* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 08 2018, 01:45:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 17
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 07 2018, 14:06:23
16 cентября 2384 г., обеденное время
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Нельзя сказать, что М’Кота ждала Тэйру в полном спокойствии. Хотя в первый момент перед прощанием с Син ей показалось, что опасность миновала, ей совсем не понравилось, как то, что Ракара заставили остаться, так и то, что зачем-то задержали Тэйру – в её представлении великодушие должно было быть полным, или это уже было не великодушие. Несмотря на то, что времени с момента выхода из шатра прошло немного, клингонка ощущала беспокойство и с каждой минутой это беспокойство росло.
Она видела, как Ракар ушел с Те-Соном, затем как из шатра вышел второй советник и все служанки, и шатер полностью закрылся. Одна из прислуживающих Син кальдонианок осталась сидеть на коленях возле задернутого полога. Через какое-то время она наклонилась вперед, будто прислушиваясь к чему-то.
-Что ты встал тут, как столб? - окликнул М’Коту ближайший охранник в оцеплении, - Проходи давай!
В этот момент служанка поднялась на ноги и бегом направилась прямо в сторону клингонки.
-Вам велено передать, что благословенные небом Син оказали честь вашей попутчице и оставляют ее в своем шатре. И вам не о чем беспокоиться.

Илама Толан подошла как раз в тот момент, когда из шатра выбежала служанка и принялась что-то воодушевленно говорить М’Коте. Сейчас она пожалела, что кардассианский слух уступает вортам  и даже людям – в этом обществе она начинала чувствовать себя глуховатой. Наверное, это могло бы неплохо вписаться в какую-нибудь историю о кальдонианской жрице, но ей только мешало.
Женщина подошла чуть поближе – достаточно близко, чтобы М’Кота ее увидела, но недостаточно, чтобы вмешаться в разговор со служанкой.

Координатора клингонка увидела не сразу, и потому не успела отреагировать на неё раньше, чем на слова служанки, а слова эти были совсем не радующими! М’Кота заметно помрачнела: ни с чем хорошим они у неё не ассоциировались.
– Скажи честно, девушка, – обратилась она к служанке, – будут ли возражать благословенные небом Син, если моя попутчица выйдет и сама об этом скажет? Ты слышала, что нам с братом случилось навлечь на себя гнев Син, хотя и недолгий. Я хотел бы быть уверенным, что Лис – не пленница и не страдает из-за нашей неловкости.
-А почему она должна страдать? - насупилась служанка, - Это вы вывели Син из себя, при чем тут она? Как вы связаны? Вовсе она не страдает, ей сейчас надарят подарков и возьмут смотреть на турнир. А может, даже в услужение. Некоторым, между прочим, для этого приходится трудиться годами.

Илама подошла поближе, и теперь уже было очевидно, что она направляется к говорящим.  Поравнявшись с М'Котой, она вежливо кивнула служанке, но вновь не стала ничего говорить, наблюдая, как клингонка справится с ситуацией. Но все же готовая вступить в любой момент, если та не особо справится.
– Она была с нами. Если с ней что-нибудь случится, я буду думать, что виноват, – пояснила М’Кота, мучительно соображая, верить этому или нет. Лично ей казалось, что верить, но не слишком ли она доверчива? Или стоит ориентироваться на собственные впечатления? По её собственным впечатлениям Син были не такими плохими, как ей сперва показалось, хотя и страдающими известным снобизмом, а служанка искренне завидовала Тэйре. – Ладно, если ты так говоришь, я тебе верю.
-Еще бы ты не поверил - я же передаю слова Син, - служанка задрала нос, развернулась, и пошла обратно к шатру, где села, ожидая следующих распоряжений.
Илама с легкой улыбкой проводила девушку взглядом и негромко обратилась к М'Коте:
- Ваши друзья волновались, что оставили вас одного, и попросили меня составить вам компанию. Но по всей видимости, теперь вас больше ничего не держит, и мы можем идти.
– За меня-то что волноваться! – вздохнула М’Кота. – Как думаете, ей правда ничего не грозит?
- Кхм-кхм, - выразительно кашлянула женщина. - У нас есть причины волноваться за вас. Что касается Лис, то я не могу быть ни в чем уверена, но пока она вела себя осмотрительно. Зато я почти уверена, что стоять здесь под носом охраны нет особого смысла. Пожалуй, нам стоит вернуться.
– Да, правда, – согласилась М’Кота. – И надо рассказать другим, что Лис на весь турнир осталась у Син. А ещё нужно успеть купить всё, что просил Ане-Рэй...
Когда они прошли несколько шагов, клингонка задумчиво продолжила, вынужденно понизив голос:
– Мне кажется, я начинаю понимать здешнюю жизнь. Не скажу, что всё в ней мне нравится, но люди везде остаются людьми, и во многих, несмотря на привычку к… странным ритуалам, – (на месте слова «странным» должно было быть слово «уничижительным», но М’Кота вовремя его заменила) – есть много живого человеческого чувства и внутреннего благородства.
- Ане-Рэй просил что-то купить? - удивилась Толан. - Тогда идемте на торговую улицу, - она сделала жест рукой, указывая направление. Немного подумав, женщина проговорила уже более тихо: - А мне с самого начала казалось и кажется до сих пор, что вашим заданием является больше научное наблюдение за укладом местной жизни и ее комплексное восприятие со стороны, чем необходимость эмоционально пропускать его через себя. Или осуждать. Но я понимаю, что это нелегко, особенно находясь здесь, - усмехнулась она себе под нос. Едва только они свернули на торговую улицу, идти они стали в толпе и говорить о задании стало труднее. Поэтому Толан поинтересовалась: - Так что вы должны купить Ане-Рэю?
Впереди в толпе они увидели женскую фигуру, закутанную в накидку, похожую на ту, что была у энсина Баккер.
– Я ведь не федерат, – также тихо сказала М’Кота, – это они наблюдают за укладом и взвешивают всё на аптекарских весах, а мы устроены так, что всё пропускаем через себя. А раз пропускаем, то и чувствуем, раз чувствуем, то в нас возникает определённое отношение ко всему происходящему… Ане-Рэю нужно купить тёмные вещи, которые помогут соблюсти Первую директиву в случае его ранения, – вернулась она к более насущной теме, впрочем, не повышая голоса. – Он – молодец, что подумал об этом. Надеюсь, я тоже успею принять кое-какие меры.
- Так устроены все, кроме разве что таких, как Ане-Лир, - хмыкнула Толан. - Но я говорю о вашем задании, а не о ваших чувствах. Это разные вещи, и вы должны это понимать. А вот одежда для Ане-Рэя - это и впрямь хорошая идея, особенно если вы сможете ее передать. Вам же, я надеюсь, она не понадобится, потому что вы будете осмотрительнее, чем он, - улыбнулась Толан краешком губ.
Женщина немного сощурилась, вглядываясь в толпу.
- Мне кажется, я вижу Осэ, - проговорила она.
– Заданию чувства не поме… – начала было М’Кота, но услышав о появлении Самриты, сразу переключилась на неё, – А где Фес? Надеюсь, у них есть новости!
- Похоже, он чуть дальше… - приглядевшись, проговорила Толан и запнулась. – А с ней… похоже, это Ане-Сои! – женщина тут же ускорила шаг.
М’Кота поспешила за ней.
________
С М'Котой, охраной и служанкой Син
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 19 07 2018, 17:54:35
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син


Син-Лин кивнула служанке, чтобы та поднесла ей «трофей», а сама обратилась к охотнику:
- В чью честь ты выступаешь на турнире?
– У меня нет покровителя, принцесса, но если вы пожелаете, я буду выступать в вашу честь, – ответила М’Кота и добавила: – Конечно, если вы больше на нас не сердитесь.
Син-Баэ улыбнулась.
- Что ты думаешь? – Син-Лин обернулась к старшей принцессе, заметив ее улыбку. – Я хочу, чтобы такой силач выступал за нас!
-Пусть он носит на рукаве кусок этой веревки, - предложила Син-Баэ.
-Тогда тебе лучше не проиграть, - процедил сквозь зубы военный советник.
– На всё воля предков и небесных китов, – философски отозвалась М’Кота. – Одно могу обещать: я буду носить этот знак с честью.
Син-Лин кивнула и знаком повелела охотнику вернуться на место. Один кусок веревки остался у нее, второй – у охотника. Девочка потянулась и поудобнее устроилась на своем месте – было похоже, что она уже устала от постоянного сидения в одной позе. Ее внимания еще не удостоились два весьма колоритных члена группы, и она перевела взгляд на сестру – кого выберет та?
Только теперь Квинтилия с облегчением вздохнула и даже слегка улыбнулась.
Старшая принцесса посмотрела на жрицу, которая все это время хранила молчание.
-Ане, - слегка смущенно обратилась девушка к женщине, - Прошу прощения, если мы выказали вам неуважение, развлекаясь таким примитивным образом прежде, чем обратиться к вам. Ведь по старшинству вы этого заслуживаете. Нам с сестрой очень хотелось бы знать свое будущее. Что значил вчерашний звездопад - счастливый это был знак или дурной? Принесет ли счастье нашему народу наша свадьба? Сможет ли Син-Лин подарить наследника королю Ни’хан?
Илама Толан – или жрица Ане-Лан – почтительно и неторопливо поклонилась. Она совершенно не казалась расстроенной или тем более оскорбленной из-за того, что принцессы обратились к ней не сразу – на самом деле, Толан бы лишь с облегчением выдохнула, если бы ей и вовсе не пришлось играть эту роль, но раз уж пришлось, она старалась делать это так, как учила ее Сорайя Закария.
- Мы все здесь для того, что развлечь ваши высочества, как они пожелают, - проговорила женщина, выпрямляясь. – Вчера звезды не случайно падали над вашим лагерем, принцессы. Такие события случаются нечасто и происходят не случайно. Небесные киты послали вам знак перед вашей свадьбой, явив такое редкое зрелище. Они благословляют вас и ваш народ и сулят счастье и благополучие, - Илама говорила тихим, размеренным голосом, сама удивляясь, как складно у нее получается придумывать такой сущий бред, который вызывал бы у любого из ее студентов приступ смеха. Может быть, когда-нибудь, через много лет, она расскажет им эту историю… Первая директива федератов говорила что-то о невмешательстве – но кардассианка и не собиралась вмешиваться, а лишь утверждала то, что и так уже было решено до их прибытия. – Брак, освященный таким благим знаком, будет долгим, крепким и плодородным. Вы дадите наследников королю Ни’Хан, принцесса, - проговорила Илама и задержала взгляд на маленькой принцессе. Сколько ей было? 10, 11 лет?..  Подумав, она аккуратно добавила: – Как только будете готовы.
-Видишь? - Син-Баэ взяла ладони принцессы Син-Лин в свои, - Ты будешь хорошей королевой! Сами небеса указали на это!
- Конечно, я и не сомневалась! – гордо вскинула голову Син-Лин. – Я ведь рождена именно для этого. Ну ничего, - успокаивающе добавила она, обращаясь к сестре, - уверена, что и ты придешься королю по нраву. Не так ли? – обернулась она к жрице.
Илама немного замешкалась, потому что не слишком хорошо себе представляла, за кого же выдают старшую принцессу. Поэтому ответила несколько расплывчато:
- Звезды сулят вам счастье и благополучие, моя госпожа.

Ракар смотрел на Иламу Толан, пока та говорила. Координатор сказала нужное пророчество, которое хотели услышать.  Ракар только испытывал некоторое беспокойство о том, что будет, если пророчество не особенно начнет сбываться. А Делас уже заработала возможность выступать на свадьбе. В любом случае, все это ещё не произошло, и пока нужно было заботиться о текущем моменте. Ракару хотелось спеть песню о любви, но, это было не очень уместно. Здесь разговоры идут не о любви, а о королях, наследниках и народах. Любви здесь не место… особенно в связи с историей, рассказанной первой.
И Ракар снова потянулся за едой.

-Спасибо, Ане, - ответила Син-Баэ, но ее улыбка почему-то стала неловкой и натянутой, - Уверена, король Ни’хан будет относиться ко мне хорошо.
Затем она перевела взгляд на сидящих вокруг угощения гостей.
-Не стесняйтесь, стар человек, - обратилась она к Тенеку, -  Еды на всех хватит, берите еще. Наверное, вы не привыкли к такому, но это очень вкусно. А каков ваш талант?
– Благодарю высокородных Син, – сказал Тенек, – я высоко ценю ваше гостеприимство и отдаю должное изобилию вашего стола – пусть и впредь вы ни в чём не узнаете нужды. Если я ограничиваю себя в пище, то только по причине обетов, которые принёс перед лицом предков и обязался хранить, как в скудости, так и в изобилии. Что до моих талантов, то они скромны: я – лекарь, обычный костоправ, и я искренне надеюсь, что эти мои способности не понадобятся никому из здесь присутствующих.
Как и Квинтилия, Тенек решил не рисковать вмешательством, действительно, развлечь доварповую принцессу людям из варпового мира, при условии ненарушения Первой федеральной директивы – было сложновато. А вулканец и танцевать наверняка не умел, считая это нелогичным, да и тем более в его образе это было бы странно. Ракар видел как маленькая принцесса Син-Лин уже ерзала, устав от неудобной позы. Действительно, когда эта цивилизация изобретет стулья и столы – им будет гораздо лучше.
Ракар не поднимал склоненной головы. Но он все-таки решился на еще одно действие.
- А дозволено ли петь песни о любви, достойные Син? – спросил ромуланец, - я мог бы. Мне приходилось слышать парочку.
-Ты уже показал свое мастерство, - заметил Те-Сон, - А вот кое-кто - пока еще нет. Подними голову, женщина, дай на тебя посмотреть.
Неожиданно он обращался к Самрите.
В этот момент Артур тоже поднял голову и пристально посмотрел на охранника.
Самрита тоже не сразу поняла, что обращаются к ней, поэтому застыла с кусочком большого фиолетового фрукта во рту. Быстро проглотив его, она сначала поклонилась, а затем расправила спину и посмотрела на мужчину. В ее взгляде не было страха, потому что кадет – теперь энсин – Баккер не привыкла ни на кого смотреть со страхом, этого просто не было в ее мире. Но не было во взгляде и ничего другого – она просто подняла голову, давая себя рассмотреть. В этом гриме и наряде из Самриты получилась весьма симпатичная кальдонианка не знатного происхождения – не такая хрупкая и изящная, как Ане-Дея, не такая благородная, как обе принцессы, но свежая и крепкая молодая женщина.
- Я путешествую со своим мужем, - она указала взглядом на Артура, - и его братом и скрашиваю в дороге их быт. У меня нет особых талантов, господин, я не владею танцем или словом, как мои спутники, и лучшее, что я могу сделать, это заштопать рубашку или приготовить простой ужин, - Самрита говорила просто и без изысков, в ее речи специально отсутствовали сложные формы, которые она уже слышала у Ракара, Делас или Толан, но старалась, чтобы ее голос звучал негромко, а тон был уважительным.
-А ты знаешь какие-нибудь песни? - спросила Син-Баэ, - Я слышала, в лагере люди поют по вечерам…
-О, это грубые и простые куплеты, - отмахнулся военный советник, - Совсем не для ушей принцесс.
-И все же… - девушка с надеждой посмотрела на энсина Баккер.
Самрита быстро прокрутила все песни, которые были у нее в голове. Осэ должна была знать такие песни, наверняка должна была! Что-нибудь такое… простое, народное, но приемлемое для ушей принцесс. Все песни, которые знала Самрита, были из ее времени и не подходили для этого общества… Но внезапно ей вспомнилась их с Освальдом презентация и ее часть, посвященная английской ярмарке. Один из голографических персонажей играл на волынке и пел эту песню, но Самрита даже не помнила, включили ли они это в итоговую версию… Девушка улыбнулась, припоминая слова.
- Я знаю такое, - ответила Самрита. – Но заранее прошу принцесс простить меня за грубые манеры и голос. Лис поет лучше моего, - она кивнула Тэйре, - но и я знаю пару песенок, которые мы с мужем поем у костра…
- “Мэй доила коров своих.
А мимо скакали дворяне гурьбой,
И было с дюжину их.
И сказал один из всадников ей:
— Не покажешь ли путь попрямей?
— А если случится беда, что тогда?—
Спросила красавица Мэй.
И стояла туманная теплая ночь,
Когда в дом вернулась она”. 
Баллада была длинная и включала рассказ о том, как простая девушка по имени Мэй (на удивление подходящее и для кальдонианцев) влюбилась в благородного рыцаря и провела с ним ночь, после чего у нее родился ребенок, а рыцарь ее покинул. В общем, все как в жизни – той, которую должна была хорошо знать Осэ. Правда, под конец рыцарь все же признал своего ребенка и забрал их в замок, но в это сама Самрита уже с трудом верила.
К концу баллады Син-Баэ уже качала головой в такт.
-Какая интересная мелодия, - отметила она.
-Как я и ожидал - развратные куплеты, - поджал губы Те-Сон, - Им самое место в кабаке.
-Но зато это настоящая жизнь, - возразила старшая из принцесс.
-Моя госпожа, это просто фантазия простого народа, - негромко произнес Ане-Нам, - Сами подумайте, какое будущее ждет этого несчастного незаконнорожденного ребенка? Как он укладывается в общий порядок сословий?
-Да, конечно… - Син-Баэ опустила голову, так что покрывало скрыло ее лицо.
______________
С кадетами и принцессами
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 19 07 2018, 17:40:10
16 cентября 2384 г., позднее утро
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён
Шатер Син

- Вы правы, - кивнул Ракар охраннику принцесс, - доверять чужакам сразу – ни разу не решение профессионала, вы профессионал. Я надеюсь, мне удастся заслужить ваше доверие.
А затем он поклонился обеим принцессам и выпрямился.
- Итак, пусть у меня будут два противника, - ромуланец указал рукой на два места в двух шагах от себя. – А у меня два меча.
Медленным, размеренным движением, ромуланец как бы вытащил оба меча из ножен из-за своего правого плеча. Взмахнул руками, опуская воображаемые мечи, затем поднимая. Они могли бы разрезать воздух характерным свистом, но они были лишь воображаемы. Затем Рака встал в стойку, отступив правой ногой назад, а левую выставив вперед, и закрутил мельницу обоими мечами, работая обеими кистями. Воображаемые мечи вертелись как одно целое в его руках, а Ракар шел полукругом, обходя воображаемого противника, сначала в одну, потом в другую сторону. Дальше он сделал неожиданно, резко шагнув в центр полукруга и быстро разведя руки в стороны. Это был одновременный выпад в обоих направлениях, удар по двум противникам, теоретически находящимся по разные стороны от него. И теперь Ракар закружился, стремительно выполняя повороты, полуповороты, выпады и отступления, иногда взмахивая полусжатыми кулаками синхронно, иногда асинхронно. В один из моментов ромуланец в “танце” отошел к самому пологу шатра, пригнулся, сгруппировался и выполнил перекат через спину по ковру. Оставаясь лежать, он завертелся с боку на бок, словно уходя от тычка мечами в землю, затем вскочил и снова прыжок, поворот, отход, отбив, полуповорот, пригнуться, поднырнуть под воображаемый удар, подставить незримый клинок, закрутить оружие противника и хлестнуть его наискось, сверху вниз, и тут же, пользуясь инерцией - снизу вверх, а второй меч перехватить и ткнуть назад, тут же разворачиваясь и уходя из под уже и так не могущего существовать удара. Так продолжалось долго. Ракар следил только за тем, чтобы не перейти воображаемую границу своей “арены”. В какой-то момент он достиг такой скорости, что фигуры сидящих - смазались. Само по себе это действие одиночного танца с несуществующим в руках оружием стало для него самозабвенным. Долго долго, минут 7-8. Он мог бы и больше, но принцессы могут заскучать, а это вовсе не входило в его планы. И тогда ромуланец сделал два синхронных последних выпада, замерев на мгновение перед этим. Так не должно было быть в бою, это было сделано только для красоты “танца”.
Вот и все, воображаемые противники повержены. Ракар закрыл глаза, сделал медленный глубокий вдох, плавно поднимая вверх обе руки с полусжатыми кулаками, сведенными вместе, и плавно опустил, разводя клинки по бокам от себя. А затем также медленно сделал движение, изображающее вложение клинков в ножны. Его взгляд скользнул по охраннику, потом по Син-Баэ, и остановился на Син-Лин. А потом, спохватившись, Ракар снова склонил голову.
-Замечательно! - Син-Баэ захлопала в ладоши.
Син-Лин восхищенно выдохнула и тоже зааплодировала по примеру сестры.
- Никогда такого не видела! - проговорила младшая принцесса. - Теперь я хочу увидеть его в действии, на турнире!
Ромуланец на этот раз просто кивнул обеим принцессам и медленно сел на свое место рядом с Делас.
- Вы увидите, Син, - сказал Ракар, посмотрев сначала на Делас, а потом снова на принцесс, чуть склонив голову. Какая ж это неудобная поза, с так преклоненной головой, неужели испытывать физическое неудобство при разговоре с главами государств – это норма?
- А какой приз на турнире для победителя, позволено ли будет узнать? – спросил Ракар.
-В разных соревнованиях разное. Деньги, скот… Глупый простолюдин всегда думает о том, как заработать и набить свой живот, умный человек - мыслит выше, - ответил советник Ане-Нам, - Но Син, - он посмотрел на принцесс, - Давайте уже посмотрим на выступление женщины, чье ремесло - развлекать других. Она посвятила этому жизнь, - Ане-Нам кивнул в сторону Делас, - Она знает, как порадовать зрителей, в отличие от тех, кто не профессионал в этом.
-Да, - Син-Баэ снова положила ладонь на колено младшей принцессы, - Сказка была не слишком подходящая, давай забудем о ней. Этот воин показал свое мастерство, полагаю, он под стать своей хозяйке. Думаю, нас ждет замечательное выступление!
Ракар чуть опустил голову и снова потянулся к блюду за едой. Теперь он слегка напрягся, потому что он даже представить не мог, что будет делать Делас, и как она будет развлекать эту группу местных правителей. И запереживал немного.
Делас до этого тихо сидела на своем месте и никак не привлекала к себе внимания. С королевского стола она почти ничего не брала из еды, зато воспользовалась щедростью принцесс и с удовольствием пила простую воду, ставшую в здешних условиях настоящей роскошью. Едва услышав, что ею заинтересовались, она подняла голову и посмотрела на обеих принцесс. Она и не думала, что представительницу ее профессии позовут к Синам для чего-либо столь невинного, и эта мысль заставила девушку улыбнуться.
Ромуланка грациозно поднялась с пола – ее высокая прическа чуть качнулась, а украшения на руках и шее зазвенели – и с почтением обратилась к принцессам.
- Мои госпожи, я прибыла из дальних краев и хотела бы подарить вам танец, который прежде не видели ни в Ни’Рёне, ни в Ни’Хане. Легенда гласит, что много столетий назад его изобрела первая представительница моей профессии, чтобы порадовать своего правителя, а сегодня я хочу преподнести его вам, - она склонила голову, ожидая разрешения.
Ракар повернул голову и взглянул на Делас. Несмотря на всю эту напряженную обстановку, граничащую с провалом, на танец было интересно посмотреть.
-Это очень интересно, продолжай, пожалуйста, - ободрила Делас Син-Баэ.
Музыки не было, но Делас, казалось, это совсем не смущало. Она жестом попросила Квинтилию и Ракара освободить немного места, чтобы открыть принцессам обзор, и начала свой танец, похожий сначала на медленный и неспешный рассказ, который постепенно ускорялся, затягивал и заставлял с нетерпением ждать развязки. Сначала двигались лишь ее руки, затем к ним присоединились голова и шея, а вскоре и все тело включилось в танец.
Кадеты уже видели на вечеринке Самриты, что Делас неплохо танцует – если бы не тот приступ, сведший на нет все ее старания. Но девушка, даже не будучи профессиональной танцовщицей или спортсменкой, хорошо владела своим телом, а ее движения были хорошо отработанными и грациозными. Образование, полученное в детстве и юности, не прошло даром – и помимо необходимых для обучения в Ромуланской военной академии знаний она научилась еще и тому, что было обязательным для ее среды общения. Кто бы мог подумать, что умение петь, рисовать или танцевать пригодятся дочери вице-проконсула, чтобы изображать куртизанку?..
Ракару, в отличие от остальных, этот танец был знаком – это было старинное ромуланское искусство, не раз используемое в театральных постановках или на светских мероприятиях, и Делас лишь немного изменила некоторые движения из-за отсутствия музыки. Другим же – что кадетам, что кальдонианским принцессам, танец казался одинаково экзотическим и чуждым.
Его элементы соединялись неожиданным образом, каждый раз создавая интригу, и Делас будто специально замирала, останавливалась или переходила к более простым движениям, чтобы затем вновь удивить наблюдающих каким-нибудь неожиданным фуэте. Однако физически танец не был сложным – возможно, именно поэтому Делас его и выбрала, боясь совершить ошибку или не совладать с телом. И эту его несложность она мастерски маскировала игрой – будь то игривый взгляд, таинственная полуулыбка, драматическая пауза или наигранно-случайный взмах рукой. Лишь под конец, когда танец ускорился и набрал оборот, Делас сделала несколько сложных вращений, а затем присела в глубокий поклон перед своими зрителями и опустила голову, чтобы принцессы не видели, как тяжело она дышит.
-Это было… как глоток воды в пустыне, - восторженно выдохнула Син-Баэ, - Как вас зовут, Ане?

Не отрываясь Ракар смотрел на Делас. Это был кусочек далёкого Ромула, очень красивый танец. Ракар следил за каждым движением и за Делас в целом. Красиво, и красивая девушка, пусть не своего цвета, не со своими ушами, но все равно. Ракару было жаль, что так сложилась ее жизнь. Делас достойна куда большего и долгой жизни. И вместе с этим танцем он видел ещё и осознавал эту ее трагедию, которую это прекрасное зрелище только усиливало.
И от ромуланца не скрылось, что Делас тяжело дышит после.
Ракар повернулся к блюдам, взял с них несколько фруктов, налил воды и приготовил это все для ромуланки, когда она вернётся.
- Ане-Дея, моя госпожа, - проговорила Делас, чуть отдышавшись. – Если вы пожелаете, я и далее буду развлекать вас своими умениями.
 -Ане-Дея, мы бы хотели, чтобы ты развлекала гостей на нашей свадьбе, - улыбнулась Син-Баэ.
- А я хочу, чтобы ты научила меня этому танцу по дороге в Ни’Хан, - добавила Син-Лин.
- Это будет большой честью для меня, - Делас с трудом скрыла, как сильно ее воодушевила эта идея. – Я рада вам служить.
- Мы должны ее чем-нибудь одарить, - зашептала младшая принцесса старшей.
  -Да, - Син-Баэ склонила голову, покрытую алым покрывалом, к Син-Лин, а затем слегка обернулась и обратилась к служанкам, - Доставьте три рулона лучших тканей к палатке этой Ане… Впрочем, наверное, вам будет лучше переехать ближе к центру лагеря, - добавила она уже для “куртизанки”.
-Мы это все еще обсудим, - вставил советник Ане-Нам с кислой миной на лице, - Едва ли для Син подобает учиться танцам развлекательницы мужчин...
Делас еще раз поклонилась и вернулась на свое место – подготовленную Ракаром воду она выпила одним глотком.
Син-Лин быстро скорчила недовольную рожицу на слова советника, а затем вновь натянула вуаль и выпрямила спину, чтобы казаться еще выше и солиднее.
- Я хочу посмотреть, на что способны остальные! – взгляд маленькой принцессы прошелся по каждому, выбирая себе следующую «жертву».
Ракар с интересом следил за всеми этими разговорами. Свадьба была "их", а значит, замуж выдают обеих. Но где же на самом деле тот, кто будет вести переговоры. Где король? И ведь не спросишь впрямую, из-за этого изначального инцидента… Зато маленькая принцесса вела себя совершенно понятным образом. В ее жизни было мало интересного, слишком мало. Но она уже понимала необходимость жертвы для государства. И еще она была доброй по сути своей, еще не узнала, что значит править железной рукой.
____________
Преимущественно танцующие ромуланцы и принцессы
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 07 2018, 17:27:24
15 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III


Ракар внимательно слушал, а под конец его щека дернулась. Он внимательно, еще более внимательно посмотрел на Иламу Толан. Угроза перевести одного из них в другую группу – была страшной. Он не мог… не мог этого допустить. Она же не поступит с ним так жестоко? Не поступит? Или поступит?
- Все это правильно, - медленно сказал Ракар. – Но только не вулканские медитации. Это… это ересь с ромуланской точки зрения. А все остальное – да, я это делаю. Я внимательно наблюдаю за всем, что происходит. Пожалуй, знаете, и правда, я напишу книгу. Это хорошая мысль. О других культурах и взаимодействии с моим, нашим образом мыслей, ромуланским. Что-то о стенах между народами. И о том, как их преодолеть.
Ракар не прокомментировал угрозу Толан, но он испугался ее.
- Мэм, мэм. Я вот еще что хотел вас спросить. Вы же думали уже о пророчестве, которое дадите завтра?
- И не называйте традиции других народов ересью, - с легкой улыбкой заметила Толан. – Вам еще многому предстоит научиться, и лучше бы вам освободить для этого место в ваших мыслях. Просто наблюдать – недостаточно, вы не шпион, вы – участник проекта «Альфа». Этот проект в том числе и об обмене – информационном или эмоциональном. Тогда вы начнете понимать людей вокруг вас лучше. Я очень прошу вас отнестись к моим словам серьезно: я беспокоюсь о вас, о Лие, об Ане-Дее, но еще больше я беспокоюсь о группе в целом.
Она бросила взгляд на звезды и коротко ответила Ракару:
- Я думала о предсказаниях. И собираюсь продолжить это делать сейчас. Но сначала я хотела убедиться, что вы готовы работать над собой и учиться контролировать свои чувства, пока это не привело к беде.
Ракар кивнул, медленно.
- Да, это не ересь для вулканцев. Это их образ жизни. Мы понимаем. Но, как это говорится – что хорошо для вулканца – плохо для ромуланца, и из риханнсу – не сделаешь фаэссу. Да, я серьезно отношусь к вашим словам. Не сомневайтесь в этом. Учусь и буду учиться. До беды – не доведет. Да, мне не просто. Но я последую вашим советам. Готов, да.
Ракар допустил короткую паузу, а потом продолжил:
- Ане-Лан, у меня нет конкретных предложений насчет пророчества, но есть некоторые рассуждения, которые, мне кажется, важны. Можно рассказать?
- Не торопитесь давать обещания, - она предостерегающе подняла руку. – Вы не сможете перестать думать о Лие завтра же, вы не сможете сразу же взять под контроль свои чувства. Но я хочу видеть, что вы движетесь в этом направлении, что вы учитесь себя контролировать и не идете на поводу у влюбленности. И я не хочу, чтобы вы причиняли боль ни одной из этих девушек. Если к концу этой миссии я замечу изменения к лучшему и увижу, что вся ваша энергия и мысли направлены на проект, я больше не буду думать о переводе в другую группу. А вот теперь я с удовольствием выслушаю ваши рассуждения о пророчестве. Только использовать их или нет я решу сама, - Илама слегка улыбнулась.
Ракар снова кивнул. Мысли его были еще мрачнее, чем недавно до этого. Но он скрывал это всеми силами. Так, как научился скрывать свои чувства при начальстве, во время присутствия на пытках в подвалах Тал Шиар.
- Значит направление… Да. И да, конечно сами решите, это просто мысли, основанные на наблюдении и тому искусству политики, которому меня учили. Так вот – я думаю, пророчества – это тоже политика. Потому что никто не может видеть будущего, не воспользовавшись временными искривлениями, и не наблюдая будущее воочию, чтобы потом изменить прошлое. Но тут опасное мероприятие с этим пророчеством. Если оно не сбудется, высказанное достаточно явно, пророк может впасть в немилость, как политик, давший обещание, и не исполнивший его. Что мы тут имеем – девушку, которая не любит сына иноземного правителя, везут выдавать замуж за незнакомца. Наверняка, она знает, что такова ее Син-ская доля, и все делается ради блага ее страны,  но свои реальные чувства, как вы хорошо заметили только что – засунуть глубоко не так-то просто, - Ракар шептал в этот раз, он и раньше говорил не громко, но теперь еще сильнее понизил голос, - поэтому, есть у меня предположение – что успех этого их мероприятия по договору с Ни'Ханом имеет некоторые вероятностные колебания. Что если принцесса уже успела влюбиться в кого-то другого, местного? Пророчество об успехе этого каравана в Ни'Хане – может сподвигнуть принцессу сбежать, не достигнув Ни'Хана. А пророчество о неуспехе – расстроить всех остальных. Итого – сложно. И поэтому, раз мы не можем дать каких-либо точных обещаний о чем-то – нужно пророчить нечто такое, что произойдет точно, или такое, что под определенным ракурсом можно будет трактовать так, как захочет слушатель. Например – солнце взойдет завтра на востоке – это пример явного абсолютно точного пророчества, но и эту же фразу, сказанную несколько витеевато и расплывчато тоже можно будет трактовать в пользу благословения и того, что все у каравана закончится хорошо. Иными словами, нужно сказать людям что-то такое, что каждый из них хочет слышать, и сможет воспринять в свою пользу. Все это на самом деле – неконкретные слова, а общие стратегии, которые вы и так знаете. Наверное, я сказал банальность и очевидность, но я должен был сказать.
Толан внимательно слушала Ракара и иногда кивала.
- Я возьму это на заметку, спасибо, - произнесла она наконец. – Но мне нужно придумать, что именно говорить, если меня спросят. Для меня это не проще чем для вас – понять вулканскую медитацию, и все же я стараюсь. Что ж, тогда сейчас как раз подходящее время, чтобы все еще раз обдумать.
Она сделала шаг в сторону, но потом, поколебавшись, обернулась.
- Ане-Рей. Я должна быть уверена, что мы друг друга поняли, а еще – что вы позаботитесь о самом себе, о своем эмоциональном и психическом состоянии и вернетесь в равновесие. Это сложная работа над собой, и я не требую, чтобы завтра все вернулось в норму. Но я хочу знать, согласны ли вы со мной и с тем, что с вашей ситуацией надо что-то делать.
- Сложно, да. Я не завидую вашей роли и легенде, Ане-Лан, - сказал Ракар, - махать мечом куда проще. Могу только пожелать вам успеха, и помните, что мы верим в вас и поддержим всем, что можем.
А потом Илама Толан шагнула в сторону, и обернулась.
- Мы поняли друг друга, - кивнул ромуланец, и выпрямился, чуть приподняв голову, - я согласен с тем, что нельзя никому причинять боли. Я не буду этого делать. Тут даже вопроса не стоит. Я согласен с тем, что мне нужно работать на проект, и отвлечься этой работой. Все это будет происходить. Но любить я не перестану. Извините меня, что вам пришлось говорить обо всем этом.
- Я не прошу вас перестать любить, - мягко заметила Толан. – Это невозможно сделать по щелчку пальцев, да и я не говорю, что это нужно. Я прошу вас работать над собой и привести ваш внутренний мир к гармонии, научиться жить с этим чувством и контролировать его. Вы не сможете притворяться, что у вас все в порядке, пока внутри вас буря – вы мне уже не первый раз это обещали, но у вас не получается. И вы будете причинять боль им обеим и самому себе, даже если сами этого не желаете, пока не найдете равновесие внутри себя. Чтобы действительно интересоваться проектом, его участниками, миром вокруг вас, а не просто делать вид, вам нужно волевым решением взять эти пагубные чувства под контроль и не дать им управлять вашей жизнью. Подумайте над моими словами, а не отмахивайтесь стандартными обещаниями все исправить. Удачного дежурства, Ане-Рей, - с этими словами женщина сделала шаг в темноту и мгновение спустя растворилась в ней бесследно.
________
С Ракаром
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 07 2018, 17:26:32
15 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III


Самрита закончила собрание и подала пример другим, встав со своего места.
Квинтилия тоже встала и направилась в сторону ромуланки.
-Ане-Дея, - произнесла она, - как ты считаешь, мне сегодня лучше спать с тобой в шатре или на улице?
Делас медленно поднялась со своего места и теперь смотрела в темноту перед собой, даже не пытаясь в ней что-то разглядеть.
- Я буду спать в шатре, - обернулась она к Квинтилии. - Ты можешь спать со мной... если хочешь. Я не думаю, что за нами настолько пристально наблюдают, или что это как-то повлияет на раскрытие легенды... - неуверенно продолжила девушка. - И я не хочу тебя ни к чему принуждать.
-У тебя были слуги дома на Ромуле? - продолжила допытываться Квинтилия.
- Да, конечно, - это прозвучало, как само собой разумеющееся.
-И если бы вы с отцом отправились на пикник с ночевкой и взяли бы их с собой, чтобы они готовили для вас и все такое, то где бы они спали? Ты разбираешься в таких вещах лучше всех в нашей группе! Поэтому только ты можешь помочь…
- Подле нас, - тут же отозвалась ромуланка. – Не слишком близко, чтобы не нарушать личное пространство, но достаточно, чтобы подойти по первому зову. Эй, слушай, я не хочу обращаться с тобой, как со служанкой, - она посмотрела в сторону, куда ушел Ракар. – Он посчитает, что я это делаю из мести и будет еще хуже ко мне относиться…
-Я хочу сделать все правильно, - ответила трилл.
Делас тяжело вздохнула.
- Тогда просто будь всегда поблизости, но не выступай вперед и держись скромно – ведь это будет неправильно, если первой заметят не куртизанку, а ее камеристку. И лучше спи рядом со мной – вдруг мне что-то понадобится ночью или утром? – ромуланка нахмурилась, что-то обдумывая.
-Тогда я пойду перенесу свои вещи! - Квинтилия бросилась в сторону, взмахнув пестрым подолом.

***
- Ане-Рей, - позвал Ракара тихий голос из темноты, а затем в его поле зрения появилась Илама Толан. Оглядевшись и убедившись, что рядом никого нет, она проговорила не терпящим возражений тоном: - Мне надо с вами поговорить.
Ракар медленно шел по песку, определив себе траекторию первоначального круга вокруг шатра по длинному радиусу. Вдалеке был виден свет других костров этой стоянки. Мысли Ракара занимала текущая ситуация с отсутствующей пока профессором и планами на завтра. Ромуланец явно отметил для себя реакцию Делас на присоединение Квинтилии к их группе, и на то, как Делас отнеслась к очень вероятному началу завтрашнего действия. На базе она вела себя решительно, в начале брифинга – тоже. А затем последовали раздумья и фраза "я ничего не решаю". В его собственной голове уже намечался некий план завтрашнего действия, но в этом плане было узкое место, отдающее неопределенностью. Да, профессор дала четкий инструктаж на базе по роли куртизанки. И сама Делас хорошо определяла это – танцы, музыка, приятная компания. Компания куртизанки не обязательно должна заканчиваться известным действием. Этого можно было избежать, и он, Ракар, как телохранитель, был гарантом соблюдения договоренностей, но короли – это короли, Претор на Ромуле - тоже не святой. Всякое бывает. Действия по защите Делас могли кончиться необходимостью немедленно смываться во весь опор ящеров, и это будет провалом задания. Делас, несомненно все это понимала, хотя он и не знал точно, о чем она думает. Возможно … о том, что он толкает ее куда-то не туда. Все это еще нужно было обсудить утром. Ракар внимательно смотрел во тьму, где располагался кальдонианский лагерь, а потом его позвала координатор Илама Толан. Ракар остановился, обернулся, пристегнул к поясу флягу, вложил меч в крепление на спине.
- Да, конечно, Ане-Лан, - ответил Ракар.
- Что с вами происходит? – прямо спросила женщина. – Мне нужен честный ответ. Я еще с нашего прибытия на базу заметила, что с вами что-то не так, но думала, что вы сами справитесь.
Ромуланец вздохнул и отвел взгляд.
- Да… да вообще, нормально все. Просто личные сложности, Ане-Лан, - ромуланец опустил голову сначала, потом снова поднял взгляд на кардассианку, выглядящую теперь как ворта.
- Мне сложно не общаться с Лией. Я так к этому стремлюсь, но наши отношения слишком сложные. Потому что я слишком поспешил однажды. В тот раз, сразу после отпуска, когда мы с вами встречали корабль – вы сказали интересную фразу, про терпение, которое я должен проявить со … своими девушками. На самом деле – с одной девушкой. Ну вот как-то так. Потом, на базе. Лия понравилась этому баджорцу, и я испытал сильную вспышку ревности. Хоть и не имею на это право. Но тем не менее. И я переживаю теперь на эту тему. Потом… Ане-Дея. В том, что с ней происходило – есть большая доля моей вины. Я надеюсь, что она все это переживет нормально, но теперешние реакции ее на меня – есть следствие личных отношений. Сложно это. Но Ане-Лан, не волнуйтесь. На работу и задание это все никак не влияет.
- Это уже влияет, Ане-Рей, - вздохнула кардассианка. – И для эффективной работы нам всем надо признать, что личные отношения имеют место быть и вызывают у вас проблемы сразу с двумя девушками. Итого, страдает как минимум три человека, а на самом деле это касается всей группы. Несмотря на все, что произошло позже, я помню все, что вы говорили мне той ночью после регаты на станции, и мне жаль, что так получилось с вашей влюбленностью. Но сейчас нужно решить, что с этим делать – здесь и сейчас, - решительно закончила Толан.
Ракар неуверенно посмотрел на Толан.
- Что решить здесь и сейчас? – ромуланец развел руками, - я же как раз ничего и не делаю и обсуждаю только задание. Или… что вы имеете в виду?
- Я имею в виду, что мы с вами должны понять, что делать дальше, - пояснила Толан. – Было бы лучше, если бы этот разговор проводила советник, но ее здесь нет, а из меня плохой психолог. Я надеялась избежать этого разговора, но ваше поведение на собрании удивило всех. Я вижу ваше напряжение, которое не проходит с нашего прибытия. Что вы сами собираетесь делать с вашей ситуацией? Только не говорите, что у вас все под контролем – я же вижу, что это не так.
- Вот только федерального психолога мне еще и не хватало, - чуть усмехнулся Ракар, снова на секунду отведя взгляд, - нет уж. Я ушел с собрания потому, что психанул в ответ на неадекватную реакцию Ане-Деи на мои слова. Был рабочий момент, я обсуждал стратегию и планы, мой тон был рабочим, деловым. Не за что было на меня так реагировать. Она ромуланка, дочь сенатора, она прекрасно должна это понимать. Но она предпочитает подобным образом … ну, я не знаю, унижать меня перед командой что ли. Да, в ответ, с некоторой задержкой, я тоже повел себя недостойно. Такого больше не повторится. Я собираюсь сосредоточиться на задании, мэм, и выполнить его на высшем уровне. Ничто личное не помешает этому.
- Значит, вы считаете, что в вашем поведении виновата Ане-Дея, и мне стоит обсудить этот вопрос с ней? – медленно переспросила Толан.
- Нет. Не виновата, - качнул головой Ракар, - не надо с ней обсуждать, за свои действия я отвечаю сам. Не повториться такого, мэм, обещаю.
- Вы мне это уже не один раз говорили, - устало отозвалась Толан. – И что возьмете себя в руки, и что ваши чувства не будут вам мешать, и что личное не помешает работе в проекте. Пока я вижу обратное, ваши чувства к девушке из нашей группы стали для вас главным приоритетом. Пожалуйста, ответьте на мой вопрос максимально конкретно, по шагам, не скрываясь за общими формулировками, что у вас все под контролем. Итак, Ане-Рей, что вы собираетесь делать с вашими отношениями с Лией? Я знаю, что это личное, но сейчас нам надо решить возникшую проблему.
Ракар тяжко вздохнул, взглянув на небо, полное звезд.
- Какие сложные вопросы вы задаете, если б я сам знал на них ответы… Вы правы. Лия стала для меня важной настолько, что это сравнимо с важностью для меня моей родины. Ромул был раньше превыше всего. А теперь – это одинаково. Что я собираюсь делать… я собираюсь жить с этим чувством. И собираюсь работать, с Лией, как и со всеми коллегами. Я не собираюсь напрягать ее своими чувствами. Она ясно дала мне понять все. Мэм, я собираюсь работать. Исполнять задание, сейчас, потом завтра, и так далее. Вроде бы… это конкретные шаги? Если вас смущает еще вопрос про то, где поедет Лия завтра – так это вопрос тактики. Телохранитель не может ехать со вторым седоком во время охраны охраняемого. Мне нужна свобода действий с мечами и свобода ими размахивать, оперативно спрыгивать из седла. Во время перехода без каравана, только с нашей группой - я мог бы взять ее к себе в седло, но не в той ситуации, которая у нас, возможно, будет завтра.
- Нет, меня смущает другое, - качнула головой женщина. – Что вы уже не первый раз обещаете мне взять под контроль свои чувства. Вы собираетесь, - она подчеркнула последнее слово, - но я вижу, что вы не можете это сделать. Я знаю, что нельзя заставить себя кого-то разлюбить или перестать что-то чувствовать. Но можно занять свое тело и разум другим, найти вашей энергии иное применение и пустить ее в другое русло. Не плыть по течению своих эмоций, а взять контроль над своей жизнью. Вы сможете, как вы сказали, «жить с этим» только если начнете мыслить рационально, а не под влиянием вашей влюбленности. Сейчас мне кажется, что вы варитесь в своих чувствах, снова и снова думая о Лии – и это вас разрушает. Я права?
Ракар грустно улыбнулся, и его глаза, сейчас другого цвета, нежели чем были в оригинале, блеснули в звездном свете.
- Да, заставить нельзя, - сказал ромуланец, внимательно глядя на Иламу Толан, - но любовь не может разрушать. Она создает. Призвана создавать. Иначе – это не любовь. Я немножко изменился из-за этого. Со мной такое в первый раз. А… у вас есть предложение, чем занять разум и тело?
- К сожалению, в вашем случае я вижу негативные последствия, - призналась Толан. – Возможно, вы излишне идеализируете свои чувства и слишком сильно на них концентрируетесь. Любовь – это прекрасно, но вас направили сюда для участия в проекте, вспоминайте об этом чаще. Займите ваш разум тем, на что направлен наш проект – налаживанием связей с другими цивилизациями, их изучением, дипломатией, поиском новых путей взаимодействия, пониманием других культур и их образа мыслей. Узнавайте больше, общайтесь с вашими коллегами, найдите подход к каждому. Займите ваше тело тренировками и медитациями, учитесь у ваших коллег и учите их сами. Вы что-нибудь слышали о вулканских медитациях? Как насчет андорианских боевых искусств?  Кардассанской тренировке памяти? Займите ваши чувства созерцанием и наблюдением, запоминайте все, что вы здесь видите, прочувствуйте вашу легенду, играйте свою роль. Найдите себе что-то по душе, что отвлечет вас от мыслей о Лии – в конце концов, выучите местный язык или напишите книгу. Проект может дать вам больше, чем страдания по безответной любви. Но если вы не воспользуетесь данными вам возможностями, мне придется задуматься о том, чтобы перевести одного из вас в другую группу.
_________
Квинтилия и Делас
Илама Толан и Ракар
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 06 2018, 09:48:10
15 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III


Несмотря на то, что большой лагерь кальдонианцев был уже виден, оказалось, что ехать до него еще как минимум километр. И поскольку группа двигалась спокойным ящериным шагом, а не влетала в лагерь во весь опор, до встречи с кальдонианцами у них еще было время. Время, чтобы внутренне подготовить себя к приключению, о котором еще сегодня утром никто не подозревал.
Профессор Закария ехала за Делас и Ракаром. Илама Толан слегка ударила пятками по бокам Диогена и направила его в сторону землянки, так что скоро они поехали бок о бок.
- Раз наше задание стало чуть более настоящим, чем я ожидала, я хотела бы кое-что уточнить у вас. Это касается моей легенды, - проговорила кардассианка, поравнявшись с профессором. – Если честно, пока все это было довольно занятно – рисунки, гадание на созвездиях, предсказания будущего, вся эта религия… Но если мне и правда придется играть роль жрицы Небесных китов, я бы хотела кое-что прояснить. Например, метеоритный дождь, который мы сейчас наблюдали – судя по тому, что местные жители серьезно относятся ко всем космическим явлениям, такое событие не должно остаться незамеченным. И они потребуют трактовки, - в голосе Иламы слышалась неуверенность. – Я… Я боюсь, что не найду, что сказать и как правильно вести себя.
-Да, метеоритный дождь… - землянка слегка нахмурилась, - Признаться, я почти не обратила на него внимания. Но если подумать, то за мое время на этой планете я ни разу не наблюдала подобного явления. Впрочем, десятилетие - это не так много для выводов о местных небесных феноменах. Конечно, метеоры заметили все, и вы правы, вас могут попросить как-то трактовать их. И что же? Вы протрактуете так, как сочтете нужным. Религия - это не точная наука. В галактической истории известны случаи, когда одно и то же затмение солнца одна сторона конфликта трактовала как знак удачи для себя и шла в атаку, а другая сторона - как знак своей злой судьбы и бежала.
- То есть, мне положиться на фантазию? - с лёгкой улыбкой уточнила Толан. - Я не так хорошо знакома с религиями, как с точными науками... Насколько местные вообще склонны доверять жрецам? Неужели все, что я скажу... Они всему поверят?
-Не всему, - профессор Закария слегка ухмыльнулась, - Только тому, чему захотят поверить. Не обещайте им дождь из кардассианских крыс и танцующих бринов в розовых балетных пачках.
На этот раз Илама не сдержала смешка.
- Пожалуй, я обойдусь без этого. И ещё кое-что... Я просмотрела вашу работу о Небесных Китах - это довольно интересная, э-э-э, концепция... - но я хотела бы уточнить по поводу отношения к жрецам и их месту в социальной иерархии. Как мне следует себя вести с ними? - она кивнула на караван впереди.
-Cкромно, но с чувством собственного достоинства, - уже серьезно ответила профессор Закария, - Вам когда-нибудь приходилось видеть баджорских священников? Я видела их на станции ДС9 перед тем, как отправиться на эту миссию. Не их Кая - это все-таки более политическая роль, чем духовная, что бы ни говорили сами баджорцы. А я говорю о более низких чинах, кто больше думает об общении с их так называемыми богами и благотворительности, чем о золотой робе, высоком дворце и толпах внемлющих прихожан.
- Я тоже видела их на ДС9, я сейчас работаю там, - кивнула Толан. – Но я никогда с ними не общалась… думаю, вы сами понимаете, почему. Но, мне кажется, я понимаю, что вы имеете в виду. Полагаю, что мне лучше держаться в стороне и вступать в общение, только если ко мне обратятся?
-Это в принципе ко всем относится, - согласилась профессор Закария, оглядываясь на остальную группу.
Толан тоже обернулась назад и вздохнула: уж она-то своих кадетов знала – они были не из тех, кто будет стоять в стороне…
- Прекрасно, с этой частью я справлюсь, - кивнула женщина. – И, пожалуй, еще одна вещь, которая может всплыть во взаимодействии. Я слышала, что многие архаические общества отличаются ритуализированностью. Как я понимаю, это должно особенно касаться религии – самой мистической части жизни. Как с этим обстоит у кальдонианцев? Мне нужно что-то об этом знать, чтобы не совершить серьезную ошибку и не выдать себя?
-Вы ведь читали карты, статью и записи, - ответила профессор Закария, - Там было об этом немного. Уверена, в нужный момент прочитанное всплывет у вас в голове или вы сможете сымпровизировать.
- Возможно, - не слишком уверенно согласилась Толан. – Но сейчас на вас лежит наибольшая ответственность – это задание выходит из сферы моей компетенции, и здесь я не смогу контролировать кадетов. Ни они, ни я не обучались работе под прикрытием на до-варповых планетах, и мы можем совершить ошибку в любой момент, сами того не подозревая.
-Предоставьте все мне, - ответила профессор Закария, - Я предполагаю, что проблем со входом в лагерь у нас не будет, а затем я отправлюсь на разведку, а вас и вашу группу прошу ничего не предпринимать, пока не будет дополнительной информации.
- Я вам доверяю, - кардассианка улыбнулась краешком губ. – В этом вопросе вы явно разбираетесь лучше нас. 

***
Артур подъехал к Тэйре и поехал с ней рядом, оглянувшись на маленького ящера, который бежал сзади.
- Лис, повтори мне свою легенду, пожалуйста, ее нужно наверняка высказывать ясно и четко.
Самрита уже хотела было подозвать Артура, чтобы обсудить с ним их легенду, но, увидев, что тот занят разговором с Тэйрой, решила пока сама подумать над своей ролью.
Тэйра придержала Гипатию и с сомнением кивнула в ответ Артуру:
-Честно говоря, над легендой я как раз и думаю. Я - девушка из семьи скотоводов, причем не самой бедной семьи - посмотри на вышивку на одежде. Но мне интересно... почему я одна? Вы все нашли себе спутников, но я - нет. И мне не хватает знаний о местной культуре, чтобы это обосновать, - она тряхнула головой и посмотрела вперёд: профессор Закария была занята разговором с Иламой Толан. Да уж, сейчас не спросишь. - Я не уверена, могу ли я вообще путешествовать одна, или придется придумывать обоснование, что у меня, например, нет семьи, но это не очень вяжется с моей одеждой… В общем, все сложно, - она усмехнулась.
Артур кивнул и улыбнулся.
- На самом деле, Лис, когда ты один и свободен – это как раз здорово. Перед тобой лежат все пути и все дороги, выбирай любую. Множественная вариантность – чистый лист, новое начало. Полет фантазии. Не бойся фантазировать. Помнишь, Ане-Сои говорила, что скотоводство – очень уважаемая профессия? Это значит, что просто так тебя не отринут. Да, семья бедная, не каждому везет. Твоей семье не везло. У тебя несколько вариантов может быть – ты ушла из семьи, потому что им было не прокормиться, и ты решила выбрать свой путь, чтобы не быть для них обузой. Или же наоборот – отправилась на заработки в долгие путешествия, чтобы помочь семье. Или же твоя семья погибла в степном пожаре, и спаслась только ты, и два твоих ящера, Гип и … ох, имя для Пушка не выбрали, его должна придумать Ане-Дея, либо сейчас по цепочке передадим, либо на подъезде огорошим ее.
Артур посмотрел вперед, и снова повернул голову к Тэйре.
- А мужа у тебя нет еще, потому что твоя семья кочевала. И ты встретила на пути всех нас, мы сбились в одну кучу, на некоторое время. Как тебе все эти идеи? Или может они наведут тебя на мысль о чем-то еще?
Тэйра наклонила голову, размышляя.
-Мне не очень нравится идея с пожаром… но идея с заработком. Наоборот, Фес, одежда у меня хорошая, я думаю, моя семья могла себе позволить остаться ненадолго без рабочих рук и отправить меня учиться. Я спрошу потом у Ане-Сои, посмотрим, что она скажет.
Она перевела взгляд на Артура.
-Спасибо за советы, ты очень вовремя меня спросил, - она заулыбалась.
- Ага, пожар отбросим, - согласился Артур, глядя на Тэйру, - ну смотри, Насчет учиться… Это не тот мир, в котором можно улететь учиться на другую планету. Мне кажется, здесь учатся профессии как раз дома и семья является учителями. Тем более, если семья – ящероводы, и твоя профессия совпадает с их профессией. И да, если семья не самая бедная, то она наверняка может себе позволить устроить тебе… нечто вроде испытания, на самостоятельное управление стадом и ведение дел, и поэтому ты путешествуешь. Вот еще что, Лис, одной девушке действительно – в этом мире несколько … трудновато. Там целый караван, и ты с большой вероятностью кому-нибудь понравишься. Ты симпатичная, честно говоря, - улыбнулся Лайтман, - даже очень. Может быть… нужно придумать, что у тебя есть жених, и ты как раз достигаешь в путешествии уровня мастерства ящероводства, перед тем как выйти замуж… Эх, Лис, наверное я несу нечто несуразное, но очень надеюсь, что чем-то подаю идею.
- Это хорошая мысль! - воскликнула Тэйра. - Наверное, пока хватит идей, а я потом обговорю это с Ане-Сои. Еще раз спасибо.
Артур улыбнулся Тэйре, и, пришпорив беднягу Сократа, подъехал к Самрите.
____________
Илама и профессор Закария, Артур и Тэйра
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 25 06 2018, 13:51:11
14 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III


Артур быстро делал факел. Одну из веток, что были предназначены для костра, он обмотал тем материалом, что использовались в факелах, а потом на мгновение задумался. Так и застыл с недонесенным до огня факелом. А потом огляделся и поднялся. Подошел к Иламе Толан.
- Ане-Лан, - негромко сказал Артур, - все уже уходят спать,  Рэй позвал на тренировку, и я очень хотел бы в ней поучаствовать. А первая смена дежурства – у Тера и Лира. Они не долго, я загоню их дежурить спустя не более часа, да и вряд ли тренировка продлится дольше. Вы… не могли бы пока… последить. Если вы не очень устали, конечно. Если устали, то сейчас что-нибудь придумаем.
Толан с усмешкой покачала головой: она помнила, что Самрита попросила дежурных приступить к караулу сразу после ужина, но и прекрасно понимала желание молодежи развеяться и поразвлекаться.
- Хорошо, я буду здесь, - кивнула кардассианка. – И оставлю костер, чтобы у вас был свет – загасите его, когда закончите. Я прошу вас не уходить далеко, чтобы я могла вас видеть.
-Я тоже пока посижу, - сказала профессор Закария, - У меня ведь сегодня нет дежурства.
- Спасибо! – Артур с облегчением улыбнулся, - все загасим! И вы будете нас видеть, мы там будем со светом. – Артур показал Иламе Толан свой еще незажженный факел, сунул его в костер, поджег и поднял вверх. – Вон там мы будем, - Артур показал рукой на север, и в этот момент свет то ли костра, то ли факела отразился от блестящей отполированной поверхности меча ромуланца, который находился ровно в тридцати метрах от костра, а потом и от двух мечей. И этот свет опускался то вниз, то поднимался вверх. Ракар выполнял бой с тенью, с двумя мечами, двигаясь, и отраженный свет мелькал.
Толан повернула голову в указанную Артуром сторону и задумчиво посмотрела на тень Ракара. Она подумала о том, что и сама бы не отказалась помахать мечом, и тут же о том, что не стоит смущать кадетов своим присутствием на их тренировке, поэтому только кивнула и сказала:
- Давайте, идите уже! Он вас ждет.
Артур посмотрел на Иламу Толан с благодарностью, с интересом, с каким-то еще новым чувством, он словно узнавал все то, что он еще о Иламе Толан не знал. Она была такой… такой в этот момент настоящей и своей, это был еще один момент, который хотелось помнить. А потом Артур взял свой короткий меч и пошел на север.
- Тер! Тер, - произнес Артур, негромко, но все же стараясь шептать громче. – Пойдем.
________
С Артуром и Закарией
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 08 06 2018, 19:02:06
14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, Кальдония III

Квинтилия слегка отступила назад и постаралась пересчитать животных. Сбилась, начала сначала.
Первым группы достиг самый маленький и шустрый ящер - размером всего лишь по пояс взрослому человеку. Его голова и живот были более круглыми, чем у остальных, ноги и хвост - более короткими, а глаза - большими.
Не сбавляя темпа, он бросился в сторону профессора Закарии и ткнулся лбом ей в бок.
Артур тоже залез в тайник и помогал остальным вытаскивать упряжи одну за одной, которые имели отдаленное сходство с упряжами земных лошадей, но имели местами кардинальные отличия. Раздался свист, и мелодия свирели. Артур вытянулся во весь рост, приоткрыв рот, во все глаза глядя на ящеров, которые мчались теперь к ним навстречу.
Ромуланец, наконец справившись с ремнями креплений обоих мечей на спину, встроил параллельно за спиной двое ножен, один за одним, уже довольно привычным движением рукой за спину вложил в них мечи, и водрузив на поверх на спину щит, заметил, как зашевелились пятна, которые он ошибочно принял за россыпи цветущих растений.
Они, эти животные, были невероятно похожи на то, что было изображено на ножнах его мечей… Ромуланец подошел к Иламе Толан. Наклонил к ней голову, все еще заворожено глядя на то, как ящер уткнулся головой в бок профессора.

- Ане-Лан, вы … умеете ездить на чем-то подобном, вернее… на ком-то? – негромко спросил Ракар.
Кардассианка, до этого – как и все остальные - наблюдавшая за передвижением животных, повернула голову к Ракару: было похоже, что ее удивил его вопрос.
- Умела… раньше. Я уже давно не тренировалась, - уклончиво отозвалась женщина. – Почему вы спрашиваете?
- Потрясающе… - ответил Ракар, - потрясающе, потому что я никогда такого не видел. У нас на Ромуле такого нет. Только технологии. Только полеты. Я не умею ездить на животных. Это будет… по началу – веселое зрелище. На Кардассии есть что-то подобное?
- Ездовые собаки, - кивнула Толан. – Дядя учил меня на них кататься, когда я была лет на пять моложе вас, но с тех пор у меня было мало практики. Как-то не до того стало…
Делас тем временем решительно прошла мимо всех остальных кадетов и подошла прямо к профессору Закарии. В ее глазах читался восторг, смешанный со страхом перед неизвестным и желанием это неизвестное испытать.
- Можно его погладить? – одновременно с вопросом ее рука тоже потянулась к ящеру, который первым подбежал к профессору.
-Конечно, только аккуратно, - профессор Закария мягко, но решительно отстранялась от игривого внимания маленького ящера, - Пушок, достаточно… Это, как вы видите, еще детеныш, - обратилась она к кадетам, - Остальные наши животные взрослые, они составляют наше стадо, которое мы используем для своих нужд - для езды верхом и для пищи. Все они, кроме малыша, достаточно ручные и подчиняются определенным командам - приходят на свист и слушаются узды, когда едешь верхом.
- Неужели у них только один детёныш? - обернулась Тэйра, только собиравшаяся погладить ящера. - Ну, обычно ящерицы откладывают несколько яиц. Или детёныши живут где-то ещё?
-Эти ящеры откладывают от одного до четырех яиц за один раз, - пояснила профессор Закария, - И делают это не каждый год. В отличие от более мелких видов - это очень мало. Однако, такова эволюционная плата за их размеры и развитие интеллекта.
Ромуланец начал обходить группу по кругу, наблюдая за Квинтилией. Она тоже внимательно смотрела на приближающихся животных, Ракару было интересно, как девушка среагирует на них, когда они подойдут. Ближе.
Чуть отойдя от группы, ромуланец повернулся спиной к остальным, лицом к большим ящерам на подходе, набрал воздуха в грудь и громко свистнул.
- Это, что же… для еды?  - негромко спросил он после, - Как баджорцы палаку, что ли? – припомнив медсестру Эвен, спросил он.
Ящеры, которые были ближе всего к ромуланцу, замедлили свое движение и почти замерли, будто размышляя, представляет ли для них угрозу двуногое, издающее громкие резкие звуки.
-Что вы пытались сейчас сделать? - поинтересовалась профессор Закария у Ракара.
- Вы сказали, что они приходят на свист, - сказал Ракар, обернувшись к профессору, - я … попробовал. Свист был не такой?
Профессор Закария отрицательно покачала головой.
-Дело не в самом свисте, как таковом, а в тональности, - она снова повторила четыре ноты, с помощью которых Тэйре удалось подозвать ящеров, - Вы все можете потренироваться в свободное время.
Один крупный ящер сделал несколько шагов вперед, профессор Закария тоже подошла навстречу и потрепала животное по мощной шее.
-Да, - ответила она на первый вопрос Ракара, - Эти животные тоже идут в пищу, их шкуры, зубы и кости - на оружие, жилы - на крепкие нитки, желудки - на фляжки, жир - на лекарства и косметику, ничего не пропадает даром.
– Так устроен мир кочевников, – подтвердил Тенек подходя к ним. – Если животное выдающихся качеств и его выбрали в товарищи человеку, ему дадут прожить столько, сколько оно сможет, но остального стада это не касается.
Ромуланец обернулся к Тенеку и кивнул ему, не комментируя ничего, а затем повернулся к животным снова.
Не лишенный музыкального слуха Ракар, все же был лишен таланта воспроизведения звуков в их оригинальном звучании. Но он попытался. Теперь негромко и немного коряво засвистел нужную мелодию и медленно пошел к одному из остановившихся больших ящеров. Свою скатку ромуланец бросил на землю, и теперь обе руки его были свободны. Из левого наруча торчал красный цветок.
- Не бойся, я не стану тебя обижать и есть, - сказал ромуланец, обращаясь к ящеру, протянув вперед руки с открытыми ладонями вперед, сделал несколько шагов к животному, - иди ко мне. Мы будем дружить.
По ящеру было видно, что он обратил внимание на слова ромуланца, он медленно повел головой из стороны в сторону, следя за движениями Ракара.
-Поднимите правую руку ладонью вниз и опустите ее, - негромко посоветовала профессор Закария.
Ракар точно проделал совет, медленно подняв правую руку ладонью вниз, и опустил ее, тоже пристально с интересом глядя на следящее за ним большое кальдонианское животное.
Ящер подогнул ноги и опустился в траву. Когда он стоял, человеку на него было бы трудно взобраться, но теперь это вполне можно было бы сделать.
-Этого мы назвали Аристотель, - прокомментировала профессор Закария, -  Возьмите набор упряжи и ваш спальный мешок. Одеяло пойдет первым слоем, остальное я сейчас покажу, как крепится. Пожалуйста, все соберитесь вокруг - далее вам предстоит повторить то же самое с другими животными, которые станут вашими.
- А на них безопасно передвигаться? – спросила Самрита Баккер, все это время стоявшая в стороне и издалека наблюдавшая за животными. Теперь вместе с остальными она подошла к профессору.
-Что вы имеете в виду? - переспросила профессор Закария.
- Извините, я, наверное, неправильно сформулировала… - смутилась Самрита, которая не знала, как еще задать свой вопрос. – Я имела в виду… Ну… Вы же сказали, что мы поедем на них? Я… никогда прежде не каталась на ездовых животных. И хотела уточнить, насколько безопасно для нас будет перемещение на них? Они нас не скинут? Требуются какие-то определенные навыки езды? Простите, если мой вопрос недостаточно понятен.
-Как я сказала, эти животные ручные и умеют подчиняться командам, что нам только что продемонстрировал Ане-Рэй, - ответила профессор Закария, - Они привычны к тому, чтобы перевозить всадников на своей спине, поэтому это не то же самое, как если бы мы оседлывали диких зверей. Да, они могут вас скинуть, если очень сильно испугаются и встанут на дыбы - но этот риск относится к любому ездовому животному. Также вы можете упасть сами, если не будете держаться или если будет повреждена упряжь, но опять же - этот риск не является чем-то уникальным именно для этих ящеров. Навыки езды, разумеется, бывают более и менее развитыми, и те, кто никогда не ездил верхом раньше, больше устанут к вечеру и возможно натрут пару мозолей, но ничему специальному и сложному, что может не получиться и все испортит, учиться не требуется.
Ракар стянул с лица закрывающий лицо шарф. Ромуланец был потрясен. Инопланетных животных он видел всего 2 раза до того. Сначала был кот на Волане 2, потом был баджорский паук, и теперь вот этот ящер. Когда-нибудь ромуланский солдат Ракар заведет себе земного кота, может быть, если удасться, он привезет его после окончания проекта "Альфа". Кот будет жить на Ромуле, спать на большом плюшевом сет'лете, что лежит на спинке дивана в кабинете его отца, лазить везде, ходить по парапету ограждения летней террасы, что выходит к берегу залива. Чтобы коту не было грустно одному, на планете, где нет таких же как он, однажды, возможно, он привезет ему кошку. А пока… здесь был ящер, опустившийся в траву, и ромуланец положил ладонь на его голову, точно так, как было нарисовано на ножнах, и провел поглаживающим движением по его твердой чешуе, как Делас гладила Пушка.  С какой-то странной рассеянной улыбкой ромуланец обернулся к остальным, нашел взглядом Квинтилию, а потом поднял свой спальный мешок.
- Я тоже никогда не ездил верхом на животных, - сказал Ракар, посмотрев на Самриту, - но мы попробуем. Должно быть – это интересно.
Тэйра стояла чуть в стороне, слушая профессора, и задумчиво гладила жёсткую чешую одного из ящеров. Когда-то давно она ездила верхом, но то была прогулка в лесу, а тут - настоящее, долгое путешествие! Это совершенно не пугало: ящер действительно не боялся прикосновений, чуть качал головой, и совершенно не выглядел испуганным. Надо будет разобраться с жестами и звуками, которым подчиняются животные - хотя об этом профессор Закария, скорее всего, расскажет всем. Тэйра глянула в сторону группы, слушая разговор Самриты с профессором, и принялась распутывать ремешки упряжи, все ещё висевшей на руке.
Артур принёс один комплект упряжи и положил рядом с ромуланцем и его ящером по имени Аристотель на землю.
___________
С кадетами, Закарией и ящерами
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 04 06 2018, 11:05:52
14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Проводив взглядом Самриту, направившуюся обратно к своему спальному мешку, Квинтилия огляделась в поисках Иламы Толан.
Илама Толан нашлась довольно быстро: пока девушки разговаривали, женщина уже успела убрать свое спальное место, позавтракать и теперь заканчивала со своим полным облачением. Оставался только пояс с креплением для кинжала, с которым она как раз пыталась справиться.
Квинтилия Перим решительно направилась в сторону кардассианки. Однако, чем ближе она подходила к женщине, пересекая пещеру, тем медленнее и спокойнее становились ее движения.
-Госп… Ане-Лан, мы можем поговорить? - произнесла девушка-трилл, подойдя достаточно близко.
Толан оглянулась и, увидев Квинтилию, отложила пояс в сторону.
- Да, конечно... Лия, - отозвалась она с лёгкой улыбкой, точно ее забавляла вся эта игра с именами.
Квинтилия огляделась по сторонам, выискивая приватное место в пещере. У выхода, над обрывом, с левой стороны общались Тенек и Тэйра. С правой стороны выхода спал Ракар, мимо прошла профессор Закария, направляясь к нему. Ниже выхода, на тропинке находились Артур и М’Кота. Самрита заново устраивалась в своем спальном мешке возле костра.
-Мы могли бы поговорить… там? - Квинтилия указала на место возле стены, где только что общалась с Самритой, - Это по поводу… энсина, - понизив голос и посмотрев по сторонам, прошептала она.
На лице Иламы, даже несмотря на меняющий его голоэмиттер, промелькнуло выражение "ох уж этот энсин", и она тяжело вздохнула.
- Хорошо, пойдёмте, - согласилась женщина и первой направилась к указанному месту
-  Вы хотите, чтобы я уговорила ее сменить решение? - негромко поинтересовалась она по дороге.
-Нет, - быстро ответила Квинтилия.
Когда они сели на камни возле стены, она добавила с невинным видом:
-Я хочу, чтобы вы забыли, что она вообще принимала такое решение.
- Вот как, - усмехнулась Илама. – Она уже успела передумать и попросила вас мне это сказать? Неужели она сама побоялась?
-Нет, - уверенно ответила Квинтилия, - Но ей очень стыдно и тяжело в этом признаться, особенно вам. Эти слова определенно были ошибкой, сказанными в сердцах и на эмоциях. Принимая решение такой важности, разве человек не заслуживает “периода тишины”, в течение которого он может передумать? Вы знаете… как в тех ситуациях, когда человек подает прошение об отставке, потом передумывает… и обнаруживает, что его начальник не отправлял это прошение дальше по структуре?
- Я понимаю, - склонила голову координатор. – Именно это я ей и советовала – подумать еще. Но мисс… Осэ была непреклонной и уверенной в своем решении. Хоть мне оно совершенно не нравится – ни относительно ее самой, ни в рамках общей динамики группы. Только вот…. Осэ хотела, чтобы я объявила о ее уходе с роли капитана, когда все проснутся, вы же просите повременить. Я видела, что вы с ней о чем-то долго говорили – догадываюсь, что именно о ее решении. Теперь она больше не торопится? – улыбнулась Илама.
-Нет, не торопится, - быстро ответила девушка, - Ей нужно еще немного времени, чтобы кое с чем разобраться. И я… как бы… помогаю ей в этом. Поэтому, пожалуйста, не объявляйте пока ничего, пока она не подтвердит свое решение.
- Хорошо, - в голосе кардассианки звучало облегчение. - И спасибо вам, что делаете это. Я рада, что вы смогли хоть немного продвинуться с ее уговорами, потому что упрямство Осэ… - она не договорила и вздохнула. – А как ваши дела? У меня совсем не было времени пообщаться с вами после начала миссии – не считая рассказа о ваших приключениях, конечно.
-Это были не сложные уговоры и она была не очень упрямой, - быстро заметила трилл, - Мои дела? Мне сложно сказать. Я чувствую, что начинается что-то новое, и нахожу это… неожиданно волнующим.
- Новое – это всегда хорошо, - задумчиво проговорила женщина. – Почти всегда. Я надеюсь, что вы встретите что-то такое, что придаст вам новый импульс. Я это пока еще только  ищу.
-Cпасибо, мэм, - улыбнулась девушка, - Надеюсь, вы тоже найдете какой-то новый смысл. А теперь мне нужно идти. Возможно, мне нужно поговорить еще с кем-то. Понимаете, я очень хочу, чтобы этот проект работал.
- Он будет работать, – кивнула Илама. – Хоть и не сразу. Удачи вам, а я пока сделаю вид, что Осэ мне ничего не говорила.
___________
С Квинтилией
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 05 2018, 10:27:15
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


– Возможно... Возможно дело ещё в том, что поначалу я слишком полагался на сознательность окружающих и не сумел вовремя понять состояние мисс Перим. Нужно найти точку равновесия, и я постараюсь её найти, но... – тут во взгляде Тенека появилось что-то вроде ответа на почти-не-улыбку Толан, – только если мои пациенты не перестараются с «набиванием шишек» и не начнут приходить в лазарет с опасными рецидивами – в этом случае мне придётся признать, что это случилось по моей вине и снова усилить бдительность.
- Никто из нас не был готов к случившемуся с мисс Перим, и вы в этом не виноваты, - решительно проговорила Толан. – Вы оказали всю помощь, которую должны были. Вы не можете предсказать, кто из нас в будущем столкнется с проблемами, и, более того, вы не должны этого делать. Я понимаю, что вы хотите предупредить любые неприятности, но это невозможно. Если бы вы не были вулканцем, я дала бы вам тот же совет, что дали недавно мне: расслабиться и отпустить ситуацию, позволить событиям развиваться самим. Но я знаю, что вам этот совет не понравится, - улыбнулась женщина. – Но для начала попробуйте увидеть в ваших коллегах и координаторе взрослых людей, а не детей, которым требуется ваша опека.
– Не могу сказать, что это совсем не вулканский совет, – признался Тенек. – Умение не вмешиваться в ситуацию, если этого не требуется объективно – важный элемент самоконтроля. Вы правы и не только в этом... не сочтите мои слова за попытку обидеть, но внешнее проявление эмоций у нас ассоциируется с детством, и чем они сильнее, тем сильнее впечатление инфантилизма от второго субъекта общения. Я сознаю, что это ложное впечатление, которое нужно преодолеть, и я работаю над этим, но многолетняя привычка – серьёзный противник для объективности, и результат не всегда бывает в пользу последней.
- Даже я? – усмехнулась Илама и напомнила: – Я старше вас. Но вам придется работать над собой, чтобы научиться видеть в ваших коллегах – равных вам. В чем-то они могут вас превосходить, в чем-то – уступать, но они ни в коем случае не являются «детьми».
– Я вижу в них равных, и я сознаю, что вы старше и по возрасту, и по званию, – заверил её Тенек. – Это бывает не всегда, только во время сильных эмоциональных вспышек, и я стараюсь это пресекать. Ане-Лан... – вулканец слегка нахмурился словно в сомнении, – простите мне этот вопрос, но бывает ли так, что во время такой вспышки эмоциональный хочет, чтобы его воспринимали как ребёнка? Раз или два мне показалось на это похоже – не с вами, конечно, – но я счёл это только кажущимся, поскольку такое желание представляется мне слишком нелогичным.
- Все возможно, - легко согласилась Илама. – А иногда мы – «эмоциональные» - просто так реагируем. Эмоции свойственны не только детям, веселиться и радоваться, грустить и расстраиваться могут и взрослые. И не только детям нужна поддержка – эмоции взрослых чаще бывают сильнее, чем капризы маленького ребенка. Но то, что у нас есть эмоции и мы их проявляем, не делает нас хуже вас, - лукаво улыбнулась кардассианка. – Это в некотором роде наше преимущество.
– Я никогда не считал вас хуже, – на слова кардассианки Тенек отреагировал очень серьёзно. – Но с вами... сложно. Впрочем, я думаю, вам на Вулкане было бы не легче.
- Не было бы, - кивнула женщина. – Но пока вы среди нас, и вам еще предстоит очень многому научиться. Но это поможет вам лучше понимать ваших коллег… и меня.  
– Я на это надеюсь. И надеюсь, вам снова захочется изучать звёзды, даже если не прямо сейчас. Я не буду нарушать ваше уединение и сбивать вас с нужного настроя... хотя мне давно не доводилось говорить с таким человеком, как вы, и на такие темы, как в начале нашего разговора. И весь разговор в целом был очень важен для меня.
- С таким человеком… как я? – переспросила Толан. – Я не совсем понимаю… Но хорошо, вы меня убедили – я верю, что вы действительно не желали мне зла. Звезды подождут – сейчас уже поздно, и на сегодня я с ними закончила. Но я надеюсь, что и завтрашней ночью они никуда не денутся. Спокойной ночи, Ане-Лир.  
– Спокойной ночи, Ане-Лан.
_______
С Тенеком
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 05 2018, 10:26:12
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


– Я и в первый раз её не искал... – Тенек слегка покосился на координатора; его лицо оставалось невозмутимым, но в глазах блеснуло, что-то неподдельно живое и настоящее. – На самом деле, в первый раз я немного отомстил вам, за то, что вы отстранили меня от участия в презентациях. Тогда я думал, что это было проявление неоправданного авторитаризма из-за наших недавних разногласий, и только потом понял, что вы перестраховывались из-за истории с Лией, чтобы защитить проект. Но это я понял позже, а тогда решил вам наглядно показать, что такой подход деструктивен, и показал на своём примере. Я не собирался это продолжать. Но советы насчёт вашего здоровья я дал вам настоящие, и совсем не для того, чтобы вас отстранить, а чтобы вы серьёзно отнеслись к лечению и не дали неудачному стечению обстоятельств или недоброжелателям помешать вашей работе в проекте.
Илама грустно рассмеялась – совсем тихо, почти шепотом.
- Наверное меня должно расстроить, что мои кадеты мне мстят… Вы правы, я авторитарна, но у вас была возможность запросить другого координатора или отказаться от меня, - напомнила женщина.
– У другого координатора были бы другие недостатки, и могло не оказаться ваших достоинств, – резонно заметил Тенек, – А вы показали, что ваши достоинства значат во много раз больше, чем ваши недостатки, даже делают их несущественными.
- Вот как? – брови на новом лице Иламы удивленно взмыли вверх. – Я была уверена, что вы недовольны моей кандидатурой и ищете способ меня если не отстранить, то хотя бы иметь возможность контролировать. Как и сейчас, на базе, - она кивнула куда-то вглубь пещеры. – Но если это не так и вы… ну, допустим, не собираетесь меня запугивать, тогда я не понимаю… Почему вы не доверяете мне? Я ваш координатор и несу за вас ответственность – почему вы думаете, что я буду делать глупые вещи, которые могут навредить мне или группе? Только потому, что я делала их раньше?
Тенек посмотрел на неё непонимающе.
– Сейчас на базе я выполнил свою обязанность. Перед выходом на поверхность незнакомой планеты в потенциально опасную среду, врач должен напомнить наиболее уязвимым из своих пациентов о возможных рисках и мерах безопасности. Если бы... – Тенек не знал как назвать Делас, одновременно соблюдая конспирацию, и поэтому сделал длинную паузу, подбирая слова, – если бы известная вам леди могла сегодня выполнять обязанности главного врача, я предоставил бы это ей, но поскольку ей требовался интенсивный отдых, мне пришлось сделать это самому. Вы не показали мне последних данных о состоянии вашего здоровья, поэтому мне пришлось действовать с некоторой перестраховкой, исходя из наихудшего сценария.
- И когда я вам сказала, что вам не стоит волноваться, вы подумали, что я вас обманываю или что-то утаиваю? – с усмешкой уточнила Илама. – Если бы вы не видели во мне вашего врага и верили моим словам, то вы бы услышали, что я сказала: что в моей медицинской карте вы не найдете ничего интересного. Это значит, что я прошла медицинскую комиссию, которая посчитала меня в состоянии выполнять мои обязанности в качестве координатора этого проекта. Вы можете проверить ее, когда мы вернемся на катер, раз не доверяете мне. Хотя неназванная вами мисс уже сделала это, - вздохнула кардассианка и вновь нахмурилась – на сей раз вспоминая о Делас.
– Я не подумал, что вы меня обманываете, но подумал, что вы воспринимаете меня слишком негативно, чтобы со мной сотрудничать, – в свою очередь уточнил Тенек. – Тем не менее, свои обязанности я должен был исполнять, даже если вы станете относиться ко мне ещё хуже. Кроме того, пройти общую медкомиссию – это одно, а работать в потенциально вредной среде – другое. Вы ведь могли сказать мне прямо, что ваше лечение уже прошло неустойчивую стадию, и состояние достаточно стабильно, чтобы отказаться от дополнительных мер безопасности, но вы мне этого не сказали, – стажёр посмотрел на координатора с чуть заметным упрёком.
- Неустойчивую стадию? – переспросила Толан. Не было похоже, что был ей знаком этот термин. – Хм, неважно. Но вы правы, я воспринимаю негативно ваше желание меня контролировать, меня также беспокоит ваше нежелание верить мне несмотря на то, что я вновь являюсь вашим координатором. Я совершила поступки, которые запятнали мою репутацию, и у вас есть право мне не доверять и не уважать. Именно поэтому я долго не могла решить, следует ли мне возвращаться в проект или нет. Возможно, мне не стоило это делать, если я не могу стать для вас фигурой лидера.
– Поступки, которые запятнали вашу репутацию? О чём вы говорите? – слегка нахмурился Тенек. – Я не знаю за вами таких поступков. И в любом случае, я не имею намерения контролировать вас, всё что мне нужно – это достаточная информированность о состоянии здоровья каждого, кто находится на моей ответственности, сейчас – на этой планете – это в том числе и вы. Возможно, наше взаимное непонимание заключается ещё и в том, что «всё нормально» – ответ для меня совершенно неинформативный, потому что у эмоциональных он может означать всё что угодно – от «всё благополучно» до «всё плохо, но это не ваше дело», и я почти никогда не понимаю, какой вариант ответа имеется в виду в каждом конкретном случае. Я думаю, если бы вы отвечали на мои вопросы о вашем состоянии с большим доверием и более конкретно, я бы задавал их намного реже, потому что гораздо лучше ориентировался бы в ситуации.
- На вашей ответственности… - протянула Толан. – Меня заинтересовал один вопрос, но все не было возможности его задать: как вы делите эту ответственность с мисс Делас после ее появления в группе? У меня сложилось впечатление, что у вас… несколько разные подходы. Как вы решили этот вопрос: она вам подчиняется? Вы контролируете ее добросовестность?
– Нет, – Тенек сделал отрицательный жест. – Сейчас она вправе контролировать мою добросовестность, поскольку она – мой начальник. Её самочувствие не лишает её этого права, напротив, когда она вернётся к своим обязанностям, мне следует перед ней отчитаться. Также я не собираюсь конкурировать с ней за расположение наших коллег – они взрослые люди и могут определиться с этим сами. В то же время у нас с ней возможности выбрать себе врача нет: нас всего двое, и это неизбежно делает меня пациентом моей коллеги, а её – моим пациентом... Конечно, когда работать может только один из нас, этот один обязан принять на себя всю нагрузку, – добавил Тенек в конце, в глубине души подозревая, что если он этого не скажет, его снова могут неправильно понять.
- Разумеется, - протянула кардассианка, но в ее голосе звучал легкий оттенок недоверия. – Хорошо, Ане-Лир, у меня больше нет к вам вопросов. Если вы еще хотите что-то уточнить или какой-то мой ответ вас не устроил – вы можете задать еще один или два вопроса. После этого я собираюсь идти спать. Но на этот раз я не буду повторять свою просьбу лечь вовремя – в прошлый раз мое распоряжение стало для вас поводом для мести, - губы Иламы сложились в улыбку, но говорила она серьезно, прямо глядя на вулканца. – Сейчас у меня нет сил вновь вступать с вами в конфликт.
– Вы можете не опасаться симметричного ответа, – сказал Тенек, – с тех пор я узнал вас лучше, и уже не считаю свой прежний поступок обоснованным. Но если вы позволите мне самому распределить своё время, это будет для меня очень ценно. Могу пообещать вам, что не стану злоупотреблять вашим разрешением.
- Вы добились своего, - со вздохом произнесла кардассианка. Ее лицо больше не было таким мечтательным и довольным, как когда она рисовала свои карты. Илама аккуратно сложила лежащую на коленях карту и вместе с остальными свитками положила ее в сумку. – Мне может не нравиться, что кадеты ставят под сомнения мои распоряжения, но я ничего не могу сделать. Если у вас нет больше вопросов, то я не буду отвлекать вас от ваших занятий, - с этими словами она поднялась на ноги и быстро натянула перчатку.  
Тенек встал вместе с ней, его лицо снова выражало непонимание:
– У меня есть вопрос. Что в моих словах сейчас заставило вас думать, что я ставлю под сомнение ваши распоряжения?
- Я говорила о прошлом разе, - пояснила Толан. – Как я уже сказала, сейчас у меня нет сил вновь вступать с вами в конфликт – я вернулась в проект не для того, чтобы воевать с вами. Поэтому вы можете поступать, как вам угодно.  
– Но я только что сказал, что конфликт вам не угрожает, даже если вы прикажете, – заметил Тенек. – Только вместо приказа я попросил вас о доверии, также, как вы попросили о доверии меня, если я правильно понял ваши слова о том, что мои поступки кажутся вам попыткой контроля.
Несколько секунд он молчал, словно думая, всё ли главное сказал в этой фразе, затем сказал:
– И мне жаль, что вы хотите уйти. Я знаю, что сам в этом виноват, но я посчитал несправедливым держать вас в неведении и тем более в заблуждении, в том числе и относительно моих недостатков, негативно повлиявших на ситуацию.
- Простите? – Толан уже собиралась было уйти, но тут обернулась. – Вы же не думаете, что сказали мне что-то новое сегодня? Я давно понимала, как вы ко мне относитесь – или, по вашим словам, относились раньше. Но и вы поймите, что больше сил спорить и конфликтовать с вами у меня нет. Я устала от этого. Сейчас уже поздно, и вы сказали, что вам необходимо подготовиться к вашей легенде, поэтому не хочу вам мешать. У меня больше нет настроения изучать звезды, - женщина опустила взгляд.
– Я никогда не осуждал вас как личность, хотя и не был согласен с некоторыми вашими решениями, – тихо сказал Тенек. – Вы всегда пользовались моим уважением, и всегда будете.
- Если это и правда так, - грустно улыбнулась кардассианка, - то вы это хорошо скрывали. Но вы хороший врач и прекрасно справляетесь с вашими обязанностями, даже если мне и не нравится ваше желание меня контролировать. Если бы только вы еще и верили тому, что я говорю… - она вздохнула. – Чем я заслужила ваше недоверие?
– Это не недоверие к вам... – Тенек немного поколебался, потому что этот и так уже откровенный разговор становился ещё откровеннее, и всё-таки сказал: – Это отчасти недоверие к себе, потому что я впервые работаю без наставника, а отчасти предположение, что вы не считаете меня достойным доверия, и поэтому демонстративно дистанциируетесь от меня как от врача.
Губы женщины дрогнули.
- Нет, вы хороший врач. Даже слишком хороший. Вы хотите все контролировать, потому что считаете, что без вашей опеки другие не справятся и пропадут. Вы хотели, чтобы я надела линзы… Но ведь в них я не смогла бы увидеть этого так, как вижу сейчас, - она повела рукой в перчатке в сторону звездного неба и долины. – Это стоит некоторого дискомфорта от яркого света. И это – мое сознательное решение. Вы хороший врач, - повторила она, - но вам необходимо понять, иногда следует сделать шаг назад и дать другим набить свои шишки самостоятельно.  
_____
С Тенеком
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 30 05 2018, 10:25:44
14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Недолго посидев с кадетами и профессором возле костра, Илама Толан постаралась как можно незаметнее покинуть их и занять облюбованное ей место – в самом углу пещеры у края обрыва, откуда она могла беспрепятственно наслаждаться видом и чувствовать некоторое уединение. Можно было бы сказать, что она просто подключилась к общей игре и выполнят задание – тренирует легенду «звездочета» и «жрицы». Но на самом деле… На самом деле кардассианка опасалась признать самой себе, что ей просто нравится делать что-то новое – или давно забытое – и чувствовать себя кем-то другим. Она всю сознательную жизнь изучала астрофизику, но никогда не видела такого чистого и ясного звездного неба на Кардассии. Оно было бледным из-за засветки, а затем – пыльным и серым из-за последствий орбитальной бомбардировки. И, будучи городской жительницей, Илама Толан крайней редко бывала на природе – в такой же пустынной и жаркой местности, как и здесь, - где могла просто запрокинуть голову и долго-долго смотреть на звезды…
Сейчас на ее коленях лежали карты звездного неба – изящная работа мастера, выполненная на тонкой коже, - и то же самое небо разверзлось над женщиной. Она наконец-то сняла перчатку, давая ей возможность немного размяться, и время от времени водила еще непослушными пальцами левой руки по карте, сверяясь с расположением и названием того или иного созвездия и любуясь изящными рисунками, которые их символизировали. Илама и сама пыталась их повторить, но она так давно не рисовала, что ее попытки выходили слишком… старательными. Они были по-кардассиански четкими, но им не хватало воздушности и плавности, свойственным создавшему эти карты мастеру.
За этим занятием Илама потеряла счет времени: кадеты постепенно расходились спать, разговоры у костра стихали, и только фигура Ракара, охраняющего сон кадетов, маячила где-то в отдалении, на периферии зрения. Женщина надеялась, что ему не будет до нее никакого дела, и она сможет еще некоторое время посвятить своему занятию, пока и ей не захочется пойти спать. Устало потерев глаза – несмотря ни на что, здесь было темно даже для кардассианцев, - она механически потянулась к своей сумке, где, помимо выданных профессором в рамках легенды вещей лежало и кое-что еще личное. Она не могла бы сейчас ответить на вопрос, зачем положила в походную сумку фляжку с канаром и зачем вообще взяла ее на миссию, но так было… спокойнее. Она приятно тяжелила руку и грела осознанием того, что в любой момент может прийти на выручку. Что там говорила профессор Закария? Что жрицы должны вести смиренный образ жизни? Но ведь Закария не узнает… Позади женщины раздался какой-то шум, и она поспешно спрятала флягу в сумке и отодвинула ее в сторону, точно пойманная на чем-то неприличном.
– Мне показалось, вам темно, – сказал Тенек. В руке вулканца был один из факелов. – Я не хотел вам помешать.
Кардассианка обернулась, щурясь от яркого света факелов – Тенека она сначала узнала по голосу, и лишь затем разглядела из-за резкого источника света.
- Спасибо, но мне… А, впрочем, не помешает, - она кивнула и отложила в сторону свои наработки по звездным картам. Свиток с собственными рисунками женщина положила обратной стороной наверх – она не считала, что их уже можно показывать публике.
- Почему вы еще не спите? – тихо поинтересовалась Толан.
– Мне тоже нужно подготовиться, – сказал Тенек. – Если вы не против, я сяду здесь, чтобы не зажигать второй факел: лишний свет может кого-нибудь разбудить.
- Пожалуйста, - проговорила Толан, но ее ответ прозвучал не сразу, будто она сначала принимала решение. Женщина сложила все тонкие кожаные свитки, оставив только одну из карт с созвездиями, которые были лучшего всего видны в этой местности. Левую руку она поспешно прикрыла правой ладонью. – Что вы изучаете? Вам уже дали какое-то задание?  
– Не совсем...
Тенек укрепил факел, перенёс поближе свои вещи и показал координатору полученные от профессора Закарии материалы.
– Это записи доктора Дарзена, – сказал он, усаживаясь с одной стороны поодаль, чтобы по минимум вторгаться в личное пространство координатора, с другой – достаточно близко, чтобы получить свою порцию света. – Чем быстрее я их изучу, тем больше буду соответствовать своей легенде, и тем менее беспомощным буду, если случится что-то непредвиденное.
- Вы серьезно подходите к этому заданию, - в отблеске факела было видно, как быстрая улыбка скользнула по лицу Иламы, измененному голографическим эмиттером. – Но я надеюсь, что вам не придется воспользоваться ничем из местных трав и корешком и пробовать их на нас… В случае чего я бы предпочла нормальную современную медицину, - по тону кардассианки было не очень понятно, всерьез ли она говорит или подтрунивает над вулканцем. Ненадолго замолчав, она склонила голову к плечу и продолжила разглядывая сложный грим Тенека: – Пока вы и мисс Перим побеждаете в моем личном рейтинге необычных образов. Редко какой молодой человек захочет почувствовать себя старым и беспомощным.
 – Я к любому заданию подхожу серьёзно, – подтвердил Тенек, совершенно не уловивший возможной иронии, – и этот грим – не большая плата за то, чтобы иметь возможность при необходимости выполнить свой долг. Он неудобный, и с ним нужно постоянно следить за своими движениями, но зато он расширяет мои возможности как врача. Пусть это и не понадобится, зато в будущем, в настоящей миссии, я при необходимости смогу его повторить и учесть неизбежные ошибки первой пробы... А вы тоже отнеслись к вашему заданию серьёзно, – добавил он после небольшой паузы. – Вы пытались что-то рисовать, поэтому я и принёс вам факел.
- Ах, это… - Толан смутилась и быстро бросила взгляд на свернутые свитки с собственными рисунками. – Это не совсем задание. Я пыталась вспомнить старые навыки, но я уже давно не рисовала и забыла, как это делается. Удивительно, что кальдонианцы уже имеют весьма продвинутое искусство при их низком уровне развития. Чего нельзя сказать об их ближайших родственниках – вортах, - выражение женщины на мгновение стало очень жестким, но затем она улыбнулась: – Но не буду вас отвлекать от ваших занятий. Вам, наверное, нужно многое выучить.
– У нас с вами есть преимущество – результат наших тренировок: мы запоминаем с первого раза, и нам не приходится зубрить, – возразил Тенек, – так что времени мне хватит... – тут он спохватился, сообразив, что возможно это был вежливый способ закончить разговор, не потому что Толан ему мешает, а потому что он сам мешает Толан, и замолчал, оборвав себя на полуслове.
- К сожалению, на рисунок это не распространяется, - мягко улыбнулась Толан и подняла голову к звездам.
– Можно посмотреть? – осторожно попросил Тенек. Кажется, координатор была не так сильно занята, как он только что подумал.
Еще целую вечность – несколько секунд – Толан молчала, продолжая смотреть на звезды. Видимо, это было не самое простое решение, и она мучительно думала над ответом.
- Хорошо, - наконец проговорила она и протянула Тенеку один из свернутых свитков. – Наверху я пыталась копировать рисунок кальдонианского мастера с карты, - она кивнула на изящное, пусть и схематическое изображение неизвестной им птицы на оригинальной звездной карте – возможно, той самой, в честь которой получил имя Тер. – А ниже уже мой вариант. И… пожалуйста, не судите строго, я уже больше десяти лет не рисовала и только на прошлой неделе вновь к этому вернулась.
Тенек изучал рисунок серьёзно и внимательно, затем сказал:
– Рисунок аккуратный и уверенный... но вам он не нравится. Почему?
- Потому что он недостаточно хорош, - легко произнесла женщина. – Мало просто старательно что-то копировать – это еще не талант, а простое умение. Но у меня никогда не было таланта к рисованию, мне просто нравилось это делать – по крайней мере раньше. Арт-терапия – так это называется? Никогда не думала о рисунке в таком ключе, но когда я была дома… мне вновь захотелось попробовать краски.
Тенек ещё немного подумал и сказал, возвращая женщине свиток:
– Я понимаю. Это как если сравнивать мои рабочие рисунки с работой настоящего художника, только мне этого хватает, а вам этого мало, потому что для меня это только инструмент, а вам нужно это само по себе во всей полноте. Там – дома – вы попробовали?
- Что именно? – уточнила Толан, откладывая свиток в сторону. – Рисовать? Да, у меня было немного времени, когда я навещала родителей. Вспомнила навык, немного потренировалась… Припомнила, почему не поступила в Академию художеств, - усмехнулась женщина. – Но на этой планете мы проведем некоторое время, и у меня будет возможность попробовать еще.
– Не надо пробовать... – Тенек снова оборвал себя, поняв, что перешёл некоторые границы, затем посмотрел на координатора чуть-чуть виновато и объяснил: – Приношу извинения, я не должен был этого говорить. Просто так говорил мне мой отец, когда учил меня основам своего дела, он тогда ещё надеялся, что я стану его преемником. Он говорил: не пробуй, приступая к работе, делай инструмент так, словно это – последнее, что ты успеешь сделать в своей жизни. Я верю его словам, потому что знаю, что каждый свой инструмент он делает, следуя этому правилу.
- Вулканская философия такая занятная, - улыбнулась Толан, но в ее голосе не было насмешки. Просто он звучал немного грустно. – Мне же наоборот один мой знакомый недавно сказал, чтобы я перестала слишком серьезно воспринимать некоторые вещи. Возможно, стоит начать с этих моих рисунков и не бояться их показывать, хоть они и не совершенны. Это также касается многих аспектов моей жизни, - добавила она.
– На счёт не относиться слишком серьёзно... этого я не понял, – признался Тенек. – А вот то, что нужно не бояться несовершенства – это вторая сторона той же самой идеи, о которой говорил мой отец. Никто не знает, что такое совершенство, и любой образ несёт только его отблески, не являя его самого в чистом виде. Я... тоже недавно считал себя более несовершенным, чем другие, и это очень мешало. Один мой родич сумел показать мне, что наши несовершенства – не причина для самоосуждения, а всего лишь закономерные вехи нашего жизненного пути.
- Вулканцы ко всему относятся слишком серьезно, не так ли? – усмехнулась женщина. – Есть у вас такая особенность. Взять хотя бы эту вашу подготовку: кто-то воспринял легенду как развлечение, кто-то – просто как очередное задание, кто-то решил проявить фантазию; но вы взялись за нее, точно вас действительно внедряют в это древнее общество. Меня это даже восхищает. Или ваши вопросы по поводу моего здоровья, - теперь Толан смотрела на вулканца внимательно и испытующе, - вы действительно просто хотели все контролировать или вновь искали способ найти причину для моего отстранения?
______
С Тенеком
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 05 2018, 17:57:09
13 cентября 2384 г., 17:41
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Таким образом, Арин Джаавед начал гримировать Ракара, попутно следя за действиями двух своих учеников. Тенек работал над Самритой Баккер, а Делас - над Артуром Лайтманом. Тэйра Джар сидела рядом, держа в одной руке зеркало, а в другой дермальный регенератор и самостоятельно проводила подготовку к дальнейшей более сложной фазе маскировки.
Вокруг Иламы Толан и профессора Сорайи Закарии не осталось праздных наблюдателей, потому что Квинтилия Перим была слишком занята собой и осознанием своего нового образа, а М’Кота еще не вернулась из жилой комнаты в своем новом облачении кальдонианского охотника.
-Извините за эту задержку, - сказала профессор кардассианке, когда суматоха со стульями и перемещениями по комнате улеглась, - Значит, на чем мы остановились? Вы рисуете… А какая ваша основная научная специальность?
- Я преподавала астрофизику, - ответила Толан. – Но наш уровень знаний несколько отличается от местного… И… как это может быть связано? Я имею в виду, то, что я умею рисовать, с моей научной специальностью? – удивилась женщина.
-Я думаю… - профессор Закария не закончила фразу, а развернулась к своему судя по всему бездонному контейнеру и достала несколько свитков.
На вид и на ощупь, когда кардассианка смогла их взять и рассмотреть, это оказалась очень тонкая кожа светло-коричневого цвета, закрепленная на полосках шелковистой ткани разных цветов и блестящих медным блеском рейках.
-Это карты звездного неба, - пояснила профессор, - Некоторые мы делали сами по местным технологиям, а некоторые приобрели у других путешественников. Изучите их в ближайшее свободное время. Вы могли приложить руку к их созданию, однако… дело в том, что на Кальдонии III все еще процветает астрология, не астрономия. Жрецы местных богов следят за небом и предсказывают по нему судьбу.
Толан медленно и аккуратно развернула один из свитков и провела подушечкой указательного пальца правой руки по тонкой коже, любуясь тщательной работой. Звезды и созвездия были нарисованы схематически, речи не шло о точности звездной картографии, но они были снабжены рисунками и надписями и больше напоминали произведения искусства. Сама карта звездного неба была женщине не знакома.
- Как красиво… - пробормотала она, а затем подняла взгляд на землянку. – Но я не понимаю, как звезды могут предсказывать судьбу? Это ведь астрономические объекты на расстоянии многих световых лет от этой системы. Или это… часть их религии? – предположила кардассианка. – Я слышала о чем-то подобном, но никогда не интересовалась, как это работает, ведь это не рационально.
-Да, это часть их религии, - кивнула Закария, заглядывая в ту же карту, которую держала кардассианка, - Не обращайте внимания на надписи. Некоторые из них уже никто не помнит, как читать. Многие культуры на заре своего развития обращали свое внимание к небу. Движения главной звезды своей системы - своего солнца - и своих лун они могли приспособить к своей жизни рационально, ориентируясь по ним во временах дня и года. Но другие звезды, кометы и прочие небесные явления ведь не могут существовать просто так, не принося людям никакой пользы! - землянка рассмеялась, - Поэтому представители многих культур верят, что любые светила влияют на их жизни. На Кальдонии III важно, под какими звездами человек родился на свет, и, исходя из их комбинации в тот момент и в каждый конкретный последующий, они пытаются предсказать, что их ждет дальше. Конечно, все хотят видеть в будущем удачу, хороший урожай, удачный брак… Существуют и другие способы гадания, но вычисления по звездам считаются самыми точными. Перед тем, как мы покинем базу, я дам вам почитать черновик своей будущей статьи о Небесных Китах, живущих среди звезд. Это даст вам необходимую информационную базу.
- Небесные киты? – улыбнулась Илама, продолжая разглядывать карту звездного неба. – Это больше похоже на литературную фантазию… Знаете, мне это нравится, - неожиданно проговорила она. – Их культура мало похожа на то, что мне знакомо из собственной истории – если не считать полумифических отголосков хебитианской цивилизации, - и я не понимаю, как во все это можно всерьез верить, но я бы хотела попробовать это понять. А что за легенда подразумевает подобные знания? Составитель карт? Или… или я должна предсказывать будущее?
 -Жрица Небесных Китов, - пояснила профессор Закария, - По большей части это не требует ритуалов, кроме предсказания будущего. Это подходящее занятие для женщины, гарантирующее ей свободу перемещения и относительную безопасность. Правда, от вас потребуется хранить целомудрие и воздерживаться от мирских удовольствий вроде чревоугодия и пьянства, но едва ли это большая плата. В отличие от меня в самом начале моих путешествий по Кальдонии III у вас есть преимущество - вы можете воспользоваться всей нашей накопленной информацией.
Профессор снова наклонилась над контейнером и достала металлическую трубку - подзорную трубу, а затем маленький, чуть больше ладони, изогнутый кинжал в костяных ножнах. Оружие выглядело скорее ритуальным, чем практичным.
- Можно? – Илама сложила кожаный свиток и, неловко перехватив его левой рукой, протянула правую. Эти вещи – такие утонченные и искусные – завораживали ее своим отличием от всего, что она привыкла видеть на Кардассии: функционального и практичного, но едва ли столь изящные.
-Конечно, - профессор Закария передала и подзорную трубу, и кинжал, а сама начала доставать одежду.
Это были вещи простого кроя из светлой ткани, напоминающей наряд самой профессора: шаровары - такие широкие, что с первого взгляда сложно было сказать, штаны это или юбка, и рубашка без украшений. Ярких красок в предполагаемый наряд вносили широкий лазоревый пояс, который предстояло обмотать вокруг талии несколько раз и завязать сложным узлом, и жилет.
-Местные носят одежду свободного покроя из многих слоев - это помогает сохранять комфортную температуру тела.
В последнюю очередь профессор достала маленькие алые туфли, расшитые бисером, и шапочку, к которой крепилась полупрозрачная вуаль, которой можно было закрыть лицо.
- Никаких юбок, как удобно, - прокомментировала Илама, чуть cклонив голову и рассматривая необычную по ее меркам одежду. – Думаю, мне это вполне подойдет. Я должна вас предупредить, что на настоящем внедрении я была бы совершенно бесполезна, ведь мне даже не от чего отталкиваться в нашей истории, чтобы воплотить легенду жрицы, но ведь у нас просто тренировка? Тогда я попробую, - кивнула женщина, все еще задумчиво вертя в руках подзорную трубу. Точно что-то вспомнив, она подняла взгляд на землянку. – Я забыла кое-что… Я ведь еще не видела себя в зеркало. Скажите, у меня все еще короткие волосы?
-Да, - ответила профессор Закария, - но это никого не удивит. Волосы - женская гордость, а жрецы должны быть земной гордости лишены. Пойдемте, покажу вам, где переодеться и дам материалы для изучения.
Илама мимолетно улыбнулась.
- Хорошо. И, пожалуй, мне уже пора взглянуть на свое отражение…
_______
С профессором Закарией

Костюм Иламы: https://i.pinimg.com/564x/47/d7/58/47d758cb2d73172255d6ae6150f4ad43.jpg
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 05 2018, 11:21:11
13 cентября 2384 г., 15:23
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Когда обед начал подходить к концу, Арин Джаавед ненадолго покинул гостиную. Уже через несколько минут она вернулся с небольшой тележкой, на которой он разложил набор инструментов, напоминающих то ли технические, то ли медицинские. Там же лежали коробочки, чуть более знакомые большинству присутствующих (по крайней мере женской половине) – по всей видимости, в них лежала косметика или грим.
- Прошу прощения, - он привлек внимание кадетов, некоторые из которых еще были увлечены беседой, и помахал рукой. – Надеюсь, вы все хорошо пообедали? Нам предстоит еще большая программа, так что давайте начнем. Я расскажу и покажу вам, как преобразоваться в кальдонийца, и каждый из вас сможет попробовать это на себе. По нашему опыту, полное преображение занимает около 2-2,5 часов, так что запаситесь терпением, - Арин развел руками. – Но прежде, чем мы начнем, я хотел задать еще один вопрос: есть ли среди вас врачи? Медицинские специалисты? Кто-нибудь, кто умеет пользоваться медицинским оборудованием?
Ромуланец прошел в гостиную и остановился у стены напротив баджорского специалиста.
– Мисс Делас и я – медики этой группы, – ответил баджорцу Тенек.
- Замечательно, - довольно кивнул Арин. – Дело в том, что преображения будут осуществляться на стыке медицины и косметологии, так что вам двоим лучше подойти поближе: потом именно вы повторите все эти манипуляции на ваших коллегах. Не волнуйтесь, это совершенно безболезненно. Итак, что нам надо сделать…
Баджорец вновь активировал экран, и на этот раз на нем появилось несколько изображений кальдонийцев крупным планом: два мужчины и две женщины помоложе и постарше. Несмотря на то, что в целом они были очень похожи (и сильно напоминали ворт), можно было заметить, что оттенки кожи, а также цвет волос и глаз у каждого немного различаются, как и уникальный рисунок ушной раковины.
- Итак, моя задача – показать вам, как мы трансформируем внешность, чтобы максимально походить на кальдонийцев, а затем профессор Закария поможет вам подобрать правильную одежду и отрепетировать вашу легенду. Это едва ли не самая важная часть – фенотип может отличаться даже в рамках одного вида, и среднего кальдонийца удивят скорее не совсем точная форма ушей, сколько несоответствующие аксессуары или поведение. Даже если мы не планируем контакт с местными жителями, вы должна быть готовы, словно вам предстоит к ним внедриться, - улыбнулся Джаавед. Еще раз оглядев группу, он опомнился, точно вспомнил о чем-то важном. – Только вот… Эту процедуру пройдут не все из вас. Мы уже набрались достаточно опыта, чтобы легко изменить внешность землянина, вулканца, трилла или, - он слегка коснулся своего носа, - баджорца, - но некоторым из вас может понадобиться полноценная косметическая операция. Поэтому вам придется использовать те голографические эмиттеры, которые вы привезли из Альфа-квадранта. У нас есть три прибора, и два из них я бы посоветовал использовать вам, - его взгляд скользнул по координатору, а затем быстро сместился на клингонскую девушку.
- Хорошо, - быстро – и с некоторым облегчением в голосе – согласилась Илама Толан, которая слушала вступительную часть про преображение без особого восторга. Было похоже, что сама идея превращаться в ворту ей не слишком нравилась.
Ракар внимательно слушал баджорца Арина и смотрел на экран, рассматривая изображение местных жителей. Слова баджорца были очень компетентными. Они тут все были профессионалы своего дела, и у них было 10 лет практики внедрения. Когда то давным-давно 8 лет практики внедрения на Ромул одной землянки сделали ее духовно ромуланкой. Нельзя, конечно, сравнивать ромуланскую культуру и ромуланский дух с обществом прото-ворт, но Ракар задумался, до какой степени 10 лет пребывания здесь повлияли на этих троих? В чем может быть причина, заставившая Планкса предупредить их группу?
Легенда – это хорошо. Особенное внимание он должен будет уделить легенде и вживанию в образ местного жителя, чтобы никакой акцент и никакое лишнее движение не выдало в них чужака.
А потом Ракар перевел взгляд на контейнер, накрытый брезентом. Его разбирало любопытство о содержимом этого контейнера.
– Ну вот, придётся мне обходиться голограммой! – с некоторым сожалением сказала М’Кота, которая совсем недавно пообещала Делас быть её пациенткой и теперь ощущала некоторое разочарование из-за того, что это не понадобится прямо сейчас.
- Вы одними из первых попробуете эту новую технологию, - с энтузиазмом произнес Арин, не понимая, почему клингонка звучит недовольно. – Вот, возьмите эти приборы, - он открыл лежащий на тележке контейнер, который передал ученым Ракар, и передал клингонке и кардассианке по одному круглому устройству. Одно он оставил себе. – Я немного поиграл с ними, работают достаточно просто. Конечно, здесь не запрограммирована внешность кальдонийцев… но, к счастью, есть ворты.
Арин активировал небольшой экран на круглом приборе и выбрал соответствующую расу, а затем закрепил прибор на поясе. Очень быстро его лицо начало меняться – кожа посветлела, носовая складка разгладилась, глаза приобрели фиолетовый оттенок, а ушные раковины вытянулись вдоль черепа. Собранные в хвост каштановые волосы баджорца потемнели и стали более кучерявыми, а вот одежду изменения совершенно не затронули. Также кадеты смогли увидеть, что голографическое изображение транслируется практически без помех, в отличие от того, что показывал лейтенант-коммандер Джонсон: на базе ученых тоже имелись приборы, но куда меньше, чем на станции.
- Ну как, работает? – обратился баджорец к группе и немного покрутился на своем месте.
Илама Толан тоже повторила все действия Арина, выбрала расу и закрепила прибор на себе, слегка хлопнув им по животу. Через пару секунд на месте кардассианки стояла женщина-ворта, в чертах лица которой можно было угадать мимику и выражение, свойственное Толан. Ее короткие волосы, казалось, немного удлинились, завились, как и у Арина, и распушились.
- Не уверена, что хочу это видеть целиком, - пробормотала Толан, рассматривая побледневшую кожу на правой руке.
- Отлично работает, - сказал Ракар, скрестив руки на груди, переводя взгляд с Иламы Толан на Арина, - ворты как они есть.
Несмотря на недавнее недовольство М’Кота взялась за прибор с интересом. Конечно, в этом не было никакого риска, и это снижало интерес, но всё же это было по-своему занятно.
– Я бы посмотрела в зеркало, – мужественно сказала она после реплики Ракара, – но Артуру на это лучше не смотреть: я чувствую себя гладколобой и ребристоухой.
- Конечно, - улыбнулся баджорец. Он взял с тележки зеркало на ручке и протянул его клингонке. – Вы выглядите, как молодая кальдонийка, останется только подобрать одежду и аксессуары.
А вот Иламу Толан комментарий Ракара совершенно не вдохновил: на ее новом лице появилось весьма скептическое выражение лица, а надбровные гребни – на месте которых теперь были брови – поползли вверх.
Землянка-профессор, вернувшаяся в гостиную после завершения каких-то своих приготовлений, ради которых она прервала беседу с ромуланцем, разглядывала преображение Иламы Толан и М’Коты со слегка скептическим выражением лица.
- Что-то не так? – поинтересовалась Толан у профессора.
- Не волнуйся, - ответил Артур М’Коте, - это маскировка. Под ней ты совершенно не гладколобая клингонка.
- О, а можно небольшой эксперимент? - спросил Ракар, - на каком расстоянии от носителя прибора голограмма перестанет моделировать внешность? Можно вас попросить плавно отцепить прибор и начать медленно отодвигать от себя?
-Нет-нет, вы обе выглядите… вполне аутентично, - рассеянно отмахнулась Закария, переводя взгляд с координатора на клингонскую девушку и обратно, - Но я пока не до конца уверена в том, как это будет работать и как тут лучше поступить. Мне нужно подумать об этом. Не обращайте внимания пока.
М’Кота улыбнулась Артуру, не сказать чтобы кальдонианской улыбкой и спросила:
– А шрам сделать можно?
Попутно она сняла с себя прибор и начала отводить в сторону, не выпуская пока из рук.
Как только М’Кота отцепила прибор от пояса, наложенное голографическое изображение на ее внешность исчезло, и она снова стала клингонкой.
- Шрам? - удивился Арин. - Зачем? Это довольно простая голограмма, которая подстраивается под особенности вашей внешности. Сейчас я не могу сделать быструю настройку и изменить то, что этот эмиттер сгенерировал, на это понадобится время, которого у нас сейчас нет. А вот когда мы перейдем к маскировке вручную, - тут он улыбнулся, - то здесь уже будет возможно применить более индивидуальный подход.
– Фальшивый шрам делать незачем, – пояснила М’Кота, возвращая прибор обратно на себя, – но мне бы не хотелось, чтобы куда-нибудь делся настоящий. – Она немного подумала и добавила: – Но если подумать, это может понадобиться, чтобы изобразить человека с определённой биографией – например, ветерана.
Скептический взгляд профессора заметил Ракар. Как до того некоторое время назад он замечал взгляды друг на друга баджорца и землянки, их взаимные друг другу кивки. Все это имело значение, а следовательно, нужно было наблюдать и обращать внимание.
Глядя на эксперимент, проводимый М’Котой, Ракар чуть нахмурился. Он расцепил руки на груди и сложил их за спиной. Итого, это либо включение голограммы срабатывало при защелкивании замка крепления, либо миллиметровое отклонение от объекта сразу выключало голограмму. Возможно, можно было настроить защелкивание крепления вручную, или ещё пара вариантов, но в любом случае - минимальное прекращение контакта с прибором немедленно демаскирует. Следовательно, близкий контакт с местными носителя прибора должен быть максимально исключен.
- Мы используем все эти особенности в нашей маскировке, - кивнул тем временем Арин, обращаясь к клингонке. - К сожалению, голограммы пока не так адаптивны. Подождите минутку...
Он снял с себя прибор, и к нему тут же вернулась баджорская внешность. Арин убрал его в контейнер и ненадолго скрылся за дверью, откуда вернулся уже со стулом - единственным в этой гостиной.

- Ну что, перейдем к основной части? - Арину явно нетерпелось начать. - Господа медики, подойдите, пожалуйста, поближе, чтобы видеть все манипуляции. Потом вы сможете их повторить друг на друге и на ваших коллегах. Я покажу всю процедуру на одном участнике вашей группы, - тут баджорец чуть смущённо улыбнулся и кивнул Квинтилии. - Мисс Квинтилия, присаживайтесь, пожалуйста.
_________
С кадетами и учеными
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 05 2018, 17:16:40
13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Вслед за энсином Баккер остальные кадеты начали заходить в упомянутую “гостинную”. Это было небольшое помещение со скошенным потолком. На дальней от входа стене висел экран, возле него стоял большой контейнер, наполовину задрапированный брезентом, а кроме этого из мебели в комнате были только большие плоские круглые и квадратные подушки на полу, выглядящие очень этнично и совсем не по-федеральному.
- Очень хорошо, - кивнул Ракар в ответ на вопрос о голограмме , закрывающей вход, - снаружи, я полагаю. - а потом Самрита задала следующий вопрос  и ромуланец, идя в самом конце процессии из учёных и кадетов, рассматривал коридор.
Когда вошли в помещение, Ракар окинул взглядом все, что было внутри. Брезент, экран, подушки. Что под брезентом? Наверняка не сразу следует спрашивать. Раз они показывают, значит скоро узнаем. А ночлег, значит, не здесь. И они здесь не спят.
- Извините, - сказал Ракар, глядя на контейнер под брезентом, -  ни разу та  голограмма на входе за 10 лет не сбоила? Всегда хватало мощности? Всегда было все исправно?
Закария переглянулась с Арином.
-Скрывать базу - один из наших главных приоритетов. Даже когда нам пришлось ее покинуть, голограмма и защитное силовое поле осталось единственным, что мы не выключили.
- Да, - Ракар понимающе кивнул, - это верно. Нераскрытие базы – высший приоритет, - ромуланец видел как ученые переглядываются, и ничем не выдал своей заинтересованности этим, он был как будто расслаблен, и спрашивал с неподдельным искренним интересом, - рад, что вам удалось все починить. Так значит… вы покинули это место и поселились во вне? Как давно это случилось?
Ромуланец понимал, что нельзя сразу заваливать ученых вопросами. Нужно было немного отпустить ситуацию, не вызывать у них подозрений. И спрашивать постепенно, точно выверенными вопросами, и, наверняка по отдельности, а не когда они вместе. Они были доброжелательны, и до известной степени откровенны. А что если тот поспешный жест Закарии, приглашающий пройти дальше, был одним из свидетельств того, что им немного не до кадетов? Что они куда-то спешат? В любом случае, после визита первой группы с Планксом во главе – они успели адаптироваться и приготовиться к визиту следующих. И теперь Ракар с любопытством смотрел на профессора, не выпуская из поля зрения и баджорца.
- Как давно вы живете вне базы? И где? Мы тоже будем ночевать там?
- Не заваливай ученых вопросами! Тут не Тал Шиар! – очень тихо шикнула на Ракара Самрита Баккер, проходя внутрь помещения и оглядываясь. Убранство отзывалось внутри девушки чем-то родным и знакомым, и она невольно заулыбалась. Конечно, десять лет торчать на этой базе ей бы не хотелось, но провести пару дней вполне можно было!
Толан, которая и без того смотрелась чужеродным элементом на этой светлой федеральной базе (и, очевидно, так же себя и ощущала), зашла в гостиную последней и аккуратно поставила сумку у двери. В беседу кадетов и ученых она не встревала, но внимательно за ней следила. Оглядевшись, она нахмурилась, пытаясь понять, как вообще на этих подушках можно сидеть, и решила пока постоять.
-База была развернута в 2373м году, - начала Закария, взяв лекторский тон, пока кадеты ставили свои сумки в одну кучу возле двери и рассаживались на подушках, потому что альтернатив в этой комнате не было, - Изначально наша миссия была рассчитана на 6 месяцев, затем мы должны были вернуться в Альфа-квадрант. Однако, примерно за месяц до нашего запланированного возвращения связь с Федерацией прервалась. Корабль, который должен был нас забрать, тоже не прилетел в назначенное время. Мы прождали его неделю, а затем кто-то уничтожил наши спутники на орбите. Последнее, что они успели передать - изображение чьих-то кораблей, но мы не знали, кому они принадлежат, никогда прежде таких не видели. Они были небольшими и напоминали жуков с фиолетовой подсветкой двигателей. Джаавед, сможешь вывести изображение на экран?
- Да, - кивнул баджорец, подходя к экрану и активируя панель возле него. – Изображение не очень четкое, но вам оно должно быть знакомо.
Когда экран активировался, Илама Толан, до этого безуспешно пытавшаяся усесться на подушках, выпрямилась и молча уставилась на изображение. Уж она-то его хорошо узнала…
Впрочем, для остальных кадетов эти корабли тоже оказались знакомы – они все были уже в сознательном возрасте во время Доминионской войны и помнили сводки с фронтов. Корабль джем’хадар – плавной округлой формы с двумя опущенными вниз гондолами по бокам, и правда напоминавший жука, они узнали сразу же.
- Лейтенант-коммандер Джонсон говорил нам об атаке джем’хадар, и что они уничтожили зонд, - тихо проговорила Самрита. – Наверное, теперь вы уже знаете, кто это такие…
Арин склонил голову в подтверждение ее слов. 
Артур снял с плеча сумку и отошел к одной из стен, поставил там сумку на пол и обернулся к остальным, молчаливо наблюдая за беседой. Он не стал садиться на подушку, прислонившись плечом к стене, глядя на экран.
Ракар прошел к Самрите и чуть склонился к ее уху. Не время и не место было, может быть потом. Но сейчас нужно было задать короткий вопрос.
- Я верно понял, что ты сейчас запрещаешь мне задавать вопросы? – очень тихо спросил ромуланец.
Самрита, удобно устроившаяся на подушке и скрестившая ноги, подскочила на месте и резко обернулась:
- Я тебе ничего не запрещаю! – в ее голосе звучал… испуг? Поняв, что она произнесла это слишком громко, она посмотрела на профессора Закарию и смущенно пробормотала: - Извините…
Ромуланец сел рядом с Самритой на пол, кивнул ее ответу, бросил быстрый взгляд на профессора и, подтянув к груди колени, обхватил их руками. Слегка качнувшись в процессе, он коснулся своей спиной спины Самриты, а затем повернул голову и посмотрел на кадета Лайтмана, сжав на мгновение правую ладонь в кулак и разжав ее.
Артур смотрел на экран, на корабль джем'хадар, он конечно же помнил все сводки с фронтов. Он и сам много лет назад пытался бежать на войну, еще не понимая точно всю систему безопасности, и конечно же его сняли с шаттла, на который он проник, и отправили домой. А потом его отец вернулся с войны, живым. И он многое рассказал и показал, и это всегда были сложные разговоры, когда они касались действий самого Джона Лайтмана, его отца. Но сводки с фронтов и все тактические подробности Артур помнил хорошо. И еще он хорошо помнил тот разговор под виски с доктором Камарго, когда они вместе летели на станцию на катере с интересным именем "Легат".
На мгновение Артур отвлекся от экрана и посмотрел на ромуланца, заметил его жест, склонил голову, а затем посмотрел на профессора и технического специалиста Арина. Артур слышал слова Самриты, заметил как та неловко подскочила, испугавшись? и чуть нахмурился.
- Да, была война… - сказал Артур, - мы понимаем, 6 месяцев… и в итоге вы провели здесь 10 лет. Это трудно. Но вы настоящие ученые. Это здорово. Вы восхищаете нас своим примером. Это та самая экстремальная ситуация, которую вам пришлось пережить, или потом были другие? – спросил кадет.
-Вы называете это Доминионской войной, - кивнула Закария землянину, - Мы только недавно восстановили связь с Федерацией и прочитали обо всем. Для нас было шоком осознать, что такое могло произойти в нашем родном квадранте. Когда наши спутники были уничтожены, мы были напуганы, что неизвестный враг найдет нашу базу и нас, поэтому приняли решение законсервировать ее и покинуть, чтобы с орбиты нельзя было засечь остаточное излучение наших приборов. Мы ушли отсюда, смешались с местными и так нам удалось выжить после той атаки. Кто бы ни были эти джем’хадар, они не очень активно нас искали. Потом мы вернулись, конечно же… Но чем больше проходило времени, тем отчетливее мы понимали, что никто не придет за нами. Мы были совершенно одни, на вражеской территории, без средств попасть домой. И мы решили, что мы хотим жить и что в любой, даже самой безнадежной ситуации можно обустроить для себя кусочек комфорта и счастья. Кальдония III - примитивная планета, не обладающая запасами ценных ресурсов, нужных современным государствам, поэтому джем’хадар не слишком были в ней заинтересованы и не беспокоили нас больше.  Или у нас просто не было способа это заметить, ведь смешавшись с местными, мы оставили все свое оборудование на базе. Впрочем, возможно, есть и другая причина, которую мы сами лишь недавно осознали… - Закария снова загадочно улыбнулась.
Самрита заметно напряглась и поспешила отодвинуться, когда ее коснулась спина ромуланца. Теперь она плотно сжала губы и не спешила больше задавать вопросы.
С левого плеча вниз наискосок по спине у ромуланца шел ремень с тремя рядами выступающих конических штырьков, он коснулся Самриты ими, но еще и просто клетчатым кителем. Ее внезапную напряженность он ощутил, и когда та резко отодвинулась, он тоже поспешил отодвинуться со своей стороны, плотнее обхватив собственные колени. Он не хотел такой реакции, но прекрасно понимал ее. Артур неплохо подхватил инициативу, заметив заранее обговоренный жест руки, и теперь Ракар снова бесстрастно смотрел на профессора Закарию.
- Знаете, я вас понимаю, - сказал ромуланец, - когда все пути отрезаны, и нет шанса вернуться домой, и нет вообще никаких других шансов, нужно продолжать жить, поддерживая собственные принципы и клятвы, преследовать цель, что вела вас до этого, приняв сопутствующие обстоятельства как данность, с которой невозможно бороться, – теперь Ракар говорил, надеясь, что эти его слова будут иметь какой-то смысл и для Делас, если она захочет их услышать, - кусочек комфорта и счастья … я думаю, мы все это понимаем, - Ракар чуть склонил голову, посмотрел в пол, и вернул через пару секунд взгляд на профессора, - как погиб ваш доктор? Что с ним случилось?
Землянка снова бросила взгляд на Арина.
-Он нарушил местные правила, - ответила она, - Мы не смогли его спасти. Итак, что же вы уже знаете о Кальдонии III?
Арин вздохнул под взглядом профессора – было похоже, что он не спешил вступать, пока Закария не предоставляла ему слово. Координатор тем временем оглядела кадетов: никто не спешил отвечать, а Делас и вовсе безучастно продолжала смотреть на экран, хотя изображение корабля джем’хадар уже давно с него пропало.
- Перед миссией нам совсем немного рассказали о планете, - начала Илама. – Нам провели брифинг о вашей миссии здесь и сообщили о местной до-варповой цивилизации, которую вы изучали и которая находится на доиндустриальном уровне развития. Больше мы надеемся узнать от вас, - улыбнулась кардассианка и добавила: - Я говорила с руководителем группы, которая была здесь до нас, и он сообщил, что его группа не видела местных жителей. Но, думаю, нам всем было бы интересно узнать, как вам удалось вписаться в их общество и жить среди них.
______
С кадетами и учеными
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 17
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS