* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 10 2018, 23:20:13 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 ... 18
61  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.4 - анкеты персонажей : 04 09 2017, 10:09:14
1.       Самый понравившийся (самый любимый) момент(ы) в миссии [в целом]
Их несколько: паук-в-пещере-напал-на-Сэм, крушение «Примы», маневр, убийство Мори
2.       Самый любимый момент для вашего персонажа
Для Самриты – разговор с Освальдом в медотсеке «Анадыря» (с лечением)
Для Иламы – первое проникновение в каюту Мори и разговор с ней
Для Делас – разговор в монастыре Дакин и беседа с Квинтилией и пауком на Джераддо
3.       Самый напряженный момент(ы) в миссии (который заставил больше всего переживать, самый эмоциональный)
Для Самриты – обморок и ссора с М’Котой в начале, открытие ее беременности на регате
Для Иламы – самоубийство
Для Делас – признание в любви
4.       Самый яркий и понравившийся не-игроковый персонаж(и) (из всех НПС, включая кадетов)
Юнок мимими! И капитаном Коном прониклась в конце, захотелось его обнять.
За Делас понравилось играть, хочу еще!
5.       Самая трудная дилемма(ы) для вашего персонажа
Для Самриты – что делать с беременностью, как себя вести с Ракаром и М’Котой
Для Иламы – быть или не быть. Выполнять ли приказ Джарина, что делать с договоренностью с Мори, как ее убить, какой яд лучше пить в это время суток
Для Делас – лететь ли с «Амазонкой», признаваться ли Ракару в чувствах
6.       Что бы вы сыграли по-другому/исправили
Пожалуй, такого нет. Но за Самриту всегда можно играть больше и лучше!
7.       Продолжение каких линий/сюжетов/персонажей/арок хотелось бы увидеть в дальнейшем (или хотя бы узнать за кадром)
- Что станет с «Фениксами» и сильно ли расстроится зайка-Планкс (ну ладно, это не очень интрига вроде…)
- «Мы взяли Квинтилию на поруки и теперь развлекаемся, как можем» - это может быть веселая линия
- Линия Тенмы – тут все понятно, точнее, ничего не понятно и жутко интересно!
- Линия Делас – потому что я сама еще не уверена, чем именно ее завершу
- Что будет с проектом и кадетами, если Иламу арестовали
- Ах да… И что же там у Энн?
8.   Пожелания на следующую миссию [в целом]
На ближайшую – доразвить все личные линии и отношения, закончить все начатые сюжеты
На потенциальную через-следующую – экшн, приключения, перестрелки, погони, индейцы
9.       Пожелания на следующую миссию [для вашего персонажа]
Для Самриты – поучаствовать везде и во всем, разрешить свою дилемму с отношениями и беременностью. И вообще хочу для нее побольше дилемм.
Для Иламы – собрать себя по кусочкам и что-то с этим сделать. Начать учиться жить заново
Для Делас – закончить ее линию и раскрыть все оставшиеся тайны Пообщать ее с остальными кадетами.
62  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 25 08 2017, 14:44:45
Эпилог

Коммандер Мори медленно расстегнула форменный китель и сняла его. Затем распустила волосы и достала смертоносную золотую шпильку - сегодня стилет больше не понадобится. Это день был долгим, очень долгим. Большая часть населения станции будет веселиться до утра, празднуя окончание первой регаты в Баджорской системе. Бары, рестораны, магазины - все будет работать, на Променаде будут свет и музыка, и лишь к утру все расползутся по своим каютам, чтобы проспать половину следующего дня. От праздника останется только паутина мишуры и серпантина и сугробы конфетти. Идеальная ночь, чтобы затеряться в толпе, вернуться в свою каюту и остаться в одиночестве, пока все остальные слишком заняты праздником.
Коммандер Мори переоделась в черную шелковую пижаму и начала одну за другой зажигать свечи, расставленные на небольших полочках в ее каюте. Она не знала, сколько времени у нее оставалось, но надеялась, что достаточно.

Толан действовала строго по плану, стараясь не задумываться, что именно она делала – сейчас было не время для рефлексий. Настроила транспортную установку, проверила режим дизраптора, переоделась в удобную одежду – скорее всего, у нее еще долго не будет возможности в следующий раз переодеться и принять душ, - и огляделась. Каюту она оставила аккуратно убранной, кровать – застеленной, а все личные вещи убрала в сумку – впрочем, таких у нее было совсем не много. Стимулятор, который дал ей Джарин, работал и позволят почти не чувствовать себя больной, и Толан надеялась, что его эффекта хватит хотя бы на пару часов, чтобы осуществить задуманное, а на дольше она не могла загадывать.
Кардассианка в последний раз огляделась, стараясь отогнать мысли о том, что вся задумка может провалиться на любой стадии, сжала покрепче оружие и активировала транспортер. На мгновение она перестала существовать, а затем материализовалась посреди каюты коммандера Мори.   
Мори зажигала толстую белую свечу на полке перед большим золотым баджорским символом на стене. Свет в комнате был потушен и только десятки маленьких огоньков колебались от малейшего движения воздуха, превращая комнату в таинственную пещеру. Пахло благовониями.
Заметив Толан, коммандер обернулась. Она выглядела очень спокойной, почти заторможенной, ее глаза казались двумя черными дырами на необычно бледном лице.
- Коммандер, вы готовы? – глухо поинтересовалась Толан. Кардассианка казалась собранной и сосредоточенной – и совершенно лишенной эмоций. Пожалуй, сейчас она действительно могла убить. 
Мори медленно кивнула.
-Все по плану, - подтвердила она.
Бесконечно длинную секунду Толан колебалась, а затем подняла дизраптор, прицелилась и выстрелила. В каюте было темно, но это не было проблемой для кардассианки, прекрасно видевшей в темноте и умевшей хорошо стрелять, – и шансов промахнуться у нее не было.
Падая, баджорка задела рукавом свечу, которую зажигала, и она полетела на пол. Едва успевший загореться фитиль с шипением утонул в лужице воска и огонек умер, оставив после себя тончайшую струйку дыма.
Обгоревшее пятно на груди Мори было не так уж сильно заметно в складках черного шелка. Такое маленькое… Кардассианке оставалось только надеяться, что все идет по плану. И все же, даже если оно шло, такое ранение должно быть очень болезненным. Хорошо бы к этому моменту Мори уже ничего не чувствовала больше.
Теперь осталось только надеяться, что все пойдет так, как нужно. Толан быстро наклонилась к коммандеру, чтобы проверить пульс, и кивнула самой себе. Ей было страшно от того, что она сделала, но сейчас у нее не было времени предаваться сантиментам – каждая секунда была на счету.
Она механически подняла упавшую свечу и поставила ее на полку, а затем сделала шаг в сторону и активировала транспортер. Секунда, еще одна – транспортер не включался. Назад к себе она вернуться не могла. Кардассианка глубоко вздохнула, последний раз огляделась и направилась к выходу из каюты, пряча дизраптор в кармане просторного платья. Дверь перед ней открылась, и коридор ослепил ярким светом.
-Стоять! - раздался выкрик.
На Толан было направлено сразу четыре федеральных фазера.
-За мной, за мной…
Два СБшника и медик юркнули в каюту, остальные двое остались караулить глинна. Как будто она собиралась куда-то бежать! Кардассианка просто стояла на пороге, ни здесь и ни там, смотрела, как перед ней разворачивается спектакль.
Один из СБшников пристально посмотрел на глинна.
-Обыскать. Увести, - бросил он.
Санитар Дука Тхолем с трикодером склонился над телом Мори.
-Признаков жизни нет. Она мертва, - объявил он.
_______
С коммандером Мори, Дукой и СБ
___________

КОНЕЦ
63  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 23 08 2017, 10:34:26
1 сентября 2384 г., ночь
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


Ракар прошел в каюту Толан и огляделся. Здесь было жарко. Да, на Кардассии жарко, ромуланец вспомнил как Делас жаловалась на жару, там, где находилось место действия их группы проекта. Он невольно посочувствовал своим коллегам ромуланским шпионам, внедренным на Кардассию. И отчего-то, впрочем, совершенно понятно отчего, сейчас он чувствовал себя опустошенным до крайности, просто солдатом Ромула. Кроме того, в каюте Толан не было ничего личного, либо это личное просто не стояло на самом виду, но сейчас здесь создавалось ощущение о том, что это ее временное место пребывания. Как будто она готовилась съезжать. Или может быть она просто солдат Кардассии? Но это вряд ли, солдаты Ромула на ромуланских кораблях и станциях все таки делали свое место жительства несколько более личным, чем была сейчас эта каюта. Наверняка, кардассианцы тоже. Ракар понял, что сейчас ему очень хочется напиться до беспамятства. Впервые в жизни, оставить ненадолго необходимость быть вечно бодрствующим и забыться сном. Но не сейчас, позже. Еще не все дела были сделаны. В репликаторе Ракар взял стакан воды, несмотря на то, что еще недавно он был голоден, сейчас это ощущение отступило.
Ромуланец, со стаканом воды в руках, бросил беглый взгляд на потолок. Глинн Толан не решилась уйти из каюты, это было сложнее, кто знает, кто именно подлежит слежке, за кем наблюдают, а за кем нет. Но Иламе Толан Ракар верил, он знал, что она его не подставит.
- Да, - кивнул Ракар, посмотрев в пол. - Не знал, что я выгляжу ровно настолько, чтобы было видно, что не все хорошо. Но видимо я еще не отошел. С этим очень сложно справиться, мэм. Я не справлюсь в ближайшее время, но я постараюсь выглядеть иначе, по уставу. Первый раз со мной такое, что так меня сильно ударило. - Ромуланец вздохнул, собираясь с духом, - я встретил девушку, которая ... которая стала мне важна больше чем... чем всё. Но... не судьба. Она не любит меня. И нет шансов.
- Вы не должны сейчас выглядеть по уставу, - успокаивающе проговорила Толан и выразительно бросила взгляд на собственные босые ноги, покрытые серыми чешуйками. – Можете расслабиться, я никому ничего не собираюсь рассказывать. Так бывает, и не всегда получается держать лицо. В этом нет ничего страшного, мы все можем проявлять слабости, - женщина вздохнула. Это ведь касалось и ее тоже – особенно в последние несколько дней, - и было похоже, что она уговаривает сама себя больше, чем Ракара. – Я вам сочувствую по поводу этой девушки. Но, по крайней мере, у вас больше нет иллюзий о ней. Это уже большой шаг к тому, чтобы начать строить свою жизнь заново. 
- Спасибо, - Ракар склонил в голову перед Толан, одновременно стараясь читать в ее словах то, что было глубоко между этих слов. Но его очень сильно тронуло ее участие, она была по настоящему хорошим учителем для своих кадетов. И даже несмотря на то, что с ней сейчас происходило, она пыталась помочь ему. И Ракар решил опустить подозрения о камерах и прослушивании, а если даже и подозрение было обосновано, он хотел, чтобы те, кто вероятно на все это смотрит, знали что их дело против проекта выиграть не удастся, - у меня есть работа, это важно, я буду исполнять ее до конца со всем старанием, чего бы мне это не стоило. Вы знаете, мэм, на регате мы встретили другую группу из проекта, мы столкнулись с их кораблем, потерпели крушение на Бэйджоре, но нам удалось договориться, мы справились, починили наш корабль и выполнили свою задачу. Так вот, та вторая группа дислоцируется на Кардассии, их координатор Диас Планкс. Вы если встретите его, не уверен, что надо ему все это сообщать, но сам факт знайте. И, по поводу моего отчета – я сделаю все, что нужно, чего бы мне это ни стоило. Не только мне, поверьте, ромуланцы держат свое слово.
- Может быть, иногда нужно расслабиться? – задумчиво проговорила Толан. – Я не сомневаюсь в вашей добросовестности, мистер Ракар, вы ее уже не раз наглядно продемонстрировали. Но иногда не получается все контролировать, и не надо даже пытаться. Как с этой вашей девушкой – вы ничего не могли сделать, так ведь? И это очень расстраивает, когда на что-то нельзя никак повлиять, как, например, на чужие чувства. Зато вы можете повлиять на свои и строить свою жизнь без нее. Это трудно, я знаю, но это придется делать.
Толан замолчала, разглядывая ромуланца, чуть склонив голову.
- Ах да, группа Планкса, - на ее губах появилась слабая улыбка. – У меня не было еще времени с ними познакомиться, я только слышала, что они тоже участвуют в регате. И как они в деле? 
Ракар с неподдельным интересом рассматривал теперь глинна Толан, или не глинна, просто Иламу Толан, не солдата, но человека, человека, чья жизнь и благополучие были важны ему, потому что они были союзниками сейчас, в недалеком прошлом, и он надеялся, что в продолжительном будущем. Не государства, но люди, с которыми свела судьба, дружба которых повлияет на будущее. Илама Толан знала о группе Планкса, это не стало для нее новостью.
- Вы правы, мэм, иногда нужно расслабиться и положиться на других.
Ромуланец отвел взгляд, ему было больно говорить о Квинтилии и своих чувствах, но он был очень благодарен, что сейчас было с кем поговорить об этом, беспредметно, не называя имен.
- Да, я не могу ни на что повлиять в чужих чувствах, но я знаю, что сделал все, для нее, все что мог, и теперь она сможет жить, у нее все получится в будущем. Впрочем, я все равно не перестану ей помогать и все для нее делать дальше, но это ладно… Спасибо вам, мэм. А та группа – они очень неплохи, коварны, профессиональны, расчетливы, и тем не менее – они помогли нам. Нам удалось  вместе со всем справиться, и договориться. Они хороши. Но мы хороши тоже. Я рад, что мы встретились.
- А ей нужна ваша помощь? – поинтересовалась кардассианка. – Я понимаю, что у вас благие намерения, раз вы ее любите, но ей-то самой разве будет легко постоянно принимать помощь от того, кого она… Я правильно понимаю, что она вам сама дала понять о своих чувствах? Простите, мистер Ракар, из меня и правда не очень хороший советчик в таких делах. Наверное, вам лучше поговорить с кем-то более опытным. Но подумайте об этом девушке и о самом себе. Вы очень молоды, у вас впереди еще вся жизнь, и это не последняя девушка, хоть сейчас вам так и не кажется.
Женщина устроилась поудобнее на диване и вытянула ноги под низким журнальным столиком. Ракар разбудил ее посреди глубокого сна, но это было даже к лучшему – так у нее еще будет время зайти к галу Дохиилу и, может быть, даже поприсутствовать на объявлении результатов регаты. За весь день она, наверное, была единственной на станции, кто не следил за новостями. Да что там, она даже за своими кадетами не следила…
- Я рада, что вы встретились со второй группой, - кивнула Толан. – Планкс очень ими гордится, он много говорил об их успехах. Надеюсь, у вас еще будет возможность познакомиться и пообщаться поближе.
Ракар залпом выпил стакан воды, который уже нагрелся в его руках и в температуре этой каюты, но вода не принесла ему облегчения.
- Не всегда люди знают, что им нужна помощь, не всегда они ее просят. Иногда они слишком горды, чтобы принять ее. Может быть, не всегда это нужно делать. Но я знаю, что сделал то, что должен, и ни о чем не жалею. Да, она сама только что  сказала, что не любит меня. – Ракар зажмурился на мгновение, - 10 минут тому назад, или чуть больше, я потерял счет времени. Но я знаю точно, что это первая и последняя девушка, которую я любил по настоящему, которую я люблю, и не важно что будет дальше, относительно меня самого ничего не изменится. Теперь у меня есть только моя Империя, она всегда была и есть со мной, и ради нее все то, что я делаю. И еще теперь есть вы, все те, кого я встретил на этом проекте, вы стали мне все очень важны. Спасибо вам, я подумаю. Не нужен никто более опытный, я очень благодарен, что смог поговорить с вами. Что вы проявили участие, это очень дорогого стоит.
Ракар усмехнулся.
- Планкс ими гордится, да… федерат.. они взломали его компьютер, а мы, глинн Толан, даже и не думали о том, чтобы взломать ваш. Но да, мы еще поговорим. С ними, с вами, все вместе. Завтра утром будет, чем заняться.
Ракар поставил стакан обратно в репликатор.
- Мэм, наверное, нам пора, скоро будут оглашать результаты, мы ждем вас. Возможно, мы там будем делать некоторое заявление, будет здорово, если вы его послушаете. Все что мы делали – для проекта.
- Я вас понимаю, - неожиданно серьезно произнесла Толан. – Иногда в жизни бывает только один тот самый человек. Но, может быть, вам повезет больше? – «чем мне» она не сказала, но это прекрасно читалось в ее голосе. – Только не заблуждайтесь на мой счет – вы меня не знаете, и еще разочаруетесь.
Она с заметным трудом поднялась вслед за Ракаром и проводила его до дверей.
- Я уверена, мистер Планкс разберется со всем, из него получился прекрасный координатор для его группы, - бесцветно проговорила она. – Я постараюсь зайти, но ничего не обещаю, мистер Ракар.
"Чем мне", продолжил Ракар мысленно фразу глинна координатора, стоя у самых дверей. Ромуланец медленно вздохнул, понимая, что глинн Толан тоже влюбилась и испытала жестокое разочарование. И теперь он ощущал некоторое единство с этой кардассианкой, единство во все том хитросплетении чувств, которые одинаковы для всех в этой Вселенной. Ему было очень жаль, что он ничем не может ей помочь. Она не стала обсуждать свою проблему, она не захотела пойти с ним в то место, где их никто не мог бы подслушать, где он мог бы обсудить все, что с ней случилось, задействовать всю разведку Ромула на Кардассии, изрядно проредить ряды Обсидианового Ордена и Центрального командования, если это будет нужно для того, чтобы спасти проект, спасти глинна Толан, воздать всем по справедливости и восстановить равновесие. От Ракара не укрылось, что Толан двигается с большим трудом. Ее явно пытали, с ней сделали что-то не только духовно, но и физически. Но она держалась, она была сильной. И Ракар ей доверял. То, что не убивает нас – делает нас сильнее, но иногда лучше бы убивало, Ракар знал эту вторую часть поговорки. И очень не сладко придется врагам, которые не смогли нас убить.
- Вы, мэм, тоже лучший координатор. Для нас. Это так. Нам не нужен другой, мы любим вас. – и Ракар коротко поклонился кардассианке, а затем вышел из ее каюты и пошел прочь. Он не знал куда идет, ноги его просто несли, и он шел. Он только знал, что потом, в итоге, должен прийти на Променад, и он туда придет.
_____________
С Ракаром
64  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 17 08 2017, 11:29:12
1 сентября 2384 г., поздний вечер
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


Толан поежилась, вспоминая то снотворное. Впрочем, один плюс у него был – с ним она по крайней мере выспалась. Если закрыть глаза на все остальное… 
- Как скажете, - она чуть заметно пожала плечами. – Если так вы будете спокойны, мне не сложно. Надеюсь, это меня не убьет? Было бы обидно, не правда ли? – кардассианка улыбнулась бледными губами.
- Не убьёт, - заверил Джарин, - я ознакомился с твоей медкартой - там нет таких патологий, которые приводили к гибели подопытных во время испытаний. Хотя, конечно, могут быть побочные эффекты, как со снотворным - провалов в памяти не должно было быть... в общем, не бойся - я не желаю твоей смерти и не собираюсь рисковать твоим здоровьем.
- Какие побочные эффекты? – быстро поинтересовалась Толан. Сейчас она в полной мере переживала все побочные эффекты неудачного отравления и хотела умереть. Только недавний разговор с коммандером Мори хоть как-то помогал ей держаться. Но изображать перед Джарином, что с ней все в порядке, было все сложнее…
- Не знаю, я же не врач, - пожал плечами мужчина, - это же стимулятор, так что, наверное, возможна бессонница, гиперактивность, нервозность, раздражительность... но это пройдёт, когда препарат выведется из организма, что займёт не больше суток - не так долго, правда?
Джарин раздумывал о том, стоит ли говорить о неизвестных побочных эффектах, которые могут быть вызваны лекарствами Глессина и общей слабостью Иламы, но пока решил придержать информацию.
- Тогда я не замечу разницы, потому что вы описали мое обычное состояние, - Илама вновь растянула губы в улыбке, но глаза ее оставались серьезными. И очень усталыми. – Хорошо, гал Дохиил, я сделаю все, как вы скажете. А после этого, я надеюсь, вы дадите мне время отдохнуть и прийти в себя. 
- Хорошо, - кивнул Джарин, - тогда давай ещё раз пройдёмся по плану: ты установила телепортационный маяк в каюте баджорки? Тогда дождись момента, когда она точно будет в каюте, телепортируйся, стреляй и телепортируйся обратно. Потом приди туда, вызови охрану и скажи легенду: командующая пригласила тебя обсудить дальнейшую судьбу проекта, ты зашла и увидела следы телепортации и, как тебе показалось, ромуланскую униформу. Остальное сделают паранойя и годы взаимной вражды.
Толан сосредоточенно кивнула.
- А оружие? Что делать с ним после убийства? На нем ведь останутся мои отпечатки, – ее голос звучал так спокойно, словно они обсуждали только что съеденный ужин.
- Когда телепортируешься обратно к себе, оставь под подушкой - я всё улажу быстрее, чем ты дойдёшь обратно до каюты баджорки и вызовешь станционных безопасников, - заверил женщину офицер, - всё пройдёт гладко. Я в тебя верю и полагаюсь на тебя в этом важном деле, ответь и ты мне, пожалуйста, взаимностью - я хочу уберечь тебя, а не подставить.
- Д-да, конечно, - кардассианка боязливо повела плечами. – Я вас не подведу, гал Дохиил. Это звучит не сложно, я справлюсь, но меня будут допрашивать… Вы уверены, что в моей каюте не найдут оружие? Что с нами будет, если все раскроется?
- К тому моменту, как тебя начнут допрашивать, оружия в каюте уже не будет, - спокойно ответил Джарин, - дизраптор и переносной транспортер я уничтожу так, что следов не останется.
- Хорошо, тогда я справлюсь, - произнесла Толан. – А что потом? Я не смогу остаться на станции и в проекте, вы же понимаете…   
- А потом... - Джарин мечтательно улыбнулся, - потом, по моему официальному запросу, тебя снимут с должности координатора проекта и назначат на одну из наших колоний, где ты будешь в безопасности, и тебя не достанут ни федеральные, ни ромуланские шпионы. Через некоторое время я подам прошение о снятии с должности и получу назначение на той же колонии. Помнишь дом? Это была просто модель, но ничто нам не помешает воплотить её в реальности.
Толан чуть заметно вздрогнула, представив себе все перспективы, но быстро напомнила себе, что ничего этого не будет. Ей следовало держать лицо и притворяться, а потом...
- Надеюсь, что вы сможете отвести от меня все подозрения, и спокойное будущее будет возможно. Не хочу, чтобы мое имя связывали со смертью Мори. Я хочу уйти из проекта как можно более незаметно - я и так уже достаточно всех подвела, - призналась женщина. - Чем раньше я смогу покинуть Терок Нор, тем лучше.
- Если всё пройдёт гладко, никто не станет подозревать тебя в убийстве, - ответил мужчина, - хотя ромуланцы могут попытаться узнать, почему тебе форма их военного "померещилась", но от ромуланцев мы сможем тебя защитить, не говоря уже про федератов. Спокойная жизнь, карьера и достаток тебе будут обеспечены. Если же ты ещё и докажешь свою преданность нашему делу, то сможешь примкнуть... впрочем, как бы мне ни хотелось, чтобы твоя жизнь пошла именно по этому пути, данный разговор придётся отложить до лучших времён. Сначала сделай то, что от тебя требуется прямо сейчас.
- Да, вы правы, - с некоторым облегчением проговорила Илама. – Сначала давайте покончим с этим. По правде сказать, мне самой хочется, чтобы все уже поскорее закончилось. Когда мне зайти к вам в кабинет... за лекарством? – она произнесла последнее слово после небольшой паузы.
- Скоро, - мягко произнёс Джарин и неожиданно для Иламы положил свою ладонь поверх её, - совсем скоро всё это закончится, и для тебя начнётся новая жизнь. Не нервничай, следуй установленному плану и доверься мне - всё пройдёт хорошо. Зайди ко мне примерно за час до операции - чтобы стимулятор наверняка подействовал, и ты привыкла к его эффекту.
Илама закрыла глаза и не спешила убирать руку. Сейчас ей почему-то вспомнились первые дни, когда она только познакомилась с Джарином, и ее сердце наполняли те давно забытые чувства, на которые она, казалось бы, и не была уже способна… Но сейчас было не время для сантиментов. Она знала, что надо делать, и у неё впервые за долгое время был четкий план. Не слишком реалистичный, со множеством пробелов, но все же был.
Но когда она подняла голову и посмотрела на Джарина долгим взглядом, что-то в нем – глубоко затаенное и почти потерянное – было настоящим, а не тщательно сыгранным.
- Хорошо, - проговорила, наконец, Толан. – Мне нужно время отдохнуть и подготовиться, если вы не возражаете… - она устало покрутила головой и повела плечами.
- Не возражаю, приводи себя в порядок - я буду ждать, - с мягкой улыбкой ответил офицер и отправился на выход.
Оказавшись за дверью, он позволил себе сменить выражение лица на привычно-сосредоточенное, причём сделал это так легко, словно носил не метафорическую, а самую настоящую маску. Как говорят земляне, "Рубикон перейдён" - теперь пути назад нет: либо Толан всё сделает правильно, либо ему придётся... почему-то думать об этом было не слишком приятно, и Джарин стал исходить из того, что всё закончится благополучно, и ему не придётся в третий раз залезать в тайник с препаратами.
Когда за Джарином закрылась дверь, Илама тоже позволила себе снять маску и без сил откинуться на спинку кресла. Волосы мягкой волной упали на шелковый халат, руки безвольно опустились на подлокотники, а веки закрылись от усталости. Голова кружилась, и ей было сложно контролировать себя последние минуты разговора, но все же она смогла это сделать. Кажется, Джарин ничего не заподозрил. Пусть думает, что она – безвольная кукла в его руках.
Теперь у нее был план, у нее был компромат, и у нее было оружие, которым она убьет Мори – а дальше от нее уже мало что зависело. Все, что ей оставалось сейчас, это доползти до постели и поспать несколько часов, а потом просто сделать то, что она должна. Она слабо улыбнулась своим мыслям и медленно поднялась из кресла – больше всего ей сейчас хотелось налить себе стакан канара, чтобы наверняка заснуть и снять напряжение, но она понимала, что пока – нельзя. Не сейчас. От нее слишком много зависит. Потом, уже скоро, она позволит себе расслабиться…

____________
С Джарином и без канара
65  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 17 08 2017, 11:28:38
1 сентября 2384 г., поздний вечер
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


«Теперь на карте не только жизни ваших родственников и ваша, но и моя», - слова коммандера Мори плотно засели у Толан в голове, и именно они сейчас помогали ей не утонуть в пучине самокопания и жалости к самой себе. Ей хотелось быть слабой – и морально, и физически, - ни за что не отвечать и ни о чем не думать, завернуться в кокон одеяла и никогда из него не вылезать, но Толан не могла это себе позволить.
После очередного визита доктора Глессина и новой порции лекарств кардассианка смогла добраться до своего терминала. Еще днем она проверила его на безопасность – и, разумеется, нашла следящие программы гала Дохиила, которые он оставил ей вместе с камерами в качестве сувенира с той самой ночи. Сейчас она не была до конца уверена, что ее связь с Кардассией осталась бы незамеченной, но то связь, а ей нужно было провести всего лишь небольшое расследование…
Мори сказала, что Федерации ничего не удалось найти на Джарина, но у Иламы было несколько зацепок, которые она могла раскрутить. Совсем слабых, но, если за ними что-то стоит, у нее были шансы найти компромат на Джарина. А с помощью Мори она могла вновь связаться с Кардассией и подкинуть свои наработки тем, кто был бы в них заинтересован, - и, что было более ценным, получить несколько имен через дядю. Похоже, что он воспринял ситуацию серьезно, но, к сожалению, с ним женщина пока не смогла поговорить напрямую.
Толан сжала руками надбровные гребни, пытаясь заставить мозг работать хоть немного быстрее – времени было в обрез, голова болела, перед глазами все плыло от слабости, но все же что-то она смогла найти. Легкая улыбка заиграла на ее губах, когда Толан смогла сложить разрозненные факты в общую картину. У нее не было весомых доказательств, но, как говорил Джарин, этого было достаточно для того, чтобы зародить подозрения…

***

После почти наполненного работой дня и очень напряжённого вечера, который лишь слегка скрасил стакан канара, Джарин пришёл к каюте Иламы. Посмотрев по сторонам и убедившись в отсутствии любопытных глаз, он позвонил в дверь. У офицера были и другие возможности попасть в каюту женщины, но звонок в дверь также позволял оценить состояние Толан, что было немаловажно для выполнения задания. Вербовка нового исполнителя может сильно всё осложнить, поэтому оставалось надеяться, что состояние Иламы достаточно стабильное.
Дверь открылась изнутри, впуская Джарина внутрь. Еще недавно он точно так же стоял на пороге и понимал, что мог не успеть, сейчас же каюта Толан выглядела буднично и обычно. Разве что баджорского дерева в ней уже не было – видимо, женщина решила от него избавиться. Сама кардассианка сидела за своим рабочим столом, полускрытая тенью, и с порога было сложно понять, каково ее самочувствие. Но, по крайней мере, она уже не лежала в постели - доктор Глессин хорошо поработал, чтобы поставить ее на ноги в такой короткий срок.
- Гал Дохиил, добрый вечер, я вас ждала, - проговорила она ровным голосом.
- Вот как? - с едва заметным интересом спросил Джарин, проходя внутрь каюты и садясь на диван, где всего несколько дней назад они сидели в обнимку и пили канар. - Ну что же, вот и я, излагай, что у тебя на уме.
Теперь со своего места он мог видеть, что Илама и впрямь выглядит лучше, чем днем – но только потому, что хуже, чем после ее неудачного самоубийства, было уже невозможно. Сейчас она была все еще измождена, кожа казалось нездорово-бледной, а под глазами залегли глубокие тени, однако было заметно, что женщина приложила все усилия, чтобы выглядеть лучше. Она аккуратно собрала волосы в высокий «хвост» и закрепила заколкой так, чтобы они мягкой волной падали ей на плечи, укрытые свободным халатом из темного-синего шелка,  и, кажется – хоть в полумраке это было не так просто разглядеть – Илама даже сделала легкий макияж и подкрасила голубой пигмент в ложкообразной впадине на лбу. В общем, к приходу гала Дохиила она подготовилась.
- У меня было время обдумать ваши слова, - негромко произнесла женщина, неторопливо перекладывая падды на своем столе. – И я пришла к выводу, что у меня действительно не осталось других альтернатив, кроме как исполнить ваш приказ. Я надеюсь, он будет последним?
Джарин внимательно рассматривал женщину, и увиденное ему нравилось. Очень нравилось. Даже слишком нравилось. А слова ещё усиливали эффект - Илама и правда всё правильно поняла - выбора у неё особого не было, и попытки сопротивляться ни к чему хорошему, действительно, не приведут. Все прошлые "жертвы" проходили этот же путь, правда, они все сопротивлялись куда дольше. Видимо, Джарин правильно её оценил в самом начале - она не боец и долго сопротивляться не может. Этот очевидный факт только подтверждался тем, как быстро женщина смирилась: сопротивление не принесло результата, и она сдалась - очевидно. Слишком очевидно. Могла ли Толан пытаться вести игру? Офицер надеялся, что нет, но всё-таки решил не терять бдительности.
- Очень рад, что ты образумилась, - мягко произнёс он,  вставая с дивана и подходя к женщине сбоку. - Да, я уже обещал, что это единственное задание, которое придётся исполнить. После него не будет ни приказов, ни убийств, ни шантажа... Ты ужинала? - неожиданно офицер переменил тему. - Ты можешь выглядеть сколь угодно красиво, но опытный глаз не проведёшь - ты всё ещё слаба, так что говори прямо: ела сегодня хоть что-нибудь?
Илама внимательно следила за реакцией Джарина, но старалась не подавать виду и вести себя максимально естественно. Как будто все в порядке, и не было этих дней шантажа и давления, не было ее срывов и попытки самоубийства… Как будто она начала все с нового листа – впрочем, может, так оно и есть?
- Спасибо, я уже… - женщина хотела привычно соврать, что она поела или что она не голодна, но не смогла даже вспомнить, когда в действительности последний раз ела. Не сегодня. Может быть, вчера? Или еще раньше? Был ли у той еды вкус?
- Хотя нет, я еще не ела, - качнула головой Толан. – Вы хотите составить мне компанию? Но ведь не за этим же вы пришли? А отчет о моем состоянии вам уже наверняка передал доктор Глессин – за этот вечер он вколол мне столько лекарств, что и мертвого бы поставил на ноги.
- Может и за этим, - загадочно ответил Джарин и направился к репликатору. Спустя минуту он вернулся с подносом. Себе офицер взял только кружку чая из красных листьев и яйца реговы, а Иламу ждал куда более плотный ужин. - Я хочу быть уверен, что ты справишься, а для этого тебе надо восстанавливать силы. Примерно это мне и сообщил в отчёте доктор Глессин - ты ещё слаба, и тебе потребуется время, чтобы окончательно прийти в себя. Вот только времени у нас не слишком много.
Женщина перевела взгляд с Джарина на ужин и обратно. Есть ей не хотелось совершенно, но сейчас она должна была доказать, что готова выполнять приказ гала Дохиила, и что ее самочувствие лучше, чем было на самом деле. Поэтому она безропотно приступила к трапезе, заставляя себя есть через силу, и даже попыталась изобразить на лице удовольствие.
- Я справлюсь, - наконец проговорила Толан. – Мне уже намного лучше, вы же сами видите. Я вас не подведу, гал Дохиил, - она посмотрела прямо ему в глаза и вложила в голос всю искренность, на которую была способна.
- Вижу, - кивнул Джарин, - лучше. Но "лучше" - это не значит "готова". Доктор Глессин, конечно, отлично поработал, но чудес во Вселенной не бывает. Ещё недавно ты едва не умерла, а сейчас уже готова к такому опасному заданию... Думаешь, мне хочется посылать тебя на смерть?
- Не хочется? – предположила Илама, откладывая вилку и заглядывая в глаза Джарину. Интересно, чего же он хотел на самом деле? – Так… Какие будут ваши распоряжения? Вы хотите перенести то, что запланировали на эту ночь? – поинтересовалась она, словно речь шла о пикнике. – Я боюсь, больше нам не представится такой прекрасной возможности, как официальное завершение регаты на станции.
- Перенести нельзя, - мотнул головой Джарин, не сводя, тем не менее, взгляда с лица женщины, - тут ты права...
Офицера всё ещё не отпустило ощущение, что что-то тут не то, поэтому он решил проверить кое-что ещё.
- Я мог бы поискать другого исполнителя и внести коррективы в планы - у нас ещё есть пространство для манёвра.
- Вы бы избавили меня от страданий, если бы нашли кого-нибудь другого на эту роль. Но вы ведь так не сделаете, да? – вздохнула женщина. – Иначе бы вы не стали меня спасать. У вас нет другого исполнителя, и это ваша проблема. Есть только я, каким неидеальным кандидатом я бы ни была…
- Звучит так, словно ты меня пытаешься убедить, - улыбнулся Джарин. - По крайней мере, я бы говорил именно так: я не хочу этого делать, но у вас ведь нет выбора, поэтому мне не отвертеться... проблема в том, что ты ещё в одном права - ты неидеальный кандидат, в своём нынешнем состоянии. У тебя есть налаженный контакт с командующей, и алиби должно сработать, но что если твой организм подведёт тебя в самый ответственный момент? Ты можешь погибнуть, а задание будет провалено. Я-то как-нибудь выпутаюсь, но дело ведь не только во мне, правда? - выражение лица Джарина стало таким искренним, что, казалось, он вот-вот возьмёт женщину за руку, и только сосредоточенность взгляда могла вызвать сомнение в том, не является ли это частью игры.
- Организм не подведет, - тихо проговорила Толан. – Я приложу все усилия. Мне не привыкать, вы же знаете, что после нападения Аномалии на станцию мое состояние было не лучше, но я справилась. Мне выгодно все скорее завершить и остаться в тени, а не подставлять себя. Но если вас смущает… Может быть, доктор Глессин сможет мне как-нибудь помочь продержаться? Чтобы и вы, и я были уверены, что все пройдет по плану?
- У меня есть идея получше, - сказал Джарин, всё ещё изучая Иламу, - я взял с собой не только экспериментальное снотворное, но ещё и не менее новый стимулятор. Его тоже никто не испытывал в реальных условиях, но лабораторные опыты показали, что он работает и не убивает. По крайней мере, сразу... Надеюсь, его разработкой занимались более компетентные люди. Зайди в мой кабинет, когда пойдёшь на задание - сразу примешь и гарантированно сможешь выполнить задание.

________
С Джарином
66  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 07 08 2017, 14:01:57
1 сентября, ранний вечер
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


Кардассианка то впадала в дрему, то вдруг просыпалась от липких, удушающих кошмаров – и уже не могла понять, где реальность, а где сон. Глессин вколол ей гремучий коктейль из лекарств, но они не сильно помогали – по крайней мере, так казалось самой Иламе, хотя врачу было лучше знать. Только держали ее в этом странном состоянии между дремой и бодрствованием.
Когда она открывала глаза, но видела только оранжевые лампы над своей кроватью, чей свет сейчас казался очень ярким и слепящим, хотя она и понимала, что они включены только на 10-15%. А когда закрывала глаза… Тут уже было интереснее. Эйдетическая память – штука коварная. Она заставляет тебя прокручивать в голове одни и те же образы, раз за разом, одно и то же – и никуда от них не деться. И если бы это было что-нибудь приятное (вроде воспоминаний из детства) или хотя бы нейтральное (вроде лекций по астрофизике в Военной Академии), но нет. Это был Джарин Дохиил, все их встречи, их разговоры… и все остальное. Лучше уж тогда не спать!
Илама попыталась привстать и поудобнее устроиться на подушке, но каждое движение давалось ей с трудом, так что она оставила эту затею. Читать она сейчас тоже не могла – во-первых, для этого бы пришлось держать падд перед самым носом, а, во-вторых, едва ли она могла бы сконцентрироваться даже на одном предложении. И тогда ей больше ничего не оставалось, кроме как занять себя мыслями – что же делать дальше? Это больше напоминало барахтанье на дне высохшего колодца, закрытого сверху бетонной плитой: все варианты этого «дальше» были один другого хуже. Сразу ли станет хуже, или потом – результат один.
Через какое-то время Толан все же решила, что делать. Это был далеко не лучший вариант, но, определенно, были и намного хуже. Она потянулась к лежащему на тумбочке коммуникатору – это простое действие забрало у нее почти все силы, - и активировала его.
- Коммандер Мори, не могли бы вы зайти в мою каюту? – проговорила женщина, стараясь, чтобы ее голос звучал уверенно и решительно. Правда, результат сильно отличался от задумки…
Баджорка ответила не сразу, какое-то время на линии связи было только молчание.
-Сейчас буду, - все-таки, наконец, услышала Толан.
Через некоторое время от двери прозвучал сигнал, оповещающий о посетителе.
Дверь перед коммандером Мори открылась, но когда та зашла внутрь, то не увидела Толан ни за ее рабочим столом, ни даже в гостиной зоне. Каюта координатора была не слишком большой, но кровать была бы последним местом, где можно было бы ее искать.
К тому моменту, как Мори пришла в каюту Толан, та уже успела кое-как привести себя в порядок, и теперь полулежала на подушках в халате, а волосы были убраны назад.
- Простите за такой вид, - коротко произнесла кардассианка и не стала больше ничего объяснять. Вместо этого сразу перешла к основному: - Вы ведь хотели узнать второе задание, я правильно понимаю?
Коммандер Мори подозрительно огляделась по сторонам.
-Что происходит, глинн Толан? Почему вы в таком виде в такое время? Еще нет и… в общем, сейчас только ранний вечер.
В комнате было сумрачно, и Мори пришлось прищуриться, чтобы рассмотреть лицо координатора.
-Что с вами произошло?
- Это уже не важно, - коротко отозвалась Толан, стараясь экономить силы – говорить все еще было трудно. – У нас была договоренность: я говорю вам о задании, вы отправляете мое сообщение на Кардассию. Она еще в силе?
-Это важно, - отрезала Мори, - Если кто-то с вами это сделал, в вашей каюте может быть небезопасно. Что тут у вас? Камеры? Вы уже стали тройным агентом и носите подслушивающее устройство?
Она поднесла руку к коммуникатору, готовясь его активировать в любой момент.
- Камеры, - коротко кивнула кардассианка. – Я нашла не все. Вероятно, остались еще на входе. В этой зоне все чисто. Это… никто со мной не сделал, - проговорила она после небольшой паузы.
Баджорка все еще выглядела недовольной. Меньше всего ей сейчас хотелось попасть в ловушку, в ней просыпались инстинкты, которые она считала давно забытыми - осторожность дичи, каждый шаг которой может стать последним.
-Если здесь действительно нет камер, - начала она, - то никто не сможет заметить, что на какое-то время вас здесь тоже нет.
Она порывисто подошла к кровати, взяла кардассианку за руку, хлопнула по своему коммуникатору и скомандовала:
-Мори - операционному центру. Экстренная транспортация. Мой офис.

ОПС, офис командующего станцией

- Что вы… - Толан и Мори растворились в луче транспортера, и кардассианка закончила уже после материализации: - Делаете?..
Едва они оказались в офисе коммандера, как Толан рухнула на пол у ног баджорки – она еще не была готова к таким резким действиям, а к резким действиям сейчас относилось все, кроме лежания в постели. С таким трудом собранные волосы рассыпались по плечам.
- Помогите мне подняться, - тихо проговорила женщина. – Это унизительно.
Мори поддержала Толан за плечо и помогла добраться до низкой кушетки у окна.
-Значит, гордость у вас все еще осталась, - констатировала баджорка, - И вам все-таки не нравится, что вас таскают везде, как марионетку? Вопрос в том, готовы ли вы что-то делать, чтобы не позволить этого больше. В нашу прошлую встречу вы все еще были слишком пассивны на мой вкус.
- Неважно, нравится мне это или нет, - мрачно отозвалась Толан, прислоняясь спиной к спинке кушетки и прикрывая глаза, чтобы справиться с головокружением. – С нашего прошлого разговора кое-что изменилось, и вам это вряд ли придется по вкусу… но что я могу сделать? – ее голос дрогнул.
-Я вижу, что что-то изменилось, - Мори оценивающе взглянула на Толан, - Вопрос в том - что. Готовы ли вы бороться с теми, кто угрожает вам и вашим родным, или тот, кто привел вас в это состояние, окончательно вас сломал?
- Я не знаю, - тихо отозвалась кардассианка, не открывая глаз. – Я боюсь, что не смогу… Я понимаю, что должна бороться, но у меня не осталось сил. Я думала, будет лучше, если все просто закончится.
-Вот оно что… - баджорка наклонила голову набок, разглядывая сломанное тело на кушетке. Она так и не решила, могут ли они с этой кардассианкой быть друзьями или всегда будут врагами. Но что-то их уже связывало.
-Для вас - может быть, все и кончится, но кажется, вы беспокоились о родственниках? Если уж умирать, то так, чтобы это что-то значило, чтобы это имело смысл, а не от страха и эгоизма. Если вас сейчас просто не станет, то тем, кто вам дорог, не станет легче - напротив, они потеряют возможного союзника и помощника, там, где они думали, что их тыл прикрыт, возникнет белое пустое пятно. Это будет предательство по отношению к ним. Так что вставайте и делайте что-то! Пробуйте все варианты, старайтесь из последних сил без жалости к себе… И если это приведет к смерти… что ж, хотя бы вы сделали все, что могли.
- Вы правы, - после долгой паузы признала Толан. – Это было эгоистично и глупо. И это не сработало. Я думала о том, что я могу сделать, но я не смогла найти выход из тупика: если я не выполню задание гала Дохиила, то он меня уничтожит, а выполнить это задание я не могу. Но есть одна вещь, которую вы можете для меня сделать, если хотите помочь, - женщина открыла глаза и внимательно посмотрела на Мори. – Предупредить моих родственников. Отправить сообщение.  
-Но вы не обязаны искать выход одни, - тихо сказала Мори, - Вы должны были сказать о втором задании мне сразу же, как получили его, а не пытаться думать о том, как его выполнить. Вы можете быть моим орудием против гала Дохиила или моим равноправным партнером - это вам решать, но вы должны были сказать в любом случае. Что это за задание?
- Убить вас, - Толан отвернулась к окну. – Я должна буду убить вас. И развязать дипломатический скандал, подставив находящихся на станции ромуланцев.  
Мори изменилась в лице и отступила на несколько шагов, словно снова подозревая ловушку. Но Толан не двинулась с места, и в офисе повисла тишина.
- Я же говорила, что вам это не понравится, - губы Толан растянулись в подобии улыбки.
Мори заходила взад-вперед по кабинету.
-Федерации не удалось найти ничего на гала Дохиила. Конечно, он же посол, и я готова отдать должное Кардассианскому Союзу - с вашей стороны было глупо назначить на такую должность кого-то, кто на кого можно без усилий найти компромат. У вас, судя по всему, это тоже не получилось - но кто вы? Преподаватель из университета, вас не посвящают в тайны вашего командования. На станции гал пока не совершил ничего предосудительного - не считая шантажа, но это ваши личные с ними взаимоотношения. Он никого не подставил, не убил, обвинить в заговоре против Федерации его пока невозможно…
Мори резко остановилась.
-Вы должны выполнить свое задание.
Толан удивленно посмотрела на коммандера, не понимая, что та имеет в виду.
- Вы с ума сошли? – тихо спросила кардассианка. – Вы хотите, чтобы я… убила вас?
-Вы не можете выйти из игры сейчас, - жестко ответила Мори, - Подумайте о своих родственниках, что с ними будет, если вы откажетесь. И о себе. И о том, что у вас все еще ничего нет на гала Дохиила. С другой стороны, если он заставит вас совершить убийство… Вам придется стрелять. Об остальном я оставлю подробные инструкции.
Кардассианка сосредоточенно слушала Мори, а затем медленно кивнула.
- Мне кажется, я понимаю, - пробормотала она бесцветным голосом. – Это должно случиться завтра. У меня будет время найти что-нибудь на Джарина… наверное.
-Тогда вы должны прийти в себя как можно скорее, - проговорила баджорка, не зная, что почти в точности повторяет последние слова гала Дохиила, сказанные кардассианке.
Мори подошла к своему столу, достала кристалл с данными и положила его на столешницу.
-Вот, - произнесла она, нажимая что-то на экране, - Ваше сообщение отправлено. Теперь на карте не только жизни ваших родственников и ваша, но и моя.
- Я постараюсь сделать все, что смогу, - сосредоточенно кивнула Толан. – И на этот раз не допустить ошибок. И… спасибо, коммандер, - совсем тихо добавила она.
Мори сдержанно ответила на кивок.
-А теперь вам нужно вернуться в вашу каюту. И мне тоже, на случай, если за вашей дверью кто-то следит или в гостинной еще остались камеры. Вы готовы? Операционный центр - экстренная транспортация двоих.
_________
С коммандером Мори
67  OPS / Брифинг / Re: Совещание персонала - новая тема : 14 07 2017, 12:28:26
В принципе, меня тоже будет очень мало на следующей неделе со вторника по пятницу, у меня тоже отпуск.
68  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 05 07 2017, 11:16:41
1 сентября, день
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


«Убить Мори. Убить Мори! Убить Мори? Убить…» – Илама Толан прокручивала в голове эту фразу на разные лады, как будто хотела добиться правильного звучания – того, что не войдет в резонанс с ее сущностью. Она даже вновь и вновь воспроизводила в памяти тот момент, когда коммандер телепортировалась в свою каюту и приставила к уху кардассианки стилет.
До сих пор Толан не нашла для себя ответа: готова ли была Мори сделать это? В какой-то момент ей казалось, что могла. Разве не было это достаточной причиной, чтобы без зазрений совести ответить ей тем же? Мори рассказала, как подожгла виллу кардассианца, в которой, наверняка, на тот момент находились дети и гражданские. Не должно ли одно только это стать поводом отбросить в сторону все сомнения и завершить последнее задание Джарина? В детстве Илама периодически слышала новости о том, что творило сопротивление на Бэйджоре, видела сводки с лицами погибших – там были и ее ровесники, совсем еще дети, - и ей хотелось, чтобы там настала справедливость, чтобы террористов поймали и посадили в лагеря, чтобы эти жестокие убийства прекратились… Сейчас у нее появилась возможность отомстить сопротивлению в лице Мори.
Женщина воспроизвела на своей консоли трехмерную модель каюты коммандера, которую создала по памяти, и не отрываясь смотрела на строгие линии, пока изображение в глазах не начало расплываться. Вот здесь висели фотографии – улыбающиеся люди (все баджорцы казались Иламе на одно лицо, но она предполагала, что это были родственники Мори), на консольном столике стояли цветы – возле альбомов с искусством. Илама не поленилась и нашла эти картины в базе данных – Земля, Франция, XIX век, - оттого еще удивительнее было обнаружить их в каюте баджорки. И одним движением все это станет пустым, бессмысленным и больше никому не нужным. Толан резко моргнула, прогоняя наваждение. Слишком много эмоций – а она уже, было, подумала, что они совсем ее покинули, вместе со сном и силой воли, оставив одну только пустую оболочку. Оболочка сможет безропотно выполнить приказ, убить Мори, а потом продолжить существование – и, если Джарин скажет, выйти за него замуж. А сможет ли Илама?..
Таких мыслей у нее не было, когда она планировала покушение на Корама. Глупое, необдуманное и эмоциональное решение, но она принимала его исходя из своих принципов, из чувства долга перед проектом и кадетом Лайтманом, и тогда ее переполняла ненависть и желание справедливости. Тогда она могла убить. Да, у Толан не получилось, но она готова была это сделать и понести за это наказание. Она сделала осознанный шаг, и была готова за него платить. Сейчас же было что-то другое…
Илама откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Мори не дала ей совершить той ошибки. Она поддержала Толан на совещании и заменила ее, чтобы кадеты не заметили состояния кардассианки. В конце концов, она обещала помочь ей справиться с Джарином. Как и Джарин – не просто так, а в обмен на работу на нее, - но все же помочь. И отправить сообщение на Кардассию – самое главное, ради чего Илама могла пойти на все. Что же она просила?.. Ах да, сообщить ей о втором задании. Губы Толан непроизвольно растянулись в улыбке: такое простое условие, и даже его Илама теперь не сможет выполнить. «Коммандер, я получила второй задание. Я должна вас убить. Как я и говорила, отказаться от его выполнения я не могу», - мысленно озвучила эту фразу кардассианка и рассмеялась вслух. Ну вот и все – она не сможет сказать Мори, та – не отправит ее послание домой, ее семья будет под постоянной угрозой, а у нее самой не будет возможности с ними связаться. В голове пронеслась мысль, что, если бы Мори действительно ее убила во время визита в ее каюту, все закончилось бы быстрее. И эта мысль принесла неожиданное облегчение.
… Еще около часа Илама Толан приводила в порядок документацию по проекту. Последние несколько дней она практически не занималась рабочими делами, не писала отчетов, не обновляла расписание и личные дела кадетов, но теперь пора было этим заняться. Она привыкла к внимательному и тщательному ведению учета – то, чем всегда славилась Кардассия и без чего было невозможно обойтись в преподавательской деятельности, - вот и сейчас следовало все подготовить. Открыв дело Джеза Тенмы, она на мгновение задержала взгляд на фотографии. Гал Дохиил приказал ей узнать, почему кадет отказался от участия в регате, и Толан болезненно кольнуло осознание того, что даже здесь Джарин был осведомлен лучше ее. Ей и самой хотелось знать, что же случилось с ее любимым кадетом, о чем ей не сообщили – это было единственное из заданий Дохиила, которое было жаль оставить невыполненным. Быстро сделав пометку о выходе из участия в регате, Толан открыла следующее дело – Артур Лайтман. У нее так и не дошли руки написать о его оправдательном приговоре и полном восстановлении статуса. После того злосчастного суда она не прикасалась к делам проекта, но сейчас пришло время. Когда она обновила информацию, то почувствовала неожиданное облегчение. Она с самого начала надеялась, что Лайтмана оправдают, боролась за него… пока сама же не стала обвинителем. С того момента, как Толан согласилась, все пошло не так – будь она хоть капельку суеверна, то подумала бы, что это ее проклятье за согласие обвинять Артура. Но теперь… теперь все это в прошлом. Женщина с облегчением вздохнула: он оправдан, и он не злится на нее, эта история закончилась для них обоих. Следующее дело…
 
Закончив с работой, она неторопливо навела порядок на столе и сложила падды аккуратной стопочкой. В самом низу лежал тот, где она хранила художественную литературу, к которой не прикасалась со времен полета на Волан II. Когда-то давно, в прошлой жизни, Илама любила детективные истории Шоггота, но теперь казалось, что это была не она, а другой человек. Наконец, когда уборка была закончена, Толан сняла военную форму и сменила ее на обычное домашнее платье из плотного темно-серого материала. На самом деле, она никогда не любила военную форму: неудобную и жесткую, как панцирь насекомого. И почти никогда не носила ее в Военной Академии – там среди преподавателей форма не считалась чем-то обязательным и хватало обычных строгих костюмов. Но здесь, на проекте, Толан решила, что именно форма должна постоянно напоминать ей о том, кто она и откуда. Форма служила защитным барьером, отделяя ее от кадетов и федеральных офицеров станции, не позволяла ей потеряться в пестрой толпе Променада и хотя бы на секунду забыть, что она прибыла сюда не отдыхать и расслабляться, а работать. Форма должна была напоминать кадетам, кто их координатор. И именно за формой Толан могла спрятаться, оградиться от остальных, провести жирную разделяющую черту, не позволяющую другим к ней приблизиться. Теперь, избавившись от нее, женщина почувствовала себя свободной. 
69  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 28 06 2017, 16:18:14
Продолжение

Илама слушала Джарина, и ее нейтральное, сдержанное выражение лица менялась – удивление, непонимание, страх, ужас… Она невольно отшатнулась от него, чуть не врезавшись в спинку стоящего сзади кресла. Комната перед ней покачнулась, и ей стоило больших усилий заставить себя сдержаться и не бросить прочь или закричать.
- Нас? – переспросила Толан побледневшими губами. – Я… Я не понимаю. Зачем вам я? Вы же сказали, что отпустите меня после выполнения этого задания…
- Я говорил не это, - поправил женщину Джарин, - я говорил, что ни твоему дяде, ни твоим родителям, ни тебе самой ничто не будет угрожать, и что твоя жизнь обретёт новый смысл. Но кому-то из нас, - он сделал особое ударение на этом слове, давая понять, что говорит о своих союзниках, - придётся быть рядом с тобой, чтобы быть уверенными, что ты не наделаешь глупостей.
Мужчина подошёл вплотную и, наклонившись к уху Иламы, прошептал:
- Сказать по правде, я не думаю, что кто-то ещё смог бы сделать это... скажем так, назначение, хоть немножечко приятным ещё и для тебя, а я точно смогу. Мы совсем недавно говорили о том, что нам обоим давно следовало обзавестись семьёй - вот и обзаведёмся, к тому же, твой род тоже следует продолжить: у тебя ведь ни братьев, ни сестёр больше нет.
Толан вздрогнула, когда Джарин подошел к ней вплотную, но постаралась сдержаться. Конечно, она не верила, что он ее отпустит, но такая новость совсем ее оглушила – она выглядела совершенно потерянной и выбитой из колеи и даже не знала, как на это реагировать. Иламе очень хотелось, чтобы события последних дней оказались одним из тех кошмаров, которые нередко ее посещали, особенно после пары лишних стаканов, но все же это была реальность.
- Зачем вам это нужно, гал Дохиил? – голос Толан предательски дрогнул. – Вы сможете найти лучшую кандидатуру на роль вашей жены. Моя преданность вам не подлежит сомнению, как вы уже могли убедиться, и я продолжу работать на вас, если вы того пожелаете, но семья… Разве это не слишком много? – она вновь с мольбой посмотрела на Джарина.
- Есть у меня нехорошая черта - я иногда привязываюсь к тем, кого мне поручено использовать, - на удивление искренне ответил Джарин. - Брак с кем-то надёжным - это для тебя сейчас единственный вариант не только сохранить всё, что ты имеешь, включая семью, но и кое-что приобрести взамен некоторого... назовём это пожизненным неудобством. Неужели ты бы предпочла мне какого-нибудь старого, толстого легата, уже заочно приговорившего тебя к пожизненному заключению в его доме в качестве нелюбимой жены, напоминающей, скорее, что-то среднее между прислугой и комфортной женщиной?
- Я бы предпочла и вовсе обойтись без брака в таком случае, - отозвалась Илама, медленно отходя от Джарина. – И я не вижу большой разницы между нашим союзом и тем, что вы только что описали, гал Дохиил, - она вновь взглянула на дипломата, и в ее зеленых глаза появились искорки уже было потушенного протеста.
- Я хотя бы не старый и не толстый, - с холодком в голосе ответил Джарин, - но давай-ка вернёмся к делам, а об этом мы ещё поговорим. Вечером. У меня.
Вернувшись за стол, он снова указал кивком на стул и, когда Илама села, спросил:
- Ты слышала, что Тенма отказался от участия в вашей регате?
- Что? – сейчас Толан выглядела по-настоящему удивленной. Она уже второй день никак не интересовалась происходящим в проекте, избегала общения с кадетами и, в общем-то, игнорировала свои прямые обязанности. На недавнем собрании, половину которого коммандер Мори провела за нее, это было особенно заметно, и два кадета даже подошли к ней, чтобы это обсудить. – Это странно, гил Тенма должен был быть капитаном одной из команд, но затем отказался от этой роли. Я ничего об не знаю о том, что он вышел из регаты… - с сожалением в голосе призналась женщина.
- То есть он даже тебе не сказал? Любопытно, что же это может быть... - размышлял Джарин. - Может, конфликт с ромуланским капитаном? - про семейные обстоятельства и вмешательство Глессина он решил пока умолчать. - Выясни. Желательно, до вечера. Это может быть важным и для твоего проекта, так что не благодари за то, что проинформировал.
- Я обязательно с ним поговорю, - заверила Толан, пытаясь понять, в какой же момент она упустила свой контроль над проектом и перестала знать, что происходит. Раньше такое было просто невозможно представить. – Джез Тенма – достойный представитель Кардассии на проекте, и я надеялась, что его участие в регате только укрепит наш имидж… Я узнаю, что произошло, гал Дохиил.
- Правильно рассуждаешь, - одобрительно кивнул Джарин, - а теперь к самому главному.
Он достал из ящика стола перчатки и надел их, потом извлёк из-под стола совсем маленький кейс, внешне напоминавший пластиковый.
- Наши враги сильны даже по отдельности, но, когда они объединяются, не устоять никому, - голос мужчины, казалось, стал чуть ниже, - ни один из них не побоится развязать войну с нами, когда им это будет удобно, но даже во время мира они не стесняются показывать свои зубы. Ты могла наблюдать это собственными глазами: клингонка из твоего проекта чуть не напала на Велока Корама, незадолго до этого федерат его и вовсе избил. Кто бы мог подумать, что клингонка окажется сдержаннее землянина... потом этот ромуланский мальчишка приходил ко мне и пытался мягко угрожать, ссылаясь на авторитет своей Империи, - Джарин аж скривился от отвращения, - про эту вашу акцию протеста и её последствия даже говорить не буду - сама всё понимаешь. Ты можешь считать меня негодяем за то, что я, якобы, впутал тебя во всё происходящее, но это не так. Ты уже была по уши во всей этой грязи, но сама того не осознавала. Кардассия должна поднять голову, но нас просто-напросто сомнут, если мы не станем подчиняться, потому что их много, а мы одни, и они сейчас сильнее. Для нашего же выживания надо сделать так, чтобы наши враги погрязли в междоусобицах. Федерация с клингонами слишком дружна, и просто так их не рассорить, а вот с ромуланцами - можно. Война между ними будет кровопролитной и долгой, оба государства будут ослаблены и ещё долго не посмеют диктовать свою волю нам. И тогда нам предстоит разобраться только с клингонами. Это будет непросто, но хотя бы возможно, если на их стороне некому будет выступить.
Дипломат открыл кейс и вытащил из него два совсем небольших устройства.
- Маяк и переносной транспортер, - пояснил он и протянул его Иламе, а потом указал точку на падде с планом, - когда будешь в каюте баджорки, размести маяк вот тут.
Вслед за этим были извлечены ромуланский дизраптор и ещё одно устройство тоже ромуланского происхождения.
- Оставшееся от одного из зеленокровых шпионов, пойманных на нашей территории, - пояснил Джарин. - В тот вечер, когда закончится регата, ты включишь это устройство - оно заглушит все средства наблюдения, потом телепортируешься к маяку и застрелишь командующую из ромуланского оружия. После этого телепортируешься обратно, дойдёшь до её каюты, вызовешь службу безопасности и скажешь, что баджорка тебя пригласила, ты пришла и увидела выстрел из дизраптора и телепортацию, а ещё тебе показалось, что ты разобрала ромуланскую униформу. Остальное сделают годы вражды и взаимное недоверие друг к другу.
- Вы хотите… чтобы я убила коммандера Мори? – очень медленно переспросила Толан, неверяще глядя на устройство в своей руке. – И обставила все так, будто ее убил ромуланец? Вы, наверное, знаете, что на станции постоянно присутствует всего один ромуланец, это мой кадет, Ракар. Все подумают на него…
Убить Мори… Знал бы Джарин, что совсем недавно Мори сама чуть было не убила Иламу, а потом заставила работать на себя. Она просила сообщить, каким будет следующее задание – какая ирония. Неожиданно для Джарина женщина усмехнулась.
- Ромуланцы не хуже других цивилизаций владеют пластической хирургией, - слегка качнул головой Джарин, - любой прохожий на станции может быть ромуланским шпионом, и внешне ты этого не увидишь. Более того, в Федерации ромуланцам очень легко притворяться вулканцами, а вулканцев на этой станции достаточно.
Усмешка Иламы заставил его нахмуриться, но он расценил это, как проявление страха.
- Послушай, - мягко произнёс он, - если ты переживаешь, что ромуланцы станут тебя допрашивать, не бойся - я никому не позволю причинить тебе вред. Сделай это дело, и ты покинешь станцию в полной безопасности, а общение с официальными лицами я возьму на себя. Обещаю, с тобой ничего не случится, никто даже пальцем к тебе не прикоснётся, если ты сама ему этого не разрешишь. Рядом с тобой всегда будет незримая, но надёжная охрана, и все ромуланские шпионы будут за сотню километров обходить твой дом, даю слово офицера и патриота!
- Я думала, вы позволите мне остаться здесь… Вы ведь хотели, чтобы я была вашими глазами и ушами в проекте? – напомнила Толан. Проект «Альфа» был чем-то, что позволяло женщине держаться на ногах, а не сгинуть в пучине творящегося вокруг безумия. Она аккуратно провела пальцем по стволу дизраптора и проговорила, не глядя на Джарина: - Вы знаете, что я никогда никого не убивала? Не считая военных времен, конечно. Я ученый, преподаватель, администратор, но не убийца. Почему вы считаете, что я смогу?
- Проект почти наверняка закроют после такого происшествия, - безэмоционально ответил Джарин, - нечем тебе будет управлять здесь, но есть ещё много возможностей на Кардассии или в любой из колоний, и я тебе открою двери к самым лучшим. Ты окажешь нашей Родине неоценимую услугу, а Родина всегда достойно вознаграждает своих героев.
- Что касается твоего вопроса, - добавил он после небольшого раздумья, - мне кажется, я достаточно много сказал, чтобы ты поняла очевидное - мы на войне. Да, эта война скрытая, тайная и вовлекающая только малую часть населения, но от этого она не становится менее страшной! Если мы хотим лучшего для нашего народа, если мы хотим вернуть те времена, когда Кардассия была сильной, мы должны сражаться за эту возможность с нашими врагами. Федерация, клингоны, ромуланцы, даже ференги и орионцы - это всё враги. Жестокие, беспощадные и опасные враги, с которыми мы должны бороться. Каждый из нас может стать героем, у каждого из нас есть свой долг, и от каждого из нас зависит будущее всех наших соотечественников, просто не все ещё это осознали. Когда это осознают все, и только тогда, Кардассия сможет полностью возродиться.
- И для этого я должна убить коммандера Мори и, вероятно, подставить своего кадета, - с грустной усмешкой отозвалась Толан. – У меня ведь нет выбора, правда? Если я откажусь, или не смогу, или провалю задание, вы воплотите в жизнь свои угрозы. Если мне это удастся… Что ж, тут мое будущее вы тоже продумали. Мне остается только нажать на спуск… - она долгое время не отрываясь смотрела на ромуланский дизраптор, а затем вдруг сказала: - Знаете, из-за вашего задания сегодня утром я пропустила старт регаты. Я должна была быть там, сказать какое-нибудь напутствие своим кадетам, пожелать им удачи – потому что здесь я за них отвечаю и когда-то давно им было бы важно это услышать, а мне – быть там. Но теперь это все неважно, не так ли? Я сделаю все, как вы скажите, гал Дохиил, - Илама замолчала и после короткой паузы посмотрела на Джарина пустым, ничего не выражающим взглядом, а затем медленно поднялась со своего места. – Я могу идти?
Дипломат посмотрел на женщину, и в его взгляде промелькнуло сочувствие, но, как и всегда, было сложно понять, искренне ли это чувство, или всего лишь игра.
- Нам всем приходится принимать сложные решения и совершать сомнительные поступки во имя долга, - грустно произнёс он, - исполни свой долг, и я сделаю всё, чтобы твоя жизнь была максимально счастливой. Не только потому, что это будет наградой за службу, но и потому, что хочу этого. Ты заслуживаешь лучшей жизни, и я даю тебе возможность заполучить её. Используй же этот шанс! Можешь идти.
___________
С Джарином
70  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 28 06 2017, 16:17:28
1 сентября, около полудня
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


В этот день в рабочее время Джарин Дохиил, как и обычно, находился в своём кабинете. Не считая того времени, которое он потратил на посещение открытия регаты, во время которого его постигло разочарование - Джез Тенма отказался участвовать, и теперь Кардассию на состязании никто не представлял. Мужчина сразу почувствовал, что тут дело нечисто, и решил непременно распросить об этом Толан, а заодно навести собственные справки, ведь что бы ни побудило молодого и весьма перспективного офицера проигнорировать такую очевидную возможность принести пользу Родине - это, определённо, заслуживало внимания.
Вернувшись в кабинет, он, первым делом, поспешил уточнить у своего связного, не мелькало ли в новостях что-то, проливавшее свет на проблемы, поразившие семейство Тенмы. Ответ поступил совсем скоро, и ничего необычного в нём не содержалось. Тогда Джарин ещё раз проверил досье молодого участника проекта, но и там никаких зацепок не наблюдалось: родился на Бэйджоре, учился в Военной академии Кардассии, служил на Волане II, отобран, зачислен, участвовал, и так далее. Среди личных контактов тоже ничего примечательного... кроме доктора по фамилии Глессин. Джарин нахмурился, вспомнив, что уже слышал эту фамилию сегодня, и, на всякий случай, заглянул в свой терминал. После непродолжительного поиска он узнал о появлении этого самого Глессина на станции. Стало очевидно, что "семейные проблемы" были как-то связаны с ним, и дипломат ещё больше уверился в том, что в этом деле стоит разобраться до конца, но сначала надо было закончить приготовления к самому главному.

Отлучившись из кабинета, Джарин быстро дошёл до своей каюты и извлёк со дна шкафа коробку, содержавшую небольшую экспозицию в форме полусферы около полуметра в диаметре, представляющую собой типичный небольшой кардассианский городок в масштабе примерно один к пятиста тысячам. Форма зданий была немного необычной, а некоторые элементы казались посторонними: было понятно, что делалась модель хоть и въедливым, но всё же любителем, и едва ли стоимость этого творения была высокой.
Модель в кабинет Джарин нёс очень медленно и аккуратно, всем своим видом показывая, как сильно дорожит ею, а в самом кабинете он поставил экспозицию на небольшую подставку рядом со своим столом и, убедившись, что никто к нему не должен будет нагрянуть в ближайший час, приказал охраннику никого не пускать, даже если это будет коммандер станции или неожиданно свалившийся откуда-нибудь легат, типа Таррела.

Перво-наперво, Джарин взял статуэтку змеи и надавил пальцами одной руки на два глаза и левый клык, а пальцами второй руки слегка потянул кончик хвоста, пока внутри не раздался едва слышный щелчок, и кончик хвоста не отсоединился, обнажив небольшой механический ключик необычной формы.
После этого он подошёл к экспозиции и приподнял прозрачный купол в форме полусферы. Городок во всей своей красе предстал перед дипломатом, но он не стал им любоваться, а аккуратно нащупал под тонким слоем песка пластинку, на которой крепилась сама модель, и аккуратно приподнял, неизбежно просыпав немного песка на пол.
Основание было довольно большим и выглядело массивным, однако, Джарин без зазрения совести сорвал тонкое покрытие, оказавшееся всего лишь клейкой лентой, и обнажил потайной отсек. Открыв его "змеиным" ключом, он наконец-то смог извлечь самое важное - кейс.
После этого последовала не менее утомительная сборка модели и придание ей прежнего вида. Когда сферический городок выглядел почти так же, как до этого, Джарин сел за стол, открыл кодовый замок на кейсе и принялся проверять лежавшее там оборудование.

***

Казалось, прошло совсем немного времени, но хронометр на терминале упрямо показывал, что уже почти полдень. Торопливо собрав устройства в кейс и спрятав его под стол, Джарин откинулся на спинку кресла и приказал дежурившему у двери охраннику принести ему кружку чая из красных листьев.
Охранник вернулся не один – за его спиной стояла Илама Толан. Она молча прошла в кабинет и встала у самой двери, как и в прошлые разы ожидая распоряжений гала Дохиила и не спеша начинать доклад. С того инцидента в каюте Мори прошло несколько часов, и сейчас по выражению лица кардассианки (точнее, его отсутствию) было сложно заподозрить что-то неладное.
- Присаживайся, - кивнул Джарин, указывая головой на стул, - хочешь чая или что-нибудь съесть? Могу приказать - тебе принесут.
- Спасибо, не надо, - Толан прошла к столу дипломата и села на край стула. Она уже поняла, что все приказы стоит выполнять – особенно в таких мелочах. И если сейчас Джарин хочет, чтобы она сидела, она будет сидеть. Женщина положила падд на стол рядом с собой и пододвинула его Джарину: - Я выполнила ваше задание. Вы найдете здесь план каюты коммандера Мори и некоторые данные с ее терминала. К сожалению, доступ к рабочим файлам закрыт, здесь только личная информация.
- Надо же, - искренне удивился Джарин, - я не ожидал, что ты вообще влезешь в её компьютер, не то что сделаешь это так быстро. Удивительно! Как тебе это удалось? Ведь федераты так ценят свои жалкие личные свободы, что не пренебрегают безопасностью своих данных. Расскажи, уверен, это замечательная история, - дипломат откинулся на спинке стула и с нескрываемым любопытством посмотрел на женщину.
Толан подняла взгляд на Джарина, пытаясь понять, подозревает ли он ее в чем-то или действительно интересуется. Конечно, он не должен ничего узнать, но женщина боялась, что любое слово, взгляд или жест могут ее выдать.
- Это не было просто, - призналась она после небольшой паузы. – Но вы сказали, что отпустите меня после выполнения заданий, так что у меня была мотивация. К тому же на этом терминале не хранится никаких рабочих файлов: как я поняла, она не работает из каюты, а доступ к общему ядру данных станции защищен, и чтобы его взломать, потребовалось бы намного больше времени и средств. Здесь же только ее фотографии, переписка, личное расписание… - Толан равнодушно пожала плечами, будто такая мелочь и не стоила потраченного времени.
- Задания, - поправил мужчина, - всего одного задания. Вот это, - он потряс паддом, - всего лишь подготовка к нему, а само задание получится выполнить только через пару дней, по-видимому. Так что время и средства у тебя есть. Мы теперь знаем расписание этой баджорки, - с нежеланием Джарина называть Мори по имени могло сравниться по силе только нежелание называть станцию иначе как "Терок Нор", - а значит найти время и вернуться в её каюту тебе не составит труда. Странно, конечно, что она не работает из каюты. Может, она просто не хранит на терминале никаких файлов, но ссылки на их расположение в центральном компьютере могут быть.
 - Да, - неуверенно кивнула Толан, догадываясь, к чему ведет Джарин. – Я могу вернуться в ее каюту. Вы хотите получить еще какие-то данные?
- Всё, до чего сможешь добраться, - слегка безразлично ответил дипломат, а потом не слишком добрым образом улыбнулся, - вскоре у нас не будет возможности порыться в её документах, так что почему бы сейчас не собрать всё, что плохо лежит, как говорят земляне.
- Что вы имеете в виду? – Толан очень внимательно следила за всеми изменениями речи Джарина, пытаясь найти что-то важное для себя и предугадать его дальнейшие действия. – Вы полагаете, меня в какой-то момент поймают?
- Надеюсь, что нет, - в голосе Джарина промелькнуло что-то похожее на искренность, - ведь ты знаешь, на что способны обезумевшие баджорцы, а я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
Вместо ответа на вопрос, мужчина взял падд и несколько минут изучал план каюты.
- Прекрасно! - произнёс он, наконец, и довольно потёр руки, но глаза его смотрели на Иламу. - Именно это мне от тебя и было нужно. Ты хотела, чтобы угроза твоим родным пропала - считай, что это уже произошло, осталось сделать только одну маленькую вещь. Но сначала подумай о перспективах! - дипломат поднялся и подошёл к модели города в масштабе. - Подойди и взгляни. Что думаешь? Хотела бы жить вот в таком доме? - Джарин указал на стоящий на высоком холме рядом с городом особняк. - Представь себе, какой восхитительный вид открывается с балкона - весь город прямо у тебя на ладони. Да, это будет совершенно замечательно. Тебе там понравится.
Толан послушно последовала за Джарином к красивому и весьма достоверному макету города. Сам город она не узнала, но все элементы были безумно знакомыми и тщательно проработанными – кто бы его не сделал, он явно очень любил свою родину. Все еще не понимая, какую игру он ведет, женщина перевела взгляд на миниатюрную модель особняка – в таком ей никогда не доводилось жить, это было далеко за пределами возможностей ее семьи, и даже у ее дяди сейчас не хватило бы средств купить себе такой дом. Да и необходимости тоже – его дети, как и братья Иламы, погибли.
- Красивая работа, - согласилась Илама, с опасением поглядывая на Джарина. – Но моя квартира в Лакариане меня устраивает, и я хотела бы туда вернуться. Что это за макет? – поинтересовалась она из вежливости. 
- Подарок моей последней невесты, - с лёгким оттенком сожаления в голосе ответил Джарин, - она очень любила строить такие модели. Гевилла хотела закончить его ко дню свадьбы, но не успела - пришлось доделывать мне. Знаешь, ей ведь тоже не нравился этот особняк. Она вообще любила поступать безрассудно и поддаваться сиюминутным порывам. В каком-то смысле, это её и погубило.
Толан уже отвлеклась от макета и внимательно слушала дипломата, заложив руки за спину. Она не сомневалась, что эту Гевиллу погубило не что иное, как близость к Джарину – несложно было погибнуть, оказавшись рядом с таким человеком.
- Соболезную, - женщина не отводила взгляда от Джарина. – Но я все еще не понимаю, что вы хотите мне сказать. Вы ведь знаете, что я не буду сопротивляться и выполню любой ваш приказ. Он как-то связан с этим? – она кивнула на модель особняка.
- Хотел дать тебе дополнительную мотивацию, - с улыбкой ответил дипломат, - ты уже продемонстрировала, что будучи хорошо мотивированной способна принимать правильные решения. Хороший дом, муж, дети и отсутствие подобных приказов в дальнейшем - это будет твоя награда за успех. Ещё, разумеется, у тебя будет интересная работа и должность, а всю информацию ты будешь сообщать мне, но никаких других противоправных действий тебе больше не придётся совершать никогда - это я гарантирую, - улыбка с каждым словом становилась всё более и более зловещей, - впереди нас будет ждать долгая и счастливая жизнь.

____________
С Джарином
71  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 15 06 2017, 11:25:27
1 сентября 2384 г., 8:50
Каюта коммандера Мори

 
Илама Толан стояла посреди просторной, залитой теплым мягким светом каюты коммандера Мори и чувствовала себя здесь неуместной и чужеродной. Так оно и было: она находилась на чужой территории, куда ей не было доступа, и куда в других обстоятельствах ей было не попасть. Воспользовавшись тем, что Мори занята регатой и в ближайшее время будет отсутствовать в каюте, Толан незаметно проникла внутрь: на взлом кода каюты ушло довольно много времени, и кардассианка была уверена, что привлечет внимание охраны… Где-то в глубине души она этого даже хотела.
 
Но никто ее не заметил, и вот женщина стояла посреди каюты – такой легкой, светлой и изящной, похожей на одну из тех баджорских шкатулок, что продавались на Променаде. Удивительно, как всего за полтора десятилетия кардассианского отсутствия интерьер здесь мог измениться. Толан огляделась: ее окружали изящные тумбочки, стеллажи, какие-то неизвестные ей атрибуты баджорской религии в окружении потушенных свеч, фотографии на стенах – должно быть, родственники?.. На консольном столике лежало несколько альбомов с искусством, и Толан не удержалась и пролистнула пару страниц. Мягкие цвета, размытые краски, игра теней и пятна света, которые складывались в картину – это было очень красиво, но совсем не похоже на баджорскую живопись, как кардассианка ее себе представляла и какой видела совсем недавно на выставке. Почему-то ее удивило, что Мори вообще интересуется искусством – оказывается, она вообще ничего не знала об этой женщине.
 
В отдалении стояла аккуратно заправленная кровать, а по центру – рабочий стол с терминалом – именно то, что и нужно было Толан. Она не стала зарисовывать план каюты, понадеявшись на свою эйдетическую память – хватило пару раз внимательно оглядеть помещение, чтобы запомнить и расположение мебели, и особенности планировки интерьера, и все выступы и углубления в стене… Это будет несложно воспроизвести. Она не передаст атмосферы и настроения, мягкой игры света и едва различимого аромата духов или благовоний, но это от нее и не требуется – только факты, который зачем-то понадобились Джарину.
 
Женщина передернула плечами и сжала в ладони кристалл с информацией. Джарин хотел получить доступ к терминалу – что ж, Илама хотела того же, только с другой целью. Она записала зашифрованное послание, которое не могла отправить из своей каюты и со своего доступом, уверенная, что Джарин мониторит каждый ее отчет о проекте, не говоря уже о связи с Кардассией. Но из каюты Мори она могла его отправить, вызвав меньше подозрений, а то, если повезет, и вовсе незаметно. Ей надо было предупредить свою семью любой ценой, а потом… будь что будет! Толан решительно подошла к рабочему столу коммандера и активировала терминал. Она и не надеялась, что его будет легко взломать, но особого выбора у нее не было.
Илама Толан склонилась над компьютерным терминалом коммандера Мори. Квадратные идеограммы баджорского языка, кажущиеся почти одинаковыми, пока никак не желали складываться в пароль, даже при использовании обходных путей, которые задействовала Толан. Тем временем драгоценное время утекало… Женщина склонилась ниже над темной почти зеркальной поверхностью, ее поврежденный глаз уже начал чувствовать напряжение от постоянного сосредоточения на символах.
Неожиданно в глубине терминала что-то заблестело и запереливалось, и Толан не сразу поняла, что видит отражение происходящего за своей спиной. Тонкие волоски на ее шее встали дыбом, и она ощутила странное покалывание, а потом почувствовала движение у себя за спиной… и что-то тонкое и острое, уткнувшееся в ее ухо.
-Одно движение - и я вгоню стилет вам  в мозг.
 На консоль упали пряди черных волос, и теперь кардассианка четко видела отражение лица баджорской командующей. А то свечение, которое она заметила секундой раньше, очевидно, было эффектом транспортера, перенесшего Мори в комнату. Вторую руку баджорка далеко не дружески положила на плечо Толан и медленно перемещала, стараясь обхватить ее шею. Волосы Мори были наполовину распущены, и в ухо кардассианки упиралось длинное узкое лезвие с декоративным золотым навершием, по которому легко можно было узнать шпильку, которая часто украшала высокую сложную прическу Мори. Значит, она никогда не была полностью безоружной, даже когда не носила на бедре фазер.
-Не двигайтесь, - повторила Мори, - У вас есть пять секунд, чтобы объяснить мне, что вы здесь делаете.
- Коммандер, - прошептала Толан, пытаясь слегка отодвинуться, чтобы холодный металл не упирался в ухо столь угрожающе. Мысленно же она пыталась понять, в какой момент ее засекли: заметили у входа и доложили Мори, или, может быть, на ее терминале стоит скрытая сигнализация? В любом случае, командующая станцией оказалась лучше подготовлена, чем того ожидала кардассианка.
- Это будет непросто объяснить, - губы Иламы сложились в кривую улыбку, не слишком соответствующую ситуации. – И за пять секунд я не управлюсь.
-Давайте я вам помогу, - прошипела Мори, в неверном отражении на поверхности стола ее глаза казались черными дырами, - Допустим, вы смогли пробраться в мою каюту. Что ж, это старая кардассианская станция, я допускаю, что у вас есть пара трюков в рукаве. Но неужели вы думали, что можете получить доступ к моему терминалу, а я не узнаю об этом? Вы подумали, я просто марионетка, “говорящая голова”, озвучивающая все, что мне прикажет адмирал Солок или любое другое федеральное начальство? Вы ошиблись, всему есть предел, - Мори слегка повернула стилет и нагнулась к уху Толан, - Знаете, недавно я рассказала советнику Рилл свою “печальную баджорскую историю”, которая есть у каждого в моем поколении. Ей было меня жалко. Но я кое о чем умолчала, оставила некоторые детали за кадром - например, о том, что провела время в кардассианской тюрьме и трудовом лагере не просто так. Я не заслужила всего, что ваш народ сделал со мной, но кое в чем вы все-таки были правы, назначая наказание. Я убивала кардассианцев с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, а однажды начав, очень сложно остановиться, это становится инстинктом. А знаете, что я сделала, когда меня наконец освободили из трудового лагеря? Я подожгла усадьбу местного глинна, вместе со всеми ее обитателями, и смотрела, как она горит. И мне это нравилось… Так что не думайте, что сможете запудрить мне мозги и изворотливой ложью уговорить отпустить вас. За этими дверями уже стоит служба безопасности, но поверьте, они обойдутся с вами значительно вежливее, чем я, если вы мне солжете. Если вам дорога ваша жизнь, начинайте говорить.
Слушая угрожающий шепот баджорки, Толан представила, что стоит той лишь чуть-чуть не рассчитать силу и нажать посильнее, добраться до скрытой под кожей сонной артерии, и все будет закончено. Будет мир, тишина и спокойствие, и у нее, Иламы Толан, больше не будет всех этих проблем – и ее самой уже не будет. Она мечтательно улыбнулась – но ровно до того момента, пока не поняла: ее смерть не остановит Джарина от того, чтобы навредить ее семье. По крайней мере, пока она их не предупредит и даст шанс подготовиться. Кардассианка открыла глаза и теперь наблюдала за Мори в черном отражении терминала.
- У вас занятная история, коммандер, - глухо отозвалась Толан. – Но не сказать, что я удивлена: я уже давно заметила, как вы относитесь к моему народу. Сейчас у вас появилась прекрасная возможность убить еще одного кардассианца, и я не сомневаюсь, что вы сможете ею воспользоваться. Потому что в одном вы ошиблись – жизнь мне не дорога.
-Хорошо же, - прошипела баджорка, - Раз вам все равно, то и мне тем более.
Это могли быть последние секунды жизни Толан, и что она могла сделать, чтобы помочь своей семье? Неужели… все закончится вот так и здесь, причем для всех них?
- Вы действительно это сделаете? – голос кардассианки на мгновение дрогнул, а в голове промелькнуло множество мыслей:
«Пусть все закончится прямо сейчас»
«Я должна бороться. Я не могу бросить своих!»
«А ведь она действительно это сделает…»
«Я не хочу умирать!»
 – Хорошо… У меня есть одна просьба. Последняя. Вы не откажете мне в этом?
И тут неожиданно давление холодного металла исчезло. Баджорка отступила на шаг назад. Она все еще сжимала стилет, готовая пустить его в ход, и лицо ее было мрачным.
-Иногда отсутствие эмоций там, где они должны быть, говорит больше, чем их наличие, - произнесла она, - Молчание может быть громче крика. Я могу узнать отчаяние, когда вижу его. Что случилось, глинн Толан?
Толан не спешила поворачиваться, но сзади было заметно, как опустились ее плечи. Она долго молчала, и когда, наконец, тишина прервалась, ее голос звучал сдавленно и отстраненно.
- Я не могу вам этого сказать, коммандер, - честно призналась кардассианка и так же честно продолжила: - Но я не буду вас обманывать. Я пыталась взломать ваш терминал, и мне это не удалось. Это был приказ, которого я не могла ослушаться. И было еще кое-что… - ее ладонь легла на столешницу рядом с кристаллом данных, который Толан принесла с собой. – Мне нужно отправить это на Кардассию. Это не связано с… с приказом, - тихо добавила женщина.
___________
С Мори
72  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 01 06 2017, 11:28:09
31 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта Джарина Дохиила

 
Джарин Дохиил рано вернулся из кабинета в этот день - деятельность его на станции была всего лишь прикрытием, поэтому теперь, перейдя к активным действиям против Толан, он только создавал видимость того, что занят делами посольства, и никогда не задерживался в кабинете даже на минуту. Словно в подтверждение этого отношения, военная форма была убрана в шкаф, а сам офицер сидел, развалившись, в кресле и, не выпуская кружки с чаем из красных листьев, немного безразлично смотрел на Иламу, только что вошедшую в его каюту, и ждал, что же она скажет.
Толан стояла перед дипломатом, не ожидая, что он предложит ей присесть, и вытянувшись в струнку – просто образец вышколенного офицера перед своим начальством. Только вон начальство не знало, что после его вызова она пять минут сидела в своей каюте, уронив лицо на руки, и ее физически трясло так, что она не могла справиться с этой дрожью. Или все же… и это начальство тоже знало? Сейчас дрожь осталась только в левой руке, но тут женщина уже ничего не могла поделать.
И хоть следы усталости на ее лице напоминали о тяжелой ночи, ни военная форма, ни аккуратно уложенные в простую прическу волосы, ни прямая спина не выдавали, что творится у Толан на душе.
- Вы меня вызывали, гал Дохиил? – и вновь она словно со стороны наблюдала за тем, как кто-то говорит ее ртом, произносит какие-то пустые, но обязательные слова, делает то, что сама она делать не хочет.
- Вызывал, - спокойно ответил он, - у меня к тебе будет два поручения. Во-первых, твой вчерашний доклад был очень показателен: ты либо не замечала почти ничего, что было бы интересно мне и моему начальству, либо умеешь врать куда лучше, чем я думаю. Всё-таки я склоняюсь к первому варианту, поэтому дам тебе возможность доказать свою полезность. Через два... нет, через три стандартных земных часа у меня должна быть вся официальная, полуофициальная и неофициальная информация об участниках твоего проекта, до которой ты только сможешь добраться. Как осуществить неотслеживаемое чтение и копирования этой информации - твоя забота, но, если подставишься, то пострадаешь не ты одна, имей это в виду.
Толан плотно сжала губы, выслушивая новое задание Джарина. Оно ей не нравилось, но она и не рассчитывала, что его задания будут ей нравиться. Ей вообще пора было забыть о такой категории, как собственное мнение, и научиться лавировать между исполнением желаний гала Дохиила, спасением своей семьи и нуждами проекта.
- Я могу передать вам личные дела участников проекта, гал, - произнесла она практически без раздумий. – Но что вы имеете в виду под неофициальной информацией? Все, что касается дел проекта, занесено в соответствующие документы. Вы же знаете, как принято вести учет на Кардассии, и можете быть уверены, что все важные данные об участниках задокументированы. Я предоставлю вам доступ, - голос женщины чуть дрогнул, но она быстро с этим справилась. – Могу я узнать, что вы будете делать с этой информацией?   
- Изучу, - сухо ответил мужчина и больше не говорил о своих планах, - под неофициальной информацией я имел в виду всё, что не документируется: слухи в баре, размышления участников друг о друге, которые ты слышала, разговоры с той худой баджоркой и этой толстой болианкой, которые ты вела, возможные справки, которые ты наводила на участников, чтобы лучше использовать их сильные и слабые стороны и, таким образом, контролировать... хотя, о чём это я, - Джарин фыркнул, будучи абсолютно уверенным, что Толан не способна была даже на такие очевидные шаги, - короче говоря, всё, что ты узнала о своих подопечных. Так и собираешься стоять в дверях? - спросил он неожиданно, после чего похлопал по подлокотнику своего кресла, - проходи, садись.
Взглядом проследив указанное место, Толан чуть заметно напряглась, но так и не сдвинулась с места.
- Благодарю, гал Дохиил, но я постою, если вы не возражаете. Боюсь, что неофициальной информации у меня немного – я недостаточно наблюдательна для этого. Вы же знаете, что в проекте я выполняю всего лишь административную функцию координатора, - добавила женщина. – Но вы получите всю имеющуюся у меня информацию. Я могу идти?
- Возражаю, - отрезал дипломат, но потом смягчился, - но не стану сейчас отнимать у тебя драгоценное время - для... этого у нас будет ещё много времени впереди, - довольная ухмылка на лице мужчины ясно давала понять, что он не шутит. - Будь добра вместе с личными делами предоставить всю неофициальную информацию, которой обладаешь, даже если её мало. Ещё имей в виду, что твоя полезность для меня прямо зависит от твоего умения собирать информацию, так что будь добра впредь, как говорят земляне, держать ушки на макушке.
- Я вас поняла, гал Дохиил, - четко ответила женщина. – Вы получите желаемую информацию.
С этими словами Толан развернулась и быстро покинула его каюту, не оглядываясь и не давая Джарину возможности ее остановить. Она дошла до своей каюты настолько быстро, что, если бы ей на пути попался кто-то из ее кадетов и даже попытался бы с ней заговорить, она бы этого просто не заметила.
Оказавшись внутри каюты, Илама прислонилась к закрытой двери и медленно сползла по ней на пол. У нее не было времени ни на что, кроме выполнения задания Джарина, но все же она позволила себе такую роскошь, как две минуты тишины в безопасности своей каюты. В безопасности ли?.. С той самой ночи ее не покидало ощущение, что Джарин бы не ушел просто так – он наверняка следит за ней и сейчас. Но даже внимательный осмотр каюты не смог выявить «жучков», и Толан просто приняла и эти правила игры. Если смотрит – что ж, пусть смотрит, она все равно чувствовала, что ее жизнь ей уже больше не принадлежит.
 
***
 
За отведённые Толан на работу три часа Джарин всего дважды покидал своё кресло, и оба раза возвращался назад, в то же кресло, с той же кружкой чая и брал в руки всё тот же падд. Чем бы он ни занимался, все его мысли были сосредоточены на содержимом этого падда, и ничто другое для него, казалось, не существовало. Однако, когда раздался звонок в дверь, он его тут же отложил в сторону и скомандовал войти.
- Я подготовила для вас запрашиваемую информацию и отправила на ваш терминал, - очень формально проговорила глинн Толан, появившись в дверях. Как и в прошлый раз, проходить внутрь она не спешила, как и встречаться с Джарином взглядом. Она действительно собрала всю информацию - из той, что можно было найти в официальных базах данных на случай, если Джарин будет проверять ее честность. Поколебавшись, она также добавила последнее обновление медицинской карты кадета Баккер. – Здесь все, что есть у меня по участникам проекта. Это все, гал Дохиил?
- Нет, - сухо ответил Джарин и жестом подозвал к себе женщину, - я не буду вызывать тебя по связи каждый раз, как у меня возникнут к тебе вопросы, поэтому ты останешься здесь, пока я знакомлюсь с твоим отчётом. В твоих же интересах, чтобы у меня не возникало вопросов, но, если уж они возникнут, тебе придётся на них ответить.
Дипломат кивком указал на соседнее с ним кресло, а сам перешёл к столу и сел за терминал, открыв сообщение от Иламы.
Толан неуверенно посмотрела на предложенное кресло, но, быстро поняв, что у нее нет других вариантов и лучше не спорить с Джарином в мелочах, уселась на самый край сиденья.
- Я надеюсь, их не возникнет, - проговорила она, стараясь не глядеть на Джарина и не дышать, потому что каждым вздохом она вдыхала аромат чая из красных листьев, который вновь пробуждал в ней воспоминания, которые она хотела бы забыть, и от которого ей становилось физически плохо.
Около получаса Джарин перебирал досье, едва ли не через минуту спрашивая, что ещё известно Иламе, почему она не навела справки о том или об этом, и, разумеется, постоянно напоминая ей о том, что так бездарно даже кадеты-второгодники не работают.
Наконец, дипломата заинтересовало что-то на экране, и он, не отрываясь, смотрел в него, периодически почёсывая гребни на подбородке.
- Знаешь, - произнёс он спустя пару минут, - тут множество потенциальных конфликтов в группе. Умелому манипулятору ничего не стоило бы подогреть взаимную ненависть клингонки и ромуланца, спровоцировать недоверие между гилом Тенмой и... да тем же Лайтманом, в конце концов. Жаль, что та боевитая баджорка покинула проект - рассорить баджорцев с Федерацией было бы очень полезно, а вот этот, - Джарин презрительно ткнул пальцем в лицо Крима Анжара на экране, - не годится на такое, это сразу видно... Но у нас ведь нет умелого манипулятора, не так ли? - устало пробормотал он. - Уверен, ты даже не думала об этом, а сейчас задаёшься вопросом, зачем всё это, если твоя должность сугубо административная...
Мужчина прошёл к шкафу и достал оттуда бутылку канара и два стакана, разлил напиток и поставил один стакан на журнальный столик рядом с Иламой.
- Пей, это приказ, - сказал он не терпящим возражения тоном.
Толан удивленно посмотрела на дипломата, так резко прервавшего свой монолог, а затем н на бутылку на столе. Ослушаться приказа Джарина она не собиралась – по крайней мере, не сейчас, - и механически потянулась к стакану. Сделав глоток, она молча подняла вопросительный взгляд на гала Дохиила. Не заставит же он ее действовать против проекта, против ее кадетов? Ведь не заставит?..
________
С Джарином
Продолжение следует утром
73  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 30 05 2017, 10:23:17
31 августа 2384 г., начало дня
Кабинет глинна Толан

 
В ответ на описании ситуации кадета Баккер Толан согласно кивнула: у нее не было цели исключать землянку или хоть как-то вмешиваться в развлечение кадетов под названием «регата», зато было любопытно посмотреть, как далеко зайдет желание Тенека перестраховаться.
- Тогда передайте мисс Баккер, чтобы зашла ко мне сразу после вашего разговора, - подытожила кардассианка и потянулась к падду, но последний вопрос медика заставил ее отказаться от этой идеи.
Помочь? Да, ей нужна была помощь – спасти ее семью, убрать угрозу в лице Джарина, снять этот груз с ее плеч… Женщина усмехнулась краешком губ и покачала головой:
- И как же вы хотите мне помочь? Не думаю, что вы сможете.
– Почему вы так думаете? – голос Тенека прозвучал по-прежнему флегматично, но в глубине души вулканец был немного задет: совсем недавно кардассианка сказала, что не сомневается в его компетентности, и вот теперь прямо заявляет о том, что не доверяет его квалификации. – Сейчас ваш организм ещё не вполне оправился от последствий вашего неосторожного эксперимента, кроме того, некоторые ваши движения выдают избыточное напряжение мышц, которое свидетельствует либо о недостаточном отдыхе, либо о психическом напряжении, либо и о том, и о другом вместе. Эти симптомы могут быть устранены. Не стопроцентно, если вы не намерены отправиться отдыхать немедленно, или если на вас действует постоянный стрессобразующий фактор, но вы сможете избавиться от существенной части негативных физических ощущений.
- Вот как, - этот разговор стал казаться Толан даже забавным. – Что же это за волшебная таблетка, которая поможет мне избавиться от «негативных физических ощущений», а заодно усталости и стресса? Если она у вас есть, возможно, мне действительно стоит зайти в лазарет. Ну или пришлите мне в кабинет какое-нибудь лекарство от головной боли, и будем считать, что вы уже помогли.
Тенек никак не мог понять, что означают своеобразные интонации координатора, кажется, это в принципе было за пределами его способности к пониманию, но вот неожиданной готовностью глинна Толан к лечению точно следовало воспользоваться для её же блага – пока она не передумала.
Вулканец открыл сумку и извлёк гипоспрей:
– Я считал вероятность вашего согласия достаточно низкой, но не равной нулю, поэтому взял с собой наиболее подходящий антидот. Этот препарат вступит в контакт с веществами, которые продолжают по затухающей отравлять ваш организм, и образует с ними безопасные соединения. Вы позволите?
- Вы носите лекарства на все случаи жизни с собой? Вы меня пугаете, мистер Тенек, - покачала головой женщина, но никак не стала возражать и даже чуть наклонила шею, давая возможность вулканцу воспользоваться гипоспреем. Что бы там в шприце не было, едва ли оно сможет сделать ей хуже, чем снотворное Джарина – и Толан имела в виду вовсе не возможность выспаться, а последствия для себя и своей семьи.
– Конечно, нет, – пожал плечами Тенек и протянул руку, чтобы сделать инъекцию, – но я видел результаты вашего анализа и собирался зайти к вам с отчётом. Было только логично взять с собой соответствующее лекарство. Это так же естественно, как взять на встречу с мисс Баккер выдержку из результатов её теста, чтобы дать ей возможность удостовериться в отсутствии ошибки.
Тенек убрал гипоспрей и добавил:
– А вот сканера в данный момент у меня нет, поскольку я не слишком рассчитывал на ваше сотрудничество. Тем не менее я могу определить очаги избыточного напряжения с помощью эмпатии низшего уровня. Вы можете не беспокоиться, я не считаю ваших эмоций, только определю точки, которые необходимо активизировать, чтобы нормализовать состояние мышц, и сообщу вам свои рекомендации – они вариативны, и вы сможете выбрать, каким из них последовать. Каково будет ваше решение?
- Я… Я бы предпочла обойтись без эмпатии, - покачала головой Толан и отодвинула свое кресло в сторону. – Этого лекарства будет вполне достаточно. Мне кажется, оно уже действует.
Как и все военные, Толан проходила обучение и могла противостоять вулканской телепатии, но сейчас не была уверена в своих способностях контроля разума, и одна только мысль о чтении даже не мыслей, а эмоций вызывала у нее ужас. Она не хотела, чтобы Тенек – или кто-либо еще – почувствовал хотя бы оттенок ее эмоций и ее состояния в настоящий момент, а с этими телепатами всегда был такая вероятность.
- Закончите с мисс Баккер и передайте ей, чтобы я ее жду, - формальным тоном проговорила женщина.
– В таком случае я рекомендую вам зайти к мисс Эвен и попросить её провести сканирование, – Тенек снова взял падд, который принёс глинну Толан, и принялся быстро набирать на нём символы. – Покажите ей эту запись, она поймёт, что делать. Затем проконсультируйтесь с ней относительно терапии – спектр достаточно велик от теплового аккупунктурного воздействия до вулканского нейромассажа. Выбор, разумеется, останется за вами.
Тенек умолчал о том, что вулканский нейромассаж лично для него был наименее предпочтительным вариантом: врачи практиковали его, если в том была необходимость и никто из близких пациента не мог взять этот труд на себя, но процедура относилась к категории особенно личных, и её предпочитали доверять наиболее возрастным врачам или жрецам, с максимально высоким уровнем самодисциплины. Увы, таких кандидатов на станции не было, а умолчать о наиболее эффективной форме воздействия стажёр не имел морального права. Оставалось надеяться, что глинн Толан с её нелюбовью к эмпатии предпочтёт что-нибудь другое.
– Я передам мисс Баккер ваше распоряжение, – сказал вулканец направляясь к двери.
Когда за Тенеком закрылась дверь, Толан с облегчением вздохнула. Во-первых, потому что голова действительно перестала болеть и немного прояснилась, а, во-вторых, что у нее теперь появилась возможность в спокойной обстановке прочитать, что же показал токсикологический анализ. У нее была надежда проследить следы происхождения вещества, которое Джарин использовал в качестве снотворного – и узнать о нем чуть больше. Точнее, не столько даже о нем – Толан не была химиком и ее весьма опосредованно волновало, что же ей подмешал Джарин, -  сколько о его упоминании и использовании. Кто знает, что ей удастся найти?.. 
_______
С Тенеком
74  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 26 05 2017, 10:41:16
31 августа 2384 г., начало дня
Голо-комната 5 и окрестности

 
Когда все презентации закончились, Артур проводил взглядом глинна координатора, выходящую из голокомнат. Она уходила не одна, а с коммандером станции и советником. И он две секунды сомневался в том, стоит ли подойти сейчас. Может быть это будет нарушением субординации, может быть она не захочет с ним говорить, и может быть… что угодно, но он был должен. Нельзя было оставить это так. Он бросил все остальные дела, быстро подошел к Самрите и очень тихо спросил ее:
- Сэм, в двух словах, в каком состоянии ты видела вчера ночью глинна Толан?
- А, ты об этом! – Самрита была полностью поглощена мыслями о регате и катерах, поэтому вопрос Артура застал ее врасплох. – Ну, знаешь, у меня не было особо много времени ее разглядывать, но не показалось, что, ну… - девушка замялась, - она была не совсем адекватна. Может быть, даже пьяна или очень расстроена. И это было так поздно ночью…
- Ясно, Сэм, спасибо, - хмуро кивнул Артур, и не произнеся больше ни слова, вылетел из голокомнаты.
 
***
 
-...Эта регата - просто подарок Пророков, - говорила коммандер Мори Иламе Толан и Утаре Рилл, когда женщины вышли из голо-комнаты и направлялись через бар Кварка к выходу, - Наконец-то, кадеты делают то, что должны были с самого начала. Столько свежих идей и настоящее сотрудничество, ради этого проект и создавался. Адмирал Солок порадуется этой информации, а я просто не могла не дать им дополнительный катер, я считаю, они это заслужили. А как вы оцениваете выполнение первого задания?
- Да-да, они хорошо поработали, - рассеянно отозвалась Толан, выходя из Кварк'с вместе с Мори и Утарой. - Вы все правильно сделали, коммандер! Простите, что вам пришлось говорить за меня, я... неважно себя чувствую сегодня. Но вы хорошо справились.
Утара озабоченно посмотрела на кардассианку, однако заговорила только о кадетах и их работах:
– Наши подопечные мне всё больше нравятся, – искренне сказала она. – Кто бы мог ожидать, что они так сработаются? Но если подумать, это ведь просто нормально!
- Это НЕ нормально, - возразила Мори, - Проект как раз о том, чтобы они смогли сработаться и поняли, как именно они это сделали. Если бы все было так легко, не было бы смысла затевать из этого целый проект. Но теперь, наконец-то, впервые с самого начала я вижу настоящие результаты. Судя по всему, они лучше работают в маленьких группах… Но это уже, конечно, будут анализировать специалисты. И может теперь проект не закроют.
– Мы говорим о разных вещах, – пожала плечами Утара. – Вы говорите о преодолении того, что разъединяет народы, я же говорю о том, что получается, если дать естественно развиваться всем тем вещам, которые нас объединяют. По сути, все барьеры, которые мы сейчас преодолеваем, противоестественны. Но они так привычны, что большинство не представляет себе мира без них.
- И все же проект не зря придуман именно для их нахождения общего языка и преодоления барьеров, которые мы наблюдаем, - негромко заметила Толан, глядя куда-то поверх голов женщин. - Если бы все было так легко и естественно, ни нас, ни этих молодых людей тут бы не было. А теперь, если вы не возражаете, я должна идти...
Лайтман вылетел из голокомнат и, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице вниз, поспешил следом за начальством.
- Глинн Толан, - окликнул он кардассианку уже на Променаде, понимая, что прерывает ее разговор с коммандером и советником. Но некоторые вещи нужно было делать здесь и сейчас, немедленно, и никогда не оставлять на потом нерешенными.
… Но уйти Толан не успела. Она глубоко вздохнула и оглядела кадета Лайтмана – которого вчера обвиняла на суде, и который мог по ее вине лишиться свободы. Она надеялась, что их разговор состоится не скоро, а еще лучше – никогда, но, очевидно, кадет решил ей высказать все раньше.
- Прошу прощения, дамы, - она коротко кивнула коммандеру Мори и Утаре и сделала несколько шагов в сторону, приглашая Лайтмана отойти. – Я вас слушаю, кадет. Что бы вы ни хотели сказать, сделайте это, пожалуйста, побыстрее.
-Я должна отнести список медицинских материалов в лазарет, - вспомнила Мори и исчезла со сцены.
Да наплевать на эту субординацию, думал кадет Лайтман, пока они отходили с координатором в сторону. Она ведь тоже человек, и какая разница кто здесь начальник, а кто подчиненный. В некоторых вещах не бывает разницы в статусе людей, имеет значение только то, что все они живые люди. Он ведь видел какая она была раньше, он видел ее с начала проекта, она была совсем другой. И она совсем иначе относилась к нему после инцидента на “Анадыре”, и тогда, когда он сидел в каюте под арестом. Он видел ее поддержку, сдержанную и кардассианскую, но все же поддержку. И ее взгляд всегда был другим. Илама Толан очень многими своими чертами была похожа на преподавателей из Академии Звездного флота, и только она стала первой кардассианкой, к которой он стал относиться с уважением, осознав, что вовсе не все из них виновны в том, что было сделано с Бэйджором, и что все кардассианцы на самом деле разные. Все изменилось только в момент начала суда.
Артур смотрел ей в лицо, и пытался подбирать слова.
- Глинн Толан, простите мой вопрос, но … что с вами происходит? У вас неприятности из-за.. из-за того, что мой приговор вышел оправдательным?
- Кадет, вы отдаете себе отчет, насколько недопустимо звучит ваш вопрос? – поинтересовалась кардассианка. – Со мной все порядке, что же касается решения суда, то я могу вас только поздравить. Вы выиграли, я проиграла. Я понимаю, что вам могло быть неприятно видеть меня в роли обвинителя, но так сложилось, и вам придется с этим смириться. Если моя вчерашняя роль вас разочаровала, я ничего не могу поделать. Это все, кадет? – она специально обращалась к нему обезличенно-нейтрально и не встречалась взглядом, не желая вспоминать, что вчера обвиняла не просто какого-то кадета Звездного Флота, а именно стоящего перед ней Артура Лайтмана – живого и реального.
Илама Толан на него не смотрела, хотя раньше он всегда видел, как она это делает. И ее слова "так сложилось" – однозначно означали, что она не сама выбрала свою роль. Тем не менее, его немного смущала фраза "я проиграла". Что это значило? Что это удар по кардассианскому самолюбию, по их менталитету, в котором каждый приговор всегда был известен заранее, или что-либо еще? Артур не сводил с кардассианки взгляда.
- Мэм, - сказал он, - был момент, в самом начале, когда я был почти разочарован, - Артур проигнорировал слова о том, отдает ли он себе отчет. Отчет он отдавал. Бесчисленное число отчетов, один которого краше он в последнее время только и знал, что отдавал сам себе.
- Но я понял и осознал важное. Я знаю, что так сложилось. Что вы не сами выбрали эту свою роль, но также – кто-то должен был это сделать, и я очень ценю то, что вы выполнили свою роль с честью и до конца. Вы можете подумать, что я… ну, как это, на самом деле слово "обида" и "разочарование" здесь не применимы. Потому что нет ни того, ни другого. Вы не проиграли на самом деле, глинн Толан. И я знаю, что вы не могли иначе. И теперь вы должны знать, что что бы ни случилось в жизни, как бы ни повернулось – я благодарен вам за все, что вы сделали для меня и нас всех, и в моем лице вы навсегда обрели друга, который вас никогда не предаст и окажет помощь, если и когда это потребуется.
Не все было с ней в порядке, все было на самом деле очень сложно, но Лайтман не знал, что именно. И настаивать на этом вопросе он не мог. Но он мог и должен был сказать то, что сказал сейчас.
Глаза Толан становились все больше с каждым словом землянина. Благодарен? Друга? Это звучало, как издевательство, но кадет Лайтман не был похож на человека, который стал бы говорить подобные вещи ради издевательства. Но ведь и Джарин не был похож на такого человека… Она плотно сжала губы, не давая никаким эмоциям проявиться на лице. Артур не должен был видеть, что с ней происходит – никто не должен был, и все же Толан плохо с этим справлялась, как будто какая-то маленькая, неконтролируемая часть ее сознания рвалась на поверхность и отчаянно кричала о помощи.
- Хорошо, - медленно проговорила Толан после долгой паузы. – Если это правда – пусть будет так. Но это ничего для вас не меняет: я все еще остаюсь координатором этого проекта, а вы – его участником. И вы должны соблюдать субординацию, это понятно, кадет? Я прошу вас оставить личные вопросы в стороне, - ее голос чуть заметно дрогнул, и она огляделась по сторонам, будто ища возможности сбежать из неудобной беседы.
Артур видел, что Толан пытается справиться с эмоциями, скрыть их и достаточно неудачно. Но это было ничего.. Ему показалось, что ей и правда надо было это услышать, что он сказал. Кажется ей больно досталось по итогу всего этого случившегося.
- Да, мэм, это правда. И вы наш координатор, а мы ваши кадеты. И нам не нужен никакой другой координатор, потому что вы нужны нам, а мы – вам. Пусть проект продолжается, мы все преодолеем. Все будет хорошо, мы со всем справимся. Вместе.
"Справимся вместе" – это сегодня сказала Самрита, и он это теперь повторил.
- Несомненно, субординация и порядок. Все это будет, мэм, - кивнул Артур, - все будет. Спасибо вам.
Лайтман хотел отступить на шаг назад, но не сделал этого, вытянувшись вместо этого по стойке смирно.
Женщина ничего не ответила, только очень внимательно посмотрела на Артура, а затем развернулась и пошла прочь так быстро, как только могла – лишь бы он не заметил не вовремя блеснувшие в глазах кардассианки слезы, которые она быстро загнала назад быстрыми взмахами ресниц.
«Справимся. Вместе».
Вот только у Толан не было никого – ни здесь, ни на Кардассии, – кто бы мог ей помочь справиться. Она должна была справиться одна, но уже сейчас понимала, что это невозможно, и рано или поздно она окончательно сломается и проиграет. Сегодня, завтра, через неделю или месяц – это просто вопрос времени. Почему же тогда ее так волновало, что будет с проектом, который она еще вчера собиралась покинуть и осталась здесь только по приказу гала Дохиила?
Артур повернулся и посмотрел ей вслед, провожая взглядом. Так быстро и стремительно уходят не по причинам субординации, не по причинам иного взаимоотношения подчиненных и начальников, так быстро уходят, когда пытаются скрыть эмоции. Тем более это было понятно от того, что она не ответила на его последнюю реплику. И Лайтман знал, что он защитит глинна… нет, не глинна, просто Иламу Толан, если у него будет такая возможность. Потому что она не одна, теперь они все связаны вместе, и никто не должен был быть один. Как в экипаже одного звездного корабля. "На звездном корабле – никто не один", таковы были слова известного и легендарного капитана Звездного флота.
Глинн Толан ушла, Артур медленно повернулся и ушел по коридору обратно к голокомнатам.
 
Когда Артур перехватил глинна Толан, Утара поспешно отступила и, пробормотав что-то вежливое, тоже сменила направление движения. Когда она обернулась в первый раз, кадет и координатор разговаривали, когда обернулась во второй, они уже расходились в разные стороны.
«Нормально и естественно – совсем не обязательно легко и просто, – подумала она, запоздало отвечая на слова координатора. – Как часто то, что нормально и естественно, даётся людям куда тяжелее, чем все их искусственные нагромождения!»
_________
С Мори, Утарой и Артуром
75  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 18 05 2017, 18:22:21
31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


Коммандер Мори вышла из ангара и быстрым шагом направилась по коридору. Наконец, из-за поворота показалась знакомая фигура.
-Госпожа Толан! - коммандер Мори поспешила навстречу кардассианке, - Ваша планерка должна уже начаться, мы ждали только вас…
Не было похоже, чтобы Толан спешила – она подошла к коммандеру Мори обычным шагом и коротко кивнула в знак приветствия.
- Благодарю, мне уже сказали, - проговорила кардассианка ничего не выражающим тоном.
Даже в неярком свете коридорных ламп было заметно, что выглядит она сегодня так, словно не спала всю ночь, и даже не особо пытается это скрыть. Координатор прошла мимо Мори к дверям ангара, и только у самого порога остановилась и посмотрела на коммандера рассеянным взглядом:
- Вы тоже идете?.. 
-Глинн? - нахмурилась Мори, - У вас… все в порядке?
- Да, - не слишком уверенно кивнула Толан и попыталась выдавить из себя улыбку, но получилось неудачно. – Я просто устала… Ничего страшного. Надеюсь, это все быстро закончится, - она кивнула в сторону ангара, а затем бросила быстрый взгляд в падд, который держала в руке. Написанные там строчки никак не желали складываться в предложения и обретать хоть какой-то смысл, и Толан на полном серьезе думала: а что будет, если она просто туда не пойдет? Просто развернется и уйдет?..
Слова Толан едва ли убедили Мори.
- Вряд ли это будет быстро. Мы не должны ничего упустить. Вы помните, какие пункты сегодня на повестке? - продолжила хмуриться баджорка.
- Разумеется, - поморщилась Толан. – Я должна обрадовать всех новостью, что мистер Лайтман остается в проекте, утвердить их корабль для регаты и…  - она вновь посмотрела в падд, но тут же с раздражением его убрала, - и сообщить им, что судьба проекта еще не решена.
-Покажите, - потребовала Мори, потянувшись за паддом Толан, - Это еще не все, здесь же только половина... Вы готовились вообще, глинн? Я не могу это просто так оставить, потому что если вы не проговорите все необходимые темы, адмирал Солок будет вызывать меня, а не вас, чтобы высказать свое недовольство. Есть у него такая привычка… Добавьте в список новостей статус мисс Перим. И не забудьте напомнить, что анализы, которые вы заказывали через мистера Тенека, будут готовы сегодня. И выделите время под поручение адмирала Солока - то же, что и после инцидента с Аномалией и с теми же условиями. И… Нет, пожалуй, дальше вы дадите слово мне. В конце-концов, по результатам презентации корабля для регаты кадеты претендуют на МОЙ катер. Послушайте, если хотите, вы можете передать мне слово в любой момент. Хоть мне это и не нравится, но нам придется объединиться, если мы не хотим проблем от начальства проекта.
В любой другой ситуации Толан бы огрызнулась, разозлилась, попыталась бы поставить на место Мори, которая, по ее мнению, слишком много себе позволяет, и уж точно убедила бы баджорку, что у нее все под контролем. У нее же всегда все под контролем! Но сейчас вместо этого Толан равнодушно и очень устало пожала плечами:
- Как скажете, коммандер. Я все это скажу. Теперь мы можем идти?
-Д-да, конечно, - Мори все еще смотрела на Толан с подозрением, и последовала за ней в ангар 13.
Баджорка уже успела заметить, что Толан всегда старалась все держать под контролем и была склонна скорее к перфекционизму, чем к безразличию, а также по-своему, по-кардассиански, беспокоилась за судьбу проекта. Возможно, на нее так повлиял исход вчерашнего суда? Наверное, это был удар по гордости. Или теперь у глинна проблемы с ее начальством вне проекта? Мори предпочла бы не говорить с Толан на эту тему, потому что для нее-то освобождение кадета Лайтмана было проблемой и поводом поздравлять, а не впадать в депрессию.
-И не забудьте про новую схему расселения, - громким шепотом добавила она в спину кардассианке.

***

Когда Толан и Мори зашли в ангар, в помещении, наконец-то, установилась тишина. Собрание уже задержалось на 10 минут, но координатор, похоже, не испытывала по этому поводу никаких терзаний. Она молча прошла к тому же месту, где еще совсем недавно – перед полетом в Демилитаризованную зону – объявляла о новом задании. Тогда еще не было всех тех событий на Волане II, и не было их последствий. Только вот сегодняшняя Толан напоминала тень той, которая несколько дней назад читала брифинг на новое задание.
- Доброе утро, приступим, - объявила кардассианка без какой-либо вводной, не отрывая взгляда от своего падда и не поднимая его на кадетов.
Ее голос звучал очень ровно и глухо, как будто в плохой записи, и участникам проекта «Альфа» пришлось замолчать и полностью сосредоточиться на том, что она говорит, чтобы услышать каждое слово.
– Статус проекта, - объявила Толан и сделала паузу. – Все еще не определен. Окончательное решение будет принято в течение следующих нескольких дней. Это значит, что в ближайшее время заданий проекта не будет. Регата, на которую собирается часть участников «Альфы», официальным заданием проекта не является. 
Обернувшись к вошедшему координатору, Ракар не отрываясь следил за ней взглядом, когда та подошла к своему месту, когда начала говорить. Улан Тал Шиар понимал, что с Иламой Толан сейчас происходит нечто жесткое, но от собственного поражения на суде – реакция должна была быть менее жесткой, чем есть сейчас. Было что-то еще, Илама Толан была сильнее, чем многие, потерпевшие рано или поздно свое поражение в не очень значительном событии. Сейчас все было несколько иначе. Командование Толан наверняка резко отреагировало на неудачу обвинения Лайтмана, оно могло желать санкций в ее сторону, не только желать, но уже и применить их, и все это было частью заговора против проекта, частью куда более глубокой политики, в первую очередь Кардассии, направленной на действия против Федерации, возможно на попытку возобновления статуса Кардассии в Альфа-квадранте, начавшегося на Волане II и продолжающегося здесь.  "Статус проекта не определен" – это значило, что он сам, Ракар, не выполнил еще свое задание. Его задание - спасти проект - стояло под угрозой, ровно как и он сам, если не выполнит его. Но в силу ряда причин, его собственная неудача не будет иметь жестких последствий, несмотря на то, что это все-таки очень плохо отразится на его карьере. Но время еще было, а значит, не все еще было кончено. Ракар не дрогнул ни мускулом, слушая координатора.
Сильная Кардассия была нужна Ромулу в противовес усиления влияния Федерации, но Ромул должен был знать обо всех передвижениях, не просто для того, чтобы не упустить свою выгоду, но ради того, чтобы не упустить собственную безопасность, ради того, чтобы успеть предупредить любое направленное против ромуланцев. Во всей этой глобальной борьбе Ракар сейчас наглядно видел, как рушатся судьбы простых людей, которые хотят просто нормально жить, исследовать космос, радоваться чему-то, иметь хобби, любить кого-то. Хена сказала, что Ракар никогда не улыбается и никогда не радуется, Ракар подумал, что улыбаться и радоваться ромуланцу, иметь хобби, наслаждаться жизнью,  возможно только дома, находясь в безопасности. Расслабляться можно только тогда, когда вокруг все хорошо, когда твоя Родина в безопасности, когда те, кто работает на внешних рубежах на благо собственной Родины – защищают тех, кто находится дома. Тех, кто имеет возможность безмятежно улыбаться и радоваться. Находясь дома, Ракар имеет все это, потому что знает, что его защищают. Он же сам выбрал именно эту роль, защищать своих соотечественников от всего зла и боли внешнего мира, и это был путь, который был очень важен.
Иламу Толан подставили.  Подставили жестоко. Подставить могут любого из них, находящегося на внешнем рубеже. Но в данный момент, Ракару было важно, чтобы вот этот ряд, точнее – круг, сидящих рядом простых людей, имел возможность радоваться и улыбаться простым вещам. И Илама Толан тоже. В итоге – все стены должны были быть разрушены. Но до этого было слишком далеко. И своей жизнью все это нужно было приблизить. Однажды стены рухнут. Он хотел верить.

Акрита тоже наблюдала за координатором со все возрастающей тревогой. Что-то происходило в проекте, что-то непонятное, еще пока ее лично не коснувшееся, но уже отчетливо висевшее в пространстве ангара. Андорианка не очень хорошо знала глинна Толан, можно сказать, вообще не знала, но сейчас ее движения и голос сильно отличались от того, что было в предыдущие дни. Всегда спокойная советник Рилл также казалась растерянной, взволнованной и уставшей. Неужели их так вымотал вчерашний суд? Но ведь все закончилось хорошо! Нет, здесь было что-то иное, и не зря первым объявлением координатора стало то, что судьба проекта не решена. Какая-то неведомая Акрите угроза нависла над ними, и даже в лицах товарищей теперь она то и дело ловила выражение напряженного ожидания.
Инстинктивно ей хотелось закрыться, уйти от этих тайных проблем политики и интриг, о которых когда-то говорил Ракар, что будто кто-то пытается закрыть проект, помешать межрасовому сотрудничеству… Разве такое возможно? Зачем?! Кому? Она боялась об этом думать и совершенно не разбиралась в таких вещах, но жизнь научила, что именно они становятся причиной больших несчастий. И даже если ей хочется никогда не касаться их, заниматься регатой, учебой, изобретать и открывать новое, думать, как порадовать Квинтилию и заставить ее смеяться,  - да, даже теперь ей нельзя уйти от мира, в котором есть место войне. Стиснув зубы и напряженно склонив антенны, она продолжала слушать.

Утару ещё в разговоре по коммуникатору насторожил голос глинна Толан, а теперь, увидев координатора «живьём», болианка забеспокоилась ещё больше. Такие голоса и такой вид бывали у её пациентов и отнюдь не после какой-нибудь крупной, но в принципе повседневной неудачи, причины были как правило гораздо серьёзнее. Нет, утром всё-таки нужно было к ней зайти... но, к сожалению, все мы чаще всего крепки задним умом. Так или иначе, совещание должно было продолжаться, отведённое на него время нельзя было преодолеть одним прыжком, а значит пока нужно было просто слушать.

Артур смотрел на координатора нахмурившись. До него очень медленно, очень, доходили слова Самриты. И теперь он сопоставил слова "состояние", "Кварк'с", и то, что наблюдал прямо сейчас. В каком состоянии можно быть в Кварк'с так, чтобы это вызывало комментарии? В больном, в подавленном, но в сочетании со словом "не удивительно" Лайтман подумал, что пьяное состояние тоже подходит. Глинн Толан не ассоциировалась у него с человеком, который может в пьяном состоянии находиться в Кварк'с. Ну как пьяном – так чтобы это было заметно. Если бы ей было плохо, ее отправили бы в лазарет, и эту новость уж точно Самрита сказала бы еще ночью. Если уж пить, особенно с горя – то только в своей каюте и одному. И если глинн Толан появилась в Кварк'с именно в таком состоянии, то этому могла быть только одна причина – она пришла за добавкой, не взирая на то как ее видно со стороны.
Артур был в легкой степени шокирован этим, а также он понимал, что здесь есть и его вина. Только это уже было не исправить, и он пытался найти в памяти тот самый момент, в который первый раз все пошло не так. Когда именно так случилось в первый раз, что привело к тому, что он всех подставил. И координатора международного проекта. Лайтман поморщился и подпер голову согнутой в локте рукой. Если все, во что он верил – он предал, то он должен был все исправить. В том числе и с глинном Толан. Или потерпеть полный крах пытаясь все вернуть.
_______
С Мори, Утарой и кадетами
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 ... 18
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS