* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Февраля 2018, 08:49:54 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 04 cентября 2384 года, утро
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Февраля 2018, 14:09:14
04 сентября 2384 г.,
ДС9, ангар 13, продолжение

Ракар посмотрел на Делас. У него было что ей сказать, но она собиралась уже бежать.  И одновременно надо было поговорить с кадетами Звездного флота, и не только флота, он рассчитывал, что никто не откажется. Он снова повернулся к другим кадетам, там, на другом конце была Квинтилия, а им был назначен отпуск, а у них были занятия, и что, если Квинтилия решит куда-то улететь в отпуск? Защемило в груди. Ромуланец нахмурился. Но сначала он должен был решить еще кое-что. По порядку. Все должно было быть по порядку, а не хаотично. Хоть справиться со всем этим было и не легко.
- Пожалуйста, не все разбегайтесь, - негромко сказал ромуланец, - можно я спрошу? Самрита, Хена, Жантарин и Квинтилия, я ненадолго задержу.
Квинтилия не двинулась с места. Жантарин пожала плечами и тоже осталась. Хена посмотрела на свою подругу энсина, будто спрашивая, оставаться им или нет.
Делас остановилась у двери, будто ожидая, что и ее имя тоже прозвучит, но этого не произошло. Резко развернувшись на каблуках, она поспешила к выходу. Илама Толан также покинула помещение одной из первых, точно боялась, что ее остановят с вопросами.
Самрита с улыбкой кивнула Хене, а затем развернулась в своем кресле и ответила Ракару:
- Да, только побыстрее, - она помахала паддом, как бы напоминая о работе.
-Пойдем, Крим, - позвал Брол баджорца, и два научника тоже вышли из ангара.
- Я буду на "Амазонке", - тихо сказал Самрите Освальд и пошёл к выходу из ангара.
М’Кота с любопытством оглянулась, но ничего не спросила и поспешила из ангара: нужно было взять для всех «ремонтников» какой-нибудь еды, чтобы в ближайших перерыв проголодавшимся не пришлось бежать в реплимат. Сама она до Восхождения от еды, как и положено, воздерживалась.
Тенек сразу после брифинга перехватил Утару: у него были чисто практические вопросы насчёт отпуска, лаборатории и обещанной помощи. Только после этого он вышел в коридор, собираясь разыскать Делас. Как и ожидалась, ромуланки в поле зрения не было.
В первый раз Ракар назвал и Артура, но второй раз имени Артура в списке уже не было, и кадет Лайтман засомневался, что стоит оставаться. Тем более, что в прошлый раз рядом с его именем стояла приставка "наверное". Поэтому Лайтман обошел стол и вышел из ангара.

Ромуланец, дождавшийся того, как Освальд покинул место брифинга, понял, что остальных ушедших он задержать уже не успел, и маневр, призванный выпроводить одного только Освальда – сработал не на 100% верно. Но это можно было решить потом, теперь же ромуланец повернулся к оставшимся.
- Вот что я хотел. Освальда переводят резко и неожиданно. С ним было здорово работать. И я думаю, что будет правильно, если мы оставим у него о себе приятные воспоминания о том, как повели себя при прощании. Времени слишком мало до его отлета. У нас на Ромуле есть традиция. В честь офицера, которого переводят, например на другой корабль – устраивается прощальный ужин или обед. Но у нас на это нет времени. Есть ли у вас в Звездном Флоте какая-нибудь традиция для прощания с тем, кто меняет место службы?
 -Не помню ничего такого, - сказала Жантарин.
- Мне тоже ничего не приходит в голову, - наморщила лоб Самрита. - В смысле, что у нас нет правил на этот счёт. Разве что... мы можем подарить прощальный подарок, сувенир, который будет напоминать обо всех нас.
Ракар грустно кивнул и посмотрел сначала на Хену, потом на Квинтилию.
-Я не то чтобы много знаю о Звездном Флоте, - сказала Хена, - Все-таки я не из Федерации и только 3,5 года имею дело с этой организацией.
-Я слишком устала, чтобы организовывать еще одну вечеринку, - призналась Квинтилия, - Слишком много всего: и задание Планкса, и постоянные самокопания, и с Толан надо что-то делать, и мероприятие М’Коты, и тренировки, и какие-то совместные трапезы, и бессмысленные разговоры… Мне будет жалко, если мы не почтим Освальда, он был хорошим коллегой и этого заслуживает, но на самом деле я бы предпочла, чтобы неделя отпуска скорее закончилась и мы начали новое задание.
- Мы не успеем организовать что-то большое и серьезное, - заметила Самрита, - но мы все должны проводить Освальда и сказать ему на прощание, как он для нас важен. Я предлагаю подарить ему голографическую фотографию нас всех - это просто и символично. А отпуск, - она повернулась к Квинтилии, - и существует для того, чтобы отдохнуть и с новыми силами приступить к заданию!
-Давайте все придем его проводить и сделаем фото! - воскликнула Хена.
- Да, я понимаю, - сказал Ракар, отвечая Квинтилии, - конечно. Голофотография – это хорошо. Мы сделаем ее. Спасибо, Сэм. Спасибо, Хена. Да, мы придем его проводить.
Потом ромуланец сложил руки за спиной и чуть прошелся вдоль стола, стоящих рядом стульев, и вернулся обратно.
- А что если… мы сделаем такое – ведь ты же, Самрита, будешь точно знать в какое время он пойдет садиться на корабль. И что если в этот момент – все мы, все кадеты проекта – построимся по обеим сторонам коридора возле шлюза, и он пройдет мимо нас всех? Мы все будем смотреть на него, а он будет смотреть на нас, в глаза нам? А потом, мы подарим ему фото и подарки. Как вам эта идея? По моему, это будет важный момент.
- Да, наверное... - Самрита замялась. - Но всех ещё надо построить... И это так официально... Я имею в виду, мы ведь устраиваем неформальное прощание, разве нет? Разве не будет лучше обойтись без церемоний и просто искренне попрощаться, сделать общую фотографию и от всего сердца пожелать удачи на новом месте? - она обернулась к остальным присутствующим, чтобы узнать их мнение.
-Ну, раз ни у кого больше нет идей, а у Ракара - есть, почему бы не поступить по его плану? - сказала Хена, - Пусть сначала будет официально, а потом - неофициально.
- Хорошо, я не возражаю, - примиряюще проговорила Самрита. - Освальд сказал, что улетает в 21.30 - значит, мы будем у шлюза за полчаса, чтобы все успеть.
Ракар чуть улыбнулся, все еще задумчиво.
- Мы не будем выверять точное расстояние между кадетами по обеим сторонам коридора. Мы не будем говорить официальных речей. В этом будет мало от официальности, зато это создаст некоторое ощущение. Того, что нам не все равно. Что он достоин, в некотором роде... гм… почестей. Честно говоря, мне вообще кажется, что это должен быть трогательный момент. А потом он пройдет, и мы подарим ему все и попрощаемся. Спасибо, что согласились. Осталось оповестить остальных, кроме самого Освальда и все приготовить. Хена, вы же не против отвечать за голографическую камеру? И … - ромуланец опустил голову, - еще надо что-то сделать для Иламы Толан. Но не в стиле прощания. А в стиле – надежды на ее возвращение. Вот тут я не знаю – может быть – подарить цветы и сказать, что мы будем ее ждать?
-Мы можем пойти с цветами делегацией в ее каюту! - предложила Хена, - Только это надо сделать до проводов Освальда, чтобы вместе с ним…
-Думаете, ей понравится? - Жантарин с сомнением посмотрела на коллег.
Самрита пожала плечами:
- Я не знаю, - призналась землянка. - Я вообще мало что о ней знаю... кроме того, что она была нашим руководителем. Квинтилия, ты что-то говорила про то, что тебе удалось разглядеть ее "настоящую", помнишь?
-Это было про другое, - ответила Квинтилия, - Я все равно не знаю, любит ли она цветы.
-Но давайте все равно это сделаем! - воскликнула ференги, - Лучше хоть что-то, чем ничего!
-Но когда это сделать? - спросила Жантарин.
- Она сказала, что улетает на том же корабле, что и Освальд, - напомнила Самрита. – Видимо, на Кардассию ходит не так уж много транспорта. Может быть, тоже поймать ее у шлюза? Хотя это получится как-то смазанно и… вообще странно, мы же Освальда провожаем! И еще, мне кажется, ей не то чтобы очень нравится всеобщее внимание.
-Но это же хорошее внимание! - воскликнула Хена, - Может, если она поймет, что мы думаем о ней хорошо и она нам нужна, она решит вернуться! Как же еще мы можем повлиять на нее?
- Других идей пока нет, - чуть нахмурился Ракар, - вобщем, вот что, Хена, вы невероятно талантливый человек - поэтому вы отвечаете за голокамеру, нашу совместную фотографию с Освальдом, и картинку с подписями от нас для Иламы Толан. Я оповещу всех остальных о том, как мы провожаем Освальда, и организую букет цветов для Толан. Действительно, сходим к ней в каюту, и не будем больше напрягать ее пока всеобщим вниманием. Спасибо вам. Если все согласны - пойдемте отсюда. Самрита, я сейчас быстро пообедаю и присоединюсь к вам на катере.
-Когда мы к ней сходим? - повторила свой вопрос Жантарин.
- Через 2 часа? - неуверенно спросил Ракар.
- Я не возражаю, - отозвалась Самрита, - если это не сильно отвлечет от работы над катером.
-Мы быстренько сходим к ней и вернемся! - пообещала Хена.
- Значит, мы все решили? – довольно произнесла Самрита. – Буду ждать вас через полчаса в ангаре «Амазонки»! – с этими словами девушка поднялась со своего места.
-Почему через полчаса, а не прямо сейчас? - спросила Квинтилия.
- Чтобы все успели пообедать, а не ходили потом по ангару голодные и недовольные, - пояснила Самрита. – И я – в первую очередь!  
-Значит, через полчаса, - подтвердила Квинтилия.

__________________
с кадетами
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Февраля 2018, 13:32:43
04 сентября 2384 г.,
ДС9, ангар 13, продолжение

Тенек искоса посмотрел на Ракара, но протестовать не стал: по сравнению с важностью момента дискомфорт был неважен.
– Если глинн Толан не откажется.
«Снова», – мог бы добавить он, но промолчал: у него не было права упрекать координатора за то, что она не считала его достойным доверия. Добавил он другое.
– Несогласие с конкретным решением не означает неприятие лидера, – сказал стажёр после длинной паузы, – можно возражать человеку и всё равно его уважать.
- Не беспокойтесь, этого не понадобится, - кардассианка предостерегающе подняла руку. – В любом случае я улетаю сегодня на Кардассию. Вопрос только в том, вернусь ли я потом на эту станцию, или мы попрощаемся сегодня. Я могу честно сказать, что сейчас мне сложно принять это решение… потому что я не считаю, что хорошо справилась со своей работой и не знаю, как мне дальше вести себя с вами.
-Но… вы хотите вернуться к нам? - робко спросила Квинтилия, - Если бы вы были свободны от всех обстоятельств, вы бы выбрали нас и наш проект?
Илама задумчиво посмотрела на девушку-трилла и улыбнулась:
- Дело не только в том, что я хочу. Это очень большая ответственность, мисс Перим. Может быть, сейчас самое время признать самой себе, что я не справилась.
-Но здесь никто так не считает, - растерянно проговорила Квинтилия, оглядываясь на коллег.
– Кто вообще такое придумал? – возмутилась М’Кота. – Я что-то не помню, чтобы вы что-то делали не так! Если вам какая-то с… воеобразная личность наговорила гадостей, это не значит, что мы так думаем.
- Дело также и в том, чего вы хотите, мэм, на самом деле, Квинтилия говорит верно, - сказал Лайтман, чуть нахмурившись, - причем по большей части – все зависит именно от того, чего вы хотите. Потому что не справитесь вы – только тогда, когда отступите, мэм. И до сих пор – вы справлялись. Да, мы не считаем, что вы не справились, все это так.
- Дело не в вас, - Илама Толан говорила в нетипичной для нее мягкой и спокойной манере. – И эта своеобразная личность, мисс М’Кота, – я сама. Мне есть, о чем с ней поговорить, и это будет долгий разговор. Но я не хочу вас больше отвлекать от занятий. На чем вы остановились? - она снова посмотрела на советника Рилл. – Если мое присутствие вас смущает, я могу уйти.
– Ни в коем случае не смущает! – открестилась Утара и начала вводить коллегу в курс дела: – Мы подводили итоги первого месяца в проекте, делились опытом, обсуждали трудности. Почти все успели выступить, кроме Делас. – Болианка повернулась к ромуланской девушке и сказала: – Вы тоже стали частью нашей группы, и ваш опыт так же важен, как и опыт любого другого. Думаю, будет даже хорошо, если вы расскажете о вашей прежней группе: нельзя же всё время вариться в собственном соку! Важно знать и о том, как всё складывалось у других.
Илама коротко кивнула и, еще раз оглядев зал, чуть нахмурилась. Она не досчиталась многих знакомых лиц, хотя рассчитывала, что отсутствовать будет только Тенма. Сейчас же многие кресла пустовали, и женщина, пройдя за спинами кадетов, заняла свободное место между Квинтилией Перим и Кримом Анжаром.
- Вам же это будет неинтересно… - протянула тем временем Делас, нехотя вставая со своего места и обращаясь ко всем кадетам. – Вы даже не знаете имена и состав участников нашей группы! И какие задания нам давал коммандер Планкс. Может быть, вы лучше просто спросите, что конкретно вас интересует?
Илама Толан чуть удивленно поглядывала на ромуланку. Про новую участницу она знала только ее имя и расу, и этой информации ей явно не хватало, а все события регаты, включая саботаж команды «Примы», прошли мимо нее.
– На самом деле всё это очень интересно! – возразила М’Кота. – Если сравнивать ту малость, что мы знаем о них, и всё, что мы знаем о себе, то смахивает на то, будто там у вас всё складывалось идеально, а мы – ходячие тридцать три несчастья. Неужели у вас совсем не было сложностей в общении или на задании? Я не говорю, что обязательно что-нибудь должно было взорваться или кто-то должен был на вас напасть, но может какое-нибудь задание само по себе было по-настоящему трудным?
- Конечно, у нас были проблемы, а задания были очень трудными! - удивлённо моргнула ромуланка. - Мы много ссорились, с трудом понимали друг друга, тянули одеяло на себя... Но в какой-то момент достаточно было пойти на компромисс и просто послушать, что говорят другие, чтобы продолжить работу. И... Я не могу сказать, что нашла в той группе друзей, но по крайней мере мы могли работать вместе. Особенно с моей командой, - она мечтательно улыбнулась, вспоминая Каззу и Юнок.
– А рассказать? – подзадорила её клингонка.
- Что бы вам рассказать... - задумалась ромуланка. - О, как мы проникли в кабинет Планкса... Хотя это вы ведь и так знаете уже. Или вот... А нет, это вам точно не надо. Ну или, например, как мы однажды убежали с территории базы проекта и отправились гулять по ночной Кардассии! Это, между прочим, было не менее опасно, чем ваша Аномалия и Маки вместе взятые. Ой, тоже не надо?.. - добавила она, заметив, как вытянулось лицо Иламы Толан.
– Как это не надо? – возмутилась М’Кота. – За такую байку я расскажу тебе, что мы творили у нас в Академии!.. Потом, после занятий.
Делас посмотрела сначала на советника Рилл, затем на Иламу Толан и пискнула:
- Нет, правда не надо... Это было слишком весело! И не совсем законно.
 - Как интересно, Делас, - сказал Артур, улыбнувшись. До этого он сидел с хмурым видом, и размышлял о двери, которую нельзя закрыть. Он открыл такую одну, и на самом деле намеревался закрыть ее. – Насыщенная жизнь у вас была на Кардассии. Наверняка вы использовали неприметную одежду, и закрывали свои уши… представляю лица кардассианцев, которых вы встретили на пути. Со станции сбежать куда труднее, тут не так просто отстыковаться без разрешения. Я тоже хотел спросить, Делас. Скажи, вот ты говоришь, что не нашла в той группе друзей, но… тебе хотелось бы? Если бы был шанс в будущем снова встретить друг друга и снова поработать вместе, как бы ты к этому отнеслась? И то же самое с нами? Я действительно хочу подружиться с тобой, думаю и остальные тоже. Как ты на это смотришь?
Делас опустила голову, раздумывая над ответом. Она не могла при всех сказать то, что сказала утром Квинтилии - что боится заводить друзей, потому что не хочет ни к кому привязываться. Потому что не знает, сколько это продлится.
- Да... Наверное, хотела бы, - неуверенно отозвалась она, сверля взглядом столешницу. - Я скучаю по ним и хочу снова увидеть... Это глупо, но, может быть, потом буду скучать и по вам. И по регате, потому что это было весело, хоть и сделало нас врагами! - с вызовом закончила девушка.
Артур кивнул и посмотрел снизу вверх на ромуланскую девушку:
- Это вовсе не глупо. Напротив, это очень здорово. Я рад, что услышал это, Делас. И – нет, регата не сделала нас врагами, потому что мы умеем признавать ошибки, правда же? Мы не враги. И не будем ими, надеюсь.
Ракар, откинувшись на спинку стула, внимательно смотрел на Делас, пока та говорила.
- Я тоже надеюсь, - Делас выдавила из себя улыбку. - Ну, тогда... Если это все...  - она с облегчением уселась в кресло.
- Мне понравилась идея Жантарин - обсудить стереотипы, связанные с каждой расой, и чтобы представитель оной – подтвердил или опроверг бы, но на это точно понадобится не один час, а у нас еще ремонт катеров и научная лаборатория, - сказал Артур, - но было бы здорово, если бы мы поговорили об этом как-нибудь.
-Мы могли бы и дружбу обсудить, - продолжила Жантарин, - Я не уверена, что то, что понимают под ней Делас или Артур, совпадает с тем, что понимаю я или… ну, например, Квинтилия. Нас никто не учит что дружба - это что-то определенное, какой-то набор действий. Мы сами с рождения понимаем это из контекста, наблюдая за другими людьми или читая в книгах. И поскольку нет двух одинаковых способов мышления, нет и двух одинаковых пониманий. Можно устроить тематические обсуждения много про что… но для этого нам нужен координатор, - она обернулась и посмотрела на Иламу Толан.
- О, я могу рассказать, что под дружбой понимаю я, заодно посмотрим, что там с вашими стереотипами про ромуланцев, - хихикнула Делас, но затем, проследив взгляд андорианки, прервалась на полуслове. – А… Поняла.
Толан кивнула Жантарин и коротко кивнула:
- Пожалуйста, не забывайте, что пока вашим координатором является миссис Рилл, - напомнила кардассианка. – Но я полностью поддерживаю вашу мысль – подобные обсуждения должны помочь вам всем лучше понять друг друга. Мне и самой было бы любопытно послушать… Но я не знаю, какие планы у советника на сегодняшнее занятие и не хочу ей мешать.  
- Вы вовсе не мешаете, госпожа Толан, - сказал Ракар, который некоторое время назад снова стал внимательно следить за направлениями взглядов и выражениями лиц кадетов, - напротив , честно говоря, мы скучали по вам. И, мне тоже действительно интересно, как понимают дружбу федераты, клингоны и остальные. Я тоже расскажу, но после Делас. Потому что мне интересно, что ты, Делас, думаешь об этом.
-Мы вроде не собираемся делать это сейчас… - Брол посмотрел на молодую СБшницу, ища у нее поддержки.
-Нет, это слишком большая тема, - согласно покачала головой Жантарин, - А на сегодня советник задала нам другую. Делас, как ты думаешь, этот проект тебя уже меняет? Или ты какой пришла в него месяц назад - такая и осталась?
- Меняет, - решительно ответила Делас. – Я начала задумываться о многих вещах, которые раньше меня либо не интересовали, либо казались… единственно верными. Ваша мораль сильно отличается от нашей – думаю, вы все это заметили. Конечно, я считаю, что наш, ромуланский, взгляд на вещи лучше, но… последнее время я думаю, что для вас же это не очевидно. Вы не понимаете, что творится у меня в голове. И что для вас, наверное, ваше мировоззрение – тоже единственно правильное. А вот что с этим делать, я пока еще не придумала. И еще… - она заговорила тише и опустила взгляд, - это удивительно, но… Уже несколько человек сказали мне – и в моей прошлой группе, и здесь, - что я для них что-то значу. Пусть это были и не те, кого я хотела бы услышать, - девушка вскинула голову и посмотрела прямо на Ракара, - но раньше мне и такого не говорили. Даже несмотря на всю нашу историю знакомства, начавшуюся… своеобразно.
- Какую историю она имеет в виду? – очень тихо спросила Толан у сидящей по соседству Квинтилии.
-О… - Квинтилия вздрогнула, когда кардассианка обратилась к ней напрямую и довольно неформально, - На регате Делас была нашей главной противницей, - прошептала она, - Нам пришлось научиться работать с врагами ради общей цели, но мы смогли с этим справиться. Если на наш Квадрант снова нападет что-то вроде Доминиона, то такой опыт будет очень полезным…
-Ну, теперь, кажется, высказались все, - громко произнес Брол, - Пора бы и пообедать! Если никто не возражает.
________________
с кадетами, Утарой Рилл и Иламой Толан

3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Февраля 2018, 12:56:23
04 сентября 2384 г.,
ДС9, ангар 13, продолжение


Ракар поднялся вслед за Самритой, в данном случае выступать, видимо, требовалось стоя, и он последовал примеру землянки. Мельком глянул на остальных, чуть задержал взгляд на Квинтилии, но отвел его и стал смотреть прямо перед собой.
- Вопросы сложные, и требуют от меня откровенности, - начал Ракар, - я буду откровенным. Все это проведенное здесь время сильно повлияло на меня. Я не был готов к тому, что произошло. Но все это произошло. Я никогда не мог представить тот факт, что вулканец станет мне другом. Такое не было возможно в принципе. И тем не менее, сейчас, я называю Тенека своим другом, несмотря на то, что мы все равно кардинально разные. Но это не важно для дружбы, как оказалось. Я много нового узнал о вас всех, - ромуланец неопределенно повел рукой, как бы имея в виду всех присутствующих кадетов, - и некоторые стереотипы, которые я знал о федератах – были разрушены, я рад, что это так. Было очень интересно смотреть на то, о чем вы мечтаете, как представляете свои планеты на презентациях, что вы любите, и как смотрите на мир. Я узнал, что вам можно доверять и на вас полагаться, что вы можете быть ценными союзниками и не бросать товарищей в беде, какой бы они ни были расы. Есть еще одна вещь, - ромуланец запнулся, и посмотрел в стол, стараясь не смотреть на Квинтилию, - которая помогла мне узнать вас лучше. То, что я запомню навсегда, всегда буду хранить в своей памяти. Впрочем, проект продолжается, и … у нас есть время, чтобы понять, что несмотря на то, что мы разные и разделены границами, на самом деле мы куда ближе друг другу, чем можно было считать раньше. Я узнал, что чувства – одинаковы во всей вселенной, не важно, какой кто расы. Вот это я узнал. И то, что со мной здесь случилось – очень важно для меня. Я сказал свой команде вечером перед регатой, и теперь хочу повторить перед всеми, что между нами выстроены стены, стены, которые не позволяют нам многое, разделяют нас. Но время от времени чья-то рука ударяет в стену, и каменная кладка не выдерживает. Эти руки не принадлежат взрослым, это детские руки, и руки молодых людей, разум которых еще слишком замутнен исторически сложившимся раздорами. Мы видим в друг друге нечто больше – чем сделала с нашими народами история. И я верю, что однажды эти стены падут. Я хочу верить. Этот проект принес мне самое важное, что вообще может быть у человека. Вот как-то так.
- А можно с примерами? А то это все как-то очень… обще, – усмехнулась Самрита, словно возвращая Ракару его же вопрос.
- Можно, - кивнул Ракар, не глядя на Самриту. Не глядя, потому что волновался.Не глядя ни на кого.
- На Волане II Квинтилия потрясла меня силой своего духа, на самом деле не только этим. Сила духа, как я понимаю, должна присутствовать у всякого офицера Звездного флота, но в первую очередь тем, как она вела себя с теми членами команды, которыми командовала. Как она заботилась об Энн Уильямс, ее будущем, стараясь удержать от неверного по ее мнению решения, которое приведет девушку к краху. Как она пыталась убедить меня, как я должен был поступить. Квинтилия провела аналогию между нашими народами, и отношению к своим офицерам. Она сделала так, что я понял общность между нами. Я увидел ее такой, какая она есть на самом деле, всю глубину ее... как это... человечности, достоинства, силы этого самого духа, и горячего сердца. Квинтилия не сдавалась. И она вела за собой, вдохновляла и поддерживала. Я подумал - вот настоящий представитель Звездного флота, не такой как я думал раньше они бывают,  с которым можно работать, дружить, которому можно верить и на которого можно полагаться. Который стоит самого лучшего, что есть в жизни. Потом… - Ракар продолжил, - Тенек, конечно, своеобразный, с ним не просто, но он... он друг, и не предаст. Потом - я был очень удивлен добротой Хены, которая давала мне хорошие советы, а могла бы и не делать этого, ведь это было не обязательно. Но она проявила... доброе отношение, ко мне. Что дальше - как вы все не бросили своего коллегу Лайтмана, вы удивили меня, честно говоря, своим единодушием и старанием, хотя дело казалось безнадежно в таких методах, какие вы выбрали. Потом - ваши мечты, Акриты здесь нет, но Освальд и Самрита. Честно говоря, я ждал, что они будут милитаристскими, но вы мечатаете о светлом будущем, о далеких путешествиях, о том, как будете помнить это проект, и о том, что он должен принести. Регата... я здесь снова должен сказать о Квинтилии, не думайте, что я умаляю чьи-то иные заслуги, которые были велики. Но если бы не Перим, я бы не справился. То, что наша группа - взлетела с Бэйджора - ее заслуга, я не справился бы без нее. Она поддержала меня в тот самый момент, когда я был на грани краха. Много примеров, примеров на самом деле много, я не все упомню, и не о всем скажу сейчас, но все происходящее сделало со мной изменения. Хотел бы я, чтобы все что происходит, было не напрасно.
Делас бессильно сжала кулаки и плотно сомкнула губы, а ее лицо, казалось, лишилось всяких красок. Она резко отвернулась к экрану, пытаясь справиться с эмоциями.
-Ничего себе… - пробормотал Брол и присвистнул, - Вот чего не ожидал от ромуланца.
Квинтилия, которая в начале речи Ракара вскинула на него взгляд, когда он неожиданно назвал ее имя, к концу сидела вся красная и смотрела в стол.
Ромуланец поднял голову и посмотрел на Делас, заметив, как та отвернулась к экрану. Чуть нахмурился.
- Вобщем, это все, что я пока хотел сказать. Может быть еще что-нибудь вспомню. - и Ракар сел на место, отчаянно пытаясь не допустить зеленой краски на лицо.
После ромуланца поднялся Артур, одернул форму, и улыбнулся.
- Я тоже хочу сказать, - начал кадет, - у нас много всего произошло, мы много всего узнали. Не только о других, но и о себе. О себе я узнал важные вещи, которые мог бы узнать позже, но лучше раньше. Потому что, у меня теперь есть шанс исправить в себе кое-что. И это было бы невозможно, если бы я не прошел этот путь. Здесь, с вами. Мы, кадеты Звездного флота, и те, которые уже энсины, - Артур посмотрел на Самриту, - могли бы взаимодействовать и в Академии, и на борту звездолета, здесь, на флоте. Но наиболее ценным является то, что мы здесь вместе с теми, кто прилетел из других государств. Мы не узнали бы друг о друге, может быть, судьба не свела бы нас вместе, если бы не этот проект. Я встретил М'Коту, и теперь узнаю их – клингонов куда больше, чем мог бы без проекта. Я рад, что у нас есть шанс близко познакомиться с ромуланцами, и узнать их лучше, какие они есть настоящие, поработать с ними, подружиться. Я благодарен всем вам за то, что вы не дали мне упасть окончательно и сдаться. Потому что, без преувеличения – вы спасли меня, все те, кто за меня боролся. Не только мою жизнь, но и … мое самопонимание, что ли. Я этого никогда не забуду. И вот еще что – самое важное. На этом проекте я впервые встретил кардассианку, которая изменила мое мнение о кардассианцах вообще. На ее долю выпало слишком сложное, она боролась вопреки всему, но пока всего этого не случилось – она была хорошим координатором. У нее должен быть второй шанс, такой же, как был предоставлен мне. И не только мне. Мы не должны бросить ее в беде. Потому что мы все – экипаж одного корабля. Я хочу, чтобы мы действительно были экипажем и не теряли друг друга.
-Кажется, это превращается в чтение благодарственных речей проекту, - проворчал Брол, а затем уже в полный голос обратился к кадету Звездного Флота, - А что ты про себя узнал?
- Я был слишком самоуверен, - ответил болианцу Артур, повернув  к нему голову, и чуть усмехнувшись, - слишком мало слушал остальных, я слишком ошибался, привыкнув к флотским порядкам, мне следует начать заново, и больше прислушиваться к каждому, кого встречаю. Потому что не везде так, как на флоте. И здесь все разные, каждый индивидуален. Вот что-то типа этого, Брол, - и Артур снова сел на свое место.
-Тут может быть, как на флоте, если мы договоримся об этом, а не будем по умолчанию считать, что флотские чем-то лучше и поэтому имеют больше полномочий, - проворчал Брол, - А что за разговоры насчет Толан? В какой она беде? По-моему, у нее как раз все хорошо - она ненадолго отвлеклась от проекта, поучаствовала в операции под прикрытием, успешно ее завершила, ее похвалили, она - герой и знаменитость.
- О, Брол… - Артур отозвался уже со своего места, - мы с Освальдом навещали ее в СБ. На самом деле все не так просто. Там был и шантаж, и многое другое, она сопротивлялась до конца, до самого последнего конца, Брол. В прямом смысле этого слова. Все подробности этой операции и прикрытие – известны, разве что, только коммандеру Мори, может кому-то еще. Но Толан пришлось пережить… много. Это операция – под таким несколько своеобразным прикрытием была. Не думаю, что она чувствует себя героем и знаменитостью. Но ладно. Брол, чтоб ты знал – я никогда не считал флотских лучше, и имеющими больше полномочий в данном нашем местоположении сейчас, на проекте. Не надо вот прям так уж… - Лайтман повернул голову и посмотрел на остальных. – Скажите еще кто-нибудь что-нибудь, правда интересно, что вы думаете. Перим, ты хочешь сказать? – Артур видел, что Квинтилия красная как рак, особенно после слов ромуланца, который чуть было не признался прилюдно в любви, однако не сделал этого. Но все равно, ему хотелось отвести тему от Иламы Толан.
-Нет, - ответила со своего места Квинтилия.
-А я хочу! - воспользовался возможностью Брол, - Откуда вы с Освальдом знаете, что все, что вы видели, не были частью игры Толан? Ее шантажировали - она предпринимала что-то в ответ. Это такая большая шпионская многоходовка, призванная обмануть всех окружающих. Если Толан настолько хороша, что смогла это провернуть, она достойна нашего восхищения. Почему ты так хочешь ее жалеть и спасать? Может, ей это не нужно.
Лайтман, смотревший в этот момент на Квинтилию, вздохнул и снова повернулся к Бролу.
- Невозможно так играть свою роль, - сказал Артур, сделав ударение на слове "играть". - Мы видели ее, она говорила правду. Знаешь, Брол, есть методика, определения правды и лжи. Без всяких приборов. По мелким движениям мышц, мимике, поворотам головы, рук, дрожанию кончиков пальцев, мышц шеи. Я читал одну древнюю книгу, исследование, одного землянина. Конечно, он тогда исследовал землян, а не кардассианцев. Но на самом деле много общего. И если хорошо присмотреться – можно понять, лжет человек или нет. Илама не лгала, я присмотрелся, следил за ней. Внимательно. Она сопротивлялась. Ее заставляли убить коммандера Мори, а она не хотела этого делать. И чтобы этого не сделать – она попыталась покончить с собой. Нужно немалое мужество, чтобы это сделать. Ей не удалось, мы не знаем точных подробностей. Но факт есть факт. И это правда. Ей нужна наша поддержка. Потому что никто не заслуживает того, что с ней сделали. Я хочу, чтобы она вернулась, и чтобы ее жизнь сложилась так, как должно быть у каждого хорошего человека.
Самрита тем временем удивленно приподняла брови и вопросительно посмотрела на Квинтилию поверх головы Хены:
- Почему? – негромко спросила она. – Тебе нечего сказать о проекте?
-Что?! Толан пыталась покончить с собой?! - воскликнул Брол.
- Откуда ты это знаешь? – Самрита тоже повернула голову к Артуру.
_________________
с кадетами и Утарой Рилл
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 16 Февраля 2018, 12:51:28
04 сентября 2384 г.,
ДС9, ангар 13, продолжение

Ромуланец выслушал объяснения М'Коты и повел плечами, головой, будто пытаясь сбросить нечто неудобное, напрягающее. Внимательно слушал каждое слово Квинтилии, которая сопоставляла что-то, видимо, с самой собой. И тоже нахмурился.
- М'Кота, наверное, не рассматривала вариант, что она сможет этого не пройти. На самом деле такое вполне возможно. Иногда можно не выдержать, повернуть назад, начать пытаться бежать. И тогда клингона ждет позор, который покроет его на всю жизнь. М'Кота, я прошу прощения, просто… просто нам преподавали про клингонов, и моей группе в частности.
Делас с трудом сдержала смешок и поспешно прикрыла рот ладонью.
-Значит, такое бывало? - уточнила Квинтилия, - И чисто теоретически с М’Котой такое тоже может случиться?
- Статистика провалов мне не известна, - сказал Ракар, - но теоретически возможно все. С ромуланской точки зрения – этот ритуал – обыкновенная пытка, и смотреть на это тяжело. Еще раз извините, М'Кота.
-Возможно, статистика известна М’Коте, - заметила Квинтилия, - Я просто хочу знать, чем она рискует.
Артур протянул левую руку под столом, нашел ладонь М'Коты и сжал ее.
М’Кота вытаращилась на Ракара диким взглядом. Когда Артур взял её за руку, она до боли сжала руку землянина и выпалила, сверля ромуланца глазами:
– Пытка?? Да я все почести империи отдала бы за эту пытку! Убедиться в том, чего ты на самом деле стоишь, ради этого можно вытерпеть любую боль!
Клингонка продышалась, раздувая ноздри, затем вскинула голову и сказала:
– Ромуланец ничего не понимает! Отторжение общества, презрение – всё это вторично. Бежать? – М’Кота честно постаралась взять себя в руки, и у неё откровенно не получилось. Дрогнувшим голосом она выговорила:
– Мой отец горел на мостике своего первого корабля. Заживо горел. И всё равно сумел дать компьютеру внятный приказ эвакуировать две последние группы. Его уже без сознания телепортировал звездолёт союзников. Как я посмотрю ему в глаза?? Как я посмотрю ему в глаза, если брошусь бежать от такой ерунды, которая не угрожает моей жизни, которая даже шрамов не оставит?
С каждым словом голос клингонки вибрировал всё сильнее и на последнем слове сорвался, словно ей не хватило воздуха. Захватив сколько возможно воздуха ртом, она повела головой и сказала странным, даже немного пугающим голосом:
–  Да я бы предпочла умереть прямо там, в «долине», чем… это… А вы говорите статистика! – она вздохнула. – Нет никакой статистики. Если такие были, клингоны не помнят их имён. И – пожалуйста! – можете считать нас злодеями и вступить в клуб «презираем клингонов» за компанию с ромуланцами.
- Эй, эй, - Ракар поднял обе руки к верху ладонями вперед, то был не ромуланский жест, он подсмотрел его где-то в другом месте, - я не это имел в виду, и даже не то, - ромуланец не стал уточнять, что именно он имел в виду. Ни количество ромуланцев, до конца следовавших своему пути чести и горевших и сгоравших во множестве мест, не предавая честь, ни все остальное. – Не надо так, остынь. Никто не презирает тебя и твои обычаи. Наоборот, я попытался посочувствовать. Неудачно. И я уже извинялся. Забудь.
Хена протянула руку под столом и вцепилась в новую форму подруги. Пальцы ференги дрожали.
Самрита успокаивающе положила ладонь на маленькую руку ференги, но и сама выглядела сейчас как-то напряжённо.
– Нашёл чему сочувствовать: мы этим гордимся! – проворчала М’Кота – Ладно, проехали.
-Вообще-то это интересный теоретический вопрос, - произнесла Квинтилия, - Действительно ли боль без ран и переломов полностью безопасна для жизни?
– Нет, – со своего места ответил Тенек. До этого момента могло показаться, что он не прислушивается к этой дискуссии, но как оказалось, слушал он очень даже внимательно. – Боль может убить, и клингоны рискуют, проходя этот ритуал, несмотря на то, что технология доводилась до совершенства веками. Как бы ни был велик опыт и точен расчёт, каждый организм индивидуален, и никто не может предсказать результат с гарантией.
-Значит, М’Кота сегодня может или умереть от боли, или совершить самоубийство, если не справится с ней? - продолжила Квинтилия.
– Ничего такого не будет! – запротестовала М’Кота. – Мне же не первый раз в жизни будет больно!
- Конечно, клингоны рискуют, доказывают всем окружающим и самим  себе свою силу духа, проходя этот ритуал, - Артур, наконец, решил присоединиться к обсуждению, - но жезлы боли не калечат кости и мышцы, это электрический разряд, действующий на нервные окончания. И это очень больно. Для них это важный этап, чтобы доказать всем, что они готовы ко всему, что будет в будущем. Ко всему, что потребует он них честь. Это для них гордость и преодоление. И для М'Коты это очень важно. Это значит для нее, что она вступает во взрослую жизнь. И друзья и семья должна это видеть. Видеть, и гордиться ей, настоящей дочерью клингонского народа, проходящей испытание с честью. Конечно, выдержать это сложно, но я верю и знаю, что М'Кота справится. У нее достаточно для этого силы духа, и я буду с ней в этот момент. И все, кто считает ее другом, и уважает – окажут ей честь, если придут на этот ритуал.
М’Кота благодарно посмотрела на Артура и снова пожала ему руку – на этот раз совсем слегка.
– Ну, и потом, – сказала она примирительно, – Все ведь постоянно рискуют! Квинтилия занималась спортивной гимнастикой, а ведь никто не может гарантировать, что кто-то не упадёт с брусьев и не сломает себе шею. Многие курсанты военных училищ занимаются альпинизмом, а гора не может дать вам гарантию, что место, куда вы вбили костыль надёжно. А испытатели шаттлов и кораблей рискуют ещё больше: если модель совсем новая, никакие симуляции в голодеке не могут дать стопроцентной гарантии, что всё пройдёт хорошо и пилот останется жив. Так почему я не могу испытать себя? Я рискую ничуть не больше!
 -Просто сложилось впечатление, что ты отрицаешь риски, потому что только и делаешь, что утверждаешь, что ничего с тобой не будет и все это ерунда, - упрямо сказала Квинтилия.
-Зачем ты копаешься в этом и пугаешь ее? - наконец, не выдержал Брол, - Она собирается выдержать такую боль, зачем ты заставляешь ее лишний раз думать об этом?
Квинтилия ничего не ответила, опустила голову и стала смотреть на стол перед собой.
Ракар чуть наклонился к столу и повернул голову в сторону Квинтилии.
- Затем, Брол, что мы все пытаемся достичь понимания, вопросы задаются не просто так, они задаются для того, чтобы понять и найти ответ..., на множество иных вопросов о всех нас, других, но, может в чем-то, похожих,  - ромуланец посмотрел на болианца и грустно улыбнулся.
-Она могла бы подумать о чувствах М’Коты, - парировал Брол, - Если то, что сказали вы с Артуром - так и есть, то не надо ее нервировать лишний раз.
- Ну… - протянул Ракар, - у нас есть один выход, пойти и оказать М'Коте честь своим присутствием на всем этом процессе. Там и найдутся ответы на вопросы. Квинтилия – вы пойдете?
-Я пока не знаю, - ответила Квинтилия, - Не понимаю: это пафосная формальность с гарантированной победой или настоящее испытание, которое может определить всю жизнь. Если второе, тогда я пойду. Но этот ритуал объясняют ромуланец и землянин, а они конечно же исходят из своих представлений. Слова М’Коты же производят смешанное впечатление: то она заявляет, что готова умереть на месте, то что ничего с ней не случиться… Я не понимаю, насколько это серьезно.
– Ох, – М’Кота покачала головой, словно пытаясь придумать, как объяснить другим совершенно очевидные для неё вещи. – Ну, во-первых никто меня не нервирует, я и так сегодня всё утро общалась с теми, кто будет стоять по сторонам «долины», и мы отлично провели время. Я только немного взбесилась на Ракара за дурацкое сравнение с пытками, но это уже прошло, и я снова люблю весь мир... так, кажется, опять получается сумбурно.
Клингонка немного подумала, скрестив руки на груди и глядя в потолок, потом начала заново:
– Прежде всего это праздник. Большой семейный праздник, с которым не сравнится даже окончание Академии. Дядя Хронах, например, сегодня всё утро в таком приподнятом настроении, словно это он – мой отец, а заодно мать и бабушка. Но ему можно, он старый, он ещё моего отца на плечах таскал. Кстати, свой жезл он ни за что никому не отдаст. Все уверены, что всё будет хорошо и все радуются. Но это совсем не значит, что всё будет просто. Если бы это было просто, не стоило бы даже затевать! Жезлы боли ведь не просто так называются. Я должна почувствовать себя на краю гибели, измерить глубину своего мужества и закончить путь, даже когда придётся ползти. Может быть я буду как пьяная, а может быть и ещё хуже – в такие моменты неважно, красивый ты или нет, важно только не сдаться. Я, конечно, готовилась к этому всю жизнь и даже представить себе не могу, что у меня не получится, но не дело это отмахиваться и говорить «а всё равно я смогу, нечего тратить на это время», потому что только когда делаешь что-то по-настоящему, тогда и узнаёшь себя по-настоящему. Я не хочу верить и сомневаться, я хочу знать. Я хочу посмотреть в глаза самой себе, и если вдруг я себе не понравлюсь, хочу надавать себе оплеух и заставить себя стать такой, как мне нужно... Мёртвые боги! Не умею я говорить!
 -Все лучше, чем слушать объяснения землянина и ромуланца, - тихо сказала Квинтилия, - Если хочешь, чтобы тебя поняли - нужно рассказывать самому, неважно, какими словами, главное пытаться. Потому что иначе за тебя расскажут другие и другие сформируют мнение твоих собеседников. И результат тебе может не понравиться.
_________________
со всеми кадетами
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 15 Февраля 2018, 09:57:09
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо

Ромуланец добежал до собственной каюты и встал у двери. Прислушался к тишине, потом настроил трикодер на сканирование и выдачу показаний по параметрам: биосигналы, вещества атмосферы, и чтобы трикодер явно указал характерным писком, если будет что-нибудь необычное стандартному содержанию атмосферы; излучения, и, наконец, обнаружение взрывоопасных веществ. Оглянувшись по сторонам коридора, он навел трикодер на собственную каюту, обнаружив там в первую очередь вулканца и трилла, а затем нажал на дельту:
- Освальд, а вы где?
- Это вы сейчас около вашей с Тенеком каюты стоите? - проигнорировал кадет вопрос ромуланца.
Освальд спросил достаточно прозрачно, значит, он наблюдал, был за приборами. Вот только была ли у него телепортация?
- Так точно, - ответил Ракар, - я стою с трикодером рядом со своей каютой и вижу там на показаниях – трилла и вулканца. Где вы, Освальд? У вас есть под рукой устройство телепортации?
- На "Анадыре" я, транспортер в порядке. Вас забрать?
- Отлично!- прокомментировал ромуланец, -  Нет, не стоит, я побуду здесь. А им – не стоит мешать, пусть занимаются, чем бы они там ни занимались, надеюсь это пойдет на пользу… Квинтилии. Я подам сигнал, если что.
- Скоро уже на собрание пора будет идти, - проворчал Освальд, - а вы чего не на "Амазонке"?
- Да. Ну, и Тенек, и Перим не проигнорируют собрание, так что, они к тому времени уже выйдут, - Ракар рефлекторно стал говорить тише, - на «Амазонке» Самрита, она уже передала системы катера под контроль станции, и оттуда – нас быстро засекут, и я не стал ей мешать. Зато она дала мне трикодер. А у вас там что? Кардассианцы ушли или все еще там?
- Они почти сразу же ушли, - ответил кадет, - хм, может, опасность уже миновала, и гал Тенма сдержал слово и отменил задуманное - времени прошло немало. Кстати, Самрите там помощь не нужна?
Из слов Освальда Ракар понял, что гал Тенма много интересного сказал при кадетах и собирался убивать тут всех. Как интересно. И это значило, что тот действительно находился в состоянии полного смятения, полного переосмысления всего, и это приводило его к откровенности перед теми, кто могли составлять его последний шанс. Последний шанс на понимание того, что он делал все эти многие годы и во что верил. Крайнее отчаяние перед осознанием самой главной потери в жизни и такая завуалированная отчаянная просьба о помощи, или чтобы хоть кто-нибудь узнал и разделил. Ракар вгляделся в показания трикодера.
- Понятно, - сказал Ракар, - интересно, а он не назвал время и место планирования, и все ли он успел отменить? Я бы не делал ставку на то, что все отменено. Самрите помощь нужна, конечно, но уже после брифинга, сейчас мало времени.
- Нет, не назвал, но сказал, что никому ничто не угрожает, потому что он решил всё отменить, - объяснил Освальд то, что смог услышать краем уха и в чём уже не был до конца уверен, - но что если во время разговора с сыном у него случится ещё один приступ, только теперь уже смертельный? В общем, нужно подтверждение, что всё в порядке. Желательно - от самого кардассианца.
Трикодер не показывал ничего необычного и не пищал.
- Ясно, - сказал Ракар, - в любом случае, Джез с ним, он позовет помощь, если что. Мы здесь просто подождем. Я сканирую каюту, Освальд, ничего необычного. Атмосфера в порядке, признаков взрывчатых веществ не обнаружено, биосигналы в норме. Кажется, здесь все в порядке. И в коридоре больше никого нет. Я подожду их на выходе, и мы вместе пойдем на брифинг.
- Хорошо, я могу остаться здесь, за транспортером, если надо, или отправиться помогать Самрите на "Амазонке", - предельно спокойно ответил землянин, хотя можно было предположить, что второе ему бы понравилось куда больше первого.
- Времени не так много до брифинга, - ответил ромуланец, - но, думаю, я тут справлюсь, а вы можете навестить Самриту, мне кажется, ей будет приятно.
- Принято, конец связи, - торопливо сказал Освальд и закрыл канал. Быстро реплицировав две кружки кофе с пирожными, он телепортировался на "Амазонку". В одном Ракар был совершенно точно прав - времени оставалось не так много.
Когда Освальд отключился, Ракар прислонился к стене каюты плечом, рядом с дверью. А затем и головой прильнул к стене. Он не подслушивал происходящее в каюте. Его мучила смутная тревога, не понятно с чем конкретно связанная, она относилась к Квинтилии. И все, что он мог сделать сейчас – лишь стоять за дверью, хранить их внешний покой. Быть на расстоянии и рядом одновременно. Он должен был здесь быть.

Наконец, дверь каюты открылась и на пороге появилась Квинтилия.
На трикодере ромуланец заметил передвижение биосигнала трилла в сторону двери. Тогда Ракар закрыл трикодер, сунул его в карман и перевернулся, чтобы опираться о стену спиной. Через некоторое время дверь каюты открылась и ромуланец увидел Квинтилию на пороге. Он неловко улыбнулся ей.
-Что вы здесь делаете? - подозрительно спросила трилл, не ожидавшая никого увидеть за дверью.
- Я стою в качестве охраны на самом деле, это связано с галом Тенмой и его сыном, - сказал Ракар, глядя на Квинтилию, чувствуя неловкость, и вину, - у вас были занятия, и я не решился мешать и отвлекать вас, поэтому снаружи. Э... пора идти на брифинг. Может быть подождете меня немного, - ромуланец неопределенно повел рукой в сторону каюты, куда то в том направлении, где был расположен санузел, - и мы пойдем в ангар 13? Тенек ведь тоже идет?
Квинтилия оглянулась в сторону санузла и покраснела.
-А… зачем ждать? - непонимающе спросила она.
Ракар посмотрел в пол.
- Чтобы пойти вместе, - ответил он, - вместе немного веселее, и... не так одиноко. Да и вообще, проект... и..., - тут Ракар понял, что слова у него кончились, он подошел к двери, прошел близко к Квинтилии, проходя в дверной проем, просто потому, что дверной проем был не такой большой, чтобы двое могли в нем разминуться на большом расстоянии, увидел Тенека, кинул на него взгляд, и быстро пошел к небольшой дверце в конце каюты.
- Я быстро, подождите меня, пожалуйста, - и с этими словами ромуланец исчез из поля видимости.
Квинтилия вздохнула, но не двинулась с места.
Тенек тоже проводил ромуланца взглядом, потом перевёл взгляд на Квинтилию.
Она умела слышать не то, что ей говорили, Квинтилия. Та самая Квинтилия, которая призывала их слышать и слушать друг друга, сейчас упорно превращала каждое слово Тенека не в то, о чём он в действительности говорил. Или не она, а что-то в ней? Это делало её застарелый стресс ещё более угрожающим.
– Вы не обязаны давать какой-то ответ прямо сейчас, – сказал Тенек, словно они находились ещё в каюте, – и в философских диспутах нет нужды. Просто примите то, что вы имеете значение для тех, кто вас окружает, поэтому они предлагают вам выбор. И ещё то, что этот выбор у вас есть. Даже физически больной имеет право отказаться от лечения, тем более тот, у кого больна Катра. Я высказал вам свой взгляд на вещи, стараясь придерживаться максимальной объективности, но сделать выбор можете только вы. Мы можем работать только с частной проблемой, шаг за шагом продвигаясь вперёд в физическом мире – от гипоспрея к лубку, от лубка к кислородной маске. А можем помимо этого пытаться найти корень наиболее серьёзных ваших проблем. Или вы можете сделать это автономно, обратившись к более компетентному специалисту. Просто решите, что нужно именно вам, и скажите мне в начале следующего занятия. И не считайте, что это будет окончательным приговором: какое бы решение вы ни приняли, вы вправе изменить его в любой момент – это ваша Катра, и только вы можете решить, каким путём вы научитесь жить с ней в мире.
 -Просто примите, что вы имеете значение… - с горечью тихо произнесла Квинтилия, - Для того, кому этого никогда не говорили, это не так просто. Но может, после сегодняшней сессии станет проще.
Через полторы минуты ромуланец вышел из санузла, подтянутый, аккуратно причесанный. Увидел, что Квинтилия и Тенек действительно ждут его, обрадовался тому факту, что Квинтилия не ушла, внимательно посмотрел на девушку, пытаясь понять, какое впечатление у неё от программы Тенека, и понял, что вулканца надо расспросить подробно, о том, что они делают.
- Спасибо, что подождали! - сказал Ракар, - пойдемте?
– Конечно, – кивнул вулканец.
«В первый раз...» – промелькнуло у него в голове. Неужели действительно Квинтилия слышала это в первый раз?
И они пошли в ангар 13.
_______________
Написано совместно с Тенеком, Квинтилией и Освальдом
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 09 Февраля 2018, 10:09:13
продолжение
04 сентября 2384 г., 11:10
ДС9, Стыковочное кольцо, ангар катера “Анадырь”

- А вот и он! – проговорила Делас, прислушавшись. – Я не хочу это пропустить!
Она поспешно встала с кресла и почти побежала к выходу с катера, на ходу слегка прихрамывая.
Ракар обернулся к Делас, заметив как та хромает и нахмурился. В этот момент на мостик катера прошел Артур и сел в кресло пилота.
- Делас, - позвал Ракар, - ты хромаешь?
Освальд отошёл в сторону, чтобы не мешать кардассианцам своим присутствием, но не очень далеко, чтобы в случае чего быстро оказаться рядом.
- А, что? Нет, тебе показалось, - смутилась ромуланка, обернувшись к Ракару. Она вышла из катера и остановилась у самой двери, не торопясь подходить к кардассианцам поближе.
Ракар сжал губы, посмотрел на Артура, но ничего ему не сказал, возвратившись к наблюдению за сенсорами, а точнее – за биосигналами Квинтилии и Тенека.
Старший кардассианец стоял почти в центре ангара, слегка подавшись вперед. Джез держался на расстоянии и даже со стороны было заметно, что он напряжен.
Сперва они молчали, затем Джез будто сбросил с себя оцепенение и посмотрел по сторонам.
-Вы так и будете здесь стоять? - обратился он к окружающим, выразительно глядя на них.
Делас достала из кармана голопроектор и вопросительно посмотрела на гала Тенму, крутя его в руках.
Гал Тенма не шевелился и не смотрел в сторону Делас, будто боясь спугнуть редкое животное, внезапно вышедшее к нему.
Делас громко кашлянула и произнесла:
- Мы, пожалуй, пойдем. Да, Освальд?
- Если всё в порядке, то нам здесь делать и правда нечего, - сказал Освальд, а потом, бросив взгляд на Тенму-старшего, а потом на Делас, пошёл на катер.
Ромуланка тоже нырнула в катер сразу после Освальда. Дверь закрылась, и девушка тут же припала к ней ухом.
Ракар увидел Освальда боковым зрением.
- На сенсорах все нормально, - сказал ромуланец, - опасности не вижу. Квинтилия и Тенек в каюте, не движутся. Ума не приложу, чем они заняты, - последнюю фразу Ракар произнес с некоторым сожалением и недовольством.
Делас на мгновение отодвинулась от двери и одарила Ракара взглядом, который можно было бы охарактеризовать как «сложный».
- Ревнуешь, что она осталась наедине с другим мужчиной? – тихо спросила она.
Ракар только горестно вздохнул, ничего не ответив Делас.
Девушка плотно сжала губы и вновь прижалась ухом к двери.
-Вы спрятались в катере? Серьезно?! - донесся до них крик Тенмы, - Как насчет приватности? Валите из ангара!
- Ну вот, мы пропустим все самое интересное, - вздохнула Делас. – А вы такие правильные и наверняка будете против небольшого жучка…
Она нехотя отошла от двери и скрылась в медотсеке, откуда уже скоро вернулась со свернутым платьем. На ногах, гармонично дополняя пижаму, теперь красовались золотые туфельки, а золотой шлейф платья тащился по полу хвостом. Подхватив аптечку, она первой появилась в открытых дверях катера.
Вслед за ней оттуда высунулся Освальд.
- Во-первых, это уже давно не кардассианская станция, - с притворным недовольством проворчал он, а потом стал куда серьёзнее и наградил Тенму-старшего подозрительным взглядом, - а во-вторых, нам ещё могут понадобиться сенсоры и транспортер, если кому-нибудь из коллег будет грозить опасность. Я не собираюсь . Захочешь поделиться - потом сам расскажешь, не захочешь - твоё право.
-Мы можем поговорить на “Виеторе”, - негромко предложил гал Тенма.
-Да, поговорим на “Виеторе”! - с вызовом ответил Тенма-младший, со скрипом развернулся на каблуках ботинок и широким шагом пошел к выходу.
Гал Тенма поплелся за ним.
- Я предлагаю переместиться на Амазонку, и там заняться тем же. То есть - о каютах, - сказал Ракар, и добавил громко, - мы уходим, не будем мешать. - произвёл пару манипуляций на консоли и пошел к площадке транспортера.
- То есть – продолжить следить за Квинтилией? – ехидным шепотом переспросила Делас. – Ни ей, ни Тенеку опасность не угрожает! Лично я иду к себе.
Гордо подняв подбородок, она последовала на выход.
Артур пошёл вслед за Делас.
Ромуланка, прибавив шаг, нагнала Джеза Тенму и вложила ему в ладонь голопроектор.
- На случай, если мы больше не увидимся, - шепнула она.
- "Амазонка" не приписана к проекту, и я не думаю, что нас к ней подпустят с любыми отличными от демонтажа улучшений и ремонта целями, - проворчал Освальд.
- Ещё не поздно проверить это, по крайней мере, - сказал Ракар, и в этот момент сияние автоматически настроенного транспортера забрало его и материализовало в ангаре Амазонки.
Пальцы Джеза Тенмы сомкнулись сначала на пальцах Делас, а затем на голопроекторе, который она вложила в его руку. Не глядя на Делас, он вышел из ангара и зашагал по коридору. Гал Тенма следовал за ним на расстоянии нескольких шагов.
Делас на мгновение застыла, а затем решительным шагом направилась в другую сторону, где были каюты участников проекта «Альфа».
Освальд сел за оперативный пост и направил сенсоры на каюту Тенека и Ракара. Вулканец и трилл всё ещё были там. Кадет перебрался к инженерному посту и навёл на обоих транспортер. На тот случай, если Делас ошибалась. При этом кадет не забывал поглядывать на время - опаздывать на общий сбор не хотелось.
_____________________
Совместно с Делас, Освальдом, отцом и сыном Тенма
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 09 Февраля 2018, 10:08:05
04 сентября 2384 г., 11:10
ДС9, Стыковочное кольцо, ангар катера “Анадырь”

-...Что там происходит? - гал Тенма отвернулся от Делас и посмотрел на катер, откуда слышались чьи-то голоса.
Делас решительно направилась к катеру.
- ‎Освальд, что здесь... Ой, Ракар? - моргнула девушка.
Ромуланец, после ухода Освальда, внимательно следивший за биосигнала в своей каюте и около нее, а заодно и включив сканирование пространства вокруг места, куда отправился Освальд, быстро повернул голову к Делас.
- Да, Делас, как дела? Где гал Тенма?
- У нас все отлично, гал в ангаре, - махнула рукой ромуланка. - Что тут у вас творится? Как прошел разговор, где Джез? Пойдём, все расскажешь галу сам!
Ракар на секунду закрыл глаза. Делас завалила вопросами, но она справилась, она задержала гала беседой, и тот никуда не ушел.
- Не могу уйти, Делас, лучше зови кардассианца сюда, погоди, - Ракар шептал, - я попался как последний веруул, но об этом потом. Мне нужно следить за сенсорами, Освальд сказал, что есть опасность. С Джезом поговорил, он обещал поговорить с отцом, и должен прийти сюда, на "Анадырь".
- А, хорошо, - согласилась Делас, но в ее голосе явно звучало непонимание происходящего. - Значит, он скоро будет? Я так и передам... И что значит "попался"? Что-то случилось?
Ракар снова посмотрел на показания сенсоров.
- Да… - медленно сказал он, - у нас немного не задалось, но Джез скоро придет сюда, я надеюсь, и пусть они поговорят. А потом я тебе расскажу во что я вляпался.
- Тебе нужна моя помощь? - быстро спросила Делас. - Я могу попросить отца... если случилось что-то действительно серьезное.
- Пока еще ничего не случилось, Делас, но может, в самое ближайшее время, - все также тихо ответил Ракар, - и лучше не впутывать сюда твоего отца. Политик такого ранга не должен связываться с агентами-неудачниками. Ладно, Делас, позже, зови гала, не хочу чтобы Джез с ним разминулся.
Делас нахмурилась, но ничего не сказала, и молча направилась к выходу из катера.
- Гал Тенма, ваш сын скоро здесь будет, - объявила она. - Вы можете подождать его в катере.
- Хотя, - Ракар обернулся, - твой отец может сделать нечто другое, и это идея, - и тут Ракар снова принялся следить за сенсорами.
Гал Тенма проигнорировал приглашение Делас и остался стоять на месте.
Артур тоже остался стоять рядом с громадным кардассианцем, раз тот по какой-то причине, не рисковал больше заходить в катер. Может быть, он подозревал что-то не то?
- Делас, - позвал Ракар через минуту, не спуская глаз с сенсоров, - что он там, не идет? Ну, он получил информацию, теперь не денется никуда, иди, посиди со мной, пожалуйста.
Делас проводила гала Тенму взглядом и поспешила в катер.
- Рассказывай, что случилось, - выпалила она, с облегчением усаживаясь в соседнее с Ракаром кресло.
Ракар смотрел в консоль, но это не мешало ему начать говорить, все также тихо, как и раньше.
- Джеза не устраивает план побега. В той его части, которая об ответной услуге. Он считает, что Тал Шиар сделает его курьером и наемным убийцей. И он пригрозил мне раскрытием этого плана федератам. Что на территории Федерации есть ромуланский катер с идеальным устройством невидимости. Это тот, который должен будет эвакуировать меня, если со мной что-то случится. Я решил его использовать для побега Тенмы. И теперь… сама понимаешь. Похоже, он и правда не такой, каким я его считал. Ты предупреждала, а я проигнорировал. Критическая ошибка.
- Я не понимаю, - нахмурилась Делас. – И я не знаю, о чем вы договорились изначально. Джез так и сказал, что сдаст тебя федератам? Это не слишком на него похоже. Может быть, ты что-то не так понял? Кроме того… ну… ты правда думаешь, что федераты не догадываются, что на их территории незаметно летает пара-тройка наших кораблей?  Пока они не знают их точного местоположения – какая разница! Как будто на Ромуле нет федеральных шпионов, - она расслабленно откинулась на спинку кресла и крутанулась в нем.
Вулканец и трилл в каюте не двигались. Ракар не знал точно, чем они там заняты, но все равно начинал немного ревновать.
- Хха, - усмехнулся Ракар, - пара-тройка. Ты явно знаешь больше меня. Я осведомлен только об одном, который для меня. Но в том то и дело, что в том падде, который у Тенмы – есть точные координаты, где именно появится катер, в какое время и где он снимет маскировку. Он прилетел в ангаре того д'дидерикса, который привез меня на проект, корабль ушел обратно в Нейтральную зону, а катер остался. Да, на Ромуле много федеральных шпионов… это да. А я еще, однажды упоминал одному офицеру Сб на Волане II об этом катере. Тоже хотел… одну кардассианку перевезти. Они отказались. Но все равно… я "молодец". И глупец. Насчет договоренности – я сказал Джезу, что однажды мне может потребоваться в будущем от него услуга. Он считает, что Тал Шиар заставит его убивать. Да, похоже, мы не поняли друг друга. Но суть в том, что угрозы о разоблачении – просто так не говорятся. Если сказано – "я расскажу все федератам", значит так оно и будет. Я разочарован. Он попросил меня о помощи, и вот так подставил.
- Ты же сам знаешь, на что способен Тал Шиар, - покачала головой ромуланка. – И что за услуги они могут попросить. Возможно, вам стоило договориться в самом начале. Может быть, он ждал помощи от тебя, а не от Тал Шиар… Я не могу себе представить, что могло бы заставить меня сотрудничать с их… как он там называется – Обсидиановым Орденом? Разве ты бы доверился секретной службе другого государства? – она с любопытством посмотрела на Ракара, чуть склонив голову.
- Джез – не глуп. Он прекрасно знает, что организовать побег, с имитацией смерти, да еще и с выдачей ему новых документов, и с высадкой на планету по его выбору – один человек, сидя на этой станции не в состоянии. В конце концов, ты знаешь, сколько стоит корабль с варп-двигателем? Я не обладаю такими суммами, тем более здесь. Деньги предоставлены Тал Шиар, все остальное – тоже. Я лишь придумал что и как сделать. А насчет Тал Шиар… я работал с Джезом, и я попросил бы от него услугу. И я не стал бы с ним жесток. Мне в будущем могла бы быть нужна какая-то информация, или какие-то переговоры на той территории, на которой он будет. А не то, что он подумал. И зря ты так про Тал Шиар. Мы действуем не только силой, но и дипломатией. Если бы не Тал Шиар – на Ромуле не было бы порядка. А насчет Обсидианового Ордена – если бы мне нужна была помощь, и у меня не было бы иного выхода… в любом случае, я нарушил бы договоренность далеко не сразу. И уж точно не стал бы сдавать того, кто придумал бы для меня операцию, которая мне нужна.
- Я знаю, как вы действуете, Ракар, - рассмеялась Делас. – Только вот результаты дипломатии редко оказываются в моей лаборатории. Но ты не можешь требовать от Джеза слепо доверять нашей тайной разведывательной организации, не так ли? И… ты правда хочешь, чтобы кардассианцы поверили, что единственное, о чем их может попросить Тал Шиар – это информация? Ты прав, Джез – не дурак, и понимает это. Ситуация может измениться, и информации тебе будет уже недостаточно – ты не знаешь, что от тебя потребует твой долг родине, и не будешь щадить чувства какого-то кардассианца, если речь пойдет о делах государственной важности. Что для тебя важнее – Ромул или Джез Тенма? Я бы удивилась, если бы ты выбрал второй вариант, - мягко улыбнулась Делас.  
- Конечно, Ромул. Но еще – путь чести, который есть у каждого ромуланца, кроме совсем уж… врагов. Мой собственный ромуланский путь чести. Я ему уже говорил, благо Ромула – не значит, что другому должно быть плохо. Но это не важно. В Джезе я увидел союзника и друга, с которым можно было бы однажды сделать нечто важное, и это важное – не было бы убийством и предательством. – Ракар упорно игнорировал намеки Делас на действия Тал Шиар, - но все это уже не имеет смысла. За мной придет СБ, вполне скоро. Джез мог бы просто отказаться, но он предпочитает сделать все еще хуже.
- Мне кажется, ты ошибаешься, - загадочно улыбнулась Делас, но больше ничего не сказала.

Они сидели в катере, но услышали, как открылась дверь ангара.
-Сын! - послышался голос гала Тенмы, полный надежды.
-Отец, - голос младшего Тенмы был холоден.

______________
Совместно с Делас, Освальдом, отцом и сыном Тенма

продолжение следует...
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 07 Февраля 2018, 12:37:51
Продолжение
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”, ангар катера “Анадырь”, ангар 44

Ромуланец вжимался в стенку узкого трубопровода, зажмурившись, сжав кулаки, стараясь справиться с накатившей яростью от обещанного предательства. Он мог бы понять, если бы Джез просто отказался. Хорошо было бы, если бы он отменил уничтожение катера, решив просто исчезнуть, но нет, все кончилось совсем иначе. Не следовало даже связываться. Он запомнит на всю жизнь, что если чужак просит помощи в совершении определенного рода операции – следует сразу знать, что это подстроено. Что в просьбе есть второе дно, что это для того, чтобы подставить тебя самого. Но это знание пригодится только в том случае, если ему удастся выкрутиться. В первую очередь он не должен был подставить своих парней на том катере, это было просто, достаточно было просто не выйти на связь, сообщив об отлете челнока, и тогда катер не подойдет к месту встречи, не снимет маскировку, федераты его не возьмут. Каким же он был веруулом [глупец, дурак (ром.)], решившись вообще обмолвиться о том, что у него есть резервный вариант спасения с территории Федерации! Теперь его арестуют, и он точно не уверен какие именно методы интенсивного допроса есть в Федерации. Он ничего не скажет, но у них в СБ есть вулканка. Это очень плохо. Она сломает ему мозг, но доберется до информации. Этого нельзя было допустить. Ромуланец глубоко дышал, пытаясь успокоиться и убедить себя, что еще не все, еще не все кончено, он найдет выход. Другой выход. Наконец, он вытащил из кармана глушилку, выключил ее, отодвинул плоскую шторку, нажал кнопку под ней. Цилиндрическое устройство глушения звуко и видео записи мгновенно стало горячим, от того, что вся электроника в нем была уничтожена. Если уж попадаться, то попадаться без устройств. Следом Ракар выбрался из трубопровода на пол ангара, достал дельту-коммуникатор, включил ее, прикрепил на положенное место и вызвал Освальда.
- Освальд, слышите меня? Можете говорить?
Освальд задумался: то ли Ракар с Джезом встретились значительно раньше положенного, то ли их планы сорвались, и не было смысла продолжать разговор. Землянин какое-то время следил за кардассианским сигналом, а потом, словно спохватившись, хлопнул по коммуникатору, намереваясь вызвать Ракара, но в этот момент ромуланец сам его вызвал.
- Да, Ракар, говорите. Как всё прошло? - нетерпеливо спросил кадет.
- Джез сказал, что он поговорит с отцом, - коротко ответил Ракар, - но я не уверен, куда он идет. Встретьте его, он вышел из 44-го ангара, но не оставляйте его одного.
- Раз сказал - значит сделает, - уверенно сказал Освальд, не прекращая, впрочем, следить за кардассианским сигналом, словно не доверяя Ракару, Джезу, его отцу или всем сразу, - приготовьтесь к телепортации, мне нужна пара рук на катере.
- А я точно нужен вам на катере? – спросил Ракар, - в принципе, я готов.
- Если заняты, так и скажите, - торопливо сказал землянин.
- Нет, не занят, - ромуланец глубоко вдохнул и выдохнул, - я готов, телепортируйте.
Быстро перебравшись за инженерный пост, Освальд навёл транспортер на ромуланца и запустил телепортацию.
Когда Ракар появился, землянин тут же перебрался за оперативный пост и переслал координаты ближайшего к местоположению Джеза коридору на консоль транспортера.
- Отправьте меня по этим координатам, а потом следите за вашей с Тенеком каютой и за всеми, кто будет проходить рядом. У меня есть подозрение, что он может быть в опасности, пока ситуация с семьёй Тенма не получит дальнейшее разрешение.
Материализовавшись и выслушав землянина, Ракар чуть нахмурился. В каюте Тенека была Квинтилия, Квинтилия была в опасности, как и Тенек, и это было осознавать еще сложнее, чем собственный провал.
- Понял, - быстро сказал Ракар, проходя к консоли, - гал сказал кое-что интересное, да? Я все понял, - и ромуланец принял управление транспортером.
- Ничего конкретного, но подозрений хватает, тем более, что повод уже был, - ответил Освальд, становясь на площадку транспортера, - запускайте.
Ракар быстро кивнул Освальду и запустил телепортацию по указанным кадетом координатам.
____________
Совместно с Освальдом
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 07 Февраля 2018, 12:36:34
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”, ангар катера “Анадырь”

Гал Тенма пошел по ангару, громко топая сапогами по полу и выпрямив спину. Последствия приступа, который он испытал на борту “Анадыря” почти прошли.
Делас и Освальд переглянулись, и ромуланка побежала за галом Тенмой так быстро, как только смогла.
- Умрет? Что вы имеете в виду? – спросила она, громко обращаясь к его спине. – Не на этой станции… Вы же не собираетесь убить Джеза, правда?!
- Не Джеза! Тенека! - Освальд с досады хлопнул ладонью по консоли, после чего чуть менее яростно хлопнул уже по коммуникатору.
- Освальд вызывает Тенека. Сосед, то, о чём мы с вами недавно говорили в реплимате и у офиса СБ, снова в силе.
- Почему Тенека? – Делас удивленно обернулась к Освальду. 
- Всё же логично! - обернулся землянин и закрыл канал связи. - Тенек проболтался перед доктором Глессином и этим подставил себя под удар. Доктора-то может и арестовали, но он, очевидно, успел предупредить гала Тенма. Судя по реакции последнего на слова о том, что кто-то ещё знает секрет, он был уверен, что знал только Тенек. Слова про смерть "не сегодня и не на этой станции", а заодно и про " приведение неких механизмов в движение" ты сама только что слышала. Может я опять фантазирую - буду рад, если так и окажется - но что если нет?
- Но теперь-то секрет знаем мы все, - усмехнулась Делас и обратилась к кардассианцу: - Вы же не убьете всех участников проекта Альфа, правда? К тому же, мы все на станции. Но вы можете убить Джеза… Хотя я не думаю, что вы это станете делать, - сощурилась она.
Гал Тенма отрицательно покачал головой.
- Тогда зачем вообще кого-то убивать? – девушка удивленно вскинула брови. – Мы все знаем, понимаете? Это не секрет. Это уже невозможно утаить. Уже… слишком поздно.
Освальд хотел было объяснить, что за Тенеком уже могли быть посланы убийцы и что кардассианец это только что почти подтвердил, но передумал - некогда и незачем.
Повернувшись обратно к сенсорам, он направил их на каюту Тенека и Ракара.
Гал Тенма остановился, обернулся и посмотрел на Делас.
-Я знаю. Уже слишком поздно, - неожиданно мягко сказал он, - К тому же, я не могу знать, кому рассказал мой сын, пока не контролировал себя от шока. Концов слишком много. Но не волнуйтесь, все ваши друзья в безопасности. Я ведь сказал, что решил остановить все, что было запущено.
Тем временем сканеры показали землянину, что в каюте Ракара и Тенека находятся Тенек и Квинтилия.
- Вот, значит, что, - в голосе Делас появились угрожающие нотки. – Друзья в безопасности. И не на этой станции. И это, - она достала из кармана голопроектор, который отчетливо дрожал в ее руках. – Даже не думайте! Вы же не оставите его одного сейчас?!
Гал Тенма замер на месте.
-Что вы предполагаете? - спросил он.
- Для начала – поговорить с Джезом, - решительно проговорила девушка. – Если бы вы были моим отцом, я бы никогда не простила вам, если бы вы так поступили. Потому что кроме него – то есть, кроме вас, у Джеза никого нет. Это ваша ошибка, но исправлять вам ее придется вместе.
-Вы бы не простили, если бы я поступил - как? - уточнил отец Джеза.
- Если бы вы что-нибудь с собой сделали, - тихо проговорила Делас, опуская голову.
Гал Тенма вздохнул с облегчением.
-Нет, этого я не планирую. Я рад, что у моего сына есть такие друзья. Я старался воспитать его толерантным к другим расам, хотя не уверен, что преуспел в этом. Его толерантность приняла странные формы… Он любит женщин, и канар, и слишком упрям для своего собственного блага. Но он хороший мальчик, и сердце у него доброе.
- А вот над его воспитанием и отношением к женщинам вам надо было поработать получше, - не удержалась Делас. – Но, может быть, у вас еще будет такая возможность. Но тогда я не понимаю, кого вы собираетесь убивать и зачем – это выглядит совершенно бессмысленным!
-А как насчет доктора Глессина? - с каменным лицом спросил гал Тенма, - Его тоже не стоит убивать?
- А… - протянула Делас и быстро обернулась в сторону катера, где сидел Освальд, и тихо продолжила: –  Это, конечно, ваше дело. Вы боитесь, что ваш секрет пойдет дальше? Но он наверняка и так пойдет дальше, даже без этого… Глессина. Неужели вы все еще надеетесь удержать хоть что-то в тайне? Зачем прибавлять ко всем вашим проблемам еще и убийство? Они ведь, - она кивнула на катер, - вас сдадут.
-Кого это волнует на Кардассии? - так же тихо ответил гал Тенма, - И как насчет мести? Глессин не справился со своими обязанностями.
- Его операции были очень хороши, - с легкой завистью в голосе отозвалась Делас. – Филигранны! Если бы не кадеты и их расследование… Но на самом деле случилось то, что должно было случиться рано или поздно. Глессин не смог бы бегать за вашим взрослым сыном по всей галактике. В конце концов, когда-нибудь он бы просто умер. Рано или поздно, с вашей помощью или без нее – это не важно. Почему вы не можете это принять и понять, что виноват не Тенек, не Глессин, не кто-то еще, а вы?

Облегчённо вздохнув, Освальд увеличил радиус обзора, чтобы быть в состоянии заметить подходящих к каюте людей. А потом подумал: что если в каюту заложили бомбу? Тогда нужно телепортировать всех оттуда! Но что если бомбу телепортируют к Тенеку прямо перед взрывом? Надо переместить его туда, где могут находиться другие вулканцы... Что если во сне его пометили, например, радиоактивным изотопом, и бомбу телепортируют к нему? Тогда погибнет неизвестное количество невинных...
В этот момент Освальд понял, что он слишком много фантазирует, и, перебравшись за инженерный рост, навёл транспортер на Тенека и Перим. Если что-то пойдёт не так - он сможет их вытащить.
-Мы думали, что в какой-то момент он перестанет расти и вмешательство Глессина больше не понадобится, - тем временем пробормотал гал Тенма, - Хорошо. Он тоже останется жив. Не думал, что меня уговорит на это ромуланка. Похоже, я не зря был за ваш проект. Я продолжу поддерживать его и глинна Толан пока смогу.
 - Я пыталась донести до вас немного другое, - улыбнулась Делас. – Но надеюсь, что вам хотя бы удастся поговорить с Джезом. Вы ведь специально направили его в этот проект, да? Чтобы он увидел другие расы и другое отношение? Тогда это было… разумно.
-Нет, - ответил гал, - он сам хотел поехать, и я не смог его отговорить. Если бы я оставил его в окружении кардассианцев - пусть не на Кардассии-Прайм, а в колонии - разоблачение бы не случилось. Глессин подстраховал бы секрет в случае, если бы мой сын был ранен, а сенсоры не обнаруживают его природу. Это еще одна филигранная идея доктора.
- Но если бы раскрылся в Кардассианском Союзе, у него не было бы шансов, - заметила Делас. – Джез рассказал об отношении вашего общества к баджорским полукровкам. А ваш Глессин не мог бы оказаться в любой точке союза в нужный момент. Что же он такое придумал?
-Глессин должен был сопровождать моего сына как личный врач. Богатым людям позволительно некоторая эксцентричность, - бесстрастно ответил гал Тенма, - Но мы не предвидели, что на Волане II произойдет революция. И как вы, наверное, могли заметить, с помощью сенсоров смешанный биосигнал не определяется. У Джеза есть имплант… под правой лопаткой. Он сбивает сканеры и трикодеры, заставляя биосигнал выглядеть кардассианским.
- Ух ты! – Делас не сдержала восторга. – Это… красивое решение! Я не нашла его при обследовании, - призналась она и мечтательно добавила: - Вот бы посмотреть поближе, как это работает… Думаю, об этой штуке Джезу тоже стоит сказать, а уж оставлять ее или нет – пусть решает он сам. Он сказал, что не хочет продолжать поддерживающие операции и притворяться всю жизнь.
-Я надеялся, что со временем он сможет прекратить притворяться и останется таким, каким мы его сделали, - слегка опустил голову гал Тенма.
- Я не уверена до конца, как работают поддерживающие операции доктора Глессина, его опыт намного больше моего, - призналась Делас. – Очевидно, что с возрастом операции будут нужны все реже и реже, однако лицо меняется даже у взрослых, и через пять, десять, может быть пятнадцать лет… Нет, я почти уверена, что без врачебного вмешательства особенности внешности стали бы заметны, - вынесла вердикт Делас. – А вы не думали, что теперь, зная все, Джез захочет узнать, как выглядит на самом деле? Что он может не захотеть видеть обман в зеркале каждый день?
Гал Тенма только растерянно развел руками.
В ангар с катером "Анадырь" быстрым шагом влетел Артур.
- Что случилось? – нахмурилась Делас, глядя на появившегося кадета. – Где тебя так долго носило? У тебя возникли проблемы?
Подозрительно глянув на гала Тенму, Артур перевел взгляд на Делас.
- Я попал прямо к Толан и координатору Рилл. Джеза там нет, но вот телепортироваться обратно я не рискнул. Как у вас успехи?
- У нас все в порядке, - поспешила заверить его Делас, как будто никакого разговора об убийствах только что и вовсе не было. – Ракар пошел на встречу с Джезом, и, надеюсь, приведет его. Они тебя задержали? Ты им что-то сказал?
- У них там своё совещание, - сказал Артур, не намереваясь при гале говорить лишнее, - ну и я немного встрял, чего ещё хотеть, если попадаешь прямиком в каюту к таким чинам. Но вроде все в порядке. Понятно, Делас. - Артур кивнул, и посмотрел на кардассианца, - гал, давайте подождём в катере, может быть, Ракар приведёт Джеза.
Освальд продолжал следить за каютой Тенека, но ничего достойного внимания пока не обнаружил. Однако, время шло вперёд, и неожиданно внутренние часы катера показали, что наступило 11 часов. Кадет на короткое время перевёл сенсоры на ангар 44, решив проконтролировать, что Ракар с Джезом и правда встретились в этом месте и в это время.
Сканирование показало в ангаре один ромуланский биосигнал. Один кардассианский биосигнал удалялся от ангара 44, который был расположен почти на противоположной стороне станции, относительно ангара с “Анадырем” и помещений кадетов.
________________
Гал Тенма, Делас, Освальд, Артур
продолжение следует...
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Февраля 2018, 10:04:06
продолжение
04 сентября 2384 г., между 9-30 и 11 утра
ДС9, коридоры и трубопроводы станции, ангар 44

-Мой отец - пожалуй, единственный, кто может отговорить меня от моего плана, - сказал Тенма, - Вас это не беспокоит?
Ракар беззвучно усмехнулся.
- На самом деле мне будет жаль, потому что я старался. И не только я. Старались мои коллеги, они летят сейчас к точке встречи на максимальном варпе. И ваши новые документы уже готовы, летят вместе с ними. Но для начала - я считаю, что вы имеете право сами решать свою жизнь. И вы... можете отказаться от моего плана. Правда, в этом случае с вашей стороны это будет, мягко говоря - очень не вежливо. Во-вторых - я знаю, что на Кардассии у вас нет будущего сейчас, а я и мои коллеги - предлагают вам реальную возможность начать новую жизнь. Нет, не на Ромуле, не беспокойтесь. Мы с вами условились, и условия будут выполнены с нашей стороны. В ответ мы получаем вашу будущую лояльность, и возможность оказать нам услугу, если когда-нибудь в будущем она понадобится. Это политика, Джез. Но я честно признаюсь вам, что лично меня - несколько огорчает взрыв этого челнока, и то, что сообщат о вашей смерти. Хена хорошая девушка, она не заслужила таких новостей. Не знаю кто еще не заслужил, Макдауэлл расстроится, да. Есть такое. Делас ... , - тут Ракар хмыкнул чему-то своему, но не продолжил. - Не знаю от чего вас отговорит ваш отец, но если все пойдет не так, как вам бы хотелось - мы имеем способ разделить вас телепортом, и убрать от него, дать вам фору, чтобы вас не догнали. Но я считаю, что поговорить все равно нужно. Вы потеряете очень важное, если не сделаете это.
-Подождите… - Тенма слегка отодвинулся, - Давайте проясним… Почему вы говорите “с нашей стороны”, “мы получаем”? Я обещал услугу вам, лично вам, существу по имени Ракар. Мы не договаривались о моей лояльности организации, к которой вы принадлежите. Я не буду работать на Тал Шиар и позволять всем ромуланцам подряд использовать меня как курьера или наемного убийцу или что там еще они задумают. Я договаривался именно с вами, мне казалось, вы говорили что-то о дружбе. Но дружить можно с человеком, а не с целой разведывательно-карательной организацией. Если такова цена вашей помощи, то она мне не нужна.
Тенма еще отодвинулся, а затем начал выбираться из тоннеля.
-Я поговорю с отцом, - прошипел он сквозь зубы.
Ракар не двинулся с места, так и оставшись сидеть, привалясь спиной к стене только повернул голову к Джезу.
- Подождите, - сказал Ракар, - вы не поняли. Нам - это потому, что моя жизнь принадлежит Империи. Все, что я делаю - на благо Ромула. Но вы плохо меня знаете. Благо Ромула не означает, что кому-то другому должно быть плохо. Иногда общие цели совпадают. Я не подставил бы вас. И я говорил искренне, о дружбе. Другие вас не попросят о чем-то, связь с вами буду держать я. И я не стану просить вас убивать. Я хочу построить нечто иное, на честных договоренностях. Не спешите отказываться, не разобравшись.
-А кто вы такой, чтобы говорить за других? - огрызнулся Тенма, оборачиваясь, - Чтобы говорить за всех ромуланцев? Вы привлекли сюда других, привлекли ваше начальство. Как вы можете быть уверены, что они будут делать так, как вам хочется? Вы старше их по званию? Вы можете ими распоряжаться? Откуда вы знаете, какие у них планы и мысли насчет меня? Насчет вообще всего? Они вам все-все рассказывают, даже ваши командиры? Вам, мелкому оперативнику? Shel! - выругался Тенма, - Кто вы… вообще такой, Ракар? - он посмотрел на ромуланца, будто видел его в первый раз, - Вы или сильно заблуждаетесь насчет своей значимости, или представляете собой гораздо больше, чем думают все несчастные федераты вокруг. И я даже не знаю, что хуже. Не пытайтесь остановить меня, иначе я всем расскажу, как ромуланские корабли запросто летают по территории Федерации.
Он потряс паддом с планом своего побега, потом пнул ногой люк, и в тоннель проник слабый свет плохо освещенного ангара 44.
- Я собираюсь быть кое-чем большим, чем просто оперативник, - все также тихо сказал Ракар, хотя на самом деле кровь прилила к лицу и его обдало жаром, но это было незаметно в темноте трубопровода, - те, кто летит на катере – действительно подчиняются мне. Что ж, вы в праве делать, что угодно, Джез, в том числе предать меня, того, кто согласился вам помочь. Но рассудите, как это… логически. Если бы я желал вам зла – стал бы я просить вас поговорить с отцом? Я бы сделал так, чтобы вы улетели немедленно, прямо сейчас. Ни о чем ином – даже не упомянул бы. А теперь идите, Джез. Ваш отец последний раз был в ангаре с "Анадырем", там наверняка сейчас Освальд и Делас.
И ромуланец отвернулся.
Тенма вылез из люка и без лишних слов быстро пошел к выходу из ангара 44.
Ракар остался сидеть в тоннеле, принявшись стягивать перчатки. Сердце глухо билось в правом подреберье. Наверное, это был конец. Ему следует ждать ареста. Он сознавал, что нельзя больше связываться с кардассианцами, ни в каком виде. Хотя, это знание вряд ли могло ему помочь в дальнейшем.
___________
с Джезом Тенмой
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 06 Февраля 2018, 09:58:21
04 сентября 2384 г., между 9-30 и 11 утра
ДС9, коридоры и трубопроводы станции, ангар 44

Ракар покинул ангар катера "Анадырь" достаточно быстро. Он спешил оторваться от гала Тенмы на расстояние, которое нельзя преодолеть слишком быстро. Никогда раньше Ракар еще не был так близко к провалу, как сейчас, даже в тот предыдущий момент, до проекта, но там задание уже было выполнено. А здесь – просьба Джеза выполнена еще не была. С Джезом следовало поговорить серьезно. Джез не понимал, что убьет своего отца, а случится именно это. Он его не защитит, а сделает только хуже. И все равно, явить Джеза галу без предупреждения – нельзя. Меж тем, еще был час с небольшим до назначенного времени, и пока было еще рано. Ракар должен был за немного времени до 11 исчезнуть с сенсоров станции, что было задачей не простой, потому что на станции всего 2 ромуланца. И если он выключит дельту, то все равно его найдут. Зато, можно воспользоваться служебными тоннелями. И все это надо было проделать быстро. Пока на катере он подсвечивал эту систему тоннелей, еще раз напомнил себе путь до ангара 44. А пока – нужно было не привлекать внимания. Сначала Ракар зашел в каюту, но там занимались своими тренировками Тенек и Квинтилия, и Ракар, так и не перешагнув порога – вышел, отправившись в сторону Променада. Что бы сказала Квинтилия обо всем этом, если бы узнала, что тут происходит и зачем? Ракар на минуту задался этим вопросом, и образ Квинтилии снова стоял перед ним.
Ракар неспешно дошел до Кварк'с, заказал темно-синий земной напиток, выпил его, не отходя от стойки, наблюдая за игрой дабо и ее ведущей - дабо-девушкой. Взгляд ромуланца был безразличен и отстранен, механический. Спустя несколько минут он отправился по Променаду дальше и свернул в первый боковый коридор, дошел до ближайшего турболифта. На лифте ромуланец доехал до того самого стыковочного пилона, на котором вчера утром они были с Квинтилией. Только не удалось постоять рядом, посмотреть на станцию и звезды, помолчать вместе и о разном, но хотя бы рядом. Ничего этого не удалось, это действительно было романтическое место, и теперь, стоя перед этим свободным шлюзом, с видом на станцию, которого не закрывал никакой корабль, Ракар неспешно натягивал на руки свои форменные черные перчатки Тал Шиар. И потом наступил момент, когда время вышло. Ракар отвернулся от прозрачного шлюза и пошел обратно к лифту. В лифте он включил свою глушилку звуко и видео записи, снял с себя дельту-коммуникатор, отключил ее и сунул в карман. Затем изловчился, забрался к потолку, открыл верхнюю крышку лифта и выбрался на его крышу. Осмотревшись, Ракар прикинул каким образом ему удастся спуститься вниз, затем сунул голову в открытый люк и голосовой командой отправил лифт на противоположный конец станции. Лифт тронулся, Ракар приделал на место крышку верхнего люка и рискованным прыжком перебрался на лестницу лифтовой шахты. Ему предстоял путь вниз, и переход в один из служебных тоннелей, расположенных максимально близко к внешнему корпусу станции. А затем - он должен был не пропустить поворот к ангару 44. На всем пути он рисковал столкнуться с инженерами, и эта встреча ему была совершенно не нужна. Ракар приготовился быть очень осторожным и внимательным. Бросив взгляд вниз, в пустую лифтовую шахту - ромуланец начал спускаться по лестнице.
Прыжок с движущегося лифта на неподвижную лестницу был немного неудачным. Ромуланец не сразу почувствовал боль в левом запястье, но теперь это ему несколько мешало и уменьшало общую проворность передвижения. Однако, несмотря на неудобства, он за 10 минут спустился до нужного люка и проник в боковой трубопровод. Характерным металлическим звуком лязгнул металл, когда Ракар закрыл вход. Ромуланец прислушался. Тишина нарушалась только мерным гудением приборов, здесь никто не вел никаких ремонтных работ, и Ракар начал на четвереньках пробираться по переходу. Было достаточно темно, лишь перемигивались индикаторы, символизирующие штатную работу систем в сетке плотно протянутых проводов. В некоторые моменты ему казалось, что система жизнеобеспечения и вентиляция здесь работает не на полную мощность. Как он ни старался, все-таки пропустил нужный поворот и пришлось возвращаться на несколько пролетов назад. На это было потеряны несколько минут, и он еще раз убедился в том, что не зря дал себе некоторую фору по времени. И вот, наконец, очередной прямой переход вел к выходу в ангар 44. Перед тем как добраться до люка, Ракар остановился, сел, привалившись спиной к стене и прислушался.
-Кто здесь? - раздался шепот в темноте и перед носом Ракара мелькнуло что-то острое.
Голос принадлежал Джезу Тенме.
Когда перед Ракаром что то мелькнуло, он, повинуясь рефлексам, уклонился и попытался, оттолкнувшись ногами – метнуться в сторону по трубопроводу, уводящую от ангара прочь. А потом до Ракара дошло, что голос знакомый.
- Не враг, союзник, - коротко ответил он.
-Какого черта вы ползаете по тоннелям? - спросил Тенма, убирая нож.
- Скрываюсь от сенсоров, также как и вы, - негромко сказал Ракар, немного успокоившись, переведя дыхание. Ромуланец перевернулся и встал на колени, вытащил из кармана падд федерального образца, тот самый, который дал ему Джез Тенма еще вчера. Включил на падде подсветку и вгляделся в лицо кардассианца в тусклом свете. – Неплохой способ. Ну что, вы готовы к небольшому путешествию через космос?
-Да, все в силе, - Тенма сел, прислонившись спиной к стене тоннеля, - Однако, у меня есть пара вопросов относительно плана. Где находится планета, на которую вы меня отправляете и сколько до нее лететь?
- Да, - кивнул Ракар, - я подготовил подробный план, - ромуланец открыл файл на падде. – Ваш челнок стоит в ангаре 52, на этом падде все коды доступа к нему и все подробности плана. Координаты я ввел в компьютер челнока и проложил курс. Официально вы летите на Райзу, это для станции, если она запросит, на самом деле вы летите в систему Регалон и останавливаетесь возле второй луны обитаемой планеты. Лететь 7 часов. Луна принадлежит классу М. Здесь координаты вашей высадки. Вы прибываете на орбиту луны, телепортируете с челнока на поверхность все, что вам может пригодиться с катера, включая еду и воду, затем запускаете систему уничтожения и встаете на транспортер сами. После вашей телепортации – программным образом дилитиевый брусок будет извлечен из системы, прекратив управляемую реакцию материи и антиматерии, стенки сосудов будут истончены и вещество сдетонирует, оставив от челнока мелкие обломки. Недалеко от места высадки – есть пещера, камень которой защитит вас от сканирования с орбиты, вы сможете там укрыться. И ориентировочно через 2 часа после того, как вы прибудете – вас заберут два ромуланца. Они подойдут к пещере и назовут кодовую фразу "Алф’индор". Это птица, возрождающаяся из пепла – на ромуланском. Вы должны будете к ним выйти. Они заберут вас, дадут вам новые документы и отвезут на любую планету, которую вы укажете. Вы можете попросить их и о чем-то еще. Они проинструктированы, чтобы помочь вам.
Ракар протянул Джезу падд.
Тенма взял падд.
-Я никогда не слышал о системе Регалон, - признался он, - На чьей территории она находится?
- Это тройная звездная система, на территории Федерации, - сказал Ракар, - в противоположную от Кардассии сторону.
-Понимаю, - задумчиво произнес Тенма, - А этот челнок… какой расе он принадлежит? Полагаю, мне понадобится время, чтобы разобраться с управлением.
- Лиссипианский одиночный катер, - понимающе кивнул ромуланец, - я внес в компьютер все сигнатуры кардассианского языка. Кроме того, я проложил курс, вам будет проще, если вы будете следовать введенной программе и автопилоту. В любой момент пути вы сможете его отключить, и потренироваться с управлением. Если нужна помощь, я могу лично показать вам, как взлететь. Мы сможем добраться до этого ангара вместе, хоть и рискованно будет для меня. Но прежде, чем вы полетите, - Ракар отвел взгляд, - есть еще кое-что важное, что вы должны знать.
-Смотрю, вы обо всем подумали, - губы кардассианца изогнулись в улыбке, а затем он спросил, - О чем я должен знать?
Ракар улыбнулся.
- Да, обо всем. Если кто-то просит о помощи ромуланца, и ромуланец соглашается, это значит, что операция будет осуществлена в полном соответствии с договоренностью и в лучшем виде. Мы ценим своих союзников. И если у вас некоторые сомнение в моих мотивах – я могу понять, но не стоит беспокоиться. Соглашение будет выполнено, и вам не причинят никакого вреда. А поговорить я хотел вот о чем, - Ракар коротко вздохнул, - вы должны понимать, Джез, что ваша вымышленная гибель расстроит многих. Это, к примеру, Хена. Эта девушка … испытывает к вам чувства, насколько я могу судить. Кроме того, возможно, вы не знаете, но известие о вашей смерти – убьет вашего отца. Вы не защитите его своим действием. Ваш отец на станции, ищет вас, и недавно у него был сердечный приступ. Сразу после того, как он узнал, что, в частности я – в курсе, в чем ваша проблема.
-Если я останусь - он все равно умрет, - неожиданно мягко произнес Тенма, - Не сегодня, не на этой станции, но это произойдет. Он сделал ошибку - я пытаюсь ее исправить. И я не знаю другого способа.
Ракар снова сел на пол, прислонившись к стенке рядом с Джезом.
- Рано или поздно умрут все живущие, каждый. Ромуланцы уходят в Ворта вор, ромуланский рай, ну… Или в ад. Не знаю что там на эту тему у вас или баджорцев. Но суть не в этом. Сам факт обязательной смерти - не повод для того, чтобы пренебрегать жизнью. И дорогими вам близкими. Ваш отец принес к нам на Анадырь голографическую  статуэтку вашей матери. Он ищет вас, чтобы видимо, запоздало рассказать ту правду, которую не говорил раньше. Выслушайте его перед отлётом, прошу вас. Иначе, спустя время, вас настигнет сожаление о том, что вы его не выслушали, и никогда не узнаете, что он хотел бы сказать. И это будет не просто сожаление, а непереносимая боль утраты, сознание того, что вы могли бы, но не сделали, и этого уже не изменить. Если боитесь, что он вас задержит - мы вас подстрахуем. Там еще Освальд беспокоится о вас. Вы улетите все равно, этого гал не изменит, но для начала хоть выслушайте его.
-Вы хотите, чтобы я просто выслушал его? - подозрительно уточнил Тенма, - Звучит просто.
- Я хочу, чтобы вы поговорили, - сказал Ракар, глядя перед собой во тьму, - вы ведь никогда не знали своей матери. Это большая несправедливость и большая ошибка. У вас есть шанс, увидеть ее образ. У вашего отца есть шанс сделать то, что он должен был сделать еще в вашем детстве. Я не считаю ошибкой то, что вы появились на свет. На самом деле, вы должны знать, что мы, ромуланцы, нормально относимся к таким как вы. В любом случае, был выбор между небытием и бытием. Вы живете, смотрите на окружающий мир, сознаете себя. Это куда лучше, чем просто не быть. Хотя, я знаю, что вам тяжело. Но посмотрите с другой стороны. Ваша жизнь не кончена, она будет и будет другой, нежели чем вы хотели раньше, но она будет. Это важно. У многих нет и такой возможности. Когда гал Тенма пришел к нам на "Анадырь", мы поначалу ни в чем не сознавались. А потом ему стало плохо, я понял, что он может не дожить и вы никогда не узнаете то важное, что он мог бы вам сказать. Мы искали вас сенсорами, Джез, по станции. И не нашли. Я, Освальд, Делас, Артур. Освальд беспокоится за вас и считает вас другом. Я немного удивлен, но и Делас тоже... как-то переменила к вам свое отношение после вчерашнего. Не знаю уж, что у вас там было личного. Но - за вас все беспокоятся. Я ничего не сказал галу, но обещал, что у него есть шанс, что вы встретитесь и поговорите. Но решить это вы должны добровольно. Поэтому я пошел к вам не обычным путем, а сложным - через трубопровод, чтобы меня не отследили. Поспешите с решением, Джез, гал был в плохом состоянии, когда я ушел оттуда. Лекарство Делас ему помогло, но кто знает, он может и не успеть стать безутешным стариком, если вы решите его покинуть так и не поговорив.
________________
с Джезом Тенмой
продолжение следует...
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 02 Февраля 2018, 11:49:43
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”

- Принято, начну с "Кварк'с", - отозвался Освальд и внимательнее осмотрел помещение. С одной стороны, если Джез прятался, то вряд ли решил бы провести время в баре, с другой - он мог сидеть в неприметном углу или вообще находиться в голокомнате до одиннадцати часов. Кадет не был уверен, стоит ли пытаться расспрашивать персонал. В прошлый раз от них не было особого толку, к тому же, реши Джез спрятаться - он добавил бы пару полосок латины за то, что "его никто не видел"... посомневавшись немного, молодой человек решил отыскать всех, а потом уже дёргать дабо-девушек, если простой поиск не принесёт результатов.

Освальд начал обходить бар Кварка, считая кардассианцев. Небольшими группами персонал пристыкованного “Виетора”  завтракал на первом и втором этаже достаточно большого заведения. Освальду понадобилось некоторое время, чтобы обойти весь бар, не привлекая к себе внимания. Он насчитал 10 кардассианцев, но нужного ему гила не приметил.

Тем временем гал Тенма снова обратился к ромуланцу:
- Я уже сканировал станцию. После того, как я внезапно выступил в защиту глинна Толан, ваша коммандер была настолько благодарна, что согласилась помочь. Но вот вы - ромуланец. Если бы вы не хотели, чтобы вас нашли, как бы вы сами поступили, зная, что найти ваш биосигнал - дело двух минут?

- Ракар, десять в баре, голокомнаты пока не проверял, - коротко передал по связи Освальд, - вы ведь не давали Джезу своё блокирующее всё вокруг устройство? Я могу пройтись по Променаду, но что-то мне кажется маловероятным, чтобы он ходил по людным местам, пытаясь скрыться ото всех.

Ракар, сосредоточившись, телепортировал Артура прямо по центру каюты на жилом кольце, где был еще один кардассианский сигнал, на расстоянии двух метров от этого биосигнала и обернулся к галу. Некоторое сомнение его гложило, перед тем, как он собирался озвучить то, что собирался.
- Для этого существуют технологии маскировки, но в их отсутствии некоторые металлы могут экранировать сканирование. Если Джез знает о наличии таких материалов на станции среди грузов, то он может там прятаться, в принципе.
И тут же ответил Освальду:
- Нет, я ему ничего не давал, пройдись, на всякий случай, потом я переброшу тебя в стыковочное кольцо возле ваших кают.
- Он мог бы приглушить свой биосигнал, устроив искусственную кому или симулировав смерть, - тихо заметила Делас. – Но для этого он скорее всего попросил бы меня помочь, а он этого не сделал.
- Хорошо, - кивнул Освальд и вышел из бара, после чего быстрым шагом направился по Променаду.
- Или спрятавшись за щитами корабля. У него нет сейчас корабля, но у нас еще есть "Амазонка". И вот ее - в пределах станции он сейчас наверняка сидит на месте и не движется. Итого - последовательно сначала тех, кого мы видим, потом Амазонку, потом ангар, - Ракар умолчал что это будет 44-й ангар, и уж тем более он молчал об ангаре 52-м. - Да, Делас, вряд ли кто-то другой помог ему в создании искусственной комы.
-Эта станция особенная, - с какой-то теплотой сказал гал Тенма, - Если кто-то хочет затеряться на Терак Нор - есть способы. Во время Доминионской войны, когда мы отвоевали ее обратно, мятежники прятались в служебных тоннелях и трубопроводах, и мы не могли их найти простым сканированием. Слишком много радиации и остаточных количеств руды, которую здесь перерабатывали. Мой сын знает свою историю.
В этот момент карта сканирования на кардассианские биосигналы перед Ракаром обновилась: исчезла точка в коридоре с каютами кадетов и появилась в ангаре, где по плану должен стоять катер “Анадырь” - то есть там, где они сейчас находились.
______________
Совместно с Освальдом, Артуром, Делас и галом Тенмой
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 02 Февраля 2018, 11:49:02
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”

Гал Тенма приподнял на руке маленькое плоское устройство, и склонившееся к нему лицо ромуланки осветилось голографическим лучом.
Это была маленькая фигура женщины - у нее были зеленые глаза, как у Джеза Тенмы, золотистая кожа и платиновые волосы, крупными волнами обрамляющие лицо. Она не была похожа ни на одну из баджорок, которых раньше видела Делас, совсем не выглядела как другие представители ее расы, ноющие на весь Квадрант о своих обидах. Ее платье с открытыми плечами переливчато-зеленого, как крылья стрекозы, цвета ромуланка не назвала бы жалким, как и длинные серьги из крупного жемчуга. Женщина слегка раскачивалась из стороны в сторону и обмахивалась большим веером из белых перьев, кажется, она пела. Но звука не было слышно. И качество голограммы было не очень хорошим, изображение дрожало и раз в несколько секунд распадалось на отдельные лучи.
-Она была красивой, - снова повторил гал, - Из тех немногих разумных баджорцев, которые не стояли на пути у прогресса, который мы несли на эту планету. Принадлежала к их творческой касте. Впервые я увидел ее на гала-приеме в Ашалле...
Делас завороженно смотрела на голограмму, а затем повернулась к кардассианцу.
- Почему вы не сказали? Он должен был знать, кто его мать, - в ее голосе звучали нотки обиды от ее собственных эмоций и воспоминаний, наложившихся на историю Джеза. От того, что свою мать она запомнила вовсе не такой. – Она жива?
-Он плохо помнит свое детство, - ответил гал Тенма, - но я помню так, будто это было вчера. Ее звали Риа Черен, но все звали ее Рен-Рен. Она была достаточно популярной в столице… имела много друзей среди высокопоставленных кардассианских офицеров. Как она пела… Баджорцы звали ее шлюхой, конечно же, но это было не так… - кардассианец будто вырвался из оков тайны, которые сдерживали его 15 лет, и говорил быстро и жадно, глотая окончания слов, - У нее было много друзей и она была мила со всеми, но  никому не отдавала предпочтения, принимая цветы и драгоценности. Поэтому все мы тогда хотели обладать ею.
Тенма прикрыл глаза, вспоминая давно прошедшие времена и блеск приемов, на которых царили кардассианские офицеры в черных начищенных до блеска формах.
Делас сжала губы. Она слишком хорошо помнила слова Джеза о его матери. О том, что он мог только предполагать.
- Но она выбрала вас – или вы ее, скорее? – предположила ромуланка, неудобно усаживаясь на острые колени. – Вы ее хотя бы любили?
Краем глаза она видела спины Освальда и Ракара, склонившихся над консолью. Она не слышала их разговор, только отдельные слова, но предполагала, что они сейчас пытаются найти Джеза. 
-О, я любил ее… - проговорил кардассианец, - Я не чувствовал под собой ног и летал как на крыльях, когда она внезапно выбрала меня своим покровителем. Меня - молодого неуклюжего глинна, который лишь недавно прибыл на Бэйджор с другой провинциальной планеты. Я увез ее из столицы и поселил в отдельном домике сразу за границей анклава в Савинге, где было расквартированно мое подразделение. Но… видите ли… я тогда уже был женат.
Ромуланка понимающе кивнула. Она знала, что так бывает – по крайней мере, в той среде, где она выросла, - и слышала про содержанок.
- А потом она родила ребенка, - предположила Делас. – Джез сказал, что от таких, как он, у вас принято избавляться. Но вы этого не сделали, хоть и были женаты. Вы не убили этого ребенка и не оставили на Бэйджоре… Почему? И как вы объяснили это жене?
-Моя жена Аран… - кардассианец отвел взгляд, - Нас поженили родители, когда мы были очень молоды. Это было взаимовыгодным сотрудничеством для обеих семей. Мы не любили друг друга, но со временем… научились уважать. Она была ученым и хотела посвятить себя науке, хотя и последовала за мной на Бэйджор, как примерная кардассианская жена. У Аран было слабое здоровье и она не хотела детей, мы даже не делили спальню, кроме нескольких очень неловких для обоих раз в самом начале нашего брака. Сперва мое положение меня напрягало и угнетало, но со временем я нашел способы… справляться. Думаю, Аран обо всем знала, но она молчала… Мне же очень хотелось наследника, и когда Рен-Рен забеременела… я не смог дать ей лекарство. И после… тоже не смог. Он был моей кровью, понимаете? Когда Джез был маленьким, он был очень похож на кардассианца. И я думал… глупо, но… может, как-нибудь оно само рассосется.
- Это было очень эгоистично, - упрекнула его Делас. Со стороны это смотрелось комично – маленькая и совсем юная ромуланка читает нотации огромному пожилому кардассианцу. – Вы же знали, что он только наполовину кардассианец. Сколько еще вы собирались это скрывать? А что, если бы вы умерли, так и не рассказав ему его тайны? У вас, вообще-то, не очень здоровое сердце. Или – что эту тайну может узнать кто-нибудь еще? Я знаю одну девушку, которая была очень зла на Джеза и, узнав его секрет, готова была сообщить о нем в Центральное командование!
-Я хотел рассказать ему, когда он станет старше и сможет понять, - виновато признался Тенма-старший, - Но когда это время наступило… я снова не смог. Он был так счастлив на Кардассии, у него были друзья, его приняли в военную академию… Я не смог все это уничтожить. Я не должен был брать его с собой еще тогда, мог не убивать, но оставить в приюте на Бэйджоре - я знаю, другие кардассианцы так делали. Но… понимаете, однажды ночью 15 лет назад баджорское сопротивление проникло в анклав, где жили мы с Аран, и какой-то ненормальный смертник устроил взрыв. Аран погибла в спальне в своей части дома, и я ничего не мог сделать. Я бросился к Рен-Рен, но это был ад, перестрелка… Когда я смог добраться до ее дома, она тоже уже была мертва. Ее убили свои, понимаете? Потому что она была коллаборационисткой, - кардассианец выплюнул это слово, как ругательство, - В одну ночь я потерял обеих своих женщин. Но Джез выжил. Кроме него у меня никого не осталось, он был моей кровью, я не мог его оставить. И я забрал его. Попросил друга помочь, и нам удалось придумать историю, что Джез был ребенком Аран, а Рен-Рен была его баджорской нянькой. Нам удалось убедить в этом всех, даже его самого.
- Значит, она умерла, - грустно констатировала Делас. – Я думаю, Джез бы хотел ее узнать… Узнать больше о ней. Хотя, он ведь воспитывался с установками о том, что баджорцы – низшая раса, и ничего удивительного, что он не может принять свое происхождение. И то, что вы его обманывали. Может быть, он вас и не ненавидит, но уж точно очень злится. И то, что он сказал… Это правда, что ему пришлось бы бросить карьеру, если бы на Кардассии узнали? И нет другого выхода, кроме как бежать или всю жизнь скрывать свою сущность?
Тем временем за спиной Делас вспыхнул луч транспортера, и девушка резко обернулась. Освальд дематериализовался, и она вопросительно посмотрела на Ракара:
- Что у вас тут происходит?
-Да, он не сможет жить на Кардассии, - подтвердил гал Тенма, - Вы скажете, я не первый, что были другие до меня… Гал Дукат… Но вы не знаете, что с ним сделали… - он прекратил бормотать и посмотрел туда же, куда и Делас, - Что они делают?
- Мы ищем Джеза, - коротко ответил Ракар, обернувшись к Делас, - Освальд пошел искать. Гал Тенма, - Ракар сказал чуть громче, - не отчаивайтесь. Мы вам поможем. И вашему сыну тоже.
Артур, который до этого момента молчал, и наблюдал за происходящим, прислонившись к борту катера, зашел внутрь, прошел мимо Делас и гала, дошел до мостика.
- Я могу ускорить процесс, параллельно с Освальдом.
-Но как вы это делаете? - снова спросил гал Тенма.

Освальд Макдауэлл тем временем материализовался у входа в Кварк’с.
- Ракар, сколько кардассианцев должно быть рядом? - спросил он по связи, заходя в бар и осматриваясь.

Ракар показал Артуру на экране распределение кардассианцев по станции. 17 общим количеством в Кварк'се и на Променаде, одного в каюте на жилом кольце и одного на стыковочном кольце рядом с каютами кадетов. Махнул ему рукой в сторону площадки транспортера, затем обернулся к галу и Делас.
- Мы нашли сенсорами всех кардассианцев на станции и сейчас проверим их всех лично.
А затем ответил Освальду.
- Освальд, 17 в Кварк'се и на Променаде. И сейчас я отправлю Лайтмана в место с конца нашего списка - в каюте на жилом кольце один.
____________________
Совместно с Освальдом, Артуром, Делас и галом Тенмой
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 02 Февраля 2018, 11:48:12
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”

Освальд отошёл, а заодно отвёл Ракара чуть в сторону, и спросил шёпотом:
- Теперь это не личное дело семьи Тенма, в которое нам не надо лезть, теперь тут замешана международная политика. Если секрет семьи удастся сохранить, а отца с сыном - примирить, то это будет ещё одна победа проекта и доказательство того, что всё это не зря.
Ракар отошел вместе с Освальдом на пару шагов, посмотрел на время, и назад, на кардассианца и Делас. Теперь он понимал, что Джез своим действием убьет отца. Он не останется безутешным стариком, он умрет от горя, причем, возможно, сразу после прихода новости. До встречи оставалось 2 часа. Ромуланец посмотрел на землянина и зашептал:
- Международная политика – сильно сказано. Мы никак не можем повлиять на то, как кардассианцы в целом относятся к таким как Джез, но с отцом его точно надо свести. Освальд, сканируйте на полубаджорца-полукардассианца в конце концов уже. Ваши сенсоры различают таких?

Артур, который все это время стоял у кормы катера, и слушал доносившиеся из катера звуки, наконец подошел к шлюзовой двери и молча встал там, глядя на происходящее внутри.

- А вот и нет! - упрямо сказал Освальд. - Мы можем попытаться на это повлиять, правда, косвенно... и это потребует очень многого как от нас, так и от Джеза с его отцом! У меня есть одна мысль, но её надо озвучивать в присутствии самого Джеза... и всё равно с ним надо сначала поговорить, - землянин посмотрел в сторону каюты, словно раздумывая, - не знаю насчёт сенсоров, но, в крайнем случае, поищу кардассианские и баджорские сигналы раздельно. Если найдётся хоть одна совпадающая точка...
Ромуланец поднял глаза к потолку. Он боролся сам с собой, мучительно.
- У вас есть два часа, Освальд, - очень тихо сказал Ракар, - сейчас я правда не знаю где Джез. И не хотел бы озвучивать все остальное. Но я точно знаю, что Джез должен поговорить с отцом. Это важно. Просто потому, что действительно нельзя так. Давайте поищем и найдем его до 11. Мы многое сможем исправить, если сделаем это.
Землянин кивнул и быстрым шагом пошёл к оперативному посту. На месте он запустил поиск баджорских и кардассианских биосигналов одновременно, про себя думая, что ещё может пойти не так в этот раз.
- Делас, не отпускай его, мы сейчас что-нибудь придумаем, - негромко сказал Ракар, в сторону ромуланки и сидящего кардассианца, и пошел за Освальдом, остановился за его спиной, заглядывая в консоль.
- Он пока и не убегает, - бросила через плечо Делас и обернулась к кардассианцу.
- Ааа…, - Ракар махнул рукой, - логическое "и" – это хорошо, но давайте и кардассианцев тоже. Джеза не будет в общедоступных местах, он может быть в стыковочном кольце. Выводите поиск, сейчас разберемся.
- Да, элементарная математика, - кивнул Освальд, - пересечение множеств - каждый школьник знает. Сейчас посмотрим, что нам это даст. Если ничего, будем искать только кардассианцев. И надо ещё пристыкованные корабли осмотреть. Может, Джез уже поднялся на борт...
- Нет, он еще не поднялся на борт. Я знаю. По станции ищите, - сказал Ракар.
- Ну что же, это упрощает задачу, - вновь кивнул кадет, явно недовольный всем происходящим, - запускаю сканирование. Компьютер сохранит два множества найденных координат - баджорских и кардассианских, а дальше уже решим, оба нам понадобятся или только одно.
Сканирование станции выдало Освальду огромное количество точек, в некоторых местах они слипались в большие цветные пятна на схеме станции. Это было не удивительно, учитывая, сколько на ней было баджорцев. Несколько точек другого цвета принадлежали кардассианским биосигналам. Несколько раз точки накладывались друг на друга, означая места,  в которых кардассианские сигналы близко пересекались с баджорскими. В основном все точки были расположены в районе Променада. Картина, показанная в реальном времени, постоянно менялась, когда идущие по своим делам баджорцы и кардассианцы сходились в одной точке пространства, а затем расходились.
- Фвад, - выругался Ракар непереводимым для федератов ромуланским ругательством, глядя на экран, и затем продолжил чуть тише для Освальда, - у меня встреча с Джезом в ангаре 44 в 11. Но я не хочу чтобы его отец умер, не повстречавшись с ним, кое-что изменилось, хоть мне и сложно это принять. И я не считаю, что нужно ждать эти два часа, надо торопиться.
Освальд наградил Ракара очень недовольным взглядом, но сейчас было не до обсуждения различий между федератами и ромуланцами в отношении к раскрытию потенциально важной информации.
- Так, попробую убрать лишнее, скрыть те баджорские сигналы, которые точно отличаются от кардассианских. Если не поможет, проверю кое-что ещё…
Освальд убрал лишние баджорские сигналы, но ясности это не принесло. Кардассианцы и баджорцы все так же продолжали сходиться и расходиться.
- Хм, может, он пришёл заранее или просто прячется ото всех где-нибудь поблизости, потому что больше ему идти было некуда? - размышлял вслух Освальд. - Попробую просканировать ангар 44 и окружающее пространство на предмет наличия кардассианских биосигналов.
- Да, давай ангар, - сосредоточенно предложил Ракар, не обращая внимания на недовольные взгляды Освальда, - ему и правда больше некуда идти. Свою каюту на жилом кольце он бросил. У него ничего нет, он хочет начать новую жизнь. И кто знает, что этот Глессин с ним делал, может быть он вносил изменения также и в его кровь. Я вообще удивлен, как он скрывался до сих пор, это невозможно, для того, кто находится в армии. Убери баджорцев, они только смешивают всю картину.
- Да, так себе идея была, - согласился землянин и скрыл баджорские сигналы. Теперь он направлял сенсоры на ангар 44 и соседние помещения, а искал только кардассианцев. - Вот бы у Джеза был какой-нибудь необычный предмет. Например, перстень из редкого и нереплицируемого материала... на нём не было ничего такого, когда вы виделись последний раз?
- Увы, - ответил Ракар, продолжая смотреть в экран, - на нем были только шрамы от и последствия от вчерашней попойки, в результате шока от осознавания, что прежняя жизнь кончена, вот если бы вы могли бы подключиться еще и к камерам службы безопасности – это бы помогло. Но тогда нас всех просто арестуют. Главный инженер Дип Спейс 9 на станции, да и СБ не спит.
Сканирование ангара 44 не показало присутствия биосигналов.
- Снова мимо, - вздохнул Освальд, - мы можем перебрать все кардассианские биосигналы на станции и телепортироваться к каждому из них по очереди, но их было около двадцати, когда я сканировал в первый раз, - это может затянуться... а вы не проговорили с Джезом способов экстренной связи? Может, есть способ убедить его прийти в ангар раньше, то есть сейчас?
- Нет способа встретиться раньше, да и не нужно оно было, - сказал Ракар, садясь за вторую консоль, активируя системы транспортера, - ты его друг, тебе с ним и говорить по началу, постарайся уж как-нибудь, а потом включи связь, и мы вдвоем начнем его убеждать. Давай координаты, я готов.
- Есть ещё одна мысль, - вдруг сказал Освальд, - в медотсеке была проба крови Джеза. Думаю, её Делас изучала, это было, как я понял, вскоре после его похищения Глессином. Если результаты того анализа всё ещё в памяти компьютера, мы могли бы сузить область поиска и искать не просто кардассианца, а конкретно Джеза. Не знаю, правда, получится ли…
- Это дольше, кроме того, Делас сейчас отвлекает гала беседой, и держит его на грани, - сказал Ракар, повернув голову к Освальду, затем активировал свой коммуникатор, вызывая Освальда, - пусть так и будет, не бойтесь, Освальд, я хорошо владею системой телепортации Федерации, и покидаю вас по станции, вы не рискуете материализоваться в переборке. Джез будет в черной рубашке и черных штанах, вы его узнаете. Командуйте мне по связи.
- Ну хорошо, воспользуемся простым перебором, - кивнул, наконец, землянин и вновь просканировал всю станцию на наличие кардассианских биосигналов, после чего перенаправил вывод на один из экранов инженерного поста. - Вот, координаты всех кардассианцев на станции. Уж не знаю, стал бы Джез идти в "Кварк'с" или нет, но, наверное, стоит проверить сначала там, - Освальд пошёл к площадки транспортера.
- Хорошо,-  кивнул Ракар, навелся на Освальда, забрал его транспортером и материализовал у входа в Кварк'c, в том месте, где никого из людей не было в настоящий момент.
_______________
Совместно с Освальдом, Артуром, Делас и галом Тенмой
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 02 Февраля 2018, 11:47:10
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”

Как только послышался первый шаг кардассианца к двери, ромуланец быстро отступил к противоположной стене, оперся о нее и скрестил руки на груди, как будто так и стоял все это время, пока они с Делас разговаривали. Теперь, когда он услышал все слова Делас – было куда проще моделировать ситуацию и собственное поведение. Ромуланец смотрел на кардассианца и чувствовал нечто вроде жалости и сочувствия. Но он никак не мог потакать этому собственному сочувствию. Потому что знал позицию самого Джеза. И она была однозначной. И он не мог решать эту ситуацию иначе. Мельком взглянув на Освальда, Ракар снова посмотрел на кардассианца.
- Я полагаю, гал Тенма, что раз Джез покинул проект, жить на станции у него нет никакого иного повода и причины. Так что, скорее всего он улетит. Не знаю куда.
Освальд, совершивший быстрый вояж к репликатору, неожиданно произнёс:
- Гал Тенма, если Джез настолько сильно не хочет вас видеть, может, с ним стоит говорить кому-то другому? Попытаться убедить отложить побег, не рубить сплеча, как говорят на Земле. Я знаю, что на Кардассии семья - это всё, и вам не хочется допускать к этому делу посторонних, но, может, если с ним поговорит кто-то, кого он считает или считал до недавнего времени своим другом, это принесёт лучший результат? Правда, его сначала надо найти... - кадет посмотрел на Ракара.
-Вы можете уговорить моего сына не покидать станцию так скоропостижно? - гал Тенма перевел взгляд на землянина.
- Я... не знаю, - признал Освальд, - но если он так сильно не хочет видеть вас, то, возможно, стоит попробовать донести свою мысль через кого-то другого. Как я уже сказал Делас, Джез - мой друг, и мне отнюдь не безразлична его судьба, поэтому можете быть уверены, что я сделаю всё возможное, лишь бы он не сломал жизнь самому себе. Может быть это станет последним, что я для него сделаю, а может у меня тоже ничего не выйдет - не знаю, но попытаться стоит.
Ракар на миг опустил взгляд в пол, воспользовавшись моментом, что гал Тенма повернул голову в другую сторону. Трудно это было. И Освальд говорил как настоящий друг.
- Гал, - присоединился Ракар, - давайте так поступим, если вдруг мы найдем Джеза раньше вас, или он нам случайно попадется, мы передадим ему, что вы хотите поговорить с ним. Но мы должны быть уверены, что вы не сделаете ничего такого подобного, как позволил себе господин Глессин. Что вы не примените к Джезу силовые методы, что вы не будете подчинять его своей воле вне зависимости от его собственного мнения. Он вправе сам решать свою жизнь. Вам нужно уважать это его право. Я понимаю, как важно поговорить отцу с сыном, особенно после такого… Но я должен быть уверен, что решения вашего сына и его собственное право распоряжаться своей жизнью – для вас не пустой звук. Вы можете обещать мне, что будете уважать его мнение и признавать его?
-Вы не понимаете, - проговорил гал Тенма, - Он еще не готов самостоятельно принимать решения. Ему нужна защита. Но мне не стоит с вами говорить об этом. Делайте, что можете. И я тоже не перестану его искать.
Ракар качнул головой, глядя на гала и чуть прищурился.
- Да нет, я как раз понимаю. Больше, чем вы думаете. Но только при таком подходе вы еще полвека можете не давать Джезу права и не считать его готовым. До самой старости. Потому что, видимо, вы не считаете его личностью. А он меж тем, уже вырос, живой,  мыслящий, переживающий. Вы не сможете защищать его вечно согласно вашему плану. Он не вещь. И пока вы этого не поймете, он не захочет говорить с вами. Если вы обдумаете это, и придете к иному решению, чем на котором настаиваете сейчас, сообщите мне по связи. Только постарайтесь, чтобы это было не слишком поздно. У вас очень мало времени.
Гал Тенма всем массивным корпусом развернулся к ромуланцу.
-Вы знаете, что времени мало, - повторил он, - Значит, вы знаете об отлете моего сына больше, чем говорите. Во сколько он улетает? На каком корабле? Я его отец, я должен это знать.
- Очевидно, Джез уверен, что готов сам распоряжаться своей жизнью, - тихо сказал Освальд, - и, судя по его отчаянным действиям, он не согласится снова жить в неведении и быть полностью от вас зависимым. Вам двоим придётся прийти к какому-то компромиссу, иначе вы просто не найдёте общего языка. По крайней мере, со стороны смотрится именно так. Может, если вы не готовы взглянуть на него как на взрослого, будет лучше, если его действительно не найдут. Жаль, я надеялся попрощаться.
-Все, что я делаю - для его защиты! - повысил голос гал Тенма.
- Видимо, ему так не кажется, - Освальд посмотрел кардассианцу в глаза. - В чём бы ни заключался корень ваших противоречий, вам их не удастся разрешить, применив силу - придётся договариваться, объясняться и идти навстречу. Иначе вы рискуете его совсем потерять.
-Я просто хочу поговорить с ним… - уже тише сказал гал Тенма.
- Гал, - чуть вздохнув сказал Ракар, снова обменявшись с Освальдом взглядами, - я знаю только то, что уже ответил. Я не знаю когда и куда он улетает. Я знаю только, что он улетает. И на тот случай, если вдруг я где-нибудь увижу его, я мог бы поспособствовать вашей с ним встрече. Но только в том случае, если вы поймете, что эта "защита" давно уже трасформировалась в рабство. Ваша предыдущая стратегия уже рухнула. Теперь уже нужно осознать новые обстоятельства. И прекратить переносить свои привычки двадцатипятилетней давности на собственного сына. Простите, я не пытаюсь учить вас жить, я лишь говорю, как обстоят дела. Такое условие – вы начинаете считать его равным и уважать как личность, и тогда, если я его встречу, попробую убедить, что вам нужно поговорить, если нет – то нет.
-Я всегда уважал его личность, - произнес Тенма, - Но есть вещи, с которыми он не может справиться сам. Или изменить. Вы не знаете, о чем я хочу поговорить с ним. Но у меня есть ощущение, что вы мне препятствуете. Что ж, полагаю, вы ничем не можете или не хотите помочь. Мне придется продолжить поиски самому, даже если придется прочесать все служебные тоннели этой станции.
- Нет, не препятствуем, - устало сказал Освальд, - я хотел предложить объединить усилия, но у вас своё видение ситуации. Что же, могу только пожелать удачи в нахождении общего языка с сыном. И в нахождении самого сына, - землянин снова отошёл к репликатору и создал ещё одну кружку рактаджино.
- Мне кажется, я догадываюсь, о чем вы хотите поговорить, - проговорила Делас, появившись на пороге медотсека. По всей видимости, она решила повести себя так же, как и ее коллеги по проекту – подслушать разговор. – Но он уже не ребенок. Он все знает и сделал выбор. Может быть… может быть, он хочет в какой-то мере защитить и вас? Потому что он знает, что ждет его на Кардассии.
-На что вы намекаете? - гал Тенма резко повернулся к вошедшей девушке.
- Джез сказал, что таким, как он, не место на Кардассии, - проговорила Делас. – Разве это не так? И разве это не бросит тень на вашу репутацию? У вас на планете странные нравы, мистер Тенма...
-О чем вы, черт возьми?! - воскликнул гал.
- Вы знаете, о чем, гал Тенма, - поспешно сказал Ракар, - но мы не будем произносить этого вслух именно из-за этих самых кардассианских нравов. Мы, в частности, относимся к этому намного проще, но не суть. Не теряйте надежды, есть вероятность, что вас вызовут. У вас же есть эта федеральная дельта, или что-то ещё, чтобы вызов застал вас в любом месте?
-Что за грязные намеки? - возмутился Тенма, - Что значит “я знаю о чем”?! В чем, вы хотите, чтобы я вам признался и оговорил себя? Это какой-то ромуланский заговор или пропаганда! Держитесь подальше от моего сына!
И гал начал выбираться из кабины “Анадыря”.
- Это не намеки, - Делас не спешила идти вслед за галом Тенмой. Моральные дилеммы никогда не были ее коньком: – Джез в курсе своего происхождения, он знает, что он – наполовину баджорец, и что за операции ему делали. Извините, но это уже давно не секрет, - произнесла она, мельком взглянув на Освальда и Ракара.
 Тенма обернулся на пороге.
-Вы… знаете? Вы все - знаете? - выдохнул он.
Делас равнодушно пожала плечами:
- Важно то, что он сам это знает.
Гал начал медленно оседать на пол.
- Что ж они все такие нервные, - испуганно пробормотала Делас, глядя на побледневшего кардассианца. – Посадите его куда-нибудь, я сейчас приду! – она стремительно бросилась назад в медотсек, где осталась ее аптечка.
Освальд, которого слова Делас вырвали из состояния глубокой задумчивости, вернул рактаджино в репликатор и метнулся к кардассианцу.
-Все в порядке, все в порядке… - пробормотал Тенма, слабо отмахиваясь рукой. Другой рукой он потянулся к сердцу.
- Пусть врач вас осмотрит, много времени это не займёт, - настоял Освальд, кивком головы указывая на дверь медотсека, - нам всё равно теперь надо кое-что друг другу сказать.
Вдвоем Освальду и Ракару удалось усадить тяжелого гала на пол. Он откинулся на стену возле входа в катер и закрыл лицо рукой.
Уже через пару секунд Делас вернулась из медотсека со своей секретной аптечкой в руках.
- Отойдите, - решительно сказала она кадетам и присела на колени рядом с кардассианцем, активировав медицинский трикодер.
-Это просто сердце… - пробормотал Тенма, - Это пройдет...
Трикодер девушки действительно регистрировал признаки приступа стенокардии.
- Простите, я… мне, наверное, не надо было говорить, - призналась Делас. – Я введу вам лекарство, вам станет легче. Я тестировала его на кардассианцах, - с гордостью добавила она.
Тенма никак не выразил свое несогласие.
Покопавшись в аптечке, ромуланка достала одну из своих многочисленных и совершенно одинаковых ампул и сделала инъекцию. Ее руки слегка дрожали – то ли от волнения, то ли от болезни.
- Что вы теперь будете делать? – тихо спросила она.
-Вы хотите увидеть его мать? - неожиданно спросил кардассианец слегка надтреснутым голосом, - Рен-Рен… она была красивой.
Он неловко полез правой рукой куда-то вбок под нагрудную броню и вытащил небольшое плоское устройство.
Делас застыла на месте от удивления. В памяти всплыл ночной разговор с Джезом – о том, что он никогда не видел свою мать, а она не может простить свою.
- Д-да, - нерешительно проговорила ромуланка. – И он тоже… хотел бы. 
_______________
Совместно с Освальдом, Делас и галом Тенмой
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 21

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS