканец, подавая ромуланцу кувшин и подвигая к нему перемётные сумы с едой.
Сам вулканец не проявил к припасам особого интереса: гораздо больше его интересовали камни под ногами.
Ракар принял у Тенека кувшин с водой и оглянулся в поисках Иламы Толан.
Илама Толан, оставившая своего ящера в стороне, огляделась - искала она явно не кадетов. Но не найдя того, что искала, она сжала губы и молча подошла к ожидавшим ее членам группы.
Ракар замешкался немного, здесь вокруг сейчас много , очень много глаз, если он будет на виду у всех разговаривать с координатором-жрицей, как это воспримут эти кальдонианцы, громадные своим числом? Как они интерпретируют связь жрицы и куртизанки и ее телохранителя? Не скомпрометирует ли это жрицу? Да, раньше они все жили в одной палатке, но теперь их группа уменьшилась, а следовательно все очевиднее становится связь между их пятеркой. Нельзя при чистом шпионаже под прикрытием ему так себя вести, но в любом случае надо было что-то делать. Так, допустим, жрица говорила пророчество и для куртизанки, хорошо. Так размышляя, Ракар отвернулся от Иламы Толан, держа ее в поле видимости бокового зрения, а затем, когда она подошла, быстро снял материю с кувшина, повернулся к ней и с поклоном подал.
- Простите меня, - прошептал Ракар, - конечно, вы командуете группой, просто там был очень сложный момент, я нервничал. Нам нужно общее совещание, для этого нужно отойти чуть дальше.
Толан выглядела слегка сбитой с толку - как будто она думала о чем-то совсем другом и не сразу нашлась, как реагировать. Поэтому просто коротко сказала “Спасибо”, делая глоток воды.
- Давайте отойдем, - она кивнула в сторону от основной массы людей. - Постарайтесь не слишком затягивать собрание, я хочу еще кое-что успеть. И следует позаботиться о том, где мы будем жить, раз теперь мы сами по себе.
- Да, все об этом, мы быстро, - сказал Ракар и сделал шаг к Делас, попутно кивнув сидящей не земле Тэйре.
- Ане-Дея, немного подальше от Син, поговорить, потом приблизимся снова, если нужно, - прошептал Ракар.
_____________
С Делас, Тэйрой, Тенеком и Иламой Толан
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 08 11 2018, 10:10:16
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Связь все еще работала.
Связь работала, Ракар услышал изменившийся фон эфира, звуки далёкой отсюда пустыни, где скакали четверо всадников, тихие, но все же различимые.
- Как у вас дела, капитан? - тихо спросил Ракар.
- Связь еще работает! - услышал Ракар приглушённый голос Самриты - она сообщала эту новость своим спутникам. А затем ответила уже в коммуникатор: - Все в порядке, мы едем дальше... но расстояние пока сложно оценить. Как вы?
Под шарфом Ракар улыбнулся, и тут же нахмурился, размышляя о радиусе отсутствия связи и причинах. А ещё ромуланец должен был спросить… он должен был это спросить, потому что не должно действовать без капитана. И он не знал, придется ли ему действовать поперек капитана или нет, и поэтому оттягивал момент, благо обстоятельства все ещё позволяли его оттягивать, а когда связь прекратится, он уже сможет не спрашивать…
- У нас без изменений, сэр, - тихо сказал ромуланец, покосившись влево и вправо. - мы по прежнему не видим Ане-Сои, в остальном все по плану. Капитан, нет ли у вас прогнозов на тему, когда связь прекратится? Расстояние уже достаточно велико.
Самрита ответила после небольшой паузы:
- Я не знаю, где начинается зона глушения сигнала. И что является его причиной. Мы планируем запустить дрон, когда устроим привал, - возможно, тогда что-то станет понятно. Но пока… стоит рассчитывать на то, что связь может прерваться в любой момент.
- Вас понял, - ответил Ракар, глядя на верхушку седла перед собой, за которую уцепился руками. Множество предположений о причинах, все, что возникли в его разуме, все ещё не имели никакой доказательной базы, и рассуждать о них не имело пока никакого смысла.
- Я должен спросить вас, сэр, пока связь есть, - сказал ромуланец и без паузы продолжил, - как только будет удобный случай, я планирую найти Ане-Сои и применить к ней вулканскую методику доступа к памяти для выяснения кодов доступа. Ане-Лир согласен на это, если не останется никакого иного способа, и поэтому, я должен знать, вы одобрите это, капитан?
- Ты имеешь в виду… против ее воли? - осторожно поинтересовалась Самрита и огляделась - слышали ли Артур, Квинтилия и М’Кота их разговор?
Она увидела, что Квинтилия ехала рядом и прислушивалась к разговору, но Самрита говорила очень тихо, чтобы не выдать Ракара на другом конце связи, поэтому не было понятно, все ли Квинтилия слышала или только отдельные слова.
- Да, капитан, - четко и решительно ответил ромуланец, посмотрев на дорогу впереди него, - конечно, сначала еще раз снова будет попытка переговоров, но если они не приведут к успеху, я не вижу иного выхода, потому что это необходимо.
На том конце связи Артур, который ехал недалеко от Самриты, приблизился к ней еще ближе и теперь внимательно смотрел на своего капитана.
Клингонка тоже прислушивалась к разговору.
Самрита плотно сжала губы и придержала Феано - гнаться на полных парах и думать одновременно было довольно сложно. Весь ее вид сейчас выражал сомнения и неуверенность.
- Я… не думаю, что это правильно… - тихо начала она, пытаясь собраться с мыслями. Одновременно она дала знак остальным подъехать поближе.
Это, конечно же, было НЕ правильно. Но что, если они действительно никак не смогут взломать вход на базу без этих кодов? Самрита не знала, какой там замок, а из оборудования у них были только коммуникаторы, голо-эмиттер и дрон. Если они не смогут попасть внутрь - вся их операция окажется бесполезна, она потеряют время и возможность разобраться с проблемой связи… Но это было только одно Если. Было и другое - если они попадут на базу? Если она вообще открыта, если Арин Джаавед ждет их возвращения? Тогда они совершат ужасную вещь…
- Я имею в виду, - пояснила Самрита после долгой паузы, - что этого не стоит делать, пока мы не узнаем, что происходит на базе. К тому же… если связь прервется, вы ведь все равно не сможете передать нам коды, - закрыв дельту ладонью, она проговорила, обращаясь к спутникам: - Они хотят использовать вулканское слияние разумов с Закарией, чтобы узнать коды.
Артур в своем седле опустил голову и грустно улыбнулся. Очень грустно. Он тоже чуть притормозил Сократа и ехал теперь рядом с Самритой, согласовав скорость.
- Насильное слияние разумов, значит… - сказал Артур, - тяжелая и болезненная штука, как пытка. Но у нас на кону жизнь Делас, если бы не Делас… это следовало бы запретить. Знаете… это как на войне, на той самой Доминионской войне, и некоторые спорные решения руководства просто напросто предавали всех тех, кто отдавал свои жизни. Это не наши федеральные методы. Но в то же время было слишком тяжело читать иной раз регулярные списки погибших. Я не знаю, Сэм, если ты хочешь знать мое мнение, как правильно. Но я знаю, что Делас погибнет, если мы не успеем вовремя справиться со всем этим. Если ты хочешь знать, смогу ли я жить с этим, с тем… что с профессором поступят вот так… да, это очень сложное решение и я рад, что решать не мне. Вот она участь капитана – принимать сложные решения. Не знаю, что я бы выбрал. Но если ты хочешь знать, смогу ли я жить с этим – то да, я смогу. Даже если бы мне пришлось выбирать.
Квинтилия бросила быстрый колючий взгляд на Артура, но обратилась не к нему, а к Самрите.
-Я бы тоже смогла с этим жить, - произнесла трилл, - Но это должен быть по-настоящему крайний случай, если у нас действительно не будет другого выхода и будет стоять выбор между нашими принципами и жизнью Делас. А на сегодняшний день у нас еще есть надежда.
Когда дошла очередь до М’Коты, она сухо рассмеялась сквозь сжатые губы:
– В этом есть ирония, правда? Мы с таким трудом отбили Артура, с таким трудом отстояли проект, а теперь планируем сделать то же самое, с той только поправкой, что Артур набросился на Корама, не выдержав его явных издёвок, а мы, если примем это решение, сделаем всё не просто осознанно, но прямо таки спланировано. Что до моего мнения, я считаю, что выбирая между жизнью товарища и благополучием предателя и подлого убийцы, я выберу жизнь товарища, и стыдно мне не будет. Да, лучше обойтись без этого, по многим причинам, но если наступит тот самый крайний случай, нам в любом случае придётся нести ответственность - либо мы будем в ответе за мучения Закарии, либо за смерть Делас.
_______________
С Самритой, Квинтилией, М'Котой и Артуром
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 08 11 2018, 10:08:19
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Дальше они ехали молча. Было еще некоторое время по внутренним ощущениям до вызова капитана, и Ракар крутил в голове события ближайшей давности. А именно, последний их разговор с профессором. В этом их последнем разговоре и ее поведении была какая-то часть ключа к происходящему. Часть ключа, к замку, ведущему в то место, о котором Ракар ничего не знал. И никто не знал что там за дверью, за дверью, охраняемой этим странным многогранным замком. Раньше, еще на катере, после предупреждения Планкса это было лишь интересной задачей. А теперь ромуланец надеялся найти за этой дверью спасение для Делас. Для Делас… - Ракар медленно повернул голову и посмотрел вправо, где чуть вырываясь вперед от него, ехала ромуланка в своей белом паланкине. Еще тут же немного в отдалении ехала Тэйра. Потом Ракар оглянулся влево и назад, чтобы увидеть фигуру Иламы Толан, которая теперь ехала хоть и не близко, но все же - недалеко.
Так что же профессор из Федерации? Ее мастер-класс был действительно хорош. Но впереди замаячила тайна, разгадываемая 10 лет, и она бросила все, и всех их и своего напарника. “Моя планета”, какой интересный случай, и ведь действительно, она не собиралась возвращаться, а значит, ее тоже нужно вернуть, как человека, потерявшего настоящую реальность бытия, как человека, которая больше не может исполнять свои обязанности и руководить этой научной группой. “Повезло” несчастному вулканцу Ханешу. С другой стороны, если он такого же мнения о консервации базы, возможно, ему тоже положено будет вернуться домой в кандалах в тюремном отсеке корабля.
Ракар повернул голову и посмотрел на ехавшую впереди Делас в своем паланкине. 7 суток, или 14, и дальше - тишина. Ракар вполне понимал, как та себя чувствует, и к чему она готова. Делас была готова прожить оставшуюся ей жизнь достойно и по полной программе, без паники, принимая реальность такой, какова она есть. Как положену ромуланцу, с честью, достойно. И несмотря на всю его отчаянно демонстрируемую веру, Ракар четко осознавал, что может сложиться так, что база недоступна, что они не успеют, и что помощь тоже опоздает. И тогда он должен будет быть с ней рядом, держать ее за руку, что-то говорить, что-то вспоминать, слушать ее и провожать. Ракар был к этому готов, если так случится. Но еще больше он был готов к тому, что если и есть в Ни’Хане хоть что-то варповое, или то, что глушит связь - то это будет найдено и использовано. И никто не умрет. Из их группы никто не умрет. Для тех, кто все это устроил - Ракар никаких гарантий не давал, он был готов убивать, если такова будет необходимость.
А еще Тенек довольно сильно расстроил Ракара своей откровенностью. Но зато Ракар отбросил свои заблуждения, и вернулся к реальности. Конечно, и почему он ранее так раскрылся, знал же он, каковы вулканцы на самом деле, и Тенек не исключение, он такой вулканец как и все они. И да, он будет способен убить его, и сделает это, если так продиктует ему его “логика”. Как это удобно, и по вулкански… Интересно, способны ли они, вулканцы, вытащить из застенок своего друга, вопреки начальству, вопреки политике, вопреки интересам своего государства, просто вытащить и отпустить того, кого считают другом? Украсть для этого корабль и пройти все кордоны, просто потому, что пленный - друг. Они вообще … дружат? Умеют? Или у них есть только логика? К элементам все эти мысли! Главное, чтобы Тенек смог достать коды от базы из разума профессора, если не удасться их узнать добровольно. Ракар знал, что он смог бы вытащить своего друга из застенок Тал Шиар. А Тенек… Тенек расстроил его. Но да это сейчас не важно. Сейчас впереди только дело. Впереди разведка, и множество диверсий, и невозможно было построить заранее четкий план, сначала нужно было понять что там к чему.
А потом его мысли снова, вопреки всему соскользнули к Квинтилии, которая ехала сейчас по направлению к базе.
Надежда и отчаяние идут рука об руку, кто-то сказал когда-то. Ракар ощущал и надежду и отчаяние. Он жил сейчас надеждой. На то, что все получится, они вернуться, живые, все, и она придет на свидание. И однажды он сможет сказать ей - “что бы ни случилось, мы будем вместе”.
Я должен знать, что самый лучший вечер у нас с тобою где-то впереди.
Это так странно, жить надеждой, которая, возможно, несбыточна. Но надежда придает сил. А земляне, возможно, ошиблись, загадав свои желания во время падения обломков в атмосферу, ошибочно приняв их за метеоритный дождь. Не важно, все это не важно. Все это сейчас не важно. Есть путь, есть цель, и есть надежда. И Ракар сделает все, что должен, как любой ромуланский солдат. Потому что он, Ракар - ромуланский солдат. А это очень много.
- Ракар вызывает энсина Баккер, - снова нажал ромуланец на свой коммуникатор, чуть пригнувшись к седлу, незаметно, будто почесывая грудь. Час уже снова прошел по его внутренним ощущениям.
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 07 11 2018, 12:28:39
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

- А принципиально изменилось бы вот что, Ане-Лир, - продолжил Ракар, - мы бы, раз уж они запретили нам посадить катер, оставили бы на нем дежурного, который увел бы его в куда-нибудь, хотя бы  спрятав в мертвых для сканирования зонах лун, и связывался с нами через определенные промежутки. Мы бы приготовились к шагам отступления на случай чрезвычайной ситуации, но мы полностью доверились, и имеем теперь то, что имеем. Так же и с сенатором. И так называемым достижением тут является то, что лишь сильнее укрепляется недоверие и непримиримость. Я знаю, что многие считают ромуланцев непримиримыми врагами, но для этого, как вы сами видите, есть все основания. В остальном вы правы, конечно, только я вижу, что мы все, группа, которая удивительным образом смогла верить друг другу и едина – вляпалась в необоснованное доверие во внешнем мире, и попала в переплет. Это повод для концептуальных выводов. Но также и повод для того, чтобы еще сильнее сплотиться друг с другом. Я вобщем-то вел к тому, что есть надежные люди, и только их и следует держаться. Тех, кто проверен временем, и честью. Остальных же следует встречать с осторожностью, и не пренебрегать собственными соображениями о безопасности, иначе разочарование никогда не позволит вам очаровываться снова.
– По-моему, нам следовало оставить человека на орбите вне зависимости от того, доверяли мы Ане-Сои или нет, – заметил Тенек. – Мы ведь не на родную планету с орбиты спустились, а десантировались в Дельта-квадранте. Если же по правилам никто из нас не должен был пропустить мастер-класс, а наши наставники должны были сопровождать каждая свою часть группы, то с нами следовало отправить сопровождающего, который контролировал бы ситуацию с орбиты. Как видите, эта часть проблемы мало связана с доверием и касается больше недосмотра в области техники безопасности. Нашего общего недосмотра, и не только нашего.
– А вот доверчивость... Вы постоянно приписываете мне наивность и доверчивость, но если проанализировать наше с вами отношение к социальному взаимодействию, мне кажется, эти эпитеты больше применимы к вам. Например, вы считаете всех нас – участников этой группы безусловно достойными доверия. Я же, сознаю одновременно, как личную порядочность и осознанную лояльность наших спутников, так и вероятность ситуации, когда любой из нас, включая и меня, может совершить неоднозначный поступок, фатальную ошибку, осознанно принести человека в жертву – как единственный путь спасения для большинства, и тому подобное. Вы говорите о дружбе человеку, которого знаете всего тридцать шесть дней, а между тем, этот человек может вас убить, если посчитает это логичным. Я же отдаю себе отчёт в том, что абсолютное доверие может сформироваться только после длительного и глубокого узнавания другого человека, медленного и постепенного формирования в вашей голове данных о том, на что это человек определённо способен, а на что с большой долей вероятности нет. Вы стремитесь оградить себя предубеждением (ведь недоверие – это то же самое предубеждение) от очарования и разочарования, я же предпочитаю и доверию и недоверию ясное понимание того, что любой незнакомый человек может оказаться способным на любой поступок – вообразимый для меня или даже невообразимый.
- Ну да, ко мне применимы, - ромуланец произнес это почти со злостью, - и я в очередной раз убедился лишь в том, что я ошибался. А Ане-Сои могла бы дать коды, но отказалась. Спасибо, что напомнили мне, что можете убить, чтобы я дальше не заблуждался. Я бы вас убивать не стал. Недоверие является не предубеждением, а осознанной необходимостью, защитой. Но я рад, что вы предпочитаете смотреть в зубы дареной лошади и искать ложку дегтя в бочке меда, как говорят на одной из планет вашего государства. И в связи с этим всем вами сказанным, Ане-Лир, я хочу спросить, готовы ли вы будете применить свои способности по чтению памяти к Ане-Сои, когда на то возникнет действительно логичная необходимость? Эта необходимость уже логична, и я … я, возможно, попрошу вас об этом. Мы должны узнать коды доступа к базе и сказать их группе Осэ, пока все еще есть связь.
– Если бы я стал угрозой для существования Ромула, вы нейтрализовали бы меня и при отсутствии иных альтернатив убили бы, – заметил Тенек, – И вы были бы правы. Так что я бы на вашем месте не разбрасывался обещаниями. Что касается кодов, сперва нужно получить доступ к станции. Если окажется, что станция полностью уничтожена, или если Ане-Ове будет обнаружен живым и в здравом уме, коды нам уже не понадобятся... Готов ли я читать память Ане-Сои? – Тенек словно спрашивал себя, а не Ракара. – Для спасения жизни, которую Ане-Сои непременно решила загубить, я способен это сделать, но давайте надеяться, что это не понадобится. Вам доводилось взламывать чужой разум зондом или пыткой?
Ракар оглянулся на Тенека, раздумывая о том, каким образом и по какой причине тот собирается стать угрозой Ромулу и около минуты ехал молча, рассматривая караван по левую сторону от них, разыскивая там знакомые кальдонианские лица, которых уже видел.
- Благодарю, эта мера может понадобится, даже скорее всего понадобится. В любом случае, будьте готовы, - Ракар решил не углубляться в тему, произнесенную Тенеком вначале. – Мне … скажем так, мне доводилось присутствовать в качестве конвоя предателя, отказавшегося давать показания. Это устройство называется "ментальный сканер", не зонд. Но я знаю, что процедура болезненна, если сопротивляться. Как устроено ваше вмешательство в разум – мне неизвестно, но ничего приятного – это точно, поэтому сначала ее нужно будет вырубить вашим захватом. Так и вам будет легче. Мы едем сравнительно медленно, группа Осэ едет быстро, расстояние все время увеличивается. Я думаю, что связь прервется рано или поздно, но база не может быть уничтожена, уж по крайней мере не тем "метеоритным дождем".
– Она может быть уничтожена чем-то другим, например, саботажем, – предположил Тенек. – Конечно, будет лучше, если она окажется цела, но мы должны осознавать все возможные альтернативы.
– Ваши слова о ментальном сканере абсолютно справедливы и для контакта разумов, – добавил вулканец, чуть погодя, – «процедура болезненна, если сопротивляться». Есть только один нюанс: при контакте разумов она одинаково болезненна и для палача, и для жертвы. Эмоциональные могли бы найти себе в этом ложное оправдание, но объективно, никакого оправдания в этом факте нет.
- Саботаж я исключаю, абсолютно, - сказал Ракар, и в его голосе  прозвучало то, что можно было бы расценить многозначительностью, и грустной многозначительностью, - но аргументы приводить не буду, просто – это не может быть, вот и все. Но конечно, ничего нельзя сбрасывать со счетов. Да, - сказал Ракар снова после паузы, знаю, что вам будет сложно, но это нужно для спасения жизни нашей коллеги, поэтому придется постараться. И это будет крайняя мера, естественно, последняя мера, когда будут исчерпаны другие методы. И уж поверьте, Ане-Лир, хоть для вас и нет оправданий, это нужно будет сделать, если ничто иное не сработает. Теперь… я планирую сменить курс и войти в колонну по другую сторону от Ане-Деи, мы закончим беседу до следующего сеанса связи с Осэ, хорошо?
Вулканец подумал, что Ракар сомневается в том, что Тенек способен выбрать меньшее из двух зол и совершить заведомо неэтичный поступок; это говорило о том, что Ракар ещё плоховато разбирался в вулканцах. Вулканцы не умели сожалеть о том, что ситуация предлагает жестокий выбор, сетовать и отрицать, они просто принимали действительность такой, какая она есть.
– Вы чересчур демократичны, командир, – тихо прокомментировал вопрос Тенек. – Нам нужно возвращаться, и неважно, хочется мне этого или нет.
- Вовсе нет, - ответил Ракар на комментарий Тенека о демократичности, - я всего лишь четко осознаю, что вы не военный, и не военный ромуланец, а я для вас – не офицер Тал Шиар на ромуланском корабле, приказы которого не оспариваются. Я должен был узнать, не будет ли противоречием для вашей мнхеи-сахе, то есть пути чести, прочитать память Ане-Сои для выяснения кодов доступа к базе. В боевой ситуации, и в ситуации немедленной необходимости, ни о какой демократии не будет и речи. И я надеюсь, что вы будете немедленно следовать приказам, не испытывая сомнений. Теперь – я меняю курс, - и Ракар потянул уздечку Аристотеля слева, побуждая его повернуть.
– Я не военный, а вы не на ромуланском корабле, но вы – первый офицер и мой командир. – Впрочем, внимание к мнению подчинённых не раз спасало и командиров, и экипаж даже на самых прославленных звездолётах. Конечно, здесь я имею в виду вопросы более серьёзные, чем возвращение в общий строй на марше.
- Спасибо за это признание, - быстро сказал Ракар, - хорошо, я все понял.
Ромуланец правил вперед в колонну кальдонианцев, которые слишком близко подъехали к Делас, и думал о поступке профессора. Так же как и представители 31-й секции, которая существовала, вопреки ошибочному расследованию бывшего главы Тал Шиар, она была гражданином Федерации. Поэтому она была в ответственности Федерации за свои действия. И сейчас – она убивала Делас в прямом смысле этого слова. Ракар понимал, что это будет значить. И он помнил слова Квинтилии о том, что профессор потеряла право быть гражданкой Федерации. Но Делас должна была выжить, вопреки всем предательствам мира, вопреки всему, что здесь происходит. Не потому, что это важно для других, а потому, что она человек, достойный жизни. Для нее не должно было все кончиться вот так. Тот цветок, из ее стихов, не должен быть увять и умереть просто так, просто потому, что это несправедливо! Она выживет, и они все, команда группы Альфа сделают для этого все, что могут. Ракар верил, в них всех, в тех, которые едут сейчас на базу, в тех, кто едет сейчас в Ни'Хан. Он верил, и не мог сомневаться. Они – были свои. Все эти люди. И так будет всегда, пока он будет жив.
__________________
с Тенеком
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 07 11 2018, 12:28:00
17 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён

Ещё некоторое время они ехали молча, вернее, Делас и Тэйра явно разговаривали, а Тенек и Ракар молчали. Ракар смотрел на дорогу, следил за обстановкой вокруг. Освободить мысли пока не получалось. Он вспоминал, но впереди была цель, неизвестная. Это будет первая разведка в неизвестности.
Через немного времени Ракар повернул голову назад, но все равно было неудобно.
- Ане-Лир, может поспите там? Это долгий спокойный переход, успеете выспаться, у вас была бессонная ночь.
– Я предпочитаю не спать урывками, если есть такая возможность, – отозвался Тенек. – Вам не слишком удобно ехать с пассажиром? – спросил в свою очередь он.
- Нормально, ничего, - задумчиво ответил Ракар, еще раз оглянувшись назад, заметив фигуру Иламы Толан на ящере в прямой видимости, а потом снова посмотрел на дорогу, - спать нужно, на стоянке, значит, сделаете это. А если сейчас – нет, то давайте тогда уж разговаривать… Помните наш вчерашний разговор о доверии, Ане-Лир? Ну и как вам после сегодняшней Ане-Сои? Не изменилась ваша позиция? А ведь мы ей верили, и нас предупреждали, чтобы мы были наблюдательными, и вот…
– Я думаю, всё не настолько просто, – сказал Тенек. – Вчера я заподозрил, что Ане-Сои не справляется с посттравматическим стрессовым расстройством, но в этих условиях было невозможно провести обследование и установить истину. После её срыва во время разговора в шатре, казалось, что у неё есть шанс справиться, но всё же мои предположения оказались верными: Ане-Сои далека от адекватности. Помните слова Тера сегодня? Я думаю, его слова близки к истине, несмотря на эмоциональность формы: Ане-Сои не смогла принять реальность и создала себе иллюзорный мир, в котором её действия и её выбор были бы полностью оправданы.
Ракар совершил Аристотелем маневр по продвижению вправо во вне колонны. Теперь он находился от Делас ровно через одного ящера кого-то из местных, но местный отставал и ромуланцу удалось бы быстро вернуться, если что. Аристотель был удивительно ловок и умен. А теперь их с Тенеком уж наверняка никто не услышал бы.
- Какой же вы неисправимый идеалист, мой милый друг Ане-Лир. Ну и что, что не просто, одержимость, расстройство это ваше, но факта то предательства это не отменяет. В сухом остатке мы получаем результат, и простейший вывод о том, что нельзя было верить. Вы сторонник доверия, как я вижу, но в то же время вы подготовились ко встрече ромуланца на станции, потому что мы как бы предполагаемые противники. Вот что я вам расскажу сейчас, друг мой. О доверии. Сравнительно недавно, еще до войны, Кардассия хотела получить ромуланское устройство невидимости в обмен на оружие, и вела долгие переговоры. Временами они даже умудрялись склонять Сенат к положительному решению, но был сенатор, патриот, который своим красноречием и харизмой, а также с помощью влиятельных сторонников – добивался отказа. Знаете чем дело кончилось, Ане-Лир? Он умер, без видимых причин, без явных болезней, он был здоров. Мы уверены, что его убили, но не можем понять как. За сутки до этого в кардассианском посольстве сменился садовник. Скажите мне, Ане-Лир, мы можем доверять Кардассии?
– Вы очень странно рассуждаете, – Тенек сделал паузу, чтобы подтянуть ремень поклажи позади себя, затем заговорил снова: – Я видел состояние Ане-Сои, а значит понимал, что её реакция может не укладываться в рамки здравого смысла. Не обязательно будет, но может. Это, что касается профессора. Что касается Кардассии, ваши рассуждения ещё более грубы и упрощены. Нельзя верить или не верить государству. Любое государство состоит из индивидов; большинство индивидов – люди разумные и стремящиеся к благу, так как они его себе представляют. А представляют его себе все достаточно похоже, если мы очистим естественные потребности человека от идеологической шелухи. И среди этих потребностей есть могучая потребность в свободе выбора, а значит, и право на свободу выбора, по крайней мере до тех пор, пока индивид не совершает преступлений. Таким людям можно доверять, делая скидку на разницу культур и собственную способность оценивать влияние этой разницы на поступки. Однако в любом обществе есть ещё и меньшинство – люди, которые считают, что цель оправдывает средства. Заметьте, не в исключительных случаях и не в подлинно безвыходных положениях, которых на самом деле поразительно мало – меньше, чем кажется большинству гуманоидов, а как принцип, то есть всегда. Таким людям доверять нельзя. Можете вы предсказать, попадёт ли подобный человек на достаточно высокую должность даже в самом лучшем государстве? Думаю, что нет. В лучшем случае вы можете предположить, что в благополучном государстве на ключевых должностях таких будет меньше, а в государстве, переживающем или только что пережившем кризис, больше. Поэтому всегда необходимо помнить, что любые международные отношения и соглашения несут в себе элемент риска. А отсутствие международных отношений и изоляция – фатальны, поскольку без объективной информации извне и умения соотносить подобные риски, государство становится уязвимым, и с каждым годом всё уязвимее. Я ответил на ваш вопрос?
- Не ответили, - просто ответил Ракар глядя вперед на дорогу. И Ракар и Тенек говорили тихо, но их головы были рядом, и им самим было слышно, - вы же не сказали ни "да", ни "нет". Вы конечно рассуждаете, но это общие рассуждения. Знаете, этот элемент риска – это жизни. И в данном случае – это было убийство, кардассианскими структурами, с одобрения правительства, но мы, элементы их побери, не можем предъявить обвинение, потому что не поняли как это было сделано. Не переживайте Ане-Лир, я еще не закончил, у меня будут утверждения, подходящие для вашей логики. Так вот, мой ответ – государству Кардассии – мы, ромуланцы, доверять не можем. Но есть конкретные люди, вот например… Ане-Лан. Она доказала, что ей можно доверять, верить, на нее можно положиться. И она сама доверилась там … одному своему, и попала в трудную ситуацию, из за доверия. Но ей лично – мы можем доверять. Она надежная. Далее… Далее я хочу рассказать вам про вашу Федерацию. Вы думаете, ваши законы совершенны, ваши принципы идеальны, и … но я могу вам рассказать, послушаете? Не обидитесь, что мы не любим Федерацию?
– Продолжайте, – предложил Тенек. Вулканец понял, что его ромуланский коллега не понял смысла всего сказанного или просто был не готов его воспринимать, так как не выговорился сам, поэтому возражать сейчас не имело смысла. Нужно было дать Ракару высказать всё, что кипело у него в душе, и, может быть, после этого он начнёт воспринимать информацию извне.
- Во время войны, когда мы были союзниками, на конференции на Ромуле гражданин Федерации пытался убить тогдашнего главу Тал Шиар Ковала, - продолжил Ракар, - это была хорошо спланированная операция, которая одновременно была призвана, как мы считаем теперь – скомпрометировать и подставить нашего сенатора Критек. При помощи ее другой гражданин Федерации и офицер Звездного попытался влезть в секретную базу данных Тал Шиар. Расследование тогда показало, что это была попытка личной мести, и не было никакой выдуманной первым фигурантом дела секции 31, действующей самостоятельно, таким образом, что руководство Федерации не может контролировать ее. Однако, дальнейшие исследования показывают несколько другое. Совсем другое, Ане-Лир.
Ракар задумался на несколько секунд. Стоило ли рассказывать это все Тенеку? Стоило ли разрушать его иллюзию о святости Федерации, о том, что многое в этом мире имеет двойное дно, о том, что никому нельзя верить до самого конца, пока не убедишься, что человек достоин веры? О том, что до сих пор неоконченное дело о гибели сенатора Вринака направлено на повторное расследование, в связи с некоторыми новыми обстоятельствами, и не точной доказанностью? Нет, о Вринаке точно не следовало рассказывать.
- А еще у нас есть такое устоявшееся выражение, "никогда не поворачивайся спиной к бриннам". И оно основано на опыте. Но я точно знаю одно, я могу верить всем тем, кто здесь с нами, Лие, вам, Дее, Теру, Осэ, Лис, и прочим. Вы не предадите, как сделала это Сои. Я только хочу сказать вам, Лир, что в своем идеализме, будьте осторожны. Необоснованно доверяя – вы рискуете быть подставленным и проданным, и станете искушенным в разочарованиях.
– Почему вы думаете, что это идеализм? – спросил Тенек, убедившись, что Ракар сказал всё, что хотел. – Если отбросить эмоции и посмотреть объективно, между вашими словами и моими нет никакой разницы.
На этом он мог бы и закончить, но подумал, что для Ракара это снова будет не ответ.
– Впрочем, если хотите, – добавил он, – я, использую ваши же примеры и покажу вам истинное лицо того, что вы называете идеализмом.
- Потому, - ответил Ракар, внимательно глядя на дорогу впереди, и не упуская из виду ящеров Делас и Тэйры, - что мы все с вами снова ошиблись, доверившись профессору и ее напарнику, в том числе я ошибся. Несмотря на то, что нас всех предупреждал ваш коммандер. Она не отдает коды от базы, и я не уверен, что нас будут искать в том числе мои коллеги с Ромула в приемлемое для Ане-Деи время. Они могут опоздать, Ане-Лир. И все из-за того, что мы все поверили вашему научному сотруднику из Федерации. И да, с удовольствием послушаю вас.
– И что изменилось бы принципиально, если бы мы не поверили? – поинтересовался Тенек. – Мы всё равно оказались бы на этой планете без связи с катерами и без кодов от базы. Единственное, что было бы у нас в активе, это моральное удовлетворение от того, что мы не поверили. Впрочем, давайте действительно рассмотрим ваши примеры.
– Вы сказали, что элемент риска – жизни, – продолжил вулканец. – Этого никто не отрицает. И ваш сенатор понимал это гораздо лучше, чем это понимаете вы. Я ни за что не поверю, что такой дальновидный человек не осознавал, что отстаивая свои взгляды, рискует собственной жизнью, и что этот риск высок. Но он точно знал, что если отдаст на этом пути свою жизнь, он отдаст её ради того, что сам ставил выше собственной жизни. Он умер вовсе не потому что доверял кардассианцам, а именно потому, что смотрел на вещи достаточно здраво, чтобы не запускать непредсказуемую цепную реакцию, которая радикально изменила бы расстановку сил во всём Альфа-квадранте. Он был готов отдать за это свою жизнь, и он её отдал. Это не оправдывает его убийцу, но служит хорошим примером для нас – примером того, как расставлять приоритеты и ради чего имеет смысл идти на риск.
Тенек посмотрел вверх на небо, где за пронзительной лазурью не прятались знакомые созвездия и закончил:
– Взгляните на эту ситуацию не глазами скорби, а с точки зрения достижений. Ваш сенатор жил и умер победителем. У него отняли шанс продолжить трудиться на благо Родины, это так, но уже сделанного им никакой убийца не сумел бы отменить. Сенатор поступил логично и достиг цели. Его убийца же совершил абсолютно бессмысленный поступок, который не смог отменить уже сделанного, который если одних и напугал, других утвердил в мысли продолжать дело погибшего, и который навредил Кардассии гораздо больше, чем провалившаяся перед этим сделка.
__________________
C Тенеком
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 10 2018, 13:04:34
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, группа Ракара

Ракар снова вывернул шею, чтобы как минимум попытаться посмотреть на Тенека за своей спиной, а потом на Делас, а потом на Тэйру, и снова посмотрел на дорогу. Теперь он смотрел только на дорогу.
- Хотели бы и просим, несомненно, потому что если что-то случится с адмиралом, так мы бросим все и пойдем ему на помощь, - сказал Ракар, и потом начал отвечать Тэйре.
- Ну, Лис, начнем с того, что вы тут с Ане-Деей бросили нашу маленькую группу и уехали вперед без меня. Если бы я там на стоянке немедленно прямо сейчас умер бы от инфаркта или инсульта, вы бы вернулись за мной, или еще бы 4 часа ехали вперед, пока не поняли бы, что меня нет? Погодите отвечать, это пока риторический вопрос. Я стартовал за вами, чтобы собрать воедино нашу группу. И штука в том, что по легенде – я должен неотрывно ехать за моей работодательницей. Телохранитель, как справедливо заметила Ане-Дея только что, не может шляться по всему каравану, когда у него есть обязанности прямо тут. Я связан этой легендой, а так бы сам поехал за Ане-Лан, так что извините, Лис, вы единственная кандидатура на собственном ящере сейчас для этого. А послал я вас сюда затем, чтобы собраться воедино. Я же говорил, что потом мы можем рассредоточиться. И мы сделаем это, будучи на прямой видимости друг у друга, в голове каравана. Что ж, и правда, непродуманно вышло, я не отрицаю, подумать особо некогда было. Но теперь надо исправлять то, что есть. И нам надо убедиться, что с Ане-Лан все в порядке, увидеть ее, предупредить. Мы не можем ее вызвать, у нас только визуальный контакт. Если мы сейчас при замедлении не увидим ее, то кому то надо поехать, никто кроме вас, Лис. Не важно, что это не продуманно. Предложите лучше, если вы видите вариант лучше, я с удовольствием рассмотрю любые предложения.
Тенек мысленно отметил, что утомительнее всего в его положении – озвучивать очевидные вещи, попутно приводя их к самой простой формулировке. Тенек сказал:
– Взаимные упрёки не конструктивны. Ане-Лан следовало распорядиться, как нам согласовать свои действия, поэтому неразумно упрекать Ане-Рэя за то, что он на ходу попытался восполнить этот пробел; он поступил так, как и следовало ответственному офицеру. В свою очередь Ане-Рэю не следует упрекать подчинённых за то, что они выполнили приказ координатора – они были обязаны это сделать, даже если в приказе была погрешность. И всем нам не следует осуждать координатора за эту погрешность, поскольку никто из нас здесь присутствующих не свободен от недочётов в своей работе. Что касается того, что Ане-Лан нет здесь с нами, то мы несомненно всё согласовали бы с ней, если бы встретили её по пути, но мы её не увидели, и теперь наша главная задача, чтобы к моменту встречи с ней мы представляли собой сплочённую, готовую к конструктивной работе группу; уверен, что это – цель каждого из нас.
Делас скрипнула зубами, слушая эти препирания, задетая словами Ракара. Она снова вытянула шею, выглядывая кого-то впереди, но затем разочарованно вздохнула, затормозила своего ящера и обернулась в седле, чтобы приоткрыть заднюю полу паланкина. Хвост каравана терялся в пыли, но ей показалось, что где-то вдали она увидела высокую, неестественно прямую фигуру их координатора.
Не выпуская поводьев, Тэйра вскинула руку в защитном жесте:
-Ладно, ладно. Я не говорила, что не поеду к Ане-Лан.
“Мне просто не нравится, что меня гоняют туда-сюда непонятно зачем”, - мысленно добавила она, подбирая поводья и готовясь развернуть Гипатию.
-Мне сказать Ане, чтобы она догоняла нас? - Тэйра глянула прямо на Ракара.
- Извините, Лис, - Ракар подумал, что группа должна выбрать себе другого капитана, потому что он не компетентен общаться с этими людьми, - это в последний раз. Я не буду вас никуда больше гонять. Это моя ошибка и мое упущение, что я ее сам не увидел, стремясь догнать Ане-Дею. Просто сейчас нужно проверить все ли хорошо у Ане-Лан, и сказать, что мы думаем, что нам нужно быть в поле видимости друг от друга. Я виноват и отвечу за свое упущение.
-Ничего, - коротко кивнула Тэйра, разворачивая Гипатию. В толпе это сделать было непросто, она едва не толкнула кого-то, едущего справа. - Не разделяйтесь пожалуйста, если я ее не найду, то вернусь к вам. - она понадеялась, что паланкин Делас - достаточно заметная штука.
Она медленно вывела Гипатию из толпы и поехала по краю “дороги” вдоль каравана, стараясь разглядеть высокую фигуру кальдонианской жрицы.
Найти Толан было не сложно - женщина ехала ближе к концу каравана, но чуть отдельно от остальных наездников, и постепенно ускорялась, хоть и не так заметно, как ее кадеты. Когда Тэйра приблизилась, она смогла заметить, что кардассианка выглядит в крайней степени задумчивой и погруженной в себя.
-Ане-Лан? - негромко окликнула ее Тэйра. - Все в порядке?
Толан отреагировала с задержкой примерно в секунду, как будто была мыслями где-то очень далеко и ей требовалось время, чтобы вернуться в реальность. Она подняла голову на Тэйру, чуть вопросительно на нее взглянула и кивнула:
- Да, разумеется. Почему вы спрашиваете - у вас что-то случилось? - она встревоженно посмотрела поверх головы Тэйры туда, где высился паланкин Делас - его силуэт еще можно было разглядеть несмотря на поднятую лапами ящеров пыль.
- Нет, у нас тоже все хорошо, - кивнула Тэйра. - Ане-Рэй просил вас предупредить, - с явной усмешкой произнесла она, - что мы собрались далеко впереди, и… что мы не хотели бы терять друг друга и вас конечно тоже из виду.
Она даже не скрывала насмешки в своем тоне, впрочем, теперь это было скорее веселье, чем злость. - В общем, он зачем-то торопит всю группу к себе, - она пожала плечами.
Толан вытянула шею и прищурилась, пытаясь разглядеть вдали не только паланкин Делас, но и еще двух наездников на одном ящере.
- Не волнуйтесь, я не упускаю вас из виду, - вымученно улыбнулась женщина. - И собиралась со временем подъехать поближе. Мы не проехали еще и получаса, ваш руководитель слишком торопится… как и всегда. Но он прав в том, что мы должны иметь возможность поддерживать зрительный контакт, поэтому я вас догоню. Но не сейчас. Мне нужно побыть в одиночестве и подумать. Или… - она сощурилась и внимательно посмотрела на Тэйру, - у вас приказ привести меня как можно скорее?
Тэйра задумалась. О срочности не было речи, Ракар просто попросил узнать, как дела у Толан и передать просьбу присоединиться к ним, а уж когда присоединяться, наверное, должна решить сама Илама. Именно это Тэйра и пересказала координатору.
-В общем, я все ему скажу, и мы будем ждать вас, - она чуть приподнялась в седле, готовясь снова выслать Гипатию. Получилось легче, чем в прошлый переход - кажется, она вспомнила, как ездить верхом.
- Может быть, вы хотите передать что-то еще? - она обернулась к Иламе, поправила сбившийся шарф.
Толан мягко улыбнулась.
- Я подъеду, но сейчас мне нужно побыть одной и собраться с мыслями. Дайте мне немного времени. Можете это передать.
-Обязательно, - коротко кивнула Тэйра и снова поспешила догонять остальных. Найти в толпе Делас было не так трудно, сложнее - пробиться туда, несколько раз их с Гипатией сильно толкнул кто-то из всадников, Тэйру ударило чем-то по ноге.
- Ну, вот, - ни к кому толком не обращаясь, произнесла она, подъезжая поближе к Тенеку, Ракару и Делас. - Ане-Лан сказала, что к нам присоединится, но не прямо сейчас.
- Спасибо, Лис, - ответил Ракар Тэйре, и маневром с уздечками чуть отвел Аристотеля назад, чтобы держаться сбоку и чуть позади ящера Делас.
Тэйра рассеянно кивнула.
-Я, наверное, должна извиниться, Ане-Рэй, - она подняла руку ладонью вверх, это был примирительный жест. - Я вспылила, но на самом деле эта ситуация не стоила того. Я не злюсь на вас и не хочу злиться, - она наклонила голову, собираясь сказать еще что-то, но слова внезапно закончились, и она замолчала.
- Забейте, Лис, едем, - сказал Ракар, и обернулся назад, обводя взглядом всех соседей, выискивая взглядом профессора. Ее было не видно, и Ракар пристроился в хвост Демокриту, чуть справа, чтобы была возможность для резкого маневра вперед. А еще он прикинул время, вызывать Самриту по внутренним ощущениям было рано.
Они проехали какое-то время еще, и хотя у них не было часов, было ощущение, что прошел час.
Ракар с Тенеком ехали на Аристотеле сразу следом за Демокритом и Делас на нем. Это было балансирование в седле сквозь пыль и запах, к которому ромуланец не мог привыкнуть. Но что же делать, куда только ни могла занести служба агента разведки Ромула, и группы, таких разных людей, но все же собранных вместе. Ракар решил пока ехать, сосредоточившись на управлении, и ни о чем специальном не думать, хотя множество мыслей совсем не повиновались его воле. А еще он отсчитывал время своим внутренним хронометром, который как он ни старался, не был таким точным, как стандартный ромуланский прибор времени. И все же, он не сильно промахнулся с расчетом. Время настало. Оглянувшись по сторонам, Ракар чуть пригнулся в седле и протянул правую руку к груди, нащупал и сжал коммуникатор-дельту.
- Ракар вызывает энсина Баккер, - прошептал ромуланец.
________________
С Делас, Тэйрой и Иламой Толан
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 10 2018, 13:03:23
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, группа Ракара

Тем временем остальные члены их разделенной группы уже ехали впереди: пока караван шел не слишком быстро, и Делас пусть и медленно, но уверенно обгоняла плетущихся в самом конце ящеров. Илама Толан не торопилась - она как раз пока была одной из последних в караване, и ее спину было хорошо видно.
Тэйра глянула вслед Делас и решила, что ещё несколько раз успеет ее догнать. Сейчас ей хотелось побыть одной. Вчера она ни разу за день не оставалась одна, и к вечеру от присутствия людей (и не только) сильно устала. Караван шел медленно, можно было ехать спокойным шагом, только следить, чтобы Гипатия не слишком близко подходила к другим ящерам. “Какая-то она сегодня очень взволнованная” - подумала Тэйра. Насколько ящеры вообще могли быть взволнованными.
В голове крутилась какая-то мелодия, мысли о том, что греет солнце, и о том, что надо будет купить (кинжал и может быть еды). Поведение Закарии все ещё злило ее, но теперь с ними Илама Толан, и, наверное, они как-нибудь справятся, побывают в Ни’Хане и очень скоро вернутся домой…
Делас первой проехала мимо колодца. Теперь это была просто дыра в земле с выложенным бордюром из камня, а вся растительность вокруг была вытоптана. Это место больше не напоминало городскую площадь, потому что зданий-палаток не было. Возле колодца стояло несколько ящеров и кальдонианцев. Женщины набирали воду из колодца и о чем-то переговаривались. Среди них Делас узнала Закарию и ее знакомую, ту, что первой встретила их, когда они только появились в лагере. Знакомая Сорайи Закарии кальдонианка перелила из ведра, привязанного к веревке, воду в кожаный бурдюк, и отдала его Закарии. Та начала привязывать запас воды к боку своего ящера, и в это время заметила проезжающую мимо “куртизанку”. Без слов Закария проводила Делас взглядом.
Встретившись взглядом с Закарией, Делас придержала своего ящера. Целых несколько секунд она колебалась, а затем подъехала к женщине и прошептала:
- Теперь каждый сам по себе, так?
 Закария покосилась на свою подругу и ответила в полный голос:
-Я разделила с вами свой кров и еду по законам гостеприимства, Ане, но когда гости задерживаются слишком долго - это бремя для хозяев. Особенно если у хозяев так мало достатка, как у скромной женщины, вроде меня.
Губы Делас дрогнули, и она так же громко ответила:
- Можете не беспокоиться, Ане, больше мы вас не потревожим.
Закария привязала бурдюк с водой и забралась в седло.
Немного поколебавшись, Делас развернула своего ящера и поехала дальше, обгоняя тех, кто шел перед ней.

Остальным кадетам догнать Делас было не сложно - она не пускала своего ящера галопом и не гнала, пуская клубы пыли, а просто обгоняла медленных ящеров, идущих в конце - сейчас она еще даже не добралась до середины каравана. При этом она уверенно держала курс вперед и иногда приподнималась в своем седле, будто пыталась кого-то разглядеть впереди нее. Шторы паланкина пока еще были подняты спереди.
-Ане, - окликнула ее Тэйра, подъехав совсем близко, чтобы Делас услышала ее через паланкин. Потом обернулась. Ей все ещё было непонятно, зачем гнаться за Делас так срочно и зачем вообще это нужно было Ракару.
Делас обернулась - паланкин частично загораживал обзор, поэтому ей пришлось приподнять боковую полу. Увидев Тэйру, она улыбнулась и кивнула ей, давая понять, что видит девушку. Ромуланка - точнее, кальдонианская куртизанка, - выглядела сейчас спокойно и доброжелательно, как будто вовсе не помнила о том, что еще совсем недавно ее коллеги по проекту обсуждали, удастся ли ей тут выжить или нет.
Догоняли Делас некоторое время. Пока ехали, Ракар передумал говорить ей, что неправильно было уехать, не дождавшись его. За спиной был Тенек, Ракар ощущал его спиной. Ящер Аристотель шел ходко, и в тоже время Ракар немного притормозил, давая Тэйре первой достигнуть Делас, пусть будет легкая рассинхронизация в походе. Одновременно ромуланец крутил головой, рассматривая соседей и выискивая взглядом профессора, ту, которая забыла о том, кто она есть, став прото-вортой. А может быть не забыла, просто это была ее настоящая сущность, скрытая ранее налетом цивилизации, и вот она оказалось открытой теперь, когда рухнуло все наносное. Она предстала перед ними той, кем на самом деле была, ведь именно непреодолимые сложности показывают, кто ты есть на самом деле. Ракар догнал Делас спустя минуту после Тэйры, проехал чуть вперед, чтобы показать ромуланке, что прибыл, помахал рукой, а потом сравнялся с ее паланкином.
- Догнал, - просто сказал Ракар Делас, ничего не говоря из того, что ранее сказал Тэйре, - что-то не видно Ане-Сои, и Ане-Лан отстала. Не видели… первую?
- Отстала? - удивилась Делас. - Я не думала, что мы должны ехать все вместе, разве это не странно смотрелось бы?.. Ее же никто не приглашал к Син, как и Ане-Сои. Да, я видела ее у колодца, а потом проехала дальше. Не думаю, что нам с ней по пути - она ясно дала понять, что ее гостеприимство закончилось. Дальше мы сами по себе. Это даже... приносит облегчение.
-Мне кажется, мы должны ехать вместе, - заметила Тэйра, придерживая Гипатию. - В такой толпе очень легко потеряться. Ане-Сои, кажется, очень ясно дала понять, что видеть нас больше не желает, а вот Ане-Лан… разве ты не сказал ей? - негромко спросила она у Ракара. - Я подумала, что случилось что-то срочное, что нам нужно собраться и что все знают об этом…
Она нахмурилась. Ей хотелось надеяться, что Толан действительно просто отстала, а не потеряла из виду всю группу разом.
Выслушав информацию про профессора, Ракар вздохнул и усмехнулся, усмехнулся он горестно на самом деле, в этом больше не было презрения. Профессора нужно будет вернуть в Федерацию, может быть ее там будут судить, а может быть нет… в любом случае, Ромул проследит за этим. Потом. А сейчас другая насущная задача.
- Ну да, в каком то смысле облегчение, Ане-Дея. Ничего, у нас все получится, потому что мы команда, и я верю в способности Осэ и ее группы, - сказал Ракар, а потом повернул голову к Делас и Тэйре, до того он смотрел на дорогу впереди себя.
- Лис права, - сказал Ракар, - мы можем ехать не совсем рядом, но должны быть в прямой видимости друг от друга. Это только моя задача ехать рядом с вами, Ане-Дея. Но остальных мы не должны терять из виду. Лис, - Ракар посмотрел на Тэйру, - я говорил, что нам планомерно нужно достигнуть головы каравана, пока больше ничего. Теперь я планирую немного вернуться, и посмотреть, как дела у Ане-Лан. Что думаете?
Делас пожала плечами, давая понять, что ей все равно, но все же не удержалась от ехидной ремарки:
- Почему бы моему телохранителю и не поездить по всему каравану, привлекая к себе внимание.
Ракар кивнул, снова вздыхая, понимая, что Делас права, и ехать за Толан наверное придется Тэйре. 
- Ане-Лир, вы что считаете на эту тему? И вообще, - спросил ромуланец.
– Я согласен с тем, что нам не следует без необходимости терять друг друга из виду, – сказал вулканец. – Обстоятельства могут сложиться так, что нам потребуется быстро обменяться информацией, и тогда будет неразумно искать друг друга по всему каравану или стоянке. Так что я считаю правильным информировать Ане-Лан и Ане-Рэя о своём предполагаемом местонахождении, если придётся отлучиться. Предлог для того, чтобы быть рядом у нас есть: приказ перенести шатёр ближе к Син не был адресован персонально Ане-Дее, поскольку мы жили в одном шатре, к тому же Ане-Лан и особенно Лис также снискали их расположение. И это не говоря о том, что Лис вынуждена заменить вашу служанку, госпожа, а раз так, ей следует держаться неподалёку. Что касается Ане-Сои, – добавил Тенек, немного подумав, – держать её в поле зрения будет сложно, и всё же я предпочёл бы знать, что она делает. Ещё вчера я сомневался в том, что она не может справиться со своим состоянием, сегодня я почти уверен, что она потеряла адекватность суждений. Это может навредить и ей, и нам. Вы видели Ане-Сои у колодца, – обратился он к Делас. – Вы не заметили, у неё было во что набрать воду?
Делас закатила глаза.
- Да эта женщина лучше нас всех тут приживется! - фыркнула она. Настойчивость вулканца действовала ей на нервы, но она понимала, что если хочет от него отделаться, лучше говорить прямо, ведь по-другому они не понимают. Роботы, в самом деле! - Да, у нее есть вода, - коротко ответила она, сжалившись над Тенеком и своими нервами.
- Вот и прекрасно, проблема воды для Ане-Сои решена, - уверенно сказал Ракар, выслушав всех, - ближайшая наша с ней встреча запланирована на стоянке. Не раньше. Далее, нам нужно купить палатку в которой мы поселимся всей нашей группой, но это опять же потом. Слушайте, давайте вот что, сейчас плавно замедляемся в ожидании Ане-Лан, если она не появится, Лис совершит маневр по ее поиску. Если мы ее видим, Лис – плавно приближается к ней, и сообщает, что мы собираемся в голову каравана, и что Ане-Лан должна быть в прямой нашей видимости. Нельзя ее потерять, мало ли что может случиться. И потом – ускоряемся. Согласны вы с этим?
– Что мы хотели бы быть с ней на расстоянии прямой видимости, – негромко поправил ромуланца Тенек. – Капитаны кораблей не говорят адмиралам, что адмиралы должны делать. Подозреваю, что на Ромуле это точно также.
- На Ромуле очень важно уважать свое начальство, - усмехнулась Делас и подняла бровь, глядя на Ракара.
Тэйра едва сдержалась, чтобы в самых ярких словах не высказать Ракару все, что она думает о таких приказах и их продуманности. Сначала этот брифинг, потом ссора с Ане-Сои, теперь Ракар гоняет их непонятно зачем! Да они хоть когда-нибудь договорятся?!
-Вы хотите сказать, - начала негромко Тэйра, очень вежливым тоном. - Вы, Ане-Рэй, хотите мне сказать, что послали меня сюда только за тем, чтобы отослать потом обратно к Ане-Лан? - она сама не узнавала свой тихий и очень жесткий голос. Наверное, это звучало как злость, впрочем, Тэйра действительно очень злилась. - Что вы так торопились нас всех тут собрать непонятно зачем , что её не предупредили? Мне кажется это очень… непродуманным! - она выдохнула, успокаиваясь, и продолжила уже более мягко:
- Конечно, если Ане-Лан не появится, я ее поищу. Нам нельзя разделяться.
Она стиснула кулак и разжала его. Ей действительно было не сложно съездить и предупредить Иламу, но… но почему Ракар не подумал об этом раньше? Лис туда, Лис обратно… хорошо план продумал, нечего сказать. Ладно, ну это всё. Придется подождать.
____________________
С Делас, Тэйрой и профессором
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 10 2018, 10:23:40
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии

– Погоди, пара монет может понадобиться, Ане-Рэй что-то говорил про контакты, – прямо в руке Тэйры клингонка раскрыла кошелёк и вытащила оттуда две монеты. Затянув тесёмки, она протянула добычу Самрите:
– Это, наверное, лучше тебе: монеты и контакты – такие вещи по инженерной части.
Самрита сжала в руке монетки, будто пробуя их на прочность, и бросила в свою сумочку к остальным дамским вещам вроде иголок с нитками и гребня для волос.
- Спасибо, - немного запоздало ответила она Тэйре, когда та уже отъезжала, и подняла с земли мешок с едой. - Возьми его, пожалуйста, - обратилась она к Артуру, - будешь хранить. И проверьте, чтобы у всех было достаточно воды, - с этими словами она механически провела свободной рукой по полной фляжке на поясе.
Илама Толан тем временем взяла своего ящера под уздцы и направилась к догорающему костру, чтобы проверить, не осталось ли там ничего из их вещей.
- Нам пора выдвигаться, - бросила она через плечо. - Если Ане-Сои и была в чем-то права, так это в том, что мы не должны отставать, а Ане-Дея должна ехать в начале каравана.
Делас кивнула и немного замешкалась, будто хотела кому-то что-то сказать, но заметив, что Ракар решительно идет к Квинтилии, развернулась и пошла к своему ящеру - Демокриту, - уже ждущего ее с паланкином на спине.
Артур Лайтман окинул всех своих уже расходящихся товарищей взглядом, подхватил мешок с едой и пошел к Сократу.
Боковым зрением Ракар видел как все расходятся. С замирающим сердцем он подошел к Квинтилии и его голос сначала дрогнул.
- Квинтилия, - тихо сказал Ракар, глядя прямо в ее лицо, в глаза, - я… когда мы вернемся на станцию Дальний космос 9, вы поужинаете со мной? Я… я приглашаю вас.
Квинтилия Перим, уже поставившая ногу в стремя и готовая забраться на спину своего ящера Зенона, обернулась, застигнутая врасплох.
-Поужинать? - переспросила она, - Вы имеете в виду… вдвоем, наедине?
- Да, - ответил Ракар, ровно две секунды помедлив, - да, вдвоем. Вместе. Мы будем разговаривать, - поспешил уточнить Ракар.
-Это как… свидание? - снова уточнила Квинтилия, - Вы приглашаете меня на свидание?
Бешено колотилось сердце у Ракара, он должен был сделать это давно, раньше. Но он делал это слишком поздно, сейчас. Ну и пусть, пусть. Это очень важно сделать сейчас.
- Да, Квинтилия, - сказал Ракар, - я приглашаю вас на свидание. В первый вечер, когда мы вернемся на станцию.
-Вы хотите иметь свой момент? Один единственный момент в жизни? - нахмурилась Квинтилия, - Хотите, чтобы я поступила с вами так же, как вы поступили с Ане-Деей, а она поступит с тем местным аристократом? И вам этого будет достаточно? После этого вы сможете отступить? Или продолжите требовать от меня больше и больше?
Ракар опустил голову. Все, что она сказала сейчас - было ему по заслугам. Он сам разрушил самое дорогое и важное в своей жизни. Обычный идиот, место которого на помойке Рема.
- Я ничего не требую от вас, не требовал и не буду требовать, - негромко произнес ромуланец, - я хотел связать с вами... - ромуланец замешкался, стоит ли говорить? он и так много всего сказал и сделал, что всех обидело, раздражает и достало, не во время, не к месту, - не момент, но жизнь, - прошептал Ракар, - простите меня, Квинтилия, за все, что я сделал не так. Я только хочу узнать вас лучше, и рассказать о себе, ничего не требуя, вообще. Предложение в силе, если вы посчитаете это возможным, в реплимате, вечером, в 21 по времени станции, в день, когда мы вернемся. Пусть все силы Вселенной хранят вас в этом походе, пожалуйста, берегите себя. Я буду вас ждать. Удачного пути.
С этими словами ромуланец повернулся и пошел к Аристотелю, подобрав по пути свой меч, валяющийся на земле.
______________
М'Кота, Делас, Илама Толан, и с Квинтилией
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 10 2018, 10:14:55
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии

Они практически полностью закончили собирать свою маленькую часть лагеря в этом караване, когда заметили, что к ним быстрым шагом возвращается Закария.
Демокрит смиренно лежал брюхом на земле, вытянув свой длинный чешуйчатый хвост, пока ромуланец натягивал на конструкцию из дуг белое полотно. Хвост был неподвижен, но большую чешуйчатую мордочку ящер повернул, рассматривая, что происходит позади него и у него на спине. И показал на пару секунд свой раздвоенный язык, не мигнув глазом. Что там происходит в голове у этого зверя? Что он думает о двуногих, которые ездят на нем и возят на нем свои вещи? Ромуланец закончил свое действие, спрыгнул на землю, и потрепал Демокрита за то место, что можно бы было назвать щекой, а потом поднял руку выше и почесал над глазами, и обернулся, все еще обнимая ящера, ища взглядом Квинтилию. Квинтилию он нашел, а еще заметил профессора, та теперь спешила. Ромуланец отпустил ящера, поднял свой меч, что лежал на земле здесь рядом и медленным шагом пошел к профессору.
Землянка подошла к костру и оглядела лагерь, уперев кулаки в бока.
-Хорошо! - энергично кивнула она, - Вы уже все собрали. Я узнала, где будет следующая остановка, сколько займет переход и по какому пути мы пройдем. Но нам нужно поторапливаться. Так что давайте-давайте, - землянка хлопнула в ладоши, - Седлайте своих ящеров и следуйте за мной!
Закария увидела своего ящера Пифагора и направилась прямо к нему.
-О, кто-то из вас оседлал моего ящера, - заметила она, - Благодарю!
Закария мимо ромуланца так быстро, что он почувствовал ветер от ее движения на своем лице.
Возле ящера землянка остановилась и нагнулась, заглядывая ему под брюхо и проверяя, хорошо ли затянуты ремни.
-Надо проверить вещи, - пробормотала профессор, - Кто паковал мою палатку?
По сравнению со вчерашним почти катотоническим состоянием в какой-то из моментов, теперь профессор летала будто на варпе. Решимость подгоняла ее, решимость, не оставляющая места сомнениям. Чтобы нагнать ее, следовало сравнять скорость. Ракар резко развернулся и догнал ее, остановившись с ней рядом возле Пифагора.
- Палатку паковал в том числе я, - сказал ромуланец, - да, все собрано, все оседланы, все вещи привязаны, осталось лишь рассортировать еду, - Ракар махнул свободной рукой в сторону костра, где все свертки с припасами были вынуты из мешков и разложены на две части. Профессор, - чуть понизив голос, сказал Ракар, - я хочу спросить, вы понимаете, что через несколько дней, когда кончатся специальные лекарства, один из наших – умрет?
Пока ромуланец говорил про палатку, Закария проверяла свертки, привязанные к бокам ее ящера, в поисках палатки. Но на последних словах ромуланца она резко обернулась и посмотрела на него.
-Что вы имеете в виду? - спросила Закария.
Для человека, который все взвесил, оценил все риски, и выбрал меньшее из зол, она слишком резко обернулась с вопросом. Ракар склонил голову на бок, рассматривая профессора. Забыла? Не знала?
- Я имею в виду Ане-Дею, которой вы разрешили взять на планету специальные лекарства, которых нет в этом мире, - Ракар говорил тихо и размеренно, - они жизненно необходимы. Когда они кончатся, ее не станет.
Закария посмотрела на все еще сидящую возле костра ромуланку.
-Ее состояние настолько серьезно? Тогда ее здесь вообще не должно было быть. Вчера я вам говорила, что кто-то погибнет, но вы были не готовы принять реальность этой ситуации. Теперь, я вижу, вы понимаете, как все серьезно, и вы в шоке. Но это пройдет, это даже хорошо, что вы избавились от иллюзий. Я понимаю, как это тяжело, потому что мне и моей группе уже пришлось через это пройти. Мне очень жаль, но здесь ничего нельзя поделать. Куда вы упаковали мою птицу? - Закария снова обернулась к сверткам на боках Пифагора.
Нет… это не стало для федерального профессора информацией, которая могла бы все изменить. Ракар усмехнулся под своим шарфом, вспоминая непреложную категорическую правоту коммандера Марка, напоминая себе о том, что никому нельзя верить.
- Мы не в шоке, профессор, - ничуть не изменившись в тоне своей речи, сказал Ракар, - и никогда не заблуждались в реальности бытия. Я просто хотел уточнить, хорошо ли вы понимаете, как расценит Ромуланская Империя решение о невозможности даже попытки найти выход из этого всего, в связи гибелью талантливого ромуланского ученого по причине категорического безапелляционного решения представителя Федерации. Кальдония III – Кальдонией III, но там, в альфа-квадранте будут серьезные проблемы.
Про птицу Ракар не ответил, он лишь оглянулся в поисках Самриты Баккер, чтобы махнуть ей рукой.
Но Самриту не пришлось долго искать - заметив, что Ракар уже общается с профессором Закарией, землянка сама быстрым шагом направилась к ним. Остановившись около профессора, она вопросительно посмотрела на обоих.
-Единственный выход для нас сейчас - это двигаться вперед и не смотреть назад, - произнесла Закария, - Так куда вы спрятали мою птицу?
- Если вы имеете в виду дрон, то я привязала его к своему седлу, - проговорила Самрита Баккер. - Вы сами сказали, что у меня хорошо получается с ним обращаться.
Она сделала небольшую паузу и посмотрела на Ракара, пытаясь понять, сообщил ли он об их решении. По всей видимости - еще нет.
- И еще один момент, - тихо продолжила Самрита. - У нас было время подумать над вашим решением и… мы считаем, что нашей группе следует разделиться.
Тенек и М’Кота тоже подошли.
Cорайя Закария посмотрела на Самриту.
-Нет, - твердо сказала она, - Мы вчера это уже обсудили, и как глава этой экспедиции я решила, что разделяться слишком опасно. Решение остается в силе. Я смогу гарантировать вашу безопасность в этом мире и безопасность этого мира от вас только если вы будете рядом.
Закария поставила ногу в стремя ящера и вскочила в седло.
-Давайте поторопимся. Мы не хотим отстать.
Никто из живых ромуланцев не знал о событиях последних часов жизни выдающегося, популярного и любимого народом сенатора по имени Вринак. Но история, записанная на скрижалях времени, помнила об этом. Ракар был близок к тому, чтобы сказать ровно то же и столько же, как Вринак тогда сказал капитану Сиско. Гнев захлестывал Ракара. Профессору было плевать на то, что будет с ее государством после того, как она убьет ромуланского исследователя. И его мнение о федератах, не о всех, но о многих конкретных – сейчас испытывало исторический минимум, испортить который еще хуже было невозможно. Под своим шарфом Ракар прищурился, подняв голову на профессора, которая уже поднялась в седло. Ради общего дела Ракар держался, ради того, чтобы спасти Делас, и не испортить при этом все остальное – он сдерживал в себе гнев, как только мог.
Ракар сделал шаг влево, ближе к морде Пифагора, меч бросил на землю, одной рукой взял его уздечку, вторую ладонь положил животному на массивную шею.
- Еще несколько минут, профессор, - сказал Ракар, поглаживая шею Пифагора, - еще несколько минут. Не стоит так торопиться. – Ракар старался говорить ровно, и это получалось, хотя в голос прорывались некоторые нотки жесткости, - это был хороший мастер-класс, профессор, очень познавательный, очень интересный, очень качественный, на высшем уровне. Мы благодарны за него и не забудем. Но, при всем уважении, возможно, я не уверен, возможно вы можете командовать гражданскими федератами, но не представителями Звездного флота. И уж тем более, вы не можете командовать мной, Ане-Деей, Тером и Ане-Лан. Наше подчинение вам – добровольно, но сейчас ваше решение ошибочно. Мне кажется, что именно сейчас – вы представляете себе иллюзию. Иллюзию безопасности. Вам кажется, что все равно, что будет в альфа-квадранте. Но мое командование увидит ни что иное как убийство ромуланского ученого федеральным ученым. Опасно – не принять решение о действии, удовлетворившись бездействием. Вчера вы сказали, что мы не согласованы и хаотичны, но вы плохо нас знаете. Мы собрались и приняли решение, о том, что одна группа едет с вами в Ни'Хан, куда вы так стремились попасть, вторая группа отправляется на базу и выясняет реальное положение дел. Мы офицеры, офицеры разных государств и мы в состоянии это сделать, не нарушив никаких директив.
Землянка дернула уздечку на себя, заставив ящера резко взмахнуть головой на длинной шее. Глаза Закарии под гримом кальдонианки сверкнули.
-Не мелите ерунды! - раздраженно воскликнула она, - Как вы думаете, кто вас сюда отправил? Вы были мне поручены вашими руководствами - и вашим с Ане-Деей, и Тера, и Ане-Лан. Мой долг - не отпускать вас опасные ситуации. И также мой долг - хранить основной закон моего государства в этом мире. Я не могу позаботиться обо всем Альфа-Квадранте, но я могу позаботиться о Кальдонии. Поэтому выбросите из головы ваши глупости и следуйте за мной. Перед нами 4 часа пути до обеденного привала.
Закария ударила пятками Пифагора, но перед ним стоял Ракар, поэтому ящер слегка приподнялся на дыбы, вырывая уздечку из рук ромуланского улана.
Несмотря на то, что Пифагор встал на дыбы, Ракар уздечку не выпустил, стараясь мягко удерживать ящера. Рука ромуланца вместе с уздечкой взлетела вверх, и он, почти зажмурившись, держался, надеясь только на то, что этот большой ящериный парень не решит его затоптать.
М’Кота изо всех сил сжимала кулаки, чтобы ничего лишнего не сказать и не сделать. Потому что после всего, что она услышала, если она что-то скажет, это будет совсем недипломатично, а прямо и влоб. И наверняка она всё испортит, если тут ещё есть, что портить. Ещё совсем чуть-чуть, ещё минуту, клингонка решила потерпеть. Ну а если уж и правда портить будет нечего…
Тенек напротив обратился к профессору, и при этом так, словно чешуйчатая лапа не пронеслась только что в сантиметре от его уха:
– Ане-Сои, вы поступаете неконструктивно и привлекаете к нам нежелательное внимание. Если вы уверены в своей правоте, вам не составит труда выслушать нас и привести контраргументы. Караван ещё не тронулся, у нас есть немного времени на обсуждение.
-Да, вы правы, мы привлекаем внимание, - согласилась Закария, - Чего доброго все эти люди, которые меня знают, решат, что вы - чужаки - пытаетесь меня обидеть и ограбить. Этого ведь никому не хотелось бы? Передняя часть каравана уже двинулась, позади остались только те, кто идут пешком. Нам стоит ехать ближе к голове каравана, особенно Ане-Дее, потому что у нее есть приглашение. Все обсуждения прекрасно подождут до привала. Отойдите с дороги и дайте проехать, - она обратилась к ромуланцу.
_______________
С кадетами, Иламой Толан и профессором
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 23 10 2018, 08:30:46
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии

Когда-то давно, когда ему было еще 16, Ракар несколько ночей наблюдал через телескоп красивейшею сцену на небесах. Огромная звезда спешно покидает двойную систему и, врезаясь в плотное пылевое облако, создаёт в нем раскалённый фронт ударной волны. Прошлое этой звёзды печально, будущее трагично. Ракар знал тогда, что первая звезда этой звёздной системы взорвалась и сколлапсировала, и силы взаимодействия этой далёкой звёздной трагедии выкинули с большим ускорением вторую звезду, заставляя ее лететь с огромной скоростью, недолго, по звездным меркам, но ярко и в конце ее ждёт та же судьба. Гибель.
Раньше это было красиво. Теперь же ромуланец вспомнил это событие и трактовал его иначе. Квинтилия уезжала, они расставались, его Ракара прошлое было печально, а будущее трагично. Только их с Квинтилией нельзя назвать двойной системой.
Ромуланец собирал вещи, свои вещи, тут собрать осталось совсем немного. Только сунуть белую рубашку и как-то принайтовать кувшин с вином. Ракар поднял вещи, которые нужно было нести к ящеру и оглянулся в поисках Квинтилии.
Квинтилия сидела на земле возле своего скатанного спальника и поудобнее укладывала вещи в свою наплечную сумку - миска, кружка, нож...
Ракар подошел к ней ближе, вместе со своими вещами. Он не мог найти слов, они стояли комком в горле, и он не знал как начать, чтобы она не послала его сразу. С тех самых пор, казалось уже прошло много лет. целая бесконечность, он все время хотел поговорить и все время боялся подойти. И поэтому они практически не говорили, и это убивало. Очень трудно.
- Лия, - наконец решившись сказал Ракар, - мы с Лиром можем поехать на одном ящере, а вашего общего вы возьмете.
Квинтилия подняла голову.
-Лир на это согласен?
- Я возьмусь его убедить сейчас, - ответил Ракар, - ящеры нужнее вам, это логично. Но сначала я спросил вас. Вы согласны?
-Это ваше решение как первого офицера или как Ане-Рэя? - уточнила Квинтилия, - Потому что есть разница, и мой ответ будет зависеть от нее.
- Да это… не решение, - ромуланец проговорил неуверенно, сбиваясь, потом поставил на землю свои вещи и сел, чтобы быть на одном уровне с Квинтилией. - Это предложение, просто предложение и должности не имеют к этому никакого отношения. Вы хотите взять отдельного ящера, Лия? Если хотите, это можно устроить.
Трилл помолчала, подбирая слова.
-Давайте все же оставаться в рамках должностей, - наконец, произнесла она, - Потому что иначе получается, что вы распоряжаетесь ящером Ане-Лира, не спросив его. А он не ваш. Я планировала ехать вместе с капитаном. Если вы считаете такое распределение ресурсов неправильным, скажите это как первый офицер, и я последую за вашим решением.
Ракар судорожно вздохнул,
- Все равно кого-то из вас надо было спросить первым, - сказал ромуланец, - кроме того, если уж в рамках должностей – то, для вашей группы скорость в приоритете, вам предстоит пройти хоть и по гипотенузе, но расстояние куда большее, чем мы проходили за день. Один свежий ящер все равно вам пригодится. Лия… вот что я хотел спросить еще, тогда, мы шли обратно от лагеря Син, и вы сказали, если Дея пойдет утром на встречу – то это неправильно, потому что это укрепит связь между ними. Что это значит? Почему вы считаете, что укрепление связи в таком случае – не правильно? Это связано с Первой директивой, или с чем-то еще?
-Разумеется, с Первой директивой, - Квинтилия удивленно посмотрела на ромуланца, - Мы сами аргументировали для Ане-Сои, что слишком уже вошли в жизнь местных, и поэтому не можем просто так отсюда уйти, а должны как-то это исправить. Углубление отношений Ане-Деи - это не исправление, а совсем наоборот!
Ракар внимательно посмотрел на Квинтилию, стараясь понять ее логическое построение о Первой директиве.
- Да, но мы ведь ничем не нарушаем этот ваш основной принцип. Мы такие же как они, и теоретически, такие люди как мы – могли бы здесь существовать, ничем не выделяясь из общего контекста их жизни, не привнося в нее ни новых технологий, ни иных принципов. Один местный парень влюблен в местную девушку, и для нее это, как я понял, кое-что значит. Она ничего не нарушит, я уверен. Нет ничего плохого в том, чтобы позволить себе испытать радость, чувства и кусочек счастья. Просто … позволить себе. Не нарушая ничего глобального, вроде Первой Директивы. Каждый, достоин этого. И вы тоже, Лия.
-И что будет, когда она исчезнет без следа? - спросила Квинтилия.
Ракар опустил голову, а потом снова поднял ее, глядя на Квинтилию.
- Останется память, добрая память, о самом лучшем, что было в жизни, о том, кто дорог. Рисунок на холсте, фотография, что-нибудь еще, что хранило тепло любимой руки. Я вчера сидел с ним, с этим парнем, и понял снова, в очередной раз, что не смотря на все наши различия, даже такие далекие как в этом средневековье – не очень уж сильно мы все разные. У нас у всех есть кое-что общее. Чувства одинаковы во всей вселенной. И всякий достоин, чтобы испытать их. Такие вещи делают людей лучше.
-Значит, вы считаете, нет ничего плохого в том, чтобы кого-то из нас здесь запомнили? - переспросила Квинтилия.
- Да, верно, совершенно ничего плохого, - ответил Ракар, - мы ведь ничего не изменяем, из того, что описывает ваш закон. И мы не играем в богов.
Ракар отвел взгляд.
- Вы волнуетесь, из за того, что на базе?
-Значит, вы считаете, что Ане-Дее можно будет уйти отсюда в любой момент, даже если ее запомнили, - медленно начала Квинтилия, - Но нам всем нельзя было уходить, когда нам это говорила Ане-Сои, именно потому что нас запомнили. Что-то не сходится в этой аргументации. Ваши эмоции по отношению к Ане-Дее берут над вами верх.
Ракар качнул головой.
- Вообще говоря, эмоции и правда берут надо мной верх, я ромуланец, и бессмысленно делать вид, что я бесстрастен и контролирую их. Но они не об этом. Не о том, что вы говорите. Уйти отсюда – может любой из них, - Ракар неопределенно махнул рукой в сторону общего лагеря, - потому что таким может быть решение любого прото-ворты. Нас же, точнее Ане-Дею – пригласили танцевать на свадьбе. И мы обещали, что сделаем это. Во-первых – нехорошо не исполнять обещания. Честь требует сдержать слово. А во-вторых – это удивительным образом совпадает с нашей целью – попасть в Ни'Хан и разведать там все. Я до сих пор считаю, хоть и конечно могу ошибаться, что там есть некоторые ответы, о поларонном излучении, к примеру. И эти слухи, которые вы слышали той ночью, о чудовищах, и пропадающих людях. Это основано на каких-то реальных событиях. И эти события могут иметь прямое отношение к нашей невозможности связаться с катером. Вот на этом предположении основана моя необходимость быть там. А после исполнения обещания, данного для Син, мы уйдем.
-Значит, дело на самом деле в вашей чести, - покачала головой Квинтилия, - А откуда у нас взялась цель попасть в Ни’хан? Кто ее нам ставил?
- Туда направлялась профессор изначально, - сказал Ракар, не сводя взгляда с Квинтилии, - как я понимаю, это ее самая важная цель, всего ее исследования тут. Она была готова и готова все бросить, ради именно этой одной цели. И она слишком многого нам не договаривает. Слишком многого. Мне кажется, она тоже ищет там все ответы. Прав был … - Ракар замешкался, пытаясь как-то сократить имя коммандера Планкса на местный манер, но так и не смог, потому что у того было много соседних согласных в фамилии, - ааа… элементы с ним, Планкс прав был, спасибо ему за предупреждение, тогда, ночью. Одним словом, я верю, что мы там что-то найдем. Важное, одну из частей, что поможет нам вернуться домой. Как вы думаете, Лия, все это … вероятно? Не плод ли это моей слишком буйно развитой фантазии?
-Здесь точно есть какая-то технология кроме нашей, - пожала плечами Квинтилия, - Исследования Осэ это доказывают.
- Да, спасибо, - кивнул Ракар и улыбнулся под своим шарфом. – Не волнуйтесь сильно из-за Ане-Ове, он баджорец. Быть партизаном – у него в крови. Даже если … там что-то пришло постороннее – он мог найти способ спрятаться. И …, - ромуланец снова отвел взгляд, - можно еще один вопрос, Лия?
-Спасибо, - негромко ответила Квинтилия и отвела глаза, - Какой у вас вопрос?
- Когда у вас день рожденья? Я видел в личном деле, но там трилльская система исчисления и у меня почему-то не получилось перевести в другую. - ромуланец стал ждать ответа, почти задержав дыхание.
Трилл вздохнула.
-Это вовсе не секрет. Если называть месяцы стандартными земными названиями… то это будет 17 июня.
- Спасибо, - улыбнулся ромуланец, быстро подсчитывая в уме и загибая пальцы, количество месяцев и оставшихся дней, эта система исчисления была ему более знакома.
- Вот ещё что… я желаю вам удачи там, на базе, и я верю, что вы справитесь. Вы сильные духом и хорошие офицеры. И вы, вы, Лия. Я верю в вашу силу и способности. Все получится. У нас у всех все получится вместе. - С этими словами ромуланец поднялся и потянулся за своими вещами. - Пора… к приходу профессора мы должны быть собраны и готовы стартовать, чем убедим ее ещё больше в необходимости согласиться с нашими решениями.
-Да, мне надо будет кое-что спросить у Осэ, но чуть позже, - задумчиво произнесла трилл, оставаясь на месте.
Ракар кивнул, и еще некоторое время смотрел на Квинтилию, стараясь запомнить ее черты в настоящий момент, восстанавливая в памяти контуры ее настоящих ушей и траекторию трилльских пятен. Кто знает, насколько велико будет расставание, но Ракар не собирался прощаться. Он верил, что у них все получится. У каждого в своей части дела. А потом Ракар кивнул еще раз:
- А я пойду оседлаю Пифа и все сопутствующее.
Он еще немного задержался, а потом уверенно пошел к ящерам.
________________
С Квинтилией
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 30
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS