* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Января 2018, 11:10:15 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 20:00
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 ... 15
46  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 08 Марта 2017, 15:48:50
Спасибо Улыбающийся
47  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 07 Марта 2017, 10:51:58
30 августа 2384 г., утро
Каюта Иламы Толан


Первая мысль, пришедшая в голову Толан этим утром, была о том, как же хорошо она выспалась. И что так, пожалуй, она не спала уже девять лет. Никаких кошмаров и тревог, никаких часов бессонницы и ворочания в постели в ожидании утра, никаких неприятных мыслей и оживающих во сне страхов – только глубокий, всепоглощающий сон, который ничем нельзя было прервать. Впрочем, вторая мысль была уже куда более тревожной.
Стоило Иламе открыть глаза, как все пошло не так. Это утро было самым странными и неправильным за последние много лет, если не за всю ее жизнь. Часы на тумбочке показывали, что будильник прозвенел еще два часа назад, ничуть не потревожив сон кардассианки. Прежде такого не случалось: она спала тревожно и неспокойно, и просыпалась обычно задолго до будильника – и уж точно никак не могла пропустить его громкий сигнал. Но еще более странным было то, что ее вчерашняя одежда была сложена на стуле – только вот женщина не помнила, как она там оказалась. Подумав немного, она поняла, что вообще много чего не помнит из вчерашнего вечера, в том числе и как сама очутилась в своей постели, – а это было не просто странно, а совершенно ненормально и даже пугающе для кардассианской эйдетической памяти. Толан могла жаловаться, что не может забыть того, что забыть бы стоило, но просто так потерять несколько минут – а может и часов? – прошлого вечера – такого с ней никогда не случалось.

Она резко села на кровати, чувствуя, что ее бьет мелкая дрожь, натянула одеяло по подбородок и попыталась еще раз воссоздать в голове картину вчерашнего. Джарин, ужин, беседа, объятия… В какой момент что-то пошло не так? Неужели виноват канар? Но Толан вчера пила не много – по крайней мере, не больше, чем прежде – да и ее состояние сейчас не напоминало похмелье: голова не болела, но мир воспринимался словно через плотный слой завесы, притупляющий ее чувства, мысли и ощущения и делающий все происходящее сюрреалистичным. И это ей тоже совершенно не нравилось.
Часы показывали 9 утра – то время, когда Толан обычно уже находилась в своем кабинете и занималась делами проекта, но сейчас «Альфа», а вместе с ней и суд над Лайтманом, и решение по поводу Перим, занимали ее мысли неоправданно мало. Вспомнив о Перим, Толан поморщилась: вчера она сказала триллу явиться в ее кабинет сразу после выписки из лазарета, и не хотелось бы узнать, что та уже ждала ее под дверями или пыталась вызвать по связи.

Практически на автомате кардассианка надела военную форму и не глядя убрала растрепанные волосы в самый простой пучок. Вечернее платье так и осталось лежать на стуле, служа неловким напоминанием о вчерашнем: сейчас оно ассоциировалось у Иламы не с приятным вечером с любимым человеком, а со странным пробуждением и собственной слабостью. И… как вообще оно оказалось на стуле? Почему она не может этого вспомнить?
Она снова и снова водила взглядом по своей каюте, пытаясь найти в ней какие-то объяснения случившегося. Вся посуда, кроме вазы с фруктами, исчезла со стола, и в помещении царил привычный порядок. Женщина подошла к своему рабочему столу. Статуэтка змеи сначала заставила ее вздрогнуть, но записка Джарина вызвала улыбку. Которая быстро сошла с ее лица, стоило только Толан осознать, как много из вчерашнего она не помнит. Компьютерный терминал был выключен, падды стопкой лежали на краю… Разве что повернуты на пару градусов относительно того, как Толан оставила их вчера. Как раз то, как она оставила их после работы, отчетливо сохранилась в ее памяти, и женщина медленно потянулась к верхнему, боясь подтвердить свои опасения, которые пока очень медленно и лениво, но все же начали зарождаться в ее не до конца проснувшемся мозгу.

До прихода Джарина она посвятила несколько часов изучению судебной системы Федерации, и в верхнем падде хранилось подробное описание процедуры проведения судебного заседания с пометками Толан о том, как это можно использовать. Но когда она активировала падд, то ей пришлось ухватиться за спинку стула, чтобы удержать равновесие. С первых строк она узнала книгу «Вечный незнакомец» Силона Парега, которую увлеченно читала в катере по дороге на Волан II и которую с тех пор не открывала. Этот падд должен был лежать последним в этой стопке, но никак не наверху.
Это значит, что кто-то вчера находился в ее каюте… Трогал ее вещи… Читал ее падды с документами, отчетами и записями… И, может быть, даже рабочие файлы, если смог получить доступ. Видел ее в беззащитном состоянии…  И этим кто-то был… Толан затравленно обвела взглядом каюту, которая теперь казалась ей совсем чужой, и, испугавшись собственных мыслей, быстро покинула помещение. У нее были дела и работа, была Перим и был суд, а об остальном она подумает потом!
48  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 06 Марта 2017, 14:58:12
29 августа 2384 г., поздний вечер
Каюта Иламы Толан


Илама вновь откинула голову на плечо Джарина и улыбнулась:
- Это был не самый очевидный выбор, родители хотели отправить меня в Академию Художеств. Надо же, сейчас это даже представить невозможно. Моя старший брат уже учился там, он был прекрасным скульптором, но потом все равно ушел служить, -  ее голос на мгновение дрогнул, но через пару секунд она продолжила: - Думаю, мой выбор пойти в Военную Академию их разочаровал, но для меня он был очевидным. К тому же, это было время, когда мой дядя – и все остальные – вернулись с Бэйджора… Наверное, это меня тоже подтолкнуло к моему решению.
- В Академию Художеств? - переспросил Джарин. - Интересно! А твои родители тоже её заканчивали?
- Едва ли из меня бы получился хороший художник, - усмехнулась Илама. – Мой отец закончил университет Кулата и до сих пор преподает там литературу, а мать училась в Академии художеств, но бросила ее, когда вышла замуж. Она посвятила себя дому и семье, и я даже какое-то время думала, что это может быть и мой путь. В этом есть что-то… правильное, - она бросила взгляд на Джарина из-под опущенных ресниц и шепнула на ухо: - Но тогда бы я не оказалась здесь.
- Есть, - легко согласился дипломат. - Впрочем, выдающиеся женщины ухитряются сочетать семью с карьерой так, что не страдает ни одно, ни второе, но я лично таких видел всего пару раз. Как знать, может и у тебя получилось бы, - он слегка улыбнулся. - Может, тебе ещё представится шанс проверить это на практике.
Про себя Толан подумала, что эта история не про нее, но слова Джарина неожиданно оказались именно тем, что ей хотелось услышать. Она довольно прикрыла глаза, неторопливо допивая свой напиток, и обернулась к дипломату так, чтобы видеть его лицо.
- Может быть, - она улыбнулась и покачала головой, и высокая прическа, украшенная заколкой, качнулась вместе с ней. – Может быть, но не сейчас, - тихо повторила она и замерла, оказавшись совсем близко к Джарину.
- Не сейчас, - с улыбкой кивнул Джарин и медленно приблизил своё лицо к лицу Иламы. Когда их разделяло всего около сантиметра, он внезапно замер, словно дразня, и перешёл на едва слышный шёпот. - Но не откладывай это слишком надолго.
Не дав женщине произнести ни слова, Джарин жадно впился ей в губы, а его руки переместились на талию, но уже спустя несколько секунд он разорвал поцелуй и так же тихо прошептал:
- Хотя ожидание тоже может приносить удовольствие, правда?
В отличие от вчерашнего вечера, сегодня Илама не сопротивлялась, не пыталась возражать и не вздрагивала от случайных касаний. Сейчас же она буквально растворилась в объятьях Джарина, принимая его прикосновения и поцелуи, как засохший цветок, нуждающийся в воде. Она нехотя оторвалась от его губ и перевела дыхание, поправляя сползшую с плеча лямку платья.
- Я могу ждать долго, - прошептала женщина, не отрывая взгляда от Джарина, и потянулась к своему стакану. Только когда она быстрым жестом поднесла его к губам, то заметила, что он уже пуст.
Дипломат, не отрывая взгляда от Иламы, нащупал рукой стоявшую возле дивана бутылку.
- Позволь мне, - прошептал он и наполнил оба стакана, после чего снова провёл рукой по шейном гребню женщины. - Итак, ты мне рассказывала о своей семье, и мне было очень интересно! С твоими родителями всё в порядке, и лично меня это очень сильно радует!
Толан медленно потягивала канар, чувствуя, как тревоги и заботы ее покидают, а на тело накатывает волна усталости и дремы. Она поудобнее пристроила голову на плече Джарина, подобрала под себя ноги и прикрыла глаза, позволяя себе полностью расслабиться.
- Да, здесь мне повезло, - согласилась она, лениво приоткрыв глаза и сфокусировавшись на свече свечи. – Они живы благодаря моему дяде. Он раньше многих узнал о том, что Доминион готовит удар в ответ на восстание Дамара и настоятельно рекомендовал моим родителя отправиться на Кардассию IV, где у нашей семьи были небольшие владения… Это их спасло. Он помог нам всем, в том числе и мне – благодаря ему я попала в хороший госпиталь и получила второй шанс на жизнь, - она механически напрягла поврежденную руку, лежавшую на коленях Джарина, пытаясь ее сжать. – Все благодаря ему, - повторила Илама и зевнула, вновь опуская отяжелевшие веки. – Я так устала сегодня…
- Да, день сегодня был тяжёлый, - согласился дипломат и тоже зевнул, после чего залпом осушил свой стакан канара и снова наполнил его напитком, будто бы разговор о погибших и выживших пробудил в мужчине желание напиться.
- За твоего дядю, - торжественно поднял он стакан. - Благодаря ему мы встретились, в некотором смысле. А расскажи мне о нём! В конце концов, я ему теперь тоже обязан.
Толан задумчиво допила свой напиток и отставила стакан на стол, понимая, что на сегодня ей уже достаточно – она уже и так пребывала в полусонном состоянии блаженства, разморенная канаром, хоть и выпила относительно немного. Она вытянула ноги на диване, чувствуя себя в безопасности в объятьях Джарина, и слабо улыбнулась его вопросу.
- Он прекрасный человек, настоящий сын Кардассии, и именно он поддерживал меня на всем пути моей карьеры. Родители не хотели, чтобы я шла на военную службу, но дядя помог мне определиться с выбором, и я благодарна ему за это, - женщина мягко водила пальцем по ладони Джарина, ее голос был размеренным и тихим. – Он всегда умел предвидеть события – наверное, поэтому он и дослужился до легата. Тогда он предупреждал нас всех, что нам лучше держаться подальше от Кардассии, но мы не могли сбежать и не сражаться против Доминиона. Все его дети тоже погибли в той битве… Иногда мне кажется, что он считает меня своей дочерью и понимает меня лучше, чем родители, - Илама вздохнула, меняя позу на более удобную. Ее некогда сложная и изощренная прическа слегка растрепалась, и теперь несколько тяжелых прядей упали на плечи.
- Выдающийся человек, судя по твоим словам, - мягко проговорил Джарин, допивая канар и беря в руки бутылку - напитка оставалось совсем немного, и дипломат разлил почти идеально поровну, после чего отставил пустую бутылку подальше. - Должно быть, он тоже отличился на войне? Впрочем, как же иначе, раз до легата дослужился! Мне жаль, что он лишился своих детей, это очень тяжело, я даже не хочу это представлять.
Джарин осторожно взял Иламу за плечи и аккуратно уложил, положив голову себе на колени, расправляя её волосы и глядя прямо в глаза.
- Дядя и правда очень сильно на тебя повлиял, - кивнул он. - И, кажется, он действительно достойный пример для подражания. Наверное, у него много интересных историй, которые и вдохновили тебя стать офицером?
- Мне кажется, мне на сегодня хватит, - неуверенно пробормотала Илама, но все же взяла протянутый стакан и сделала пару глотков. – Обычно со мной такого не бывает, и завтра мне будет очень стыдно…
Она с удовольствием улеглась на колени Джарина, ощущая, что тело будто наполняется свинцом. Она мечтательно улыбнулась дипломату, ловя его взгляд, а затем закрыла глаза, поддаваясь усталости и неге.
- Тебе правда интересно про моего дядю? Он много всего сделал для Кардассии, он мудрый человек и знал, что с Доминионом у нас нет будущего. Еще будучи галом он сотрудничал с адмиралом… - женщина вновь зевнула и потянулась, как кошка, - не помню его имени… из Звёздного Флота. Они обменивались информацией… Планами… Конечно, это было большой тайной, но сейчас мы все знаем, что это пошло на пользу…
- Да, разумеется, - осторожно произнёс Джарин, - Хотя наверняка были и те, кто не слишком одобрил подобное сотрудничество... а что это был за адмирал? Кто-то известный? Может это он работал на нас?
- Мой дядя… не слишком распространялся об этом. Но сейчас это уже не важно… - она вздохнула, подавив зевок. – Тот адмирал… Он называл его имя… Кажется, Росс, - женщина нахмурилась, пытаясь сосредоточиться и поймать мысли, утекающие, как песок сквозь пальцы. - Прости, я так устала… Я… это совсем на меня не похоже.
Толан попыталась приподняться, но быстро оставила эту попытку.
- Сегодня был очень напряжённый день, не переживай так, - успокоил её Джарин, осушая свой стакан. - По мне не очень заметно, наверное, но я тоже с огромным удовольствием закрыл бы глаза и заснул, тем более, что ты рядом, - он провёл рукой по волосам женщины и улыбнулся.
- Мне интересна ты, Илама, - ответил дипломат на слова про дядю, - но легат Толан сыграл важную роль в становлении тебя как личности, поэтому я и интересуюсь. Мне кажется, он мог бы тобой гордиться, ведь ты много сделала на благо Кардассии в проекте.
- Джарин, - Илама нежно улыбнулась дипломату и тихо пробормотала, не открывая глаз: - я так рада, что ты здесь.
- А уж я-то как рад, - с лёгкой улыбкой произнёс Джарин. - Очаровательная племянница знаменитого легата Толана в невероятно красивом платье рассказывает мне про своего выдающегося родственника, положив голову мне на колени. По-моему, прекрасный вечер!
Губы женщины дрогнули, точно она хотела что-то сказать, но ответа не последовало. Пальцы разжались, и стакан с недопитым напитком покатился по полу, а рука бессильно повисла. Всего через секунду Илама Толан спала так крепко и беззаботно, как никогда за последние десять лет. 
Джарин нахмурился и проследил за траекторией стакана и образовавшимся пятном канара на полу.
- Илама, - негромко позвал он и слегка потряс её за плечо, но в ответ услышал только ровное дыхание.
Аккуратно подняв женщину на руки, дипломат перенёс её на кровать и собирался уже накрыть одеялом, чтобы не замёрзла, но на мгновение задумался и решил сначала снять платье. Раздев Иламу и аккуратно сложив одежду на стуле рядом, Джарин накрыл её одеялом, и тут на глаза ему снова попалось пятно канара. Мужчина обречённо вздохнул.
Сначала он поместил в репликатор на переработку пустую бутылку и оба стакана, из которых они с Иламой пили, потом быстро вытер пол и только после этого вернулся на диван и посмотрел по сторонам. Каюта была меньше, чем у Джарина, но Илама, как и подавляющее большинство женщин, смогла сделать её такой уютной и приятной, что меньший размер казался даже преимуществом. Удобный диван располагался напротив рабочего стола с терминалом и маленькой стопкой из паддов, что позволяло как во время отдыха не забывать о работе, так и во время работы напоминало об отдыхе, кровать была отделена от основного помещения небольшой аркой и позволяла почувствовать уединение. Поднявшись с дивана, он подошёл к лежащему пакету и выудил оттуда небольшой подарок - ещё одну статуэтку змеи, грозно смотрящей вперёд двумя красными драгоценными камнями на месте глаз. Поставив статуэтку на рабочий стол и развернув её головой в сторону сидения, он взял один из паддов и набросал короткую записку:
"Забыл отдать этот подарок сразу. Надеюсь, она тебе нравится, мне показалась красивой.
Джарин".
____________
С Джарином
49  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 13 Января 2017, 17:27:23
29 августа 2384 г., ранний вечер
ОПС, кабинет командующего станцией


Через несколько минут после того, как госпожа Рилл покинула офис, командующая станцией получила еще одно сообщение. Сам этот факт не был неожиданным, баджорка ждала его и даже надеялась, что оно придет быстро, но содержание сообщения заставило ее нахмуриться.
-Глинн Толан, - произнесла коммандер Мори, коснувшись своего коммуникатора, - Нам снова нужно поговорить. Прошу вас, поднимитесь в мой кабинет как только сможете.
Толан никак не ожидала еще одного вызова от коммандера, и когда та вышла на связь, кардассианка внутренне напряглась - ни одной хорошей причины она придумать не могла.
- Скоро буду, - коротко ответила она и быстро покинула голокомнату.
Перед дверью кабинета Мори она сделала небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями и поправить форму, а затем решительно зашла внутрь.
Мори как будто бы ее ждала, и даже встала со своего кресла, когда глинн вошла.
-Госпожа Толан, - произнесла баджорка официальным тоном и протянула ей падд, - Вам лучше самой прочитать это. Здесь сообщение от Звездного Флота, согласованное с вашим начальством на Кардассии Прайм. Сообщение о вашим назначении обвинителем по делу кадета Лайтмана.
Мори сделала паузу, а затем добавила:
-Разумеется, вы имеете право отказаться, и тогда назначат кого-то другого.
Толан остановилась на пороге и удивленно посмотрела на коммандера. А затем молча прошла к ее столу и взяла падд.
- Не могу сказать, что это неожиданно, - заметила она, ознакомившись с материалом, а затем отложила падд и вздохнула: - И не могу сказать, что мне это нравится. Но я полагаю, что я справлюсь с этой ролью.
Кардассианка вспомнила свой разговор с Джарином: как бы он ей ни нравился, он был настроен в данной ситуации решительно против федерального кадета, и в своем обвинении попытался бы отыграться за то, что Корам снял свои претензии. Проблема Толан сейчас была в том, что и она сама не сможет обвинять его только вполсилы – она должна быть совершенно беспристрастна и отбросить в стороны личные симпатии и интересы.
- Хорошо, - наконец сказала женщина. – И что от меня будет требоваться? Как я уже говорила, я совершенно не знакома с вашей судебной системой.
Мори медленно кивнула. По выражению ее лица не было понятно, порадовал или расстроил ее такой ответ кардассианского глинна.
-В падде, который я вам дала, находится информация о протоколах и процедурах Звездного Флота. Наша система действительно отличается от вашей - в то время, как на Кардассии вина подсудимого не подвергается сомнению и юристы призваны помочь ее осознанию, мы исходим из презумпции невиновности. Это значит, что все обвинения против кадета Лайтмана еще должны быть доказаны, и судью нужно будет убедить в его виновности. И это будет… вашей работой, - баджорка поморщилась, как будто съела что-то кислое, - Полагаю, расследовать это дело нет необходимости, поскольку все заинтересованные люди уже читали все отчеты, но вы можете подумать, какие доказательства и свидетели лучше подтвердят ваши слова. Вы имеете право представить двух свидетелей, а также от вас ожидаются две речи - в начале заседания и в его конце.
- Презумпция невиновности? – чуть заметно усмехнулась Толан. – Да, я о ней слышала. И все же, это довольно странное решение – назначать меня. Ведь я также представляю интересы проекта и могу быть необъективна, а от меня требуется быть беспристрастной, - она вновь взглянула на Мори, следя за ее реакцией, и добавила чуть менее официальным тоном: - Вы знаете, что я была на стороне кадета Лайтмана, но вы же не ожидаете, что на суде мои симпатии будут хоть что-то значить? И еще один вопрос… Господин Корам покинет станцию ко времени слушания?
-Я не сомневаюсь, что вы будете достойно и адекватно представлять сторону своей страны, - холодно произнесла Мори.
Раньше в этот день в приватной, почти интимной обстановке баджорского кафе их беседа была почти дружеской, согретой паром, поднимавшимся от чашек с чаем, но теперь между ними снова пролегла пропасть их расовой принадлежности.
-Господин Корам покинет станцию сегодня. Это одно из условий нашей сделки. Поэтому вы не сможете использовать как свидетеля его лично, а лишь его медицинские записи в качестве доказательств.
Толан кивнула с заметным облегчением:
- В другой ситуации я бы настаивала на присутствии такого важного свидетеля… Но я рада, что господин Корам отправился на Кардассию, - в ее голосе прозвучало скрытое удовлетворение… и еще что-то едва уловимое. – И вы правы – я должна буду представить интересы своей страны в лучшем виде, - она сделала упор на слове «должна». – Могу я узнать, известен ли защитник?
-Это не секретная информация, - согласно кивнула Мори, - Функция защитника была предложена госпоже Утаре Рилл - и она согласилась.
- Это весьма интересно - назначить сразу двух человек из «Альфы» выступать друг против друга, - кардассианка покачала головой. – Я сильно удивлюсь, если это не станет концом проекта. Этот суд – ваша федеральная процедура, и вы лучше меня знаете, что если не я, то кто-нибудь еще на моем месте сделает все необходимое, согласно букве вашего закона. Но не буду ожидать, что вы пожелаете мне удачи, коммандер, - добавила она, растягивая губы в подобии улыбки.
-Полагаю, мы снова друг друга поняли, - подтвердила баджорка последние слова глинна, - У вас есть еще какие-то вопросы на этом этапе? 
- Я должна ознакомиться с вашими формальностями, - Толан кинула на падд. – Если вопросы возникнут, я обращусь к вам.
Она сделала шаг в сторону двери, а затем обернулась, точно что-то вспомнила.
- А вы сами будете присутствовать на слушании, коммандер?
-Если оно действительно не будет публичным, то нет, - покачала головой Мори, - И даже если будет - то не уверена, что посещу его. Я имею мало отношения к этому делу. Госпожа Толан, пока вы не ушли… вы сказали кое-что ранее… - коммандер посмотрела на Толан, будто сомневалась, продолжать ей или нет, - Господин Корам отправится не на Кардассию, а в любое место в Федерации по своему выбору, а оттуда продолжит путешествие за ее пределы на свое усмотрение. Наша защита - тоже была частью сделки. Я предполагаю, что он захочет как можно быстрее оказаться как можно дальше отсюда.
- Вот как… - задумчиво протянула Толан. – Значит, он действительно боится. Что ж, это уже не мое дело, и его судьба больше не должна меня волновать. Спасибо за информацию, коммандер.
-И кое-что еще, - добавила Мори, - Вы действительно считаете, что эти назначения для вас и госпожи Рилл положат конец проекту?
- Это назначение заставит меня выступать против моего кадета, - ответила Толан, выдержав паузу. – Как вы думаете, смогу ли я после этого вести себя с ним или его коллегами так, словно ничего не произошло? А советник Рилл будет моим оппонентом – кто бы из нас ни выиграл, нам невозможно будет вернуться на необходимый для совместной работы уровень доверия. Может быть это и не положит конец проекту, но… - женщина не договорила, и в воздухе повисла недоговоренная фраза «Но это положит конец мне в нем». Говорить этого она не стала – она и так собиралась увольняться, но Мори пока не следовало об этом знать.
-Будь они старше, будь они уже офицерами, я бы ответила на ваш вопрос утвердительно, - негромко произнесла Мори, она сказала это теплее всего за эту встречу с глинном Толан, - Они бы смогли отбросить эмоции и понять, что в вашем участии в этом суде нет ничего личного. Но боюсь, они еще дети, поэтому я не знаю ответа.
Толан согласно кивнула, но сказала другое:
- Но это не важно. Многие и без того относились ко мне предвзято потому, что я кардассианка, а теперь у них просто появится повод. Сейчас важнее то, что мое руководство хочет видеть меня в качестве обвинителя и считает меня подходящей для этой роли. Возражать у нас не принято, - усмехнулась Толан. – К тому же, всегда есть вероятность, что я проиграю.
Теперь уже что-то едва уловимое появилось в выражении лица Мори.
-Это все, что я хотела вам сказать. Не буду больше вас задерживать.
- Благодарю, - Толан вернула своему голосу официальность, посчитав, что и так сказала слишком много личного, и направилась к выходу, прихватив падд. 

________
С коммандером Мори
50  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 11 Января 2017, 18:46:50
У Самриты было счастливое и радостное детсво, и я еще ничего не придумала про нее.
А вот про прошлое Иламы все было или будет в игре.
Будьте как Илама!
51  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 30 Декабря 2016, 15:11:24
С наступающим Улыбающийся
52  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 28 Декабря 2016, 12:12:36
29 августа 2384 г., после обеда
Баджорский ресторан


Когда советник и кадет Лайтман покинули ресторан, Мори махнула рукой, подзывая хозяйку заведения. Спустя пару минут тихая баджорка в небесно-голубом платье поставила на стол небольшой металлический чайник и две маленькие глиняные чашечки. Коммандер Мори разлила горячую жидкость, пахнущую травами, и на всякий случай пояснила:
-Чай дека.
Она поднесла свою чашку к губам, аккуратно отхлебнула и выжидающе посмотрела на кардассианку.
Толан с чуть заметным подозрением покосилась на свою чашку, но не стала отказываться от незнакомого угощения.
- Благодарю, - вежливо сказала кардассианка, а затем ее тон сменился: она говорила тише, серьезнее и подбирая каждое слово. – Скажите, коммандер, как вам удалось этого добиться? Ведь пикет кадетов здесь не причем, не так ли?
-На самом деле, - начала баджорка, всматриваясь в пар, который клубился над ее чашкой, - Все это было бы невозможно именно без пикета кадетов. И без вашего разговора с Корамом - того, на котором я присутствовала. И даже без кардассианского посла, хотя вряд ли ему самому это понравится. Но глинн, неужели вы действительно хотите знать все детали? Мы с вами из разных государств и иногда все еще находимся по разные стороны баррикад, поэтому едва ли можем говорить свободно о том, какими методами действуют наши руководства. Возможно, ради блага наших государств, некоторые вещи должны оставаться в тайне? Почему вы лично хотите это знать?
- Коммандер, - начала Толан после некоторой паузы, не отводя взгляда от своей чашки с горячим напитком. – Я не буду выпытывать у вас государственные секреты. Но вы… вы же помните тот день, когда я чуть было не совершила большую ошибку. Я хочу быть уверенной, что ваши методы были более… более правильным, - женщине нелегко давались подходящие слова.
-Я хорошо помню тот день, - подтвердила Мори, - И, как я сказала кадету Лайтману, я умею хранить секреты… и использовать их, если на то будет необходимость, - на секунду в голосе баджорки послышалось предупреждение, но затем ее тон снова стал более легким и заговорщицким, - Я помню, как вы говорили Кораму об Обсидиановом ордене. Меня не волнует, был это блеф или вы действительно связаны с этой организацией, но ее упоминание вызывает беспокойство у ваших соотечественников, не так ли?
Толан резко вскинула голову и внимательно посмотрела на Мори, когда та произнесла свое предупреждение… угрозу? Женщина заметно напряглась, стараясь не выдать пробежавшую по всему телу дрожь.
- Я понимаю, - очень медленно произнесла она.
По крайней мере, коммандер ее предупредила. Но теперь уже ничего нельзя было сделать, разве что избавиться от свидетеля, но после одной неудачной попытки Толан решила больше не переоценивать свои силы. Обсуждение Обсидианового Ордена за чашкой баджорского чая в другой ситуации вызвало бы улыбку, но сейчас она только плотнее сжала губы.
- Это был блеф, - кивнула кардассианка. – Но я и сама не знаю, как встретили бы его на родине, а потому могла предполагать другой вариант. И должна была предупредить об этом господина Корама. Но откуда вы знаете, что он сменил свое решение из-за Ордена?
-Не только из-за Ордена, - признала Мори, - Но я полагаю, что начало положили именно ваши слова. Они пошатнули уверенность господина Корама в его правоте, и он впервые задумался, что на родине его может не ждать ничего хорошего. Позже мне доложили, что прибывший на станцию кардассианский посол поставил возле каюты бывшего мэра Волана II дополнительную охрану. Охранники, как и закрытые двери, могут служить двум целям - или не впускать кого-то внутрь, или не выпускать кого-то наружу, и иногда бывает сложно определить, с какой целью имеешь дело в настоящий момент. Я не знаю, что конкретно имел в виду господин Дохиил, и о чем он разговаривал с господином Корамом в своем кабинете, но мои люди доложили мне, что позже бывший мэр пытался покинуть свою каюту и интересовался расписанием кораблей, отбывающих со станции в ближайшее время, но ему не дали возможности свободно улететь. Возможно, сам того не желая, господин Дохиил подтвердил ваши слова об угрозе Обсидианового ордена. Господин Корам не получил поддержки от людей, на которых рассчитывал, его собственная сторона оказалась не такой радушной, не считала его чудом спасшимся героем, а наоборот - ответственным за произошедшее в колонии. Я не думала, что этого будет достаточно, но в этот момент ваши кадеты предложили свой пикет...
Впервые за время всего разговора губы Толан растянулись в каком-то подобии улыбки.
- Надо же, никогда бы не подумала, что это сработает. Но я рада, что в итоге все так сложилось, - призналась женщина, наконец-то пробуя свой чай. – Он говорил вам о своих дальнейших планах? Он собирается вернуться на Кардассию?
-В данных условиях он, разумеется, не считает это возможным, - покачала головой Мори и тоже поднесла свою чашку к губам, - Не уверена также, что он надолго останется в Федерации после того, что произошло на Променаде. Вся эта ненависть, направленная на него, и угрожающие летящие предметы заставили господина Корама снова пережить события на Волане II. Признаю, ваши кадеты вели себя очень достойно в данной ситуации, так что пришлось… немного эскалировать напряжение, чтобы бывший мэр понял, что нигде не может быть в безопасности, и все против него. Это создало возможность для Федерации выступить с предложением сделки, от которой господин Корам в этот раз не стал отказываться.
- Достойно! – хмыкнула Толан, однако в ее голосе уже не было недовольства. – На Кардассии за подобное волеизъявление их бы отправили под трибунал и были бы правы. Хорошо хоть они смогли вовремя… Подождите, - координатор отставила чашку и недоверчиво посмотрела на Мори, - вы же не хотите сказать, что вы стояли за этими… беспорядками? Вы же командующая этой станции! А что, если бы все зашло еще дальше?
-Одно яблоко, один помятый ассистент и одно вовремя выдвинутое предложение - это все, к чему я причастна, - слегка улыбнулась Мори, - Остальное сделали вы и кадеты. И следует поблагодарить Пророков, что у вас это все-таки получилось. Что касается будущего господина Корама, боюсь, я не смогу удовлетворить ваше любопытство, поскольку сама не знаю, что будет с ним в дальнейшем. Меня это не слишком интересует, и сейчас я предпочитаю отпраздновать маленькую победу за Артура Лайтмана и готовиться к следующим битвам - в суде.
- Вам удалось заставить всех понервничать, - призналась Толан. – Но это того стоило, раз подействовало на Корама. Теперь мне будет любопытно узнать, что же ждет его дальше на Кардассии. Может быть, что-то из моих голословных угроз не было таким уж… голословным. И вы правы – мы все еще защищаем разные интересы, но сейчас решение относительно мистера Лайтмана, как и разрешение ситуации с Корамом, радует меня не меньше, чем вас. Пусть это и не то, в чем я должна вам признаваться, но вы и так уже слишком много знаете.
-Как и вы, - Мори согласно кивнула, - И я не против ограничить количество совместных секретов пока на этом.
Тихо пискнул коммуникатор на груди коммандера.
-Меня вызывают в офис, - пояснила баджорка, - Возможно, пришли новости о назначениях защитника и обвинителя. Я сразу же сообщу вам, как только буду знать.
Толан согласно кивнула:
- Буду благодарна. А мне пора возвращаться к кадетам, пока они не придумали очередной митинг или переворот.
___________
С коммандером Мори
53  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 23 Декабря 2016, 12:36:49
29 августа 2384 г., после обеда
Голокомнаты и Променад


Когда презентация про Боларус закончилась, Артуру, как стало уже обычным в последние дни, было некуда идти. Его передвижения по станции были ограниченными, иногда младший лейтенант Брамс сопровождал его в каюту, но в этом почти не было смысла, потому что перерывы между презентациями были небольшими, а чаще Артур стоял в стороне и лишь иногда перебрасывался несколькими словами с другими участниками проекта.
Но в этот раз возле выхода из голокомнаты его ждала коммандер Мори.
-Пройдемся, кадет Лайтман? - баджорка использовала официальное обращение и выглядела на первый взгляд серьезной, но ее глаза улыбались, напоминая о недавно одержанной победе Федерации над одним мелким кардассианским чиновником.
Девятая планета болианской системы была интересным местом, а Брол Арко мог бы быть соседом Артура по каюте, если бы Лайтман не сделал то, что он сделал. Когда презентация кончилась, Артур еще несколько мгновений стоял посреди голокомнаты, осознавая сюжет Брола, а потом вернулся к своей реальности. Теперь отчаяние и готовность дорого продать свою жизнь сменилось совсем другим ощущением. Теперь он знал, что дальше будет трибунал Звездного флота. Единственный суд, который он принимал и с которым был согласен. Тот, который поступит с ним так, как он того заслужил.
Идти было некуда, и кадет вышел в коридор, чтобы там дождаться новой презентации. И тут он увидел человека, то есть коммандера станции, которая, как он понимал, добилась от Корама отмены своего решения.
Артур неловко улыбнулся, рассматривая ее лицо.
- Да, мэм, - ответил он, оглянувшись на лейтенанта Брамса, и принял направление, заданное коммандером.
Толан быстрым шагом направлялась к голокомнатам, на ходу поправляя прическу. Саму презентацию она уже пропустила, но на встречу с коммандером опаздывать не хотела. И все же опоздала. Увидев Мори и Лайтмана у входа в голокомнату, она чуть замедлила шаг и подошла к ним, поприветствовав коротким кивком.
- Вам удалось этого добиться, коммандер, - Толан чуть склонила голову, - поздравляю.
Она звучала почтительно и благодарно, следя за тем, чтобы в голове не проскользнули ее настоящие – недостойные и позорные - мысли о том, что сама она не справилась. Проиграла. Провалила не только всю ситуацию на Волане II, но и не смогла повлиять на решение вопроса Лайтмана. Это вновь напомнило ей о том, что принятое решение в конечном итоге окажется правильным.
Мори обернулась и посмотрела на координатора проекта “Альфа”.
-Вы здесь, отлично, - произнесла баджорка, бросив взгляд на выход из голокомнат, будто изначально ждала, что Толан появится оттуда, - Я бы хотела, чтобы вы присутствовали на моем разговоре с кадетом Лайтманом, как его непосредственный руководитель. Я думаю, сейчас важнее всего сообщить кадету новости и обсудить изменение его ситуации, чтобы не мучать молодого человека ожиданием. Остальное… - она сделала паузу и выразительно посмотрела на Толан, - может немного подождать. Возможно, к нам также присоединится советник Рилл.
Мори обернулась по сторонам в поисках болианки.

Презентацию про Боларус Утара слушала с особенным чувством. Не с бóльшим интересом, нет, но со своеобразной вовлечённостью человека, который невольно сравнивает и думает, а как бы это сделал он. В презентации Брола угадывалось авторство биолога – природа занимала там значительное место, и Утара каждый раз слегка улыбалась, когда замечала это. Для неё самой природа существовала немного по другим законам – как произведение искусства, неоднократно запечатлённое, и в то же время недоступное для запечатления.
Когда всё закончилось, болианка вернулась к повседневным заботам. В частности она вспомнила о том, что коммандер Мори собиралась подойди к голокомнатам в перерыве. Коммандер говорила торопливо (во всяком случае, так показалось Утаре), и болианка не совсем поняла,будет ли ей уместно приоединиться к разговору, но услышать обо всём из первых рук было бы совсем неплохо! Она слегка замешкалась после презентации, чтобы как и в предыдущие дни сохранить себе программу на личный носитель, и вышла на порог голокомнаты как раз к последним словам коммандера Мори.
– Советник непременно присоединится! – обрадовалась Утара (приглашение было как нельзя кстати), и поспешно подошла к коммандеру, координатору и кадету Лайтману.
Когда Утара присоединилась к группе и они все вместе вышли на Променад, Мори обратилась к Артуру с организационным вопросом:
-Желаете поговорить здесь или предпочтете полную конфиденциальность вашей каюты?
Артур посмотрел на координатора, потом на советника, потом немного удивленно снова посмотрел на коммандера станции.
- Э… вообще, обычно командование и старшие офицеры определяют место, где уместно. Не мое право выбирать такие вещи, мэм. Но, я думаю, что совсем не обязательно куда-то далеко ходить. Достаточно найти не очень шумное место, мэм. Поэтому, как скажете.
-Это ваша жизнь, кадет Лайтман, - слегка улыбнулась Мори, - И поэтому вы имеете право определять, насколько вам критично, что кто-то может случайно услышать детали этого разговора и что-то, что вы можете считать вашими секретами. Для меня сейчас этот вопрос не важен, но я очень уважаю право людей самим хранить свои секреты и никогда не выдаю чужие, те, что мне не принадлежат. Но если вам все равно, мы присядем в баджорском кафе. Возможно, вам придется немного опоздать на следующую презентацию, но уверена, госпожа координатор отнесется к этому с пониманием, не так ли? - коммандер посмотрела на координатора.
- Разумеется, - кивнула Толан. – Сейчас для мистера Лайтмана решается более важный вопрос. Вы ведь пришли сказать, что Звездный Флот будет делать дальше? Они уже вынесли решение?
-Звездный Флот заранее прорабатывал планы действий для любого развития событий, - сообщила Мори.
Они дошли до баджорского кафе, коммандер попросила хозяйку не беспокоить их, и они сели за один из столиков в углу заведения. Стол и мягкие диваны по обеим его сторонам были отделены от общего пространства резными деревянными ширмами, что создавало отдельные кабинеты для посетителей.
-Итак, сперва разрешите вас поздравить, кадет, - когда они расселись, Мори внимательно посмотрела на молодого землянина, - Вы остаетесь на Родине. Однако, это не значит, что вы немедленно получите свободу, это было бы неуважением к нашим соседям, - в этот момент она слегка кивнула в сторону глинна, - Чтобы разобраться в ситуации, понять, виноваты ли вы в чем-то и при необходимости определить меру вашего наказания, мы организуем суд здесь, на станции. Вам будет назначен защитник, и хотя я пока не знаю, кто это будет, полагаю, что с вами свяжутся по этому вопросу уже сегодня - Звездный Флот заинтересован в том, чтобы как можно скорее разрешить этот вопрос. У вас есть вопросы на этом этапе?
В баджорском кафе Артур был в первый раз, поэтому сначала он немного озирался по сторонам.
- Спасибо, мэм, - ответил кадет коммандеру, глядя на нее, - я ваш должник. Надеюсь, в будущем, я смогу сделать для вас не меньшее. Дальнейшее – мне понятно и вопросов нет. Я знаю, что будет, и каков протокол Звездного флота. Но – мне не нужен защитник, я сам совершил то, что совершил, и я сам буду отвечать за свои действия.
- Я бы хотела присутствовать, - вставила Толан. – Как координатор проекта и как представитель Кардассии. Вы сказали, что будет назначен защитник – значит, будет и обвинитель? Он уже известен? – затем перевела взгляд на Лайтмана и строго произнесла: - Если стандартная федеральная процедура подразумевают необходимость защитника, значит, он будет. Сейчас не в ваших интересах возражать и спорить.
-Ваше присутствие может даже быть необходимым, глинн Толан, - подтвердила Мори, - Также есть возможность сделать этот суд публичным - это будет значить, что на него будут допущены зрители, любой, кто захочет. Однако, это пока не решено, и нам хотелось бы учесть пожелания кадета Лайтмана, - коммандер посмотрела на молодого мужчину, - Какова ваша позиция?
___________
С Лайтманом, Мори и Утарой Рилл
54  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 21 Декабря 2016, 17:15:02
29 августа 2384 г., после обеда
Кабинет кардассианского посла


- Это было так заметно? Я имею в виду, про сон, - смутилась Илама. – Не хотела вас потревожить, я всегда плохо сплю, и мистер Лайтман тут не при чем. Это… Это неважно, вас это не должно беспокоить. Сегодня моему здоровью и так уделяется слишком много внимания, - она отвела взгляд и, аккуратно высвободившись из объятий Джарина, вернулась на стул. Несколько секунд она сосредоточенно что-то обдумывала, прежде чем заговорить вновь. А когда начала говорить, ее голос звучал глухо и безэмоционально. – Один из моих кадетов, врач-стажер, дал мне понять, что может добиться моего отстранения от должности координатора проекта, основываясь на моих медицинских тестах. Это может звучать странно, но я знаю, что – если захочет, - он может найти все основания доказать, что по медицинским критериям я не соответствую занимаемой должности.
Джарин посмотрел на женщину, после чего подошёл к ней сзади, наклонился над ухом и тихо проговорил, кладя руки на плечи:
- Мне кажется, после сегодняшней ночи мы вполне можем перейти на ты. По крайней мере, когда мы одни.
Слова об отстранении заставили дипломата задуматься, но он продолжал держать Иламу за плечи.
- Может, это попытка оказать давление? Он выдвигал какие-то требования? - спросил мужчина. В его голосе промелькнула заинтересованность, но лишь на мгновение.
- Да, конечно, как вы… как ты скажешь, - быстро проговорила женщина, склоняя голову на плечо и касаясь щекой тыльной стороны ладони Джарина. Затем сделала глубокий вдох и продолжила: - Он не был согласен с моим приказом и захотел показать, что у него есть реальная власть надо мной. Я и так стараюсь избегать всех возможных медицинских обследований на этой станции и не подпускать его к себе, но с моим анамнезом всегда можно найти, к чему придраться. Но тебя ведь это не смущает, правда? Это все мелочи, ничего серьезного, – она резко обернулась к послу, и теперь в ее глазах читалось опасение потерять его доверие и симпатию, разочаровать его.
- Ты ведь не станешь пренебрегать медицинской помощью, если обнаружится что-то серьёзное, правда? - обеспокоенным тоном спросил Джарин, слегка сжимая плечи Иламы, но потом улыбнулся. - Кстати, а этот врач, случайно, не ромуланец из Тал Шиар, не на шутку увлёкшийся игрой в дипломата?
- Ничего не обнаружится, - уверенно произнесла Толан. – Мне уже девять лет подряд говорят одно и то же, меня отстранили от военной службы в Центральном командовании… Больше такого не будет! - в ее голове появились жесткие и решительные интонации, которые обычно исчезали в разговорах с Джарином. Но тут же исчезли, и она позволила себе расслабиться и лукаво посмотреть на кардассианца. – Ты имеешь в виду Ракара? Нет, это не он, но откуда ты вообще его знаешь?
- Как же не знать "единственного представителя Ромула" на этой станции! - рассмеялся Джарин. - Тем более, что он уже успел установить со мной формальный дипломатический контакт. Занятный кадр, нечего сказать! Будто прямо со страниц учебника сошёл - типичный ромуланец. Хотя, полагаю, в Тал Шиар всех учат так себя вести, чтобы поддерживать нужный им образ.
- Он что, приходил к тебе? – на лице Толан отобразилось странное сочетание недоверие, любопытства и опасения. – Что он хотел? Я же говорила Ракару перестать играть в дипломата! – раздраженно проговорила она. – Надеюсь, он не слишком тебе донимал? Ко мне он тоже приходил со странными теориями, но я сказала ему заниматься делами проекта!
- Приходил, да, - кивнул Джарин. - Знаешь, это было даже забавно. Разумеется, скажи он хоть что-то действительно неуместное - его вполне могла ждать судьба Лайтмана, но этот Ракар оказался дальновиднее и сдержаннее. В общем, я насладился крайне забавной историей про Обсидиановый Орден. Интересно, все ли ромуланцы уверены, что Тал Шиар могущественнее Ордена, или только этот?
- Про Обсидиановый Орден? – переспросила Толан и улыбнулась: - Ко мне он подходил с теми же теориями. Даже не знаю, какую теорию он ожидал услышать… Но что он от тебя хотел? – нахмурилась женщина.
- О, он много чего хотел, - загадочно прошептал Джарин, склоняясь к самому уху женщины, а потом придал голосу побольше подозрительности, - вот только ты уверена, что нас никто не подслушивает? Не хотелось бы раскрыть государственные тайны всем разведкам квадранта…
- Здесь никогда нельзя быть уверенным, - так же тихо ответила Толан, чувствуя дыхание Джарина у самого уха, и осознавая, что вновь тает от его голоса, а все мысли о делах выветриваются из головы. – Но может быть, нам удастся поговорить сегодня вечером более… конфиденциально? – добавила она едва различимым шепотом.
- Признаться, я всего лишь шутил, - всё так же тоном прошептал дипломат, - но мне нравится, куда эта шутка привела.
Проведя тыльной стороной ладони по гребню на шее Иламы, он добавил:
- Будет справедливо, если сегодня ты покажешь мне свою каюту, не так ли? Я буду тебе очень благодарен. Тебе, кажется, понравился вчерашний канар…
- Мою каюту?
Толан чуть заметно напряглась – она никогда не приглашала гостей в каюту, не считая того визита Утары, но тогда у нее просто не было сил прогнать советника. Сейчас же был совсем другой случай…
– Это приказ, гал Дохиил? – улыбнулась женщина, накрывая его ладонь своей. – Тогда я исполню его лучшим образом.
- Приказ, глинн Толан, - в тон ответил мужчина и тоже улыбнулся, - очень строгий приказ, и я ожидаю от вас самой полной отдачи, во время его исполнения. Ну а пока... - он притянул к себе женщину и поцеловал. - Я хочу, чтобы ты хоть немного отдохнула от дурных мыслей о происходящем.
Женщина с готовностью ответила на поцелуй Джарина – пожалуй даже более жарко и страстно, чем того требовала ситуация. В ее ответном поцелуе читалось и ее одиночество, и долгое отсутствие отношений, и желание вновь начать доверять… И Толан, быстро осознав это, оборвала поцелуй так же стремительно, как и окунулась в его водоворот.
- Джарин, прости… - она аккуратно выскользнула из его объятий и быстро пригладила выбившиеся из прически волосы. – Мне пора идти. Сейчас закончится презентация, и у меня встреча с коммандером Мори… - Илама почувствовала себя неловко от этих объяснений, поэтому просто оправила форму и коротко проговорила, избегая смотреть на посла, чтобы вновь не потеряться в его глазах. –  Сейчас у меня дела, но я буду ждать тебя вечером.
- Хорошо, - кивнул Джарин, громко вздохнув, но всё же улыбаясь, - прибережём всё самое хорошее на вечер.
Проводив Иламу взглядом, он сел за стол и снова взял в руки падд. Довольная улыбка с его лица не сходила ещё долго.
___________
С Джарином
55  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 21 Декабря 2016, 17:14:32
29 августа 2384 г., после обеда
Кабинет кардассианского посла


Это было сложное решение. Толан всегда было тяжело разобраться в себе и понять, что она чувствует: она не любила и не умела прислушиваться к своим потребностям, к тому, что говорит ей тело и чувства. Этому не придавалось значения, как чему-то совсем не существенному, что не должно было влиять на ее жизнь и диктовать условия. Например, за девять лет она научилась жить, практически не используя левую руку, или справляться с головными болями, которые преследовали ее каждый день с момента атаки аномалии на станцию - их всегда можно было проигнорировать или заглушить стаканом канара. Своим чувствам и эмоциям в отношении других людей она доверяла еще меньше, убедив себя в том, что какая-то часть души умерла вместе с рукой. Но сейчас они вновь вернулись с новой силой – эти бесполезные, всепоглощающие, пугающие чувства, с которыми она не знала, что делать. Толан всегда считала себя рациональной женщиной, и разум говорил ей, что она должна сконцентрироваться на работе, на проекте, подготовить почву для своего ухода, закончить все незавершенные дела. И забыть о Джарине Дохииле.
Кардассианка знала, что ей следовало все прекратить, пока оно не зашло слишком далеко - в ту зону, где она перестанет контролировать происходящее и сможет так легко потерять голову. Но вместо этого она стояла перед дверью его кабинета даже раньше, чем нужно, но больше ждать она не могла. 
Это было сложное, ошибочное и опасное решение, и, может быть, потом она о нем пожалеет, но не сейчас.

Дверь перед ней разъехалась, и Толан шагнула в кабинет кардассианского посла. Ее сердце билось сильнее и чаще, чем следовало, но женщина надеялась, что больше ее волнение никак не проявляется.
- Гал Дохиил, вы хотели меня видеть? – произнесла она нейтральным тоном, все еще не зная, что от него ожидать после сегодняшнего инцидента. Джарин одновременно и притягивал, и пугал ее – опасное сочетание, от которого Толан теряла волю и способность сопротивляться.
- Джарин, - откладывая в сторону падд, сразу же напомнил тот про состоявшийся ещё вчера переход на ты. - По крайней мере, когда мы одни или не на службе.
Дипломат выглядел совсем не так хмуро и недовольно, как во время кадетского пикета, и в его голосе не осталось даже намёка на офицерскую строгость. Он радушно указал на стул рядом со своим столом, на котором, помимо паддов, терминала и прочих атрибутов рабочего места, стояли две большие закрытые термокружки.
- Увы, для канара пока рановато, так что будет чай, - с улыбкой произнёс он.
Толан нерешительно улыбнулась, не уверенная, как реагировать на такое изменение настроения посла, и проследовала к предложенному месту.
- Я бы не отказалась сейчас от канара, - Толан улыбнулась уголками губ, но тут же вспомнила, что совсем скоро у нее встреча с Мори. Почему-то мнение коммандера о ней было для кардассианки очень важным, хотя она так и не могла понять, почему. – Но вы правы, лучше чай, - быстро добавила женщина, грея руки о теплые стенки кружки, и замолчала на пару секунд, а потом подняла глаза на кардассианца: – Джарин, я понимаю, что вас расстроило произошедшее, это было не самым умным решением моих кадетов, и я действительно должна была сказать вам раньше… - начала Толан.
- Верно, - кивнул Джарин, прерывая попытку женщины объясниться, - их решение было не самым умным, - дипломат фыркнул, в подтверждение своих слов. - И да, сообщить мне об этом стоило заранее, чтобы я смог бы подготовить официальный ответ Кардассии как можно раньше. Но мы ведь оба с этим согласны, а значит и продолжать это обсуждать особого смысла нет. Если, конечно, с участниками проекта не произошло ещё что-то, о чём мне следует знать.
- И каким будет официальный ответ Кардассии? – поинтересовалась женщина чуть напряженно. Она вздохнула и отвернулась, сосредоточившись на кружке с чаем. – Сейчас у проекта очень тяжелое время, - призналась она и вновь замолчала на какое-то время, обдумывая, что сказать. – Ситуация с мистером Лайтманом сложная и неоднозначная, и то, как она разрешилась…
Она сделала глоток горячего чая, чтобы согреться и собраться с мыслями. И подумать, стоит ли ей говорить то, что давно ее мучает. Толан поймала на себе внимательный взгляд голубых глаз Джарина, который точно видел ее насквозь, и почувствовала озноб, хоть в кабинете было теплее, чем на всей станции.
- Я имею в виду, как кардассианский офицер я поддерживала его выдачу кардассианскому суду и справедливое расследование по нашим законам, - быстро начала она. – Но я ведь координатор международного проекта, я несу ответственность за этих… этих детей. Я обязана думать о том, что будет лучше для проекта «Альфа» и его участников… - И то, что мистера Лайтмана – федерального кадета – оставят в Федерации… может быть, так будет в итоге лучше для всех?  – Толан с надеждой посмотрела на Джарина.
- Да, ситуация, в которую попал проект, и правда непростая, - кивнул дипломат, - непростая и очень серьёзная. Отнюдь не ограничивающаяся одним несдержанным федеральным кадетом и одним чиновником из демилитаризованной зоны. Тут замешаны международные отношения и интересы нашей державы и Федерации. Наше положение становится крепче с каждым годом, но нам всё ещё надлежит соблюдать осторожность, потому что Кардассия сейчас не может позволить себе ошибаться в столь важных вопросах.
Джарин вздохнул, всем своим видом давая понять, насколько серьёзно для него всё, о чём он говорит.
- Для Кардассии, безусловно, важен проект, как я уже говорил, - заговорил он, - поэтому руководство и назначило такого ценного сотрудника для работы с подрастающим поколением всех главных сил квадранта, - задумчиво проговорил он, потирая гребень на подбородке, - но он важен не сам по себе, а как возможность для нашей Родины снова стать сильнее и играть более активную роль на политической арене. Взять, к примеру, ситуацию с Лайтманом. Будь Лайтман кардассианцем - кто-то мог бы усомниться в том, как суровое наказание повлияет на главную задачу, но он из Федерации. Есть ли хоть одна достойная причина, по которой Кардассии стоит перестать быть Кардассией и снова показать себя слабой и неспособной добиваться своего державой? Как бы то ни было, теперь мы уже ничего не решаем, раз обвинения сняты, и мы снова пошли на поводу у наших союзников. Если такое положение затянется, вырастет целое поколение кардассианцев, считающих, что наш удел - идти на поводу у федератов, клингонов, ромуланцев или даже ференги. Этого ли мы хотим, Илама? К этому ли мы должны стремиться, как офицеры и патриоты? Такую ли Кардассию мы должны будем передать идущим за нами, нашим потомкам?
- Вы совершенно правы, - тихо проговорила Толан после некоторых раздумий.
Она отставила кружку с недопитым чаем и встала со своего места.
- Но я уверена, теперь решение о выдаче Лайтмана можно трактовать и в пользу Кардассии, правда, Джарин? – прошептала Толан, подойдя к офицеру и легонько коснувшись его локтя. – С Корамом ведь были одни проблемы. Я должна признаться, что с момента ареста Лайтмана места себе не находила, чувствовала себя ответственной за его судьбу и судьбу всего проекта. Я прокручивала в голове возможные варианты, и никакой мне не нравился. Мог случиться большой скандал, особенно учитывая, что его дело осветили на всю Федерацию – и тогда пострадал бы не только проект, но и дипломатические отношения между Кардассией и Федераций. Поэтому сейчас я даже испытываю облегчение… Я слишком много думаю о кадетах, правда? - она грустно усмехнулась и прижалась щекой к плечу Джарина. – Я знаю, что это неправильно, но ничего не могу с собой поделать. И с ними сейчас столько проблем…
- Верно, дипломатические отношения с Федерацией, - ответил Джарин, чуть сильнее прижимая Иламу к себе. - Но это ведь не значит, что мы должны во всём идти у них на поводу. Как бы то ни было, не думай об этом, теперь хотя бы в этом ситуация под контролем. Если хочешь, давай поговорим о твоих кадетах. Ты говоришь так, словно не только из-за Лайтмана у тебя такой беспокойный сон по ночам.
_______
С Джарином
Продолжение следует
56  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 20 Декабря 2016, 15:47:02
29 августа 2384 г., после обеда
Лазарет


Толан потребовалось несколько секунд, чтобы собраться, сделать глубокий вдох и вернуть лицу нейтральное выражение после разговора с Джарином. Она не знала, что все это означает, и ее переполняла необъяснимая тревога. Тревога, что он считал ее виноватой в этом пикете. Тревога, что он доложит об этом Центральному командованию. Тревога, что все, случившееся между ними, больше никогда не повторится… Но силой воли она заставила эту тревогу замолчать, запихнула ее куда-то далеко-далеко в мозг, где она теперь будет напоминать о себе только головными болями или ночными кошмарами.
Сейчас у нее были дела поважнее, чем переживать об отношениях, которые, возможно, она сама себе придумала. Уточнив у компьютера месторасположения Тенека, кардассианка направилась сквозь толпу в лазарет – вулканец первым делом пошел именно туда, в чем Толан и не сомневалась. Пока Перим оттуда не выпишут, он придумает себе тысячу причин не покидать лазарет.

В дверях Толан едва не налетела на советника Рилл по собственной же невнимательности. Видимо, не настолько хорошо ей удалось абстрагироваться от мыслей о Джарине Дохииле, как ей самой хотелось бы думать…
- Прошу прощения, - проговорила координатор, отступая на шаг. – Вы навещали Перим? Что можете сказать о ее состоянии? - Толан старалась звучать очень профессионально и отстраненно, чтобы ничто в голосе не выдало ее тревог и сомнений. Разговор о Перим был прекрасной возможностью отвлечься.
– То, что бывает в большинстве подобных случаев, – тихо сказала Утара, останавливаясь внутри лазарета и пропуская координатора в помещение. Продолжила она уже после того, как автоматическая дверь закрылась. – Нормальная девочка, которая загнала себя, надорвалась и из-за этого наделала глупостей. Вы опытный преподаватель, я думаю, вы легко можете себе это представить.
- Могу, - кивнула Толан. - Но только теоретически: в Военной Академии Кардассии с подобным кадетом разговор был бы короткий. К тому же, моя работа – не жалеть ее, а поступить соответствующе ее проступку. А ваша – привести ее в адекватное психологическое состояние и подготовить к дальнейшим действиям. Я так и не добилась от нее вразумительного ответа, и мое терпение на исходе. Вам это удалось?
– Если вы про адекватное психологическое состояние, то думаю, мы сделали к этому первый шаг. Если вы про вразумительный ответ, то я не пыталась его получить. Вы дали ей время на раздумье до завтра. Самое большое, что мог сделать психолог сегодня – это помочь ей избавиться хотя бы от части напряжения, проговорить хотя бы малую часть проблем и хоть немного поверить в то, что жизнь ещё не кончилась.
Толан внимательно выслушала советника, кивая в такт ее словам.
-  Все так, советник. Если Перим примет решение работать над собой, вам предстоит еще много совместных сеансов. Если я завтра получу ее заявление об уходе, у вас станет меньше работы. Иногда я рада, что я не советник, - Толан улыбнулась одними губами. – Но сейчас у нас есть проблемы посерьезней. Мне нужно поговорить с мистером Тенеком по поводу обследования, а вас я прошу пока присмотреть за кадетами и их пикетом. К началу следующей презентации все должно закончиться, и все, как один – явиться в голокомнату. К сожалению, на первой презентации меня не будет, но если случится что-то серьезное или они задержатся – немедленно сообщите мне.
Утара кивнула.
– Согласна. – Затем болианка покосилась на дверь и добавила: – Когда вы входили, там было очень шумно! Там у них всё хорошо? То есть было, когда вы уходили.
- Терпимо, - пожала плечами Толан. – Они никакого не избили, их никто не избил… Не так плохо, как я боялась. Но они продолжают, поэтому лучше идите сейчас к ним и в случае чего немедленно вызывайте меня.
Утара испустила тяжёлый вздох:
– Кто тянул меня за язык? Я, кажется, надеялась на креативные презентации? Сдаётся мне, креатив у наших подопечных перехлёстывает через край… Пожелайте мне удачи, глинн! – с этими словами Утара направилась к двери.
- Удачи, советник, - усмехнулась Толан и, когда дверь за болианкой закрылась, проследовала вглубь лазарета.
- Мистер Тенек! – позвала она.
– Глинн Толан, – вулканец вышел к ней навстречу из комнаты, примыкающей к палате мисс Перим.
- У вас новое задание, - проговорила женщина, не глядя на вулканца и стараясь говорить коротко и по делу и не вспоминать их недавний разговор. – В связи с ситуацией с Перим вы должны будете провести токсикологическое обследование всех участников проекта, в том числе вас самого. Меня интересует наличие любых наркотических или стимулирующих веществ, включая то, которое принимала мисс Перим. Все результаты должны быть сообщены мне, участники проекта уже в курсе и знают, что обследование обязательно. Вы можете провести его завтра в дневное время, - добавила координатор, подразумевая, что на завтрашний день осталось не так много презентаций.
В глазах Тенека промелькнула искра неподдельного интереса. Распоряжение, которое сейчас отдавала глин Толан, было в точности тем, которое выбрал бы сам Тенек в случае инцидента с опасными наркотиками. В свете этого даже недавний приказ координатора приобретал другой смысловой оттенок, хотя Тенек по-прежнему его не одобрял.
– Да, мэм. Разрешите внести поправку? Согласно медицинским протоколам Федерации врач не должен проводить подобное исследование в отношении себя самого. Я бы рекомендовал, чтобы мисс Эвен в присутствии дежурного санитара смены и в вашем присутствии, если вы пожелаете, провела сканирование моего организма и взяла пробу крови. В идеале, это следовало бы отправить вместе с данными сканирования и данными о настройках аппаратуры в медицинскую лабораторию Сембы-2. Также было бы разумно провести обследование безотлагательно, пока есть время до начала презентаций: у врача в данной ситуации, намного больше возможностей уничтожить улики и фальсифицировать данные, следовательно, всё, перечисленное мной, – не просто формальность, но оправданная предосторожность.
Глаза Толан непроизвольно округлились, и она пару раз моргнула, а затем внимательно посмотрела на вулканца.
- Значит, пусть мисс Эвен сделает это сейчас, - медленно произнесла женщина. – Все исследования она также может провести здесь на станции. Также напоминаю, что презентация начнется через 15 минут, и у вас нет оснований на ней отсутствовать. Для остальных участников найдите время завтра в рабочие часы, свободные от презентаций – очередность меня не волнует, мне нужны результаты.

Вулканец подошёл к двери в соседнее помещение. Дверь открылась, и Тенек обратился к находящимся там медикам:
– Мисс Эвен, мистер Дука, необходимо безотлагательно произвести сканирование моего организма и взять пробу крови для токсикологической экспертизы. Мисс Эвен, по просьбе глинна Толан экспертизу провести поручается вам. Прошу вас также до получения результата установить дополнительный контроль за моей учётной записью в лазарете и усилить режим отслеживания действий, выполненных под моим кодом доступа.
Толан покачала головой и направилась к стулу возле рабочего стола Тенека.
- Не возражаете, если я буду присутствовать? – судя по тону, это был риторический вопрос, не требующий ответа. – Должна вам напомнить, что  уже через… - она взглянула на наручный коммуникатор, - 13 минут вы должны быть в голокомнате. И не помню, чтобы требовала от вас подробное сканирование всего организма – мне нужен токсикологический анализ на наркотические вещества. И не помню, чтобы настаивала на срочности. Меня бы устроил срок завтра, конец рабочего дня. Можете начинать.
– Вещество, отравившее мисс Перим, не выявлялось путём сканирования, – пояснил Тенек. – Есть также вещества, которые маскируются и не выявляются путём современных методов анализа крови, но, напротив, уязвимы к сканированию, и, наконец, есть категория веществ, которые удаётся определить только с помощью совмещения обоих методов. Вы сказали, что вас интересует наличие любых наркотических или стимулирующих веществ, а этого можно достичь только описанным мной способом.
Толан закатила глаза.
- Вы собираетесь начинать или будете и дальше тянуть время, мистер Тенек? 12 минут, - напомнила она раздраженно.
– Мисс Эвен, – Тенек обратился к медсестре, как бы передавая инициативу ей.
Все это время Дука и Эвен, которых отвлекли от работы, молча наблюдали за разговором Толан и Тенека, переводя удивленные взгляды с одного на другого. Когда в разговоре, наконец, возникла пауза, Эвен обратилась к Толан:
-Я сообщу вам о результатах, когда они будут готовы. Пройдемте, доктор Тенек.
_____
С Утарой, Тенеком и Эвен
57  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 08 Декабря 2016, 16:53:25
29 августа, обеденное время
Голокомнаты -> Лазарет


- Но я пришла поговорить о проекте, - продолжила кардассианка. – Вы были зачислены в него как кадет Академии Звездного Флота, но даже если ваш статус изменится, я могу добиться продолжения вашего участия как гражданского лица. Если захочу. И если вы захотите. Если вы больше не заинтересованы в участии, то наш разговор можно считать законченным, потому что я здесь не для того, чтобы вас уговаривать.
Девушка подняла голову.
-Они все узнают, что я самозванка, и будут ненавидеть меня. Они не слушали меня раньше, а теперь… Мне страшно, что это не принесет ничего, кроме мучений.
- Ваши коллеги? – Толан отвела взгляд. – Я не знаю. Вы ведь обманывали их, особенно ваших однокурсников в Академии. Но я могу вас заверить, что среди них есть разные люди, и вы зря отказываете им в умении понимать, сопереживать и идти на встречу. Как бы вы сами поступили на их месте? Нашли бы в себе силы дать второй шанс?
-В этом все и дело, - ответила Перим, - Я знаю, как поступила бы на их месте. Если бы кто-то оступился так же, как я, я бы презирала его, и давала бы понять, что он не достоин быть здесь. Именно это я чувствую сейчас к себе… поэтому я не могу просить вас оставить меня в проекте, это было бы не правильно… мэм… - она снова всхлипнула.
- Я ожидала услышать такой ответ. Вы слишком строги к себе, но сейчас эта строгость справедлива – вы действительно совершили много ошибок. И теперь пора их исправить! В ваших попытках быть идеальной вы обходили стороной командное взаимодействие, доверие внутри команды, совместную работу – то, что не менее важно в вашей дальнейшей службе, и что нельзя получить с помощью стимуляторов. Но многим из участников проекта это не чуждо – может быть, они смогут вас научить чему-нибудь полезному, например, прощению? Может быть, в чем-то они смогли приблизиться к «идеалу» ближе, чем вы, а потому не будут вас презирать и ненавидеть. Или будут, - Толан пожала плечами. – Мы этого не узнаем, пока не проверим. Но я точно знаю, что решение о вашем участии в проекте будет зависеть не только от меня, но и от людей, с которыми вам предстоит работать: смогут ли они вам доверять? Видят ли вас частью команды? Не только те, кто вам симпатизируют, как мистер Ракар, но и остальные.
На это Квинтилии снова было нечего ответить.
- Мисс Перим, - Толан обратилась к молчащей девушке, привлекая ее внимание, - я могу понять, в какой ситуации вы находитесь, но вы сами должны принять решение, что делать со своей жизнью дальше. Сегодня вы все еще находитесь в стенах лазарета и у вас есть время подумать, но завтра такой роскоши у вас не будет. Если вы хотите остаться в Академии и проекте, за это придется бороться. Я не хочу, чтобы вы покидали «Альфу», но моего желания здесь недостаточно: я должна видеть ваше стремление остаться и исправлять ошибки, желание начать все заново и показать, на что вы действительно способны. Я хочу видеть сильную девушку, достойную быть среди лучших кадетов квадранта. Вы меня понимаете?
-Но что я могу сделать сейчас?
- Сейчас? Отдохнуть, поспать, поговорить с советником и решить для себя, чего вы хотите. И завтра – доказать мне, коммандеру Планксу и вашим коллегам, что кадет Квинтилия Перим поняла и признала свои ошибки, готова понести за них наказание и пройти этот жизненный этап с гордо поднятой головой. Пока я увидела в вас только жалость к себе, а это не то чувство, которое вам поможет все исправить.
-Нет, пожалуйста, не надо! - на лице Перим отобразился ужас, - Я не выдержу всеобщего осуждения завтра! Дайте мне больше времени!
- У меня и так сложилось впечатление, что мистер Тенек держит вас в лазарете дольше необходимого, - проворчала координатор. – Что именно вы хотите отложить, ваше общение с коллегами? Для чего вам нужно это время? У вас есть практически сутки, чтобы принять решение и озвучить его.
-Моя жизнь рухнула! Все, чего я хотела, для меня больше не возможно! Все мои усилия окончились ничем! И у меня есть только сутки, чтобы решить, что делать дальше с моей жизнью и каким человеком я хочу быть? - Перим затрясло, - И найти слова, чтобы убедить других в том, в чем я сама не уверена? Пожалуйста, не надо…
Толан наклонилась вперед и положила ладонь на лежащую на кровати руку Квинтилии.
- Мисс Перим, пожалуйста, успокойтесь. Вы излишне драматизируете, я вам уже объясняла, что еще ничего не решено – вы не исключены из Академии, не исключены из проекта, вас никто не ненавидит и не презирает. Но мы не будем ждать бесконечно: когда-нибудь это решение будет принято, а каким оно будет – зависит от вас. Сейчас вы ответственны за свою судьбу. Вы не хотите говорить с вашими коллегами – это ваше дело, я не собираюсь устраивать собрание в вашу честь и тащить вас на него против воли. Но и долго откладывать ваше решение вы не сможете, иначе мне и мистеру Планксу надоест с вами возиться. Завтра утром вы выйдете из лазарета, и я буду ждать, что вы придете ко мне и к вашему преподавателю и озвучите, к какому выводу вы пришли и что планируете делать дальше. Мне не нужны правильные слова, я хочу увидеть вашу готовность работать над собой и исправлять ошибки… или ваше заявление об исключении.
Перим судорожно кивнула.
Кардассианка поднялась со своего стула и сделала шаг в сторону двери. Она не была уверена, что сказала все, что нужно, но она и так вывалила достаточно информации на Перим, которую той теперь надо как следует обдумать.
- Мисс Перим, я надеюсь, вы меня больше не разочаруете – одного разочарования мне было достаточно. Если вы захотите со мной поговорить до завтрашнего утра, вы можете со мной связаться, а пока – отдыхайте и поправляйтесь. Советник Рилл скоро к вам зайдет. Сутки – это более, чем достаточно, чтобы понять, чего вы хотите, - негромко добавила она и направилась к выходу.  

***
 
Выйдя из лазарета, Толан оказалась на шумном Променаде, где совсем скоро ее кадеты должны были начать свой пикет. И все же пока ее мысли еще были заняты юной мисс Перим, оставшейся под защитой стен лазарета. Там она могла укрываться от косых взглядов и осуждения своих коллег, делать вид, что проблемы не существует – или, по крайней мере, не существует необходимости ее решения.
Сама Толан ощущала к девушке двоякие чувства. Да, ей было ее жаль, и она вспоминала себя в такой же ситуации – у них оказалось даже больше общего, чем Толан могла представить. Только тогда она была на шесть лет старше Квинтилии, и не было никого, с кем бы она могла поговорить. С другой стороны, Толан презирала слабость – не только тела, но и духа, и воли, а именно эти качества демонстрировала Перим. Она погрузилась в жалость к себе и готова была сдаться при первой же трудности – а этого кардассианка не могла понять.
Толан еще раз прокрутила в голове весь разговор – она с самого начала хотела быть жесткой и строгой, припугнуть Квинтилию, добиться от нее раскаяний и заверений в том, что она исправится… Но вышло совсем по-другому. Она не раз ловила себя на том, что ведет себя слишком мягко – так, как никогда бы не повела себя ни с одним кардассианским студентом, - и все равно девушка казалась испуганной и затравленной. Но со своими студентами в Военной Академии Толан никогда не говорила ни о чем, кроме учебной дисциплины, здесь же ситуация была совсем иной, и она чувствовала себя в ответе за эту запутавшуюся девушку.
________
С Квинтилией
58  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 08 Декабря 2016, 16:48:54
29 августа, день
Голокомнаты -> Лазарет


Толан взглянула на часы на наручном коммуникаторе: пикет, не предвещавший ничего хорошего, должен будет начаться совсем скоро, а до этого у нее было еще одно дело. Еще недавно оно казалось самым важным и значимым, но теперь сместилось на второй план мыслями о том, во что выльется самодеятельность ее кадетов на Променаде: в арест? Закрытие проекта? Или, действительно, поможет Лайтману? А что подумает обо всем этом Джарин? Почему-то последняя мысль тревожила ее больше всего, и она раз за разом прокручивала в голове их возможный разговор.

Толан покинула голокомнату и остановилась за ее закрытой дверью, активируя коммуникатор.
- Толан вызывает лазарет. Мисс Перим сейчас в состоянии меня принять? – спросила она, надеясь, что Тенек послушал ее и действительно отправился спать, и сейчас она не услышит его голос. После сегодняшней утренней встречи у кардассианки было время как следует обдумать его слова, и то, что она увидела за ними, ей совсем не понравилось.
На вызов Толан ответил один из баджорских медиков и дал на ее вопрос положительный ответ.
В лазарете Толан коротко кивнула дежурившему медику и направилась в комнату, где находилась мисс Перим. Вспомнив, что говорил ей Планкс, кардассианка вздохнула и понадеялась, что ее разговор с триллом не закончится потоком слез, иначе это будет очень быстрый разговор. Слезы, как и другие проявления слабости, она с трудом переносила и не знала, как на них реагировать. Больше она не любила только ложь – но только когда та вскрывалась.
- Попросите никого нас не беспокоить, пока я не закончу, - обратилась она к медику и прошла внутрь.
Перим была заранее предупреждена о визите начальства, поэтому встретила координатора Толан стоя. Формы на ней не было, конечно, но было видно, что она спешно пыталась привести себя в порядок - собрала волосы в косу, а ее глаза были хоть и опухшими и красными, но сухими. По-крайней мере, пока.
-Мэм, - тихо произнесла она, увидев Толан.  
- Как вы себя чувствуете, мисс Перим? – поинтересовалась координатор, проходя внутрь и усаживаясь на стул. – Можете присесть; мне сказали, что вам прописали отдых до завтрашнего дня, поэтому – отдыхайте. Вы уже обедали? Я могу попросить санитара принести вам еду – не хочу нарушать ваш режим, - голос Толан звучал вежливо и доброжелательно, но глаза внимательно изучали кадета Перим с ног до головы с некоторым… любопытством?
Перим села - на самый край кровати, держа спину прямой и аккуратно сложив руки на коленях.
-Я в порядке, мэм, - произнесла она, - И мне не требуется еда в настоящий момент. Скажите… - тут голос девушки дрогнул, - вы пришли сказать, что я исключена из проекта?
- Нет, - Толан покачала головой, а на ее губах мелькнуло некое подобие улыбки. – А у меня есть основание вас исключать? Я пришла, чтобы послушать вас. Давайте считать, что я ничего не знаю и что сейчас услышу вашу историю впервые – и только потом я буду думать о вашем участии в проекте и предпринимать дальнейшие действия. Итак, мисс Перим, расскажите мне, как и почему вы оказались в лазарете, а также почему полагаете, что я должна вас исключить, - она поудобнее устроилась на стуле и изучающе посмотрела на трилла.
-Потому что… все остальные сделали это, - судя по всему, Перим начала отвечать сперва на второй вопрос, - Меня отстранили от работы на станции и от занятий в Академии, поэтому я подумала… что будет логично… что и вы тоже.
- В данный момент вы находитесь в лазарете и соответственно не можете принимать участие в учебной или проектной деятельности. Что будет потом – еще не решено, - формальным тоном проговорила кардассианка и затем продолжила уже со своими привычными интонациями: - Я говорила с вашим преподавателем – лейтенант-коммандером Планксом, - и он сказал, что речь идет о временном отстранении до прояснения вопроса, а не об исключении. То же самое я могу сказать и о проекте. Мне бы хотелось, чтобы вы внимательно слушали то, что мы вам говорим, и видели разницу между этими понятиями. Я не могу говорить о решении ваших преподавателей, но могу говорить о своем, поэтому вы должны знать: его еще нет. И оно во многом будет завесить от того, что я услышу здесь и сейчас.
«Но не только от этого», - мысленно добавила Толан. Разумеется, сейчас решится основной вопрос: стоит ли ей и вовсе тратить время на Квинтилию Перим. Но если он решится положительно, то дальше будет чуть сложнее…
-Я понимаю, - тихо ответила трилл, кивнула, и так и оставила голову опущенной.
Очевидно, присутствие начальства, да еще и в лице кардассианки, сильно ее пугало.
- Хорошо, - голос координатора чуть смягчился, что было для нее нетипично. – А теперь я хочу услышать вашу историю.
-Извините, пожалуйста, - пролепетела девушка, - Но не могли бы вы… повторить вопрос? Я не совсем понимаю...
- Вы все понимаете, - вздохнула кардассианка. – И прекрасно знаете, что я уже все знаю. Давайте не будем тратить мое время. Я хочу услышать ваш взгляд на события, приведшие вас в лазарет. Где вам начать – вчера в вашей каюте, за три дня до этого в Кварк’c или еще раньше – в Академии, - решать вам.
-Я не знаю, что сказать, правда, - чуть слышно прошептала трилл, - Я попала в лазарет, потому что мистер Тенек и мистер Ракар решили, что мне это нужно.
- Вот как! – казалось, Толан искренне удивилась. – А я слышала, что вы сюда попали из-за вашей зависимости от одного сильного и нелегального стимулятора, который вы купили на станции. Вы что-нибудь об этом слышали? Как вы думаете, вас отстранили от занятий в Академии тоже по просьбе мистера Ракара и мистера Тенека, или у коммандера Планкса была другая причина?
-Когда мистер Тенек и мистер Ракар приняли такое решение, у меня не было болей, неприятных ощущений или проявления каких-либо симптомов, которые я хотела бы устранить в лазарете, - все так же тихо ответила Перим, - После ночи здесь я правда чувствовала себя хуже. Лейтенант-коммандер Планкс счел, что я не достаточно здорова, чтобы выполнять свои обязанности...
- Речь идет не о ваших ощущениях и даже не о вашем самочувствии. Мистер Тенек дал мне понять, что сейчас вы уже почти пришли в норму, а завтра и вовсе будете здоровы. И все же, несмотря на ваше уже приемлемое состояние, вы отстранены от занятий: не по причине краткосрочного нахождения в лазарете, а по причине вашего попадания в зависимость от опасных препаратов. Вы же понимаете, почему они запрещены? Если нет, я попрошу мистера Тенека прочитать вам краткий курс о вреде наркотиков: это будет очень долго и очень скучно. И здесь мы могли бы получить историю о девочке, которую наркоторговцы с преступными намерениями обманули и продали стимулятор, вызывающий быструю зависимость. Этой девочке можно было бы только посочувствовать, ведь она попала в коварные сети людей, готовых вытрясти из нее последнюю полоску латины и оставить наедине с ее зависимостью, но кое-что в этой истории меня смущает…
Квинтилия побледнела еще сильнее, но промолчала.
- Вы не догадываетесь? – Толан вновь вздохнула. – Может быть, эта девочка была не такой наивной и неопытной? Она знала, что покупала, и знала, какого результата хочет добиться. И даже сейчас эта девочка жалеет только о том, что ее обман раскрылся… Но раскаивается ли она? Понимает ли, в чем была ее ошибка?
-Я просто хотела все успеть… и быть хорошей… - прошептала Перим, и на ее глазах все-таки снова выступили слезы.
- Мисс Перим… Пожалуйста, успокойтесь, - было похоже, что кардассианка чувствовала себя очень неловко в этой ситуации и не знала, что сказать или сделать. – Я же сказала, что пришла сюда не выносить вердикт или осуждать вас. Но нам надо поговорить и все выяснить, а слезы разговору не помогут. Вы сможете сейчас говорить со мной, как ответственный и взрослый человек, которым я вас всегда считала? – она попыталась поймать взгляд девушки.
Перим запрокинула лицо к потолку, будто пыталась загнать слезы обратно, и украдкой шмыгнула носом.
- Да…
- Хорошо, - удовлетворенно кивнула Толан. – Вы сказали, что хотели все успевать, и это похвально. Мы с коммандером Мори изучили ваше расписание – оно было действительно очень плотным, в нем оставалось время только на сон и еду. И все же – это время оставалось. Кстати, вам будет полезно узнать, что в связи с вашей ситуацией я провожу проверку нагрузки остальных участников проекта; их также ждет полное токсикологическое обследование, и мне очень хочется надеяться, что больше следов этого стимулятора ни у кого не найдут. Вы же помните, в каком плачевном состоянии находится проект? То, что один из его участников обращался к незаконным веществам, никак не пойдет ему на пользу. Так вот, мисс Перим, скажите мне: стоило ли ваше желание «быть хорошей» всего этого? Нарушения закона, приобретения незаконного препарата, угрозы для вашего здоровья, вашей карьеры в Звездном Флоте и постановки под удар всего проекта «Альфа»?
-Я не знала, что это навредит проекту… - пролепетала Перим, - Ведь я не причиняла никому вреда… кроме себя.
- Я надеюсь, что не навредит, но я должна быть готова ко всему. Но вы могли навредить – не сейчас, так потом. Стимуляторы оказывают влияние на мозг и сознание, а, значит, вы становились бомбой замедленного действия для станции, проекта и вашей Академии. Я уверена, вы об этом не думали, но подумайте сейчас: для вас важнее: сиюминутный результат и желание выслужиться перед начальством, или все же вы беспокоитесь и о людях вокруг вас, о последствиях ваших действий, об ответственности перед своей командой? Чему вас учил ваш Звездный Флот?
-Я бы никогда не позволила, чтобы так произошло, я бы все контролировала! Все говорят о последствиях… Но никто ведь не может знать наверняка, что это произошло бы или нет. Вы просто не понимаете… каково это…
- Разумеется, я не утверждаю, что все так бы и было. Вполне возможно, что ваш обман бы никогда не раскрылся, и только вы одна бы знали, что вы обманываете свое руководство и свою команду… Вы считаете, так было бы лучше? Что касается вашего контроля, то позвольте мне все же усомниться в его полноте: до меня дошла информация о том, что и как происходило вчера в вашей каюте, и это было похоже на что угодно, кроме полного контроля. Но почему я убеждаю вас сейчас в том, что принимать стимуляторы без медицинской необходимости – это плохо? Что обманывать свое начальство и коллег – плохо? Ведь это очевидные истины, и это вы должны меня убедить, что вы все поняли, готовы исправиться и стать достойной того, чтобы вернуться в проект, куда отбирали лучших из лучших. И вот еще что, мисс Перим… - Толан улыбнулась краешком губ. – Не обвиняйте других в том, что они не могут вас понять. Вас удивит, если я скажу, что прекрасно знаю, что такое зависимость от таблеток и как легко ей поддаться?
________
С Квинтилией Перим
59  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 24 Ноября 2016, 09:58:15
29 августа 2384 г., утро
Голокомнаты


Когда дискуссия подошла к концу, в центр зала вышла Толан. Все это время она с интересом наблюдала за презентацией, не вмешиваясь в обсуждение кадетов, но внимательно его слушая. Ее лицо почти ничего не выражало – иногда по губам скользила быстрая улыбка или между надбровных гребней залегала морщинка, но в остальном было невозможно понять, что она думает о показанном. Даже вопрос об убийствах, заданный райзианцем практически напрямую, не вызывал никакой реакции.
- Компьютер, завершить симуляцию, - приказала она, а затем обернулась к клингонке: - Мисс М’Кота, благодарю за интересную презентацию. Это был необычный подход к заданию, но мне он понравился. Впрочем, презентации все равно будут оценивать ваши коллеги, а не я. А теперь - перерыв 15 минут перед следующей презентацией. Мистер Ракар, мистер Макдауэлл, - произнесла она, не снижая голоса и выискивая взглядом кадетов, - вы помните, что хотели мне кое-что рассказать?
Головы присутствующих повернулись в сторону названных участников проекта. На многих лицах читалось любопытство или удивление.
Как только картинка сменилась обычной сеткой голокомнаты, Ракар сделал уже было шаг к клингонке, но обернулся к координатору.
- Один момент, глинн Толан, разрешите мне сначала..?
- Как пожелаете, - Толан пожала плечами на реплику Ракара и развернулась к Освальду: - Итак, я слушаю. Что за пикет?
Глянув на М'Коту, Ракар осознал, что не повиновался прямому распоряжению начальства проекта. Проклял свою инерцию мышления, которая в настоящий момент сработала впереди необходимых мгновенных реакций. Развернулся на 180 градусов и подошел  к координатору. Если каша была уже заварена, ее следовало разгребать в первую очередь. Личные комментарии о презентации могли и подождать.
“Пикет?” - раздались шепоты в толпе кадетов, - “Что за пикет? Вы что-нибудь знаете?”
- Вот все про всё и узнали, - обречённо пробормотал Освальд и подошёл к кардассианке. - Мэм, мы ещё не объявляли о мероприятии остальным участникам проекта, пока о нём знают только организаторы. Вы хотите узнать обо всём прямо здесь, или, может, лучше в коридоре и без толпы любопытных слушателей?
- Никакие тайны нельзя сохранить долго, если о них знает более чем двое, Освальд, - тихо сказал Ракар. Рассказывать о пикете он предоставил право земному коллеге, так как сам был не то чтобы сильно понимающим в сути этого замысла.
- Вот как, тайны? – усмехнулась Толан и скрестила руки на груди. – А я припоминаю, что вы говорили что-то об акции кадетов проекта, а не вас двоих. Ну что ж, поведайте мне и вашим коллегам, что вы затеваете. Можете сделать это прямо здесь.
- Не совсем тайны, глинн координатор, - сказал Ракар, посмотрев на кардассианку, - просто не все еще в курсе, и не все собирались в это вмешиваться. Но право рассказывать принадлежит мистеру Макдауэллу, потому что я – не в курсе подробностей.
- Речь не о нас двоих шла, мэм, - мотнул головой Освальд. - Но большинство пока и правда не в курсе. Мы собирались объявить как раз примерно в это время, но надо сначала было всё согласовать с командованием и уведомить вас.
Землянин бросил быстрый взгляд в сторону Ракара, а потом поискал в толпе своих коллег и, вздохнув, продолжил:
- Фактически, это будет не пикет, пикет - это другое, - продолжил он. - Мы же расскажем о ситуации Артура Лайтмана так, как не расскажут официальные источники Звёздного флота, Центрального командования и других организаций, которые участвуют в Проекте, а также мы собираемся заявить о нашем отношении к происходящему. Хотим ещё раз подчеркнуть, что никаких насильственных действий или общественных беспорядков не планируется. В конце концов, нелогично было бы сначала обсудить всё с коммандером Мори и вами, а потом творить беззаконие. Чёрт, говорю как Тенек, - последнюю фразу кадет пробормотал совсем тихо. - Мы обратимся к публике, а также покажем несколько, скажем так, сценических представлений, иллюстрирующих непростую ситуацию, в которой оказался наш коллега. Хуже от этого случиться не должно, в конце концов, мы реализуем своё законное право на публичное выражение недовольства. В Федерации принято учитывать настроение народных масс, и мы хотим обратиться к людям за помощью и поддержкой.
- Даже так – представлений? – переспросила Толан, скрывая усмешку. – Какую конкретно мысль вы хотите этим донести и что они будут из себя представлять? Было бы интересно узнать, кому вообще пришла в голову эта прекрасная мысль, - она обвела взглядом кадетов.
- Эта мысль пришла в голову федеральным кадетам, глинн Толан, - снова сказал Ракар,- это их федеральные традиции, некоторых миров, входящих в это государство. Решение целиком коллективное, принято, я бы даже сказал, путем голосования.
Но подробности мероприятия он опять предоставил озвучивать Освальду, лишь мельком оглянувшись на кадетов в поиске Акриты.
- Коллективное? – переспросила Толан. Большинство кадетов выглядело не менее удивленным, чем координатор.
- Не совсем, - негромко ответила стоящая рядом с Ракаром Самрита, потупив взгляд. – Но сейчас как раз самое подходящее время попросить всех остальных участников к нам присоединиться…
– И между прочим идея метафорического представления пришла в голову вовсе не федеральным кадетам, а мне, – добавила М’Кота. – Правда, она возникла благодаря презентации землян. Я сейчас могу просто принести всё, что приготовила, и показать – всё равно собиралась сделать это, если мы получим разрешение.
- А, мисс М’Кота, - губы Толан растянулись в улыбке. – Ну что ж, тогда вы и расскажете нам, что придумали. Принесите, только быстро – до следующей презентации осталось не так много времени.
М’Кота кивнула и как-то слишком поспешно выскочила за двери. Она, конечно, торопилась побыстрее показать свою работу (на подготовку было совсем мало времени), но ещё ей хотелось хоть ненадолго скрыться из глаз других кадетов. Идеально было бы совсем исчезнуть из поля зрения людей на час-другой или наоборот ввязаться в хорошую драку, но всё это было по объективным причинам невозможно.

Для Акриты происходящее тоже было неожиданным, она, хоть и слышала о том, что товарищи по проекту хотят поддержать Артура, совершенно не думала, что это возможно в подобной форме. Ей стало интересно, захотелось подойти и разузнать, но еще более актуальными представлялись другие темы, которые нужно было обсудить с кадетами. Но пока здесь находились координатор и советник… Стоит ли? Можно ли? Впрочем, если с глинном Толан можно говорить о какой-то акции протеста, то почему нельзя при ней говорить о вполне понятных вещах?
Она нашла взглядом Ракара и, тем же взглядом попросив его не уходить далеко – надеясь, что он понял – направилась к Освальду.
- Друзья! – начала она. – Освальд, Самрита… Не расходитесь, пожалуйста! Перед презентацией я связывалась с мистером Тенеком. Насчет Квинтилии, мы хотели ее навестить, так вот он сказал, что до обеденного перерыва она отдыхает, и к ней никого пускать не будут. Думаю, это правильно, ей действительно нужно отдохнуть… Да и самому Тенеку тоже.
- Точно, Квинтилия! – воскликнула Самрита и сделала шаг поближе к Акрите. – Что с ней? Как это все связано с тем, что нам сказала координатор?  – на последней фразе землянка значительно снизила голос, чтобы Толан ее не слышала своего упоминания.
- Как мне сказал Тенек, ее состояние удовлетворительное, но нужен отдых и покой, - Акрита ответила вполне громко, она не умела, да и не хотела шептаться за спиной у начальства. – Больше ничего он мне не сказал, и, полагаю, это связано с медицинской этикой ситуации. Когда Квинтилия будет в состоянии и если захочет – сама расскажет нам все.
Толан посмотрела на Акриту долгим взглядом, но ничего не сказала, продолжая ждать М’Коту и держа кадетов в зоне наблюдения. 
- Да-да, это понятно, - нетерпеливо махнула рукой Самрита. – Но ты слышала вообще о том, что нас ждет какое-то медицинское обследование, причем из-за Перим?  Ну же, Акрита, ты наверняка все знаешь! Что там с ней?
Услышав слова Самриты, Ракар внутренне напрягся, понимая, что не успел ничего. Но, судя по всему Акрита пока справлялась по предыдущей схеме действия и, ромуланец просто смотрел на Толан, ожидая развития событий. Толку от него было тут мало, подробности федерального мероприятия про Лайтмана он так и не осознал еще, намереваясь проанализировать его непосредственно по началу действия.
Обе темы, которые сейчас обсуждались в голокомнате, были настолько интересными, что кадеты не расходились, как обычно, не разбивались на маленькие группы со своими разговорами, а с интересом прислушивались, ловя каждое слово. Что действительно произошло с Перим? Что закрутилось вокруг Лайтмана? Для некоторых оказалось сюрпризом, что в проекте существуют какие-то секретные клубы со своими проектами и тайнами, о которых не все в курсе.
Под пристальным взглядом подруги андорианка покачала головой, продолжая смотреть на нее совершенно серьезно и искренне.
- Ты ошибаешься, - она грустно улыбнулась. – Я, так же как и вы, не знаю ничего про медицинское обследование, и для меня это такая же новость. И потом, утром мистеру Тенеку я задала тот же вопрос – что там с ней? – и он не стал отвечать. Подумай, если даже врач не считает возможным говорить за спиной пациента о его ситуации, стоит ли нам это делать? Просто по-человечески?
Она говорила спокойно и по-доброму, понимая, что Самрита, конечно, может обидеться, но ведь все действительно было именно так.
-У врача есть медицинская тайна и понятие о конфиденциальности, но у тебя-то нет, - заметил Тар Мари.
- Может быть, там что что-то такое, о чем говорить не очень… прилично, - заговорщески проговорила Самрита. – А если подумать о том, что мы знаем… Незаконный бизнес, драка в каюте, полное медицинское обследование для всех, Перим не выпускают из лазарета, и все это под завесой тайны, ммм… Что бы это могло быть! – она усмехнулась и оглядела тех, кто стоял неподалеку, как бы ища ответы, хотя было похоже, что девушка уже о чем-то догадывается. – В любом случае, мы же хотели к ней зайти, так? Если нас не пустят сейчас, сделаем это после пикета – и теперь мое любопытство стало еще сильнее!
Акрита опустила голову и нахмурилась. Она понимала, что друзья беспокоятся, но ведь если они действительно хотят помочь, а не только удовлетворить “свое любопытство”, то разве не лучше будет обойтись без всех этих сплетен и догадок? Но вслух она не стала ничего говорить. И она просто не знала, как объяснить еще. Как донести то, что скрывать можно не только запретное и неприличное, что существуют просто вещи, которых кому-то в какой-то период времени не нужно знать. Что в этом плохого или неправильного? Ей это казалось естественным. А вчера и ромуланец, кажется, согласился с этим.
Она пригнула кончики антенн и, убедившись, что вопросов больше нет, кроме замечания Тара Мари, которое решила проигнорировать, сделала шаг в сторону, выходя из центра группы. Про регату говорить стоило определенно не сейчас.
________
С кадетами
60  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 15 Ноября 2016, 17:48:37
29 августа 2384 г., утро
Коридоры станции


- Освальд Макдауэлл вызывает глинна Толан. Мэм, мне надо вам кое-что сообщить.
- Я вас слушаю, - ответила координатор через несколько секунд. – Это что-то срочное? Я как раз направляюсь к голокомнате, вы можете сообщить мне это лично.
- А, - спохватился кадет, - да, мэм, это срочная тема... хм... нет, лучше по связи, мэм.
"Безопаснее по связи", - подумал про себя Освальд и хмыкнул.
- Мэм, я должен уведомить вас, что мы с группой участников собираемся в обеденное время провести... массовое мероприятие в поддержку кадета Лайтмана на Променаде.
- Я вас правильно расслышала? – после небольшой паузы отозвалась Толан. – И что же это будет за массовое мероприятие?
- Правильно, мэм, - ответил Освальд после небольшой паузы. - Хочу вас заверить, мэм, что никто из нас не собирается создавать неприятностей, но мы не можем сидеть и смотреть, как решается судьба нашего коллеги и друга. Мы устроим... презентацию, если угодно. В поддержку Артура.
- Презентацию, - повторила кардассианка, и по ее голосу было сложно понять, как она относится к этой идее. – Что же это будет за презентация, и кто эти «мы»?
Ракар шел рядом с федеральным кадетом и прислушивался к разговору. В голосе координатора он услышал реакцию на неожиданную новость, реакцию очень похожую на плохо скрываемый гнев, или готовность к гневу. Его зарождение. Ему стало немного совестно от того, что сбросил на Освальда эту ответственность. Как бы там ни было, он не должен был остаться в стороне. Вся эта … забастовка, пикет, или как ее определил Освальд -  "презентация" была тоже частью проекта. И его долг был – настроить дипломатические отношения с федеральными кадетами в том числе. Глинн Толан хоть и была частью запасного плана, но он всегда мог пойти и иным путем.
- Глинн координатор, - сказал Ракар, так, чтобы его было слышно в устройство связи Освальда. Он чуть приблизился к кадету и шел с ним в ногу.
- Это называется "пикет". Мероприятие в защиту кадета Лайтмана. Направленное на … попытку повлиять на решение о его выдаче Кардассии. Попытку отменить это решение. "Мы" – это кадеты проекта. Мероприятие запланировано на 14:00. В перерыве между презентациями.
- Я правильно понимаю, что вы говорите уже о решенном действии, на которое не требуется мое согласие? – уточнила Толан. – Вероятно даже уже согласовали его со службой безопасности, судя по уверенности в вашем голосе. И вы всерьез полагаете, что каким-то образом поможете Лайтману, а не закрытию проекта? – удивленно спросила координатор. 
На этот раз Ракар взглянул на Освальда и кивнул ему, что в этот раз ответить нужно ему.
- Так точно, мэм, согласовали, - сказал Освальд. - Мы не стали бы вас беспокоить, не будучи уверенными, что всё вообще получится осуществить. Мы собираемся помочь Лайтману, а не закрыть проект, мэм, в этом весь смысл, но признаем честно, что толпу, как бы выразились на Земле, желторотых юнцов вряд ли стали бы слушать высокие чины в командовании Звёздного флота. К счастью, в Федерации принято считаться с общественным мнением, и мы хотим привлечь общественность на нашу сторону и таким способом донести до сведения ответственных чинов свою позицию.
- Да, глинн координатор. Это действие куда лучше поспособствует удержанию проекта, нежели чем бездействие. Федеральные кадеты хотят защитить своего коллегу. Дать им это сделать – будет верным решением. Вас мы уведомляем, потому что вы наше руководство. Должен сказать, коммандер станции тоже была уведомлена. Это соответствует их законам, - добавил ромуланец.
- То, что вы хотите, и то, чего вы добьетесь, может отличаться, - заметила кардассианка. – Своими неосторожными действиями вы можете привлечь не симпатии, а негативное внимание к проекту. Как вам такой исход: кадеты, нарушающие общественный порядок, пойманы и арестованы, проект из-за них закрыт, а мистера Лайтмана помешают под более строгий арест или немедленно отправляют на суд? – неожиданно Толан усмехнулась: - Но раз мое разрешение не требуется и вы все равно это сделаете, то мне нет смысла вам что-либо запрещать. Могу ли я в качестве жеста доброй воли с вашей стороны надеяться, что вы заранее предупредите меня, чего мне следует ожидать от вашей… презентации? – в голосе Толан слышались подчеркнуто вежливые интонации.
- Мы не собираемся нарушать общественный порядок, мэм, - заверил кардассианку Освальд. - Более того, там будет находиться станционная служба безопасности, всё должно будет пройти спокойно, а если что-то и случится, то не по нашей вине. Все, кто будет организовывать это мероприятие, знают, чем грозит нарушение закона, и никому из нас не хочется оказаться в камере, быть отчисленными из учебных заведений или уволенными со службы, а также узнать, что по нашей вине закроют проект. Мы хотим только рассказать о случившемся на орбите Волана II, а также о своём отношении к тому, что грозит Артуру. На мероприятии будут плакаты, несколько, скажем так, творческих эпизодов и, скорее всего, мы все выступим с речью и обращением. Никаких погромов, никаких драк и прочего. По крайней мере, мы это сами предотвратим вместе с СБ.
В речи Освальда, да и в его поведении сегодня, было нечто такое, что Ракар определял как резкое взросление. Он увидел в этом кадете изменения, произошедшие за одну ночь. Его уровень ответственности возрос на несколько порядков. Ромуланец с оттенком удивления посмотрел на Освальда, не сбавляя шага.
- И все же я не услышала никакой конкретики, - кадеты, уже хорошо знающие своего координатора, могли представить, как она медленно покачала головой и вздохнула. – То, что вы будете показывать на вашем пикете, увидят и представители Кардассии – сейчас я говорю не только о себе. Подумайте, как это будет выглядеть в их глазах и не вызовет ли дипломатического конфликта и еще больших проблем для проекта и мистера Лайтмана. Но не сейчас, - быстро добавила она. – Это обсуждение не извинит ваше опоздание на презентацию, которая начнется через две минуты. Я надеюсь увидеть вас в голокомнате не позднее этого времени, а в течение презентации мисс М’Коты не слышать ни слова о пикете и других не связанных с проектом делах. Детали пикета мы обсудим в перерыве. Вам все понятно?
- Так точно, глинн координатор, - ответил ромуланец, - мы уже почти на месте. Мы не опаздываем.
- Есть, мэм! - вновь отчеканил Освальд. - Мы не опоздаем, мэм, уже на подходе!
Толан отключила связь и остановилась на пару секунд, обдумывая, не стоит ли ей зайти к галу Дохиилу и предупредить о пикете. Но решила сделать позже, а пока показать пример кадетам и явиться к началу презентации о Кроносе.
Уже поднимаясь по лестнице на второй этаж Кварк'с к голокомнатам, Ракар снова посмотрел на кадета Звездного флота.
- Она права в некоторой части своих рассуждений. А вы… Освальд, вы – я бы сказал, что вы уже офицер вашего флота. Интересно… что сделала с вами эта ночь.
Впрочем, этот вопрос был риторическим. Ракар не ждал на него ответа.
Освальд удивлённо посмотрел на ромуланца, не зная, что стоит сказать.
- Да, глинн Толан в чём-то права, - кивнул он после небольшой паузы. - Может и хорошо, что мы не у посольства всё проводим. А об остальном... спасибо, но, боюсь, вы меня переоцениваете. У меня просто была возможность немного подумать... о разном. Мне ещё учиться и учиться. Идёмте, у нас осталось секунд пятнадцать, а то и меньше!
Ракар кивнул кадету и ускорился, преодолевая по две ступеньки лестницы за раз.

__________
С Освальдом и Ракаром
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 ... 15

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS