* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Января 2018, 11:08:55 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 20:00
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 ... 15
76  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 13 Августа 2016, 09:57:09
Здравствуйте, кадет.
77  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 11 Августа 2016, 10:14:07
28 августа, раннее утро
каюта Тенека и Освальда, затем Променад возле Кварк’с


Этим утром Тенек проснулся в одиночестве. В полном одиночестве, которое не нарушали никакие дополнительные обстоятельства: ни дурное самочувствие коллеги, ни необходимость как-то повлиять на его безответственность, ни тем более необходимость увязать советы мисс Хены с собственным врачебным долгом. Освальд не изволил явиться ночевать вообще. Неизвестно было ли это хорошо для самого Освальда, но для Тенека это было несомненным плюсом: можно было сразу приняться за дела, следуя загодя составленному расписанию, не нарушая ни единого пункта из этого плана.
Тенек так и сделал, а когда он выходил из реплимата после завтрака, обстоятельства сложились и вовсе благоприятно: по направлению к Кварк’с шествовала глинн Толан. Возможно, она решила позавтракать в баре, а ещё вероятнее – отсмотреть материалы вчерашних презентаций, которые ей пришлось пропустить. В любом случае Тенеку представлялся случай поговорить с ней о его служебной записке. Ни секунды не колеблясь, стажёр взял курс на перехват и поприветствовал координатора проекта.
Толан скользнула взглядом по вулканцу и хотела было пройти мимо, но Тенек направился ей на перехват, уничтожив любой шанс на отступление. Что ему могло понадобиться от координатора в шесть утра, кардассианка не знала и не горела желанием узнать: явно ничего, что не могло бы подождать более приемлемого времени, настроения и самочувствия координатора.
- Мистер Тенек, вы что-то хотели? – со вздохом уточнила женщина, поняв, что поздороваться он решил не из простой вежливости.
– Я хотел обсудить с вами мою служебную записку.
- Сейчас? – от удивления Толан даже не разозлилась. Если вулканец пытался шутить, то делал это очень неудачно. – Это не может подождать?
– У вас насыщенный график работы днём, учитывая возможный вызов на слушания, поэтому я посчитал удачной возможность поговорить с вами до начала сегодняшней рабочей программы.
Толан прикрыла глаза и потерла переносицу: почему-то Тенек одним своим видом усиливал головную боль, только-только затихшую после двойной порции рактаджино. И говорить он тоже мог бы потише!
- Говорите, что там у вас, только покороче, - произнесла она, наконец.
Тенек не уловил, почему он должен что-то говорить, ведь всё было и так предельно ясно, но задал вопрос, причём именно покороче:
– Будет ли одобрен вами этот проект, и есть ли у вас какие-либо возражения?
План-проект Тенека женщина помнила отлично: прошлое ее утро началось как раз с изучения многостраничной работы, написанной столь формальным стилем, что отлично справилась бы с ролью снотворного. И хоть сейчас это было последнее, над чем Толан хотела думать, она осознавала, что сегодняшняя беседа с Корамом практически поставила на ней крест как на руководителе проекта «Альфа», и раз ее уход – вопрос лишь нескольких дней, она уже не имеет права мешать Тенеку в его карьере и запрещать инициативу. Хотя вопросов и возражений у нее было предостаточно.
- Я еще думаю над этим, - проговорила она, оглядывая пустой Променад. Они стояли в самой его середине и, должно быть, необычно смотрелись со стороны, если бы кому-нибудь пришло в голову смотреть на них со стороны в это время. – Что говорит по этому поводу коммандер Мори? Она уже знает, как включить вас в работу станции? По моим оценкам ваше планирование кажется не слишком реалистичным, и как координатор проекта я не вижу возможности, чтобы вы успели все задуманное, - Толан настолько свыклась с мыслью, что уже скоро покинет проект, что, называя себя его координатором, почувствовала внутренний дискомфорт, будто обманывала своего подчиненного. – На примере кадета Перим я вижу, как сложно совмещать работу на станции с заданиями проекта.
– Кадет Перим приступила к своей деятельности сразу же после возвращения, я не знаю, был ли доступен ответственным за это лицам тот график, который вы предоставили мне, – возразил стажёр. – В составленном мной графике я постарался как можно лучше учесть возможные накладки и оставить временные промежутки для того, чтобы их избежать. Что касается коммандера Мори, она не высказала возражений на общем собрании, но если вы настаиваете, я перешлю свою служебную записку также и ей.
- Согласуйте это с ней – мне нужно получить от нее подтверждение, что ваша деятельность будет необходима станции, - Толан коротко кивнула стажеру и бросила взгляд на наручный коммуникатор с часами: до завтрака с галом Дохиилом оставалось все меньше времени, а ей еще было необходимо привести себя в порядок… и воспользоваться своим временем в голокомнате. – Мое мнение вы уже знаете: если ваши исследования и работа на станцию начнет мешать участию в проекте, вы немедленно его покинете. Вы все еще на испытательном сроке, - напомнила кардассианка, вновь прикладывая пальцы к переносице. – Но я дам вам шанс начать и доказать, что вы сможете последовать своему самонадеянному плану.
– Да, мэм. В таком случае ещё два вопроса. Вы прочитали, что для более эффективной реализации проекта и в первую очередь для безопасности народов, которые представлены в группе «Альфа», было бы разумно использовать образцы крови участников проекта. Вы согласны?
- По этому пункту у меня также был вопрос, - Толан не высказала своего мнения и проигнорировала прямой вопрос Тенека. – Как вы собираетесь принудить всех участников проекта сдать вам кровь? Не рассчитывайте, что я просто прикажу всем это сделать, это ваше задание и ваша инициатива.
– Я не могу их принудить, – согласился вулканец, – однако, это в их собственных интересах и в интересах их народов, они должны это понимать. Не логично отказываться, если согласие может в будущем спасти ваш народ от эпидемии. По этой же причине я рассчитывал на вашу поддержку, хотя бы рекомендательного характера.
Толан внимательно посмотрела на вулканца: неужели он всерьез просит ее о содействии, зная, что она резко против его инициатив вне проекта? Неужели ее слова о том, что он не оправдал ее доверия, прошли мимо – или у вулканцев и вовсе концепция доверия не является чем-то важным? Она с трудом подавила волну раздражения, но в ее голосе явно читалось недовольство:
- Должны понимать – наверное, - кардассианка растянула губы в быстрой улыбке, которая, однако, вовсе не являлась одобрительной, и прохладно добавила: – Моей поддержки у вас нет. Действуйте сами, как считаете нужным. Если вы нарушите правила станции или проекта, вы знаете, что вас ждет. Следующий вопрос?
Взгляд Тенека стал почти осязательно-профессиональным.
– Второй вопрос, как вы себя чувствуете, мэм. Вы выглядите по крайней мере невыспавшейся.
Толан сделала глубокий вдох, убеждая себя не сорваться на Тенеке. И отметила про себя, что ко встрече с галом Дохиилом ей еще следует подготовиться…
- Я себя прекрасно чувствую, - процедила женщина сквозь зубы, одаривая вулканца тяжелым взглядом. – Читала ваш проект всю ночь. А теперь, если у вас больше нет вопросов… - она сделала шаг в сторону, порываясь закончить беседу.
Тенек приподнял бровь, то ли выражая сомнение в её правдивости, то ли выражая скептическое отношение к тому, что начальница прочитала его записку так поздно.
– Вопросов нет, мэм. Если вы всё же почувствуете себя плохо, обратитесь в лазарет или ко мне: не стоит понапрасну терпеть дискомфорт.
- Непременно, - хмыкнула координатор и быстрым шагом направилась в сторону голокомнат.

________
Вместе с Тенеком
78  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 09 Августа 2016, 10:06:05
28 августа, очень раннее утро
Каюта Велока Корама


Несмотря на вчерашний затянувшийся вечер, в котором принимали участие Утара Рилл, канар и не самые веселые военные воспоминания обеих дам, утро глинна Толан началось неприлично рано: вчерашняя договоренность с бывшим мэром Велоком Корамом оставалась в силе, и женщина не хотела упускать любой возможности спасти Лайтмана. Даже если для этого пришлось бы быть не совсем честной – но тут ей было не привыкать.
А еще ей со смесью страха и волнительного любопытства хотелось узнать, что же случилось с тем стаканом с отравленным напитком, который она неосмотрительно оставила вчера на столе кардассианца. Хоть коммандер Мори и намекнула ей, что поняла ее намерение, и, следовательно, должна была избавиться от яда, когда уходила, Толан не была уверена, что баджорка поступила так же, как поступила бы она сама.
Итак, уже в полшестого утра по станционному времени Толан стояла на пороге каюты Корама в нетерпеливом ожидании, пустит ли он ее сегодня или нет, и в каком настроении пребывает.
На этот раз кроме двоих федеральных офицеров СБ возле двери стояли еще и двое кардассианцев. Время дежурства охранники проводили, внимательно следя друг за другом, но когда в коридоре появилась Илама Толан, все четверо сосредоточили свои взгляды на ней.
-Мэм… - наконец, прервал молчание баджорец-СБшник, - Вы уверены, что сейчас подходящее время для визита? Господин мэр, скорее всего, еще спит. Стоит ли его будить?
«Ничего, проснется», - подумала Толан, но вслух сказала, разумеется, не это.
- Вчера он сам просил меня связаться с ним как можно раньше, - она равнодушно пожала плечами. – У меня есть для него информация, которую он хотел услышать. Если он еще спит, я зайду попозже.
Она внимательно осмотрела кардассианских солдат и все же уточнила:
- Я вижу, охрану усилили. Могу я узнать, почему?
-Приказ гала Дохиила, - коротко ответил один из кардассианцев.
-Вы можете попробовать… - с сомнением произнес баджорец, отходя от панели вызова и инстинктивно слегка втягивая голову в плечи, ожидая реакции тяжелого гостя станции.
- Вот как, - Толан чуть удивленно взглянула на кардассианца и подошла к дверной панели, активируя кнопку вызова.
Сперва ответа не последовало.
-Может, он спит и не услышал? - негромко предположил баджорец, но почти одновременно с его словами за дверями каюты послушались тяжелые шаги, что-то упало на пол…
-Кто это? - раздался голос Корама, - Отвечайте! Почему вы молчите и только дышите в динамик?
- Господин Корам, я вас не разбудила? – вежливо поинтересовалась Толан. – Это касается нашего вчерашнего разговора.
Дверь в каюту отъехала в сторону, явив новому дню мэра Корама в необъятном шелковом халате. По его виду было видно, что конечно же, Толан его разбудила.
-Заходите, - весьма негостеприимно потребовал он.
Повторять приглашение не пришлось, и Толан скрылась за дверьми каюты Корама. Ну что ж, по крайней мере, он все еще был жив – уже хорошие новости, хоть вчера бы она так и не сказала.
Женщина остановилась у самого входа и заложила руки за спину, глядя прямо на Корама. Поймав себя на том, что рассматривает его халат, она перевела взгляд.
- Наше вчерашнее соглашение все еще в силе? – уточнила она.
-Что вам удалось узнать? - вопросом на вопрос ответил Корам.
Толан подошла к репликатору, чтобы заказать кружку рактаджино. Во-первых, Кораму не помешало немного поволноваться, во-вторых, она еще не знала, успел ли он за это время узнать что-то новое и поговорить с Дохиилом, и, в-третьих, в ее голове играл нестройный хор железных молотков, что не способствовало рациональному мышлению.
- Все по порядку, господин Корам, - она вдохнула терпкий аромат горячего напитка. – Вы уже общались с галом Дохиилом?
-Что вы имеете в виду? - сразу занервнивал Корам, - Говорить с галом Дохиилом было вашей задачей, иначе зачем вы мне вообще нужны?
- Разумеется, - Толан кивнула. – Я лишь предположила, что он мог зайти к вам. Он выглядел весьма заинтересованным в вашей персоне, и я бы не назвала этот интерес положительным. Не удивлюсь, если он вас навестит, чтобы побеседовать наедине.
-Не положительным? И… те, кто стоят за Дохиилом разделяют это мнение? Он говорил что-то об Обсидиановом Ордене? Что еще вам удалось узнать?
- Не хотите рактаджино? – поинтересовалась Толан, присаживаясь в то самое кресло, где сидела вчера. Корам выглядел напуганным, и пока это только играло ей на руку. Теперь оставалось надеяться, что сам Дохиил не смешает ей все карты. Впрочем, раз мэр улетает уже через пару часов… – Дохиил намекнул, что событиями в Джеймстауне заинтересовано его вышестоящее руководство и к вам закономерно возникнут вопросы. А вы знаете, кто особенно любит их задавать, - она внимательно посмотрела на пожилого мужчину.
-Да, да, это очевидно, - отмахнулся Корам, - Но что еще?
- Он также сказал, что ваши действия на планете будут всесторонне рассмотрены по всей строгости наших законов… - она сделала паузу, следя за реакцией Корама. Именно так и говорил гал Дохиил, а она лишь придала его словам новое звучание. – Однако пока решение еще не принято.
-Значит, у вас нет новой ценной информации, - презрительно скривился Корам, - Вы дублируете то же, что говорили мне сами, а это - лишь общие слова и пустые угрозы, и совершенно бесполезно. У вас была целая ночь, и похоже, вы потратили ее впустую. Если вам больше нечего сказать, глинн Толан, уходите.
- И что же тогда вы считаете ценной информацией? – уходить она не собиралась, по крайней мере пока не получит положительного решения по вопросу Лайтмана. –Вы просили узнать, что посол задумал относительно вас, я рассказала вам о его планах. Он здесь – из-за вас, и его планы весьма очевидны. Или двое кардассианских солдат, которых гал Дохиил поставил у ваших дверей, недостаточно очевидно намекают на его цели? Вы же не думаете, что они там для того, чтобы защищать вас, - усмехнулась женщина. – А теперь – ваша очередь выполнить свою часть сделки.
-Что-то, чего я еще не знаю, - поджал губы Корам, - А эти солдаты - да, они защищают меня от ваших же, между прочим, подчиненных, которых вы не в силах контролировать, глинн. Это знак уважения и признания со стороны посла. Я обещал подумать насчет вашего кадета… Что ж, я подумал, и своего мнения менять не буду - Федерация должна заплатить за оскорбление, которое нанесла нам.
 - Это неверное решение, - медленно произнесла Толан. – Сейчас ваша забота – не Федерация. И лучше бы вам еще раз подумать, прежде чем будет слишком поздно. Вам выгодно, чтобы я была на вашей стороне, ведь я – свидетель событий в резиденции и от моих показаний будет зависеть решение, которое вынесут по вашему вопросу. Нам выгодно дружить, господин Корам. Что же касается солдат… Вы правы, но лишь частично. Они здесь также и для того, чтобы вы не сбежали, если грозящие последствия вам не понравятся. 
-Я думаю, вы лжете, как обычно, - медленно произнес Корам, - И я не поверю в то, что вы говорите, пока не услышу их из уст самого посла.
- Когда я вас обманывала? – Толан удивленно приподняла надбровный гребень. – Я вас предупреждала вчера и предупреждаю вновь: я на вашей стороне, но вам необходимо действовать осмотрительно. И сейчас вам выгодно со мной дружить. Забудьте о Федерации, у вас есть более насущные вопросы.
-Я знаю, что все, что вы говорите - это попытки запугать и надавить на меня, - упрямо ответил Корам, - Все наше общение с вами и вашими подпевалами сводится к этому. И это после того, что я для вас сделал! Если бы не мое оборудование, вы бы застряли на планете вместе со всеми остальными. Если б я только знал! - он цыкнул сквозь зубы и покачал головой, - Но если, как вы говорите, вы правда на моей стороне - докажите это, глинн. Сделайте так, чтобы на Кардассии со мной не случилось ничего плохого - и я сниму свои претензии с Федерации и Лайтмана. Вы хотите что-то получить от меня? Дайте что-то взамен.
- Даже если я гарантирую вам, что с вами на Кардассии ничего не случится, вы мне не поверите, - резонно заметила глинн. А еще подумала, что если с ним что-то случится по дороге домой, это ведь уже не будет считаться?.. – Но я могу поговорить об этом с галом Дохиилом, заверить его в ваших благих намерениях и пообещать, что не буду свидетельствовать против вас – этому вы хотя бы поверите?
-Нет, ваши гарантии - пустой звук для меня, - покачал головой Корам, - Но я поверю действиям. Вот когда со мной действительно ничего не случится - тогда я помогу вашему кадету. Это так болезненно напоминает наш разговор на орбите Волана II, не так ли? - он прижал руку к сердцу, - Все, чего я хочу - это обеспечение безопасности моей персоны.
Толан раздраженно поморщилась: и впрямь, все это она уже слышала. Сейчас, как и в прошлый раз, у нее не было никаких рычагов воздействия на мэра. На что она надеялась, так лишь на то, что на Кардассии-Прайм он действительно никому не нужен – и через пару дней он уже будет доме, где… наверняка забудет о данном ей обещании.
- Вы ставите невыполнимые условия: я не могу воздействовать на нашу обвинительную систему, и вы это знаете. Никто не сможет дать вам гарантии, что события на Волане II будут трактованы в вашу пользу. Я могу сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам, но мне вы не доверяете и отвергаете мои предложения… - женщина вздохнула. – Своими условиями вы сами загоняете себя в ловушку, господин Корам. Я надеюсь, вы прислушаетесь к моим словам, - добавила Толан, поднимаясь со своего места. Разговор становился все более бессмысленным.
-Если мне суждено пойти ко дну, я хотя бы буду не один, а с вашим кадетом, - поджал губы Корам, - Хотя я все равно вам не верю.
- Я заметила, - хмыкнула кардассианка. – И, несмотря на это, предлагаю вам содействие, хоть это все и начинает меня утомлять. Вы не пойдете на дно, если перестанете столь упорно рыть себе могилу. У вас еще есть время подумать до того, как вы отправитесь на Кардассию, где я уже не смогу вам помочь, - с этими словами она направилась к двери.
____
Совместно с любимым-ненаглядным Корамом
79  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 14 Июля 2016, 14:45:23
27 августа, вечер
Станция ДС9, Бар “Кварк’с”


Только когда официант подошел к ним, Толан поняла, что сегодня практически ничего не ела – даже на фуршете она едва успела надкусить что-то с кардассианского стола, как ее сразу же отвлекла журналистка. Она не чувствовала себя голодной, но понимала, что не помешало бы что-нибудь съесть – вот уже и вышестоящий офицер заметил, что она устало выглядит.
- Рагу забу, - кивнула она ференги и обратилась уже к Дохиилу: - Здесь неплохая кардассианская кухня. Старая традиция.
- Я заметил, - кивнул в ответ дипломат и, сдержав улыбку, добавил. - Так и должно быть, ведь это кардассианская станция, хоть она сейчас и под командованием наших... союзников. Даже стены здесь такие, какими и должны быть. Это приятно: не придётся чувствовать себя так далеко от дома.
Чуть помедлив, он сказал, добавив в голос немного заинтересованности:
- Здесь так мало наших соотечественников. Как вы справляетесь с тоской по дому, глинн?
- Вы правы, пару раз я даже забывала, что нахожусь не дома, - призналась Толан. – Правда, только на мгновение. Но меня назначили на Терок Нор совсем недавно – с началом проекта. Не слишком долгий срок, чтобы успеть заскучать. К тому же, сейчас здесь находится несколько кардассианцев с Волана II. Вы, может быть, уже слышали о них? Это гил Тенма - участник проекта «Альфа», Карисса Яккат с сыном, Велок Корам со своим поваром… - она сделала паузу, выжидательно глядя на Дохиила. Еще до того, как он успел ответить, перед их столом материализовался официант с заказом Толан, и только тут она поняла, как сильно на самом деле проголодалась.
Мужчина хмыкнул каким-то своим мыслям, а потом заговорил гораздо более серьёзным тоном:
- Разумеется, я о них слышал. Глинн Толан, я хотел бы дать понять всем кардассианцам на станции, что они могут обращаться ко мне, при необходимости. Меня официально назначили, чтобы представлять интересы Кардассии на Терок Нор, и это включает в себя и заботу о наших согражданах. Пожалуй, мне стоит нанести визит вежливости господину Кораму. Желаете составить компанию? Можем пойти прямо... - дипломат улыбнулся и поправился, - как только закончите свой ужин.
Толан медленно прожевала кусок мяса, используя эту возможность, чтобы получше рассмотреть Дохиила. В которой раз она пожалела, что не телепат – по лицу мужчины невозможно было угадать его намерения, но и свои она сдавать не собиралась. Даже если у них были общие интересы, сейчас она не могла ему доверять.
- Я уже недавно была у него, - ровным тоном проговорила женщина, откладывая вилку. – Он сказал, что уже поздно, и он хотел бы отдохнуть – я думаю, визит вежливости может подождать до завтра. Если только это не важное дело, не терпящее отлагательств…
- Вот как? - вновь улыбнулся кардассианец. - Ну что же, не хотелось бы отвлекать господина Корама от его... отдыха. Завтра ему предстоит долгий путь на Кардассию, я слышал. Пусть выспится в последний раз. На этой станции, я хочу сказать, - неожиданно рассмеялся он, не сводя, впрочем, глаз с Иламы.
- В последний раз, - Толан встретилась взглядом с галом и замерла. Она чувствовала, что у нее не хватит сил снова ходить по лезвию бритвы в разговоре, подбирать слова и хитрить, но это был шанс, который она не могла упустить. – Может быть, ему что-нибудь передать? Знаете, я беспокоюсь за господина Корама – пусть он и не самый приятный человек в общении, но он кардассианец, и я не могу его просто так бросить. А после ситуации на Волане II его положение все еще под вопросом… Может быть, вы знаете, что ждет его на Кардассии?
- Я и не знал, что вы стали так близки за столь короткий срок, - улыбнулся Джарин, но в глазах промелькнуло то ли удивление, то ли разочарование. - Я не знаю всего, через что придётся пройти господину Кораму, но, как вы заметили, он кардассианец, и относиться к нему будут как к кардассианцу: все обстоятельства его... поступков будут всесторонне изучены и оценены, после чего будет вынесено решение.
Дипломат понизил голос и слегка наклонился над столом.
- Вы полагаете, ему может потребоваться чья-то помощь? - спросил он.
Толан кивнула своим мыслям и не смогла сдержать довольной улыбки. Ей будет, что сказать Кораму, и на что обменять спасение Артура – и даже не придется обманывать, как она собиралась сделать, если бы ответы Дохиила ей не понравились.
- Помощь? Что вы имеете в виду?  Я полагаю, ему есть, что рассказать, и с этим он справится без нашей помощи, - покачала она головой и усмехнулась: - Мы не были близки. Но это не значит, что меня не интересует его судьба. Ситуация на Волане II на всех оказала сильное впечатление, и на меня в том числе… Хотя не думаю, что вам это интересно, прошу меня простить, гал! – женщина вновь уткнулась в свою тарелку, но рагу уже начало остывать и не казалось больше таким аппетитным. Она поковыряла мясо вилкой и вновь ее отложила.
- Возможно, ему стоит поговорить со мной, - серьёзно сказал Джарин, наблюдая за реакцией Толан. - Прямо сейчас, пока у меня есть время. Но, раз уж вы затронули тему Волана II... - мужчина изобразил искреннюю заинтересованность, - как же именно ситуация там повлияла на вас?
- В зависимости от того, какие у вас цели, - также серьезно ответила Толан, глядя прямо на гала. – Я полагаю, он справится сам. К тому же завтра он покидает Терок Нор и перестает находиться в вашей сфере ответственности. Однако я лишь высказываю свое мнение, гал Дохиил, вам решать, как поступать. Возможно, господина Корама стоит просто оставить в покое, - она отодвинула тарелку с остатками порции. – Что касается Волана II… Это непростая тема. Я бы предпочла вернуться к ней в другой раз, если вы не возражаете, - Толан улыбнулась, но улыбка получилась какой-то вымученной. 
- Цель у нас, полагаю, одна и та же - служить Кардассии, не так ли, глинн? - полуутвердительно произнёс Джарин с серьёзным выражением лица, но потом стал выглядеть более расслабленно. - Но вы, пожалуй, правы: пусть господин Корам отдохнёт. Ну а если надумаете поговорить о Волане II, проекте "Альфа" или чём-либо ещё - мой кабинет открыт для вас, - мужчина улыбнулся. - Не желаете позавтракать вместе утром? Кардассианцев на Терок Нор сейчас мало, и нам стоит держаться вместе.
- Разумеется, гал Дохиил, - Толан выпрямилась на своем стуле и теперь сидела с идеально ровной спиной, глядя прямо на вышестоящего офицера, - и я надеюсь, что у вас не возникло сомнений в моей преданности Кардассии. И благодарю за приглашение, я с удовольствием его приму. Вы правы, нас мало, и мы должны доверять друг другу. А теперь, если вы позволите, я должна идти, - женщина поднялась со своего места и встала, не отрывая взгляда от Дохиил и ожидая, когда он позволит ей уйти.
- Тогда больше не задерживаю, глинн, - ответил мужчина, с улыбкой смотря на Иламу. - Увидимся завтра утром.
Пока Толан не скрылась из виду, Джарин едва заметно провожал её взглядом. Если бы кто-то заметил его в этот момент, то мог бы подумать, что кардассианка дипломату очень понравилась, но стоило той скрыться в проходе, как его лицо вновь приняло серьёзное выражение. Посидев ещё минут десять, он встал и быстрым шагом покинул бар.
________
Совместно с Джарином Дохиилом
80  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 12 Июля 2016, 18:13:13
27 августа, вечер
Станция ДС9, коридор, каюта Толан


Толан чеканным шагом для по коридору и пыталась справиться с крупной дрожью. Столько раз за этот разговор она боялась, что кому-то из них все же достанется яд, и эта мысль не давала ей возможности мыслить здраво. Что это вообще был за бред про Обсидиановый Орден? Почему она обвинила незнакомого посла в том, о чем, он скорее всего, и понятия не имеет? Эту беседу можно было назвать, пожалуй, самой неловкой и странной за всю жизнь Толан, но ее итог удивил даже ее саму – неужели удастся повлиять на Корама, не прибегая к убийству? Она так свыклась с мыслью, что его смерть будет на ее руках, что не могла поверить в избавление.
За ее спиной послышались легкие шаги, и скоро ее догнала Мори. Где-то с минуту женщины шли молча, пока, наконец, баджорка не сказала:
-Это прошло… иначе, чем вы ожидали?
Толан вздрогнула, когда ее нагнала Мори, а в голове снова всплыли мысли о том, что она только что своими руками чуть было ее не погубила.
- Несколько… иначе, - ответила кардассианка после нескольких мгновений тишины. – Зачем вы оставили свою дельту охране?
-Я не хотела, чтобы меня беспокоили, к тому же, после сегодняшнего вечера… впрочем, теперь это уже неважно, - ответила Мори и задала встречный вопрос, - Что с канаром?
- Я боялась, что вы наделаете глупостей, - призналась Толан и посмотрела на бутылку в своей руке: - Вам бы он не понравился.
Мори понимающе кивнула. Некоторое время они шли в молчании, пока баджорка снова его не нарушила.
-Мне хотелось бы надеяться, что сегодняшний вечер останется между нами. Потому что мы обе… едва не наделали глупостей.
- Да, - охотно согласилась Толан, но так и не смогла выдавить из себя улыбку. Она почувствовала себя неожиданно опустошенной и усталой, а ведь ей еще предстоял разговор с новым кардассианским послом. – Ничего не было.
-Я обещала послу встретиться с ним сегодня еще раз, - сообщила Мори, - Но если хотите, могу уступить его сперва вам.
Кардассианка кивнула.
- Вы уже видели его? Какое он произвел впечатление? Сейчас он – хороший шанс воздействовать на Корама. Своя шкура ему дороже, чем судьба Лайтмана, и он может пойти на уступку.
-Джарин Дохиил, он… - баджорка задумалась, вспоминая свою встречу с кардассианским послом, - Пока сложно судить. Он вежлив и дружелюбен, но у него явно здесь есть какая-то миссия, потому что первое, что он захотел сделать на станции - это осмотреть свое рабочее место. Думаю, он четко знает, чего хочет и готов этого добиваться любой ценой. Железный кулак в бархатной перчатке. Впрочем, все хорошие политики таковы, не так ли?
- Да, - задумчиво кивнула Толан. Разумеется, у него есть миссия! Она в этом ни на секунду не сомневалась. Может ли эта миссия быть связана с проектом? С Корамом? С ней самой? – Я постараюсь узнать, - ответила она своим мыслям.


Оказавшись, наконец, в своей каюте, Толан сразу же заперла бутылку в шкафу: хоть первым порывом и было вылить отравленный напиток, что-то подсказало ей, что пока этого делать не стоит. Только сейчас она заметила, как сильно дрожат руки. Ей хотелось упасть в кровать и проспать до следующего утра, а может быть и всю неделю, но Корам не будет ждать, как и этот посол, с которым ей предстояло познакомиться прямо сейчас. Но сначала ее ждал душ – обычный, а не акустический, самый горячий, который только можно было вытерпеть. Можно было представить, что горячая вода проникает до самых костей, смывает все события сегодняшнего дня, все воспоминания и эту неудавшуюся попытку покушения. Как будто бы ничего и не было…
И все равно, когда через бесконечные пятнадцать минут Толан выключила воду, она все еще чувствовала себя грязной. Она быстро оделась обратно в свою форму, убрала волосы в строгий пучок, стараясь не смотреть в зеркало, и активировала компьютерный терминал.
- Компьютер, определить месторасположение Джарина Дохиила.
_____
Совместно с Мори
81  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 12 Июля 2016, 18:11:15
27 августа, вечер
Станция ДС9, каюта Корама


Коммандер Мори взяла бутылку и вернулась к столу.
-Итак… на чем же мы остановились?
-Вы говорили о том, что пришли вовсе не ради работы, а чтобы принести извинения. Вы пришли за тем же? - мэр Корам сложил пухлые пальцы на животе и посмотрел на Толан, - Тогда можете начинать.
- Подождите! – прошептала Толан одними губами, но Мори уже отошла. Кардассианка впилась ногтями в ладони, но уже через мгновение обернулась к ним обоим и как ни в чем не бывало подошла к столу. Теперь уйти она не могла.
- Разумеется, - все тем же ровным – даже слишком ровным -  тоном ответила Толан, хотя слова Корама прошли настолько мимо нее, что она с трудом уловила их суть. – И я надеялась, что мы сможем уладить все недоразумения, которые между нами возникли. У меня никогда не было намерений вас обидеть или оскорбить.
Краем глаза она следила за бутылкой, а в голове проскользнула мысль, что у нее еще осталось противоядие, чтобы спасти Мори. Но лучше бы обошлось без этого!
-Ну же, я слушаю, - требовательным тоном сказал Корам, глядя на Толан.
Мори успела вытащить пробку, но тоже замерла с ней в руке.
Толан внимательно смотрела на бывшего мэра, эгоистичного и напыщенного, создавшего проблемы и способного создать еще большие. Желание довести свой план до конца зрело в ней с каждой секундой, но Мори… зачем эта глупая упрямая баджорка вообще сюда пришла! Толан скрипнула зубами: она не может так рисковать сейчас, она никогда себе не простит, если с Мори что-то случится.
Кардассианка сделала предупреждающий жест рукой, чтобы Мори пока не разливала напиток, и подошла еще ближе к дивану, на котором сидел Корам, но так и не села.
- Я хочу принести свои извинения за то, что пренебрегла своим гражданским долгом и не сразу посвятила Центральное командование в ситуацию, произошедшую на Волане II. Я также извиняюсь за то, что допустила к вам кадета Лайтмана, ведь вместо этого вы должны были сразу отправиться на Кардассию и ответить за свои действия. Теперь, я надеюсь, между нами нет недоразумений.
Толан перевела дыхание. Вовсе не так она планировала провести беседу с Корамом за бокалом канара, но, по крайней мере, она еще может спасти ситуацию. Пусть и выставив себя истеричкой в глазах Мори и потеряв последние капли ее уважения.
-Да-да, все так, - от удовольствия Корам даже причмокнул губами, но в этом время глинн все еще продолжала говорить, и когда она дошла до своих последних слов, выражение его лица резко изменилось, - Что? Что значит “ответить за свои действия”? Это уже вовсе не милые слова, глинн Толан!
- Только то, что вы должны быть готовы к тому, что могут появиться вопросы, - к Толан вернулся ее ровный, даже дружелюбный тон. – Представитель Центрального командования уже прибыл на станцию, и, я уверена, захочет поговорить с вами насчет ваших действий и их последствий для кардассианского населения Волана II.
Разумеется, Толан понятия не имела, зачем этот кардассианский посол вообще прибыл. И уж тем более не была уверена, что он собрался в чем-то обвинять мэра Корама. И даже отдавала себе отчет, что ее слова могут не сработать. Но почему-то испытывала большое удовольствие от того, что смогла это, наконец-то, сказать.
-Вы опять мне угрожаете? - процедил Корам.
-Госпожа Толан… - предостерегающе произнесла Мори.
- Даже не думаю, - покачала головой координатор. – Просто предупреждаю. Но вы ведь наверняка уже подготовились ко всем вопросам, которые вам будут задавать – здесь или на Кардассии?
-Какие еще вопросы? - заерзал на месте мэр.
Толан наконец-то присела в кресло напротив, точно приготовившись к долгой беседе. Она принципиально не смотрела в сторону Мори: пусть та думает, что угодно, но сейчас ей лучше было бы просто уйти отсюда. Лучше для всех!
- Например, почему вы оставили гражданское население на планете без помощи – были пострадавшие, и они могут свидетельствовать против вас. Или не остались, чтобы отдать распоряжения гарнизону. Или… - тут Толан сделала драматическую паузу, - почему вы обратились за помощью к Федерации, а не к Кардассии. Ведь кто-нибудь может расценить это, как предательство, - с ее голоcе проскользнуло сочувствие.
-Потому что связи не было! И потому что с Федерацией мы союзники, и вы были ближе! - воскликнул Корам, всплесную руками, - Что, я должен был просить федеральный катер отвезти меня на Кардассию?!
- Пожалуйста, не волнуйтесь, господин Корам, - спокойно и негромко произнесла Толан. Она перевела взгляд на Мори, а затем вновь обратилась к бывшему мэру: - Возможно, нам стоит подумать над правильными ответами, - еще один быстрый взгляд на баджорку, - но эта тема касается только граждан Кардассии, не так ли?
-Действительно, ведь мы здесь не для того, чтобы говорить о работе? - улыбнулась коммандер Мори.
-Тогда зачем? - Корам подозрительно посмотрел на глинна.
- Я пришла предупредить вас, - пожала плечами Толан, вновь поглядывая на Мори – на этот раз раздраженно. - Чтобы вы были готовы. Кто знает, как скоро ситуация может измениться. А вы, коммандер? О чем хотели поговорить вы, и что было бы важнее положения господина Корама в глазах кардассианского правосудия?  - с нажимом поинтересовалась она.
-А я надеялась на приятный вечер с высокопоставленным гостем, ведь это моя привилегия, как командующего станцией, - легко ответила баджорка, не обращая внимания на взгляды, которые метала в ее сторону глинн, - Нечасто выпадает такая возможность. Я бы пригласила вас на ужин в свою каюту, но вы же понимаете - свободно перемещаться по станции вам нежелательно, господин Корам. Ради вашей же безопасности…
Корам закивал с важным видом.
-Да-да, после нападения этой фурии сегодня. Будьте уверены, я буду жаловаться! И я все еще жду официальных извинений.
-Не волнуйтесь, я предоставлю их вам в письменном виде, а пока выпейте… - Мори, наконец, наполнила один бокал и повернулась к глинну Толан, - Так значит, вы считаете, что у мэра Корама могут быть проблемы?
- Извинения непременно будут предоставлены, я прослежу за этим, - отстраненно проговорила Толан, глядя, как темная густая жидкость медленно наполняет стакан, и снова внутренне холодея. – Я бы предложила оставить эту бутылку на потом, когда мы убедимся, что никаких проблем не возникнет, и мы сможем это отпраздновать. Потому что пока я не могу гарантировать, что вы находитесь в абсолютной безопасности, мистер Корам, ведь за вами уже прибыли.
-И какой благородный поступок с вашей стороны зайти и предупредить об этом, не так ли, господин Корам? Глинн Толан - вам друг, - со сладкой улыбкой вставила Мори.
-Что значит “вы не можете гарантировать”? - возмутился Корам, - Я все сделал правильно, я спасал самое важное для Кардассии на этом пыльном камне - себя! Если бы в резиденции тогда был мой начальник безопасности, он поступил бы так же. Спросите Тенму! Вам не в чем меня винить. И в любом случае, я вам не поверю, пока не услышу то же самое из уст кого-нибудь более высокопоставленного, чем какой-то глинн!
- Разумеется, друг, - в тон баджорке ответила Толан. – Стала бы я иначе предупреждать вас, что посол с Кардассии уже прибыл за вами, и давать вам время… обдумать ваши решения. Я вас вовсе не виню, но вы правы – к сожалению, говорить вам придется не со мной, а кем-то вышестоящим. Для вас эта история только начинается. Вы же представляете, как ведет беседы Обсидиановый Орден? – как бы невзначай проговорила она, откидываясь на спинку кресла и пытаясь унять дрожь.
-О… О… Обсидиановый орден? - кардассианец побледнел, а Мори с интересом посмотрела на координатора, - Нет, вы опять просто пугаете меня! Когда вы извинялись, мне нравилось больше!
- Пугаю? – удивленно проговорила Толан, наблюдая за его реакцией. – Зачем мне это надо? Я могла бы и дальше извиняться, но мы с вами – деловые люди и понимаем, что не стоит тратить драгоценное время, которого у нас и так немного. К тому же этот разговор не обо мне, а о вас. Теперь вы понимаете, почему я хотела поговорить наедине? – доверительно добавила женщина.
-Нет-нет-нет! - затряс головой Корам, - Я больше не желаю это слышать! И не желаю видеть вас обеих! Вы обе только и хотите… - он оборвал себя на полуслове и вдруг очень внимательно посмотрел на кардассианку, - Вы ведь здесь только из-за своего кадета, не так ли? Его жизнь - сейчас в моих руках, помните? Поэтому вы пришли и даже выдавили из себя какое-то подобие вежливости?
- Вы настолько боитесь, что даже не можете себе признать, что я действительно могла придти из-за вас? И да, вы правы, судьба моего кадета меня тоже волнует, но его обвинение менее серьезно, чем… – Толан сделала паузу и выразительно посмотрела на Корама, а затем поднялась со своего места с намерением уйти.
-Так вы хотите спасти его или нет? - возмутился Корам.
- А почему вас это волнует? –  женщина остановилась и обернулась.
-Возможно, мы сможем договориться… - заговорщицки начал мэр.
- Вот как? – Толан постаралась не показывать свою заинтересованность, но почувствовала, что сердце забилось быстрее. – Да, я хочу его спасти. Потому что я представляю здесь интересы Кардассии, и, если кадету Лайтману и всему проекту придет конец, это плохо скажется на репутации нашего государства на международной арене. Уверена, что вы не хотите этого так же, как и я.
-Тогда будьте хорошей и идите сюда, - Корам похлопал по месту на диване возле себя.
Глаза Толан округлились, она встретилась взглядом с Мори, но ничего той не сказала.
- Я вас слушаю, - отклонять предложение Корама кардассианка не стала, хоть в ее голосе и читалось недоверие.
Мори подалась вперед, в то время как Корам нагнулся очень близко к шее Толан и с придыханием произнес:
-Вы поможете мне, и я помогу вам… Узнайте у посла, что он задумал насчет меня, и я подумаю насчет вашего кадета.
На губах Толан мелькнула тень довольной улыбки, которая тут же скрылась за привычной непроницаемой маской.
- Я сделаю это, - негромко произнесла она. – Но это займет время.
Взгляд кардассианки снова остановился на бутылке, напоминающей, что эта история еще не закончилась. Но не сегодня – сегодня Корам заслужил шанс.
-У вас нет времени, - так же вкрадчиво и тихо сказал Корам, - Вы сами сказали, что за мной уже прислали корабль. Поэтому ваш срок - до утра.
- Тогда и вы к этому времени должны принять окончательное решение, - с улыбкой проговорила Толан, поднимаясь со своему места и забирая бутылку. – Мы выпьем это, когда нам будет, что праздновать. Было приятно с вами пообщаться.
_____
Совместно с Мори и Корамом
82  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 07 Июля 2016, 09:43:32
27 августа, вторая половина дня / ранний вечер
Станция ДС9, ОПС, жилое кольцо, каюта Толан


Откладывать неприятный разговор можно было сколько угодно долго, но менее неприятным он от этого не становился. Илама Толан отдавала себе отчет, что беседа с Корамом едва ли на что-то повлияет и тем более не верила в ее положительный исход, но это была одна из немногих возможностей повлиять на него перед судом, и нельзя было ее упускать. Прокручивая в голове все свои аргументы, она тут же находила контраргументы и вела беседу с выдуманным Корамом, которому раз за разом проигрывала.
Она ждала коммандера Мори у ее кабинета, чтобы оттуда уже направиться с визитом к бывшему мэру Джеймстауна, и в голове крутились слова коммандера, сказанные вчера. Если она действительно сделает то, что планировала, это будет катастрофа. Если она пожертвует собой… Если только она…
Двери кабинета разъехались, застав Толан посреди ее невеселых мыслей.
- Вы готовы? – она подняла взгляд на баджорку.
-Проходите, - коротко бросила Мори Джанир, приглашая Иламу в кабинет вместо того, чтобы вместе с ней отправиться в сторону каюты Корама.
Толан удивленно взглянула на коммандера, но ничего не сказала, проследовав за ней в кабинет. Кардассианка осталась стоять на пороге, и, как только дверь закрылась, поинтересовалась:
- Вы хотели о чем-то поговорить?
С ее последнего визита в кабинете ничего не изменилось… кроме появления на столе Мори большой витой бутылки канара.
-Корам отменил встречу, - мрачно ответила коммандер, - После произошедшего на Променаде днем он заявил, что не хочет никого видеть, особенно Федерацию, которая систематически оказывается неспособной обеспечивать его безопасность.
- Что? – проговорила Толан после небольшой паузы. Она не смогла скрыть удивление и всю последовавшую за ним гамму эмоций: злость, разочарование, растерянность… Но уже через пару секунд она взяла себя в руки и как можно спокойнее проговорила: - Значит, мы потеряли последнюю возможность воздействовать на него. Если я не ошибаюсь, завтра он уже улетает? – нахмурилась кардассианка, будто что-то просчитывая. – Но разве не удивительно, что теперь он не доверяет и Федерации, у которой и просил убежища?..
Не дожидаясь приглашения, она прошла внутрь помещения и присела на край стола коммандера. 
-Очевидно, мы продолжили его разочаровывать, - скривилась Мори, - Но ведь вы не из Федерации… - осторожно продолжила она, - Возможно, вас он впустит…
- Такими темпами скоро у него не останется друзей ни в Федерации, ни на Кардассии, ни тем более на Волане II. И не сказать, что это не играло бы нам на руку, - усмехнулась Толан. – Что ж, сегодня я еще не успела его разозлить, может быть у меня есть шансы.
Она кивнула на бутылку канара на столе Мори и с удивлением поинтересовалась:
- Знакомитесь с кардассианской культурой, коммандер?
-Это? - Мори взяла бутылку в руки, - Я достала ее для Корама, чтобы придать нашему вечеру менее официальную и более непринужденную атмосферу, сгладить углы… Вторая лучшая бутылка, которая нашлась “У Кварка”, первую, к сожалению, кто-то успел перехватить до меня.
- Но вы не предполагали, что он и вовсе отметит эту встречу, - продолжила ее мысль Толан.
И хотя «непринужденная атмосфера» и «Корам» никак не желали объединяться в одно предложение, это был шанс. И решение тоже надо было принимать сейчас.
- Если не возражаете, я позаимствую вашу идею… и ваш канар, - с непринужденной улыбкой заметила она. – Может быть, у вас будут пожелания, что передать господину Кораму, если он пустит меня дальше своего порога?
-Конечно, - Мори подала бутылку канара Иламе, - Передавать ничего не надо, но… Просто постарайтесь спасти кадета Лайтмана. Если не ради Федерации, то хотя бы ради нашего общего проекта.
Толан кивнула, принимая бутылку. Была у землян какая-то поговорка про данайцев, приносящих дары… Спасти кадета Лайтмана! Как будто бы это было так просто. Женщина ничего не ответила на это пожелание, но на ее лице промелькнула неуверенность – или это просто была тень задумчивости? В конце концов, теперь ей приходилось действовать в новых обстоятельствах.
- Я сообщу вам, как все пройдет, - сказала кардассианка, поднимаясь со своего места. – Но будем реалистами: едва ли этот разговор что-то изменит.
Но она дала себе право на одну попытку. И если попытка договориться (уговорить, запугать, да что угодно!) с Корамом провалится, придется искать другие способы, и быстро – пока он все еще на станции.
-Если вы хотите, - не слишком уверенно предложила Мори, - то вы можете оставить включенным ваш федеральный комбейдж. Тогда я буду все слышать и смогу вмешаться, если дела пойдут совсем плохо.
Толан застыла, обдумывая это предложение. С одной стороны, оно связывало ей руки: находясь под прослушиванием, тем более федеральным, она могла сказать далеко не все. С другой стороны, если она правильно построит беседу и не будет перегибать палку, у нее будут свидетели, и ее благие намерения смогут подтвердить…
- Почему бы и нет, - пожала она плечами. – Я и не рассчитываю, что все пойдет хорошо.
В этот момент сработала дельта самой Мори.
-Мэм! - раздался голос одного из операторов командного центра, - Корабль кардассианского флота “Виетор” только что запросил разрешение на стыковку, мы отправили его на верхний пилон номер два.
-Хорошо, - ответила Мори подчиненному, а потом пояснила для Толан, - Это корабль, который увезет Корама, хотя мы не ждали их так рано.
-Мэм, у них на борту кардассианский посол! - с нотками волнения продолжил рапортовать младший офицер.
-Что? - эта новость гораздо больше привлекла внимание коммандера, - Он тоже на этом корабле? Ох, ради Пророков… Простите, глинн Толан, мне нужно идти.
- Что? – практически с той же интонацией произнесла Толан. Второй раз за последние 15 минут. Что ж за день-то сегодня такой! – Посол? Прошу прощения, мне не сообщали о его прибытии. Могу я узнать, кто именно прибыл?
-Фамилия Дохиил вам о чем-нибудь говорит? - в свою очередь спросила Мори, выходя из кабинета. Пока женщинам было по пути и у них было несколько минут на продолжение разговора, пока они пересекали ОПС и спускались на лифте.
Толан быстро шла вслед за Мори. Фамилия была знакомой, она даже знала некоторых представителей этого семейства, но не была уверена, о ком именно речь.
- Это имя известного клана на Кардассии, думаю, их представители есть практически о всех структурах, - нахмурилась кардассианка. – Я знакома с одной женщиной с такой фамилией, но вряд ли речь о ней. Что ему здесь понадобилось?
В голове Толан роилось очень много мыслей, и практически ни одну из них нельзя было назвать хоть сколько угодно оптимистической.
-У этой станции есть традиция приглашать представителей соседних государств, - пояснила Мори, - В разное время здесь гостили послы Ромуланской и Клингонской империй, представитель Кардассианского союза тоже нас посещал ранее. У нас отведены пространства под офисы, но, надо признать, они уже какое-то время пустуют. Несколько дней назад Федерацию уведомили, что ваше государство решило этот факт исправить, и что они посылают некоего Джарина Дохиила. Значит, вам ничего о нем неизвестно?
- Ну да, ну да, и именно сейчас. Уверена, что это никак не связано ни с проектом, ни с Корамом, - мрачно пробормотала кардассианка себе под нос. - Джарин Дохиил… Это имя звучит знакомо, но я никогда не встречала этого человека. Мне нужен доступ к нашей базе данных, чтобы сказать подробнее. Если вы услышите – или узнаете что-то о нем, пожалуйста, сообщите мне, - негромко добавила Толан.
Мори выразила согласие, и на этом пути женщин разошлись.

***

Возле каюты, принадлежавшей кардассианцу в Волана II, стояла охрана - два офицера, по одному с каждой стороны двери. Больше, чем у находящихся под стражей кадетов, что было с одной стороны иронично, а с другой наводило на мысль, что наличие охранника может означать совсем разные, диаметрально противоположные вещи - от недоверия и до уважения. Они стоят на границе, и все зависит от того, что именно они охраняют - того, кто внутри, или тех, кто снаружи.
-Мэм? - осведомился один из СБшников, темнокожий землянин.
- Я пришла к господина Кораму, - заявила Толан очевидное, подтвержденное также бутылкой канара в ее руках. – Мы договаривались о встрече еще вчера, он высказал согласие меня принять.
Охранники странно переглянулись.
-Мэм, вы уверены?
- Прошу прощения? – кардассианка оглядела охранников, приподняв надбровные гребни.
-Просто… - начал второй охранник, баджорец, - Ну, вы только сами сообщайте ему, что пришли и хотите его видеть.
Он немного отступил от двери, чтобы дать кардассианке подойти к небольшой панели вызова.
Она немного удивленно посмотрела на охранников и вздохнула. Неужели она еще удивлялась, что что-то шло не так?
- И к чему же мне готовиться? – устало поинтересовалась она, подходя к дверной панели.
Наверное, разумнее было бы и вовсе оставить эту затею, которая с самого начала не задалась, и просто вернуться в свою каюту. Но не пойми откуда взявшееся упрямство не позволило ей так просто сдаться. 
-Он в дурном настроении с самого обеда, - шепотом, по секрету поделился баджорец, - Кажется, он ругался вслух, но из-за двери не очень разобрать детали.
- Не удивлена, - хмыкнула координатор и все же активировала систему связи: - Господин Корам, это глинн Толан, я бы хотела с вами поговорить.
Ответа не последовало, хотя было понятно, что связь работает.
-Попробуйте еще раз? - с сочувствием в голосе прошептал землянин.
Эта ситуация начинала злить кардассианку. Сдаваться и проигрывать она терпеть не могла. Женщина раздраженно активировала связь еще раз и повторила свой вызов.
Но результат остался прежним.
-Может, вам стоит сказать, что это важно и срочно? - предложил баджорец.
- Я думаю, господин Корам дает мне понять, что не желает сегодня общаться. Кто я такая, чтобы настаивать, - произнесла она с улыбкой, за которой плохо скрывалось раздражение. – Кто-нибудь еще заходил сегодня к нему?
-Нет, но господин сам выходил на прогулку, после чего и вернулся в плохом расположении духа, - поделился землянин.
-Обозвал нас безмозглыми истуканами, - пожаловался баджорец.
- Знакомая история, - пробормотала Толан себе под нос. – Можете передать господину Кораму, что я заходила, если он сам этого не заметил. И что вы там сказали про важный вопрос… Да, и это тоже. Скажите, что это связано непосредственно с его положением на Кардассии, - бросила она и зашагала прочь.

***

Унижаться Толан не любила примерно так же, как и проигрывать, а вся эта ситуация была по ее мнению невыносимо унизительной. Однако голос разума подсказывал, что с разозленным Корамом она бы точно не пришла к соглашению и не смогла бы повлиять на судьбу кадета Лайтмана – по крайней мере, положительно повлиять. И все же этот эпизод воспринимался чем-то вроде личного поражения: ведь он точно знал, что она пришла к нему, но даже не дал возможности высказаться!
Впрочем, мелкие обиды были последним, что ее сейчас волновало. “Виетор” прибыл за Корамом, и, возможно, через пару часов он заберет бывшего мэра – рассерженного на них всех бывшего мэра, способного создать очень, очень много проблем и проекту, и Толан, и даже Мори, - на Кардассию. А дальше – суд и обвинения, и на Лайтмане все может не закончиться… Под раздачу попадет и М’Кота, и другие участники, и сама Толан, а проект будет уничтожен. Эта мысль одновременно и пугала Толан, и подогревала ее решительность приступить к действиям, которые она уже второй день обдумывала. Корам уже был проблемой, и мог стать еще большей – а проблемы необходимо было решать.
Толан зашла в каюту, чтобы оставить «сувенир» от Мори. Эта бутылка канара непременно достанется Велоку Кораму, но чуть позже – пока еще не хватало одного ингредиента, но она уже знала, где его достать. Удивительно: Терок Нор теперь стала федеральной станцией, но в заведении «Кварк’c» все также как и раньше можно было найти все… По крайней мере все, что нужно было Толан.

_______
Совместно с Мори и охранниками
83  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 06 Июля 2016, 15:22:06
27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, возле голокомнат


Когда дверь голокомнаты закрылась и женщины оказались в коридоре, Толан сложила руки за спиной и негромко обратилась к советнику:
- Как вам известно, сейчас состоялось закрытое слушание по поводу кадета Уильямс. Оно прошло примерно так, как я себе и представляла в худшем случае, и будет продолжено завтра. Пока Уильямс не выпускают из-под стражи, и я думаю, что ее ситуация только ухудшилась. Ее подозревают в связях с маки, и, хотя я никогда не сочувствовала этим террористам, я считаю, что Уильямс требуется поддержка.
– Я этого не ожидала, – призналась Утара. – Мисс Уильямс должны были хорошо узнать за годы учёбы, достаточно хорошо, чтобы проявить к ней подобающее понимание. Вы можете рассказать подробности?
Толан внимательно посмотрела на советника, пытаясь оценить, действительно ли та не ожидала, или умело притворяется.
- Советник, вы читали отчеты в Волана II, и в том числе вы знаете обо всем, что делала Энн Уильямс, - осторожно начала кардассианка. – У Федерации есть основания считать, что она способствовала маки и, давайте говорить откровенно, вы прекрасно знаете, кто ее отец. Вопрос сейчас в том, что от нее требуют – на дознании у нее пытались узнать информацию по поводу бывших членов маки, военных ресурсах и контактах Волана II. Если ваша федеральная разведка так действует, это не слишком изящные методы, и единственное, чего они добились – заставили ее нервничать и в конечном итоге замолчать. Завтра будет продолжение, и ее ждут вопросы относительно ее действий во время мятежа, - координатор сделала паузу, давая советнику Рилл догадаться, что именно будут спрашивать, и затем закончила свою мысль: - Я бы хотела, чтобы бы вы ее подготовили к этой беседе.
– Это само собой, – согласилась Утара. – Да я знаю, кто её отец, кто она сама, и говорю о своих неоправдавшихся ожиданиях именно поэтому. У нас не принято судить человека за то, кто его отец, или где он родился. Если нет веских причин подозревать Энн, нет причин и держать её под арестом, и в любом случае незаконно принуждать её свидетельствовать против родни. Если же эти причины есть, если они вески, но подозрения не превратились в уверенность, было бы разумнее всего допросить её формально и отпустить, сохранив негласное наблюдение. Как видите, в обоих случаях конфронтация не лучший выход из положения. Напрашивается мысль, что на несчастье мисс Уильямс ей попался кто-то, кто слишком любит «охоту на ведьм» и не обладает особыми способностями к дипломатии. Скажите, как вам показалось, на неё оказывали давление?
- Смотря что считать давлением, - пожала плечами Толан и усмехнулась: – и что им считают федераты. Я не сталкивалась до сих пор с федеральной судебной системой, и это дознание стало моим первым опытом. Со своей стороны, я бы не назвала вопросы к мисс Уильямс давлением, но они, определенно, были ей неудобны. Думаю, она расскажет вам о своих ощущениях. Однако, миссис Рилл, - кардассианка развернулась к советнику, - хоть мы и должны помочь Уильямс, я не уверена, что ее участие в проекте является необходимым. Возможно, для нее было бы лучше вернуться домой.
«И не только потому, что я не хочу видеть в своем проекте маки и сочувствующих, - убеждала себя Толан. – Девочке тоже так будет лучше».
– Стойкость – странное свойство, – сказала Утара. – В нашем мире многие готовы морально проявить стойкость во внешних испытаниях, но бывают шокированы, когда давить начинают свои. Что касается блага мисс Уильямс, я всегда считала, что каждый из нас вправе сам решать, что для него есть благо. И если мисс Уильямс, считает участие в проекте благом для себя, я не стану её отсюда выживать. Если бы за ней числился доказанный серьёзный проступок – это был бы другой разговор, а на нет и суда нет.
- Вы сможете обсудить это с ней, - заметила Толан. – И вы ошибаетесь, полагая, что я собираюсь кого-то «выживать». Итак, я могу надеяться, что вы подготовите ее к завтрашнему слушанию? – это был не вопрос, по крайней мере, отрицательный ответ не предполагался, и Толан продолжила: - Что касается сегодняшней встречи с господином Корамом, вы решили окончательно, будете ли сопровождать нас с коммандером Мори или нет?
Утара нахмуралась:
– Вы изменили мнение? Появилась новая информация?
Кардассианка покачала головой:
- К сожалению, нет. Ни то, ни другое. Но ваша экспертиза как советника пришлась бы кстати. Впрочем, я понимаю вашу мотивацию и нежелание злить Корама еще больше, и не буду вас уговаривать – на вашем месте я бы тоже не хотела злить его лишний раз. Но придется, - с отстраненной полуулыбкой добавила она. – Значит, ваш ответ – нет?
Утара кивнула. Вертикальная складка на её лбу стала глубже, было видно, что ей не нравится такое решение.
– Не хотелось бы об этом пожалеть. Сейчас ваше настроение нравится мне не больше, чем настроение коммандера Мори. Не обижайтесь на мою прямоту, но... не наделайте глупостей! Я не хочу будить в нашем пугливом мэре инстинкт загнанного зверя, а поэтому, вам придётся проявить мудрость за нас двоих... Даже за нас троих, учитывая озвученое намерение коммандера.
Толан задумчиво посмотрела на советника, а затем усмехнулась:
- Не волнуйтесь, советник, не в моих интересах сейчас вредить ему и нам всем, - слово «сейчас» прозвучало несколько обособленно. – Я всего лишь напомню ему о долге перед Кардассией и о последствиях, которые повлекут за собой нарушение этого долга, и призову к его чувству ответственности, как гражданина. А дальше… а дальше мы увидим.
Она вздохнула и сделала несколько шагов вперед по коридору.
- Не думаю, что есть смысл еще больше откладывать эту беседу. Кстати, как презентации? Кадеты справляются? – сменила она тему и кивнула в сторону голокомнаты.
– С презентациями справляются, с общением между собой несколько меньше. Ожидаемо, но некомфортно. Впрочем, вы ведь преподаватель, вы можете это себе представить и без моих описаний!
- Они справятся, - уверенно произнесла Толан. – Для этого они и здесь. Надеюсь, обошлось без серьезных происшествий?
Она посмотрела долгим взглядом на дверь голокомнаты, будто бы могла через нее видеть.
- А я ведь рассчитывала присутствовать на всех презентациях. И особенно любопытно мне было взглянуть на Ромул, - тихо заметила она. – Кадеты, должно быть, думают, что их начальству нет до них дела.
В какой-то мере это так и было, и Толан отдавала себе отчет, что с момента возвращения на ДС9 уделяет кадетам намного меньше внимания, чем раньше, а мысли ее сконцентрированы на судах и – особенно – на бывшем мэре Кораме. И на том, что она должна спасти проект. И что, вероятно, ей нет уже особого смысла погружаться в его процессы, раз она собирается его покинуть.
- Хотя бы презентацию гила Тенмы я не собираюсь пропускать, - добавила Толан бодрым голосом, - и ничто не помешает мне ее посмотреть. А теперь не буду заставлять господина Корама ждать – с нетерпением жду встречи с ним.
– Мы же договорились: я всё вам покажу в записи, – улыбнулась болианка. – Занесу попозже вечером, когда покончим с делами. Ни одна презентация не пройдёт мимо вас, обещаю!
- Спасибо, советник, - кивнула кардассианка, еще на секунду задержала взгляд на двери голокомнаты, словно о чем-то раздумывая, а затем развернулась и направилась к спуску на первый уровень «Кварк’с».
– Удачи вам, – негромко сказала болианка ей вслед. Слышала Толан эти слова или нет, они шли от сердца. Не только ради проекта, но ради кадета Лайтмана, ради коммандера Мори и ради самой глинна Толан.
_________
С Утарой Рилл
84  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 03 Июня 2016, 14:51:17
27 августа
Станция ДС9, Променад

Освальд с кардассианкой пришли к столу, и кадет сразу захватил инициативу.
- Коммандер, координатор, мы с кадетом Баккер хотели сделать два предложения. Во-первых, мы думали о том, как лишились связи друг с другом во время нападения Аномалии и на орбите Волана II, и хотели бы попробовать эту проблему решить. Сэм? - он кивнул девушке, показывая, что пора дать взглянуть на их персональный проект. - Нам понадобится доступ к катеру и восемнадцать коммуникаторов для испытаний, ну и часа полтора-два времени. Как видите, мы уже многое успели рассчитать, чтобы не беспокоить вас понапрасну. Можем сделать это, скажем, послезавтра с утра, и уже к началу первой презентации в тот день мы предварительно отчитаемся.
Самрита протянула женщинам припасенные падды:
- Здесь вы найдете более подробное описание нашего теста, но идея в том, чтобы протестировать различные частоты и их воздействие на системы катера. Вчера мы провели небольшое исследование в лаборатории – его результаты вы там тоже найдете, - но теперь нам необходимо испытание с настоящей техникой. Если вы не против, - быстро добавила она.
Предчувствия не обманули Мори - это был еще один кадетский проект. Женщина осторожно взяла падд из рук Самриты.
-Значит, вы уже провели симуляции на компьютере… - задумчиво произнесла она, - Я попрошу инженеров станции проверить, насколько ваши теории вероятны, и если они подтвердят - смогу авторизовать дальнейшие испытания. Если, конечно, глинн Толан будет не против, - она обернулась в сторону кардассианки.
- Да-да, конечно, я смогу ответить на их вопросы, если они вдруг возникнут, но это очень простой тест. Простой и быстрый! - затараторила Самрита и перевела взгляд на координатора.
Толан уже сосредоточенно изучала предоставленную на падде информацию, поэтому ответила не сразу.
- Что вы планируете делать дальше, если ваша гипотеза подтвердится? – она оторвала взгляд от падда и посмотрела на кадетов.
Освальд посмотрел на Самриту, а потом ответил:
- Разработаем что-то вроде протокола действий на случай проблем со связью в будущих миссиях. Если испытания пройдут успешно, мы сможем привлечь внимание людей на катере и дать им знать, что можно наладить связь на одном из диапазонов подпространственных частот, которые по умолчанию для этого не используются. Как результат, у нас не будет такой несогласованности в действиях, как на Волане II.
-А вы разобрались, что именно было со связью на Волане II? - внезапно спросила Мори, - Кто это сделал и насколько широкий диапазон частот там был заглушен?
- Мы здесь сейчас не для того, чтобы вновь обсуждать произошедшее на Волане II, - заметила Толан, которой явно не хотелось переводить разговор в эту плоскость.
- Мы… Я не знаю точно, кто именно глушил связь, но знаю, что если бы мы были готовы к такому положению дел заранее, мы могли бы подобрать подходящий диапазон, - ответила кадет Баккер. – На случай даже самого широкого диапазона подавления частот можно найти доступные, которые мы сможем транслировать на корабль. Вопрос в том, будет ли корабль их воспринимать… Именно это мы и хотим протестировать!
-Я тоже пока не имею всей информации о произошедшем на Волане II, - сказала Мори, - Но я знаю вот что - в саботаже связи участвовали люди, имеющие образование Академии Звездного Флота и опыт, они знали, что делали, и это было направлено именно против наших технологий. Что касается Аномалии… Сенсоры станции были повреждены, и нам тоже известно немного, но это было животное, вся эволюция которого работала на умение полностью изолировать своих жертв. Я не против вашего эксперимента, но всего лишь напоминаю, что вам придется очень постараться, чтобы добиться ваших целей. И на самом деле, в вашем распоряжении уже есть катер - ваш “Анадырь”, приписанный к нуждам проекта.
- Тогда, если глинн Толан не против, - Освальд покосился на координатора, - послезавтра утром мы будем готовы это сделать. А теперь вторая причина. Скоро ведь в Баджорской системе состоится регата? Представляете, как здорово для имиджа проекта будет, если победит команда, набранная из его участников? Уверен, что мисс Харт захочет сделать об этом сюжет, и тогда даже самый упрямый скептик будет вынужден признать, что мы можем работать вместе и договариваться!
-Глинн Толан, ваши подопечные так и фонтанируют идеями, - усмехнулась Мори, - Что вы на это скажете?
При упоминании мисс Харт Толан чуть заметно скривилась, но ничего про нее не сказала.
- Я ознакомлюсь с результатами вашего предварительного исследования, но не вижу причин, почему вы не можете провести этот эксперимент. В зависимости от плана на презентации я сообщу, когда у вас будет свободное время для этого. Вам что-то еще нужно для этого эксперимента? Что касается регаты… - она нахмурилась. – Это неплохая идея. Но она будет проходить через 4 дня, и в это время у проекта могут быть более важные дела, которые касаются ваших коллег. Если вы будете свободны, я не возражаю против вашего участия, но ничего, кроме нашего катера, предоставить не могу.
- А можно было бы увеличить шансы засветиться, - задумчиво произнёс Освальд. - Например, можно сформировать две команды: межрасовую, формально представляющую проект, и из кадетов Звёздного флота. Формально она может быть федеральной, но тогда у нас всё равно будут дополнительные шансы принести проекту славу, особенно если там будут только участники “Альфы”.
- Ты же сказал, что уже пригласил в команду Ракара и М’Коту! – удивилась Самрита. – Да и катер у нас всего один.
- Они могут пойти в команду проекта, - ответил Освальд. - Идея с федеральной командой пришла мне в голову как раз сейчас.
- Мне не нравится эта идея, - жестко произнесла кардассианка и сложила руки на груди. – Мы представляем межрасовый проект, цель которого – совместная работа и сотрудничество. Вы же предлагаете выделить Федерацию – или Звездный Флот – отдельно, и этого я допустить не могу.
-И даже если не выделять именно Звездный Флот, вы считаете, что соперничество пойдет на пользу проекту?  - с сомнением спросила Мори, глядя на кадетов, - Вам сейчас следует работать над вашими взаимоотношениями в совершенно противоположном направлении.
- Глинн Толан, да, выделять Звёздный флот - плохая идея, - согласился Освальд после небольшого раздумья, - но создать несколько команд было бы интересно. Согласитесь, что не так-то много постов на катере. Что если желающих поучаствовать будет больше? Они же будут сидеть и ничего не делать или даже мешать остальным. Ну а здоровый соревновательный элемент ещё никому не повредил! Да и не переругаемся мы. Команды внутри себя сплотятся однозначно, а между собой... договоримся, мы же достаточно взрослые!
- Даже если вы хотите разделиться на две команды – что еще требует обсуждения, - где вы планируете взять второй корабль? – поинтересовалась Толан.
- Ну-у-у... - протянул Освальд и посмотрел на Самриту.
Кадеты выразительно переглянулись, и Самрита посмотрела на коммандера полным надежды взглядом.
- Мы подумали… Может быть… Вы нам с этим поможете?
Коммандер оценивающе посмотрела на Самриту и Освальда.
-Хотите, чтобы было интересно, кадет Макдауэлл? Что ж… вот вам небольшой сюжетный поворот, чтобы поднять ставки. Нет ничего захватывающего в том, чтобы соревноваться на двух федеральных катерах. Тем более, если вы придете на все готовое, это не будет честно по отношению к другим участникам гонок, которые отлаживают свои корабли и даже собирают их сами. Вашим первым заданием в проекте было внести модификации в конструкцию катера, используя технологии ваших рас, и вы так и не вернулись к этому после происшествия с “Эльбой”. Я дам вам второй катер, если… - она сделала паузу и улыбнулась, - Если каждая из ваших команд сможет привнести нечто новое и экспериментальное в конструкции кораблей. Таким образом, или вы летите только на “Анадыре”, который у вас уже есть, или вы летите на двух обновленных, модифицированных кораблях. Это мое условие.
Толан впервые за всю беседу улыбнулась – так можно было оценить легкое движение в уголках ее губ.
- А вот эта идея мне нравится.  Завершите свое первое задание – тем более, что коммандер даст вам второй катер, - она быстро посмотрела на Мори. – И только попробуйте не выиграть!
- Тогда надо объявить остальным кадетам! - Освальд аж просиял от слов баджорки. - И собрать команды! Спасибо, коммандер! Координатор! Мы вас не подведём!
"Всё, с пьянками заканчиваю!" - твёрдо пообещал он сам себе.
Самрита хитро посмотрела на Освальда:
- Теперь без инженера не обойтись, да?
- О, Сэм, без тебя я бы вообще не стал в этом участвовать, - ответил парень.
-Что ж, если все согласны, идите и сделайте это, - подвела итог баджорка, - А я хотела бы узнать, где здесь стол Энн Уильямс?..
- Вон там, в углу, рядом с кадетом Кримом, - показала Самрита.
- А еще я надеюсь, что вы не повторите ваш прошлый эксперимент с катером! – добавила Толан, когда коммандер Мори уже ушла. – Вы же помните, в чем заключается сейчас ваше основное задание? Доказать, что наш проект имеет право на существование, - напомнила она. – Всеми способами.
- Никак нет, мэм, не повторим! - с жаром заверил кардассианку Освальд. - На этот раз на катерах будут работать только команды, а не все подряд и сразу. И всё будет согласованно. Мы не подведём вас, координатор!
 - Хорошо. Кадет Макдауэлл, вы объявите о регате, или мне этим заняться? Напоминаю, что это неофициальное задание для «Альфы», поэтому участие в регате – добровольное.
- Объявлю, мэм, - кивнул Освальд. - Я ведь, кажется, отвлёк вас от знакомства с баджорским искусством, не смею больше задерживать и обязуюсь всё сделать самостоятельно и в лучшем виде.
Толан хмыкнула и покачала головой.
- Удачи, кадеты, - она по очереди обвела взглядом Самриту и Освальда и направилась прочь.
__________________________
С Освальдом, Самритой и Мори
85  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 23 Мая 2016, 10:42:49
26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта глинна Толан


Очередной бесконечный день никак не хотел завершаться. Почему-то раньше ей наивно казалось, что стоит немного подождать, и вся эта череда событий закончится, клубок ее ошибок сам по себе распутается, и наступит тот момент, когда можно будет с облегчением выдохнуть и сказать себе: «Ну что, поздравляю, с этим мы справились». Но с того самого дня, как Толан ступила на борт Терок Нор – который она уже практически привыкла называть ДС9 и почти никогда не оговаривалась, - все с каждым днем становилось только хуже. Сначала она винила обстоятельства, потом поняла, что винить надо себя.
Сейчас, сидя в темноте перед выключенным экраном своего терминала и допивая канар, она вспоминала ответ, который отправила вчера легату Толану.  С прошлого вечера прошло не так много времени, но она уже успели три раза решить для себя, что ответ был правильным, и четыре – что совершила ошибку. А ведь она всего-навсего сообщила, что решит этот вопрос после окончаний слушаний по делу Сатала, Уильямс и Лайтмана, за которых сейчас несет ответственность. Последний ее больше всего и волновал, а сегодняшний разговор с коммандером Мори и вовсе вогнал ее в состояние хорошо скрываемой паники.
«Если эта баджорка сделает то, о чем говорила!.. Если только посмеет об этом даже заикнуться!»
Толан раздраженно скрипнула зубами и залпом осушила свой стакан. Если Мори и правда пойдет на такую жертву, для Толан это будет огромным ударом по самолюбию, концом карьеры и большим позором. Не говоря уже о том, в чем она себе не могла признаться, - что не смогла бы пойти на подобный шаг, что у нее бы просто не хватило решимости и смелости биться за своего кадета до конца. Признать это значило бы расписаться в своей некомпетентности, неспособности брать на себя ответственность и, в общем-то, непригодности для руководства таким крупным проектом, как «Альфа». Не говоря уже о том, что, пойди Мори на такой шаг, проекту бы точно пришел конец. И пусть Толан чувствовала, что проект трещит по швам и готов вот-вот развалиться, а его участники этому лишь способствуют (и поведение Тенека тому подтверждение), собственная гордость не позволяла ей допустить его закрытие – проигрывать женщина не любила.
Но даже когда Толан пыталась думать о чем-то другом, мысли вновь и вновь возвращались к их ситуации с Корамом и упирались в стену. Ни одно из решений не было оптимальным, и она уже начала склоняться к тому, что суд будет не худшим исходом, как ее коммуникатор ожил:
– Советник Рилл вызывает глинна Толан.
- Глинн Толан слушает, - проговорила она вслух, а про себя подумала: «Как не вовремя!».
- Нам с вами нужно будет подробнее обсудить беседу с мистером Корамом, стратегию и аргументы. Я предложила бы встретиться завтра, но если вам удобнее сейчас...
Кардассианка глубоко вздохнула. Ей не хотелось ни с кем разговаривать и никого видеть – тем более никого, кто лез бы в душу с разговорами, вороша в ней всякое, что ворошить не стоило. Сегодня ее советником был канар, и с ним она лучше находила общий язык.
- Советник, я сейчас не в настроении разговаривать. Завтра меня полностью устроит, - сухо отозвалась Толан.
- Хорошо, тогда до завтра. Желаю вам отдохнуть... от всего.
Координатор сняла коммуникатор с формы и отложила его в сторону, прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла. Военная форма, которую она раньше так не любила и избегала при любом удобном случае, теперь стала неотъемлемой частью кардассианки, которая определяла ее сущность и служила защитой от внешнего мира. Вот и сейчас, в своей каюте, она не спешила с ней расстаться.
Судя по звонку Утары, мысли той также витали в области Корама. Стратегия, аргументы… Толан все больше думала, что ни один из их способов – таких правильных, таких федеральных, - не подействует. А вот идея Ракара заставила ее усмехнуться. Шантаж! Ответное обвинение! Либо бывший мэр испугается и пойдет на попятные, либо продолжить настаивать на своих обвинениях.
И если все будет действительно так плохо, как предсказывала Мори, то здесь уже будет ее – Толан – прямая задача не допустить негативного поворота событий: ни строгого наказания для Лайтмана, ни тем более обмена его на коммандера Мори. В конце концов, эту баджорку было даже немного жаль… На этот случай у Толан уже была одна мысль, которая ей очень не нравилась – и еще меньше понравилась бы федератам из ее окружения, - но которая бы точно положила конец всей этой истории.
__________
Совместно с Утарой Рилл
86  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 13 Мая 2016, 16:24:16
26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта советника, коридоры станции и офис командующего


Утара наконец пришла в себя и лишь развела руками:
– Если бы я знала, какие женщины нравятся мистеру Кораму, я могла бы что-то сказать на эту тему, но милостью Провидения, я об этом ничего не знаю!
Она потрясла головой, словно отгоняя навязчивое видение, и продолжила:
– Не могу поручиться за свою правоту, но на мой взгляд мягко и любезно стоит вести себя с мистером Корамом именно коммандеру Мори. В первую очередь, потому что он злопамятен, и лесть со стороны глинна Толан может раззадорить его и подтолкнуть к тому, чтобы насладившись триумфом, сильнее ударить и больнее отомстить. Кроме того, тут может оказаться уместен старый приём с «хорошим и плохим полицейским»... Если б только знать, как он относится к баджорцам и не помешает ли это отношение нашим планам!
-Хороший и плохой полицейский? - нахмурилась Мори, - Что вы имеете в виду?

– Это старинный психологический приём, изобретение которого на многих гуманоидных планетах приписывают стражам порядка, – пояснила Утара, – но, конечно же, практикуется он не только ими. Человек, от которого хотят добиться сотрудничества, контактирует с двумя собеседниками. Один из них держит себя строго и жёстко, оценивая всё сказанное ему критически, второй – мягко, дружелюбно и доверительно. В этом случае наш условный герой инстинктивно потянется к тому, с кем ему комфортнее, обычно к дружелюбному собеседнику. Обычно, – подчеркнула голосом Утара, – но не обязательно! Если же он раскусит этот приём, вряд ли вы добьётесь от него желаемого, поэтому лучше всего постараться сделать психологические манёвры неочевидными. Не думайте, кстати, что это практикуется только при расследовании преступлений или для каких-то шпионских целей! – добавила болианка под конец. – Однажды нам пришлось сделать это, чтобы вызывать на откровенность пациента. Что особенно интересно, наш пациент предпочёл критически настроенного собеседника; потом мы узнали, что этот советник своей манерой говорить напоминал ему старшего брата.
- И кому же вы предлагаете роль хорошего, а кому – плохого полицейского? – усмехнулась Толан. – Можете не говорить, дайте я сама догадаюсь… Но эта тактика может сработать. Как вы на это смотрите, коммандер?
-Держать себя строго и жестко? - повторила Мори, - Но до сих пор эта стратегия не работала и только заставляла его замыкаться в себе, поэтому и вы, и “Саратога” потерпели неудачу.
- Сыграть на контрасте. К тому же от меня он не ожидает другого поведения – к сожалению или к счастью, о нас с советником он уже составил свое впечатление. Конечно, я могу льстить и рассыпаться в комплиментах, - Толан едва заметно передернула плечами, - но на месте Корама я бы удивилась такой смене поведения и не поверила. С другой стороны, он как никто другой любит лесть, - вздохнула она.
– И любит месть! – энергично напомнила болианка. – Мистер Лайтман тому пример. Не думаю, что Корам откажет себе в удовольствии унизить тех, кто, как он сам думает, нанёс ему обиду. Особенно – унизить понапрасну, заставив пресмыкаться и льстить, но так и не предоставив желаемого.
- Советник Рилл, мое самолюбие не пострадает, если Кораму взбредет в голову меня унижать, - конечно, Толан покривила душой, но разве это не было ее проблемой, с которой она справится самостоятельно? – Вопрос лишь в том, стоит ли игра свеч.
– Как думаете, дал бы он пароль, чтобы разблокировать транспортацию, если бы вы ещё тогда рассыпались перед ним в любезностях? – вопросом на вопрос ответила Утара.
- Может быть, - пожала плечами кардассианка. Она уже думала над этим и рассматривала в том числе и тот вариант, что, если бы она наступила на горло своей гордости и гневу и вела бы себя более дипломатично, все могло бы пойти по-другому. – Мы этого не узнаем.
– Гарантированных успехов и гарантированных неудач в подобных делах не бывает, – заметила болианка. – Все могут ошибаться, могу ошибаться и я. Но моё мнение таково: если до инцидента с мистером Лайтманом ваша лесть могла бы свить из Корама пару километров верёвок, то теперь, она лишь подтолкнёт его к тому, чтобы вволю над вами покуражиться и оставить вас с носом.
-Вы считаете все это местью? - покачала головой баджорка, - Всю свою жизнь я старалась держаться подальше от политики, но чтобы сделать это, мне пришлось разобраться в том, от чего же именно держаться подальше. Мне кажется… я понимаю что-то о таких людях, как господин Корам. Точнее о том, кем он хочет быть. Месть - это намеренная попытка навредить и получить от этого удовлетворение, он же искренне считает, что имеет право на такое поведение, что берет то, что ему причитается по статусу. В данном случае - Федерация должна ответить за оскорбление, нанесенное Кардассии, и как только справедливость будет восстановлена, он сможет успокоиться.
 - Что ж, коммандер, значит, вы понимаете его лучше нас с советником, - криво улыбнулась кардассианка. – И без вас нам никак не обойтись. К тому же, именно вы – представитель той самой Федерации, которая так его оскорбила, пусть и в лице кадета Лайтмана. Ну а завтра нам придется уже действовать по обстоятельствам и подбирать подходящую тактику. И быть готовыми, что Лайтмана все же будет судить кардассианский суд, особенно если этот вопрос зависит только от Корама.
-Эту опцию я считаю не допустимой, ни в коем случае, - жестко ответила коммандер, - Я не могу стоять в стороне и смотреть, как проблема решается за счет парня, только вчера вышедшего из Академии. Если уж господин Корам винит Федерацию, лучше я сама поеду на Кардассию. Я - старший федеральный офицер, и мое звание дает мне не только привилегии и удовольствие командовать тут всеми, но и ответственность, в том числе за ошибки подчиненных. Хороший начальник всегда защищает свою команду, несмотря ни на что. Возможно, именно это следует сказать господину Кораму? Что кадет Лайтман слишком незначителен? Какие еще аргументы у нас могут быть?

– О том, чтобы кого-то выдавать, в том числе и вас, не может быть и речи! – возмутилась Утара. – Да-да, меня спросят в последнюю очередь, но даже если отвлечься от личных переживаний, это неверно политически. Проступок – даже не преступление! – совершённый на территории Федерации, гражданином Федерации, должен разбираться дисциплинарным учреждением Федерации. Сегодня нас просят выдать человека за избиение, а завтра за что? За разбитую витрину? Или просто по прихоти? Мистер Лайтман никого не убил и не покалечил, не украл секреты Обсидианового Ордена и не совершал террористического акта. Если Корам не заберёт своё требование, мы можем и должны отказать ему официально, не отдавая никого на заклание взамен Лайтмана. Если бы решение зависело от меня, я отказала бы ему без каких-либо сомнений.
Утара перевела дыхание. Она хорошо понимала, как эмоционально звучит её речь, но её это ничуть не смущало – таким было её мнение, и она не думала его скрывать.
– Вернёмся к попытке уговорить, потому что, разумеется, мирное решение было бы предпочтительно, – сказала она, всё ещё не вполне спокойно. – Если Корам считает, что имеет право поступать так, как поступает, это может вполне комфортно сосуществовать у него и с заботой о собственном эго, и с мстительными настроениями, одно другого не отменяет. Следует ли нам в этом случае ему подыграть? Возможно, если глинн Толан покажет ему, что заботится о будущем кадета Лайтмана лишь формально, и просит простить его лишь ради благополучия проекта и ради политики Кардассии… – Утара вдруг замолчала и прищёлкнула пальцами. – Вот! – воскликнула она, – Как вы думаете, понравится ли ему мысль пожертвововать собой на благо Кардассии? Эта жертва не потребует от него особенных страданий, зато он сможет ощутить себя героем кардассианского романа, который, понимая свои права, отказывается от них на благо Родины!
- Как бы «незначителен» Лайтман ни был, это вопрос личной мести – тут я полностью согласна с советником, - хмуро заметила Толан на предложение Мори. – И поэтому его искренние извинения могли бы помочь. Ну, или, как сказала миссис Рилл, дали бы Кораму возможность отвести душу и унизить его.
А вот речь советника заставила ее улыбнуться.
- Вы, я смотрю, неплохо познакомились с нашей культурой, - кивнула Толан. – И почти угадали. Идея неплоха и могла бы сработать… если бы благо Кардассии беспокоило Корама больше, чем его собственное благополучие. Но ваше предложение натолкнуло меня еще на одну мысль. Если желание мести перевесит желание выслужиться перед своей страной, и он не прислушается к нашим доводам, у нас есть аргументы против самого господина Корама, его поведения, побега и отказа от сотрудничества. Их я собиралась приберечь для разбирательства, а не вывалить на него самого, но, возможно, угроза обратного обвинения его припугнет. Оставив свой пост и позорно бежав, он действовал против интересов Кардассии, а это более серьезное обвинение, нежели нападение кадета Лайтмана, - жестко добавила координатор.
________
Продолжение с Утарой и Мори
87  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 13 Мая 2016, 16:03:44
6 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта советника, коридоры станции и офис командующего


-Подождите-подождите, - Мори подняла ладони, будто защищаясь от слов советника, - О каких извинениях речь? Мне кажется, мы тут перескакиваем слишком далеко вперед. На данной стадии речь об этом даже не может идти, господину Кораму не нужны извинения, он жаждет кардассианского правосудия. И у него есть достаточно серьезные основания для этого - он официальный представитель кардассианской власти, и нападение на него было совершено на орбите кардассианской колонии. Это очень неприятный прецедент. Мы же, к сожалению, не можем спорить, что были на федеральной территории, поскольку, хотя Волан II и населяют выходцы с Земли, нашей колонией они не являются. Следует начинать с того, чтобы убедить господина Корама позволить судить кадета Лайтмана на ДС9 и в рамках наших процедур, а не кардассианских. И сделать это должны именно мы, а не сам кадет. Вот почему я хотела вас видеть - мне нужно знать, что за человек этот Корам, чтобы найти к нему подход. Что вы можете рассказать о нем?
- Вы уже говорили с ним? – Толан выпрямилась в кресле. – Даже если он и говорит, что извинения ему не нужны – это всего лишь слова. Он производит впечатление человека, который любит, чтобы перед ним рассыпались в извинениях и лести. Впрочем, если даже федеральным офицерам с «Саратоги» не удалось ничего добиться… - она многозначительно промолчала. Почему-то мысль о том, что и Нечаева не расколола этот орешек, ее радовала. – В общем, растопив его сердце, мы сможем просить и о других поблажках – а смена процедуры является очень серьезной поблажкой. Уже имелись прецеденты, когда офицеров Звездного Флота судил именно кардассианский суд, без выдачи Федерации, и хотя те случаи были более серьезными, нет официального повода выдавать Лайтмана Федерации. Но вернемся к Кораму, - женщина вздохнула. – С ним можно найти общий язык, если играть по его правилам, и во время нашего визита в резиденции нам с советником это удавалось. Но больше всего он печется о своей безопасности, и не менее – о своем, кхм, эго, которые мы достаточно сильно задели. Любит роскошь, - добавила Толан, припоминая, что еще можно сказать о бывшем мэре Джеймстауна. – Возможно, советник Рилл заметила что-то еще, что может нам пригодиться?

– Любое прямое упоминание его негативных действий или непохвальных эмоций мистер Корам воспринимает как оскорбление, – дополнила Утара. – Я испытала это на себе, когда показала ему, что вижу его притворство, растерянность и страх, а также, когда описала ему своё понимание ситуации. Это была моя ошибка. Он оказался не из тех людей, кто может отбросить игру и поговорить прямо, и не из тех, кто умеет быстро переключиться и сыграть по новым правилам – опровергнуть одно, подтвердить другое и начать взаимовыгодный диалог. Как мне кажется, суть здесь в том, что этот своеобразный спектакль он разыгрывает не только и не столько перед нами, сколько перед самим собой. Он не может признать ни одной своей ошибки, потому что это обрушит здание его иллюзорного благополучия.

Мори медленно кивнула.
-Это хорошо… - прознесла она, - А то я боялась, что он совсем непробиваем. Что ж, сыграем в лесть, я могу это сделать. К счастью, то, как мы уже приняли его на станции - выделили каюту ему и его личному повару и вели себя с ним как с любым другим высокопоставленным чиновником или послом - не будет этому противоречить. Ведь если бы наше поведение резко изменилось, он бы понял, что нам что-то от него надо. Федеральное признание мы уже обеспечивам, но как насчет признания его собственного государства? - Мори посмотрела на Иламу, - Я могу просить вас поговорить с ним?

- Поговорить с Корамом? – переспросила Толан. Эта идея ей не нравилась. – Я уже говорила с ним на орбите, когда он нас телепортировал на катер, и этот разговор… - она замолчала, подыскивая наиболее приемлемую форму для описания, – нельзя назвать успешным с дипломатической точки зрения. Он отказывался сотрудничать, и тогда нам всем было не до лести. Ну а инцидент с кадетом Лайтманом и вовсе поставил точку в наших переговорах. Так что я лишь вызову его раздражение, - «как и он мое», - подумала про себя Толан, но вслух этого не произнесла. Подумав немного, она добавила: - Однако, если это необходимо для общего дела, я могу сделать все от меня зависящее и поговорить с ним, как официальный представитель Кардассии на этой станции.

– От лица Кардассии больше некому, – грустно подтвердила Утара. – Вот если бы мы могли вытащить откуда-нибудь, как фокусник из шляпы, высокопоставленного кардассианца, который не любил бы Корама, мечтал бы сохранить наш проект и совсем не мечтал бы проучить Лайтмана… Увы, об этом остаётся только мечтать. – Утара виновато посмотрела на кардассианку. – Глин Толан, думаю, в каком стиле вам разговаривать с мистером Корамом, вы разберётесь лучше меня. Навряд ли в этом вопросе вам понадобятся мои советы.
- Есть еще один момент, - как бы между делом добавила Толан. – Являясь координатором проекта, я защищаю его интересы в целом и интересы конкретного кадета Лайтмана в частности. И в данном случае интересы Кардассии и интересы проекта не совпадают. Как представитель Кардассии я бы сказала, что судить Лайтмана за его действия должен наш суд… Но как координатор проекта я бы этого крайне не хотела.
Взгляд советника стал ещё грустнее.
– А как человек? – спросила она. – Что вы сказали бы как человек? Впрочем, – оборвала она себя, – я уже давно хочу прояснить один вопрос. Орбита Волана II – это не территория Федерации, разумеется. Но наши корабли всегда считались нашей территорией. Следовательно, катер «Анадырь» – это территория Федерации, разве нет? Следовательно, нападение на Корама произошло отнюдь не на территории Кардассии, а на территории Федерации.

-Хороший аргумент, советник, - согласилась коммандер, - Так же как и вопрос о том, могут ли части Демилитаризованной зоны вообще считаться принадлежащими кому-то. Но отношение к этому космическому пространству всегда было высоко политизированным, и все, что его касается - крайне чувствительная точка для обоих наших государств, - она снова посмотрела на глинна, - Я понимаю, как вся эта ситуация сложна для вас, госпожа Толан, поэтому стараюсь говорить как можно более осторожно. Вы можете отказаться помогать нам, и это будет мне понятно. Но, насколько я вижу, у вас - больше всего шансов повернуть запросы господина Корама вспять. Одобрение Кардассии в вашем лице будет для него важно, вы лучше понимаете его, поскольку принадлежите к одной культуре и имеете опыт общения с ним. То, что этот опыт не совсем удачный - может оказаться нам даже на руку, если правильно подать его. К тому же, у вас есть… и другой козырь.
Толан задумчиво уставилась в одну точку на столешнице, погруженная в свои мысли. Так и не придя ни к какому решению, она подняла голову и оглядела своих собеседниц.
- То, что мы происходим из одной культуры, видится мне скорее проблемой. Но куда большей проблемой я вижу то, что в нашей иерархии я не имею над ним ни малейшей власти, а мое звание не позволяет мне обращаться к нему с позиции старшего. Я могу блефовать, но вот посчитает ли он меня достаточным важным для его персоны «представителем Кардассии», - Толан хмыкнула, а затем повернулась к Мори. – Но вы, мне кажется, что-то не договариваете. Какой козырь вы имеете в виду?
Мори криво улыбнулась.
-Позволите говорить прямо?.. Иногда привлекательная женщина может добиться большего, чем высокопоставленный мужчина. В любом случае, если я правильно понимаю, вы с господином Корамом примерно равны. Вы - глинн, что в федеральной цепочке командования примерно соответствует коммандеру. И как раз коммандер может управлять небольшой станцией или колонией. Так я могу считать, что вы в деле, госпожа Толан?
На лице Толан, до этого достаточно спокойном и беспристрастном, за пару секунд промелькнула вся гамма эмоций от смущения до гнева, и ей понадобилось некоторое время, чтобы «переварить» предложение коммандера. Она бросила на Утару быстрый взгляд, полный мольбы о помощи, но затем уже совершенно спокойно посмотрела на коммандера.
- Я надеюсь, что это вы сейчас пошутили, - кашлянув, заметила Толан. – Или я не поняла, о чем именно вы говорите. Поэтому, оставив вашу первую фразу за скобками и подводя итог: разумеется, я в деле. Это в первую очередь именно мое дело и моя задача – снять обвинения с кадета Лайтмана. Итак, какие наши планы? Вы собираетесь первой поговорить с мистером Корамом и подготовить почву?
Мори отвела взгляд, обрывая напряженный момент.
-У нас мало времени до отлета господина Корама со станции, и будет только один шанс поговорить с ним. Мы должны быть очень осторожны, чтобы не спугнуть его. Какую бы стратегию убеждения вы ни выбрали, глинн, я поддержу вас. Я в любом случае намерена сделать все, чтобы защитить кадета Лайтмана, чего бы мне это ни стоило. Пусть он не часть моей команды на этой станции, но он часть Звездного Флота, и я больше не позволю…
Коммандер отвела взгляд на звезды за окном и после некоторого молчания продолжила.
-Я подготовлю отказ от запроса, который господин Корам должен будет подписать. И организую встречу.
– А когда отбывает мистер Корам, – поинтересовалась болианка. – И хотелось бы знать, куда именно. Он возвращается в Кардассианское пространство?
-Мистер Корам сообщил, что отбывает послезавтра утром и возвращается на Кардассию. Поэтому я полагаю, что завтрашний вечер наиболее предпочтителен для разрешения этого вопроса.
Толан сосредоточенно кивнула:
- Как скажете. Для господина мэра я освобожу любое время в своем расписании, - хмыкнула она, уже пробуя новую тактику. – У нас же будет время подготовиться и выбрать тактику, которая не ухудшит ситуацию. Советник, вы можете навскидку сказать, как нам с коммандером лучше себя вести? Только без упоминаний о том, что могут добиться две привлекательные женщины, - серые щеки кардассианки немного потемнели, что можно было бы счесть проступившим румянцем.

_______
С Утарой и Мори
88  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 12 Мая 2016, 17:08:43
26 августа, ранний вечер.
Станция ДС9. Коридоры станции и Променад


Ракар вполне искренне удивился, и в то же время отметил про себя, что его поведение ранее все-таки вызвало не тот эффект, который был желаем.
- Хм, - сказал он, слегка улыбнувшись,  - представители моего народа имеют репутацию высокомерных, и это вполне заслуженно. Но согласитесь, трудно удержаться от выражения превосходства, когда участники совещания начинают без регламента, без всякого порядка галдеть и вести себя так, как будто они не являются лучшими из лучших, отобранных специально для такого проекта. Кроме того, предложения вулканца вызвали ряд размышлений и я не успел доказать ему некоторые вещи. Но это уже дело прошлое.
А дальше Ракар услышал нечто новое, полные выводы делать было рано, зато теперь было понятно, что находящийся на станции мэр Волана II не просто так сидит в федеральном убежище. Мэр Волана II не забывает обид.
Ракар стоял спиной к магазину акссесуаров, лицом к глинну Толан, и пользовался удобным положением. Ему был виден коридор Променада и он следил за тем, чтобы никто проходящий мимо не подслушал их слова. Вот и теперь, он быстро скользнул взглядом в стороны и снова посмотрел на кардассианку. Еще там на Волане II он понял, что ей можно доверять, до определенного предела. Потому что доверять полностью нельзя было никому.
- Хорошо, слово на заседании – тоже неплохо, но вернувшись в каюту – я примусь за изучение судебных систем ваших и Федерации, и может быть потом мы вернемся к этому снова. Случай Сатала самый легкий, молодой гражданский, руководствуясь гуманистическими соображениями бросился спасать по своему разумению недееспособного человека, находящего под угрозой гибели. Это обоснование настолько легко, учитывая, что офицер транспортерной не в обиде, что не стоит обсуждения.
Теперь Ракар внимательно следил за мельчайшими изменениями на лице кардассианки.
- Энн Уильямс не маки. Я провел с ней достаточно времени, что бы убедиться в этом. Я живой свидетель большинства того, что с ней происходило. К чему приведет ее будущее – не известно, но сейчас – она не маки. И от наших действий будет зависеть станет ли она этим понятием. Может быть даже от ваших, глинн Толан, или Тенмы Джеза. Но это дело будущего, не прямо сейчас. А вот насчет Корама… - Ракар еще раз скользнул взглядом по коридору. Со стороны они выглядели вполне безобидно, ромуланец и кардассианка, мирно и почтительно беседующие у магазина аксессуаров. Ракар молчал секунд 15, затем вернулся взглядом к координатору.
- Значит убеждением Корама следует заниматься? – Ракар не стал говорить, что если бы на катере Корам попал в его руки, то даже без специального читающего память оборудования – он смог бы выбить из него пароль в течение максимум двух часов. Как минимум он сам был в этом однозначно убежден.
- Я бы применил технологию ответного обвинения. Много часов целая «Саратога» наверняка пыталась уговорить его разблокировать телепортацию, да, я читал разные отчеты, разное видел, и я в курсе, что он здесь, на станции. Если он так упорствовал – значит у него была какая-то иная цель помимо страха и мести, я не верю в трусость и мелочность мэров различных планет. Верить в такое может наивный ребенок, не обладающий вообще никаким опытом, никакими знаниями. Если найти на Корама компромат, который по-настоящему будет для него болезненным, то он резко перестанет обижаться на звездофлотского кадета, который потерял над собой контроль, будучи уверенным, что жизнь членов его команды под угрозой. Под угрозой по вине Корама, он спровоцировал и удерживал это. Федеральный корабль по его вине пробыл на Волане II больше положенного, а именно Кардассия обозначила сроки. И это мне сказал лейтенант  СБ Саратоги – Кортез. Понимаете, к чему я веду, глинн Толан?
- Итак, мистер Ракар, - кардассианка сложила руки на груди и внимательно посмотрела на кадета. На ее лице промелькнула тень улыбки – улыбалась она явно каким-то своим мыслям, потому что с ромуланцем говорила совершенно серьезно. – Вы не спрашиваете и не уточняете, в чем же обвиняются ваши коллеги – значит, вы уже изучили все, что вам было доступно. Это похвально. Я не знаю ваших мотивов, поэтому предположу, что они совершенно искренние, и вы действительно хотите им помочь ради них самих и ради общего блага проекта. Изучайте доступную информацию, прецеденты, стратегию защиты – все это пригодится.
Она еще раз смерила ромуланца пристальным взглядом и усмехнулась.
- Что касается мэра Корама, - тихо и серьезно произнесла женщина, – то я не советовала бы вам вмешиваться. Здесь вы представитель третьей стороны, и внимание ромуланцев – или кого-либо еще – к этому… инциденту никому не нужно. Если вы понимаете, о чем я, - в тон ему ответила Толан и формально добавила: – Я учту ваше мнение по этому вопросу.
- Да, глинн Толан, - склонил голову Ракар, - я все понимаю. И я не буду вмешиваться,  пока не требуется мое  вмешательство. Мои мотивы просты – мне важно то, что здесь происходит. Если бы не было важно, мы бы не присоединились к проекту. Я буду рассчитывать, в таком случае, на предоставление мне особого слова на стороне защиты как свидетеля по части Уильямс и Сатала.
Мелькнула мысль и он испугался ее, что глинн Толан теоретически может работать вместе с Корамом.  И тогда он подставился. Такая маленькая толика вероятности. Такая большая цена за просчет. Но ничего не отразилось на лице. А еще Федерация могла иметь имела к этому отношение. Но этого он не мог пока знать.
- Благодарю вас, - сказал улан координатору.
- Можете не беспокоиться по этому поводу, я учту ваше желание давать свидетельские показания, - кивнула Толан
Она, наконец, перестала изучать витрину и направилась дальше по Променаду в режиме неторопливой прогулки, так что ромуланцу ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
- Ракар, - произнесла она после недолгого молчания. – Я понимаю, что вы хотели мне сказать по поводу господина Корама. Я не буду никак это комментировать, просто напомню вам, что мы находимся на федеральной станции. Неважно, что вы – или я – думаем, но я не хотела бы больше слышать подобные разговоры. Они могут дискредитировать вас, меня и весь проект. Но это не значит, что я вас не услышала. Это все, о чем вы хотели поговорить? Если у вас есть вопросы относительно завтрашнего задания, можете воспользоваться возможностью и задать их сейчас, иначе – мне пора возвращаться, я еще не закончила, - она кивнула в сторону младшего лейтенанта Авема, все еще стоящего на отдалении от них. 
Ромуланец шел рядом и слушал, внимательно, вслушиваясь в интонацию. Его слишком поспешная мысль вполне могла быть данью паранойе. Может быть так и было. В конце концов подозревать абсолютно всех было его профессией.
- Комментарии не требуются. Я понял уже давно, что вы заслуживаете доверия, иначе ничего такого бы не сказал. - Улан замолчал, показывая тем самым, что разговор на данную тему окончен, и через несколько секунд продолжил:
- Завтра утром будет решена проблема с голографической презентацией. А что касается фуршета, то здешние репликаторы не умеют ничего ромуланского. Зато есть Кварк’с, который регулярно возит контрабанду, и теперь, с моими присутствием здесь – очевидно еще удвоил свой оборот. Поэтому, надеюсь, не будет нарушением правил, если фуршет по ромуланской части будет из Кварк’са?
«Доверия!» - кардассианка хмыкнула и покачала головой, но ничего не сказала. Интересно, что подумали бы ее кадеты, если бы знали о вчерашнем сообщении от легата Толана?..
- Нет, вы вправе самостоятельно решать вопрос с доставкой продуктов и прочим оформлением. Я полностью полагаюсь на вашу фантазию… Только давайте обойдемся без контрабанды. Не люблю это слово, - женщина хитро посмотрела на кадета. – Найдите ему какую-нибудь более приемлемую замену или хотя бы не произносите вслух.
Ракар сделал несколько шагов вперед, обогнал координатора,  повернулся к ней лицом.
Он улыбался во всю ширь.
- Ну да, названия этому я еще не придумал, поэтому пусть будет без названия. Ведь я и не против, что бы я без них делал, собственно. Глинн Толан! Больше не имею права вас задерживать! Хорошего вам дня. – И он остановился, ожидая, что кардассианка пойдет назад.
- Тогда до завтра, улан, - кивнула Толан. – Мне не терпится увидеть результат ваших трудов.
Они с ромуланцем разошлись, и стоило ей повернуться и сделать несколько шагов к Авему, как баджорец уже сам направился к ней, потрясая паддом.
__________
Совместно с Ракаром
89  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 27 Апреля 2016, 17:43:42
26 августа, полдень
Станция ДС9, кабинет Иламы Толан


Квинтилия стремительно прошла в кабинет координатора проекта “Альфа”, едва не задев выходящего ей навстречу Тенека.
-Мне нужно знать, где мои вещи? - без предисловий спросила трилл.
Когда Квинтилия вошла в кабинет, Толан сидела в кресле, уставившись в одну точку на стене, и выглядела несколько потерянной – или просто очень задумчивой. Но стоило ей увидеть кадета, как ее лицу вернулась привычная строгость и сосредоточенность.
- Вы ничего не забыли, кадет? Например, позвонить в дверь? И о каких вещах вы говорите? Вероятно, они в вашей каюте.
-Мои личные вещи! - воскликнула Квинтилия.
По лицу и особенно голосу девушки было заметно, как она расстроена и зла.
- Когда кто-то вчера собирал вещи Кейры, они забрали и кое-что мое, а мне это нужно и важно.
- Может быть, что-то из ваших вещей было отправлено вместе с вещами кадета Кейры на Бэйджор, - пожала плечами Толан. – Это неприятно, но поправимо – вам вернут их следующим же рейсом на станцию. Скажите мне, что это было, чтобы я отправила запрос.
-А я не могу поискать сама? Это было… личное.
- Как хотите, - не было похоже, чтобы Толан действительно интересовало, что это за личная вещь была потеряна. – Можете попробовать поискать на станции или отправить запрос на Бэйджор. Но вам все равно придется рано или поздно сказать, что столь ценное вы потеряли, потому что иначе неизвестную вещь никто не будет искать. Если только вы сами не полетите за ней на Бэйджор!
-А можно?
- Вы что, серьезно собрались лететь на Бэйджор ради одной вещи, которую вам и так вернут? – наконец-то даже Толан стала интересна вся эта беседа, и она оглядела Квинтилию удивленным взглядом. – Что это за тайны, кадет? – и уже формальным тоном добавила: - Для этого вам необходимо запросить отпуск на берег, и после его подтверждения вы сможете лететь, куда угодно. В том числе на Бэйджор. Однако в данной ситуации я не вижу достаточной причины, почему вам необходимо это делать лично.
-Я… понимаю, мэм, - Квинтилия, наконец, опустила горящий взгляд, - Я постараюсь обойтись без этого… или поискать на станции что-то на замену. Можно мне идти?
- Да, можете идти. – Когда Квинтилия была уже у дверей, Толан окликнула ее: - Если это действительно так важно, я уверена, можно что-нибудь придумать. Но лучше бы вам найти замену этой вещи или сообщить, что же вы ищете – это упростит поиски.
Квинтилия даже на долю секунды не задержалась, чтобы обдумать это предложение, и покинула кабинет координатора проекта.
_______
С очень стремительной Квинтилией
90  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 27 Апреля 2016, 15:34:49
26 августа, 11:02
Станция ДС9, кабинет Иламы Толан


- Проходите, мистер Тенек, - она пропустила вулканца вперед, а затем сама прошла в кабинет и села за стол. Стул кадету она не предложила.  – Вы знаете, о чем я хочу с вами поговорить?
По ее лицу было сложно что-то понять, кроме того, что она то ли пребывала в плохом настроении, то ли была зла.
– Предполагаю, что о моём отчёте, – сказал вулканец.
Кардассианка кивнула и положила перед собой падд.
- Может быть, вы даже скажете, что вызывало у меня вопросы?
Тенек сделал отрицательный жест:
– Нет. Я догадываюсь об этом, но подожду ваших вопросов.
- Тогда первый вопрос, - она сложила пальцы в замок и посмотрела на вулканца. – Какова была причина того, что вы покинули клинику Эвансон на Волане II?
Тенек немного подумал, потом сказал:
– Мэм, многое из того, что я сейчас скажу, вам известно, но у меня есть веская причина отвечать вам только неофициально. Доктор Эвансон попросила меня устранить возможность для мистера Клейборна-младшего свидетельствовать против самого себя. Он находился далеко от клиники, и доктор Эвансон опасалась, что мы можем опоздать. На тот момент я не принял ещё решения, исполнять её просьбу или нет, но решил, что расспрошу её по дороге и приму решение после того, как уясню для себя все значимые обстоятельства ситуации.
- Почему этого нет здесь? – она кивнула головой в сторону падда. – Можете не отвечать. Напомните, почему я разрешила вам остаться на Волане II?
– Я не спрашивал разрешения остаться, – возразил вулканец, – я уведомил всех, кого смог, о своём намерении остаться. – Он подчеркнул голосом слово «намерение». – Это был мой долг врача. В определённом смысле, исполняя просьбу миссис Эвансон, я также руководствовался долгом врача: точно также, как людей иногда фиксируют во время судорог, чтобы они не ранили себя, нужно было лишить мистера Клейборна части его памяти, чтобы он не стал причиной собственной смерти.
 - Вы слишком много на себя берете, - жестко прервала его Толан. – И слишком широко понимаете свой долг. Меня не волнует мистер Клейборн. Меня интересует, почему вы солгали мне тогда на Волане II и сейчас в отчете. Недоговорили, - насмешливо поправилась она.   
– Я беру на себя ровно столько, сколько подобает разумному существу, видящему немного дальше инструкций, – спокойно возразил вулканец, – и я вам не лгал. Я сказал вам, что у меня срочный вызов, и это была правда. О характере вызова я не сказал вам ничего, поскольку ещё не принял решения, как поступить, и следует ли мне отчитываться вам в этом поступке. Если считаете моё поведение неподобающим, можете подвергнуть меня соответствующему взысканию.
– Что касается отчёта, мэм, в древности на моей планете бытовало выражение «не доверяй воску и стилосу». Если бы кто-то пожелал найти документальные доказательства подавления участка памяти у мистера Клейборна, ему пришлось бы признать, что без моего свидетельства показания мистера Ракара, мистера Сатала и даже офицеров Федерации, осведомлённых об этом событии, ничего не стоят. Только я знаю, была ли в действительности исполнена просьба доктора Эвансон, но поскольку интересы моего пациента требуют, чтобы это осталось неизвестным, я не собираюсь предоставлять кому-либо моё свидетельство без веской причины.
- Вы действительно считаете, что меня интересует просьба доктора Эвансон и то, что вы сделали с мистером Клейборном? – кардассианка внимательно посмотрела на стоящего перед ней кадета. – Я говорю сейчас о вас, мистер Тенек, а не об этих людях. Вы умолчали о том, куда и с какой целью направляетесь, вы не написали об этом в своем отчете, вы действовали без согласования и разрешения, и вы до сих пор считаете, что ни в чем не виноваты. Вам повезло, что Федерация не выставила вам обвинения по поводу ваших действий на планете, в отличие от ваших коллег. Хотя на их месте должны были быть вы! – повысила голос Толан. – В отличие от остальных, вы даже не понимаете, в чем ваша вина. Запомните, мистер Тенек, я не терплю ложь и действия за моей спиной!
– Отчего же, я нисколько не отрицаю всего сделанного мной, и, как уж было сказано, готов к любому взысканию, – всё также безразлично отозвался вулканец. – Однако изменения в отчёт я не внесу и в дальнейшем буду прислушиваться в первую очередь к голосу своего долга. За это я также готов понести любое взыскание, если вам это будет угодно.
- Вы не отрицаете сделанного только теперь, когда у вас нет возможности отрицать. Вместо того, чтобы поставить свое руководство в известность сразу же. Какая похвальная самопожертвенность! Вы отказываетесь дополнить свой отчет правдивой информацией, это занятно, - Толан пробарабанила пальцами по столу. – После того, как сами признались мне, что свидетельские показания остальных правдивы. Это будет отмечено в вашем личном деле и во всех материалах, касающихся Волана II. К сожалению, единственное взыскание, которому я могу вас подвергнуть, это исключение из проекта. Но непохоже, чтобы вы и так ценили свое в нем участие.
– Превыше всего я ценю принципы, в которых меня воспитали. Если следуя им, я буду исключён из проекта или подвергну себя иной опасности, я приму это как данность. Возможно, вам это покажется странным, но жизнь человека представляется мне более важной, чем ваше одобрение или осуждение. И более важной, чем моё участие в проекте «Альфа».
- Мистер Тенек, приберегите такие формулировки для посиделок с друзьями. Напоминаю, что я все еще ваш руководитель. Но даже если вы останетесь работать здесь на станции, добренькие федеральные офицеры прогонят вас после первого же нарушения субординации и приказов. Пока ваше участие в проекте под вопросом. Вы можете самостоятельно решить этот вопрос и выйти из «Альфы» сейчас или остаться на испытательном сроке. Если вы выберете последнее, то знайте, что я буду внимательно за вами наблюдать. Я не хочу видеть в этом проекте людей, которым не могу доверять. 
Тенек пожал плечами:
– У меня другие представления о доверии, мэм. Впрочем, у меня нет намерения покидать проект, можете считать это моим официальным заявлением. Отчислить меня или нет после какого-либо моего поступка, разумеется, остаётся в вашей власти.
- Свободны! – сквозь зубы проговорила Толан и взяла в руки падд, давая понять, что разговор закончен.
Тенек не заставил себя долго просить. В дверях он разминулся с мисс Квинтилией Перим.
_______________
С Тенеком
Страниц: 1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 ... 15

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS