DS9 - The New Team

OPS => Текущий сезон => Тема начата: Мори Джанир от 04 Сентября 2017, 17:21:32



Название: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мори Джанир от 04 Сентября 2017, 17:21:32
Участники проекта “Альфа” вернулись на станцию ДС9 после завершения регаты с загадками по Баджорской системе. Несмотря на то, что им не удалось формально победить, они сумели достичь целей своего участия и продемонстрировали всему Квадранту беспрецедентный пример межвидового сотрудничества и взаимодействия.
Хватит ли этого, чтобы раз и навсегда отвести от проекта угрозу закрытия? Что произошло на станции в отсутствие кадетов? Кто покинет станцию и с кем придется попрощаться? Что ждет координатора Иламу Толан после убийства коммандера Мори Джанир? Кем на самом деле является кардассианский гил Джез Тенма?


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 06 Сентября 2017, 16:55:06
02 сентября 2384 г., утро
Станция ДС9, тюремная камера


...Когда четверо СБшников вывели глинна Иламу Толан из каюты коммандера Мори, она не сопротивлялась. Федераты наставили на нее свои фазеры со всех сторон, как будто она в любой момент могла сбежать или превратиться во что-то огромное и ужасное и начать убивать всех на своем пути, но кардассианка была будто ослеплена всем произошедшим.
В офис СБ ее телепортировали. Обычно такими перемещениями “из точки в точку” на ДС9 не злоупотребляли, предпочитая бегать по коридорам как в старые добрые времена, но произошедшее не было обычным. На Променаде сейчас беспечно веселились сотни людей, отмечая окончания первой Баджорской регаты, и появление мрачной процессии с кардассианкой в наручниках произвело бы эффект разорвавшейся бомбы. Никто не должен был знать о том, что произошло.
Ее охранники почти не разговаривали между собой, и тем более - с ней. Они делали все быстро и профессионально - захват в кольцо, наручники, телепортация, эскорт в одну из свободных камер - но как-то на автомате, будто их рефлексы работали, но они находились в состоянии шока. Да, наверное, так и было. Наверное, они знали, что делать, оставшись без начальства, и были способны на самоорганизацию, но никто из не был по-настоящему готов к тому, что их коммандер лежала на полу каюты с дырой в груди.
Возможно, поэтому Иламу Толан оставили в камере в одиночестве до утра.

Толан не знала, сколько прошло времени – может быть, минута, а может и несколько часов. Она сидела на койке в тюрьме, глядя прямо перед собой и старалась ни о чем не думать. Это было неожиданно легко – разум словно сам ограждался от всего произошедшего и не возвращался к убийству коммандера Мори. Может быть, это вообще другой человек нажал на спуск, а вовсе не Илама Толан? Может быть, ее там не было, и все это ей приснилось?
Только от одной навязчивой мысли никак не удавалось отделаться: что, если Джарин ее все же перехитрит? Что, если он придет за ней? Или, может быть, он уже все понял и улетел со станции? Здесь, в камере, Толан не могла этого узнать, и эта неизвестность разрывала ее изнутри. Или это был вчерашний яд? Действие выданного Джарином стимулятора уменьшалось, и женщина чувствовала, как к ней возвращается слабость и боль. Может быть, ничего страшного не случится, если она просто откинется на спину и прикроет глаза? Она не будет спать, разве что совсем немного…

- ...Просыпайтесь! - Толан грубо выдернул из сна мужской голос.
Кроме окрика она услышала удар и, вздрогнув, открыла глаза. Глинн (а может и не глинн уже) Толан все еще была одна в тюремной камере. Силовое поле вместо одной стены было почти не видно, только легкое мерцание, если смотреть на него краем глаза.
За полем стоял мужчина, которого она раньше никогда не видела - землянин, в федеральной форме лейтенант-коммандера с желтым воротником, у него было обветренное квадратное лицо и короткие пшеничные волосы. Мелкие морщинки возле рта и глаз были скорее свойственны человеку, который много улыбается, но сейчас лицо землянина выражало ярость. Но в этом не было ничего необычного при данных обстоятельствах, не так ли? Он потирал костяшки пальцев левой руки, судя по всему, именно этим кулаком он только что ударил в стену, чтобы разбудить Иламу Толан.
За спиной лейтенант-коммандера стояла лейтенант Т’Мир. Она все еще была вооружена.
-Я должен знать, почему вы это сделали, черт побери! - воскликнул землянин, - Мы доверяли вам, а вы..!
-Следите за вашим тоном, мистер Джонсон, - спокойно произнесла Т’Мир, - Мы пока не хотим, чтобы новости стали публичными и началась паника.
Мужчина тяжело задышал. Было видно, что спокойствие в этой ситуации дается ему нелегко.
Илама вздрогнула и открыла глаза: полсекунды потребовалось, чтобы понять, что происходит и где она находится. Чувствовала она себя как с самого худшего похмелья, а громкий голос землянина взрывал черепную коробку изнутри. Но ее самочувствие его совершенно не касалось – она очень долго ждала, чтобы кто-нибудь пришел. Едва ли ее стражники даже могли представить, как сильно она этого ждала.
- Вы мне доверяли, а я убила командующую станцией, - негромко закончила за землянина женщина. – И теперь вы хотите узнать, почему.
Она медленно встала и подошла к силовому полю.
- Я расскажу вам все, если вы обеспечите мою безопасность, - проговорила кардассианка, вплотную подходя к невидимой преграде.
-Что вы имеете в виду? - брякнул лейтенант-коммандер Джонсон, - Вы в камере, и мы не собираемся вас пытать и бить, если вы об этом. Все-таки мы - Федерация, даже когда наступают черные времена! - он гордо поднял героический квадратный подбородок, - Но за то, что вы сделали, вы понесете наказание, которое заслуживаете.
-Да-да, я и не сомневаюсь, вы же Федерация, - вымученно улыбнулась Толан. – И в наказании тоже. Думаю, вам станет понятно, о чем я говорю, когда я скажу, кто приказал мне совершить убийство. Этот человек сейчас на станции, и его имя – гал Джарин Дохиил.
Илама сама не ожидала, что это будет так просто сказать. Гал Джарин Дохиил. Заказчик. Убийца. Шантажист. Пусть это больше не будет ее тайной.
-Он? Приказал вам? Господин посол - человек с безупречной репутацией, иначе его не назначили бы на эту должность! - возмутился Джонсон.
Кардассианка посмотрела на стоящую за спиной мужчины вулканку – пожалуй, это даже хорошо, что он пришел не один. Ей нужны были свидетели.
- Гал Дохиил продумал план убийства коммандера Мори с целью спровоцировать международный скандал, - блеклым голосом проговорила Толан, глядя в одну точку где-то позади Джонсона. – Для этого он выдал мне ромуланский дизраптор и устройство телепортации, которое не сработало на обратное перемещение. 
-И вы можете это чем-то доказать? - подозрительно нахмурился землянин.
- Нет, - ответила Толан после долгой паузы. – Он хорошо себя обезопасил и не оставил прямых улик. Но у меня есть косвенные доказательства его вины в других преступлениях, которые помогут вам убедиться, что его репутация не так безупречна.
Почувствовав, что ей становится сложно стоять, женщина прислонилась спиной к дверному косяку и застыла в паре сантиметров от силового поля.
-Говорите, - торопливо потребовал Джонсон, - Но если окажется, что вы оговорили невинного человека…
-Вам требуется медицинская помощь? - спросила вулканка, заметив состояние Толан.
- Нет, - Толан слишком поспешно ответила вулканке и перевела взгляд на Джонсона. – Гал Джарин Дохиил состоит в некой секретной организации на Кардассии, которая выступает оппозицией действующему правительству. Насколько я смогла понять, их цель – усилить позиции Кардассии во внешней политике, и для этого они идут… на разные методы. Включая убийство командующей федеральной станции, на которой размещен международный проект, - она перевела дыхание и сделала паузу, собираясь с мыслями. – Мне также стало известно, что он причастен как минимум к двум убийствам, но и здесь у меня нет прямых улик.
 -У вас ни о чем нет прямых улик, - отрезал Джонсон, - Поэтому я не понимаю, почему мы должны это выслушивать...
-Расскажите об этих убийствах, - ровно произнесла вулканка.
Толан внимательно посмотрела на Т’Мир и кивнула.
- Предыдущий капитан корабля «Виетор» - Алкет Малор – погиб при невыясненных обстоятельствах во время рутинной высадки на одной из необитаемых планет в Кардассианском союзе. Джарина Дохиила назначили капитаном сразу после его смерти, а расследование было очень спешным и поверхностным. Наверное, вы знаете, как это не типично для кардассианцев. Я смогла узнать, что в момент убийства около капитана корабля произошла двойная телепортация – это напомнило мне о способе убийства коммандера Мори, который придумал Дохиил.
Женщина вновь на некоторое время замолчала, собираясь с мыслями.
- О втором случае гал Дохиил сам случайно обмолвился – это касается трагической смерти его невесты, Гевиллы Русат. По официальной версии она отравилась орехами кава… И сначала я поверила в эту историю, но что-то в ней меня смутило. Сегодня ночью я связалась с отцом Гевиллы – чиновником Русатом, - и он рассказал мне кое-что интересное. Например, что и другие его дети погибли при странных обстоятельствах, а за два дня до смерти Гевилла собиралась домой, чтобы сообщить ему что-то важное, - губы Толан сложились в быструю улыбку. – Он уже давно подозревал гала Дохиила и собирал информацию о нем, в том числе именно он сообщил мне о той тайной телепортации перед смертью Малора.
Кардассианка сделала глубокий вдох, точно этот рассказ лишил ее последних сил, и выжидательно посмотрела на федеральных офицеров.
-Чиновник Русат, - повторила Т’Мир, будто впечатывая это имя в свою память, - У вас есть еще какие-то следы этой информации? Люди, с которыми вы говорили? Записи? Компьютерные логи?
-Что-то, что может подтвердить, что вы только что не выдумали все это, - подхватил мужчина, поняв, куда клонит Т’Мир.
- Вы можете проследить несколько зашифрованных сообщений, которые вчера ночью были отправлены со станции, - ответила Толан. -  Одно из них было послано с терминала коммандера Мори легату Толану – с предупреждением о том, что гал Дохиил сделал с… с его племянницей. Источник второго сообщения вы, вероятно, не сможете определить сразу – мой терминал был под наблюдением, и мне пришлось использовать обходные методы. Это была подпространственная связь с Даврасом Русатом на Кардассии-Прайм. Думаю, он сам сможет все подтвердить.
-Мы все проверим, можете не сомневаться! - пригрозил Джонсон, - Мы докопаемся до всей вашей лжи!
-Однако, можете не сомневаться, что ваше содержание в заключении будет этичным, - пообещала Т’Мир, - Вы хотите сделать еще какое-то заявление?
Толан задумчиво посмотрела на вулканку.
- Гал Дохиил шантажировал меня и грозил уничтожить мою семью, - тихо проговорила она, отводя взгляд. – Именно поэтому я просила вас обеспечить мою безопасность. Теперь я прошу вас быть очень аккуратными с Дохиилом, чтобы он не успел осуществить свою угрозу.
Женщина оторвалась от стены и сделала несколько шагов в сторону кушетки, а затем обернулась к офицерам.
- Моим кадетам уже сообщили о том, что я убила коммандера?
-Мы сделаем официальное заявление о произошедшем сегодня, в 12:00, - ответила Т’Мир, - Вашим кадетам сообщат.
Толан побледнела – на самом деле, она и так выглядела сейчас весьма посредственно, так что разницы почти не было заметно, - и сдавленно кивнула, после чего молча уселась на кушетку и отвернулась. 
 Она услышала, как оставшиеся за спиной федераты вышли.
__________
С Т'Мир и Джонсоном


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 06 Сентября 2017, 16:59:02
2 сентября 2384 года. Утро.
Станция ДС9. Каюта Ракара и Тенека.

Ракар стоял по колени в снегу в бескрайней степи от горизонта до горизонта, а в небе над ним, звездном, черном небе, висели две луны. Снег покрывал все, местами сбиваясь в белые барханы, которые вернее было бы назвать сугробами. Снег набился в его высокие форменные ботинки, и таять не спешил. Тишину нарушал только ветер, гонящий поземку, впивающийся в лицо ледяными иглами. Ромуланец стоял, не пряча лицо от ветра. Он был здесь один, и помнил только, что ему надо идти, идти вперед к неизвестной цели. Идти, вопреки не проходящему чувству потери, вопреки тоске, которая теперь всегда с ним. Ромуланец идти не спешил, он стоял, вдыхая морозный воздух крайнего севера своей родной планеты, и смотрел в небо. Он должен идти, но долг подождет.
Будильник сработал давно, Ракар выключил его, не желая выходить из иллюзии этого сна, желая остановить бег времени, раствориться в безвременье бескрайней снежной равнины.
Потом снежная равнина сменилась видом дюраниевой стенки каюты, и Ракар стал рассматривать узор, мельчайшие черточки на поверхности металла. В этом случайном узоре мог быть смысл. Но скорее всего его не было, смысла не было во многом, Ракар решил что вставать тоже нет никакого смысла. Никто не звал их ни на какой брифинг, пробежки с Квинтилией этим утром не будет. Не будет многого другого. Ромуланец забыл напрочь даже о вчерашнем дне, о регате, сосредоточившись на изгибах линий на стене, не забыл он только о той, которую потерял, так и не обретя.
Вчерашним вечером Ракар ушел с Променада немедленно после объявления победителя, забежав лишь на минуту в Кварк'с, чтобы сделать заказ. Заказ – ящик ромуланского эля – доставили в его каюту через полчаса. Ничего не объясняя Тенеку, Ракар поставил эль под свою нижнюю койку, так и не притронувшись к нему.

Тенек не спросил. Он вообще редко спрашивал о таких вещах, оставляя другому возможность самому затронуть сложную тему, если это будет уместно. Не спросил, но мысленно отметил, внутренне ожидая, будет ли у этого действия продолжение. Собственно, от этого продолжения и зависело то, какой будет реакция врача-стажёра. Опять-таки Тенек не знал, имеет ли это отношение к странному состоянию Ракара накануне вечером, но безучастность ромуланца вызывала у него озабоченность и подозрения в том, что в таком состоянии индивидуум может игнорировать самые естественные потребности.
Пока Ракар лежал, вулканец успел переделать все утренние дела и подготовиться к выходу. Он собирался выйти из каюты раньше, чем требовалось, чтобы зайти в лазарет осведомиться о состоянии Рроу, однако по мере того, как время шло, а ромуланец не вставал, в разуме вулканца всё больше созревала мысль о том, что совсем не Рроу сейчас больше всего нуждается в помощи.
– Я собираюсь пойти позавтракать, – сказал вулканец, не глядя на лежащего товарища, – Не хотите присоединиться?
Это было неуклюжее начало, но на более изящное социальных навыков вулканца не хватало.
Услышав голос вулканца, ромуланец понял, что Тенек еще не ушел из каюты, и все эти легкие шорохи, которые он игнорировал до сих пор – были следами его присутствия. Ракар понимал, что нельзя отрешаться от реальности до такой степени, но безразличие владело им в большой степени, и возвращаться в реальность не хотелось. Долг подождет, так он думал сейчас. Но Тенек заговорил, и Ракар вспомнил, что во вчерашнем дне было много всего, кроме того разговора с Квинтилией. Долг не может ждать. Ракар заставил себя, сел на койке, посмотрел на Тенека. Вулканец не ушел, значит ли это, что вулканец может и действительно быть другом? Или это только логика диктует?
- Спасибо, Тенек, - ответил Ракар, - может быть позже, не сейчас. Я не хочу есть, и нас еще никуда не вызывали. Нет смысла выходить.
Тенек в очередной раз спросил себя, не следует ли спросить Ракара о вчерашнем. Будь Ракар вулканцем, это было бы чрезмерным и неподобающим – вообще всё было бы неподобающим, кроме молчаливого понимания, а в самом крайнем случае – слов поддержки вообще, никак не связанных с конкретным гипотетическим событием и эмоциональной реакцией на него. Тенек попытался настроиться на то, чтобы отреагировать как-то более уместно для общения с эмоциональными, и не смог: ромуланец был слишком похож на его сородичей внешне, намекать на его подверженность эмоциям было почти кощунственно. В результате стажёр несколько секунд боролся с собственным воспитанием, а затем сказал единственное, что у него получилось:
– Я зайду в лазарет, спрошу о самочувствии мистера Рроу. Мистер Ракар... Наши государства и расы всегда находились в сложных, в лучшем случае, натянутых взаимоотношениях, но лично вы никогда не позволяли себе неуважительно отзываться о Федерации или о вулканцах. Я ценю это. И если вам понадобится моя помощь, вы всегда можете на неё рассчитывать.
Ракар смотрел на Тенека слегка удивленно. Таких слов от вулканца ему слышать не приходилось ни разу в жизни. Хотя, впрочем, он раньше и дел с ними не имел. Он только учился, учил, и знал теоретически, что никому нельзя верить, а вулканцам в особенности. Но Тенек был совсем не таким.
Ракар опустил голову, а потом с видимым усилием встал с койки и принялся одеваться.
- Вообще-то, Тенек, я позволял себе, и не раз. Но вы не слышали. А мне хочется быть честным сейчас. Да, между нами всеми сложные внешнеполитические отношения, да и вообще. Но лично вас это не касается, вы другой, достойный уважения вулканец, несмотря на то, что мы с вами тоже друг друга не всегда понимаем. Однако я не голословно назвал вас другом. Никогда не думал, что назову другом вулканца, но вы заслужили.
Ракар натянул водолазку и форменные брюки, оставшись босиком. Он дошел до кресла и сел, бросил взгляд на ящик эля и посмотрел на Тенека.
- Спасибо, Тенек, - Ракар отвел от Тенека взгляд, - но вы не можете помочь. Здесь не поможешь, это либо переживешь сам, либо нет. Но я благодарен за вашу готовность.
Тенека кольнуло подозрение, что тут не обошлось без сильных чувств Ракара к Квинтилии, но уточнять это без каких-либо конкретных слов со стороны собеседника было бы совсем уже невежливо.
– Ещё слишком рано судить, являюсь ли я вашим другом, – чувство справедливости и честности заставило Тенека сказать эти слова, – как я уже говорил, для создания подлинной дружбы требуется больше времени, и в будущем вы можете узнать меня с худшей стороны. Но я хотел бы, чтобы дружба между нами сложилась. Что касается ваших слов, которых я не слышал, уже достаточно важно и то, что вы старались проявлять уважение во время сотрудничества. Это – существенно. Всё остальное преодолимо: в рамках любой расы есть недостойные личности и личности достойные уважения, в рамках любой культуры есть вещи непонятные или неприемлемые для второй стороны. Здесь нас может рассудить только время, и обычно это бывает время превосходящее продолжительность жизни гуманоида.
Ромуланец так и слушал, глядя в пол, чуть отвлекшись, но некоторые ключевые моменты в словах Тенека он осознал и принял их на совсем другой счет. Кто мог знать, что если он говорил одновременно и про другое.
- Вы правы, время, худшие стороны, и рано судить. Время оно такое, оно многое может, но иногда и оно бессильно. Или просто мы совершаем ошибки, - ромуланец говорил отстраненно, и пока говорил, понял, ему требуется рассказать, что случилось. Тенек и правда хотел помочь, иначе не было бы этого разговора. Как глинн Толан вчера.
- Время. Я совершил большую ошибку. Знаете, Тенек, пока она лежала в лазарете, я сказал ей. После того, как узнал, что она хочет улететь на Бетазед. Я испугался, что она улетит и больше никогда я ее не увижу. И я поспешил, мне казалось, это ее как-то воодушевит. Но все произошло наоборот. Ведь не случись всех этих стимуляторов и гипотетического Бетазеда – я может быть и вовсе не сказал ничего. Я поступал бы по-другому, мы бы работали вместе на проекте, узнавали друг друга постепенно. Все могло быть иначе. И… она не любит меня. Она сказала это вчера, что нет никакого смысла, что она не видит никакого будущего, и не любит меня. И послала меня к Делас. Вот и все. Я все испортил сам. И как я мог … как я мог мечтать и верить во что-то, мне ведь самому известно, что будущее наше вместе – маловероятно, хотя я сделал бы все ради этого. Или не все. Я не знаю. Как я вообще мог подумать, что она может захотеть со мной хотя бы проводить свободное время, просто общаться, просто говорить. – Ракар прикрыл рукой глаза, - зато она была со мной честной. Это многого стоит. Простите, Тенек, что вам пришлось выслушать. И спасибо.
– Ничего, – Тенек был очень сильно озадачен и даже обескуражен, но вовремя напомнил себе, что в конце концов жрецы, врачи и учителя – это как раз те люди, которым нужно уметь разговаривать и на такие темы тоже. Просто пока у него не было в этом опыта. – Это иногда бывает необходимо, – добавил он, пытаясь найти хоть какой-то разумный ответ. Разумный ответ упорно не желал находиться, а если находился, то оказывался совершенно неподходящим. Готовых решений, старательно отфильтрованных традицией, тут просто не было, или Тенек о них не знал, а думать самому не очень-то получалось, потому что тема была мягко говоря непривычной.
– Честность, это ведь лучше для выбора правильного решения, – сказал вулканец не совсем уверенно: идеальный ответ так и не нашёлся, и вулканец начал думать вслух. – И если вы не собираетесь остаться в Федерации, вероятно, у вас мало шансов создать семью с мисс Перим, поскольку она тоже, видимо, не рассматривает возможность эмигрировать. Но вы напрасно думаете, что она не может захотеть проводить с вами свободное время и просто общаться. Вы не причинили ей никакого вреда, даже помогли, у неё нет причин избегать вас. Думаю, у вас есть возможность установить дружеские отношения... Правда, я не знаю, как принято у эмоциональных реагировать на такое признание, но у нас брачное предложение считается честью, независимо от того, принято оно или отклонено. Впрочем, вероятно, вам всё равно представляется, что вы утратили значительную часть своего будущего, я это понимаю... отчасти, – на этом месте Тенек пришёл к выводу, что абсолютно ничем не помог Ракару в его проблеме, и счёл за благо замолчать.
_______________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 06 Сентября 2017, 17:00:49
2 сентября 2384 года. Утро.
Станция ДС9. Каюта Ракара и Тенека.


Улан Вооруженных сил Ромуланской Империи из подразделения внешней разведки Тал Шиар съежился в кресле, в котором сидел. «Эмигрировать»… «остаться в Федерации». Тенек называл вещи своими именами и произносил очевидности. В следующий раз Ракар поморщился при фразе «дружеские отношения», и стало еще хуже и больнее. Но когда Тенек сказал, что «отчасти понимает», Ракар поднял голову и сочувственно посмотрел на вулканца.
– Вы тоже, Тенек, да? – сказал Ракар, чуть нахмурившись, - а с вами что случилось?
– Нет, – быстро сказал Тенек, – это не тоже... то есть это не имеет отношения к... – он попытался подобрать самое вежливое слово, но – увы! – вежливых слов для ситуации Ракара не существовало, – ... к сильным переживаниям, – с некоторой задержкой закончил он. – Это имеет отношение к неуверенности в будущем. Впрочем, это написано в моём личном деле и не составляет никакой тайны: моя жена попросила у меня развод и получила его, только и всего.
– А… - произнес Ракар, не сводя взгляда с Тенека, - не имеет отношения к сильным переживаниям, - Ракар посчитал, что только такими же словами в ответ может ничем Тенека не обидеть. Какой же он все-таки странный, этот вулканский путь. Они изолировали большую часть самих себя. Но это их путь, их выбор, их право. Имеют право, в конце концов. Ракар быстро кивнул, - да, я читал это в вашем личном деле. Сочувствую, Тенек. И надеюсь, что однажды вы встретите ту, которая будет иметь непосредственное отношение к сильным переживаниям. Я этого вам желаю, Тенек, не сочтите меня невежливым, если что. И вы обретете уверенность. – и Ракар замолчал, посмотрев в сторону.
На добрых полминуты Тенек потерял дар речи, затем возразил:
– Всё самое важное в отношениях приходит со временем. А для уверенности в будущем мне было бы достаточно просто остаться в живых и не совершить никакого преступления.
Только договорив до конца, вулканец сообразил, что вторую фразу можно было бы оставить при себе, и запоздалая мысль о том, что именно он сейчас сказал, заставила сероватую бледность (которую неизменно вызывала мысль о преждевременной, постыдной и, главное, абсолютно бессмысленной смерти), медленно смениться её полной противоположностью.
Ракару показалось, что до этого момента вулканец Тенек ещё ни разу не был настолько откровенным. И раз тот себе позволил, это много значило.
– Тенек, я понял, - сказал Ракар, - я в курсе, что у вас бывает и что с этим делать. Если это с вами случится в моем присутствии, я не дам вам умереть или совершить преступление. Вы можете рассчитывать на меня. Я найду вам.. ну или, - Ракар хотел сказать “мы с вами подеремся”, но решил, что эту простенькую обманную стратегию в случае вулканского безумия заранее раскрывать не стоит. - поверьте, жениться вам вовсе не обязательно для того, чтобы просто спасти жизнь.
С этими словами ромуланец поднялся. Наверняка он вулканца вогнал в смущение, и лучше было на него просто не смотреть.
– Спасибо, Тенек, - сказал Ракар, намереваясь идти в душ. - передавайте от меня привет Рроу.
– А вот это уже исключительно моё личное дело, – несколько непоследовательно ответил Тенек, весьма сожалея о собственной откровенности и старательно выскребая из отдалённых углов сознания остатки невозмутимости. Кажется, его попытка помочь Ракару привела к весьма двойственному результату: с одной стороны Ракар очнулся и проявил некоторые признаки нормального отношения к жизни, с другой – самого Тенека этот разговор изрядно выбил из колеи.
– Я передам мистеру Рроу, что вы интересовались его здоровьем, – негромко сказал он, отворачиваясь и направляясь к двери.
– Личное, несомненно, я не вмешиваюсь, Тенек, не подумайте ничего плохого, - сказал ромуланец, - я просто сказал, что вы можете на меня рассчитывать. В беде. И все.
Ромуланец отвернулся.
Это было странно, но Ракар сказал практически те же слова, что и сам Тенек, и перед тем как выйти, стажёр ответил, всё так же не глядя на собеседника:
– Я вам благодарен.
Ромуланец кивнул Тенеку и скрылся за дверью сантехнического узла. Чем-либо смущать вулканца он не был намерен, но вышло так, что Тенек, не вполне осознанно, из лучших побуждений, эту тему завел сам.
Ракар долго стоял под душем, вспоминая разные моменты. Как в первый раз, еще не сознавая собственных чувств, он положил руку поверх руки Квинтилии на прибор управления ховеркаром, и как они падали. Как он обнял ее в лазарете, и ее длинные распущенные волосы легли ему на плечи. Как она сама подала ему руку и пожала ее, в жесте прощания. Он понимал, что это все не повторится. Но было и то, что важнее. Ее легкая улыбка, после регаты, ей понравилось быть первым помощником, она чувствовала удовлетворение. И значит – все не напрасно. Только от этого не становилось менее больно.
Вернувшись в помещение каюты, Ракар оделся в форму, привел себя к внешнему виду по уставу, бросил взгляд на ровные ряды бутылок под своей койкой, извлек одну, налил в стакан. Но потом он вспомнил, что долг сегодняшнего дня не позволяет ему уйти от реальности прямо с утра. Проект все еще надо спасать, что-то творится с глинном Толан, есть еще "Фениксы", которым надо воздать по заслугам, уже не тем, а с множеством смягчающих обстоятельств, и вечерняя силовая тренировка с Квинтилией, которая уж точно не позволяет ему пить с утра. Поэтому ромуланец слил эль из стакана обратно в бутылку и отправился в голокомнаты, нужно было доредактировать тренировку.
______________________
с Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 06 Сентября 2017, 17:09:44
2 сентября 2384 года. Утро
Станция ДС9. Каюта Самриты и М’Коты


М’Кота проснулась относительно поздно: поспать она любила, а тут ещё и бессонные ночи, и волнения, и счастливое разрешение сложностей с Артуром... и это не считая того, что легла она не сразу, а пыталась лёжа читать подборку о землянах, сделанную Тенеком. Так и заснула с паддом в руке, не перелистнув страницу, посвящённую граням женственности в земной культуре. Проснулась она, конечно же с полнейшей кашей в голове. А ведь надо было ещё решить что-то со свиданием!
Выбравшись из душа, М’Кота как была – в белье и с полотенцем на шее уселась за компьютер и открыла подборку программ для голокомнат, отсортированных по тегам «Земля», «романтика» и «свидание». Было от чего растеряться! «Париж весной», «Итальянский полдень», «Казино Лас-Вегаса», «Катание на тройках», «Под сенью сакуры», «Романтическая экстрим-прогулка на Диком западе»... Почему диким должен быть именно запад, а не, скажем, юг или восток, М’Кота не знала, но подозревала, что дикости в её компании Артуру хватит и без земных голопрограмм. Определённо выбор был делом сложным.
- Ух ты, - раздался голос Самриты прямо над ухом клингонки. Та так увлеклась выбором, что не заметила, как землянка уже успела выйти из душа и теперь стояла за ее спиной, с любопытством глядя в экран. – Знакомишься с земной культурой? Какой интересный выбор программ, никогда бы не подумала, что тебя может интересовать – ой, что это? Венский вальс, серьезно?
– Я назначила Артуру свидание, – призналась М’Кота, – и хочу, чтобы оно было земное, но тут столько всего, что я раньше в Сто-во-кор попаду, чем разберусь в этой куче программ! Вот это, – клингонка ткнула пальцем в висящий на экране «Венский вальс», – я даже не представляю, что это такое!
 - О Боже, - простонала Самрита, закатывая глаза. – Такое ощущение, что все вокруг с ума подходили… Вальс – это танец, но, пожалуй, я не хочу это представлять в клингонском исполнении. У вас уже все так далеко зашло? Вчера на регате вы были далеки от стадии свиданий, вальсов и, э-э-э, сени сакуры. Не думай, что я лезу в твою жизнь или что мне это очень интересно… - она делано пожала плечами и с ногами забралась во второе кресло.
– А мы не скрываем, не то, что вы! – пожала плечами М’Кота, перелистывая страницу и просматривая новый список таких же малоинформативных названий и описаний. – Между прочим, я вчера Артуру ничего про тебя и Освальда не сказала, – гордо сообщила она землянке, – а это было нелегко, потому что я попросила его выставить Освальда сегодня вечером из каюты. Или в крайнем случае завтра. Так что имей в виду, скоро твой любимый мужчина будет бездомным, и у тебя будет шанс его приютить.
- Э-э-э, подожди, - брови Самриты сползлись к переносице. – Во-первых, то, что вы собираетесь делать в каюте Освальда – проблема исключительно Освальда, а не моя. Во-вторых, я бы не стала так спешить навешивать ярлыки вроде «любимый мужчина» - скажи еще «единственная любовь всей жизни» или «моя судьба», - землянка скривилась. – В-третьих… У клингонов всегда все так быстро случается? Я не удивлюсь, если вы завтра поженитесь!
– Я тоже не удивлюсь, – задумчиво призналась М’Кота. – По крайней мере сегодня уже не удивлюсь, потому что вчера... – она не договорила, снова закопавшись в список, потом подняла голову и наградила Самриту удивлённым взглядом: – Погоди, ты что же, правда не любишь Освальда? Но тогда... ну то есть... Нет, ну я понимаю, что всякое в жизни случается, но ты же любила его, когда вы сошлись? Такие вещи так быстро не проходят! И я никак не могу придумать, что он мог сделать такого, чтобы ты вдруг так быстро его разлюбила.
Самрита сложила руки на груди и уставилась взглядом куда-то в район большого пальца ноги. Розовый лак на нем уже чуть заметно облупился…
- Я не готова говорить на такие темы на голодный желудок, - решительно объявила Самрита. – Любовь – это слишком серьезно. Откуда я знаю, люблю я кого-то, или он мне просто нравится? Слушай, я не знаю, как у вас клингонов принято – вы вообще очень стремительные. А мне нужно время. Много времени. Очень много времени. И вообще, я чувствую себя так, словно по мне каток проехался – мне сейчас не до любви, я хочу тост и яичницу с помидором!
– Очень много времени… Очень много времени – это слишком, но если сказать «ещё немного времени», то что-то в этом есть, – нашла для себя компромисс М’Кота. И в этом был смысл, потому что если бы они с Артуром чу-уть-чуть притормозили, ей бы не пришлось искать программу для свидания в такой спешке. – Но всё равно вы – земляне – слишком сомневаетесь в себе и всё время думаете о себе хуже, чем вы есть, – добавила она для пущей справедливости, – Вот ты вчера почему-то решила, что сделала что-то не то с «замком», хотя я уверена, что всё было как надо, а Артур… ну-у, неважно, что Артур, но с ним тоже бывает. По-моему, вам надо больше доверять себе!
М’Кота посмотрела на часы и со вздохом встала из-за компьютера: убрать противное беспокойство и убедиться в том, что Артуру не будет с ней плохо, хотелось именно сегодня, но разобраться в куче романтических программ до общего собрания не представлялось возможным. Вдруг клингонка оживилась.
– А тебе совсем-совсем не до любви? – спросила она, в порыве воодушевления перекидывая данные из компьютера на падд. – Или только на голодный желудок? А то, знаешь, у меня тут появилась непристойно меркантильная идея! Давай я закажу тебе в Кварк’с настоящую яичницу с настоящим помадором (что бы это ни было) и с каким угодно тостом, а ты поможешь мне найти подходящую программу для свидания?
Самрита сложила руки на груди и гордо вскинула подбородок.
- Это потому что я девочка, да? К тому же землянка! Поэтому должна разбираться в любви, романтике, отношениях и свиданиях? Может быть еще – ходить на каблуках и носить платьица?
И ее шелковая пижама в вишенку, и ярко-розовый лак на ногах, и разноцветные заколки в волосах намекали, что в чем-то М’Кота могла быть и права, но Самрита вовсе не хотела признаваться, что разбирается во всех этих девчачьих глупостях.
- И вообще, неужели клингонов интересует вся эта чепуха? Я думала, у вас там долг, честь, бои на смерть, клингонские оперы и бладвайн рекой, а ты – «Париж весной», пф! – фыркнула Самрита и нехотя поднялась на ноги. – Может быть, я и готова побыть девочкой сегодня за завтраком, но только если к завтраку будет прилагаться свежевыжатый апельсиновый сок. И помидоры, М’Кота, помидоры!..
М’Кота вздохнула и окинула Самриту бесконечно говорящим взглядом.
– Это потому Артур – землянин, – тоном «мистера Очевидность» объяснила она. – Я не хочу думать только о себе, мне хочется, чтобы ему было хорошо! Ладно, – улыбнулась она, – в твоём распоряжении весь апельсиновый сок в этой сомнительной забегаловке, но если будешь много вредничать, позову на подмогу Освальда и скажу ему, что у нас будет двойное свидание!! – голос М’Коты прозвучал зловеще, но искорки смеха в глазах и плутовская улыбка ясно показывали, что это – всего лишь шутка.
- Только попробуй, - прошипела Самрита, доставая из шкафа кадетскую форму. Аккуратно сложенная пижама отправилась под подушку. – Может, Артур как раз мечтает о настоящем клингонском свидании с… я даже не представляю, как они у вас выглядят, но, наверное, там участвуют батлеты. А ты ему – сакуру, гондолы и венский вальс!
Еще несколько минут у землянки ушло на то, чтобы надеть форму и сделать хвостики – теперь М’Кота увидела таинство, как на голове землянки появляется прическа, едва ли прописанная в уставе.
- Я это делаю только ради сока и омлета, - напомнила Самрита уже у двери. – А не потому что хочу с тобой дружить или лезть в ваши с Артуром отношения.
– Да-да! – отмахнулась М’Кота, – Конечно, только из меркантильных соображений! – и снова, её голос звучал скорее как ехидное «верю-верю», чем всерьёз. Клингонка тоже успела одеться и теперь нетерпеливо топталась в ожидании. – Захочет Артур батлетов – сам и программу найдёт, – беспечно сообщила она Самрите. – Какое у меня право лишать его возможности делать приятное мне?
__________
С М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 06 Сентября 2017, 17:10:18
2 сентября 2384 года. Утро
Станция ДС9. Кварк’с


Самрита лениво ковыряла вилкой едва надкушенный омлет – такой свежий, нежный и сочный, - и удивлялась, как так получилось, что еще пять минут назад о нем мечтала, а теперь он в нее не хотел лезть? Она еще немного повозила его по тарелке, а затем отложила приборы и вздохнула:
- Ну, рассказывай, чем ты собралась удивлять Артура? Своим знанием земной культуры? Или ты уже знаешь, что ему наверняка понравится? Например, мы все помним его презентацию про корабли и море…
– Я не хочу его удивить, я хочу, чтобы он почувствовал себя на настоящем земном свидании, – объяснила М’Кота. – Корабли, море, горы и тарги от нас никуда не уйдут, он и так знает, что мне это нравится. А сейчас я хочу, чтобы он не жалел о том, что я – не земная женщина. Чтобы увидел, что мы не настолько чужие друг-другу, как может показаться на первый взгляд.
На этом месте М’Кота задумалась, пытаясь увязать воедино то, что она успела узнать об Артуре с тем, что она прочитала вчера о землянах, и продолжила, загибая пальцы:
– Это должно быть романтично, как это понимают земляне и при этом уютно, но совсем не то, что шкура на полу у очага, понимаешь? И вообще не в доме, а в каком-нибудь хорошем кусочке земного мира. Чем должно быть это место я понятия не имею, но могу точно сказать, каким оно быть не должно. Оно не должно быть официальным, оно не должно быть враждебным, оно не должно быть предназначено для плотской любви, и там не должно быть места алчности и показухе… наверное, оно должно располагать к дружескому общению, но, это совершенно точно не должна быть шумная попойка с песнями и потасовками. И, наверное, посиделки у костра – тоже не совсем то, что нужно, потому что сидеть у костра не обязательно на Земле – костёр и на Кроносе костёр.
Самрита чуть не поперхнулась соком, слушая все пожелания М’Коты.
- Кхм, ну ничего себе, - выдала она, наконец. – Что-то многовато требований! Ты не считаешь, что, захоти Артур на настоящее земное свидание, он бы начал встречаться с землянкой? Ну… ну… может быть, танцы – это и правда не самая плохая идея? Вполне по-земному, красиво, романтично, возвышенно. Обнимашки, опять же, в количестве. Выбери что-нибудь старинное – XIX-XX век, например, - Самрита не сдержалась и рассмеялась. – Прости, просто представила тебя в платье с широкой юбкой и кружевами… Ты вообще танцевать-то умеешь? – она скептически осмотрела клингонку.
– С клингонской точки зрения я отлично танцую, – скорбно сообщила М’Кота, – но не думаю, что ты имеешь в виду залихватскую пляску с мулинетами.
- С чем? – тоскливо выдохнула Самрита и тут же поспешила добавить: - Неважно, в общем. Я имею в виду танцы не с этими мулинетами, а с Артуром. Хочешь типичное и традиционное земное свидание – будь нежной и женственной. Ну или хотя бы просто не убей его для начала. Так, танцы, значит, отпадают? Ну-у… - землянка задумалась, - картинная галерея? Прогулка на воздушном шаре? Музыкальный концерт?..
Самрита зевнула и потянулась:
- Надеюсь, с планированием твоей личной жизни мы не опоздаем на общее собрание. Хотя оно наверняка будет таким же скучным, как и перед регатой, а Толан сама опоздает!
– Ты издеваешься, да? – упрекнула её М’Кота. – Галерея и концерт – это жутко официально, даже я это знаю, а во время прогулки на воздушном шаре я буду женственной, как мартышка на качелях!.. – она подпёрла щёку рукой и в задумчивости проглотила последний кусок со своей тарелки (любовь любовью, но аппетит у клингонки оставался отменным). – Нет в жизни совершенства! – резюмировала она, залпом допивая рактаджино, – Прах их всех возьми! Если я ничего не придумаю до завтра, нам придётся просто пойти в Кварк’с и весь вечер слушать вопли «дабо» и звон латины.
- Ну, в Кварк’c, по крайней мере, есть голокомнаты, а там не так сложно найти что-нибудь земное, - пожала плечами Самрита, поднимаясь со своего места и провожая тоскливым взглядом недоеденный завтрак. – Подбери там какой-нибудь симпатичный земной ресторан с соответствующим антуражем – и вперед! Только не удивляйся, если он на самом деле ожидал от тебя чего-нибудь с бладвайном и гакхом, - рассмеялась девушка, вспоминая недавний инцидент на Променаде.
– Насчёт ресторана – хорошая мысль, – согласилась М’Кота, – Хуже, чем в Кварк’с там точно не будет. И я не дам сбить себя с толку! «Клингонская экзотика» и так прёт из меня со всех сторон, один вечер Артур без неё точно обойдётся!
- Если он начнет с тобой встречаться, ему с этой экзотикой предстоит постоянно сталкиваться, - пожала плечами Самрита и направилась к выходу из Кварк’c. – Не представляю, как можно ее куда-то деть, это то же самое, что мне – перестать быть землянкой. И, главное, совершенно непонятно зачем – может, ему в тебе как раз эта «экзотика» и нравится? Ну, у всех свои предпочтения…
– Вот именно, – пробормотала М’Кота, скорее себе, чем Самрите, пробираясь к выходу и оглядываясь, чтобы убедиться, что Артура нет нигде в обозримом пространстве. – Вот именно, она никуда не денется, по-любому останется при мне, а значит, совсем необязательно размахивать ей как флагом!  К тому же это не повод отказываться от чего-то нового!
«От чего-то, что должно понравиться Артуру Лайтману, – прошептал вкрадчивый внутренний голос, – И вдруг – совсем вдруг – это понравится ещё и тебе?»
_________
С М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Джарин Дохиил от 11 Сентября 2017, 15:25:18
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, кабинет кардассианского посла


Когда Илама не появилась в каюте спустя несколько минут, Джарин понял, что его план сорвался. Пока не было понятно, что именно пошло не так: баджорка победила Толан или сама кардассианка решила предать Джарина - это было неизвестно и не слишком важно, куда важнее было уничтожить все улики, которые остались в каюте женщины.
Достав ещё один миниатюрный транспортер, дипломат через несколько секунд оказался в непривычно пустой каюте Иламы.
Первым делом Джарин отыскал и аккуратно снял последнюю камеру, служившую одновременно ещё и маяком для телепортации, после чего разыскал ромуланский маяк, к которому должна была телепортироваться Толан, и забрал его с собой - времени тщательно проверять и уничтожать отпечатки пальцев и прочие мелкие следы, могущие привести федератов к настоящему заказчику, не было.
Наконец, офицер закончил собирать то, чего не должно было быть в каюте неудавшейся убийцы, и телепортировался обратно к себе, после чего принялся методично уничтожать оборудование и стирать данные с терминала, заполняя память случайными данными двадцать пять раз подряд - чтобы даже ромуланцы точно не восстановили.
Когда процедура была завершена, Джарин позволил себе немного расслабиться и откинулся в кресле. Даже если Илама назовёт его имя, физических доказательств теперь не осталось, а уж алиби себе обеспечить он точно сумеет.
Рано утром, как обычно, он пришёл в свой кабинет и стал ждать. Очевидно, скоро от него потребуют объяснений, даже если Толан не проболталась - он же официальный представитель Кардассии на станции, а значит придётся отдуваться. Дипломат принялся думать, стараясь просчитать все возможные вопросы и подготовить на них лучшие ответы, которые позволили бы свалить всё на Толан и оставить его самого чистым.
То, что произошло дальше, не было неожиданностью для Джарина. Дверь в его кабинет открылась, сама по себе, без звонка и стука - кто-то использовал код доступа. На пороге появились федераты - сперва вулканка с длинными, прямыми, собранными в высокий хвост волосами, а за ней еще двое: неприятный даже на вид вертлявый баджорец с зачесанными назад, будто сальными волосами, и широкоплечий землянин на вид не обремененный интеллектом. Цвет местной службы безопасности.
-Посол Джарин Дохиил, гал, временный уполномоченный представитель Кардассии на ДС9, - произнесла вулканка, будто читала по бумажке, и вопросительно уставилась на Джарина.
- Проходите, прошу вас, - изобразил радушие Джарин, - чем Кардассианский союз может помочь своим союзникам из Объединённой Федерации планет?
-Господин Дохиил, - объявила Т’Мир, - вы арестованы по обвинению в убийстве коммандера Мори Джанир и заговоре против Федерации. Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.
Джарин моментально натянул на лицо маску сожалеющего, но всё-таки возмущённого господина.
- Я сочувствую вашей утрате, уважаемые офицеры. Хоть мы с коммандером и виделись всего пару раз, но, насколько я могу судить, она была достойным федеральным офицером. Я также прекрасно понимаю, что неудавшийся убийца, если вы его, например, поймали, мог попытаться свалить вину с себя на кого-то постороннего, и Кардассия - весьма подходящий кандидат, учитывая недавнюю историю между нашими государствами. Однако, вы же понимаете, что нельзя просто так взять и арестовать сотрудника посольства - у меня дипломатическая неприкосновенность. Конечно, я не смогу без оружия и совершенно неподготовленным, прошу принять это во внимание, оказать вам троим достойное сопротивление, но, право слово, вы действительно хотите прибавить к своей утрате ещё и международный скандал такой величины?
-Я надеялся, что ты это скажешь… - пробормотал баджорец и отошел в сторону, потому что землянин рванулся вперед и схватил посла за грудки.
-К черту неприкосновенность! Моего коммандера только что убили! - воскликнул он, брызгая маленькими капельками слюны, - Вы думаете, меня волнует международный скандал?!
Джарин не стал сопротивляться и лишь демонстративно вытер каплю слюны со своего лба, презрительно поморщившись.
- Не похоже. И не скажу, что меня это удивляет - не всем дано заниматься политикой. Как бы то ни было, я не убивал вашего коммандера и вообще впервые услышал о том, что это произошло, только что - от вас, - кардассианец посмотрел на вулканку. - Интересно, что бы сказала покойная коммандер Мори, если бы увидела происходящее? Вряд ли кого-либо из вас ждала бы награда за верную службу Федерации после нападения на дипломата и вполне осязаемой угрозы ухудшения отношений между нашими государствами вплоть до полного их разрыва. Происходящее будет воспринято как акт агрессии, если со мной что-то случится, или я о случившемся доложу, а я доложу, если этот громила немедленно меня не отпустит.
-Возьмите себя в руки, младший лейтенант, - приказала вулканка.
Ее тон был холоден, а выражение лица скучающим и слегка удивленным очередным действием “нелогичных землян”, и все же она позволила подчиненному этот эмоциональный выпад, а сама стояла и смотрела. Это была какая-то тонкая грань между сохранением лица и солидарностью с действиями землянина.
Младший лейтенант, наконец, отпустил Джарина.
-Мы должны все тщательно расследовать, - сказала вулканка, - Господин посол, пожалуйста, не оказывайте сопротивления и следуйте за мной.
На лице Джарина лишь на мгновение мелькнула ухмылка, однако, внутри он упивался ещё одной маленькой победой.
- Будь по-вашему, - немного устало произнёс он, - в интересах сохранения хороших отношений между нашими державами я притворюсь, что этого возмутительного события не произошло. Пока, во всяком случае. Ну что же, ведите.
Кардассианец направился вслед за вулканкой, не забыв наградить слегка презрительным взглядом обоих безопасников.
__________________________________
С суровыми федеральными СБ-шниками


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 12 Сентября 2017, 13:16:15
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13

Планерку все-таки назначили. Сообщение о планерке пришло на падд ромуланца, когда он тестировал гравитацию с уровнем 6. Прочитав сообщение на падде, весящим в настоящий момент как добрый ящик с дизрапторными винтовками, Ракар решил, что программа готова, завершена и пора завтракать, пока еще есть время.
Завтракать в Кварк'с Ракар не решился, он понял, что этого бара он теперь избегает. Вспомнив выражение лица Делас во время слов "почему ты не хочешь просто меня выслушать", Ракар испытал чувство вины, совершенно неуместное, но слишком естественное. Чувство вины Ракару не нравилось, потому что он понимал, что его вины нет. И, тем не менее, оно было. Кроме того он вспомнил обо всем, что должен быть сделать в сторону Делас, о чем узнать, в чем убедить ее, о том, что предстояло еще решить всеми, обеими группами проекта. Еще какие-то серьезные проблемы у Тенмы, и оставалось до сих пор неизвестным, явится ли кардассианец на планерку. И Ракар вспомнил грустный взгляд Иламы Толан, ее фраза "это не понадобится", и то, как она с видимым трудом двигалась, будто замученная чем-то и кем-то.
По пути к ангару 13 Ракар осознал, что идет слишком медленно, не торопясь, вообще останавливается в коридоре. До чего он дошел… Как так случилось. Как случилось так, что он собственными руками все испортил с Квинтилией? И тем не менее, как бы ни было, он должен дальше исполнять свой долг и задание. Он будет это делать во имя Ромуланской Империи и еще немного для себя. И для нее тоже, потому что она должна жить и радоваться. А он будет наблюдать издалека.
Одернув форму перед дверями ангара, Ракар зашел и сел в противоположном от входа конце. Так было удобнее наблюдать и меньше вертеть головой.

Самрита и М’Кота успели прийти за несколько минут до начала собрания – и у землянки имелось подозрение, что все равно кто-нибудь опоздает: почему-то это становилось традицией, и завела ее координатор. Девушка по привычке подсела поближе к Хене и поприветствовала остальных кадетов, уже собравшихся в зале, а затем с любопытством завертела головой, вычисляя отсутствующих.

Этим утром Лайтман проспал. Невообразимо и постыдно, но на часах было 10 утра, когда он открыл глаза. Проверив сообщения, кадет понял, что он еще никуда не опоздал к счастью. Поэтому, никуда не торопясь, совершив утренние обязательные дела, включая силовую зарядку, надел форму и пошел в каюту М'Коты и Самриты. На двойной звонок ему никто не ответил и Лайтман решил, что в отличие от него – ни М'Кота, ни Самрита – не проспали.
За несколько минут до часа общего сбора кадет пришел в 13 ангар, огляделся, обошел стол, намереваясь занять место рядом с клингонкой.
- Доброе утро, Сэм, Хена, М'Кота, - с улыбкой сказал Артур, коснувшись рукой спины М'Коты, садясь рядом, - хотя, конечно уже не утро, скорее день.

Освальд в эту ночь спал очень долго и проснулся за сорок минут до начала собрания. Кое-как приняв душ и позавтракав в реплимате, он торопливо дошёл до ангара и устроился ровно напротив Самриты, периодически поглядывая то в её сторону, то в сторону двери. Сейчас кадету больше всего хотелось оставить регату в прошлом, а для этого надо было как можно скорее пройти через разбор полётов. "Ну где же Мори и Толан?" - мысленно спрашивал себя Освальд, словно игнорируя тот факт, что до начала оставалась ещё пара минут.

Тенек пришёл за минуту до начала из лазарета. Время до начала он потратил на то, чтобы просмотреть вчерашние данные по отравлению Рроу и сличить их с рассказом «Фениксов». В сущности, он почти не сомневался в том, что «Фениксы» рассказали правду, но привычка всё проверять и уточнять была слишком сильна. Кроме того время понадобилось для того, чтобы внести в медицинские карты команды «Амазонки» (включая и свою собственную) свежую информацию. Теперь оставалось сделать то же самое для команды «Анадыря», но для этого надо было сходить на катер, а времени до начала планёрки оставалось слишком мало, и стажёр отложил это на ближайшее свободное время.

Советника Рилл не мучили дурные предчувствия. Нет, она видела вчера, что с координатором что-то очень не так, но того что случилось в реальности вообразить себе не могла. По этой причине озабоченность болианки перед совещанием была умеренной: в худшем случае она ожидала увидеть глинна Толан такой же подавленной, как вчера, а в лучшем – уже немного оправившейся от своих переживаний. Явившись на совещание почти вовремя (полуминутное опоздание вряд ли можно было считать настоящим опозданием), Утара координатора не увидела совсем. Значит, решила она, всё так же плохо, как вчера. И приготовилась ждать.

Акрита в это утро тоже спала допоздна. Но дела проекта, очевидно, не собирались давать кадетам выходной, поэтому она, проснувшись и собравшись, направилась в реплимат завтракать. Там ее и застал вызов на общий сбор. За столом андорианка заняла место подальше, не то чтобы она боялась разноса за свой "маневр" и прочее вчерашнее, просто сейчас больше хотелось слушать и наблюдать, чем оказываться в центре внимания.
Соседка Акриты по комнате - отстраненный кадет Перим - отсутствовала в комнате, когда андорианка проснулась. За пару минут до времени, обозначенного в приглашении как начало планерки, она проскользнула в Ангар 13, очень скромно и стараясь не привлекать внимания. Это было не так просто, потому что все привыкли видеть Квинтилию в форме, а не в гражданском платье, и теперь на фоне кадетов она выделялась.
Перим хотела занять место, ближайшее к двери, но там уже сидела клингоно-земная парочка, а рядом с ними Самрита и Хена. Место рядом с ференги было свободно, но пока трилл шла к нему вокруг стола, его быстро заняла Жантарин, которая до этого о чем-то болтала в углу ангара с Кримом Анжаром. Баджорец сел рядом.
Ромуланец делал вид, что читает текст на своем падде, время от времени поглядывая на собирающихся кадетов. Джез Тенма в былые времена приходил на брифинги раньше, сейчас же его не было. Момент, когда в ангар пришла Квинтилия, ромуланец не пропустил, как раз в этот момент он смотрел в сторону Самриты и М'Коты. Он проводил Квинтилию взглядом до того момента, как ближайшее место на ее пути стало занятым. Ромуланец опустил голову, вернув взгляд на падд. Никогда раньше на общих сборах он не испытывал желания позвать кого-то сесть рядом, обычно он наблюдал за распределением кадетов со стороны. Квинтилию же теперь хотелось позвать, но он не сделал этого, надеясь, что Освальд или  Акрита возьмут это дело в свои руки, покажут Квинтилии, что она нужна и ее хотят видеть.

Самрита лишь краем глаза отметила Квинтилию – точнее, ее платье. «С этим решительно надо что-то делать», - подумала землянка в очередной раз. Ее чувство прекрасного отчаянно страдало. Но странным было не это. Странным было то, что Самрита в который раз поймала себя на мысли, что волнуется по поводу Джеза Тенмы. Она-то считала, что терпеть не может этого кардассианца, и продолжала бы так считать до сих пор, но тот случайно услышанный ночной разговор никак не хотел уходить из головы. Тогда она так и не подошла к нему, потом он не явился на регату, и вот сейчас… Девушка потрясла головой, прогоняя мысли. Это было не ее дело. Ее мысли должен занимать стоящий в ангаре «Анадырь», ждущий только ее – и она с ним воссоединится сразу после общего сбора. Поскорее бы он уже начался…

М’Кота увидев замешательство Квинтилии посмотрела на неё в недоумении: что же она не садится? Может, она не хочет сидеть рядом с ней и Артуром, но почему? Вроде бы ещё вчера они обменялись рукопожатием…
 
Зато вулканцу все эти сложности были совершенно чужды.
– Мисс Перим, – негромко позвал он, привлекая внимание трилла. Перехватив взгляд Квинтилии, стажёр подвинулся немного ближе к Криму и сделал приглашающий жест, указывая на пространство справа от себя и одновременно бросая взгляд на Ракара. Он надеялся, что ромуланец поймёт его правильно: судя по словам сказанным Квинтилией вчера, она очевидно не решалась сама предлагать коллегам своё общество, и нужно было как-то показать ей, что её не избегают.
Коротко дернув головой в сторону Тенека, Ракар все услышал, сгреб свои падды со стола, встал и молча переместился на стул рядом с Акритой, уступая место Квинтилии, чуть пододвинув ей стул.
-Спасибо, - чуть слышно сказала Квинтилия, занимая предложенное место.
Последними в ангар вошли Джез Тенма и Брол Арко. Оба сели на стулья по соседству с Освальдом.
-Фух, чуть не опоздал! - выдохнул Тенма, с улыбкой глядя на соседа, - Но кажется, я не последний! - он обвел взглядом стол, пересчитывая кадетов, - Что-то нас маловато… Не хватает Курша, Рроу и Мари.
Честно признаваясь самому себе, Ракар был почти готов к тому, что Квинтилия пройдет мимо в сторону Освальда, но в ней многое изменилось после истории со стимуляторами. Ромуланец приветственно кивнул девушке, а потом обратил внимание на кардассианца. Тот выглядел удовлетворительно, хотя скорее всего он просто хорошо умел держать свое лицо, занявшись служебными обязанностями, либо его проблемы решились.
Вопреки ожиданиям не было каитианца, и Ракар повернул голову налево, спросил негромко:
- Тенек, а где Рроу? Что о нем говорят в лазарете?
– Его выписали, – коротко ответил Тенек.
Ракар кивнул Тенеку. Вслух говорить ничего не стал. Тар Мари мог традиционно проспать, несмотря на середину дня, Курша не интересовала регата, а теперь про него не было ничего известно, а насчет каитианца Ракар надеялся, что тот не слишком разочарован в девушке с Ктариса, которая так жестко поступила с ним. Оставалось только ждать начала и появления глинна координатора Иламы Толан.
Прошло еще полминуты, но никто из опоздавших кадетов не появился.
Наконец, дверь в ангар снова открылась, некоторые посмотрели в ту сторону, ожидая увидеть коллег или Иламу Толан, но на пороге появились не они, а молодой мужчина в форме лейтенант-коммандера Звездного Флота. Пятна, начинающиеся со лба и исчезающие под воротником бирюзовой водолазки указывали на его расу.
-Это еще кто? - удивленно прошептал Тенма.
-Кадеты, - произнес с порога мужчина, - Для тех немногих, кто меня еще не знает - мое имя Диас Планкс, координатор второй группы проекта “Альфа”. Мне нужно многое вам сказать, и кое-что из этого будет тяжело услышать. Поэтому прошу вас, подойдите ближе.
- Что? Что он имеет в виду? - заволновалась Хена.
-Прошу вас, - повторил Планкс, - Давайте соберемся в кружок и не будем официально сидеть за столом.
_____________
с кадетами, советником и лейтенант-коммандером Планксом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 12 Сентября 2017, 13:19:43
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


Андорианка Жантарин нерешительно поднялась со своего места. Ее примеру последовали Крим и соотечественница Планкса - Перим.
Самрита удивленно посмотрела на Планкса и огляделась: кадеты – не менее озадаченные, чем она, - начали подниматься, и Самрита последовала их примеру, встав со своего места и подойдя поближе к лейтенант-коммандеру.
- Это какой-то тим-билдинг? – непонимающе шепнула она на ухо Жантарин. 
Ракар поднялся со своего места. Происходящее было не стандартно. Вместо глинна Толан пришел Планкс. Что-то будет тяжело услышать. Будет ли это связано с группой Планкса или это будет обо всем проекте в целом? Все ответы на все вопросы могут прозвучать сейчас, и не имело смысла строить догадок.
- Пойдемте, - сказал Ракар сидящим с ним рядом и первым пошел обходить стол в направлении к лейтенант-коммандеру.
Артур тоже поднялся со своего места.
Советник поднялась с места и встала за спинами ближайших кадетов. Сердце её отчётливо ударило и словно покатилось по ледяной дорожке куда-то вниз. Что-то случилось. Что-то случилось.
Акрита кивнула ромуланцу, когда тот обернулся к ней, и тоже нерешительно направилась к точке общего сбора. День вообще начался странно, и, глядя на Планкса, андорианка боялась одного – что сейчас начнутся разборки по поводу «Фениксов». Ее собственное возмущение и даже негодование за ночь как-то притупилось, ведь в конце концов все кончилось хорошо… Но с другой стороны, она понимала, что совсем избежать выяснений и обвинений не получится.
Наконец, все подошли и превратились в совсем не официальную толпу. Жантарин присела на край стола, другие последовали ее примеру.
-Что ж… - сказал старший трилл, почесав в затылке и взъерошив свои волосы, - Я мог бы начать с классического анекдотичного “у меня есть для вас две новости: хорошая и плохая”. Но начну по порядку. Как я уже сказал, я - координатор второй группы проекта “Альфа”. Для тех, кто не думал о том, что она существует и не вдавался в подсчеты кандидатов, это может быть небольшой новостью. Этот статус дает мне возможность говорить сейчас с вами, он означает, что я - не чужой вам человек.
Планкс сделал паузу, а затем серьезно продолжил.
-Всю прошлую ночь я провел в переговорах с организаторами проекта “Альфа”. Та совместная работа, которую вы показали вчера, убедила всех до сих пор сомневающихся, что проект действует и у него есть будущее. Вы продемонстрировали первые серьезные результаты, которые просто нельзя игнорировать. Поэтому я рад вам сообщить, что проект не будет закрыт и продолжит свою работу. В его целесообразности больше не сомневается никто.
Однако, в голосе трилла не было радости.
-Проект не будет закрыт, - повторил он, - Но в нем произойдут некоторые изменения. Во-первых, полученные данные показали, что малые группы работают лучше, чем большие. Поэтому состав групп участников будет переформирован. Наверное, вы заметили, что некоторых ваших коллег сегодня нет с вами. Они получили приказы о переводе в другие группы. Возможно, кто-то из вас тоже в скором времени получит такой приказ.
Кадеты переглянулись. Кто, кто же будет следующим покинувшим группу?
Ракар не сводил внимательного взгляда с лейтенант-коммандера. От этой новости, что проект не будет закрыт, он испытал настоящее удовлетворение. Эта новость означала, что он выполнил свое задание. Это не могло не радовать. Однако, Ракар понимал, что лейтенант-коммандер начал с хорошей новости и следующая новость будет плохая. Как минимум отсутствовала Илама Толан, и ее состояние и ее вчерашняя каюта, которая, как он видел – была практически собранной к отъезду. Этот факт его напрягал. Сейчас будет новость из разряда тех, которые слышать будет "тяжело", по словам Планкса, и Ракар приготовился к плохим новостям, сложив руки за спиной.
Услышав о статусе проекта, Акрита тоже обрадовалась и чуть улыбнулась. Значит, все это было не зря… Маневр, совместная подготовка и бессонные ночи. Значит, их все-таки поняли.
-Но изменения для вас состоят не только в том, что кто-то покинет вашу группу, - тем временем продолжил Планкс, - В нее также придет новый участник…
Планкс отошел к двери в ангар, открыл ее и произнес, обращаясь в коридор:
-Можешь заходить.

После нескольких секунд ожидания за дверью раздались тихие шаги, и в помещение зашла ромуланская девушка, неуверенно оглядываясь и стараясь не смотреть ни на кого, кроме Планкса. Некоторые уже знали ее - это была ромуланка-медик, изрядно подпортившая им регату. Сейчас вместо блестящей форме на ней была обычная форма кадетов Ромуланской Военной Академии, а без каблуков она оказалась совсем маленькой - немного выше Хены. Она молча встала рядом с триллом и гордо подняла голову.
-Это Делас из Ромуланской Империи, - представил девушку Планкс, - Теперь она будет в вашей группе. Делас, если хочешь, можешь сейчас рассказать немного о себе своим новым коллегам, - трилл подбадривающе улыбнулся ромуланке.
- Пожалуйста, не надо! - одними губами прошептала Делас, поднимая глаза на Планкса. - Вы же знаете…
-Хорошо, - негромко ответил Планкс, обращаясь к своей уже бывшей воспитаннице, а затем громче обратился ко всем остальным, - Досье на вашу новую коллегу вы уже можете найти в общем файловом пространстве вашей группы.
В этот момент экран на стене ожил, и на нем появилась официальная фотография Делас и строчки из ее биографии.

(https://image.ibb.co/eAwAGv/123.png)

Имя: Делас
Раса: ромуланка
Пол: женский
Возраст: 22 года
Звание и отдел: кадет последнего года обучения медицинского отделения Ромуланской Военной Академии. Специализации: инопланетная анатомия и генетические заболевания.
 
Биография: Делас родилась в 2362 году в богатой семье в столице – Ки Баратан – в роскошном особняке с видом на Апнекское море. Ее отец и раньше был влиятельным сенатором, а четыре года назад был назначен вице-проконсулом. Свою мать Делас почти не помнит – та умерла от синдрома Тувана, когда девочке было пять лет.
 
Решение идти в Ромуланскую Военную Академию – самое престижное учебное заведение – было для Делас очевидно, именно к этому ее и готовили с детства. Отец надеялся, что девушка продолжит его политическую карьеру, но оказалось, что Делас проявляла интерес в совсем других областях: ее больше всего интересовала экзобиология и медицина, а вовсе не политика и военное дело. Было понятно, что по стопам отца она не пойдет, и потому уже после окончания второго семестра Делас перевелась на медицинское отделение, где быстро стала одной из лучших учениц.
В 2384 году ей неожиданно пришло предложение участвовать в проекте «Альфа». По официальной информации, она была выбрана как одна из лучших учениц Военной Академии, но, конечно, положение ее отца также сыграло свою роль.

Почему вы хотите участвовать в проекте: «Это невероятная возможность познакомиться со всеми этими инопланетными культурами, собранными в одном проекте! Это лучший шанс, который мне когда-либо предоставлялся: я смогу не только достойно представить Ромуланскую империю, но и прикоснуться к инопланетным мирам, о которых до этого только слышала. Я уверена, что смогу проявить себя в лучшем виде и оправдать надежды Сената».

-Вот это поворот! - удивленно присвистнул Тенма, - Но она симпатичная, правда же? - он слегка подтолкнул локтем стоящего рядом Освальда.
Землянин с лёгким удивлением посмотрел на кардассианца, словно не поняв сначала, о чём тот говорил. Бросив беглый взгляд на ромуланку, он кивнул и без особого интереса пробормотал:
- Угу, да, очень даже.

Федеральная манера сказать о том, что будут и хорошие и плохие новости, и начать с хороших – на самом деле не приводила ни к чему хорошему. Ожидание все равно омрачено, и хорошие новости перед плохой неизвестностью становятся не такими хорошими. На Ромуле поступали несколько иначе.
Появление Делас Ракара не очень удивило. Он только лишь испытал интерес к тому неизвестному факту, что так получилось. Это она сама добилась перевода, или это куда более верхний замысел? Он с интересом следил за Делас, за ее тихими короткими переговорами с Планксом. О чем именно Планкс знал? О диверсии уже, или о чем-то еще? Снова вопросы, пока остающиеся без ответов.
Биографию Делас Ракар бегло прочитал с экрана. Он задумался о том, что на самом деле все это время мечтал о союзнике, о ком-то таком же как он, ромуланце. Он был слишком одиноким здесь на этом проекте, где не было ни одного его соотечественника и такое множество федератов, многих из которых он боялся, по настоящему боялся. Только вот была ли Делас ему союзником? С некоторой публикой никогда не знаешь, до какой степени можно рассчитывать на союз. Некоторые ведь спят и видят, чтобы что-нибудь совершить. Она начала с входной диверсии, обернувшейся потом помощью, но тем не менее – диверсию никто не отменял. С другой стороны, в этой группе все иначе, чем там… с теми. Таких как Юнок и Казза здесь нет. А еще она была из очень высокопоставленной семьи. И какая ирония судьбы, причудливо тасующей свои карты, бросающей кости вероятностей, складывающихся в причудливый узор. Девушка, у которой могло бы быть большое будущее, но время ее жизни ограничено. И раз уж она будет теперь на станции, будет куда больше шансов расследовать информацию о ее исследовании и, возможно, привлечь кого-то для ее спасения. Только была еще одна сложность, но эту сложность Ракар всеми силами пытался игнорировать в своем сознании. Игнорировать, потому что личные чувства Делас никак не должны были влиять на работу во благо Ромуланской Империи.
- Джолан Тру, Делас, - улыбнулся Ракар, чуть приподняв подбородок. Но улыбка ромуланца была сдержанной.
 Делас подняла на Ракара полные надежды глаза, но уже через мгновение нацепила на лицо маску гордой ромуланки и коротко кивнула ему:
- Джолан Тру! – а потом обернулась к Планксу и тихо заговорила: - Коммандер, а что будет с моей лабораторией на Кардассии? Я столько сил в нее вложила… А… мои вещи, моя комната?.. – ее голос дрогнул.
-Твои вещи вышлют сюда сегодня, а обо всем остальном нужно будет поговорить с твоим новым координатором, - быстро ответил Планкс.
__________
Планкс + все кадеты и советник


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 12 Сентября 2017, 13:45:47
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


М’Кота смотрела на ромуланку, испытывая не то облегчение, не то разочарование. Вчера, когда обсуждали диверсии «Серебряных фениксов», она думала, что увидит типичную ромуланскую женщину-солдата, и что самым большим испытанием для неё, М’Коты, будет несбыточное желание отлупить эту бессовестную девицу. А теперь... теперь клингонка не испытывала желания дать Делас даже подзатыльника – уж больно та выглядела маленькой и хрупкой. Конечно М’Кота понимала, что внешность бывает обманчивой, например, отец рассказывал ей о крошечной земной девушке, которая дралась как бешеный хорёк и погибла в такой мясорубке, которая заставила бы замолкнуть в почтении даже самого матёрого клингона. Да, так тоже бывало, но знала М’Кота и себя: мысль о том, чтобы поднять руку на кого-то кто легко помещался у неё под мышкой, встречала в душе клингонки мощное сопротивление, так что одна проблема отпала сама собой. Зато появилась другая: раз ромуланку перевели в их группу, значит хочешь не хочешь с ней придётся общаться, и теперь М’Кота ощущала себя в противном подвешенном состоянии, таком же как после того, как выяснилась правда о Квинтилии, только намного хуже. Конечно, Квинтилия получала нечестное преимущество перед другими, но она не устраивала этим другим подставы, не делала им подлостей, благодаря этому М’Коте удалось преодолеть предубеждение против неё. Удастся ли преодолеть предубеждение против Делас, а главное надо ли и правильно ли его преодолевать, клингонка пока не знала.

Пользуясь случаем, благодаря которому они стояли рядом, Артур взял М'Коту под руку. Но в настоящий момент, стараясь отрешиться от всего происходящего и обещанного, от обещанных плохих новостей и того, что брифинг вела не Илама Толан, не их координатор, от того, что вместо нее пришел другой – Артур не отрываясь смотрел на коварную ромуланку, которая будет в их группе. Артур любовался этой ромуланской девушкой, которую уже видел в ангаре после прилета "Амазонки". И Артур знал, что он о многом может с ней поговорить. Делас не была похожа на Ракара, не была похожа на Валардиса, она была совсем другой, и в нем рождался непосредственный и такой естественный интерес и желание общаться.

Тенек воспринял появление Делас в качестве постоянного члена их группы более чем скептически. Ему совсем не нравилась мысль о том, что эта девушка будет заниматься здоровьем его товарищей по проекту, и одновременно он понимал, что раз ей приказано работать здесь, то и в её профессиональном качестве тоже; хочет Тенек или нет, но теперь Делас – его коллега. Вдвойне. В глазах Тенека Делас не была врачом. В реальности Тенека Делас будет исполнять обязанности врача. Это противоречие разрешилось, когда Тенек напомнил себе, что в случае необходимости не только врачи могут оказывать медицинскую помощь: были случаи, когда посильную помощь оказывали учёные-биологи или просто люди, обладающие необходимыми навыками. «Кадет с медицинским образованием» – так определил для себя Тенек статус ромуланки в собственной системе ценностей; это определение делало будущее взаимодействие возможным.
– После инцидента с Аномалией мы создали в рамках нашей группы медицинскую команду для экстренных ситуаций, – сообщил он Делас, когда обмен привествиями между двумя ромуланцами завершился. – В неё входят мисс Хена, мистер Арко, я, а также мисс Перим – в качестве обучающегося и в качестве помощника (в тех случаях, когда от неё не требуется исполнения других обязанностей). Если вы хотите, вы можете к нам присоединиться.

Акрита, и так стоящая не в первом ряду, теперь отступила еще на шаг и незаметно вздохнула. Итак, столкновения избежать не то что не удалось, а совсем наоборот… Какая-то часть ее сознания услужливо подсказывала, что, возможно, такая ситуация станет для нее полезной тренировкой, чтобы уметь взаимодействовать и вместе работать несмотря на личные предубеждения. Наверняка служба в Звездном Флоте не раз поставит ее в подобные условия, или даже хуже. Однако, другая часть сознания категорически отказывалась иметь общее дело с тем, кто саботировал чужую работу, обманывал, подслушивал, травил и, самое главное, считал все это нормальным, безвредным и даже забавным.
Подняв голову, андорианка принялась читать досье на экране - это было легче, чем смотреть на новую коллегу живьем. Но чем дальше она читала, тем более задумчивым становилось выражение ее лица. Теперь, когда она увидела историю этой девушки, обстоятельства, в которых та выросла, а еще – ее интерес к науке и исследованиям, собственные предварительные суждения уже не казались Акрите столь очевидными.

Делас перевела взгляд на вулканца и чуть нахмурилась, слушая его – то ли от удивления и неожиданности, то ли от самого предложения.
– Э… Хорошо, я подумаю, - ответила она, наконец, и добавила после долгой паузы: - Спасибо.
А затем по очереди осмотрела каждого из кадетов: и тех, кого уже хорошо знала, и тех, кого видела впервые. Ее взгляд был прямым и дерзким, и, несмотря на в целом негативное отношение, исходящее от группы, она его не отвела.
-У вас будет время познакомиться, - вставил Планкс, - Насчет нового координатора, с которым нужно будет поговорить Делас… Дело в том… и это как раз то, что вам может быть тяжело услышать… дело в том, что новый координатор будет у вас всех. Глинн Илама Толан больше не будет исполнять эту роль. Кое-что случилось.
Трилл глубоко вздохнул, а затем взял себя в руки.
-Сегодня ночью Илама Толан застрелила командующую станцией Мори. Госпожа Толан арестована. И это, конечно, большой шок для всех. Но даже в самые темные времена мы не должны опускать руки. Проект продолжается, и руководство сейчас срочно ищет замену на должность вашего координатора. А пока… - лейтенант-коммандер обернулся в сторону Утары Рилл, - Пока адмирал Солок просит вас, советник, взять на себя координирование группы. Временно, разумеется. Или нет, может быть, они оставят вас на этой должности постоянно. Я не знаю, если честно… Этим молодым людям сейчас нужна помощь и кто-то взрослый и опытный, кто направит их, и кроме вас у них никого нет…
Трилл умоляюще посмотрел на советника.

Вот оно. То, что она возможно могла предотвратить, и то что она допустила своей ненавязчивостью. Почему она не вцепилась в глинна Толан как репей и не попыталась вытрясти из неё причины этой ужасной подавленности? Ведь наверняка это было связано, тесно связано!
Уголки губ болианки резко опустились вниз, вокруг глаз залегли болезненные морщинки, и стало вдруг видно что этих болезненных «шрамиков времени» не так уж мало среди весёлых лучиков, обычно обрамлявших её глаза. И всё же на этот раз она не извлекла из сумки коробочку с успокоительными драже и не схватилась за виски: иногда случались события тяжелее всех остальных, и тогда нервы и тело по необъяснимой причине собирались в кулак, вместо того, чтобы по обыкновению расклеиться.
– Я согласна, коммандер, – твёрдо сказала Утара.
– Хорошо, - кивнул лейтенант-коммандер Планкс, - Теперь мне будет спокойнее возвращаться на Кардассию. Да и всем остальным заинтересованным лицам тоже станет легче, когда они узнают, что вы согласились. Ведь если бы нет… пришлось бы срочно что-то придумывать с этой группой, но никто не знает, что! Координатор Рилл, вам придется зайти в офис Службы Безопасности и встретиться с госпожой Толан, чтобы она передала вам все дела. Если она, конечно, будет в состоянии для этого… И я сегодня добавлю несколько сообщений от адмирала Солока для вас. Это наше собрание сейчас - скорее об общей организации всего этого предприятия, - трилл неопределенно покрутил рукой в воздухе, - А о конкретных текущих делах проекта вам придется собраться еще раз в другое время. И, может быть, даже не один раз.
– Да, – снова подтвердила Утара, – Так мы и поступим. Но прежде чем мы разойдёмся, я хотела бы сказать кадетам несколько слов.
– Прежде всего, – начала болианка, – я хочу напомнить вам, что бездействие – первый шаг к поражению. Вы спасли проект, спасли свою группу от расформирования, и если сейчас вы решите, что всё было зря и опустите руки… тогда всё и правда будет зря. Если же вы не сдадитесь, проект будет жить. Именно поэтому мы соберёмся сегодня же в 15:00 по станционному времени и приступим к обсуждению нового задания. Если готового задания не будет, мы сами его создадим.
Утара сделала паузу и почувствовала, что обретённые было силы потихоньку утекают. Этого позволить было нельзя, и она велела себе держаться во что бы то ни стало.
– Второе, – сказала она. – Есть ещё одна вещь, которая может погубить проект, потому что противоречит самой его сути: это – взаимные подозрения, предубеждения и обвинения. Я понимаю, что никто не удержит вас от обсуждения случившегося и от самых резких суждений, но есть одна вещь, которую я прошу вас уяснить: не существует злобных кардассианцев и прочих мифических чудовищ. Есть один конкретный человек, совершивший одно конкретное преступление, и что бы ни выяснилось в процессе расследования, я не хочу, чтобы вы проецировали это на всех кардассианцев и тем более на ваших товарищей по проекту, – в этот момент болианка непроизвольно посмотрела на Тенму.
Она снова остановилась перевести дыхание: то последнее, что она собиралась сказать, было сложнее всего. Перед её внутренним взором стояло улыбающееся лицо коммандера Мори и одновременно – измученный, потухший взгляд глинна Толан. Наконец Утара произнесла:
– И последнее. Как я уже сказала, никто не может удержать вас от резких суждений, но примите во внимание следующее: до конца расследования и, более того, пока не вынесен приговор, любой арестованный имеет право на непредвзятое расследование его дела и на то, чтобы вокруг него не возникало порочащих его домыслов. Постарайтесь в своих суждениях исходить только из фактов и не будьте поспешны в суждениях. Я не знаю обстоятельств этого дела, но если окажется, что произошла ошибка или что глинн Толан взяла на себя чужую вину, мне не хотелось бы, чтобы нам с вами было за себя стыдно.
Вторая новость, озвученная Планксом, напрочь затмила удивление от присоединения ромуланки-саботажницы к их группе. К тому же, сама Делас сейчас выглядела не менее ошарашенной, чем остальные. Самрита удивленно захлопала ресницами и приоткрыла рот, но ничего, кроме вздоха, не смогла из себя выдавить. Судя по реакции большинства кадетов, в шоке пребывала не только она – девушка встретилась взглядом со своими подругами, а затем – с Освальдом, и чуть качнула головой, как бы говоря: «Вот так новости…». И еще чуть-чуть: «Не зря я не люблю кардассианцев!».
– Лейтенант-коммандер, - тихо пробормотала Самрита, когда речь к ней вернулась, и подняла глаза на Планкса. – Как… Как такое вообще возможно? Нам расскажут, что случилось? Она была нашим координатором, мы ей доверяли… 
Планкс покачал головой.
-Меня там не было, мисс Баккер, и я не связан с расследованием. То, что я сказал вам - это информация, которую получили офицеры, имеющие достаточный уровень доступа, сегодня утром. Насколько мне известно, примерно сейчас представители станции делают официальное заявление для всех, но едва ли они скажут больше, чем я. Это очень громкое дело, и скорее всего его детали будут засекречены, но пока Служба Безопасности не высказывает сомнений в том, что произошло.
___________________
с Планксом, Утарой и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 12 Сентября 2017, 13:47:32
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13

Пожалуй, все остальные новости стали несущественными в этот момент для Артура. Сразу после слов Планкса о том, что сделала Илама Толан. Артур опустил руку, нашел ладонь М'Коты и сжал ее. Сначала он опустил голову, но потом заставил себя смотреть вперед, на коммандера. Но перед глазами стояла коммандер Мори Джанир. Артур вспоминал ее, такой, какой она защищала его, во всем том деле после избиения кардассианца. О том, как она выступала на открытии и завершении регаты, о том, как она поздравляла его с освобождением, ее глаза. Еще одна жизнь. Еще одна жизнь ставшая разменной монетой в чьей то игре. И где найти теперь слова утешения для ее семьи, для ее экипажа, для всех тех, кто любил ее, уважал, ценил, для всех тех, кому она стала надежным товарищем и другом. Еще один кардассианец снова убил баджорца. Только расы не имеют значения. Еще одного человека не вернуть из того места, куда он безвременно ушел. Все остальные слова Лайтман слышал вполуха. Не совсем осознавая.
Потом кадет вспомнил, что назвал Иламу Толан своим другом. И ужаснулся всему этому происходящему. Так не могло было быть. Она не могла. Она была совсем другой. А потом, все это случилось потом. Возможно, это какая-то подстава. В этом еще обязательно нужно было разобраться. Вот только Мори Джанир уже не вернуть. И раз так, виновные должны ответить за все.

Наконец Ракар дождался этих самых плохих новостей. Новость была ударом. Усилием воли он заставил себя не среагировать физически, не сжать кулаки, не дернуться, не проявить иных эмоций. Он лишь нахмурился, пристально глядя на лейтенант-коммандера, а затем начал скользить взглядом по остальным кадетам, задержав взгляд на Квинтилии. Вот по кому эта новость должна была больно ударить, и он ничем не мог помочь. О диверсии "Фениксов" Ракар мгновенно забыл, это мелкое хулиганство померкло перед случившимся. Вот была та самая бомба, которую он искал в корабле, но, очевидно, искал не там. В корабле - было бы слишком просто. Политики действуют не так грубо. Сейчас Ракар понимал, что совершил еще один серьезный промах. Он это не предотвратил. Он же пришел к Толан с целью помочь, но отвлекся и стал рассказывать о собственных личных проблемах. Почему он так постыдно расслабился? Почему не понял настоящее значение ее фразы "это не понадобится"? Почему не настоял? Он же видел все, ее измученное состояние, ее пустую каюту, ее крайнюю обреченность. Что он должен был сделать теперь? Проект не закрыли, вот с этим они там просчитались, решение по проекту было принято раньше убийства. Ракар задумался, взвешивая все на чаше весов. Нельзя навредить Ромулу, нужно соблюсти баланс, и в тоже время надо помочь разобраться в ситуации. Нужно ли? Или они сами без него разберутся? Идентифицировать ли это как личные цели и личные обещания? Навредит ли это его собственному государству? Нет, не должно навредить. Есть вещи, которые нельзя предавать, и если уже нельзя спасти ее, можно хотя бы облегчить участь. Он хорошо помнил, как Илама Толан вела себя с ним, на Волане II, вчера в каюте, сознавая куда ей придется идти, она как будто отдавала свою последнюю дань, ради кадета, который был ей по сути никем. Он был ее кадетом. И та невысказанная фраза, которая тем не менее легко прослеживалась "как мне", "не повезло как мне". Ромуланцы не забывают добра, сделанного в их сторону, ромуланцы не предают честь.  Мысли стремительно летели в голове. Ракар принял решение. Он посмотрел на Квинтилию, а потом сделал шаг вперед, к лейтенант-коммандеру:
- Ее заставили. Сэр, я хочу дать показания по делу для следствия. Возможно, я могу помочь вам понять, кто за этим стоит. Это возможно?
-Это не моя станция и не мое расследование, чтобы здесь распоряжаться, поэтому я не могу ответить на ваш вопрос, мистер Ракар, - помотал головой Планкс, - Я оказался замешан в делах этой станции, потому что они касались проекта, не более того. Но теперь я возвращаюсь на Кардассию.
М’Кота отнеслась к известию, пожалуй, спокойнее многих: в её мире смерть была неотъемлемой частью жизни, а убийство – узаконенным способом решения противоречий. Конечно, речь шла об убийствах в поединках, но всё же об убийствах. К тому же вся клингонская культура строилась на готовности и даже необходимости рано или поздно достойно погибнуть. В жизни всякое случалось! Иногда хорошие люди убивали плохих людей, иногда плохие люди убивали хороших людей, иногда плохие люди убивали плохих людей, а иногда случалось и так, что хорошие люди убивали хороших людей – это было горько, но это тоже была часть жизни, и порой другого варианта было не дано.
М’Кота крепко сжала руку Артура и, чуть повернувшись к Ракару, сказала:
– Если ты что-то об этом знаешь, я тоже хочу знать. Смерть смерти рознь, и если это дело воняет, как трёхнедельный труп, я хочу знать, откуда идёт вонь.
Услышав, что лейтенант-коммандер не будет вмешиваться в расследование никаким образом, и собирается отбыть к месту дислокации его группы, Ракар развернулся всем корпусом к советнику Утаре Рилл. Потом, услышав М'Коту, он обернулся к кадетам, окинул всех взглядом. Они были шокированы убийством коммандера этой станции, и он их очень хорошо понимал. Если бы кто-то убил командира ромуланской станции на ромуланской станции… одним словом, Ракар поставил себя на их место.
- Да, - кивнул Ракар клингонке, - я расскажу. Мэм советник, - ромуланец снова посмотрел на болианку, - может быть, вы ответите? Я хочу дать показания для следствия, это возможно?
– Думаю, да, – ответила болианка. – Я постараюсь узнать, кто ведёт расследование и кому вам следует передать ваши сведения. Первым делом я пойду в офис службы безопасности, чтобы увидеться с глинном Толан, там же обо всём и спрошу.
Во взгляде Утары забрезжила надежда: чудес не бывает, и сама она не слишком надеялась, что её слова о чужой вине или ошибке окажутся правдой, но теперь, после слов Ракара её надежда окрепла.
– Я думаю, всем, кому есть что сказать, следует обратиться в службу безопасности, даже если вы не уверены, что это важно – сказал Тенек. Лицо вулканца было внимательно-сосредоточенным, каким могло бы быть во время решения какого-нибудь сложного учебного задания.
Услышав новости, Освальд замер, ошарашенно глядя перед собой. Он увидел реакцию Самриты, потом почему-то посмотрел на Тенму, словно тот мог знать ответ или хотя бы предложить какое-то чисто кардассианское объяснение случившемуся, потом на мгновение взглянул на офицера, и молодого человека посетила шальная мысль, что всё это - всего лишь ещё одно задание проекта, придуманное Толан совместно с Мори, чтобы проверить, сможет ли их группа не скатиться во взаимные обвинения и паранойю. Однако, коммандер Планкс выглядел настолько огорчённым, что все сомнения тут же отошли на второй план.
- Нам всё равно ничего не скажут, - проворчал кадет недовольно в ответ на обсуждение коллег, - тайна следствия, и всё такое. Остаётся только сидеть и ждать.
Акрита тоже была из тех, кто не раз видел смерть, и тем не менее ее сознание отказывалось верить в услышанное. Здесь, на федеральной станции, в мирное время? Как, зачем?! И потом, коммандер Мори ведь была ночью с ними на Променаде, на награждении. Отчетливо встало перед глазами ее радостное, даже счастливое лицо, и Акрита успела подумать, что на самом деле так и не познакомилась с командующей станцией. Может, это все-таки какая-то ошибка? Ведь такое тоже бывает…
В повисшей тишине голос Самриты прозвучал тихо и неуверенно.
- Коммандер, советник… - она посмотрела на них, и в ее глазах читалась детская надежда, что взрослые все решат. Они же взрослые! Они все знают! – А… Что нам теперь делать? Я имею в виду, прямо сейчас, сегодня. Нам надо будет давать показания? Или нам ждать новых заданий от проекта?
Ждать было тяжелее всего. И все-таки девушка не забыла, что Планкс сказал до этой новости: проект продолжается, их группу не расформируют, они будут и дальше участвовать. Он сказал это, уже зная, что их координатора арестовали, а, значит, вне зависимости от этого у них будут какие-то задания. Правда, Самрите не давал покоя вопрос: что же будет со станцией, на которой убили командующего, причем в мирное время? Наверняка им предстоит множество проверок, усилений контроля безопасности и прочих малоприятных мер…
– Насчёт показаний я постараюсь узнать, – повторила Утара, – А задания проекта будут обязательно. – И снова повторила: – Если мне не сообщат о запланированных заданиях, мы разработаем ближайшее задание сами. Бездействовать мы не будем. На сегодняшней встрече в 15:00 мы всё это обсудим – и проблему заданий, и то, что мне сообщат о даче показаний.
-В 15 часов - это через примерно два часа… - заметила Жантарин на всякий случай.
-Я вижу, координатор Рилл уверенно берет дела под свой контроль, - подвел итог Планкс, - От этого немного легче, хотя я покидаю станцию с тяжелым сердцем. Надеюсь, мы успеем поговорить с вами тет-а-тет до моего отлета, - он слегка кивнул болианке, - а со всеми остальными я должен попрощаться.
Планкс обвел печальных кадетов взглядом.
-Берегите себя.
 Ракар хмуро обводил взглядом кадетов. Он задержал взгляд на Тенме, потом на Квинтилии, Самрите и Освальде, потом обернулся к Планксу.
- Вы тоже берегите себя, коммандер, на Кардассии, и вашу группу. - и снова посмотрел на кадетов. - Перед тем как я пойду в СБ, вы хотите узнать что я им скажу? Я хочу рассказать и вам тоже, кто хочет услышать? - И Ракар посмотрел на Делас, она могла его осудить сейчас.
- Разве это не что-то конфиденциальное? – удивилась Самрита. – Если нет, то, конечно, рассказывай!
- Это такая информация, которую должна знать наша группа проекта, - ответил Ракар Самрите, - я так считаю. Поэтому, пожалуйста, останьтесь те, кто хочет услышать.
Самрита, разумеется, и с места не сдвинулась, продолжая изучающе смотреть на Ракара, чуть склонив голову и сложив руки на груди – если где-то делились секретами, она этого просто не могла пропустить!
А вот Делас, заметив, что кадеты начали переговариваться, расходиться и вообще демонстрировать, что собрание закончилось, обернулась к Планксу, пока тот не успел уйти.
- Коммандер, не оставляйте меня здесь! -  выпалила она, глядя на трилла широко распахнутыми глазами. – Вы же знаете, что это за группа! Они собрали на себе все беды квадранта, едва не закрыли проект, а теперь еще оказалось, что их координатор – убийца! И… И… - добавила она чуть тише, стараясь не дать всем эмоциям выплеснуться наружу, - они меня ненавидят! Пожалуйста, не наказывайте меня так!
-Делас… - тихо сказал Планкс, пораженный словами ромуланки, и глядя в ее темные глаза, - Это не наказание и не мое решение. Этот приказ о переводе одобрен твоим командованием, ты сама его видела. Я ничего не могу изменить. И даже если бы мог - не хочу. Это будет… интересно. Я успел немного узнать тебя, Делас. Мне нравится твоя открытость и желание бороться с предрассудками, я ценю твой исследовательский инстинкт и любопытство, я считаю прекрасными твою дерзость, твой авантюризм, твою находчивость, твое нестандартное мышление. Это замечательные качества, свойственные путешественникам и первооткрывателям, но ты применила их для плохих совершений. Теперь у тебя есть шанс направить их в другое русло. А для остальных, - Планкс поднял взгляд на кадетов, - это будет урок о прощении, о том, что нельзя ненавидеть кого-то вечно. В конце-концов сама Федерация была создана расами, первые контакты которых были далеко не безоблачными. Попроси у кого-нибудь из коллег биографию капитана Арчера, Делас, тогда ты сможешь это понять лучше. К тому же, твой новый координатор - советник, она знает, как не допускать буллинга.
_____________
Кадеты, советник Рилл и лейтенант-коммандер Планкс


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 12 Сентября 2017, 14:11:28
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


Делас на мгновение опустила голову, а когда подняла ее вновь, на ее лицо вернулось выражение гордости и уверенности в себе, смешанного с любопытством и исследовательским интересом. Она улыбнулась Планксу краем губ и выпрямила плечи, не сводя взгляд с кадетов.
– Спасибо, - шепнула она. – Я вас не подведу.
Впрочем, подходить ближе ромуланка пока все равно не спешила, заняв наблюдательную позицию там же, где и стояла все это время – прямо у двери.
Освальд очень огорчённо и немного разочарованно посмотрел на ромуланку и заметил:
– Знаешь, пока что больше похоже, что это ты ненавидишь нас, а не наоборот. И я не считаю, что мы это хоть чем-то заслужили.
Помотав головой, землянин опустил голову и погрузился в раздумья, изредка поглядывая на Самриту.
Тенек тоже повернулся к ромуланке и с интересом слушал её разговор с Планксом.
– Совсем недавно вы называли «все беды квадранта» интересными приключениями, – напомнил он. – Кажется, у вас есть шанс сделать переоценку некоторых представлений.
Все, что происходило, было очень тяжело. Кадет Лайтман хмуро смотрел на все происходящее. Тем не менее, коммандера убили не ромуланцы. И вся диверсия, которую задумала и осуществила Делас с другими двумя – казалась ему такой мелкой и глупой, такой несущественной. Разве может быть что-либо важнее, чем жизнь и смерть? Может, когда речь идет о том, чтобы пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы жили другие. И вся эта ерунда на регате ненависть не породила, если разобраться. Лайтман поднял голову:
– Делас, зря вы так. Мы не ненавидим ваc. У Федерации нет ненависти к Ромуланской Империи, и у нас к вам лично – тоже. Останьтесь с нами, это будет интересно.
 
Пока Планкс говорил, Ракар переводил взгляд с коммандера на Делас и обратно. Из этого короткого диалога ему стало понятно, что приказ о переводе в эту группу Делас получила с Ромула, и это было в некоторой мере хорошо. Даже в большой мере хорошо. Его собственную неловкость по отношению к Делас Ракар всеми силами пытался опускать. Но ничто так не подстегивает паранойю, как спланированное убийство и собственный промах, когда не сумел предотвратить. Однако подозрения в адрес собственного командования Ракар быстро отмел, они просто прислали ему подмогу. А вот о том, что случилось на регате – Планкс уже, судя по всему, прекрасно знал. И это было хорошо.
Ракар, сделав два шага к Делас, отметил высказывание Тенека. Тенек конечно был хорош, но иногда есть вещи, которые не уместно произносить прямо сейчас. Ах, как же Тенек любил их произносить, все эти вещи. Но таков уж был вулканец, этого у него не отнять.
Делас больше не впадала в панику, благодаря федеральному лейтенант-коммандеру, и поэтому Ракар не положил ей руки на плечи, поэтому он не стал говорить ей некоторые слова, глядя  в глаза. Это было очень хорошо. Потому что Квинтилия была здесь. Квинтилия могла не понять, несмотря на все то сказанное вчера. Зато Ракар понимал и знал теперь все то, что ему нужно будет с Делас обсудить, то, что могло быть никогда не высказанным. Удивительно, как более сильные и страшные вещи приводят к пониманию несущественности мелочей.
– Делас, - сказал Ракар, подойдя к ней, - ну, как видишь, ненависть – это сильно сказано. Если она и была, то уже угасла. Беды квадранта – мы собирали не нарочно. Останься, приказ командования – есть приказ командования. И нет никакой ненависти. Мы потом поговорим с тобой о многом, а сейчас, прошу тебя, послушай то, что я скажу и остальным. Это важно.
– Хорошо, - Делас коротко кивнула. Все это время она смотрела только на Ракара, и, судя по всему, именно его приглашения она и ждала. Ромуланка сделала шаг вперед, подходя ближе к группе кадетов, оставшихся, чтобы услышать рассказ Ракара – большинство из них она уже так или иначе знала. Хуже было то, что и они уже знали ее…
Планкс, который уже со всеми попрощался, тихо вышел из ангара. Больше не вышел никто.
Ракар проводил коммандера взглядом. Неужели он не хотел знать? Или он и так уже все знал? Скорее второе, конечно. Ракар замешкался на несколько секунд. Не с кем было посоветоваться. Но он уже выбрал свой образ действий. И тогда он отвернулся от двери и подошел к столу, присев на его краешек. Никогда он так не делал на общих собраниях, он позволил себе это, не осознавая того, что волнение тому причиной. Ромуланец коротко глянул на Тенму, потом на Квинтилию.
– Коллеги, в первую очередь, я хочу сказать, что очень сожалею, что так случилось. И приношу соболезнование всем вам, которые из Федерации. Я знаю, что значит для вас гибель вашего командующего офицера от рук представителя Кардассии. И я понимаю, что все вы, или почти все – пылаете праведным гневом в сторону глинна Толан. Однако, все не так однозначно, как может казаться. Я утверждаю, что ее заставили. Причем, заставили жестко. По своей воле она такого никогда бы не сделала, - Ракар говорил быстро, стараясь пресечь и не дать начаться возможному возмущению или негодованию. Он понимал, что возможно, все что здесь происходит – записывается на видео со звуком, но пусть. Так оно даже лучше. – У меня есть причины так считать, - продолжал ромуланец, - несмотря на то, что у меня нет прямых доказательств. Однако громадная куча доказательств косвенных, полученных прямым наблюдением. Когда мы вернулись с Волана II, я уже понимал, что все происходит как-то слишком спланировано. Я задал вопрос своему командованию и получил подтверждение. На Кардассии существует некоторая группа, которая противостоит проекту. Это не Центральное командование, Джез, - сказал Ракар, глянув на кардассианца, прежде чем тот возмутится, - и не официальная позиция Кардассии, но есть те, кто хочет разрушить дипломатический контакт. И… я искал бомбу, я искал бомбу на корабле, но искал не там… Несколько дней тому назад, как все помнят, поведение глинна Толан изменилось на отстраненное. А вчера я был у нее в каюте. Она вела себя так, как будто делает что-то в последний раз. Как будто готовится к отъезду. И еще – она выглядела замученной морально и физически. Я считаю, что ее шантажировали и пытали. Не знаю как, не знаю чем, может быть какими-то химическими соединениями, но она явно испытала на себе достаточный арсенал пыток. Возможно, если ее обследовать, еще не поздно это засечь. Я понимаю, конечно, что это не оправдывает. Убийство есть убийство и она виновна. Но за этим ее действием стоят совсем другие люди.
И Ракар замолчал, переводя дух.
– Но я все-таки рада, что госпожа Толан не оказалась злой… - тихо проговорила Хена.
– ЕСЛИ догадки улана верны, - заметил болианец Брол Арко.
– Ракар... - устало помотал головой Освальд, - в Федерации тоже были и, наверное, до сих пор есть те, кто противостоял проекту и не был согласен с официальной позицией правительства, которое дало зелёный свет. Что же вы нас-то не подозреваете в этом деле? Может, это какая-то отчаянная оппозиционная группировка на Земле, о которой мы даже не догадываемся, решила подставить кардассианского координатора! Более того, я готов поспорить на что угодно, что на Ромуле тоже есть несогласные с проектом! Может, нам вас тоже подозревать начать? Вы говорите, что были с ней вчера вечером. Можно же сказать, например, что вы там обсуждали готовящееся покушение и согласовывали последние детали! Коллеги, - землянин выглядел совершенно разбитым, глядя на остальных кадетов, - пожалуйста, давайте не будем строить теории заговора, пытаясь увязать всё произошедшее с нами в единую схему, - это прямой путь к паранойе и развалу нашей группы изнутри. Произошла трагедия, и любые догадки и тыкания пальцем в виноватых без серьёзных доказательств - это, просто-напросто, проявление неуважения к коммандеру Мори и всему тому, что должен олицетворять наш проект. СБ этим занимается, они знают всё, а мы - ничего, Толан допросили и держат в камере, а мы с ней даже не говорили! О каких утверждениях вообще может идти речь?
– Возможно, утверждения мистера Ракара имеют под собой некоторые основания, – задумчиво сказал Тенек. – Подчёркиваю – это только вероятность, но с ней необходимо считаться. Именно поэтому я предложил каждому, кто сможет вспомнить что-то выпадающее из логичного ряда событий, сообщить об этом в службу безопасности. Если это окажется несущественной информацией, её отсеют, если важной – используют для расследования. – Вулканец перевёл взгляд на Освальда и добавил: – Я согласен с вами в том, что главным виновником случившегося может оказаться представитель любого из наших государств, но это не означает, что мы должны либо в обязательном порядке подозревать друг друга, либо в обязательном порядке отказываться от любых гипотез. Виновность одного представителя Федерации не означает виновность самой Федерации или участника проекта от Федерации – это разные логические единицы и их нельзя считать тождественными. То же самое справедливо и для любого другого государства.
– Советник правильно нам сказала, - Самрита кивнула вулканцу и посмотрела на Утару: - не стоит просто так обвинять государства. Мы не знаем мотивов – может быть, Толан ненавидела коммандера Мори? Или ее действительно заставили – но по каким-то личным причинам? В любом случае, гадать смысла нет, но мы действительно можем рассказать службе безопасности все, что точно знаем – вдруг что-то из этого окажется полезным. Хотя мне лично нечего сказать, кроме того, что я видела ее пьяной в Кварк’c, - хмыкнула девушка и обратилась к Утаре: - Советник… то есть координатор Рилл, вы же сейчас туда пойдете? Вы можете сообщить СБ, что мы готовы давать показания? И… если честно, то я не знаю, что от нас можно передать Толан, - Самрита оглянулась на остальных. Говорить убийце, что им жаль, или что они ее поддерживают было бы кощунственным.
– «Советник», – кивнула девушке Утара, – так будет удобнее нам всем. Я ведь не перестала быть советником. Я передам глинну Толан, что мы все хотим знать правду. Если она невиновна или совершила убийство под жестоким давлением, как считает мистер Ракар, для неё это тоже будет важно.
Болианка окинула кадетов взглядом и подумала, что они, пожалуй, всё-таки успели стать командой: несмотря на то, что остались такими непохожими друг на друга, с разными взглядами и мнениями, они научились слушать и слышать друг друга. Это был большой шаг вперёд.
– Увидимся в 15:00, – сказала она и, постояв пару секунд, вышла за дверь. До нового собрания ей надо было успеть многое.
___________________
с Планксом и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 12 Сентября 2017, 14:12:46
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


-Я тоже пойду, - спохватилась Жантарин, - Из-за этих новостей мне очень захотелось проверить свою почту - а вдруг там тоже назначение о переводе? Ведь это может быть любой из нас…
Девушка поспешно зашагала к выходу.
Ракар подумал, что зря он это начал. Возможно, сходить в СБ нужно было молча. И уж тем более не нужно было докладывать кадетам из Федерации о выводах ромуланской разведки. Он начал слишком много ошибаться. Это никуда не годилось.
- Я не обвинял государства, Освальд, - сказал Ракар, когда советник вышла и некоторые другие потянулись к выходу, - я рассказал как есть, и что я знаю, и наверное это ошибка. Но дело в том, что ваш коммандер убит, а Иламе Толан сломали жизнь, и она этого не заслуживала. И теперь, лучшим проявлением уважения к вашему коммандеру будет - найти настоящих виновных и заставить их за все ответить. И для того, чтобы ваше СБ знало все, нужно поделиться с ним тем, что мы знаем, может быть им это поможет. Такое мое мнение. И обвинять меня в подрыве группы изнутри - не следует. Все мои усилия были приложены совсем к обратному.
Ракар поднялся с места, где сидел.

- В том-то и дело, Ракар, что мы ничего не знаем, - ответил ромуланцу Освальд. - Вы уже неоднократно выдавали ничем не подтверждённые гипотезы и предположения за точное знание, но для расследования они не годятся. Готов поспорить, что именно это или что-то очень близкое к нему вы услышите от СБ. У нас нет ничего, кроме домыслов, и идти отвлекать офицеров догадками - это неправильно. Но я не горю желанием спорить, особенно сейчас. Каждый может поступать так, как ему кажется правильным - это свободная станция. До встречи через пару часов.
Кадет направился к выходу, стараясь смотреть под ноги, а не на коллег.

Сперва М’Кота проводила взглядом Жантарин, ощутив болезненный укол в душе – чувство вины за то, что сейчас, может быть, Жантарин именно надеется на перевод в другую группу, и всё из-за неё – М’Коты... Клингонка тряхнула головой, отгоняя эту мысль. Разве она виновата в том, что всё так вышло? Могло ведь получиться наоборот!
Затем слова Ракара вывели её из задумчивости, а ответ Освальда окончательно вернул к действительности.
– Ну, вы вообще! – протянула она, глядя на землянина и ромуланца. – Ракар, Освальд не собирался тебя обвинять, он просто рассуждает как скептик, а заодно опасается, что мы все переругаемся, если будем слишком долго обсуждать эту тему. Освальд, если мы немного подумаем головой и пообсуждаем, станция на куски не развалится, а Ракар всё-таки видел вчера координатора последним. Можете делать ставку на факты и логику, но ощущения и чувства значат ничуть не меньше. И если интуиция подсказывает... – тут клингонка оборвала себя на полуслове и воздела руки в картинном жесте, словно призывая небеса... точнее, потолок комнаты в свидетели: – Великие предки! До чего вы оба меня сейчас довели?! Где это видано, чтобы клингоны выступали миротворцами?
М’Кота сердито помотала головой, но затем вернулась к делу и заговорила спокойнее:
– А в СБ я бы сходила, только мне сказать нечего. Я видела то, что видели все – то, что вчера координатор была сама не своя, но я понятия не имею, из-за чего. Хотя, может быть, нам всем имеет смысл рассказать именно это? Ну, или делегировать Хену: она – психолог, наверняка она сумеет извлечь из этого больше, чем мы все вместе взятые.
Ромуланец молча пошел к своему месту, где сидел раньше, чтобы забрать оставленные там падды. Освальд был прав в одном, у него не было доказательств. И без доказательств – все это ничто. Он зря взбаламутил группу. Но, впрочем, не зря для себя, он в очередной раз убедился, что ему никто не верит на слово и не будет верить никогда. Это тоже ценное знание. И ромуланцу было невероятно жаль, что он никак не может принести толику справедливости в этот жестокий мир. Пора было расходиться.

Самрита удивленно смотрела то на Ракара, то на Освальда - последнего она никогда не видела таким огорченным и... разозленным?
- Советник передаст СБ, что мы готовы давать показания, и, если нас спросят, я ничего не собираюсь скрывать, - подвела она итог, вставая с края стола, на котором сидела. – Наши наблюдения тоже могут быть важны. А теперь – не забывайте, что проект продолжается, и лучшее, что мы можем сейчас сделать – это показать свою готовность в нем участвовать. У нас еще куча дел – кто будет катера в порядок приводить? А задание Планкса? – она выразительно посмотрела на Квинтилию. – В общем, вы как хотите, а я не собираюсь сидеть тут с траурным лицом, будто с уходом Толан все закончилось!
С этими словами девушка встряхнула «хвостиками» и направилась к выходу.
- И пойду посмотрю, не перевели ли меня в другую группу. Только бы не на Кардассию! – хмыкнула она уже у самой двери.
 
А Делас, молча наблюдавшая эту сцену с округлившимися от удивления глазами – это выражение не покидало ее с тех пор, как Планкс объявил об аресте координатора второй группы, - как-то незаметно оказалась возле Ракара и положила руку ему на плечо.
- Не расстраивайся, - шепнула она. – Делай так, как считаешь нужным, и не оглядывайся на них.
Ракар сел в конце ангара, принявшись собирать падды. На мгновение он замер, глядя в сторону двери. Там все еще не вышла Квинтилия, и он смотрел на нее, он хотел сейчас быть рядом с ней, сказать слова утешения, возможно ободрения и надежды. О том, что нужно продолжать жить, и что-то еще. Что-то еще, что-то еще... И он вздрогнул, когда Делас положила руку ему на плечо. И он понял, что эта реакция как у Квинтилии. И отчасти он понимал теперь почему. Ракар отстранился и посмотрел на Делас, замешкавшись с ответом.
- Спасибо. Они просто нервничают, это вполне понятное явление в связи с обстоятельствами, - наконец сказал он, - Делас,  поздравляю с переходом. Мне нужно ввести тебя в курс дела, и задать еще несколько вопросов. До 15:00 успеем.
__________
С кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 13 Сентября 2017, 11:23:02
2 сентября, день
ДС9, камера Иламы Толан


Утара вышла из ангара 13 и направилась в офис СБ, но дошла до него не сразу. На Променаде, в шумном оживлении полупроснувшейся станции она особенно остро ощутила и ужас происходящего, и собственную неготовность к роли координатора, и груз ответственности, и то, что совершенно не понимает как теперь говорить с глинном Толан – да, да, советники тоже могут почувствовать себя растерянными и беспомощными. На подступах к офису у болианки защипало в глазах, спина и ноги превратились в подобие сдувшихся воздушных шариков, и она поспешила уединиться в ближайшей уборной.
Когда дверь закрылась у неё за спиной, Утара прислонилась к стене и прижала к глазам наспех выхваченный из сумочки платок. Ну, почему всё так получилось? Зачем это убийство? Зачем обвиняется координатор их группы? Зачем она-то сама согласилась взвалить на себя всё, что можно было взвалить? Она - не лидер, не офицер, и вовсе не образец мужества и стойкости! Она – слабая женщина, скромный психолог, и совсем, совсем не любитель героических подвигов и нервных потрясений! И вообще, всё это наваждение какое-то: там за дверью весёлые спокойные люди, а весь этот кошмар просто не существует...
И всё-таки невесть почему Утара отлипла от стенки, намочила платок и приложила к лицу, чтобы не было заметно припухлости век. И ещё раз, и ещё... И начала уже думать о том, кто может встретить её в офисе службы безопасности, и что сделать сперва – задать вопросы для кадетов или пойти к глинну Толан... Через пять минут болианка уже убирала влажный платок в сумку и поправляла сбившийся палантин, а ещё через две она вышла на Променад и подошла к дверям офиса СБ.
 
В офисе Утара заметила кардассианского посла Дохиила в окружении трех мрачных сотрудников службы безопасности. При появлении советника они оборвали свой разговор и провожали ее внимательным взглядом, пока один из них не провел ее в тюремный блок.
Все камеры были свободны, кроме одной, в которой находилась кардассианка. Не было обычных пьяниц и шулеров, запертых на ночь в воспитательных целях, Толан была словно изолирована в одиночестве.

Когда Утара подошла к камере, она увидела, что Илама Толан лежит на койке, вытянувшись в полный рост, – советнику была видна ее макушка с растрепанными волосами, обтянутые бледной кожей надбровные гребни и торчащие из-под бесформенного зеленого платья худые серые лодыжки. Женщина смотрела в потолок и появления советника за своей спиной не заметила – или сделала вид, что не заметила.
– Глинн Толан, – негромко позвала её Утара.
Плечи Толан чуть заметно вздрогнули – нет, она все же не заметила Утару, и ее визит оказался неожиданностью. Женщина медленно выпрямилась, одновременно приглаживая всклокоченные волосы, и только затем развернулась к советнику. Вставать она не спешила, но сидела с прямой спиной и поднятой головой, точно принимала Утару не в тюремной камере, а в своем кабинете.
– Советник? – кардассианка чуть склонила голову в знак приветствия. – Я больше не глинн, можете обойтись без званий.
Утара вздохнула.
– Даже не знаю, с чего начать, – печально призналась она. – Я только что с собрания, где нам объявили о случившемся. Наверное, сперва мне следует спросить вас, является ли это обвинение ложным.
– Нет, - глухо отозвалась Толан. – Я не знаю, что именно вам сказали, но все обвинения верны. Я убила коммандера Мори.
Утара несколько секунд молчала, собираясь с духом. Сколько она не говорила себе, что чудес не бывает, всё-таки это оказался удар.
– Ракар сказал, что видел вас вчера после регаты. Он уверен, что вас к этому принудили… – болианка взглянула на Толан почти с мольбой, – Прошу вас, скажите, он прав?
– Да, - после небольшой паузы проговорила кардассианка. – Откуда Ракар это узнал? Служба безопасности уже в курсе, кто за мной стоит, но это не отменяет того, что на спуск нажала именно я.
– Я не знаю, – призналась Утара. – Он не привел никаких доказательств, кроме вашего состояния прошлым вечером, но я – психолог, и я знаю, что нередко состояние человека – это улика номер один, а вы действительно выглядели, как человек в состоянии серьёзного стресса. Я не решилась вас расспрашивать, и теперь вижу, что напрасно.
Болианка помолчала, затем попросила:
– Расскажите мне. Не как советнику – как вашему другу.
– Зачем вам это? – устало спросила Толан, опуская плечи. – Скорее всего, совсем скоро меня здесь не будет; меня уже лишили звания и уволили с позиции координатора проекта. Вы не должны ничего для меня делать.
Утара покачала головой.
– Люди не всегда делают только то, что должны. Иногда они делают то, чего требует их сердце.
– Разговаривать с убийцей? – недоверчиво переспросила женщина и подняла взгляд на советника.
– Это не в первый раз, – напомнила Утара. – Я разговаривала с солдатами и с бывшими пленными, помните? Конечно, они убивали на войне или при побеге из плена, но всегда ли мы знаем, где заканчивается война и начинается мирная жизнь? В мирной жизни людям тоже случается попадать в плен и бежать, или выбирать – убить или умереть. И, наоборот, война не обязательно означает, что люди убивают только вынужденно, когда без этого не обойтись, иногда они убивают от горя и ненависти и даже тогда, когда в убийстве нет смысла.
– Не забывайте, что я тоже убивала на войне, советник, - Илама прислонилась спиной к стене. – И я вижу разницу между убийством врага и тем, что я совершила сегодня ночью. Но не думайте, что я буду объяснять или оправдываться – я сделала то, что сделала, и я признаю свою вину. Вы можете передать кадетам, что я сожалею, но я не хочу, чтобы у вас или у них были иллюзии на мой счет. Если вы хотите мне помочь, то принесите мне бутылку канара – хотя едва ли мне позволят такое удовольствие в камере. Или хотя бы книгу, которую я не успела дочитать – теперь у меня будет достаточно времени. Больше вы ничего сделать не сможете.
– Значит, на войне вам довелось стрелять только во врагов, – с горечью ответила Утара, – не все отделались только этим… Я не жду от вас оправданий… – болианка хотела сказать по привычке «глинн», но спохватилась и сказала «Илама», – я просто думаю, что держать всё это в себе мучительно, и обещаю вам, что сказанное не пойдёт дальше меня. Но если говорить вам ещё тяжелее… – Утара беспомощно развела руками, – тогда я, просто принесу вам вашу книгу и передам кадетам ваши слова.
_________________
с Иламой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 13 Сентября 2017, 11:23:27
2 сентября, день
ДС9, камера Иламы Толан


- Что именно вы хотите знать? – вздохнула Илама. - Почему я это сделала? Кто был заказчиком? Я могу назвать вам то же имя, что сказала службе безопасности, но не более. Вам это ничего не даст и не объяснит причин, а остальное я сказать не могу. Кто бы и как бы не принуждал меня, конечное решение все равно было за мной, так что остальное не существенно.
– Я не буду настаивать, – покачала головой болианка. – Но если вдруг вы почувствуете, что невысказанное начинает вас душить, знайте, вы всегда можете поговорить со мной, не опасаясь, что ваши слова однажды используют против вас.
- Меня много чего душит, советник, но не все из этого я могу сказать. Пока я могу сказать только, что мне очень жаль, что все произошло именно так. Я пыталась избежать этого убийства, но у меня не получилось. Скажите, как там кадеты? – дрогнувшим голосом спросила кардассианка. – Как они восприняли эту новость? Кого назначили вместо меня?
Утара начала рассказывать:
– Кадеты ошарашены и расстроены, но большинство хочет во всём разобраться и узнать правду. Многие считают нужным дать показания службе безопасности, в надежде, что даже самые скудные свидетельства помогут прояснить дело. Ракар, кажется, очень хочет вас защитить. Он верит вам. Выполнять обязанности координатора пока буду я, и пока неизвестно, пришлют ли кого-нибудь на замену, или всё это так и останется на моих плечах… Да, – вздохнула болианка, – я ведь собиралась спросить вас, известно ли что-нибудь про следующее задание для кадетов, но со всеми этими несчастьями едва не забыла.
- Вы – это хорошо, - кивнула Толан, напряженно слушавшая рассказ советника. Как бы она ни пыталась выглядеть безразличной и отстраненной, ей все же не удалось скрыть, насколько важно для нее мнение кадетов. – Вы справитесь, это не сложно, раз даже я смогла. О следующем задании мне не сообщали, но на сегодня у меня была запланирована видео-встреча с адмиралом Солоком и легатом Таррелом. Помимо этого вы каждую неделю должны отправлять руководству проекта подробный отчет обо всем произошедшем. Всю информацию, касающуюся кадетов, вы должны заносить в их личное дело и еженедельно отчитываться перед организациями, которые их направили, - к Толан вернулся ее привычный собранный тон, который был так хорошо знаком кадетам и советнику, но успел позабыться за последние дни. – Я оставила все свои записи, формуляры и отчеты в падде на столе каюты – должно быть, сейчас он в службе безопасности. Они не найдут там никакой важной информации и, возможно, вы сможете получить копию – это сильно облегчит вам работу.
– Спасибо, надеюсь, сотрудники СБ отнесутся к вещественным доказательствам разумно и согласятся отдать то, что не нужно для расследования, – Утара сделала пометку в падде и открыла поле для следующей, – В котором часу должна была состояться видеоконференция? Впрочем, из-за всего случившегося её могли перенести. Лейтенант-коммандер Планкс говорил, что мне придут письма от адмирала.
- Значит, они уже все отменили. Я думаю, лейтенант-коммандер Планкс сейчас куда лучше меня осведомлен о делах проекта. В последние два дня я даже не проверяла почту. Уверена, что вы более ответственно подойдете к вашей новой должности и станете хорошим координатором, - Илама удовлетворенно кивнула.
– Я совсем в этом не уверена, – покачала головой Утара, и, подняв взгляд на кардассианку, сказала: – Я скажу кадетам, что Ракар был прав, что вы пытались этого избежать и сожалеете о случившемся. И если вы скажете, какую книгу вам принести, я постараюсь найти её в базе данных и принести вам. В вашу каюту меня, скорее всего, не пустят, но ведь текст несложно будет найти?
Толан опустила голову, и волосы упали на лицо, служа естественной ширмой для ее эмоций.
- Не надо, советник, не говорите ничего. Это несколько сложнее, чем вы пытаетесь представить, - сказала она, наконец. – Лучшее, что вы сможете сделать для кадетов – стать им хорошим координатором, если проект продолжится. А лучшее, что вы можете сделать для меня – поискать роман Шаггота «Падение». Надо же, какое символическое название, я даже не задумывалась раньше, - усмехнулась кардассианка.
– Вы очень упрямая женщина, – на мгновение на губах Утары появилась грустная, сочувствующая улыбка. – Хорошо, я ничего не передам лично от вас, но позвольте мне хотя бы выразить своё личное согласие с позицией нашего ромуланского кадета. Это мало на что повлияет, но кому-то из наших подопечных станет немного легче... и, может быть, даже вам.
Илама пожала плечами.
- Просто не обнадеживайте их, - попросила она. - Им будет проще, если все скорее закончится, и они смогут погрузиться в дела проекта. А пока я здесь, вы можете ко мне обращаться, если возникнут вопросы по поводу отчётности или заполнения личных дел кадетов. Я ещё помню, как это делать, - на ее губах мелькнула быстрая улыбка.
– Берегитесь, я могу сесть вам на шею, – вздохнула Утара и подумала, что, наверное, это было бы сейчас только правильно: возможно, рутинная работа по проекту поможет Толан хоть немного отвлечься от горьких мыслей. – Шаггот, «Падение», – вслух сказала она, записывая автора и название в падд. – Знаете, – добавила она, – это очень неловко, когда вы называете меня по званию, а я вас – по имени. «Мисс Толан» вам совершенно не идёт, а просто «Толан» звучит для моего слуха как-то грубовато. Если вы не против, может быть, вы тоже будете называть меня по имени?
- Если вам так будет удобнее, сове… Утара, - кивнула Толан.
– Спасибо. Я пойду, – сказала болианка, посмотрев на циферблат в падде, – на два часа пополудни я назначила новую встречу с кадетами, а ведь надо ещё прочитать письма от адмирала... Держитесь Илама, – добавила она, – Не стану говорить вам банальностей и придумывать для вас оправдания, скажу только, что я очень, очень хочу, чтобы тот, кто сделал это с вами и с коммандером Мори, получил по заслугам.
- Это с коммандером Мори сделала я, - тихо повторила Илама. – Просто смиритесь, Утара. 
– Я знаю. Но это никак не отменяет того, что сделали с вами, и вины того человека, – серьёзно сказала болианка. – Я бы сказала, его вину это даже усугубляет. До встречи: я вернусь ещё сегодня и принесу вам книгу.
- Спасибо, со… простите, Утара, - кардассианка вновь улеглась на свою койку и прикрыла глаза.
Утара бесшумно вышла за дверь. Теперь нужно было встретиться с дежурным офицером или с кем-то ещё, кто мог бы сориентировать её насчёт показаний кадетов.
_________
С Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 13 Сентября 2017, 15:04:05
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, ангар 13, Променад

Один за другим из ангара вышли все кадеты, кроме Ракара и Делас, задержавшихся за своим тихим разговором.
Квинтилия ушла, и еще несколько секунд Ракар смотрел ей вслед, не будучи в состоянии переключиться. Нет, он не мог пойти сейчас в каюту и взяться за эль. По трем причинам: следующее собрание через два часа, служба безопасности не поверит пьяному ромуланцу, и - Делас. Делас находилась здесь рядом, и Ракар посмотрел на нее, грустно улыбнувшись.
- Ну, одна хорошая новость все-таки есть, - сказал Ракар, - проект продолжается и теперь его статус определен. Если бы не регата, мы бы уже ждали свой корабль, который отвезет нас на Ромул. Кое-кто просчитался, - и Ракар сжал кулаки на мгновение. Потом поднялся из-за стола со своими паддами.
- Делас, пройдемся? Или поговорим здесь?
Делас с плотно сжатыми губами проследила взгляд Ракара, но, когда он вновь обратился к ней, широко улыбнулась.
- Давай прогуляемся? – предложила она. – Мне так нравится на Променаде! Ты… о чем ты хотел со мной поговорить? – сдержать любопытство у нее получилось ровно минуту.
Ракар кивнул:
- Ага, пусть будет Променад. И, если ты не против, зайдем в реплимат. - Ромуланец опустил голову, глядя в пол, и медленно направился к выходу из ангара.
- Я рад, что ты в нашей группе, мне правда очень не хватало союзника, соотечественника. Скажи, как так вышло, что тебя перевели? Я слышал от коммандера формулировку - "приказ одобрен". И это значит не "перевели приказом", а одобрили перевод и издали по этому поводу приказ. И честно говоря, я опешил от твоей реакции и просьбы не оставлять тебя здесь. Что это значило, Делас? - Ракар повернул голову и посмотрел на соотечественницу с легкой улыбкой.
- Это значит, что я не хочу быть в этой группе, - просто ответила Делас, уверенно шагая рядом с Ракаром. – Во-первых, потому что в нашей группе уже сложилась комфортная атмосфера, мы смогли найти общий язык, и мне жалко будет ее покидать. Во-вторых, на Кардассии осталась моя лаборатория, в которую я вложила много времени и сил, а тут придется все начинать сначала. Но это все мелочи, - улыбнулась она и продолжила как ни в чем не бывало. – Есть еще и в-третьих: теперь вы все знаете, кто устраивал вам неприятности на регате, и группа настроена против меня. Казза и Юнок вернутся назад, и со мной не будет никого, кто бы меня поддерживал. Планкс сказал, что ваш советник не допустит буллинга, но я не уверена, что ей сейчас до этого. Ну и в-четвертых – когда я призналась тебе в чувствах, а ты… ответил то, что ответил, я понятия не имела, что теперь нам придется видеться каждый день. Это, знаешь ли, достаточно больно.
Из сказанного Ракар понял, что это не сама Делас просила ее перевести. Значит, это решение командования. И это на самом деле хорошо. Ракар кивнул.
- Знаю, Делас, знаю, это больно, - слегка извиняющимся тоном произнес он, - но мы с тобой работаем на Империю. И это важнее. Наша Родина важнее всего. И нас тут теперь два ромуланца, это меня радует на самом деле. Даже не смотря на то, что ты свою диверсию провернула в первую очередь против меня. Не вся группа настроена против тебя, ты слышала многих, ненависти они не испытывают. Ничего страшного, не расстраивайся, начинать сначала и искать общий язык приходится часто. Попробуем это делать вместе. Сама видишь, мне тут вообще мало кто верит на слово. И нам нужно быть с тобой заодно, - Ракар остановился в коридоре, повернулся к Делас всем корпусом, - так скажи мне, я могу тебе верить и рассчитывать на тебя?
- Сомневаюсь, что после случившегося кто-то тут захочет узнать меня лучше, - пожала плечами ромуланка и тоже остановилась. По ее выражению было сложно определить, просто ли она констатирует факт, или расстроена им. – Ракар, ты же знаешь о том, как я к тебе отношусь, - она склонила голову, внимательно изучая его лицо. – Разумеется, ты можешь на меня рассчитывать, пусть это и не совсем честно. Ты же знаешь, что это – моя слабость, которую ты можешь легко использовать в свою пользу. Только объясни мне одно... Почему ты нас все же не сдал и даже не пошел к Планксу?
Ракар внимательно смотрел на Делас, стараясь понять, что вообще происходит, какую игру она ведет.
- Знаешь, это очень странно, с одной стороны ты говоришь, как ты ко мне относишься, а с другой стороны - ты все таки сделала то, что сделала. Нет, я понимаю, по сравнению с убийством федерального коммандера станции - это такая мелочь... Но все равно хороший саботаж. Я никогда бы не сделал так с тем.. кого люблю. Но это ладно. - Ракар отвел взгляд, - Не все слабости я использую в свою пользу, Делас. У меня есть некоторые личные правила, и жизнь еще не заставляла меня предавать друзей. Не думаю, что заставит. Поэтому не бойся, я не подставлю тебя. А насчет Планкса и СБ... Знаешь, на моей личной чаше весов ваша помощь перевесила вашу диверсию. И в первую очередь, до того как я осознал все и успокоился - Квинтилия Перим убедила меня, что нужно пойти другим путем. Некоторые федераты руководствуются интересной моралью. - Сказав это, Ракар осознал, что возможно, командование отправило сюда Делас для выяснения некоторых его мотивов. Слишком поздно Ракар это осознал, но он знал, что все еще мог оправдаться перед своим командованием. - Ну и не только, инженер Баккер вообще хотела привлечь вас к исправительным работам внутри группы. С другой стороны, я верно понял, что Планксу вы все рассказали сами уже?
- Ты может быть не подставишь меня, но ты знаешь, что я готова на многое, если только ты скажешь, - хитро улыбнулась девушка. – А это можно использовать по-разному… - она вздохнула и покачала головой. – Конечно, мы сказали все Планксу! Уж лучше пусть он узнает о случившемся от нас, чем от вас, разве нет? Мы, по крайней мере, знаем, как разговаривать с нашим координатором. А вот исправительные работы – это интересно, - хихикнула Делас. – Юнок и Казза скоро улетят, а вот я у вас останусь, и вы сможете отыграться. Что будете делать?
Ракар усмехнулся и продолжил путь по коридору.
- И Коммандер пронаблюдал за вами и оценил вашу находчивость, - с этими словами Ракар даже рассмеялся. - Потрясающие федераты. Потрясающий проект! Определенно, мы тут все подопытные существа.
В этот момент они проходили мимо каюты ромуланца и вулканца.
- Погоди минуту, - попросил Ракар, и уже через 20 секунд вернулся из каюты в коридор, протянул Делас ее жучок и приемник. - Это твое, я обещал отдать и отдаю. Но использовать пока не надо. Не та политическая обстановка. Про работы... не знаю, что делать будем. Сейчас не до того. Я так вчера ошибся... с Иламой Толан. Если бы я не... могло бы не быть убийства.
- О, надо же, ты его не уничтожил, - удивилась Делас. – Вообще-то его сделала Юнок… Но, думаю, она с легкостью сделает еще множество таких, если понадобится, - но улыбка ее быстро сошла, и на лице девушке появилось непривычно серьезное выражение. – Что ты сделал с координатором? Ты как-то связан с этим убийством? Я ничего не скажу, обещаю!
- Я не смог понять, что что-то произойдет уже этой ночью, - Ракар обеими руками потер виски и лоб, - я не понял, что оно вошло в активную фазу, и подготовка окончена. Я был так занят всем другим, что проигнорировал совершенно однозначные признаки того, что ее дожали до самого конца. Вот что я сделал, вместо того, чтобы напрячься и предотвратить случившееся. И искал я признаки этого заговора совсем не там. Такие дела, Делас. Мне жаль Толан, и коммандера. Они были неплохими людьми. Не врагами. Так что эти потери заставляют меня сожалеть.
И Ракар проигнорировал слова о жучке, хотя запомнил их.
- Пойдем в реплимат, и ты все расскажешь, - решительно произнесла Делас. – Я уверена, что ты сделал все, что мог!
Через несколько минут, остановившись у репликатора в Реплимате, Ракар спросил:
- Парнуса уже выпустили из карантина свободно бегать по твоей каюте? У тебя вообще есть, где жить?
- Нет, я должна была забрать его сегодня… перед тем, как отправиться на Кардассию. Пока он в лазарете… потому что больше ему жить негде. Мне, правда, тоже – каюту нам предоставили только на время регаты, и сегодня пришлось ее освободить. Ну, раз я теперь в проекте, меня куда-нибудь подселят, правда? Не то, чтобы я не могла снять каюту еще на пару ночей или весь год, но все же, - рассмеялась она, забирая поднос со своим заказом.
Ромуланец с полминуты листал список репликатора, в поисках последнего федерального салата, который ему понравился.
-  Без каюты не оставят, не беспокойся, - как то отстраненно сказал он, - и тебе придется договариваться с соседкой о Парнусе, не забыть о том, что у Парнуса есть обмен веществ, приготовить ему отхожее место, научить туда ходить, и справляться с последствиями, пока он не научится. Трудно заводить животных на космической станции. Но, возможно, тебе понравится. Потому что он расположен к тебе, я видел. Это интересно. И кого-то из наших еще отправят в другую группу. Я тоже привык уже ко всем этим коллегам, и жаль их терять, - Ракар посмотрел на Делас, а потом указал на самый дальний в углу свободный столик и отправился к нему.
- И теперь, может быть ты наконец расскажешь о своем исследовании? – понизив голос до предела, спросил Ракар, когда они сели, - потому что если нет, я действительно буду говорить с начальством.
- Сначала ты расскажешь о вашем координаторе, - в тон ему ответила Делас, опуская вилку в какое-то подозрительного вида болианское рагу. – Мы же за этим сюда пришли, разве нет? Ты говорил, что мог все предотвратить… Ты знаешь, почему она убила коммандера?  – ромуланка наклонилась ближе и округлила глаза. – Там какая-то тайна? Или это заговор? Все не так, как кажется?
___________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 13 Сентября 2017, 15:04:46
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9,  Променад

Ромуланец усмехнулся, уронил на пол вилку, нагнулся за ней, попутно заглянув под стол, чтобы убедиться,  что нигде не прикреплен никакой жучок. Жучка вроде бы не было, он  выпрямился обратно, и с интересом посмотрел на Делас. Что на самом деле замышляла дочь вице-проконсула? Девушка, умеющая держать лицо как опытнейший коммандер Тал Шиар, сочетая это умение с обезоруживающей искренностью. Впрочем, чего это он, она же училась у отца. И он бы куда меньше подозревал что-либо, если бы она уже не продемонстрировала это свое умение на Бэйджоре.
- Хорошо, - сказал Ракар тихо, - так вот: Обсидиановый Орден что-то там завертел, им не нравится этот проект, они пытаются дискредитировать его, поставить в такую ситуацию, чтобы все развалилось естественным образом. У меня нет доказательств. Только этот факт, подтвержденный моим командованием. Я тогда предупредил Толан об этом факте. Она испугалась, занервничала, и сказала мне не строить теорий заговора и вообще забыть об этом. Тогда, как я полагаю, она не знала об этом. Она была хорошим координатором, заботилась о нас, в той истории на Волане II она повела себя достойно, мне понравилось, как относилась ко мне лично. Все было очень доброжелательно и хорошо. И она была другой. А потом, оно, видимо, ее настигло, ее поведение изменилось кардинально. Последние дни перед регатой она была отстранена настолько, что ей стал безразличен проект, так казалось. Но также казалось, что она такая, потому что испытывает серьезное давление, шантаж, угрозу жизни, может быть угрозу тем, кто ей дорог. Поведение изменилось слишком резко. Удар был нанесен еще тот. У нас тут судили кадета Лайтмана, того самого, который сказал тебе, что у Федерации нет ненависти к Ромуланской Империи, она была его обвинителем. Ну и … на самом деле, такие вещи не ломают людей. Я думаю, что ее сломали чем-то другим. Вчера вечером я пошел к ней в каюту. Спросил – не нужна ли помощь, потому что похоже, заговор затронул ее. И если бы дело было не в этом, а в чем-то ином, она бы среагировала совсем иначе. Я получил бы пинок о том, что строю несостоятельные теории, все что угодно. В конце концов она бы просто меня выгнала. Но нет, она сказала, что помощь не понадобится, и выглядела при этом совершенно обреченной. При этом, она проявила настоящее искреннее участие во мне и моем собственном состоянии. И я расслабился. Я пришел помочь ей, а на самом деле – это она поговорила со мной как хороший друг и наставник. И я забылся. Я должен был понять, что это уже финальная стадия, и ее принудили к чему-то. Ее каюта была собрана как для отъезда. Она испытывала серьезное физическое недомогание. Ну… всякое бывает, мало ли какими веществами, подмешивая в ту же еду или выпивку могут делать с человеком что-то, промывать мозги, внушать действия, шантажировать и пытать. С ней что-то сделали. Это было очевидно, но я просто ушел и пошел спать. А должен был не оставить это просто так. И вот к чему это привело. Одной жизни больше нет, вторая сломана. Такие дела, Делас.
- Ого, - проговорила, наконец, Делас – и выглядела она в крайней степени ошарашенной. – Не зря мы были уверены, что у вас совершенно особенная группа! То есть, ты думаешь, с вашим координатором кто-то что-то делал? Загипнотизировал и внушил убить коммандера, так? – уточнила ромуланка и ее глаза загорелись: - Хотела бы я посмотреть на вещество, которое может такое сделать с кардассианцем!.. Никогда еще с таким не работала! Но все же я не понимаю, что именно ты мог бы сделать? Ты ведь не знал, что она планирует убийство и кого именно собирается убить… Или ты мог бы заставить вашего координатора говорить? Я знаю, Тал Шиар так умеет, нам потом приносили ваших, кхм, подопытных.
Ракар опустил взгляд в свою тарелку.
- Тал Шиар многое умеет, в том числе сделать так, чтобы убийца до самого последнего момента не знал о своем задании, действовал как зомби, но мы сейчас не об этом. Этот проект в области интересов Ромула. Я должен был его спасти. И, тут другое. Толан испытала на себе нечто другое. Я считаю, что она от начала и до конца понимала, что происходит с ней. Я считаю, что к ней применили пытки и шантаж, ее заставили это сделать и она сделала это в трезвом уме и доброй памяти. Но сама, по своей воле, она бы такого не сделала. Так не ведут себя те, кто планирует хладнокровное убийство. Что мог бы сделать я? Если бы я знал, к чему ее принудили, я мог бы предотвратить, я мог бы … - Ракар решил не говорить о ромуланских шпионах на Кардассии, к которым можно было бы обратиться, но вместе с этим он понял, что в его силах было слишком мало всего, он бы не смог ни на что повлиять, он всего лишь низшая ступень в разведке, маленький оперативник, - мало я мог на самом деле. Но мне жаль, что я не смог большего. Одно меня радует, решение федератов и тех из Кардассианского союза, кто задействован в проекте,  было принято до этого убийства. Иначе, мы бы уже готовились улетать. Нет, заставить ее говорить я не мог. Здесь нормальные отношения и диалог. Я думаю, она просто решила не впутывать своего кадета во все это. И если честно, меня просто мучает совесть, потому что я никого не спас.

- Но ведь решение о проекте принимают не только федераты и кардассианцы, - удивилась Делас. – Это международный проект, мы имеем на него не меньшее влияние! Ну и клингоны, конечно, куда же без них. Но дело не в этом, – она помешала вилкой в своем рагу, от чего оно неаппетитно вспенилось и булькнуло, но ромуланку это совершенно не смутило. – Ты сделал все, что мог. Толан бы не стала тебе ничего говорить – убийцы так не делают, ты же знаешь. И то, что она не стала впутывать кадета, в итоге сыграло на руку проекту – что было бы, если бы ты оказался замешан в убийстве? Кстати о проекте! – опомнилась девушка. – Ты же хотел ввести меня в курс дела. Что тут у вас происходит? Кто в группе самый главный, с кем лучше дружить? Какая неформальная расстановка сил? Что за задание Планкса, о котором говорила Баккер? Расскажи все, что знаешь – я должна быть готова, прежде чем снова с ними встретиться!
Глянув на тарелку Делас, Ракар непроизвольно скривился и отвел взгляд. Определенно, Делас была склонна к экспериментам. И тему, касающуюся Иламы Толан, он решил закрыть на данный момент.
- Возможно, конечно, но если Федерация и Кардассия отзовут своих участников и объявят идею несостоятельной, то дальнейшее не будет иметь смысла. Но ладно, опустим, этого уже не произошло.  В нашей группе нет формального лидера, но неформальное лидерство принадлежит Освальду Макдауэллу, землянину, кадету Звездного флота. Джез Тенма называет его своим другом, Самрита Баккер его девушка, хотя у них не все гладко и как-то слишком стремительно. Кроме того, они это скрывают, так что не упоминай вслух, пока сама не увидишь. Освальд весьма дипломатичный парень, но на награждении у нас ним что-то пошло не так, и мне слегка не понравилась его позиция. Это мы еще обсудим с ним позже, сейчас не до этого совсем. У них убили коммандера. Далее – мне нравится Хена, ференги, с ней можно и нужно дружить не по политическим соображениям, а по совершенно обычным. Кроме того, обязательно нужно общаться с кардассианцем Тенмой, он интересен, типичный молодой военный кардассианец, открытый и честный. Дружить обязательно, может быть полезно в будущем. Правда у него есть некоторые семейные проблемы, не позволившие ему полететь на регату, я еще не узнал какие. Далее – кадет Лайтман и его девушка клингонка М'Кота. Лайтману интересны ромуланцы, и это тоже может иметь известный положительный смысл. Андорианка Акрита тоже интересный кадет флота Федерации, открытая, наивная и честная, с множеством восторженных идей и надежд на будущее. И еще Квинтилия Перим, трилл, сложный человек, со сложной судьбой, не менее остальных достойный внимания, с большим потенциалом, если удастся заслужить ее дружбу. Нельзя обделять вниманием и остальных, но самое важное – нельзя здесь делать так, как ты делала раньше на Кардассии. Не нужно замышлять ничего диверсионного, этого не поймут, свои усилия нужно направить в честное взаимодействие, на хорошие вещи. Представь, что они все не враги, а те, кто может стать друзьями, хоть на это надо потратить много усилий. Задание Планкса… - Ракар коротко и глубоко вздохнул, прежде чем продолжить, - у Перим был некоторый инцидент со стимуляторами. Она на испытательном сроке, ей предстоит пересдать экзамены в ее Академии, задание состоит в том, чтобы провести ее реабилитацию и социализацию нашими силами, а не специальным лечебным заведением. И прошу, никаких непозволительных шуток в ее сторону, ей досталось и ей надо помочь. Примерно так все обстоит. И, - Ракар внимательно смотрел на Делас, - расскажи теперь о своем исследовании.
Делас слушала рассказ ромуланца с вниманием школьницы-отличницы, и разве что не тянула руку после каждой паузу.
- Ага, ага, - кивала она, - как интересно… Нет, у вас, определенно, совершенно особенная группа! Хорошо, кажется, я начинаю понимать… А как вести себя с этой М’Котой? Она выглядит такой грозной, она не побьет меня из-за случившегося на регате? Я не очень хорошо умею драться, есть честно. А Тенек? Конечно, я уже составила кое-какое представление о нем, но так и не поняла, что с ним делать. А нам теперь придется как-то работать вместе, - ромуланка скривилась. – Он такой собственник! Наверняка и близко меня не подпустит к остальным кадетам, и я не смогу делать то, зачем, собственно, и приехала на проект… Год будет потерян впустую! – она отпила сок из своего стакана и хитро посмотрела на Ракара: - Ах да, исследование. На Кардассии у меня была целая исследовательская лаборатория – почти доделанная, совсем чуть-чуть оставалось. Моя вторая специализация – инопланетная анатомия, и я хотела собрать как можно больше информации о других видах, а проект для этого идеально подходит. Я могла бы провести это исследование и тут – у вас в группе такая интересная подборка рас! - но если Тенек будет мне мешать, ничего не получится. Может быть, ты сможешь с ним поговорить?..
- М'Кота, - Ракар улыбнулся при произнесении этого имени, - клингонка, исполненная чести. Не обделена юмором, рассказывала мне анекдоты про ромуланцев. К нам, ромуланцам, относится с известными стереотипами, но не предвзято. Меня воспринимает не по стереотипам, а по делам. Возмущена интригами, способностью к интригам, предательствам и подставам. Сама на бесчестные действия не способна, честью и честностью дорожит, ну ты и сама увидишь, она это часто демонстрирует. На нее можно рассчитывать в серьезных делах, она не предаст. Насчет драк… не беспокойся, она не будет драться. Слово дала, что не применит на проекте рукоприкладство, слово для нее много значит. В любом случае, у нее есть парень, который ее удержит. Веди себя с ней… как с коллегой, возможно это не легко, но постарайся. Оно того стоит. А Тенека.., - Ракар посмотрел задумчиво в потолок, - он вулканец, и этим все сказано. Но я не зря назвал его своим другом. Слишком много противоречий между нами, но он заслужил. Твой год не будет потерян впустую. Его утверждение о тебе как враче я собираюсь опровергать, и в самое ближайшее время. Подпустит он, никуда не денется. Все будет нормально. И все-таки, ты, Делас, уклоняешься от ответа, - Ракар внимательно взглянул ей в глаза, - как называется твоя болезнь, от которой ты ищешь лекарство?
- Поговори с ним, - повторила Делас. – Тебя он послушает! Я смогу смириться, если стану в вашей группе аутсайдером, но не готова сидеть, сложа руки.
Девушка доела свое рагу и отодвинула тарелку.
- Не сейчас. Я еще не готова, - проговорила она так легко, будто речь шла о новой прическе. – С моим переводом в группу многое поменялось, и сейчас еще не время. Может быть, потом. Может быть… сегодня вечером? Если ты согласишься встретиться со мной в более неформальной обстановке?
______________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 13 Сентября 2017, 15:05:24
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, Променад

Отклонившись на стуле и опершись о его спинку, Ракар посмотрел на свою пустую тарелку. И ему стало немного не по себе от того, что характеристики товарищам по проекту он дал с известным оттенком целесообразности для Империи. Почему-то он не смог и не стал характеризовать многие вещи с обычной точки зрения, как простой человек. Один из характеров собственной службы в этот конкретный момент ему стал противен. Он не был самим собой в полном смысле этого слова. Он мог быть самим собой с Квинтилией, с ней он мог забыть о всех недостатках собственной службы. Он бы мог только с ней вытащить наружу лучшие части своей души, далеко упрятанные до поры и до времени. Но которые он уже мог проявлять на этом проекте, таком ценном для всех на самом деле.
- Ты, все-таки, Делас, не соблюдаешь договоренности. Не хорошо это. – Ракар качнул головой, не глядя на девушку. - С Тенеком я поговорю, ты не будешь аутсайдером, ты будешь во всем участвовать. Да и кроме того – он сам тебя звал в какую-то их группу.
Короткая пауза.
- Вечером я занят, - сказал он, все также глядя в стол. – Силовые изматывающие тренировки, до изнеможения. Такое у меня задание. После этого я буду говорить с Тенеком, и хотел бы быть недоступен. Ни для кого. Прости. Но если с тобой что-то произойдет незапланированное, я хотел бы знать, что делать! – сказал Ракар, посмотрев Делас в глаза. – И сейчас, пока еще есть время, я бы хотел пойти узнать насчет твоей каюты и вселить тебя.
- Занят? – расстроенно переспросила Делас. – Ну тогда… может быть, в другой раз? Сейчас не время и не место говорить о таких серьезных вещах, и я… я подумала, что вечером, когда все это закончится, будет уместнее… - она неловко переложила вилку на своем подносе и опустила голову. Трех секунд ей хватило, чтобы собраться и вернуть голосу легкость: - У тебя столько планов, что мне там и правда не найдется места. Тогда я не буду тебе мешать! Ты сможешь меня найти, если захочешь поговорить, - она подскочила со своего места и подхватила поднос: - А теперь пойдем искать мне каюту!
Ракар все еще сидел, снизу вверх глядя на подскочившую Делас. Его взгляд был грустным. Он распознал эту попытку манипуляции им. Свидание в обмен на информацию, не просто информацию, а ту важную вещь, которая имела значение жизни, ее жизни. Наверное, она не надеялась на то, что он может что-то сделать. Что он может, улан Тал Шиар, сделать с неизлечимой неизвестной болезнью? Это не в его власти. Но в его власти найти другие способы взаимодействия с другими людьми, которых сама Делас не принимает в расчет. Например, Тенека. Ракар не хотел поддаваться на манипуляцию, и понимал, что может быть поздно. Он и так слишком промедлил в одном деле, и вот теперь коммандера нет, а Толан в тюрьме. Что если в истории с Делас тоже будет поздно? Но это в любом случае не значит, что он должен делать то, что он не хочет.
- Я уже сейчас с тобой говорю, - сказал ромуланец, - разве этого мало? Зачем поступать так? Зачем использовать такие методы? Хорошо, если не время и не место, поговорим немного позже. Но это будет последняя отсрочка, Делас. Пойдем, - кивнул он и поднялся.
- Я это очень ценю, - Делас внезапно остановилась и посмотрела на Ракара. – То, что ты сейчас со мной разговариваешь. Я была уверена, что ты будешь меня избегать после вчерашнего разговора. Но сейчас у нас слишком мало времени до следующего собрания, чтобы я тебе все рассказала – и, постарайся это понять - мне нужно подготовиться. И еще мне нужна уверенность в том, что тебе это правда нужно знать, а не что я просто удовлетворяю твое любопытство. Ты не нашел времени для меня вечером, значит, это не слишком важно для тебя.
С этими словами она направилась к репликатору, чтобы вернуть поднос.
- Великие основополагающие элементы! – произнес Ракар, - когда же ты мне уже поверишь. Я хочу найти способ помочь спасти твою жизнь, это не любопытство, - Ракар произнес это шепотом, - готовься. Вечер длинный. Я найду время. И это время будет посвящено разговору о том, что с тобой. Я не избегаю тебя, мы работаем вместе. А что до остального – я не хочу причинять лишней боли никому из нас. Ровно как и давать ложных надежд. Я все сказал сразу еще на катере. Постарайся тоже это понять.
Ракар поставил свой поднос в репликатор, вслед за Делас.
- Утара Рилл, исполняющая обязанности координатора сейчас в службе безопасности, если каюта еще не назначена, то мы подождем ее.
- Я поняла, - грустно ответила Делас. – Но я не вулканка, и не могу просто так взять и отключить чувства. Не думай, что мне это доставляет какое-то удовольствие, - вздохнула она. – Хорошо, подождем вашего нового координатора… Кстати, расскажи мне о ней! Как себя с ней вести?
Ракар болезненно поморщился, идя к выходу из Реплимата впереди Делас, она не видела его лица, но чем больше Делас говорила о своих чувствах, тем больше Ракар видел перед своими глазами Квинтилию.
- Мы с советником практически не общались, но много наблюдал за ней, - сказал он уже в коридоре, - очень эмоциальная женщина, и добрая, старается всех понять. Вести себя с ней обычно, по деловому, и очень не советую ломать ее компьютер, - Ракар понизил голос, - она не Планкс. Хотя, я сказал бы, что Планкс бывает куда жестче.
Встав посреди коридора, Ракар нажал на федеральную дельту, прикрепленную к форме:
- Ракар вызывает Утару Рилл.
– Советник Рилл на связи, подождите секундочку! – ответил из коммуникатора голос болианки: Утара в этот момент как раз заканчивала разговор с офицером в офисе службы безопасности. С полминуты из коммуникатора слышались голоса – слишком тихо и неразборчиво, чтобы понять, о чём речь (видимо болианка приглушила звук или прикрыла коммуникатор рукой), потом возник фоновый шум Променада и голос советника прозвучал отчётливо:
– Да, я слушаю.
Ракар бесстрастно, но тем не менее очень внимательно прислушивался к происходящему на той стороне связи, однако, разобрать ничего не удалось.
- Мэм, - сказал ромуланец, когда советник объявила о готовности, - Делас негде жить, скажите, каюта для неё уже назначена?
– Пока нет, – слова Утары сопровождались явственным вздохом, – но на общем сборе я об этом объявлю. Сначала мне нужно будет уточнить список участников, переведённых в другие группы и узнать, когда они отбывают. Но вы можете не беспокоиться, на Променаде мисс Делас ночевать не придётся… Кстати, она с вами?
- Ракар, я и не собиралась ночевать на Променаде, у меня есть возможность оплатить себе и Парнусу каюту хоть на год вперед, - хихикнула Делас. – Мне просто интересно, к кому меня подселят – если вообще подселят, - и потом сказала уже громче, наклонившись к коммуникатору Ракара: - Да, координатор Рилл, я здесь!
– Отлично, значит, мне не придётся вызывать вас отдельно и повторять всё ещё раз, – удовлетворённо сказала болианка, – и я очень рада, что вы с мистером Ракаром сразу же начали общаться, надеюсь, он поможет вам быстрее привыкнуть к новому коллективу. Как я поняла, с этим вышло не слишком гладко, – добавила она, вспомнив переживания девушки на совещании. – Если вам будет нужна помощь, вы можете обращаться ко мне в любое время. В буквальном смысле в любое. Но не думайте, что это обязательно: никто не станет принуждать вас исповедоваться чужой тётке из Федерации. Всё это целиком и полностью на ваше усмотрение.
- Хорошо, спасибо! – звонко отозвалась Делас. – Я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением… если понадобится помощь, - она подняла голову и улыбнулась ромуланцу, а затем продолжила, обращаясь к советнику: – Коммандер Планкс сказал, что, в случае необходимости, вы меня защитите, а ему я верю.
– По крайней мере постараюсь, – пообещала Утара. – У вас с мистером Ракаром были ещё какие-то вопросы?
Делас перевела вопросительный взгляд на Ракара и покачала головой: у нее вопросов к координатору пока не было.
- Нет, мэм, спасибо за информацию, ждем новостей о распределении по каютам, конец связи, - сказал Ракар, выслушав внимательно весь разговор Делас и советника-нового координатора по своему коммуникатору и, наконец, отключив связь.
- Ну вот, Делас, забыл сказать – Утара Рилл может самокритично шутить, как то такие фразы как "чужая тетка из Федерации". Говорят, что чувство юмора помогает некоторым выжить, а я умею шутить чаще только тогда, когда больше деваться некуда. И да, Утара Рилл еще не знает о том, что у нас с вами было на регате. Ей это еще предстоит. И теперь я должен спросить, - Ракар задумчиво посмотрел на Делас, - тебе может быть нужен душ и отдых? Я в принципе… мог бы пустить тебя на время к себе. Только без жучка.
- Мне придется ей рассказать? – спросила Делас. По ее голосу было понятно, что ей это очень-очень не хочется. – Я надеялась, что все закончится на Планксе… Уфф, ну хорошо. Если не скажу я – скажете вы, причем так, чтобы мне точно мало не показалось. Лучше уж я сама, - она потрясла головой, прогоняя неприятные мысли. – Ну, вообще-то, мне бы не помешало где-нибудь разместить вещи. И душ, наверное, тоже. Но тогда ответная просьба – с моей стороны никаких жучков, а ты не будешь лазить по моим вещам и пытаться выяснить все секреты, которые я могу в них скрывать.
- Эту проблему все равно рано или поздно придется решать, но ты будешь не одна. Мы будем все вместе. Это будет не страшно, - сказал ромуланец и снова усмехнулся, - договорились, ты не ставишь жучков, которые я все равно обнаружу, а я не лезу в твои вещи. Вперед, - и Ракар сделал приглашающий жест рукой в сторону стыковочного кольца.
______________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 14 Сентября 2017, 09:52:24
02 сентября 2384 г., день
ДС9, коридоры станции

В молчании Артур простоял на брифинге, который провел лейтенант-коммандер Планкс. Он отреагировал только на Делас, когда это требовалось, и не более того. В молчании Артур вышел после брифинга в коридор, в молчании захлестывающего отчаяния. Невозможно было ожидать того, что случилось. Не было войны, никто не сражался. Далекий Волан II остался позади. Никакая аномалия, никакой естественный природный катаклизм, ничто иное, лишь злая воля тех, кто не ценит жизнь, ставя впереди всего свои сомнительные интересы. Но Артур должен был держаться, быть достойным памяти коммандера станции, он должен был сделать так, чтобы все, что она сделала для него – было не зря. Чтобы все, во что она верила, было осуществлено. Потому что это будет лучшей памятью о ней. Однако от этого не становилось менее тяжело. Даже когда будут найдены и наказаны все те, кто к этому причастен, когда справедливость вступит в свои права, менее тяжело не станет.
М'Кота шла рядом, и Артур повернулся к ней. Нашел в себе силы улыбнуться.
- Ты завтракала, М'Кота? Я не застал тебя утром в каюте.
– Я не знала, что ты заходил, – ответила клингонка, – наверное, я как раз завтракала. А ты голоден?
- Я проспал, - извиняющимся тоном сказал Артур, - видимо было уже поздно. Не, я в порядке, но нам надо как-то убить два часа до следующего сбора, и я хочу провести их с тобой. Пойдем прогуляемся тогда по коридорам станции? Она большая, есть где погулять.
– Пойдём… – М’Кота прошла несколько шагов в явной задумчивости, а потом как всегда рубанула сплеча: – Слушай, насчёт свидания: если хочешь, мы можем его отложить. Ну, знаешь, на какое-нибудь более подходящее время.
Со стыковочного кольца Артур свернул в длинный пустынный служебный коридор. Когда они остались одни, он взял М'Коту за руку, нежно сжав ее ладонь.
- Знаешь М'Кота, я ценю каждый миг, проведенный с тобой. И каждая наша встреча – само по себе свидание. Вот как сейчас. Мы прогуляемся, по этой большой станции, которая когда-то называлась Терок Нор. Она построена кардассианцами. Здесь много было положено баджорских жизней, на обработке руды и вообще. Но потом, она стала Федеральной станцией, с названием Дип Спейс 9. Кончилась оккупация Бэйджора, станцией командовал Бенджамин Сиско, почитаемый баджорцами как Эмиссар. Потом была война с Доминионом. Станция пережила много всего, у нее длинная и геройская история. Все эти стены помнят все развернувшиеся здесь и в окрестностях битвы. Потом были другие командующие, но уже долгое время была Мори Джанир. Она пережила оккупацию, сражалась за Бэйджор. Потом наступил мир, Бэйджор вступил в Федерацию, и ее судьба изменилась. Она была коммандером Звездного Флота. И эта ее жизнь должна была долго длиться. Я не знал ее раньше, но я помню, как она сражалась за меня. Я помню ее слова, ее глаза, я помню как во время той Аномалии она руководила нами, как все было потом. И вот теперь, ничто не предвещало. Прошлое вернулось. Кардассианка убила баджорку. Понимаешь, М'Кота, тут даже не суть важно, что отголосок давних распрей разных рас. Тут важно, что не стало очень хорошего человека. Не во время войны, не во время битв, не во время естественных катаклизмов. Просто жизнь очень достойного человека прервана. Того человека, который много значил для ее друзей, для ее экипажа, и просто как одна отдельная жизнь. Я знаю, что вы, клингоны, верите в Стовокор, я знаю, как вы провожаете своих товарищей, убитых в бою. Я не уверен, что верю в нечто подобное, но мне бы хотелось. Верить. И … прости, я не могу найти верных слов, для всего того, что … что чувствую. Но, понимаешь, коммандер Мори заслуживала совсем иной судьбы. И совсем не такой смерти, подлой и предательской. В разгар международного проекта. С, возможно, большими планами на будущее. Мне очень больно, от того, что вот так прерываются жизни дорогих нам людей. Кто-то должен за это ответить. – Артур шел и смотрел и в пол, крепко сжимая руку любимой девушки, - Илама Толан должна ответить. И мне почему-то кажется, что, там нечто большее, чем просто Илама Толан, которую я назвал другом, застрелила коммандера Мори, с неизвестными мотивами. Мотивами, в которых нужно разобраться. И я рад, что ты со мной, М'Кота. А я с тобой. В горе и в радости. Но сейчас нет никакой радости. Скажи мне, что ты думаешь об этом всем?
Артур не посмотрел на свою девушку, он продолжал медленно идти, держа ее за руку.
– Наверное меньше, чем тебе хотелось бы, и совсем не то, что тебе хотелось бы, – сказала М’Кота, в душе спрашивая себя, как сильно ранит Артура её честность. – Ты из Федерации, у вас такие вещи считаются чем-то ужасающим, а у нас это – повседневность. Преподаватель с параллельного потока погиб в поединке чести не далее как позапрошлым летом, а прошлой весной был убит один из членов Высокого совета. Для тебя всё это – просто смерть и она тебя ужасает, а меня больше всего бесит то, что коммандер Мори была застрелена из-за угла и не могла встретиться с убийцей лицом к лицу и на равных. А ещё я знаю, что не всегда в поединке сходятся плохой и хороший человек, иногда это двое хороших, и одному всё равно суждено умереть, потому что так всё сошлось и уже нельзя было ничего отменить – слишком высока цена. Наверное, я должна заклеймить глинна Толан за то, что она не вызвала коммандера Мори на бой, но с таким же успехом я могла бы заклеймить коммандера Мори за то, что она во время оккупации убивала в спину кардассианцев... М’Кота покачала головой, – Это глупо, они же не клингоны! И кто знает, как пришлось бы драться клингонам, если бы какой-нибудь Доминион захватил нашу планету. Может быть, так же как баджорцам!
Ещё несколько шагов девушка молчала, размышляя над тем, насколько глубокую могилу успела себе выкопать, затем продолжила, безжалостно продолжая резать в глаза правду:
– Вы считаете, что убийство – это всегда плохо, и убийцу надо ненавидеть... А я не могу тебе сказать, что ненавижу глинна Толан! Потому что я не знаю, за что она убила коммандера. Что если это месть за убитую во время войны семью? Или за друзей? Или за любимого? Что мы знаем о каждой из них – о том, как и с кем они сражались во время оккупации или во время войны с Доминионом? Ничего. И пока я этого не знаю, я никого из них не могу ненавидеть или осуждать, я могу только сожалеть о гибели коммандера Мори и сочувствовать тем, кто её любил.
Артур отпустил ладонь М’Коты и остановился, повернувшись к ней. Он снова осознавал бездну различий между клингонами и землянами. И еще он понимал, что это расхождение обусловлено воспитанием и традициями, а на самом деле с самого рождения они все куда более чем одинаковые. И ему очень хотелось вырвать М'Коту из ее мира, и в тоже время он понимал, что этого не сделать просто так. Что ценность ее в том, какая она есть. Если она станет похожей на него, это уже будет совсем другой человек.
Артур положил обе руки на плечи М'Коты, коснулся своим лбом ее лба.
- Тогда вот так я скажу, - негромко произнес Артур, - всегда есть выбор между двумя хорошими людьми, убить или не убить другого. Должно быть что-то большее, гораздо большее, чем жизнь одного человека. Я не знаю, какого такого большего стоила жизнь коммандера Мори, что глинн Толан убила ее в мире, в котором нет войны. Но я знаю одно, коммандер Мори была из моего флота, Звездного Флота, из моей Федерации, она была моим командиром. Пусть не прямым, но все же. Она была той, образом которой я вдохновлялся, на кого хотел быть похожим. Она была той, с которой у нас были едины принципы. И я считал себя членом ее экипажа. Потеря этой жизни для меня многое значит. Я снова вспомнил те списки погибших, которые приходили каждую пятницу в те времена. И теперь в этих списках и ее имя. И ее имя горит для меня ярче многих.
Артур отстранился от М'Коты и сделал шаг назад, отвел взгляд.
- Теперь, я должен сделать так, чтобы ее смерть не была напрасной. Это для меня так, как будто я потерял капитана своего корабля. Я должен что-то сделать. И, я должен почтить ее память. Ты со мной, М'Кота? Ты со мной?
– Конечно, я с тобой! – с готовностью отозвалась М’Кота, в свою очередь делая шаг вперёд. – Если ты горюешь по своему капитану, я постараюсь разделить твоё горе и почтить её память вместе с тобой. Что надо сделать?
М’Коту совершенно не смущало то, что она не знала, как именно полагается почтить память дорогого для Артура человека: если бы Артур сейчас сказал, что надо выпустить себе пинту крови или осуществить кровную месть, девушка просто спросила бы, где назначена встреча, и что нужно иметь при себе. Одно дело, если убили просто хорошего федерального коммандера, и совсем другое дело, если этот коммандер для любимого человека всё равно, что глава клана или побратим: в этом случае скорбь и даже месть Артура значили для М’Коты ничуть не меньше, чем собственные.
Артур обнял девушку и крепко прижал к себе.
- Спасибо, М'Кота. – и Артур понимал, что на самом деле это слово лишнее сейчас, - не знаю пока что сделать. Для начала нужно разобраться во всем произошедшем. Для этого, в первую очередь, после собрания в 15:00 я думаю навестить Иламу Толан в камере. А потом… время покажет. Но еще, я должен прийти на церемонию прощания с коммандером, если позволят. А пока, пойдем просто пройдемся.
– Хорошо, – согласилась М’Кота сразу на всё (и на ближайшие, и на более отдалённые планы), а потом напомнила: – Ты ничего не ел! Давай возьмём бутерброды и устроимся в нише напротив червоточины. Если не повезёт, просто утолишь голод, а если повезёт, ещё раз увидим, как проходит корабль.
- И кофе и рактаджино, - сказал Артур, - пошли! – и потянул М'Коту за руку обратно на Променад.
___________
с М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 14 Сентября 2017, 10:02:59
2 сентября, день
Тюремный блок


Более часа Джарин провёл в кабинете СБ, отвечая на вопросы федератов. По характеру вопросов он сделал вывод, что Толан если не прямо помогала придумывать их, то рассказала часть или всё из того, что произошло в последние дни. К счастью для офицера, улики были уничтожены, и прямых доказательств не существовало. К тому же, федераты, по-видимому, не до конца доверяли кардассианке, из чего можно было заключить, что это не было спланировано заранее. По-видимому, Илама решила честно выполнить приказ, но провалилась - преступная некомпетентность!
Джарин действовал своим излюбленным способом - говорил правду. Строго, формально и предельно конкретно: не он убил Мори, и это было формально правдой - её убила Илама; он не слышал о том, что баджорка убита, аж до самого прихода безопасников, что технически тоже было правдой; их общение с глинном Толан было очень разноплановым и довольно личным, поэтому у него был код от её двери - это тоже правда. Ещё при каждом удобном случае дипломат изображал оскорблённое достоинство и грозил последствиями для всей Федерации, чем невероятно раздражал офицеров. На лицах обоих мужчин то и дело вспыхивало желание как следует врезать Джарину, но, похоже, они не хотели рисковать, пока не будут железно уверены в его вине. В конце концов, его попросили подождать в камере.
- Надеюсь, вы не станете морить меня голодом, - требовательно произнёс мужчина, идя к тюремному блоку и лишь краем глаза заметив знакомую фигуру в камере напротив. - Не стану тешить себя иллюзиями насчёт канара, но хотя бы принесите мне чая из красных листьев и чего-нибудь подобающего моему статусу на закуску.
Охрана удалилась, и Джарин посмотрел в сторону соседней камеры.
- Глинн Толан, вот так встреча, - нейтрально произнёс он, придав голосу лишь каплю удивления.
- Гал Дохиил, какая неожиданность, - Толан неторопливо нащупала туфли под койкой, обулась и поднялась со своего места, подходя к силовому полю. – Только теперь не «глинн», просто «Толан» будет достаточно. Как я рада вас здесь видеть, - женщина натянуто улыбнулась. Силовое поле создавало иллюзию безопасности, и сейчас она была особенно рада, что сидит в тюрьме, где Джарин до нее не доберется.
- Не сомневаюсь, что вы рады меня видеть именно "здесь", - мужчина с отвращением осмотрел свою камеру. - Впрочем, это ненадолго. Я ничего не совершал, и наши теперь уже несколько менее уважаемые союзники из Федерации скоро это поймут. А вот что будет с вами - это другой вопрос. Я бы предложил использовать все свои ресурсы для вашего скорейшего освобождения, но кто знает - может, федераты решат убить меня и обставить всё, как несчастный случай, так что не стану обещать.
- Уверена, что вы уже все продумали, в том числе и то, как выйти сухим из воды, - Илама смотрела на Джарина с исследовательским интересом. – Но мне удивительно, что вы хотите спасти меня. Почему? Я ведь провалила ваше задание, меня поймали – зачем вам теперь беспокоиться обо мне?
Джарин включил осторожность, будучи уверенным, что их разговор могут подслушивать, или же Илама потом сама слово в слово перескажет всё озвученное.
- Не уверен, что понимаю, о чём именно идёт речь, но с чего бы мне не попытаться спасти соотечественницу? - изобразив удивление, спросил мужчина. - Я же представляю Кардассию на Терок Нор, а это значит, что защищать каждого из сограждан - мой долг.
- Господина Корама вы спасти не пытались, - напомнила Илама. – К тому же меня спасти все равно не получится: меня поймали на месте преступления, и я созналась. Мне жаль, гал Дохиил, но я всего лишь слабая женщина, и это казалось слишком сложным для меня. Теперь вы должны позаботиться о себе.
- Только достойных сограждан, - поправился Джарин после напоминания о Кораме. - К тому же, думаю, что ему понравится в Федерации, да и Кардассия вздохнёт с облегчением.
Последние слова многое объясняли: Толан схватили и выбили признание, отсюда и вопросы СБ и их железная уверенность в своей правоте.
В последнюю секунду перед тем, как попытаться подбодрить Иламу, мелькнуло подозрение, что что-то всё-таки не так, и Джарин решил проверить.
- Я отказываюсь в это верить! - твёрдо произнёс он. - Надо бороться до конца, и тогда всё будет в порядке, так что... глинн Толан, я приказываю вам не впадать в отчаяние - мы оба выберемся отсюда!
- Не глинн, - напомнила женщина. – Центральное командование меня разжаловало. Как вы предлагаете мне бороться? – в ее голосе послышалась усталость, скрытая за усмешкой. – На дизрапторе мои отпечатки, меня застали через секунду после убийства, и, в конце концов, я созналась, что это была я. Даже федеральные офицеры способны сложиться два и два и понять, что случилось в каюте Мори. Если меня отправят на Кардассию, показательный суд займет не более десяти минут.
- Терок Нор - территория Федерации, и судить тебя будут по законам Федерации, - констатировал очевидное Джарин. - А они любят признающих свою вину, а ещё больше они любят тех, кто ни в чём не виноват, как им кажется, и действовал под влиянием обстоятельств. Прямо как твой кадет, суд над которым иначе как позорищем или посмешищем я назвать не могу. Видимо, ты извлекла из своего поражения выводы.
- Что вы имеете в виду? – Илама подняла взгляд на Джарина. – Что я пытаюсь избежать наказания? Тут вы ошибаетесь – я просто не вижу смысла врать и отпираться там, где все и так очевидно. Ваш план провалился, гал Дохиил, пора это признать – где-то вы допустили ошибку.
- Мой план? - переспросил Джарин, а потом помотал головой. - Не надо мне никаких планов приписывать. Моё начальство скорее поверит в то, что тебя клингонская или ромуланская разведка заставила работать на себя, чем в то, что офицер с моей репутацией будет подстраивать убийство федеральной командующей.
Дипломат очень внимательно следил за лицом женщины, стремясь понять, воспользуется ли она предложенной версией событий.
- Будь всё так - я бы лично проследил, чтобы тебя восстановили в звании и должности.
- Ваше начальство? – переспросила Илама. – Если вы говорите о Центральном командовании, но ему проще свалить все на заговор нескольких офицеров, чем вступать в дипломатический конфликт с Федерацией. Они пожертвовали мной – пожертвуют и вами. Особенно, если случайно узнают, что за вашими плечами есть и другие преступления.
- Разумеется, я говорю о Центральном Командовании, - ответил Джарин, стараясь не показывать своего огорчения - всё-таки Илама прямо действовала против него, и это стало очевидно. - Кстати, мне интересно, о каких это преступлениях они могут "случайно" узнать? Не припоминаю за собой ничего такого.
- Как вы думаете, что скажет Центральное Командование, если узнает, что смерть офицера кардассианского флота гала Алкета Малора была не случайной? – лениво поинтересовалась Толан. – Будет ли оно так же упорно продолжать вас защищать? А что, если Центральное командование уже знает?..
Женщина старалась выглядеть спокойной и даже расслабленной, но внутри нее все похолодело. От ответа Джарина зависело слишком много.
Джарин изо всех сил старался сохранить самообладание, но именно в этот раз у него не получилось, и на лице отразилось удивление, вместо более подходящего возмущения.
- Эх, Илама-Илама, - усмехнулся офицер, отходя от поля и садясь на койку, - этот несчастный случай пытались повесить на меня уже спустя час после того злополучного эпизода... как видишь, я ещё здесь.
Как бы то ни было, отпираться теперь смысла не было - даже если федераты не подслушивают, Толан и так уже всё им рассказала. Устало размяв глаза, он снова поднял взгляд на женщину и произнёс совсем другим голосом:
- Сильно же ты меня ненавидишь. Считаешь, я это заслужил? Ты полагаешь, что меня надо устранить ценой своей свободы, а может и жизни? А твоя семья и правда ничего для тебя не значит?
- Да, я вижу, что вы здесь – в федеральной тюрьме, - качнула головой женщина. – И вы даже не представляете, как сильно я вас ненавижу после всего, что вы со мной сделали. Не волнуйтесь о моей семье – они предупреждены и смогут о себе позаботиться. Теперь речь идет только о нас. И если моя месть будет стоить мне жизни – это невысокая цена. Вы же знаете, что я ею не особо дорожу, гал Дохиил!
Хотела того Илама или нет, но Джарин никак не отреагировал на эти эмоциональные слова.
- Мы не слишком-то отличаемся друг от друга, - с каким-то неприятным безразличием заметил он, - ты тоже скрыла от меня свои истинные мотивы, воспользовалась моим доверием и вступила в сговор с более могущественными силами. Главное же отличие между нами в том, что я никогда при этом не ставил свои личные интересы выше интересов Кардассии. Можешь ли этим же похвастаться ты?
То ли вопрос не предполагал ответа, то ли Джарину просто хотелось поговорить, но он не дал женщине времени на раздумья:
- Тем не менее, справилась ты очень даже неплохо. С таким талантом и умением завоёвывать доверие ты могла бы хорошо послужить нашей Родине и очень многого добиться. Гораздо большего, чем обещал тебе я.
- У меня был хороший учитель, - хмыкнула Толан. – И вы ошибаетесь – я всегда служила интересам Кардассии. Именно Кардассии, а не той организации, на которую работаете вы. И убивать федерального коммандера, развязывать международный скандал и обвинять ромуланцев – тоже не идет на пользу Кардассии. У нас с вами разные цели, гал Дохиил!
__________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 14 Сентября 2017, 10:03:37
2 сентября, день
Тюремный блок


- Всё, что ослабляет наших врагов, идёт Кардассии только на пользу, - качнул головой Джарин. - Твоя позиция, позиция твоего дяди, позиция большинства в правительстве все последние десять лет оставляла нас на вторых ролях. Однажды мы уже заключили союз с более могущественной силой - Доминионом - и чем это для нас закончилось? Катастрофой! Нас завоевали без войны, едва не подвергли геноциду и оставили наше государство в руинах. И сколько миллиардов кардассианцев отдали свои жизни ради таких союзников?
И снова дипломат не позволил Иламе ответить, сделав лишь небольшую паузу.
- Федерация помогла нам восстановиться, это правда, но восстановиться не до конца. Им не нужна сильная Кардассия, им нужно, чтобы мы увидели "безнадёжность" самостоятельной политики, признали правильность их пути и подали заявление о членстве! Федерация - это почти борги, только ассимилируют они не внедряя нанозонды в тело, а подвергая индоктринации и захватывая разумы и сердца. И они не остановятся, пока каждый кардассианский ребёнок не будет цитировать их Конституцию, а на каждой планете Союза не станет развеваться их голубой флаг с Землёй на фоне звёзд. Не обманывай себя, говоря, что это пойдёт нам на пользу, и не уверяй меня, что ты действительно хочешь этого - я не поверю! Ты кардассианка, и наша культура, наши принципы, наши идеалы - не пустой звук для тебя, я это видел своими глазами.
- Это так, - кивнула Толан. – Но ваше стремление к лучшему будущему не оправдывает ваши методы. Убийства, заговоры, шантаж и манипуляции – таким вы видите будущее Кардассии, и ради него вы готовы убивать своих соотечественников? Гал Малор и Гевилла Русат мертвы, меня вы практически уничтожили – кто еще должен был пострадать? И теперь, когда ваш заговор раскрыт, репутации Кардассии нанесен тяжелый урон.
Неожиданно, Джарин рассмеялся.
- Ты обвиняешь меня в убийстве собственной невесты? Это тебя старик Даврас надоумил? Бедняга... ты же знаешь, что после гибели своей единственной дочери и последнего ребёнка в семье он какое-то время пил побольше тебя? С тех самых пор он не оставляет попыток меня обвинить во всех своих проблемах... и находятся же те, кто ему верит!
- Возможно, она действительно случайно съела тот десерт с орехами, - хмыкнула Илама. – Бедная девушка! Но лучше об этом расскажет тот лиссепианский торговец, который ей его продал. Едва ли он будет молчать на кардассианском допросе. Скажите, Джарин, меня бы ждала такая же судьба, что и Гевиллу?
- Ты понятия не имеешь о том, кто такая была Гевилла Русат, - печально ответил Джарин. - И ещё меньше ты знаешь о том, кем был её отец, и почему мне пришлось вмешаться в происходящее. Даврас прикрывал своими действиями незаконную торговлю кардассианским оружием, причём не дешёвым устаревшим хламом, а самыми современными образцами. Он сколотил состояние, усиливая наших соседей и различные сомнительные группировки, в том числе и на территории Союза. Мои... единомышленники наблюдали за бесплодными попытками Ордена вывести его на чистую воду, не прибегая к убийству, но тот был слишком хитёр. Пришлось вмешаться и использовать его дочь для добычи сведений. Не прошло и земного года, как все исполнители... навсегда улетели отдыхать. Их-то, надеюсь, ты не станешь записывать в невинные жертвы? Заметь, что ни с самим Даврасом, ни с Гевиллой сначала ничего плохого не случилось... не считая того, что старик истратил всё своё состояние на попытки вернуться в “бизнес”. Дурак... Разумеется, ему не удалось, и он растерял свои сбережения. А Гевилле очень сильно захотелось вернуть своего папашу-эгоиста в дело. Я препятствовал, как только мог, но всё было безнадёжно, и тогда пришлось... как видишь, всё не так однозначно. И нет, ты не такая, ты офицер и тоже любишь нашу Родину, а значит с тобой всё было бы хорошо. Разве ты не заметила, что моё отношение к тебе резко изменилось в определённый момент? Это потому, что я заметил кое-что - ты не безнадёжна и не заслуживаешь того, что было в самом начале.
- Надо же, «заслуживаю», - Илама устало опустилась на койку. – Вы воспользовались моей слабостью, вы шантажировали меня, вы угрожали и, в конце концов, заставили убить коммандера Мори. Разве не этого вы добивались – уничтожить меня, как личность, получить власть над моим телом, полностью подчинить вашей воле? У вас получилось – почти. Я уже была близка к тому, чтобы окончательно сдаться…
- Только в самом начале, - ответил Джарин, - в смысле, после суда над твоим кадетом. Потом мне уже не хотелось тебя морально уничтожать и полностью подчинять своей воле - мне хотелось тебя склонить на свою сторону и убедить в своей правоте. И я старался сделать так, чтобы всё происходящее было как можно менее неприятным для тебя. Я даже дал тебе ещё один шанс и скрыл ото всех твою попытку самоубийства, хотя мог бы просто позволить тебе умереть и найти другого исполнителя.
Дипломат лёг на койку и уставился в потолок.
- Что касается твоего тела... можно сказать, что ты - моя маленькая слабость.
- Если бы вы дали мне умереть вчера, то сегодня, возможно, не попали бы в эту камеру, - с каким-то удовольствием заметила Илама. – Вы ведь знаете, что я действительно была в вас влюблена? Вам удалось то, что не удавалось многим мужчинам последние годы, и я просто потеряла голову. Должно быть, вам это льстит, а мне вышел хороший урок, и я вам за него благодарна.
- Если бы я дал тебе умереть вчера, то был бы таким, каким ты хочешь меня видеть - бессердечным негодяем, для которого другие люди ничего не значат, - ответил Джарин в тон Иламе. - Тогда твоя совесть была бы чиста: победить злодея - это подвиг. Вот только я не злодей. Ты подставила патриота Кардассии, исполнявшего свой долг и не желающего тебе лично никакого зла. Если уж ты так хочешь гордиться собой, то хотя бы смотри правде в глаза.
Посмотрев на мгновение в сторону камеры Толан, дипломат снова перевёл взгляд на потолок и добавил:
- Кстати, когда я предлагал тебе брак, то это не подразумевало ничего из того, что последовало за судом над твоим кадетом. Мне не нужна поддакивающая и безвольная жена-домохозяйка. Это скучно.
- Тогда, возможно, вам стоило попробовать другой подход, - предложила Илама. – Без шантажа и унижений. Вы можете попробовать со своей следующей невестой, если вас не казнят. А ведь тогда, в самом начале, я даже думала о том, что у нас могло бы получиться… Я мало отличаюсь от любой кардассианской женщины, которая хочет семью и детей, хоть вы и помогли мне понять, что этот путь не для меня.
- Я уже сказал, что не ставлю личные интересы выше интересов Кардассии, - хмыкнул Джарин. - Мне надо было, чтобы ты сделала всё правильно, и для этого пришлось сделать то, что я сделал. Впрочем, ты всё равно не справилась...
Неожиданно, мужчина встал и торопливо подошёл к силовому полю, после чего заговорил быстро:
- Знаешь, наверное, это мне стоит поблагодарить тебя: я теперь не гожусь для подобных "операций". Меня вытащат, я не сомневаюсь, и тогда я смогу вернуться к обычной военной службе, завести семью, детей и больше уже никогда не притворяться. Не сразу, конечно, а когда пыль уляжется, но смогу обязательно. С чистой совестью и без каких-либо сожалений, потому что всё это делалось на благо нашей Родины, а это для любого порядочного офицера - самое важное.
- Вы так уверены, что для вас все закончится хорошо? – Толан не отрывала взгляда от точки на потолке. – Что за все ваши заговоры и убийства вам ничего не будет? Что Центральное командование захочет прикрыть ваши преступления, а не устроить показательный суд?.. И тем более что захотят иметь в своих рядах офицера с такими взглядами, как у вас?
- Я не из тех, кто легко сдаётся, Илама, - с лёгкой улыбкой, обращённой в потолок, ответил Джарин, - ещё посмотрим, кто кого. Что касасется моих взглядов, то их разделяют разные люди, в том числе и в Центральном Командовании. Я уже говорил тебе: не всем нравится пресмыкающееся перед Федерацией правительство. Далеко не всем. А что насчёт тебя? Ты думаешь, твоей семье всё и правда сойдёт с рук? Им придётся до конца жизни быть наготове, потому что кто-нибудь когда-нибудь может решить отомстить за провал этой операции и удар по интересам Кардассии. Особенно если текущий курс сохранится, и мы продолжим сближение с Федерацией.
- Я не думаю, что кому-либо из нас здесь будет легко, - усмехнулась женщина. – Но я уверена, что мой дядя сможет защитить моих родителей лучше, чем я. Он спас их во время бомбардировок джем’хадар - спасет и от вас. Что касается меня, то после убийства коммандера Мори я сомневаюсь, что меня ждет большое будущее. Пожалуй, я бы предпочла кардассианскую казнь многолетнему федеральному заключению. Возможно, это была бы двойная казнь, - мечтательно продолжила она.
- Да, а ещё, может быть, казнили бы только меня, а тебя признали бы невиновной, прямо как кадета Лайтмана, - проворчал Джарин. - Может, глядя на то, как меня ведут на казнь, ты бы поняла, что сделала неправильный выбор. Наши жизни могли быть куда счастливее, исполни ты моё поручение. Даже твоей семье было бы легче: да, твой дядя лишился бы должности, но остался бы на свободе и смог бы разбогатеть на гражданке. Как знать, я бы, возможно, даже поспособствовал этому. Что не сделаешь для родственников любимой жены. Подумай об этом на досуге.
- Но теперь ничего этого не будет. Мне жаль, что у нас ничего не получилось, но те первые два дня… Я буду их долго помнить, гал Дохиил. В приятном ключе, в отличие от всех последующих дней. А теперь, если вы не возражаете, я хотела бы поспать – ваш стимулятор уже не действует, а последние дни я практически не спала.
- Наверное, это самое нерациональное решение, которое я видел в своей жизни, - фыркнул Джарин. - Променять годы счастья и любви, почёт и достаток на воспоминания о двух днях, одиночество и федеральную тюрьму - это...
Дипломат не стал заканчивать мысль и просто отвернулся к стене, обдумывая свои дальнейшие действия.
__________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 27 Сентября 2017, 14:52:48
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, каюта Утары Рилл


Выбравшись из офиса СБ и пообщавшись с Ракаром и с Делас, Утара почувствовала острейшее желание разделиться на две независимые сущности и отправить одну в каюту, проверить почту, а вторую - уточнить всё, что можно уточнить у Планкса. Увы, это было невозможно, поэтому болианка почти бегом направилась в каюту, чтобы хотя бы бегло просмотреть письма перед разговором с лейтенант-коммандером.
Новых писем было несколько, и все они пришли в последние 20 минут. Все было спланировано - руководство проекта знало, когда Утару спросят о том, готова ли она принять на себя роль координатора, и Планкс должен был сообщить о ее решении. Судя по всему, как только он это сделал, был отправлен целый пакет писем. В одном были формы и договоры, которые Утаре нужно было подписать и отправить обратно. В другом - инструкция по получению новых паролей и кодов доступа для специальной директории руководства. Остальные шесть писем содержали ссылки на он-лайн тренинги и презентации, которые Утаре следовало пройти как можно скорее. От вулканского адмирала было даже не письмо, а скорее записка с всего несколькими словами: “Лт.коммендер Д.Планкс введет в курс дела”.
Утара невольно улыбнулась: всё это было очень по-вулкански. Никаких лишних разговоров, никаких мотивирующих речей, впрочем, сейчас на этого нечего было возразить: на задушевные беседы и мотивирующие речи всё равно не было времени. Болианка нажала на коммуникатор, вызывая Планкса и одновременно буквально сметая копии документов из компьютера в падд, и взмолилась всем небесным силам, чтобы координатор кардассианской группы был не занят.
Планкс сразу же сообщил, что он не занят, и более того - ждал вызова болианки. Он сразу же предложил прийти в каюту Утары для разговора с ней.
Болианка взодхнула с облегчением: можно было никуда не бежать, а просто сесть в кресло и подождать, взяв в репликаторе чашку чая. Тем не менее, выбрасывать из падда информацию она не стала – волнение заставляло её держить всё под рукой, чтобы при случае можно было заглянуть в «шпаргалку».
Трилл пришел достаточно быстро. Когда советник ему открыла, он вошел в каюту, огляделся по сторонам и слегка нервно потер руки.
– Так! - со слегка наигранным энтузиазмом сказал он, - У нас не так много времени. Надеюсь, госпожа Толан уже успела ввести вас в курс дела?
– Более или менее, – сказала Утара. – Мы договорились о том, что она поможет мне, чем сможет, но сможет она помочь не во всём. Как раз сегодня у неё была назначена видеовстреча с адмиралом Солоком, которая по понятным причинам не состоялась. Адмирал написал мне, что в курс дела меня введёте вы, так что, боюсь, вам от этого не отвертеться. Что ж... Мой репликатор и мои кресла в вашем распоряжении! Если уж застревать где-нибудь, то застревать с комфортом.
– Мой транспорт до Кардассии вылетает через час, - предупредил Планкс, присаживаясь на диван, - Но вы и сами назначили новое совещание с кадетами на 15:00, так что застревать тут не может ни один из вас. Давайте сперва сосредоточимся на этом совещании. Полагаю, вы захотите поговорить с вашими подопечными о последних новостях на станции. И это хорошо, - Планкс кивнул своим словам, – Однако, есть некоторые рутинные вещи, которые вы обязаны затронуть. Если вы наблюдали за предыдущими планерками, которые проводила госпожа Толан… - он слегка запнулся на этом имени, но быстро продолжил, - То вы могли заметить некоторые пункты, которые она всегда выделяет. Или должна была выделять, если следовала инструкции… а я надеюсь, что так всегда и было. Первое - это распределение по комнатам. Вам придется его изменить частично или полностью, поскольку у вас теперь есть новый участник проекта - Делас. Также некоторые кадеты из вашей группы переведены в другие локации и некоторые из них уже покинули станцию - Курш, Тар Мари, Рроу С'Нирл Хриис. Вам нужно будет уточнить у кадетов, кто еще получил приказы о переводе. После этого нужно будет распределить оставшихся по комнатам в соответствие с их профилями и характеристиками.
– Да, это одна из вещей, которую я хотела у вас уточнить, – сказала Утара, наливая себе ещё одну чашку чаю. – Простите, – добавила она, с виноватым видом показывая чашку Планксу, и пояснила: – это помогает сохранить душевное равновесие… Так вот, я хотела спросить, кто из кадетов уже покинул станцию, переводят ли из нашей группы кого-либо ещё, а также есть ли у вас в связи с этим какие-либо рекомендации? Особенно в отношении мисс Делас: девочка очень расстроена, и кажется успела нажить себе неприятности.
Планкс слегка принюхался к пару, поднимающемуся над чашкой Утары.
– А это у вас… - начал он, но быстро оборвал себя и начал отвечать на вопросы, - Насколько мне известно, сегодня станцию уже покинули кадет С'Нирл Хриис и мистер Курш - они присоединятся к третьей группе проекта. А мистер Мари теперь приписан нашей базе на Кардассии и улетит вместе со мной. О других приказах мне пока не известно. Сейчас все происходит и меняется очень быстро. Вам следует спросить у самих кадетов. А рекомендации на какую тему вы сейчас имели в виду?
– Это чай со специями. Болианский, так что вам вряд ли понравится. Но я могу реплицировать вам что-нибудь более привычное, – предложила Утара. – Видите ли, – продолжила она, возвращаясь к репликатору, – я надеялась, что вы обладаете более полной информацией на этот счёт, и окончательный план переселения можно будет составить прямо сейчас. Увы, теперь я вижу, что сегодня придётся либо обойтись полумерами, либо импровизировать прямо на совещании. Что касается мисс Делас, мне кажется, что жить одной для неё сейчас не лучший вариант. Вы хорошо её знаете, и можете сказать, права я или нет, и что действительно для неё лучше – иметь место, где можно отдохнуть от всего и от всех, или с головой окунуться в гущу событий.
– Я отправился в космос не для того, чтобы пробовать привычное, - рассмеялся Планкс, - Поэтому не отказался бы и от вашего чая, если только он не сожжет мне горло сразу. И то же касается кадета Делас. И всех остальных участников проекта, - он посерьезнел, - Привычное - это не наша цель. Вы - советник, поэтому для вас естественно думать о комфорте окружающих, но теперь у вас появилась новая роль, теперь вы стали координатором проекта “Альфа”. А проект не ставит своей целью обеспечить участникам приятную атмосферу и гладить их по шерстке. Раньше вы были более внутри этого, но теперь вы - снаружи. Они - участники эксперимента, координаторы - те, кто смотрят на них из-за непрозрачного стекла и ставит условия. Мы должны вытолкнуть их из зоны комфорта, разбить привычные паттерны поведения, заставить их переосмыслить все, что они впитали из своих культур с молоком матери и что им кажется не требующими доказательств аксиомами. Им должно быть трудно и не привычно. И расселение по комнатам служит этой цели. Прежде, чем найти общий язык с группой, каждый должен найти общий язык хотя бы с соседом по комнате. Но этого не произойдет, если соседи будут слишком похожи, принадлежать к одной культуре или одному складу характера. Там будет нечего искать, не над чем работать. Поэтому расселение должно строиться на принципе противоположностей. Мы должны селить любителя вечеринок - с тихим любителем посидеть над книгой. Кардассианца - с баджорцем. Пессимиста - с оптимистом. Понимаете, координатор Рилл? Вы должны найти кого-то, кто может быть достаточной противоположностью кадету Делас. Если для этого нужно перетряхнуть остальное распределение по комнатам, которое оставила госпожа Толан - пусть будет так. И кстати, если вы не согласны с ее вариантом распределения и вам кажутся потенциально более многообещающими другие варианты - вы вольны все изменить на свой вкус. Вы можете составить собственное распределение по комнатам с нуля.
– Вы сами напросились, – сказала Утара, подавая лейтенент-коммандеру поднос с двумя чашками, каждая из которых была налита наполовину. – Вот тут половинная порция специй. Когда попробуете, сможете решить, стоит ли пить из второй: там всё, как положено. Но только не говорите, что я вас не предупреждала!
Болианка опустилась в кресло, отпила из чашки и продолжила:
– Я поняла вас. Это как на Тексисе отбирают  лучших животных-напарников для учёных-океанологов: бросают новорождённых детёнышей в воду, и смотрят, кто из них быстрее адаптируется к подводному дыханию и новой среде. Я попробую соответствовать, хотя это будет для меня почти таким же испытанием, как для наших кадетов. Что в вашем списке числится вторым номером?
Планкс взял первую чашку и сделал глоток.
– Это… интересно, - выдавил он, - Значит, второе в моем списке - вам нужно будет разобраться с рутинными моментами, с которыми не успела госпожа Толан. Если я правильно понимаю, какое-то время назад кадеты провели голосование о том, какие презентации о культурах рас-участников группы им больше всего понравились на прошлом задании. И у вас одинаковое количество голосов набрали… кажется, три участника? Адмирал Солок успел рассмотреть эту ситуацию и дает дополнительное задание для этих трех участников. Каждый из них должен сделать еще одну презентацию, но за ограниченное количество времени. Значит, берете три голо-комнаты, одновременно запускаете троих человек, и даете им два часа. По истечению этого времени работа над презентациями заканчивается, и все остальные участники могут ознакомиться с результатами и затем снова проголосовать за наиболее понравившуюся. Общую тему для работ вы можете выбрать сами, координатор Рилл.
Когда Планкс отпил глоток чаю, Утара не смогла сдержать улыбку: пожалуй, бросаться в эксперименты стоило не без некоторой осмотрительности, и проводить в жизнь политику проекта «Альфа» - тоже. Впрочем, новость о победителях её обрадовала:
– Это замечательно, – сказала болианка, занося информацию в падд, – Я рада, что этот вопрос уже решён, и мне нравится идея экспромта. А что на счёт нового задания для всей группы?
Планкс замялся.
– До этого инцидента с глинном Толан у руководства был план… по поводу следующего задания. Для меня и моей группы он все еще остается в действии, но не знаю, что насчет вас. Судя по всему, руководство хочет немного подождать, пока вы освоитесь в новой роли, и подержать вас пока на станции. Поэтому вы должны ждать указаний и разобраться пока с рутиной.
– Если проводить этот план в жизнь преждевременно, я не стану нарушать приказы, – пожала плечами Утара, – но хотелось бы всё-таки быть в курсе дела и обдумать предполагаемую перспективу.
– У меня есть только краткое описание задания, - признался Планкс, - но звучит оно очень интересно. Там про выездной практический семинар по Первой Директиве. Ученые, живущие под прикрытием на планете с низким технологическим уровнем, должны продемонстрировать нам свою работу и методы, а мы должны забрать часть их коллекции артефактов и многолетние записи наблюдений. Это очень ответственное и сложное задание, надеюсь, мои подопечные ничего не напортят.
_____________________
с несравненным Планксом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 27 Сентября 2017, 14:53:57
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, каюта Утары Рилл


Утара с признательностью посмотрела на трилла:
– Спасибо, я действительно очень благодарна вам за откровенность. Скажите, вы готовили как-то своих подопечных к этому заданию, не рассказывая разумеется о целях подготовки, или предполагается, что они будут только импровизировать? У вас были какие-то пробные тренинги? В этой ситуации меня смущает не столько трудность задачи для кадетов, сколько возможное нарушение Первой директивы, ведь некоторые государства – участники проекта – её не признают и не учат своих людей методам её соблюдения.
– Проект дает участникам вводную информацию о Первой Директиве и планете для самостоятельного изучения, - пояснил Планкс, - Также у нас будет общая информация о культуре и внешности инопланетян, под которую мы должны будем подстроиться заранее. Но основная образовательная и практическая часть будет преподана учеными на их основной базе. Насколько я понимаю, она надежно замаскирована. Но все-таки я не могу гарантировать, что вы получите то же задание. Ведь кадеты из вашей группы уже были замешаны в чужую политику раньше… Это может быть противопоказанием для такого задания - слишком опасно. Но с другой стороны - это наоборот может показывать, что дополнительный тренинг по Первой Директиве особенно необходим. Ждите сообщений от адмирала Солока… Ах да, а пока адмирал хотел бы узнать о регате. Все были поражены ее результатом и показанным кадетами взаимодействием. Хотя это не было заданием проекта, было бы очень хорошо, чтобы команды обоих кораблей написали отчеты о происшедшем. А также необходимо узнать, как они сами считают - кто из них приложил больше всего сил к объединению и достижению такого результата? Кто сыграл решающую роль и сильнее всех показал себя? Вы можете устроить еще одно голосование. А адмирал готов подумать о том, чтобы предоставить какие-то бонусы наиболее отличившемуся кадету.
– Я предложу им написать отчёты и проголосовать, – согласилась Утара. – Интересно то, что победители последнего задания проекта активно участвовали и в регате, думаю их предыдущая победа неслучайна, она – результат их неподдельного энтузиазма и желания работать на благо проекта. – Болианка немного подумала и добавила: – Знаете, а я бы сделала голосование по нескольким номинациям, ведь вклад каждого был уникальным. В конце концов это – действительно не было заданием проекта, и формально определить лучшего не так важно, как осознать насколько важны были усилия каждого.
-Но бонус будет всего один, - предостерег Планкс, - Конечно, если все кадеты согласны отказаться от шанса его получить, то вы можете сделать голосование по номинациям.
– А вот это решение как раз будет интересно предоставить им самим! – заметила Утара, всё больше увлекаясь процессом обсуждения. – Это ведь тоже в известном смысле тест на способность взаимодействовать.
– Да, это верно, - согласился Планкс и улыбнулся, - Еще один вопрос, который следует решить: какой из двух катеров группа оставит себе и продолжит модифицировать?
– Я бы на их месте выбрала тот, который больше пострадал, – ответила на улыбку коммандера Утара, – по принципу «сами ломали, сами починим», но это ещё один вопрос, который имеет смысл поставить на обсуждение, позволив кадетам высказать собственные соображения. В конце концов это их труд, им и выбирать.
– Тогда спросите у них об этом. По моему опыту, участникам проекта понадобится какое-то время, чтобы договориться. И еще… Госпожа Толан должна была составить характеристики на всех кадетов своей группы. От нового координатора ожидается, что он сделает то же. Что вы думаете об этих молодых людях? Что вам кажется их сильными и слабыми сторонами? Вам понадобится время, чтобы разобраться со всей бюрократией, но потом адмирал Солок будет ждать ваших отчетов. И на этом у меня, пожалуй, все, - он с энтузиазмом хлопнул ладонями по своим коленям и встал с дивана, - Удачи, координатор Рилл.
– Спасибо, коммандер, и вам тоже! – ответила болианка, поднимаясь, чтобы проводить гостя. – И отдельное спасибо за то, что уделили мне время.
Утара слишком хорошо знала, что иные чиновники подходят к понятию «ввести в курс дела» формально, Планкс был не таким: разговор с ним, пусть и короткий, сделал задачу, которая казалась неподъёмной, не такой уж страшной и почти решаемой.
– Лейт-коммандер, - смущенно напомнил трилл, - Я понимаю, когда ученики пытаются сокращать для скорости или из лести, и не поправляю их, но на самом деле это всегда немного нечестно. До настоящего коммандера я еще не дорос.
– Я штатская, – напомнила Утара, – мне можно. А лейтенант-коммандер – это очень длинно, так что я вам не льщу, а просто ленюсь.
– Готовьтесь общаться с Флотом чаще, - притворно вздохнул Планкс, затем взял с подноса вторую чашку с чаем, сунул в нее палец, осторожно лизнул кончик, а затем опрокинул в себя весь напиток.
– Ухх! - он передернул плечами, но затем снова улыбнулся, - Звоните, если что.
Трилл махнул на прощанье рукой и покинул каюту Утары.
Утара помахала Планксу, не переставая безотчётно улыбаться – ей импонировали его открытость и даже некоторое мальчишество. «Ой-ой, – подумала болианка посмеиваясь и отходя от двери, – надеюсь, желудок скромного лейтенант-коммандера выдержит его отважную выходку! А то меня потом насмерть замучает совесть!»
______________________
с Планксом по-прежнему прекрасным :)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 27 Сентября 2017, 15:33:47
2 сентября, день
Ангар 13, каюта Тенека и Ракара


Когда первое совещание закончилось,Тенек несколько секунд размышлял, что сделать раньше: зайти на «Анадырь» или поговорить с Джезом Тенмой, и разговор с кардассианцем в конце концов перевесил. Не случись внезапного отсутствия гила Тенмы на регате, вулканец, возможно, отложил бы этот разговор до вечера, но к совпадениям Тенек относился с некоторым предубеждениям, предпочитая им закономерности, и это совпадение заставило его поторопиться. Когда все начали расходиться, он догнал кардассианца на выходе и заговорил с ним:
– Мистер Тенма, у вас есть время для разговора?
Тенма легко обернулся на зов, лишь с сожалением проводив взглядом вышедшего раньше из ангара Освальда Макдауэлла.
– Да, мистер Тенек, в чем дело? - кардассианец внимательно вгляделся в лицо стажера Тенека и слегка нахмурился, затем вздохнул, - Вы хотите в прямой манере выразить свое “фи” по поводу моего отсутствия на регате? Скажете, что я предал друзей? Что ж, ну по крайней мере я позаботился о том, чтобы прикрыть свое отсутствие заменой, так что все в порядке.
– Нет, – возразил вулканец, – у меня нет никакого права осуждать вас за форс-мажорные обстоятельства, я хотел бы обсудить другую проблему и лучше всего конфиденциально.
– Хорошо, - слегка удивленно пожал плечами кардассианец, - Тогда можете сами выбрать достаточно конфиденциальное на ваш взгляд место.
Тенек быстро прикинул, что визит в лазарет может снова вызвать ненужные вопросы, и предложил:
– Ваша каюта, если мистер Крим не собирается туда возвращаться в ближайшее время.
– Моя каюта… - Тенма внезапно задумался и почесал переносицу, - Но я не контролирую перемещения мистер Крима и он не отчитывается мне о своих планах, поэтому как я могу знать, вернется он туда или нет? Как насчет вашей собственной каюты, мистер Тенек?
Тенек не ожидал, что разговор споткнётся на такой мелочи, и поискал взглядом Ракара, чтобы попросить его предоставить каюту для разговора с Тенмой. Ракар разговаривал с Делас. Ромуланцы прошли по коридору мимо каюты Тенека и Ракара, должно быть они собирались посвятить перерыв прогулке по станции.
– Похоже, мистер Ракар не собирается сейчас идти в каюту, – сказал вулканец. – Идёмте.
Ангар, который был отдан кадетам проекта “Альфа” под конференц-зал находился недалеко от кают, которые они занимали. Поэтому Тенек и Тенма быстро дошли до двери каюты вулканца и ромуланца.
Оказавшись внутри, Тенек не забыл заблокировать дверь и едва не забыл предложить гостю сесть, поскольку и здесь привычные ему правила вежливости отличались от общепринятых. К счастью он вовремя вспомнил о том, что при общении с инопланетянами полагается предлагать им даже то, чего они могут и не желать или что с лёгкостью могут сделать по собственному почину, поэтому он на всякий случай сказал:
– Вы можете сесть, где вам удобно.
Сам вулканец сел на ближайший стул.
– Ваша проблема займет столько времени, что мне стоит устраиваться поудобнее? - беззлобно усмехнулся Тенма, - Ну, хорошо. Умеете же вы нагнать саспенса.
Он прошел дальше в каюту, взял стул от одного компьютерного терминала и непринужденно уселся на него верхом, сложив руки на спинке.
– Я просто не хочу, чтобы нам помешали, – сказал Тенек. После слов Джеза он вспомнил, как совсем недавно Ракар, явившийся к нему в каюту для разговора, тоже запер дверь. Может быть, это и называлось «нагнать саспенса»? Пожалуй, стоило уточнить это у ромуланца.
– Недавно мы с вами говорили о вашей детской болезни, – напомнил он Тенме. – Я понял, что вы не ориентируетесь в этом вопросе и обратился за уточнением к доктору Глессину, однако он отказался что-либо мне объяснять. Мне пришлось принять это как данность и надеяться, что при необходимости вы сумеете вовремя обратиться ко мне или сотрудникам лазарета, однако после этого случился инцидент со стимуляторами и все мы сдали образцы крови на проверку. Ваш образец показал нетипичный результат. Не угрожающий вашей жизни напрямую, но нетипичный, и то, что вы не ориентируетесь в ситуации, теперь вызывает у меня определённую озабоченность. В то же время у меня сложилось впечатление, что ваш отец и доктор Глессин не стремятся предоставить вам эту информацию, а в данной ситуации привилегия давать разъяснения принадлежит именно вашему отцу. Таким образом, я вижу два способа действовать: если вы уже получили всю необходимую информацию, и именно с этим связано ваше отсутствие на регате, я спрошу вас, как вы собираетесь с этой информацией поступить, и буду действовать в соответствии с вашими пожеланиями; если же вы до сих пор остаётесь в неведении, я буду просить у вас разрешения поговорить с вашим отцом в вашем присутствии и объяснить ему, почему ввести вас в курс дела действительно необходимо.
– Подождите-подождите! - Тенма потряс головой и выставил вперед ладонь, будто защищаясь от потока слов Тенека, - Я ничего не понимаю. Что значит “нетипичный результат, не угрожающий жизни напрямую”? То есть потенциально моей жизни угроза все-таки есть? Вы нашли признаки моей детской болезни, так? Значит, вы согласны с доктором Глессином, и я должен согласиться на его лечение? Ну, хорошо, я сейчас же пойду и скажу ему об этом. Раз уж два врача объединились, должно быть, они правы.
– Нет, повторяю: доктор Глессин отказался это со мной обсуждать. В резкой форме, – поспешил развеять недоразумение Тенек. – И я не имею представления о том, что он вам предлагал, помимо того, что вы уже делали раньше. Также само по себе ваше состояние не несёт угрозы для вашей жизни, угроза для жизни может возникнуть, только если лечащий вас человек не учтёт этот фактор и воспользуется противопоказанным вам препаратом. И если бы вы не были кардассианцем, на этом я мог бы остановиться в перечислении возможных проблем, однако в вашем случае это может оказать влияние на вашу будущую карьеру и семейную жизнь.
После упоминания доктора Глессина вулканец вспомнил о том, что видел его накануне. Доктор был на станции. Судя по словам Джеза, доктор приезжал именно для того, чтобы с ним поговорить.
– Я видел вчера доктора Глессина. Мельком, – задумчиво сказал Тенек. – Он приезжал к вам? Что именно он вам сказал о вашем состоянии, и какое лечение предложил?
– Я не спрашивал, - Тенма слегка отвернулся, так что стажер Тенек увидел его профиль, голос кардассианца звучал слегка угрюмо, - Для меня это не важно. Я привык верить врачам, и если доктор Глессин говорит, что что-то необходимо - я слушаюсь его без лишних вопросов. То есть слушался… раньше. Но теперь что-то подсказывает мне, что доктор не до конца честен со мной. И мой отец тоже, если уж на то пошло. Я сильно поссорился с ними обоими по этой причине… В первый раз в жизни.
Гил помолчал, а потом в упор посмотрел на Тенека.
– Но ведь вы тоже что-то обо мне знаете. Что-то о противопоказанных лекарствах, вы сказали. Что-то, что может повлиять на мою карьеру и семейную жизнь… - гил задумался, - Скажите, у меня… аллергия?
– Нет, – сказал Тенек немного озадаченно. Вся эта ситуация была для него совершенно дикой, и он чувствовал себя так, словно пробирается по хрупкому соляному панцирю над глубоким грязевым озером. – Мистер Тенма, – сказал он, чуть подумав, – я безусловно расскажу вам всё, как есть, хотя бы потому что вы – вменяемый совершеннолетний представитель своей расы и имеете право быть в курсе дела. В то же время мне не хотелось бы проявить неуважение к вашему отцу и стать причиной раздора между ним и вами. Поэтому если возможно вызвать его прямо сейчас и поговорить в его присутствии, я предпочёл бы этот вариант. Если же по каким-то причинам это невозможно, или если вы против того, чтобы ваш отец присутствовал при нашем разговоре, мне придётся изложить проблему только вам одному.
– Вы не станете причиной раздора, - заверил Тенма, - Потому что он уже существует. Как вы же сами заметили, я - вменяемый совершеннолетний представитель своей расы. Информация о моем здоровье должна принадлежать мне, а не моему отцу. Точно так же как и я - не вещь, которая принадлежит галу Тенме. Поэтому просто выкладывайте все как есть.
Тенек очень сомневался в том, что после его слов отношения в семье Тенма не ухудшатся, но воля пациента в данном случае была законом. Отец Джеза обладал привилегией сообщить сыну о его происхождении, но эта привилегия была и обязанностью. Эту обязанность гал Тенма не выполнил, и оставалось только гадать как отнесётся к этому его взрослый сын. Даже вулканцам было бы сложно принять мысль о том, что родитель не посвятил их в их же личные и крайне важные дела, а уж реакция эмоциональных казалась ему и вовсе непредсказуемой.
– Я сожалею, что вам приходится узнать это от меня, – сказал стажёр. – Вот, посмотрите данные, которые я скопировал из вашего теста, они свидетельствуют о том, что один из ваших родителей – баджорец. Если вас не усыновили, и гал Тенма является вашим биологическим отцом, следует вывод, что ваша мать была баджоркой.
Тенма нахмурился и слегка закусил губу. Затем протянул руку Тенеку и сказал:
– Давайте ваши данные.
Тенек отдал кардассианцу падд.
– Вы можете спрашивать, если что-то требует разъяснений.
Тенма взял падд и вчитался в данные. Затем немного прокрутил вниз.
– Хмммм… угу… угууу…
Несколько секунд кардассианец издавал заинтересованные звуки, а затем спросил.
– И как же это удавалось скрывать столько времени?
– Ваши данные на первый взгляд похожи на результат перенесённой операции с использованием донорских тканей баджорца, – пояснил Тенек, – тем не менее, при углублённом исследовании врач может установить истину.
– Но как же все эти модные сканеры, трикодеры, транспортеры? - Тенма повертел в воздухе рукой, - Они же должны были меня как-то просканировать.
– Техника не всесильна, – покачал головой Тенек. – При использовании транспортера можно отфильтровать угрожающие здоровью микроорганизмы, но сам по себе транспортер предназначен для других целей и не является диагностическим оборудованием. Впрочем, я – врач, а не инженер, и вряд ли смогу рассказать вам об этом компетентно. Что касается медицинской техники, то портативное полевое оборудование не обладает достаточным спектром возможностей, а все серьёзные обследования с использованием стационарного оборудования вы вероятно до самого последнего времени проходили у доктора Глессина. Это так?
__________________________
с Джезом Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Сентября 2017, 15:34:10
2 сентября, день
Ангар 13, каюта Тенека и Ракара

-На все-то у вас есть ответ, - иронично заметил Тенма, а потом рассмеялся, - Я думал, вулканцы не умеют шутить и устраивать розыгрыши. Это вас Освальд подговорил? Может, он где-то тут прячется? А, вроде нет. Но проживание с ним в одной комнате сказалось на вас, мистер Тенек. Это было очень смешно, но конечно же я ни на секунду на самом деле не поверил. Мой вам совет: в следующий раз придумайте что-то более вероятное, во что человек действительно может поверить. Да, юмор требует практики, но когда-нибудь и у вас получится, - покровительственным тоном добавил Тенма, вставая со стула, - Пойдемте в ангар и расскажем всем, какую забавную штуку вы придумали. Я даже могу сделать вид, что сперва правда повелся на это.
Тенек не двинулся с места. Ему было почти невозможно представить, какие чувства переживал сейчас Джез Тенма, но он смутно догадывался, что они весьма далеки от гармонии.
– Вулканцы не умеют шутить, – сказал он серьёзно, – и никогда не шутят таким вещами. В особенности – врачи.
-Вы потрясающий! - потряс головой Тенма, - Даже после того, как вас раскрыли, продолжаете сохранять идеальный покер-фейс. Но еще один мой вам совет: если шутку раскрыли - она закончена, нет смысла продолжать ее дальше. Надо уметь вовремя остановиться, мистер Тенек. Иначе это становится не смешно, а глупо.
– Если это шутка, вероятно – да, – возразил Тенек, – а если это правда, вам придётся снова и снова пытаться донести эту правду до собеседника. Я мог бы продолжить приводить вам доказательства, но если вы решили не верить, в этом нет смысла.
Вулканец встал, подошёл к двери и нажал на сенсорную панель, снимая блокировку.
– Если хотите, можете прервать наш разговор прямо сейчас, – сказал он, поворачиваясь к собеседнику, – когда будете готовы продолжить, я буду в вашем распоряжении.
 -Да, я не думаю, что есть смысл продолжать эту шараду… - начал Тенма, направляясь к двери, но затем остановился, - Но мне кажется странным другое из того, что вы сейчас сказали. Вы говорите, что нет смысла предоставлять доказательства тому, кто вам не верит. Но доказательства - это же инструменты, которые вы используете для того, чтобы вам как раз поверили. Значит, если вам кто-то не верит - вы должны представить доказательство. Если оно не сработало - тогда другое доказательство. Потом третье. И так пока вам не поверят. Если вам этот результат, конечно, важен. А заваливать доказательствами того, кто вам уже поверил и согласен с вами - вот это как раз бессмысленно. Потому что ваша цель достигнута, вам уже верят, и вы можете двигаться дальше.
– Вот здесь, – Тенек указал на падд, который всё ещё оставался в руках кардассианца, – я представил вам необходимые и достаточные доказательства, изложенные понятным неспециалисту языком. Вы назвали их подложными. Я могу предложить вам пройти полное обследование в лазарете, где я буду комментировать каждую пробу и каждый объект на экране, но кто помешает вам сказать, что я лгу, пользуясь тем, что вы несведущи в медицине? Чтобы убедить вас, можно, разумеется, собрать консилиум врачей, но если вы не захотите верить, кто помешает вам сказать, что это – заговор Федерации против вашего отца и вашей семьи?.. Если однажды вы принесёте мне важную информацию, добытую методами военных, я не смогу проверить ни её, ни надёжность ваших методов, поскольку сам я в этом абсолютно несведущ. Мне придётся просто решить, доверяю ли я вашей компетентности и вашей порядочности. Как и вам сейчас.
-Эй-эй, полегче, мистер Тенек! - на лице Тенмы появилось удивленное выражение, - Я не называл вашу информацию подложной… Это очень сильное слово и я его не говорил. Ох, неужели это прозвучало так, будто я обвинил вас во лжи? Я сделал вам… неприятно?
– Нет, – сказал Тенек, – я не испытываю негативных эмоций. Тем не менее предполагать, что я способен шутить подобными вещами, ничем не лучше, чем обвинить меня во лжи. Если бы я мог развлекаться подобным образом, мне бы следовало отказаться от звания врача.
-Значит, вы не шутите? - еще раз недоверчиво спросил Тенма.
– Не шучу, – подтвердил стажёр.
-В таком случае, кто-то сделал ошибку, - заявил гил и почти не глядя всучил падд обратно медику, - То, что здесь написано - невозможно. Я - кардассианец. И моя мать была кардассианкой, я знаю это точно. Я - офицер вооруженных сил Союза и будущий политик, и не потерплю ни ошибок, ни лжи, ни шуток на этот счет. Прошу меня простить, мистер Тенек.
Деревянной походкой гил вышел из каюты и направился по коридору. Почти в дверях он столкнулся с Ракаром и Делас, но совершенно не обратил на них внимания.
Тенек проводил его взглядом и, положив падд в карман, вернулся к своему столу в каюте. Возможно, это он сам не сумел найти нужные слова, а может быть Джезу Тенме просто нужно время, чтобы свыкнуться с полученной информацией и принять правду. В любом случае, если Тенма не придёт к нему по прошествии достаточного для осмысления времени, Тенеку придётся снова инициировать разговор самому: следовало предупредить кардассианца о многих подводных камнях, которых ему придётся избегать и хотя бы об основных вещах, которые могут поставить под угрозу его жизнь или разоблачить его.
Ромуланцы шли по коридору в молчании. Ракар пребывал вопреки собственному обыкновению в странном состоянии полного отсутствия мыслей. Он видел только направление и смутный образ Квинтилии, но ни одна мысль не формулировалась, перед ним была только дорога. Когда почти подошли к каюте, Ракар вскинул голову. Джез Тенма прошел мимо него и Делас совершенно не обратив никакого внимания. Ракар развернулся и посмотрел в его удаляющуюся спину. Затем, мельком взглянув на Делас, открыл уже закрывшуюся дверь и пропустил девушку вперед, заходя за ней сразу следом.
- Тенек, пока Делас не назначили каюту, я разрешил ей воспользоваться нашим душем и оставить здесь на время вещи. Надеюсь, вы не против. Делас, душ там, - Ракар указал рукой на небольшую дверь в дальнем углу каюты, - а что это с Джезом? Он вышел отсюда, как мне показалось, сильно расстроенным.
Нам самом деле, расстроенный кардассианец в их с Тенеком каюте, и приватный разговор Тенека и Джеза – это было как минимум … интересно.
– Вы же знаете, у мистера Тенмы проблемы, – пожал плечами Тенек, словно напоминая, о том что кардассианец отсутствовал на регате. – Разумеется, я не против, – добавил он, мельком взглянув на Делас.
- Спасибо, - сказал ромуланец, в ответ на то, что Тенек не против временного расположения Делас. - Да, знаю, а здесь он что делал? К его проблемам вы имеете отношение?
Ромуланец снова начинал допрос, на этот раз ещё и в присутствии ромуланки, к которой Тенек не испытывал избыточного доверия. Это вулканцу совсем не понравилось.
– О проблемах мистера Тенмы вам лучше расспрашивать самого мистера Тенму, – порекомендовал Ракару стажёр.
Ракар чуть склонил голову набок, глядя на Тенека. Впрочем, ничего другого от Тенека он и не ожидал, но сам факт - эти двое, не замеченные в частом общении друг с другом – обсуждали здесь нечто личное. С высокой вероятностью они обсуждали какие-то медицинские дела. С очень высокой вероятностью, хотя могло быть и другое. Тенма отказался говорить вчерашним утром, может быть позже будет немного иначе. А может быть Тенек станет более сговорчивым, если они останутся один на один. Так или иначе, Ракар хотел знать, в чем дело. Но не обязательно прямо сейчас.
- Хорошо, - не стал дальше спрашивать Ракар. Он поставил вещи Делас, забранные из камеры хранения, возле шкафа, и сел в кресло. В любом случае, он не хотел оставлять здесь Делас без присмотра, потому что она уже показала себя во всей красе.
- Ты мне не говорил, что он тут тоже будет, - Делас недовольно зыркнула в сторону вулканца. - Напоминаю, о чем мы договаривались: если кто-то из вас залезет в мои вещи, я об этом узнаю!
С этими словами она вскинула голову и направилась в сторону ванной, по дороге расстегивая свой китель.
- Он здесь живет, - Ракар поднял взгляд на Делас, не успев еще уткнуться в падд, -  где же ему еще быть? Нет нужды напоминать, твои вещи в безопасности.
При этом Ракар подумал о том, что это очень хорошо, что Тенек здесь. Хорошо бы он и не уходил пока никуда. Одновременно, нужно было знать, о чем они говорили с Тенмой, и еще хотелось остаться одному и в тишине. Слишком противоречиво, и ромуланец не знал как из этого выбраться. Ничего лучше Ракар не нашел, кроме как с извиняющимся выражением улыбнуться Тенеку и действительно уткнуться в падд. Ему нужно было писать подробный отчет домой.
Словно желая усугубить страдания Ракара, Тенек флегматично прокомментировал:
– Я воздержался от просьбы не обыскивать мои вещи, хотя у меня для этого было больше оснований. Теперь мне кажется разумным попросить вас обеспечить их безопасность, поскольку как раз сейчас я ухожу, – как и Делас Тенек обращался только к Ракару.
- Все будет нормально, Тенек, - с каменным лицом, не поднимая глаз от падда, но мягко сказал Ракар.
______________
С Тенеком, Тенмой и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Сентября 2017, 16:02:07
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, около ангара 13.

Идя по коридору на очередной сбор в ангаре 13, Ракар увидел Освальда. Кадет Звездного флота шел впереди, и ромуланец видел только его спину. Множество событий вчерашнего дня были слишком ярки в памяти, и пока все кадеты не собрались вместе, ромуланец решил прояснить еще один вопрос. Тот самый момент, от которого зависела судьба проекта. Тот самый момент, который вчера между ним и землянином остался нерешенным.
Ракар ускорил шаг, догоняя землянина.
- Освальд, - сказал улан, поравнявшись с кадетом, - пока есть время до начала, уделите пару минут?
Землянин пожал плечами и кивнул:
- Да, конечно, что такое, Ракар?
- Я про вчерашнее, - сказал Ракар, остановившись. – Для начала я хочу извиниться, что не обсудил идею отказа от приза с вашей командой. И вы не принимали ее эту идею до самого нашего … гм, выступления на Променаде. Но вы в итоге не опровергли это, и это отлично. Скажите, это потому что вы приняли эту версию и согласились с ней, или есть другая причина?
Освальд резко остановился и посмотрел на ромуланца.
- Извинение принято. Спорить я не стал исключительно из-за проекта, потому что мы в тот момент должны были продемонстрировать единство. И я очень рад, что мы проиграли, потому что скажите вы что-то подобное на нашем награждении - мы бы не смолчали, и вся округа увидела бы, что проект и правда давно пора разогнать.
Кадет замолчал на минуту, пока мимо них проходило несколько человек - не надо было посторонних посвящать в разлад внутри команды. Как только стало посвободнее, он продолжил:
- Идею вашей команды я не принимаю и считаю абсурдной. Это же упущенная возможность! Даже удивительно, что это говорю я, а не Хена, которая, вообще-то, в вашей команде! На те деньги можно было бы сделать что-то на благо проекта и для сближения наших народов. Можете не соглашаться, но спорить об этом я не хочу - приза всё равно нет, и теперь уже нет смысла это обсуждать. А вот тот факт, что вы открыто сказали так, будто мы все с вашим предложением согласны - это подстава. Я ни за что не поверю, будто бы вы не предвидели, что мне придётся заткнуться и всё стерпеть ради общего дела. Это плевок в лицо всей нашей команде, а заодно и удар по проекту, потому что теперь половина участников ещё раз увидела, что ромуланцам нельзя доверять.
На самом деле Ракар не ожидал такой речи от Освальда, он еще вчера заметил, что что-то не так. Но его сосредоточенность на личном не дала ему задуматься над этим всем вовремя. Ромуланец прищурился и чуть выше поднял голову, заложив руки за спину, глядя на Освальда. Однако Ракар ответил не сразу, сначала ему потребовалось, чтобы весь смысл слов Освальда досконально, дословно, по капле дошел до его сознания. Некоторое время Ракар внимательно рассматривал кадета, и на его ромуланском лице было видно, как старательно он давит в себе то, что пока не могло быть высказано.
- Значит нельзя доверять, да? Так почему же вы, Освальд, не опровергли мои слова, стоя тогда на Променаде? Почему вы не сказали, ромуланец не прав, а наша команда считала по-другому и хотела другого? Что вас остановило?
- Потому что проект надо сохранить, - недовольно ответил Освальд, - в него слишком много вложено, чтобы вот так взять и всё угробить. А работать вместе мы можем и без доверия. Что касается меня лично, я пока не готов применять эту оценку ко всем ромуланцам вообще.
- Вот! Вот, Освальд. Правильный ответ. Проект надо сохранить! – Ракар расцепил руки и чуть не принялся жестикулировать, но удержался. – Вот именно! И никто из вас не подумал об этом заранее! Разве не было очевидно сразу, что наш маневр приведет к снятию нас с дистанции? И даже Хена, которую вы только что упомянули, задолго до старта была смущена некоторой нечестностью нашего этого маневра по отношению к участию в регате. И единственная моя ошибка состоит в том, что я заранее не обсудил все это с вашей командой. Но просто представьте на минуту, что было бы, если бы мы заявили – "мы хотели победить". Разве вы не слышали толпу? Я вам скажу, что было бы – руководство, узнав как мы нечестно, а кроме того – достаточно непродуманно - работаем – усомнилось бы в смысле вообще нашего взаимодействия. А убийство вашего коммандера – довершило бы дело. Проект спасло только то, что решение о нем принято было до убийства. И скажите мне ровно одну вещь, Освальд, должен ли я после всего этого верить вам? Потому что с моей точки зрения – нечестно поступили именно вы. Вы решили обмануть весь квадрант! Всех участников на соревновании! Вы решили подставить и меня, как вашего соучастника перед всей этой толпой и командованием, которая скандировала "не честно"? Могу ли я вам верить? – Под конец своих слов Ракар уже был слишком эмоционален, хотя продолжал говорить все еще тихо.
- Ракар, вы и правда так думаете, или же это просто попытка заставить меня оправдываться? - недоумённо спросил Освальд. - Ладно, будь по-вашему, объясню. Вы же присутствовали на всех обсуждениях от начала и до конца, Акрита предложила этот манёвр в качестве завершающего штриха в самом конце, если мы будем идти нос к носу на финишной прямой, он не был обязательным, и мы предполагали, что одна из команд может победить честно. Мы почти победили, надо сказать, и без манёвра. Приди мы первыми - вы бы тоже обвиняли нас в нечестной игре и публично утверждали, что мы все согласились отдать приз второй команде? А теперь скажите, где именно мы вас подставить пытались?

Ракар глубоко вздохнул, пригнул голову, отвел взгляд, необходимо было успокоиться, чтобы продолжить.
- Дело в том, Освальд, - теперь Ракар говорил уже спокойно, глядя на кадета, - что победи одна из наших команд обычным образом, как это и положено делать на соревнованиях такого рода, никаких вопросов бы не было. Но в тот момент, когда я узнал про маневр – я понял для себя, что наше выступление на регате будет посвящено другому, а именно – проекту и демонстрации нашего взаимодействия. И я был этим вдохновлен. Мы совместными усилиями должны были прийти первыми, один из наших кораблей, но претендовать на приз при осуществлении маневра – уже было нельзя. Этот маневр применим в любой другой ситуации, только не в соревновании. Это любая боевая ситуация, любая ситуация иного рода, но не для победы в соревновании. Я думал, вы это понимаете, я считал, что вы также используете это лишь для доказательства наших возможностей и способность что-то делать вместе. Так вышло, что ситуация вышла из под контроля, о том, что мы можем сделать, узнала другая группа. И они посчитали наши действия нечестными. Отсюда весь их саботаж в нашу сторону. И я на самом деле понимаю теперь, почему они это сделали. "Уравнять шансы", вот одна из их формулировок. Но ведь мы работали для другого… Я так считал. Мне было несколько удивительно и разочаровывающе, что вчера вы не поддержали эту точку зрения. Я осознал, что уже применив маневр, вы все еще рассчитывали на приз в регате, на эти деньги, которые на самом деле ничего не значат в отношениях народов. Я попытался вас убедить и неуспешно. И поэтому я задаю вопросы сейчас, чтобы все это прояснить, а не заставить оправдываться. Я хочу знать, что вы думаете на самом деле и чем руководствуетесь в своих решениях. Это очень важно для будущего. Тогда, до регаты, вечером, мы собрались нашей командой и обсуждали этот вопрос. Мы пришли к решению, что отказ от приза – честный вариант, потому что мы делаем наш полет с другими целями. И там, вчера, на втором этаже Променада фактически я говорил только за свою команду. А вот если бы я оказался вовлечен в добычу приза всеми эти не спортивными способами, исключительно с целью победить – это и была подстава. Вот так я вижу эту ситуацию, Освальд. Конечно, вы можете не верить мне больше, ведь я не могу предоставить ни одного доказательства о своем видении, кроме слов свидетелей из моей команды.
________________
с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Сентября 2017, 16:02:42
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, около ангара 13.

- Мы все решили принять участие в регате ради проекта, - возразил Освальд. - Мы хотели показать, что проект работает, а заодно выставить его в хорошем свете, и победа этому только поспособствовала бы, неужели вы этого не понимаете? А теперь представьте себе, что всё прошло гладко, обе команды оказались на финишной прямой примерно в одно время, других конкурентов поблизости нет, что дальше? Мы применили манёвр, чтобы показать себя, а дальше? Представьте, что две наши команды заняли первые места. Эта победа тоже была бы нечестной? Мы бы тоже должны были отдать приз тем, кто шёл за нами? Вы бы тоже об этом заявили открыто и от лица всех, хотя кроме вашей команды об этом никто не знал? И вообще, чем отказ от приза в пользу другой команды лучше, например, установки памятника в честь проекта или его абстрактных идеалов, вроде совместной работы и преодоления различий?
- Гипотетическая ситуация, Освальд, - снова прищурился Ракар, - одна из возможных. Но в реальности произошло иначе. Мы действительно показали, что проект работает, мы выставили его в нужном свете, мы пришли первыми, именно первыми, но не для победы в соревновании. В тот момент, когда мы применили маневр – мы все должны были уже понимать, что не денежный приз должен являться нашим призом, а продолжение проекта, в результате наших действий, направленных только на его поддержание.  Вы правда считаете, Освальд, что в текущей нашей итоговой ситуации – все еще следовало претендовать на приз в регате и победу в регате? Вы считаете возможным именно так побеждать в соревновании?
- Это не простая гипотетическая ситуация, - возразил землянин, - это та ситуация, для которой манёвр был изначально предназначен! И я хочу понять, стали бы вы в такой ситуации требовать от нас отказа от приза? А ещё вы не ответили мне, чем же отказ от приза в пользу другой команды лучше для проекта, чем использование приза для его - проекта - прославления? Или, например, почему не благотворительность? Почему надо отдавать приз другой команде, а не нуждающимся? Или на Ромуле не принято помогать тем, кого постигла беда? А про текущую ситуацию я уже ответил: приняв во внимание ваш поступок, я полностью удовлетворён тем, что мы не победили.
Ракар усмехнулся, но уже как то грустно.
- Если бы вопрос стоял кто из нас двоих победит, "Анадырь" или "Амазонка", если бы мы оба опережали всех остальных без всяких дополнительных средств – в этой ситуации я бы не отказался от приза. Но снова повторяю – в реальности все произошло иначе. Вы пришли первыми только в результате маневра. А это значит, у нас осталась для всех остальных зрителей только одно действие – демонстрация взаимодействия. Чем лучше отказ от приза в этом случае – тем, что это действие является честным. Исчезающее малая вероятность того, что наш маневр в реальной ситуации был бы принят как нормальное действие. Не путайте, прошу вас, то, что могло бы быть и то, что случилось в реальности. Так вот, то, что случилось в реальности – не может быть победой в регате. Хотя вполне представляю себе возможно вдохновляющее вас действие нечестного отъема денег для того, чтобы раздать их бедным и нуждающимся. Только в нашем с вами случае от этого действия немного неприятно пахнет. Надеюсь, "Поющие льды" пустят деньги на благотворительность, как те, которые действительно заслужили победу.
Ракар снова глубоко вздохнул.
- Мне жаль, что я не обсудил все заранее с вами. Факт – между нами слишком мало разницы, каждый из нас преследует свои цели, иногда не чураясь никаких средств. Но я рад, что узнал, что все федераты разные в сути своей.
- Думаю, мы все поняли, как важно обсуждать всё, включая детали, - немного спокойнее ответил Освальд, - надеюсь, в будущем мы так и будем поступать.
Было похоже, что разговор закончен, и кадет направился было в сторону ангара, но потом развернулся и снова посмотрел на ромуланца.
- Да, вот ещё что. Вы тут упрекнули нас в попытке обмануть чуть ли не всю Галактику. Допустим даже, что мы и правда такие негодяи, хотя я бы с этим ещё поспорил, как и остальные, уверен, но чем ваши слова о том, что мы все договорились отдать приз пришедшими за нами, лучше? Вы сказали это в речи о наших общих планах и не уточнили, что говорили только о своей команде. Если бы к нам прицепился кто-нибудь типа Кристаль, эта деталь тут же стала бы известной, и мы бы опозорились на всю Федерацию. Нам повезло, что этого не произошло, потому что такая манипуляция в прямом эфире могла бы означать конец проекта.
Ракар смотрел на уходящего Освальда и понимал, до какой степени слишком многое происходит только в его голове, до какой степени он предался иллюзиям о реальности. Но реальности было наплевать на его иллюзии, реальность не собиралась меняться, она была только такой, какая есть. И он был самым настоящим веруулом, то есть обычным дураком, решившись в собственные иллюзии поверить. Он был дураком и в прочих своих действиях, основанных на неверной оценке той же самой реальности. Хуже всего было то, что, вероятно, он профнепригоден, если не сделает выводов из всего этого. И один из выводов он сделал - никому нельзя верить, особенно себе, пока не получил доказательств собственных предположений.
- Да, я не уточнил, - кивнул ромуланец, - как не уточнил многого другого, заблуждаясь во многом. Но и вы должны помнить, Освальд, что ваше желание победить в регате, основываясь на нечестных методах - прославило бы проект так, что его уже не было бы. Мы все заблуждались в мотивах друг друга и все наломали дров, но в свете всего этого, похоже, из обвинителя Фениксов я превращаюсь в их адвоката. Если это все еще актуально. И наше с вами взаимное недоверие я принимаю как непреложную данность. Похоже, в том что проект все еще существует - нам действительно невероятно повезло.
- Ракар... - Освальд повторил любимый жест Самриты в аналогичных ситуациях - закатил глаза, - я хотел победить вообще без манёвра или хотя бы с манёвром на финишной прямой, когда победа и так была бы нашей, причём, победить я хотел именно ради проекта, а не ради собственной славы или ещё чего-то. Для меня лично приз вообще ничего не значит - на Земле материальные ценности давно перестали быть смыслом жизни. Мне хотелось сделать что-то такое, что увековечит память о нашей группе, и победа вместе с красивым использованием призового фонда для этого подошла бы куда лучше, чем просто яркое выступление с манёвром и пафосными речами. Впрочем... как говорят на Земле, после драки кулаками не машут. Давайте уже закроем тему приза - это теперь в прошлом, и мы всё интересующее выяснили.
- Хорошо, - снова кивнул ромуланец, - здесь я вам верю. Закроем, действительно. Это закончилось. - И Ракар тоже пошел в ангар.
_______________
совместно с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 03 Октября 2017, 11:17:27
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Квинтилия Перим быстро воспользовалась двухчасовым перерывом и вернулась на свое место в ангаре, отданном под конференц-зал для проекта “Альфа”. Там ее и нашел Тенек за некоторое время до совещания, назначенного Утарой Рилл.
То, что они оба пришли раньше назначенного было очень удачно: Тенек собирался вызвать мисс Перим по связи до или после собрания (в зависимости от её планов), теперь же можно было решить все вопросы без усложнения алгоритма. Стажёр подсел к девушке и предложил:
– Если не возражаете, давайте назначим время для нашего ближайшего занятия и уточним детали.
– Какое именно занятие вы имеете в виду? - спросила Квинтилия.
– По заданию мистера Планкса, – напомнил Тенек. – Если помните, мы начали обсуждать его во время вынужденной задержки на Бэйджоре.
 Понимания в глазах Квинтилии не прибавилось.
– Вы имеете в виду подготовку к экзамену по медицинской помощи или психологические практики? Я поняла, что у вас два направления работы, и не знаю, о котором вы говорите сейчас.
– Об обоих, – объяснил стажёр. – Ваши трудности с оказанием доврачебной помощи – результат фобии, поэтому наши занятия будут построены в первую очередь на её преодолении, а применение ваших медицинских навыков будет проверкой того, насколько успешно вам удаётся с ней справиться. Так что на каждом занятии мы будем посвящать время и тому, и другому.
– Я поняла, - ответила девушка, - Тогда можете назначить любое время, которое вам удобно, мистер Тенек.
– Вы тоже участник этих занятий, – возразил вулканец, – и ваше удобство тоже имеет значение. Если у вас уже есть планы на ближайшие два дня, нам не следует их нарушать.
– Сегодня вечером у меня тренировка с мистером Ракаром, - ответила трилл, - В остальном мое расписание свободно. В данный момент я не кадет Академии и освобождена от всех дистанционных занятий, которые иначе могли бы быть.
– Тогда давайте зарезервируем завтрашний вечер, через час после занятий проекта, – предложил Тенек и поинтересовался: – А вы действительно хотели бы использовать для преодоления фобии медитацию?
– Хорошо, - ответила Квинтилия, - Завтрашний вечер. Я не знаю, что такое медитация, поэтому не могу ее предпочитать или не предпочитать. Вы - медицинский специалист, поэтому я оставлю выбор способа на ваше усмотрение.
– Я объясню, что это, – пообещал стажёр, – тогда вы сможете решить, хотите ли вы это попробовать. Если позволите, я хотел бы задать вам один вопрос, по смежной теме. Мистер Планкс также упоминал, что помимо проблемы с применением на практике навыков первой помощи у вас были проблемы с инженерными работами. Эти две проблемы как-то связаны между собой, или между ними на ваш взгляд нет никакой связи?
– Я думала об этом, - ответила девушка, - Полагаю, успех в этих двух дисциплинах зависит не только от теории, но и от работы руками, а я не самый практический человек на свете.
– Простите за слишком личный вопрос, – осторожно начал стажёр, – но в случае с техникой вы не испытываете никакого страха? Речь идёт только об отсутствии привычки к работе руками или о страхе тоже?
– Какую, например, технику вы имеете в виду? - уточнила девушка.
Тенек покачал головой, как бы признавая отсутствие у него достаточной информации:
– Я не знаю, это как раз то, что можете подсказать только вы сами. Мистер Планкс упомянул пробелы в инженерном курсе Академии Звёздного флота, как я понимаю, той её части, которую изучают на вашем отделении… впрочем, вы сами слышали его слова. Я спрашиваю вас об этом вот по какой причине: если какие-либо объекты, с которыми вы имели дело, вызывали не только неуверенность в своих силах, но и страх, между двумя разными на первый взгляд фобиями может обнаружиться связь. Например, страх перед травмами (своими или чужими) может превращаться в страх перед предметами, которые могут травмировать вас или ваших товарищей: электричество, осколки панелей, плазмопроводы – таких объектов на кораблях и станциях Звёздного флота достаточно много.
– Я не знаю, - ответила Квинтилия, - Если бы вы уточнили конкретно, есть ли у меня фобия транспортера или боюсь ли я пользоваться репликатором - я бы смогла ответить, что этого нет.
– Тогда будем считать мой вопрос преждевременным, – завершил тему фобий Тенек, – если что-то подобное у вас действительно есть, вы рано или поздно отследите это, и, уверен, ваш инструктор по инженерному делу сумеет вам помочь. Я также буду в вашем распоряжении, если окажется, что требуется моя помощь.
-Хорошо, - согласилась Квинтилия.
___________________
с Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 03 Октября 2017, 11:20:51
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Минут за десять до начала собрания Акрита тоже пришла в ангар и заняла одно из свободных мест. Вид у нее был немного растерянный, да и внутренне она ощущала себя примерно так же. Случившееся на станции определенно не казалось таким простым, как выглядело, но она боялась строить какие-либо предположения. Сейчас и без того хватало взаимных подозрений.
Не зная на что потратить печальные два часа между собраниями, андорианка выбрала самое, наверное, примитивное - она забралась в кабину "Анадыря" и принялась подробно изучать логи полета, отмечая параметры работы дополненной реальности, отклик на голосовые команды, чувствительность настроек и возможные сбои. Как и ожидалось, система была еще далека от совершенства. Акрита провела подробный анализ, по миллисекундам восстановив события после прохождения последней контрольной точки. Сейчас она уделяла больше внимания техническим вещам, которые в реальном полете, на пике напряжения и ответственности, не успевала даже заметить. И вместе с тем она как будто заново переживала события, ставшие для нее такими важными… тогда. И куда менее важными - теперь.
Когда поставленный заранее сигнал таймера сообщил о том, что пора идти, Акрита переписала себе на падд оставшиеся файлы системы и погасила консоль. Непривычно тихий "Анадырь" почему-то напомнил ей ночь перед стартом, когда Артур оставил ее стеречь катер. Если бы они знали, что одни только сутки могут настолько изменить все…

***
Идя за Освальдом, уже почти пересекая вход в ангар, Ракар вдруг понял, что еще кое-что забыл. И, резко развернувшись, пошел обратно по коридору, решив встретить Делас до того, как она придет на сбор.
Ждать Ракару пришлось долго: Делас очевидно не собиралась приходить первой, и за это время мимо ромуланца прошло большинство кадетов, в том числе и Самрита Баккер, которая уверенно проследовала на своё место, даже не взглянув на Ракара. Наконец, когда почти все кадеты уже собрались, в коридоре показалась и Делас. Она вжала голову в плечи и всем своим видом показывала, что хочет прошмыгнуть в зал как можно незаметнее. Однако, едва завидев Ракара, она тут же расправила плечи и широко ему улыбнулась.
- Пойдём? - она кивнула на дверь ангара.
Ракар смотрел на проходящих мимо кадетов и начинал испытывать нетерпение. Пора было уже идти. Он знал, что Квинтилия уже на месте, он должен был быть там, несмотря на все. Сидеть рядом. Странное ощущение, потому что одновременно он стоял тут не просто так, а по делу, и не будь его, возможно, он тоже решил был прийти на совещание одним из самых последних.
Ракар попытался ответить на улыбку, но у него вышло криво.
- Понимаю, - вместо согласия отправиться в ангар сказал он, - новая группа, которая, как ты считаешь, тебя ненавидит. Прийти надо почти к самому началу, после всех. Чтобы у них не было времени свободно и долго, без определенной цели кидать на тебя взгляды. Я оценил, Делас, тот твой взгляд, когда Планкс тебя представил. Ты сильная. Это правильно. Но прежде чем мы пойдем, я скажу тебе кое-что. Две вещи. Первое – так вышло, что из твоего обвинителя по событиям на регате я стал твоим адвокатом. Я буду защищать тебя и твое решение, объяснять это решение и эти мотивы группе. Но это не должно тебя расхолаживать, понимаешь?
- Я рассказала Планксу, и он смог простить. Надеюсь, ваш новый координатор тоже сможет, ну или ей будет не до того, после того, как предыдущий координатор убил федерального коммандера, - фыркнула Делас. - А остальные... Это не так важно! Мне просто нужна моя лаборатория и дело, которым я смогу заниматься, а они меня не интересуют, - она кивнула на дверь, но что-то в ее голосе говорило, что это не совсем так. - И я сама смогу себя защитить, если они будут нападать. Спасибо, Ракар, я ценю твою поддержку, но я взрослая девочка, и должна уметь отвечать сама.
В этот раз улыбка у Ракара получилась более естественной.
- На самом деле, остальные – это важно. Дипломатическая миссия, дипломатическое задание. Нас двое от Империи, – и на этом Ракар стал говорить тише, - второе, Делас. У нас есть принцип – нет необходимости делать то, на что нет необходимости. Мы с ними сейчас не находимся в формальном противостоянии. Диверсии, интриги, подставы, разного рода операции – это всегда необходимость. Просто так, без причины, они не делаются. Здесь, на проекте, нет причины этого делать. Здесь мы должны показать себя иначе. Несмотря на то, что большая часть из них нам не верит, и мы не верим большей их части – в наших силах что-то изменить, чтобы укрепить хрупкое равновесие. Поэтому мы будем интересоваться ими, в том числе и потому что нам просто интересно. Я вижу как тебе неподдельно интересно.
Ракар отвел взгляд.
- После планерки, и после того, как я схожу в службу безопасности, мы расскажем Утаре Рилл о событиях на регате вдвоем. Если она, конечно, не узнает этого до.
- Я сама расскажу, - решительно произнесла Делас. - Если ты хочешь дать свои показания против меня, тебя ничего не остановит, как и остальных. Но за себя и свою команду говорить буду я. И нет, я не собираюсь тут никому ничего делать, - скривилась ромуланка. - Мы же типа одна команда теперь. Сотрудничество и все такое. Скорее уж они начнут мстить или просто устроят бойкот мне и моим исследованиям. Но тогда я попрошу о переводе обратно на Кардассию, вот и все.
Ракар усмехнулся, а затем коснулся плеча Делас.
- Ну, это мы посмотрим. Однако, я думаю, бойкота не случится. Хорошо, будь по-твоему, - кивнул он. – Теперь пойдем. Пора.
Делас благодарно кивнула и прошла в ангар вслед за Ракаром.

***

Пройдя в ангар, Ракар быстрым уверенным шагом направился к месту, где сидели Квинтилия и Тенек. Достигнув места назначения, ромуланец сел справа от девушки трилла, оперся на спинку стула и сказал:
- Квинтилия, для тренировки все готово, сегодня в 20:00. Это займет два или два с половиной часа. И еще, я хочу позвать на тренировку некоторых других кадетов. Как минимум потому, что хочу показать занятия по ромуланской системе и для остальных. Не возражаете?
-А ромуланская система тренировок - это не секретно? - спросила Квинтилия.
Ракар в полоборота развернулся к Квинтилии, и уперся подбородком в согнутую в локте руку, опираясь таким образом на спинку стула. С интересом посмотрел на девушку и улыбнулся.
- В оригинале, конечно, есть части, разгласив которые я стал бы предателем. Я не стал ставить их в сюжет, они ни к чему там. А в самом занятии на выносливость нет ничего секретного.
-Понятно, - ответила Квинтилия, - И я не возражаю в ответ на ваш вопрос.
Ракар следил за мельчайшими оттенками в речи Квинтилии, за интонацией, за мимикой, ловил каждый жест и каждое движение мышц. Он задался вопросом, почему она спросила о секретности тренировки. Это был интерес? Попытка предупредить его ошибку? Любопытство? С какими эмоциями она ждала эту тренировку? Это была осознанная необходимость, повинность, которую следует нести, или ей было интересно? Ракар не знал, не смог понять по ее голосу. Но он видел, что свой собственный текущий статус она переживает достойно. Хотя, с другой стороны, наверняка, убийство коммандера координатором было шокирующим. Поэтому, это накладывалось. Ромуланец опустил голову и спросил вулканца, сидящего следом за Перим:
- Мистер Тенек, вы сможете сегодня прийти к 20:00 в голокомнаты и поучаствовать с нами?
– Да, и это было бы очень кстати, – отозвался вулканец. – С самого прибытия я тренировался по минимальной программе, так что ваше приглашение принимается с признательностью.
- Отлично, спасибо, Тенек, - Ракар поднялся со стула. – В таком случае – сегодня в 20:00 у голокомнат, в спортивной форме одежды.
Произнеся это, Ракар обошел стол, подошел к Самрите Баккер сзади, положил руку на спинку ее стула и сказал:
- Самрита, у тебя на сегодняшний вечер запланировано что-нибудь?
Когда Ракар подошёл к противоположной стороне стола, Самрита была увлечена беседой с Хеной, и, судя по их лицам, обсуждали они что-то серьезное. Но Ракар успел уловить только последнюю фразу: "...уже пора подравнять челку, а то в глаза лезет..."
_________________
+ Акрита,  Делас, Квинтилия, Тенек, Самрита


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 03 Октября 2017, 11:23:01
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


- Что? - Самрита вздрогнула и резко развернулась на своем месте. - Что такое? - напряженно спросила она. - Я не планировала заниматься катерами вечером, если ты это хотел узнать.
Вообще, если услышать обрывок разговора двух людей, то можно о многом понять. Особенно, если застать момент перехода от настоящего разговора, к безликой болтовне, чтобы скрыть суть беседы и представить все так, будто говорили о другом. Ракар такой целью не задавался в настоящий момент. Но внутренне усмехнулся - женщины всегда женщины. И почему они все время вздрагивают при его приближении?
- Я не про катер, Сэм, - как ни в чем не бывало сказал Ракар, - у нас в 20:00 тренировка на выносливость в голокомнатах, с Квинтилией, и Тенеком, и я тебя тоже приглашаю. Придешь?
- Меня? Почему? - Самрита казалась совершенно сбитой с толку. - Вы с Тенеком куда сильнее меня из-за расовых особенностей, а Перим имеет спортивное прошлое, вы трое явно в лучшей физической форме... Или ты хочешь, чтобы твоя Квинтилия чувствовала себя более уверенно на моем фоне? - догадалась Самрита.
Ракар отвел взгляд на секунду.
- Не моя Квинтилия, просто Квинтилия. – И тут Ракар собрался и продолжил говорить с улыбкой, и даже чуть более весело, - да и не в том дело, что Тенек физически сильнее всех нас, и даже меня. Такого типа тренировки полезны для всех, и … некоторые вещи сближают, когда делаешь их вместе. Люди становятся одной командой, учатся прикрывать друг другу спину, выживать вместе. Я зову тебя потому, что нам нужно лучше узнать друг друга, общаясь больше чем обычно. Кроме того, это одна из оригинальных тренировок для ромуланских военных, я хочу поделиться этим способом и с остальными.
Про то, что присутствие Самриты на тренировке с Квинтилией будет отвечать и другим целям для Квинтилии, Ракар решил сейчас не озвучивать, рассказав только об одной части. Той, в которой он хотел с Самритой Баккер исправить то, что у них не заладилось.
- Хочешь узнать меня лучше – научись уважать мое мнение, - сощурилась Самрита. – Вчера тебе на него было плевать! Пока я думаю, что эти тренировки будут для меня скорее унизительны, поскольку я покажу худший результат, чем вы все.
Теперь Ракару пришлось глубоко вздохнуть и посмотреть в потолок ангара, как недавно это сделал Освальд. Ромуланец покачал головой и с доброй улыбкой посмотрел на Самриту.
- Я потрясен увиденным, и услышанным, Сэм. Неужели тебе доставляет удовольствие ругаться со мной? – Ракар быстро посмотрел по сторонам, здесь сидело уже много кадетов, не хотелось бы ему начинать заново тот разговор, который был с Освальдом в коридоре, тем более, что некоторые факты не нужно было афишировать. Особенно тот факт, что после исполнения маневра группа "Анадыря" все еще рассчитывала на приз в регате.
- Или мне следует вообще ни с чем к тебе не обращаться? – сказал он до предела понизив голос, - только это очень плохо будет отвечать целям проекта. Не знаю, где именно я по твоим словам вчера опять плевал на твое мнение, скажу лишь только, что тренировка на выносливость не может быть унизительной. Это тренировка для всех. Не зависимо от того, спортсмен ты или нет, сильная ты или нет, это развивает тело, учит преодолевать и справляться вопреки всему. Ты такой же будущий офицер Звездного флота как и другие ваши, и мое намерение – поделиться с тобой в том числе ромуланскими способами. Нет никакого унижения, есть желание что-то делать вместе. Вот и все. Какое твое решение? Придешь или нет?
- А вот ты подумай, где вчера ты проигнорировал то, что мы тебе сказали очень четко и однозначно, - Самрита тоже перешла на угрожающий шепот. – И мне удивительно, что теперь ты хочешь «что-то сделать вместе» и ведешь себя так, будто ничего не случилось. Что касается твоей тренировки – я еще не решила и должна подумать. Пока я не уверена, что мне она принесет что-то, кроме ваших насмешек.
Ракар, все еще держась за спинку стула Самриты, наклонился к ней и зашептал:
- Да, я примерно понял о чем речь, спроси Освальда, но и с тобой потом лично могу обсудить. Все это очень интересно, особенно трактовка этого вашего мнения. Вы ведь тоже ведете себя так, будто все хорошо и так должно быть. Но сейчас для этого нет времени, скоро планерка начнется. Насчет тренировки – это не просто некая безликость, где каждый должен показать какой-то результат. Это сюжет, реальная жизненная ситуация, требующая от каждого полной отдачи всех сил, ситуация, в которой никто ни над кем не смеется, и даже не думает, потому что цель – всем выжить. Всем до одного, и никого не бросить. Ты подозреваешь насмешки – их не будет. Но ты не узнаешь, так это или нет, пока не проверишь. Только проверить можно, и узнать это. Рискни, может быть ты будешь приятно удивлена. Я буду ждать тебя и рассчитывать на тебя. В 20:00 в спортивной форме у голокомнат. Будет хорошо, если ты придешь.
Глаза Самриты сверкнули гневом, и она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но в последний момент сдержалась и закусила губу.
- Я все поняла, - прошипела она сквозь зубы и резко отвернулась. К чему именно относились ее слова, было непонятно.
Ромуланец дослушал Самриту и выпрямился, тяжело выдохнул. Сложно было с некоторыми федератами, да, по большому счету – со всеми федератами. Никто не обещал, что будет легко, и Ракар принялся гасить в себе новую вспышку негодования. Мельком глянул на сидящих справа, сначала там сидела М'Кота, потом Акрита, потом Артур. М'Коту и Артура Ракар решил не трогать, подошел к Акрите, так, как и с Самритой – положил ладонь на спинку ее стула, чуть склонил голову.
- Акрита, вас я тоже приглашаю на вечернюю тренировку, в восемь вечера, вы придете?
- Да, с удовольствием, - с готовностью обернулась андорианка. Она уже давно прислушивалась к обсуждению тренировки, понимая, что для нее самой что-то подобное было бы очень кстати. - Если не появится заданий проекта на это время, непременно приду.
Ракар улыбнулся андорианке и коротко кивнул.
- Отлично. Форма одежды – спортивная. Будем ждать.
И ромуланец пошел обратно к своему месту.

М’Кота слушала разговор Самриты и Ракара, вспоминая все самые образные и красочные выражения родного языка, но наученная горьким опытом не вмешивалась: на хватало ещё чтобы Самрита снова ударилась в слёзы и надулась на весь мир. Когда Ракар отошёл к Акрите, она повернулась к сидящей слева Самрите и сказала:
– Знаешь, ты совершаешь большую ошибку. Ты всё время хочешь, чтобы другие люди считались с тобой, проявляли понимание, были внимательными, делали добрую сотню шагов тебе навстречу... но я не вижу хотя бы одного маленького шага, хотя бы одной попытки проявить понимание с твоей стороны. Ты хочешь, чтобы тебя считали сильной, и одновременно требуешь, чтобы с тобой обращались как с... ну, вот как тысячу раз склеенной стеклянной вазой тысячелетней давности! Так не бывает! Хочешь, чтобы...
Договорить М’Кота не успела: в тот момент когда хронометры дружно показали 15:00 в конференц-зал группы «Альфа» вошла советник Рилл и прошла к своему всегдашнему месту возле края экрана. Болианка окинула аудиторию красноречивым взглядом и показала на время: совещание началось.
Самрита шокированно посмотрела на М’Коту, но ответить не успела – советник Рилл зашла в зал, и Самрита только пониже наклонилась над своим столом, отвернувшись от клингонки и пряча лицо за волосами.
__________
С Ракаром, М'Котой и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 06 Октября 2017, 16:18:18
2 сентября 2384 г.
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Оказавшись снова лицом к лицу с кадетами, Утара окинула взглядом сидящих за столом – все? не все? То ли от усталости, то ли от нервозности она никак не могла это сообразить и понять, кого именно не хватает.
– Давайте начнём, – негромко обратилась она к собравшимся.
Ромуланец окинул взглядом исподлобья ангар. Кроме троих, уже покинувших станцию, кадетов отсутствовал и Джез Тенма. И уже как то само собой стало, что он, ромуланец, давно перестал быть просто наблюдателем. Ракар поверх головы Квинтилии глянул на Тенека. Что такого сказал ему вулканец, что именно за семейные проблемы и какое ко всему этому отношение имеет Тенек? Ничего ведь нельзя сделать и ничем помочь в неизвестности. Но как минимум Тенма опоздал на собрание.
- Подождите, мэм, - Ракар поднял руку и сам поднялся, - нет Джеза Тенмы. Разрешите его вызвать?
– Простите, – несколько неловко улыбнулась Утара, в душе ругая себя: мобилизовалась она для энергичной работы! О, да, так мобилизовалась… – Благодарю вас, конечно вызовите.
Ракар внезапно понял, что на самом деле вот так в центре внимания, посередине ангара, одному, о чем-то просить под прицелом 13-ти пар глаз, или не глаз, но чужих ощущений и размышлений, о нем, о том, что он лезет не туда, возможно множества этих всех единичных раздражений и неодобрений - ему не очень хорошо. Он в первый раз почувствовал такое. Кажется, сейчас звать Тенму должен был не он, кто-то другой. Но вышло так, что он это делает. И он делает это потому, что это нужно не просто для всех, не просто потому, что они команда или должны такой быть, а почему-то оттого, что это ему тоже нужно. Не для политики, ни для чего иного такого, просто потому, что так должно быть.
Ромуланец сел обратно на свой стул и нажал на дельту.
- Ракар Джезу Тенме. Вы где, Джез? Совещание началось, мы ждем вас.
Ответа не последовало.
Ромуланец нахмурился. Ещё вчера он промедлил и не настоял ни на чем, и убили коммандера станции. Что будет, если он и дальше станет просто плыть по течению?
- Компьютер, где находится гил Тенма?
В ответ компьютер назвал номер коридора, находящегося где-то на Жилом кольце.
Освальд, до этого просто следивший за происходящим, на этот раз не стал молчать.
- Далековато. Он раньше так не опаздывал. Чует моё сердце, что что-то точно случилось... как будто уже произошедшего нам мало.
Про себя кадет добавил, что в уже случившемся тоже фигурировал кардассианец, и кончилось всё очень и очень плохо.
- Кто-нибудь что-нибудь знает? - землянин осмотрел своих коллег со странной смесью надежды и недовольства на лице.
- Кто-то наверняка точно знает в чем дело, - сказал Ракар, глядя на Освальда, имея в виду Тенека, но к Тенеку Ракар не обратился и не посмотрел на него. Улан поднялся.
- А пока, я думаю, что нельзя начать без Джеза. Я схожу за ним, это может быть важно. Возможно, именно так нужно поступить, потому что мы один экипаж, - эти слова ромуланец произнес немного неуверенно и глухо. - Координатор Рилл, мы можем отойти ненадолго в жилое кольцо?
- Координатор, может быть, вам лучше самой его вызвать? – предложила Самрита Баккер, принципиально не глядя на Ракара. – Все же теперь вы руководите группой, вы должны приказать ему явиться на собрание, а он должен вас послушать.
Сама она волевым усилием прогнала навязчивые мысли о том, что видела и слышала до регаты – во-первых, это было не ее дело, и во-вторых… это все еще было не ее дело. Самрита и так часто лезла в чужие дела, и когда-то пора было заканчивать. Например, сейчас, когда ей самой больше всего хотелось, чтобы в ее жизнь не вмешивались и ее не трогали.
- Я могу сходить с тобой! – тем временем быстро ответила Делас Ракару, всем своим видом проявляя готовность подскочить в любую минуту. А потом не удержалась и посмотрела прямо на Тенека, чуть склонив голову и приподняв брови: - Если только кто-нибудь и правда чего-то не знает…
Тенек ответил ромуланке абсолютно невозмутимым взглядом:
– Я не знаю ни одной причины, по которой мистер Тенма мог бы не явиться на брифинг, – сообщил он, нимало не покривив душой: с его точки зрения то, что он сообщил Джезу ни в коем случае не было причиной для прогула… или для каких-либо ещё радикальных мер.

Утара тем временем кивнула Самрите: она и сама собиралась вызывать кардассианца, ведь тот, кто по каким-то причинам не ответил коллеге, должен всё-таки ответить начальнику.
– Координатор Рилл вызывает гила Тенму, – болианка сознательно обратилась к нему по связи самым официальным образом.
Ответа на последовало.
– Учитывая последние события, я считаю возможным запросить экстренную телепортацию, – сообщила кадетам Утара. – Те, кого я назову, отправятся со мной, остальные должны ждать здесь и никуда не расходиться. Если по каким-то причинам мы не сможем продолжать совещание, я об этом сообщу, до тех пор совещание всего лишь ненадолго откладывается, – с этими словами болианка сделала новый вызов:
– Рилл вызывает ОПС. Запрашиваю экстренную телепортацию в указанные координаты. Пять человек по сигналу коммуникатора: Рилл, Макдауэлл, Ракар, Делас, Тенек.
Утара сознательно назвала тех, кому особенно не сиделось на месте, за исключением разве что Тенека: вулканца она назвала из-за его профессии и ещё из-за того, что он судя по всему что-то знал.
Артур молча взирал на все происходящее. Ему нравилось, что команда проекта не оставляет просто так товарища, у которого что-то происходит и произошло снова. Но сначала убийство коммандера станции, а потом и тот факт, что с Джезом Тенмой он так и не перемолвился за всю историю более чем  двумя парами слов, не то что расхолаживало его. Он понимал, что вряд ли его собственное участие там нужно. Там должны участвовать те, кто его лучше знает. И навряд ли кардассианцу нужна сейчас толпа.
 
Ракар коротко и одобрительно кивнул Делас, хоть и понимал, что ее мотивы лишь частично связаны непосредственно с кардассианцем. А потом перевел взгляд на Квинтилию. Немного времени тому назад, если бы он все не бросил, и не пошел за Акритой и Тенеком в ее каюту, все могло кончиться куда хуже, чем кончилось. Но Джез Тенма ни в чем таком вообще не мог быть замешан. Что за медицинская ситуация, связывающая Тенека и кардассианского гила случилась обсужденной между ними час тому назад? Что именно заставило жизнерадостного, ответственного и принципиального кардассианского солдата вести себя не обычно, будто он рвал связи, имеющие отношение к проекту, и при чем тут его проблемы с собственной семьей? Ракар и близко не мог приблизиться к ответам, и, услышав об экстеренной телепортации, вновь испытал неясный страх перед федератами, который заставил его отшатнуться от стола. Однако, ромуланец остановил себя, приготовившись ждать реакции ОПС на запрос координатора.
-Пожалуйста, назовите ваш личный авторизационный код, - раздался голос оператора командного центра.
– Участникам и руководителям проекта «Альфа» не предоставлено идентификационных кодов, – напомнила болианка. – Мы не можем связаться с одним из участников проекта, кардассианцем, и просим переместить нас к нему. Учитывая совершённое на станции преступление, и то, что по обвинению в убийстве арестована кардассианка, он мог стать жертвой агрессии. Если окажется, что ситуация в компетенции службы безопасности, мы немедленно её вызовем, если это окажется ложная тревога… я готова написать объяснительную записку и понести взыскание.
-Ваш запрос будет передан в Службу Безопасности станции сразу же, - сообщил оператор, - Запрос на экстренную телепортацию не может быть выполнен. Экстренная телепортация на территории станции ДС9 доступна авторизованным офицерам с кодами доступа лейтенант-коммандера и выше.
Осознав, что телепортации не будет, ромуланец сказал:
-  Делас, извини, не думаю, что там нужна толпа. Освальд, - улан посмотрел на землянина, - пойдем с тобой, если хочешь. – И пошел обходить стол к выходу. – Ничего страшного, мэм, - сказал улан уже Утаре Рилл, - мы быстро.
– Спасибо, сэр, – сказала Утара, с трудом переведя дыхание и отключила связь.
Итак, руководитель подразделения проекта не мог телепортироваться к пропавшему участнику даже после нижайшей просьбы, адресованной ОПС. Даже под расписку и личную ответственность. Даже учитывая, что группа должна была не самым порой безопасным образом работать на станции весь ближайший год. Что ж, правила есть правила. Болианка уже собиралась предложить названным кадетам отправиться пешком, как Ракар отдал все распоряжения и направился к выходу, даже не спросив у неё разрешения. Глаза болианки округлились. Если отказ от ОПС вписывался в её концепцию мира, то такое поведение кадета - нет. Ну, разве что ромуланец считал её до такой степени никчёмной, что с ней не имело смысла даже советоваться.
– Мистер Ракар, вы ничего не забыли? – вежливо поинтересовалась она.
Ромуланец остановился и посмотрел на Утару Рилл, сначала с оттенком непонимания, а потом сопоставил.
- Прошу прощения, мэм. Я так понял, что вы уже фактически разрешили. Извините. Можно пойти по указанном координатам, найти и привести гила Тенму?
– Разрешаю пойти всем мной названным, – ответила Утара, подчёркивая голосом каждое слово, – Если мистер Тенма стал жертвой толпы, двоих может оказаться мало и могут понадобиться врачи. Я последую за вами… медленнее. Здесь за старшего останется мистер Лайтман, когда ситуация прояснится, я свяжусь с ним.
Утара выбрала старшим Лайтмана, из чисто психологических соображений: она более или менее представляла себе уровень самоуничижения, на котором находился кадет после суда, ему было необходимо почувствовать себя равным среди равных. И если для социализации Квинтилии Планксом была разработана целая программа, то Артур пока был большей частью предоставлен самому себе и имел все шансы стать добровольным, но оттого не менее страдающим аутсайдером.
Ракар коротко кивнул координатору-советнику, кинул взгляд на Освальда, оглянулся назад на остальных и вышел за дверь.
____________
С Утарой Рилл и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 06 Октября 2017, 16:19:11
2 сентября 2384 г.
Стыковочное кольцо, Ангар 13

- Есть, мэм, - ответил Артур со своего места.
Делас быстрым шагом вышла вслед за ромуланцем, точно спешила поскорее сбежать из группы, и этот поход был для нее настоящим освобождением.
Освальд молча кивнул и тоже направился к выходу из ангара.
Когда четверо кадетов вышли, Утара сказала им вслед:
– Только не рвитесь геройствовать! Если всё окажется совсем плохо, вызывайте СБ.
Бежать так же быстро как кадеты болианка не могла, поэтому просто последовала за ними быстрым шагом.
- Тенек, содержание вашего разговора с Тенмой в каюте, после которого он вышел как не в себе, все еще является секретной информацией, которую вы не хотите разглашать? – спокойно спросил ромуланец, когда уже изрядно отошли от ангара.
– Вчера после регаты мисс Делас тоже вышла после разговора с вами как не в себе. Хотите мне об этом рассказать? Или хотите обнародовать наш с вами разговор сегодня утром?
- Нет, - громко встряла Делас, напряженно поглядывая на Ракара. – Личные темы, все понятно. Больше никаких вопросов! Еще раз упомянете наш вчерашний разговор, я вам что-нибудь в чай подсыплю, - с милой улыбкой закончила она, обращаясь к Тенеку.
Ромуланец воззрился на Тенека с жестким оттенком, нахмурившись, потом точно такой же взгляд перевел на Делас, но ничего не ответил, никому.
– Нисколько в этом не сомневаюсь, – как всегда безэмоционально отозвался вулканец.

***

Когда все вышли, М’Кота пару минут сидела, как и все, с праздном ожидании, потом вспомнила о прерванном разговоре с Самритой и повернулась к ней. Секунду клингонка колебалась: стоит ли продолжать? Самрита ведь ей прямо сказала, что они не подруги, так стоит ли соваться со своей помощью? Но ведь порядочный человек никогда не лишит помощи товарища, даже если в личных отношениях они не друзья, и М’Кота решилась:
– Так вот, что я хотела сказать… – тут она спохватилась, что земные девушки ужасно страдают от избыточной прямоты и видят в ней что-то обидное и пояснила: – Я совсем не хочу тебя обидеть, но если ты хочешь, чтобы люди к тебе переменились, нужно хоть немного перемениться к ним самой. А если не хочешь меняться, принимай их тоже такими, как они есть. И если хочешь, чтобы тебя считали сильной, не требуй для себя особого отношения. Нельзя ведь что-то получить, совершенно ничем не поступившись!
Самрита, и так всем своим видом показывающая, насколько сильно она не хочет ни с кем общаться, скрипнула зубами и нехотя подняла взгляд на клингонку.
- Почему ты постоянно ко мне придираешься и комментируешь каждое мое слово? - устало поинтересовалась она. - Я уже поняла, что тебе не нравлюсь, но почему ты просто не можешь держать это при себе?
Артур сидел достаточно далеко и потому встал, подошел и остановился между М'Котой и Самритой.
- Сэм, ты нравишься, потому М'Кота и комментирует, пытаясь достичь некоторого … попытки понять, что ли. Ромуланец, кстати, нас с М'Котой на свою тренировку не позвал, а тебя позвал. Хотя, мне бы тоже было интересно посмотреть, что там будет. Но увы. Что вообще между вами случилось, я так и не понял? – Лайтман старался говорить тихо.
- Вот это меня и удивляет, - хмыкнула Самрита. - Зачем он меня позвал? Чего он хочет этим добиться? А что произошло... Если говорить кратко, то он выдал мнение части группы за мнение всей группы, хотя мы отчётливо дали понять, что с этим не согласны. Не слишком красиво, не находишь?
- Нахожу, - кивнул Артур, - но ты же знаешь, Сэм, ромуланцы – это чуждый разум. А еще… еще суть в том, что он соврал, но видимо, соврал во спасение. Это конечно плохо, но не однозначно, как минимум.
Лайтман вздохнул, и сложил руки на груди.
- Еще и Акриту позвал. Думаешь, это с умыслом?
- И к Акрите, и к Квинтилии, и к Тенеку он хорошо относится, - пожала плечами Самрита, поглядывая на андорианку и трилла. - А вот что я делаю в этом списке…
- Постойте, - Акрита развернулась к товарищам. – Наверное, я что-то не поняла… Какое мнение группы он пытался исказить, когда?
Андорианке сейчас трудно было отвлечься от мыслей о произошедшем убийстве, а теперь и о новых неприятностях проекта, поэтому воспоминания о регате вовсе отошли на дальний план.
- Неважно, - скривилась Самрита. - Спроси лучше Ракара, он тебе свою, более правильную версию предоставит, а я больше не хочу об этом вспоминать - это в прошлом.
М’Кота возвела глаза к потолку, потом снова посмотрела на Самриту.
– Ты мне нравишься, – раздельно и чётко произнесла она, – и именно поэтому мне напрочь выносит мозг, когда я вижу как ты публично унижаешь парня, который подошёл к тебе с совершенно нормальным разговором. Пусть он сто раз виноват, хотя по-честному Освальд и тот же Тенек были виноваты ничуть не меньше, но ладно, пусть даже только он кругом виноват, всё равно есть вещи, которые нельзя делать даже с виноватыми.
- Хорошо, - подозрительно легко согласилась Самрита. – Ракар во всем прав и не справился бы с такой страшной мной без твоей защиты, а я кругом виновата. Теперь ты оставишь меня в покое?
– Да, – сказала М’Кота после долгой паузы, – я оставлю тебя в покое и перестану биться башкой об стенку, «мы же не подруги». Можешь продолжать отталкивать людей и портить самой себе жизнь, если тебе так нравится. Но если вдруг тебе всё-таки станет от этого некомфортно, попробуй поговорить об этом со своими подругами, – клингонка повела головой от Хены к Жантарин, – если они твои настоящие друзья, они тоже не станут тебе врать.
М’Кота могла сказать, что именно ужасного было в словах Самриты. Она могла сказать, что если бы кто-то обиженный на Самриту стал намекать на её чувства к Освальду и зло высмеивать их у всех на слуху, это было бы жестоко и недостойно, и сама Самрита, окажись она на месте Ракара, наверняка испытала бы обиду и боль, и даже может быть заплакала бы. Как же вышло, что она смогла поступить так с другим?
М’Кота могла сказать это, но не сказала. Потому что если бы сделала это сейчас, при всех, то поступила бы с Самритой и Ракаром ничуть не лучше, чем перед началом совещания поступила сама Самрита.
Самрита опустила голову еще ниже, пряча взгляд и кусая губы.
- Эй, эй, - Артур примирительно поднял руки ладонями вперед, в сторону М'КОты и Самриты, - ну не ругайтесь же, я вас прошу. Сэм, ты просто нервничаешь, это понятно. М'Кота, а ты заводишься, не нужно так делать. Мы союзники, не стоит спускать друг на друга всех собак и говорить друг другу то, о чем потом пожалеете. Конечно, плохо получилось, но не только от того, что он сделал. Даже не смотря на то, что он ромуланец, другой, чужой разум, не как наш, но суть в том, что он вывернулся, вероятно ложью, вероятно придумал прямо на ходу свою версию, с которой выступил. Мы можем воспринять это лично, обидеться, прекратить ему верить, начать его игнорировать. Это проще всего, перестать общаться с ним и все. С тем, кто лично тебя предал. Есть вещи, которые мы не прощаем никогда. Но есть вот еще что, я хорошо помню, что говорил народ - "не честно, Федерация то, федерация се..." Тут дело в том, что мы тоже не совсем чисты. Кто знает, что он на самом деле думает о нас?  И вот что теперь будет - мы откажем ему во всем и предадим его забвению. Так мы посчитаем справедливым. И больше никогда мы не узнаем ничего про Ромул. Мы не научимся жить с ними в мире, а они не научатся жить в мире с нами. Мы так и останемся врагами навсегда. Это первый вариант. И есть второй вариант - в котором мы можем быть попытаемся выяснить что происходит, без взаимных обвинений. Донести до него то, что он сделал неправильно, только не в грубой форме, а в нормальной,  может он поймет. И тогда возможны варианты. Сэм, если ты не хочешь его видеть и тебе настолько неприятно - не ходи на его тренировку, только и всего. Но если ты выберешь другое, кто знает, к чему это приведет? И ... это, если я не в тему, или не понял что случилось - извини, Сэм, я не хотел обидеть.
- Нет уж, на тренировку я пойду, - тихо произнесла Самрита, продолжая буравить взглядом поверхность консоли перед собой. – Теперь у меня просто нет выбора.
Как это Артуру удавалось, М’Кота не смогла бы рассказать даже под присягой (просто потому сама не имела об этом представления), но стоило землянину к ней обратиться, как её раздражение и досада непостижимым образом улетучивались. Клингонка глубоко вздохнула и осторожно коснулась локтя Самриты:
– Да ладно тебе! – примирительно сказала она. – Не собиралась я к тебе придираться! Просто не хочу, чтобы ты перепортила отношения с людьми, а потом мучилась. А с девчонками правда поговори: друзья плохого не посоветуют. Ну, или со мной, если я тебя ещё не совсем достала.
- Ну, я уже и так перепортила, - пожала плечами Самрита. – И я поняла, что ты обо мне думаешь, зачем мне с тобой снова об этом говорить? Лучше бы побеспокоились, куда наш кардассианец делся, а со своими проблемами я разберусь.
Клингонка с глухим стуком упала головой на стол.
– Всё, я сдаюсь, – сказала она. – И не говорите мне, что это малодушно.
Акрита не вмешивалась в разговор главным образом потому что не понимала толком суть проблемы. Неужели Самрита до сих пор обижается на Ракара за тот случай во время подготовки к регате? Впрочем, андорианке было действительно не понять таких сложных переживаний.
- Да, кстати, никто не знает, что там у Тенмы? – спросила она, воспользовавшись паузой. – И из-за чего он не смог вчера полететь с нами?
Самрита с облегчением выдохнула, когда разговор, наконец сменил тему – больше всего на свете она не любила находиться под пристальным вниманием к себе и своей жизни. Но сейчас, кажется, она вышла из воображаемого софита и может расслабиться. Вот бы еще ей не надо было возвращаться в одну каюту с М’Котой, где ей никак не удастся спрятаться и отвести от себя внимание…
- Мы беспокоимся о кардассианце, - кивнул Артур Самрите, который в дальнейшие распри девушек решил не встревать, только если на то будет случай крайней необходимости, - но молча. Пока оттуда нет вестей, нет смысла ничего подозревать. Подождем. Ничего другого  я не знаю, Акрита. – кадет теперь посмотрел на андорианку, - Но переживать заранее не стоит. Скоро все узнаем.
Лайтман быстро посмотрел на Хену, сидящую рядом с Самритой, потом коснулся плеча М'Коты, скользнув ладонью по контуру плеча, и пошел на свое место.
_____________
с кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 09 Октября 2017, 16:41:34
2 сентября 2384 г.
Жилое кольцо

По пути в жилое кольцо Ракар время от времени уточнял у компьютера текущее расположение кардассианского гила, на случай если тот сменит локацию. Но этого не произошло. И через некоторое время четыре кадета прибыли в точку назначения.
Это был коридор, ничем не отличающийся от десятка других. И в данный момент он был пуст.
Делас непонимающе огляделась, перевела взгляд на Ракара и только потом догадалась, что сигнал должен был исходить не от самого Джеза Тенмы, а от его дельты… Она нахмурилась, пытаясь разглядеть ее на полу.
В коридоре было не очень светло, но в нескольких метрах от себя, возле стены Делас смогла заметить что-то маленькое и золотистое - это и правда была дельта.
- У вас и правда потрясающая группа, - покачала головой Делас, поднимая с пола кусочек металла. – Кто сообщит координатору?.. 
Тенма сбросил средство связи, Ракар понимал теперь, что с кардассианцем случилось нечто действительно серьезное, и их разговор с Тенеком был тому довершением. Еще утром, на первом совещании, тот частично оправился от собственных личных семейных проблем, то теперь все было уже гораздо хуже. Ромуланец не стал тянуть время, но в то же время он не стал самостоятельно обращаться к компьютеру. Глядя на Делас, Ракар нажал на свою дельту:
- Ракар Утаре Рилл, мэм, кардассианца в указанных координатах нет, он сбросил здесь свою дельту-коммуникатор, куда и как нам следует обратиться, чтобы его нашли на станции по кардассианскому биосигналу? Или какие еще могут быть варианты действия?
– Вызывайте СБ, – отозвалась Утара, и голос у неё был такой, что вполне можно было представить себе её убитое лицо. – Если у Тенека есть медицинский трикодер попробуйте одновременно осуществить поиск по биосигналу в доступном радиусе.
«Подумать только! – крутилось в голове у болианки, – Подумать только! Если бы нам разрешили телепортацию, мы узнали бы это четвертью часа раньше! Если окажется, что именно из-за этого мы не успели...»
Тенек и Делас переглянулись, вулканец качнул головой, и ромуланка с некоторым превосходством во взгляде достала федеральный медицинский трикодер из небольшой висящей на плече сумки, с которой она не спешила расставаться все это время.
- Попытаюсь найти кардассианские биосигналы, - на всякий случай пояснила она свои действия, активируя прибор.
- Хорошо, мэм, конец связи, - сказал Ракар. Теперь ромуланец думал, что вряд ли Джез скинул дельту рядом со своей каютой, если хотел чтобы его не нашли, но все равно стоило проверить. И тут же обернувшись к Освальду, снова нажал на свою дельту.
- Улан Ракар вызывает службу безопасности.
Трикодер Делас сразу не показал кардассианских биосигналов в пределах радиуса действия. Но Жилое кольцо было да и вся станция были достаточно большими, и чтобы просканировать ДС9 полностью, следовало двигаться и обследовать местность.
-Дежурный офицер Бакот на связи, - услышал Ракар ответ на свой вызов.
Ракар ожидающе глядел на Делас, надеясь, что та обнаружит что-то. Он подошел к ней и следовал за направлением ее сканирования. Когда первые результаты оказались отрицательными, Ракар повел рукой в направлении жилых кают, одновременно отвечая по связи.
- Добрый день, сэр, - поздоровался ромуланец, в очередной раз вступив в диссонанс с этой манерой федерального приветствия, понимая, что вопреки традиции, сегодняшний день для офицеров этой станции ни разу не добрый. – Нам нужна ваша помощь. Мы потеряли нашего коллегу – кардассианца Джеза Тенму. Он сбросил свое средство связи в жилом кольце, и мы подозреваем, что ему может быть нужна помощь. Для этого, я прошу вас оказать содействие в поиске кардассианского биосигнала по станции. Убедиться в справедливости моих слов вы можете, обнаружив внутренними сенсорами по моим координатам дельту, зарегистрированную на Джеза Тенму, однако, кардассианца рядом с нами нет. Вы можете, сэр, найти кардассианский биосигнал, не снабженный дельтой-коммуникатором, и сообщить нам координаты?
-На чем основано подозрение, что вашему коллеге нужна помощь? - осведомился офицер.
Ракар посмотрел на Тенека, а потом снова заглянул через плечо Делас в ее трикодер.
- Час тому назад я видел гила Тенму в состоянии, гм…, похожим на сильное душевное смятение. Причины мне не известны. Но есть основание подозревать серьезные личные проблемы, - ответил ромуланец по связи. – Не могу утверждать точно, но нужно предупредить любые возможные последствия. Вы сможете помочь, сэр?
-Вы считаете, что он может совершить самоубийство? - уточнил СБшник.
- Не знаю, сэр, - ответил Ракар, - но он не явился ко времени на назначенное совещание проекта. Хотя всегда раньше он был ответственным и дисциплинированным. И он не ответил по связи ни начальству, ни кому из нас. Так как сбросил свое средство связи.
-То есть вы видели вашего друга час назад. Он был в плохом настроении и теперь избавился от средства связи, потому что не хотел общаться с вами. Но при этом вы не считаете, что он может что-то с собой сделать. Все верно? - еще раз уточнил офицер.
– Нет, не так, – вмешался Тенек и продолжил предельно официальным языком: – Наш коллега, прежде аккуратно посещавший все занятия проекта и даже не допускавший опозданий, не явился на брифинг и не ответил на вызов координатора – своего непосредственного начальника. Он не просто не отвечает, его коммуникатор брошен в коридоре. Кроме того, он получил информацию, вызвавшую у него сильную эмоциональную реакцию. Кроме того, накануне было совершено убийство гражданки Бэйджора гражданкой Кардассии, и на станции могут быть антикардассианские настроения. Эти причины кажутся вам достаточно вескими?
Ракар кинул на Тенека внимательный взгляд. Итого получалось, что Тенек сообщил Тенме нечто. И ромуланец поспешил дополнить  по связи:
- Я не могу утверждать однозначно, сэр, может он что-то сделать с собой или нет. У меня нет доказательств. Но гил не явился на брифинг, это нетипичное поведение для кардассианского офицера, находящегося на службе. Эмоциональные реакции – не повод нарушать собственный долг. Должно быть нечто серьезное, побудившее его к подобному исчезновению, поэтому его необходимо разыскать.
-На станции не отмечено анти-кардассианских выступлений, - ответил дежурный офицер, - Сожалею, но в данный момент это не достаточное основание для начала немедленных действий и нарушения приватности и личного пространства 18 кардассианских гостей станции. Ваше обращение зарегистрировано. Если в течение 26 часов ваш коллега не объявится, мы начнем поиски. СБ, конец связи.
___________
С Тенеком, Делас, Освальдом, Утарой Рилл и службой безопасности


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 09 Октября 2017, 16:51:42
2 сентября 2384 г.
Жилое кольцо


Когда связь отключилась, ромуланец посмотрел на своих коллег с некоторым сожалением.
– Ну что ж, по крайней мере мы теперь знаем, что их 18. Из них, одна Илама Толан – в карцере, кардассианский посол – возможно у себя в кабинете. Итого, у нас 17 различных вариантов, которых мы бы побеспокоили сами, а теперь для лучшей производительности – хорошо бы разделиться. И заполучить еще пару трикодеров. И надо посмотреть в Кварк'с. Будем искать?
Делас сосредоточенно закивала, но потом, будто вспомнив о чем-то, подскочила к Ракару:
– Предупреди координатора, чтобы она снова на тебя не злилась, - тихо шепнула она, а сама помахала трикодером. – Я могу немного усилить радиус действия трикодера, только вот 18… ну ладно, 17 кардассианцев – это и правда немало.
– Возможно, все 17 нам не понадобятся, – негромко сказал Тенек, – однако моя гипотеза не имеет достаточного логического обоснования и имеет высокие шансы оказаться ошибочной. На станции находится личный врач мистера Тенмы, есть небольшой шанс, что мистер Тенма с ним, но я никак не могу увязать встречу с врачом и брошенный коммуникатор: если бы мистер Тенма заранее сообщил советнику, что будет отсутствовать на брифинге по уважительной причине, он мог быть абсолютно уверен в том, что его никто не побеспокоит, а то, что случилось в действительности, напротив привлекает к нему максимум внимания.
– Итак, что мы имеем, - пробормотал, наконец, Освальд, которого не слишком привлекала идея слоняться толпой по станции и тыкать трикодером во все углы, - "Кварк'с", каюта личного врача Джеза... ещё есть та каюта, которую он снимал сразу по прибытии на ДС9. Я намереваюсь сходить туда, потому что... потому что был там несколько раз... кхм... Ракар, если пойдёте в "Кварк'с", спросите Глидию или Мидию - одна из них может что-то знать. И в голокомнаты загляните.
Ромуланец кивнул Делас, у него действительно как-то не задалось с неромуланскими координаторами, так как формат проекта не был похож на обычное военное подчинение/командование.  И да, ромуланец Ракар очень сильно привязался к формулировке собственного командования, разрешавшего ему действовать по своему усмотрению.
– Да, сейчас, я сообщу, спасибо, - шепотом ответил он Делас, а потом посмотрел на Освальда, кивая тому, в знак принятия информации. – Отлично, что вам известно, где Тенма живет. Он мог просто сорвать и бросить коммуникатор по пути в каюту. Давайте начнем с нее в первую очередь, может быть все остальное не понадобится.
– Да нет же, я не имел в виду, что мы все туда пойдём, - мотнул головой Освальд, - он сейчас может жить и в другой каюте, а в ту могли ещё кого-то поселить. Будет лучше и правда разделиться, потому что у пяти групп шансов найти больше, заодно и время сэкономим - нас же ещё задание ждёт. Мы на ДС9, а не в зоне военных действий, и никто не мешает ходить поодиночке. Если вы так хотите пойти в его каюту, то я пойду в "Кварк'с" и поспрашиваю у наших с ним общих знакомых.
Ракар чуть сощурился, глядя на Освальда. Только в этот раз это означало не подозрение, а раздумье.
– Освальд, я думаю, что дальнейшие поиски после его каюты не понадобятся. Если, конечно, он ее с тех пор не сменил. Поэтому, прежде чем расходиться, надо проверить эту версию. Хорошо, мы все туда не пойдем, сходите один, мы подождем снаружи, – сказал ромуланец, - и если неуспешно – то начнем разделяться.
– Вы сами только что предлагали разделиться, и это правильно, потому что... - начал было Освальд, но потом вздохнул и снова помотал головой, - ладно, как хотите, мне важно Джеза найти, а не вас переспорить. Если координатор не против, идём туда.
Наверное, каюта Тенмы была далеко отсюда, или ромуланец чего-то не понимал, но тем не менее он снова коротко кивнул Освальду, и вызвал Утару Рилл, чтобы рассказать ей о происходящем.
В середине доклада Ракара Утара появилась из за ближайшего поворота, болианка бежала забавной, хотя и не лишённой своеобразной грации трусцой (на бег она перешла, после отказа со стороны службы безопасности). Окончание рассказа она слушала уже «вживую».
– Я согласна с мистером Макдауэллом, нам лучше разделиться, – сказала она, разобравшись в ворохе предположений. – К доктору Глессину лучше пойти мне: если уж беспокоить солидного человека, то по крайней мере пусть это будет исполняющий обязанности координатора. Мистер Ракар, раз вы идёте в каюту мистера Тенмы, возьмите с собой мисс Делас и её трикодер. Мистер Тенек, вы пойдёте с мистером Макдауэллом: пока он будет расспрашивать людей в Кварк’с, вы возьмёте в лазарете аптечку – или что там может понадобиться? – и присоединитесь к нему, это на крайний случай. У кого-то есть ещё предложения или важная информация?
– Мэм, разрешите отправиться в каюту, - обратился к болианке Освальд, - я там уже был, и мне проще будет сориентироваться.
Болианка потёрла рукой лоб, проклиная свою несообразительность: ведь действительно, это Освальд был в каюте, облюбованной кардассианцем, а не Ракар!
– Вы правы, тогда вы и мисс Делас – в каюту, а мистер Ракар – в Кварк’с, – болианка перевела взгляд на Тенека: – я что-то должна знать ещё, прежде чем позвоню в дверь мистера Глессина? – не слишком добрым голосом осведомилась Утара.
– После возвращения с Волана II я связывался с доктором Глессином для уточнения некоторых данных. Доктор Глессин был недоволен, – лаконично ответил вулканец.
– Может быть вы наконец скажете, какого рыжего чёрта здесь творится и причём здесь вы, медицина и доктор Глессин?? – не выдержала Утара.
– Это личная медицинская информация, – упрямо отозвался стажёр.
Ромуланец отступил на шаг назад от всех остальных. И принялся молча слушать и ждать, когда можно будет идти.
– «Личная медицинская информация» идёт со мной, – ядовито прокомментировала Утара, – и если завтра в коридоре обнаружится труп мистера Тенека, вы знаете на кого донести в СБ.
– Сообщите мне, пожалуйста, если найдете его, - сказал Ракар, - я пошел в Кварк'с.
У Освальда на языке крутилось замечание, что фазер на максимуме избавит и от трупа Тенека, и от ненужных свидетелей, но он сдержался и не стал шутить с начальством и, вместо этого, кивнул Делас:
– Пойдём, прогуляемся.
Делас тоскливым взглядом проводила удаляющегося Ракара и нехотя поплелась за Освальдом, специально отставая на него на шаг и делая вид, что полностью погружена в показания медицинского трикодера. Но пока кардассианцев поблизости не наблюдалось.
___________________

С Освальдом, Делас, РАкаром и Утарой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 11 Октября 2017, 08:18:14
Коридор перед каютой Джеза Тенмы

Освальд не стал приставать к ромуланке с вопросами, да ему и самому было о чём подумать, поэтому они молча дошли до самой каюты.
- Ну вот, это здесь, - произнёс землянин, кивая в сторону ближайшей к нему двери. - Видишь кого-нибудь?
В радиусе действия трикодера все еще не было кардассианских биосигналов.
Девушка отрицательно покачала головой.
- Будешь звонить в дверь? – поинтересовалась она. 
- Ну, что может быть самым худшим? - задумчиво спросил он. - На нас наорут и потребуют, чтобы мы убрались ко всем чертям. Ничего страшного, в общем.
Кадет пожал плечами и позвонил в дверь.
Ответа не последовало.
- По-моему, тут мы его не найдем, - скептически заметила Делас. – Какие еще варианты? У вас вообще часто члены проекта средь белого дня пропадают?
- До или после твоего появления на станции? - проворчал Освальд, но насмешливый взгляд говорил, что это надо воспринимать исключительно как шутку. - Если серьёзно, то я такого не припоминаю. Слушай... - он посмотрел на трикодер в руках ромуланки, - а что если Джез сейчас в каюте, но... мёртвый? Трикодер ведь не обнаружит остывшее тело, так? Хотелось бы исключить эту версию, прежде чем прорабатывать другие.
Делас посмотрела на Освальда недоверчиво и удивленно.
- Мертвых кардассианцев трикодер не показывает. А… а какие у тебя основания так думать? – не сдержала любопытства ромуланка. – Хорошо, и как ты будешь проверять свою теорию? Вламываться в каюту?
- Никаких, - недовольно пробормотал Освальд, - к счастью. Не считая недавних новостей... и того факта, что Джез - ответственный, хоть и привыкший к роскоши, офицер, и просто так точно не пропал бы.
Пройдя несколько раз возле двери, он посмотрел на Делас и помотал головой:
- Нет, нарушать закон мы точно не будем. Ты можешь как-нибудь перенастроить свой трикодер, чтобы проверить предположение?
- Могла бы, уже давно бы сделала, - отозвалась ромуланка. – Ты думаешь, я бы сама не догадалась?
- Кто тебя знает, - пожал плечами землянин, - ты не догадалась, что мои коллеги тебя не ненавидят, а просто не доверяют, причём не без причины.
Ещё несколько раз позвонив в дверь, Освальд заключил:
- Ладно, это не важно всё. Если Джез уже мёртв, то мы всё равно ничего поделать не сможем, и через сутки СБ проверит каюту, а пока... будем искать дальше.
Ответа на дополнительные звонки землянина тоже не было.
Пропустив мимо ушей подкол, Делас сложила трикодер и склонила голову набок:
- И как именно? – было похоже, что ромуланке было интереснее наблюдать за ходом мысли землянина, чем искать пропавшего.
- Знаешь, ты бы тоже могла подкинуть идею-другую,  - фыркнул кадет, - а то складывается ощущение, что вы с Джезом и ещё какими-нибудь шутниками, вроде этих твоих подружек с регаты, всё это подстроили, чтобы посмотреть, как именно мы будем его искать. Ладно, не бери в голову. Язвительные фразы и шутки иногда помогают справиться со стрессом.
Пройдя ещё пару раз мимо двери и задумчиво почёсывая подбородок, Освальд, наконец, щёлкнул пальцами:
- Так, давай рассуждать иначе: почему коммуникатор оказался именно в том коридоре? Либо на Джеза напали, либо он сам его сорвал. Пока что я склоняюсь ко второму варианту. Что-то его расстроило, причём сильно. Что сделает расстроенный сын богатого отца? Напьётся? Если в баре, то его там найдёт Ракар, если в каюте у себя, то его бы там показал твой трикодер. Может, конечно, он решил напиться в другой каюте. Например, в той, в своей, но тогда странно, что этого не заметил Анжар... ладно, не важно. Если он по девочкам пошёл, то, опять-таки, Ракар это выяснит...Ещё Джез мог покончить с собой, но тут уж ничего не поделать... Да и не похоже это на него. А ещё он мог просто уйти куда-то, где его никто не сможет найти. Надеюсь, Ракар не забудет проверить голокомнаты. Мне на ум приходят такие места, как наш катер, какие-нибудь верхние пилоны, а также тот старый баджорский корабль, который он хотел арендовать для регаты. Можем эти варианты проверить.
- Но ведь это же находится на разных концах станции, - округлила глаза Делас. – А станция огромная, и чтобы обследовать ее вдвоем, там понадобится очень много времени. Если уж разворачивать полномасштабные поиски, но почему бы не подключить остальных скучающих в ангаре? Или уговорить вашу службу безопасности и попытаться на этот раз быть более убедительными. Кстати, а чем тебе не нравится первый вариант? – вдруг поинтересовалась ромуланка, шагая теперь уже рядом с Освальдом. – Что на него напали. Вы все в голос говорите, каким ответственным офицером был этот Тенма, и что совсем не в его духе просто так прогуливать общие собрания.
- Такая красивая, а так верно мыслишь, - усмехнулся Освальд, - какому-то ромуланцу когда-нибудь повезёт. Я и не собирался все места обходить хоть в твоём обществе, хоть в одиночку, только хотел дойти до "Анадыря" - он прикреплён к проекту, так что нас должны будут туда пустить, ну а дальше... хотелось бы верить, нам простят пару телепортаций или, например, использование сенсоров, - землянин весело подмигнул Делас и прибавил шаг.

_______________________________
Написано Освальдом и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 11 Октября 2017, 08:51:22
Кварк’с

Дойдя до бара на Променаде, Ракар подошел к официанту за стойкой. Так сложилось, что имен дабо девушек он заранее не выяснил, что на данный момент оказалось упущением, и теперь снова за информацию придется платить.
- Несколько вопросов и, как всегда, я щедро плачу за ответы,- сказал Ракар, положив перед ференги две полоски латины, - кардассианский гил Джез Тенма, тот, который участник проекта "Альфа". Когда он был у вас последний раз? В какую каюту вы доставляете заказы для него? И  могу ли я увидеть Глидию и Мидию?
Ференги быстро забрал полоски латины и хитро прищурился.
-Один вопрос - одна оплата. Отвечаю на первый вопрос: гил Тенма был здесь вчера ночью во время празднования регаты. Как и большая часть населения станции.
Ракар опустил рвущийся наружу комментарий о потрясающих ференги, лишь слегка изменившись в лице. Не до того было.
Он выложил на стойку еще четыре полоски латины, разложив их по две, накрыв одну пару ладонью, чтобы тот не смог сразу схватить, и в упор посмотрел на ференги:
- В какую каюту вы доставляете заказы для Джеза Тенмы? И еще - сможете ли вы найти его для меня сейчас, сообщить текущее местоположение? На нем нет коммуникатора, но я знаю, что вы многое можете.
-Еще и еще вопросы… - ференги побарабанил пальцами по стойке, - На какой же мне ответить? - он протянул оранжевую руку и забрал еще две полоски, а затем назвал номер каюты и коридор, куда доставляли заказы на имя Тенмы. Это оказался не тот коридор, в котором ромуланец уже побывал сегодня и где нашли дельту на полу. От того места до нужной каюты нужно было идти несколько минут.
- Было бы хорошо, мистер, если бы вы ответили на все, а потом выставили мне счет, - сказал Ракар, - я всегда плачу по своим счетам. - И с этими словами ромуланец вызвал по связи Освальда.
- Проверьте каюту... - Ракар назвал номер каюты и коридор, которые только что услышал от бармена.
Ответ пришёл почти сразу:
- Она пуста, Ракар. Это та самая каюта. Вы не спрашивали дабо-девушек, когда последний раз кто-то из них общался с Джезом, скажем так, вне "Кварк'с"?
Ракар сказал:
- Принято, - и отключил связь, снова посмотрев на ференги. - Похоже, я прошу вас найти моего друга Джеза Тенму прямо сейчас, вы сможете это сделать?
-Прямо сейчас - нет, но если вас есть немного времени… - ференги заговорщицки перегнулся через стойку, - Могу дать контактик частного детектива. Референс не бесплатный, конечно, но вы не пожалеете.
Еще так будет продолжаться и дальше, Ракар понимал, что превысит лимит своего бюджета. Но это не страшно, технологии реплицирования материи не дадут ему пропасть, здесь и сейчас следовало выбирать то, что наиболее важно. Ромуланец выбирал важное, поэтому продолжал платить.
- Контакты не помешают, не откажусь, но времени нет. Поэтому, если того, кого я ищу - нет в голокомнатах, покажите мне Глидию, я поговорю с ней. – Ромуланец снова разложил латину по стойке.
-Что ж, проверю журнал регистрации голокомнат, - ференги снова забрал часть латины, - Нет, гила Тенмы у нас сейчас нет. Вам повезло, Глидия как раз сейчас на смене и крутит рулетку, - бармен кивнул в сторону игровой зоны, - Но если вы хотите отвлечь ее от работы, вам придется компенсировать мне убытки, которые я несу в течение этого времени.
Ракар широко улыбнулся.
- Ваш Великий Нагус наверняка гордится вами, вместе с ТСФ, и всеми прочими организациями, которые у вас есть. Конечно, я покупаю у вас сорок минут времени девушки по имени Глидия, и если займет больше – пришлите счет.
Ракар выложил на стойку последнее, что у него было с собой.
- Надеюсь, этого хватит.
-Вполне, - ференги широким жестом загреб всю латину себе в карман камзола.
Ракар подошел к дабо-столу, внимательно разглядывая ту, которую звали Глидией. Ракар знал, что жизнь заставляет многих заниматься не тем, что им нравится, иногда людям нужно просто выжить, как Энн Уильямс, недавно. Но ему казалось, что Глидия не из тех, кто тяготится своей профессией. Может, это только на первый взгляд? Кто знает, что есть на самом деле…
- Глидия, - Ракар коротко поклонился ей у дабо-стола,  - мы можем поговорить? Я попросил 40 минут для вашего перерыва, у меня есть вопросы. Если вы не против, давайте выйдем отсюда?
Глидия обернулась в сторону стойки, но ференги сделал ей разрешающий знак рукой, и она последовала за Ракаром.
Ракар прошел к выходу из Кварк'с, вышел на Променад и пошел в сторону баджорского храма. Он остановился, когда рядом не было никого, кроме Глидии. Ромуланец развернулся к ней и внимательно посмотрел в глаза. Было что-то неестественное в том, что ему пришлось заплатить за сорок минут ее времени. Неестественное для него.  И вообще, в самом факте подобного. С той частью жизни на Ромуле, которая была примерно аналогична происходящему – он тоже еще ни разу не встречался, хоть и знал о самом факте.
- Мне рекомендовали вас как друга Джеза Тенмы, - сказал ромуланец глядя в глаза девушке, - и поэтому мне нужна ваша помощь. Можно так сказать, что он исчез около часа тому назад. Если вы что-то знаете об этом, о том, почему так могло случится, и куда он мог пойти, если бы хотел чтобы его никто не нашел – скажите мне, прошу вас.
-Я едва ли его друг, - ответила Глидия, - Скорее… знакомая. Мы хорошо проводили время, но не более того. Я ничего не знаю о… его другой личной жизни.
- Ясно, - медленно кивнул ромуланец, - а когда вы видели его в последний раз?
-Это было… - девушка подняла глаза к потолку, - А, ну вчера вечером я видела его в баре, когда все праздновали. Но если вы имеете в виду, когда мы в последний раз “хорошо проводили время”, то три дня назад.
- Да, - снова кивнул Ракар, - и то, и другое. Благодарю, - теперь он уже понимал, информация Глидии, даже та, которая была – наверняка, безнадежно устарела. – Но когда вы проводили время друг с другом, он не рассказывал о себе ничего странного? Что-то такого, что могло повлиять на кардинальное решение все бросить и отчего-то отчаяться? Или может вы сами могли заметить нечто необычное? Понимаю, вопрос личный. Это не допрос, вы можете не отвечать если не захотите. Но что если вдруг своим ответом вы сможете спасти ему жизнь?
-Послушайте, - Глидия внимательно посмотрела на Ракара, - Некоторые люди платят мне, чтобы я просто была рядом и им было кому излить душу. Вы не поверите, как много на этой станции людей, которые одиноки даже в толпе. Некоторые платят мне за то, чтобы я танцевала, играла на лютне, рассказывала анекдоты и наливала им выпить - им нужна веселая компания, комплименты и возможность похвастаться перед другими. Джез был не таким. Ему нужен был секс. И иногда массаж… но в итоге одно все равно вело к другому. На станции была всего одна кардассианка, с которой он мог бы завести отношения, но что-то ему мешало. Или кто-то, возможно, она была уже занята. И он не хотел вводить в заблуждение никакую девушку другой расы и рисковать ее чувствами, потому что человек его статуса не мог бы свободно жениться на ней и сделать ее честной женщиной. Но у него были потребности, как у любого здорового мужчины его возраста. И я оказывала ему услуги. Не могу сказать, что удовольствие получал только он один, но у нас были чисто деловые отношения. Он не говорил о себе много. Возможно, я заметила, что в последний раз он был более задумчивым, чем обычно. И прошло уже три дня, что достаточно большой промежуток для него. Но больше я ничего не могу сказать.
- Я понял вас, - сказал Ракар, не отрываясь глядя в лицо Глидии, - и благодарен за честность.
Наверное, ромуланец спросил бы еще, нравится ли Глидии ее роль в жизни, ему было действительно интересно, но было не то время и не то место. Не следовало отвлекаться. Но он допустил легкую паузу, прежде чем продолжил.
- Наверное, больше нечего спросить. У вас есть еще полчаса, пусть это будет просто ваш перерыв, проведите время для себя, не для работы.
-Благодарю, - ответила Глидия.
Ракар коротко кивнул и быстрым шагом отправился обратно в жилое кольцо, на ходу нажав на свою дельту, вызывая Утару Рилл.
_________________
совместно с барменом и Глидией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 13 Октября 2017, 13:35:44
Жилое кольцо

Когда две другие группы двинулись выполнять коллективно разработанные задания, Утара обратилась к вулканцу:
– Разыщите доктора Глессина, а я пока свяжусь с оставшимися в ангаре, – и когда стажёр отошёл к ближайшему терминалу, вызвала Артура Лайтмана:
– Мистер Лайтман, – сказала она, сдерживая волнение, – наши поиски пока не увенчались успехом, и я бы попросила оставшихся в ангаре подключиться и побыть нашим координирующим центром, а также подумать над идеями, которые не пришли в голову нам самим, – на этом месте Утара коротко сообщила о найденном коммуникаторе и предпринятых только что  шагах; поскольку сама болианка собиралась пообщаться с доктором Глессином, временно она не могла выполнять координирующую функцию.

Тем временем Тенек дошёл до терминала и сделал три запроса:
– где находится каюта доктора Глессина;
– присутствует ли кто-нибудь в каюте;
– если присутствует, то сколько там человек.
В ответ Тенек получил номер каюты и номер коридора, а также информацию, что сейчас в апартаментах находятся четыре жизненные формы.

- Ясно, мэм, есть, - ответил Утаре Рилл по связи Артур. – Пока ничего не могу предложить кроме поиска по биосигналам, но мы подумаем, еще.
-Пропустите меня! - раздался голос Жантарин, - Я же учусь на сотрудника службы безопасности! Мэм, вы изучили улику и место, где ее нашли?
– Конечно, нет, – вздохнула Утара, поискав взглядом Тенека и делая ему знаки, что пора идти. Вулканец кивнул и двинулся вперёд, показывая дорогу. – Рассказывайте, что с ней делать, – добавила советник уже на ходу.
-Для начала можно посканировать улику и выяснить, чья ДНК на ней присутствует, - пояснила Жантарин, - Возможно, это даст предпосылки для дальнейших размышлений.
– Коммуникатор у мисс Делас, и это очень хорошо, потому что у неё единственной есть трикодер, – секунду подумав, сказала Утара, – я сообщу ей, что нужно делать. Мы можем сделать с ним что-то ещё?
-Больше у меня пока нет идей насчет улики, - ответила Жантарин.
– Но та, что вы озвучили – просто отличная! – похвалила девушку Утара. – Спасибо, вам, и пока конец связи.
Отключившись от Лайтмана, советник уже собиралась вызывать Делас, но едва она поднесла руку к коммуникатору, как он ожил сам. Вздрогнув от неожиданности, Утара приняла вызов.

***

Ракар отключил связь, а Освальд с Делас как раз зашли в ближайший турболифт и отправились к ангару с катерами.
- Макдауэлл координатору Рилл, - вызвал кадет сразу же, - в каюте никого нет, Ракар уже в курсе, мы направляемся к "Анадырю" - есть одна мысль, отчитаемся позже.
- Подождите, не частите! – взмолилась Утара, чувствуя, что решительно не справляется с чехардой событий. – Сначала информация для мисс Делас: Жантарин советует просканировать коммуникатор мистера Тенмы на присутствие посторонней ДНК. Только не забудьте, кто из нас держал его в руках, чтобы случайно не включить нас в число злоумышленников.
- Сейчас сделаю, - отозвалась Делас, доставая из сумки дельту, с которой до этого обращалась не особо бережно. Дельта выскользнула из ее пальцев и упала на пол турболифта, и девушка поспешно наклонилась за ней. Когда Делас активировала трикодер, ее руки чуть заметно дрожали, и она повернулась к Освальду спиной, продолжая сканирование.
- Принято, мэм, - ответил Освальд и тоже подался вперёд, скорее, на автопилоте, но, очевидно, помощь не потребовалась... или... когда он последний раз проигнорировал странное физиологическое состояние коллеги, вся карьера той полетела под откос за каких-то пару дней.
- Не нервничай, всё хорошо, - сказал он ромуланке и поспешил вернуться к разговору с координатором, - итак, мэм, повторю: мы хотим добраться до "Анадыря". Раз уж задача сразу не решилась, нам не помешает нормальный центр со всеми возможными ресурсами, включая сканеры, компьютер, базу данных. Дадим знать, когда доберёмся.
- Есть что-нибудь? - вопрос предназначался уже Делас.
Тем временем трикодер Делас обнаружила на дельте несколько следов ДНК: ромуланские, кардассианские и наусиканские.
Делас никак не отреагировала на попытку Освальда ее успокоить, только напустила еще более деловой и сосредоточенный вид.
- Подожди, не все сразу, - бросила она через плечо, но уже совсем скоро обернулась и произнесла, нахмурившись: - Есть ромуланские – вероятно, мои. Кардассианские – скорее всего, самого Джеза. И… а вот это странно. У вас же в группе нет наусиканцев? А вот отпечатки пальцев наусиканца есть. Может быть, все же вернемся к первому варианту?.. Который про насильственные действия, - напомнила ромуланка.
– Плохи дела, – пробормотала Утара. – Мистер Макдауэлл, учитывая это, нам нужно как можно лучше согласовать свои действия, поэтому, прошу вас, расскажите хотя бы приблизительно, что у вас была за мысль, о которой вы отчитаетесь позже!
- А вот… - задумчиво произнесла ромуланка, убирая трикодер, - а вот не время ли сейчас вновь связаться со службой безопасности и сообщить им о нашем маленьком расследовании? Это, конечно, будет не так интересно, как завершить его самостоятельно, но, вероятно, более продуктивно.
– И это тоже, – согласилась Утара.
- Как же я надеялся, что до этого не дойдёт... - пробормотал Освальд в ответ на слова ромуланки и потёр глаза, явно думая о ситуации, в которой они оказались, - но, похоже, на него и правда напали, а значит выбора у нас нет...
- Поддерживаю Делас, - серьёзно произнёс он, обращаясь уже по связи к советнику, - СБ надо уведомить. В конце концов, с незаконными деяниями на станции разбираться могут только они. Но всё-таки... мэм, если позволите, маленькая просьба: пока вы не удостоверитесь, что служба безопасности восприняла всё всерьёз, не говорите, что мы отправились на "Анадырь". Даю вам слово, что мы не сделаем ничего противозаконного или противоестественного. Я хотел использовать сенсоры для поиска и, при необходимости, транспортер, если понадобится. Думаю, нет никакого вреда в том, что мы будем наготове.
– Совершенно согласна, – поддержала Утара. – И вы это хорошо придумали, про сенсоры и транспортер. Я ещё попрошу вас связаться с Ракаром и Лайтманом и передать всю новую информацию им: группу в конференц-зале я попросила координировать наши действия, в особенности пока я говорю с доктором Глессином. Кстати, у него в каюте три гостя, и теперь, после информации о навсиканцах, я побаиваюсь туда идти, поэтому меня очень утешает возможность телепортироваться. Будьте, пожалуйста, готовы забрать нас, если случится что-то непредвиденное. – Богатое воображение уже нарисовало болианке картину, где её кадета и его личного доктора держали в заложниках два страшных огромных навсиканца.
- Да, мэм, сделаю, - ответил Освальд. - Будем держать транспортеры готовыми и, может, ещё что-нибудь придумаем. Конец связи.
Незамедлительно кадет снова нажал на коммуникатор:
- Освальд - Артуру, ситуация такова...
Кадет коротко пересказал всё, что знал, а потом, после небольшого раздумья, добавил:
- Что, если мы дополнительно подстрахуемся? Где наусиканцы, там без драки редко получается обойтись. Что, если наиболее физически сильные бойцы из группы будут готовы помешать врагам? Сразу говорю: это на самый крайний случай, по-хорошему, это дело СБ, а не наше, но ведь всё может пойти не так, и лучше быть готовыми.
Там в ангаре, сидя за столом, кадет Лайтман опустил голову.
- Все ясно, - ответил он Освальду. - Что ты предлагаешь нам сделать?
- Нам нужны средства быстро вывести неприятелей из строя, - торопливо говорил Освальд, - но оружия у нас нет. Транквилизаторы? Электрошок? Просто что-то тяжёлое, чтобы по затылку ударить сзади? Подумай, может, у тебя есть идеи лучше. И ещё: там двое наусиканцев. Чтобы наверняка справиться, нужен двукратный перевес в численности, то есть четыре человека, причём, ещё и самых физически сильных, потому что все наши ухищрения могут не сработать, и тогда придётся именно что драться. Первыми на ум приходишь ты, а также Жантарин и М'Кота. Ещё Ракар и Тенек, но они оба не с вами, а мы пока не у транспортера…
- Прости, Освальд, с идеями - это не ко мне, я сожалею, - глухо сказал Артур, - советую вызвать СБ. И координационным центром я тоже быть не могу, кто угодно другой лучше справится. Вон, хоть Самрита, М'Кота, Перим, или Жантарин. Скажи куда идти, я приду и сделаю, что смогу. Если нужны идеи, спроси других.
- Постойте, - Акрита поднялась со своего места, явно готовая действовать. – почему вы решили, что их двое? А если трое? Мне кажется, в любом случае нужно вызывать СБ… Хотя мы все равно готовы двинуться на помощь, так ведь? – она посмотрела на коллег, остановив взгляд на Лайтмане, и добавила, уже обращаясь к нему. – И зря ты так, Артур, ты можешь быть замечательным центром, ты ведь будущий капитан!
– И вообще, тебе приказано, так что работай! В том числе головой, – добавила от себя М’Кота, – а то я тебе голову оторву и скажу, что так и было! – (прозвучало это почти грозно, но избыточная нежность в голосе девушки сводила на нет весь возможный эффект) – У меня ножи и кинжал всегда есть, – напомнила она вслед за тем Освальду, – но это на самый крайний случай: если влипнем в кровопролитие, можем крупно нагадить проекту.
“Бывший будущий капитан, который не справился”, подумал Артур и только ниже опустил голову, никому ничего не ответив.
-У меня тоже нет идей, - сказала Жантарин.
-А я вообще больше не кадет Звездного Флота и у меня нет права на лидерство, - угрюмо отозвалась Квинтилия, - Но что нам сейчас нужно - это именно лидер.
- Так, кажется, с командиром ударного отряда мы определились, да, М'Кота? - удовлетворённо выдохнув, произнёс Освальд, до этого лишь беззвучно ругавшийся на всё на свете. - Теперь общая координация... Квинтилия, тебе это было бы полезно, невзирая на статус, но, раз не готова, придётся кому-то ещё... Акрита, их, судя по всему, двое, потому что у врача Джеза в каюте четверо. Зачем им тащить жертву в чужую каюту?.. Но ты права: будем готовы ко всему... Сэм, есть умные мысли? И скажи сразу, сможешь ли с помощью репликатора собрать шокер или ещё что-то в этом роде?
- Смогу, - отозвалась Самрита. – Часа за два. Вы понимаете, что если там происходит что-то, то вы должны действовать прямо сейчас и счет идет на минуты? А если они там играют в шахматы, то и шокер не понадобится.
Землянка мрачно посмотрела на Артура и Квинтилию, закатила глаза и громко объявила:
- Давайте решать ваши психологические проблемы позже, сейчас нам нужна координация, и если больше этим никто не хочет заниматься, то это сделаю я. Итак, Освальд: умных мыслей у меня нет, но твоя идея про катер просто отличная – оттуда вы сможете провести сканирование и, при необходимости, телепортировать Джеза оттуда, телепортировать М’Коту туда или любые другие комбинации. Нам также следует установить общий канал связи между ангаром, катером, советником Рилл и Ракаром, и это я могу сделать прямо сейчас. Нам лучше слушать все, что происходит в каюте и рядом с ней, и быть готовыми. В остальном же… Я должна вам напоминать, что мы должны постараться обойтись без силовых методов?
__________
Кадеты и Утара Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 13 Октября 2017, 13:36:45
Жилое кольцо, ангар 13

- Я должна кое в чем признаться, - тихо проговорила Делас, и ее щеки чуть позеленели. – Я ничего не понимаю в системах федерального катера и вряд ли смогу быть тебе полезной. На регате у меня была Юнок, а тут… Я даже не знаю, как включать телепортацию. Но у меня в аптечке есть кое-что, что могло бы вам пригодиться… если потом мы об этом кое-чем забудем и сделаем вид, что ничего не было.
- Отлично, с координатором, похоже, тоже определились, - слегка улыбнулся Освальд.
А вот слова ромуланки заставили кадета напрячься: дрожь в руках, скрытность, "что-то" в аптечке, что поможет, и нежелание это обсуждать... Квинтилия версии 2.0?
- То есть ты готова помочь в возможном спасении коллеги, только если всё сделать по-твоему. Ты точно не ференги? Ладно, делай, что нужно, но если это твоё "кое-что" подставит кого-то из нас под удар, моя память внезапно станет яснее неба летним днём.
- Я настраиваю общую связь, - предупредила Самрита на всякий случай.
Услышав это, Делас закрыла дельту Освальд рукой и зашептала:
- Нет, не ференги, - с усмешкой произнесла она. – Просто кое-что, скажем так, что не совсем подходит под строгие рамки вашего проекта, где запрещено все, что можно… Одна моя небольшая разработка с Ромула, не самая опасная, - она порылась в сумке и извлекла на свет пустой гипоспрей и ампулу с почти прозрачной жидкостью, которая могла быть как физраствором, так и опаснейшим ядом. – Ну так что, ты играешь только по федеральным правилам, или готов рискнуть?
Освальд на удивление быстро кивнул:
- Это всё равно только на самый-самый крайний случай, - таким же игривым шёпотом ответил он, а потом продолжил куда более серьёзно, - но если это яд, и кто-то погибнет, я тебя отовсюду достану: и с Кардассии, и с Ромула, и из Гамма-квадранта, и даже из параллельной вселенной, сколько бы десятилетий у меня на это ни ушло. Давай спасать Джеза, сейчас это важнее всего.
- Зачем мне убивать неизвестных наусиканцев, какой в этом смысл? – удивилась Делас и вставила ампулу в гипоспрей. Ее пальцы все еще дрожали, но она лишь плотнее сжала губы, игнорируя этот факт. – Это сильное снотворное, ампулы должно хватить, чтобы вырубить двоих, может быть – троих крупных гуманоидов на пару часов. Среди побочных эффектов – головокружение, головные боли, нарушение зрение и слуха, мышечная слабость… Наверное, что-то еще, я не все успела протестировать, - проговорила она и протянула гипоспрей Освальду, когда они уже почти дошли до ангара с катером. - Телепортируй кому-нибудь, кому доверяешь – но только не вашему вулканцу. Он о моих разработках знать не должен.
-Так, а я не поняла, кто сейчас что делает и кто куда идет? - раздался по связи голос Жантарин, которая подошла близко к Артуру и Самрите, чтобы ее было слышно.
- Так… - выдохнула Самрита. Ей уже не нравилось быть координатором, и она внутренне даже сочувствовала Утаре Рилл.  – Освальд, на тебе катер: сканирование и, при необходимости, телепортация. Постарайтесь найти жизненный сигнал Джеза или хотя бы получить больше информации о каюте и тех, кто в ней. М’Кота, Жантарин, Артур – будьте готовы к телепортации в каюту. Ракар, Тенек и советник Рилл направляются к каюте, советник сообщит всю новую информацию службе безопасности и постарается узнать положение дел. Соответственно, без ее сигнала мы ничего не предпринимаем, только продолжаем слушать. Все дельты держим активированными на общем канале связи. Вроде бы, это все?.. – уверенность куда-то пропала из голоса Баккер, и она на всякий случай посмотрела на Квинтилию. Сколько бы та ей не нравилась, организовывать у трилла получалось куда лучше…   
-Самрита организует общий канал связи, - нехотя добавила не-кадет, - А также все продолжают думать насчет оружия. Есть кинжал М’Коты, транквилизаторы от Делас и… что будет, если ткнуть в кого-то включенным инженерным инструментом?
- Связь скоро заработает, - кивнула Самрита и задумалась: – Зависит от инструмента. Освальд, можешь поискать на катере плазменный резак? Но это не так безопасно, как фазер, и может сработать слишком сильно… А чтобы перенастроить гиперспаннер, понадобится время.   
- Поищу, - неохотно ответил Освальд, - хотя я бы просто трубой по затылку ударил - так как-то проще... а ещё можно из огнетушителя в глаза брызнуть и дезориентировать врагов. Пусть М'Кота решает - ей же всем этим махать придётся.
М’Кота оглядела свою маленькую армию, потом посмотрела на Акриту.
– Если Акрита согласна, вручим огнетушитель ей, пойдёт с нами и будет нашей «огневой поддержкой» и мастером по дезориентации противника. Плазменный резак лучше не надо, вред может быть больше, чем от ножа, а нам потом отвечать за подонка, как за человека. Лучше я дам Артуру и Жантарин по ножу: при худшем раскладе сгодится для лёгких дезориентирующих ранений, например ткнуть в руку, которой душат товарища, или вроде того. Насчёт стукнуть по башке: тот же огнетушитель и для этого годится и тем хорош, что если не шарахнуть в висок, насмерть не убьёт. А ещё будем активно использовать подручные предметы; если Освальд телепортирует нас в каюту, чем стукнуть по голове, там уж точно найдётся: стул, ваза, настольная игра, бутылка с вином или без – что-нибудь да будет. Можно ещё реплицировать пару бытовых предметов: шарфы или пояса – подойдут как для боя, так и для связывания врага. Ну, и по тактике: если начнётся свалка, наверняка Ракар и Тенек уже будут в неё вовлечены, поэтому если наусиканцев двое, делимся поровну и помогаем нашим их скрутить, если же их трое, первым делом обезвреживаем «ничейного» а потом разбираемся с двумя оставшимися.
- Конечно, я согласна, - энергично кивнула Акрита в ответ на предложение М'Коты. - А если СБ уже будет там?
- Ещё гипоспрей с транквилизатором, - напомнил по связи Освальд. - Телепортирую его вам в скором времени.
- Кто вообще таскает с собой транквилизаторы… - закатила глаза Самрита и повернулась к андорианке: - Если там будет СБ, то мы никуда не телепортируемся и даем им выполнить их работу, потому что тогда происходящее будет находиться в сфере их компетенции. Что именно там происходит, мы узнаем от советника Рилл или по общей связи, если она не сможет с нами связаться. До этого мы ничего не предпринимаем.
- Отлично, - ответил по связи Освальд, - а мы как раз пришли, сейчас всё будет.
Они с ромуланкой дошли до катера, и Освальд, изобразив галантность, пропустил девушку вперёд, но сам, при этом, подозрительно смотрел на неё, и вопросов у него было куда больше, чем можно было подумать, глядя со стороны.
___________
Кадеты по связи


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Октября 2017, 15:14:49
Жилое кольцо и другие локации.

Тем временем Утара уже принимала вызов от Ракара: казалось, её коммуникатор только и ждёт окончания предыдущего разговора, чтобы начать новый.
– Да, мистер Ракар, как ваши успехи? – взволнованно спросила болианка.
- Отрицательно, мэм. Здесь его нигде нет, и никто не знает ничего. Какие мои дальнейшие инструкции? - ответил Ракар.
– На коммуникаторе Тенмы – ДНК наусиканца, – сообщила Утара, – а в каюте Глессина – четыре человека. Мы идём туда и, видимо, скоро придём, только задержимся, чтобы сделать ещё одну попытку с СБ. Погодите… – болианка назвала Ракару номер коридора, где находилась каюта Глессина и спросила: – Вы ближе к каюте доктора или к ангару с катерами? Куда вы успеете быстрее дойти? Честно говоря, мне не слишком уютно при мысли, что Глессин и Джез – заложники, и их сторожат два наусиканца. Да, это маловероятно, но всё же...
Услышав слово "наусиканцы", Ракар перешел на бег.
Так ли это, что убийством коммандера все дело не закончится? – Конечно.
С каких пор Кардассия прибегает к услугам наусиканцев? – Все методы хороши, грязные дела лучше всего делаются чужими руками.
Он не защитил Тенму вовремя.
Потом Ракар подумал, что Ромуланская Империя никогда не будет снисходительна к наусиканцам.
Все это мгновенно пронеслось в его голове и он ответил Утаре Рилл:
- Мэм, я все понял, иду к вам, быстро. С СБ лучше связаться вам, вы из Федерации, вам больше поверят, чем мне. А потом мы позвоним в их каюту. Как ни в чем ни бывало, мотив я придумаю по пути, например – ошиблись дверью, что угодно, я сейчас подумаю. Или срочное сообщение для господина Глессина, дождитесь меня, прежде чем звонить.
– Хорошо. Я думаю, беспокойство координатора за пропавшего кадета тоже подойдёт, но решим все вместе, – согласилась Утара. – Жду вас, сообщите только Макдауэллу и Лайтману, что идёте с нами: в ангаре 13 теперь наш «штаб».
- Так точно, мэм, конец связи, - на бегу сказал Ракар, отключился и принялся вызывать Освальда. У Освальда было занято, тогда он вызвал Лайтмана – такая же история. Поразмыслив секунду, Ракар вызвал Квинтилию, попросил ее передать остальным, что присоединяется к Утаре Рилл.
Только бы не опоздать, думал ромуланец, Тенма не должен повторить судьбу коммандера станции, только бы не опоздать.

***

– Почти пришли, – констатировал Тенек, – за следующим поворотом.
Утара остановилась и нажала на коммуникатор, вызывая службу безопасности. Странное было у неё ощущение: словно если она хоть на секунду расслабится, случится что-то непоправимое. Болианка понимала, что это всё - нервы, и что после всех стрессов и убийства командующей станцией это нормально, но всё-таки ей было очень, очень не по себе.
-Дежурный офицер Бакот на связи, - услышала Утара ответ на свой вызов.
– Советник Рилл, исполняющая обязанности координатора проекта «Альфа», – представилась Утара. – Мы недавно вызывали вас по поводу исчезновения гила Джеза Тенмы. Появилась новая информация: на брошенном коммуникаторе гила присутствуют ДНК и отпечаток пальца наусиканца.
«И мне странно, что проверить коммуникатор на ДНК – идея девочки-кадета, а не ваша, дежурный офицер Бакот», – добавила болианка мысленно: когда она узнала, что действительно надо было сделать с коммуникатором, она очень рассердилась на ленивого дежурного.
-Иии… что? - недоуменно спросил Бакот.
Утара закрыла глаза и сосчитала до трёх, затем медленно выдохнула и вежливо произнесла:
– Среди участников проекта нет наусиканцев, среди друзей мистера Тенмы, а так же среди дабо-девушек, насколько я знаю, тоже нет. Боюсь, остаётся только одно объяснение: коммуникатор с формы мистера Тенмы был сорван неким наусиканцем, а это уже можно расценивать как нападение.
-У вас есть свидетельства, что какой-то наусиканец словами или действиями прежде угрожал гилу Тенме? - спросил дежурный.
– У меня нет свидетельства, что мистеру Тенме кто-то угрожал, – Утара всеми силами пыталась сохранить терпение, – но такие вещи и не делают на глазах многочисленных свидетелей. А ещё у меня есть свидетельство моего кадета, который обучается на офицера безопасности, о том, что как минимум коммуникатор вы должны были изучить. И я бы очень хотела услышать вашу версию того, как он мог оказаться на полу в коридоре со следами ДНК представителя расы, которая чуть менее, чем полностью задействована в полулегальной охране и криминальном бизнесе.
-Наусиканец шел по коридору, увидел валяющийся предмет, подобрал его, осмотрел и бросил за ненадобностью, - с готовностью предложил версию Бакот, - Госпожа Рилл, быть наусиканцем на этой станции - не преступление. Оставлять свое ДНК на предметах - не преступление. Мы не придерживаемся расового профайлинга, потому что это дискриминация со стороны правоохранительных органов.  Сожалею, но в данный момент я не вижу оснований для начала немедленных действий. Благодарю за обращение. СБ, конец связи.

– Можно подумать, наусиканцы тут постоянно шатаются по коридорам, чтобы это была случайность – сердито проворчала Утара, испытывая сильное желание сделать Бакоту что-нибудь нехорошее: если не написать на него жалобу, то хотя бы посмотреть на него с крайним омерзением. Болианка коротко сообщила о неудаче с СБ в «штаб», и они с Тенеком продолжили путь.
– Я не разделяю ваших опасений насчёт заложников, мэм, – сказал вулканец, – вероятнее всего, у доктора Глессина просто гости и наш визит будет очень некстати. Это и моё присутствие может оказать негативное воздействие на отношение мистера Глессина к вам и вашим вопросам: во время нашей беседы я проявил настойчивость, а доктор Глессин отреагировал крайне эмоционально. Возможно, вам стоит проявить некоторое недовольство мной, чтобы завоевать его расположение.
Утара не сдержала улыбки:
– Это будет нетрудно, иногда вы просто невыносимы. Но если честно, я напрасно сердилась на вас: я ведь тоже знаю, что такое тайна пациента, так что вы уж не сердитесь на меня за мою «эмоциональную реакцию»!
– Я никогда ни на кого не сержусь, – напомнил вулканец.
– Да, разумеется, – покладисто согласилась болианка.

Ракар добежал до Тенека и Утары Рилл, встал возле них.
- Вобщем так, если это каюта кардассианского доктора, я могу позвонить и мотивировать визит засвидетельствованием почтения и просьбой о консультации. Кроме того, я мог бы стоять на входе в каюту с бутылкой вина, подносом и накрытой посудой с какой-нибудь едой. Главное – чтобы они открыли дверь и мы все увидели. Как потом извиниться – дело пятое и мое. Я разберусь. Главное – увидеть. Только у меня нет ничего, не сразу пришла идея. Освальд может реплицировать нужное в катере, - сходу выпалил ромуланец.
– Даже не знаю, – покачала головой Утара, – если доктор действительно заложник, он с радостью ухватится за любую возможность открыть дверь, а если он не пострадал, мирно сидит с гостями, и вдруг его сходу обманывают? Тогда он может рассердиться и не ответить нам ни на один вопрос, даже если мистер Тенма заходил к нему после разговора с Тенеком. Может быть, сперва узнаем у мистера Макдауэлла, какие биосигналы видят в этой каюте сенсоры? Если там нет наусиканцев, я объясню мистеру Глессину, что беспокоюсь за своего кадета, а если они там есть, воспользуемся одной из ваших идей.
- Хорошо, мэм, - кивнул Ракар. – Подождем информацию, конечно.
– Я могу попытаться определить там присутствие именно мистера Тенмы, если мистер Макдауэлл телепортирует мне медицинский трикодер, – предложил Тенек. – Не могу поручиться за результат, но могу попытаться.
Стоя возле каюты кардассианского доктора Глессина, Ракар посмотрел на потолок коридора. В этом коридоре наверняка были камеры. Даже не наверняка, они точно там были. Но лейтенант Бакот отказывался помогать кадетам, и даже советнику. Что если, записи с камер все-таки могли прояснить ситуацию, но чтобы посмотреть их – необходимо было преодолеть непреодолимое, и пока это не было возможно. Отчего то Ракар подумал, что ситуация может быть совсем обратной. И если Тенма действительно там, в этой каюте, то есть вероятность, что не его вместе с доктором держат в заложниках, а совсем наоборот, именно он, Джез чего-то хочет от доктора, используя двоих наусиканцев. Вся эта странная медицинская информация, о которой не хочет говорить Тенек. Причина тому – какая-то медицинская информация. Но мотив все еще не ясен.
- Каким образом, Тенек? Кардассианский биосигнал не рассказывает нам о весе, росте, и уж тем более не показывает лицо сканируемого, - Ракар с интересом посмотрел на Тенека, каких прорывов в технологиях достигла Федерация, о которых Ромуланская Империя еще не знала?
– Не думаю, что сейчас это важно, гораздо важнее, получится что-нибудь или нет, – ушёл от ответа вулканец, – Если вы заметили, в успехе я не уверен.
Тенек и так был убеждён, что ведёт себя по отношению к Тенме недостаточно корректно: что, если это не понадобится? что, если кардассианцу ничего не угрожает и мистер Бакот прав в своём скептицизме? Однако был достаточно серьёзный шанс, что офицер СБ ошибается, и стажёр не мог это игнорировать.
– Пусть хоть с бубном танцует, лишь бы это сработало! – махнула рукой Утара. – Я сейчас попрошу телепортировать.
С момента исчезновения Тенмы Утара находилась в постоянном страхе, а её мысли то и дело возвращались к убийству коммандера Мори, и сейчас каждым её действием руководило желание не позволить трагедии повториться. И пусть над ней смеются, если тревога окажется ложной!
– Мне будет вполне достаточно медицинского трикодера, – с чуть заметным осуждением в голосе поправил советника Тенек.
Ракар улыбнулся, и его глаза едва заметно сузились. Затем он нажал на дельту, вызывая кадета Макдауэлла:
- Освальд, вы в катере? Можете нам телепортировать медицинский трикодер? Тенек говорит, что может попробовать найти именно Джеза в каюте.
________________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 17 Октября 2017, 10:09:37
Катер “Анадырь”, ангар 13, коридор Жилого кольца

- И все же, я была права – с вашей группой вечно что-то происходит, - заявила Делас, проходя внутрь катера. Первым делом она с видимым облегчением заняла кресло и откинулась на спинку, а затем с любопытством осмотрелась. – У нас – сплошные скучные задания, а у вас вот целый член команды пропал, это же… это же настоящий детектив! – с восторгом произнесла она. – Может быть, не так уж и плохо, что меня к вам перевели…
- Может, я бы даже разделял твою радость, не будь этот пропавший член моим другом, - проворчал Освальд, добравшись до инженерной консоли и включив управление транспортером, - так-так, не расслабляйся! То, что ты ничего не понимаешь в управлении федеральной техникой не освобождает тебя от обязанностей члена нашей команды. Ты врач? Готовь инструменты. Если что-то случится с коллегами во время нашей операции, я предпочёл бы не обращаться в лазарет.
Транспортер был запущен, и Освальд, найдя огнетушитель на обычном месте, положил его на площадку и сказал по связи:
- Акрита, подарочек для тебя, - после чего предмет растворился в луче.
Прежде, чем Акрита успела подтвердить получение огнетушителя, сработал коммуникатор Освальда и раздался голос Ракара:
- Освальд, вы в катере? Можете нам телепортировать медицинский трикодер? Тенек говорит, что может попробовать найти именно Джеза в каюте.
- Слышу, секунду, - отозвался Освальд и быстро отыскал аптечку катера. Трикодер Делас мог ей самой понадобиться, если будут пострадавшие в группе.
Через минуту Освальд вернулся за пульт и, определив местоположение вызова с помощью сенсоров катера, снова запустил телепортацию, но не удержался от вопроса:
- Если не сработает, Тенек, а вы можете какую-нибудь вулканскую телепатическую... э-э... технику применить?
– Могу попытаться, – ответил Тенек, – но шансы исчезающе малы: слишком много требуется благоприятствующих условий.
- Ты уже проверил биосигналы в той каюте? – Делас задумчиво следила за тем, как Освальд один за другим отправляет объекты через транспортер. – Я думала, мы с этого должны были начать, а потом уже все подряд телепортировать, - поудобнее устроившись в кресле, она тоже активировала свою дельту и с любопытством обратилась к Тенеку: - А как ты собираешься определить, что это именно Тенма?

Тем временем огнетушитель успешно появился на полу в Ангаре 13, а медицинский федеральный трикодер из медицинского набора катера “Анадырь” - на полу коридора перед каютой доктора Глессина на Жилом кольце.
Акрита взяла в руки свое оружие привычным и хорошо отработанным движением, каким обычно полагается держать его при использовании по прямому назначению. Конечно, в бою, вероятно, придется действовать несколько иначе, и андорианка попробовала представить себе направление вылетающей струи, чтобы оценить возможный урон.
- Получила подарочек, - она коротко отчиталась по связи, хотя важный диалог было неудобно перебивать. Но обстоятельства требовали четкости и определенности.
- Ещё нет, - проворчал Освальд на вопрос Делас, - слушай, я не сороконожка... или, скорее, не сорокоручка... не важно, в общем, могла бы и помочь, вообще-то... - бросив беглый взгляд на ромуланку, кадет спохватился и закатил глаза, - а, ну да, ты же не умеешь нашей техникой пользоваться. Эх, где же Самрита, когда она так нужна... В общем, так, пускай Тенек попробует свой способ, а я пока с оружием закончу. Если он не сможет, уже будет видно.
Хлопнув по дельте, он быстро проговорил:
- Отлично, Акрита, удачи.
Снова подбежав к транспортеру, кадет положил гипоспрей и отправил его ударной группе.
- М'Кота, вот ещё кое-что. Используй на своё усмотрение.
- Освальд, что там с результатами сканирования? – на этот раз связь заговорила голосом Самриты. – Нам нужна эта информация, чтобы начать любые дальнейшие действия.
Гипоспрей ромуланского образца тем временем тоже материализовался на полу Ангара 13.
- Сейчас, Сэм, сейчас, минуту ещё, - устало пробормотал Освальд и вновь вернулся за пульт, после чего вновь запустил сенсоры и просканировал каюту, рядом с которой стояли ромуланец, вулканец и болианка, на наличие биосигналов.
Сканер ожидаемо показал в своем радиусе действия ромуланский, вулканский и болианский биосигнал недалеко от границ каюты, а в самой каюте определил два кардассианских биосигнала и два наусиканских.
- Два кардассианца и два наусиканца, - тут же передал землянин.
- Тогда включаю общую связь, - проговорила по связи Самрита, и ее голос дрогнул. – Будьте готовы - теперь все друг друга слышат. Тенек, что показывает ваше сканирование? Советник, после получения результатов - сообщите, когда будете готовы зайти в каюту. С этого момента все должны соблюдать тишину, переговоры – письменно или по дополнительным каналам связи. Советник, Тенек, Ракар, мы внимательно вас слушаем и будем готовы телепортироваться к вам или поднимать вас по первому сигналу.
Самрита включила общую связь, и ее слова послышались из коммуникаторов всех, кто принадлежал к проекту “Альфа”. В Ангаре 13 это создало небольшую какофонию, некоторые коммуникаторы зафонили. Квинтилия, Крим, Брол, Хена и Жантарин сразу же отключили свои дельты, чтобы не допустить хаоса в связи. Сейчас им вполне хватало того, что они могли слышать из коммуникаторов коллег.

Тенек немного промедлил и, когда сперва из коммуникатора Ракара, а затем и по общей связи послышались новые реплики, воспользоваться этим, чтобы не отвечать на вопрос Делас. Он оценил поступок Ракара – его демонстративную попытку спровоцировать вторичный вопрос и заставить Тенека вызвать ещё больше подозрений новым отказом от ответа, и теперь вулканец с удовлетворением констатировал, что обычное хаотичное поведение эмоциональных избавляет его от такой перспективы. Вулканец поднял с пола трикодер, отступил в сторону от болианки и ромуланца, подошёл вплотную к стене каюты и начал подстраивать прибор для поиска полукардассианского-полубаджорского организма.
– Пока рано, осуществляю настройку, – отчитался он в ответ на вопрос Самриты.

М’Кота кисло посмотрела на гипоспрей: не очень-то ей нравился такой способ ведения войны, уж больно это отдавало шпионскими штучками. Она не могла объяснить, почему эта идея нравится ей меньше, чем удар по голове или использование огнетушителя, но факт, что не нравилась.
– Кто хочет это? – спросила она, подбирая гипоспрей и снова поворачиваясь к своей команде. Признаться, она искренне надеялась, что кто-нибудь из товарищей предъявит на транквилизатор свои права.
- Интересно, - сказал Артур, - я возьму, посмотрим, пригодится он или нет.
И землянин забрал гипоспрей из рук М'Коты.
Тем временем в «Анадыре» Делас тоже отключила свою дельту, снизив фоновый шум и получив возможность все слушать, не будучи самой услышанной.
- На наусиканцах я это еще не пробовала, - шепотом проговорила она в потолок. – Хотела бы я оказаться там и посмотреть на эффект… Ставлю на то, что вырубит за 3,5 секунды.
___________
С кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 18 Октября 2017, 09:09:54
Катер “Анадырь”, ангар 13, коридор Жилого кольца

Тенек закончил, наконец, подстройку трикодера и начал сканирование. Он сканировал на наличие кардассиано-баджорского биосигнала в радиусе действия его трикодера. В результате один сильный кардассианский сигнал проявился сразу, а второй - с небольшой задержкой и он был гораздо слабее первого.
Ракар еще раз посмотрел вверх, понимая, что камеры все пишут, что их видно. Однако это уже не имело значения. Ромуланец шагнул к каюте и приложил ухо к двери. Каюты жилого кольца были куда лучше оборудованы и звукоизолированы, чем кадетские. И все-таки попытка - не пытка.
Внутри не было слышно голосов, а только какие-то очень легкие шорохи.
– Думаю, у нас уже нет времени проверять, есть ли там мистер Тенма, – сообщил Тенек, – один из кардассианцев очень слаб. Нам надо входить.
– Мистер Ракар, у вас были идеи как войти, – голос Утары на мгновение дрогнул.
Ракар отошел от двери каюты и повернулся к Утаре Рилл, внимательно глядя на нее. Теперь, когда работала общая связь, он зашептал, не отрывая взгляда от болианки:
- Перед тем как входить, необходимо получить карту распределения биосигналов по каюте, картинку. И мониторинг их перемещений. Я не думаю, что нас впустят, но с этого мы начнем. Группа, готовая телепортироваться, тоже должна видеть карту их перемещений. Одного добровольца нужно телепортировать рядом со слабым биосигналом, он отдаст свою дельту Тенме. Его заберут. Дальнейшее по ситуации. Если все не так, как мы себе представляем... впрочем, не важно. Я могу заговорить с господином Глессином сейчас, с приветом от Ромула. Если вы, мэм... координатор, не хотите осуществить свой план. Мой вам показался не очень…
- Пойду подготовлю медотсек, - Делас нехотя слезла с кресла и подхватила свою сумку. – Если будут раненые, можешь телепортировать их ко мне; на мостике я тебе все равно не нужна, - она помахала Освальду и скрылась в коридоре, откуда Освальд расслышал только что-то неразборчивое, смутно смахивающее на: «Давно хотела добраться до вашей ЭМГ…»
– Это если бы у него там были гости, – пояснила тем временем Ракару Утара, – Но ведь наусиканцы навряд ли пришли попить чаю и сыграть в карты!
- Сейчас всё будет, - ответил Освальд Ракару и увеличил разрешающую способность сенсоров, чтобы иметь более точное понимание о том, какой биосигнал где расположен на плане каюты.
На уход Делас он отреагировал сначала только невнятным "Угу", но потом, когда услышал что-то про ЭМГ, чертыхнулся про себя и, на всякий случай, отключил всё, что только можно было отключить - Дженни и правда была бы сейчас полезна. Хватило бы только энергии на неё… Впрочем, двигатели потребляли больше всего, а раз катер находился в ангаре, с этим проблем не возникало, но кадет также отключил систему жизнеобеспечения и окончательно разгерметизировал катер, чтобы воздух поступал из ангара.
Освальд увидел, что три биосигнала расположены в дальней комнате каюты, которая была спальней. Два биосигнала были кардассианскими и распологались очень близко друг к другу, один был наусиканским и находился возле выхода из спальни. Второй наусиканец был в гостинной зоне неподалеку от окна каюты.

(http://image.ibb.co/bR2FRR/k.jpg) (http://imgbb.com/)


Освальд быстро пересказал, что увидел на экранах сенсоров, и отправил план каюты изображением на терминалы в ангаре.
- Вот такие дела, - закончил он, - можно только гадать, что именно там происходит: наусиканцы держат в плену двух кардассианцев, или же они действуют по приказу хозяина каюты; слабого ранили при захвате, или же там творится что-то ещё - не попав внутрь, не выяснить. Готов телепортировать группу внутрь или кардассианцев на борт катера по сигналу.
В голове Тенека мгновенно промелькнула мысль о том, что Глессин что-то предлагал Тенме, что-то, на что последний не решался. Что если доктор решил реализовать это путём насилия?
– У вас есть доброволец для телепортации к слабому биосигналу, – сообщил он. – Будет ещё лучше, если со мной телепортируется кто-то ещё. Предпочтительно способный при необходимости оказать сопротивление.
Вулканец понимал, что если в этой каюте происходит незаконная операция, гила Тенму может оказаться невозможным телепортировать, а врачу возможно придётся заняться прямыми обязанностями.
- Еще просьба, - сказал Ракар, задумавшись. Наусиканец у окна - это было хорошо. И вообще, окно - это было прекрасно. - Освальд, дайте мне любой предмет, маленький, с ладонь размером - максимум. Будет мигать - хорошо, не будет - и ладно. По получении, если все остальные готовы, я звоню и мы начали. Тенек и мэм Рилл отойдите от двери подальше, вас все равно телепортируют, и вы все равно все слышите.
- Что у вас происходит? – нетерпеливо спросила Самрита по связи. – Что за план? Нам нужны четкие команды, кого телепортировать, а от вас исходит противоречивая информация. Вы только больше все запутываете!
В этот момент из каюты донесся приглушенный звук, который различили только вулканские и ромуланские уши - как будто на пол упало что-то металлическое.
Ракар повернул голову на звук упавшего предмета. И одновременно принялся рассказывать Самрите план.
- План такой, Самрита. Сейчас я звоню в каюту, если не открывают после второго звонка – мы принимаем решение о телепорте. Пока не можем – потому что мы гости на этой станции, как и они, и у нас нет прав, как у хозяев. Если они открывают, а откроет скорее всего наусиканец – я объясняю зачем пришел к доктору Глессину и прошу пройти. Если меня не пускают после убедительного обоснования, мы принимаем решение о телепортации. Если меня пускают – я захожу в каюту, выясняю визуальную обстановку, рассказываю о ней вслух и беру на себя одного наусиканца. В это время вы мониторите положение всех остальных. Дверь за мной закроется наглухо. Сначала я попробую поговорить. Я могу требовать выпустить заложников, я буду блефовать и врать, для этой части мне нужен металлический предмет, который я выдам за бомбу, если будет такая необходимость. По кодовому слову "ангар" начинается телепортация. Тенек телепортируется к двоим кардассианцам, или одному тому, который останется лежать в спальне. Также необходимо будет блокировать второго наусиканца. На каждого наусиканца лучше всего по 2 человека. В подмогу Тенеку также нужен второй человек. Тенек отдает приказ о телепортации Тенмы, или его вместе с ним. А вот кого именно телепортировать на подмогу - решаете вы, капитан. Дальнейшее – не определено. Самрита, вы подтверждаете, или желаете скорректировать план?
- Я не капитан, - недовольно буркнула Самрита. – И я считаю, что звонить в дверь и вести переговоры должна советник Рилл – она вызовет больше доверия и меньше желания немедленно проявлять силовые методы. Ракар, ты должен обеспечивать безопасность советника и оставаться рядом с ней. Если тебе для этого понадобится какая-то уловка, можешь ее использовать. Пока вы с советником отвлекаете наусиканцев, мы телепортируем Тенека и… - она оглядела добровольцев, - например, Акриту, в каюту к кардассианцам. Тенек, ты должен будешь определить его состояние и необходимость медицинской помощи, но помни, что наша главная задача – телепортировать его из предположительно опасного места. М’Кота и ее команда будут телепортированы к наусиканцам сразу же, если возникнет необходимость. Я хочу напомнить, что мы сейчас вламываемся в чужую каюту без спроса, и поэтому должны вести себя максимально аккуратно и стараться не причинять вред людям и имуществу – по возможности просто забрать Тенму и уйти. Все согласны? Есть возражения?
– Я считаю, что нужно телепортироваться немедленно, двоим к кардассианцам, боевой группе к наусиканцам, – быстро произнёс Тенек, – Прямо сейчас в каюте что-то происходит, я слышал шум. Извиниться мы всегда успеем, а вмешаться можем и не успеть.
В этот момент Освальд увидел, что биосигналы на схеме каюты начали менять положение - оба кардассианца переместились в гостинную зону.
- Внимание, - произнёс Освальд, - в каюте движение, кардассианцы покинули комнату и перешли в гостиную. Что делаем, Сэм? Сейчас твоё решение.
- Я не знаю! – воскликнула Самрита. – Ситуация поменялась, план отменяется. Советник, я бы рекомендовала начать со звонка в дверь и переговоров, а мы будем готовы к телепортации в любой момент. Мы не знаем точно, что там происходит.
- Как минимум они все ходят, - сказал Ракар, - экстренная телепортация прямо сразу – не нужна. Будьте просто готовы. Я согласен с версией Баккер, начинаем с беседы, и я стою рядом с Утарой Рилл.
- Транспортер готов, жду команды, - напомнил Освальд, - могу доставить кого угодно куда угодно прямо сейчас, в том числе кардассианцев на катер.
Утара почувствовала, что сердце у неё вот-вот оборвётся, но сейчас было не до переживаний и хворостей. Советник решительно кивнула головой и приняла решение:
– Ракар, звоните! Но если не откроют быстро – телепортируемся. Все, кто должен принимать активное участие.
Она не была уверена, что телепортировать кардассианцев на катер - это лучше, чем вломиться к ним. Пожалуй, это было даже хуже, поскольку смахивало на похищение.
 Освальд и все, кто видел трансляцию с сенсоров в Ангаре 13, могли наблюдать, что два наусиканских биосигнала все еще находились в гостинной каюты. Два кардассианских - тоже, но тот, который был слабее, медленно перемещался к окну и стоящему там наусиканцу.
- Более слабый сигнал приближается к наусиканцу, - быстро доложила Самрита. – Пора действовать, начинайте. Всем остальным: полная тишина! 
Не произнося более лишних слов, Ракар поднял руку и нажал на кнопку звонка.
Ответа не последовало.
Ракар позвонил второй раз и отступил на шаг назад.
- Ответа нет, - произнёс ромуланец, - заходим телепортом, Сэм?
На другом конце связи повисла короткая пауза, а затем Самрита ответила:
- Приготовиться к телепортации – группа советника Рилл и группа М’Коты. Вам придется быстро оценить ситуацию уже на месте. Освальд, перемести боевую группу к наусиканцам, Тенека – к более слабому кардассианскому сигналу. Первыми не нападаем, но готовимся отразить удар и забрать Тенму при необходимости. Надеюсь, эта ромуланская штука никого не убьет, - добавила она себе под нос.
- Принято, выполняю, всем приготовиться! - почти прокричал Освальд, наводя луч сначала на боевую группу, а потом на группу координатора Рилл.
"Только бы ничего не сломалось сейчас", - пробормотал кадет себе под нос.
______________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 19 Октября 2017, 10:05:12
Каюта доктора Глессина

Освальд действовал быстро, и времени подумать не было, поэтому он руководствовался только тем, что прикинул в прошлый раз: Артур и Акрита вооружены спецсредствами, поэтому им надо дать чуть больше места. Так вышло, что Артура и Жантарин кадет переместил ближе к наусиканцу у окна, а М'Коту с Акритой - к тому, что у двери, причём М'Кота и Жантарин были чуть ближе к своим врагам и могли выступить в роли отвлекающих - это был единственный ход, о котором кадет подумал заранее, поэтому с остальными влияние случайности оказалось куда выше. Координатора Рилл и Ракара Освальд, не особо думая, поместил прямо у входа в каюту, а Тенека - как можно ближе к слабому кардассианцу.
(http://preview.ibb.co/hsaU5m/1.jpg) (http://ibb.co/caE0BR)
Обе транспортации прошли успешно и группа М’Коты, а за ней и группа Утары Рилл материализовались в гостинной Глессина. В помещении сразу стало тесно.
Первое, что ощутили все незваные гости - сильный запах, сразу проассоциировавшийся с медициной: пахло дезинфекцией и немного озоном.
Затем у них было несколько секунд, чтобы оценить обстановку.
Посреди гостинной стоял кардассианец доктор Глессин. На его плечи был накинут шелковый халат со стеганым воротником - из тех, которые составляют комплект к пижамам джентльменов. При появлении гостей кардассианец запахнул халат, но было заметно, что вместо пижамы на нем на самом деле надета зеленая пара из штанов и рубашки, напоминающая медицинскую форму. Если доктор хотел это скрыть, накинув что-то сверху, то было уже поздно. Ближе всего к Глессину оказалась М’Кота, и она это заметила.
С другой стороны от М’Коты был один из наусиканцев, он загораживал собой вход в спальню. Когда произошла транспортация, он выхватил оружие, напоминающее фазовый пистолет, и направил его на М’Коту.
Акрита оказалась немного за спиной у наусиканца. Арка, разделяющая гостиную и спальную зону каюты, была достаточно широкой и наусиканец не полностью ее закрывал, поэтому Акрита увидела, что спальня была полностью преобразована - вместо кровати и шкафа там стояло какое-то оборудование с мониторами и что-то вроде операционного стола. На полу стояли два огромных черных чемодана, в которые часть оборудования уже была запакована.
Второй наусиканец стоял возле окна. Наподалеку на полу лежала снятая со стены панель, а в стене открывался лаз. Когда такая панель упала на пол, она вполне могла издать звук, который слышали Ракар и Тенек.
Руки второго наусиканца были заняты - он держал Тенму. Конечности и голова молодого кардассианца безжизненно свисали, он был без сознания. Из одежды на Тенме были черные кожаные штаны и расстегнутая черная рубашка. Рядом в двух десятках сантиметров над полом парили включенные гравитационные носилки.
У наусиканцев и Глессина тоже ушло какое-то время, чтобы оценить обстановку. Для них появление людей в каюте было сюрпризом.
-Не стрелять! - успел крикнуть Глессин, заметив, как первый наусиканец выхватил оружие.
Перед самой телепортацией Ракар услышал на грани слышимости о какой-то ромуланской штуке, Самрита надеялась, что та никого не убьет. Ромуланец нахмурился, но подумать об этом не успел, потому что наступил исчезающее краткий миг небытия телепортации. А следом за этим каюта кардассианского доктора предстала перед его глазами, картинка распределения коллег, бессознательный Тенма в руках противника, неизвестный ему кардассианец посередине каюты, очевидно, хозяин каюты, и его краткий приказ. Ответы на некоторые вопросы теперь были получены, но новых вопросов стало еще больше. Краткий приказ "не стрелять" означал, что в той стороне, которую Ракару не было видно – было оружие. И оно уже было готово к бою. Наверняка, оружие было и у того, который держал Тенму, но его руки были пока заняты. Задача минимум – забрать Тенму и убраться отсюда живыми всем. Задачу максимум – пусть решает служба безопасности.
Ракар очень пожалел, что оружия нет у него. Задача стала бы куда проще.
- Никому не двигаться, - угрожающе произнес Ракар, чуть наклонив голову он шагнул влево, становясь на одной траектории между Утарой Рилл и угрозой впереди. – Отпустите нашего друга и мы уйдем, никто не пострадает.
Потом Ракар шагнул вперед, отсутствие обзора левой части каюты очень мешало.
Ромуланский гипоспрей с ромуланским транквилизатором, зажатый в правой руке, Артур не просто так забрал сам. Он решил не применять его. Потому что никто не мог знать, что там, и зачем. Делас не походила ни на Валардиса, ни на Ракара. Делас начала свой путь с диверсии. Он не мог довериться. Только поистине крайний случай заставил бы его применить его. Крайний случай еще не настал.
Оказавшись в каюте, кадет постарался оценить обстановку в целом. Краем глаза он увидел поднятое на М'Коту оружие. Но заставил себя сосредоточиться на своей основной части. Перед ним был наусиканец с Тенмой, и он не имел права отвлекаться. Здесь каждый должен исполнить свою часть, иначе у них не получится. Левая рука Артура медленно поползла к его дельте.
Акрита тоже не теряла времени даром.
- Не двигаться, - тихо, но твердо повторила она слова Ракара, недвусмысленно направив огнетушитель на наусиканца, который продолжал угрожать М’Коте.
Одновременно она быстрым взглядом окинула сначала общую комнату, затем спальню, не пытаясь сейчас строить догадки и искать объяснения, а стараясь просто как можно точнее запомнить детали.
Общая связь, настроенная Самритой, все еще работала. Все, что говорилось в каюте Глессина было слышно оставшимся в Ангаре 13 и на катере “Анадырь”.

Телепортироваться только для того, чтобы оказаться под прицелом – не самая приятная перспектива, но сориентировавшись в обстановке, клингонка только демонстративно улыбнулась той ослепительной хищной улыбкой, которую опасность вызывает у клингонов.
– Ну, почему же не стрелять? – сказала она, в упор взглянув на доктора Глессина и одарив его насмешливым взглядом. – Если он выстрелит, вашей карьере конец, я бы посмотрела на это даже с Корабля Смерти.
 
Эти слова вызывали у Утары холодный ужас, хотя бы потому что в устах клингонки это был отнюдь не блеф. И снова богатое воображение нарисовало болианке чудовищную картину с трупом М’Коты на полу, но, кажется, больше уже ничего не оставалось, как попытаться обернуть ситуацию в свою пользу.
– Девушка права, доктор Глессин, – сказала она. – Служба безопасности извещена, в вашей каюте всё готово для похищения, и вам не избавиться от улик. Если вы дополните это убийством гражданки Клингонской Империи... – болианка покачала головой, – боюсь вы можете не только оказаться под судом, но и развязать новую войну. Но пока ещё – пока ещё! – у вас есть шанс свести всё к недоразумению.
 
Ситуация пока находилась в шатком, но всё же равновесии. Тенек стоял, на первый взгляд безучастно ожидая какой бы то ни было развязки. На деле же вулканец тщательно фиксировал всё, что мог увидеть и при необходимости использовать.

-Я не понимаю, что здесь происходит! - воскликнул Глессин, - Толпа какого-то народу внезапно вломилась в мою каюту и говорит про похищение. Вы пришли меня похитить? Кто меня заказал? Это гал Дохиил решил избавиться от свидетелей? Вы на него работаете? Я сказал своей охране не стрелять, потому что хочу выяснить, что здесь происходит, но знайте, что я не беззащитен.
– Доктор Глессин, – вздохнула Утара, – если бы вас заказал гал Дохиил, вы бы сейчас уже ничего не могли спросить! Дело всего лишь в том, что на совещание самого мирного в Галактике проекта не пришёл один очень дисциплинированный кадет, его координатор очень разволновался и, как видите, явился к вам. Я сердечно благодарна вам за грубую ошибку, которую вы допустили, не предоставив естественного объяснения для отсутствия мистера Тенмы. Галу Дохиилу, это не понравится, на так ли? А ещё ему очень не понравится то, что вы так глупо проболтались о вашем сговоре. Боюсь, теперь именно вам придётся всё рассказать, потому что в противном случае ваш сообщник узнает о вашем невольном предательстве, и что-то подсказывает мне, что это будет для вас намного хуже, чем арест службой безопасности станции.
Утара говорила без тени насмешки в голосе, спокойно и неторопливо, как человек, у которого есть в запасе бездна времени... и только ей самой в эту минуту было известно, какой смертельный ужас она испытывает.
____________
С кадетами, Утарой Рилл и доктором Глессином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 19 Октября 2017, 10:07:39
Каюта доктора Глессина

Самрита напряженно следила за перемещением биосигналов по каюте, одновременно слушая все, что доносилось по связи через сразу несколько дельт. Ситуация была неясной, и девушка понимала, что не знает, что делать. Пока она точно решила, что вызывать службу безопасности не стоит: в конце концов, это они вломились в чужую каюту с оружием, и это выглядело… не слишком правильно. А уж кардассианец точно сможет вывернуть все против них! Больше она ничего не знала наверняка: в каком состоянии был Тенма? Что с ним делали? Требуется ли его немедленно перемещать в медотсек «Анадыря», или он в порядке, и медицинская помощь не нужна? Команды о транспортации не было, но и голоса Тенмы пока слышно не было. И кто такой, черт возьми, этот гал Дохиил?..  Самрита наклонилась еще ниже к своей консоли, будто бы это могло помочь ей лучше разобраться в происходящем.
Противник, который много говорит – всегда отличная находка для шпиона. Имя гала Дохиила было говорящим. У него были дела с этим кардассианским доктором, и доктор был чему-то свидетелем. Что если это может быть связано и с состоянием Иламы Толан? Ракар сделал еще два шага вперед, тихо прошептав: "запись", надеясь, что на катере запишут этот сеанс связи, но даже если и нет, все равно уже много свидетелей.
Ракар медленно сделал еще два шага вперед по направлению к доктору. Слова Утары Рилл , считал Ракар, необходимо было точно дополнять недвусмысленными точными приказами от превосходящей силы для того, кто собрался протащить Тенму служебным инженерным коридором, вместе с описанием происходящего для катера и ангара.
- Ваши дела с галом Дохиилом – не предмет нашего обсуждения сейчас, - сказал Ракар глядя прямо в лицо кардассианца, - мы пришли за Джезом Тенмой. Нам нужно, чтобы все опустили оружие, потом ваш охранник отпускает Джеза Тенму, находящегося без сознания, в руки вулканца. Прямо сейчас. Немедленно. Ваше содействие будет вам засчитано. И все будет хорошо.
-Что? - доктор Глессин все еще не понимал, что происходит, - Какое совещание? Зачем вы пришли за Джезом Тенмой? Почему и зачем я немедленно должен его отдать вам? Ах, так вы его пришли похитить?
Доктор быстро обернулся к наусиканцу, который стоял у него за спиной и держал на руках Джеза Тенму, и коротко отдал приказ:
- Защищать мальчишку любой ценой!
Шёпот Ракара Освальд услышал, потому что не отрывался от сенсоров и вслушивался во всё, что доносилось по связи.
Потратив несколько секунд, чтобы от транспортеров перейти к управлению связью, он запустил сохранение всей поступающей через систему связи информации в аудиофайл.
После этого кадет быстро набросал сообщение в ангар:
"Запись включил, готов в любой момент забрать их всех прямо на " Анадырь", жду команды, Сэм. СБ предлагаю пока не вызывать - нас же первых и арестуют, надо попробовать договориться.
P.S. интересно, кто такой этот гал Дохиил..."

Пользуясь тем, что большинство присутствующих заняты переговорами, Тенек постарался очень медленно и незаметно навести на Джеза Тенму трикодер.
Жизненные показатели Тенмы были все еще слабее нормы, но стабильными. Вцелом картина выглядела так, будто в его организме находилась большая доза снотворного.

«Согласна», - коротко ответила Самрита на сообщение Освальда и нетерпеливо постучала подушечками пальцев по консоли. Ей все еще было совершенно непонятно, что же на самом деле произошло с Тенмой.

- Не нужно изображать непонимание, доктор Глессин, - спокойно сказал Ракар, - похититель здесь – вы, а мы – друзья Тенмы. Вы что-то сделали с Джезом, не спросив его желания. До встречи с вами он был в сознании и хорошем состоянии, не больным и со средством связи. И путь, который вон там открыт, - Ракар кивнул на открытый лаз, – не слишком похож на законный способ перемещения. Если вы хотите избежать возмездия за все свои действия и разглашения ваших связей с галом Дохиилом – вы отпустите Джеза, если не отпустите … я вам не завидую.
Ракар вслепую попытался использовать имя кардассианского посла, надеясь попасть в цель, потому что надо было опять идти ва-банк. Но он был слишком неуверен, что попадет. С последними словами ромуланец наконец дошагал до кардассианского доктора, увидев что происходит слева, где стояли М'Кота, Акрита и противник с оружием.

После слов "защищать мальчишку любой ценой" Артур промедлил еще пару секунд, и пока ромуланец говорил, быстро пересек небольшое пространство, встав у открытого лаза, преграждая путь наусиканцу с Джезом на руках.
Наусиканец плотнее прижал кардассианца к груди и отступил назад, к стене возле окна, прикрывая себе спину. Теперь он был в окружении из андорианки и Артура.

- Действительно, мистер Глессин, - сказал Артур не выпуская из поля зрения наусиканца, держащего Джеза. Пока все еще шла любезная беседа, без намеков на вооруженный конфликт, пока еще можно было, если можно, все решить миром и убеждениями – это следовало делать. – Джез Тенма наш коллега из проекта "Альфа". Мы искали его потому, что он исчез, не пришел на брифинг. И с ним было все в порядке до этого момента. Но теперь вышло так, что его средство связи сорвано и выброшено в коридор одним из ваших охранников. Сам Джез без сознания, в руках вашего охранника, и вы собираетесь тащить его в этот служебный инженерный ход из вашей каюты. К чему это все? К чему эти гравитационные носилки? К чему этот открытый служебный коридор? Куда он ведет? Мы ведь можем это проследить. Ведь есть коридоры станции для удобного перемещения, и если бы все было хорошо, то вы шли бы там, а не незаметным ходом. Что вы собрались с ним сделать? И что уже сделали? Мы пришли сюда спасти нашего товарища от исчезновения без следа и прочего вреда, который ему могли бы причинить. Только ради этого. И теперь мы хотим знать, что вы сделали с ним, и мы хотим забрать его, потому все это происходящее с ним – нам кажется странным, не очень законным. Вы можете объяснить, что здесь происходит?
Теперь Артур надеялся, что Самрита и Освальд проследят инженерный лаз из этой каюты.
-Я не причинил ему никакого вреда! - возмутился Глессин, - Наоборот, это я спасаю ему жизнь! И может не только ему одному. Ему нужна была моя помощь, но это семейное дело, и вы не имеете права требовать отчета по нему. Уходите из моей каюты, вы все испортите.
Тем временем Самрита Баккер, сидевшая в ангаре 13, набирала следующее сообщение Освальду:
«Посмотри по плану, что это за инженерный лаз в каюте кардассианца и куда он ведет».
Услышав слова кардассианского врача, Самрита нахмурилась и посмотрела на оставшихся в ангаре – будто они могли знать какие-то ответы. И быстро приписала в своем сообщении, прежде чем его отправить:
«Может быть, этот доктор прав, а мы немного… поспешили?».
Ракар принял непроницаемое выражение лица. Семейное дело Тенмы, о котором он уже слышал, помешало кардассианцу участвовать в регате, некий медицинский вопрос, который так тщательно сохраняет в тайне Тенек и кардассианский доктор. Но что тут могло угрожать жизни Джеза Тенмы? И доктор никак не отреагировал на угрозу тем же самым галом Дохиилом, который имел отношение к чему-то очень интересному. Блеф не удался, доктор решал следовать своей цели несмотря ни на что. Ракар не отрываясь смотрел на этого кардассианца, не упуская из обзора наусиканца слева с наставленным оружием на М'Коту.
- Э… доктор, но если мы не ошибаемся, ваша фамилия – Глессин, а не Тенма. А сам Тенма без сознания. Может быть, мы приведем его в чувство и спросим его версию? Пока же, все выглядит так, что вы похищаете его против его воли.

"Не думай об этом слишком долго, сейчас надо проблему решить, а ошибки, если они были, проанализируем позже. Сканирую и сопоставляю..." - ответил на сообщение Освальд и поискал сенсорами упоминавшийся в разговоре лаз, а на соседнем экране открыл план станции, надеясь узнать ответ там.
Судя по плану станции, инженерный эксплуатационный проход проходил по всему Жилому кольцу и вел в сеть других служебных тоннелей, пронизывающих станцию. Ширина таких тоннелей была невелика - крупный инопланетянин вроде наусиканца мог там протиснуться с трудом, а по высоте проходы были таковы, что ползать там пришлось бы буквально на четвереньках. Ближайшая к каюте Глессина развилка тоннеля вела в сторону Стыковочного кольца, и свернув туда, можно было попасть в один из грузовых складов.
Освальд отметил несколько ключевых точек на плане от входа в лаз до ближайшей развилки и выхода и переслал изображение в ангар, добавив к нему сообщение:
"Если они воспользуются этим лазом, то я смогу за ними следить, потому что лишних биосигналов поблизости не будет. Я отметил их возможный путь - можем устроить засаду на складе или же попытаться пошпионить за ними и узнать, что они планируют. Вот бы у нас было ромуланское подслушивающее устройство..."

-Нет, вы не можете привести его в чувство сейчас! - воскликнул Глессин, - Вы загубите 15 лет гениальной кропотливой работы и разрушите его жизнь!
___________
С кадетами и Глессином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 20 Октября 2017, 10:16:19
Каюта доктора Глессина

Практически одновременно со словами Глессина Освальд услышал быстрые шаги, и на мостике появилась Делас. Она выглядела неожиданно серьезной – и, едва Освальд ее увидел, жестом указала на дельту, чтобы он отключил звук.
Землянин кивнул и отключил звук, после чего коротко спросил:
- Дженни не работает, или ещё что-то случилось?
- Вы не должны вмешиваться, - тихо, но решительно проговорила ромуланка. – Если речь идет о его здоровье и жизни – это не ваше дело. Может быть, сам Тенма не хотел бы сейчас этого!
- Тогда он пошёл бы к врачу сам, нам бы сказал то же, что и Ракару перед регатой, и с него бы не срывали "дельту" наусиканцы, - не согласился Освальд, но потом задумался, - а с каких это пор ты стала уважать чужие тайны? За нами тебе ничто не мешало шпионить... кстати, раз уж я уже согласился... скажем так, обойти некоторые правила... у тебя, случайно... э-э... нет ещё одного жучка? - кадет почувствовал, что покраснел, но слова были уже сказаны, и назад дороги не было.
- Потому что регата была развлечением, а здесь все может быть серьезно – послушай, что говорит его доктор! – Делас кивнула в сторону пульта. – Вы понимаете, что и правда можете ему навредить своими действиями? Вы ведь даже не знаете, о чем речь! И уж точно никто не должен отчитываться перед вами о своем здоровье. Отмените ваш план, пока не поздно! И нет, я не таскаю с собой жучки повсюду, - она сложила руки на груди, никак не комментируя то, что сильнейшее снотворное она с собой все же таскает.
Освальд никак не прокомментировал слова о несерьёзности регаты - история с беременностью Самриты произошла уже после столкновения, так что была вероятность, что Делас про это и не знала.
- Почему это тебя вдруг стало волновать? - подозрительно спросил землянин. - Ты тоже не знаешь, в чём именно дело, вообще-то. И не передёргивай, Джез не обязан отчитываться перед нами о своём здоровье, если не доверяет нам или просто стесняется чего-то, но он мог хотя бы сказать, что не придёт на собрание - это его обязанность, как участника проекта. А раз не сообщил, а коммуникатор с него, видимо, сорвали, значит он не добровольно к врачу пошёл.
- Я крайне сомневаюсь, что его врач желает ему зла, - Делас очень внимательно посмотрела на Освальда. – Вы же вмешиваетесь в то, о чем ничего не знаете! Бывают разные ситуации, и… и вы просто не понимаете! Иногда нужно просто оставить человека в покое! – воскликнула она и, раздраженно махнув рукой, направилась прочь с мостика. Сейчас Освальд отчетливо видел, что то ли от волнения, то ли еще от чего, но руки ромуланки тряслись еще сильнее, а шагала она хоть и быстро, но как будто с трудом.
Сделав самому себе напоминание, что в эту личную тайну он тоже должен будет засунуть свой любопытный нос, кадет вновь включил звук и вернулся к наблюдению за происходящим в каюте.

***

-Нет, вы не можете привести его в чувство сейчас! - воскликнул Глессин, - Вы загубите 15 лет гениальной кропотливой работы и разрушите его жизнь!
– Вы позволите мне проверить, так ли это на самом деле? – голос молчавшего до сих пор Тенека прозвучал в наступившей тишине с почти болезненной внятностью. – Ни у кого из нас нет намерений разрушать жизнь мистера Тенмы, более того, мы пришли сюда, чтобы этого не допустить. Однако никто из нас не ожидал, что его похитителем окажетесь вы, и что намерения похитителя окажутся благими... на его взгляд. Доктор Глессин, я вижу только один выход из этого положения: вы попросите ваших охранников опустить оружие и дадите мне проверить, действительно ли мистера Тенму нельзя разбудить без вреда для его здоровья.
-Вы не понимаете, - возразил Глессин, - Речь не о физическом здоровье, а о психологическом. Вы не сможете проверить, нанесет ли пробуждение сейчас ему травму. Вам придется поверить мне, потому что я знаю правду, и я делаю квалифицированную оценку с учетом моей 15-летней работы с пациентом и особенностей моей расы. Просто уходите, пока еще не слишком поздно и ситуацию еще можно спасти.
Утара хотела было заговорить, предложить Глессину объяснить хотя бы ей с глазу на глаз, насколько серьёзна угроза психике Джеза Тенмы, но тут снова заговорил Тенек:
– Вы опоздали, он уже знает. – В этот момент Тенеку пришла в голову мысль, что Глессин может решить, что знают уже все присутствующие участники проекта, и неосторожным словом выдать своего подопечного, поэтому он поспешил добавить: – Остальные – нет.  Только он и я.
Самрита по ту сторону связи с трудом сдержала удивленный возглас и подняла взгляд на Хену: знает ли та что-нибудь? О чем Тенек вообще говорит? Примерно это же она и написала Освальду:
«Это он сейчас о чем? По-моему, вскрывается кое-что неучтенное в нашем плане…».
Освальд тоже был крайне недоволен: он понимал, что Тенек знает какую-то медицинскую информацию про Тенму, но не думал, что он решит не раскрывать ту её часть, которая могла повлиять на всю их операцию. С трудом удержавшись от того, чтобы не стукнуть кулаком по чему-нибудь - звук бы все сразу услышали - кадет написал ответ:
"Понятия не имею. Тенек что-то знает, это было очевидно, да он и сам это признал, но только отмахиваясь и говоря, что это врачебная тайна... знаешь, если его сейчас там пристрелят, чтобы не проболтался никому, ему очень сильно повезёт!!!"

Ракар перевел взгляд с доктора Глессина на Тенека. Особенности расы, разрушение жизни, 15 лет работы над Джезом, и 15 лет неизвестной для него самого какой-то важной информации. Они думали, что это не вскроется никогда, но тайны следует хранить глубоко от глаз людских, за многократными аутентификациями, а не в живых людях. Они скрывали от самого Джеза правду о нем самом, и именно поэтому он теперь спит, что тайна вот-вот вырвется на поверхность. Они не учли только одного, он живой человек, а не секретная папка с документами. А с живыми так нельзя… Ракар не знал в чем дело, но ему казалось, что сейчас тот самый момент, когда правда собирается выйти на белый свет. Кажется, кардассианцу Джезу Тенме категорически не повезло, раз есть то, что может разрушить его жизнь, и он не знает об этом. Но это все равно не повод так с ним поступать, как доктор собирается сделать. Однако ромуланец молчал, внимательно следя за происходящим.

-Я не верю, что вы знаете, - ответил Глессин Тенеку, - Это какая-то уловка.
– Если вы подойдёте, я предъявлю вам доказательство, – ответил ему стажёр.
-Я не верю вам, - доктор скрестил руки на груди, - Это тоже может быть какая-то уловка. Вы можете зачем-то заманивать меня к себе. Или это психологический трюк - вы хотите, чтобы я подчинился вашим требованиям и начинаете с чего-то маленького и несложного. Сами подойдите. Держи его под прицелом, - добавил он уже для наусиканца с фазерным пистолетом.
Тот мгновенно перевел свое оружие на Тенека.
Цель сменилась, ромуланец слегка напрягся, затем он поднял руки вперед ладонями, глядя на Глессина.
- Вулканец ничего не сделает вам, доктор, мы не собираемся причинять вреда. Это не уловка, поверьте. Не надо стрелять.

Освальд напрягся, услышав приказ кардассианца по поводу оружия. Надо было срочно придумать, как защитить коллегу, если что-то пойдёт не так. Землянин решил использовать транспортер и в нужный момент телепортировать неприятеля на "Анадырь" и поместить за силовое поле. Вот только какой из них с оружием?..
Кадет был уверен, что оба, но то, как М'Кота рассуждала о собственной гибели, наталкивало на мысль, что под прицелом была она и только она - не стала бы клингонка рисковать, будь оружие направлено ещё на кого-то. Джез, судя по словам врачей, споривших о том, стоит ли его в чувство приводить, был без сознания, а его биосигнал был рядом с одним из наусиканцев... Освальд подумал, что тот держит кардассианца на руках, иначе тоже в кого-нибудь целился бы, и тогда М'Кота говорила бы иначе... но что если он ошибается? Тогда, очевидно, Тенека могут убить сразу же, до того, как находящиеся в каюте участники обезвредят противника, и кровь вулканца будет, отчасти, на руках Освальда и, несмотря на написанное Самрите ранее, это его совсем не радовало.
С другой стороны, если телепортировать обоих наусиканцев и не трогать Тенму, то не факт, что тот не упадёт на пол. Если наусиканец держал кардассианца вниз головой, всё тоже может закончиться плачевно...
Ещё раз взвесив все за и против, Освальд решил, что тот, с Тенмой, не стал бы целиться в М'Коту, раз рядом с ним находятся Артур и Жантарин, а значит оружием размахивал другой - его и надо забирать, а того, в случае чего, Артур снотворным уложит.
Кивнув своим мыслям, кадет набросал сообщение:
"Сэм, я буду держать транспортер на наусиканце, который рядом с М'Котой и Акритой - это позволит его быстро забрать и поместить за силовое поле, если в каюте внезапно станет жарко".
«Только в самом крайнем случае, - ответила Самрита. - Мы не видим происходящего, и у боевой группы больше шансов отреагировать первыми – мы даже не узнаем, когда кто-то приготовится стрелять. По первоначальному плану мы должны быть готовы телепортировать Тенму в первую очередь, и вторая группа это учитывает. Если начнется драка, телепортировать надо его – если не будет другого приказа от той группы».
Освальд не был согласен, но, раз уж Самрита сейчас главная, спорить не стоило, поэтому он ответил односложно:
"Принято".
_______
Кадеты, Утара, Глессин