DS9 - The New Team

OPS => Текущий сезон => Тема начата: Мори Джанир от 04 Сентября 2017, 17:21:32



Название: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мори Джанир от 04 Сентября 2017, 17:21:32
Участники проекта “Альфа” вернулись на станцию ДС9 после завершения регаты с загадками по Баджорской системе. Несмотря на то, что им не удалось формально победить, они сумели достичь целей своего участия и продемонстрировали всему Квадранту беспрецедентный пример межвидового сотрудничества и взаимодействия.
Хватит ли этого, чтобы раз и навсегда отвести от проекта угрозу закрытия? Что произошло на станции в отсутствие кадетов? Кто покинет станцию и с кем придется попрощаться? Что ждет координатора Иламу Толан после убийства коммандера Мори Джанир? Кем на самом деле является кардассианский гил Джез Тенма?


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 06 Сентября 2017, 16:55:06
02 сентября 2384 г., утро
Станция ДС9, тюремная камера


...Когда четверо СБшников вывели глинна Иламу Толан из каюты коммандера Мори, она не сопротивлялась. Федераты наставили на нее свои фазеры со всех сторон, как будто она в любой момент могла сбежать или превратиться во что-то огромное и ужасное и начать убивать всех на своем пути, но кардассианка была будто ослеплена всем произошедшим.
В офис СБ ее телепортировали. Обычно такими перемещениями “из точки в точку” на ДС9 не злоупотребляли, предпочитая бегать по коридорам как в старые добрые времена, но произошедшее не было обычным. На Променаде сейчас беспечно веселились сотни людей, отмечая окончания первой Баджорской регаты, и появление мрачной процессии с кардассианкой в наручниках произвело бы эффект разорвавшейся бомбы. Никто не должен был знать о том, что произошло.
Ее охранники почти не разговаривали между собой, и тем более - с ней. Они делали все быстро и профессионально - захват в кольцо, наручники, телепортация, эскорт в одну из свободных камер - но как-то на автомате, будто их рефлексы работали, но они находились в состоянии шока. Да, наверное, так и было. Наверное, они знали, что делать, оставшись без начальства, и были способны на самоорганизацию, но никто из не был по-настоящему готов к тому, что их коммандер лежала на полу каюты с дырой в груди.
Возможно, поэтому Иламу Толан оставили в камере в одиночестве до утра.

Толан не знала, сколько прошло времени – может быть, минута, а может и несколько часов. Она сидела на койке в тюрьме, глядя прямо перед собой и старалась ни о чем не думать. Это было неожиданно легко – разум словно сам ограждался от всего произошедшего и не возвращался к убийству коммандера Мори. Может быть, это вообще другой человек нажал на спуск, а вовсе не Илама Толан? Может быть, ее там не было, и все это ей приснилось?
Только от одной навязчивой мысли никак не удавалось отделаться: что, если Джарин ее все же перехитрит? Что, если он придет за ней? Или, может быть, он уже все понял и улетел со станции? Здесь, в камере, Толан не могла этого узнать, и эта неизвестность разрывала ее изнутри. Или это был вчерашний яд? Действие выданного Джарином стимулятора уменьшалось, и женщина чувствовала, как к ней возвращается слабость и боль. Может быть, ничего страшного не случится, если она просто откинется на спину и прикроет глаза? Она не будет спать, разве что совсем немного…

- ...Просыпайтесь! - Толан грубо выдернул из сна мужской голос.
Кроме окрика она услышала удар и, вздрогнув, открыла глаза. Глинн (а может и не глинн уже) Толан все еще была одна в тюремной камере. Силовое поле вместо одной стены было почти не видно, только легкое мерцание, если смотреть на него краем глаза.
За полем стоял мужчина, которого она раньше никогда не видела - землянин, в федеральной форме лейтенант-коммандера с желтым воротником, у него было обветренное квадратное лицо и короткие пшеничные волосы. Мелкие морщинки возле рта и глаз были скорее свойственны человеку, который много улыбается, но сейчас лицо землянина выражало ярость. Но в этом не было ничего необычного при данных обстоятельствах, не так ли? Он потирал костяшки пальцев левой руки, судя по всему, именно этим кулаком он только что ударил в стену, чтобы разбудить Иламу Толан.
За спиной лейтенант-коммандера стояла лейтенант Т’Мир. Она все еще была вооружена.
-Я должен знать, почему вы это сделали, черт побери! - воскликнул землянин, - Мы доверяли вам, а вы..!
-Следите за вашим тоном, мистер Джонсон, - спокойно произнесла Т’Мир, - Мы пока не хотим, чтобы новости стали публичными и началась паника.
Мужчина тяжело задышал. Было видно, что спокойствие в этой ситуации дается ему нелегко.
Илама вздрогнула и открыла глаза: полсекунды потребовалось, чтобы понять, что происходит и где она находится. Чувствовала она себя как с самого худшего похмелья, а громкий голос землянина взрывал черепную коробку изнутри. Но ее самочувствие его совершенно не касалось – она очень долго ждала, чтобы кто-нибудь пришел. Едва ли ее стражники даже могли представить, как сильно она этого ждала.
- Вы мне доверяли, а я убила командующую станцией, - негромко закончила за землянина женщина. – И теперь вы хотите узнать, почему.
Она медленно встала и подошла к силовому полю.
- Я расскажу вам все, если вы обеспечите мою безопасность, - проговорила кардассианка, вплотную подходя к невидимой преграде.
-Что вы имеете в виду? - брякнул лейтенант-коммандер Джонсон, - Вы в камере, и мы не собираемся вас пытать и бить, если вы об этом. Все-таки мы - Федерация, даже когда наступают черные времена! - он гордо поднял героический квадратный подбородок, - Но за то, что вы сделали, вы понесете наказание, которое заслуживаете.
-Да-да, я и не сомневаюсь, вы же Федерация, - вымученно улыбнулась Толан. – И в наказании тоже. Думаю, вам станет понятно, о чем я говорю, когда я скажу, кто приказал мне совершить убийство. Этот человек сейчас на станции, и его имя – гал Джарин Дохиил.
Илама сама не ожидала, что это будет так просто сказать. Гал Джарин Дохиил. Заказчик. Убийца. Шантажист. Пусть это больше не будет ее тайной.
-Он? Приказал вам? Господин посол - человек с безупречной репутацией, иначе его не назначили бы на эту должность! - возмутился Джонсон.
Кардассианка посмотрела на стоящую за спиной мужчины вулканку – пожалуй, это даже хорошо, что он пришел не один. Ей нужны были свидетели.
- Гал Дохиил продумал план убийства коммандера Мори с целью спровоцировать международный скандал, - блеклым голосом проговорила Толан, глядя в одну точку где-то позади Джонсона. – Для этого он выдал мне ромуланский дизраптор и устройство телепортации, которое не сработало на обратное перемещение. 
-И вы можете это чем-то доказать? - подозрительно нахмурился землянин.
- Нет, - ответила Толан после долгой паузы. – Он хорошо себя обезопасил и не оставил прямых улик. Но у меня есть косвенные доказательства его вины в других преступлениях, которые помогут вам убедиться, что его репутация не так безупречна.
Почувствовав, что ей становится сложно стоять, женщина прислонилась спиной к дверному косяку и застыла в паре сантиметров от силового поля.
-Говорите, - торопливо потребовал Джонсон, - Но если окажется, что вы оговорили невинного человека…
-Вам требуется медицинская помощь? - спросила вулканка, заметив состояние Толан.
- Нет, - Толан слишком поспешно ответила вулканке и перевела взгляд на Джонсона. – Гал Джарин Дохиил состоит в некой секретной организации на Кардассии, которая выступает оппозицией действующему правительству. Насколько я смогла понять, их цель – усилить позиции Кардассии во внешней политике, и для этого они идут… на разные методы. Включая убийство командующей федеральной станции, на которой размещен международный проект, - она перевела дыхание и сделала паузу, собираясь с мыслями. – Мне также стало известно, что он причастен как минимум к двум убийствам, но и здесь у меня нет прямых улик.
 -У вас ни о чем нет прямых улик, - отрезал Джонсон, - Поэтому я не понимаю, почему мы должны это выслушивать...
-Расскажите об этих убийствах, - ровно произнесла вулканка.
Толан внимательно посмотрела на Т’Мир и кивнула.
- Предыдущий капитан корабля «Виетор» - Алкет Малор – погиб при невыясненных обстоятельствах во время рутинной высадки на одной из необитаемых планет в Кардассианском союзе. Джарина Дохиила назначили капитаном сразу после его смерти, а расследование было очень спешным и поверхностным. Наверное, вы знаете, как это не типично для кардассианцев. Я смогла узнать, что в момент убийства около капитана корабля произошла двойная телепортация – это напомнило мне о способе убийства коммандера Мори, который придумал Дохиил.
Женщина вновь на некоторое время замолчала, собираясь с мыслями.
- О втором случае гал Дохиил сам случайно обмолвился – это касается трагической смерти его невесты, Гевиллы Русат. По официальной версии она отравилась орехами кава… И сначала я поверила в эту историю, но что-то в ней меня смутило. Сегодня ночью я связалась с отцом Гевиллы – чиновником Русатом, - и он рассказал мне кое-что интересное. Например, что и другие его дети погибли при странных обстоятельствах, а за два дня до смерти Гевилла собиралась домой, чтобы сообщить ему что-то важное, - губы Толан сложились в быструю улыбку. – Он уже давно подозревал гала Дохиила и собирал информацию о нем, в том числе именно он сообщил мне о той тайной телепортации перед смертью Малора.
Кардассианка сделала глубокий вдох, точно этот рассказ лишил ее последних сил, и выжидательно посмотрела на федеральных офицеров.
-Чиновник Русат, - повторила Т’Мир, будто впечатывая это имя в свою память, - У вас есть еще какие-то следы этой информации? Люди, с которыми вы говорили? Записи? Компьютерные логи?
-Что-то, что может подтвердить, что вы только что не выдумали все это, - подхватил мужчина, поняв, куда клонит Т’Мир.
- Вы можете проследить несколько зашифрованных сообщений, которые вчера ночью были отправлены со станции, - ответила Толан. -  Одно из них было послано с терминала коммандера Мори легату Толану – с предупреждением о том, что гал Дохиил сделал с… с его племянницей. Источник второго сообщения вы, вероятно, не сможете определить сразу – мой терминал был под наблюдением, и мне пришлось использовать обходные методы. Это была подпространственная связь с Даврасом Русатом на Кардассии-Прайм. Думаю, он сам сможет все подтвердить.
-Мы все проверим, можете не сомневаться! - пригрозил Джонсон, - Мы докопаемся до всей вашей лжи!
-Однако, можете не сомневаться, что ваше содержание в заключении будет этичным, - пообещала Т’Мир, - Вы хотите сделать еще какое-то заявление?
Толан задумчиво посмотрела на вулканку.
- Гал Дохиил шантажировал меня и грозил уничтожить мою семью, - тихо проговорила она, отводя взгляд. – Именно поэтому я просила вас обеспечить мою безопасность. Теперь я прошу вас быть очень аккуратными с Дохиилом, чтобы он не успел осуществить свою угрозу.
Женщина оторвалась от стены и сделала несколько шагов в сторону кушетки, а затем обернулась к офицерам.
- Моим кадетам уже сообщили о том, что я убила коммандера?
-Мы сделаем официальное заявление о произошедшем сегодня, в 12:00, - ответила Т’Мир, - Вашим кадетам сообщат.
Толан побледнела – на самом деле, она и так выглядела сейчас весьма посредственно, так что разницы почти не было заметно, - и сдавленно кивнула, после чего молча уселась на кушетку и отвернулась. 
 Она услышала, как оставшиеся за спиной федераты вышли.
__________
С Т'Мир и Джонсоном


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 06 Сентября 2017, 16:59:02
2 сентября 2384 года. Утро.
Станция ДС9. Каюта Ракара и Тенека.

Ракар стоял по колени в снегу в бескрайней степи от горизонта до горизонта, а в небе над ним, звездном, черном небе, висели две луны. Снег покрывал все, местами сбиваясь в белые барханы, которые вернее было бы назвать сугробами. Снег набился в его высокие форменные ботинки, и таять не спешил. Тишину нарушал только ветер, гонящий поземку, впивающийся в лицо ледяными иглами. Ромуланец стоял, не пряча лицо от ветра. Он был здесь один, и помнил только, что ему надо идти, идти вперед к неизвестной цели. Идти, вопреки не проходящему чувству потери, вопреки тоске, которая теперь всегда с ним. Ромуланец идти не спешил, он стоял, вдыхая морозный воздух крайнего севера своей родной планеты, и смотрел в небо. Он должен идти, но долг подождет.
Будильник сработал давно, Ракар выключил его, не желая выходить из иллюзии этого сна, желая остановить бег времени, раствориться в безвременье бескрайней снежной равнины.
Потом снежная равнина сменилась видом дюраниевой стенки каюты, и Ракар стал рассматривать узор, мельчайшие черточки на поверхности металла. В этом случайном узоре мог быть смысл. Но скорее всего его не было, смысла не было во многом, Ракар решил что вставать тоже нет никакого смысла. Никто не звал их ни на какой брифинг, пробежки с Квинтилией этим утром не будет. Не будет многого другого. Ромуланец забыл напрочь даже о вчерашнем дне, о регате, сосредоточившись на изгибах линий на стене, не забыл он только о той, которую потерял, так и не обретя.
Вчерашним вечером Ракар ушел с Променада немедленно после объявления победителя, забежав лишь на минуту в Кварк'с, чтобы сделать заказ. Заказ – ящик ромуланского эля – доставили в его каюту через полчаса. Ничего не объясняя Тенеку, Ракар поставил эль под свою нижнюю койку, так и не притронувшись к нему.

Тенек не спросил. Он вообще редко спрашивал о таких вещах, оставляя другому возможность самому затронуть сложную тему, если это будет уместно. Не спросил, но мысленно отметил, внутренне ожидая, будет ли у этого действия продолжение. Собственно, от этого продолжения и зависело то, какой будет реакция врача-стажёра. Опять-таки Тенек не знал, имеет ли это отношение к странному состоянию Ракара накануне вечером, но безучастность ромуланца вызывала у него озабоченность и подозрения в том, что в таком состоянии индивидуум может игнорировать самые естественные потребности.
Пока Ракар лежал, вулканец успел переделать все утренние дела и подготовиться к выходу. Он собирался выйти из каюты раньше, чем требовалось, чтобы зайти в лазарет осведомиться о состоянии Рроу, однако по мере того, как время шло, а ромуланец не вставал, в разуме вулканца всё больше созревала мысль о том, что совсем не Рроу сейчас больше всего нуждается в помощи.
– Я собираюсь пойти позавтракать, – сказал вулканец, не глядя на лежащего товарища, – Не хотите присоединиться?
Это было неуклюжее начало, но на более изящное социальных навыков вулканца не хватало.
Услышав голос вулканца, ромуланец понял, что Тенек еще не ушел из каюты, и все эти легкие шорохи, которые он игнорировал до сих пор – были следами его присутствия. Ракар понимал, что нельзя отрешаться от реальности до такой степени, но безразличие владело им в большой степени, и возвращаться в реальность не хотелось. Долг подождет, так он думал сейчас. Но Тенек заговорил, и Ракар вспомнил, что во вчерашнем дне было много всего, кроме того разговора с Квинтилией. Долг не может ждать. Ракар заставил себя, сел на койке, посмотрел на Тенека. Вулканец не ушел, значит ли это, что вулканец может и действительно быть другом? Или это только логика диктует?
- Спасибо, Тенек, - ответил Ракар, - может быть позже, не сейчас. Я не хочу есть, и нас еще никуда не вызывали. Нет смысла выходить.
Тенек в очередной раз спросил себя, не следует ли спросить Ракара о вчерашнем. Будь Ракар вулканцем, это было бы чрезмерным и неподобающим – вообще всё было бы неподобающим, кроме молчаливого понимания, а в самом крайнем случае – слов поддержки вообще, никак не связанных с конкретным гипотетическим событием и эмоциональной реакцией на него. Тенек попытался настроиться на то, чтобы отреагировать как-то более уместно для общения с эмоциональными, и не смог: ромуланец был слишком похож на его сородичей внешне, намекать на его подверженность эмоциям было почти кощунственно. В результате стажёр несколько секунд боролся с собственным воспитанием, а затем сказал единственное, что у него получилось:
– Я зайду в лазарет, спрошу о самочувствии мистера Рроу. Мистер Ракар... Наши государства и расы всегда находились в сложных, в лучшем случае, натянутых взаимоотношениях, но лично вы никогда не позволяли себе неуважительно отзываться о Федерации или о вулканцах. Я ценю это. И если вам понадобится моя помощь, вы всегда можете на неё рассчитывать.
Ракар смотрел на Тенека слегка удивленно. Таких слов от вулканца ему слышать не приходилось ни разу в жизни. Хотя, впрочем, он раньше и дел с ними не имел. Он только учился, учил, и знал теоретически, что никому нельзя верить, а вулканцам в особенности. Но Тенек был совсем не таким.
Ракар опустил голову, а потом с видимым усилием встал с койки и принялся одеваться.
- Вообще-то, Тенек, я позволял себе, и не раз. Но вы не слышали. А мне хочется быть честным сейчас. Да, между нами всеми сложные внешнеполитические отношения, да и вообще. Но лично вас это не касается, вы другой, достойный уважения вулканец, несмотря на то, что мы с вами тоже друг друга не всегда понимаем. Однако я не голословно назвал вас другом. Никогда не думал, что назову другом вулканца, но вы заслужили.
Ракар натянул водолазку и форменные брюки, оставшись босиком. Он дошел до кресла и сел, бросил взгляд на ящик эля и посмотрел на Тенека.
- Спасибо, Тенек, - Ракар отвел от Тенека взгляд, - но вы не можете помочь. Здесь не поможешь, это либо переживешь сам, либо нет. Но я благодарен за вашу готовность.
Тенека кольнуло подозрение, что тут не обошлось без сильных чувств Ракара к Квинтилии, но уточнять это без каких-либо конкретных слов со стороны собеседника было бы совсем уже невежливо.
– Ещё слишком рано судить, являюсь ли я вашим другом, – чувство справедливости и честности заставило Тенека сказать эти слова, – как я уже говорил, для создания подлинной дружбы требуется больше времени, и в будущем вы можете узнать меня с худшей стороны. Но я хотел бы, чтобы дружба между нами сложилась. Что касается ваших слов, которых я не слышал, уже достаточно важно и то, что вы старались проявлять уважение во время сотрудничества. Это – существенно. Всё остальное преодолимо: в рамках любой расы есть недостойные личности и личности достойные уважения, в рамках любой культуры есть вещи непонятные или неприемлемые для второй стороны. Здесь нас может рассудить только время, и обычно это бывает время превосходящее продолжительность жизни гуманоида.
Ромуланец так и слушал, глядя в пол, чуть отвлекшись, но некоторые ключевые моменты в словах Тенека он осознал и принял их на совсем другой счет. Кто мог знать, что если он говорил одновременно и про другое.
- Вы правы, время, худшие стороны, и рано судить. Время оно такое, оно многое может, но иногда и оно бессильно. Или просто мы совершаем ошибки, - ромуланец говорил отстраненно, и пока говорил, понял, ему требуется рассказать, что случилось. Тенек и правда хотел помочь, иначе не было бы этого разговора. Как глинн Толан вчера.
- Время. Я совершил большую ошибку. Знаете, Тенек, пока она лежала в лазарете, я сказал ей. После того, как узнал, что она хочет улететь на Бетазед. Я испугался, что она улетит и больше никогда я ее не увижу. И я поспешил, мне казалось, это ее как-то воодушевит. Но все произошло наоборот. Ведь не случись всех этих стимуляторов и гипотетического Бетазеда – я может быть и вовсе не сказал ничего. Я поступал бы по-другому, мы бы работали вместе на проекте, узнавали друг друга постепенно. Все могло быть иначе. И… она не любит меня. Она сказала это вчера, что нет никакого смысла, что она не видит никакого будущего, и не любит меня. И послала меня к Делас. Вот и все. Я все испортил сам. И как я мог … как я мог мечтать и верить во что-то, мне ведь самому известно, что будущее наше вместе – маловероятно, хотя я сделал бы все ради этого. Или не все. Я не знаю. Как я вообще мог подумать, что она может захотеть со мной хотя бы проводить свободное время, просто общаться, просто говорить. – Ракар прикрыл рукой глаза, - зато она была со мной честной. Это многого стоит. Простите, Тенек, что вам пришлось выслушать. И спасибо.
– Ничего, – Тенек был очень сильно озадачен и даже обескуражен, но вовремя напомнил себе, что в конце концов жрецы, врачи и учителя – это как раз те люди, которым нужно уметь разговаривать и на такие темы тоже. Просто пока у него не было в этом опыта. – Это иногда бывает необходимо, – добавил он, пытаясь найти хоть какой-то разумный ответ. Разумный ответ упорно не желал находиться, а если находился, то оказывался совершенно неподходящим. Готовых решений, старательно отфильтрованных традицией, тут просто не было, или Тенек о них не знал, а думать самому не очень-то получалось, потому что тема была мягко говоря непривычной.
– Честность, это ведь лучше для выбора правильного решения, – сказал вулканец не совсем уверенно: идеальный ответ так и не нашёлся, и вулканец начал думать вслух. – И если вы не собираетесь остаться в Федерации, вероятно, у вас мало шансов создать семью с мисс Перим, поскольку она тоже, видимо, не рассматривает возможность эмигрировать. Но вы напрасно думаете, что она не может захотеть проводить с вами свободное время и просто общаться. Вы не причинили ей никакого вреда, даже помогли, у неё нет причин избегать вас. Думаю, у вас есть возможность установить дружеские отношения... Правда, я не знаю, как принято у эмоциональных реагировать на такое признание, но у нас брачное предложение считается честью, независимо от того, принято оно или отклонено. Впрочем, вероятно, вам всё равно представляется, что вы утратили значительную часть своего будущего, я это понимаю... отчасти, – на этом месте Тенек пришёл к выводу, что абсолютно ничем не помог Ракару в его проблеме, и счёл за благо замолчать.
_______________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 06 Сентября 2017, 17:00:49
2 сентября 2384 года. Утро.
Станция ДС9. Каюта Ракара и Тенека.


Улан Вооруженных сил Ромуланской Империи из подразделения внешней разведки Тал Шиар съежился в кресле, в котором сидел. «Эмигрировать»… «остаться в Федерации». Тенек называл вещи своими именами и произносил очевидности. В следующий раз Ракар поморщился при фразе «дружеские отношения», и стало еще хуже и больнее. Но когда Тенек сказал, что «отчасти понимает», Ракар поднял голову и сочувственно посмотрел на вулканца.
– Вы тоже, Тенек, да? – сказал Ракар, чуть нахмурившись, - а с вами что случилось?
– Нет, – быстро сказал Тенек, – это не тоже... то есть это не имеет отношения к... – он попытался подобрать самое вежливое слово, но – увы! – вежливых слов для ситуации Ракара не существовало, – ... к сильным переживаниям, – с некоторой задержкой закончил он. – Это имеет отношение к неуверенности в будущем. Впрочем, это написано в моём личном деле и не составляет никакой тайны: моя жена попросила у меня развод и получила его, только и всего.
– А… - произнес Ракар, не сводя взгляда с Тенека, - не имеет отношения к сильным переживаниям, - Ракар посчитал, что только такими же словами в ответ может ничем Тенека не обидеть. Какой же он все-таки странный, этот вулканский путь. Они изолировали большую часть самих себя. Но это их путь, их выбор, их право. Имеют право, в конце концов. Ракар быстро кивнул, - да, я читал это в вашем личном деле. Сочувствую, Тенек. И надеюсь, что однажды вы встретите ту, которая будет иметь непосредственное отношение к сильным переживаниям. Я этого вам желаю, Тенек, не сочтите меня невежливым, если что. И вы обретете уверенность. – и Ракар замолчал, посмотрев в сторону.
На добрых полминуты Тенек потерял дар речи, затем возразил:
– Всё самое важное в отношениях приходит со временем. А для уверенности в будущем мне было бы достаточно просто остаться в живых и не совершить никакого преступления.
Только договорив до конца, вулканец сообразил, что вторую фразу можно было бы оставить при себе, и запоздалая мысль о том, что именно он сейчас сказал, заставила сероватую бледность (которую неизменно вызывала мысль о преждевременной, постыдной и, главное, абсолютно бессмысленной смерти), медленно смениться её полной противоположностью.
Ракару показалось, что до этого момента вулканец Тенек ещё ни разу не был настолько откровенным. И раз тот себе позволил, это много значило.
– Тенек, я понял, - сказал Ракар, - я в курсе, что у вас бывает и что с этим делать. Если это с вами случится в моем присутствии, я не дам вам умереть или совершить преступление. Вы можете рассчитывать на меня. Я найду вам.. ну или, - Ракар хотел сказать “мы с вами подеремся”, но решил, что эту простенькую обманную стратегию в случае вулканского безумия заранее раскрывать не стоит. - поверьте, жениться вам вовсе не обязательно для того, чтобы просто спасти жизнь.
С этими словами ромуланец поднялся. Наверняка он вулканца вогнал в смущение, и лучше было на него просто не смотреть.
– Спасибо, Тенек, - сказал Ракар, намереваясь идти в душ. - передавайте от меня привет Рроу.
– А вот это уже исключительно моё личное дело, – несколько непоследовательно ответил Тенек, весьма сожалея о собственной откровенности и старательно выскребая из отдалённых углов сознания остатки невозмутимости. Кажется, его попытка помочь Ракару привела к весьма двойственному результату: с одной стороны Ракар очнулся и проявил некоторые признаки нормального отношения к жизни, с другой – самого Тенека этот разговор изрядно выбил из колеи.
– Я передам мистеру Рроу, что вы интересовались его здоровьем, – негромко сказал он, отворачиваясь и направляясь к двери.
– Личное, несомненно, я не вмешиваюсь, Тенек, не подумайте ничего плохого, - сказал ромуланец, - я просто сказал, что вы можете на меня рассчитывать. В беде. И все.
Ромуланец отвернулся.
Это было странно, но Ракар сказал практически те же слова, что и сам Тенек, и перед тем как выйти, стажёр ответил, всё так же не глядя на собеседника:
– Я вам благодарен.
Ромуланец кивнул Тенеку и скрылся за дверью сантехнического узла. Чем-либо смущать вулканца он не был намерен, но вышло так, что Тенек, не вполне осознанно, из лучших побуждений, эту тему завел сам.
Ракар долго стоял под душем, вспоминая разные моменты. Как в первый раз, еще не сознавая собственных чувств, он положил руку поверх руки Квинтилии на прибор управления ховеркаром, и как они падали. Как он обнял ее в лазарете, и ее длинные распущенные волосы легли ему на плечи. Как она сама подала ему руку и пожала ее, в жесте прощания. Он понимал, что это все не повторится. Но было и то, что важнее. Ее легкая улыбка, после регаты, ей понравилось быть первым помощником, она чувствовала удовлетворение. И значит – все не напрасно. Только от этого не становилось менее больно.
Вернувшись в помещение каюты, Ракар оделся в форму, привел себя к внешнему виду по уставу, бросил взгляд на ровные ряды бутылок под своей койкой, извлек одну, налил в стакан. Но потом он вспомнил, что долг сегодняшнего дня не позволяет ему уйти от реальности прямо с утра. Проект все еще надо спасать, что-то творится с глинном Толан, есть еще "Фениксы", которым надо воздать по заслугам, уже не тем, а с множеством смягчающих обстоятельств, и вечерняя силовая тренировка с Квинтилией, которая уж точно не позволяет ему пить с утра. Поэтому ромуланец слил эль из стакана обратно в бутылку и отправился в голокомнаты, нужно было доредактировать тренировку.
______________________
с Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 06 Сентября 2017, 17:09:44
2 сентября 2384 года. Утро
Станция ДС9. Каюта Самриты и М’Коты


М’Кота проснулась относительно поздно: поспать она любила, а тут ещё и бессонные ночи, и волнения, и счастливое разрешение сложностей с Артуром... и это не считая того, что легла она не сразу, а пыталась лёжа читать подборку о землянах, сделанную Тенеком. Так и заснула с паддом в руке, не перелистнув страницу, посвящённую граням женственности в земной культуре. Проснулась она, конечно же с полнейшей кашей в голове. А ведь надо было ещё решить что-то со свиданием!
Выбравшись из душа, М’Кота как была – в белье и с полотенцем на шее уселась за компьютер и открыла подборку программ для голокомнат, отсортированных по тегам «Земля», «романтика» и «свидание». Было от чего растеряться! «Париж весной», «Итальянский полдень», «Казино Лас-Вегаса», «Катание на тройках», «Под сенью сакуры», «Романтическая экстрим-прогулка на Диком западе»... Почему диким должен быть именно запад, а не, скажем, юг или восток, М’Кота не знала, но подозревала, что дикости в её компании Артуру хватит и без земных голопрограмм. Определённо выбор был делом сложным.
- Ух ты, - раздался голос Самриты прямо над ухом клингонки. Та так увлеклась выбором, что не заметила, как землянка уже успела выйти из душа и теперь стояла за ее спиной, с любопытством глядя в экран. – Знакомишься с земной культурой? Какой интересный выбор программ, никогда бы не подумала, что тебя может интересовать – ой, что это? Венский вальс, серьезно?
– Я назначила Артуру свидание, – призналась М’Кота, – и хочу, чтобы оно было земное, но тут столько всего, что я раньше в Сто-во-кор попаду, чем разберусь в этой куче программ! Вот это, – клингонка ткнула пальцем в висящий на экране «Венский вальс», – я даже не представляю, что это такое!
 - О Боже, - простонала Самрита, закатывая глаза. – Такое ощущение, что все вокруг с ума подходили… Вальс – это танец, но, пожалуй, я не хочу это представлять в клингонском исполнении. У вас уже все так далеко зашло? Вчера на регате вы были далеки от стадии свиданий, вальсов и, э-э-э, сени сакуры. Не думай, что я лезу в твою жизнь или что мне это очень интересно… - она делано пожала плечами и с ногами забралась во второе кресло.
– А мы не скрываем, не то, что вы! – пожала плечами М’Кота, перелистывая страницу и просматривая новый список таких же малоинформативных названий и описаний. – Между прочим, я вчера Артуру ничего про тебя и Освальда не сказала, – гордо сообщила она землянке, – а это было нелегко, потому что я попросила его выставить Освальда сегодня вечером из каюты. Или в крайнем случае завтра. Так что имей в виду, скоро твой любимый мужчина будет бездомным, и у тебя будет шанс его приютить.
- Э-э-э, подожди, - брови Самриты сползлись к переносице. – Во-первых, то, что вы собираетесь делать в каюте Освальда – проблема исключительно Освальда, а не моя. Во-вторых, я бы не стала так спешить навешивать ярлыки вроде «любимый мужчина» - скажи еще «единственная любовь всей жизни» или «моя судьба», - землянка скривилась. – В-третьих… У клингонов всегда все так быстро случается? Я не удивлюсь, если вы завтра поженитесь!
– Я тоже не удивлюсь, – задумчиво призналась М’Кота. – По крайней мере сегодня уже не удивлюсь, потому что вчера... – она не договорила, снова закопавшись в список, потом подняла голову и наградила Самриту удивлённым взглядом: – Погоди, ты что же, правда не любишь Освальда? Но тогда... ну то есть... Нет, ну я понимаю, что всякое в жизни случается, но ты же любила его, когда вы сошлись? Такие вещи так быстро не проходят! И я никак не могу придумать, что он мог сделать такого, чтобы ты вдруг так быстро его разлюбила.
Самрита сложила руки на груди и уставилась взглядом куда-то в район большого пальца ноги. Розовый лак на нем уже чуть заметно облупился…
- Я не готова говорить на такие темы на голодный желудок, - решительно объявила Самрита. – Любовь – это слишком серьезно. Откуда я знаю, люблю я кого-то, или он мне просто нравится? Слушай, я не знаю, как у вас клингонов принято – вы вообще очень стремительные. А мне нужно время. Много времени. Очень много времени. И вообще, я чувствую себя так, словно по мне каток проехался – мне сейчас не до любви, я хочу тост и яичницу с помидором!
– Очень много времени… Очень много времени – это слишком, но если сказать «ещё немного времени», то что-то в этом есть, – нашла для себя компромисс М’Кота. И в этом был смысл, потому что если бы они с Артуром чу-уть-чуть притормозили, ей бы не пришлось искать программу для свидания в такой спешке. – Но всё равно вы – земляне – слишком сомневаетесь в себе и всё время думаете о себе хуже, чем вы есть, – добавила она для пущей справедливости, – Вот ты вчера почему-то решила, что сделала что-то не то с «замком», хотя я уверена, что всё было как надо, а Артур… ну-у, неважно, что Артур, но с ним тоже бывает. По-моему, вам надо больше доверять себе!
М’Кота посмотрела на часы и со вздохом встала из-за компьютера: убрать противное беспокойство и убедиться в том, что Артуру не будет с ней плохо, хотелось именно сегодня, но разобраться в куче романтических программ до общего собрания не представлялось возможным. Вдруг клингонка оживилась.
– А тебе совсем-совсем не до любви? – спросила она, в порыве воодушевления перекидывая данные из компьютера на падд. – Или только на голодный желудок? А то, знаешь, у меня тут появилась непристойно меркантильная идея! Давай я закажу тебе в Кварк’с настоящую яичницу с настоящим помадором (что бы это ни было) и с каким угодно тостом, а ты поможешь мне найти подходящую программу для свидания?
Самрита сложила руки на груди и гордо вскинула подбородок.
- Это потому что я девочка, да? К тому же землянка! Поэтому должна разбираться в любви, романтике, отношениях и свиданиях? Может быть еще – ходить на каблуках и носить платьица?
И ее шелковая пижама в вишенку, и ярко-розовый лак на ногах, и разноцветные заколки в волосах намекали, что в чем-то М’Кота могла быть и права, но Самрита вовсе не хотела признаваться, что разбирается во всех этих девчачьих глупостях.
- И вообще, неужели клингонов интересует вся эта чепуха? Я думала, у вас там долг, честь, бои на смерть, клингонские оперы и бладвайн рекой, а ты – «Париж весной», пф! – фыркнула Самрита и нехотя поднялась на ноги. – Может быть, я и готова побыть девочкой сегодня за завтраком, но только если к завтраку будет прилагаться свежевыжатый апельсиновый сок. И помидоры, М’Кота, помидоры!..
М’Кота вздохнула и окинула Самриту бесконечно говорящим взглядом.
– Это потому Артур – землянин, – тоном «мистера Очевидность» объяснила она. – Я не хочу думать только о себе, мне хочется, чтобы ему было хорошо! Ладно, – улыбнулась она, – в твоём распоряжении весь апельсиновый сок в этой сомнительной забегаловке, но если будешь много вредничать, позову на подмогу Освальда и скажу ему, что у нас будет двойное свидание!! – голос М’Коты прозвучал зловеще, но искорки смеха в глазах и плутовская улыбка ясно показывали, что это – всего лишь шутка.
- Только попробуй, - прошипела Самрита, доставая из шкафа кадетскую форму. Аккуратно сложенная пижама отправилась под подушку. – Может, Артур как раз мечтает о настоящем клингонском свидании с… я даже не представляю, как они у вас выглядят, но, наверное, там участвуют батлеты. А ты ему – сакуру, гондолы и венский вальс!
Еще несколько минут у землянки ушло на то, чтобы надеть форму и сделать хвостики – теперь М’Кота увидела таинство, как на голове землянки появляется прическа, едва ли прописанная в уставе.
- Я это делаю только ради сока и омлета, - напомнила Самрита уже у двери. – А не потому что хочу с тобой дружить или лезть в ваши с Артуром отношения.
– Да-да! – отмахнулась М’Кота, – Конечно, только из меркантильных соображений! – и снова, её голос звучал скорее как ехидное «верю-верю», чем всерьёз. Клингонка тоже успела одеться и теперь нетерпеливо топталась в ожидании. – Захочет Артур батлетов – сам и программу найдёт, – беспечно сообщила она Самрите. – Какое у меня право лишать его возможности делать приятное мне?
__________
С М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 06 Сентября 2017, 17:10:18
2 сентября 2384 года. Утро
Станция ДС9. Кварк’с


Самрита лениво ковыряла вилкой едва надкушенный омлет – такой свежий, нежный и сочный, - и удивлялась, как так получилось, что еще пять минут назад о нем мечтала, а теперь он в нее не хотел лезть? Она еще немного повозила его по тарелке, а затем отложила приборы и вздохнула:
- Ну, рассказывай, чем ты собралась удивлять Артура? Своим знанием земной культуры? Или ты уже знаешь, что ему наверняка понравится? Например, мы все помним его презентацию про корабли и море…
– Я не хочу его удивить, я хочу, чтобы он почувствовал себя на настоящем земном свидании, – объяснила М’Кота. – Корабли, море, горы и тарги от нас никуда не уйдут, он и так знает, что мне это нравится. А сейчас я хочу, чтобы он не жалел о том, что я – не земная женщина. Чтобы увидел, что мы не настолько чужие друг-другу, как может показаться на первый взгляд.
На этом месте М’Кота задумалась, пытаясь увязать воедино то, что она успела узнать об Артуре с тем, что она прочитала вчера о землянах, и продолжила, загибая пальцы:
– Это должно быть романтично, как это понимают земляне и при этом уютно, но совсем не то, что шкура на полу у очага, понимаешь? И вообще не в доме, а в каком-нибудь хорошем кусочке земного мира. Чем должно быть это место я понятия не имею, но могу точно сказать, каким оно быть не должно. Оно не должно быть официальным, оно не должно быть враждебным, оно не должно быть предназначено для плотской любви, и там не должно быть места алчности и показухе… наверное, оно должно располагать к дружескому общению, но, это совершенно точно не должна быть шумная попойка с песнями и потасовками. И, наверное, посиделки у костра – тоже не совсем то, что нужно, потому что сидеть у костра не обязательно на Земле – костёр и на Кроносе костёр.
Самрита чуть не поперхнулась соком, слушая все пожелания М’Коты.
- Кхм, ну ничего себе, - выдала она, наконец. – Что-то многовато требований! Ты не считаешь, что, захоти Артур на настоящее земное свидание, он бы начал встречаться с землянкой? Ну… ну… может быть, танцы – это и правда не самая плохая идея? Вполне по-земному, красиво, романтично, возвышенно. Обнимашки, опять же, в количестве. Выбери что-нибудь старинное – XIX-XX век, например, - Самрита не сдержалась и рассмеялась. – Прости, просто представила тебя в платье с широкой юбкой и кружевами… Ты вообще танцевать-то умеешь? – она скептически осмотрела клингонку.
– С клингонской точки зрения я отлично танцую, – скорбно сообщила М’Кота, – но не думаю, что ты имеешь в виду залихватскую пляску с мулинетами.
- С чем? – тоскливо выдохнула Самрита и тут же поспешила добавить: - Неважно, в общем. Я имею в виду танцы не с этими мулинетами, а с Артуром. Хочешь типичное и традиционное земное свидание – будь нежной и женственной. Ну или хотя бы просто не убей его для начала. Так, танцы, значит, отпадают? Ну-у… - землянка задумалась, - картинная галерея? Прогулка на воздушном шаре? Музыкальный концерт?..
Самрита зевнула и потянулась:
- Надеюсь, с планированием твоей личной жизни мы не опоздаем на общее собрание. Хотя оно наверняка будет таким же скучным, как и перед регатой, а Толан сама опоздает!
– Ты издеваешься, да? – упрекнула её М’Кота. – Галерея и концерт – это жутко официально, даже я это знаю, а во время прогулки на воздушном шаре я буду женственной, как мартышка на качелях!.. – она подпёрла щёку рукой и в задумчивости проглотила последний кусок со своей тарелки (любовь любовью, но аппетит у клингонки оставался отменным). – Нет в жизни совершенства! – резюмировала она, залпом допивая рактаджино, – Прах их всех возьми! Если я ничего не придумаю до завтра, нам придётся просто пойти в Кварк’с и весь вечер слушать вопли «дабо» и звон латины.
- Ну, в Кварк’c, по крайней мере, есть голокомнаты, а там не так сложно найти что-нибудь земное, - пожала плечами Самрита, поднимаясь со своего места и провожая тоскливым взглядом недоеденный завтрак. – Подбери там какой-нибудь симпатичный земной ресторан с соответствующим антуражем – и вперед! Только не удивляйся, если он на самом деле ожидал от тебя чего-нибудь с бладвайном и гакхом, - рассмеялась девушка, вспоминая недавний инцидент на Променаде.
– Насчёт ресторана – хорошая мысль, – согласилась М’Кота, – Хуже, чем в Кварк’с там точно не будет. И я не дам сбить себя с толку! «Клингонская экзотика» и так прёт из меня со всех сторон, один вечер Артур без неё точно обойдётся!
- Если он начнет с тобой встречаться, ему с этой экзотикой предстоит постоянно сталкиваться, - пожала плечами Самрита и направилась к выходу из Кварк’c. – Не представляю, как можно ее куда-то деть, это то же самое, что мне – перестать быть землянкой. И, главное, совершенно непонятно зачем – может, ему в тебе как раз эта «экзотика» и нравится? Ну, у всех свои предпочтения…
– Вот именно, – пробормотала М’Кота, скорее себе, чем Самрите, пробираясь к выходу и оглядываясь, чтобы убедиться, что Артура нет нигде в обозримом пространстве. – Вот именно, она никуда не денется, по-любому останется при мне, а значит, совсем необязательно размахивать ей как флагом!  К тому же это не повод отказываться от чего-то нового!
«От чего-то, что должно понравиться Артуру Лайтману, – прошептал вкрадчивый внутренний голос, – И вдруг – совсем вдруг – это понравится ещё и тебе?»
_________
С М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Джарин Дохиил от 11 Сентября 2017, 15:25:18
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, кабинет кардассианского посла


Когда Илама не появилась в каюте спустя несколько минут, Джарин понял, что его план сорвался. Пока не было понятно, что именно пошло не так: баджорка победила Толан или сама кардассианка решила предать Джарина - это было неизвестно и не слишком важно, куда важнее было уничтожить все улики, которые остались в каюте женщины.
Достав ещё один миниатюрный транспортер, дипломат через несколько секунд оказался в непривычно пустой каюте Иламы.
Первым делом Джарин отыскал и аккуратно снял последнюю камеру, служившую одновременно ещё и маяком для телепортации, после чего разыскал ромуланский маяк, к которому должна была телепортироваться Толан, и забрал его с собой - времени тщательно проверять и уничтожать отпечатки пальцев и прочие мелкие следы, могущие привести федератов к настоящему заказчику, не было.
Наконец, офицер закончил собирать то, чего не должно было быть в каюте неудавшейся убийцы, и телепортировался обратно к себе, после чего принялся методично уничтожать оборудование и стирать данные с терминала, заполняя память случайными данными двадцать пять раз подряд - чтобы даже ромуланцы точно не восстановили.
Когда процедура была завершена, Джарин позволил себе немного расслабиться и откинулся в кресле. Даже если Илама назовёт его имя, физических доказательств теперь не осталось, а уж алиби себе обеспечить он точно сумеет.
Рано утром, как обычно, он пришёл в свой кабинет и стал ждать. Очевидно, скоро от него потребуют объяснений, даже если Толан не проболталась - он же официальный представитель Кардассии на станции, а значит придётся отдуваться. Дипломат принялся думать, стараясь просчитать все возможные вопросы и подготовить на них лучшие ответы, которые позволили бы свалить всё на Толан и оставить его самого чистым.
То, что произошло дальше, не было неожиданностью для Джарина. Дверь в его кабинет открылась, сама по себе, без звонка и стука - кто-то использовал код доступа. На пороге появились федераты - сперва вулканка с длинными, прямыми, собранными в высокий хвост волосами, а за ней еще двое: неприятный даже на вид вертлявый баджорец с зачесанными назад, будто сальными волосами, и широкоплечий землянин на вид не обремененный интеллектом. Цвет местной службы безопасности.
-Посол Джарин Дохиил, гал, временный уполномоченный представитель Кардассии на ДС9, - произнесла вулканка, будто читала по бумажке, и вопросительно уставилась на Джарина.
- Проходите, прошу вас, - изобразил радушие Джарин, - чем Кардассианский союз может помочь своим союзникам из Объединённой Федерации планет?
-Господин Дохиил, - объявила Т’Мир, - вы арестованы по обвинению в убийстве коммандера Мори Джанир и заговоре против Федерации. Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.
Джарин моментально натянул на лицо маску сожалеющего, но всё-таки возмущённого господина.
- Я сочувствую вашей утрате, уважаемые офицеры. Хоть мы с коммандером и виделись всего пару раз, но, насколько я могу судить, она была достойным федеральным офицером. Я также прекрасно понимаю, что неудавшийся убийца, если вы его, например, поймали, мог попытаться свалить вину с себя на кого-то постороннего, и Кардассия - весьма подходящий кандидат, учитывая недавнюю историю между нашими государствами. Однако, вы же понимаете, что нельзя просто так взять и арестовать сотрудника посольства - у меня дипломатическая неприкосновенность. Конечно, я не смогу без оружия и совершенно неподготовленным, прошу принять это во внимание, оказать вам троим достойное сопротивление, но, право слово, вы действительно хотите прибавить к своей утрате ещё и международный скандал такой величины?
-Я надеялся, что ты это скажешь… - пробормотал баджорец и отошел в сторону, потому что землянин рванулся вперед и схватил посла за грудки.
-К черту неприкосновенность! Моего коммандера только что убили! - воскликнул он, брызгая маленькими капельками слюны, - Вы думаете, меня волнует международный скандал?!
Джарин не стал сопротивляться и лишь демонстративно вытер каплю слюны со своего лба, презрительно поморщившись.
- Не похоже. И не скажу, что меня это удивляет - не всем дано заниматься политикой. Как бы то ни было, я не убивал вашего коммандера и вообще впервые услышал о том, что это произошло, только что - от вас, - кардассианец посмотрел на вулканку. - Интересно, что бы сказала покойная коммандер Мори, если бы увидела происходящее? Вряд ли кого-либо из вас ждала бы награда за верную службу Федерации после нападения на дипломата и вполне осязаемой угрозы ухудшения отношений между нашими государствами вплоть до полного их разрыва. Происходящее будет воспринято как акт агрессии, если со мной что-то случится, или я о случившемся доложу, а я доложу, если этот громила немедленно меня не отпустит.
-Возьмите себя в руки, младший лейтенант, - приказала вулканка.
Ее тон был холоден, а выражение лица скучающим и слегка удивленным очередным действием “нелогичных землян”, и все же она позволила подчиненному этот эмоциональный выпад, а сама стояла и смотрела. Это была какая-то тонкая грань между сохранением лица и солидарностью с действиями землянина.
Младший лейтенант, наконец, отпустил Джарина.
-Мы должны все тщательно расследовать, - сказала вулканка, - Господин посол, пожалуйста, не оказывайте сопротивления и следуйте за мной.
На лице Джарина лишь на мгновение мелькнула ухмылка, однако, внутри он упивался ещё одной маленькой победой.
- Будь по-вашему, - немного устало произнёс он, - в интересах сохранения хороших отношений между нашими державами я притворюсь, что этого возмутительного события не произошло. Пока, во всяком случае. Ну что же, ведите.
Кардассианец направился вслед за вулканкой, не забыв наградить слегка презрительным взглядом обоих безопасников.
__________________________________
С суровыми федеральными СБ-шниками


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 12 Сентября 2017, 13:16:15
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13

Планерку все-таки назначили. Сообщение о планерке пришло на падд ромуланца, когда он тестировал гравитацию с уровнем 6. Прочитав сообщение на падде, весящим в настоящий момент как добрый ящик с дизрапторными винтовками, Ракар решил, что программа готова, завершена и пора завтракать, пока еще есть время.
Завтракать в Кварк'с Ракар не решился, он понял, что этого бара он теперь избегает. Вспомнив выражение лица Делас во время слов "почему ты не хочешь просто меня выслушать", Ракар испытал чувство вины, совершенно неуместное, но слишком естественное. Чувство вины Ракару не нравилось, потому что он понимал, что его вины нет. И, тем не менее, оно было. Кроме того он вспомнил обо всем, что должен быть сделать в сторону Делас, о чем узнать, в чем убедить ее, о том, что предстояло еще решить всеми, обеими группами проекта. Еще какие-то серьезные проблемы у Тенмы, и оставалось до сих пор неизвестным, явится ли кардассианец на планерку. И Ракар вспомнил грустный взгляд Иламы Толан, ее фраза "это не понадобится", и то, как она с видимым трудом двигалась, будто замученная чем-то и кем-то.
По пути к ангару 13 Ракар осознал, что идет слишком медленно, не торопясь, вообще останавливается в коридоре. До чего он дошел… Как так случилось. Как случилось так, что он собственными руками все испортил с Квинтилией? И тем не менее, как бы ни было, он должен дальше исполнять свой долг и задание. Он будет это делать во имя Ромуланской Империи и еще немного для себя. И для нее тоже, потому что она должна жить и радоваться. А он будет наблюдать издалека.
Одернув форму перед дверями ангара, Ракар зашел и сел в противоположном от входа конце. Так было удобнее наблюдать и меньше вертеть головой.

Самрита и М’Кота успели прийти за несколько минут до начала собрания – и у землянки имелось подозрение, что все равно кто-нибудь опоздает: почему-то это становилось традицией, и завела ее координатор. Девушка по привычке подсела поближе к Хене и поприветствовала остальных кадетов, уже собравшихся в зале, а затем с любопытством завертела головой, вычисляя отсутствующих.

Этим утром Лайтман проспал. Невообразимо и постыдно, но на часах было 10 утра, когда он открыл глаза. Проверив сообщения, кадет понял, что он еще никуда не опоздал к счастью. Поэтому, никуда не торопясь, совершив утренние обязательные дела, включая силовую зарядку, надел форму и пошел в каюту М'Коты и Самриты. На двойной звонок ему никто не ответил и Лайтман решил, что в отличие от него – ни М'Кота, ни Самрита – не проспали.
За несколько минут до часа общего сбора кадет пришел в 13 ангар, огляделся, обошел стол, намереваясь занять место рядом с клингонкой.
- Доброе утро, Сэм, Хена, М'Кота, - с улыбкой сказал Артур, коснувшись рукой спины М'Коты, садясь рядом, - хотя, конечно уже не утро, скорее день.

Освальд в эту ночь спал очень долго и проснулся за сорок минут до начала собрания. Кое-как приняв душ и позавтракав в реплимате, он торопливо дошёл до ангара и устроился ровно напротив Самриты, периодически поглядывая то в её сторону, то в сторону двери. Сейчас кадету больше всего хотелось оставить регату в прошлом, а для этого надо было как можно скорее пройти через разбор полётов. "Ну где же Мори и Толан?" - мысленно спрашивал себя Освальд, словно игнорируя тот факт, что до начала оставалась ещё пара минут.

Тенек пришёл за минуту до начала из лазарета. Время до начала он потратил на то, чтобы просмотреть вчерашние данные по отравлению Рроу и сличить их с рассказом «Фениксов». В сущности, он почти не сомневался в том, что «Фениксы» рассказали правду, но привычка всё проверять и уточнять была слишком сильна. Кроме того время понадобилось для того, чтобы внести в медицинские карты команды «Амазонки» (включая и свою собственную) свежую информацию. Теперь оставалось сделать то же самое для команды «Анадыря», но для этого надо было сходить на катер, а времени до начала планёрки оставалось слишком мало, и стажёр отложил это на ближайшее свободное время.

Советника Рилл не мучили дурные предчувствия. Нет, она видела вчера, что с координатором что-то очень не так, но того что случилось в реальности вообразить себе не могла. По этой причине озабоченность болианки перед совещанием была умеренной: в худшем случае она ожидала увидеть глинна Толан такой же подавленной, как вчера, а в лучшем – уже немного оправившейся от своих переживаний. Явившись на совещание почти вовремя (полуминутное опоздание вряд ли можно было считать настоящим опозданием), Утара координатора не увидела совсем. Значит, решила она, всё так же плохо, как вчера. И приготовилась ждать.

Акрита в это утро тоже спала допоздна. Но дела проекта, очевидно, не собирались давать кадетам выходной, поэтому она, проснувшись и собравшись, направилась в реплимат завтракать. Там ее и застал вызов на общий сбор. За столом андорианка заняла место подальше, не то чтобы она боялась разноса за свой "маневр" и прочее вчерашнее, просто сейчас больше хотелось слушать и наблюдать, чем оказываться в центре внимания.
Соседка Акриты по комнате - отстраненный кадет Перим - отсутствовала в комнате, когда андорианка проснулась. За пару минут до времени, обозначенного в приглашении как начало планерки, она проскользнула в Ангар 13, очень скромно и стараясь не привлекать внимания. Это было не так просто, потому что все привыкли видеть Квинтилию в форме, а не в гражданском платье, и теперь на фоне кадетов она выделялась.
Перим хотела занять место, ближайшее к двери, но там уже сидела клингоно-земная парочка, а рядом с ними Самрита и Хена. Место рядом с ференги было свободно, но пока трилл шла к нему вокруг стола, его быстро заняла Жантарин, которая до этого о чем-то болтала в углу ангара с Кримом Анжаром. Баджорец сел рядом.
Ромуланец делал вид, что читает текст на своем падде, время от времени поглядывая на собирающихся кадетов. Джез Тенма в былые времена приходил на брифинги раньше, сейчас же его не было. Момент, когда в ангар пришла Квинтилия, ромуланец не пропустил, как раз в этот момент он смотрел в сторону Самриты и М'Коты. Он проводил Квинтилию взглядом до того момента, как ближайшее место на ее пути стало занятым. Ромуланец опустил голову, вернув взгляд на падд. Никогда раньше на общих сборах он не испытывал желания позвать кого-то сесть рядом, обычно он наблюдал за распределением кадетов со стороны. Квинтилию же теперь хотелось позвать, но он не сделал этого, надеясь, что Освальд или  Акрита возьмут это дело в свои руки, покажут Квинтилии, что она нужна и ее хотят видеть.

Самрита лишь краем глаза отметила Квинтилию – точнее, ее платье. «С этим решительно надо что-то делать», - подумала землянка в очередной раз. Ее чувство прекрасного отчаянно страдало. Но странным было не это. Странным было то, что Самрита в который раз поймала себя на мысли, что волнуется по поводу Джеза Тенмы. Она-то считала, что терпеть не может этого кардассианца, и продолжала бы так считать до сих пор, но тот случайно услышанный ночной разговор никак не хотел уходить из головы. Тогда она так и не подошла к нему, потом он не явился на регату, и вот сейчас… Девушка потрясла головой, прогоняя мысли. Это было не ее дело. Ее мысли должен занимать стоящий в ангаре «Анадырь», ждущий только ее – и она с ним воссоединится сразу после общего сбора. Поскорее бы он уже начался…

М’Кота увидев замешательство Квинтилии посмотрела на неё в недоумении: что же она не садится? Может, она не хочет сидеть рядом с ней и Артуром, но почему? Вроде бы ещё вчера они обменялись рукопожатием…
 
Зато вулканцу все эти сложности были совершенно чужды.
– Мисс Перим, – негромко позвал он, привлекая внимание трилла. Перехватив взгляд Квинтилии, стажёр подвинулся немного ближе к Криму и сделал приглашающий жест, указывая на пространство справа от себя и одновременно бросая взгляд на Ракара. Он надеялся, что ромуланец поймёт его правильно: судя по словам сказанным Квинтилией вчера, она очевидно не решалась сама предлагать коллегам своё общество, и нужно было как-то показать ей, что её не избегают.
Коротко дернув головой в сторону Тенека, Ракар все услышал, сгреб свои падды со стола, встал и молча переместился на стул рядом с Акритой, уступая место Квинтилии, чуть пододвинув ей стул.
-Спасибо, - чуть слышно сказала Квинтилия, занимая предложенное место.
Последними в ангар вошли Джез Тенма и Брол Арко. Оба сели на стулья по соседству с Освальдом.
-Фух, чуть не опоздал! - выдохнул Тенма, с улыбкой глядя на соседа, - Но кажется, я не последний! - он обвел взглядом стол, пересчитывая кадетов, - Что-то нас маловато… Не хватает Курша, Рроу и Мари.
Честно признаваясь самому себе, Ракар был почти готов к тому, что Квинтилия пройдет мимо в сторону Освальда, но в ней многое изменилось после истории со стимуляторами. Ромуланец приветственно кивнул девушке, а потом обратил внимание на кардассианца. Тот выглядел удовлетворительно, хотя скорее всего он просто хорошо умел держать свое лицо, занявшись служебными обязанностями, либо его проблемы решились.
Вопреки ожиданиям не было каитианца, и Ракар повернул голову налево, спросил негромко:
- Тенек, а где Рроу? Что о нем говорят в лазарете?
– Его выписали, – коротко ответил Тенек.
Ракар кивнул Тенеку. Вслух говорить ничего не стал. Тар Мари мог традиционно проспать, несмотря на середину дня, Курша не интересовала регата, а теперь про него не было ничего известно, а насчет каитианца Ракар надеялся, что тот не слишком разочарован в девушке с Ктариса, которая так жестко поступила с ним. Оставалось только ждать начала и появления глинна координатора Иламы Толан.
Прошло еще полминуты, но никто из опоздавших кадетов не появился.
Наконец, дверь в ангар снова открылась, некоторые посмотрели в ту сторону, ожидая увидеть коллег или Иламу Толан, но на пороге появились не они, а молодой мужчина в форме лейтенант-коммандера Звездного Флота. Пятна, начинающиеся со лба и исчезающие под воротником бирюзовой водолазки указывали на его расу.
-Это еще кто? - удивленно прошептал Тенма.
-Кадеты, - произнес с порога мужчина, - Для тех немногих, кто меня еще не знает - мое имя Диас Планкс, координатор второй группы проекта “Альфа”. Мне нужно многое вам сказать, и кое-что из этого будет тяжело услышать. Поэтому прошу вас, подойдите ближе.
- Что? Что он имеет в виду? - заволновалась Хена.
-Прошу вас, - повторил Планкс, - Давайте соберемся в кружок и не будем официально сидеть за столом.
_____________
с кадетами, советником и лейтенант-коммандером Планксом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 12 Сентября 2017, 13:19:43
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


Андорианка Жантарин нерешительно поднялась со своего места. Ее примеру последовали Крим и соотечественница Планкса - Перим.
Самрита удивленно посмотрела на Планкса и огляделась: кадеты – не менее озадаченные, чем она, - начали подниматься, и Самрита последовала их примеру, встав со своего места и подойдя поближе к лейтенант-коммандеру.
- Это какой-то тим-билдинг? – непонимающе шепнула она на ухо Жантарин. 
Ракар поднялся со своего места. Происходящее было не стандартно. Вместо глинна Толан пришел Планкс. Что-то будет тяжело услышать. Будет ли это связано с группой Планкса или это будет обо всем проекте в целом? Все ответы на все вопросы могут прозвучать сейчас, и не имело смысла строить догадок.
- Пойдемте, - сказал Ракар сидящим с ним рядом и первым пошел обходить стол в направлении к лейтенант-коммандеру.
Артур тоже поднялся со своего места.
Советник поднялась с места и встала за спинами ближайших кадетов. Сердце её отчётливо ударило и словно покатилось по ледяной дорожке куда-то вниз. Что-то случилось. Что-то случилось.
Акрита кивнула ромуланцу, когда тот обернулся к ней, и тоже нерешительно направилась к точке общего сбора. День вообще начался странно, и, глядя на Планкса, андорианка боялась одного – что сейчас начнутся разборки по поводу «Фениксов». Ее собственное возмущение и даже негодование за ночь как-то притупилось, ведь в конце концов все кончилось хорошо… Но с другой стороны, она понимала, что совсем избежать выяснений и обвинений не получится.
Наконец, все подошли и превратились в совсем не официальную толпу. Жантарин присела на край стола, другие последовали ее примеру.
-Что ж… - сказал старший трилл, почесав в затылке и взъерошив свои волосы, - Я мог бы начать с классического анекдотичного “у меня есть для вас две новости: хорошая и плохая”. Но начну по порядку. Как я уже сказал, я - координатор второй группы проекта “Альфа”. Для тех, кто не думал о том, что она существует и не вдавался в подсчеты кандидатов, это может быть небольшой новостью. Этот статус дает мне возможность говорить сейчас с вами, он означает, что я - не чужой вам человек.
Планкс сделал паузу, а затем серьезно продолжил.
-Всю прошлую ночь я провел в переговорах с организаторами проекта “Альфа”. Та совместная работа, которую вы показали вчера, убедила всех до сих пор сомневающихся, что проект действует и у него есть будущее. Вы продемонстрировали первые серьезные результаты, которые просто нельзя игнорировать. Поэтому я рад вам сообщить, что проект не будет закрыт и продолжит свою работу. В его целесообразности больше не сомневается никто.
Однако, в голосе трилла не было радости.
-Проект не будет закрыт, - повторил он, - Но в нем произойдут некоторые изменения. Во-первых, полученные данные показали, что малые группы работают лучше, чем большие. Поэтому состав групп участников будет переформирован. Наверное, вы заметили, что некоторых ваших коллег сегодня нет с вами. Они получили приказы о переводе в другие группы. Возможно, кто-то из вас тоже в скором времени получит такой приказ.
Кадеты переглянулись. Кто, кто же будет следующим покинувшим группу?
Ракар не сводил внимательного взгляда с лейтенант-коммандера. От этой новости, что проект не будет закрыт, он испытал настоящее удовлетворение. Эта новость означала, что он выполнил свое задание. Это не могло не радовать. Однако, Ракар понимал, что лейтенант-коммандер начал с хорошей новости и следующая новость будет плохая. Как минимум отсутствовала Илама Толан, и ее состояние и ее вчерашняя каюта, которая, как он видел – была практически собранной к отъезду. Этот факт его напрягал. Сейчас будет новость из разряда тех, которые слышать будет "тяжело", по словам Планкса, и Ракар приготовился к плохим новостям, сложив руки за спиной.
Услышав о статусе проекта, Акрита тоже обрадовалась и чуть улыбнулась. Значит, все это было не зря… Маневр, совместная подготовка и бессонные ночи. Значит, их все-таки поняли.
-Но изменения для вас состоят не только в том, что кто-то покинет вашу группу, - тем временем продолжил Планкс, - В нее также придет новый участник…
Планкс отошел к двери в ангар, открыл ее и произнес, обращаясь в коридор:
-Можешь заходить.

После нескольких секунд ожидания за дверью раздались тихие шаги, и в помещение зашла ромуланская девушка, неуверенно оглядываясь и стараясь не смотреть ни на кого, кроме Планкса. Некоторые уже знали ее - это была ромуланка-медик, изрядно подпортившая им регату. Сейчас вместо блестящей форме на ней была обычная форма кадетов Ромуланской Военной Академии, а без каблуков она оказалась совсем маленькой - немного выше Хены. Она молча встала рядом с триллом и гордо подняла голову.
-Это Делас из Ромуланской Империи, - представил девушку Планкс, - Теперь она будет в вашей группе. Делас, если хочешь, можешь сейчас рассказать немного о себе своим новым коллегам, - трилл подбадривающе улыбнулся ромуланке.
- Пожалуйста, не надо! - одними губами прошептала Делас, поднимая глаза на Планкса. - Вы же знаете…
-Хорошо, - негромко ответил Планкс, обращаясь к своей уже бывшей воспитаннице, а затем громче обратился ко всем остальным, - Досье на вашу новую коллегу вы уже можете найти в общем файловом пространстве вашей группы.
В этот момент экран на стене ожил, и на нем появилась официальная фотография Делас и строчки из ее биографии.

(https://image.ibb.co/eAwAGv/123.png)

Имя: Делас
Раса: ромуланка
Пол: женский
Возраст: 22 года
Звание и отдел: кадет последнего года обучения медицинского отделения Ромуланской Военной Академии. Специализации: инопланетная анатомия и генетические заболевания.
 
Биография: Делас родилась в 2362 году в богатой семье в столице – Ки Баратан – в роскошном особняке с видом на Апнекское море. Ее отец и раньше был влиятельным сенатором, а четыре года назад был назначен вице-проконсулом. Свою мать Делас почти не помнит – та умерла от синдрома Тувана, когда девочке было пять лет.
 
Решение идти в Ромуланскую Военную Академию – самое престижное учебное заведение – было для Делас очевидно, именно к этому ее и готовили с детства. Отец надеялся, что девушка продолжит его политическую карьеру, но оказалось, что Делас проявляла интерес в совсем других областях: ее больше всего интересовала экзобиология и медицина, а вовсе не политика и военное дело. Было понятно, что по стопам отца она не пойдет, и потому уже после окончания второго семестра Делас перевелась на медицинское отделение, где быстро стала одной из лучших учениц.
В 2384 году ей неожиданно пришло предложение участвовать в проекте «Альфа». По официальной информации, она была выбрана как одна из лучших учениц Военной Академии, но, конечно, положение ее отца также сыграло свою роль.

Почему вы хотите участвовать в проекте: «Это невероятная возможность познакомиться со всеми этими инопланетными культурами, собранными в одном проекте! Это лучший шанс, который мне когда-либо предоставлялся: я смогу не только достойно представить Ромуланскую империю, но и прикоснуться к инопланетным мирам, о которых до этого только слышала. Я уверена, что смогу проявить себя в лучшем виде и оправдать надежды Сената».

-Вот это поворот! - удивленно присвистнул Тенма, - Но она симпатичная, правда же? - он слегка подтолкнул локтем стоящего рядом Освальда.
Землянин с лёгким удивлением посмотрел на кардассианца, словно не поняв сначала, о чём тот говорил. Бросив беглый взгляд на ромуланку, он кивнул и без особого интереса пробормотал:
- Угу, да, очень даже.

Федеральная манера сказать о том, что будут и хорошие и плохие новости, и начать с хороших – на самом деле не приводила ни к чему хорошему. Ожидание все равно омрачено, и хорошие новости перед плохой неизвестностью становятся не такими хорошими. На Ромуле поступали несколько иначе.
Появление Делас Ракара не очень удивило. Он только лишь испытал интерес к тому неизвестному факту, что так получилось. Это она сама добилась перевода, или это куда более верхний замысел? Он с интересом следил за Делас, за ее тихими короткими переговорами с Планксом. О чем именно Планкс знал? О диверсии уже, или о чем-то еще? Снова вопросы, пока остающиеся без ответов.
Биографию Делас Ракар бегло прочитал с экрана. Он задумался о том, что на самом деле все это время мечтал о союзнике, о ком-то таком же как он, ромуланце. Он был слишком одиноким здесь на этом проекте, где не было ни одного его соотечественника и такое множество федератов, многих из которых он боялся, по настоящему боялся. Только вот была ли Делас ему союзником? С некоторой публикой никогда не знаешь, до какой степени можно рассчитывать на союз. Некоторые ведь спят и видят, чтобы что-нибудь совершить. Она начала с входной диверсии, обернувшейся потом помощью, но тем не менее – диверсию никто не отменял. С другой стороны, в этой группе все иначе, чем там… с теми. Таких как Юнок и Казза здесь нет. А еще она была из очень высокопоставленной семьи. И какая ирония судьбы, причудливо тасующей свои карты, бросающей кости вероятностей, складывающихся в причудливый узор. Девушка, у которой могло бы быть большое будущее, но время ее жизни ограничено. И раз уж она будет теперь на станции, будет куда больше шансов расследовать информацию о ее исследовании и, возможно, привлечь кого-то для ее спасения. Только была еще одна сложность, но эту сложность Ракар всеми силами пытался игнорировать в своем сознании. Игнорировать, потому что личные чувства Делас никак не должны были влиять на работу во благо Ромуланской Империи.
- Джолан Тру, Делас, - улыбнулся Ракар, чуть приподняв подбородок. Но улыбка ромуланца была сдержанной.
 Делас подняла на Ракара полные надежды глаза, но уже через мгновение нацепила на лицо маску гордой ромуланки и коротко кивнула ему:
- Джолан Тру! – а потом обернулась к Планксу и тихо заговорила: - Коммандер, а что будет с моей лабораторией на Кардассии? Я столько сил в нее вложила… А… мои вещи, моя комната?.. – ее голос дрогнул.
-Твои вещи вышлют сюда сегодня, а обо всем остальном нужно будет поговорить с твоим новым координатором, - быстро ответил Планкс.
__________
Планкс + все кадеты и советник


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 12 Сентября 2017, 13:45:47
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


М’Кота смотрела на ромуланку, испытывая не то облегчение, не то разочарование. Вчера, когда обсуждали диверсии «Серебряных фениксов», она думала, что увидит типичную ромуланскую женщину-солдата, и что самым большим испытанием для неё, М’Коты, будет несбыточное желание отлупить эту бессовестную девицу. А теперь... теперь клингонка не испытывала желания дать Делас даже подзатыльника – уж больно та выглядела маленькой и хрупкой. Конечно М’Кота понимала, что внешность бывает обманчивой, например, отец рассказывал ей о крошечной земной девушке, которая дралась как бешеный хорёк и погибла в такой мясорубке, которая заставила бы замолкнуть в почтении даже самого матёрого клингона. Да, так тоже бывало, но знала М’Кота и себя: мысль о том, чтобы поднять руку на кого-то кто легко помещался у неё под мышкой, встречала в душе клингонки мощное сопротивление, так что одна проблема отпала сама собой. Зато появилась другая: раз ромуланку перевели в их группу, значит хочешь не хочешь с ней придётся общаться, и теперь М’Кота ощущала себя в противном подвешенном состоянии, таком же как после того, как выяснилась правда о Квинтилии, только намного хуже. Конечно, Квинтилия получала нечестное преимущество перед другими, но она не устраивала этим другим подставы, не делала им подлостей, благодаря этому М’Коте удалось преодолеть предубеждение против неё. Удастся ли преодолеть предубеждение против Делас, а главное надо ли и правильно ли его преодолевать, клингонка пока не знала.

Пользуясь случаем, благодаря которому они стояли рядом, Артур взял М'Коту под руку. Но в настоящий момент, стараясь отрешиться от всего происходящего и обещанного, от обещанных плохих новостей и того, что брифинг вела не Илама Толан, не их координатор, от того, что вместо нее пришел другой – Артур не отрываясь смотрел на коварную ромуланку, которая будет в их группе. Артур любовался этой ромуланской девушкой, которую уже видел в ангаре после прилета "Амазонки". И Артур знал, что он о многом может с ней поговорить. Делас не была похожа на Ракара, не была похожа на Валардиса, она была совсем другой, и в нем рождался непосредственный и такой естественный интерес и желание общаться.

Тенек воспринял появление Делас в качестве постоянного члена их группы более чем скептически. Ему совсем не нравилась мысль о том, что эта девушка будет заниматься здоровьем его товарищей по проекту, и одновременно он понимал, что раз ей приказано работать здесь, то и в её профессиональном качестве тоже; хочет Тенек или нет, но теперь Делас – его коллега. Вдвойне. В глазах Тенека Делас не была врачом. В реальности Тенека Делас будет исполнять обязанности врача. Это противоречие разрешилось, когда Тенек напомнил себе, что в случае необходимости не только врачи могут оказывать медицинскую помощь: были случаи, когда посильную помощь оказывали учёные-биологи или просто люди, обладающие необходимыми навыками. «Кадет с медицинским образованием» – так определил для себя Тенек статус ромуланки в собственной системе ценностей; это определение делало будущее взаимодействие возможным.
– После инцидента с Аномалией мы создали в рамках нашей группы медицинскую команду для экстренных ситуаций, – сообщил он Делас, когда обмен привествиями между двумя ромуланцами завершился. – В неё входят мисс Хена, мистер Арко, я, а также мисс Перим – в качестве обучающегося и в качестве помощника (в тех случаях, когда от неё не требуется исполнения других обязанностей). Если вы хотите, вы можете к нам присоединиться.

Акрита, и так стоящая не в первом ряду, теперь отступила еще на шаг и незаметно вздохнула. Итак, столкновения избежать не то что не удалось, а совсем наоборот… Какая-то часть ее сознания услужливо подсказывала, что, возможно, такая ситуация станет для нее полезной тренировкой, чтобы уметь взаимодействовать и вместе работать несмотря на личные предубеждения. Наверняка служба в Звездном Флоте не раз поставит ее в подобные условия, или даже хуже. Однако, другая часть сознания категорически отказывалась иметь общее дело с тем, кто саботировал чужую работу, обманывал, подслушивал, травил и, самое главное, считал все это нормальным, безвредным и даже забавным.
Подняв голову, андорианка принялась читать досье на экране - это было легче, чем смотреть на новую коллегу живьем. Но чем дальше она читала, тем более задумчивым становилось выражение ее лица. Теперь, когда она увидела историю этой девушки, обстоятельства, в которых та выросла, а еще – ее интерес к науке и исследованиям, собственные предварительные суждения уже не казались Акрите столь очевидными.

Делас перевела взгляд на вулканца и чуть нахмурилась, слушая его – то ли от удивления и неожиданности, то ли от самого предложения.
– Э… Хорошо, я подумаю, - ответила она, наконец, и добавила после долгой паузы: - Спасибо.
А затем по очереди осмотрела каждого из кадетов: и тех, кого уже хорошо знала, и тех, кого видела впервые. Ее взгляд был прямым и дерзким, и, несмотря на в целом негативное отношение, исходящее от группы, она его не отвела.
-У вас будет время познакомиться, - вставил Планкс, - Насчет нового координатора, с которым нужно будет поговорить Делас… Дело в том… и это как раз то, что вам может быть тяжело услышать… дело в том, что новый координатор будет у вас всех. Глинн Илама Толан больше не будет исполнять эту роль. Кое-что случилось.
Трилл глубоко вздохнул, а затем взял себя в руки.
-Сегодня ночью Илама Толан застрелила командующую станцией Мори. Госпожа Толан арестована. И это, конечно, большой шок для всех. Но даже в самые темные времена мы не должны опускать руки. Проект продолжается, и руководство сейчас срочно ищет замену на должность вашего координатора. А пока… - лейтенант-коммандер обернулся в сторону Утары Рилл, - Пока адмирал Солок просит вас, советник, взять на себя координирование группы. Временно, разумеется. Или нет, может быть, они оставят вас на этой должности постоянно. Я не знаю, если честно… Этим молодым людям сейчас нужна помощь и кто-то взрослый и опытный, кто направит их, и кроме вас у них никого нет…
Трилл умоляюще посмотрел на советника.

Вот оно. То, что она возможно могла предотвратить, и то что она допустила своей ненавязчивостью. Почему она не вцепилась в глинна Толан как репей и не попыталась вытрясти из неё причины этой ужасной подавленности? Ведь наверняка это было связано, тесно связано!
Уголки губ болианки резко опустились вниз, вокруг глаз залегли болезненные морщинки, и стало вдруг видно что этих болезненных «шрамиков времени» не так уж мало среди весёлых лучиков, обычно обрамлявших её глаза. И всё же на этот раз она не извлекла из сумки коробочку с успокоительными драже и не схватилась за виски: иногда случались события тяжелее всех остальных, и тогда нервы и тело по необъяснимой причине собирались в кулак, вместо того, чтобы по обыкновению расклеиться.
– Я согласна, коммандер, – твёрдо сказала Утара.
– Хорошо, - кивнул лейтенант-коммандер Планкс, - Теперь мне будет спокойнее возвращаться на Кардассию. Да и всем остальным заинтересованным лицам тоже станет легче, когда они узнают, что вы согласились. Ведь если бы нет… пришлось бы срочно что-то придумывать с этой группой, но никто не знает, что! Координатор Рилл, вам придется зайти в офис Службы Безопасности и встретиться с госпожой Толан, чтобы она передала вам все дела. Если она, конечно, будет в состоянии для этого… И я сегодня добавлю несколько сообщений от адмирала Солока для вас. Это наше собрание сейчас - скорее об общей организации всего этого предприятия, - трилл неопределенно покрутил рукой в воздухе, - А о конкретных текущих делах проекта вам придется собраться еще раз в другое время. И, может быть, даже не один раз.
– Да, – снова подтвердила Утара, – Так мы и поступим. Но прежде чем мы разойдёмся, я хотела бы сказать кадетам несколько слов.
– Прежде всего, – начала болианка, – я хочу напомнить вам, что бездействие – первый шаг к поражению. Вы спасли проект, спасли свою группу от расформирования, и если сейчас вы решите, что всё было зря и опустите руки… тогда всё и правда будет зря. Если же вы не сдадитесь, проект будет жить. Именно поэтому мы соберёмся сегодня же в 15:00 по станционному времени и приступим к обсуждению нового задания. Если готового задания не будет, мы сами его создадим.
Утара сделала паузу и почувствовала, что обретённые было силы потихоньку утекают. Этого позволить было нельзя, и она велела себе держаться во что бы то ни стало.
– Второе, – сказала она. – Есть ещё одна вещь, которая может погубить проект, потому что противоречит самой его сути: это – взаимные подозрения, предубеждения и обвинения. Я понимаю, что никто не удержит вас от обсуждения случившегося и от самых резких суждений, но есть одна вещь, которую я прошу вас уяснить: не существует злобных кардассианцев и прочих мифических чудовищ. Есть один конкретный человек, совершивший одно конкретное преступление, и что бы ни выяснилось в процессе расследования, я не хочу, чтобы вы проецировали это на всех кардассианцев и тем более на ваших товарищей по проекту, – в этот момент болианка непроизвольно посмотрела на Тенму.
Она снова остановилась перевести дыхание: то последнее, что она собиралась сказать, было сложнее всего. Перед её внутренним взором стояло улыбающееся лицо коммандера Мори и одновременно – измученный, потухший взгляд глинна Толан. Наконец Утара произнесла:
– И последнее. Как я уже сказала, никто не может удержать вас от резких суждений, но примите во внимание следующее: до конца расследования и, более того, пока не вынесен приговор, любой арестованный имеет право на непредвзятое расследование его дела и на то, чтобы вокруг него не возникало порочащих его домыслов. Постарайтесь в своих суждениях исходить только из фактов и не будьте поспешны в суждениях. Я не знаю обстоятельств этого дела, но если окажется, что произошла ошибка или что глинн Толан взяла на себя чужую вину, мне не хотелось бы, чтобы нам с вами было за себя стыдно.
Вторая новость, озвученная Планксом, напрочь затмила удивление от присоединения ромуланки-саботажницы к их группе. К тому же, сама Делас сейчас выглядела не менее ошарашенной, чем остальные. Самрита удивленно захлопала ресницами и приоткрыла рот, но ничего, кроме вздоха, не смогла из себя выдавить. Судя по реакции большинства кадетов, в шоке пребывала не только она – девушка встретилась взглядом со своими подругами, а затем – с Освальдом, и чуть качнула головой, как бы говоря: «Вот так новости…». И еще чуть-чуть: «Не зря я не люблю кардассианцев!».
– Лейтенант-коммандер, - тихо пробормотала Самрита, когда речь к ней вернулась, и подняла глаза на Планкса. – Как… Как такое вообще возможно? Нам расскажут, что случилось? Она была нашим координатором, мы ей доверяли… 
Планкс покачал головой.
-Меня там не было, мисс Баккер, и я не связан с расследованием. То, что я сказал вам - это информация, которую получили офицеры, имеющие достаточный уровень доступа, сегодня утром. Насколько мне известно, примерно сейчас представители станции делают официальное заявление для всех, но едва ли они скажут больше, чем я. Это очень громкое дело, и скорее всего его детали будут засекречены, но пока Служба Безопасности не высказывает сомнений в том, что произошло.
___________________
с Планксом, Утарой и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 12 Сентября 2017, 13:47:32
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13

Пожалуй, все остальные новости стали несущественными в этот момент для Артура. Сразу после слов Планкса о том, что сделала Илама Толан. Артур опустил руку, нашел ладонь М'Коты и сжал ее. Сначала он опустил голову, но потом заставил себя смотреть вперед, на коммандера. Но перед глазами стояла коммандер Мори Джанир. Артур вспоминал ее, такой, какой она защищала его, во всем том деле после избиения кардассианца. О том, как она выступала на открытии и завершении регаты, о том, как она поздравляла его с освобождением, ее глаза. Еще одна жизнь. Еще одна жизнь ставшая разменной монетой в чьей то игре. И где найти теперь слова утешения для ее семьи, для ее экипажа, для всех тех, кто любил ее, уважал, ценил, для всех тех, кому она стала надежным товарищем и другом. Еще один кардассианец снова убил баджорца. Только расы не имеют значения. Еще одного человека не вернуть из того места, куда он безвременно ушел. Все остальные слова Лайтман слышал вполуха. Не совсем осознавая.
Потом кадет вспомнил, что назвал Иламу Толан своим другом. И ужаснулся всему этому происходящему. Так не могло было быть. Она не могла. Она была совсем другой. А потом, все это случилось потом. Возможно, это какая-то подстава. В этом еще обязательно нужно было разобраться. Вот только Мори Джанир уже не вернуть. И раз так, виновные должны ответить за все.

Наконец Ракар дождался этих самых плохих новостей. Новость была ударом. Усилием воли он заставил себя не среагировать физически, не сжать кулаки, не дернуться, не проявить иных эмоций. Он лишь нахмурился, пристально глядя на лейтенант-коммандера, а затем начал скользить взглядом по остальным кадетам, задержав взгляд на Квинтилии. Вот по кому эта новость должна была больно ударить, и он ничем не мог помочь. О диверсии "Фениксов" Ракар мгновенно забыл, это мелкое хулиганство померкло перед случившимся. Вот была та самая бомба, которую он искал в корабле, но, очевидно, искал не там. В корабле - было бы слишком просто. Политики действуют не так грубо. Сейчас Ракар понимал, что совершил еще один серьезный промах. Он это не предотвратил. Он же пришел к Толан с целью помочь, но отвлекся и стал рассказывать о собственных личных проблемах. Почему он так постыдно расслабился? Почему не понял настоящее значение ее фразы "это не понадобится"? Почему не настоял? Он же видел все, ее измученное состояние, ее пустую каюту, ее крайнюю обреченность. Что он должен был сделать теперь? Проект не закрыли, вот с этим они там просчитались, решение по проекту было принято раньше убийства. Ракар задумался, взвешивая все на чаше весов. Нельзя навредить Ромулу, нужно соблюсти баланс, и в тоже время надо помочь разобраться в ситуации. Нужно ли? Или они сами без него разберутся? Идентифицировать ли это как личные цели и личные обещания? Навредит ли это его собственному государству? Нет, не должно навредить. Есть вещи, которые нельзя предавать, и если уже нельзя спасти ее, можно хотя бы облегчить участь. Он хорошо помнил, как Илама Толан вела себя с ним, на Волане II, вчера в каюте, сознавая куда ей придется идти, она как будто отдавала свою последнюю дань, ради кадета, который был ей по сути никем. Он был ее кадетом. И та невысказанная фраза, которая тем не менее легко прослеживалась "как мне", "не повезло как мне". Ромуланцы не забывают добра, сделанного в их сторону, ромуланцы не предают честь.  Мысли стремительно летели в голове. Ракар принял решение. Он посмотрел на Квинтилию, а потом сделал шаг вперед, к лейтенант-коммандеру:
- Ее заставили. Сэр, я хочу дать показания по делу для следствия. Возможно, я могу помочь вам понять, кто за этим стоит. Это возможно?
-Это не моя станция и не мое расследование, чтобы здесь распоряжаться, поэтому я не могу ответить на ваш вопрос, мистер Ракар, - помотал головой Планкс, - Я оказался замешан в делах этой станции, потому что они касались проекта, не более того. Но теперь я возвращаюсь на Кардассию.
М’Кота отнеслась к известию, пожалуй, спокойнее многих: в её мире смерть была неотъемлемой частью жизни, а убийство – узаконенным способом решения противоречий. Конечно, речь шла об убийствах в поединках, но всё же об убийствах. К тому же вся клингонская культура строилась на готовности и даже необходимости рано или поздно достойно погибнуть. В жизни всякое случалось! Иногда хорошие люди убивали плохих людей, иногда плохие люди убивали хороших людей, иногда плохие люди убивали плохих людей, а иногда случалось и так, что хорошие люди убивали хороших людей – это было горько, но это тоже была часть жизни, и порой другого варианта было не дано.
М’Кота крепко сжала руку Артура и, чуть повернувшись к Ракару, сказала:
– Если ты что-то об этом знаешь, я тоже хочу знать. Смерть смерти рознь, и если это дело воняет, как трёхнедельный труп, я хочу знать, откуда идёт вонь.
Услышав, что лейтенант-коммандер не будет вмешиваться в расследование никаким образом, и собирается отбыть к месту дислокации его группы, Ракар развернулся всем корпусом к советнику Утаре Рилл. Потом, услышав М'Коту, он обернулся к кадетам, окинул всех взглядом. Они были шокированы убийством коммандера этой станции, и он их очень хорошо понимал. Если бы кто-то убил командира ромуланской станции на ромуланской станции… одним словом, Ракар поставил себя на их место.
- Да, - кивнул Ракар клингонке, - я расскажу. Мэм советник, - ромуланец снова посмотрел на болианку, - может быть, вы ответите? Я хочу дать показания для следствия, это возможно?
– Думаю, да, – ответила болианка. – Я постараюсь узнать, кто ведёт расследование и кому вам следует передать ваши сведения. Первым делом я пойду в офис службы безопасности, чтобы увидеться с глинном Толан, там же обо всём и спрошу.
Во взгляде Утары забрезжила надежда: чудес не бывает, и сама она не слишком надеялась, что её слова о чужой вине или ошибке окажутся правдой, но теперь, после слов Ракара её надежда окрепла.
– Я думаю, всем, кому есть что сказать, следует обратиться в службу безопасности, даже если вы не уверены, что это важно – сказал Тенек. Лицо вулканца было внимательно-сосредоточенным, каким могло бы быть во время решения какого-нибудь сложного учебного задания.
Услышав новости, Освальд замер, ошарашенно глядя перед собой. Он увидел реакцию Самриты, потом почему-то посмотрел на Тенму, словно тот мог знать ответ или хотя бы предложить какое-то чисто кардассианское объяснение случившемуся, потом на мгновение взглянул на офицера, и молодого человека посетила шальная мысль, что всё это - всего лишь ещё одно задание проекта, придуманное Толан совместно с Мори, чтобы проверить, сможет ли их группа не скатиться во взаимные обвинения и паранойю. Однако, коммандер Планкс выглядел настолько огорчённым, что все сомнения тут же отошли на второй план.
- Нам всё равно ничего не скажут, - проворчал кадет недовольно в ответ на обсуждение коллег, - тайна следствия, и всё такое. Остаётся только сидеть и ждать.
Акрита тоже была из тех, кто не раз видел смерть, и тем не менее ее сознание отказывалось верить в услышанное. Здесь, на федеральной станции, в мирное время? Как, зачем?! И потом, коммандер Мори ведь была ночью с ними на Променаде, на награждении. Отчетливо встало перед глазами ее радостное, даже счастливое лицо, и Акрита успела подумать, что на самом деле так и не познакомилась с командующей станцией. Может, это все-таки какая-то ошибка? Ведь такое тоже бывает…
В повисшей тишине голос Самриты прозвучал тихо и неуверенно.
- Коммандер, советник… - она посмотрела на них, и в ее глазах читалась детская надежда, что взрослые все решат. Они же взрослые! Они все знают! – А… Что нам теперь делать? Я имею в виду, прямо сейчас, сегодня. Нам надо будет давать показания? Или нам ждать новых заданий от проекта?
Ждать было тяжелее всего. И все-таки девушка не забыла, что Планкс сказал до этой новости: проект продолжается, их группу не расформируют, они будут и дальше участвовать. Он сказал это, уже зная, что их координатора арестовали, а, значит, вне зависимости от этого у них будут какие-то задания. Правда, Самрите не давал покоя вопрос: что же будет со станцией, на которой убили командующего, причем в мирное время? Наверняка им предстоит множество проверок, усилений контроля безопасности и прочих малоприятных мер…
– Насчёт показаний я постараюсь узнать, – повторила Утара, – А задания проекта будут обязательно. – И снова повторила: – Если мне не сообщат о запланированных заданиях, мы разработаем ближайшее задание сами. Бездействовать мы не будем. На сегодняшней встрече в 15:00 мы всё это обсудим – и проблему заданий, и то, что мне сообщат о даче показаний.
-В 15 часов - это через примерно два часа… - заметила Жантарин на всякий случай.
-Я вижу, координатор Рилл уверенно берет дела под свой контроль, - подвел итог Планкс, - От этого немного легче, хотя я покидаю станцию с тяжелым сердцем. Надеюсь, мы успеем поговорить с вами тет-а-тет до моего отлета, - он слегка кивнул болианке, - а со всеми остальными я должен попрощаться.
Планкс обвел печальных кадетов взглядом.
-Берегите себя.
 Ракар хмуро обводил взглядом кадетов. Он задержал взгляд на Тенме, потом на Квинтилии, Самрите и Освальде, потом обернулся к Планксу.
- Вы тоже берегите себя, коммандер, на Кардассии, и вашу группу. - и снова посмотрел на кадетов. - Перед тем как я пойду в СБ, вы хотите узнать что я им скажу? Я хочу рассказать и вам тоже, кто хочет услышать? - И Ракар посмотрел на Делас, она могла его осудить сейчас.
- Разве это не что-то конфиденциальное? – удивилась Самрита. – Если нет, то, конечно, рассказывай!
- Это такая информация, которую должна знать наша группа проекта, - ответил Ракар Самрите, - я так считаю. Поэтому, пожалуйста, останьтесь те, кто хочет услышать.
Самрита, разумеется, и с места не сдвинулась, продолжая изучающе смотреть на Ракара, чуть склонив голову и сложив руки на груди – если где-то делились секретами, она этого просто не могла пропустить!
А вот Делас, заметив, что кадеты начали переговариваться, расходиться и вообще демонстрировать, что собрание закончилось, обернулась к Планксу, пока тот не успел уйти.
- Коммандер, не оставляйте меня здесь! -  выпалила она, глядя на трилла широко распахнутыми глазами. – Вы же знаете, что это за группа! Они собрали на себе все беды квадранта, едва не закрыли проект, а теперь еще оказалось, что их координатор – убийца! И… И… - добавила она чуть тише, стараясь не дать всем эмоциям выплеснуться наружу, - они меня ненавидят! Пожалуйста, не наказывайте меня так!
-Делас… - тихо сказал Планкс, пораженный словами ромуланки, и глядя в ее темные глаза, - Это не наказание и не мое решение. Этот приказ о переводе одобрен твоим командованием, ты сама его видела. Я ничего не могу изменить. И даже если бы мог - не хочу. Это будет… интересно. Я успел немного узнать тебя, Делас. Мне нравится твоя открытость и желание бороться с предрассудками, я ценю твой исследовательский инстинкт и любопытство, я считаю прекрасными твою дерзость, твой авантюризм, твою находчивость, твое нестандартное мышление. Это замечательные качества, свойственные путешественникам и первооткрывателям, но ты применила их для плохих совершений. Теперь у тебя есть шанс направить их в другое русло. А для остальных, - Планкс поднял взгляд на кадетов, - это будет урок о прощении, о том, что нельзя ненавидеть кого-то вечно. В конце-концов сама Федерация была создана расами, первые контакты которых были далеко не безоблачными. Попроси у кого-нибудь из коллег биографию капитана Арчера, Делас, тогда ты сможешь это понять лучше. К тому же, твой новый координатор - советник, она знает, как не допускать буллинга.
_____________
Кадеты, советник Рилл и лейтенант-коммандер Планкс


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 12 Сентября 2017, 14:11:28
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


Делас на мгновение опустила голову, а когда подняла ее вновь, на ее лицо вернулось выражение гордости и уверенности в себе, смешанного с любопытством и исследовательским интересом. Она улыбнулась Планксу краем губ и выпрямила плечи, не сводя взгляд с кадетов.
– Спасибо, - шепнула она. – Я вас не подведу.
Впрочем, подходить ближе ромуланка пока все равно не спешила, заняв наблюдательную позицию там же, где и стояла все это время – прямо у двери.
Освальд очень огорчённо и немного разочарованно посмотрел на ромуланку и заметил:
– Знаешь, пока что больше похоже, что это ты ненавидишь нас, а не наоборот. И я не считаю, что мы это хоть чем-то заслужили.
Помотав головой, землянин опустил голову и погрузился в раздумья, изредка поглядывая на Самриту.
Тенек тоже повернулся к ромуланке и с интересом слушал её разговор с Планксом.
– Совсем недавно вы называли «все беды квадранта» интересными приключениями, – напомнил он. – Кажется, у вас есть шанс сделать переоценку некоторых представлений.
Все, что происходило, было очень тяжело. Кадет Лайтман хмуро смотрел на все происходящее. Тем не менее, коммандера убили не ромуланцы. И вся диверсия, которую задумала и осуществила Делас с другими двумя – казалась ему такой мелкой и глупой, такой несущественной. Разве может быть что-либо важнее, чем жизнь и смерть? Может, когда речь идет о том, чтобы пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы жили другие. И вся эта ерунда на регате ненависть не породила, если разобраться. Лайтман поднял голову:
– Делас, зря вы так. Мы не ненавидим ваc. У Федерации нет ненависти к Ромуланской Империи, и у нас к вам лично – тоже. Останьтесь с нами, это будет интересно.
 
Пока Планкс говорил, Ракар переводил взгляд с коммандера на Делас и обратно. Из этого короткого диалога ему стало понятно, что приказ о переводе в эту группу Делас получила с Ромула, и это было в некоторой мере хорошо. Даже в большой мере хорошо. Его собственную неловкость по отношению к Делас Ракар всеми силами пытался опускать. Но ничто так не подстегивает паранойю, как спланированное убийство и собственный промах, когда не сумел предотвратить. Однако подозрения в адрес собственного командования Ракар быстро отмел, они просто прислали ему подмогу. А вот о том, что случилось на регате – Планкс уже, судя по всему, прекрасно знал. И это было хорошо.
Ракар, сделав два шага к Делас, отметил высказывание Тенека. Тенек конечно был хорош, но иногда есть вещи, которые не уместно произносить прямо сейчас. Ах, как же Тенек любил их произносить, все эти вещи. Но таков уж был вулканец, этого у него не отнять.
Делас больше не впадала в панику, благодаря федеральному лейтенант-коммандеру, и поэтому Ракар не положил ей руки на плечи, поэтому он не стал говорить ей некоторые слова, глядя  в глаза. Это было очень хорошо. Потому что Квинтилия была здесь. Квинтилия могла не понять, несмотря на все то сказанное вчера. Зато Ракар понимал и знал теперь все то, что ему нужно будет с Делас обсудить, то, что могло быть никогда не высказанным. Удивительно, как более сильные и страшные вещи приводят к пониманию несущественности мелочей.
– Делас, - сказал Ракар, подойдя к ней, - ну, как видишь, ненависть – это сильно сказано. Если она и была, то уже угасла. Беды квадранта – мы собирали не нарочно. Останься, приказ командования – есть приказ командования. И нет никакой ненависти. Мы потом поговорим с тобой о многом, а сейчас, прошу тебя, послушай то, что я скажу и остальным. Это важно.
– Хорошо, - Делас коротко кивнула. Все это время она смотрела только на Ракара, и, судя по всему, именно его приглашения она и ждала. Ромуланка сделала шаг вперед, подходя ближе к группе кадетов, оставшихся, чтобы услышать рассказ Ракара – большинство из них она уже так или иначе знала. Хуже было то, что и они уже знали ее…
Планкс, который уже со всеми попрощался, тихо вышел из ангара. Больше не вышел никто.
Ракар проводил коммандера взглядом. Неужели он не хотел знать? Или он и так уже все знал? Скорее второе, конечно. Ракар замешкался на несколько секунд. Не с кем было посоветоваться. Но он уже выбрал свой образ действий. И тогда он отвернулся от двери и подошел к столу, присев на его краешек. Никогда он так не делал на общих собраниях, он позволил себе это, не осознавая того, что волнение тому причиной. Ромуланец коротко глянул на Тенму, потом на Квинтилию.
– Коллеги, в первую очередь, я хочу сказать, что очень сожалею, что так случилось. И приношу соболезнование всем вам, которые из Федерации. Я знаю, что значит для вас гибель вашего командующего офицера от рук представителя Кардассии. И я понимаю, что все вы, или почти все – пылаете праведным гневом в сторону глинна Толан. Однако, все не так однозначно, как может казаться. Я утверждаю, что ее заставили. Причем, заставили жестко. По своей воле она такого никогда бы не сделала, - Ракар говорил быстро, стараясь пресечь и не дать начаться возможному возмущению или негодованию. Он понимал, что возможно, все что здесь происходит – записывается на видео со звуком, но пусть. Так оно даже лучше. – У меня есть причины так считать, - продолжал ромуланец, - несмотря на то, что у меня нет прямых доказательств. Однако громадная куча доказательств косвенных, полученных прямым наблюдением. Когда мы вернулись с Волана II, я уже понимал, что все происходит как-то слишком спланировано. Я задал вопрос своему командованию и получил подтверждение. На Кардассии существует некоторая группа, которая противостоит проекту. Это не Центральное командование, Джез, - сказал Ракар, глянув на кардассианца, прежде чем тот возмутится, - и не официальная позиция Кардассии, но есть те, кто хочет разрушить дипломатический контакт. И… я искал бомбу, я искал бомбу на корабле, но искал не там… Несколько дней тому назад, как все помнят, поведение глинна Толан изменилось на отстраненное. А вчера я был у нее в каюте. Она вела себя так, как будто делает что-то в последний раз. Как будто готовится к отъезду. И еще – она выглядела замученной морально и физически. Я считаю, что ее шантажировали и пытали. Не знаю как, не знаю чем, может быть какими-то химическими соединениями, но она явно испытала на себе достаточный арсенал пыток. Возможно, если ее обследовать, еще не поздно это засечь. Я понимаю, конечно, что это не оправдывает. Убийство есть убийство и она виновна. Но за этим ее действием стоят совсем другие люди.
И Ракар замолчал, переводя дух.
– Но я все-таки рада, что госпожа Толан не оказалась злой… - тихо проговорила Хена.
– ЕСЛИ догадки улана верны, - заметил болианец Брол Арко.
– Ракар... - устало помотал головой Освальд, - в Федерации тоже были и, наверное, до сих пор есть те, кто противостоял проекту и не был согласен с официальной позицией правительства, которое дало зелёный свет. Что же вы нас-то не подозреваете в этом деле? Может, это какая-то отчаянная оппозиционная группировка на Земле, о которой мы даже не догадываемся, решила подставить кардассианского координатора! Более того, я готов поспорить на что угодно, что на Ромуле тоже есть несогласные с проектом! Может, нам вас тоже подозревать начать? Вы говорите, что были с ней вчера вечером. Можно же сказать, например, что вы там обсуждали готовящееся покушение и согласовывали последние детали! Коллеги, - землянин выглядел совершенно разбитым, глядя на остальных кадетов, - пожалуйста, давайте не будем строить теории заговора, пытаясь увязать всё произошедшее с нами в единую схему, - это прямой путь к паранойе и развалу нашей группы изнутри. Произошла трагедия, и любые догадки и тыкания пальцем в виноватых без серьёзных доказательств - это, просто-напросто, проявление неуважения к коммандеру Мори и всему тому, что должен олицетворять наш проект. СБ этим занимается, они знают всё, а мы - ничего, Толан допросили и держат в камере, а мы с ней даже не говорили! О каких утверждениях вообще может идти речь?
– Возможно, утверждения мистера Ракара имеют под собой некоторые основания, – задумчиво сказал Тенек. – Подчёркиваю – это только вероятность, но с ней необходимо считаться. Именно поэтому я предложил каждому, кто сможет вспомнить что-то выпадающее из логичного ряда событий, сообщить об этом в службу безопасности. Если это окажется несущественной информацией, её отсеют, если важной – используют для расследования. – Вулканец перевёл взгляд на Освальда и добавил: – Я согласен с вами в том, что главным виновником случившегося может оказаться представитель любого из наших государств, но это не означает, что мы должны либо в обязательном порядке подозревать друг друга, либо в обязательном порядке отказываться от любых гипотез. Виновность одного представителя Федерации не означает виновность самой Федерации или участника проекта от Федерации – это разные логические единицы и их нельзя считать тождественными. То же самое справедливо и для любого другого государства.
– Советник правильно нам сказала, - Самрита кивнула вулканцу и посмотрела на Утару: - не стоит просто так обвинять государства. Мы не знаем мотивов – может быть, Толан ненавидела коммандера Мори? Или ее действительно заставили – но по каким-то личным причинам? В любом случае, гадать смысла нет, но мы действительно можем рассказать службе безопасности все, что точно знаем – вдруг что-то из этого окажется полезным. Хотя мне лично нечего сказать, кроме того, что я видела ее пьяной в Кварк’c, - хмыкнула девушка и обратилась к Утаре: - Советник… то есть координатор Рилл, вы же сейчас туда пойдете? Вы можете сообщить СБ, что мы готовы давать показания? И… если честно, то я не знаю, что от нас можно передать Толан, - Самрита оглянулась на остальных. Говорить убийце, что им жаль, или что они ее поддерживают было бы кощунственным.
– «Советник», – кивнула девушке Утара, – так будет удобнее нам всем. Я ведь не перестала быть советником. Я передам глинну Толан, что мы все хотим знать правду. Если она невиновна или совершила убийство под жестоким давлением, как считает мистер Ракар, для неё это тоже будет важно.
Болианка окинула кадетов взглядом и подумала, что они, пожалуй, всё-таки успели стать командой: несмотря на то, что остались такими непохожими друг на друга, с разными взглядами и мнениями, они научились слушать и слышать друг друга. Это был большой шаг вперёд.
– Увидимся в 15:00, – сказала она и, постояв пару секунд, вышла за дверь. До нового собрания ей надо было успеть многое.
___________________
с Планксом и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 12 Сентября 2017, 14:12:46
02 сентября 2384 г., около 12 часов
ДС9, Ангар 13


-Я тоже пойду, - спохватилась Жантарин, - Из-за этих новостей мне очень захотелось проверить свою почту - а вдруг там тоже назначение о переводе? Ведь это может быть любой из нас…
Девушка поспешно зашагала к выходу.
Ракар подумал, что зря он это начал. Возможно, сходить в СБ нужно было молча. И уж тем более не нужно было докладывать кадетам из Федерации о выводах ромуланской разведки. Он начал слишком много ошибаться. Это никуда не годилось.
- Я не обвинял государства, Освальд, - сказал Ракар, когда советник вышла и некоторые другие потянулись к выходу, - я рассказал как есть, и что я знаю, и наверное это ошибка. Но дело в том, что ваш коммандер убит, а Иламе Толан сломали жизнь, и она этого не заслуживала. И теперь, лучшим проявлением уважения к вашему коммандеру будет - найти настоящих виновных и заставить их за все ответить. И для того, чтобы ваше СБ знало все, нужно поделиться с ним тем, что мы знаем, может быть им это поможет. Такое мое мнение. И обвинять меня в подрыве группы изнутри - не следует. Все мои усилия были приложены совсем к обратному.
Ракар поднялся с места, где сидел.

- В том-то и дело, Ракар, что мы ничего не знаем, - ответил ромуланцу Освальд. - Вы уже неоднократно выдавали ничем не подтверждённые гипотезы и предположения за точное знание, но для расследования они не годятся. Готов поспорить, что именно это или что-то очень близкое к нему вы услышите от СБ. У нас нет ничего, кроме домыслов, и идти отвлекать офицеров догадками - это неправильно. Но я не горю желанием спорить, особенно сейчас. Каждый может поступать так, как ему кажется правильным - это свободная станция. До встречи через пару часов.
Кадет направился к выходу, стараясь смотреть под ноги, а не на коллег.

Сперва М’Кота проводила взглядом Жантарин, ощутив болезненный укол в душе – чувство вины за то, что сейчас, может быть, Жантарин именно надеется на перевод в другую группу, и всё из-за неё – М’Коты... Клингонка тряхнула головой, отгоняя эту мысль. Разве она виновата в том, что всё так вышло? Могло ведь получиться наоборот!
Затем слова Ракара вывели её из задумчивости, а ответ Освальда окончательно вернул к действительности.
– Ну, вы вообще! – протянула она, глядя на землянина и ромуланца. – Ракар, Освальд не собирался тебя обвинять, он просто рассуждает как скептик, а заодно опасается, что мы все переругаемся, если будем слишком долго обсуждать эту тему. Освальд, если мы немного подумаем головой и пообсуждаем, станция на куски не развалится, а Ракар всё-таки видел вчера координатора последним. Можете делать ставку на факты и логику, но ощущения и чувства значат ничуть не меньше. И если интуиция подсказывает... – тут клингонка оборвала себя на полуслове и воздела руки в картинном жесте, словно призывая небеса... точнее, потолок комнаты в свидетели: – Великие предки! До чего вы оба меня сейчас довели?! Где это видано, чтобы клингоны выступали миротворцами?
М’Кота сердито помотала головой, но затем вернулась к делу и заговорила спокойнее:
– А в СБ я бы сходила, только мне сказать нечего. Я видела то, что видели все – то, что вчера координатор была сама не своя, но я понятия не имею, из-за чего. Хотя, может быть, нам всем имеет смысл рассказать именно это? Ну, или делегировать Хену: она – психолог, наверняка она сумеет извлечь из этого больше, чем мы все вместе взятые.
Ромуланец молча пошел к своему месту, где сидел раньше, чтобы забрать оставленные там падды. Освальд был прав в одном, у него не было доказательств. И без доказательств – все это ничто. Он зря взбаламутил группу. Но, впрочем, не зря для себя, он в очередной раз убедился, что ему никто не верит на слово и не будет верить никогда. Это тоже ценное знание. И ромуланцу было невероятно жаль, что он никак не может принести толику справедливости в этот жестокий мир. Пора было расходиться.

Самрита удивленно смотрела то на Ракара, то на Освальда - последнего она никогда не видела таким огорченным и... разозленным?
- Советник передаст СБ, что мы готовы давать показания, и, если нас спросят, я ничего не собираюсь скрывать, - подвела она итог, вставая с края стола, на котором сидела. – Наши наблюдения тоже могут быть важны. А теперь – не забывайте, что проект продолжается, и лучшее, что мы можем сейчас сделать – это показать свою готовность в нем участвовать. У нас еще куча дел – кто будет катера в порядок приводить? А задание Планкса? – она выразительно посмотрела на Квинтилию. – В общем, вы как хотите, а я не собираюсь сидеть тут с траурным лицом, будто с уходом Толан все закончилось!
С этими словами девушка встряхнула «хвостиками» и направилась к выходу.
- И пойду посмотрю, не перевели ли меня в другую группу. Только бы не на Кардассию! – хмыкнула она уже у самой двери.
 
А Делас, молча наблюдавшая эту сцену с округлившимися от удивления глазами – это выражение не покидало ее с тех пор, как Планкс объявил об аресте координатора второй группы, - как-то незаметно оказалась возле Ракара и положила руку ему на плечо.
- Не расстраивайся, - шепнула она. – Делай так, как считаешь нужным, и не оглядывайся на них.
Ракар сел в конце ангара, принявшись собирать падды. На мгновение он замер, глядя в сторону двери. Там все еще не вышла Квинтилия, и он смотрел на нее, он хотел сейчас быть рядом с ней, сказать слова утешения, возможно ободрения и надежды. О том, что нужно продолжать жить, и что-то еще. Что-то еще, что-то еще... И он вздрогнул, когда Делас положила руку ему на плечо. И он понял, что эта реакция как у Квинтилии. И отчасти он понимал теперь почему. Ракар отстранился и посмотрел на Делас, замешкавшись с ответом.
- Спасибо. Они просто нервничают, это вполне понятное явление в связи с обстоятельствами, - наконец сказал он, - Делас,  поздравляю с переходом. Мне нужно ввести тебя в курс дела, и задать еще несколько вопросов. До 15:00 успеем.
__________
С кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 13 Сентября 2017, 11:23:02
2 сентября, день
ДС9, камера Иламы Толан


Утара вышла из ангара 13 и направилась в офис СБ, но дошла до него не сразу. На Променаде, в шумном оживлении полупроснувшейся станции она особенно остро ощутила и ужас происходящего, и собственную неготовность к роли координатора, и груз ответственности, и то, что совершенно не понимает как теперь говорить с глинном Толан – да, да, советники тоже могут почувствовать себя растерянными и беспомощными. На подступах к офису у болианки защипало в глазах, спина и ноги превратились в подобие сдувшихся воздушных шариков, и она поспешила уединиться в ближайшей уборной.
Когда дверь закрылась у неё за спиной, Утара прислонилась к стене и прижала к глазам наспех выхваченный из сумочки платок. Ну, почему всё так получилось? Зачем это убийство? Зачем обвиняется координатор их группы? Зачем она-то сама согласилась взвалить на себя всё, что можно было взвалить? Она - не лидер, не офицер, и вовсе не образец мужества и стойкости! Она – слабая женщина, скромный психолог, и совсем, совсем не любитель героических подвигов и нервных потрясений! И вообще, всё это наваждение какое-то: там за дверью весёлые спокойные люди, а весь этот кошмар просто не существует...
И всё-таки невесть почему Утара отлипла от стенки, намочила платок и приложила к лицу, чтобы не было заметно припухлости век. И ещё раз, и ещё... И начала уже думать о том, кто может встретить её в офисе службы безопасности, и что сделать сперва – задать вопросы для кадетов или пойти к глинну Толан... Через пять минут болианка уже убирала влажный платок в сумку и поправляла сбившийся палантин, а ещё через две она вышла на Променад и подошла к дверям офиса СБ.
 
В офисе Утара заметила кардассианского посла Дохиила в окружении трех мрачных сотрудников службы безопасности. При появлении советника они оборвали свой разговор и провожали ее внимательным взглядом, пока один из них не провел ее в тюремный блок.
Все камеры были свободны, кроме одной, в которой находилась кардассианка. Не было обычных пьяниц и шулеров, запертых на ночь в воспитательных целях, Толан была словно изолирована в одиночестве.

Когда Утара подошла к камере, она увидела, что Илама Толан лежит на койке, вытянувшись в полный рост, – советнику была видна ее макушка с растрепанными волосами, обтянутые бледной кожей надбровные гребни и торчащие из-под бесформенного зеленого платья худые серые лодыжки. Женщина смотрела в потолок и появления советника за своей спиной не заметила – или сделала вид, что не заметила.
– Глинн Толан, – негромко позвала её Утара.
Плечи Толан чуть заметно вздрогнули – нет, она все же не заметила Утару, и ее визит оказался неожиданностью. Женщина медленно выпрямилась, одновременно приглаживая всклокоченные волосы, и только затем развернулась к советнику. Вставать она не спешила, но сидела с прямой спиной и поднятой головой, точно принимала Утару не в тюремной камере, а в своем кабинете.
– Советник? – кардассианка чуть склонила голову в знак приветствия. – Я больше не глинн, можете обойтись без званий.
Утара вздохнула.
– Даже не знаю, с чего начать, – печально призналась она. – Я только что с собрания, где нам объявили о случившемся. Наверное, сперва мне следует спросить вас, является ли это обвинение ложным.
– Нет, - глухо отозвалась Толан. – Я не знаю, что именно вам сказали, но все обвинения верны. Я убила коммандера Мори.
Утара несколько секунд молчала, собираясь с духом. Сколько она не говорила себе, что чудес не бывает, всё-таки это оказался удар.
– Ракар сказал, что видел вас вчера после регаты. Он уверен, что вас к этому принудили… – болианка взглянула на Толан почти с мольбой, – Прошу вас, скажите, он прав?
– Да, - после небольшой паузы проговорила кардассианка. – Откуда Ракар это узнал? Служба безопасности уже в курсе, кто за мной стоит, но это не отменяет того, что на спуск нажала именно я.
– Я не знаю, – призналась Утара. – Он не привел никаких доказательств, кроме вашего состояния прошлым вечером, но я – психолог, и я знаю, что нередко состояние человека – это улика номер один, а вы действительно выглядели, как человек в состоянии серьёзного стресса. Я не решилась вас расспрашивать, и теперь вижу, что напрасно.
Болианка помолчала, затем попросила:
– Расскажите мне. Не как советнику – как вашему другу.
– Зачем вам это? – устало спросила Толан, опуская плечи. – Скорее всего, совсем скоро меня здесь не будет; меня уже лишили звания и уволили с позиции координатора проекта. Вы не должны ничего для меня делать.
Утара покачала головой.
– Люди не всегда делают только то, что должны. Иногда они делают то, чего требует их сердце.
– Разговаривать с убийцей? – недоверчиво переспросила женщина и подняла взгляд на советника.
– Это не в первый раз, – напомнила Утара. – Я разговаривала с солдатами и с бывшими пленными, помните? Конечно, они убивали на войне или при побеге из плена, но всегда ли мы знаем, где заканчивается война и начинается мирная жизнь? В мирной жизни людям тоже случается попадать в плен и бежать, или выбирать – убить или умереть. И, наоборот, война не обязательно означает, что люди убивают только вынужденно, когда без этого не обойтись, иногда они убивают от горя и ненависти и даже тогда, когда в убийстве нет смысла.
– Не забывайте, что я тоже убивала на войне, советник, - Илама прислонилась спиной к стене. – И я вижу разницу между убийством врага и тем, что я совершила сегодня ночью. Но не думайте, что я буду объяснять или оправдываться – я сделала то, что сделала, и я признаю свою вину. Вы можете передать кадетам, что я сожалею, но я не хочу, чтобы у вас или у них были иллюзии на мой счет. Если вы хотите мне помочь, то принесите мне бутылку канара – хотя едва ли мне позволят такое удовольствие в камере. Или хотя бы книгу, которую я не успела дочитать – теперь у меня будет достаточно времени. Больше вы ничего сделать не сможете.
– Значит, на войне вам довелось стрелять только во врагов, – с горечью ответила Утара, – не все отделались только этим… Я не жду от вас оправданий… – болианка хотела сказать по привычке «глинн», но спохватилась и сказала «Илама», – я просто думаю, что держать всё это в себе мучительно, и обещаю вам, что сказанное не пойдёт дальше меня. Но если говорить вам ещё тяжелее… – Утара беспомощно развела руками, – тогда я, просто принесу вам вашу книгу и передам кадетам ваши слова.
_________________
с Иламой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 13 Сентября 2017, 11:23:27
2 сентября, день
ДС9, камера Иламы Толан


- Что именно вы хотите знать? – вздохнула Илама. - Почему я это сделала? Кто был заказчиком? Я могу назвать вам то же имя, что сказала службе безопасности, но не более. Вам это ничего не даст и не объяснит причин, а остальное я сказать не могу. Кто бы и как бы не принуждал меня, конечное решение все равно было за мной, так что остальное не существенно.
– Я не буду настаивать, – покачала головой болианка. – Но если вдруг вы почувствуете, что невысказанное начинает вас душить, знайте, вы всегда можете поговорить со мной, не опасаясь, что ваши слова однажды используют против вас.
- Меня много чего душит, советник, но не все из этого я могу сказать. Пока я могу сказать только, что мне очень жаль, что все произошло именно так. Я пыталась избежать этого убийства, но у меня не получилось. Скажите, как там кадеты? – дрогнувшим голосом спросила кардассианка. – Как они восприняли эту новость? Кого назначили вместо меня?
Утара начала рассказывать:
– Кадеты ошарашены и расстроены, но большинство хочет во всём разобраться и узнать правду. Многие считают нужным дать показания службе безопасности, в надежде, что даже самые скудные свидетельства помогут прояснить дело. Ракар, кажется, очень хочет вас защитить. Он верит вам. Выполнять обязанности координатора пока буду я, и пока неизвестно, пришлют ли кого-нибудь на замену, или всё это так и останется на моих плечах… Да, – вздохнула болианка, – я ведь собиралась спросить вас, известно ли что-нибудь про следующее задание для кадетов, но со всеми этими несчастьями едва не забыла.
- Вы – это хорошо, - кивнула Толан, напряженно слушавшая рассказ советника. Как бы она ни пыталась выглядеть безразличной и отстраненной, ей все же не удалось скрыть, насколько важно для нее мнение кадетов. – Вы справитесь, это не сложно, раз даже я смогла. О следующем задании мне не сообщали, но на сегодня у меня была запланирована видео-встреча с адмиралом Солоком и легатом Таррелом. Помимо этого вы каждую неделю должны отправлять руководству проекта подробный отчет обо всем произошедшем. Всю информацию, касающуюся кадетов, вы должны заносить в их личное дело и еженедельно отчитываться перед организациями, которые их направили, - к Толан вернулся ее привычный собранный тон, который был так хорошо знаком кадетам и советнику, но успел позабыться за последние дни. – Я оставила все свои записи, формуляры и отчеты в падде на столе каюты – должно быть, сейчас он в службе безопасности. Они не найдут там никакой важной информации и, возможно, вы сможете получить копию – это сильно облегчит вам работу.
– Спасибо, надеюсь, сотрудники СБ отнесутся к вещественным доказательствам разумно и согласятся отдать то, что не нужно для расследования, – Утара сделала пометку в падде и открыла поле для следующей, – В котором часу должна была состояться видеоконференция? Впрочем, из-за всего случившегося её могли перенести. Лейтенант-коммандер Планкс говорил, что мне придут письма от адмирала.
- Значит, они уже все отменили. Я думаю, лейтенант-коммандер Планкс сейчас куда лучше меня осведомлен о делах проекта. В последние два дня я даже не проверяла почту. Уверена, что вы более ответственно подойдете к вашей новой должности и станете хорошим координатором, - Илама удовлетворенно кивнула.
– Я совсем в этом не уверена, – покачала головой Утара, и, подняв взгляд на кардассианку, сказала: – Я скажу кадетам, что Ракар был прав, что вы пытались этого избежать и сожалеете о случившемся. И если вы скажете, какую книгу вам принести, я постараюсь найти её в базе данных и принести вам. В вашу каюту меня, скорее всего, не пустят, но ведь текст несложно будет найти?
Толан опустила голову, и волосы упали на лицо, служа естественной ширмой для ее эмоций.
- Не надо, советник, не говорите ничего. Это несколько сложнее, чем вы пытаетесь представить, - сказала она, наконец. – Лучшее, что вы сможете сделать для кадетов – стать им хорошим координатором, если проект продолжится. А лучшее, что вы можете сделать для меня – поискать роман Шаггота «Падение». Надо же, какое символическое название, я даже не задумывалась раньше, - усмехнулась кардассианка.
– Вы очень упрямая женщина, – на мгновение на губах Утары появилась грустная, сочувствующая улыбка. – Хорошо, я ничего не передам лично от вас, но позвольте мне хотя бы выразить своё личное согласие с позицией нашего ромуланского кадета. Это мало на что повлияет, но кому-то из наших подопечных станет немного легче... и, может быть, даже вам.
Илама пожала плечами.
- Просто не обнадеживайте их, - попросила она. - Им будет проще, если все скорее закончится, и они смогут погрузиться в дела проекта. А пока я здесь, вы можете ко мне обращаться, если возникнут вопросы по поводу отчётности или заполнения личных дел кадетов. Я ещё помню, как это делать, - на ее губах мелькнула быстрая улыбка.
– Берегитесь, я могу сесть вам на шею, – вздохнула Утара и подумала, что, наверное, это было бы сейчас только правильно: возможно, рутинная работа по проекту поможет Толан хоть немного отвлечься от горьких мыслей. – Шаггот, «Падение», – вслух сказала она, записывая автора и название в падд. – Знаете, – добавила она, – это очень неловко, когда вы называете меня по званию, а я вас – по имени. «Мисс Толан» вам совершенно не идёт, а просто «Толан» звучит для моего слуха как-то грубовато. Если вы не против, может быть, вы тоже будете называть меня по имени?
- Если вам так будет удобнее, сове… Утара, - кивнула Толан.
– Спасибо. Я пойду, – сказала болианка, посмотрев на циферблат в падде, – на два часа пополудни я назначила новую встречу с кадетами, а ведь надо ещё прочитать письма от адмирала... Держитесь Илама, – добавила она, – Не стану говорить вам банальностей и придумывать для вас оправдания, скажу только, что я очень, очень хочу, чтобы тот, кто сделал это с вами и с коммандером Мори, получил по заслугам.
- Это с коммандером Мори сделала я, - тихо повторила Илама. – Просто смиритесь, Утара. 
– Я знаю. Но это никак не отменяет того, что сделали с вами, и вины того человека, – серьёзно сказала болианка. – Я бы сказала, его вину это даже усугубляет. До встречи: я вернусь ещё сегодня и принесу вам книгу.
- Спасибо, со… простите, Утара, - кардассианка вновь улеглась на свою койку и прикрыла глаза.
Утара бесшумно вышла за дверь. Теперь нужно было встретиться с дежурным офицером или с кем-то ещё, кто мог бы сориентировать её насчёт показаний кадетов.
_________
С Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 13 Сентября 2017, 15:04:05
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, ангар 13, Променад

Один за другим из ангара вышли все кадеты, кроме Ракара и Делас, задержавшихся за своим тихим разговором.
Квинтилия ушла, и еще несколько секунд Ракар смотрел ей вслед, не будучи в состоянии переключиться. Нет, он не мог пойти сейчас в каюту и взяться за эль. По трем причинам: следующее собрание через два часа, служба безопасности не поверит пьяному ромуланцу, и - Делас. Делас находилась здесь рядом, и Ракар посмотрел на нее, грустно улыбнувшись.
- Ну, одна хорошая новость все-таки есть, - сказал Ракар, - проект продолжается и теперь его статус определен. Если бы не регата, мы бы уже ждали свой корабль, который отвезет нас на Ромул. Кое-кто просчитался, - и Ракар сжал кулаки на мгновение. Потом поднялся из-за стола со своими паддами.
- Делас, пройдемся? Или поговорим здесь?
Делас с плотно сжатыми губами проследила взгляд Ракара, но, когда он вновь обратился к ней, широко улыбнулась.
- Давай прогуляемся? – предложила она. – Мне так нравится на Променаде! Ты… о чем ты хотел со мной поговорить? – сдержать любопытство у нее получилось ровно минуту.
Ракар кивнул:
- Ага, пусть будет Променад. И, если ты не против, зайдем в реплимат. - Ромуланец опустил голову, глядя в пол, и медленно направился к выходу из ангара.
- Я рад, что ты в нашей группе, мне правда очень не хватало союзника, соотечественника. Скажи, как так вышло, что тебя перевели? Я слышал от коммандера формулировку - "приказ одобрен". И это значит не "перевели приказом", а одобрили перевод и издали по этому поводу приказ. И честно говоря, я опешил от твоей реакции и просьбы не оставлять тебя здесь. Что это значило, Делас? - Ракар повернул голову и посмотрел на соотечественницу с легкой улыбкой.
- Это значит, что я не хочу быть в этой группе, - просто ответила Делас, уверенно шагая рядом с Ракаром. – Во-первых, потому что в нашей группе уже сложилась комфортная атмосфера, мы смогли найти общий язык, и мне жалко будет ее покидать. Во-вторых, на Кардассии осталась моя лаборатория, в которую я вложила много времени и сил, а тут придется все начинать сначала. Но это все мелочи, - улыбнулась она и продолжила как ни в чем не бывало. – Есть еще и в-третьих: теперь вы все знаете, кто устраивал вам неприятности на регате, и группа настроена против меня. Казза и Юнок вернутся назад, и со мной не будет никого, кто бы меня поддерживал. Планкс сказал, что ваш советник не допустит буллинга, но я не уверена, что ей сейчас до этого. Ну и в-четвертых – когда я призналась тебе в чувствах, а ты… ответил то, что ответил, я понятия не имела, что теперь нам придется видеться каждый день. Это, знаешь ли, достаточно больно.
Из сказанного Ракар понял, что это не сама Делас просила ее перевести. Значит, это решение командования. И это на самом деле хорошо. Ракар кивнул.
- Знаю, Делас, знаю, это больно, - слегка извиняющимся тоном произнес он, - но мы с тобой работаем на Империю. И это важнее. Наша Родина важнее всего. И нас тут теперь два ромуланца, это меня радует на самом деле. Даже не смотря на то, что ты свою диверсию провернула в первую очередь против меня. Не вся группа настроена против тебя, ты слышала многих, ненависти они не испытывают. Ничего страшного, не расстраивайся, начинать сначала и искать общий язык приходится часто. Попробуем это делать вместе. Сама видишь, мне тут вообще мало кто верит на слово. И нам нужно быть с тобой заодно, - Ракар остановился в коридоре, повернулся к Делас всем корпусом, - так скажи мне, я могу тебе верить и рассчитывать на тебя?
- Сомневаюсь, что после случившегося кто-то тут захочет узнать меня лучше, - пожала плечами ромуланка и тоже остановилась. По ее выражению было сложно определить, просто ли она констатирует факт, или расстроена им. – Ракар, ты же знаешь о том, как я к тебе отношусь, - она склонила голову, внимательно изучая его лицо. – Разумеется, ты можешь на меня рассчитывать, пусть это и не совсем честно. Ты же знаешь, что это – моя слабость, которую ты можешь легко использовать в свою пользу. Только объясни мне одно... Почему ты нас все же не сдал и даже не пошел к Планксу?
Ракар внимательно смотрел на Делас, стараясь понять, что вообще происходит, какую игру она ведет.
- Знаешь, это очень странно, с одной стороны ты говоришь, как ты ко мне относишься, а с другой стороны - ты все таки сделала то, что сделала. Нет, я понимаю, по сравнению с убийством федерального коммандера станции - это такая мелочь... Но все равно хороший саботаж. Я никогда бы не сделал так с тем.. кого люблю. Но это ладно. - Ракар отвел взгляд, - Не все слабости я использую в свою пользу, Делас. У меня есть некоторые личные правила, и жизнь еще не заставляла меня предавать друзей. Не думаю, что заставит. Поэтому не бойся, я не подставлю тебя. А насчет Планкса и СБ... Знаешь, на моей личной чаше весов ваша помощь перевесила вашу диверсию. И в первую очередь, до того как я осознал все и успокоился - Квинтилия Перим убедила меня, что нужно пойти другим путем. Некоторые федераты руководствуются интересной моралью. - Сказав это, Ракар осознал, что возможно, командование отправило сюда Делас для выяснения некоторых его мотивов. Слишком поздно Ракар это осознал, но он знал, что все еще мог оправдаться перед своим командованием. - Ну и не только, инженер Баккер вообще хотела привлечь вас к исправительным работам внутри группы. С другой стороны, я верно понял, что Планксу вы все рассказали сами уже?
- Ты может быть не подставишь меня, но ты знаешь, что я готова на многое, если только ты скажешь, - хитро улыбнулась девушка. – А это можно использовать по-разному… - она вздохнула и покачала головой. – Конечно, мы сказали все Планксу! Уж лучше пусть он узнает о случившемся от нас, чем от вас, разве нет? Мы, по крайней мере, знаем, как разговаривать с нашим координатором. А вот исправительные работы – это интересно, - хихикнула Делас. – Юнок и Казза скоро улетят, а вот я у вас останусь, и вы сможете отыграться. Что будете делать?
Ракар усмехнулся и продолжил путь по коридору.
- И Коммандер пронаблюдал за вами и оценил вашу находчивость, - с этими словами Ракар даже рассмеялся. - Потрясающие федераты. Потрясающий проект! Определенно, мы тут все подопытные существа.
В этот момент они проходили мимо каюты ромуланца и вулканца.
- Погоди минуту, - попросил Ракар, и уже через 20 секунд вернулся из каюты в коридор, протянул Делас ее жучок и приемник. - Это твое, я обещал отдать и отдаю. Но использовать пока не надо. Не та политическая обстановка. Про работы... не знаю, что делать будем. Сейчас не до того. Я так вчера ошибся... с Иламой Толан. Если бы я не... могло бы не быть убийства.
- О, надо же, ты его не уничтожил, - удивилась Делас. – Вообще-то его сделала Юнок… Но, думаю, она с легкостью сделает еще множество таких, если понадобится, - но улыбка ее быстро сошла, и на лице девушке появилось непривычно серьезное выражение. – Что ты сделал с координатором? Ты как-то связан с этим убийством? Я ничего не скажу, обещаю!
- Я не смог понять, что что-то произойдет уже этой ночью, - Ракар обеими руками потер виски и лоб, - я не понял, что оно вошло в активную фазу, и подготовка окончена. Я был так занят всем другим, что проигнорировал совершенно однозначные признаки того, что ее дожали до самого конца. Вот что я сделал, вместо того, чтобы напрячься и предотвратить случившееся. И искал я признаки этого заговора совсем не там. Такие дела, Делас. Мне жаль Толан, и коммандера. Они были неплохими людьми. Не врагами. Так что эти потери заставляют меня сожалеть.
И Ракар проигнорировал слова о жучке, хотя запомнил их.
- Пойдем в реплимат, и ты все расскажешь, - решительно произнесла Делас. – Я уверена, что ты сделал все, что мог!
Через несколько минут, остановившись у репликатора в Реплимате, Ракар спросил:
- Парнуса уже выпустили из карантина свободно бегать по твоей каюте? У тебя вообще есть, где жить?
- Нет, я должна была забрать его сегодня… перед тем, как отправиться на Кардассию. Пока он в лазарете… потому что больше ему жить негде. Мне, правда, тоже – каюту нам предоставили только на время регаты, и сегодня пришлось ее освободить. Ну, раз я теперь в проекте, меня куда-нибудь подселят, правда? Не то, чтобы я не могла снять каюту еще на пару ночей или весь год, но все же, - рассмеялась она, забирая поднос со своим заказом.
Ромуланец с полминуты листал список репликатора, в поисках последнего федерального салата, который ему понравился.
-  Без каюты не оставят, не беспокойся, - как то отстраненно сказал он, - и тебе придется договариваться с соседкой о Парнусе, не забыть о том, что у Парнуса есть обмен веществ, приготовить ему отхожее место, научить туда ходить, и справляться с последствиями, пока он не научится. Трудно заводить животных на космической станции. Но, возможно, тебе понравится. Потому что он расположен к тебе, я видел. Это интересно. И кого-то из наших еще отправят в другую группу. Я тоже привык уже ко всем этим коллегам, и жаль их терять, - Ракар посмотрел на Делас, а потом указал на самый дальний в углу свободный столик и отправился к нему.
- И теперь, может быть ты наконец расскажешь о своем исследовании? – понизив голос до предела, спросил Ракар, когда они сели, - потому что если нет, я действительно буду говорить с начальством.
- Сначала ты расскажешь о вашем координаторе, - в тон ему ответила Делас, опуская вилку в какое-то подозрительного вида болианское рагу. – Мы же за этим сюда пришли, разве нет? Ты говорил, что мог все предотвратить… Ты знаешь, почему она убила коммандера?  – ромуланка наклонилась ближе и округлила глаза. – Там какая-то тайна? Или это заговор? Все не так, как кажется?
___________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 13 Сентября 2017, 15:04:46
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9,  Променад

Ромуланец усмехнулся, уронил на пол вилку, нагнулся за ней, попутно заглянув под стол, чтобы убедиться,  что нигде не прикреплен никакой жучок. Жучка вроде бы не было, он  выпрямился обратно, и с интересом посмотрел на Делас. Что на самом деле замышляла дочь вице-проконсула? Девушка, умеющая держать лицо как опытнейший коммандер Тал Шиар, сочетая это умение с обезоруживающей искренностью. Впрочем, чего это он, она же училась у отца. И он бы куда меньше подозревал что-либо, если бы она уже не продемонстрировала это свое умение на Бэйджоре.
- Хорошо, - сказал Ракар тихо, - так вот: Обсидиановый Орден что-то там завертел, им не нравится этот проект, они пытаются дискредитировать его, поставить в такую ситуацию, чтобы все развалилось естественным образом. У меня нет доказательств. Только этот факт, подтвержденный моим командованием. Я тогда предупредил Толан об этом факте. Она испугалась, занервничала, и сказала мне не строить теорий заговора и вообще забыть об этом. Тогда, как я полагаю, она не знала об этом. Она была хорошим координатором, заботилась о нас, в той истории на Волане II она повела себя достойно, мне понравилось, как относилась ко мне лично. Все было очень доброжелательно и хорошо. И она была другой. А потом, оно, видимо, ее настигло, ее поведение изменилось кардинально. Последние дни перед регатой она была отстранена настолько, что ей стал безразличен проект, так казалось. Но также казалось, что она такая, потому что испытывает серьезное давление, шантаж, угрозу жизни, может быть угрозу тем, кто ей дорог. Поведение изменилось слишком резко. Удар был нанесен еще тот. У нас тут судили кадета Лайтмана, того самого, который сказал тебе, что у Федерации нет ненависти к Ромуланской Империи, она была его обвинителем. Ну и … на самом деле, такие вещи не ломают людей. Я думаю, что ее сломали чем-то другим. Вчера вечером я пошел к ней в каюту. Спросил – не нужна ли помощь, потому что похоже, заговор затронул ее. И если бы дело было не в этом, а в чем-то ином, она бы среагировала совсем иначе. Я получил бы пинок о том, что строю несостоятельные теории, все что угодно. В конце концов она бы просто меня выгнала. Но нет, она сказала, что помощь не понадобится, и выглядела при этом совершенно обреченной. При этом, она проявила настоящее искреннее участие во мне и моем собственном состоянии. И я расслабился. Я пришел помочь ей, а на самом деле – это она поговорила со мной как хороший друг и наставник. И я забылся. Я должен был понять, что это уже финальная стадия, и ее принудили к чему-то. Ее каюта была собрана как для отъезда. Она испытывала серьезное физическое недомогание. Ну… всякое бывает, мало ли какими веществами, подмешивая в ту же еду или выпивку могут делать с человеком что-то, промывать мозги, внушать действия, шантажировать и пытать. С ней что-то сделали. Это было очевидно, но я просто ушел и пошел спать. А должен был не оставить это просто так. И вот к чему это привело. Одной жизни больше нет, вторая сломана. Такие дела, Делас.
- Ого, - проговорила, наконец, Делас – и выглядела она в крайней степени ошарашенной. – Не зря мы были уверены, что у вас совершенно особенная группа! То есть, ты думаешь, с вашим координатором кто-то что-то делал? Загипнотизировал и внушил убить коммандера, так? – уточнила ромуланка и ее глаза загорелись: - Хотела бы я посмотреть на вещество, которое может такое сделать с кардассианцем!.. Никогда еще с таким не работала! Но все же я не понимаю, что именно ты мог бы сделать? Ты ведь не знал, что она планирует убийство и кого именно собирается убить… Или ты мог бы заставить вашего координатора говорить? Я знаю, Тал Шиар так умеет, нам потом приносили ваших, кхм, подопытных.
Ракар опустил взгляд в свою тарелку.
- Тал Шиар многое умеет, в том числе сделать так, чтобы убийца до самого последнего момента не знал о своем задании, действовал как зомби, но мы сейчас не об этом. Этот проект в области интересов Ромула. Я должен был его спасти. И, тут другое. Толан испытала на себе нечто другое. Я считаю, что она от начала и до конца понимала, что происходит с ней. Я считаю, что к ней применили пытки и шантаж, ее заставили это сделать и она сделала это в трезвом уме и доброй памяти. Но сама, по своей воле, она бы такого не сделала. Так не ведут себя те, кто планирует хладнокровное убийство. Что мог бы сделать я? Если бы я знал, к чему ее принудили, я мог бы предотвратить, я мог бы … - Ракар решил не говорить о ромуланских шпионах на Кардассии, к которым можно было бы обратиться, но вместе с этим он понял, что в его силах было слишком мало всего, он бы не смог ни на что повлиять, он всего лишь низшая ступень в разведке, маленький оперативник, - мало я мог на самом деле. Но мне жаль, что я не смог большего. Одно меня радует, решение федератов и тех из Кардассианского союза, кто задействован в проекте,  было принято до этого убийства. Иначе, мы бы уже готовились улетать. Нет, заставить ее говорить я не мог. Здесь нормальные отношения и диалог. Я думаю, она просто решила не впутывать своего кадета во все это. И если честно, меня просто мучает совесть, потому что я никого не спас.

- Но ведь решение о проекте принимают не только федераты и кардассианцы, - удивилась Делас. – Это международный проект, мы имеем на него не меньшее влияние! Ну и клингоны, конечно, куда же без них. Но дело не в этом, – она помешала вилкой в своем рагу, от чего оно неаппетитно вспенилось и булькнуло, но ромуланку это совершенно не смутило. – Ты сделал все, что мог. Толан бы не стала тебе ничего говорить – убийцы так не делают, ты же знаешь. И то, что она не стала впутывать кадета, в итоге сыграло на руку проекту – что было бы, если бы ты оказался замешан в убийстве? Кстати о проекте! – опомнилась девушка. – Ты же хотел ввести меня в курс дела. Что тут у вас происходит? Кто в группе самый главный, с кем лучше дружить? Какая неформальная расстановка сил? Что за задание Планкса, о котором говорила Баккер? Расскажи все, что знаешь – я должна быть готова, прежде чем снова с ними встретиться!
Глянув на тарелку Делас, Ракар непроизвольно скривился и отвел взгляд. Определенно, Делас была склонна к экспериментам. И тему, касающуюся Иламы Толан, он решил закрыть на данный момент.
- Возможно, конечно, но если Федерация и Кардассия отзовут своих участников и объявят идею несостоятельной, то дальнейшее не будет иметь смысла. Но ладно, опустим, этого уже не произошло.  В нашей группе нет формального лидера, но неформальное лидерство принадлежит Освальду Макдауэллу, землянину, кадету Звездного флота. Джез Тенма называет его своим другом, Самрита Баккер его девушка, хотя у них не все гладко и как-то слишком стремительно. Кроме того, они это скрывают, так что не упоминай вслух, пока сама не увидишь. Освальд весьма дипломатичный парень, но на награждении у нас ним что-то пошло не так, и мне слегка не понравилась его позиция. Это мы еще обсудим с ним позже, сейчас не до этого совсем. У них убили коммандера. Далее – мне нравится Хена, ференги, с ней можно и нужно дружить не по политическим соображениям, а по совершенно обычным. Кроме того, обязательно нужно общаться с кардассианцем Тенмой, он интересен, типичный молодой военный кардассианец, открытый и честный. Дружить обязательно, может быть полезно в будущем. Правда у него есть некоторые семейные проблемы, не позволившие ему полететь на регату, я еще не узнал какие. Далее – кадет Лайтман и его девушка клингонка М'Кота. Лайтману интересны ромуланцы, и это тоже может иметь известный положительный смысл. Андорианка Акрита тоже интересный кадет флота Федерации, открытая, наивная и честная, с множеством восторженных идей и надежд на будущее. И еще Квинтилия Перим, трилл, сложный человек, со сложной судьбой, не менее остальных достойный внимания, с большим потенциалом, если удастся заслужить ее дружбу. Нельзя обделять вниманием и остальных, но самое важное – нельзя здесь делать так, как ты делала раньше на Кардассии. Не нужно замышлять ничего диверсионного, этого не поймут, свои усилия нужно направить в честное взаимодействие, на хорошие вещи. Представь, что они все не враги, а те, кто может стать друзьями, хоть на это надо потратить много усилий. Задание Планкса… - Ракар коротко и глубоко вздохнул, прежде чем продолжить, - у Перим был некоторый инцидент со стимуляторами. Она на испытательном сроке, ей предстоит пересдать экзамены в ее Академии, задание состоит в том, чтобы провести ее реабилитацию и социализацию нашими силами, а не специальным лечебным заведением. И прошу, никаких непозволительных шуток в ее сторону, ей досталось и ей надо помочь. Примерно так все обстоит. И, - Ракар внимательно смотрел на Делас, - расскажи теперь о своем исследовании.
Делас слушала рассказ ромуланца с вниманием школьницы-отличницы, и разве что не тянула руку после каждой паузу.
- Ага, ага, - кивала она, - как интересно… Нет, у вас, определенно, совершенно особенная группа! Хорошо, кажется, я начинаю понимать… А как вести себя с этой М’Котой? Она выглядит такой грозной, она не побьет меня из-за случившегося на регате? Я не очень хорошо умею драться, есть честно. А Тенек? Конечно, я уже составила кое-какое представление о нем, но так и не поняла, что с ним делать. А нам теперь придется как-то работать вместе, - ромуланка скривилась. – Он такой собственник! Наверняка и близко меня не подпустит к остальным кадетам, и я не смогу делать то, зачем, собственно, и приехала на проект… Год будет потерян впустую! – она отпила сок из своего стакана и хитро посмотрела на Ракара: - Ах да, исследование. На Кардассии у меня была целая исследовательская лаборатория – почти доделанная, совсем чуть-чуть оставалось. Моя вторая специализация – инопланетная анатомия, и я хотела собрать как можно больше информации о других видах, а проект для этого идеально подходит. Я могла бы провести это исследование и тут – у вас в группе такая интересная подборка рас! - но если Тенек будет мне мешать, ничего не получится. Может быть, ты сможешь с ним поговорить?..
- М'Кота, - Ракар улыбнулся при произнесении этого имени, - клингонка, исполненная чести. Не обделена юмором, рассказывала мне анекдоты про ромуланцев. К нам, ромуланцам, относится с известными стереотипами, но не предвзято. Меня воспринимает не по стереотипам, а по делам. Возмущена интригами, способностью к интригам, предательствам и подставам. Сама на бесчестные действия не способна, честью и честностью дорожит, ну ты и сама увидишь, она это часто демонстрирует. На нее можно рассчитывать в серьезных делах, она не предаст. Насчет драк… не беспокойся, она не будет драться. Слово дала, что не применит на проекте рукоприкладство, слово для нее много значит. В любом случае, у нее есть парень, который ее удержит. Веди себя с ней… как с коллегой, возможно это не легко, но постарайся. Оно того стоит. А Тенека.., - Ракар посмотрел задумчиво в потолок, - он вулканец, и этим все сказано. Но я не зря назвал его своим другом. Слишком много противоречий между нами, но он заслужил. Твой год не будет потерян впустую. Его утверждение о тебе как враче я собираюсь опровергать, и в самое ближайшее время. Подпустит он, никуда не денется. Все будет нормально. И все-таки, ты, Делас, уклоняешься от ответа, - Ракар внимательно взглянул ей в глаза, - как называется твоя болезнь, от которой ты ищешь лекарство?
- Поговори с ним, - повторила Делас. – Тебя он послушает! Я смогу смириться, если стану в вашей группе аутсайдером, но не готова сидеть, сложа руки.
Девушка доела свое рагу и отодвинула тарелку.
- Не сейчас. Я еще не готова, - проговорила она так легко, будто речь шла о новой прическе. – С моим переводом в группу многое поменялось, и сейчас еще не время. Может быть, потом. Может быть… сегодня вечером? Если ты согласишься встретиться со мной в более неформальной обстановке?
______________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 13 Сентября 2017, 15:05:24
02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, Променад

Отклонившись на стуле и опершись о его спинку, Ракар посмотрел на свою пустую тарелку. И ему стало немного не по себе от того, что характеристики товарищам по проекту он дал с известным оттенком целесообразности для Империи. Почему-то он не смог и не стал характеризовать многие вещи с обычной точки зрения, как простой человек. Один из характеров собственной службы в этот конкретный момент ему стал противен. Он не был самим собой в полном смысле этого слова. Он мог быть самим собой с Квинтилией, с ней он мог забыть о всех недостатках собственной службы. Он бы мог только с ней вытащить наружу лучшие части своей души, далеко упрятанные до поры и до времени. Но которые он уже мог проявлять на этом проекте, таком ценном для всех на самом деле.
- Ты, все-таки, Делас, не соблюдаешь договоренности. Не хорошо это. – Ракар качнул головой, не глядя на девушку. - С Тенеком я поговорю, ты не будешь аутсайдером, ты будешь во всем участвовать. Да и кроме того – он сам тебя звал в какую-то их группу.
Короткая пауза.
- Вечером я занят, - сказал он, все также глядя в стол. – Силовые изматывающие тренировки, до изнеможения. Такое у меня задание. После этого я буду говорить с Тенеком, и хотел бы быть недоступен. Ни для кого. Прости. Но если с тобой что-то произойдет незапланированное, я хотел бы знать, что делать! – сказал Ракар, посмотрев Делас в глаза. – И сейчас, пока еще есть время, я бы хотел пойти узнать насчет твоей каюты и вселить тебя.
- Занят? – расстроенно переспросила Делас. – Ну тогда… может быть, в другой раз? Сейчас не время и не место говорить о таких серьезных вещах, и я… я подумала, что вечером, когда все это закончится, будет уместнее… - она неловко переложила вилку на своем подносе и опустила голову. Трех секунд ей хватило, чтобы собраться и вернуть голосу легкость: - У тебя столько планов, что мне там и правда не найдется места. Тогда я не буду тебе мешать! Ты сможешь меня найти, если захочешь поговорить, - она подскочила со своего места и подхватила поднос: - А теперь пойдем искать мне каюту!
Ракар все еще сидел, снизу вверх глядя на подскочившую Делас. Его взгляд был грустным. Он распознал эту попытку манипуляции им. Свидание в обмен на информацию, не просто информацию, а ту важную вещь, которая имела значение жизни, ее жизни. Наверное, она не надеялась на то, что он может что-то сделать. Что он может, улан Тал Шиар, сделать с неизлечимой неизвестной болезнью? Это не в его власти. Но в его власти найти другие способы взаимодействия с другими людьми, которых сама Делас не принимает в расчет. Например, Тенека. Ракар не хотел поддаваться на манипуляцию, и понимал, что может быть поздно. Он и так слишком промедлил в одном деле, и вот теперь коммандера нет, а Толан в тюрьме. Что если в истории с Делас тоже будет поздно? Но это в любом случае не значит, что он должен делать то, что он не хочет.
- Я уже сейчас с тобой говорю, - сказал ромуланец, - разве этого мало? Зачем поступать так? Зачем использовать такие методы? Хорошо, если не время и не место, поговорим немного позже. Но это будет последняя отсрочка, Делас. Пойдем, - кивнул он и поднялся.
- Я это очень ценю, - Делас внезапно остановилась и посмотрела на Ракара. – То, что ты сейчас со мной разговариваешь. Я была уверена, что ты будешь меня избегать после вчерашнего разговора. Но сейчас у нас слишком мало времени до следующего собрания, чтобы я тебе все рассказала – и, постарайся это понять - мне нужно подготовиться. И еще мне нужна уверенность в том, что тебе это правда нужно знать, а не что я просто удовлетворяю твое любопытство. Ты не нашел времени для меня вечером, значит, это не слишком важно для тебя.
С этими словами она направилась к репликатору, чтобы вернуть поднос.
- Великие основополагающие элементы! – произнес Ракар, - когда же ты мне уже поверишь. Я хочу найти способ помочь спасти твою жизнь, это не любопытство, - Ракар произнес это шепотом, - готовься. Вечер длинный. Я найду время. И это время будет посвящено разговору о том, что с тобой. Я не избегаю тебя, мы работаем вместе. А что до остального – я не хочу причинять лишней боли никому из нас. Ровно как и давать ложных надежд. Я все сказал сразу еще на катере. Постарайся тоже это понять.
Ракар поставил свой поднос в репликатор, вслед за Делас.
- Утара Рилл, исполняющая обязанности координатора сейчас в службе безопасности, если каюта еще не назначена, то мы подождем ее.
- Я поняла, - грустно ответила Делас. – Но я не вулканка, и не могу просто так взять и отключить чувства. Не думай, что мне это доставляет какое-то удовольствие, - вздохнула она. – Хорошо, подождем вашего нового координатора… Кстати, расскажи мне о ней! Как себя с ней вести?
Ракар болезненно поморщился, идя к выходу из Реплимата впереди Делас, она не видела его лица, но чем больше Делас говорила о своих чувствах, тем больше Ракар видел перед своими глазами Квинтилию.
- Мы с советником практически не общались, но много наблюдал за ней, - сказал он уже в коридоре, - очень эмоциальная женщина, и добрая, старается всех понять. Вести себя с ней обычно, по деловому, и очень не советую ломать ее компьютер, - Ракар понизил голос, - она не Планкс. Хотя, я сказал бы, что Планкс бывает куда жестче.
Встав посреди коридора, Ракар нажал на федеральную дельту, прикрепленную к форме:
- Ракар вызывает Утару Рилл.
– Советник Рилл на связи, подождите секундочку! – ответил из коммуникатора голос болианки: Утара в этот момент как раз заканчивала разговор с офицером в офисе службы безопасности. С полминуты из коммуникатора слышались голоса – слишком тихо и неразборчиво, чтобы понять, о чём речь (видимо болианка приглушила звук или прикрыла коммуникатор рукой), потом возник фоновый шум Променада и голос советника прозвучал отчётливо:
– Да, я слушаю.
Ракар бесстрастно, но тем не менее очень внимательно прислушивался к происходящему на той стороне связи, однако, разобрать ничего не удалось.
- Мэм, - сказал ромуланец, когда советник объявила о готовности, - Делас негде жить, скажите, каюта для неё уже назначена?
– Пока нет, – слова Утары сопровождались явственным вздохом, – но на общем сборе я об этом объявлю. Сначала мне нужно будет уточнить список участников, переведённых в другие группы и узнать, когда они отбывают. Но вы можете не беспокоиться, на Променаде мисс Делас ночевать не придётся… Кстати, она с вами?
- Ракар, я и не собиралась ночевать на Променаде, у меня есть возможность оплатить себе и Парнусу каюту хоть на год вперед, - хихикнула Делас. – Мне просто интересно, к кому меня подселят – если вообще подселят, - и потом сказала уже громче, наклонившись к коммуникатору Ракара: - Да, координатор Рилл, я здесь!
– Отлично, значит, мне не придётся вызывать вас отдельно и повторять всё ещё раз, – удовлетворённо сказала болианка, – и я очень рада, что вы с мистером Ракаром сразу же начали общаться, надеюсь, он поможет вам быстрее привыкнуть к новому коллективу. Как я поняла, с этим вышло не слишком гладко, – добавила она, вспомнив переживания девушки на совещании. – Если вам будет нужна помощь, вы можете обращаться ко мне в любое время. В буквальном смысле в любое. Но не думайте, что это обязательно: никто не станет принуждать вас исповедоваться чужой тётке из Федерации. Всё это целиком и полностью на ваше усмотрение.
- Хорошо, спасибо! – звонко отозвалась Делас. – Я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением… если понадобится помощь, - она подняла голову и улыбнулась ромуланцу, а затем продолжила, обращаясь к советнику: – Коммандер Планкс сказал, что, в случае необходимости, вы меня защитите, а ему я верю.
– По крайней мере постараюсь, – пообещала Утара. – У вас с мистером Ракаром были ещё какие-то вопросы?
Делас перевела вопросительный взгляд на Ракара и покачала головой: у нее вопросов к координатору пока не было.
- Нет, мэм, спасибо за информацию, ждем новостей о распределении по каютам, конец связи, - сказал Ракар, выслушав внимательно весь разговор Делас и советника-нового координатора по своему коммуникатору и, наконец, отключив связь.
- Ну вот, Делас, забыл сказать – Утара Рилл может самокритично шутить, как то такие фразы как "чужая тетка из Федерации". Говорят, что чувство юмора помогает некоторым выжить, а я умею шутить чаще только тогда, когда больше деваться некуда. И да, Утара Рилл еще не знает о том, что у нас с вами было на регате. Ей это еще предстоит. И теперь я должен спросить, - Ракар задумчиво посмотрел на Делас, - тебе может быть нужен душ и отдых? Я в принципе… мог бы пустить тебя на время к себе. Только без жучка.
- Мне придется ей рассказать? – спросила Делас. По ее голосу было понятно, что ей это очень-очень не хочется. – Я надеялась, что все закончится на Планксе… Уфф, ну хорошо. Если не скажу я – скажете вы, причем так, чтобы мне точно мало не показалось. Лучше уж я сама, - она потрясла головой, прогоняя неприятные мысли. – Ну, вообще-то, мне бы не помешало где-нибудь разместить вещи. И душ, наверное, тоже. Но тогда ответная просьба – с моей стороны никаких жучков, а ты не будешь лазить по моим вещам и пытаться выяснить все секреты, которые я могу в них скрывать.
- Эту проблему все равно рано или поздно придется решать, но ты будешь не одна. Мы будем все вместе. Это будет не страшно, - сказал ромуланец и снова усмехнулся, - договорились, ты не ставишь жучков, которые я все равно обнаружу, а я не лезу в твои вещи. Вперед, - и Ракар сделал приглашающий жест рукой в сторону стыковочного кольца.
______________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 14 Сентября 2017, 09:52:24
02 сентября 2384 г., день
ДС9, коридоры станции

В молчании Артур простоял на брифинге, который провел лейтенант-коммандер Планкс. Он отреагировал только на Делас, когда это требовалось, и не более того. В молчании Артур вышел после брифинга в коридор, в молчании захлестывающего отчаяния. Невозможно было ожидать того, что случилось. Не было войны, никто не сражался. Далекий Волан II остался позади. Никакая аномалия, никакой естественный природный катаклизм, ничто иное, лишь злая воля тех, кто не ценит жизнь, ставя впереди всего свои сомнительные интересы. Но Артур должен был держаться, быть достойным памяти коммандера станции, он должен был сделать так, чтобы все, что она сделала для него – было не зря. Чтобы все, во что она верила, было осуществлено. Потому что это будет лучшей памятью о ней. Однако от этого не становилось менее тяжело. Даже когда будут найдены и наказаны все те, кто к этому причастен, когда справедливость вступит в свои права, менее тяжело не станет.
М'Кота шла рядом, и Артур повернулся к ней. Нашел в себе силы улыбнуться.
- Ты завтракала, М'Кота? Я не застал тебя утром в каюте.
– Я не знала, что ты заходил, – ответила клингонка, – наверное, я как раз завтракала. А ты голоден?
- Я проспал, - извиняющимся тоном сказал Артур, - видимо было уже поздно. Не, я в порядке, но нам надо как-то убить два часа до следующего сбора, и я хочу провести их с тобой. Пойдем прогуляемся тогда по коридорам станции? Она большая, есть где погулять.
– Пойдём… – М’Кота прошла несколько шагов в явной задумчивости, а потом как всегда рубанула сплеча: – Слушай, насчёт свидания: если хочешь, мы можем его отложить. Ну, знаешь, на какое-нибудь более подходящее время.
Со стыковочного кольца Артур свернул в длинный пустынный служебный коридор. Когда они остались одни, он взял М'Коту за руку, нежно сжав ее ладонь.
- Знаешь М'Кота, я ценю каждый миг, проведенный с тобой. И каждая наша встреча – само по себе свидание. Вот как сейчас. Мы прогуляемся, по этой большой станции, которая когда-то называлась Терок Нор. Она построена кардассианцами. Здесь много было положено баджорских жизней, на обработке руды и вообще. Но потом, она стала Федеральной станцией, с названием Дип Спейс 9. Кончилась оккупация Бэйджора, станцией командовал Бенджамин Сиско, почитаемый баджорцами как Эмиссар. Потом была война с Доминионом. Станция пережила много всего, у нее длинная и геройская история. Все эти стены помнят все развернувшиеся здесь и в окрестностях битвы. Потом были другие командующие, но уже долгое время была Мори Джанир. Она пережила оккупацию, сражалась за Бэйджор. Потом наступил мир, Бэйджор вступил в Федерацию, и ее судьба изменилась. Она была коммандером Звездного Флота. И эта ее жизнь должна была долго длиться. Я не знал ее раньше, но я помню, как она сражалась за меня. Я помню ее слова, ее глаза, я помню как во время той Аномалии она руководила нами, как все было потом. И вот теперь, ничто не предвещало. Прошлое вернулось. Кардассианка убила баджорку. Понимаешь, М'Кота, тут даже не суть важно, что отголосок давних распрей разных рас. Тут важно, что не стало очень хорошего человека. Не во время войны, не во время битв, не во время естественных катаклизмов. Просто жизнь очень достойного человека прервана. Того человека, который много значил для ее друзей, для ее экипажа, и просто как одна отдельная жизнь. Я знаю, что вы, клингоны, верите в Стовокор, я знаю, как вы провожаете своих товарищей, убитых в бою. Я не уверен, что верю в нечто подобное, но мне бы хотелось. Верить. И … прости, я не могу найти верных слов, для всего того, что … что чувствую. Но, понимаешь, коммандер Мори заслуживала совсем иной судьбы. И совсем не такой смерти, подлой и предательской. В разгар международного проекта. С, возможно, большими планами на будущее. Мне очень больно, от того, что вот так прерываются жизни дорогих нам людей. Кто-то должен за это ответить. – Артур шел и смотрел и в пол, крепко сжимая руку любимой девушки, - Илама Толан должна ответить. И мне почему-то кажется, что, там нечто большее, чем просто Илама Толан, которую я назвал другом, застрелила коммандера Мори, с неизвестными мотивами. Мотивами, в которых нужно разобраться. И я рад, что ты со мной, М'Кота. А я с тобой. В горе и в радости. Но сейчас нет никакой радости. Скажи мне, что ты думаешь об этом всем?
Артур не посмотрел на свою девушку, он продолжал медленно идти, держа ее за руку.
– Наверное меньше, чем тебе хотелось бы, и совсем не то, что тебе хотелось бы, – сказала М’Кота, в душе спрашивая себя, как сильно ранит Артура её честность. – Ты из Федерации, у вас такие вещи считаются чем-то ужасающим, а у нас это – повседневность. Преподаватель с параллельного потока погиб в поединке чести не далее как позапрошлым летом, а прошлой весной был убит один из членов Высокого совета. Для тебя всё это – просто смерть и она тебя ужасает, а меня больше всего бесит то, что коммандер Мори была застрелена из-за угла и не могла встретиться с убийцей лицом к лицу и на равных. А ещё я знаю, что не всегда в поединке сходятся плохой и хороший человек, иногда это двое хороших, и одному всё равно суждено умереть, потому что так всё сошлось и уже нельзя было ничего отменить – слишком высока цена. Наверное, я должна заклеймить глинна Толан за то, что она не вызвала коммандера Мори на бой, но с таким же успехом я могла бы заклеймить коммандера Мори за то, что она во время оккупации убивала в спину кардассианцев... М’Кота покачала головой, – Это глупо, они же не клингоны! И кто знает, как пришлось бы драться клингонам, если бы какой-нибудь Доминион захватил нашу планету. Может быть, так же как баджорцам!
Ещё несколько шагов девушка молчала, размышляя над тем, насколько глубокую могилу успела себе выкопать, затем продолжила, безжалостно продолжая резать в глаза правду:
– Вы считаете, что убийство – это всегда плохо, и убийцу надо ненавидеть... А я не могу тебе сказать, что ненавижу глинна Толан! Потому что я не знаю, за что она убила коммандера. Что если это месть за убитую во время войны семью? Или за друзей? Или за любимого? Что мы знаем о каждой из них – о том, как и с кем они сражались во время оккупации или во время войны с Доминионом? Ничего. И пока я этого не знаю, я никого из них не могу ненавидеть или осуждать, я могу только сожалеть о гибели коммандера Мори и сочувствовать тем, кто её любил.
Артур отпустил ладонь М’Коты и остановился, повернувшись к ней. Он снова осознавал бездну различий между клингонами и землянами. И еще он понимал, что это расхождение обусловлено воспитанием и традициями, а на самом деле с самого рождения они все куда более чем одинаковые. И ему очень хотелось вырвать М'Коту из ее мира, и в тоже время он понимал, что этого не сделать просто так. Что ценность ее в том, какая она есть. Если она станет похожей на него, это уже будет совсем другой человек.
Артур положил обе руки на плечи М'Коты, коснулся своим лбом ее лба.
- Тогда вот так я скажу, - негромко произнес Артур, - всегда есть выбор между двумя хорошими людьми, убить или не убить другого. Должно быть что-то большее, гораздо большее, чем жизнь одного человека. Я не знаю, какого такого большего стоила жизнь коммандера Мори, что глинн Толан убила ее в мире, в котором нет войны. Но я знаю одно, коммандер Мори была из моего флота, Звездного Флота, из моей Федерации, она была моим командиром. Пусть не прямым, но все же. Она была той, образом которой я вдохновлялся, на кого хотел быть похожим. Она была той, с которой у нас были едины принципы. И я считал себя членом ее экипажа. Потеря этой жизни для меня многое значит. Я снова вспомнил те списки погибших, которые приходили каждую пятницу в те времена. И теперь в этих списках и ее имя. И ее имя горит для меня ярче многих.
Артур отстранился от М'Коты и сделал шаг назад, отвел взгляд.
- Теперь, я должен сделать так, чтобы ее смерть не была напрасной. Это для меня так, как будто я потерял капитана своего корабля. Я должен что-то сделать. И, я должен почтить ее память. Ты со мной, М'Кота? Ты со мной?
– Конечно, я с тобой! – с готовностью отозвалась М’Кота, в свою очередь делая шаг вперёд. – Если ты горюешь по своему капитану, я постараюсь разделить твоё горе и почтить её память вместе с тобой. Что надо сделать?
М’Коту совершенно не смущало то, что она не знала, как именно полагается почтить память дорогого для Артура человека: если бы Артур сейчас сказал, что надо выпустить себе пинту крови или осуществить кровную месть, девушка просто спросила бы, где назначена встреча, и что нужно иметь при себе. Одно дело, если убили просто хорошего федерального коммандера, и совсем другое дело, если этот коммандер для любимого человека всё равно, что глава клана или побратим: в этом случае скорбь и даже месть Артура значили для М’Коты ничуть не меньше, чем собственные.
Артур обнял девушку и крепко прижал к себе.
- Спасибо, М'Кота. – и Артур понимал, что на самом деле это слово лишнее сейчас, - не знаю пока что сделать. Для начала нужно разобраться во всем произошедшем. Для этого, в первую очередь, после собрания в 15:00 я думаю навестить Иламу Толан в камере. А потом… время покажет. Но еще, я должен прийти на церемонию прощания с коммандером, если позволят. А пока, пойдем просто пройдемся.
– Хорошо, – согласилась М’Кота сразу на всё (и на ближайшие, и на более отдалённые планы), а потом напомнила: – Ты ничего не ел! Давай возьмём бутерброды и устроимся в нише напротив червоточины. Если не повезёт, просто утолишь голод, а если повезёт, ещё раз увидим, как проходит корабль.
- И кофе и рактаджино, - сказал Артур, - пошли! – и потянул М'Коту за руку обратно на Променад.
___________
с М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 14 Сентября 2017, 10:02:59
2 сентября, день
Тюремный блок


Более часа Джарин провёл в кабинете СБ, отвечая на вопросы федератов. По характеру вопросов он сделал вывод, что Толан если не прямо помогала придумывать их, то рассказала часть или всё из того, что произошло в последние дни. К счастью для офицера, улики были уничтожены, и прямых доказательств не существовало. К тому же, федераты, по-видимому, не до конца доверяли кардассианке, из чего можно было заключить, что это не было спланировано заранее. По-видимому, Илама решила честно выполнить приказ, но провалилась - преступная некомпетентность!
Джарин действовал своим излюбленным способом - говорил правду. Строго, формально и предельно конкретно: не он убил Мори, и это было формально правдой - её убила Илама; он не слышал о том, что баджорка убита, аж до самого прихода безопасников, что технически тоже было правдой; их общение с глинном Толан было очень разноплановым и довольно личным, поэтому у него был код от её двери - это тоже правда. Ещё при каждом удобном случае дипломат изображал оскорблённое достоинство и грозил последствиями для всей Федерации, чем невероятно раздражал офицеров. На лицах обоих мужчин то и дело вспыхивало желание как следует врезать Джарину, но, похоже, они не хотели рисковать, пока не будут железно уверены в его вине. В конце концов, его попросили подождать в камере.
- Надеюсь, вы не станете морить меня голодом, - требовательно произнёс мужчина, идя к тюремному блоку и лишь краем глаза заметив знакомую фигуру в камере напротив. - Не стану тешить себя иллюзиями насчёт канара, но хотя бы принесите мне чая из красных листьев и чего-нибудь подобающего моему статусу на закуску.
Охрана удалилась, и Джарин посмотрел в сторону соседней камеры.
- Глинн Толан, вот так встреча, - нейтрально произнёс он, придав голосу лишь каплю удивления.
- Гал Дохиил, какая неожиданность, - Толан неторопливо нащупала туфли под койкой, обулась и поднялась со своего места, подходя к силовому полю. – Только теперь не «глинн», просто «Толан» будет достаточно. Как я рада вас здесь видеть, - женщина натянуто улыбнулась. Силовое поле создавало иллюзию безопасности, и сейчас она была особенно рада, что сидит в тюрьме, где Джарин до нее не доберется.
- Не сомневаюсь, что вы рады меня видеть именно "здесь", - мужчина с отвращением осмотрел свою камеру. - Впрочем, это ненадолго. Я ничего не совершал, и наши теперь уже несколько менее уважаемые союзники из Федерации скоро это поймут. А вот что будет с вами - это другой вопрос. Я бы предложил использовать все свои ресурсы для вашего скорейшего освобождения, но кто знает - может, федераты решат убить меня и обставить всё, как несчастный случай, так что не стану обещать.
- Уверена, что вы уже все продумали, в том числе и то, как выйти сухим из воды, - Илама смотрела на Джарина с исследовательским интересом. – Но мне удивительно, что вы хотите спасти меня. Почему? Я ведь провалила ваше задание, меня поймали – зачем вам теперь беспокоиться обо мне?
Джарин включил осторожность, будучи уверенным, что их разговор могут подслушивать, или же Илама потом сама слово в слово перескажет всё озвученное.
- Не уверен, что понимаю, о чём именно идёт речь, но с чего бы мне не попытаться спасти соотечественницу? - изобразив удивление, спросил мужчина. - Я же представляю Кардассию на Терок Нор, а это значит, что защищать каждого из сограждан - мой долг.
- Господина Корама вы спасти не пытались, - напомнила Илама. – К тому же меня спасти все равно не получится: меня поймали на месте преступления, и я созналась. Мне жаль, гал Дохиил, но я всего лишь слабая женщина, и это казалось слишком сложным для меня. Теперь вы должны позаботиться о себе.
- Только достойных сограждан, - поправился Джарин после напоминания о Кораме. - К тому же, думаю, что ему понравится в Федерации, да и Кардассия вздохнёт с облегчением.
Последние слова многое объясняли: Толан схватили и выбили признание, отсюда и вопросы СБ и их железная уверенность в своей правоте.
В последнюю секунду перед тем, как попытаться подбодрить Иламу, мелькнуло подозрение, что что-то всё-таки не так, и Джарин решил проверить.
- Я отказываюсь в это верить! - твёрдо произнёс он. - Надо бороться до конца, и тогда всё будет в порядке, так что... глинн Толан, я приказываю вам не впадать в отчаяние - мы оба выберемся отсюда!
- Не глинн, - напомнила женщина. – Центральное командование меня разжаловало. Как вы предлагаете мне бороться? – в ее голосе послышалась усталость, скрытая за усмешкой. – На дизрапторе мои отпечатки, меня застали через секунду после убийства, и, в конце концов, я созналась, что это была я. Даже федеральные офицеры способны сложиться два и два и понять, что случилось в каюте Мори. Если меня отправят на Кардассию, показательный суд займет не более десяти минут.
- Терок Нор - территория Федерации, и судить тебя будут по законам Федерации, - констатировал очевидное Джарин. - А они любят признающих свою вину, а ещё больше они любят тех, кто ни в чём не виноват, как им кажется, и действовал под влиянием обстоятельств. Прямо как твой кадет, суд над которым иначе как позорищем или посмешищем я назвать не могу. Видимо, ты извлекла из своего поражения выводы.
- Что вы имеете в виду? – Илама подняла взгляд на Джарина. – Что я пытаюсь избежать наказания? Тут вы ошибаетесь – я просто не вижу смысла врать и отпираться там, где все и так очевидно. Ваш план провалился, гал Дохиил, пора это признать – где-то вы допустили ошибку.
- Мой план? - переспросил Джарин, а потом помотал головой. - Не надо мне никаких планов приписывать. Моё начальство скорее поверит в то, что тебя клингонская или ромуланская разведка заставила работать на себя, чем в то, что офицер с моей репутацией будет подстраивать убийство федеральной командующей.
Дипломат очень внимательно следил за лицом женщины, стремясь понять, воспользуется ли она предложенной версией событий.
- Будь всё так - я бы лично проследил, чтобы тебя восстановили в звании и должности.
- Ваше начальство? – переспросила Илама. – Если вы говорите о Центральном командовании, но ему проще свалить все на заговор нескольких офицеров, чем вступать в дипломатический конфликт с Федерацией. Они пожертвовали мной – пожертвуют и вами. Особенно, если случайно узнают, что за вашими плечами есть и другие преступления.
- Разумеется, я говорю о Центральном Командовании, - ответил Джарин, стараясь не показывать своего огорчения - всё-таки Илама прямо действовала против него, и это стало очевидно. - Кстати, мне интересно, о каких это преступлениях они могут "случайно" узнать? Не припоминаю за собой ничего такого.
- Как вы думаете, что скажет Центральное Командование, если узнает, что смерть офицера кардассианского флота гала Алкета Малора была не случайной? – лениво поинтересовалась Толан. – Будет ли оно так же упорно продолжать вас защищать? А что, если Центральное командование уже знает?..
Женщина старалась выглядеть спокойной и даже расслабленной, но внутри нее все похолодело. От ответа Джарина зависело слишком много.
Джарин изо всех сил старался сохранить самообладание, но именно в этот раз у него не получилось, и на лице отразилось удивление, вместо более подходящего возмущения.
- Эх, Илама-Илама, - усмехнулся офицер, отходя от поля и садясь на койку, - этот несчастный случай пытались повесить на меня уже спустя час после того злополучного эпизода... как видишь, я ещё здесь.
Как бы то ни было, отпираться теперь смысла не было - даже если федераты не подслушивают, Толан и так уже всё им рассказала. Устало размяв глаза, он снова поднял взгляд на женщину и произнёс совсем другим голосом:
- Сильно же ты меня ненавидишь. Считаешь, я это заслужил? Ты полагаешь, что меня надо устранить ценой своей свободы, а может и жизни? А твоя семья и правда ничего для тебя не значит?
- Да, я вижу, что вы здесь – в федеральной тюрьме, - качнула головой женщина. – И вы даже не представляете, как сильно я вас ненавижу после всего, что вы со мной сделали. Не волнуйтесь о моей семье – они предупреждены и смогут о себе позаботиться. Теперь речь идет только о нас. И если моя месть будет стоить мне жизни – это невысокая цена. Вы же знаете, что я ею не особо дорожу, гал Дохиил!
Хотела того Илама или нет, но Джарин никак не отреагировал на эти эмоциональные слова.
- Мы не слишком-то отличаемся друг от друга, - с каким-то неприятным безразличием заметил он, - ты тоже скрыла от меня свои истинные мотивы, воспользовалась моим доверием и вступила в сговор с более могущественными силами. Главное же отличие между нами в том, что я никогда при этом не ставил свои личные интересы выше интересов Кардассии. Можешь ли этим же похвастаться ты?
То ли вопрос не предполагал ответа, то ли Джарину просто хотелось поговорить, но он не дал женщине времени на раздумья:
- Тем не менее, справилась ты очень даже неплохо. С таким талантом и умением завоёвывать доверие ты могла бы хорошо послужить нашей Родине и очень многого добиться. Гораздо большего, чем обещал тебе я.
- У меня был хороший учитель, - хмыкнула Толан. – И вы ошибаетесь – я всегда служила интересам Кардассии. Именно Кардассии, а не той организации, на которую работаете вы. И убивать федерального коммандера, развязывать международный скандал и обвинять ромуланцев – тоже не идет на пользу Кардассии. У нас с вами разные цели, гал Дохиил!
__________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 14 Сентября 2017, 10:03:37
2 сентября, день
Тюремный блок


- Всё, что ослабляет наших врагов, идёт Кардассии только на пользу, - качнул головой Джарин. - Твоя позиция, позиция твоего дяди, позиция большинства в правительстве все последние десять лет оставляла нас на вторых ролях. Однажды мы уже заключили союз с более могущественной силой - Доминионом - и чем это для нас закончилось? Катастрофой! Нас завоевали без войны, едва не подвергли геноциду и оставили наше государство в руинах. И сколько миллиардов кардассианцев отдали свои жизни ради таких союзников?
И снова дипломат не позволил Иламе ответить, сделав лишь небольшую паузу.
- Федерация помогла нам восстановиться, это правда, но восстановиться не до конца. Им не нужна сильная Кардассия, им нужно, чтобы мы увидели "безнадёжность" самостоятельной политики, признали правильность их пути и подали заявление о членстве! Федерация - это почти борги, только ассимилируют они не внедряя нанозонды в тело, а подвергая индоктринации и захватывая разумы и сердца. И они не остановятся, пока каждый кардассианский ребёнок не будет цитировать их Конституцию, а на каждой планете Союза не станет развеваться их голубой флаг с Землёй на фоне звёзд. Не обманывай себя, говоря, что это пойдёт нам на пользу, и не уверяй меня, что ты действительно хочешь этого - я не поверю! Ты кардассианка, и наша культура, наши принципы, наши идеалы - не пустой звук для тебя, я это видел своими глазами.
- Это так, - кивнула Толан. – Но ваше стремление к лучшему будущему не оправдывает ваши методы. Убийства, заговоры, шантаж и манипуляции – таким вы видите будущее Кардассии, и ради него вы готовы убивать своих соотечественников? Гал Малор и Гевилла Русат мертвы, меня вы практически уничтожили – кто еще должен был пострадать? И теперь, когда ваш заговор раскрыт, репутации Кардассии нанесен тяжелый урон.
Неожиданно, Джарин рассмеялся.
- Ты обвиняешь меня в убийстве собственной невесты? Это тебя старик Даврас надоумил? Бедняга... ты же знаешь, что после гибели своей единственной дочери и последнего ребёнка в семье он какое-то время пил побольше тебя? С тех самых пор он не оставляет попыток меня обвинить во всех своих проблемах... и находятся же те, кто ему верит!
- Возможно, она действительно случайно съела тот десерт с орехами, - хмыкнула Илама. – Бедная девушка! Но лучше об этом расскажет тот лиссепианский торговец, который ей его продал. Едва ли он будет молчать на кардассианском допросе. Скажите, Джарин, меня бы ждала такая же судьба, что и Гевиллу?
- Ты понятия не имеешь о том, кто такая была Гевилла Русат, - печально ответил Джарин. - И ещё меньше ты знаешь о том, кем был её отец, и почему мне пришлось вмешаться в происходящее. Даврас прикрывал своими действиями незаконную торговлю кардассианским оружием, причём не дешёвым устаревшим хламом, а самыми современными образцами. Он сколотил состояние, усиливая наших соседей и различные сомнительные группировки, в том числе и на территории Союза. Мои... единомышленники наблюдали за бесплодными попытками Ордена вывести его на чистую воду, не прибегая к убийству, но тот был слишком хитёр. Пришлось вмешаться и использовать его дочь для добычи сведений. Не прошло и земного года, как все исполнители... навсегда улетели отдыхать. Их-то, надеюсь, ты не станешь записывать в невинные жертвы? Заметь, что ни с самим Даврасом, ни с Гевиллой сначала ничего плохого не случилось... не считая того, что старик истратил всё своё состояние на попытки вернуться в “бизнес”. Дурак... Разумеется, ему не удалось, и он растерял свои сбережения. А Гевилле очень сильно захотелось вернуть своего папашу-эгоиста в дело. Я препятствовал, как только мог, но всё было безнадёжно, и тогда пришлось... как видишь, всё не так однозначно. И нет, ты не такая, ты офицер и тоже любишь нашу Родину, а значит с тобой всё было бы хорошо. Разве ты не заметила, что моё отношение к тебе резко изменилось в определённый момент? Это потому, что я заметил кое-что - ты не безнадёжна и не заслуживаешь того, что было в самом начале.
- Надо же, «заслуживаю», - Илама устало опустилась на койку. – Вы воспользовались моей слабостью, вы шантажировали меня, вы угрожали и, в конце концов, заставили убить коммандера Мори. Разве не этого вы добивались – уничтожить меня, как личность, получить власть над моим телом, полностью подчинить вашей воле? У вас получилось – почти. Я уже была близка к тому, чтобы окончательно сдаться…
- Только в самом начале, - ответил Джарин, - в смысле, после суда над твоим кадетом. Потом мне уже не хотелось тебя морально уничтожать и полностью подчинять своей воле - мне хотелось тебя склонить на свою сторону и убедить в своей правоте. И я старался сделать так, чтобы всё происходящее было как можно менее неприятным для тебя. Я даже дал тебе ещё один шанс и скрыл ото всех твою попытку самоубийства, хотя мог бы просто позволить тебе умереть и найти другого исполнителя.
Дипломат лёг на койку и уставился в потолок.
- Что касается твоего тела... можно сказать, что ты - моя маленькая слабость.
- Если бы вы дали мне умереть вчера, то сегодня, возможно, не попали бы в эту камеру, - с каким-то удовольствием заметила Илама. – Вы ведь знаете, что я действительно была в вас влюблена? Вам удалось то, что не удавалось многим мужчинам последние годы, и я просто потеряла голову. Должно быть, вам это льстит, а мне вышел хороший урок, и я вам за него благодарна.
- Если бы я дал тебе умереть вчера, то был бы таким, каким ты хочешь меня видеть - бессердечным негодяем, для которого другие люди ничего не значат, - ответил Джарин в тон Иламе. - Тогда твоя совесть была бы чиста: победить злодея - это подвиг. Вот только я не злодей. Ты подставила патриота Кардассии, исполнявшего свой долг и не желающего тебе лично никакого зла. Если уж ты так хочешь гордиться собой, то хотя бы смотри правде в глаза.
Посмотрев на мгновение в сторону камеры Толан, дипломат снова перевёл взгляд на потолок и добавил:
- Кстати, когда я предлагал тебе брак, то это не подразумевало ничего из того, что последовало за судом над твоим кадетом. Мне не нужна поддакивающая и безвольная жена-домохозяйка. Это скучно.
- Тогда, возможно, вам стоило попробовать другой подход, - предложила Илама. – Без шантажа и унижений. Вы можете попробовать со своей следующей невестой, если вас не казнят. А ведь тогда, в самом начале, я даже думала о том, что у нас могло бы получиться… Я мало отличаюсь от любой кардассианской женщины, которая хочет семью и детей, хоть вы и помогли мне понять, что этот путь не для меня.
- Я уже сказал, что не ставлю личные интересы выше интересов Кардассии, - хмыкнул Джарин. - Мне надо было, чтобы ты сделала всё правильно, и для этого пришлось сделать то, что я сделал. Впрочем, ты всё равно не справилась...
Неожиданно, мужчина встал и торопливо подошёл к силовому полю, после чего заговорил быстро:
- Знаешь, наверное, это мне стоит поблагодарить тебя: я теперь не гожусь для подобных "операций". Меня вытащат, я не сомневаюсь, и тогда я смогу вернуться к обычной военной службе, завести семью, детей и больше уже никогда не притворяться. Не сразу, конечно, а когда пыль уляжется, но смогу обязательно. С чистой совестью и без каких-либо сожалений, потому что всё это делалось на благо нашей Родины, а это для любого порядочного офицера - самое важное.
- Вы так уверены, что для вас все закончится хорошо? – Толан не отрывала взгляда от точки на потолке. – Что за все ваши заговоры и убийства вам ничего не будет? Что Центральное командование захочет прикрыть ваши преступления, а не устроить показательный суд?.. И тем более что захотят иметь в своих рядах офицера с такими взглядами, как у вас?
- Я не из тех, кто легко сдаётся, Илама, - с лёгкой улыбкой, обращённой в потолок, ответил Джарин, - ещё посмотрим, кто кого. Что касасется моих взглядов, то их разделяют разные люди, в том числе и в Центральном Командовании. Я уже говорил тебе: не всем нравится пресмыкающееся перед Федерацией правительство. Далеко не всем. А что насчёт тебя? Ты думаешь, твоей семье всё и правда сойдёт с рук? Им придётся до конца жизни быть наготове, потому что кто-нибудь когда-нибудь может решить отомстить за провал этой операции и удар по интересам Кардассии. Особенно если текущий курс сохранится, и мы продолжим сближение с Федерацией.
- Я не думаю, что кому-либо из нас здесь будет легко, - усмехнулась женщина. – Но я уверена, что мой дядя сможет защитить моих родителей лучше, чем я. Он спас их во время бомбардировок джем’хадар - спасет и от вас. Что касается меня, то после убийства коммандера Мори я сомневаюсь, что меня ждет большое будущее. Пожалуй, я бы предпочла кардассианскую казнь многолетнему федеральному заключению. Возможно, это была бы двойная казнь, - мечтательно продолжила она.
- Да, а ещё, может быть, казнили бы только меня, а тебя признали бы невиновной, прямо как кадета Лайтмана, - проворчал Джарин. - Может, глядя на то, как меня ведут на казнь, ты бы поняла, что сделала неправильный выбор. Наши жизни могли быть куда счастливее, исполни ты моё поручение. Даже твоей семье было бы легче: да, твой дядя лишился бы должности, но остался бы на свободе и смог бы разбогатеть на гражданке. Как знать, я бы, возможно, даже поспособствовал этому. Что не сделаешь для родственников любимой жены. Подумай об этом на досуге.
- Но теперь ничего этого не будет. Мне жаль, что у нас ничего не получилось, но те первые два дня… Я буду их долго помнить, гал Дохиил. В приятном ключе, в отличие от всех последующих дней. А теперь, если вы не возражаете, я хотела бы поспать – ваш стимулятор уже не действует, а последние дни я практически не спала.
- Наверное, это самое нерациональное решение, которое я видел в своей жизни, - фыркнул Джарин. - Променять годы счастья и любви, почёт и достаток на воспоминания о двух днях, одиночество и федеральную тюрьму - это...
Дипломат не стал заканчивать мысль и просто отвернулся к стене, обдумывая свои дальнейшие действия.
__________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 27 Сентября 2017, 14:52:48
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, каюта Утары Рилл


Выбравшись из офиса СБ и пообщавшись с Ракаром и с Делас, Утара почувствовала острейшее желание разделиться на две независимые сущности и отправить одну в каюту, проверить почту, а вторую - уточнить всё, что можно уточнить у Планкса. Увы, это было невозможно, поэтому болианка почти бегом направилась в каюту, чтобы хотя бы бегло просмотреть письма перед разговором с лейтенант-коммандером.
Новых писем было несколько, и все они пришли в последние 20 минут. Все было спланировано - руководство проекта знало, когда Утару спросят о том, готова ли она принять на себя роль координатора, и Планкс должен был сообщить о ее решении. Судя по всему, как только он это сделал, был отправлен целый пакет писем. В одном были формы и договоры, которые Утаре нужно было подписать и отправить обратно. В другом - инструкция по получению новых паролей и кодов доступа для специальной директории руководства. Остальные шесть писем содержали ссылки на он-лайн тренинги и презентации, которые Утаре следовало пройти как можно скорее. От вулканского адмирала было даже не письмо, а скорее записка с всего несколькими словами: “Лт.коммендер Д.Планкс введет в курс дела”.
Утара невольно улыбнулась: всё это было очень по-вулкански. Никаких лишних разговоров, никаких мотивирующих речей, впрочем, сейчас на этого нечего было возразить: на задушевные беседы и мотивирующие речи всё равно не было времени. Болианка нажала на коммуникатор, вызывая Планкса и одновременно буквально сметая копии документов из компьютера в падд, и взмолилась всем небесным силам, чтобы координатор кардассианской группы был не занят.
Планкс сразу же сообщил, что он не занят, и более того - ждал вызова болианки. Он сразу же предложил прийти в каюту Утары для разговора с ней.
Болианка взодхнула с облегчением: можно было никуда не бежать, а просто сесть в кресло и подождать, взяв в репликаторе чашку чая. Тем не менее, выбрасывать из падда информацию она не стала – волнение заставляло её держить всё под рукой, чтобы при случае можно было заглянуть в «шпаргалку».
Трилл пришел достаточно быстро. Когда советник ему открыла, он вошел в каюту, огляделся по сторонам и слегка нервно потер руки.
– Так! - со слегка наигранным энтузиазмом сказал он, - У нас не так много времени. Надеюсь, госпожа Толан уже успела ввести вас в курс дела?
– Более или менее, – сказала Утара. – Мы договорились о том, что она поможет мне, чем сможет, но сможет она помочь не во всём. Как раз сегодня у неё была назначена видеовстреча с адмиралом Солоком, которая по понятным причинам не состоялась. Адмирал написал мне, что в курс дела меня введёте вы, так что, боюсь, вам от этого не отвертеться. Что ж... Мой репликатор и мои кресла в вашем распоряжении! Если уж застревать где-нибудь, то застревать с комфортом.
– Мой транспорт до Кардассии вылетает через час, - предупредил Планкс, присаживаясь на диван, - Но вы и сами назначили новое совещание с кадетами на 15:00, так что застревать тут не может ни один из вас. Давайте сперва сосредоточимся на этом совещании. Полагаю, вы захотите поговорить с вашими подопечными о последних новостях на станции. И это хорошо, - Планкс кивнул своим словам, – Однако, есть некоторые рутинные вещи, которые вы обязаны затронуть. Если вы наблюдали за предыдущими планерками, которые проводила госпожа Толан… - он слегка запнулся на этом имени, но быстро продолжил, - То вы могли заметить некоторые пункты, которые она всегда выделяет. Или должна была выделять, если следовала инструкции… а я надеюсь, что так всегда и было. Первое - это распределение по комнатам. Вам придется его изменить частично или полностью, поскольку у вас теперь есть новый участник проекта - Делас. Также некоторые кадеты из вашей группы переведены в другие локации и некоторые из них уже покинули станцию - Курш, Тар Мари, Рроу С'Нирл Хриис. Вам нужно будет уточнить у кадетов, кто еще получил приказы о переводе. После этого нужно будет распределить оставшихся по комнатам в соответствие с их профилями и характеристиками.
– Да, это одна из вещей, которую я хотела у вас уточнить, – сказала Утара, наливая себе ещё одну чашку чаю. – Простите, – добавила она, с виноватым видом показывая чашку Планксу, и пояснила: – это помогает сохранить душевное равновесие… Так вот, я хотела спросить, кто из кадетов уже покинул станцию, переводят ли из нашей группы кого-либо ещё, а также есть ли у вас в связи с этим какие-либо рекомендации? Особенно в отношении мисс Делас: девочка очень расстроена, и кажется успела нажить себе неприятности.
Планкс слегка принюхался к пару, поднимающемуся над чашкой Утары.
– А это у вас… - начал он, но быстро оборвал себя и начал отвечать на вопросы, - Насколько мне известно, сегодня станцию уже покинули кадет С'Нирл Хриис и мистер Курш - они присоединятся к третьей группе проекта. А мистер Мари теперь приписан нашей базе на Кардассии и улетит вместе со мной. О других приказах мне пока не известно. Сейчас все происходит и меняется очень быстро. Вам следует спросить у самих кадетов. А рекомендации на какую тему вы сейчас имели в виду?
– Это чай со специями. Болианский, так что вам вряд ли понравится. Но я могу реплицировать вам что-нибудь более привычное, – предложила Утара. – Видите ли, – продолжила она, возвращаясь к репликатору, – я надеялась, что вы обладаете более полной информацией на этот счёт, и окончательный план переселения можно будет составить прямо сейчас. Увы, теперь я вижу, что сегодня придётся либо обойтись полумерами, либо импровизировать прямо на совещании. Что касается мисс Делас, мне кажется, что жить одной для неё сейчас не лучший вариант. Вы хорошо её знаете, и можете сказать, права я или нет, и что действительно для неё лучше – иметь место, где можно отдохнуть от всего и от всех, или с головой окунуться в гущу событий.
– Я отправился в космос не для того, чтобы пробовать привычное, - рассмеялся Планкс, - Поэтому не отказался бы и от вашего чая, если только он не сожжет мне горло сразу. И то же касается кадета Делас. И всех остальных участников проекта, - он посерьезнел, - Привычное - это не наша цель. Вы - советник, поэтому для вас естественно думать о комфорте окружающих, но теперь у вас появилась новая роль, теперь вы стали координатором проекта “Альфа”. А проект не ставит своей целью обеспечить участникам приятную атмосферу и гладить их по шерстке. Раньше вы были более внутри этого, но теперь вы - снаружи. Они - участники эксперимента, координаторы - те, кто смотрят на них из-за непрозрачного стекла и ставит условия. Мы должны вытолкнуть их из зоны комфорта, разбить привычные паттерны поведения, заставить их переосмыслить все, что они впитали из своих культур с молоком матери и что им кажется не требующими доказательств аксиомами. Им должно быть трудно и не привычно. И расселение по комнатам служит этой цели. Прежде, чем найти общий язык с группой, каждый должен найти общий язык хотя бы с соседом по комнате. Но этого не произойдет, если соседи будут слишком похожи, принадлежать к одной культуре или одному складу характера. Там будет нечего искать, не над чем работать. Поэтому расселение должно строиться на принципе противоположностей. Мы должны селить любителя вечеринок - с тихим любителем посидеть над книгой. Кардассианца - с баджорцем. Пессимиста - с оптимистом. Понимаете, координатор Рилл? Вы должны найти кого-то, кто может быть достаточной противоположностью кадету Делас. Если для этого нужно перетряхнуть остальное распределение по комнатам, которое оставила госпожа Толан - пусть будет так. И кстати, если вы не согласны с ее вариантом распределения и вам кажутся потенциально более многообещающими другие варианты - вы вольны все изменить на свой вкус. Вы можете составить собственное распределение по комнатам с нуля.
– Вы сами напросились, – сказала Утара, подавая лейтенент-коммандеру поднос с двумя чашками, каждая из которых была налита наполовину. – Вот тут половинная порция специй. Когда попробуете, сможете решить, стоит ли пить из второй: там всё, как положено. Но только не говорите, что я вас не предупреждала!
Болианка опустилась в кресло, отпила из чашки и продолжила:
– Я поняла вас. Это как на Тексисе отбирают  лучших животных-напарников для учёных-океанологов: бросают новорождённых детёнышей в воду, и смотрят, кто из них быстрее адаптируется к подводному дыханию и новой среде. Я попробую соответствовать, хотя это будет для меня почти таким же испытанием, как для наших кадетов. Что в вашем списке числится вторым номером?
Планкс взял первую чашку и сделал глоток.
– Это… интересно, - выдавил он, - Значит, второе в моем списке - вам нужно будет разобраться с рутинными моментами, с которыми не успела госпожа Толан. Если я правильно понимаю, какое-то время назад кадеты провели голосование о том, какие презентации о культурах рас-участников группы им больше всего понравились на прошлом задании. И у вас одинаковое количество голосов набрали… кажется, три участника? Адмирал Солок успел рассмотреть эту ситуацию и дает дополнительное задание для этих трех участников. Каждый из них должен сделать еще одну презентацию, но за ограниченное количество времени. Значит, берете три голо-комнаты, одновременно запускаете троих человек, и даете им два часа. По истечению этого времени работа над презентациями заканчивается, и все остальные участники могут ознакомиться с результатами и затем снова проголосовать за наиболее понравившуюся. Общую тему для работ вы можете выбрать сами, координатор Рилл.
Когда Планкс отпил глоток чаю, Утара не смогла сдержать улыбку: пожалуй, бросаться в эксперименты стоило не без некоторой осмотрительности, и проводить в жизнь политику проекта «Альфа» - тоже. Впрочем, новость о победителях её обрадовала:
– Это замечательно, – сказала болианка, занося информацию в падд, – Я рада, что этот вопрос уже решён, и мне нравится идея экспромта. А что на счёт нового задания для всей группы?
Планкс замялся.
– До этого инцидента с глинном Толан у руководства был план… по поводу следующего задания. Для меня и моей группы он все еще остается в действии, но не знаю, что насчет вас. Судя по всему, руководство хочет немного подождать, пока вы освоитесь в новой роли, и подержать вас пока на станции. Поэтому вы должны ждать указаний и разобраться пока с рутиной.
– Если проводить этот план в жизнь преждевременно, я не стану нарушать приказы, – пожала плечами Утара, – но хотелось бы всё-таки быть в курсе дела и обдумать предполагаемую перспективу.
– У меня есть только краткое описание задания, - признался Планкс, - но звучит оно очень интересно. Там про выездной практический семинар по Первой Директиве. Ученые, живущие под прикрытием на планете с низким технологическим уровнем, должны продемонстрировать нам свою работу и методы, а мы должны забрать часть их коллекции артефактов и многолетние записи наблюдений. Это очень ответственное и сложное задание, надеюсь, мои подопечные ничего не напортят.
_____________________
с несравненным Планксом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 27 Сентября 2017, 14:53:57
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, каюта Утары Рилл


Утара с признательностью посмотрела на трилла:
– Спасибо, я действительно очень благодарна вам за откровенность. Скажите, вы готовили как-то своих подопечных к этому заданию, не рассказывая разумеется о целях подготовки, или предполагается, что они будут только импровизировать? У вас были какие-то пробные тренинги? В этой ситуации меня смущает не столько трудность задачи для кадетов, сколько возможное нарушение Первой директивы, ведь некоторые государства – участники проекта – её не признают и не учат своих людей методам её соблюдения.
– Проект дает участникам вводную информацию о Первой Директиве и планете для самостоятельного изучения, - пояснил Планкс, - Также у нас будет общая информация о культуре и внешности инопланетян, под которую мы должны будем подстроиться заранее. Но основная образовательная и практическая часть будет преподана учеными на их основной базе. Насколько я понимаю, она надежно замаскирована. Но все-таки я не могу гарантировать, что вы получите то же задание. Ведь кадеты из вашей группы уже были замешаны в чужую политику раньше… Это может быть противопоказанием для такого задания - слишком опасно. Но с другой стороны - это наоборот может показывать, что дополнительный тренинг по Первой Директиве особенно необходим. Ждите сообщений от адмирала Солока… Ах да, а пока адмирал хотел бы узнать о регате. Все были поражены ее результатом и показанным кадетами взаимодействием. Хотя это не было заданием проекта, было бы очень хорошо, чтобы команды обоих кораблей написали отчеты о происшедшем. А также необходимо узнать, как они сами считают - кто из них приложил больше всего сил к объединению и достижению такого результата? Кто сыграл решающую роль и сильнее всех показал себя? Вы можете устроить еще одно голосование. А адмирал готов подумать о том, чтобы предоставить какие-то бонусы наиболее отличившемуся кадету.
– Я предложу им написать отчёты и проголосовать, – согласилась Утара. – Интересно то, что победители последнего задания проекта активно участвовали и в регате, думаю их предыдущая победа неслучайна, она – результат их неподдельного энтузиазма и желания работать на благо проекта. – Болианка немного подумала и добавила: – Знаете, а я бы сделала голосование по нескольким номинациям, ведь вклад каждого был уникальным. В конце концов это – действительно не было заданием проекта, и формально определить лучшего не так важно, как осознать насколько важны были усилия каждого.
-Но бонус будет всего один, - предостерег Планкс, - Конечно, если все кадеты согласны отказаться от шанса его получить, то вы можете сделать голосование по номинациям.
– А вот это решение как раз будет интересно предоставить им самим! – заметила Утара, всё больше увлекаясь процессом обсуждения. – Это ведь тоже в известном смысле тест на способность взаимодействовать.
– Да, это верно, - согласился Планкс и улыбнулся, - Еще один вопрос, который следует решить: какой из двух катеров группа оставит себе и продолжит модифицировать?
– Я бы на их месте выбрала тот, который больше пострадал, – ответила на улыбку коммандера Утара, – по принципу «сами ломали, сами починим», но это ещё один вопрос, который имеет смысл поставить на обсуждение, позволив кадетам высказать собственные соображения. В конце концов это их труд, им и выбирать.
– Тогда спросите у них об этом. По моему опыту, участникам проекта понадобится какое-то время, чтобы договориться. И еще… Госпожа Толан должна была составить характеристики на всех кадетов своей группы. От нового координатора ожидается, что он сделает то же. Что вы думаете об этих молодых людях? Что вам кажется их сильными и слабыми сторонами? Вам понадобится время, чтобы разобраться со всей бюрократией, но потом адмирал Солок будет ждать ваших отчетов. И на этом у меня, пожалуй, все, - он с энтузиазмом хлопнул ладонями по своим коленям и встал с дивана, - Удачи, координатор Рилл.
– Спасибо, коммандер, и вам тоже! – ответила болианка, поднимаясь, чтобы проводить гостя. – И отдельное спасибо за то, что уделили мне время.
Утара слишком хорошо знала, что иные чиновники подходят к понятию «ввести в курс дела» формально, Планкс был не таким: разговор с ним, пусть и короткий, сделал задачу, которая казалась неподъёмной, не такой уж страшной и почти решаемой.
– Лейт-коммандер, - смущенно напомнил трилл, - Я понимаю, когда ученики пытаются сокращать для скорости или из лести, и не поправляю их, но на самом деле это всегда немного нечестно. До настоящего коммандера я еще не дорос.
– Я штатская, – напомнила Утара, – мне можно. А лейтенант-коммандер – это очень длинно, так что я вам не льщу, а просто ленюсь.
– Готовьтесь общаться с Флотом чаще, - притворно вздохнул Планкс, затем взял с подноса вторую чашку с чаем, сунул в нее палец, осторожно лизнул кончик, а затем опрокинул в себя весь напиток.
– Ухх! - он передернул плечами, но затем снова улыбнулся, - Звоните, если что.
Трилл махнул на прощанье рукой и покинул каюту Утары.
Утара помахала Планксу, не переставая безотчётно улыбаться – ей импонировали его открытость и даже некоторое мальчишество. «Ой-ой, – подумала болианка посмеиваясь и отходя от двери, – надеюсь, желудок скромного лейтенант-коммандера выдержит его отважную выходку! А то меня потом насмерть замучает совесть!»
______________________
с Планксом по-прежнему прекрасным :)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 27 Сентября 2017, 15:33:47
2 сентября, день
Ангар 13, каюта Тенека и Ракара


Когда первое совещание закончилось,Тенек несколько секунд размышлял, что сделать раньше: зайти на «Анадырь» или поговорить с Джезом Тенмой, и разговор с кардассианцем в конце концов перевесил. Не случись внезапного отсутствия гила Тенмы на регате, вулканец, возможно, отложил бы этот разговор до вечера, но к совпадениям Тенек относился с некоторым предубеждениям, предпочитая им закономерности, и это совпадение заставило его поторопиться. Когда все начали расходиться, он догнал кардассианца на выходе и заговорил с ним:
– Мистер Тенма, у вас есть время для разговора?
Тенма легко обернулся на зов, лишь с сожалением проводив взглядом вышедшего раньше из ангара Освальда Макдауэлла.
– Да, мистер Тенек, в чем дело? - кардассианец внимательно вгляделся в лицо стажера Тенека и слегка нахмурился, затем вздохнул, - Вы хотите в прямой манере выразить свое “фи” по поводу моего отсутствия на регате? Скажете, что я предал друзей? Что ж, ну по крайней мере я позаботился о том, чтобы прикрыть свое отсутствие заменой, так что все в порядке.
– Нет, – возразил вулканец, – у меня нет никакого права осуждать вас за форс-мажорные обстоятельства, я хотел бы обсудить другую проблему и лучше всего конфиденциально.
– Хорошо, - слегка удивленно пожал плечами кардассианец, - Тогда можете сами выбрать достаточно конфиденциальное на ваш взгляд место.
Тенек быстро прикинул, что визит в лазарет может снова вызвать ненужные вопросы, и предложил:
– Ваша каюта, если мистер Крим не собирается туда возвращаться в ближайшее время.
– Моя каюта… - Тенма внезапно задумался и почесал переносицу, - Но я не контролирую перемещения мистер Крима и он не отчитывается мне о своих планах, поэтому как я могу знать, вернется он туда или нет? Как насчет вашей собственной каюты, мистер Тенек?
Тенек не ожидал, что разговор споткнётся на такой мелочи, и поискал взглядом Ракара, чтобы попросить его предоставить каюту для разговора с Тенмой. Ракар разговаривал с Делас. Ромуланцы прошли по коридору мимо каюты Тенека и Ракара, должно быть они собирались посвятить перерыв прогулке по станции.
– Похоже, мистер Ракар не собирается сейчас идти в каюту, – сказал вулканец. – Идёмте.
Ангар, который был отдан кадетам проекта “Альфа” под конференц-зал находился недалеко от кают, которые они занимали. Поэтому Тенек и Тенма быстро дошли до двери каюты вулканца и ромуланца.
Оказавшись внутри, Тенек не забыл заблокировать дверь и едва не забыл предложить гостю сесть, поскольку и здесь привычные ему правила вежливости отличались от общепринятых. К счастью он вовремя вспомнил о том, что при общении с инопланетянами полагается предлагать им даже то, чего они могут и не желать или что с лёгкостью могут сделать по собственному почину, поэтому он на всякий случай сказал:
– Вы можете сесть, где вам удобно.
Сам вулканец сел на ближайший стул.
– Ваша проблема займет столько времени, что мне стоит устраиваться поудобнее? - беззлобно усмехнулся Тенма, - Ну, хорошо. Умеете же вы нагнать саспенса.
Он прошел дальше в каюту, взял стул от одного компьютерного терминала и непринужденно уселся на него верхом, сложив руки на спинке.
– Я просто не хочу, чтобы нам помешали, – сказал Тенек. После слов Джеза он вспомнил, как совсем недавно Ракар, явившийся к нему в каюту для разговора, тоже запер дверь. Может быть, это и называлось «нагнать саспенса»? Пожалуй, стоило уточнить это у ромуланца.
– Недавно мы с вами говорили о вашей детской болезни, – напомнил он Тенме. – Я понял, что вы не ориентируетесь в этом вопросе и обратился за уточнением к доктору Глессину, однако он отказался что-либо мне объяснять. Мне пришлось принять это как данность и надеяться, что при необходимости вы сумеете вовремя обратиться ко мне или сотрудникам лазарета, однако после этого случился инцидент со стимуляторами и все мы сдали образцы крови на проверку. Ваш образец показал нетипичный результат. Не угрожающий вашей жизни напрямую, но нетипичный, и то, что вы не ориентируетесь в ситуации, теперь вызывает у меня определённую озабоченность. В то же время у меня сложилось впечатление, что ваш отец и доктор Глессин не стремятся предоставить вам эту информацию, а в данной ситуации привилегия давать разъяснения принадлежит именно вашему отцу. Таким образом, я вижу два способа действовать: если вы уже получили всю необходимую информацию, и именно с этим связано ваше отсутствие на регате, я спрошу вас, как вы собираетесь с этой информацией поступить, и буду действовать в соответствии с вашими пожеланиями; если же вы до сих пор остаётесь в неведении, я буду просить у вас разрешения поговорить с вашим отцом в вашем присутствии и объяснить ему, почему ввести вас в курс дела действительно необходимо.
– Подождите-подождите! - Тенма потряс головой и выставил вперед ладонь, будто защищаясь от потока слов Тенека, - Я ничего не понимаю. Что значит “нетипичный результат, не угрожающий жизни напрямую”? То есть потенциально моей жизни угроза все-таки есть? Вы нашли признаки моей детской болезни, так? Значит, вы согласны с доктором Глессином, и я должен согласиться на его лечение? Ну, хорошо, я сейчас же пойду и скажу ему об этом. Раз уж два врача объединились, должно быть, они правы.
– Нет, повторяю: доктор Глессин отказался это со мной обсуждать. В резкой форме, – поспешил развеять недоразумение Тенек. – И я не имею представления о том, что он вам предлагал, помимо того, что вы уже делали раньше. Также само по себе ваше состояние не несёт угрозы для вашей жизни, угроза для жизни может возникнуть, только если лечащий вас человек не учтёт этот фактор и воспользуется противопоказанным вам препаратом. И если бы вы не были кардассианцем, на этом я мог бы остановиться в перечислении возможных проблем, однако в вашем случае это может оказать влияние на вашу будущую карьеру и семейную жизнь.
После упоминания доктора Глессина вулканец вспомнил о том, что видел его накануне. Доктор был на станции. Судя по словам Джеза, доктор приезжал именно для того, чтобы с ним поговорить.
– Я видел вчера доктора Глессина. Мельком, – задумчиво сказал Тенек. – Он приезжал к вам? Что именно он вам сказал о вашем состоянии, и какое лечение предложил?
– Я не спрашивал, - Тенма слегка отвернулся, так что стажер Тенек увидел его профиль, голос кардассианца звучал слегка угрюмо, - Для меня это не важно. Я привык верить врачам, и если доктор Глессин говорит, что что-то необходимо - я слушаюсь его без лишних вопросов. То есть слушался… раньше. Но теперь что-то подсказывает мне, что доктор не до конца честен со мной. И мой отец тоже, если уж на то пошло. Я сильно поссорился с ними обоими по этой причине… В первый раз в жизни.
Гил помолчал, а потом в упор посмотрел на Тенека.
– Но ведь вы тоже что-то обо мне знаете. Что-то о противопоказанных лекарствах, вы сказали. Что-то, что может повлиять на мою карьеру и семейную жизнь… - гил задумался, - Скажите, у меня… аллергия?
– Нет, – сказал Тенек немного озадаченно. Вся эта ситуация была для него совершенно дикой, и он чувствовал себя так, словно пробирается по хрупкому соляному панцирю над глубоким грязевым озером. – Мистер Тенма, – сказал он, чуть подумав, – я безусловно расскажу вам всё, как есть, хотя бы потому что вы – вменяемый совершеннолетний представитель своей расы и имеете право быть в курсе дела. В то же время мне не хотелось бы проявить неуважение к вашему отцу и стать причиной раздора между ним и вами. Поэтому если возможно вызвать его прямо сейчас и поговорить в его присутствии, я предпочёл бы этот вариант. Если же по каким-то причинам это невозможно, или если вы против того, чтобы ваш отец присутствовал при нашем разговоре, мне придётся изложить проблему только вам одному.
– Вы не станете причиной раздора, - заверил Тенма, - Потому что он уже существует. Как вы же сами заметили, я - вменяемый совершеннолетний представитель своей расы. Информация о моем здоровье должна принадлежать мне, а не моему отцу. Точно так же как и я - не вещь, которая принадлежит галу Тенме. Поэтому просто выкладывайте все как есть.
Тенек очень сомневался в том, что после его слов отношения в семье Тенма не ухудшатся, но воля пациента в данном случае была законом. Отец Джеза обладал привилегией сообщить сыну о его происхождении, но эта привилегия была и обязанностью. Эту обязанность гал Тенма не выполнил, и оставалось только гадать как отнесётся к этому его взрослый сын. Даже вулканцам было бы сложно принять мысль о том, что родитель не посвятил их в их же личные и крайне важные дела, а уж реакция эмоциональных казалась ему и вовсе непредсказуемой.
– Я сожалею, что вам приходится узнать это от меня, – сказал стажёр. – Вот, посмотрите данные, которые я скопировал из вашего теста, они свидетельствуют о том, что один из ваших родителей – баджорец. Если вас не усыновили, и гал Тенма является вашим биологическим отцом, следует вывод, что ваша мать была баджоркой.
Тенма нахмурился и слегка закусил губу. Затем протянул руку Тенеку и сказал:
– Давайте ваши данные.
Тенек отдал кардассианцу падд.
– Вы можете спрашивать, если что-то требует разъяснений.
Тенма взял падд и вчитался в данные. Затем немного прокрутил вниз.
– Хмммм… угу… угууу…
Несколько секунд кардассианец издавал заинтересованные звуки, а затем спросил.
– И как же это удавалось скрывать столько времени?
– Ваши данные на первый взгляд похожи на результат перенесённой операции с использованием донорских тканей баджорца, – пояснил Тенек, – тем не менее, при углублённом исследовании врач может установить истину.
– Но как же все эти модные сканеры, трикодеры, транспортеры? - Тенма повертел в воздухе рукой, - Они же должны были меня как-то просканировать.
– Техника не всесильна, – покачал головой Тенек. – При использовании транспортера можно отфильтровать угрожающие здоровью микроорганизмы, но сам по себе транспортер предназначен для других целей и не является диагностическим оборудованием. Впрочем, я – врач, а не инженер, и вряд ли смогу рассказать вам об этом компетентно. Что касается медицинской техники, то портативное полевое оборудование не обладает достаточным спектром возможностей, а все серьёзные обследования с использованием стационарного оборудования вы вероятно до самого последнего времени проходили у доктора Глессина. Это так?
__________________________
с Джезом Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Сентября 2017, 15:34:10
2 сентября, день
Ангар 13, каюта Тенека и Ракара

-На все-то у вас есть ответ, - иронично заметил Тенма, а потом рассмеялся, - Я думал, вулканцы не умеют шутить и устраивать розыгрыши. Это вас Освальд подговорил? Может, он где-то тут прячется? А, вроде нет. Но проживание с ним в одной комнате сказалось на вас, мистер Тенек. Это было очень смешно, но конечно же я ни на секунду на самом деле не поверил. Мой вам совет: в следующий раз придумайте что-то более вероятное, во что человек действительно может поверить. Да, юмор требует практики, но когда-нибудь и у вас получится, - покровительственным тоном добавил Тенма, вставая со стула, - Пойдемте в ангар и расскажем всем, какую забавную штуку вы придумали. Я даже могу сделать вид, что сперва правда повелся на это.
Тенек не двинулся с места. Ему было почти невозможно представить, какие чувства переживал сейчас Джез Тенма, но он смутно догадывался, что они весьма далеки от гармонии.
– Вулканцы не умеют шутить, – сказал он серьёзно, – и никогда не шутят таким вещами. В особенности – врачи.
-Вы потрясающий! - потряс головой Тенма, - Даже после того, как вас раскрыли, продолжаете сохранять идеальный покер-фейс. Но еще один мой вам совет: если шутку раскрыли - она закончена, нет смысла продолжать ее дальше. Надо уметь вовремя остановиться, мистер Тенек. Иначе это становится не смешно, а глупо.
– Если это шутка, вероятно – да, – возразил Тенек, – а если это правда, вам придётся снова и снова пытаться донести эту правду до собеседника. Я мог бы продолжить приводить вам доказательства, но если вы решили не верить, в этом нет смысла.
Вулканец встал, подошёл к двери и нажал на сенсорную панель, снимая блокировку.
– Если хотите, можете прервать наш разговор прямо сейчас, – сказал он, поворачиваясь к собеседнику, – когда будете готовы продолжить, я буду в вашем распоряжении.
 -Да, я не думаю, что есть смысл продолжать эту шараду… - начал Тенма, направляясь к двери, но затем остановился, - Но мне кажется странным другое из того, что вы сейчас сказали. Вы говорите, что нет смысла предоставлять доказательства тому, кто вам не верит. Но доказательства - это же инструменты, которые вы используете для того, чтобы вам как раз поверили. Значит, если вам кто-то не верит - вы должны представить доказательство. Если оно не сработало - тогда другое доказательство. Потом третье. И так пока вам не поверят. Если вам этот результат, конечно, важен. А заваливать доказательствами того, кто вам уже поверил и согласен с вами - вот это как раз бессмысленно. Потому что ваша цель достигнута, вам уже верят, и вы можете двигаться дальше.
– Вот здесь, – Тенек указал на падд, который всё ещё оставался в руках кардассианца, – я представил вам необходимые и достаточные доказательства, изложенные понятным неспециалисту языком. Вы назвали их подложными. Я могу предложить вам пройти полное обследование в лазарете, где я буду комментировать каждую пробу и каждый объект на экране, но кто помешает вам сказать, что я лгу, пользуясь тем, что вы несведущи в медицине? Чтобы убедить вас, можно, разумеется, собрать консилиум врачей, но если вы не захотите верить, кто помешает вам сказать, что это – заговор Федерации против вашего отца и вашей семьи?.. Если однажды вы принесёте мне важную информацию, добытую методами военных, я не смогу проверить ни её, ни надёжность ваших методов, поскольку сам я в этом абсолютно несведущ. Мне придётся просто решить, доверяю ли я вашей компетентности и вашей порядочности. Как и вам сейчас.
-Эй-эй, полегче, мистер Тенек! - на лице Тенмы появилось удивленное выражение, - Я не называл вашу информацию подложной… Это очень сильное слово и я его не говорил. Ох, неужели это прозвучало так, будто я обвинил вас во лжи? Я сделал вам… неприятно?
– Нет, – сказал Тенек, – я не испытываю негативных эмоций. Тем не менее предполагать, что я способен шутить подобными вещами, ничем не лучше, чем обвинить меня во лжи. Если бы я мог развлекаться подобным образом, мне бы следовало отказаться от звания врача.
-Значит, вы не шутите? - еще раз недоверчиво спросил Тенма.
– Не шучу, – подтвердил стажёр.
-В таком случае, кто-то сделал ошибку, - заявил гил и почти не глядя всучил падд обратно медику, - То, что здесь написано - невозможно. Я - кардассианец. И моя мать была кардассианкой, я знаю это точно. Я - офицер вооруженных сил Союза и будущий политик, и не потерплю ни ошибок, ни лжи, ни шуток на этот счет. Прошу меня простить, мистер Тенек.
Деревянной походкой гил вышел из каюты и направился по коридору. Почти в дверях он столкнулся с Ракаром и Делас, но совершенно не обратил на них внимания.
Тенек проводил его взглядом и, положив падд в карман, вернулся к своему столу в каюте. Возможно, это он сам не сумел найти нужные слова, а может быть Джезу Тенме просто нужно время, чтобы свыкнуться с полученной информацией и принять правду. В любом случае, если Тенма не придёт к нему по прошествии достаточного для осмысления времени, Тенеку придётся снова инициировать разговор самому: следовало предупредить кардассианца о многих подводных камнях, которых ему придётся избегать и хотя бы об основных вещах, которые могут поставить под угрозу его жизнь или разоблачить его.
Ромуланцы шли по коридору в молчании. Ракар пребывал вопреки собственному обыкновению в странном состоянии полного отсутствия мыслей. Он видел только направление и смутный образ Квинтилии, но ни одна мысль не формулировалась, перед ним была только дорога. Когда почти подошли к каюте, Ракар вскинул голову. Джез Тенма прошел мимо него и Делас совершенно не обратив никакого внимания. Ракар развернулся и посмотрел в его удаляющуюся спину. Затем, мельком взглянув на Делас, открыл уже закрывшуюся дверь и пропустил девушку вперед, заходя за ней сразу следом.
- Тенек, пока Делас не назначили каюту, я разрешил ей воспользоваться нашим душем и оставить здесь на время вещи. Надеюсь, вы не против. Делас, душ там, - Ракар указал рукой на небольшую дверь в дальнем углу каюты, - а что это с Джезом? Он вышел отсюда, как мне показалось, сильно расстроенным.
Нам самом деле, расстроенный кардассианец в их с Тенеком каюте, и приватный разговор Тенека и Джеза – это было как минимум … интересно.
– Вы же знаете, у мистера Тенмы проблемы, – пожал плечами Тенек, словно напоминая, о том что кардассианец отсутствовал на регате. – Разумеется, я не против, – добавил он, мельком взглянув на Делас.
- Спасибо, - сказал ромуланец, в ответ на то, что Тенек не против временного расположения Делас. - Да, знаю, а здесь он что делал? К его проблемам вы имеете отношение?
Ромуланец снова начинал допрос, на этот раз ещё и в присутствии ромуланки, к которой Тенек не испытывал избыточного доверия. Это вулканцу совсем не понравилось.
– О проблемах мистера Тенмы вам лучше расспрашивать самого мистера Тенму, – порекомендовал Ракару стажёр.
Ракар чуть склонил голову набок, глядя на Тенека. Впрочем, ничего другого от Тенека он и не ожидал, но сам факт - эти двое, не замеченные в частом общении друг с другом – обсуждали здесь нечто личное. С высокой вероятностью они обсуждали какие-то медицинские дела. С очень высокой вероятностью, хотя могло быть и другое. Тенма отказался говорить вчерашним утром, может быть позже будет немного иначе. А может быть Тенек станет более сговорчивым, если они останутся один на один. Так или иначе, Ракар хотел знать, в чем дело. Но не обязательно прямо сейчас.
- Хорошо, - не стал дальше спрашивать Ракар. Он поставил вещи Делас, забранные из камеры хранения, возле шкафа, и сел в кресло. В любом случае, он не хотел оставлять здесь Делас без присмотра, потому что она уже показала себя во всей красе.
- Ты мне не говорил, что он тут тоже будет, - Делас недовольно зыркнула в сторону вулканца. - Напоминаю, о чем мы договаривались: если кто-то из вас залезет в мои вещи, я об этом узнаю!
С этими словами она вскинула голову и направилась в сторону ванной, по дороге расстегивая свой китель.
- Он здесь живет, - Ракар поднял взгляд на Делас, не успев еще уткнуться в падд, -  где же ему еще быть? Нет нужды напоминать, твои вещи в безопасности.
При этом Ракар подумал о том, что это очень хорошо, что Тенек здесь. Хорошо бы он и не уходил пока никуда. Одновременно, нужно было знать, о чем они говорили с Тенмой, и еще хотелось остаться одному и в тишине. Слишком противоречиво, и ромуланец не знал как из этого выбраться. Ничего лучше Ракар не нашел, кроме как с извиняющимся выражением улыбнуться Тенеку и действительно уткнуться в падд. Ему нужно было писать подробный отчет домой.
Словно желая усугубить страдания Ракара, Тенек флегматично прокомментировал:
– Я воздержался от просьбы не обыскивать мои вещи, хотя у меня для этого было больше оснований. Теперь мне кажется разумным попросить вас обеспечить их безопасность, поскольку как раз сейчас я ухожу, – как и Делас Тенек обращался только к Ракару.
- Все будет нормально, Тенек, - с каменным лицом, не поднимая глаз от падда, но мягко сказал Ракар.
______________
С Тенеком, Тенмой и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Сентября 2017, 16:02:07
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, около ангара 13.

Идя по коридору на очередной сбор в ангаре 13, Ракар увидел Освальда. Кадет Звездного флота шел впереди, и ромуланец видел только его спину. Множество событий вчерашнего дня были слишком ярки в памяти, и пока все кадеты не собрались вместе, ромуланец решил прояснить еще один вопрос. Тот самый момент, от которого зависела судьба проекта. Тот самый момент, который вчера между ним и землянином остался нерешенным.
Ракар ускорил шаг, догоняя землянина.
- Освальд, - сказал улан, поравнявшись с кадетом, - пока есть время до начала, уделите пару минут?
Землянин пожал плечами и кивнул:
- Да, конечно, что такое, Ракар?
- Я про вчерашнее, - сказал Ракар, остановившись. – Для начала я хочу извиниться, что не обсудил идею отказа от приза с вашей командой. И вы не принимали ее эту идею до самого нашего … гм, выступления на Променаде. Но вы в итоге не опровергли это, и это отлично. Скажите, это потому что вы приняли эту версию и согласились с ней, или есть другая причина?
Освальд резко остановился и посмотрел на ромуланца.
- Извинение принято. Спорить я не стал исключительно из-за проекта, потому что мы в тот момент должны были продемонстрировать единство. И я очень рад, что мы проиграли, потому что скажите вы что-то подобное на нашем награждении - мы бы не смолчали, и вся округа увидела бы, что проект и правда давно пора разогнать.
Кадет замолчал на минуту, пока мимо них проходило несколько человек - не надо было посторонних посвящать в разлад внутри команды. Как только стало посвободнее, он продолжил:
- Идею вашей команды я не принимаю и считаю абсурдной. Это же упущенная возможность! Даже удивительно, что это говорю я, а не Хена, которая, вообще-то, в вашей команде! На те деньги можно было бы сделать что-то на благо проекта и для сближения наших народов. Можете не соглашаться, но спорить об этом я не хочу - приза всё равно нет, и теперь уже нет смысла это обсуждать. А вот тот факт, что вы открыто сказали так, будто мы все с вашим предложением согласны - это подстава. Я ни за что не поверю, будто бы вы не предвидели, что мне придётся заткнуться и всё стерпеть ради общего дела. Это плевок в лицо всей нашей команде, а заодно и удар по проекту, потому что теперь половина участников ещё раз увидела, что ромуланцам нельзя доверять.
На самом деле Ракар не ожидал такой речи от Освальда, он еще вчера заметил, что что-то не так. Но его сосредоточенность на личном не дала ему задуматься над этим всем вовремя. Ромуланец прищурился и чуть выше поднял голову, заложив руки за спину, глядя на Освальда. Однако Ракар ответил не сразу, сначала ему потребовалось, чтобы весь смысл слов Освальда досконально, дословно, по капле дошел до его сознания. Некоторое время Ракар внимательно рассматривал кадета, и на его ромуланском лице было видно, как старательно он давит в себе то, что пока не могло быть высказано.
- Значит нельзя доверять, да? Так почему же вы, Освальд, не опровергли мои слова, стоя тогда на Променаде? Почему вы не сказали, ромуланец не прав, а наша команда считала по-другому и хотела другого? Что вас остановило?
- Потому что проект надо сохранить, - недовольно ответил Освальд, - в него слишком много вложено, чтобы вот так взять и всё угробить. А работать вместе мы можем и без доверия. Что касается меня лично, я пока не готов применять эту оценку ко всем ромуланцам вообще.
- Вот! Вот, Освальд. Правильный ответ. Проект надо сохранить! – Ракар расцепил руки и чуть не принялся жестикулировать, но удержался. – Вот именно! И никто из вас не подумал об этом заранее! Разве не было очевидно сразу, что наш маневр приведет к снятию нас с дистанции? И даже Хена, которую вы только что упомянули, задолго до старта была смущена некоторой нечестностью нашего этого маневра по отношению к участию в регате. И единственная моя ошибка состоит в том, что я заранее не обсудил все это с вашей командой. Но просто представьте на минуту, что было бы, если бы мы заявили – "мы хотели победить". Разве вы не слышали толпу? Я вам скажу, что было бы – руководство, узнав как мы нечестно, а кроме того – достаточно непродуманно - работаем – усомнилось бы в смысле вообще нашего взаимодействия. А убийство вашего коммандера – довершило бы дело. Проект спасло только то, что решение о нем принято было до убийства. И скажите мне ровно одну вещь, Освальд, должен ли я после всего этого верить вам? Потому что с моей точки зрения – нечестно поступили именно вы. Вы решили обмануть весь квадрант! Всех участников на соревновании! Вы решили подставить и меня, как вашего соучастника перед всей этой толпой и командованием, которая скандировала "не честно"? Могу ли я вам верить? – Под конец своих слов Ракар уже был слишком эмоционален, хотя продолжал говорить все еще тихо.
- Ракар, вы и правда так думаете, или же это просто попытка заставить меня оправдываться? - недоумённо спросил Освальд. - Ладно, будь по-вашему, объясню. Вы же присутствовали на всех обсуждениях от начала и до конца, Акрита предложила этот манёвр в качестве завершающего штриха в самом конце, если мы будем идти нос к носу на финишной прямой, он не был обязательным, и мы предполагали, что одна из команд может победить честно. Мы почти победили, надо сказать, и без манёвра. Приди мы первыми - вы бы тоже обвиняли нас в нечестной игре и публично утверждали, что мы все согласились отдать приз второй команде? А теперь скажите, где именно мы вас подставить пытались?

Ракар глубоко вздохнул, пригнул голову, отвел взгляд, необходимо было успокоиться, чтобы продолжить.
- Дело в том, Освальд, - теперь Ракар говорил уже спокойно, глядя на кадета, - что победи одна из наших команд обычным образом, как это и положено делать на соревнованиях такого рода, никаких вопросов бы не было. Но в тот момент, когда я узнал про маневр – я понял для себя, что наше выступление на регате будет посвящено другому, а именно – проекту и демонстрации нашего взаимодействия. И я был этим вдохновлен. Мы совместными усилиями должны были прийти первыми, один из наших кораблей, но претендовать на приз при осуществлении маневра – уже было нельзя. Этот маневр применим в любой другой ситуации, только не в соревновании. Это любая боевая ситуация, любая ситуация иного рода, но не для победы в соревновании. Я думал, вы это понимаете, я считал, что вы также используете это лишь для доказательства наших возможностей и способность что-то делать вместе. Так вышло, что ситуация вышла из под контроля, о том, что мы можем сделать, узнала другая группа. И они посчитали наши действия нечестными. Отсюда весь их саботаж в нашу сторону. И я на самом деле понимаю теперь, почему они это сделали. "Уравнять шансы", вот одна из их формулировок. Но ведь мы работали для другого… Я так считал. Мне было несколько удивительно и разочаровывающе, что вчера вы не поддержали эту точку зрения. Я осознал, что уже применив маневр, вы все еще рассчитывали на приз в регате, на эти деньги, которые на самом деле ничего не значат в отношениях народов. Я попытался вас убедить и неуспешно. И поэтому я задаю вопросы сейчас, чтобы все это прояснить, а не заставить оправдываться. Я хочу знать, что вы думаете на самом деле и чем руководствуетесь в своих решениях. Это очень важно для будущего. Тогда, до регаты, вечером, мы собрались нашей командой и обсуждали этот вопрос. Мы пришли к решению, что отказ от приза – честный вариант, потому что мы делаем наш полет с другими целями. И там, вчера, на втором этаже Променада фактически я говорил только за свою команду. А вот если бы я оказался вовлечен в добычу приза всеми эти не спортивными способами, исключительно с целью победить – это и была подстава. Вот так я вижу эту ситуацию, Освальд. Конечно, вы можете не верить мне больше, ведь я не могу предоставить ни одного доказательства о своем видении, кроме слов свидетелей из моей команды.
________________
с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Сентября 2017, 16:02:42
2 сентября, день
Стыковочное кольцо, около ангара 13.

- Мы все решили принять участие в регате ради проекта, - возразил Освальд. - Мы хотели показать, что проект работает, а заодно выставить его в хорошем свете, и победа этому только поспособствовала бы, неужели вы этого не понимаете? А теперь представьте себе, что всё прошло гладко, обе команды оказались на финишной прямой примерно в одно время, других конкурентов поблизости нет, что дальше? Мы применили манёвр, чтобы показать себя, а дальше? Представьте, что две наши команды заняли первые места. Эта победа тоже была бы нечестной? Мы бы тоже должны были отдать приз тем, кто шёл за нами? Вы бы тоже об этом заявили открыто и от лица всех, хотя кроме вашей команды об этом никто не знал? И вообще, чем отказ от приза в пользу другой команды лучше, например, установки памятника в честь проекта или его абстрактных идеалов, вроде совместной работы и преодоления различий?
- Гипотетическая ситуация, Освальд, - снова прищурился Ракар, - одна из возможных. Но в реальности произошло иначе. Мы действительно показали, что проект работает, мы выставили его в нужном свете, мы пришли первыми, именно первыми, но не для победы в соревновании. В тот момент, когда мы применили маневр – мы все должны были уже понимать, что не денежный приз должен являться нашим призом, а продолжение проекта, в результате наших действий, направленных только на его поддержание.  Вы правда считаете, Освальд, что в текущей нашей итоговой ситуации – все еще следовало претендовать на приз в регате и победу в регате? Вы считаете возможным именно так побеждать в соревновании?
- Это не простая гипотетическая ситуация, - возразил землянин, - это та ситуация, для которой манёвр был изначально предназначен! И я хочу понять, стали бы вы в такой ситуации требовать от нас отказа от приза? А ещё вы не ответили мне, чем же отказ от приза в пользу другой команды лучше для проекта, чем использование приза для его - проекта - прославления? Или, например, почему не благотворительность? Почему надо отдавать приз другой команде, а не нуждающимся? Или на Ромуле не принято помогать тем, кого постигла беда? А про текущую ситуацию я уже ответил: приняв во внимание ваш поступок, я полностью удовлетворён тем, что мы не победили.
Ракар усмехнулся, но уже как то грустно.
- Если бы вопрос стоял кто из нас двоих победит, "Анадырь" или "Амазонка", если бы мы оба опережали всех остальных без всяких дополнительных средств – в этой ситуации я бы не отказался от приза. Но снова повторяю – в реальности все произошло иначе. Вы пришли первыми только в результате маневра. А это значит, у нас осталась для всех остальных зрителей только одно действие – демонстрация взаимодействия. Чем лучше отказ от приза в этом случае – тем, что это действие является честным. Исчезающее малая вероятность того, что наш маневр в реальной ситуации был бы принят как нормальное действие. Не путайте, прошу вас, то, что могло бы быть и то, что случилось в реальности. Так вот, то, что случилось в реальности – не может быть победой в регате. Хотя вполне представляю себе возможно вдохновляющее вас действие нечестного отъема денег для того, чтобы раздать их бедным и нуждающимся. Только в нашем с вами случае от этого действия немного неприятно пахнет. Надеюсь, "Поющие льды" пустят деньги на благотворительность, как те, которые действительно заслужили победу.
Ракар снова глубоко вздохнул.
- Мне жаль, что я не обсудил все заранее с вами. Факт – между нами слишком мало разницы, каждый из нас преследует свои цели, иногда не чураясь никаких средств. Но я рад, что узнал, что все федераты разные в сути своей.
- Думаю, мы все поняли, как важно обсуждать всё, включая детали, - немного спокойнее ответил Освальд, - надеюсь, в будущем мы так и будем поступать.
Было похоже, что разговор закончен, и кадет направился было в сторону ангара, но потом развернулся и снова посмотрел на ромуланца.
- Да, вот ещё что. Вы тут упрекнули нас в попытке обмануть чуть ли не всю Галактику. Допустим даже, что мы и правда такие негодяи, хотя я бы с этим ещё поспорил, как и остальные, уверен, но чем ваши слова о том, что мы все договорились отдать приз пришедшими за нами, лучше? Вы сказали это в речи о наших общих планах и не уточнили, что говорили только о своей команде. Если бы к нам прицепился кто-нибудь типа Кристаль, эта деталь тут же стала бы известной, и мы бы опозорились на всю Федерацию. Нам повезло, что этого не произошло, потому что такая манипуляция в прямом эфире могла бы означать конец проекта.
Ракар смотрел на уходящего Освальда и понимал, до какой степени слишком многое происходит только в его голове, до какой степени он предался иллюзиям о реальности. Но реальности было наплевать на его иллюзии, реальность не собиралась меняться, она была только такой, какая есть. И он был самым настоящим веруулом, то есть обычным дураком, решившись в собственные иллюзии поверить. Он был дураком и в прочих своих действиях, основанных на неверной оценке той же самой реальности. Хуже всего было то, что, вероятно, он профнепригоден, если не сделает выводов из всего этого. И один из выводов он сделал - никому нельзя верить, особенно себе, пока не получил доказательств собственных предположений.
- Да, я не уточнил, - кивнул ромуланец, - как не уточнил многого другого, заблуждаясь во многом. Но и вы должны помнить, Освальд, что ваше желание победить в регате, основываясь на нечестных методах - прославило бы проект так, что его уже не было бы. Мы все заблуждались в мотивах друг друга и все наломали дров, но в свете всего этого, похоже, из обвинителя Фениксов я превращаюсь в их адвоката. Если это все еще актуально. И наше с вами взаимное недоверие я принимаю как непреложную данность. Похоже, в том что проект все еще существует - нам действительно невероятно повезло.
- Ракар... - Освальд повторил любимый жест Самриты в аналогичных ситуациях - закатил глаза, - я хотел победить вообще без манёвра или хотя бы с манёвром на финишной прямой, когда победа и так была бы нашей, причём, победить я хотел именно ради проекта, а не ради собственной славы или ещё чего-то. Для меня лично приз вообще ничего не значит - на Земле материальные ценности давно перестали быть смыслом жизни. Мне хотелось сделать что-то такое, что увековечит память о нашей группе, и победа вместе с красивым использованием призового фонда для этого подошла бы куда лучше, чем просто яркое выступление с манёвром и пафосными речами. Впрочем... как говорят на Земле, после драки кулаками не машут. Давайте уже закроем тему приза - это теперь в прошлом, и мы всё интересующее выяснили.
- Хорошо, - снова кивнул ромуланец, - здесь я вам верю. Закроем, действительно. Это закончилось. - И Ракар тоже пошел в ангар.
_______________
совместно с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 03 Октября 2017, 11:17:27
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Квинтилия Перим быстро воспользовалась двухчасовым перерывом и вернулась на свое место в ангаре, отданном под конференц-зал для проекта “Альфа”. Там ее и нашел Тенек за некоторое время до совещания, назначенного Утарой Рилл.
То, что они оба пришли раньше назначенного было очень удачно: Тенек собирался вызвать мисс Перим по связи до или после собрания (в зависимости от её планов), теперь же можно было решить все вопросы без усложнения алгоритма. Стажёр подсел к девушке и предложил:
– Если не возражаете, давайте назначим время для нашего ближайшего занятия и уточним детали.
– Какое именно занятие вы имеете в виду? - спросила Квинтилия.
– По заданию мистера Планкса, – напомнил Тенек. – Если помните, мы начали обсуждать его во время вынужденной задержки на Бэйджоре.
 Понимания в глазах Квинтилии не прибавилось.
– Вы имеете в виду подготовку к экзамену по медицинской помощи или психологические практики? Я поняла, что у вас два направления работы, и не знаю, о котором вы говорите сейчас.
– Об обоих, – объяснил стажёр. – Ваши трудности с оказанием доврачебной помощи – результат фобии, поэтому наши занятия будут построены в первую очередь на её преодолении, а применение ваших медицинских навыков будет проверкой того, насколько успешно вам удаётся с ней справиться. Так что на каждом занятии мы будем посвящать время и тому, и другому.
– Я поняла, - ответила девушка, - Тогда можете назначить любое время, которое вам удобно, мистер Тенек.
– Вы тоже участник этих занятий, – возразил вулканец, – и ваше удобство тоже имеет значение. Если у вас уже есть планы на ближайшие два дня, нам не следует их нарушать.
– Сегодня вечером у меня тренировка с мистером Ракаром, - ответила трилл, - В остальном мое расписание свободно. В данный момент я не кадет Академии и освобождена от всех дистанционных занятий, которые иначе могли бы быть.
– Тогда давайте зарезервируем завтрашний вечер, через час после занятий проекта, – предложил Тенек и поинтересовался: – А вы действительно хотели бы использовать для преодоления фобии медитацию?
– Хорошо, - ответила Квинтилия, - Завтрашний вечер. Я не знаю, что такое медитация, поэтому не могу ее предпочитать или не предпочитать. Вы - медицинский специалист, поэтому я оставлю выбор способа на ваше усмотрение.
– Я объясню, что это, – пообещал стажёр, – тогда вы сможете решить, хотите ли вы это попробовать. Если позволите, я хотел бы задать вам один вопрос, по смежной теме. Мистер Планкс также упоминал, что помимо проблемы с применением на практике навыков первой помощи у вас были проблемы с инженерными работами. Эти две проблемы как-то связаны между собой, или между ними на ваш взгляд нет никакой связи?
– Я думала об этом, - ответила девушка, - Полагаю, успех в этих двух дисциплинах зависит не только от теории, но и от работы руками, а я не самый практический человек на свете.
– Простите за слишком личный вопрос, – осторожно начал стажёр, – но в случае с техникой вы не испытываете никакого страха? Речь идёт только об отсутствии привычки к работе руками или о страхе тоже?
– Какую, например, технику вы имеете в виду? - уточнила девушка.
Тенек покачал головой, как бы признавая отсутствие у него достаточной информации:
– Я не знаю, это как раз то, что можете подсказать только вы сами. Мистер Планкс упомянул пробелы в инженерном курсе Академии Звёздного флота, как я понимаю, той её части, которую изучают на вашем отделении… впрочем, вы сами слышали его слова. Я спрашиваю вас об этом вот по какой причине: если какие-либо объекты, с которыми вы имели дело, вызывали не только неуверенность в своих силах, но и страх, между двумя разными на первый взгляд фобиями может обнаружиться связь. Например, страх перед травмами (своими или чужими) может превращаться в страх перед предметами, которые могут травмировать вас или ваших товарищей: электричество, осколки панелей, плазмопроводы – таких объектов на кораблях и станциях Звёздного флота достаточно много.
– Я не знаю, - ответила Квинтилия, - Если бы вы уточнили конкретно, есть ли у меня фобия транспортера или боюсь ли я пользоваться репликатором - я бы смогла ответить, что этого нет.
– Тогда будем считать мой вопрос преждевременным, – завершил тему фобий Тенек, – если что-то подобное у вас действительно есть, вы рано или поздно отследите это, и, уверен, ваш инструктор по инженерному делу сумеет вам помочь. Я также буду в вашем распоряжении, если окажется, что требуется моя помощь.
-Хорошо, - согласилась Квинтилия.
___________________
с Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 03 Октября 2017, 11:20:51
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Минут за десять до начала собрания Акрита тоже пришла в ангар и заняла одно из свободных мест. Вид у нее был немного растерянный, да и внутренне она ощущала себя примерно так же. Случившееся на станции определенно не казалось таким простым, как выглядело, но она боялась строить какие-либо предположения. Сейчас и без того хватало взаимных подозрений.
Не зная на что потратить печальные два часа между собраниями, андорианка выбрала самое, наверное, примитивное - она забралась в кабину "Анадыря" и принялась подробно изучать логи полета, отмечая параметры работы дополненной реальности, отклик на голосовые команды, чувствительность настроек и возможные сбои. Как и ожидалось, система была еще далека от совершенства. Акрита провела подробный анализ, по миллисекундам восстановив события после прохождения последней контрольной точки. Сейчас она уделяла больше внимания техническим вещам, которые в реальном полете, на пике напряжения и ответственности, не успевала даже заметить. И вместе с тем она как будто заново переживала события, ставшие для нее такими важными… тогда. И куда менее важными - теперь.
Когда поставленный заранее сигнал таймера сообщил о том, что пора идти, Акрита переписала себе на падд оставшиеся файлы системы и погасила консоль. Непривычно тихий "Анадырь" почему-то напомнил ей ночь перед стартом, когда Артур оставил ее стеречь катер. Если бы они знали, что одни только сутки могут настолько изменить все…

***
Идя за Освальдом, уже почти пересекая вход в ангар, Ракар вдруг понял, что еще кое-что забыл. И, резко развернувшись, пошел обратно по коридору, решив встретить Делас до того, как она придет на сбор.
Ждать Ракару пришлось долго: Делас очевидно не собиралась приходить первой, и за это время мимо ромуланца прошло большинство кадетов, в том числе и Самрита Баккер, которая уверенно проследовала на своё место, даже не взглянув на Ракара. Наконец, когда почти все кадеты уже собрались, в коридоре показалась и Делас. Она вжала голову в плечи и всем своим видом показывала, что хочет прошмыгнуть в зал как можно незаметнее. Однако, едва завидев Ракара, она тут же расправила плечи и широко ему улыбнулась.
- Пойдём? - она кивнула на дверь ангара.
Ракар смотрел на проходящих мимо кадетов и начинал испытывать нетерпение. Пора было уже идти. Он знал, что Квинтилия уже на месте, он должен был быть там, несмотря на все. Сидеть рядом. Странное ощущение, потому что одновременно он стоял тут не просто так, а по делу, и не будь его, возможно, он тоже решил был прийти на совещание одним из самых последних.
Ракар попытался ответить на улыбку, но у него вышло криво.
- Понимаю, - вместо согласия отправиться в ангар сказал он, - новая группа, которая, как ты считаешь, тебя ненавидит. Прийти надо почти к самому началу, после всех. Чтобы у них не было времени свободно и долго, без определенной цели кидать на тебя взгляды. Я оценил, Делас, тот твой взгляд, когда Планкс тебя представил. Ты сильная. Это правильно. Но прежде чем мы пойдем, я скажу тебе кое-что. Две вещи. Первое – так вышло, что из твоего обвинителя по событиям на регате я стал твоим адвокатом. Я буду защищать тебя и твое решение, объяснять это решение и эти мотивы группе. Но это не должно тебя расхолаживать, понимаешь?
- Я рассказала Планксу, и он смог простить. Надеюсь, ваш новый координатор тоже сможет, ну или ей будет не до того, после того, как предыдущий координатор убил федерального коммандера, - фыркнула Делас. - А остальные... Это не так важно! Мне просто нужна моя лаборатория и дело, которым я смогу заниматься, а они меня не интересуют, - она кивнула на дверь, но что-то в ее голосе говорило, что это не совсем так. - И я сама смогу себя защитить, если они будут нападать. Спасибо, Ракар, я ценю твою поддержку, но я взрослая девочка, и должна уметь отвечать сама.
В этот раз улыбка у Ракара получилась более естественной.
- На самом деле, остальные – это важно. Дипломатическая миссия, дипломатическое задание. Нас двое от Империи, – и на этом Ракар стал говорить тише, - второе, Делас. У нас есть принцип – нет необходимости делать то, на что нет необходимости. Мы с ними сейчас не находимся в формальном противостоянии. Диверсии, интриги, подставы, разного рода операции – это всегда необходимость. Просто так, без причины, они не делаются. Здесь, на проекте, нет причины этого делать. Здесь мы должны показать себя иначе. Несмотря на то, что большая часть из них нам не верит, и мы не верим большей их части – в наших силах что-то изменить, чтобы укрепить хрупкое равновесие. Поэтому мы будем интересоваться ими, в том числе и потому что нам просто интересно. Я вижу как тебе неподдельно интересно.
Ракар отвел взгляд.
- После планерки, и после того, как я схожу в службу безопасности, мы расскажем Утаре Рилл о событиях на регате вдвоем. Если она, конечно, не узнает этого до.
- Я сама расскажу, - решительно произнесла Делас. - Если ты хочешь дать свои показания против меня, тебя ничего не остановит, как и остальных. Но за себя и свою команду говорить буду я. И нет, я не собираюсь тут никому ничего делать, - скривилась ромуланка. - Мы же типа одна команда теперь. Сотрудничество и все такое. Скорее уж они начнут мстить или просто устроят бойкот мне и моим исследованиям. Но тогда я попрошу о переводе обратно на Кардассию, вот и все.
Ракар усмехнулся, а затем коснулся плеча Делас.
- Ну, это мы посмотрим. Однако, я думаю, бойкота не случится. Хорошо, будь по-твоему, - кивнул он. – Теперь пойдем. Пора.
Делас благодарно кивнула и прошла в ангар вслед за Ракаром.

***

Пройдя в ангар, Ракар быстрым уверенным шагом направился к месту, где сидели Квинтилия и Тенек. Достигнув места назначения, ромуланец сел справа от девушки трилла, оперся на спинку стула и сказал:
- Квинтилия, для тренировки все готово, сегодня в 20:00. Это займет два или два с половиной часа. И еще, я хочу позвать на тренировку некоторых других кадетов. Как минимум потому, что хочу показать занятия по ромуланской системе и для остальных. Не возражаете?
-А ромуланская система тренировок - это не секретно? - спросила Квинтилия.
Ракар в полоборота развернулся к Квинтилии, и уперся подбородком в согнутую в локте руку, опираясь таким образом на спинку стула. С интересом посмотрел на девушку и улыбнулся.
- В оригинале, конечно, есть части, разгласив которые я стал бы предателем. Я не стал ставить их в сюжет, они ни к чему там. А в самом занятии на выносливость нет ничего секретного.
-Понятно, - ответила Квинтилия, - И я не возражаю в ответ на ваш вопрос.
Ракар следил за мельчайшими оттенками в речи Квинтилии, за интонацией, за мимикой, ловил каждый жест и каждое движение мышц. Он задался вопросом, почему она спросила о секретности тренировки. Это был интерес? Попытка предупредить его ошибку? Любопытство? С какими эмоциями она ждала эту тренировку? Это была осознанная необходимость, повинность, которую следует нести, или ей было интересно? Ракар не знал, не смог понять по ее голосу. Но он видел, что свой собственный текущий статус она переживает достойно. Хотя, с другой стороны, наверняка, убийство коммандера координатором было шокирующим. Поэтому, это накладывалось. Ромуланец опустил голову и спросил вулканца, сидящего следом за Перим:
- Мистер Тенек, вы сможете сегодня прийти к 20:00 в голокомнаты и поучаствовать с нами?
– Да, и это было бы очень кстати, – отозвался вулканец. – С самого прибытия я тренировался по минимальной программе, так что ваше приглашение принимается с признательностью.
- Отлично, спасибо, Тенек, - Ракар поднялся со стула. – В таком случае – сегодня в 20:00 у голокомнат, в спортивной форме одежды.
Произнеся это, Ракар обошел стол, подошел к Самрите Баккер сзади, положил руку на спинку ее стула и сказал:
- Самрита, у тебя на сегодняшний вечер запланировано что-нибудь?
Когда Ракар подошёл к противоположной стороне стола, Самрита была увлечена беседой с Хеной, и, судя по их лицам, обсуждали они что-то серьезное. Но Ракар успел уловить только последнюю фразу: "...уже пора подравнять челку, а то в глаза лезет..."
_________________
+ Акрита,  Делас, Квинтилия, Тенек, Самрита


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 03 Октября 2017, 11:23:01
2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


- Что? - Самрита вздрогнула и резко развернулась на своем месте. - Что такое? - напряженно спросила она. - Я не планировала заниматься катерами вечером, если ты это хотел узнать.
Вообще, если услышать обрывок разговора двух людей, то можно о многом понять. Особенно, если застать момент перехода от настоящего разговора, к безликой болтовне, чтобы скрыть суть беседы и представить все так, будто говорили о другом. Ракар такой целью не задавался в настоящий момент. Но внутренне усмехнулся - женщины всегда женщины. И почему они все время вздрагивают при его приближении?
- Я не про катер, Сэм, - как ни в чем не бывало сказал Ракар, - у нас в 20:00 тренировка на выносливость в голокомнатах, с Квинтилией, и Тенеком, и я тебя тоже приглашаю. Придешь?
- Меня? Почему? - Самрита казалась совершенно сбитой с толку. - Вы с Тенеком куда сильнее меня из-за расовых особенностей, а Перим имеет спортивное прошлое, вы трое явно в лучшей физической форме... Или ты хочешь, чтобы твоя Квинтилия чувствовала себя более уверенно на моем фоне? - догадалась Самрита.
Ракар отвел взгляд на секунду.
- Не моя Квинтилия, просто Квинтилия. – И тут Ракар собрался и продолжил говорить с улыбкой, и даже чуть более весело, - да и не в том дело, что Тенек физически сильнее всех нас, и даже меня. Такого типа тренировки полезны для всех, и … некоторые вещи сближают, когда делаешь их вместе. Люди становятся одной командой, учатся прикрывать друг другу спину, выживать вместе. Я зову тебя потому, что нам нужно лучше узнать друг друга, общаясь больше чем обычно. Кроме того, это одна из оригинальных тренировок для ромуланских военных, я хочу поделиться этим способом и с остальными.
Про то, что присутствие Самриты на тренировке с Квинтилией будет отвечать и другим целям для Квинтилии, Ракар решил сейчас не озвучивать, рассказав только об одной части. Той, в которой он хотел с Самритой Баккер исправить то, что у них не заладилось.
- Хочешь узнать меня лучше – научись уважать мое мнение, - сощурилась Самрита. – Вчера тебе на него было плевать! Пока я думаю, что эти тренировки будут для меня скорее унизительны, поскольку я покажу худший результат, чем вы все.
Теперь Ракару пришлось глубоко вздохнуть и посмотреть в потолок ангара, как недавно это сделал Освальд. Ромуланец покачал головой и с доброй улыбкой посмотрел на Самриту.
- Я потрясен увиденным, и услышанным, Сэм. Неужели тебе доставляет удовольствие ругаться со мной? – Ракар быстро посмотрел по сторонам, здесь сидело уже много кадетов, не хотелось бы ему начинать заново тот разговор, который был с Освальдом в коридоре, тем более, что некоторые факты не нужно было афишировать. Особенно тот факт, что после исполнения маневра группа "Анадыря" все еще рассчитывала на приз в регате.
- Или мне следует вообще ни с чем к тебе не обращаться? – сказал он до предела понизив голос, - только это очень плохо будет отвечать целям проекта. Не знаю, где именно я по твоим словам вчера опять плевал на твое мнение, скажу лишь только, что тренировка на выносливость не может быть унизительной. Это тренировка для всех. Не зависимо от того, спортсмен ты или нет, сильная ты или нет, это развивает тело, учит преодолевать и справляться вопреки всему. Ты такой же будущий офицер Звездного флота как и другие ваши, и мое намерение – поделиться с тобой в том числе ромуланскими способами. Нет никакого унижения, есть желание что-то делать вместе. Вот и все. Какое твое решение? Придешь или нет?
- А вот ты подумай, где вчера ты проигнорировал то, что мы тебе сказали очень четко и однозначно, - Самрита тоже перешла на угрожающий шепот. – И мне удивительно, что теперь ты хочешь «что-то сделать вместе» и ведешь себя так, будто ничего не случилось. Что касается твоей тренировки – я еще не решила и должна подумать. Пока я не уверена, что мне она принесет что-то, кроме ваших насмешек.
Ракар, все еще держась за спинку стула Самриты, наклонился к ней и зашептал:
- Да, я примерно понял о чем речь, спроси Освальда, но и с тобой потом лично могу обсудить. Все это очень интересно, особенно трактовка этого вашего мнения. Вы ведь тоже ведете себя так, будто все хорошо и так должно быть. Но сейчас для этого нет времени, скоро планерка начнется. Насчет тренировки – это не просто некая безликость, где каждый должен показать какой-то результат. Это сюжет, реальная жизненная ситуация, требующая от каждого полной отдачи всех сил, ситуация, в которой никто ни над кем не смеется, и даже не думает, потому что цель – всем выжить. Всем до одного, и никого не бросить. Ты подозреваешь насмешки – их не будет. Но ты не узнаешь, так это или нет, пока не проверишь. Только проверить можно, и узнать это. Рискни, может быть ты будешь приятно удивлена. Я буду ждать тебя и рассчитывать на тебя. В 20:00 в спортивной форме у голокомнат. Будет хорошо, если ты придешь.
Глаза Самриты сверкнули гневом, и она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но в последний момент сдержалась и закусила губу.
- Я все поняла, - прошипела она сквозь зубы и резко отвернулась. К чему именно относились ее слова, было непонятно.
Ромуланец дослушал Самриту и выпрямился, тяжело выдохнул. Сложно было с некоторыми федератами, да, по большому счету – со всеми федератами. Никто не обещал, что будет легко, и Ракар принялся гасить в себе новую вспышку негодования. Мельком глянул на сидящих справа, сначала там сидела М'Кота, потом Акрита, потом Артур. М'Коту и Артура Ракар решил не трогать, подошел к Акрите, так, как и с Самритой – положил ладонь на спинку ее стула, чуть склонил голову.
- Акрита, вас я тоже приглашаю на вечернюю тренировку, в восемь вечера, вы придете?
- Да, с удовольствием, - с готовностью обернулась андорианка. Она уже давно прислушивалась к обсуждению тренировки, понимая, что для нее самой что-то подобное было бы очень кстати. - Если не появится заданий проекта на это время, непременно приду.
Ракар улыбнулся андорианке и коротко кивнул.
- Отлично. Форма одежды – спортивная. Будем ждать.
И ромуланец пошел обратно к своему месту.

М’Кота слушала разговор Самриты и Ракара, вспоминая все самые образные и красочные выражения родного языка, но наученная горьким опытом не вмешивалась: на хватало ещё чтобы Самрита снова ударилась в слёзы и надулась на весь мир. Когда Ракар отошёл к Акрите, она повернулась к сидящей слева Самрите и сказала:
– Знаешь, ты совершаешь большую ошибку. Ты всё время хочешь, чтобы другие люди считались с тобой, проявляли понимание, были внимательными, делали добрую сотню шагов тебе навстречу... но я не вижу хотя бы одного маленького шага, хотя бы одной попытки проявить понимание с твоей стороны. Ты хочешь, чтобы тебя считали сильной, и одновременно требуешь, чтобы с тобой обращались как с... ну, вот как тысячу раз склеенной стеклянной вазой тысячелетней давности! Так не бывает! Хочешь, чтобы...
Договорить М’Кота не успела: в тот момент когда хронометры дружно показали 15:00 в конференц-зал группы «Альфа» вошла советник Рилл и прошла к своему всегдашнему месту возле края экрана. Болианка окинула аудиторию красноречивым взглядом и показала на время: совещание началось.
Самрита шокированно посмотрела на М’Коту, но ответить не успела – советник Рилл зашла в зал, и Самрита только пониже наклонилась над своим столом, отвернувшись от клингонки и пряча лицо за волосами.
__________
С Ракаром, М'Котой и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 06 Октября 2017, 16:18:18
2 сентября 2384 г.
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Оказавшись снова лицом к лицу с кадетами, Утара окинула взглядом сидящих за столом – все? не все? То ли от усталости, то ли от нервозности она никак не могла это сообразить и понять, кого именно не хватает.
– Давайте начнём, – негромко обратилась она к собравшимся.
Ромуланец окинул взглядом исподлобья ангар. Кроме троих, уже покинувших станцию, кадетов отсутствовал и Джез Тенма. И уже как то само собой стало, что он, ромуланец, давно перестал быть просто наблюдателем. Ракар поверх головы Квинтилии глянул на Тенека. Что такого сказал ему вулканец, что именно за семейные проблемы и какое ко всему этому отношение имеет Тенек? Ничего ведь нельзя сделать и ничем помочь в неизвестности. Но как минимум Тенма опоздал на собрание.
- Подождите, мэм, - Ракар поднял руку и сам поднялся, - нет Джеза Тенмы. Разрешите его вызвать?
– Простите, – несколько неловко улыбнулась Утара, в душе ругая себя: мобилизовалась она для энергичной работы! О, да, так мобилизовалась… – Благодарю вас, конечно вызовите.
Ракар внезапно понял, что на самом деле вот так в центре внимания, посередине ангара, одному, о чем-то просить под прицелом 13-ти пар глаз, или не глаз, но чужих ощущений и размышлений, о нем, о том, что он лезет не туда, возможно множества этих всех единичных раздражений и неодобрений - ему не очень хорошо. Он в первый раз почувствовал такое. Кажется, сейчас звать Тенму должен был не он, кто-то другой. Но вышло так, что он это делает. И он делает это потому, что это нужно не просто для всех, не просто потому, что они команда или должны такой быть, а почему-то оттого, что это ему тоже нужно. Не для политики, ни для чего иного такого, просто потому, что так должно быть.
Ромуланец сел обратно на свой стул и нажал на дельту.
- Ракар Джезу Тенме. Вы где, Джез? Совещание началось, мы ждем вас.
Ответа не последовало.
Ромуланец нахмурился. Ещё вчера он промедлил и не настоял ни на чем, и убили коммандера станции. Что будет, если он и дальше станет просто плыть по течению?
- Компьютер, где находится гил Тенма?
В ответ компьютер назвал номер коридора, находящегося где-то на Жилом кольце.
Освальд, до этого просто следивший за происходящим, на этот раз не стал молчать.
- Далековато. Он раньше так не опаздывал. Чует моё сердце, что что-то точно случилось... как будто уже произошедшего нам мало.
Про себя кадет добавил, что в уже случившемся тоже фигурировал кардассианец, и кончилось всё очень и очень плохо.
- Кто-нибудь что-нибудь знает? - землянин осмотрел своих коллег со странной смесью надежды и недовольства на лице.
- Кто-то наверняка точно знает в чем дело, - сказал Ракар, глядя на Освальда, имея в виду Тенека, но к Тенеку Ракар не обратился и не посмотрел на него. Улан поднялся.
- А пока, я думаю, что нельзя начать без Джеза. Я схожу за ним, это может быть важно. Возможно, именно так нужно поступить, потому что мы один экипаж, - эти слова ромуланец произнес немного неуверенно и глухо. - Координатор Рилл, мы можем отойти ненадолго в жилое кольцо?
- Координатор, может быть, вам лучше самой его вызвать? – предложила Самрита Баккер, принципиально не глядя на Ракара. – Все же теперь вы руководите группой, вы должны приказать ему явиться на собрание, а он должен вас послушать.
Сама она волевым усилием прогнала навязчивые мысли о том, что видела и слышала до регаты – во-первых, это было не ее дело, и во-вторых… это все еще было не ее дело. Самрита и так часто лезла в чужие дела, и когда-то пора было заканчивать. Например, сейчас, когда ей самой больше всего хотелось, чтобы в ее жизнь не вмешивались и ее не трогали.
- Я могу сходить с тобой! – тем временем быстро ответила Делас Ракару, всем своим видом проявляя готовность подскочить в любую минуту. А потом не удержалась и посмотрела прямо на Тенека, чуть склонив голову и приподняв брови: - Если только кто-нибудь и правда чего-то не знает…
Тенек ответил ромуланке абсолютно невозмутимым взглядом:
– Я не знаю ни одной причины, по которой мистер Тенма мог бы не явиться на брифинг, – сообщил он, нимало не покривив душой: с его точки зрения то, что он сообщил Джезу ни в коем случае не было причиной для прогула… или для каких-либо ещё радикальных мер.

Утара тем временем кивнула Самрите: она и сама собиралась вызывать кардассианца, ведь тот, кто по каким-то причинам не ответил коллеге, должен всё-таки ответить начальнику.
– Координатор Рилл вызывает гила Тенму, – болианка сознательно обратилась к нему по связи самым официальным образом.
Ответа на последовало.
– Учитывая последние события, я считаю возможным запросить экстренную телепортацию, – сообщила кадетам Утара. – Те, кого я назову, отправятся со мной, остальные должны ждать здесь и никуда не расходиться. Если по каким-то причинам мы не сможем продолжать совещание, я об этом сообщу, до тех пор совещание всего лишь ненадолго откладывается, – с этими словами болианка сделала новый вызов:
– Рилл вызывает ОПС. Запрашиваю экстренную телепортацию в указанные координаты. Пять человек по сигналу коммуникатора: Рилл, Макдауэлл, Ракар, Делас, Тенек.
Утара сознательно назвала тех, кому особенно не сиделось на месте, за исключением разве что Тенека: вулканца она назвала из-за его профессии и ещё из-за того, что он судя по всему что-то знал.
Артур молча взирал на все происходящее. Ему нравилось, что команда проекта не оставляет просто так товарища, у которого что-то происходит и произошло снова. Но сначала убийство коммандера станции, а потом и тот факт, что с Джезом Тенмой он так и не перемолвился за всю историю более чем  двумя парами слов, не то что расхолаживало его. Он понимал, что вряд ли его собственное участие там нужно. Там должны участвовать те, кто его лучше знает. И навряд ли кардассианцу нужна сейчас толпа.
 
Ракар коротко и одобрительно кивнул Делас, хоть и понимал, что ее мотивы лишь частично связаны непосредственно с кардассианцем. А потом перевел взгляд на Квинтилию. Немного времени тому назад, если бы он все не бросил, и не пошел за Акритой и Тенеком в ее каюту, все могло кончиться куда хуже, чем кончилось. Но Джез Тенма ни в чем таком вообще не мог быть замешан. Что за медицинская ситуация, связывающая Тенека и кардассианского гила случилась обсужденной между ними час тому назад? Что именно заставило жизнерадостного, ответственного и принципиального кардассианского солдата вести себя не обычно, будто он рвал связи, имеющие отношение к проекту, и при чем тут его проблемы с собственной семьей? Ракар и близко не мог приблизиться к ответам, и, услышав об экстеренной телепортации, вновь испытал неясный страх перед федератами, который заставил его отшатнуться от стола. Однако, ромуланец остановил себя, приготовившись ждать реакции ОПС на запрос координатора.
-Пожалуйста, назовите ваш личный авторизационный код, - раздался голос оператора командного центра.
– Участникам и руководителям проекта «Альфа» не предоставлено идентификационных кодов, – напомнила болианка. – Мы не можем связаться с одним из участников проекта, кардассианцем, и просим переместить нас к нему. Учитывая совершённое на станции преступление, и то, что по обвинению в убийстве арестована кардассианка, он мог стать жертвой агрессии. Если окажется, что ситуация в компетенции службы безопасности, мы немедленно её вызовем, если это окажется ложная тревога… я готова написать объяснительную записку и понести взыскание.
-Ваш запрос будет передан в Службу Безопасности станции сразу же, - сообщил оператор, - Запрос на экстренную телепортацию не может быть выполнен. Экстренная телепортация на территории станции ДС9 доступна авторизованным офицерам с кодами доступа лейтенант-коммандера и выше.
Осознав, что телепортации не будет, ромуланец сказал:
-  Делас, извини, не думаю, что там нужна толпа. Освальд, - улан посмотрел на землянина, - пойдем с тобой, если хочешь. – И пошел обходить стол к выходу. – Ничего страшного, мэм, - сказал улан уже Утаре Рилл, - мы быстро.
– Спасибо, сэр, – сказала Утара, с трудом переведя дыхание и отключила связь.
Итак, руководитель подразделения проекта не мог телепортироваться к пропавшему участнику даже после нижайшей просьбы, адресованной ОПС. Даже под расписку и личную ответственность. Даже учитывая, что группа должна была не самым порой безопасным образом работать на станции весь ближайший год. Что ж, правила есть правила. Болианка уже собиралась предложить названным кадетам отправиться пешком, как Ракар отдал все распоряжения и направился к выходу, даже не спросив у неё разрешения. Глаза болианки округлились. Если отказ от ОПС вписывался в её концепцию мира, то такое поведение кадета - нет. Ну, разве что ромуланец считал её до такой степени никчёмной, что с ней не имело смысла даже советоваться.
– Мистер Ракар, вы ничего не забыли? – вежливо поинтересовалась она.
Ромуланец остановился и посмотрел на Утару Рилл, сначала с оттенком непонимания, а потом сопоставил.
- Прошу прощения, мэм. Я так понял, что вы уже фактически разрешили. Извините. Можно пойти по указанном координатам, найти и привести гила Тенму?
– Разрешаю пойти всем мной названным, – ответила Утара, подчёркивая голосом каждое слово, – Если мистер Тенма стал жертвой толпы, двоих может оказаться мало и могут понадобиться врачи. Я последую за вами… медленнее. Здесь за старшего останется мистер Лайтман, когда ситуация прояснится, я свяжусь с ним.
Утара выбрала старшим Лайтмана, из чисто психологических соображений: она более или менее представляла себе уровень самоуничижения, на котором находился кадет после суда, ему было необходимо почувствовать себя равным среди равных. И если для социализации Квинтилии Планксом была разработана целая программа, то Артур пока был большей частью предоставлен самому себе и имел все шансы стать добровольным, но оттого не менее страдающим аутсайдером.
Ракар коротко кивнул координатору-советнику, кинул взгляд на Освальда, оглянулся назад на остальных и вышел за дверь.
____________
С Утарой Рилл и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 06 Октября 2017, 16:19:11
2 сентября 2384 г.
Стыковочное кольцо, Ангар 13

- Есть, мэм, - ответил Артур со своего места.
Делас быстрым шагом вышла вслед за ромуланцем, точно спешила поскорее сбежать из группы, и этот поход был для нее настоящим освобождением.
Освальд молча кивнул и тоже направился к выходу из ангара.
Когда четверо кадетов вышли, Утара сказала им вслед:
– Только не рвитесь геройствовать! Если всё окажется совсем плохо, вызывайте СБ.
Бежать так же быстро как кадеты болианка не могла, поэтому просто последовала за ними быстрым шагом.
- Тенек, содержание вашего разговора с Тенмой в каюте, после которого он вышел как не в себе, все еще является секретной информацией, которую вы не хотите разглашать? – спокойно спросил ромуланец, когда уже изрядно отошли от ангара.
– Вчера после регаты мисс Делас тоже вышла после разговора с вами как не в себе. Хотите мне об этом рассказать? Или хотите обнародовать наш с вами разговор сегодня утром?
- Нет, - громко встряла Делас, напряженно поглядывая на Ракара. – Личные темы, все понятно. Больше никаких вопросов! Еще раз упомянете наш вчерашний разговор, я вам что-нибудь в чай подсыплю, - с милой улыбкой закончила она, обращаясь к Тенеку.
Ромуланец воззрился на Тенека с жестким оттенком, нахмурившись, потом точно такой же взгляд перевел на Делас, но ничего не ответил, никому.
– Нисколько в этом не сомневаюсь, – как всегда безэмоционально отозвался вулканец.

***

Когда все вышли, М’Кота пару минут сидела, как и все, с праздном ожидании, потом вспомнила о прерванном разговоре с Самритой и повернулась к ней. Секунду клингонка колебалась: стоит ли продолжать? Самрита ведь ей прямо сказала, что они не подруги, так стоит ли соваться со своей помощью? Но ведь порядочный человек никогда не лишит помощи товарища, даже если в личных отношениях они не друзья, и М’Кота решилась:
– Так вот, что я хотела сказать… – тут она спохватилась, что земные девушки ужасно страдают от избыточной прямоты и видят в ней что-то обидное и пояснила: – Я совсем не хочу тебя обидеть, но если ты хочешь, чтобы люди к тебе переменились, нужно хоть немного перемениться к ним самой. А если не хочешь меняться, принимай их тоже такими, как они есть. И если хочешь, чтобы тебя считали сильной, не требуй для себя особого отношения. Нельзя ведь что-то получить, совершенно ничем не поступившись!
Самрита, и так всем своим видом показывающая, насколько сильно она не хочет ни с кем общаться, скрипнула зубами и нехотя подняла взгляд на клингонку.
- Почему ты постоянно ко мне придираешься и комментируешь каждое мое слово? - устало поинтересовалась она. - Я уже поняла, что тебе не нравлюсь, но почему ты просто не можешь держать это при себе?
Артур сидел достаточно далеко и потому встал, подошел и остановился между М'Котой и Самритой.
- Сэм, ты нравишься, потому М'Кота и комментирует, пытаясь достичь некоторого … попытки понять, что ли. Ромуланец, кстати, нас с М'Котой на свою тренировку не позвал, а тебя позвал. Хотя, мне бы тоже было интересно посмотреть, что там будет. Но увы. Что вообще между вами случилось, я так и не понял? – Лайтман старался говорить тихо.
- Вот это меня и удивляет, - хмыкнула Самрита. - Зачем он меня позвал? Чего он хочет этим добиться? А что произошло... Если говорить кратко, то он выдал мнение части группы за мнение всей группы, хотя мы отчётливо дали понять, что с этим не согласны. Не слишком красиво, не находишь?
- Нахожу, - кивнул Артур, - но ты же знаешь, Сэм, ромуланцы – это чуждый разум. А еще… еще суть в том, что он соврал, но видимо, соврал во спасение. Это конечно плохо, но не однозначно, как минимум.
Лайтман вздохнул, и сложил руки на груди.
- Еще и Акриту позвал. Думаешь, это с умыслом?
- И к Акрите, и к Квинтилии, и к Тенеку он хорошо относится, - пожала плечами Самрита, поглядывая на андорианку и трилла. - А вот что я делаю в этом списке…
- Постойте, - Акрита развернулась к товарищам. – Наверное, я что-то не поняла… Какое мнение группы он пытался исказить, когда?
Андорианке сейчас трудно было отвлечься от мыслей о произошедшем убийстве, а теперь и о новых неприятностях проекта, поэтому воспоминания о регате вовсе отошли на дальний план.
- Неважно, - скривилась Самрита. - Спроси лучше Ракара, он тебе свою, более правильную версию предоставит, а я больше не хочу об этом вспоминать - это в прошлом.
М’Кота возвела глаза к потолку, потом снова посмотрела на Самриту.
– Ты мне нравишься, – раздельно и чётко произнесла она, – и именно поэтому мне напрочь выносит мозг, когда я вижу как ты публично унижаешь парня, который подошёл к тебе с совершенно нормальным разговором. Пусть он сто раз виноват, хотя по-честному Освальд и тот же Тенек были виноваты ничуть не меньше, но ладно, пусть даже только он кругом виноват, всё равно есть вещи, которые нельзя делать даже с виноватыми.
- Хорошо, - подозрительно легко согласилась Самрита. – Ракар во всем прав и не справился бы с такой страшной мной без твоей защиты, а я кругом виновата. Теперь ты оставишь меня в покое?
– Да, – сказала М’Кота после долгой паузы, – я оставлю тебя в покое и перестану биться башкой об стенку, «мы же не подруги». Можешь продолжать отталкивать людей и портить самой себе жизнь, если тебе так нравится. Но если вдруг тебе всё-таки станет от этого некомфортно, попробуй поговорить об этом со своими подругами, – клингонка повела головой от Хены к Жантарин, – если они твои настоящие друзья, они тоже не станут тебе врать.
М’Кота могла сказать, что именно ужасного было в словах Самриты. Она могла сказать, что если бы кто-то обиженный на Самриту стал намекать на её чувства к Освальду и зло высмеивать их у всех на слуху, это было бы жестоко и недостойно, и сама Самрита, окажись она на месте Ракара, наверняка испытала бы обиду и боль, и даже может быть заплакала бы. Как же вышло, что она смогла поступить так с другим?
М’Кота могла сказать это, но не сказала. Потому что если бы сделала это сейчас, при всех, то поступила бы с Самритой и Ракаром ничуть не лучше, чем перед началом совещания поступила сама Самрита.
Самрита опустила голову еще ниже, пряча взгляд и кусая губы.
- Эй, эй, - Артур примирительно поднял руки ладонями вперед, в сторону М'КОты и Самриты, - ну не ругайтесь же, я вас прошу. Сэм, ты просто нервничаешь, это понятно. М'Кота, а ты заводишься, не нужно так делать. Мы союзники, не стоит спускать друг на друга всех собак и говорить друг другу то, о чем потом пожалеете. Конечно, плохо получилось, но не только от того, что он сделал. Даже не смотря на то, что он ромуланец, другой, чужой разум, не как наш, но суть в том, что он вывернулся, вероятно ложью, вероятно придумал прямо на ходу свою версию, с которой выступил. Мы можем воспринять это лично, обидеться, прекратить ему верить, начать его игнорировать. Это проще всего, перестать общаться с ним и все. С тем, кто лично тебя предал. Есть вещи, которые мы не прощаем никогда. Но есть вот еще что, я хорошо помню, что говорил народ - "не честно, Федерация то, федерация се..." Тут дело в том, что мы тоже не совсем чисты. Кто знает, что он на самом деле думает о нас?  И вот что теперь будет - мы откажем ему во всем и предадим его забвению. Так мы посчитаем справедливым. И больше никогда мы не узнаем ничего про Ромул. Мы не научимся жить с ними в мире, а они не научатся жить в мире с нами. Мы так и останемся врагами навсегда. Это первый вариант. И есть второй вариант - в котором мы можем быть попытаемся выяснить что происходит, без взаимных обвинений. Донести до него то, что он сделал неправильно, только не в грубой форме, а в нормальной,  может он поймет. И тогда возможны варианты. Сэм, если ты не хочешь его видеть и тебе настолько неприятно - не ходи на его тренировку, только и всего. Но если ты выберешь другое, кто знает, к чему это приведет? И ... это, если я не в тему, или не понял что случилось - извини, Сэм, я не хотел обидеть.
- Нет уж, на тренировку я пойду, - тихо произнесла Самрита, продолжая буравить взглядом поверхность консоли перед собой. – Теперь у меня просто нет выбора.
Как это Артуру удавалось, М’Кота не смогла бы рассказать даже под присягой (просто потому сама не имела об этом представления), но стоило землянину к ней обратиться, как её раздражение и досада непостижимым образом улетучивались. Клингонка глубоко вздохнула и осторожно коснулась локтя Самриты:
– Да ладно тебе! – примирительно сказала она. – Не собиралась я к тебе придираться! Просто не хочу, чтобы ты перепортила отношения с людьми, а потом мучилась. А с девчонками правда поговори: друзья плохого не посоветуют. Ну, или со мной, если я тебя ещё не совсем достала.
- Ну, я уже и так перепортила, - пожала плечами Самрита. – И я поняла, что ты обо мне думаешь, зачем мне с тобой снова об этом говорить? Лучше бы побеспокоились, куда наш кардассианец делся, а со своими проблемами я разберусь.
Клингонка с глухим стуком упала головой на стол.
– Всё, я сдаюсь, – сказала она. – И не говорите мне, что это малодушно.
Акрита не вмешивалась в разговор главным образом потому что не понимала толком суть проблемы. Неужели Самрита до сих пор обижается на Ракара за тот случай во время подготовки к регате? Впрочем, андорианке было действительно не понять таких сложных переживаний.
- Да, кстати, никто не знает, что там у Тенмы? – спросила она, воспользовавшись паузой. – И из-за чего он не смог вчера полететь с нами?
Самрита с облегчением выдохнула, когда разговор, наконец сменил тему – больше всего на свете она не любила находиться под пристальным вниманием к себе и своей жизни. Но сейчас, кажется, она вышла из воображаемого софита и может расслабиться. Вот бы еще ей не надо было возвращаться в одну каюту с М’Котой, где ей никак не удастся спрятаться и отвести от себя внимание…
- Мы беспокоимся о кардассианце, - кивнул Артур Самрите, который в дальнейшие распри девушек решил не встревать, только если на то будет случай крайней необходимости, - но молча. Пока оттуда нет вестей, нет смысла ничего подозревать. Подождем. Ничего другого  я не знаю, Акрита. – кадет теперь посмотрел на андорианку, - Но переживать заранее не стоит. Скоро все узнаем.
Лайтман быстро посмотрел на Хену, сидящую рядом с Самритой, потом коснулся плеча М'Коты, скользнув ладонью по контуру плеча, и пошел на свое место.
_____________
с кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 09 Октября 2017, 16:41:34
2 сентября 2384 г.
Жилое кольцо

По пути в жилое кольцо Ракар время от времени уточнял у компьютера текущее расположение кардассианского гила, на случай если тот сменит локацию. Но этого не произошло. И через некоторое время четыре кадета прибыли в точку назначения.
Это был коридор, ничем не отличающийся от десятка других. И в данный момент он был пуст.
Делас непонимающе огляделась, перевела взгляд на Ракара и только потом догадалась, что сигнал должен был исходить не от самого Джеза Тенмы, а от его дельты… Она нахмурилась, пытаясь разглядеть ее на полу.
В коридоре было не очень светло, но в нескольких метрах от себя, возле стены Делас смогла заметить что-то маленькое и золотистое - это и правда была дельта.
- У вас и правда потрясающая группа, - покачала головой Делас, поднимая с пола кусочек металла. – Кто сообщит координатору?.. 
Тенма сбросил средство связи, Ракар понимал теперь, что с кардассианцем случилось нечто действительно серьезное, и их разговор с Тенеком был тому довершением. Еще утром, на первом совещании, тот частично оправился от собственных личных семейных проблем, то теперь все было уже гораздо хуже. Ромуланец не стал тянуть время, но в то же время он не стал самостоятельно обращаться к компьютеру. Глядя на Делас, Ракар нажал на свою дельту:
- Ракар Утаре Рилл, мэм, кардассианца в указанных координатах нет, он сбросил здесь свою дельту-коммуникатор, куда и как нам следует обратиться, чтобы его нашли на станции по кардассианскому биосигналу? Или какие еще могут быть варианты действия?
– Вызывайте СБ, – отозвалась Утара, и голос у неё был такой, что вполне можно было представить себе её убитое лицо. – Если у Тенека есть медицинский трикодер попробуйте одновременно осуществить поиск по биосигналу в доступном радиусе.
«Подумать только! – крутилось в голове у болианки, – Подумать только! Если бы нам разрешили телепортацию, мы узнали бы это четвертью часа раньше! Если окажется, что именно из-за этого мы не успели...»
Тенек и Делас переглянулись, вулканец качнул головой, и ромуланка с некоторым превосходством во взгляде достала федеральный медицинский трикодер из небольшой висящей на плече сумки, с которой она не спешила расставаться все это время.
- Попытаюсь найти кардассианские биосигналы, - на всякий случай пояснила она свои действия, активируя прибор.
- Хорошо, мэм, конец связи, - сказал Ракар. Теперь ромуланец думал, что вряд ли Джез скинул дельту рядом со своей каютой, если хотел чтобы его не нашли, но все равно стоило проверить. И тут же обернувшись к Освальду, снова нажал на свою дельту.
- Улан Ракар вызывает службу безопасности.
Трикодер Делас сразу не показал кардассианских биосигналов в пределах радиуса действия. Но Жилое кольцо было да и вся станция были достаточно большими, и чтобы просканировать ДС9 полностью, следовало двигаться и обследовать местность.
-Дежурный офицер Бакот на связи, - услышал Ракар ответ на свой вызов.
Ракар ожидающе глядел на Делас, надеясь, что та обнаружит что-то. Он подошел к ней и следовал за направлением ее сканирования. Когда первые результаты оказались отрицательными, Ракар повел рукой в направлении жилых кают, одновременно отвечая по связи.
- Добрый день, сэр, - поздоровался ромуланец, в очередной раз вступив в диссонанс с этой манерой федерального приветствия, понимая, что вопреки традиции, сегодняшний день для офицеров этой станции ни разу не добрый. – Нам нужна ваша помощь. Мы потеряли нашего коллегу – кардассианца Джеза Тенму. Он сбросил свое средство связи в жилом кольце, и мы подозреваем, что ему может быть нужна помощь. Для этого, я прошу вас оказать содействие в поиске кардассианского биосигнала по станции. Убедиться в справедливости моих слов вы можете, обнаружив внутренними сенсорами по моим координатам дельту, зарегистрированную на Джеза Тенму, однако, кардассианца рядом с нами нет. Вы можете, сэр, найти кардассианский биосигнал, не снабженный дельтой-коммуникатором, и сообщить нам координаты?
-На чем основано подозрение, что вашему коллеге нужна помощь? - осведомился офицер.
Ракар посмотрел на Тенека, а потом снова заглянул через плечо Делас в ее трикодер.
- Час тому назад я видел гила Тенму в состоянии, гм…, похожим на сильное душевное смятение. Причины мне не известны. Но есть основание подозревать серьезные личные проблемы, - ответил ромуланец по связи. – Не могу утверждать точно, но нужно предупредить любые возможные последствия. Вы сможете помочь, сэр?
-Вы считаете, что он может совершить самоубийство? - уточнил СБшник.
- Не знаю, сэр, - ответил Ракар, - но он не явился ко времени на назначенное совещание проекта. Хотя всегда раньше он был ответственным и дисциплинированным. И он не ответил по связи ни начальству, ни кому из нас. Так как сбросил свое средство связи.
-То есть вы видели вашего друга час назад. Он был в плохом настроении и теперь избавился от средства связи, потому что не хотел общаться с вами. Но при этом вы не считаете, что он может что-то с собой сделать. Все верно? - еще раз уточнил офицер.
– Нет, не так, – вмешался Тенек и продолжил предельно официальным языком: – Наш коллега, прежде аккуратно посещавший все занятия проекта и даже не допускавший опозданий, не явился на брифинг и не ответил на вызов координатора – своего непосредственного начальника. Он не просто не отвечает, его коммуникатор брошен в коридоре. Кроме того, он получил информацию, вызвавшую у него сильную эмоциональную реакцию. Кроме того, накануне было совершено убийство гражданки Бэйджора гражданкой Кардассии, и на станции могут быть антикардассианские настроения. Эти причины кажутся вам достаточно вескими?
Ракар кинул на Тенека внимательный взгляд. Итого получалось, что Тенек сообщил Тенме нечто. И ромуланец поспешил дополнить  по связи:
- Я не могу утверждать однозначно, сэр, может он что-то сделать с собой или нет. У меня нет доказательств. Но гил не явился на брифинг, это нетипичное поведение для кардассианского офицера, находящегося на службе. Эмоциональные реакции – не повод нарушать собственный долг. Должно быть нечто серьезное, побудившее его к подобному исчезновению, поэтому его необходимо разыскать.
-На станции не отмечено анти-кардассианских выступлений, - ответил дежурный офицер, - Сожалею, но в данный момент это не достаточное основание для начала немедленных действий и нарушения приватности и личного пространства 18 кардассианских гостей станции. Ваше обращение зарегистрировано. Если в течение 26 часов ваш коллега не объявится, мы начнем поиски. СБ, конец связи.
___________
С Тенеком, Делас, Освальдом, Утарой Рилл и службой безопасности


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 09 Октября 2017, 16:51:42
2 сентября 2384 г.
Жилое кольцо


Когда связь отключилась, ромуланец посмотрел на своих коллег с некоторым сожалением.
– Ну что ж, по крайней мере мы теперь знаем, что их 18. Из них, одна Илама Толан – в карцере, кардассианский посол – возможно у себя в кабинете. Итого, у нас 17 различных вариантов, которых мы бы побеспокоили сами, а теперь для лучшей производительности – хорошо бы разделиться. И заполучить еще пару трикодеров. И надо посмотреть в Кварк'с. Будем искать?
Делас сосредоточенно закивала, но потом, будто вспомнив о чем-то, подскочила к Ракару:
– Предупреди координатора, чтобы она снова на тебя не злилась, - тихо шепнула она, а сама помахала трикодером. – Я могу немного усилить радиус действия трикодера, только вот 18… ну ладно, 17 кардассианцев – это и правда немало.
– Возможно, все 17 нам не понадобятся, – негромко сказал Тенек, – однако моя гипотеза не имеет достаточного логического обоснования и имеет высокие шансы оказаться ошибочной. На станции находится личный врач мистера Тенмы, есть небольшой шанс, что мистер Тенма с ним, но я никак не могу увязать встречу с врачом и брошенный коммуникатор: если бы мистер Тенма заранее сообщил советнику, что будет отсутствовать на брифинге по уважительной причине, он мог быть абсолютно уверен в том, что его никто не побеспокоит, а то, что случилось в действительности, напротив привлекает к нему максимум внимания.
– Итак, что мы имеем, - пробормотал, наконец, Освальд, которого не слишком привлекала идея слоняться толпой по станции и тыкать трикодером во все углы, - "Кварк'с", каюта личного врача Джеза... ещё есть та каюта, которую он снимал сразу по прибытии на ДС9. Я намереваюсь сходить туда, потому что... потому что был там несколько раз... кхм... Ракар, если пойдёте в "Кварк'с", спросите Глидию или Мидию - одна из них может что-то знать. И в голокомнаты загляните.
Ромуланец кивнул Делас, у него действительно как-то не задалось с неромуланскими координаторами, так как формат проекта не был похож на обычное военное подчинение/командование.  И да, ромуланец Ракар очень сильно привязался к формулировке собственного командования, разрешавшего ему действовать по своему усмотрению.
– Да, сейчас, я сообщу, спасибо, - шепотом ответил он Делас, а потом посмотрел на Освальда, кивая тому, в знак принятия информации. – Отлично, что вам известно, где Тенма живет. Он мог просто сорвать и бросить коммуникатор по пути в каюту. Давайте начнем с нее в первую очередь, может быть все остальное не понадобится.
– Да нет же, я не имел в виду, что мы все туда пойдём, - мотнул головой Освальд, - он сейчас может жить и в другой каюте, а в ту могли ещё кого-то поселить. Будет лучше и правда разделиться, потому что у пяти групп шансов найти больше, заодно и время сэкономим - нас же ещё задание ждёт. Мы на ДС9, а не в зоне военных действий, и никто не мешает ходить поодиночке. Если вы так хотите пойти в его каюту, то я пойду в "Кварк'с" и поспрашиваю у наших с ним общих знакомых.
Ракар чуть сощурился, глядя на Освальда. Только в этот раз это означало не подозрение, а раздумье.
– Освальд, я думаю, что дальнейшие поиски после его каюты не понадобятся. Если, конечно, он ее с тех пор не сменил. Поэтому, прежде чем расходиться, надо проверить эту версию. Хорошо, мы все туда не пойдем, сходите один, мы подождем снаружи, – сказал ромуланец, - и если неуспешно – то начнем разделяться.
– Вы сами только что предлагали разделиться, и это правильно, потому что... - начал было Освальд, но потом вздохнул и снова помотал головой, - ладно, как хотите, мне важно Джеза найти, а не вас переспорить. Если координатор не против, идём туда.
Наверное, каюта Тенмы была далеко отсюда, или ромуланец чего-то не понимал, но тем не менее он снова коротко кивнул Освальду, и вызвал Утару Рилл, чтобы рассказать ей о происходящем.
В середине доклада Ракара Утара появилась из за ближайшего поворота, болианка бежала забавной, хотя и не лишённой своеобразной грации трусцой (на бег она перешла, после отказа со стороны службы безопасности). Окончание рассказа она слушала уже «вживую».
– Я согласна с мистером Макдауэллом, нам лучше разделиться, – сказала она, разобравшись в ворохе предположений. – К доктору Глессину лучше пойти мне: если уж беспокоить солидного человека, то по крайней мере пусть это будет исполняющий обязанности координатора. Мистер Ракар, раз вы идёте в каюту мистера Тенмы, возьмите с собой мисс Делас и её трикодер. Мистер Тенек, вы пойдёте с мистером Макдауэллом: пока он будет расспрашивать людей в Кварк’с, вы возьмёте в лазарете аптечку – или что там может понадобиться? – и присоединитесь к нему, это на крайний случай. У кого-то есть ещё предложения или важная информация?
– Мэм, разрешите отправиться в каюту, - обратился к болианке Освальд, - я там уже был, и мне проще будет сориентироваться.
Болианка потёрла рукой лоб, проклиная свою несообразительность: ведь действительно, это Освальд был в каюте, облюбованной кардассианцем, а не Ракар!
– Вы правы, тогда вы и мисс Делас – в каюту, а мистер Ракар – в Кварк’с, – болианка перевела взгляд на Тенека: – я что-то должна знать ещё, прежде чем позвоню в дверь мистера Глессина? – не слишком добрым голосом осведомилась Утара.
– После возвращения с Волана II я связывался с доктором Глессином для уточнения некоторых данных. Доктор Глессин был недоволен, – лаконично ответил вулканец.
– Может быть вы наконец скажете, какого рыжего чёрта здесь творится и причём здесь вы, медицина и доктор Глессин?? – не выдержала Утара.
– Это личная медицинская информация, – упрямо отозвался стажёр.
Ромуланец отступил на шаг назад от всех остальных. И принялся молча слушать и ждать, когда можно будет идти.
– «Личная медицинская информация» идёт со мной, – ядовито прокомментировала Утара, – и если завтра в коридоре обнаружится труп мистера Тенека, вы знаете на кого донести в СБ.
– Сообщите мне, пожалуйста, если найдете его, - сказал Ракар, - я пошел в Кварк'с.
У Освальда на языке крутилось замечание, что фазер на максимуме избавит и от трупа Тенека, и от ненужных свидетелей, но он сдержался и не стал шутить с начальством и, вместо этого, кивнул Делас:
– Пойдём, прогуляемся.
Делас тоскливым взглядом проводила удаляющегося Ракара и нехотя поплелась за Освальдом, специально отставая на него на шаг и делая вид, что полностью погружена в показания медицинского трикодера. Но пока кардассианцев поблизости не наблюдалось.
___________________

С Освальдом, Делас, РАкаром и Утарой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 11 Октября 2017, 08:18:14
Коридор перед каютой Джеза Тенмы

Освальд не стал приставать к ромуланке с вопросами, да ему и самому было о чём подумать, поэтому они молча дошли до самой каюты.
- Ну вот, это здесь, - произнёс землянин, кивая в сторону ближайшей к нему двери. - Видишь кого-нибудь?
В радиусе действия трикодера все еще не было кардассианских биосигналов.
Девушка отрицательно покачала головой.
- Будешь звонить в дверь? – поинтересовалась она. 
- Ну, что может быть самым худшим? - задумчиво спросил он. - На нас наорут и потребуют, чтобы мы убрались ко всем чертям. Ничего страшного, в общем.
Кадет пожал плечами и позвонил в дверь.
Ответа не последовало.
- По-моему, тут мы его не найдем, - скептически заметила Делас. – Какие еще варианты? У вас вообще часто члены проекта средь белого дня пропадают?
- До или после твоего появления на станции? - проворчал Освальд, но насмешливый взгляд говорил, что это надо воспринимать исключительно как шутку. - Если серьёзно, то я такого не припоминаю. Слушай... - он посмотрел на трикодер в руках ромуланки, - а что если Джез сейчас в каюте, но... мёртвый? Трикодер ведь не обнаружит остывшее тело, так? Хотелось бы исключить эту версию, прежде чем прорабатывать другие.
Делас посмотрела на Освальда недоверчиво и удивленно.
- Мертвых кардассианцев трикодер не показывает. А… а какие у тебя основания так думать? – не сдержала любопытства ромуланка. – Хорошо, и как ты будешь проверять свою теорию? Вламываться в каюту?
- Никаких, - недовольно пробормотал Освальд, - к счастью. Не считая недавних новостей... и того факта, что Джез - ответственный, хоть и привыкший к роскоши, офицер, и просто так точно не пропал бы.
Пройдя несколько раз возле двери, он посмотрел на Делас и помотал головой:
- Нет, нарушать закон мы точно не будем. Ты можешь как-нибудь перенастроить свой трикодер, чтобы проверить предположение?
- Могла бы, уже давно бы сделала, - отозвалась ромуланка. – Ты думаешь, я бы сама не догадалась?
- Кто тебя знает, - пожал плечами землянин, - ты не догадалась, что мои коллеги тебя не ненавидят, а просто не доверяют, причём не без причины.
Ещё несколько раз позвонив в дверь, Освальд заключил:
- Ладно, это не важно всё. Если Джез уже мёртв, то мы всё равно ничего поделать не сможем, и через сутки СБ проверит каюту, а пока... будем искать дальше.
Ответа на дополнительные звонки землянина тоже не было.
Пропустив мимо ушей подкол, Делас сложила трикодер и склонила голову набок:
- И как именно? – было похоже, что ромуланке было интереснее наблюдать за ходом мысли землянина, чем искать пропавшего.
- Знаешь, ты бы тоже могла подкинуть идею-другую,  - фыркнул кадет, - а то складывается ощущение, что вы с Джезом и ещё какими-нибудь шутниками, вроде этих твоих подружек с регаты, всё это подстроили, чтобы посмотреть, как именно мы будем его искать. Ладно, не бери в голову. Язвительные фразы и шутки иногда помогают справиться со стрессом.
Пройдя ещё пару раз мимо двери и задумчиво почёсывая подбородок, Освальд, наконец, щёлкнул пальцами:
- Так, давай рассуждать иначе: почему коммуникатор оказался именно в том коридоре? Либо на Джеза напали, либо он сам его сорвал. Пока что я склоняюсь ко второму варианту. Что-то его расстроило, причём сильно. Что сделает расстроенный сын богатого отца? Напьётся? Если в баре, то его там найдёт Ракар, если в каюте у себя, то его бы там показал твой трикодер. Может, конечно, он решил напиться в другой каюте. Например, в той, в своей, но тогда странно, что этого не заметил Анжар... ладно, не важно. Если он по девочкам пошёл, то, опять-таки, Ракар это выяснит...Ещё Джез мог покончить с собой, но тут уж ничего не поделать... Да и не похоже это на него. А ещё он мог просто уйти куда-то, где его никто не сможет найти. Надеюсь, Ракар не забудет проверить голокомнаты. Мне на ум приходят такие места, как наш катер, какие-нибудь верхние пилоны, а также тот старый баджорский корабль, который он хотел арендовать для регаты. Можем эти варианты проверить.
- Но ведь это же находится на разных концах станции, - округлила глаза Делас. – А станция огромная, и чтобы обследовать ее вдвоем, там понадобится очень много времени. Если уж разворачивать полномасштабные поиски, но почему бы не подключить остальных скучающих в ангаре? Или уговорить вашу службу безопасности и попытаться на этот раз быть более убедительными. Кстати, а чем тебе не нравится первый вариант? – вдруг поинтересовалась ромуланка, шагая теперь уже рядом с Освальдом. – Что на него напали. Вы все в голос говорите, каким ответственным офицером был этот Тенма, и что совсем не в его духе просто так прогуливать общие собрания.
- Такая красивая, а так верно мыслишь, - усмехнулся Освальд, - какому-то ромуланцу когда-нибудь повезёт. Я и не собирался все места обходить хоть в твоём обществе, хоть в одиночку, только хотел дойти до "Анадыря" - он прикреплён к проекту, так что нас должны будут туда пустить, ну а дальше... хотелось бы верить, нам простят пару телепортаций или, например, использование сенсоров, - землянин весело подмигнул Делас и прибавил шаг.

_______________________________
Написано Освальдом и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 11 Октября 2017, 08:51:22
Кварк’с

Дойдя до бара на Променаде, Ракар подошел к официанту за стойкой. Так сложилось, что имен дабо девушек он заранее не выяснил, что на данный момент оказалось упущением, и теперь снова за информацию придется платить.
- Несколько вопросов и, как всегда, я щедро плачу за ответы,- сказал Ракар, положив перед ференги две полоски латины, - кардассианский гил Джез Тенма, тот, который участник проекта "Альфа". Когда он был у вас последний раз? В какую каюту вы доставляете заказы для него? И  могу ли я увидеть Глидию и Мидию?
Ференги быстро забрал полоски латины и хитро прищурился.
-Один вопрос - одна оплата. Отвечаю на первый вопрос: гил Тенма был здесь вчера ночью во время празднования регаты. Как и большая часть населения станции.
Ракар опустил рвущийся наружу комментарий о потрясающих ференги, лишь слегка изменившись в лице. Не до того было.
Он выложил на стойку еще четыре полоски латины, разложив их по две, накрыв одну пару ладонью, чтобы тот не смог сразу схватить, и в упор посмотрел на ференги:
- В какую каюту вы доставляете заказы для Джеза Тенмы? И еще - сможете ли вы найти его для меня сейчас, сообщить текущее местоположение? На нем нет коммуникатора, но я знаю, что вы многое можете.
-Еще и еще вопросы… - ференги побарабанил пальцами по стойке, - На какой же мне ответить? - он протянул оранжевую руку и забрал еще две полоски, а затем назвал номер каюты и коридор, куда доставляли заказы на имя Тенмы. Это оказался не тот коридор, в котором ромуланец уже побывал сегодня и где нашли дельту на полу. От того места до нужной каюты нужно было идти несколько минут.
- Было бы хорошо, мистер, если бы вы ответили на все, а потом выставили мне счет, - сказал Ракар, - я всегда плачу по своим счетам. - И с этими словами ромуланец вызвал по связи Освальда.
- Проверьте каюту... - Ракар назвал номер каюты и коридор, которые только что услышал от бармена.
Ответ пришёл почти сразу:
- Она пуста, Ракар. Это та самая каюта. Вы не спрашивали дабо-девушек, когда последний раз кто-то из них общался с Джезом, скажем так, вне "Кварк'с"?
Ракар сказал:
- Принято, - и отключил связь, снова посмотрев на ференги. - Похоже, я прошу вас найти моего друга Джеза Тенму прямо сейчас, вы сможете это сделать?
-Прямо сейчас - нет, но если вас есть немного времени… - ференги заговорщицки перегнулся через стойку, - Могу дать контактик частного детектива. Референс не бесплатный, конечно, но вы не пожалеете.
Еще так будет продолжаться и дальше, Ракар понимал, что превысит лимит своего бюджета. Но это не страшно, технологии реплицирования материи не дадут ему пропасть, здесь и сейчас следовало выбирать то, что наиболее важно. Ромуланец выбирал важное, поэтому продолжал платить.
- Контакты не помешают, не откажусь, но времени нет. Поэтому, если того, кого я ищу - нет в голокомнатах, покажите мне Глидию, я поговорю с ней. – Ромуланец снова разложил латину по стойке.
-Что ж, проверю журнал регистрации голокомнат, - ференги снова забрал часть латины, - Нет, гила Тенмы у нас сейчас нет. Вам повезло, Глидия как раз сейчас на смене и крутит рулетку, - бармен кивнул в сторону игровой зоны, - Но если вы хотите отвлечь ее от работы, вам придется компенсировать мне убытки, которые я несу в течение этого времени.
Ракар широко улыбнулся.
- Ваш Великий Нагус наверняка гордится вами, вместе с ТСФ, и всеми прочими организациями, которые у вас есть. Конечно, я покупаю у вас сорок минут времени девушки по имени Глидия, и если займет больше – пришлите счет.
Ракар выложил на стойку последнее, что у него было с собой.
- Надеюсь, этого хватит.
-Вполне, - ференги широким жестом загреб всю латину себе в карман камзола.
Ракар подошел к дабо-столу, внимательно разглядывая ту, которую звали Глидией. Ракар знал, что жизнь заставляет многих заниматься не тем, что им нравится, иногда людям нужно просто выжить, как Энн Уильямс, недавно. Но ему казалось, что Глидия не из тех, кто тяготится своей профессией. Может, это только на первый взгляд? Кто знает, что есть на самом деле…
- Глидия, - Ракар коротко поклонился ей у дабо-стола,  - мы можем поговорить? Я попросил 40 минут для вашего перерыва, у меня есть вопросы. Если вы не против, давайте выйдем отсюда?
Глидия обернулась в сторону стойки, но ференги сделал ей разрешающий знак рукой, и она последовала за Ракаром.
Ракар прошел к выходу из Кварк'с, вышел на Променад и пошел в сторону баджорского храма. Он остановился, когда рядом не было никого, кроме Глидии. Ромуланец развернулся к ней и внимательно посмотрел в глаза. Было что-то неестественное в том, что ему пришлось заплатить за сорок минут ее времени. Неестественное для него.  И вообще, в самом факте подобного. С той частью жизни на Ромуле, которая была примерно аналогична происходящему – он тоже еще ни разу не встречался, хоть и знал о самом факте.
- Мне рекомендовали вас как друга Джеза Тенмы, - сказал ромуланец глядя в глаза девушке, - и поэтому мне нужна ваша помощь. Можно так сказать, что он исчез около часа тому назад. Если вы что-то знаете об этом, о том, почему так могло случится, и куда он мог пойти, если бы хотел чтобы его никто не нашел – скажите мне, прошу вас.
-Я едва ли его друг, - ответила Глидия, - Скорее… знакомая. Мы хорошо проводили время, но не более того. Я ничего не знаю о… его другой личной жизни.
- Ясно, - медленно кивнул ромуланец, - а когда вы видели его в последний раз?
-Это было… - девушка подняла глаза к потолку, - А, ну вчера вечером я видела его в баре, когда все праздновали. Но если вы имеете в виду, когда мы в последний раз “хорошо проводили время”, то три дня назад.
- Да, - снова кивнул Ракар, - и то, и другое. Благодарю, - теперь он уже понимал, информация Глидии, даже та, которая была – наверняка, безнадежно устарела. – Но когда вы проводили время друг с другом, он не рассказывал о себе ничего странного? Что-то такого, что могло повлиять на кардинальное решение все бросить и отчего-то отчаяться? Или может вы сами могли заметить нечто необычное? Понимаю, вопрос личный. Это не допрос, вы можете не отвечать если не захотите. Но что если вдруг своим ответом вы сможете спасти ему жизнь?
-Послушайте, - Глидия внимательно посмотрела на Ракара, - Некоторые люди платят мне, чтобы я просто была рядом и им было кому излить душу. Вы не поверите, как много на этой станции людей, которые одиноки даже в толпе. Некоторые платят мне за то, чтобы я танцевала, играла на лютне, рассказывала анекдоты и наливала им выпить - им нужна веселая компания, комплименты и возможность похвастаться перед другими. Джез был не таким. Ему нужен был секс. И иногда массаж… но в итоге одно все равно вело к другому. На станции была всего одна кардассианка, с которой он мог бы завести отношения, но что-то ему мешало. Или кто-то, возможно, она была уже занята. И он не хотел вводить в заблуждение никакую девушку другой расы и рисковать ее чувствами, потому что человек его статуса не мог бы свободно жениться на ней и сделать ее честной женщиной. Но у него были потребности, как у любого здорового мужчины его возраста. И я оказывала ему услуги. Не могу сказать, что удовольствие получал только он один, но у нас были чисто деловые отношения. Он не говорил о себе много. Возможно, я заметила, что в последний раз он был более задумчивым, чем обычно. И прошло уже три дня, что достаточно большой промежуток для него. Но больше я ничего не могу сказать.
- Я понял вас, - сказал Ракар, не отрываясь глядя в лицо Глидии, - и благодарен за честность.
Наверное, ромуланец спросил бы еще, нравится ли Глидии ее роль в жизни, ему было действительно интересно, но было не то время и не то место. Не следовало отвлекаться. Но он допустил легкую паузу, прежде чем продолжил.
- Наверное, больше нечего спросить. У вас есть еще полчаса, пусть это будет просто ваш перерыв, проведите время для себя, не для работы.
-Благодарю, - ответила Глидия.
Ракар коротко кивнул и быстрым шагом отправился обратно в жилое кольцо, на ходу нажав на свою дельту, вызывая Утару Рилл.
_________________
совместно с барменом и Глидией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 13 Октября 2017, 13:35:44
Жилое кольцо

Когда две другие группы двинулись выполнять коллективно разработанные задания, Утара обратилась к вулканцу:
– Разыщите доктора Глессина, а я пока свяжусь с оставшимися в ангаре, – и когда стажёр отошёл к ближайшему терминалу, вызвала Артура Лайтмана:
– Мистер Лайтман, – сказала она, сдерживая волнение, – наши поиски пока не увенчались успехом, и я бы попросила оставшихся в ангаре подключиться и побыть нашим координирующим центром, а также подумать над идеями, которые не пришли в голову нам самим, – на этом месте Утара коротко сообщила о найденном коммуникаторе и предпринятых только что  шагах; поскольку сама болианка собиралась пообщаться с доктором Глессином, временно она не могла выполнять координирующую функцию.

Тем временем Тенек дошёл до терминала и сделал три запроса:
– где находится каюта доктора Глессина;
– присутствует ли кто-нибудь в каюте;
– если присутствует, то сколько там человек.
В ответ Тенек получил номер каюты и номер коридора, а также информацию, что сейчас в апартаментах находятся четыре жизненные формы.

- Ясно, мэм, есть, - ответил Утаре Рилл по связи Артур. – Пока ничего не могу предложить кроме поиска по биосигналам, но мы подумаем, еще.
-Пропустите меня! - раздался голос Жантарин, - Я же учусь на сотрудника службы безопасности! Мэм, вы изучили улику и место, где ее нашли?
– Конечно, нет, – вздохнула Утара, поискав взглядом Тенека и делая ему знаки, что пора идти. Вулканец кивнул и двинулся вперёд, показывая дорогу. – Рассказывайте, что с ней делать, – добавила советник уже на ходу.
-Для начала можно посканировать улику и выяснить, чья ДНК на ней присутствует, - пояснила Жантарин, - Возможно, это даст предпосылки для дальнейших размышлений.
– Коммуникатор у мисс Делас, и это очень хорошо, потому что у неё единственной есть трикодер, – секунду подумав, сказала Утара, – я сообщу ей, что нужно делать. Мы можем сделать с ним что-то ещё?
-Больше у меня пока нет идей насчет улики, - ответила Жантарин.
– Но та, что вы озвучили – просто отличная! – похвалила девушку Утара. – Спасибо, вам, и пока конец связи.
Отключившись от Лайтмана, советник уже собиралась вызывать Делас, но едва она поднесла руку к коммуникатору, как он ожил сам. Вздрогнув от неожиданности, Утара приняла вызов.

***

Ракар отключил связь, а Освальд с Делас как раз зашли в ближайший турболифт и отправились к ангару с катерами.
- Макдауэлл координатору Рилл, - вызвал кадет сразу же, - в каюте никого нет, Ракар уже в курсе, мы направляемся к "Анадырю" - есть одна мысль, отчитаемся позже.
- Подождите, не частите! – взмолилась Утара, чувствуя, что решительно не справляется с чехардой событий. – Сначала информация для мисс Делас: Жантарин советует просканировать коммуникатор мистера Тенмы на присутствие посторонней ДНК. Только не забудьте, кто из нас держал его в руках, чтобы случайно не включить нас в число злоумышленников.
- Сейчас сделаю, - отозвалась Делас, доставая из сумки дельту, с которой до этого обращалась не особо бережно. Дельта выскользнула из ее пальцев и упала на пол турболифта, и девушка поспешно наклонилась за ней. Когда Делас активировала трикодер, ее руки чуть заметно дрожали, и она повернулась к Освальду спиной, продолжая сканирование.
- Принято, мэм, - ответил Освальд и тоже подался вперёд, скорее, на автопилоте, но, очевидно, помощь не потребовалась... или... когда он последний раз проигнорировал странное физиологическое состояние коллеги, вся карьера той полетела под откос за каких-то пару дней.
- Не нервничай, всё хорошо, - сказал он ромуланке и поспешил вернуться к разговору с координатором, - итак, мэм, повторю: мы хотим добраться до "Анадыря". Раз уж задача сразу не решилась, нам не помешает нормальный центр со всеми возможными ресурсами, включая сканеры, компьютер, базу данных. Дадим знать, когда доберёмся.
- Есть что-нибудь? - вопрос предназначался уже Делас.
Тем временем трикодер Делас обнаружила на дельте несколько следов ДНК: ромуланские, кардассианские и наусиканские.
Делас никак не отреагировала на попытку Освальда ее успокоить, только напустила еще более деловой и сосредоточенный вид.
- Подожди, не все сразу, - бросила она через плечо, но уже совсем скоро обернулась и произнесла, нахмурившись: - Есть ромуланские – вероятно, мои. Кардассианские – скорее всего, самого Джеза. И… а вот это странно. У вас же в группе нет наусиканцев? А вот отпечатки пальцев наусиканца есть. Может быть, все же вернемся к первому варианту?.. Который про насильственные действия, - напомнила ромуланка.
– Плохи дела, – пробормотала Утара. – Мистер Макдауэлл, учитывая это, нам нужно как можно лучше согласовать свои действия, поэтому, прошу вас, расскажите хотя бы приблизительно, что у вас была за мысль, о которой вы отчитаетесь позже!
- А вот… - задумчиво произнесла ромуланка, убирая трикодер, - а вот не время ли сейчас вновь связаться со службой безопасности и сообщить им о нашем маленьком расследовании? Это, конечно, будет не так интересно, как завершить его самостоятельно, но, вероятно, более продуктивно.
– И это тоже, – согласилась Утара.
- Как же я надеялся, что до этого не дойдёт... - пробормотал Освальд в ответ на слова ромуланки и потёр глаза, явно думая о ситуации, в которой они оказались, - но, похоже, на него и правда напали, а значит выбора у нас нет...
- Поддерживаю Делас, - серьёзно произнёс он, обращаясь уже по связи к советнику, - СБ надо уведомить. В конце концов, с незаконными деяниями на станции разбираться могут только они. Но всё-таки... мэм, если позволите, маленькая просьба: пока вы не удостоверитесь, что служба безопасности восприняла всё всерьёз, не говорите, что мы отправились на "Анадырь". Даю вам слово, что мы не сделаем ничего противозаконного или противоестественного. Я хотел использовать сенсоры для поиска и, при необходимости, транспортер, если понадобится. Думаю, нет никакого вреда в том, что мы будем наготове.
– Совершенно согласна, – поддержала Утара. – И вы это хорошо придумали, про сенсоры и транспортер. Я ещё попрошу вас связаться с Ракаром и Лайтманом и передать всю новую информацию им: группу в конференц-зале я попросила координировать наши действия, в особенности пока я говорю с доктором Глессином. Кстати, у него в каюте три гостя, и теперь, после информации о навсиканцах, я побаиваюсь туда идти, поэтому меня очень утешает возможность телепортироваться. Будьте, пожалуйста, готовы забрать нас, если случится что-то непредвиденное. – Богатое воображение уже нарисовало болианке картину, где её кадета и его личного доктора держали в заложниках два страшных огромных навсиканца.
- Да, мэм, сделаю, - ответил Освальд. - Будем держать транспортеры готовыми и, может, ещё что-нибудь придумаем. Конец связи.
Незамедлительно кадет снова нажал на коммуникатор:
- Освальд - Артуру, ситуация такова...
Кадет коротко пересказал всё, что знал, а потом, после небольшого раздумья, добавил:
- Что, если мы дополнительно подстрахуемся? Где наусиканцы, там без драки редко получается обойтись. Что, если наиболее физически сильные бойцы из группы будут готовы помешать врагам? Сразу говорю: это на самый крайний случай, по-хорошему, это дело СБ, а не наше, но ведь всё может пойти не так, и лучше быть готовыми.
Там в ангаре, сидя за столом, кадет Лайтман опустил голову.
- Все ясно, - ответил он Освальду. - Что ты предлагаешь нам сделать?
- Нам нужны средства быстро вывести неприятелей из строя, - торопливо говорил Освальд, - но оружия у нас нет. Транквилизаторы? Электрошок? Просто что-то тяжёлое, чтобы по затылку ударить сзади? Подумай, может, у тебя есть идеи лучше. И ещё: там двое наусиканцев. Чтобы наверняка справиться, нужен двукратный перевес в численности, то есть четыре человека, причём, ещё и самых физически сильных, потому что все наши ухищрения могут не сработать, и тогда придётся именно что драться. Первыми на ум приходишь ты, а также Жантарин и М'Кота. Ещё Ракар и Тенек, но они оба не с вами, а мы пока не у транспортера…
- Прости, Освальд, с идеями - это не ко мне, я сожалею, - глухо сказал Артур, - советую вызвать СБ. И координационным центром я тоже быть не могу, кто угодно другой лучше справится. Вон, хоть Самрита, М'Кота, Перим, или Жантарин. Скажи куда идти, я приду и сделаю, что смогу. Если нужны идеи, спроси других.
- Постойте, - Акрита поднялась со своего места, явно готовая действовать. – почему вы решили, что их двое? А если трое? Мне кажется, в любом случае нужно вызывать СБ… Хотя мы все равно готовы двинуться на помощь, так ведь? – она посмотрела на коллег, остановив взгляд на Лайтмане, и добавила, уже обращаясь к нему. – И зря ты так, Артур, ты можешь быть замечательным центром, ты ведь будущий капитан!
– И вообще, тебе приказано, так что работай! В том числе головой, – добавила от себя М’Кота, – а то я тебе голову оторву и скажу, что так и было! – (прозвучало это почти грозно, но избыточная нежность в голосе девушки сводила на нет весь возможный эффект) – У меня ножи и кинжал всегда есть, – напомнила она вслед за тем Освальду, – но это на самый крайний случай: если влипнем в кровопролитие, можем крупно нагадить проекту.
“Бывший будущий капитан, который не справился”, подумал Артур и только ниже опустил голову, никому ничего не ответив.
-У меня тоже нет идей, - сказала Жантарин.
-А я вообще больше не кадет Звездного Флота и у меня нет права на лидерство, - угрюмо отозвалась Квинтилия, - Но что нам сейчас нужно - это именно лидер.
- Так, кажется, с командиром ударного отряда мы определились, да, М'Кота? - удовлетворённо выдохнув, произнёс Освальд, до этого лишь беззвучно ругавшийся на всё на свете. - Теперь общая координация... Квинтилия, тебе это было бы полезно, невзирая на статус, но, раз не готова, придётся кому-то ещё... Акрита, их, судя по всему, двое, потому что у врача Джеза в каюте четверо. Зачем им тащить жертву в чужую каюту?.. Но ты права: будем готовы ко всему... Сэм, есть умные мысли? И скажи сразу, сможешь ли с помощью репликатора собрать шокер или ещё что-то в этом роде?
- Смогу, - отозвалась Самрита. – Часа за два. Вы понимаете, что если там происходит что-то, то вы должны действовать прямо сейчас и счет идет на минуты? А если они там играют в шахматы, то и шокер не понадобится.
Землянка мрачно посмотрела на Артура и Квинтилию, закатила глаза и громко объявила:
- Давайте решать ваши психологические проблемы позже, сейчас нам нужна координация, и если больше этим никто не хочет заниматься, то это сделаю я. Итак, Освальд: умных мыслей у меня нет, но твоя идея про катер просто отличная – оттуда вы сможете провести сканирование и, при необходимости, телепортировать Джеза оттуда, телепортировать М’Коту туда или любые другие комбинации. Нам также следует установить общий канал связи между ангаром, катером, советником Рилл и Ракаром, и это я могу сделать прямо сейчас. Нам лучше слушать все, что происходит в каюте и рядом с ней, и быть готовыми. В остальном же… Я должна вам напоминать, что мы должны постараться обойтись без силовых методов?
__________
Кадеты и Утара Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 13 Октября 2017, 13:36:45
Жилое кольцо, ангар 13

- Я должна кое в чем признаться, - тихо проговорила Делас, и ее щеки чуть позеленели. – Я ничего не понимаю в системах федерального катера и вряд ли смогу быть тебе полезной. На регате у меня была Юнок, а тут… Я даже не знаю, как включать телепортацию. Но у меня в аптечке есть кое-что, что могло бы вам пригодиться… если потом мы об этом кое-чем забудем и сделаем вид, что ничего не было.
- Отлично, с координатором, похоже, тоже определились, - слегка улыбнулся Освальд.
А вот слова ромуланки заставили кадета напрячься: дрожь в руках, скрытность, "что-то" в аптечке, что поможет, и нежелание это обсуждать... Квинтилия версии 2.0?
- То есть ты готова помочь в возможном спасении коллеги, только если всё сделать по-твоему. Ты точно не ференги? Ладно, делай, что нужно, но если это твоё "кое-что" подставит кого-то из нас под удар, моя память внезапно станет яснее неба летним днём.
- Я настраиваю общую связь, - предупредила Самрита на всякий случай.
Услышав это, Делас закрыла дельту Освальд рукой и зашептала:
- Нет, не ференги, - с усмешкой произнесла она. – Просто кое-что, скажем так, что не совсем подходит под строгие рамки вашего проекта, где запрещено все, что можно… Одна моя небольшая разработка с Ромула, не самая опасная, - она порылась в сумке и извлекла на свет пустой гипоспрей и ампулу с почти прозрачной жидкостью, которая могла быть как физраствором, так и опаснейшим ядом. – Ну так что, ты играешь только по федеральным правилам, или готов рискнуть?
Освальд на удивление быстро кивнул:
- Это всё равно только на самый-самый крайний случай, - таким же игривым шёпотом ответил он, а потом продолжил куда более серьёзно, - но если это яд, и кто-то погибнет, я тебя отовсюду достану: и с Кардассии, и с Ромула, и из Гамма-квадранта, и даже из параллельной вселенной, сколько бы десятилетий у меня на это ни ушло. Давай спасать Джеза, сейчас это важнее всего.
- Зачем мне убивать неизвестных наусиканцев, какой в этом смысл? – удивилась Делас и вставила ампулу в гипоспрей. Ее пальцы все еще дрожали, но она лишь плотнее сжала губы, игнорируя этот факт. – Это сильное снотворное, ампулы должно хватить, чтобы вырубить двоих, может быть – троих крупных гуманоидов на пару часов. Среди побочных эффектов – головокружение, головные боли, нарушение зрение и слуха, мышечная слабость… Наверное, что-то еще, я не все успела протестировать, - проговорила она и протянула гипоспрей Освальду, когда они уже почти дошли до ангара с катером. - Телепортируй кому-нибудь, кому доверяешь – но только не вашему вулканцу. Он о моих разработках знать не должен.
-Так, а я не поняла, кто сейчас что делает и кто куда идет? - раздался по связи голос Жантарин, которая подошла близко к Артуру и Самрите, чтобы ее было слышно.
- Так… - выдохнула Самрита. Ей уже не нравилось быть координатором, и она внутренне даже сочувствовала Утаре Рилл.  – Освальд, на тебе катер: сканирование и, при необходимости, телепортация. Постарайтесь найти жизненный сигнал Джеза или хотя бы получить больше информации о каюте и тех, кто в ней. М’Кота, Жантарин, Артур – будьте готовы к телепортации в каюту. Ракар, Тенек и советник Рилл направляются к каюте, советник сообщит всю новую информацию службе безопасности и постарается узнать положение дел. Соответственно, без ее сигнала мы ничего не предпринимаем, только продолжаем слушать. Все дельты держим активированными на общем канале связи. Вроде бы, это все?.. – уверенность куда-то пропала из голоса Баккер, и она на всякий случай посмотрела на Квинтилию. Сколько бы та ей не нравилась, организовывать у трилла получалось куда лучше…   
-Самрита организует общий канал связи, - нехотя добавила не-кадет, - А также все продолжают думать насчет оружия. Есть кинжал М’Коты, транквилизаторы от Делас и… что будет, если ткнуть в кого-то включенным инженерным инструментом?
- Связь скоро заработает, - кивнула Самрита и задумалась: – Зависит от инструмента. Освальд, можешь поискать на катере плазменный резак? Но это не так безопасно, как фазер, и может сработать слишком сильно… А чтобы перенастроить гиперспаннер, понадобится время.   
- Поищу, - неохотно ответил Освальд, - хотя я бы просто трубой по затылку ударил - так как-то проще... а ещё можно из огнетушителя в глаза брызнуть и дезориентировать врагов. Пусть М'Кота решает - ей же всем этим махать придётся.
М’Кота оглядела свою маленькую армию, потом посмотрела на Акриту.
– Если Акрита согласна, вручим огнетушитель ей, пойдёт с нами и будет нашей «огневой поддержкой» и мастером по дезориентации противника. Плазменный резак лучше не надо, вред может быть больше, чем от ножа, а нам потом отвечать за подонка, как за человека. Лучше я дам Артуру и Жантарин по ножу: при худшем раскладе сгодится для лёгких дезориентирующих ранений, например ткнуть в руку, которой душат товарища, или вроде того. Насчёт стукнуть по башке: тот же огнетушитель и для этого годится и тем хорош, что если не шарахнуть в висок, насмерть не убьёт. А ещё будем активно использовать подручные предметы; если Освальд телепортирует нас в каюту, чем стукнуть по голове, там уж точно найдётся: стул, ваза, настольная игра, бутылка с вином или без – что-нибудь да будет. Можно ещё реплицировать пару бытовых предметов: шарфы или пояса – подойдут как для боя, так и для связывания врага. Ну, и по тактике: если начнётся свалка, наверняка Ракар и Тенек уже будут в неё вовлечены, поэтому если наусиканцев двое, делимся поровну и помогаем нашим их скрутить, если же их трое, первым делом обезвреживаем «ничейного» а потом разбираемся с двумя оставшимися.
- Конечно, я согласна, - энергично кивнула Акрита в ответ на предложение М'Коты. - А если СБ уже будет там?
- Ещё гипоспрей с транквилизатором, - напомнил по связи Освальд. - Телепортирую его вам в скором времени.
- Кто вообще таскает с собой транквилизаторы… - закатила глаза Самрита и повернулась к андорианке: - Если там будет СБ, то мы никуда не телепортируемся и даем им выполнить их работу, потому что тогда происходящее будет находиться в сфере их компетенции. Что именно там происходит, мы узнаем от советника Рилл или по общей связи, если она не сможет с нами связаться. До этого мы ничего не предпринимаем.
- Отлично, - ответил по связи Освальд, - а мы как раз пришли, сейчас всё будет.
Они с ромуланкой дошли до катера, и Освальд, изобразив галантность, пропустил девушку вперёд, но сам, при этом, подозрительно смотрел на неё, и вопросов у него было куда больше, чем можно было подумать, глядя со стороны.
___________
Кадеты по связи


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Октября 2017, 15:14:49
Жилое кольцо и другие локации.

Тем временем Утара уже принимала вызов от Ракара: казалось, её коммуникатор только и ждёт окончания предыдущего разговора, чтобы начать новый.
– Да, мистер Ракар, как ваши успехи? – взволнованно спросила болианка.
- Отрицательно, мэм. Здесь его нигде нет, и никто не знает ничего. Какие мои дальнейшие инструкции? - ответил Ракар.
– На коммуникаторе Тенмы – ДНК наусиканца, – сообщила Утара, – а в каюте Глессина – четыре человека. Мы идём туда и, видимо, скоро придём, только задержимся, чтобы сделать ещё одну попытку с СБ. Погодите… – болианка назвала Ракару номер коридора, где находилась каюта Глессина и спросила: – Вы ближе к каюте доктора или к ангару с катерами? Куда вы успеете быстрее дойти? Честно говоря, мне не слишком уютно при мысли, что Глессин и Джез – заложники, и их сторожат два наусиканца. Да, это маловероятно, но всё же...
Услышав слово "наусиканцы", Ракар перешел на бег.
Так ли это, что убийством коммандера все дело не закончится? – Конечно.
С каких пор Кардассия прибегает к услугам наусиканцев? – Все методы хороши, грязные дела лучше всего делаются чужими руками.
Он не защитил Тенму вовремя.
Потом Ракар подумал, что Ромуланская Империя никогда не будет снисходительна к наусиканцам.
Все это мгновенно пронеслось в его голове и он ответил Утаре Рилл:
- Мэм, я все понял, иду к вам, быстро. С СБ лучше связаться вам, вы из Федерации, вам больше поверят, чем мне. А потом мы позвоним в их каюту. Как ни в чем ни бывало, мотив я придумаю по пути, например – ошиблись дверью, что угодно, я сейчас подумаю. Или срочное сообщение для господина Глессина, дождитесь меня, прежде чем звонить.
– Хорошо. Я думаю, беспокойство координатора за пропавшего кадета тоже подойдёт, но решим все вместе, – согласилась Утара. – Жду вас, сообщите только Макдауэллу и Лайтману, что идёте с нами: в ангаре 13 теперь наш «штаб».
- Так точно, мэм, конец связи, - на бегу сказал Ракар, отключился и принялся вызывать Освальда. У Освальда было занято, тогда он вызвал Лайтмана – такая же история. Поразмыслив секунду, Ракар вызвал Квинтилию, попросил ее передать остальным, что присоединяется к Утаре Рилл.
Только бы не опоздать, думал ромуланец, Тенма не должен повторить судьбу коммандера станции, только бы не опоздать.

***

– Почти пришли, – констатировал Тенек, – за следующим поворотом.
Утара остановилась и нажала на коммуникатор, вызывая службу безопасности. Странное было у неё ощущение: словно если она хоть на секунду расслабится, случится что-то непоправимое. Болианка понимала, что это всё - нервы, и что после всех стрессов и убийства командующей станцией это нормально, но всё-таки ей было очень, очень не по себе.
-Дежурный офицер Бакот на связи, - услышала Утара ответ на свой вызов.
– Советник Рилл, исполняющая обязанности координатора проекта «Альфа», – представилась Утара. – Мы недавно вызывали вас по поводу исчезновения гила Джеза Тенмы. Появилась новая информация: на брошенном коммуникаторе гила присутствуют ДНК и отпечаток пальца наусиканца.
«И мне странно, что проверить коммуникатор на ДНК – идея девочки-кадета, а не ваша, дежурный офицер Бакот», – добавила болианка мысленно: когда она узнала, что действительно надо было сделать с коммуникатором, она очень рассердилась на ленивого дежурного.
-Иии… что? - недоуменно спросил Бакот.
Утара закрыла глаза и сосчитала до трёх, затем медленно выдохнула и вежливо произнесла:
– Среди участников проекта нет наусиканцев, среди друзей мистера Тенмы, а так же среди дабо-девушек, насколько я знаю, тоже нет. Боюсь, остаётся только одно объяснение: коммуникатор с формы мистера Тенмы был сорван неким наусиканцем, а это уже можно расценивать как нападение.
-У вас есть свидетельства, что какой-то наусиканец словами или действиями прежде угрожал гилу Тенме? - спросил дежурный.
– У меня нет свидетельства, что мистеру Тенме кто-то угрожал, – Утара всеми силами пыталась сохранить терпение, – но такие вещи и не делают на глазах многочисленных свидетелей. А ещё у меня есть свидетельство моего кадета, который обучается на офицера безопасности, о том, что как минимум коммуникатор вы должны были изучить. И я бы очень хотела услышать вашу версию того, как он мог оказаться на полу в коридоре со следами ДНК представителя расы, которая чуть менее, чем полностью задействована в полулегальной охране и криминальном бизнесе.
-Наусиканец шел по коридору, увидел валяющийся предмет, подобрал его, осмотрел и бросил за ненадобностью, - с готовностью предложил версию Бакот, - Госпожа Рилл, быть наусиканцем на этой станции - не преступление. Оставлять свое ДНК на предметах - не преступление. Мы не придерживаемся расового профайлинга, потому что это дискриминация со стороны правоохранительных органов.  Сожалею, но в данный момент я не вижу оснований для начала немедленных действий. Благодарю за обращение. СБ, конец связи.

– Можно подумать, наусиканцы тут постоянно шатаются по коридорам, чтобы это была случайность – сердито проворчала Утара, испытывая сильное желание сделать Бакоту что-нибудь нехорошее: если не написать на него жалобу, то хотя бы посмотреть на него с крайним омерзением. Болианка коротко сообщила о неудаче с СБ в «штаб», и они с Тенеком продолжили путь.
– Я не разделяю ваших опасений насчёт заложников, мэм, – сказал вулканец, – вероятнее всего, у доктора Глессина просто гости и наш визит будет очень некстати. Это и моё присутствие может оказать негативное воздействие на отношение мистера Глессина к вам и вашим вопросам: во время нашей беседы я проявил настойчивость, а доктор Глессин отреагировал крайне эмоционально. Возможно, вам стоит проявить некоторое недовольство мной, чтобы завоевать его расположение.
Утара не сдержала улыбки:
– Это будет нетрудно, иногда вы просто невыносимы. Но если честно, я напрасно сердилась на вас: я ведь тоже знаю, что такое тайна пациента, так что вы уж не сердитесь на меня за мою «эмоциональную реакцию»!
– Я никогда ни на кого не сержусь, – напомнил вулканец.
– Да, разумеется, – покладисто согласилась болианка.

Ракар добежал до Тенека и Утары Рилл, встал возле них.
- Вобщем так, если это каюта кардассианского доктора, я могу позвонить и мотивировать визит засвидетельствованием почтения и просьбой о консультации. Кроме того, я мог бы стоять на входе в каюту с бутылкой вина, подносом и накрытой посудой с какой-нибудь едой. Главное – чтобы они открыли дверь и мы все увидели. Как потом извиниться – дело пятое и мое. Я разберусь. Главное – увидеть. Только у меня нет ничего, не сразу пришла идея. Освальд может реплицировать нужное в катере, - сходу выпалил ромуланец.
– Даже не знаю, – покачала головой Утара, – если доктор действительно заложник, он с радостью ухватится за любую возможность открыть дверь, а если он не пострадал, мирно сидит с гостями, и вдруг его сходу обманывают? Тогда он может рассердиться и не ответить нам ни на один вопрос, даже если мистер Тенма заходил к нему после разговора с Тенеком. Может быть, сперва узнаем у мистера Макдауэлла, какие биосигналы видят в этой каюте сенсоры? Если там нет наусиканцев, я объясню мистеру Глессину, что беспокоюсь за своего кадета, а если они там есть, воспользуемся одной из ваших идей.
- Хорошо, мэм, - кивнул Ракар. – Подождем информацию, конечно.
– Я могу попытаться определить там присутствие именно мистера Тенмы, если мистер Макдауэлл телепортирует мне медицинский трикодер, – предложил Тенек. – Не могу поручиться за результат, но могу попытаться.
Стоя возле каюты кардассианского доктора Глессина, Ракар посмотрел на потолок коридора. В этом коридоре наверняка были камеры. Даже не наверняка, они точно там были. Но лейтенант Бакот отказывался помогать кадетам, и даже советнику. Что если, записи с камер все-таки могли прояснить ситуацию, но чтобы посмотреть их – необходимо было преодолеть непреодолимое, и пока это не было возможно. Отчего то Ракар подумал, что ситуация может быть совсем обратной. И если Тенма действительно там, в этой каюте, то есть вероятность, что не его вместе с доктором держат в заложниках, а совсем наоборот, именно он, Джез чего-то хочет от доктора, используя двоих наусиканцев. Вся эта странная медицинская информация, о которой не хочет говорить Тенек. Причина тому – какая-то медицинская информация. Но мотив все еще не ясен.
- Каким образом, Тенек? Кардассианский биосигнал не рассказывает нам о весе, росте, и уж тем более не показывает лицо сканируемого, - Ракар с интересом посмотрел на Тенека, каких прорывов в технологиях достигла Федерация, о которых Ромуланская Империя еще не знала?
– Не думаю, что сейчас это важно, гораздо важнее, получится что-нибудь или нет, – ушёл от ответа вулканец, – Если вы заметили, в успехе я не уверен.
Тенек и так был убеждён, что ведёт себя по отношению к Тенме недостаточно корректно: что, если это не понадобится? что, если кардассианцу ничего не угрожает и мистер Бакот прав в своём скептицизме? Однако был достаточно серьёзный шанс, что офицер СБ ошибается, и стажёр не мог это игнорировать.
– Пусть хоть с бубном танцует, лишь бы это сработало! – махнула рукой Утара. – Я сейчас попрошу телепортировать.
С момента исчезновения Тенмы Утара находилась в постоянном страхе, а её мысли то и дело возвращались к убийству коммандера Мори, и сейчас каждым её действием руководило желание не позволить трагедии повториться. И пусть над ней смеются, если тревога окажется ложной!
– Мне будет вполне достаточно медицинского трикодера, – с чуть заметным осуждением в голосе поправил советника Тенек.
Ракар улыбнулся, и его глаза едва заметно сузились. Затем он нажал на дельту, вызывая кадета Макдауэлла:
- Освальд, вы в катере? Можете нам телепортировать медицинский трикодер? Тенек говорит, что может попробовать найти именно Джеза в каюте.
________________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 17 Октября 2017, 10:09:37
Катер “Анадырь”, ангар 13, коридор Жилого кольца

- И все же, я была права – с вашей группой вечно что-то происходит, - заявила Делас, проходя внутрь катера. Первым делом она с видимым облегчением заняла кресло и откинулась на спинку, а затем с любопытством осмотрелась. – У нас – сплошные скучные задания, а у вас вот целый член команды пропал, это же… это же настоящий детектив! – с восторгом произнесла она. – Может быть, не так уж и плохо, что меня к вам перевели…
- Может, я бы даже разделял твою радость, не будь этот пропавший член моим другом, - проворчал Освальд, добравшись до инженерной консоли и включив управление транспортером, - так-так, не расслабляйся! То, что ты ничего не понимаешь в управлении федеральной техникой не освобождает тебя от обязанностей члена нашей команды. Ты врач? Готовь инструменты. Если что-то случится с коллегами во время нашей операции, я предпочёл бы не обращаться в лазарет.
Транспортер был запущен, и Освальд, найдя огнетушитель на обычном месте, положил его на площадку и сказал по связи:
- Акрита, подарочек для тебя, - после чего предмет растворился в луче.
Прежде, чем Акрита успела подтвердить получение огнетушителя, сработал коммуникатор Освальда и раздался голос Ракара:
- Освальд, вы в катере? Можете нам телепортировать медицинский трикодер? Тенек говорит, что может попробовать найти именно Джеза в каюте.
- Слышу, секунду, - отозвался Освальд и быстро отыскал аптечку катера. Трикодер Делас мог ей самой понадобиться, если будут пострадавшие в группе.
Через минуту Освальд вернулся за пульт и, определив местоположение вызова с помощью сенсоров катера, снова запустил телепортацию, но не удержался от вопроса:
- Если не сработает, Тенек, а вы можете какую-нибудь вулканскую телепатическую... э-э... технику применить?
– Могу попытаться, – ответил Тенек, – но шансы исчезающе малы: слишком много требуется благоприятствующих условий.
- Ты уже проверил биосигналы в той каюте? – Делас задумчиво следила за тем, как Освальд один за другим отправляет объекты через транспортер. – Я думала, мы с этого должны были начать, а потом уже все подряд телепортировать, - поудобнее устроившись в кресле, она тоже активировала свою дельту и с любопытством обратилась к Тенеку: - А как ты собираешься определить, что это именно Тенма?

Тем временем огнетушитель успешно появился на полу в Ангаре 13, а медицинский федеральный трикодер из медицинского набора катера “Анадырь” - на полу коридора перед каютой доктора Глессина на Жилом кольце.
Акрита взяла в руки свое оружие привычным и хорошо отработанным движением, каким обычно полагается держать его при использовании по прямому назначению. Конечно, в бою, вероятно, придется действовать несколько иначе, и андорианка попробовала представить себе направление вылетающей струи, чтобы оценить возможный урон.
- Получила подарочек, - она коротко отчиталась по связи, хотя важный диалог было неудобно перебивать. Но обстоятельства требовали четкости и определенности.
- Ещё нет, - проворчал Освальд на вопрос Делас, - слушай, я не сороконожка... или, скорее, не сорокоручка... не важно, в общем, могла бы и помочь, вообще-то... - бросив беглый взгляд на ромуланку, кадет спохватился и закатил глаза, - а, ну да, ты же не умеешь нашей техникой пользоваться. Эх, где же Самрита, когда она так нужна... В общем, так, пускай Тенек попробует свой способ, а я пока с оружием закончу. Если он не сможет, уже будет видно.
Хлопнув по дельте, он быстро проговорил:
- Отлично, Акрита, удачи.
Снова подбежав к транспортеру, кадет положил гипоспрей и отправил его ударной группе.
- М'Кота, вот ещё кое-что. Используй на своё усмотрение.
- Освальд, что там с результатами сканирования? – на этот раз связь заговорила голосом Самриты. – Нам нужна эта информация, чтобы начать любые дальнейшие действия.
Гипоспрей ромуланского образца тем временем тоже материализовался на полу Ангара 13.
- Сейчас, Сэм, сейчас, минуту ещё, - устало пробормотал Освальд и вновь вернулся за пульт, после чего вновь запустил сенсоры и просканировал каюту, рядом с которой стояли ромуланец, вулканец и болианка, на наличие биосигналов.
Сканер ожидаемо показал в своем радиусе действия ромуланский, вулканский и болианский биосигнал недалеко от границ каюты, а в самой каюте определил два кардассианских биосигнала и два наусиканских.
- Два кардассианца и два наусиканца, - тут же передал землянин.
- Тогда включаю общую связь, - проговорила по связи Самрита, и ее голос дрогнул. – Будьте готовы - теперь все друг друга слышат. Тенек, что показывает ваше сканирование? Советник, после получения результатов - сообщите, когда будете готовы зайти в каюту. С этого момента все должны соблюдать тишину, переговоры – письменно или по дополнительным каналам связи. Советник, Тенек, Ракар, мы внимательно вас слушаем и будем готовы телепортироваться к вам или поднимать вас по первому сигналу.
Самрита включила общую связь, и ее слова послышались из коммуникаторов всех, кто принадлежал к проекту “Альфа”. В Ангаре 13 это создало небольшую какофонию, некоторые коммуникаторы зафонили. Квинтилия, Крим, Брол, Хена и Жантарин сразу же отключили свои дельты, чтобы не допустить хаоса в связи. Сейчас им вполне хватало того, что они могли слышать из коммуникаторов коллег.

Тенек немного промедлил и, когда сперва из коммуникатора Ракара, а затем и по общей связи послышались новые реплики, воспользоваться этим, чтобы не отвечать на вопрос Делас. Он оценил поступок Ракара – его демонстративную попытку спровоцировать вторичный вопрос и заставить Тенека вызвать ещё больше подозрений новым отказом от ответа, и теперь вулканец с удовлетворением констатировал, что обычное хаотичное поведение эмоциональных избавляет его от такой перспективы. Вулканец поднял с пола трикодер, отступил в сторону от болианки и ромуланца, подошёл вплотную к стене каюты и начал подстраивать прибор для поиска полукардассианского-полубаджорского организма.
– Пока рано, осуществляю настройку, – отчитался он в ответ на вопрос Самриты.

М’Кота кисло посмотрела на гипоспрей: не очень-то ей нравился такой способ ведения войны, уж больно это отдавало шпионскими штучками. Она не могла объяснить, почему эта идея нравится ей меньше, чем удар по голове или использование огнетушителя, но факт, что не нравилась.
– Кто хочет это? – спросила она, подбирая гипоспрей и снова поворачиваясь к своей команде. Признаться, она искренне надеялась, что кто-нибудь из товарищей предъявит на транквилизатор свои права.
- Интересно, - сказал Артур, - я возьму, посмотрим, пригодится он или нет.
И землянин забрал гипоспрей из рук М'Коты.
Тем временем в «Анадыре» Делас тоже отключила свою дельту, снизив фоновый шум и получив возможность все слушать, не будучи самой услышанной.
- На наусиканцах я это еще не пробовала, - шепотом проговорила она в потолок. – Хотела бы я оказаться там и посмотреть на эффект… Ставлю на то, что вырубит за 3,5 секунды.
___________
С кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 18 Октября 2017, 09:09:54
Катер “Анадырь”, ангар 13, коридор Жилого кольца

Тенек закончил, наконец, подстройку трикодера и начал сканирование. Он сканировал на наличие кардассиано-баджорского биосигнала в радиусе действия его трикодера. В результате один сильный кардассианский сигнал проявился сразу, а второй - с небольшой задержкой и он был гораздо слабее первого.
Ракар еще раз посмотрел вверх, понимая, что камеры все пишут, что их видно. Однако это уже не имело значения. Ромуланец шагнул к каюте и приложил ухо к двери. Каюты жилого кольца были куда лучше оборудованы и звукоизолированы, чем кадетские. И все-таки попытка - не пытка.
Внутри не было слышно голосов, а только какие-то очень легкие шорохи.
– Думаю, у нас уже нет времени проверять, есть ли там мистер Тенма, – сообщил Тенек, – один из кардассианцев очень слаб. Нам надо входить.
– Мистер Ракар, у вас были идеи как войти, – голос Утары на мгновение дрогнул.
Ракар отошел от двери каюты и повернулся к Утаре Рилл, внимательно глядя на нее. Теперь, когда работала общая связь, он зашептал, не отрывая взгляда от болианки:
- Перед тем как входить, необходимо получить карту распределения биосигналов по каюте, картинку. И мониторинг их перемещений. Я не думаю, что нас впустят, но с этого мы начнем. Группа, готовая телепортироваться, тоже должна видеть карту их перемещений. Одного добровольца нужно телепортировать рядом со слабым биосигналом, он отдаст свою дельту Тенме. Его заберут. Дальнейшее по ситуации. Если все не так, как мы себе представляем... впрочем, не важно. Я могу заговорить с господином Глессином сейчас, с приветом от Ромула. Если вы, мэм... координатор, не хотите осуществить свой план. Мой вам показался не очень…
- Пойду подготовлю медотсек, - Делас нехотя слезла с кресла и подхватила свою сумку. – Если будут раненые, можешь телепортировать их ко мне; на мостике я тебе все равно не нужна, - она помахала Освальду и скрылась в коридоре, откуда Освальд расслышал только что-то неразборчивое, смутно смахивающее на: «Давно хотела добраться до вашей ЭМГ…»
– Это если бы у него там были гости, – пояснила тем временем Ракару Утара, – Но ведь наусиканцы навряд ли пришли попить чаю и сыграть в карты!
- Сейчас всё будет, - ответил Освальд Ракару и увеличил разрешающую способность сенсоров, чтобы иметь более точное понимание о том, какой биосигнал где расположен на плане каюты.
На уход Делас он отреагировал сначала только невнятным "Угу", но потом, когда услышал что-то про ЭМГ, чертыхнулся про себя и, на всякий случай, отключил всё, что только можно было отключить - Дженни и правда была бы сейчас полезна. Хватило бы только энергии на неё… Впрочем, двигатели потребляли больше всего, а раз катер находился в ангаре, с этим проблем не возникало, но кадет также отключил систему жизнеобеспечения и окончательно разгерметизировал катер, чтобы воздух поступал из ангара.
Освальд увидел, что три биосигнала расположены в дальней комнате каюты, которая была спальней. Два биосигнала были кардассианскими и распологались очень близко друг к другу, один был наусиканским и находился возле выхода из спальни. Второй наусиканец был в гостинной зоне неподалеку от окна каюты.

(http://image.ibb.co/bR2FRR/k.jpg) (http://imgbb.com/)


Освальд быстро пересказал, что увидел на экранах сенсоров, и отправил план каюты изображением на терминалы в ангаре.
- Вот такие дела, - закончил он, - можно только гадать, что именно там происходит: наусиканцы держат в плену двух кардассианцев, или же они действуют по приказу хозяина каюты; слабого ранили при захвате, или же там творится что-то ещё - не попав внутрь, не выяснить. Готов телепортировать группу внутрь или кардассианцев на борт катера по сигналу.
В голове Тенека мгновенно промелькнула мысль о том, что Глессин что-то предлагал Тенме, что-то, на что последний не решался. Что если доктор решил реализовать это путём насилия?
– У вас есть доброволец для телепортации к слабому биосигналу, – сообщил он. – Будет ещё лучше, если со мной телепортируется кто-то ещё. Предпочтительно способный при необходимости оказать сопротивление.
Вулканец понимал, что если в этой каюте происходит незаконная операция, гила Тенму может оказаться невозможным телепортировать, а врачу возможно придётся заняться прямыми обязанностями.
- Еще просьба, - сказал Ракар, задумавшись. Наусиканец у окна - это было хорошо. И вообще, окно - это было прекрасно. - Освальд, дайте мне любой предмет, маленький, с ладонь размером - максимум. Будет мигать - хорошо, не будет - и ладно. По получении, если все остальные готовы, я звоню и мы начали. Тенек и мэм Рилл отойдите от двери подальше, вас все равно телепортируют, и вы все равно все слышите.
- Что у вас происходит? – нетерпеливо спросила Самрита по связи. – Что за план? Нам нужны четкие команды, кого телепортировать, а от вас исходит противоречивая информация. Вы только больше все запутываете!
В этот момент из каюты донесся приглушенный звук, который различили только вулканские и ромуланские уши - как будто на пол упало что-то металлическое.
Ракар повернул голову на звук упавшего предмета. И одновременно принялся рассказывать Самрите план.
- План такой, Самрита. Сейчас я звоню в каюту, если не открывают после второго звонка – мы принимаем решение о телепорте. Пока не можем – потому что мы гости на этой станции, как и они, и у нас нет прав, как у хозяев. Если они открывают, а откроет скорее всего наусиканец – я объясняю зачем пришел к доктору Глессину и прошу пройти. Если меня не пускают после убедительного обоснования, мы принимаем решение о телепортации. Если меня пускают – я захожу в каюту, выясняю визуальную обстановку, рассказываю о ней вслух и беру на себя одного наусиканца. В это время вы мониторите положение всех остальных. Дверь за мной закроется наглухо. Сначала я попробую поговорить. Я могу требовать выпустить заложников, я буду блефовать и врать, для этой части мне нужен металлический предмет, который я выдам за бомбу, если будет такая необходимость. По кодовому слову "ангар" начинается телепортация. Тенек телепортируется к двоим кардассианцам, или одному тому, который останется лежать в спальне. Также необходимо будет блокировать второго наусиканца. На каждого наусиканца лучше всего по 2 человека. В подмогу Тенеку также нужен второй человек. Тенек отдает приказ о телепортации Тенмы, или его вместе с ним. А вот кого именно телепортировать на подмогу - решаете вы, капитан. Дальнейшее – не определено. Самрита, вы подтверждаете, или желаете скорректировать план?
- Я не капитан, - недовольно буркнула Самрита. – И я считаю, что звонить в дверь и вести переговоры должна советник Рилл – она вызовет больше доверия и меньше желания немедленно проявлять силовые методы. Ракар, ты должен обеспечивать безопасность советника и оставаться рядом с ней. Если тебе для этого понадобится какая-то уловка, можешь ее использовать. Пока вы с советником отвлекаете наусиканцев, мы телепортируем Тенека и… - она оглядела добровольцев, - например, Акриту, в каюту к кардассианцам. Тенек, ты должен будешь определить его состояние и необходимость медицинской помощи, но помни, что наша главная задача – телепортировать его из предположительно опасного места. М’Кота и ее команда будут телепортированы к наусиканцам сразу же, если возникнет необходимость. Я хочу напомнить, что мы сейчас вламываемся в чужую каюту без спроса, и поэтому должны вести себя максимально аккуратно и стараться не причинять вред людям и имуществу – по возможности просто забрать Тенму и уйти. Все согласны? Есть возражения?
– Я считаю, что нужно телепортироваться немедленно, двоим к кардассианцам, боевой группе к наусиканцам, – быстро произнёс Тенек, – Прямо сейчас в каюте что-то происходит, я слышал шум. Извиниться мы всегда успеем, а вмешаться можем и не успеть.
В этот момент Освальд увидел, что биосигналы на схеме каюты начали менять положение - оба кардассианца переместились в гостинную зону.
- Внимание, - произнёс Освальд, - в каюте движение, кардассианцы покинули комнату и перешли в гостиную. Что делаем, Сэм? Сейчас твоё решение.
- Я не знаю! – воскликнула Самрита. – Ситуация поменялась, план отменяется. Советник, я бы рекомендовала начать со звонка в дверь и переговоров, а мы будем готовы к телепортации в любой момент. Мы не знаем точно, что там происходит.
- Как минимум они все ходят, - сказал Ракар, - экстренная телепортация прямо сразу – не нужна. Будьте просто готовы. Я согласен с версией Баккер, начинаем с беседы, и я стою рядом с Утарой Рилл.
- Транспортер готов, жду команды, - напомнил Освальд, - могу доставить кого угодно куда угодно прямо сейчас, в том числе кардассианцев на катер.
Утара почувствовала, что сердце у неё вот-вот оборвётся, но сейчас было не до переживаний и хворостей. Советник решительно кивнула головой и приняла решение:
– Ракар, звоните! Но если не откроют быстро – телепортируемся. Все, кто должен принимать активное участие.
Она не была уверена, что телепортировать кардассианцев на катер - это лучше, чем вломиться к ним. Пожалуй, это было даже хуже, поскольку смахивало на похищение.
 Освальд и все, кто видел трансляцию с сенсоров в Ангаре 13, могли наблюдать, что два наусиканских биосигнала все еще находились в гостинной каюты. Два кардассианских - тоже, но тот, который был слабее, медленно перемещался к окну и стоящему там наусиканцу.
- Более слабый сигнал приближается к наусиканцу, - быстро доложила Самрита. – Пора действовать, начинайте. Всем остальным: полная тишина! 
Не произнося более лишних слов, Ракар поднял руку и нажал на кнопку звонка.
Ответа не последовало.
Ракар позвонил второй раз и отступил на шаг назад.
- Ответа нет, - произнёс ромуланец, - заходим телепортом, Сэм?
На другом конце связи повисла короткая пауза, а затем Самрита ответила:
- Приготовиться к телепортации – группа советника Рилл и группа М’Коты. Вам придется быстро оценить ситуацию уже на месте. Освальд, перемести боевую группу к наусиканцам, Тенека – к более слабому кардассианскому сигналу. Первыми не нападаем, но готовимся отразить удар и забрать Тенму при необходимости. Надеюсь, эта ромуланская штука никого не убьет, - добавила она себе под нос.
- Принято, выполняю, всем приготовиться! - почти прокричал Освальд, наводя луч сначала на боевую группу, а потом на группу координатора Рилл.
"Только бы ничего не сломалось сейчас", - пробормотал кадет себе под нос.
______________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 19 Октября 2017, 10:05:12
Каюта доктора Глессина

Освальд действовал быстро, и времени подумать не было, поэтому он руководствовался только тем, что прикинул в прошлый раз: Артур и Акрита вооружены спецсредствами, поэтому им надо дать чуть больше места. Так вышло, что Артура и Жантарин кадет переместил ближе к наусиканцу у окна, а М'Коту с Акритой - к тому, что у двери, причём М'Кота и Жантарин были чуть ближе к своим врагам и могли выступить в роли отвлекающих - это был единственный ход, о котором кадет подумал заранее, поэтому с остальными влияние случайности оказалось куда выше. Координатора Рилл и Ракара Освальд, не особо думая, поместил прямо у входа в каюту, а Тенека - как можно ближе к слабому кардассианцу.
(http://preview.ibb.co/hsaU5m/1.jpg) (http://ibb.co/caE0BR)
Обе транспортации прошли успешно и группа М’Коты, а за ней и группа Утары Рилл материализовались в гостинной Глессина. В помещении сразу стало тесно.
Первое, что ощутили все незваные гости - сильный запах, сразу проассоциировавшийся с медициной: пахло дезинфекцией и немного озоном.
Затем у них было несколько секунд, чтобы оценить обстановку.
Посреди гостинной стоял кардассианец доктор Глессин. На его плечи был накинут шелковый халат со стеганым воротником - из тех, которые составляют комплект к пижамам джентльменов. При появлении гостей кардассианец запахнул халат, но было заметно, что вместо пижамы на нем на самом деле надета зеленая пара из штанов и рубашки, напоминающая медицинскую форму. Если доктор хотел это скрыть, накинув что-то сверху, то было уже поздно. Ближе всего к Глессину оказалась М’Кота, и она это заметила.
С другой стороны от М’Коты был один из наусиканцев, он загораживал собой вход в спальню. Когда произошла транспортация, он выхватил оружие, напоминающее фазовый пистолет, и направил его на М’Коту.
Акрита оказалась немного за спиной у наусиканца. Арка, разделяющая гостиную и спальную зону каюты, была достаточно широкой и наусиканец не полностью ее закрывал, поэтому Акрита увидела, что спальня была полностью преобразована - вместо кровати и шкафа там стояло какое-то оборудование с мониторами и что-то вроде операционного стола. На полу стояли два огромных черных чемодана, в которые часть оборудования уже была запакована.
Второй наусиканец стоял возле окна. Наподалеку на полу лежала снятая со стены панель, а в стене открывался лаз. Когда такая панель упала на пол, она вполне могла издать звук, который слышали Ракар и Тенек.
Руки второго наусиканца были заняты - он держал Тенму. Конечности и голова молодого кардассианца безжизненно свисали, он был без сознания. Из одежды на Тенме были черные кожаные штаны и расстегнутая черная рубашка. Рядом в двух десятках сантиметров над полом парили включенные гравитационные носилки.
У наусиканцев и Глессина тоже ушло какое-то время, чтобы оценить обстановку. Для них появление людей в каюте было сюрпризом.
-Не стрелять! - успел крикнуть Глессин, заметив, как первый наусиканец выхватил оружие.
Перед самой телепортацией Ракар услышал на грани слышимости о какой-то ромуланской штуке, Самрита надеялась, что та никого не убьет. Ромуланец нахмурился, но подумать об этом не успел, потому что наступил исчезающее краткий миг небытия телепортации. А следом за этим каюта кардассианского доктора предстала перед его глазами, картинка распределения коллег, бессознательный Тенма в руках противника, неизвестный ему кардассианец посередине каюты, очевидно, хозяин каюты, и его краткий приказ. Ответы на некоторые вопросы теперь были получены, но новых вопросов стало еще больше. Краткий приказ "не стрелять" означал, что в той стороне, которую Ракару не было видно – было оружие. И оно уже было готово к бою. Наверняка, оружие было и у того, который держал Тенму, но его руки были пока заняты. Задача минимум – забрать Тенму и убраться отсюда живыми всем. Задачу максимум – пусть решает служба безопасности.
Ракар очень пожалел, что оружия нет у него. Задача стала бы куда проще.
- Никому не двигаться, - угрожающе произнес Ракар, чуть наклонив голову он шагнул влево, становясь на одной траектории между Утарой Рилл и угрозой впереди. – Отпустите нашего друга и мы уйдем, никто не пострадает.
Потом Ракар шагнул вперед, отсутствие обзора левой части каюты очень мешало.
Ромуланский гипоспрей с ромуланским транквилизатором, зажатый в правой руке, Артур не просто так забрал сам. Он решил не применять его. Потому что никто не мог знать, что там, и зачем. Делас не походила ни на Валардиса, ни на Ракара. Делас начала свой путь с диверсии. Он не мог довериться. Только поистине крайний случай заставил бы его применить его. Крайний случай еще не настал.
Оказавшись в каюте, кадет постарался оценить обстановку в целом. Краем глаза он увидел поднятое на М'Коту оружие. Но заставил себя сосредоточиться на своей основной части. Перед ним был наусиканец с Тенмой, и он не имел права отвлекаться. Здесь каждый должен исполнить свою часть, иначе у них не получится. Левая рука Артура медленно поползла к его дельте.
Акрита тоже не теряла времени даром.
- Не двигаться, - тихо, но твердо повторила она слова Ракара, недвусмысленно направив огнетушитель на наусиканца, который продолжал угрожать М’Коте.
Одновременно она быстрым взглядом окинула сначала общую комнату, затем спальню, не пытаясь сейчас строить догадки и искать объяснения, а стараясь просто как можно точнее запомнить детали.
Общая связь, настроенная Самритой, все еще работала. Все, что говорилось в каюте Глессина было слышно оставшимся в Ангаре 13 и на катере “Анадырь”.

Телепортироваться только для того, чтобы оказаться под прицелом – не самая приятная перспектива, но сориентировавшись в обстановке, клингонка только демонстративно улыбнулась той ослепительной хищной улыбкой, которую опасность вызывает у клингонов.
– Ну, почему же не стрелять? – сказала она, в упор взглянув на доктора Глессина и одарив его насмешливым взглядом. – Если он выстрелит, вашей карьере конец, я бы посмотрела на это даже с Корабля Смерти.
 
Эти слова вызывали у Утары холодный ужас, хотя бы потому что в устах клингонки это был отнюдь не блеф. И снова богатое воображение нарисовало болианке чудовищную картину с трупом М’Коты на полу, но, кажется, больше уже ничего не оставалось, как попытаться обернуть ситуацию в свою пользу.
– Девушка права, доктор Глессин, – сказала она. – Служба безопасности извещена, в вашей каюте всё готово для похищения, и вам не избавиться от улик. Если вы дополните это убийством гражданки Клингонской Империи... – болианка покачала головой, – боюсь вы можете не только оказаться под судом, но и развязать новую войну. Но пока ещё – пока ещё! – у вас есть шанс свести всё к недоразумению.
 
Ситуация пока находилась в шатком, но всё же равновесии. Тенек стоял, на первый взгляд безучастно ожидая какой бы то ни было развязки. На деле же вулканец тщательно фиксировал всё, что мог увидеть и при необходимости использовать.

-Я не понимаю, что здесь происходит! - воскликнул Глессин, - Толпа какого-то народу внезапно вломилась в мою каюту и говорит про похищение. Вы пришли меня похитить? Кто меня заказал? Это гал Дохиил решил избавиться от свидетелей? Вы на него работаете? Я сказал своей охране не стрелять, потому что хочу выяснить, что здесь происходит, но знайте, что я не беззащитен.
– Доктор Глессин, – вздохнула Утара, – если бы вас заказал гал Дохиил, вы бы сейчас уже ничего не могли спросить! Дело всего лишь в том, что на совещание самого мирного в Галактике проекта не пришёл один очень дисциплинированный кадет, его координатор очень разволновался и, как видите, явился к вам. Я сердечно благодарна вам за грубую ошибку, которую вы допустили, не предоставив естественного объяснения для отсутствия мистера Тенмы. Галу Дохиилу, это не понравится, на так ли? А ещё ему очень не понравится то, что вы так глупо проболтались о вашем сговоре. Боюсь, теперь именно вам придётся всё рассказать, потому что в противном случае ваш сообщник узнает о вашем невольном предательстве, и что-то подсказывает мне, что это будет для вас намного хуже, чем арест службой безопасности станции.
Утара говорила без тени насмешки в голосе, спокойно и неторопливо, как человек, у которого есть в запасе бездна времени... и только ей самой в эту минуту было известно, какой смертельный ужас она испытывает.
____________
С кадетами, Утарой Рилл и доктором Глессином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 19 Октября 2017, 10:07:39
Каюта доктора Глессина

Самрита напряженно следила за перемещением биосигналов по каюте, одновременно слушая все, что доносилось по связи через сразу несколько дельт. Ситуация была неясной, и девушка понимала, что не знает, что делать. Пока она точно решила, что вызывать службу безопасности не стоит: в конце концов, это они вломились в чужую каюту с оружием, и это выглядело… не слишком правильно. А уж кардассианец точно сможет вывернуть все против них! Больше она ничего не знала наверняка: в каком состоянии был Тенма? Что с ним делали? Требуется ли его немедленно перемещать в медотсек «Анадыря», или он в порядке, и медицинская помощь не нужна? Команды о транспортации не было, но и голоса Тенмы пока слышно не было. И кто такой, черт возьми, этот гал Дохиил?..  Самрита наклонилась еще ниже к своей консоли, будто бы это могло помочь ей лучше разобраться в происходящем.
Противник, который много говорит – всегда отличная находка для шпиона. Имя гала Дохиила было говорящим. У него были дела с этим кардассианским доктором, и доктор был чему-то свидетелем. Что если это может быть связано и с состоянием Иламы Толан? Ракар сделал еще два шага вперед, тихо прошептав: "запись", надеясь, что на катере запишут этот сеанс связи, но даже если и нет, все равно уже много свидетелей.
Ракар медленно сделал еще два шага вперед по направлению к доктору. Слова Утары Рилл , считал Ракар, необходимо было точно дополнять недвусмысленными точными приказами от превосходящей силы для того, кто собрался протащить Тенму служебным инженерным коридором, вместе с описанием происходящего для катера и ангара.
- Ваши дела с галом Дохиилом – не предмет нашего обсуждения сейчас, - сказал Ракар глядя прямо в лицо кардассианца, - мы пришли за Джезом Тенмой. Нам нужно, чтобы все опустили оружие, потом ваш охранник отпускает Джеза Тенму, находящегося без сознания, в руки вулканца. Прямо сейчас. Немедленно. Ваше содействие будет вам засчитано. И все будет хорошо.
-Что? - доктор Глессин все еще не понимал, что происходит, - Какое совещание? Зачем вы пришли за Джезом Тенмой? Почему и зачем я немедленно должен его отдать вам? Ах, так вы его пришли похитить?
Доктор быстро обернулся к наусиканцу, который стоял у него за спиной и держал на руках Джеза Тенму, и коротко отдал приказ:
- Защищать мальчишку любой ценой!
Шёпот Ракара Освальд услышал, потому что не отрывался от сенсоров и вслушивался во всё, что доносилось по связи.
Потратив несколько секунд, чтобы от транспортеров перейти к управлению связью, он запустил сохранение всей поступающей через систему связи информации в аудиофайл.
После этого кадет быстро набросал сообщение в ангар:
"Запись включил, готов в любой момент забрать их всех прямо на " Анадырь", жду команды, Сэм. СБ предлагаю пока не вызывать - нас же первых и арестуют, надо попробовать договориться.
P.S. интересно, кто такой этот гал Дохиил..."

Пользуясь тем, что большинство присутствующих заняты переговорами, Тенек постарался очень медленно и незаметно навести на Джеза Тенму трикодер.
Жизненные показатели Тенмы были все еще слабее нормы, но стабильными. Вцелом картина выглядела так, будто в его организме находилась большая доза снотворного.

«Согласна», - коротко ответила Самрита на сообщение Освальда и нетерпеливо постучала подушечками пальцев по консоли. Ей все еще было совершенно непонятно, что же на самом деле произошло с Тенмой.

- Не нужно изображать непонимание, доктор Глессин, - спокойно сказал Ракар, - похититель здесь – вы, а мы – друзья Тенмы. Вы что-то сделали с Джезом, не спросив его желания. До встречи с вами он был в сознании и хорошем состоянии, не больным и со средством связи. И путь, который вон там открыт, - Ракар кивнул на открытый лаз, – не слишком похож на законный способ перемещения. Если вы хотите избежать возмездия за все свои действия и разглашения ваших связей с галом Дохиилом – вы отпустите Джеза, если не отпустите … я вам не завидую.
Ракар вслепую попытался использовать имя кардассианского посла, надеясь попасть в цель, потому что надо было опять идти ва-банк. Но он был слишком неуверен, что попадет. С последними словами ромуланец наконец дошагал до кардассианского доктора, увидев что происходит слева, где стояли М'Кота, Акрита и противник с оружием.

После слов "защищать мальчишку любой ценой" Артур промедлил еще пару секунд, и пока ромуланец говорил, быстро пересек небольшое пространство, встав у открытого лаза, преграждая путь наусиканцу с Джезом на руках.
Наусиканец плотнее прижал кардассианца к груди и отступил назад, к стене возле окна, прикрывая себе спину. Теперь он был в окружении из андорианки и Артура.

- Действительно, мистер Глессин, - сказал Артур не выпуская из поля зрения наусиканца, держащего Джеза. Пока все еще шла любезная беседа, без намеков на вооруженный конфликт, пока еще можно было, если можно, все решить миром и убеждениями – это следовало делать. – Джез Тенма наш коллега из проекта "Альфа". Мы искали его потому, что он исчез, не пришел на брифинг. И с ним было все в порядке до этого момента. Но теперь вышло так, что его средство связи сорвано и выброшено в коридор одним из ваших охранников. Сам Джез без сознания, в руках вашего охранника, и вы собираетесь тащить его в этот служебный инженерный ход из вашей каюты. К чему это все? К чему эти гравитационные носилки? К чему этот открытый служебный коридор? Куда он ведет? Мы ведь можем это проследить. Ведь есть коридоры станции для удобного перемещения, и если бы все было хорошо, то вы шли бы там, а не незаметным ходом. Что вы собрались с ним сделать? И что уже сделали? Мы пришли сюда спасти нашего товарища от исчезновения без следа и прочего вреда, который ему могли бы причинить. Только ради этого. И теперь мы хотим знать, что вы сделали с ним, и мы хотим забрать его, потому все это происходящее с ним – нам кажется странным, не очень законным. Вы можете объяснить, что здесь происходит?
Теперь Артур надеялся, что Самрита и Освальд проследят инженерный лаз из этой каюты.
-Я не причинил ему никакого вреда! - возмутился Глессин, - Наоборот, это я спасаю ему жизнь! И может не только ему одному. Ему нужна была моя помощь, но это семейное дело, и вы не имеете права требовать отчета по нему. Уходите из моей каюты, вы все испортите.
Тем временем Самрита Баккер, сидевшая в ангаре 13, набирала следующее сообщение Освальду:
«Посмотри по плану, что это за инженерный лаз в каюте кардассианца и куда он ведет».
Услышав слова кардассианского врача, Самрита нахмурилась и посмотрела на оставшихся в ангаре – будто они могли знать какие-то ответы. И быстро приписала в своем сообщении, прежде чем его отправить:
«Может быть, этот доктор прав, а мы немного… поспешили?».
Ракар принял непроницаемое выражение лица. Семейное дело Тенмы, о котором он уже слышал, помешало кардассианцу участвовать в регате, некий медицинский вопрос, который так тщательно сохраняет в тайне Тенек и кардассианский доктор. Но что тут могло угрожать жизни Джеза Тенмы? И доктор никак не отреагировал на угрозу тем же самым галом Дохиилом, который имел отношение к чему-то очень интересному. Блеф не удался, доктор решал следовать своей цели несмотря ни на что. Ракар не отрываясь смотрел на этого кардассианца, не упуская из обзора наусиканца слева с наставленным оружием на М'Коту.
- Э… доктор, но если мы не ошибаемся, ваша фамилия – Глессин, а не Тенма. А сам Тенма без сознания. Может быть, мы приведем его в чувство и спросим его версию? Пока же, все выглядит так, что вы похищаете его против его воли.

"Не думай об этом слишком долго, сейчас надо проблему решить, а ошибки, если они были, проанализируем позже. Сканирую и сопоставляю..." - ответил на сообщение Освальд и поискал сенсорами упоминавшийся в разговоре лаз, а на соседнем экране открыл план станции, надеясь узнать ответ там.
Судя по плану станции, инженерный эксплуатационный проход проходил по всему Жилому кольцу и вел в сеть других служебных тоннелей, пронизывающих станцию. Ширина таких тоннелей была невелика - крупный инопланетянин вроде наусиканца мог там протиснуться с трудом, а по высоте проходы были таковы, что ползать там пришлось бы буквально на четвереньках. Ближайшая к каюте Глессина развилка тоннеля вела в сторону Стыковочного кольца, и свернув туда, можно было попасть в один из грузовых складов.
Освальд отметил несколько ключевых точек на плане от входа в лаз до ближайшей развилки и выхода и переслал изображение в ангар, добавив к нему сообщение:
"Если они воспользуются этим лазом, то я смогу за ними следить, потому что лишних биосигналов поблизости не будет. Я отметил их возможный путь - можем устроить засаду на складе или же попытаться пошпионить за ними и узнать, что они планируют. Вот бы у нас было ромуланское подслушивающее устройство..."

-Нет, вы не можете привести его в чувство сейчас! - воскликнул Глессин, - Вы загубите 15 лет гениальной кропотливой работы и разрушите его жизнь!
___________
С кадетами и Глессином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 20 Октября 2017, 10:16:19
Каюта доктора Глессина

Практически одновременно со словами Глессина Освальд услышал быстрые шаги, и на мостике появилась Делас. Она выглядела неожиданно серьезной – и, едва Освальд ее увидел, жестом указала на дельту, чтобы он отключил звук.
Землянин кивнул и отключил звук, после чего коротко спросил:
- Дженни не работает, или ещё что-то случилось?
- Вы не должны вмешиваться, - тихо, но решительно проговорила ромуланка. – Если речь идет о его здоровье и жизни – это не ваше дело. Может быть, сам Тенма не хотел бы сейчас этого!
- Тогда он пошёл бы к врачу сам, нам бы сказал то же, что и Ракару перед регатой, и с него бы не срывали "дельту" наусиканцы, - не согласился Освальд, но потом задумался, - а с каких это пор ты стала уважать чужие тайны? За нами тебе ничто не мешало шпионить... кстати, раз уж я уже согласился... скажем так, обойти некоторые правила... у тебя, случайно... э-э... нет ещё одного жучка? - кадет почувствовал, что покраснел, но слова были уже сказаны, и назад дороги не было.
- Потому что регата была развлечением, а здесь все может быть серьезно – послушай, что говорит его доктор! – Делас кивнула в сторону пульта. – Вы понимаете, что и правда можете ему навредить своими действиями? Вы ведь даже не знаете, о чем речь! И уж точно никто не должен отчитываться перед вами о своем здоровье. Отмените ваш план, пока не поздно! И нет, я не таскаю с собой жучки повсюду, - она сложила руки на груди, никак не комментируя то, что сильнейшее снотворное она с собой все же таскает.
Освальд никак не прокомментировал слова о несерьёзности регаты - история с беременностью Самриты произошла уже после столкновения, так что была вероятность, что Делас про это и не знала.
- Почему это тебя вдруг стало волновать? - подозрительно спросил землянин. - Ты тоже не знаешь, в чём именно дело, вообще-то. И не передёргивай, Джез не обязан отчитываться перед нами о своём здоровье, если не доверяет нам или просто стесняется чего-то, но он мог хотя бы сказать, что не придёт на собрание - это его обязанность, как участника проекта. А раз не сообщил, а коммуникатор с него, видимо, сорвали, значит он не добровольно к врачу пошёл.
- Я крайне сомневаюсь, что его врач желает ему зла, - Делас очень внимательно посмотрела на Освальда. – Вы же вмешиваетесь в то, о чем ничего не знаете! Бывают разные ситуации, и… и вы просто не понимаете! Иногда нужно просто оставить человека в покое! – воскликнула она и, раздраженно махнув рукой, направилась прочь с мостика. Сейчас Освальд отчетливо видел, что то ли от волнения, то ли еще от чего, но руки ромуланки тряслись еще сильнее, а шагала она хоть и быстро, но как будто с трудом.
Сделав самому себе напоминание, что в эту личную тайну он тоже должен будет засунуть свой любопытный нос, кадет вновь включил звук и вернулся к наблюдению за происходящим в каюте.

***

-Нет, вы не можете привести его в чувство сейчас! - воскликнул Глессин, - Вы загубите 15 лет гениальной кропотливой работы и разрушите его жизнь!
– Вы позволите мне проверить, так ли это на самом деле? – голос молчавшего до сих пор Тенека прозвучал в наступившей тишине с почти болезненной внятностью. – Ни у кого из нас нет намерений разрушать жизнь мистера Тенмы, более того, мы пришли сюда, чтобы этого не допустить. Однако никто из нас не ожидал, что его похитителем окажетесь вы, и что намерения похитителя окажутся благими... на его взгляд. Доктор Глессин, я вижу только один выход из этого положения: вы попросите ваших охранников опустить оружие и дадите мне проверить, действительно ли мистера Тенму нельзя разбудить без вреда для его здоровья.
-Вы не понимаете, - возразил Глессин, - Речь не о физическом здоровье, а о психологическом. Вы не сможете проверить, нанесет ли пробуждение сейчас ему травму. Вам придется поверить мне, потому что я знаю правду, и я делаю квалифицированную оценку с учетом моей 15-летней работы с пациентом и особенностей моей расы. Просто уходите, пока еще не слишком поздно и ситуацию еще можно спасти.
Утара хотела было заговорить, предложить Глессину объяснить хотя бы ей с глазу на глаз, насколько серьёзна угроза психике Джеза Тенмы, но тут снова заговорил Тенек:
– Вы опоздали, он уже знает. – В этот момент Тенеку пришла в голову мысль, что Глессин может решить, что знают уже все присутствующие участники проекта, и неосторожным словом выдать своего подопечного, поэтому он поспешил добавить: – Остальные – нет.  Только он и я.
Самрита по ту сторону связи с трудом сдержала удивленный возглас и подняла взгляд на Хену: знает ли та что-нибудь? О чем Тенек вообще говорит? Примерно это же она и написала Освальду:
«Это он сейчас о чем? По-моему, вскрывается кое-что неучтенное в нашем плане…».
Освальд тоже был крайне недоволен: он понимал, что Тенек знает какую-то медицинскую информацию про Тенму, но не думал, что он решит не раскрывать ту её часть, которая могла повлиять на всю их операцию. С трудом удержавшись от того, чтобы не стукнуть кулаком по чему-нибудь - звук бы все сразу услышали - кадет написал ответ:
"Понятия не имею. Тенек что-то знает, это было очевидно, да он и сам это признал, но только отмахиваясь и говоря, что это врачебная тайна... знаешь, если его сейчас там пристрелят, чтобы не проболтался никому, ему очень сильно повезёт!!!"

Ракар перевел взгляд с доктора Глессина на Тенека. Особенности расы, разрушение жизни, 15 лет работы над Джезом, и 15 лет неизвестной для него самого какой-то важной информации. Они думали, что это не вскроется никогда, но тайны следует хранить глубоко от глаз людских, за многократными аутентификациями, а не в живых людях. Они скрывали от самого Джеза правду о нем самом, и именно поэтому он теперь спит, что тайна вот-вот вырвется на поверхность. Они не учли только одного, он живой человек, а не секретная папка с документами. А с живыми так нельзя… Ракар не знал в чем дело, но ему казалось, что сейчас тот самый момент, когда правда собирается выйти на белый свет. Кажется, кардассианцу Джезу Тенме категорически не повезло, раз есть то, что может разрушить его жизнь, и он не знает об этом. Но это все равно не повод так с ним поступать, как доктор собирается сделать. Однако ромуланец молчал, внимательно следя за происходящим.

-Я не верю, что вы знаете, - ответил Глессин Тенеку, - Это какая-то уловка.
– Если вы подойдёте, я предъявлю вам доказательство, – ответил ему стажёр.
-Я не верю вам, - доктор скрестил руки на груди, - Это тоже может быть какая-то уловка. Вы можете зачем-то заманивать меня к себе. Или это психологический трюк - вы хотите, чтобы я подчинился вашим требованиям и начинаете с чего-то маленького и несложного. Сами подойдите. Держи его под прицелом, - добавил он уже для наусиканца с фазерным пистолетом.
Тот мгновенно перевел свое оружие на Тенека.
Цель сменилась, ромуланец слегка напрягся, затем он поднял руки вперед ладонями, глядя на Глессина.
- Вулканец ничего не сделает вам, доктор, мы не собираемся причинять вреда. Это не уловка, поверьте. Не надо стрелять.

Освальд напрягся, услышав приказ кардассианца по поводу оружия. Надо было срочно придумать, как защитить коллегу, если что-то пойдёт не так. Землянин решил использовать транспортер и в нужный момент телепортировать неприятеля на "Анадырь" и поместить за силовое поле. Вот только какой из них с оружием?..
Кадет был уверен, что оба, но то, как М'Кота рассуждала о собственной гибели, наталкивало на мысль, что под прицелом была она и только она - не стала бы клингонка рисковать, будь оружие направлено ещё на кого-то. Джез, судя по словам врачей, споривших о том, стоит ли его в чувство приводить, был без сознания, а его биосигнал был рядом с одним из наусиканцев... Освальд подумал, что тот держит кардассианца на руках, иначе тоже в кого-нибудь целился бы, и тогда М'Кота говорила бы иначе... но что если он ошибается? Тогда, очевидно, Тенека могут убить сразу же, до того, как находящиеся в каюте участники обезвредят противника, и кровь вулканца будет, отчасти, на руках Освальда и, несмотря на написанное Самрите ранее, это его совсем не радовало.
С другой стороны, если телепортировать обоих наусиканцев и не трогать Тенму, то не факт, что тот не упадёт на пол. Если наусиканец держал кардассианца вниз головой, всё тоже может закончиться плачевно...
Ещё раз взвесив все за и против, Освальд решил, что тот, с Тенмой, не стал бы целиться в М'Коту, раз рядом с ним находятся Артур и Жантарин, а значит оружием размахивал другой - его и надо забирать, а того, в случае чего, Артур снотворным уложит.
Кивнув своим мыслям, кадет набросал сообщение:
"Сэм, я буду держать транспортер на наусиканце, который рядом с М'Котой и Акритой - это позволит его быстро забрать и поместить за силовое поле, если в каюте внезапно станет жарко".
«Только в самом крайнем случае, - ответила Самрита. - Мы не видим происходящего, и у боевой группы больше шансов отреагировать первыми – мы даже не узнаем, когда кто-то приготовится стрелять. По первоначальному плану мы должны быть готовы телепортировать Тенму в первую очередь, и вторая группа это учитывает. Если начнется драка, телепортировать надо его – если не будет другого приказа от той группы».
Освальд не был согласен, но, раз уж Самрита сейчас главная, спорить не стоило, поэтому он ответил односложно:
"Принято".
_______
Кадеты, Утара, Глессин


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 27 Октября 2017, 10:14:45
Каюта доктора Глессина

– Я подойду, – ответил Глессину Тенек и медленно подошёл к кардассианцу, держа руки чуть разведёнными в стороны. В одной руке у него по-прежнему был медицинский трикодер. – Вот данные, которые я вводил в трикодер, чтобы понять, присутствует мистер Тенма в этой каюте или нет, – сказал он, оказавшись рядом с кардассианцем и показывая ему экран так, чтобы больше никому он не был виден. Обратите внимание вот на эти параметры, думаю, их вполне достаточно, чтобы подтвердить мою осведомлённость.
Ракар понимал, что Тенек, владеющий секретной информацией, сейчас является целью номер один. И мистер Глессин вполне мог решить избавиться от лишних свидетелей, чтобы похоронить свою тайну. Ничем нельзя было спровоцировать стрельбу, никак нельзя было показать свою собственную готовность применить контр-меры. А из контр-мер у него, без всякого оружия - была только одна – успеть среагировать в тот краткий миг между приказом и нажатием на спуск, и если не увести Тенека с линии огня, на что не будет времени, то пересечь эту линию собой. И для того, чтобы успеть – Ракар не отрываясь смотрел в лицо Глессина.
Глессин посмотрел на параметры в медицинском трикодере Тенека и изменился в лице.
На мгновение в глазах доктора отобразились недоверие и страх, но затем он попытался взять себя в руки.
-Ч-что это вы мне показываете? - осведомился Глессин, как будто не понимал, о чем идет речь, но его голос слегка дрогнул.
В этот момент из-за спины кардассианца донесся слабый стон. Глессин быстро обернулся - Тенма на руках у наусиканца зашевелился.
Тенек понял, что сейчас – переломный момент: либо Глессин согласится на переговоры, либо – ровно с такой же вероятностью – выкинет какую-нибудь самоубийственную глупость. Понимать-то он это понимал, но как удержать от такой глупости напуганного доктора не имел ни малейшего представления.
– То, что вам всегда было известно, – сказал он, – И то, что уже час и двадцать три минуты известно самому мистеру Тенме. Поэтому я прошу вас, доктор: проявите благоразумие, поговорите с мистером Тенмой и позвольте ему самому решить, уехать ему или остаться.
Глессин бросился к наусиканцу и сделал тому рукой знак опустить свою ношу на землю. Охранник опустился на корточки и Глессин поддержал голову юного кардассианца.
Ромуланец тем временем глянул на наусиканца с оружием, и М'Коту с Акритой, стоящих вокруг него, затем шагнул вперед, так чтобы Тенека не застрелили прямо сейчас и немедленно. Но теперь он понимал, что кардассианский доктор действительно не желал Джезу Тенме зла. Вот только кем являлся Тенма на самом деле? Специально выведенным для кардассианской разведки кем-то, или … или что?
Бросив быстрый взгляд в сторону происходящего, Акрита все еще не опускала огнетушитель и продолжала контролировать каждое движение вооруженного наусиканца. Она совершенно не понимала ситуации, но знала то, что требовалось от нее сейчас, и была готова действовать по сигналу Ракара, Самриты или еще кого-то из товарищей.
-Что произошло? - слабым голосом спросил Тенма.
Старший кардассианец быстро обернулся на остальных присутствующих в комнате, а затем сосредоточился на пациенте.
-Я нашел тебя в коридоре, мой мальчик, - негромко сказал Глессин, - Кажется, ты напился до беспамятства и мне пришлось приводить тебя в чувство.
-Напился… да, это на меня похоже, - признал юноша.

Самрита вслушивалась в происходящее со все нарастающим напряжением. С одной стороны, ей перестало казаться, что вот-вот начнется драка или стрельба – подходящее для этого время было упущено, и теперь не требовалось по каждому шороху пытаться предугадать, не свернули ли Тенеку шею. С другой стороны, она поняла, что окончательно запуталась: ясно было только то, что и кардассианский врач, и Тенек скрывают что-то, касающееся здоровья Тенмы. Что-то важное, и при этом тайное… Что бы это могло быть, Самрите в голову не приходило, а любопытство искало выход, поэтому она быстро написала Освальду:
«Как думаешь, что там на самом деле произошло? Объяснению кардассианца я не верю!»
Освальд тоже был сбит с толку и, продолжая вслушиваться в каждое слово, написал довольно бессвязный ответ:
"Без понятия, Сэм, на Тенму это не похоже. Врач толком ничего и не объяснял. Напился? Посреди дня? Перед общим сбором? Бред какой-то... Давай Тенека запытаем ромуланскими штуками! А причём тут психологическое здоровье? Хочу забрать Тенму с Тенеком на борт, но, боюсь, это может спровоцировать пальбу в каюте - придётся ждать..."
«Сейчас мы не можем это сделать, - поспешно написала Самрита. – И это не наше дело. Будем слушать дальше – может быть, станет понятнее».
"Верно мыслишь, капитан! :)" - не удержался от ответа Освальд, но развивать тему не стал.

-Конечно, похоже, - тем временем подтвердил Глессин, - Ты всегда любил веселиться - алкоголь, женщины… Это совершенно нормально для молодого человека, просто иногда тебя может занести. Ты сейчас, наверное, ничего не помнишь, но именно так все и было. Вот видите, все в порядке, - обратился он к окружающим, - Все выяснилось, ничего плохого не произошло и никакой помощи не требуется. Гил Тенма в надежных руках. Прошу покинуть мою каюту.
Ракар внимательно слушал и смотрел на происходящее, пытаясь понять суть дела. Ясно было только то, что Глессин, очевидно, стер память Джезу о предыдущих событиях, и теперь программировал этот его провал в памяти собственной информацией. Он либо не поверил Тенеку, либо не хотел верить, стараясь спасти и собрать уже разрушенное по кусочкам, удерживаясь за последнюю призрачную возможность, не понимая, что машина этого разрушения уже запущена, и от него уже ничего не зависит. Не понимая, что машина разрушения была запущена 15 лет тому назад, что рано или поздно он все равно не сможет удержать то, что хотел удержать в тайне. Здесь наверное был крах в жизни не только Тенмы, но и самого этого доктора. Уже было поздно, кардассианцу уже не удастся удержать это. И Ракар чувствовал себя не совсем в своей тарелке, не будучи в состоянии выбрать то, что правильно. В основном по причине того, что не знал сути дела.
- Подождите, - все-таки сказал он, глядя на Тенму, - подождите. Вы же понимаете доктор, что… вулканец уже сказал вам, что… Джез знает. Уже поздно, и мы должны спросить его. Джез, ты понимаешь что сейчас происходит? Ты хочешь знать, почему мы здесь? Оглянись вокруг.
Ромуланец пытался проверить, на сколько Тенма находится во внушаемом состоянии, и может ли он адекватно мыслить.
-Твои коллеги волновались за тебя, Джез, - согласился Глессин, - Но теперь они видят, что все в порядке.
Он говорил негромко, дружелюбно, медленно и акцентируя каждое слово, будто утрамбовывая его в голове своего подопечного.
- Сколько времени? - спросил Тенма, - Я пропустил общее собрание?
– Доктор Глессин, – негромко сказала Утара. – Вы же понимаете, что мы не уйдём? По крайней мере до тех пор, пока в этой каюте находятся ваши охранники.
– И один из них всё ещё целится в голову Тенеку, – не выдержала в конце концов М’Кота. – Если это называется «всё в порядке», то я – Королева Борга.
Во время всего этого длинного разговора клингонка медленно буквально по миллиметру придвигалась ближе к стоящему рядом с ней наусиканцу с таким расчётом, чтобы его оружие оказалось в радиусе досягаемости для атаки, но чтобы при этом не вызвать лишних подозрений.
Как призрачно шаток момент, готовый в любой следующий миг разразиться стрельбой, кровавым адом и безумием. Кардассианский доктор мог в любой момент принять решение, для него, казалось, не составило бы труда вновь внушить Тенме нечто новое, как это произошло сейчас, с ложной пьянкой.
Тем не менее, Ракар настойчиво продолжал, вместе со всеми остальными.
- Уже почти час после начала брифинга, который так и не начался без вас. Вы не напивались, Джез, вас не было сегодня там, где обычно напиваются. Ваша коммуникационная дельта валялась в коридоре, сорванная с вас не вами, а одним из охранников Глессина, позади вас открыта панель с инженерным проходом, куда вас видимо собирались тащить. Ваш доктор пытается вас от чего-то спасти, что угрожает вашей жизни и карьере, но вопреки вашему желанию, и его охранники целятся в нас, потому что мы пришли помочь тебе.
М'Кота уже назвала Тенека по имени в присутствии всех, и дальше скрывать от наемников имя вулканца было бессмысленно.
- О чем-то тебе сказал Тенек недавно, ты помнишь? Это и есть предмет и причина всего происходящего. Скажи, Джез, ты понимаешь, что происходит? Ты можешь сейчас понимать происходящее? Сделай над собой усилие, на тебя действуют лекарства, но напрягись все равно.
И доктору, мельком на него глянув:
- Доктор Глессин, бессмысленно отрицать, уже поздно, примите реальность. Рано или поздно, это все равно бы произошло.  Уже ничего не отменить.
_______________
С кадетами, доктором Глессином и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 27 Октября 2017, 11:11:49
Каюта доктора Глессина

-Они лгут тебе, - прошептал кардассианский доктор на ухо Тенме, - Ты же знаешь, кому можно верить? Твоему отцу и твоему доктору. Мы знаем тебя. Мы знаем, что для тебя хорошо. Мы знаем, чего ты хочешь. Мы были с тобой почти всю твою жизнь. Мы всегда будем тебя защищать, мой мальчик.
Глессин провел рукой по щеке Тенмы и слегка улыбнулся.
-Я знаю, - ответил Тенма, глядя на старшего кардассианца снизу вверх, а затем обратился к коллегам, - Мне жаль, что вы волновались, но у меня все в порядке. Мне не стоило столько пить. Я отдохну здесь немного… кажется, мне даже уже лучше.
– «Я – не вещь, которая принадлежит галу Тенме», – внятно произнёс Тенек, – это ведь ваши слова. Вы утверждали своё право знать о себе всё и самому принимать решения. Не позволяйте делать себя вещью.
Технология внушения. Ракар знал, как это работает, не знал он только, чем обкололи Джеза Тенму. Какой-то кардассианской версией сыворотки чистой памяти, поверх которой можно записать любую информацию, но Тенма должен был сопротивляться. Просто должен был. Потому он не вещь, не запрограммированный солдат, он живой человек, и член экипажа проекта "Альфа".
Ромуланец внутренне сжался, зная куда направлен фазер наусиканца, но все-таки громко хлопнул в ладоши, заставляя Тенму обратить внимание на себя.
- Джез, внимание! Сосредоточься. Ты не подопытный образец, не исследование, ты живой, мыслящий человек! Не дай внушить тебе ложь! Ты не нуждаешься в защите, солдат! Ты сам принимаешь решения и сам оцениваешь ситуацию. 15 лет над тобой работал доктор Глессин, он что-то делал с тобой! И ты не знал, что именно! Вспомни, что тебе сказал Тенек 1.5 часа тому назад, в моей каюте. Вспомни, что было дальше. Оглянись вокруг! Ты кадет проекта "Альфа", и ты не пил сегодня днем. Ты лежишь в этой каюте, потому что они вырубили тебя. Ты не пил. И если у тебя все в порядке, то почему лежишь? Вставай!
-Это все какое-то недоразумение… - пробормотал Тенма, оперся рукой на пол и попытался встать.
Доктор Глессин поддержал его за локоть.
-Это какая-то странная ситуация, и я хочу, чтобы она закончилась, - вскоре Тенма, пошатываясь, уже стоял посреди каюты, - Спасибо за все, доктор Глессин, теперь я бы хотел пойти немного полежать.
Старший кардассианец критически осмотрел младшего, а затем обернулся в сторону спальни. И вновь на его лице появилось нечто похожее на страх.
-Пожалуй, ты уже действительно можешь отправиться в свою каюту, - быстро сказал он, а затем слегка поднял правую руку ладонью вниз и плавно опустил ее.
В ответ наусиканец опустил свое оружие.
-Как видите, все разрешилось само собой, - сказал Глессин, - Теперь все ясно и понятно, никто не находится в опасности, и я вынужден снова просить вас всех покинуть мою каюту.
Глаза ромуланца чуть сузились снова. Он смотрел на старшего кардассианца, все еще пытаясь читать в его лице. В лице был страх. Он боялся за свое исследование? Боялся раскрытия семейной тайны Тенмы? Куда он там смотрел с таким страхом? Он так верил, что спасает его. Не следовало подставлять Глессина, по крайней мере так считал Ракар. Их цель почти достигнута, они пришли за Тенмой, и они его заберут сейчас. Доктор предпримет вторую попытку, без сомнения, но они уже предупреждены теперь.
- Мы уйдем, - сказал Ракар, глядя на Глессина,  - вместе с Джезом. Тем же путем, что и пришли. Можно начинать?
Когда наусиканец опустил оружие, Акрита позволила себе осмотреть окружающее чуть подробнее, хотя огнетушитель по-прежнему держала наготове. В том числе она заглянула в спальню, которая уже давно ее заинтересовала тем, что была совсем не похожа на спальню. Помещение скорее напоминало лабораторию, а чемоданы с оборудованием свидетельствовали о том, что доктор Глессин либо сворачивает ее, либо разворачивает. Андорианка, конечно, не имела права и не собиралась задавать вопросов, но тоже успела увидеть страх во взгляде кардассианца, когда он посмотрел в ту же сторону. Все это казалось весьма подозрительным.
-Я никого не держу, - ответил кардассианский доктор, - Если Джез проснулся - конечно, он может возвращаться к своей жизни. Хорошо, что это произошло здесь, под нашим присмотром, а не где-то в коридоре или в пустом грузовом складе.
Джез направился к выходу из каюты, ступая слегка нетвердо.
- Джез, мы пришли сюда не совсем своими ногами, - сказал Ракар гилу, - погоди, все вместе уйдем. Джез Тенма и Тенек первые готовые к телепортации, - последней фразой он обращался уже к Самрите и Освальду.
Поняв, что вся их конспирация раскрыта, Самрита сделала глубокий вдох и недовольно поинтересовалась:
- То есть сами ножками дойти до ангара вы не можете? Хорошо, тогда соберитесь все в одном месте… – а затем, чуть сбавив тон, поинтересовалась: - Джез, мы не знали что с тобой, и приготовили медотсек на «Анадыре». Можем телепортировать тебя туда, если хочешь. Или в ангар. Ну или никуда. 
Идея о том, чтобы телепортировать кардассианца куда-либо против его желания, девушке претила. 
Юноша с удивлением осмотрелся вокруг, вдруг услышав голос Самриты, которой не было в комнате.
-На самом деле я хотел бы попасть в свою каюту, - сказал Тенма, быстро обернувшись на болианку, - Мне нужно еще немного прийти в себя и одеться, а то некоторой части моей формы не хватает и я не готов сейчас выходить в свет, если вы понимаете, о чем я… - он пошевелил голыми пальцами ног в мягком ворсе светлого ковра, устилавшего пол каюты доктора, - Вы можете отправить меня домой, мисс Баккер?
- Могу, - после небольшой паузы ответила Самрита: - Освальд, телепортируй в каюту. Советник, что нам делать дальше? Я правильно понимаю, что… все закончилось?
– Провести брифинг, как и планировали. Надеюсь, через сорок минут все будут в сборе – живые, здоровые и одетые, – ответила болианка. Всё происходящее ей очень не нравилось, но иного выхода, как оставить Глессина в покое она не видела. – Доктор, вы ещё задержитесь на станции? – спросила она старшего кардассианца.
- Телепортирую, - ответил Освальд, после чего отправил кардассианца в каюту, к которой он был приписан.
Тенма исчез в сиянии транспортера.
Глессин проводил взглядом телепортацию.
-Я пока не планирую покидать станцию, - ответил он Утаре, - Я в отпуске, а посетить Терок Нор - весьма заманчиво для любого кардассианца. Здесь все стало очень… экзотично.
– Тогда я хотела бы побеседовать с вами, если у вас не будет возражений. Ваша каюта не слишком приспособлена для приёма гостей, – болианка бросила выразительный взгляд вокруг, – поэтому я приглашаю вас к себе или в любое другое место на ваше усмотрение. А сейчас нам действительно следует удалиться... только прошу вас, не пугайте нас так больше, и если вам понадобится вызвать мистера Тенму с занятий проекта, известите, пожалуйста меня. Это убийство... вы можете себе представить как мы все взвинченны из-за него!
-Разумеется, - быстро и легко согласился кардассианец, - Я зайду к вам… завтра. Да, наверное, завтра у меня будет время.

Артур, тем временем, после телепортации Тенмы подошёл к Жантарин, как сказала Самрита, для удобства обратной телепортации. А Ракар кивнул головой М’Коте и Акрите и махнул им рукой, призывая подойти ближе к нему и Тенеку.
Клингонка и вулканец тоже подошли ближе.
- Советник, вас всех телепортировать в ангар? – Самрита напомнила, что все еще ждет окончательного распоряжения.
– Да, пожалуйста, – сказала болианка, напряжённо думая о том, что же теперь делать дальше.
- Освальд, телепортируй группу в ангар, - устало произнесла землянка по связи. – И сами приходите.
____________
И все-все-все


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 27 Октября 2017, 12:03:53
Каюта доктора Глессина

Когда доктор Глессин, наконец, остался один в каюте, он дрожащей рукой запахнул халат, а затем отмахнулся от наусиканцев:
-Подите прочь! Соберите оборудование, отполируйте оружие, займите себя чем-нибудь…
Наусиканцы послушко поплелись в спальню, а доктор подошел к репликатору.
-Стакан канара, - приказал он.
Одним глотком, даже не чувствуя вкуса синтезированной жидкости, Глессин осушил стакан и дрожащей рукой поставил его обратно в репликатор. Затем подошел к рабочему столу и активировал канал связи. На экране появилась массивная фигура, но ее лицо было полностью в тени. Доктор, однако, хорошо знал, к  кому обращался и разразился возмущенным монологом громким шепотом, глотая слова.
-...я доктор, а не шпион! - возмущенно закончил он пересказывать последние события.
Темная фигура на экране что-то ответила, но так тихо, что Глессину пришлось наклониться ниже к динамику, чтобы разобрать слова.
-Да, я сказал, что в отпуске и не планирую покидать станцию, - ответил он, - Я соврал. Я сделал все, ради чего приехал, и готов возвращаться. Но тот вулканский медик - он все знает… Нет, я не думаю, что с ним удастся договориться. Судя по всему, он уже сказал Джезу… Устранить? Гал, но я же уже говорил, что я не гожусь на роль шпиона… Да, хорошо, я вас понял. Вулканец будет устранен вместе с моим оборудованием.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 27 Октября 2017, 12:13:03
2 сентября, ранний вечер
ДС9, тюремный блок


-Господин Дохиил.
Прошло еще несколько часов, которые Джарин провел в федеральной тюремной камере. Сначала допрос в офисе СБ, потом еще и это. Но теперь, наконец-то, это досадное недоразумение закончится.
Дипломат отвернулся от стены, чтобы посмотреть на говорившего - это была вулканка.
-Я уполномочена перевести вас в более комфортные условия на время, пока мы продолжаем проверять информацию, - продолжила женщина. Она смотрела прямо вперед, сквозь Джарина, будто обращаясь не к нему, а информируя вселенную.
-Я провожу вас гостевую каюту.
Кардассианец встал и подошёл к вулканке, стараясь ничем не выдавать своего внутреннего торжества.
- Я бы предпочёл свою каюту, но, если вы настаиваете на гостевой... - он нехорошо улыбнулся и развёл руками, - ну что же, ведите.

Илама все так же лежала на своей кушетке, безучастно разглядывая потолок и не подавая больше никаких признаков жизни. Но когда Т’Мир подошла к камере Джарина, а затем с ним заговорила, женщина напряглась и резко выпрямилась на своем месте. Она не видела лиц, но могла слышать голоса и интонации.
Джарина отпускают. Не совсем, но переводят в гостевую каюту. Это значит… Это значит, что план не сработал. Ее обвинения не подтвердились, и Федерация не нашла оснований держать кардассианского гала в карцере. От осознания собственного проигрыша хотелось выть, но даже этого Илама сейчас не могла – она только плотно сжала губы и уставилась в одну точку у себя под ногами. Что будет с ней дальше, она не знала.

Тем временем Т’Мир отключила силовое поле каюты Джарина и сделала ему жест следовать за ней. Возле выхода из тюремного блока замаячили два других офицера СБ - их лица показывали, что они были настроены серьезно.
-Без глупостей, - прошептал землянин в форме младшего лейтенанта, и его пальцы на фазере в напоясной кобуре слегка дрогнули.
-Ваша каюта сейчас не доступна, - пояснила Т’Мир кардассианцу, - Ее опечатали, пока мы не получим разрешение на доступ он вашего руководства.
- Вы боитесь меня, офицер, или вам так не терпится меня убить? - с вызовом спросил Джарин у землянина. - Впрочем, не отвечайте, меня оба варианта устроят.
Мужчина бросил мимолётный взгляд на Толан, не скрывая своего самодовольства - он в шаге от освобождения, а она остаётся под арестом - такова цена предательства. Казалось, на мгновение, во взгляде офицера промелькнуло сожаление, но потом он кивнул вулканке:
- Ведите, я постараюсь не создавать вам таких трудностей, которые вы создали мне.
-Идемте, - сказала Т’Мир, и Джарин вместе с ней и охраной покинул тюремный блок, чтобы через несколько минут начать наслаждаться удобствами гостевой каюты. Как минимум кормить там точно будут лучше.

***

Прошло около получаса с тех пор, как Илама осталась в тюремном блоке одна.
-К вам посетитель, - услышала она голос Т’Мир. Значит, СБшница успела вернуться.
Прежде, чем Илама успела сказать, хочет ли она вообще кого-то видеть, к ней обратились по имени:
-Госпожа Толан… Я пришел попрощаться.
За силовым полем в общем помещении тюремного блока стоял Диас Планкс.
-Я оставлю вас, - сухо сказала СБшница и исчезла из поля зрения.
Пожалуй, лейтенант-коммандер Планкс был последним, кого кардассианка ожидала увидеть, и его визит оказался полной неожиданностью. Илама не знала, как реагировать на появившегося у ее камеры трилла, и тем более не знала, что ему может быть от нее нужно. Но едва ли после новости об убийстве его сослуживицы он пришел пожелать Толан удачи… В другой ситуации они могли стать друзьями, но теперь это было невозможно.
Женщина молча поднялась со своего места и сделала шаг навстречу Планксу, не подходя, однако, слишком близко к силовому полю.
- Лейтенант-коммандер, - формально поздоровалась Толан. – Желаю вам удачи, - только сейчас она поняла, как абсурдно и неуместно звучит эта фраза в данных обстоятельствах.
-Благодарю, - так же официально ответил лейтенант-коммандер Планкс, а затем тише добавил, - И вам… тоже.
Он оглянулся по сторонам, но все другие камеры были пусты. Вулканки и других охранников тоже не было видно, и Планкс обвел взглядом помещение от пола до потолка, пока не осознал, что они с кардассианкой в тюремном блоке одни.
-На самом деле, это не все, что я хотел сказать… - Планкс сделал шаг к силовому полю, разделяющему их, - Я пришел… попросить у вас прощения.
Толан не смогла сдержать удивления – ее глаза округлились, а лицо непонимающе вытянулось. Она тоже непроизвольно подалась вперед, хотя изначально не собиралась нарушать дистанцию между собой и триллом.
- Ч… что вы имеете в виду? – недоверчиво поинтересовалась женщина. – Если кто-то здесь и должен просить прощения, то это я, но я уже сказала советнику Рилл, что не собираюсь… Диас, я вас не понимаю.
-Я… начал Планкс, но затем покачал головой, не находя слов.
Ноги трилла подогнулись, и он опустился на пол, прислонившись спиной к стене камеры кардассианки на границе с силовым полем. Толан могла видеть его затененное опущенное лицо и сложенные на коленях руки с длинными пальцами.
-Я хотел попросить прощения за то, как думал о вас, когда мы впервые встретились, - глухо сказал трилл, - Это было во время рассмотрения дел ваших трех кадетов - Артура Лайтмана, Сатала и Энн Уильямс. Целых трое ваших подопечных попали в ситуацию, когда обсуждались дисциплинарные меры относительно них, и я думал… Я думал, что со мной такого никогда не произойдет. Я думал, что я лучше вас. Я был горд, самонадеян и считал себя лучшим координатором. Но я ошибался. Сейчас мои подопечные совершили гораздо худшие вещи, чем ваши. И я не знаю, как мне продолжать дальше справляться с этой должностью.
- Если соревноваться в том, кто из нас худший координатор, то я все равно победила, - губы Толан дрогнули в быстрой улыбке. – По крайней мере, вы по ту сторону силового поля, и вы все еще являетесь координатором вашей группы. Что у вас случилось? – ее голос смягчился, и она тоже опустилась на пол, чтобы быть на одном уровне с Планксом. И потому что ей все еще было тяжело стоять. – Ваша группа всегда выполняла все задания и не создавала никаких проблем. Что могли сделать ваши кадеты?.. 
-Никто не приносил вам читать отчеты, - догадался Планкс, - Ну конечно же… Моя группа кажется вам идеальной, но под поверхностью выполняющих все задания кадетов скрывается гораздо больше. Там есть взломы кают и компьютерных систем - так они узнали больше информации о вашей группе, чем им было положено. Есть обман и притворство - так они уговорили меня взять их с собой на ДС9 якобы только для участия в регате. Но у них все это время был иной план. Они рассказали мне о нем… в итоге. Я узнал больше, чем мне хотелось бы. Но самое страшное в том, что я нахожу это все… интересным.
Планкс опустил голову на руки.
-Может быть, это со мной что-то не так. Я думаю о том, чтобы отказаться от должности координатора.
________
С Джарином, Т'Мир и Планксом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 27 Октября 2017, 12:13:39
2 сентября, ранний вечер
ДС9, тюремный блок


- Не приносили, - качнула головой женщина. – Я же теперь не имею никакого отношения к проекту, меня не обязаны информировать. Теперь за группу отвечает советник Рилл и, уверена, у нее это получится лучше.
Толан замолчала и отвела взгляд.
- Я всегда вам завидовала – мне казалось, что вы можете абстрагироваться от происходящего в группе и не погружаться в проект слишком глубоко… У меня это никогда не получалось. Думаю, именно это и делает вас хорошим координатором: вы можете ставить задания и наблюдать со стороны. Знаете, я тоже собиралась отказаться от должности – еще до всего… случившегося. После всех этих судебных заседаний я не чувствовала в себе силы руководить такой сложной группой. Но вы – лучше и сильнее меня, и вы должны остаться. Во всех группах участвуют не самые простые кадеты – мне повезло узнать это раньше, вам – позже, но это не значит, что вы должны их бросать из-за того, что они сделали что-то предосудительное. Вы можете их наказать, можете направить в другое русло, можете даже исключить, но вы не должны сдаваться. Я мало знаю о вашей группе, но мне казалось, что ваши кадеты хорошо к вам относятся… не подводите их, - Толан говорила с Планксом, но в то же время обращалась к самой себе – той себе, кем она была неделю назад, после возвращения с Волана II и до знакомства с галом Дохиилом.  К той себе, которая написала заявление об увольнении и почти была готова его отправить. Впрочем, та Толан уже давно не существовала.
-У вас не получалось не погружаться в проект глубоко? - мужчина поднял удивленный взгляд на Толан, - Но именно вы всегда казались мне… отстраненной, даже немного резкой с кадетами. Вы умеете скрывать свои чувства и не рассказывать им о себе. Я думал, как раз вы ничего к ним не испытываете и для вас это только работа.
- Хорошо, - кивнула Толан своим мыслям. - Так и должно было быть. Я не хотела к ним привязываться, по крайней мере - не хотела это показывать. Мне казалось, что между координатором и кадетами должна быть дистанция, и чем больше она будет, тем лучше. Что кадеты не должны видеть во мне ничего, кроме функции. Я надеюсь, эта дистанция сейчас поможет им легче смириться со сменой координатора. И уж тем более им не нужно знать, что я на самом деле обо всем думала. Знаете, все эти проблемы в группе - Лайтман, Сатал, Уильямс, Перим... это было просто слишком много. Мне хотелось опустить руки и сдаться. Я чувствовала, что потеряла над ними контроль, и группа развалится по моей вине. Но сейчас это всё уже не важно, - тихо закончила женщина.
-И все же вы к ним привязались, - догадался Планкс, - И они к вам тоже. Когда я видел вашу группу сегодня, они были очень обеспокоены произошедшим. Не удивлюсь, если сейчас они готовятся вас спасать, - он слабо улыбнулся, - Так что пока все не закончено, хотя вряд ли даже такие талантливые юноши и девушки как в проекте “Альфа” смогут что-то изменить сейчас… после того, что вы сделали. Мне жаль.
Мужчина поднялся с пола на ноги.
-И все же мне важно знать, сможете ли вы меня простить.
Илама тем временем не торопилась вставать.
- Вы потрясающий человек, Диас, - покачала она головой. - Вы знаете, что я сделала, и все равно вам нужно мое прощение. Разумеется, оно у вас есть. Если вы считали себя лучшим координатором, чем я – это было заслужено, вам не за что извиняться. И все же… - Толан посмотрела на мужчину снизу вверх. – Пусть это уже меня не касается, но мне интересно знать, как вы общались со своими подопечными, как строили границы, как заслужили их доверие? Не знаю, зачем я это спрашиваю, - опомнилась она и отвела взгляд.
Планкс присел на корточки, чтобы снова быть на одном уровне с Толан.
-Вы с Диасом ровесники, госпожа Толан… Но все же придется, наконец, признаться: у меня есть преимущество - еще три жизни опыта. Это помогает мне не ненавидеть вас сейчас. Я знаю, какой сложной бывает жизнь и как за каждым плохим поступком обычно стоят благие намерения. Или чья-то боль, чей-то страх, чьи-то страдания, и когда я их вижу, я не могу ненавидеть, могу лишь жалеть. И все же, вы видите, что тот же опыт не слишком помогает мне сейчас с моей группой. Я не пытался возводить стены, мои границы были слишком зыбки, и теперь я получил болезненный щелчок по носу за это. Если вы считаете, что могли быть лучшим координатором, то и я тоже не был идеален. Возможно, кто-то другой сможет научиться на ошибках обоих из нас.
- Конечно, симбионт, - догадалась Толан. – Как же я сразу это не поняла… Впрочем, у меня мало опыта общения с триллами: можно сказать, что его нет. Вы не можете простить своих кадетов? – спросила она после небольшой паузы. – Я не знаю точно, что случилось, но видимо, что-то серьезное. Вы им больше не доверяете и не знаете, как себя с ними вести? А они поступили с вами жестоко, обманув и предав. И теперь вы злитесь на них и на себя, так? Простите, психолог из меня не особо хороший. Но… Может быть, вы сможете научить их ценить вашу честность и открытость? И покажете, что бывает, если ими пренебрегать. Это редкие качества для руководителя, и вашей группе повезло, что вы можете их демонстрировать. И если вы сейчас уйдете, это будет большой удар по проекту, группе… и по вам.
-Это же я могу сказать и о вас, - вздохнул Планкс, - Ваши кадеты вас любят, я могу это видеть. Может, вы найдете в этом немного комфорта в сложные дни, которые вас ожидают. Если они придут попрощаться - не отказывайте им, пожалуйста. Спасибо за этот разговор, госпожа Толан… Илама. Мы с вами делим уникальный опыт, и я рад, что успел поговорить с вами. Теперь мне о многом надо подумать.
- Это очень тяжело – видеть их после случившегося. Я убила федерального коммандера, я понимаю, что это значит для кадетов, и у меня нет лишних иллюзий. Я… Я боюсь, что они действительно придут, - призналась Толан и поспешила сменить тему: - Мне жаль, что мы не общались раньше. Возможно, обмен опытом мог бы помочь нам обоим. Скажите, вы сейчас отправляетесь на Кардассию?
-Да, - кивнул Планкс, - Мне… что-нибудь кому-нибудь передать от вашего имени?
- Если вас не затруднит, передайте моим родителям, что… что со мной все в порядке, - очень тихо проговорила Толан. – Не рассказывайте им о том, что случилось. Вы найдете моего отца в университете Кулата, он замдекана факультета истории.
-Они все равно узнают… - тихо сказал Планкс, - Возможно, им уже сообщили.
Толан опустила голову.
- Тогда просто скажите им, что я их люблю.
-Хорошо, - серьезно кивнул Планкс, - Я передам им. Прощайте, Илама.
- Спасибо. И, пожалуйста, не бросайте вашу группу. Им очень повезло с координатором, - грустно улыбнулась кардассианка. – Прощайте, Диас.
__________
С Планксом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 31 Октября 2017, 10:16:17
Катер “Анадырь”

Телепортировав Тенму в каюту, Освальд сразу же отключил микрофон со своей стороны, чтобы не мешать остальным, но слышать, если вдруг понадобится кого-то телепортировать, и вызвал кардассианца по отдельному каналу связи:
- Джез, слышишь меня?
Прошло несколько секунд, прежде чем Тенма ответил Освальду.
-А, вот как это включается, - были первые его слова, - Освальд, дружище, это ты?
- Кто же ещё, - усмехнулся кадет, - как ты себя чувствуешь? Хотя нет, не так: что случилось? Только честно, а то я слабо себе представляю, как это ты решил напиться среди бела дня, да ещё без меня или, например, без Глидии.
-Я не очень помню, - признался гил, - Все, что было после утреннего собрания кадетов - немного в тумане. Полагаю, я действительно мог не рассчитать с выпивкой за обедом. Или эти негодяи-ференги подсунули мне паленый канар.
- С чего бы им обманывать своего лучшего клиента? - с сомнением спросил Освальд. - Ну, как минимум, лучшего из проекта... к тому же, мы искали тебя и в "Кварк'с" тоже - тебя там не видели с ночи... к тому же, когда у кардассианца проблемы с памятью, это очень серьёзно. Если хочешь, тебя осмотрит наша новая симпатичная доктор-ромуланка...
-Симпатичная доктор - это хорошо… - начал Тенма, но в этот момент Освальд услышал приказ Самриты.
- Секунду, Джез, - тут же среагировал кадет и переключился на основной канал связи. - Телепортирую.
Освальд переместил всех в ангар, а потом передал по связи:
- Мы, возможно, тут немного задержимся, но к собранию будем на месте. Конец связи.
Переключившись на связь с Тенмой, землянин продолжил уговоры:
- Ну так что, Джез? Хочешь не просто прийти в себя, а ещё и под присмотром зеленокожей остроухой красотки?
-У нас теперь два доктора и есть из кого выбрать, - рассмеялся гил, - Хммм… кого же выбрать: зануду или красотку? Я подумаю. Но - после общего собрания. Я и так опоздал на него, и не хочу опоздать снова. Увидимся в ангаре.
- Хорошо, до встречи, - попрощался Освальд и отключил связь.
Отключив все системы, чтобы не переводить антивещество впустую, он поднялся и направился в сторону лазарета.
- Делас? - позвал кадет, подходя к двери. - Эй, Делас? Ты готова? Нам пора идти.
Дверь медотсека была закрыта, и ответа не последовало – возможно, потому, что ромуланка просто не услышала Освальда.
Хмыкнув, землянин нажал на кнопку открытия двери.
Когда Освальд, наконец, зашел в медотсек, он увидел спину ромуланки, склонившейся над микроскопом. Было похоже, что Делас нашла, чем заняться во время операции по спасению Тенмы, и превратила маленький медотсек катера в настоящую лабораторию. Перед ней на столе помимо микроскопа стояло несколько колб с реактивами, лежал гипоспрей с пустой ампулой, медицинский трикодер и несколько ручных приборов, которые Освальд затруднился бы назвать – возможно, что их и не было изначально в их скромно оборудованном медотсеке, и они перекочевали на стол из бездонной сумки ромуланки. 
Услышав звук двери, Делас вздрогнула и резко обернулась:
- А стучать тебя не учили? – в ее голосе звучало недовольство, смешанное с испугом.
- Это не твоя личная каюта, не кабинет начальства и не санузел, - фыркнул землянин. - Чем занимаешься?
- Неважно! – выпалила Делас и принялась поспешно сгребать в сумку все, что лежало на столе, кроме микроскопа и реактивов. – Я поняла, что вашему кардассианцу не нужна моя помощь, а Тенек меня все равно бы к нему на фазерный выстрел не подпустил, так что решила заняться своими делами. Развлекалась, как могла. Ваш медотсек сгодится только чтобы ушибы лечить! 
Несмотря на то, что Делас старалась звучать легко и весело, выглядела она при этом огорченной и взволнованной. Не настолько огорченной, как застал ее вчера Освальд, но все же ее тон расходился с выражением лица. 
- Как говорят у нас на Земле: "Плохому танцору и... кхм... ноги мешают", - проворчал Освальд. - Что касается Джеза... - кадет оценивающе осмотрел фигурку ромуланки, - думаю, он может воспользоваться правом пациента выбирать врача по своему усмотрению... но это так, к слову. Через полчаса у нас собрание, так что не задерживайся... знаешь, выглядишь ты не очень. Всё ещё страдаешь из-за неразделённой любви?
- Угу, страдаю, - поспешно согласилась ромуланка и приложила ладони к щекам, будто проверяя, и правда ли она так плохо выглядит. По крайней мере, руки у нее почти не тряслись. - Мне надо тут кое-что закончить, буду через полчаса, - она кивнула на микроскоп. - А что там с Джезом, вы узнали? Меня интересует та часть, которая про физическое здоровье. С психологическим, как и с кардассианскими тайнами, я бы предпочла не иметь дела.
- Ничего, - буркнул землянин, - его врач заверяет, что Джез просто напился до беспамятства, но его не видели в баре, он никого не звал с собой, среди дня напиваться - это не в его стиле, а ещё... у кардассианцев фотографическая память, а он ничего не помнит с самого утреннего сбора. Будь это детективная история - подумал бы, что его похитили, стёрли ему память и зашили программу, чтобы в какой-то момент он превратился в послушный автомат и по приказу кого-нибудь убил или что-нибудь взорвал. Впрочем, это не детективная история, хотя... в жизни ведь тоже такое случается, не так ли? Ромуланцы однажды провернули что-то похожее с федеральным офицером, но тогда заговор вовремя раскрыли - нам в Академии рассказывали.
- Может и не однажды... - хмыкнула Делас и быстро согласилась: - Да, это все странно. В любом случае, меня это не касается. Если он захочет ко мне обратиться, а Тенек не будет мне мешать заниматься своим делом - пусть приходит. Лечить похмелье у кардассианцев я уже научилась. Правда, пока у меня тут даже лаборатории нет, придется обосноваться на катере, - она передёрнула плечами и торопливо обернулась к микроскопу: - Итак, я могу продолжить?.. Мне надо кое-что доделать, желательно прямо сейчас.
- Может и не однажды, - кивнул Освальд. - Вы - ромуланцы - мастера врать, подставлять других, вести двойную игру и отводить от себя подозрения. К счастью, многие ваши тайны вскрываются доблестными федеральными офицерами...
Землянин прошёлся по медотсеку и, сев на кровать, посмотрел на ромуланку.
- Недавно нас всех заставили пройти медкомиссию. Искали посторонние препараты после того, как один из участников попался на их приёме незаконного стимулятора. Причём симптомы были у всех перед глазами: раздражительность, резкие перемены настроения... дрожь в руках, которая потом внезапно проходит, - Освальд смотрел прямо в глаза Делас, стараясь оценить её реакцию. - У нас на Земле есть ещё одна фраза: "Обжёгшись на молоке, дуешь на воду". Ты ведёшь себя похожим на нашего оступившегося коллегу образом, и я считаю, что надо сообщить об этом Тенеку. Наркоман в группе - это неоправданный риск, но я хочу дать тебе возможность рассказать всё самой - это смягчит возможные последствия.
Делас ответила Освальду удивлённым взглядом, но затем просветлела и далее с каким-то облегчением произнесла:
- А-а-а, та история со стимуляторами! Ракар мне рассказывал. И опять, все самое интересное - у вас в группе. Жаль, что я и это пропустила... Но на этот раз ты не угадал, - добавила она. - Так что я вполне обойдусь без Тенека, у него и так достаточно дел. Хотя ты же мне все равно не поверишь, да? - вздохнула девушка.
- Если я ошибся, то обследование ничего и не покажет, - пожал плечами Освальд, - зато всем нам будет проще твою дрожь в руках объяснить нервами, перепады настроения - гормональными всплесками, а раздражительность - воспитанием. Думаю, Тенек будет рад возможности заполучить тебя в качестве пациента: ему дай волю - всех запрёт в лазарете и будет сканировать до посинения… или позеленения, - усмехнулся кадет.
- А я не хотела бы с ним лишний раз встречаться, поэтому, пожалуй, откажусь от твоего предложения, - ромуланка сложила руки на груди. - Или ты меня свяжешь и насильно к нему потащишь? Насколько мне известно, это в проекте Альфа не приветствуется. Никаких доказательств у тебя нет и не будет, потому что в своём выводе ты ошибся. Может быть, ты хороший капитан, но ты не врач!
- А тебе нравится, когда связывают и насильно куда-то тащат? - снова усмехнулся Освальд. - Жаль, что ты только сейчас к нам присоединилась... впрочем, о чём это я? А, ну да, нет, я не собираюсь тебя никуда тащить - мне достаточно будет изложить свои мысли Тенеку и координатору Рилл, и тогда ты уже не отвертишься - тебе прикажут обследоваться. Впрочем, раз ты не хочешь сотрудничать, я, пожалуй, так и сделаю, и не стану тратить время на лишний разговор, - кадет встал и направился к выходу из медотсека.
- Хорошо, - произнесла Делас, когда Освальд был почти уже у самой двери. – Что мне сделать, чтобы ты ничего не говорил Тенеку и координатору? Это не их дело, но мы можем договориться…
- Рассказать мне всё, а там посмотрим, - остановившись у двери и обернувшись, ответил кадет.
- Все? – бровь Делас взлетела вверх. – Тебе не достаточно знать того, что я не наркоманка и не принимаю никаких стимуляторов или других запрещенных вещей?
- Очевидно, есть что-то ещё, - мотнул головой Освальд, - что-то такое, из-за чего ты так хочешь избежать медосмотра. Что это? Ты не годна к военной службе и боишься, что это вскроется? Не думаю, это бы на Ромуле обнаружили. Может, ты беременна? Как показывает практика, некоторые девушки очень этого стесняются и стараются скрыть... Если так, то тебя нельзя будет отправлять в самое пекло, и это надо будет учитывать. Или есть ещё что-то? В общем, хочу знать, так что будь добра рассказать, в чём на тебя нельзя будет положиться и почему именно.
- На меня можно положиться, иначе бы меня не было на проекте, - отозвалась Делас. – Если забыть о вчерашнем… А если не забыть, то вам не нужен повод, чтобы меня избегать и не включать во внутригрупповое взаимодействие. В остальном же я не вижу причин, почему не могу быть таким же участником вашей группы, как и все остальные. У меня есть допуск к проекту, и я, разумеется, не беременна, как тебе такое только в голову пришло! И у меня хорошие рекомендации от Планкса, - вспомнила она последний аргумент в свою защиту. 
- Тогда в чём проблема с медосмотром? - настоял кадет. - Послушай, я уже взялся сохранить одну твою тайну. Если надо, я сохраню ещё одну, но я сам должен знать, в чём именно дело, и твоего слова, уж извини, мне мало - я должен быть уверен, что всё и правда хорошо: что ты не погибнешь внезапно, стоит отправить тебя на опасное задание. Даю тебе слово, что, если ничего страшного действительно нет, я не стану ни о чём трепаться ни с кем и даже помогу скрыть твою тайну, если узнаю, что кто-то ещё идёт по твоему следу.
- Ничего страшного действительно нет, - Делас старалась, чтобы ее голос звучал убедительно. – Допустим, я кое-чем болею – скажем, хроническим ромуланским насморком. И не хочу, чтобы все подряд об этом знали, а тем более высылали такой десант, как сейчас к Тенме. Мой насморк не заразен и не представляет вам никакой угрозы. Единственное, что мне нужно, это принимать лекарства… - она нахмурилась, подсчитывая что-то в голове, - допустим, четыре раза в день. Вот и все. Это просто насморк! И ни Тенеку, ни координатору о нем знать не надо.
Освальд машинально шмыгнул носом, а потом кивнул:
- Ладно, я поверю тебе. Твоя история хорошо согласуется с тем, как ты просила нас не лезть в медицинские дела Джеза... ладно. Но учти: до первой серьёзной проблемы. Потеряешь сознание на высадке, проходишь неделю с незаживающей раной или хотя бы будешь чихать бесконтрольно на собрании - придётся обследоваться, потому что такое будет уже не скрыть... Ладно, нам пора, жду тебя в ангаре.
Кадет ещё на секунду задержал взгляд на ромуланке, а потом вышел из медотсека.
- Я скоро приду, - проговорила Делас вслед Освальду.
Едва за ним закрылась дверь, Делас без сил рухнула на стул, закрыла лицо руками и беззвучно разрыдалась.
__________________
С Джезом и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 01 Ноября 2017, 09:51:47
Ангар 13

Когда группа телепортировалась обратно в ангар, ромуланец бегло окинул взглядом всех здесь оставшихся. Рано было еще идти и садиться обратно на свое место, чувство категорической незавершенности операции его гложило. Тенма был не в себе, со стертой памятью, он был один и кто знает, что решит предпринять компания доктора Глессина. Поэтому Ракар развернулся и подошел к Самрите.
- Самрита, дельта-коммуникатор Джеза у кого сейчас? Ему нужно вернуть ее желательно немедленно, и кроме того – не лучшее время оставлять его одного сейчас. Нужно точно убедиться, что он сюда дойдет. Что будем делать?
- Кажется, у Освальда или Делас, - неуверенно ответила Самрита. Она устало откинулась на спинку стула и смотрела прямо перед собой, даже не подняв взгляд на телепортировавшихся. - Он придет, если захочет. Мне кажется, мы и так уже влезли туда, куда не следовало. Может быть, это не наше дело?.. - девушка повернула голову и посмотрела на советника Рилл. - Или вы тоже считаете, что мы должны и дальше вмешиваться?
Ракар оглянулся на Квинтилию, прежде чем прислониться к столу рядом с сидящей Самритой. Потом прислонился, скрестил на груди руки и вздохнул.
- Может быть, не наше, - негромко сказал он, чтобы в дальней части ангара никто не слышал, а тут, рядом, было бы слышно всем, кто захочет, - но факты… Нам было немножко не наше дело до того, что происходит с Иламой Толан, а сегодня утром не досчитались коммандера станции. Впрочем… суть в том, что Тенма с абсолютно стертой памятью за последние несколько часов, Глессин внушал ему информацию, которую он посчитал верной, прямо поверх чистой памяти. Я не смог воспрепятствовать, информация Глессина была доминирующей. Джез не совсем в себе, он чем-то обколот. Он не в состоянии сейчас понимать, чего хочет на самом деле. К счастью у нас есть запись переговоров, которую мы ему покажем потом. До того, как он очнулся – слова Глессина весьма говорящие. Это все могло бы быть не нашим делом, если бы Тенма был нам никто. А он нам – коллега, которого мы не можем бросить. Я не знаю, что сейчас сотворит компания во главе с Глессином, но воспользовавшись свободным получасом, или сколько там – они вполне могут его увезти. Может у них корабль с разрешенным стартом уже стоит. Я не хочу оставлять Тенму сейчас одного, это может иметь последствия.
– Согласна, – негромко сказала Утара, затем села на ближайшее свободное место за столом и произнесла:
– Давайте немного поговорим о том, что случилось. Мистер Тенма... Джез, Освальд и Делас подойдут к нам, как только смогут, и присоединятся.
Болинка немного помолчала, дожидаясь пока все рассядутся, и заговорила снова:
– Итак, это – наше дело. Давайте примем это как данность. Если бы мы рассуждали по принципу «не наше дело», как бы мы оказались в этом проекте? Простите, я никого не хочу обижать, но во время войны иной раз били одних, а другие думали «это не наше дело», и чем это обычно заканчивалось? Ничем хорошим. И мы здесь собрались не для того, чтобы просто «делать уроки» и не обращать внимания на реальную жизнь. Поэтому да, это наше дело. Кто-нибудь хочет возразить?
Самрита вздохнула, откинулась на спинку стула и уставилась взглядом в пол, давая понять, что она уже все сказала.
- Но что мы можем и что не можем делать? – спросила Акрита, которая к тому времени тоже прошла на свое место и села, повернувшись к советнику. Огнетушитель она пока положила на колени, решив, что вернет его в катер после собрания. – Например, меня несколько удивил вид так называемой спальни доктора Глессина. Но ведь это его личное пространство, и он имеет право делать там что хочет. Что касается Тенмы… В коридорах нет камер видеонаблюдения, которые могли бы зафиксировать то, как его схватили?
Самрита не стала дальше продолжать, и, как Ракар понял, перед землянкой стояла неразрешимая дилемма в настоящий момент. Ромуланец отошел от Самриты, начиная направляться к собственному месту, но поспешал он к нему медленно. Разговоры начали напоминать ему занятия в школе Тал Шиар. Он посмотрел на нового координатора, потом бегло на Акриту.
- Джезу нужно вернуть дельту, - сказал он, - и нужно проследить, что он придет сюда, что ничего с ним не случится по дороге. Вы же видели все. Акрита, камеры есть, но СБ нам отказало, мы не знаем где его взяли, и как все это выглядело, и только потеряем время.
– Что мы можем сделать, это просто поговорить с ним. Рассказать ему ту правду, которую мы знаем, – выслушав первые реплики, советник начала отвечать на вопросы. – Если бы всё это не было связано с попыткой похищения, я согласилась бы с мисс Баккер и с Тенеком, что нам не стоит вмешиваться, но, простите, когда человека хватают в коридоре, вводят ему неизвестные препараты и изменяют ему память, трудно думать, что всё это добровольно и ему во благо. Поэтому, я считаю, что Джез должен знать, как развивались события, пока он был без сознания. Ещё одна вещь, которую нам необходимо сделать, это деликатно поставить в известность службу безопасности. Не мистера Бакота или другого рядового дежурного, конечно, а человека исполняющего обязанности руководителя. Для этого как минимум две причины. Во-первых, я не уверена, что Джез в безопасности. Вряд ли мистер Глессин предпримет что-то сегодня, когда столько людей слышали, что через сорок минут после нашего расставания его подопечный должен встретиться с нами, но он может что-то сделать позже - завтра, послезавтра... И наконец его слова на счёт гала Дохиила. Он произнёс слова «устранить сообщников». Это значит, что такой опытный и не совсем законопослушный человек как доктор Глессин считает посла Кардассии способным на такой поступок, и вряд ли беспричинно. Я думаю, что скрыть эту информацию от службы безопасности было бы настоящим преступлением.
- Мэм, все это правильно, - склонив голову, сказал Ракар, - но прямо сейчас ему нужно вернуть дельту, и его нельзя оставить одного. Прямо сейчас что-то нужно сделать, и убедиться что он придет, а не ждать. Я не считаю, что его правильно сейчас оставить одного. У кого его дельта, Сэм говорит, что у Освальда или Делас. Мы вызовем их?
– Вряд ли ему что-то грозит прямо сейчас, но почему бы и нет, – не стала возражать Утара, – Я буду признательна, если вы вызовете кого-нибудь из них: признаться, я тоже очень сильно потрясена случившимся, и буду рада любой посильной помощи.
Ракар сжал кулаки и повернулся к Утаре Рилл спиной. Разговоры – это последнее, что сейчас нужно было делать, не завершив до конца дело, так он считал. Нажал на свою дельту.
- Ракар - Делас. Делас, комм Тенмы у тебя? Освальд там? Куда вы его телепортировали? Вы следите за биосигналами там, где он находится?
- У меня, - после долгой паузы ответила ромуланка глухим голосом. – Я верну его, когда приду в ангар, то есть через… девять минут. К сожалению, больше никакой информации у меня нет. Освальд собирался идти на собрание – это последнее, что мне известно.   
Голос Делас был каким-то глухим, и очень Ракару не понравился. Интересно, приняла ли она сегодня свое лекарство? Или что вообще там происходит? Мгновенно промелькнула мысль, и Ракар вернулся к текущей задаче, потому что он чувствовал чуть ли не кожей своей нависшую над Тенмой опасность. 10 минут, Освальд идет без комма, и пока он будет идти – мало ли что случится еще, пока они будут тут сидеть и просто ждать.
- Делас, ждем тебя, иди быстрее, - быстро сказал Ракар и обернулся к группе, все еще не отключая связь.
- Кто знает, как связаться с Джезом без коммуникатора? Я номер его каюты, к сожалению не запомнил, кто-нибудь знает?
____________
С кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 01 Ноября 2017, 09:52:28
Ангар 13

- Ты имеешь в виду ту каюту, которую проверяли мы с Освальдом? – уточнила Делас. – Я помню ее номер.
- А я могу отправить вызов на терминал в той каюте, хоть и не понимаю, почему бы нам просто не подождать еще десять минут до официального начала собрания и дать ему прийти в себя. По-моему, это именно то, о чем просил Джез, - вставила Самрита.
Ракар снова подошел ближе к двери ангара, ближе к Самрите и Утаре Рилл, неуверенно глядя на координатора. Ждать или не ждать от нее командования? Или она будет смотреть на то, как ведут себя кадеты? Еще один эксперимент?
- Дай номер, Делас, - попросил Ракар, и посмотрел на Самриту. Заговорил с чуть повышенной скоростью, чем обычно, - никто не знает, Сэм, что сейчас происходит с его мозгом, и поверь мне, я немного понимаю, что ничего хорошего не происходит. Он просил не будучи в себе. Пока мы ждем, может… что угодно произойти. Три разных варианта навскидку могу дать. И кто бы что ни говорил – за полчаса он не успел бы напиться до беспамятства, что его потащили бы наусиканцы, срывая с него коммуникатор. Это… прошу, вызови его каюту.
Самрита закатила глаза, но все же отправила вызов в каюту на Жилом кольце, номер которой назвала ромуланка перед тем, как отключить связь.
Ответа не последовало.
- Прежде, чем вы начнете паниковать!..  – Самрита предупреждающе подняла руку. - Может быть, он уже идет сюда. Или Освальд телепортировал его в ту каюту, к которой он приписан на проекте. Ну или он спит.
- Он кардассианский солдат! Не время спать! – сказал Ракар, и обернулся к Криму Анжару, который не далее чем вчера утром сказал ему лично, что Джез не живет в назначенной им двоим каюте. – Вряд ли... он же, Крим, я могу это сказать, да?
Конечно, со стороны Освальда было логично отправить кардассианца подальше от жилого кольца, это было прямо классной идеей, вот только, вот только ботинок собственных Джезу там было неоткуда взять, и Джез мог пойти пешком через жилое кольцо, и нарваться там на доктора, который так беспокоился о своем неизвестном исследовании, а также… а также о неразрушении жизни Тенмы. Нет, Ракар не паниковал, паника касалась его лично слишком давно, еще в детстве. С тех пор он не испытывал такого чувства, даже когда частично провалился на собственном задании перед тем, как его отправили в Федерацию на проект "Альфа". Ракар лишь чувствовал, что обязан не упустить момента и не бросить товарища.
- Вызови, Сэм, пожалуйста, тогда каюту Крима Анжара.
Самрита смерила ромуланца недовольным взглядом, но все же отправила вызов.
-Тенма на швязи, - слегка невнятно раздался голос кардассианца, - В шем дело?
Услышав ответ, Самрита выразительно посмотрела на ромуланца и сделала глубокий вдох. Она понятия не имела, что говорить.
- Эм, это Самрита, мы тут… - она замялась и почувствовала, что ее уши краснеют от неловкости ситуации. – В общем, волновались. Меня просили с тобой связаться, - пояснила она и сверкнула глазами в сторону Ракара: - уж не знаю, зачем! Так… все в порядке?
- Джез, эээ… - Ракар продолжил, вслед за Самритой, - да, мы ждем тебя в ангаре, у тебя все нормально? Придешь?
Тенма сделал паузу, а после нее его голос звучал уже нормально.
-Я принял душ и чищу зубы. У меня все в порядке. Сейчас я оденусь и приду. Кажется, я ведь уже беспокоился, что пропустил собрание. В этот раз я его не пропущу.
- Прости, - пискнула Самрита. – Мы не хотели отвлекать. Я же говорила!.. – последнее она произнесла чуть в сторону, обращаясь ко всем остальным кадетам и координатору.
Ракар наклонился к Самрите и тихо спросил:
- Джез, извини, но я должен спросить, у тебя ботинки в этой каюте есть? Ты же вроде… не жил там никогда.
-Ха… Ха-ха, - произнес Тенма, - Что значит, не жил? Конечно, жил. И конечно у меня есть и ботинки, и форма в шкафу. Я - сын гала, я могу себе позволить обладать больше, чем одной парой ботинок. Мне уже случалось просыпаться полуодетым неизвестно где, так что не впервой. Думаю, какой-то леди недавно очень повезло… вспомнить бы только, какой, - Тенма рассмеялся.
Теперь к покрасневшим ушам Самриты присоединились еще и щеки.
Ракар выпрямился с каменным лицом. Бросил взгляд на Крима Анжара, вопросительный, внимательный. Крим дезинформировал его вчерашним утром? Или что-то еще было не так? Но, по крайней мере, в голосе кардассианца не было ничего, свидетельствующего о недавнем инциденте, кроме напрочь стертой памяти за последние несколько часов. Что ж, наверное, и впрямь следовало пока дальше не вмешиваться, до поры. И пора эта должна была настать не далее чем сегодня.
- Тогда отбой, извини, Джез, ждем тебя. – Ракар усилием воли растянул губы в извиняющейся улыбке, глянув на Самриту. И пошел обратно к своему месту через ангар.
- Конец связи, - выпалила Самрита, нажимая на свой коммуникатор. Теперь ей казалось, что она стала свидетельницей чего-то… что она бы, пожалуй, лучше не видела или не слышала. Девушка неуютно заерзала на своем стуле.
– Ничего страшного, – негромко подвела итог этому вызову Утара. – Просто представьте на минутку, что было бы, если бы почти два часа назад мы решили, что мистер Тенма просто решил прогулять занятия. Конечно, это не значит, что мы должны постоянно контролировать друг друга и не давать друг другу продохнуть, но иногда нет ничего страшного в том, чтобы лишний раз спросить. Во всяком случае, теперь мы знаем, что мистер Тенма всё-таки наведывается в свою каюту, и ботинки у него есть.
_________________
С кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 02 Ноября 2017, 08:58:58
Ангар 13

Дверь в ангар открылась, и внутрь зашёл Освальд. Вид у него был задумчивый и немного мрачный, и таким же задумчивым и мрачным взглядом он наградил сначала Ракара, потом - Квинтилию, а в конце - Тенека.
Сев на своё место, землянин ничего не сказал и только периодически поглядывал на дверь, ожидая, очевидно, отсутствующих.
Делас зашла буквально через пару минут после Освальда и с совершенно непроницаемым лицом заняла свое место. В руках она держала маленькую металлическую дельту-коммуникатор и тоже изредка поглядывала на дверь в ожидании ее хозяина.
Освальд проводил ромуланку взглядом, пока она шла к своему месту, думая ровно об одном: знают ли о "ромуланском насморке" её товарищи по регате? Тенек - вряд ли, раз Делас так его сторонится, а вот докопались ли Ракар с Квинтилией... и сколько членов другой группы знает об этом? Знал ли коммандер Планкс? Столько вопросов, и ни одной возможности получить ответы прямо сейчас...

Ракар сидел откинувшись на спинку стула, скрестив руки на груди и прикрыв глаза. Последнее его действие – звонок в каюту Тенме - было не слишком умным, проще говоря – глупым. Он чувствовал, что вытащил на поверхность чужую личную информацию на обозрение всей группе, чего им знать было совершенно не надо, и от этого было несколько отвратительно. Квинтилия подумает о нем плохо, уже стократ наверняка подумала. Но что было бы – если бы все было не так? В вероятностном эксперименте о сетлете в коробке, когда не знаешь, жив он или мертв – возможно только открыть и посмотреть. И открыть – не глупость. Или эта аналогия сейчас не применима? В любом случае, от этого лучше не становилось. Когда стул справа дернулся, ромуланец открыл глаза, посмотрел на Делас снизу вверх, и снова отвернулся, продолжая ждать.

Акрита наблюдала за происходящим и за разговорами в перерыве внимательно и с заметным волнением, но не вмешивалась. Ее тоже не покидало ощущение того, что за всем этим странным похищением и какой-то тайной информацией стоит нечто серьезное и даже опасное, непонятно как связанное с кадассианским послом и возможно с убийством коммандера Мори… Но андорианка слишком мало знала. И, что еще сильнее останавливало ее сейчас от суждений, почти не знала кардассианцев вообще и Джеза Тенму в частности. Ракар, видимо, был знаком с ним намного лучше, если по виду товарища и нескольким фразам смог определить, что его чем-то накачали, стерли память, внушили что-то. Ведь по сути никаких доказательств у них не было… Или были?
Акрита подумала, что после собрания хотела бы поговорить с ромуланцем или Утарой, которые наиболее активно высказывались о необходимости действий. Но сейчас действительно было не время. Почти все уже собрались, и опять не хватало кардассианца.
Наконец, появился и Тенма. Он успел привести себя в порядок, и сверкал формой и начищенными ботинками. Его волосы были слегка влажными, но идеально приглаженными, и если что и напоминало об инциденте 40 минут назад, то лишь небольшая бледность и некоторая осторожность в движениях кардассианского гила.
Увидев, что все присутствующие на него смотрят, гил Тенма хмыкнул, слегка улыбнулся и сказал:
-Прошу прощения за опоздание.
Затем он прошел к столу и сел в одно из кресел.

– Рада видеть, что все наконец-то собрались, – сказала Утара. – Через некоторое время мы все вместе попытаемся понять, что же на самом деле не позволило нам собраться сразу, но поскольку после такого обсуждения вы вряд ли сможете уделять внимание чему-то ещё, сперва я поделюсь с вами рабочей информацией, а уже затем мы перейдём к более проблемным вопросам. Итак первое – расселение. Через несколько дней я сделаю новую схему расселения по каютам, а пока мы просто решим насущные проблемы. Проблема первая – жильё для мисс Делас. Трое участников покинули проект, и перед началом собрания – до того, как мы сбились с ног, разыскивая мистера Тенму, я собиралась предложить ей пожить в этой комнате, пока схема расселения не будет готова, однако сейчас мне перестала нравиться эта мысль. Мисс Делас, после собрания я распоряжусь устроить ещё одно спальное место в комнате мисс Акриты и мисс Перим, до нового распределения по комнатам вы поживёте у них, – болианка выжидательно посмотрела на кадетов, ожидая возражений.
Акрита ничего не возразила, только антенны ее пошевелились в неопределенном жесте. Прямо сейчас, после всех событий этого утра возмущение поступками ромуланки насколько отошли на задний план и затерялись среди прочих эмоций, что она не могла сформировать мнение относительно этого нового обстоятельства. Но в то же время она знала, что потом, когда все утрясется, рано или поздно ей придется разобраться в своем отношении к новой коллеге. Если не с ней вслух, то хотя бы внутри себя.
Делас встрепенулась, услышав свое имя, и подняла руку – впрочем, говорить начала до какой-либо реакции советника.
- Мэм, я думаю, ваш первый вариант был более предпочтительным. Дело в том… Я кое-что не сказала… - ромуланка опустила взгляд на дельту, которую крутила в руках. – В общем, я переезжаю не совсем одна. Точнее, совсем не одна. У меня есть домашнее животное, небольшое и, кхм, очень милое, но всем вместе нам будет тесновато, - она быстро покосилась на Квинтилию – та лучше всех представляла размеры и повадки ее милого и небольшого домашнего животного.
И это ромуланка еще умолчала о таких деталях, что на одну из своих соседок она вчера нацепила жучок, а с другой должна была делить не только ванную, но и мужчину.
Ракар, проследивший взглядом Джеза Тенму, прошедшего к столу, наконец расцепил скрещенные руки, и, отвлекшись от посторонних мыслей, стал слушать брифинг. Делас назначили каюту, в полном соответствии с предыдущими распределениями по антагонистам. Делас попыталась отстоять свое желание жить в каюте одной, и Ракар лишь улыбнулся.
- Это милое животное зовут Парнус, - сказал Ракар, - он с баджорской луны Джераддо. – А потом поочередно посмотрел сначала на Акриту, потом на Квинтилию, потом на Делас. – Но … тесно – это не страшно, а насчет Парнуса – разве вы не сможете договориться? – последнее он произнес с улыбкой глядя на ромуланку.
- Я думаю, моим соседкам стоит решить, хотят ли они такого соседства, - улыбнулась Делас в ответ, не поясняя, кого именно имеет в виду – себя или паука.
Акрита пожала плечами.
- Я в каюте провожу мало времени, - неуверенно произнесла она и посмотрела на Квинтилию.
Андорианка пока не видела вживую пауков с Джераддо, но воспоминание о том, что произошло при выполнении их задания на этой луне, заставило ее чуть заметно поежиться. Да уж, неизвестно еще, с кем будет сложнее наладить контакт, с Делас или ее питомцем…
-Меня не волнует домашнее животное Делас, - ровным голосом ответила Квинтилия, - Я присутствовала в момент, когда она его приручила, и нахожу, что это было… трогательно и мило.
- Тогда и у меня нет никаких возражений, - натянуто улыбнулась Делас и подняла взгляд на советника: – Буду рада вселиться в новую каюту.
"Трогательно и мило." Ракар затаив дыхание смотрел на Квинтилию, он не слышал от нее еще таких слов и был поражен, и потрясен, тем, как они звучали из ее уст, и то, что только прозвучало до того - "не волнует" - это было не очень взаправду. Потому что волновало, на самом деле. Ромуланец улыбнулся и опустил голову.
– В таком случае этот вопрос решён, – подытожила Утара. – В продолжение этой темы хочу также попросить мистера Тенму ночевать не где-нибудь, а в назначенной ему каюте. Я думаю, организаторам проекта было бы несложно предоставить отдельные каюты для каждого участника, а многим из участников, как только что заметила мисс Делас, было бы комфортнее иметь всё пространство каюты в личном распоряжении, тем не менее, было решено, что у каждого будет сосед по комнате, и я не вижу причин, чтобы тот или иной участник имел в этом отношении привилегии.
-Конечно, - вежливо ответил Тенма, - Как скажете, госпожа координатор.
– Это не прихоть, – пояснила Утара. – Вы все обучаетесь чему-то новому не только во время занятий. Вы учитесь в первую очередь понимать других – других в самом широком смысле этого слова, и когда вы начинаете избегать друг друга по легкомыслию или из-за конфликтов, вы обкрадываете сами себя.
Советник перелистнула страничку в падде и продолжила:
– Второй вопрос – это наше новое задание и победа в голосовании по прошлому заданию. Я решила объединить эти два вопроса, поскольку нового задания нам пока не предложили. Итак, мистеру Макдауэллу, мисс Акрите и мисс Баккер предстоит за ограниченный промежуток времени сделать по новой презентации, однако они узнают тему для неё всего за два часа до её представления. Сложная задача, с которой они должны будут справиться самостоятельно, но и мы не будем сидеть сложа руки. К завтрашнему собранию каждый из нас подумает над тем, какую тему будет лучше всего предложить для этих презентаций, и - да, я сказала «каждый из нас», поскольку я тоже подберу пару подходящих на мой взгляд тем. На завтрашнем собрании мы решим, какая из них пойдёт в работу, а остальные останутся про запас.
- Почему именно нам? – удивилась Самрита, а потом кивнула: - А, это что-то вроде второго раунда, потому что мы все трое победили в предыдущем? А нам тоже придумывать темы… самим себе?
– Да, это второй раунд, и да, вы тоже подумаете над темами, – подтвердила болианка. – И нет, это не подсказка, ведь окончательное решение мы примем завтра и не факт, что правила не успеют к тому времени поменяться. Мы уже убедились, что нам нередко приходится принимать решения в стремительно меняющихся обстоятельствах, и в этот раз мы будем выяснять, кто из вас троих лучше умеет импровизировать.
Самрита хитро улыбнулась:
- Увидим! Хорошо, советник, я вас поняла.
Тем временем Делас, воспользовавшись тем, что внимание с ее персоны сместилось на другие, наклонилась к Освальду и тихо шепнула:
- Не забудь вернуть мне кое-что, что вам в итоге не пригодилось.
Освальд кивнул и ответил:
 - Найди меня через полчаса после собрания - отдам.
- Хорошо, - вздохнула Делас. – Надеюсь, гипоспрей не попадет за это время туда, где ему не следует быть.  
- А что ждет победителя по итогам второго раунда? – спросил ромуланец.
– Поощрение. Насколько я понимаю, примерно в том стиле, как то, что получила после инцидента с Аномалией мисс Перим. – Утара внимательно посмотрела на кадетов и добавила: – И тут перед нами возникает ещё одна проблема. Дело в том, что мне предложили поощрить так же и того, кто сделал больше всего для регаты. Подготовка, успешные действия во время самой регаты, нестандартные решения – всё идёт в счёт. И у нас есть выбор: проголосовать по одной номинации, и тогда кто-то один получит это поощрение, или проголосовать по нескольким номинациям, и тогда... поощрения от руководства проекта не получит никто, зато мы сами сможем отметить и поощрить тех, кто сделал самый большой вклад в общее дело. И это первое, за что вам предстоит проголосовать. Решение за вами.
-А как мы их поощрим - это тоже нам придумать? - спросила Жантарин.

_________________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 02 Ноября 2017, 09:01:34
Ангар 13

Ракар отодвинулся от спинки собственного стула, положил руки на стол. Регата далась ему тяжело, последствия регаты – тоже. И теперь опять следовало выбирать, и одного выбрать было нельзя. Он знал кого выбрать, кто больше всего сделал для того, чтобы все не пошло прахом для них всех, но не один участник был достоин, было как минимум трое лучших, и ему очень не хотелось выбирать. Очень. И кроме этого, он испытал крах собственных иллюзий, и проблема выбора этим усложнялась. Ромуланец поморщился, понимая, что выхода нет, и выбирать придется.
Акрита тоже чуть заметно нахмурилась, слушая обсуждение предстоящего задания. Конечно, она понимала определенную ценность соревновательных моментов в плане повышения мотивации, стремления к достижению новых уровней и целей. Но что-то здесь казалось ей неправильным, и поэтому она слушала речь Утары молча, немного склонив голову. Жизнь и без того устроила им гонку на выживание с полосой препятствий, возможно, слишком серьезных. Так зачем еще раз за разом организовывать соперничество и противостояние внутри группы, причем их же собственными руками? Неестественность подобных «выборов» тревожила андорианку. Она коротко посмотрела на советника и подумала, что ведь еще ни разу не беседовала с ней лично, как-то не было поводов и времени. Может быть, теперь появится и то, и другое? Акрите во многом предстояло разобраться, и, вероятно, сама она только рискует наделать ошибок.

Утара усмехнулась: привычка кадетов академий с армейским уклоном к «осязаемым» поощрениям давала себя знать.
– Вообще-то в этом случае я предполагала, что поощрение не будет очевидным бонусом, и в его роли выступит признание и одобрение со стороны товарищей по проекту, – сказала она, – и я надеялась, что вы догадаетесь, между чем и чем вы выбираете. Ну, что ж, скажу открытым текстом: вы выбираете между вариантом дать возможность кому-то одному получить вполне ощутимую выгоду, и вариантом не предоставить эту выгоду никому, однако при этом вслух отметить заслуги всех, кто по-настоящему отличился. Мне кажется, что мы до сих пор слишком много молча распределяли и слишком мало говорили о том, почему мы выбираем именно так, а не иначе.
Самрита подняла руку:
- То есть сначала мы голосуем за то, чтобы решить, за что же мы в итоге голосуем? – не очень понимающе поинтересовалась она. – Это как-то слишком сложно. Хорошо, давайте не будем затягивать и сделаем это прямо сейчас. Только вот… Не все участники проекта участвовали в регате, потому что это было добровольное развлечение. Как быть им? И как насчет тех, кто действовал на регате против нас? 
Делас будто еще больше уменьшилась в размерах, сползла под стол на своем стуле и постаралась сделать вид, что ее тут нет.
– Жизнь вообще непростая штука, мисс Баккер, – отозвалась Утара. – Мы делаем подобные серии выборов ежедневно, просто сейчас это немного подсвечено. И я думаю, что те, кто не участвовал в регате могут сами решить, воздержаться им от голосования или нет. Кто-то из них может оказаться совсем не в курсе дела, кто-то участвовал в подготовке, но не смог полететь, а кто-то целенаправленно остался на станции, но при этом сделал свой весомый вклад в подготовку. Мне кажется, будет несправедливо отнять у них право голоса. И тем более это касается тех, кто был нашим противником: иногда именно соперник может оценить нас гораздо объективнее, чем союзник.
- Действия на регате против нас обусловлены легкой, скажем так, неоднозначностью наших собственных желаний и методов прихода за призом, - сказал Ракар, внимательно и чуть прищурившись глядя на Самриту, - и я надеюсь, у нас будет шанс выяснить эту историю до конца.
Затем Ракар, спохватившись, что встрял без разрешения, перевел взгляд на Утару Рилл.
- Простите, мэм.
Делас испуганно посмотрела на Ракара и поспешила перевести тему:
- Пусть будет много номинаций, - тихо проговорила она, отводя взгляд.
- Я голосую за то, чтобы мы определили одного победителя в анонимном голосовании, как делали это раньше, - четко и решительно ответила Самрита, глядя прямо на Утару Рилл и игнорируя Ракара. – И наградили его по заслугам. Какие мы все молодцы, мы и так знаем.
Кадет Баккер даже не отреагировала. Ракар усмехнулся самому себе. Федераты и впрямь все разные. Как многолико и разнообразно лицо Федерации, способной на все что угодно, если на то будет ее желание.
Ромуланец посмотрел на Делас и подмигнул ей, а затем ответил на вопрос:
- Я за то, чтобы выбрать нескольких претендентов. Одного самого лучшего не существует.
- Я воздержался, - следом ответил Артур, - как решите.
- Не понимаю я, мэм, зачем вводить соревновательный элемент в проект по взаимодействию и совместной работе, - произнёс Освальд, - но, если уж вводить, то нормально. Я за одного лучшего.
- Соревновательный момент у нас с самого начала, - снова усмехнулся Ракар, теперь глядя на Освальда, - я тоже был весьма заинтригован логикой данного действия, когда прилетел на эту станцию. Особенно это прекрасно выглядит когда начинают сравнивать в разных номинациях – кто был лучше, врач или пилот? Инженер или пилот? Капитан или инженер? И без кого бы вы не справились? И тогда мы начинаем выкидывать по одной кандидатуре, вот без этого – я бы справился, без этого тоже, и без этого, а вот без того – нет. А этот лучший – ничего бы не сделал без остального экипажа. А может быть есть кто-то еще, который не так много сделал для подготовки, но благодаря ему все это не закончилось прямо в середине. Вот ведь в чем штука-то… Ведь мостик корабля не справится без инженерного отсека, а инженерный отсек сам по себе – неплохо сидел бы и на орбите в доке, зачем вообще куда-то лететь? Я знаю, кого выберу, если будет один кандидат. Но я надеюсь, что восторжествует все же нечто иное.
- Я предлагаю дослушать остальных и не влиять на их выбор, - Самрита жёстко посмотрела на Ракара.
- Я ничего не хочу выбирать, - тихо сказала Акрита.
Только что сказанные слова Ракара подтвердили ту мысль, которая возникла у нее с самого начала, хоть ромуланец и делал другой вывод. Для нее - все это было неправильно.
-Я не участвовала в регате, поэтому я воздержусь, - сказала Жантарин.
-А я участвовала, но мне тоже не хочется принимать участие в этом голосовании, - призналась Хена.
-Мне нечего сказать, я тоже воздерживаюсь, - быстро прибавил Брол.
-И я, - тихо произнесла Квинтилия.
-Вот от тебя я этого не ожидал, Перим, - удивился Тенма, - Ты всегда была такой амбициозной и мне казалось, ты обеими руками за повышения и всяческие плюшки. Или дело в том, что теперь ты сама не можешь их получить? Что ж, я голосую за награждение одного. Если награду не получит никто, мы останемся при своем. Но если кто-то пойдет и получит повышение или работу на станции, он сможет принести эти бонусы в команду и как-то поделиться ими, и мы все, как один экипаж, выиграем от этого.
- Практика показывает, что повышение и работа на станции – вырывают человека из проекта и не оставляют ему времени на взаимодействие с нами и общение. Поэтому мы не выигрываем от этого, а только проигрываем, и это не влияние на чужое мнение, это рассуждение. Я ведь тоже имею право на свое мнение, также как и любой из вас, и имею право его высказать, - сказал Ракар, обращаясь сначала к Джезу, потом к Самрите.

– Вы можете свободно обмениваться мнениями, – сказала Утара, – Если Самрита… мисс Баккер или любой другой захочет тоже аргументировать свою позицию, он имеет на это право.
 
– По-моему, эту эстафетную палочку Квинтилия уже передала, – тем временем укоризненно сказала М’Кота Джезу и после слов советника уже громче продолжила по теме: – Лично я может и согласилась бы на несколько номинаций, но только если бы была уверена, что сама иду на первое место. А учитывая, что я в хвосте, не вижу для себя возможным голосовать иначе как за одного победителя, иначе получится, что из-за собственного недостаточного вклада я пытаюсь испортить победу кому-нибудь другому.
– Не вижу в этом ничего, кроме, эмоций, – возразил в свою очередь Тенек. – Я всегда предпочитаю объективную оценку каждого, и это ценнее любых бонусов, поскольку обсуждение позволяет составить из нескольких субъективных мнений одну более объективную оценку. Я за несколько номинаций.
- Советник, так что же вы в итоге решили? – поинтересовалась Самрита, в очередной раз проигнорировав подколку Ракара. Она оглядела зал – не высказавшихся не осталось. – Что мы должны делать?

– Что ж, давайте подсчитаем, – предложила Утара. – Трое за несколько номинаций, четверо – за одну, четверо воздержались, двое... я так поняла, что мисс Хена и мисс Акрита в этот раз совсем не хотят голосования, ни по нескольким номинациям, ни по одной, это так?
-Я не хотела выбирать, поэтому не голосовала, - пояснила Хена, - Значит, я воздержалась.
– Поняла вас, а вы, мисс Акрита? – болианка посмотрела на Акриту.
- Я не могу возражать против голосования и выборов, если это задание проекта, - ответила андорианка. – Но если это возможно, то мне самой не хотелось бы в нем участвовать.

Утара посмотрела на девушку с пониманием: если бы она могла, она отказалась бы от этой системы голосований. И всё же, возможно в этой идее было больше, чем могло показаться на первый взгляд? Пожалуй, было.
– Я понимаю, – сказала она. – И я разделяю ваши чувства. Я понимаю сомнения Освальда... простите, мне проще называть вас по именам, и если ни у кого нет возражений, я предпочла бы обращаться к вам именно так. Так вот я понимаю всё, что было сказано против соревновательного элемента, однако мне кажется, что это не стали бы вводить только для того, чтобы формально определить лучшего или чтобы вас поссорить... или даже чтобы проверить, сумеете ли вы не поссориться. Возможно, у всей этой идеи есть более важная цель, и направлена она в меньшей степени на тех, кто отдаёт свои голоса, и в большей степени на тех, кому эти голоса достаются. Очень важно понимать, что любое достижение невозможно в мире без людей. В мире, где существуете только вы, достижений просто не существует. В любое ваше достижение был сделан вклад многих и многих – ваших друзей, ваших учителей, даже ваших соперников... как говорит древняя мудрость, нет достойного противника нет и победы. Не стану лукавить и говорить, будто знаю все задумки руководителей проекта, но мне кажется, цель этих голосований именно создать обострённое ощущение сопричастности многих победе одного. И понимание со стороны этого одного, кем бы он ни оказался, что его победа содержит в себе много первоэлементов, в том числе добросовестную работу всех остальных, честность каждого перед самим собой, умение работать на результат и для радости созидания, а не только ради получения каких-либо благ.
Утара помолчала, повертела в руке падд и вдруг улыбнулась немного грустной и всё же оптимистичной улыбкой:
– Мы будем голосовать. За одного, как и решило большинство. Конечно, никого не заставляют голосовать насильно: те, кто не хочет, может воздержаться. И я была бы очень рада, если бы этот один, кем бы он ни оказался, нашёл достойные слова для тех, чей вклад в регату был сравнимым с его собственным, и отдал им должное, но это тоже не обязаловка, не формальность, которую люди делают только, чтобы от них отвязались. Если у вас не найдётся слов или вы не сможете собраться с мыслями, не страшно, главное чтобы потом, наедине с собой вы сумели это сделать.
Перед сидящими за столом кадетами засветились экраны с именами их товарищей и кнопкой «воздержался», и Утара предложила приступать.
________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 08 Ноября 2017, 10:03:16
Ангар 13

Самрита задумчиво уставилась на появившийся перед ней экран. Она знала только одно – кнопка «воздержался» была не для нее. В регате были те, чье участие следовало отметить, и они были достойны получить награду. По правде, девушка считала и свой вклад важным и значительным, но называть свое имя было бы ниже ее достоинства. В остальном же выбор был нелегок – она несколько раз заносила палец то над одним, то над другим именем, и всякий раз что-то ее останавливало. В какой-то момент девушке надоели эти метания, и она нажала на то имя, к которому склонялась к самому началу. Может быть, это был не самый объективный выбор, но у нее были свои причины… которые она предпочла бы оставить при себе. И Самрита была уверена, что этот человек заслужил победу.
Решение далось Делас просто. Едва перед ней появилось табло, она нажала на кнопку выбора, практически не раздумывая. Других вариантов и быть не могло!
Акрита еще некоторое время размышляла над словами Утары, насчет вклада многих в победу одного. Что-то было в этом, но… В ее понимании победа состояла совсем не в большинстве голосов на выборе. В успешно законченной миссии, в спасении чьей-то жизни или судьбы, даже просто в помощи другу в трудную минуту – да. А ценность вот этого формального голосования была явно недоступна пониманию андорианки. Поэтому она просто нажала кнопку «воздержаться», еще раз окинув взглядом список товарищей, каждый из которых внес свой уникальный, неповторимый и ценный вклад, который Акрита не могла сравнить и оценить по сумме баллов.

Тенма едва обратил внимание на панель с выбором, которая появилась у него на столе. Вместо этого он, сузив глаза, пристально оглядывал товарищей по проекту, пытаясь решить, чье продвижение будет выгоднее всего.
Да, раньше повышение уже получила Квинтилия Перим, и она не справилась с нагрузкой и ответственностью. Но кардассианец не был согласен с тем, что это можно считать практикой, которая что-то показывает. Один случай - это еще не закономерность.
Раз они столько времени проводили на федеральной станции, повышать следовало федерата. Тенма слышал из воспоминаний остальных, что раньше в проекте был энсин по фамилии Соммерс, но сам с ним познакомиться не успел. Теперь остались только кадеты, не имеющие высоких доступов и полномочий. Если кто-то из них досрочно поднимется на первую офицерскую ступеньку - это принесет команде пользу. Офицер всегда может больше, чем не офицер. Они получат хоть какой-то доступ к информации и не будут сидеть в темноте, как в этой ситуации с убийством начальницы станции. Они получат офицерский код доступа - пусть маленького уровня, но это лучше, чем ничего.
Но даже если победивший кандидат решит не получать повышение, а захочет работать на станции - из этого тоже можно будет извлечь пользу. Как персонал ДС9 ему обязательно тоже дадут какой-то доступ и будут больше рассказывать внутренней информации, и, конечно, охотнее это будут делать, если кандидат будет из Федерации.
Поэтому в своих размышлениях Тенма сразу вычеркнул М’Коту, Ракара и себя как инопланетян. Затем он вычеркнул Тенека, поскольку тот был гражданским, и девицу с Трилла, потому что с ней вообще ничего не было понятно.
Осталось 5 кадетов Звездного Флота. Теперь нужно было подумать, чья специальность потенциально принесет больше пользы. Психология и медицина - сразу нет, поэтому была вычеркнута Хена. Пилот… интересно, кем она может работать на станции? Возить грузы? Управлять ремонтным дроном? Ничего интересного. И Тенма вычеркнул Акриту.
Затем он посмотрел на Самриту Баккер. У нее был сложный характер, но она была смелой, работящей и не опускала руки в сложных ситуациях, это произвело впечатление на Тенму на Волане II. Ему захотелось отдать свой голос Самрите. Были ли это только эмоции или в этом была логика? Инженер может ходить везде на станции и подключаться к чему угодно.
Кроме инженера оставались еще два тактика - Освальд и Лайтман. Сомнений в пользе этой специализации не было, нужен был просто один из двоих. Если кого-то назначат работать в операционный центр или в офис Службы безопасности - это будет замечательно, сколько возможностей это откроет! Доступ к внутренним сенсорам станции и в бригу, как минимум. Если им понадобится что-то или кого-то искать - у них будет свой человек в нужном отделе.
Освальд был лучшим другом Тенмы, и ему тоже хотелось отдать голос, тем более, что в регате он был капитаном. Но у Лайтмана была и другая специальность - командная, это плюс. Но в последнее время этот землянин выглядел таким депрессивным… это минус.
Итак, трое. Тенма подумал еще и выбрал Самриту.
_______________
с кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Утара Рилл от 08 Ноября 2017, 10:04:00
Ангар 13

Ракар молча смотрел на открывшийся перед ним список кадетов. Слова нового координатора Утары Рилл о выборе победившего участника – были интересны и новы для него. Это был еще один аспект в его понимании Федерации, как она есть. Слишком разнообразной, слишком не однозначной, одновременно и чуждой, и близкой. Слишком неоднозначной, чтобы просто назвать ее врагом, имеющей слишком много всего, слишком много зацепок для нахождения параллелей, и слишком много того, что вызывает непримиримые столкновения. Федерация изменчива и не статична, с одними из них можно иметь дело, с другими нет. Другие государства в целом имели похожие определения, но каждый по своему, и неуловимую разницу в мелочах, однако Федерация, была уникальна в своем разнообразии и никогда не следовало упускать возможности познания. Однако отвлеченные мысли о новом опыте, который он получил после высказывания Утары Рилл, Ракар вернулся к необходимости выбора. И не мог выбрать одного. Как он и сказал раньше – было трое лучших, которые по праву должны были занять первое место – разделить его. Трое – это Самрита Баккер, благодаря которой было сделано все техническое оснащение, классная инженерная работа, по модификациям и внедрению всех технологий, позволивших осуществить то, что было осуществлено. Акрита – придумавшая маневр, принесший победу, маневр, позволяющий ускорить один корабль благодаря второму. Этот маневр был не для регаты, он был для боевой ситуации, для любой другой ситуации, где один из кораблей должен ускориться, во Вселенной может случиться множество ситуаций, где это можно применить, и это тоже уникальная идея. И, наконец, Квинтилия Перим, снова проявившая способности к дипломатии и эмпатии, которая в критический момент смогла уладить и разрулить ситуацию, грозящую полным выходом "Амазонки" из гонки. А выход "Амазонки" из гонки привел бы к тому, что "Анадырь" некому было бы толкнуть.
Итого - без Самриты Баккер не случилось бы технической возможности, без Акриты – не случилось бы победного рывка вперед, без Квинтилии "Амазонка" потерпела бы полный крах, он сам, Ракар, проиграл бы все, если бы не она, девушка-трилл, которая не в первый уже раз помогла ему понять важное.
И нельзя было исключать из этого списка ни Макдауэлла, ни Тенму, ни Хену. Потому что без первых двух – не случилось бы двух кораблей.
И Ракар не мог разделить это общее. Не только по такой причине. Перед ним ясно стояло воспоминание о том, как он пришел к Квинтилии поговорить, а она стояла перед промышленным репликатором. Она тогда сказала – что это ее работа на станции – она настоящая и важная, и у нее нет времени на праздную болтовню с ним, ромуланцем. А потом, ей понадобились стимуляторы, чтобы все успеть. Он бы выбрал ее и проголосовал за нее, потому что он не справился бы без нее. Но он не хотел, чтобы такое повторилось. А любой другой победивший тоже фактически перестанет быть тем, с кем можно будет поговорить, он зашьется в спешке все успеть. Этого не должно быть. Это голосование на выбывание из проекта. Потому что не всякая победа – действительно победа. Иногда победа имеет свою цену. Ракар несколько секунд внимательно смотрел на профиль Квинтилии, на ее пятнышки, уходящие за воротник, на ее коротко обрезанные волосы, на манер Энн Уильямс, а потом резко повернулся к столу и нажал кнопку "против всех". Такова была справедливость в его исполнении.

Артур после недолгого размышления о сути бытия – выбрал Самриту Баккер. Она заслужила победу.

Освальд долго думал над тем, за кого проголосовать. Просто так отдавать голос за Самриту, руководствуясь личной привязанностью, было неправильно, поэтому кадет рассматривал разные варианты.
Первой мыслью был Джез - ведь это была именно его идея изначально. Проект мог бы и не участвовать в регате, не расскажи кардассианец о ней тогда... вот только в самой регате он участия не принимал, а значит отдавать голос за него было бы не совсем честным.
Сразу же Освальд подумал про Ракара - ромуланец вышел на регату, потеряв сорок процентов команды, а потом ещё их команда столкнулась с командой Делас, и им пришлось импровизировать... но они всё равно пришли к ним в последний момент и помогли осуществить задуманное... однако, землянин не мог отделить вклад одного члена команды "Амазонки" от другого, поэтому отдавать голос Ракару могло быть не совсем корректным.
Молодой человек опустил голову на ладони и закрыл глаза. Надо было голосовать за члена своей команды - это очевидно, оставалось только определить, за кого именно. Снова первой на ум пришла Самрита, и вновь Освальд отогнал эту мысль: голосовать за любимую девушку просто так нельзя... даже несмотря на то, что эта самая девушка несколько раз сделала невозможное на регате. Однако, отделить личное от рабочего не удавалось, поэтому кадет подумал о других членах команды.
Самым очевидным кандидатом была Акрита - именно она придумала манёвр, позволивший им всем добиться своей цели и эффектно финишировать. Без неё их участие могло бы закончиться ничем... с другой стороны, Артур и М'Кота храбро рисковали своими жизнями в открытом космосе и на Джераддо, а также оказывали необходимую поддержку на остальных контрольных точках...
Освальд устало потёр лоб и потянулся к кнопке "Воздержался", поняв, что не может выделить кого-то одного из них. Остановив палец всего в паре миллиметров от экрана, кадет вздохнул и нажал на имя Самриты. Без неё случившегося точно не было бы: именно на её плечах лежала основная нагрузка по доработке катеров, а без двух катеров не было бы двух команд, и события развивались бы совершенно иначе, а значит и ответ на вопрос "Чей вклад был самым весомым?" очевиден - вклад Самриты.

М’Кота хмурилась за своим монитором, хотя сама же и голосовала за то, чтобы победитель был один. один - да, но вот какой? Двумя самыми очевидными кандидатами были Самрита и Акрита. Одна сшила между собой лоскутное одеяло из всех их идей, соединила между собой казалось бы несоединимое, и без неё участие в регате вообще было бы невозможным. А другая? Акрита придумала нечто совершенно новое. Маневр, которого до сих пор не существовало, который родился благодаря регате, но наверняка должен был по-настоящему пригодиться не на соревнованиях, а в реальной жизни: во время исследований, спасательных миссий, на поле боя. Это был прорыв, который можно было сравнить с самыми знаменитыми тактическими решениями прошлого, и М’Кота чувствовала себя не своей тарелке при мысли, что он может остаться неотмеченным. После долгих колебаний она в конце концов выбрала Акриту.

Тенек рассуждал совершенно противоположным образом. Его кандидатами были Самрита и Ракар – люди, которые сделали максимальный вклад именно в подготовку к регате. Без усилий каждого из них полноценное участие в регате просто не было бы возможным! Ракар добился участия второго пилота, который потом волею судьбы стал первым, подменил на посту командира Джеза Тенму, хотя совершенно не готовился к роли капитана и был вынужден импровизировать, а позднее взял на себя ответственность за решения во время конфронтации с «Фениксами» и это было далеко не всё… с точки зрения Тенека всё это нельзя было замолчать. Тем не менее вулканец ясно сознавал, что если бы не усилия Ракара, на старт не вышел бы один катер (или вышли бы оба, но один в ещё более ослабленном составе), если же устранить переменную в виде усилий Самриты, ни одна из их команд не смогла бы даже заявить о своём участии. В конечном счёте Тенек выбрал Самриту.
_______________
с кадетами

Голоса:
Самрита -> Освальд
Делас -> Ракар
Тенма - > Самрита
Освальд - > Самрита
Артур - > Самрита
Тенек - > Самрита
М’Кота - > Акрита

Акрита, Хена, Ракар, Квинтилия, Жантарин, Брол, Крим - воздержались

_


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 09 Ноября 2017, 09:25:36
Ангар 13

Утара вывела результаты на большой экран и, ознакомившись с ними, повернулась к Самрите:
– Итак, подавляющее большинство проголосовало за вас! Как только я узнаю, в чём именно заключается обещанное поощрение, я обязательно об этом объявлю, а пока – мои поздравления.
Артур отклонился на своем стуле так, чтобы видеть Самриту:
- Молодец, Сэм! Поздравляю! – с улыбкой произнес кадет.
Самрита недоверчиво смотрела на экран, с каждой секундой чувствуя себя все более неуютно. Ей хотелось спрятаться под стол, но это выглядело бы… странно. Вообще, любая ее реакция сейчас выглядела бы странно, и больше всего ей хотелось, чтобы кадеты перестали на нее смотреть. Хоть Самрита в глубине души и считала себя достойной награды, ее удивило, что и остальные посчитали так же, и теперь она не могла перестать думать: кто же на самом деле проголосовал за нее? Какие у него были мотивы? Что он на самом деле думает?
Она нерешительно посмотрела на советника: та ожидала от победителя какой-нибудь речи, но Самрита не надеялась победить и потому никакой речи не приготовила. Это было очень неловко. И все же… И все же она была довольна.
- Спасибо, - пробормотала землянка. – Я… Я не ожидала. Мне сложно сейчас что-то сказать, но я приятно удивлена таким решением и… Спасибо вам всем, - она совсем смутилась и опустила голову. Хорошо, что хотя бы ей не надо сейчас решать по поводу приза. Чуть собравшись с мыслями, она продолжила уже более уверенно: - Я считаю, что мы все приложили усилия для победы в регате, и выбрать кого-то одного было сложнее, чем я думала. Мы все большие молодцы, что вообще решились участвовать в этой регате, что вместе работали над катерами и придумывали общую тактику, что справились со всеми трудностями, - она быстро посмотрела на ромуланку, - и что пришли первыми. Я не буду называть имен, потому что это вы все, кто участвовал в регате, и нельзя сказать, что кто-то из нас приложил больше или меньше усилий. Я не знаю, почему вы выбрали меня, но… но это очень меня тронуло, - она сделала паузу, чувствуя, как на глаза накатывают слезы, и пару раз быстро моргнула.
Ромуланец смотрел на Самриту через стол.
- Ты, Сэм, одна из тех, кого следовало справедливо выбрать. Но я надеюсь, что твой приз не сделает так, что у тебя не останется времени на нас всех и на проект. Пусть останется.
Освальд не без удовольствия смотрел на происходящее, но сам не стал ничего говорить, а только бросил быстрый взгляд на победительницу и подмигнул ей. Теперь у них вечером будет на одну тему для обсуждения больше... а может и не на одну.
М’Кота, которая так до конца и не решила, правильно она сделала или нет, облегчённо вздохнула: выбор ей показался справедливым, ведь это точно был один из тех людей, которые много и увлечённо трудились и заслуживали победы. Другие тоже не остались совсем уж не отмеченными, хотя клингонке и было немного жалко, что им не досталось хотя бы голосом-двумя больше, просто за-ради вселенской справедливости.
– Всё честно, – подтвердила она, – ты заслужила.
- Спасибо, - Самрита быстро улыбнулась, задержав взгляд на Освальде. – Советник, тогда я подойду к вам попозже по поводу поощрения? – уточнила она. – Не хочу сейчас задерживать собрание.
– Конечно, – кивнула Утара. – Раз так, давайте продолжим? И, кажется, теперь настало время дел злободневных, – она перевела взгляд на Ракара, ведь в он был первым, кто утром задал ей вопрос о показаниях. – Перед брифингом я посетила Иламу Толан. Она признала свою вину. Тем не менее, я сделала после разговора с ней тот же вывод, что и мистер Ракар: её заставили. У меня тоже нет доказательств, но я думаю, что в этом он прав. Так или иначе, те, кто хотел дать показания службе безопасности, могут поговорить с лейтенантом Т’Мир. Надеюсь, это окажется полезным.
Произнося эти слова (с некоторым трудом, поскольку тема её очень волновала), советник параллельно думала о той обмолвке, которую совсем недавно сделал доктор Глессин, и не могла отвязаться от вопроса: в чём же он был сообщником гала Дохиила, и насколько же серьёзно было то загадочное дело, если гал, посол и просто солидный кардассианец мог пожелать от своих сообщников избавиться?
Ромуланец коротко кивнул Утаре Рилл, и посмотрел в стол. Лицо его ничего не выражало.
Самрита тоже сосредоточенно кивнула. У нее в голове не укладывалось, почему должна быть разница, заставили ли убить или убийство произошло по другим мотивам, если результат все равно один, и коммандер Мори мертва. Впрочем, идти в СБ или навещать в тюрьме бывшего координатора она все равно не собиралась, и для себя решила, что для нее эта тема закрыта.

Кадеты молчали, и Утара сполна ощутив напряжённость обстановки, перешла к последнему вопросу.
– И последнее, – сказала она, – То, что случилось сегодня с Джезом. – Болианка перевела взгляд на кардассианца и мягко произнесла:
– Я не хочу навязывать вам какое-либо предвзятое мнение, но сегодня случилась довольно странная вещь. Поэтому я предлагаю вам опросить нас всех как свидетелей и самому сделать нужные выводы. Я не должна и не хочу участвовать в закулисных интригах, поэтому предпочитаю дать вам в руки все факты, которые оказались известны нам. Я понимаю ваше возможное недоумение, но какой последний момент сегодняшнего дня  вы помните?
Кардассианский гил задумался и почесал переносицу, прежде чем ответить на вопрос Утары.
-Я помню утреннее собрание на этом самом месте, - наконец, осторожно выдал он, - Остальное… как-то не очень.

Ромуланец осторожно, не поднимая головы, посмотрел на кардассианца. Доктор Глессин не терял времени даром, судя по всему. А что, если его милая оговорка о гале Дохииле каким то образом действительно связана со всем заговором, и не случится ли с Тенмой тоже самое, что случилось с Иламой Толан? Что, если он уже запрограммирован кого-то убить? Только какое ко всему этому имеет отношение некоторое странное внутрисемейное дело? Может, все наоборот, и доктор, напротив, стер из памяти Тенмы запрограммированное задание?  Он же довольно искренне его пытался спасти. Положительно, во всем этом немедленно надо было разобраться.
Самрита замялась и встретилась взглядом с Освальдом.
- Ну, вообще-то мы вели запись всего, что слышали по связи, - негромко проговорила землянка. – Наверное, это поможет частично восстановить события, хотя лично мы ничего не поняли. Пока у меня сложилось впечатление, что единственный, кто знает, что здесь происходит – это Тенек. И доктор Глессин, конечно, но его на этом собрании нет.
Слова о записи оказались для болианки приятным сюрпризом: словам товарищей по проекту Джез вовсе необязательно должен был верить, а вот документальное свидетельство – вещь упрямая и её трудно опровергнуть.
– Тогда давайте сейчас послушаем вашу запись, – предложила Утара, – а потом я коротко расскажу о том, что было перед этим... вы ведь начали записывать уже после того, как служба безопасности отказала нам во второй раз? Или раньше?
- С того момента, как вы зашли в каюту доктора Глессина, - пояснила Самрита. – Запись у Освальда. Вы уверены, что мы снова должны прослушивать это при всех? Я имею в виду – мы, конечно, и так все слышали, и я не знаю, насколько это правильно – все это показалось… личным, семейным делом.
- Послушайте, дело очень серьёзное, - поднял руку Освальд, привлекая внимание. - Вы знаете про двух здоровенных и вооружённых наусиканцев, вы все знаете, что коммуникатор Джеза был найден в коридоре и со следам наусиканской ДНК. Считайте меня параноиком, но я уверен, что этот доктор представляет серьёзную опасность, и опасность эта угрожает не Джезу, потому что его доктор сам отпустил, а Тенеку. Тенек крайне безрассудно и без предварительного согласования рассказал о том, что знает некую тайну доктора Глессина, а также о том, что больше об этом не знает никто, кроме Джеза, с памятью которого что-то произошло. А это значит, что на Тенека могут совершить нападение с целью убийства или же стирания памяти. Нам надо быть к этому готовыми, прежде всего.
– Учитывая, что вопрос стоял о жизни и свободе мистера Тенмы, сообщить о своей осведомлённости было правильным решением, – негромко возразил Тенек.
____________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 09 Ноября 2017, 09:26:12
Ангар 13

Утара сокрушённо покачала головой – судя по всему, она была согласна скорее с землянином, чем с вулканцем.
– Самрита, Освальд, вы оба правы, – сказала болианка вслед за тем. – Это очень личный вопрос – это так. И это очень серьёзный вопрос – это тоже правда. Более того, я думаю, что и Джез не избавился от угрозы, и если мы по крайней мере поможем ему восстановить действительные события, которые мы, здесь присутствующие, и так все знаем, это послужит его безопасности и не будет с нашей стороны бестактным. На счёт остальной, личной, информации, обсуждать её с нами или только с Тенеком, это должен решить сам Джез. Это его и только его право. Согласны? – болианка выжидательно посмотрела на кадетов.
Самрита молча кивнула.
- Мэм, если позволите, сначала хотелось бы кое-что зафиксировать, - снова заговорил Освальд. - Всё это дело касается некой медицинской информации о состоянии Джеза. Причём это настолько серьёзная тайна, что ради неё можно похитить человека и, как, думаю, можно предположить, стереть ему память, когда тот подобрался близко к этой самой тайне. Думаю, будет правильно, если дальнейшее погружение в эту ситуацию будет, во-первых, с согласия самого Джеза, а во-вторых, исключительно на добровольной основе. Это ведь не официальное задание проекта, так? Поскольку это всё может оказаться смертельно опасным, если мои подозрения окажутся верны, даже обсуждать эту тему не стоит тем, кто не готов погрузиться в разгадку этой тайны с головой.
-Так-так, погодите! - покрутил головой Тенма, - Мне все еще кажется, что это какое-то недоразумение. Что вы все такие серьезные? У меня нет никаких жалоб и претензий ни к кому. Но так и быть, я прослушаю вашу “важную запись”, затем поговорю с каким-нибудь врачом, только еще не решил с каким. И затем уже буду решать, насколько все серьезно. Если вы пока хотите поиграть в охрану Тенека - давайте, развлекайтесь. И не пора ли закончить это собрание? Оно как-то очень затянулось.
- Ты хочешь прослушать ее здесь и сейчас, или нам просто тебе ее отдать? - уточнила Самрита.
-Я был бы благодарен за приватность, - проворчал Тенма, - Послушаю в своей каюте.
Самрита выразительно посмотрела на Освальда и приподняла бровь – сейчас запись была только у него. 
- Хорошо, сейчас, - кивнул Освальд и передал кардассианцу принесённый с "Анадыря" падд, куда был заблаговременно перемещён файл с записью.
Тенма коротко кивнул и взял падд.
-Есть что-то еще на повестке собрания, мэм? - обратился он к болианке, - А то я бы хотел пойти послушать это, чтобы догнать вас всех в плане осведомленности…
– Даже прослушав запись, ещё не догоните, – вздохнула Утара, – так что после прослушивания приходите к любому из нас за предысторией. К кому-то, кому вы достаточно верите, или… в общем, к любому или к любым, если захотите расспросить нескольких.
Болианка снова открыла падд, проверяя, всё ли необходимое сказала кадетам, и обнаружила, что пропустила важный пункт. Хотела привычно ругнуть себя, но потом решила, что в такой нервотрёпке только суперагент сумел бы не ошибиться.
– Итак, ваши задания на завтра, – сказала Утара, отрываясь от падда. – Первое вы уже слышали: обдумать, на какую тему было бы хорошо сделать презентации для второго тура; обдумать и предложить свою лучшую идею. Второе – решить, какой из двух катеров вы оставите для продолжения модификаций, а какой вернёте станции. Можете решить все вместе и сообщить мне своё решение, а можете решить каждый сам за себя и проголосовать на общем собрании – как пожелаете. И на этом… кажется, всё. Жду вас завтра в 12 часов здесь же.

Самрита вздохнула и потерла руками виски: слишком много информации свалилась за них сразу после регаты. Она представляла себе этот день другим – в нем было много ленивого отдыха, немного ремонта катера, и уж точно не было убийства коммандера и кардассианских секретов. Единственное, что ее радовало, это новости о собственной победе – и последние 10 минут она думала вовсе не о докторе Глессине и медицинских секретах, а о том, что же она выберет в качестве награды, если ей предоставят такой же выбор, как Перим.
Кадеты начали собираться и постепенно покидать помещение. Делас поспешно подхватила свою сумку и тоже собиралась быстро выйти, но вместо этого неловко зацепилась за кресло, когда вставала, и вместе с ним упала на пол.
- Прошу прощения, - смущенно пробормотала она, поднимаясь на ноги и отворачиваясь. И прежде, чем кто-либо успел что-то сказать, направилась прочь, чуть заметно прихрамывая.
Остановившись около Джеза Тенмы, ромуланка опустила на консоль перед ним коммуникатор и негромко проговорила:
- Можешь обращаться по любым медицинским вопросам, если понадобится, - после чего в толпе остальных кадетов вышла из зала. Выпавший из ее сумки падд так и остался лежать у ножки стола, незамеченный своей владелицей.
-Подождите! - Тенма быстро подобрал со стола коммуникатор и бросился из ангара вслед за ромуланской участницей Делас и скрылся в коридоре.
___________
с кадетами и Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 10 Ноября 2017, 11:06:39
Ангар 13

На падение Делас ромуланец отреагировать не успел. Нахмурившись, он проводил ее взглядом и поднял валявшийся на полу ее падд. Потом ромуланец медленно встал, и еще пару секунд придвигал к столу свой стул, провожая взглядом Квинтилию, а потом обошел стол и дошел до Самриты, не упуская из виду также и Освальда.
- Мисс Баккер, надо обсудить и согласовать один важный вопрос, и с Освальдом еще желательно.
- Какой? – Самрита вновь вздрогнула – это была уже выработавшаяся реакция на появление Ракара. Она задвинула свой стул и сложила руки на груди, принимая защитную позу.
- Я сейчас пойду в СБ, по поводу Иламы Толан. И там у нас в СБ висит заявка по части исчезновения Тенмы. Если будут вопросы, что мне говорить? Что все в порядке, мы его нашли, и нет никаких проблем или какую мы выберем стратегию? – ответил Ракар.
Землянка тоже проследила взглядом Освальда и помахала ему рукой, чтобы он подошел.
- Я… понятия не имею, - опешила Баккер. – Почему вы меня спрашиваете? Ну скажите, что Джез нашелся и сам обратится в СБ, если потребуется…
Освальд поймал взгляд Самриты, кивнул и быстро подошёл к ней.
- Что-то случилось? - спросил он, перводя взгляд с девушки на ромуланца и обратно.
Самрита выразительно посмотрела на ромуланца:
- Решаем, говорить ли службе безопасности о Тенме, и что именно, - хмыкнула девушка. - Я считаю, что он сам расскажет, если посчитает нужным.
- Я предлагаю не поднимать эту тему вообще, а если уж придётся, то хотя бы не упоминать о  нашем походе к доктору Глессину. Не врать, а именно не упоминать. Если в СБ не станут спрашивать, то и вы ничего не говорите, если же станут... хм... - кадет на несколько секунд задумался, а потом на его лице появилось дружелюбное выражение лица, а в тоне голоса появились слегка извиняющиеся нотки, - "Да, мы просим прощения за то недоразумение, наш коллега нашёлся, с ним всё в порядке. Надеюсь, мы не доставили вам неудобств?.." - скажите что-то в этом роде, и, надеюсь, от вас отстанут.
- Я спрашиваю вас двоих потому, - начал отвечать ромуланец на вопрос Самриты, прежде чем Освальд подошел, - что вы координировали операцию и руководили ей, и продолжаете это делать, и потому, что необходимо определиться с общей версией для службы безопасности.
- Хорошо, - выслушав Освальда, ответил Ракар, тему не буду поднимать, но если начнутся вопросы более предметного характера, ведь в коридорах станции у СБ есть камеры, то врать и что-либо отрицать я не буду. Хорошо, спасибо, - Ракар коротко кивнул обоим кадетам и пошел на выход.
Самрита проводила ромуланца задумчивым взглядом и вздохнула.
- Я бы не стала ничего говорить, - произнесла она, обращаясь к Освальду. - А то мы только запутаем ситуацию.
Чуть помедлив, она кивнула на дверь:
- Пожалуй, я тоже пойду - этот день длится уже вечность, а я ничего не успела!
- Подожди, - тут же отреагировал Освальд, поймав девушку за руку, после чего посмотрел по сторонам, убеждаясь, что стоящим рядом кадетам было чем заняться, и они не станут совать свои носы в их дела, - ты свободна вечером, скажем, часов в девять? Приходи в голокомнату, я приготовлю для тебя сюрприз.
- Да? - губы Самриты сами собой растянулись в улыбке. - Конечно, я с удовольствием... Ой! - вспомнив о чем-то, она помрачнела. - Давай в 10, хорошо?
Молодой человек пожал плечами:
- Хорошо, давай в десять!
- Замечательно! – Самрита было подалась ближе, но оглядевшись и поняв, что они не одни, быстро сделала шаг в сторону, неловко заправила прядь волос за ухо и помахала на прощание рукой, прежде чем тоже скрыться за дверью.
Освальд, изображая саму серьёзность, кивнул на прощание и, проводив девушку взглядом, двинулся в сторону Квинтилии. В конце концов, давать коллеге задания по проекту теперь было его обязанностью…

***

Квинтилия медленно шла к выходу из ангара.
- Квинтилия! - окликнул трилла землянин и прибавил шаг. - Есть дело.
Девушка обернулась и вопросительно посмотрела на Освальда.
- Это по поводу задания, - пояснил кадет, - исполняю взятые на себя перед коммандером Планксом обязанности. Я тут подумал: ты ведь потом вернёшься в Академию, на командное отделение, где твои способности систематизировать информацию и распределять обязанности будут весьма кстати. Значит нельзя их забрасывать, но надо и социальные навыки развивать, так что... что если ты представишь завтра не только свою идею, но и идеи других участников в виде одного общего доклада? Сводную таблицу сделаешь и всё такое... Количество - на твоё усмотрение, можешь хоть всех нас опросить и составить единый доклад на группу, а можешь ограничиться только теми, с кем тебе проще найти общий язык. Заодно увидим, что ты предпочтёшь - сложность или комфорт, или же нащупаешь баланс.
-Я думала, каждый просто выскажет свою идею, а потом мы будем голосовать… - произнесла девушка, - Но если ты даешь мне задание - я должна его выполнить. Я организую выборы темы презентации для тебя, Самриты и Акриты.
- Так и будет: идеи будут озвучены, а потом мы проголосуем, - кивнул Освальд, - твоя задача - сделать процесс более... упорядоченным, что ли. Может ведь случиться так, что нескольким участникам придёт в голову одна и та же идея или две очень близкие. Хорошо бы их отправить представлять их вместе, ну или друг за другом, а для этого, прежде всего, надо знать, кто что придумал. Да, и не забудь обсудить детали с координатором Рилл.
-Хорошо, - покорно кивнула Квинтилия.
- Больше не буду тебя задерживать, - кивнул Освальд, - удачи!

________
С Освальдом, Квинтилией и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 11 Ноября 2017, 08:57:43
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо и катер “Анадырь”


-Подождите! - услышала Делас за спиной, когда вышла в коридор из Ангара 13.
Делас шла медленно, поэтому нагнать ее не составляло труда. Услышав оклик, она удивленно обернулась и увидела молодого кардассианца, Джеза Тенму. Делас остановилась и удивленно приподняла бровь: видимо, девушка не ожидала, что он откликнется на ее предложение прямо сейчас.
-Госпожа Делас! - начал кардассианец, нагнав девушку и остановившись к ней очень близко, то ли потому что бежал и не рассчитал шаги из-за инерции, то ли намеренно, - Вы предлагали помощь - я беру ее. Мне нужна ваша консультация, сейчас.
- Сейчас? - переспросила ромуланка. - Я не... То есть... - она неуверенно огляделась по сторонам, но уже через несколько секунд решилась: - Конечно! У меня, правда, ещё нет нормальной лаборатории, но мы можем пойти на "Анадырь", - она кивнула в сторону ангара.
-”Анадырь” - это как раз хорошо, - ответил кардассианец, думая о чем-то своем.

Поскольку все помещения проекта “Альфа” находились рядом в пределах Стыковочного кольца, они быстро дошли до катера.
Делас открыла дверь маленького помещения, оборудованного к регате под медотсек, и сделала приглашающий жест рукой.
- Добро пожаловать! - провозгласила она и уже не так громко добавила: - Все равно ничего лучше у меня нет.
Она уверенно прошла к месту около микроскопа, которое занимала до собрания, и достала из сумки трикодер.
- А теперь уточни...те по поводу консультации, - Делас с любопытством просмотрела на кардассианца. - В похмелье мне все равно не верится, а чтобы стереть кардассианскую память, надо очень постараться. Итак, каков запрос, мистер Тенма?
Тенма осмотрелся по сторонам, а затем сел на кушетку и заболтал ногами.
-Признаться честно, про похмелье я немного соврал. И я помню немного больше, чем дал вам понять - не только прошлое собрание кадетов, но и кое-что дальше. У меня немного болит голова, вот здесь, - Тенма коснулся пальцами затылка, - И доктор Глессин со мной что-то сделал, а я хочу знать - что. Может, вы сможете найти какие-то остаточные признаки.
- Я так и думала, - усмехнулась Делас. – Остальные кадеты предполагают, что он зачем-то стер вам память, но я не слишком вникала в их теории… - девушка потянулась к медицинскому трикодеру и поднесла его к голове кардассианца. - Ну, попробуем узнать, что с вами сделали. Хотя мне было бы интереснее знать – зачем!
Ромуланка активировала прибор и начала сканирование.
Трикодер показал участок с более новой кожей на затылке Тенмы, как будто там была ссадина, которую совсем недавно залечили.
- Ну, что там? - нетерпеливо осведомился юноша.
- Хм, пока я не вижу ничего подозрительного, - немного разочарованно проговорила ромуланка. – Похоже, что здесь просто восстановили кожу… Может быть, ты упал и поранился? Но тогда зачем делать из этого тайну и собирать охрану из наусиканцев?..
Делас вздохнула и перенастроила трикодер – она хотела найти следы ушиба, а, может быть, и структурные и морфологические изменения мозга, потому что иметь дело с простой ссадиной считала просто… скучным.
Следы достаточно сильного ушиба сразу нашлись, но остаточные, как будто над травмой уже поработал врач пару часов назад.
- Или, может, это не я упал, а меня ударили по голове, - предположил кардассианец, - Что еще?
Трикодер Делас также показал и другие недавно заживленные участки на голове кардассианца - множество маленьких надрезов на лице и под волосами, сделанных тоже всего пару часов назад.
- А что ты еще помнишь? – с любопытством поинтересовалась ромуланка, продолжая медленно перемещать трикодер. -  Хм, а вот это уже интереснее! – она отставила в сторону трикодер и наклонилась поближе к кардассианцу, чтобы попытаться увидеть следы от надрезов своими глазами. Но они тоже были уже качественно заживлены. - Даже если тебя ударили по голове, это никак не объясняет того, что у тебя на коже множество следов… я бы сказала, что это похоже на медицинский скальпель, как если бы… Только не говори, что делаешь косметические операции для красоты!
-Вот еще! - кардассианец возмутился и начал ощупывать лицо, - Я и так достаточно привлекателен… - он вдруг замолчал, опустил руки и мрачно сказал, - Поищи в других местах такие же следы. Здесь, - он ткнул пальцем в ворот своей черной блестящей поскрипывающей формы, где был виден шейный гребень.
Делас с интересом посмотрела на Джеза. Он явно помнил больше, чем говорил, но не спешил с этим делиться. Это действовало на любопытство ромуланки, как красная тряпка на быка.
- Как скажешь, - как можно более равнодушно пожала она плечами, переводя трикодер ниже. – Не хочешь поделиться своими подозрениями?
Трикодер показал еще больше признаков недавнего вмешательства в ткани.
-Кто-то ударил меня по голове, а затем сделал… это, - дрожащим от злости голосом ответил Тенма, сжимая кулаки, - Что еще ты видишь?
- То же самое, - тихо отозвалась ромуланка. – Похоже, тебя хорошо перелатали. Но заметил какие-нибудь изменения во внешности? Потому что я бы сказала, что это очень похоже на пластическую операцию. Но когда делают пластическую операцию, то внешность меняют, а ты с утреннего собрания не слишком изменился. Подожди, - она отложила трикодер и потянулась к гипоспрею. – Я хочу узнать, что они еще с тобой сделали. Иначе в происходящем нет никакого смысла!
-Нет, в этом есть смысл, - сквозь зубы проговорил кардассианец, - Значит, Тенек был прав. Зачем это? - он слегка отшатнулся от гипоспрея в руках девушки.
- Тенек? – непонимающе переспросила Делас. – В чем? Не дергайся, пожалуйста, я же еще не закончила! Хочу взять кровь на анализ – может, это прояснит ситуацию, - говоря это, она решительно поднесла гипоспрей еще ближе к шее кардассианца.
Тенма замер, пока ромуланка брала анализ, а затем порывисто спрыгнул с кушетки, громко топнув сапогами по металлическому полу катера.
-Мне нужно выпить, - решительно заявил он, - Прямо сейчас.
- Ты не хочешь дождаться результата и узнать, что же с тобой делали? – Делас удивленно захлопала ресницами. Она аккуратно и очень медленно поместила ампулу с кровью в приемник микроскопа, чтобы случайно не выронить ее трясущимися руками. – Может быть, там нет ничего страшного, тогда и пойдешь. А если есть – ну-у, мы можем придумать лечение…
-От этого нет лечения, - мрачно ответил Тенма.
Брови Делас взметнулись вверх.
- Это… не лечится? И ты хочешь сказать, что уже знаешь, что я там увижу? – ромуланка кивнула на микроскоп и сложила руки на груди. – Вот что, мистер Тенма, это нечестно! Ты меня сам попросил о помощи, а теперь оказывается, что ты и так все знал и ничего не сказал!
-У меня были подозрения, и ты помогла их подтвердить, - жестко ответил Тенма, - Я благодарю, но больше твои услуги не требуются. Тебе все равно не понять, что это такое, когда от твоего состояния нет лечения, и когда твое тело, которое ты знала всю свою жизнь и которому привыкла доверять - потому что если не доверять своему собственному телу, то чему еще? - вдруг становится чужим и ты не можешь контролировать, что с ним происходит.
- Не говори мне, чего не знаешь, хорошо? – вспыхнула Делас и резко вскочила на ноги. – Ты не знаешь, с чем я живу всю жизнь! Так что уж наверное я понимаю, и побольше твоего, - она сделала нервный вдох и продолжила чуть спокойнее: – А еще я знаю, что лечение можно найти почти от всего. Особенно если ты врач, а не солдат. Ну, что это? Давай, удиви меня!
-Что бы у тебя ни было, у меня все гораздо серьезней, - процедил Тенма, - Если конечно, твоя мама не была вулканской шпионкой.
- Пф, конечно нет, она была ромуланкой! – Делас даже рассмеялась от такой глупости. – Причем тут это вообще, это же не смертельно и даже не болезнь. Ты же не хочешь сказать, что… - она покосилась на пробирку с кровью – та определенно не была зеленой. Брови Делас на мгновение сошлись на переносице, а потом девушка просияла: - Речь идет не о какой-то болезни, да?
-Это хуже, чем болезнь, - мрачно провозгласил Тенма, - Слушай, мне правда очень хочется в бар. Если хочешь, можешь пойти со мной, только не задавай вопросов.
Делас бросила взгляд на микроскоп. Потом на Тенму. Потом снова на микроскоп.  И снова на Тенму. Вздохнула.
- Ну хорошо, пойдем, - согласилась она, выключая все медицинские приборы. - Но ты просишь о невозможном – я не могу не задавать вопросы. К тому же я ведь все равно все узнаю…
-В данный момент меня это не волнует, - отмахнулся Тенма. А затем они вместе с Делас отправились в “Кварк’с”.
_____________________
Написано Делас и Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 13 Ноября 2017, 10:22:55
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо, коридоры и каюта Лайтмана и Макдауэлла

Артур и М'Кота вышли с брифинга вместе. Лайтман шел молча, все еще абстрактно раздумывая над тем, что случилось с кардассианцем. Но на самом деле мысли были заняты другим: убийством коммандера координатором Иламой Толан. День был свободен, для него задания не было, можно было заняться подготовкой к экзамену по боргам, который он попросил назначить удаленным экстерном на завтрашнее утро, но не было никакого желания. Он и так был готов, давно и заранее. Они с М'Котой просто шли.
– Что с тобой снова такое? – спросила клингонка, когда они отошли достаточно далеко от комнаты совещаний. – Ты как будто двигаешься и говоришь через силу, а когда мы искали нашего кардассианца... Артур, ты же мог это сделать, ты бы точно справился! Почему ты отказался? Что на тебя нашло?
- В смысле? – Артур остановился, повернувшись к М'Коте, - что именно я мог бы сделать?
– Ну, когда ты отказался координировать, – объяснила М’Кота и потянула Артура за рукав, чтобы он не стоял у людей на дороге.
- А…, - Лайтман глубоко вздохнул и отвел взгляд. Они отошли с М'Котой ближе к стене, и только тогда кадет начал отвечать, - я посчитал, что координировать и командовать группой должен тот, кому верят. Кто действительно лидер, тот, кому верят, или кто просто сможет сделать так, чтобы все это действие не превратилось в свалку и пререкания. Потому что в этот момент нужны четкие действия, а не … не это все. И это, увы, не я.
– То есть ты решил, что тебе теперь не верят и не будут верить до конца проекта? – изумилась М’Кота. – Но мы же показали, что верим тебе, мы не стали бы бороться за тебя, если бы не верили! К тому же если тебе поручили дело, надо к нему хотя бы приступить. Вот если бы другие заявили, что не верят тебе, и не хотят видеть за этой работой, тогда можно было бы отказаться, но ведь никто и не думал такое говорить.
Лайтман потер ладонями глаза. Вчера он спросил, хочет ли М'Кота стать его женой, навсегда, и получил утвердительный ответ. То был счастливый миг, несмотря на всю окружающую реальность, и вот теперь, все опять грозилось кончиться. Она может посчитать его недостойным, несмотря на то, что любит, или еще и это – снова осознает чужую жалость. Кто он после этого всего?
Или вот еще – М’Кота, его женщина. Что это по-настоящему такое «его женщина»? Лайтман задумывался об этом совсем недавно. Не подруга, не девушка, с которой он приятно проводит время. Она та, с которой не надо притворяться и носить маску, ее нельзя обманывать ни в большом, ни в малом, к ней можно прийти и в дни побед, и в дни поражений и ничего не нужно доказывать, потому что она – такая же как он сам. И Лайтман боялся, что М'Кота не поймет. Но все равно решился, взял ее за руку и они пошли в каюту.
- Я сейчас расскажу тебе то, что не рассказывал еще, и может быть после этого ты признаешь меня слабаком и недостойным тебя землянином, но я все равно расскажу, потому что между нами с тобой не должно быть… как это… недопониманий, - сказал Артур, когда они прошли в каюту и дверь закрылась.
М’Кота подтянула кресло к столу и, стащив сапоги, забралась в него с ногами.
– Ты сперва расскажи, – сказала она, облокачиваясь на стол и готовясь слушать, – и не придумывай тут заранее, что я скажу да что посчитаю. Что-то мне не кажется, что тебе угрожают такие ужасы!
Артур присел на краешек стола рядом с М'Котой и собрался с духом. Он еще некоторое время подбирал слова, прежде чем приступить.
- Знаешь, с самого начала, с самого вообще начала проекта в первый же день, я чем-то вызвал ненависть и презрение ко мне большинства. Не знаю чем, тем, что вышел и поприветствовал всех от имени Федерации, сказал «всем привет». А возможно, глупыми действиями, но я не понимаю какими. Не знаю чем, но факт есть факт.  Они терпеть меня не могли, смотрели… соответствующе. Это было сложно. А потом стало еще хуже.  Я сам не знаю, почему все это, они ведь и на Перим ни за что все накинулись. Над Воланом II, так вышло, что Брол Арко и Тар Мари вообще боялись меня, и это еще не было никакого Корама и в помине. А потом пришел Корам. И я стал преступником. Сейчас я вообще не могу понять как так это со мной произошло, этого же не могло быть, как я вообще мог принять такое решение, взять и избить его… Это невозможно, но это, увы факт. Что было дальше – на Волане II я подставил под угрозу своих коллег и товарищей, из-за меня они чуть не погибли, таким образом я оказался не только плохим капитаном, но и тактиком так себе, служебно не соответствующим. Еще дальше – этот несчастный парень, который вырубил офицера и нарушил все, что мог – тоже по моей вине, потому что я не удержал, не объяснил, и я был за него ответственен. В итоге – нет ни одного дела, которое бы мне удалось, и  я преступник. А дальше – Тар Мари, который просил изолировать общество от таких как я, где он теперь? Не сложно понимать, что это по моей вине, из-за меня он ушел из этой группы. Не будь меня, все было бы нормально. Да, вы спасли меня, потому что понимали, что в кардассианской тюрьме я бы не выжил. И потом взяли на регату, из жалости… Это я все понимаю. Но все это не отменяет того, что я плохой капитан, что я не лидер, не умный, не талантливый, не способный вести за собой, не способный вдохновлять других. Все эти люди видят это, и не хотят чтобы я это делал. То, что они этого там не сказали – значило, что просто не успели. И это хорошо, что не успели, у нас не было времени на лишние такого рода беседы. Так что лучшее, что я мог сделать для Тенмы в этом случае - это самоудалиться. Чтобы никого не бесить, чтобы никого не провоцировать на спор,  чтобы никто не терял время. Потому что серьезное было дело. И я отдал тем, кто справится. Самрита и Освальд отлично справились. И в настоящий момент, если честно, я не знаю, чем могу быть полезен для международного проекта такого статуса. Все что я сделал – было ошибочно и даже преступно. Не знаю, может быть когда-нибудь будет шанс быть полезным, но в настоящий момент мое место вовсе не рядом с координированием. И если меня будут назначать, это, к сожалению, только будет бесить группу.
Лайтман смотрел в пол, пока рассказывал. И когда закончил, поднял взгляд на М'Коту приготовившись к любому результату.
– Ну, для начала, давай не валить всё в одну кучу, – рассудительно предложила девушка. – Ты нормально справился на Волане II, ничем не хуже других – не хуже, чем Освальд, или я, или Квинтилия, например. Если считать, что там не справился ты, значит и все остальные тоже не справились, но на самом деле, и то и другое – неправда. Именно там, на поверхности планеты мы все показали себя хорошо. Может и были какие-то мелкие недочёты, но мы сделали всё, что смогли и добились своего. Если бы не ты, толпа бы просто затоптала Энтони, если бы не Сатал, меня бы застрелили раньше, чем я добралась бы до Джеза, если бы не Хена и Освальд, никто не узнал бы пароль, не говоря уже о том, что тот кардассианский амбал мог просто подстрелить Джеза из-за двери и свалить всё на бесноватую толпу. А как ребята замечательно выбрались из плена? Да что там, мы все были молодцы! И всё же, некоторые из нас считают себя несправившимися. Например, Хена. Вот ты как думаешь, она не справилась?
- Эээх, М'Кота, - Лайман двинулся к ней ближе, положил руку на плечо  заглянул в галаза, - я совсем не об этом. Отдельные люди вели себя согласно ситуации и очень хорошо, но я один, не согласовав ничего толком завел всех в ловушку без точного плана. К тому, кто координирует и командует – совсем другие требования, это разные категории, и я не очень хочу снова углубляться в те события, но я не понял, что случилось с Хеной? О чем ты?
– Артур, – серьёзно возразила клингонка, прижавшись лбом к его лбу, – я именно что об этом! Ты был вынужден менять правила на ходу и действовать по обстановке, и ты сделал всё, что мог. Никто не погиб, ты можешь учесть все ошибки и двигаться вперёд. Любой из нас справился бы не лучше, любой из нас, если только он способен судить справедливо, сказал бы тебе то же самое. Поэтому ты сейчас неправ. И Хена неправа. Да, она считает себя боязливой и уверена, что не сделала на Волане II ничего смелого и важного – всё в точности как у тебя. У меня не получилось помочь ей, мои методы здесь не годятся, поэтому я прошу помочь ей тебя. Но правда в том, что если ты не сумеешь отнестись справедливо к самому себе, ты не сможешь помочь и ей. Если ты самому себе не сумеешь отдать должное, твои слова поддержки и твои поступки ради неё не станут до конца искренними – помешает червь сомнения, который точит тебя изнутри. Понимаешь?
- О, а я и не заметил, что Хена из-за этого переживает, хорошо, что ты сказала, - ответил Артур, обнимая М'Коту за плечи. – Спасибо, что не посчитала … вобщем, не важно, я все понимаю, любимая моя, но также я считаю, что координировать и пытаться лидировать должен тот, кто заслуживает доверие группы и уважение. А иначе будет разброд и шатания, а не дело. А нам нужно было дело. Вот и все.
– Вот именно, нам нужно было дело! – сердито возразила М’Кота, – А когда нужно дело, нет времени рефлексировать, надо просто делать. Если тебе сказали «помоги», не думай, верят тебе или нет, сумеешь ты или нет, а просто помоги. Хорошо, что время позволило нам быстренько переорганизоваться, а если бы нет? Если бы и секунды лишней не было? Тогда твои сомнения и колебания могли стать фатальными. Просто пойми это и в следующий раз задави в себе это неверие и просто сделай, что должно. Да, даже если ты уверен, что тебе не доверяют и ты сам не заслуживаешь доверия.
М’Кота немного помолчала, затем, смягчившись, произнесла:
– Но если совсем-совсем честно, ты неверно судишь и о том, как люди к тебе относятся, в том числе и об их доверии. Поверь мне, сейчас, в начале проекта каждый из нас в твоём положении, кого ни возьми. Я понимаю твои переживания, когда тебя не поняли и осудили несправедливо, но это было только один раз. Брол вовсе даже не боялся тебя, он смело спорил с тобой и бунтовал даже не против тебя лично, а скорее против того что в группе слишком большой перевес в сторону флотских. Ты слышал его слова в пересказе Тара Мари, но ведь это всего лишь пересказ! Если хочешь знать, что Брол думает о тебе сам, просто спроси его! Тар единственный, кто думал о тебе всякие гадости, и ушёл он не из-за тебя, его перевели. А если он и попросился, то уж скорее из-за меня, потому что я ясно дала ему понять, что думаю о нём после суда, и – да, я о своём поступке не жалею, это были мои настоящие чувства.
Вспомнив о тех чувствах, М’Кота сердито фыркнула, но так же быстро и успокоилась.
– Ты не единственный, кому не все доверяют или кто не всем нравится, – добавила она, накрывая руку Артура своей рукой. – Любой из нас, кого ни возьми, мог бы думать о себе точно так же, и наверняка многие думают. Да что там! Посмотри на меня! Хена меня боится, две другие девушки прямо сказали мне, что они мне не подруги, Квинтилия даже не захотела сесть рядом со мной... Но если мне прикажут командовать группой, даже состоящей только из Самриты, Хены, Жантарин и Квинтилии, я выполню приказ. Верят они в меня или нет, я расшибусь в лепёшку, чтобы выполнить задачу и насколько возможно защитить их! Потому что, как ты и сказал, иногда нужно просто делать дело.
_____________
С М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 13 Ноября 2017, 10:23:34
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо, коридоры и каюта Лайтмана и Макдауэлла

- Да, я сожалею, хорошо, что ты держишься, молодец. Дружить на самом деле совершенно не обязательно, важнее просто уважать друг друга, - сказал Лайтман, выслушав все.
- Только после того, что я сделал и после всего того, что произошло из-за меня – я не имею право ни на что, и если отбросить даже все это – то я не смог помочь. Я не смог ничего координировать, потому что не знал что делать, вот и все. Просто не знал.  И точно знал, что будет, если я начну пытаться – ничего хорошего.
И Артур, опустив голову, отступил на шаг.
- Спасибо тебе за все, но… давай опустим. Я объяснил как смог, что не смог. Давай оставим это. Сейчас куда важнее другие вещи: что будет дальше с Тенмой, когда он прослушает запись, выяснить у Иламы Толан причины и вот этот гипоспрей с ромуланским транквилизатором. Я, конечно, понимаю, что Делас в тот момент действовала из лучших побуждений, но кажется ромуланцы перешли некоторые границы дозволенного на станции, и я хочу знать состав и свойства этого вещества.
– Ну, уж нет! – снова нахмурилась М’Кота, – Отлично ты знал, что делать, только убедил сам себя в своей никчёмности и неспособности, а если такое самому себе постоянно говорить, и правда голова работать перестанет. Знаешь, я с радостью сменю тему, но позволь я сперва расскажу тебе одну историю про моего отца. А ты как-нибудь попозже просто обо всём подумаешь и пообещаешь мне хотя бы не хоронить себя заранее, ни здесь, в проекте, ни в будущем, хорошо?
- Обещаю, - коротко кивнул Лайтман и улыбнулся, - ни за что не пропущу ни одну из историй про твоего отца, расскажи! – И Артур с удобством устроился уже чуть дальше, чем просто краешек стола.
– Я уже говорила тебе, что моего отца выставили из Академии, и он пошёл во флот рядовым, – начала М’Кота. – Должна тебе сказать, что простые парни, которые идут туда с нуля, безо всяких там Академий, у нас не очень-то любят недоучившихся умников, так что Калхару первое время приходилось нелегко. А на одно задание в начале второго года, его группу и вовсе отправили под командованием довольно-таки гадского субъекта. Это тип Калхара вконец достал, всю дорогу нарывался с ним на драку и в конце концов нарвался. Ну, учитывая, что мой отец до сих пор жив, ты можешь догадаться, чем всё закончилось. И вот представь себе: Калхар нежданно-негаданно стал командиром всей этой компании, где буквально каждый был старше и опытнее, чем он, да ещё вдобавок все они едва ставки не делали на то, справится он или нет. Та ещё обстановочка. Отец говорил, что от всего случившегося у него совершенно отшибло мозги и ни одной умной мысли в голове не было. И тогда он просто сказал: «Ну что, бойцы? Мы в одном шаге от полного дерьма, так что выдвигайте свои предложения!». Правду сказать, хохот там стоял такой, что едва небо не обвалилось, но после этого все эти ветераны сели вместе с отцом в кружок, и каждый рассказал, что думает о том, что происходит, и как тут быть. Вот так. Знаешь, если тебе вдруг придётся командовать, и ты почувствуешь себя «на тонком льду», ты всегда можешь поступить так же – спросить совета у своих подчинённых. А учитывая, что в Федерации альтруизм вменяется каждому флотскому в обязанность, у тебя будет гораздо больше шансов, чем было у Калхара.
Дослушав рассказал, Лайтман лишь покачал головой и грустно усмехнулся. Другая культура, клингонская. М'Котин отец тоже убивал своих сослуживцев, у клингонов это обычно. Так странно… А М'Кота так пыталась заставить его что-то изменить.
- Да, это понятно, - наконец сказал Артур, - но позволь спросить, ты же… тебе ведь не настолько важно какая у меня должность или позиция? Или это что-то меняет?
М’Кота посмотрела на него с удивлением.
– Это ничего не меняет! Меня сейчас волнует только одно: чтобы ты не сдавался, не откладывал свой труд и битву своей жизни на потом и не опускал руки. Поверь, в любой команде и на любом корабле обязательно будет свой Тар Мари. Ты же не будешь всякий раз забиваться в угол или начинать с нуля в другом месте? Если нет, то тебе надо начинать учиться преодолевать такие трудности прямо сейчас, чем позже начнёшь, тем труднее тебе будет.
- Тар здесь ни при чем, М'Кота, - ответил Артур, - он ни в чем не виноват, он жертва моих действий. И я не могу ничего исправить. Никто не говорит, что я сдался, просто я знаю какое должно быть место, у такого как я. Вот и все.
– Ни у кого из нас нет раз и навсегда определённого места, – возразила М’Кота. – Можешь посмеяться над моими варварскими взглядами, но каждый из нас – универсальная и мыслящая боевая единица. И в любой момент мы должны быть готовы стать тем, что сию минуту нужнее всего: солдатом или командиром, другом или врагом, стратегом или тактиком, иногда выживальщиком любой достойной ценой, иногда смертником. Вот сейчас ты собираешься быть федератом, который хочет понять, позволительно ли поведение наших ромуланцев, другом, который заботится о безопасности товарища по команде, искателем истины и поборником справедливости... видишь, как много? И это совершенно правильно.
- Эй! Я над тобой никогда не смеялся, и тем более не считал варваром, что за суждения! – Лайтман усмехнулся, - все нормально М'Кота, забей. Все будет хорошо. А в тот раз я совершил правильный выбор, я так считаю. Другие справились лучше, и это было правильно. Давай не будем усложнять. Перед тем как пойти к нашему бывшему координатору, - Артур поморщился, - надо что-то придумать с этим транквилизатором. Не знаю, к Тенеку  что ли сходить.
– Ещё немного и нашего вулканца разорвёт от переполняющих его секретов, – усмехнулась М’Кота. – Он явно что-то собирался сказать СБ про глинна Толан – помнишь, как он обмолвился о посещении СБ на первом собрании? Он оказался в курсе проблем Джеза и стопроцентно знал про беременность Самриты. Как бы его действительно кто-нибудь не прибил!
- Ну да, - кивнул Артур, снова улыбаясь, потому что на самом деле с М'Котой было просто хорошо и спокойно, - не, сначала нужно поговорить с самой Делас, понять, что она думает по этому поводу и вообще.
А потом Артур поднял взгляд на М'Коту, которая говорила про беременность Самриты и запнулся. Он не должен был ничего такого обсуждать, и не нашел ничего лучше, как просто ничего не говорить про Тенека, и поэтому сделал шаг к М'Коте, сгреб ее в охапку и поцеловал.
– У тебя хорошо получается менять тему, – улыбнулась М’Кота, касаясь ладонью его затылка, – но ты зря всполошился: про беременность голограмма объявила на весь корабль, а сплетничать обо всём остальном я с тобой не собираюсь. Или это из-за ромуланки? Про ромуланок в форме я хорошо помню. И ты ведь тоже помнишь: я не запрещала тебе на них любоваться!
- Да, на весь корабль, - сказал Лайтман, проводя рукой по волосам девушки, – и я все слышал. Но вроде Самрита как-то не особенно готова это обсуждать, да и вообще. Не из-за ромуланки, нет, просто захотелось тебя поцеловать. А насчет Тенека – жаль, что он сказал, что знает только он. Если бы он сказал, скажем, что все данные хранятся в надежном месте и в случае его смерти они будут обнародованы, это могло бы быть в некотором роде защитой. Но мы просто не будем оставлять его одного, и вообще, надо посмотреть на реакцию Джеза, когда он послушает это все. Пока все еще ничего не известно.
– А мне понравилось, что он это сказал, – призналась М’Кота, – почти так же, как твоя идея сдаться в заложники. Жалко только, что это всё из-за дурацкой логики, а не каких-нибудь благородных побуждений, это всё портит. Очень трудно восхищаться самоотверженным поступком, если знаешь, что это не порыв души, а самый обыкновенный расчёт. Но мы всё равно его будем защищать, хоть он и зануда!.. Я только не могу понять, – продолжила клингонка, – что мы будем делать, если Тенма не захочет это всё обсуждать. Он ведь наверняка даже прямо не скажет, мол, оставьте, это тайная информация. Кардассианцы, когда речь идёт о таких вещах, ничуть не лучше ромуланцев: никогда не скажут тебе просто отвалить, а будут делать вид, что проблемы не существует.
- Между расчетом и благородными побуждениями иногда нет разницы, - Лайтман задумчиво провел рукой по своей щеке, - но если Тенма не захочет ничего обсуждать из своих личных семейных дел – то это его полное право, нам важно только чтобы он сам не был обманут и понимал, что случилось. А там уж – как захочет. И мы будем просто жить и работать дальше, - сказал Артур. – Ладно, пойдем что ли?
– Пойдём... мы-то будем жить и работать дальше, куда мы денемся, но не хотелось бы, чтобы Джез начал расследовать это один и свернул себе шею. Знаешь, он храбрый, и мне не нравится мысль, что ему придётся плохо, а этот Глессин будет торжествовать. Это похищение было... трусливым! Каким-то подлым, хоть он и говорил, что хочет как лучше. Неужели этот «добрый доктор» не мог придумать ничего честнее?
- Ну… - протянул Артур, - я как-то не очень доверяю добрым кардассианским докторам, которые называют своего пациента «15 лет кропотливой работы», и стирают ему память при вооруженной охране. Но Тенма не один, я очень надеюсь на то, что у нас здесь никто не один, - и Лайтман опустил голову, подумав о коммандере Мори. Ведь ее никто не защитил.
__________________
с М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 14 Ноября 2017, 09:36:30
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо -> катер “Анадырь”

Артур и М'Кота вышли из каюты и на некоторое время разошлись в разные стороны. Лайтман задумался, с чего начать. Со службы безопасности, или с анализа транквилизатора. Анализ он мог бы провести при помощи компьютера, но трактовка результатов ему была не доступна. Тенека просить не хотелось, Лайтман прекрасно понимал, каким может оказаться результат, если наличие транквилизатора с Ромула станет информацией, доступной общественности, а международный очередной скандал был совершенно не нужен. Лайтман остановился в коридоре в некотором раздумье, что же делать дальше.
- Артур! - услышал землянин знакомый голос.
К нему быстро подошёл Освальд и, понизив голос, торопливо проговорил:
- Я как раз хотел поговорить. Гипоспрей у тебя? Мне надо его вернуть владельцу.
Лайтман обернулся к Освальду.
- О, я как раз думал, что с ним делать дальше, - ответил кадет товарищу. – Но погоди, отдать успеем. Тебе не кажется странным, что ромуланка провезла на станцию это? Хотел бы я знать, что у нее еще есть в арсенале.
- Давай пойдём в медотсек "Анадыря" и пороемся в её вещах, - серьёзным тоном предложил Освальд, - или оглушим её этим же препаратом, а потом поищем что-нибудь в сумке. Действительно, если она таскает с собой снотворное, то кто знает, что там ещё есть...
- Эх, Освальд, - вздохнул Артур, - сарказм – это, конечно, круто. Но мне бы не хотелось, чтобы этот транквилизатор был применен на ком-то на станции, и чтобы потом мы влипли в такое, от чего не отмоемся до конца жизни. Я понимаю, что Делас из лучших побуждений выдала его для возможной драки с наусиканцами, но может быть лучше будет взять образец и исследовать его? А потом поговорить с Делас на предмет того, что можно и что нельзя?
- Благие побуждения - это тоже хорошо, но ты серьёзно собираешься объяснять ромуланке основы федеральной морали? - с сомнением спросил Освальд. - Мы не только не добьёмся своей цели, но и лишим себя возможной помощи Делас в будущем. Ромуланцев не переделать одной фразой или даже одной пафосной речью... Ладно, давай так: мы с ней должны будем встретиться... хм, примерно через двадцать минут. Давай быстренько просканируем препарат, а потом я его верну и скажу что-нибудь правильное. Мне и самому хочется узнать, что это за дрянь, но сразу настраивать против себя такую полезную ромуланку - это глупо!
- Давай, - согласился Артур, - но я, Освальд, не основы морали хочу с Делас обсуждать. Я хочу спросить ее – что бы могло случиться, проходи подобный проект в окрестностях Ромула, на ромуланской станции. И если бы у какого-нибудь флотского из наших ромуланцы нашли транквилизатор. Я думаю, нам бы не поздоровилось, если бы мы такое провезли на ромуланскую станцию без разрешения. И Делас должна это хорошо понимать. Просто провести вот эту простую аналогию, и все.
- А чего ты хочешь добиться этой аналогией? - всё ещё с сомнением спросил Освальд. - Допустим, она признает, да, наверное, это и так очевидно, что на ромуланской станции был бы переполох. Ты не забыл, что для ромуланцев мы все - федераты, кардассианцы, клингоны - стоим несколько ниже? Нам так поступать нельзя, а им - можно. И изменить такое отношение можно только долгой и кропотливой работой по перевоспитанию. Ты готов её проводить? Ты уверен, что справишься, а не сделаешь хуже? И, самое главное, ты уверен, что Делас на это согласится? Почти уверен, что ответ на, как минимум, два вопроса - "нет". Давай просто узнаем, что это за гадость, а потом уже решим, как себя вести.
Лайтман усмехнулся.
- Этой аналогией можно было бы добиться много, например – обозначением сходств и различий между нами, потом – что федераты ни разу не ниже их, что мы не хуже их заботимся о собственной безопасности, что мы не сдали ее никакой службе, а сами разговариваем с ней. Это был бы один из первых шагов по длинной дороге. И да, я был к этому готов, к долгой и кропотливой работе. Я помню Валардиса, с ним можно было работать и говорить. Но ты, наверное, прав, я могу сделать только хуже, раз уж я ни на что не способен, кроме пафосных речей. Поэтому, решай как знаешь, сам. Пойдем, сделаем анализ, а потом ты ей все отдашь.
- С этой задачей никто бы из нас не справился, - проворчал Освальд, - ни ты, ни я, ни Тенек, ни даже Хена, которая училась на психолога. Тут нужен кто-то куда старше и опытнее, чем мы с тобой, а мы все, даже если соберёмся вместе, сделаем только хуже, в этом я уверен. Ладно, пойдём, не будем время тратить. Я ещё хотел навестить Толан и кое-что прояснить.
- Не вижу причин, почему бы с одним отдельно взятым ромуланцем нельзя было бы добиться взаимного доверия и игры по общим правилам, не вижу причин, почему бы не возможно было договориться. Даже с той, которая начала с диверсии. Она же сама нас всех боится как огня и говорит, что мы ее все ненавидим. Всегда можно показать обратное. Без пафосных речей. Хватит уже ассоциировать меня с пафосными речами. А потом… я тоже собирался к Толан, чтобы кое-что прояснить, - сказал Лайтман, - можно сходить вдвоем.
- Я не тебя с пафосной речью проассоциировал, а всю эту ситуацию, - мотнул головой Освальд, - как ещё убедить ромуланку не вести себя по-ромулански, особенно когда ей ничто не мешает нас послать далеко и надолго, не прибегая к пафосным речам? Но у меня нет желания спорить сейчас. Пойдём уже, а то Делас найдёт нас посреди сканирования, и тогда мы точно не отмажемся. Хотя, всё может быть... но проверять не будем!
- Угу, - согласился Лайтман, и кадеты направились к "Анадырю".
______________
с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 14 Ноября 2017, 09:51:20
2 сентября, ранний вечер
катер “Анадырь”

- Жаль, что у нас нет отдельной лаборатории, - пробормотал Освальд, подходя к катеру, - если мы сейчас наткнёмся на Делас, плакал наш план... кстати, может, запустим Дженни? Кому ещё, как не ЭМГ, делать всё быстро... сможешь потом, если что, подчистить её логи, чтобы ни она, ни кто-то ещё не узнал об этом сканировании?
Артур извлек из ромуланского гипоспрея ампулу с веществом, порылся в медицинском инструменте, и понял, что у них это займет куда больше времени, чем у специально обученной голограммы, в которую загружена медицинская база данных.
- Да, действительно, проще почистить логи памяти ЭМГ, чем делать все самостоятельно. Двигатели выключены, здорово, не должно быть перегрузки. Компьютер, активировать экстренную медицинскую голограмму.
- Я пойду на мостик, послежу за сенсорами, - ответил Освальд, - предупрежу, если сюда кто-то пойдёт. Держи канал связи открытым - я тоже хочу всё знать про это снотворное! - добавил он, выходя из медотсека.
- Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - произнесла материализовавшаяся голограмма приятным голосом. Еще полсекунды понадобилось «Дженни» на распознавание образов, и вот она приветливо улыбнулась Артуру: - Артур, привет, чем могу помочь? Кто-то пострадал?
- Ага, отлично Освальд! Я успею все собрать, если она появится раньше, чем все кончится, - ответил Артур и посмотрел на активировавшуюся Дженнифер.
- Привет, Дженнифер! – с улыбкой ответил Артур, заметив, что ее личностные подпрограммы снова включены. – Никто не пострадал, но у нас к тебе просьба, - кадет протянул голографическому доктору ампулу с транквилизатором, - проанализируй, пожалуйста, это вещество, и скажи, какое действие оно оказывает на разные расы. Можешь, это, пожалуйста, сделать как можно быстрее? Это… секретная информация, для всех кроме меня и Освальда Макдауэлла.
- Хорошо, Артур, - голографическая девушка приняла из его рук ампулу и поместила ее в анализатор. На этот раз все ее подпрограммы работали, и она могла взаимодействовать с физическими объектами. – Но сначала расскажи, пожалуйста, откуда вы ее получили. Это необходимо для моих протоколов безопасности – я не могу совершать незаконное или неэтичное действие, - пояснила Дженни.
Артур подошел к терминалу, приготовившись быстро стирать последние файлы памяти Дженнифер, испытывая при этом некоторое странное неудобство, будто он будет стирать память человеку, а не программе.
- Это какое-то ромуланское вещество, Дженни, мы получили его от ромуланки. Она говорит, что это транквилизатор. Поэтому, ты совершишь не неэтичное действие, а проверку вещества, которое провезено ромуланцами на станцию. Преступления в этих твоих действиях тоже нет, вещество отдано добровольно, в качестве помощи нам же. Мы просто хотим знать, насколько оно опасно, и как действует.
Артур обратил внимание на микроскоп и какую-то пробу в нем, подозрительно похожую на кровь.
- Помощи вам же? – Дженни нахмурилась, обрабатывая информацию, а потом кивнула: - Хорошо, я проведу это исследование. Если вещество окажется запрещенным, ты должен будешь сообщить об этом службе безопасности, - напомнила голограмма и проследила взгляд Артура и указала на пробирку: – Это тоже твое? Мне также провести анализ?
Артур пару секунд подумал. В катере, во время того, как группа была в каюте кардассианского доктора, были Освальд и Делас. Тенек свои исследования обычно делает в станционном лазарете, кому могло понадобиться смотреть здесь в микроскоп на кровь? Только Делас, наверняка.
- Это чье-то незаконченное исследование, видимо. – сказал Артур, - да, будет хорошо, если ты его тоже проанализируешь. А службе безопасности мы обязательно сообщим, если что, - тут Артур бессовестно соврал голограмме.
- Хорошо, Артур, - кивнула голографическая девушка. Она обернулась к медицинскому терминалу и задала все необходимые команды, чтобы начать сканирование содержимого гипоспрея.
- Это займет некоторое время, поэтому пока я рассмотрю образец крови - обернулась она к Артуру, комментируя свои действия. – Ты знаешь, кому он принадлежит?
Артур подошел ближе к голографическому доктору и микроскопу.
- Судя по цвету – не вулканская и не ромуланская, но наши товарищи начали исследование, и, видимо, потом их что-то отвлекло.
- Я имела в виду, кому конкретно, - голограмма с легкой улыбкой покачала головой и наклонилась к микроскопу.
В течение нескольких минут она включала разные настройки и меняла реактивы, рассматривая образец, а затем подняла голову и посмотрела на Артура.
- Возможно, ты знаешь, что именно искали твои коллеги? Инфекции, вирусы, мутации, яды? Я вижу здесь остаточные следы снотворного, в остальном же это здоровый образец кардассианско-баджорской крови.
Артур от удивления  открыл рот.
- Освальд, ты слышал? – спросил он, а потом, вызвал его по связи, - Освальд. Здесь образец баджорско-кардассианской крови со следами снотворного в крови. У Тенмы же… наверняка еще следы снотворного в крови. Спасибо, Дженнифер, - опомнившись, сказал Артур.
- Что-то не так? – голограмма с удивлением проследила реакцию Артура. – Мне провести более глубокий анализ?
Освальд слышал, и реакция у него была такой же - кадет от удивления раскрыл рот и забыл про всё на свете, пока Артур не позвал.
- Мы всё-таки влезли туда, куда влезать не стоило, - пробормотал он в ответ. - Откуда там вообще взялась кровь?! Чёрт... если это действительно так, то именно это Тенек так отчаянно не хотел рассказывать. Получается, этому заговору уже пятнадцать лет... проклятье, это нельзя обсуждать ни с кем, кроме самого Джеза и Тенека!
- Да, верно, Освальд, - сказал Артур, лихорадочно соображая, - 15 лет… кропотливой работы. И от Джеза это скрывали. И я так понял, что Тенек ему уже сказал. Но вряд ли Джез пришел в катер сам и начал проводить этот анализ. Мы видели с М'Котой, что Джез догнал Делас в коридоре после брифинга, и они вместе куда-то пошли. Спасибо, Дженнифер, это очень важная информация о нашем товарище и коллеге, более глубокий анализ конечно нужен, но как там с транквилизатором для начала?
- Это тайна? Вы с Освальдом хотите, чтобы я ее сохранила? - уточнила голограмма, подходя к медицинскому терминалу. - Сканирование практически завершено.
- Да, Дженни, - кивнул Артур, - это секретная медицинская информация, не подлежащая разглашению.
- Я поняла, Артур, - кивнула Дженни. Она ввела команду в терминал, и на экране появились химические формулы. - Сканирование не смогло определить все вещества, входящие в состав этого транквилизатора - некоторых из них нет в медицинской базе данных Федерации либо моего доступа недостаточно. Насколько я могу судить, это действительно сильный транквилизатор, но информация о его эффекте также отсутствует. Что касается запрещенных веществ, то их в составе не было обнаружено. Но учитывая, что состав определен не до конца, и потому невозможно экстраполировать его эффект, я бы порекомендовала тебе сообщить о нем медицинской службе.
Лайтман коротко вздохнул и кивнул голографическому доктору. Он уже понимал, что пора было это все заканчивать, кто знает, когда Делас или кто-то еще, кто это делал здесь, вернется к исследованию крови Тенмы, он мог не успеть все поправить как было. Транквилизатор был ромуланским. С неизвестными веществами для Звездного Флота. Делас не применяла его, ей это дали с собой, и Делас не преследовала вероломных целей, наоборот – поделилась для дела, наверняка могла понимать, что федераты исследуют образец.
- Дженнифер, ты очень нам помогла, спасибо тебе, мы обязательно сделаем все так, как должно быть, - сказал Артур. И тут же вслед за этим произнес:
- Компьютер, отключить экстренную медицинскую голограмму.
И когда программа была завершена, первым делом Артур удалил файлы памяти голограммы от времени последнего запуска. Затем закрыл и скопировал файлы исследования транквилизатора.
- Освальд, я закончил и все выключаю, давай убираться отсюда, пока кто-нибудь еще не пришел. Копирую все, в компьютере ничего не останется. Пойдем к Толан сходим.
- Хорошо, я всё отключаю, - мрачно отозвался Освальд.
Спустя пару минут он покинул мостик, и они с Артуром направились в СБ.
____________________
с Освальдом и ЭМГ


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 15 Ноября 2017, 10:09:22
2 сентября, ранний вечер
Стыковочное кольцо, коридоры -> офис Службы Безопасности

Ракар шел по коридору к офису СБ. Он шел не спеша. Падение Делас в конце совещания ему категорически не понравилось. Что это было? Ракар не верил, что это могло быть обусловлено волнением, это было следствием ее болезни, которая прогрессировала. И ромуланец не понимал, почему командование послало ее на проект. Почему вице-проконсул допустил это, послал свою дочь в таком состоянии в Федерацию, вместо того, чтобы приложить все усилия для спасения своей дочери дома, на Ромуле. Делас отказывалась что-либо рассказывать, и происходящее ему категорически не нравилось. Он не испытывал угрызений совести, он должен был разобраться в чем дело, прекрасно помня, с каким почти детским отчаянием она прижимала к себе свой падд на поверхности Бэйджора, не желая показывать его содержимое. И все эти ее планы на смерть… Что, если у нее задание смертника? Прежде чем достигнуть офиса СБ, Ракар включил подсветку падда Делас и начал просматривать файлы на нем.
Однако первый файл, который увидел перед собой Ракар, никак не пролил свет на секреты Делас. Строки ромуланского текста складывались в стилистически выверенные, аккуратные и невероятно наивные стихотворные строки. Их явно писал человек, получивший классическое образование и знающий, как писать стихи по всем законам построения рифмы, но ничего не смыслящий в реальной жизни. Едва ли это произведение могло представлять художественную ценность для кого-нибудь, кроме его автора, и со стороны вызывало в лучшем случае улыбку – вроде той, как родители улыбаются корявому, но милому рисунку своего ребенка. Продраться сквозь несколько страниц пафосного текста было непросто, да это и не требовалось – с самого начала в лирическом герое было несложно узнать черты Ракара.
Сложная эта штука, любовь, подумал Ракар. Значит, это была правда. Ракар испытал сожаление. Он недавно узнал, что это значит, любить безответно, бессмысленно и безнадежно, и теперь к этому пониманию примешивалось еще то, что значит, любить, когда знаешь, что жизни осталось не много. Он бегло пролистал текст, понимая, что еще некоторое время следует избегать Делас, прежде чем он не скопирует все содержимое падда. Даже, если она не узнает, что он это видел, он запомнит это. И еще он тут же вспомнил, что и сам написал стихи для Квинтилии, которые… которые она теперь, скорее всего не увидит, но так хотелось, чтобы увидела. Закрыв этот первый файл, ромуланец открыл второй, все еще на ходу, почти перед офисом СБ.
Как и в прошлый раз, Ракару вновь пришлось столкнуться с не самой лучшей поэзией – только на этот раз речь шла не о любви. Уже с первых строк становилось понятно, что на этот раз ромуланка выбрала темой медленное умирание, сравнивая лирическую героиню стихотворения с цветком, сбрасывающим лепестки. Несмотря на несколько неуместные метафоры, было очевидно, что говорит она о себе. 
Улан Тал Шиар, агент спецподразделения внешней разведки Ромуланской Империи глубоко вздохнул, остановившись перед офисом СБ. Этот текст он прочитал куда внимательнее, чем предыдущий. Когда ты знаешь, что жизнь уходит и с этим ничего не сделать, что может быть лучше, чем посмотреть мир? И еще – кто может знать точно, не найдется ли в иных в мирах то, что тебя спасет? Что, если и впрямь найдется? Перед тем как заходить к федеральным безопасникам, ромуланец открыл следующий файл.
И это вновь было стихотворение, и вновь про любовь, но на этот раз более абстрактную, и понять, пишет ли Делас о своих собственных чувствах или о чем-то эфемерном было уже труднее. В целом создавалось впечатление, что весь падд был забит литературными попытками ромуланки, датированными разными годами.
Ракар решил, что ему действительно интересно, что он все скопирует, затем сотрет следы чтения и копирования, вернет атрибуты файлов на момент времени предыдущей до него активности, но чуть позже. Сейчас было другое важное дело. Спрятав падд в карман, он вошел в офис службы безопасности станции.
За столом напротив входа в офис сидел баджорец с темными, зализанными назад волосами.
- Дежурный офицер Бакот, - представился он, - Чем могу помочь?
Ромуланец коротко кивнул офицеру Бакоту, осознавая, что это тот самый, который им дважды отказал в содействии в поисках Тенмы, и что тот теперь может поинтересоваться. Ракар очень надеялся, что у этого офицера сейчас ведущим не будет являться служебное рвение, и все случившееся в каюте Глессина не всплывет прямо сейчас и немедленно. Как ни в чем ни бывало, ромуланец представился:
- Улан Ракар, кадет проекта "Альфа". Добрый день, сэр. Я желаю дать показания по делу Иламы Толан, нам сказали, что этим занимается лейтенант Т'Мир, могу ли я ее увидеть?
Баджорец оценивающе посмотрел на улана, будто прикидывая, могут ли у него действительно быть ценные сведения, а затем вызвал Т’Мир.
Лейтенант вошла в офис, коротко поздоровалась с уланом, но не стала задавать ему лишних вопросов, а пригласила его пройти с ней.
Т’Мир привела ромуланца в отдельную небольшую комнату, в которой на первый взгляд не было ничего, кроме голых серых стен, стола и двух стульев.
-Вы сказали моему коллеге, что у вас есть информация, - утвердительно произнесла вулканка.
Избавление от общения с лейтенантом Бакотом принесло некоторое облегчение для Ракара, которое он, впрочем, ничем не выдал, проходя вслед за Т'Мир. Оглядевшись в комнате, куда его привели, Ракар невольно попытался отыскать признаки сходства и различий помещений для допросов у разных государств. Сходств было достаточно, различий тоже. И Т'Мир была вулканкой. Еще ни разу Ракар не делал того, что будет делать сейчас, но все бывает в жизни в первый раз, в том числе и сотрудничество с Федерацией. Такое сотрудничество, которое было для него риском, но обоснованным.
- Да, мэм, - ответил Ракар, внимательно рассматривая вулканку, - у меня есть информация, но нет прямых вещественных доказательств. Если вас это устроит, я расскажу то, что знаю. Мне важно, чтобы настоящие причины убийства вашего коммандера были раскрыты и настоящие убийцы найдены. Потому что проект, в котором я имею честь состоять, находится в интересах Ромуланской Империи.
-Можете говорить, - произнесла Т’Мир, - Мы изучим все свидетельства.
Ракар коротко вздохнул, ближе подойдя к столу, и начал:
- 26-го августа текущего года после возвращения группы "Альфа" с Волана II я получил информацию из собственных источников о том, что существует заговор некоторой кардассианской группировки, направленный на дискредитацию проекта "Альфа" как попытки сотрудничества разных государств. Я сообщил об этом нашему координатору – глинну Иламе Толан. Реакция Толан на эту информацию была естественной для человека, неосведомленного об этом. Я бы сказал, информация ее если не шокировала, то достаточно напугала. Координатор не была причастна к этому, таков мой субъективный вывод. Ее поведение до определенного момента было адекватным соответствием своей должности в проекте. Но через некоторое время все изменилось. Илама Толан как бы отрешилась от всего, стало заметно, что она испытывает некоторые серьезные проблемы. Мы не обратили на это достаточно внимания, но вчера я предположил, что события развиваются, и она затронута. Вчера вечером я пришел к ней в каюту и сказал, что похоже на то, что теперь этот заговор коснулся и ее. Предложил помощь. Ее вчерашняя реакция на это – была реакцией человека, который для себя все уже решил, и обречен. Она ответила дословно – "это не понадобится", то есть - помощь. Кроме того, я заметил, что состояние ее здоровья далеко от нормального. Ей было трудно говорить и передвигаться. И это было очень похоже на то, что она подвергалась пыткам. И психическое ее состояние явно соответствовало тому, что ее не только пытали, но и шантажировали. Причем предмет шантажа – был для нее сильно важным. Я не довел дело до конца и ничего не узнал, но утренние новости – внесли ясность. Ее заставили убить коммандера Мори. И если вы проведете медицинское обследование Толан, вы наверняка найдете доказательства пыток. Я прошу провести ее обследование.
-Мы примем это к сведению, - согласилась Т’Мир, - У вас есть еще информация?
Ракар склонил голову. Как это было просто, ни лишних вопросов, ни уточнений, по вулканцам ничего особенно не понять. Они что, уже знают все? Или не верят? Неизвестно.
- Другой информации нет, мэм, - ответил Ракар, - но я очень прошу провести медицинское обследование, возможно, в ее крови вы найдете подтверждение ее не прямой виновности. Есть другие настоящие виновники, их нужно найти. И еще у меня просьба – я могу с Толан поговорить? Посещения разрешены?
-Благодарю за содействие, - ответила Т’Мир, - Посещения разрешены. Вы хотите войти сейчас?
Еще пару моментов Ракар раздумывал, глядя прямо на Т'Мир, что будет, если сказать о связи некоего Глессина и некоего гала Дохиила. Ракар знал, что ничего хорошего, что одна нить потянет за другую, что окажется завязан Тенма, чего нельзя было допустить, да и кроме того, запись на "Анадыре" все равно была начата сразу после той реплики доктора, никак не до. И ромуланец ничего не сказал.
- Да, спасибо, если возможно – то сейчас.
-Сюда, пожалуйста, - Т’Мир снова показала дорогу.
___________
с лейтенантами Т'Мир и Бакотом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 15 Ноября 2017, 11:50:59
2 сентября, ранний вечер
ДС9, тюремный блок


Офис службы Безопасности станции, отсек, в котором держали арестованных, был достаточно темным местом. Ракар надеялся, что других арестованных здесь не будет, поговорить с координатором, точнее бывшим координатором, он собирался с глазу на глаз. Не для лишних ушей это было все. Кардассианка Илама Толан, совершившая ночью то, что совершила, попала в ситуацию, которую никто не смог предотвратить. Ракар чувствовал перед ней собственный неоплаченный долг. И мало что он мог изменить, на самом деле. Но как минимум мог поговорить.
Ему повезло, соседние камеры были пусты. После того, как лейтенант Т’Мир пропустила его, ромуланец тихо подошел к границе силового поля ее камеры.
Когда он подошел к силовому полю, он нашел кардассианку лежащей на боку и подобравшей под себя ноги, насколько позволяла узкая кушетка. Ее глаза были закрыты, но ресницы чуть подергивались – несложно было понять, что женщина спит, а вот о чем были ее сны, можно было только догадываться.   
Илама Толан находилась в мире грёз. Ракар молча смотрел на неё некоторое время, не решаясь будить. Кто знает, спала ли она вообще сегодня, или шёл допрос за допросом? Впрочем, Ракар не брался и утверждать, является ли этот сон спасительным небытием для неё, или пробуждение избавит от жуткого кошмара, который ещё страшнее реальности. Будить не хотелось, но это мог быть последний шанс поговорить с ней. А захочет ли она его видеть? Своего кадета, с которым, фактически, как он понял слишком запоздало, прощалась еще вчера. Для такой как Толан - будет наверняка сложно видеть своих кадетов после случившегося. Что будет сейчас, когда она проснется? Некоторое время простояв в нерешительности, ромуланец наконец совершил действие - он тронул рукой силовое поле камеры. Удар током был прочищающим мозги, руку свело болью.
- Глинн Толан, глинн Толан, мэм, - Ракар позвал ее негромко, но все-таки достаточно для того, чтобы разбудить.
Сон Толан не был глубоким – стоило только Ракару ее позвать, как женщина вздрогнула и повернула голову к силовому полю. Пару раз непонимающе моргнув, она, наконец, сбросила остатки сна и с удивлением посмотрела на ромуланца.
- Мистер Ракар? – недоверчиво спросила она и зачем-то добавила: - Я больше не глинн. Зачем вы пришли? – усталые зеленые глаза кардассианки внимательно смотрели на юношу.
Ракар опустил голову на мгновение, и снова поднял ее, внимательно глядя в лицо их бывшего координатора, или просто Иламы Толан теперь.
- Мэм... вас официально уведомили об отстранении от звания? Простите, я был не в курсе. И простите, что пришлось разбудить. Я сомневался, стоит ли, но… хотел поговорить. Как вы? С вами хорошо обращаются здесь?
- Официально, - кивнула она. – И отстранили от руководства проектом, поэтому теперь формально нас ничто не связывает. Вы не обязаны быть здесь. Со мной хорошо обращаются… - она расправила на коленях помятое бесформенное платье и спросила, собравшись с духом: - Вы ведь знаете, за что я здесь? Если вы пришли это обсудить, то… Я не хочу об этом говорить. Все, что вам передали – это правда. 
Ракар дважды кивнул, не сводя взгляда с кардассианки. Ему подумалось, что она прямо так, в этом платье и была взята с поличным, скорее всего. Ракар чуть повел головой.
- Сожалею, мэм. Да, знаю. Нам сказали, утром. А на последнем брифинге подтвердили, что вас заставили. Вовсе не хочу вас мучить, мэм, и хоть формально нас с вами ничего не связывает теперь, есть между нами то, что разрушить уже нельзя. Вы были отличным координатором для нас, пока чья-то воля не разрушила вашу жизнь, и ту... вторую жизнь. И вы были не просто координатором, я бы назвал вас учителем, и очень хорошим. И, - Ракар вздохнул, - мэм, поговорите со мной, прошу вас. Вчера я был так занят собой, что не довершил дело, за которым пришел. Это уже не поправить. Но я хочу что-то сделать, чтобы смягчить вашу участь. Мэм, вы заслуживаете этого.
- Вы ничего не сможете сделать, - покачала головой женщина. – Я признала вину, этот вопрос не обсуждается. Теперь осталось дождаться моего приговора. О чем вы хотите поговорить?  - вздохнула она. – Прошу вас, только не о произошедшем.
Ракар стоял ровно посередине силового поля, отделяющего камеру и сочувственно смотрел на Иламу Толан. Нет и не бывает никакой судьбы, либо мы делаем что-то, либо с нами делают что-то. И некоторые вещи действительно нельзя изменить, но не значит что следует опускать руки. Он катастрофически не хотел смиряться с тем, что произошло. Эта кардассианка была не просто добра с ним, она стала той, кого он зачислил в число своих учителей. И теперь она не хотела говорить о том, что уже нельзя было изменить для нее, он так остро чувствовал сопричастность, и еще вину, свою вину в том, что ничего не изменил для нее.
Ракар отошел к стене, к границе силового поля и прислонился плечом.
- Знаете, мэм, в детстве я чуть было не выбрал профессию ученого, больше всего на свете меня интересовали звезды и все то, что происходит там, далеко, в далеких пространствах, среди звезд, планет, туманностей, в червоточинах. Потом, мой отец, суб-коммандер Тал Шиар сказал мне, что нет ничего дороже родины и ее защиты, и объяснил мне как важно быть военным, защищать свой народ. И я стал военным. – Ракар чуть усмехнулся, улыбнулся, и грустно опустил голову. – Мэм, вы – мой учитель, вы не с Ромула, вы кардассианка, но я считаю вас своим учителем. Расскажите, как вы выбрали для себя то, чем заниматься в жизни?
- Тогда вы выбрали себе плохого учителя, - Толан с любопытством смотрела на ромуланца, чуть наклонив голову. – Вам правда это интересно? Почему? Разве на Ромуле так принято относиться к убийцам?
Ромуланец отвел взгляд, но паузы не допустил.
- К убийцам, мотивы которых имеют однозначную трактовку, мы относимся соответствующе, как к преступникам, которые заслуживают справедливого возмездия. Но у вас не все так просто, мэм. Я понял, что вас заставили. Вчера я понял, что вы нечто пережили, подобное пыткам. Я был в СБ до того, как пришел сюда и рассказал там немного. И все это потому – что вы тоже жертва преступления. Я ни за что и никогда не поверю в то, что вы сделали это сами, по собственному почину, или по заданию, которое одобряли и всеми силами поддерживали. Вас не просто заставили, мэм, вас пытали и шантажировали. И довели до того, что вы не смогли отказаться. По вам все это видно, мэм, настоящие убийцы ведут себя иначе. Я дал показания в СБ, потому что справедливость должна восторжествовать. Те, кто сделал это с вами, и… с коммандером, вашими руками, должны ответить. Я просто так это не оставлю.
Впервые за разговор женщина улыбнулась.
- Вам бы, наверное, хотелось, чтобы все было так, я вас понимаю. Но нет, меня никто не пытал, тут вы ошиблись. Служба безопасности все знает о моих мотивах – но никакие мотивы меня не оправдывают, поэтому давайте с этим закончим. Если вам важно мое мнение, то я посоветовала бы вам не тратить ваше время на меня, а заниматься своими делами и проектом. Какая разница, чем я хотела заниматься в жизни, если это уже в прошлом? – она безразлично пожала плечами. - Лучше думайте о своей жизни. Я хорошо запомнила то, что вы вчера мне рассказали, и я сожалею, что так получилось. Надеюсь, у вас было время обдумать ситуацию с той девушкой и принять для себя важное решение.
- Никто не пытал… - Ракар снова смотрел на кардассианку, пытаясь читать в ее лице, - вот вы отрицаете этот факт, но факт, что вас шантажировали – вы оставили без внимания, не отрицаете, значит, это было. И я не мог не заметить, что вам вчера было плохо физически, вы ходили с трудом. А еще – сначала вы были отличным нашим координатором, а потом что-то случилось  с вами. И все это потому – что вы думали не о том, мэм, а совершенно о другом. Но, к сожалению, никто из нас, и даже я – так были заняты своими делами, что не поинтересовались что же происходит с вами. И в этом много моей вины, мэм. Я буду заниматься своими делами и проектом, но несколько позже. Теперь же, я не могу допустить, чтобы ваша жизнь так закончилась. У вас были надежды и мечты о будущем, у вас все было и… тот, кто вас этого лишил – понесет возмездие. Рано или поздно, так или иначе. Я вам обещаю. И мне действительно хотелось бы знать, как вы жили и кем вы были, потому что вы достойный человек. Что, если в вашем прошлом найдутся способы и смыслы того, как жить дальше?
Ракар закрыл глаза рукой, потер виски.
- Та девушка… Она из Федерации. Она сделала для меня слишком много, первая, кто побудил меня посмотреть на Федерацию иначе, чем я всегда смотрел. И она… слишком глубоко в моем сердце. Мне не принять решения, я счастлив и тем, что просто вижу ее каждый день. Мэм.. простите. Я очень благодарен вам за участие, я не думал, что вы будете так со мной добры, и тут дело в том, что я не хочу с вами расставаться, и не могу спокойно смотреть на то, как все это для вас кончается. Так не должно быть.
- Но ведь это же было мое решение, меня никто не гипнотизировал, я была в сознании и понимала, что делаю, когда нажимала на курок. Именно так, - Толан оглядела свою камеру и усмехнулась, - и должно быть, я это понимаю – и мне странно, что не понимаете вы. Этого не изменить, все уже произошло. В моей жизни было много и хорошего, и плохого, о многом я сожалею и не хочу вспоминать… - женщина задумалась и потрясла головой, - нет, пожалуй, лучше там не искать смыслов. Да и в вашем возрасте я видела свое будущее совсем по-другому: в нем не было ничего о преподавательской карьере и международных проектах. Через полторы недели мне будет 35 лет – раньше я была уверена, что к этому возрасту буду командовать своим кораблем или хотя бы совершу какое-нибудь выдающееся открытие, а теперь даже не знаю, доживу ли до этого возраста или меня казнят. Так что, как видите, сейчас вы ничего не можете знать наверняка – и ваших чувств к той девушке это тоже касается.
Ракар грустно улыбнулся и поморщился как-то болезненно.
- В силу собственной профессии, я слишком хорошо знаю, что не всегда обязательно гипнотизировать кого-то, чтобы заставить исполнить некое действие. Достаточно поставить в условия, в которых выберешь что угодно, лишь бы не то, чем угрожают. А до этого методично узнают, что для  самое важное для того, кого нужно принудить. И уже не выбрать иначе, и вы выбираете, жертвуя своей жизнью, все так, мэм?
Ракар внимательно смотрел на Иламу Толан, с надеждой, с сочувствием, одновременно понимая как сильно она права, что ничего нельзя знать наверняка, и о том, что она переводила тему на Квинтилию, не создавая для него трудностей, не узнавая имени девушки. Нельзя знать наверняка. Ее казнят, возможно, Ракар снова коснулся ладонью границы силового поля. Ужасно, когда не можешь ничего сделать…
- Назовите имена тех, кто с вами это сделал. У Ромуланской Империи длинные руки, я отомщу за вас, пусть не сразу, со временем, но это случится. Кто они?

___________
С Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 15 Ноября 2017, 11:51:45
2 сентября, ранний вечер
ДС9, тюремный блок


- Я уже их назвала, - Толан не стала спорить ни с чем, сказанным ранее. Но и не спешила подтверждать догадки Ракара. – Служба безопасности знает обо всем, что случилось. Если я скажу вам больше, я поставлю вас под угрозу. Хоть больше я не несу за вас ответственности, мне не хотелось бы, чтобы у вас были неприятности. И мне тяжело говорить о случившемся, - призналась женщина. – И еще тяжелее от того, что вы видите меня здесь… такой.
Ракар кивнул.
- Угу, вы и сейчас защищаете меня, и пытались защитить вчера вечером. Знаю, что тяжело, простите. Всякое случается с людьми, и… я просто вижу вас, своего координатора в проекте, вам не стоит переживать по этому поводу. Хорошо, что Федерация знает, у Федерации тоже... хм, гм... – Ракар замялся, - длинные руки. Они не так просты, как хотели бы казаться. Но вот что я хочу сказать - вы достойный человек, попавший в отвратительные обстоятельства, и вам пришлось совершить выбор, который вас убивает. Но помните, пожалуйста, что есть те, кому вы не безразличны, что есть те, которые вас ценят по вашей настоящей сущности. Что есть те, которые всегда вас будут помнить за все то добро, которое вы сделали. И эти люди – не оставят вас, чтобы ни случилось. Я не знаю, кого вы спасли своим выбором, но я не знаю подробностей всего, и вы правы в одном, мэм, ничего нельзя знать наверняка. Не отчаивайтесь до конца. Может быть, все изменится и будет не так, как вы думаете. Я не сторонник ложных надежд, но я хочу верить, что вы доживете и до 35-ти, и дальше. Что однажды вы станете капитаном своего корабля.

Ракар прислонился спиной к той стене, которая ограничивала силовое поле. И Ракару было очень больно оттого, что он не может ничего изменить. Что он не настолько компетентен, чтобы изменить ход событий.
- Спасибо, - женщина с улыбкой посмотрела на Ракара. Она не выглядела грустной, скорее – смирившейся и задумчивой. – Вы всерьез считаете, что из меня бы получился капитан? – она лукаво усмехнулась. - С этой мечтой я простилась почти 10 лет назад, когда стала непригодна для военной службы, а сейчас я и вовсе не считаю, что это была не моя судьба. Видите, как многое может измениться за 10 лет. Если бы военная карьера была бы для меня возможна, меня вряд ли взяли бы руководить этим проектом, а ведь он принес мне прекрасный опыт.
Ракар отошел от стены на шаг и снова повернулся к Иламе лицом, теперь Ракар улыбался.
- Почему нет? Конечно бы получился, капитан научного корабля, занимающийся исследованиями, и я даже представил бы вы гоняли ваших ученых, которые написали не слишком подробные отчеты, или провели недостаточные по вашему мнению измерения. Вы были бы очень строгим их капитаном, и вы бы радовались каждой находке.
Ракар смотрел на Иламу Толан мечтательно, с доброй улыбкой, потом смотрел чуть выше ее головы, улыбаясь собственным мечтам и словам, понимая, что эти слова есть суть утешение, есть суть слова о несложившейся для нее реальности. О несбывшихся мечтах. И потом он стал доброжелательно серьезен.
- Видимо это не ваша судьба, а ваша судьба стала некой дипломатической ролью в международном проекте. Вот же в чем ирония судьбы, мэм, вы стали координатором этого проекта, потому что военная карьера стала недоступна, вы стали дипломатом, и у вас отлично же получилось. И этот опыт не только для вас. Он для всех. Для всех нас. И у вас это здорово получилось. На том же Волане II. Я никогда не забуду. Спасибо вам за это, мэм.
- Если бы у меня сейчас была возможность, я бы многое сделала по-другому, - призналась Толан. – Не только на Волане II, но с самого начала, как только меня назначили координатором. Один знакомый помог мне увидеть многие ошибки, и я бы хотела… Но это все уже неважно, - резко оборвала себя женщина. – Я хотела избежать встречи с кадетами, потому что я не знаю, что вам говорить. Но мне приятно, что вы пришли, мистер Ракар, и что не заставляете меня оправдываться и объяснять. Я желаю вам удачи на проекте… У вас ведь уже есть новое задание? Все так, как и должно быть?
- Важно, мэм, важно, все важно из того, что вы хотели, о чем думали, что вам дорого. Это важно. Спасибо, мэм, за пожелание, за многое остальное. Задание… нет еще. Точнее, не у всех. Сегодня выбрали лучшего из тех, кто был на регате, - Ракар совсем близко подошел к силовому полю, почти касался его, - а еще, двоим предстоит в ограниченное время сделать презентацию, чтобы выбрать однозначного победителя. На голосовании по регате победила Самрита Баккер. Я не хотел выбирать кого-то одного, потому что если будет так как с Перим, когда нагрузка превысит все возможности совмещать с проектом – то мало ли что случится с кадетом, но Самрита действительно практически в одиночку довела оба катера до соответствия проектной заявке и заслужила такой выбор. Не знаю, что будет дальше, и я вижу как вам интересно. Вам не все равно и вы… переживаете за нас. И все не так как должно быть, потому что вы должны были быть с нами. Поэтому все не так. И все и так понятно, чего тут… лишний раз объяснять.
Ракар шмыгнул носом, и улыбнулся, грустно.
- Мэм, не сдавайтесь. Постарайтесь не сдаваться. Неизвестно ничего, не предопределено. Я не буду прощаться с вами, мы еще увидимся. Наверняка.
Кардассианка кивала на рассказ Ракара, и в какой-то момент в ее потухшем взгляде появилось что-то, похожее на интерес. Она улыбнулась ему в ответ:
- Может быть. Но даже если и не увидимся, я желаю вам удачи, мистер Ракар. Спасибо за ваши слова.
Ромуланец кивнул в ответ.
- И вам, мэм. Все, что я обещал, будет.
Ракар поднял руку в прощальном жесте, развернулся и пошел на выход.

***

Когда ромуланец вышел из офиса Службы Безопасности на Променад, он увидел Квинтилию. Она стояла прямо напротив входа и кого-то ждала… и стоило появиться ромуланцу, она направилась прямо к нему.
-Я могу спросить у вас кое-что? - обратилась она к Ракару.
Сложно передать те чувства, которые немедленно нахлынули на Ракара, когда Квинтилия сама первая с ним заговорила, до того, как пришла на тренировку, чтобы просто исполнять положенное ей по заданию. Она ждала кого-то. Сердце ромуланца забилось быстрее. Он улыбнулся.
- Конечно, спрашивайте, Квинтилия, - ответил он.
-Вы уже думали над темой, которую могли бы предложить завтра для испытания кадетов Баккер, Макдауэлла и ш’Лечир? - в лоб спросила Квинтилия, - Мне дали задание собрать эту информацию.
- О, - сказал Ракар задумчиво, - вообще говоря, не думал, но подумаю прямо сейчас. Кто-то из троих должен победить, и нужно придумать, что бы хотелось увидеть от каждого из них, но тема презентации должна быть у каждого из них одна и та же? Верно я понимаю, давайте чуть пройдемся? – и Ракар жестом показал направление, чтобы отойти подальше от Службы Безопасности, но на самом деле для того, чтобы немного просто пройтись с Квинтилией.
-Да, одна и та же, чтобы все были в одинаковых условиях, - слегка нетерпеливо сказала Квинтилия, - Если у вас нет ответа сейчас, я могу спросить еще раз в другое время, например, после тренировки. И еще… я бы хотела, чтобы вы сказали это тихо, мне на ухо. Чтобы никто не слышал, и чтобы сами соревнующиеся не узнали заранее и не смогли подготовиться.
Ромуланец кивнул. Он понимал, что сейчас он ответит на вопрос, и она уйдет, так все и будет. И не имело смысла тянуть с ответом.
- Да, на самом деле у меня есть ответ, - Ракар шагнул ближе к Квинтилии и чуть наклонился к ней, стал говорить шепотом, - мне будет интересно, если кадеты сделают презентацию о будущем. О своем будущем, о своем месте в нем, как они представляют себя, скажем, через лет 20, и что происходит в это время в большом мире. То есть это презентация об их мечте. Вот на это я бы с удовольствием посмотрел. Это важно – знать, о чем человек мечтает, чтобы понимать его.
-Поняла, - кивнула девушка-трилл, - Я запомню. А сейчас, пока еще есть время, мне нужно найти остальных участников проекта и задать им тот же вопрос.
Она сделала шаг назад.
-Увидимся позже.
И все. Краткий миг. И не предложить ей сходить вместе всех опросить, и не спросить, что хочет она увидеть, и ничего не сделать больше.
- Да, в 20:00, - и ромуланец проводил Квинтилию взглядом.
___________
С Ракаром и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 15 Ноября 2017, 11:53:56
2 сентября, ранний вечер
ДС9, тюремный блок


Лайтман с трудом преодолевал свое невероятное желание отказаться верить в реальность произошедшего. Он не хотел верить в то, что все это правда. Но что и было главнейшей в жизни ошибкой – так это пребывание в иллюзорном бытие. Хотеть можно было чего угодно, но неумолимые факты были таковы, что координатор проекта "Альфа" убила командующую станцией Мори Джанир. Дико. Невероятно. Потрясающе. Жизнь такова, что всегда, рано или поздно, перечеркивает самые смелые иллюзии. Особенно тогда, когда так хотелось верить. Теперь Лайтман должен был не оставить для самого себя никаких иллюзий. Выяснить, ради чего и почему все это случилось.
Их вместе с Освальдом пропустили к камерам для временных заключенных и они прошли к единственной заключенной, которую держали здесь.
Кадеты подошли к камере и встали у силового поля.
- Мэм? - первым заговорил Освальд, бегло взглянув на кардассианку. - Вы выглядите так, словно вам не дают в одиночной камере побыть одной... не возражаете, если и мы тоже пойдём наперекор правилам и проведём с вами минут... я не знаю, десять, наверное…
- Кадет Макдауэлл, кадет Лайтман? – Толан встала со своей кушетки и сделала шаг к силовому полю. Почему-то сейчас ей очень не хватало ее формы, в которой она могла бы создать хоть какое-то ощущение барьера и брони.
Лайтман стоял опустив руки, и с некоторым усилием справляясь с собственным желанием сжать ладони в кулаки. Илама Толан была одета в платье. Как так? Как это было возможно в этих обстоятельствах? Он коротко кивнул их бывшему координатору, вместо приветствия.
- Мэм, - сказал Артур, не отрываясь глядя кардассианке в лицо, - нам все рассказали сегодня. В том числе некоторые подробности. И… мы, я должен спросить. Наверняка, вы уже неоднократно отвечали на этот вопрос, но Сб есть Сб, а мы – это мы. Почему? Почему это произошло?
Женщина тяжело вздохнула, глядя на своих кадетов. Ей было сложно говорить – как будто кто-то сжимал горло и не давал дышать. Она даже не представляла, что смотреть прямо в глаза будет так трудно.
- У меня нет ответа на ваш вопрос, мистер Лайтман. Я уже знаю, что вам все рассказали, и я только могу подтвердить, что это правда. Мне очень жаль, но больше я не могу сказать.
Освальд покачал головой: если Толан до этого не дала внятного ответа, то было крайне наивно полагать, что она просто так даст его сейчас, потому что они с Артуром пришли её навестить...
- То есть вы хотите, чтобы мы вас запомнили именно так? - с сомнением спросил он. - Не отвечайте, я почти уверен, что нет. Лучше скажите вот что: давно вы готовились убить коммандера Мори? Может, всё началось на орбите Волана II? Может, это всё из-за Корама? Он решил отомстить Федерации за нанесённое оскорбление и заставил вас убить командующего офицера станции? Может, вы продумывали детали, когда давали нам задание сделать презентации про наши культуры? Или когда мы протестовали против осуждения Артура? Не верю, что всё это началось во время регаты!
- Я могу представить, что вы обо мне думаете, - голос женщины дрогнул, но она не отвела взгляд. – Вы имеете на это полное право. И вы хотите получить ответы и узнать, что на самом деле произошло – чтобы найти какое-то объяснение, оправдать меня или осудить. К сожалению, простого ответа у меня нет. Я могу только сказать, что то, что я сделала, никак не связано с господином Корамом, проектом или моим отношением к кому-то из вас.
Лайтман судорожно, но тихо вздохнул. Почему-то прямо сейчас, при виде Иламы Толан, уровень его негодования понизился, на малый процент, но все-таки. И он потерялся в ощущениях. Она как-то не так выглядела, как должен бы выглядеть тот, кто совершил спланированное убийство. И голос у нее дрожал, но было ощущение, что не от страха. Лайтман сдерживался и говорил спокойно.
- Пусть нет простого ответа, мэм. Пусть он будет сложным. Но мы должны знать. Тут некоторые говорят и подтверждают, что вас заставили. Но… стоила ли жизнь человека, даже не суть в том, что хорошего, прекрасного и настоящего, коммандера, стоила ли одна отдельно взятая жизнь той цели, которая преследовалась? Ответьте, прошу вас, мы должны понять это.
- Не стоила, - просто ответила Толан. – Коммандер Мори должна была жить, какой бы ни была моя цель. Но так можно рассуждать в идеальном мире, а я не идеальный человек, мистер Лайтман. Я выстрелила, преследуя свои цели, и теперь я здесь, потому что так правильно и должно быть. И я даже не знаю, удался ли мой план и достигнута ли та цель, ради которой я стреляла в коммандера.
- А с чем тогда это было связано? - глядя в глаза бывшего координатора спросил Освальд. - Не с личными счётами, раз вас заставили, но и не с проектом и не с Корамом. Тогда с чем? Мэм, - кадет сделал несколько шагов, подбирая слова, - вы и правда хотите оставить нас в неведении? Мы можем хранить тайны, вы это знаете, история со спасением Артура это подтверждает: никто ведь так и не узнал, что мы запланировали, пока всё не было готово. Так и тут: если вы нам скажете хоть что-то, что позволит не считать вас просто хладнокровной убийцей, то вы можете быть уверены, что это не будет обсуждаться ни с кем, кроме тех участников, которые и сами сохранят тайну.
- Мне было бы спокойнее, если бы вы считали меня хладнокровной убийцей, - Толан, наконец, справилась с дрожащим голосом и смогла взять себя в руки. Ближе к силовому полю она не подходила, не желая нарушить выстроенную ею самой дистанцию, и даже сделала шаг назад к кушетке. – И я верю, что вы способны хранить тайны, но я не хочу совершать еще одну ошибку и подвергать опасности еще и вас. Вам самим же будет лучше ничего не знать. К тому же, уже все равно ничего не исправить, - она развела руками, - и я не буду рисковать вашей безопасностью только для того, чтобы вы не думали обо мне плохо. Кое-что я тоже уже успела о вас понять: вы умеете рисковать, вы умеете хранить тайны, вы умеете спасать других, но вот быть осмотрительными и заботиться о самих себе вы не умеете.
Женщина уселась на кушетку, откинув упавшие на плечи спутанные и неубранные волосы, и вновь взглянула на кадетов. В какой-то момент могло показаться, что она улыбается – но только одними глазами.
Лайтман опустил голову, но тут же ее снова ее снова поднял.
- Не больше ясности, чем было до этого. – Артур мельком глянул на Освальда, и снова посмотрел на Иламу Толан. Сегодня для него обрушилось многое, хотя он сам не мог представить, что же бывает еще хуже, но хуже, оказывается, бывает.
- Мэм, - уже куда более мягче, чем только что до того, сказал он, - на самом деле, ровно также как нет у вас для нас простого ответа – нет и простоты в том, что мы будем считать вас хладнокровной убийцей. Вы, мэм, первая кардассианка, которой я поверил и… в общем, я назвал вас своим другом, если помните. И теперь, я вижу..., ну вы понимаете, да? Будет куда хуже, если вы все сохраните в себе, и мы не узнаем ничего из того, что есть правда. Каждый сам выбирает свою судьбу, опасность тут ни при чем. Докажите, что вы храните свою тайну ради того, чтобы уберечь нас от чего-то.  Докажите это, мэм. Сопротивлялись ли вы? Пытались ли противостоять? Сделали ли вы хоть что-то, чтобы не дать этому случиться, и почему решили убить, несмотря на то, что, как вы говорите, она должна была жить? Почему все это случилось? Вы, черт возьми, были для нас больше чем координатором, расскажите все, и уж поверьте, мы взрослые люди, способные понимать и судить, и обеспечивать безопасность.
- Потому что это жизнь, мистер Лайтман, - Толан заговорила только после долгой паузы. - И в ней так бывает. И я отдавала себе отчет, что случится с коммандером Мори, если в я выстрелю; я понимала, что меня заберут в карцер; я догадывалась, что обо мне будете думать все вы. И я знаю, что для меня все закончилось. Теперь я думаю, что вам достаточно будет знать, что я не хотела убивать коммандера Мори, и все же решила нажать на спуск. Значит, у меня были на это причины. И, может быть, я не хочу, чтобы вы меня жалели и понимали? Может быть, я думаю, что вам будет лучше, если вы не будете переживать из-за меня и продолжите ваше участие в проекте с новым координатором? Я в вас не сомневаюсь, но я не хочу создавать проблемы еще и вам. По-моему, я и так уже натворила достаточно.
Освальд покачал головой, потом посмотрел на Артура, как бы говорят: "Она права, ты же знаешь", - а потом снова перевёл взгляд на кардассианку и добавил:
- Вы очень точно нас охарактеризовали, мэм. Мы и правда не всегда можем позаботиться о собственной безопасности, а ещё нам не так-то просто оставить тайну неразгаданной. Для нас - кадетов и офицеров Звёздного флота - любая тайна, любое противоречие, любая загадка - это вызов. Особенно если от разгадки этой тайны зависит ещё и отношение к кому-то важному и небезразличному. Вы же понимаете, что нам придётся проверить все возможные догадки, задать множество вопросов, в том числе и тем, кому их задавать не стоит, нам придётся рискнуть своими жизнями, чтобы найти ответ. Если вы и правда молчите, чтобы не подвергать нас опасности, то знайте, что мы сами себя подвергнем куда более серьёзной опасности, пытаясь докопаться до истины.
- Нельзя все оправдывать только тем, что жизнь - сложная, тяжелая и неоднозначная штука! – сказал Артур, снова глянув на Освальда, - это абстрактность, не объясняющая ничего! И у нас не философский диспут. Действительно, мэм, мы будем докапываться, чего бы это нам ни стоило, Освальд прав. Мы не остановимся, пока не узнаем. Пожалуйста… скажите, вы пытались сопротивляться? 
- Я не оправдываюсь, - качнула головой Толан, - но вы сами просили объяснений, а других у меня нет. Зачем вам вмешиваться в это сейчас? Вашего коммандера не вернешь, я не перестану быть виновной – ничего не изменится. Бывают вещи, с которыми лучше не играть, потому что можно не справиться. Я не справилась, а я ведь старше и опытнее вас. Да, мистер Лайтман, отвечая на ваш вопрос: я сопротивлялась, но этого оказалось недостаточно. Вас это успокоит? Вы сможете вернуться к проекту, не влезать в неприятности и не создавать проблем вашему новому координатору?
Пожалуй, впервые после сегодняшнего злосчастного утра, Артур почувствовал нечто новое кроме разочарования, ненависти и отчаяния. Только он не знал названия этому. Илама Толан не лгала сейчас и не оправдывалась.
- Мэм, тогда вот что, не ради вас самой, не ради того, чтобы вас поняли и пожалели, не ради какой-то там безопасности, не ради того, чтобы все вернулись к проекту и не создавали больше никому проблем, но для Мори, которую не вернуть, и для будущего, и всех тех, кто будет жить дальше, ради того – для чего весь этот проект, ради того, что вы пытались защитить. Вы сопротивлялись, это очень важно, спасибо за это. Мы обещаем, что сохраним вашу тайну, и что будущее наступит, и если вы нам не расскажете – все, ради чего жила и погибла Мори – будет зря. И ваш путь будет зря. Сделайте это, мэм, для того, чтобы все было не зря. Мы должны знать правду, как все было. Потому что иначе – все рухнет, и все было зря. И нам не с чем и некуда возвращаться, потому что ничего не будет из того, чего мы все хотели добиться и построить. Как все было, мэм? – Лайтман сказал все это в последней надежде.
_______
С Артуром и Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 15 Ноября 2017, 11:54:39
2 сентября, ранний вечер
ДС9, тюремный блок


- Все было очень просто: меня поставили перед выбором, кто должен умереть. Коммандер Мори или другие, более близкие мне люди. Я решила, что в таком случае умереть должна я, но мне не удалось довести дело до конца, - Толан криво усмехнулась. – Ваша служба безопасности уже все знает – и мои мотивы, и кто стоял за мной. Эти люди… они сильнее меня и тем более сильнее вас. И я и так сказала вам слишком много. 
- Тому, кто наносит первый удар, второй может не понадобиться, - припомнил Освальд житейскую мудрость, услышанную однажды на занятиях по самообороне ещё в школьные годы, - а проще всего нанести удар первым тому, про кого все знают, что он слишком слаб, чтобы бороться. Может, те, кто стоит за вами, рассуждает так же и не ожидает ничего от кучки молодых кадетов...
- Вы не должны ничего делать, - в голосе Толан появилась жесткость, которую кадеты слышали и раньше, но сейчас она совсем ей не подходила. – Я сделала все, что могла, и моя партия еще не закончена. Я надеюсь, что я не зря стреляла в коммандера, и что все виновные будут наказаны – и я говорю не только о себе. Если вы вмешаетесь сейчас, вы можете все испортить. Это понятно, кадеты?
Кулаки Артур все-таки сжал. Но он смотрел на Иламу Толан теперь совсем иначе. Она сказала достаточно.
- Да, мэм, понятно, - ответил Артур и подтвердил кивком головы понимание того, что все может быть испорчено, - что вас ждет дальше, что будет? Вас отправят на Кардассию? Вы знаете когда?
- Мне ничего не известно, - голос женщины вновь стал равнодушным. – Скорее всего меня будут судить на Кардассии. Пока мне остается только ждать.
- Когда вы говорите, что умереть должны были вы, но вам не удалось довести дело до конца, вы же не... - Освальд посмотрел на Иламу, широко распахнув глаза, - не... не...?
Кадет так и не смог закончить вопрос, а просто уставился на кардассианку, открыв рот.
- Буду ли я завершать начатое? – Толан с любопытством посмотрела на Освальда. – Вряд ли. Это уже не будет иметь смысла. Теперь я должна узнать, удалось ли мне достигнуть своих целей, когда я стреляла в коммандера, или все было напрасно.
Освальд облегчённо вздохнул и, посмотрев в пол, несколько раз кивнул, после чего снова перевёл взгляд на Толан.
Лайтман, несколько секунд смотревший на Освальда, увидел его широко открытые глаза. Это удивление, и потрясение. С некоторого определенного момента факт самоубийства или попытки для Лайтмана перестал быть удивлением или потрясением. Этот способ выхода из проблемы, которую не можешь решить – он воспринимал теперь совсем по другому. В случае Иламы Толан, и того, что она рассказала – такой факт не вызывал у него закономерного вопроса «зачем?», недоумения и неприятия, а напротив – заставлял уважать выбор, заставлять уважать человека, хотя бы попытавшегося поменять свою жизнь на чужую.  А еще – знание этого факта порождало стыд. Ему было стыдно, за то, что никто из окружающих Иламу Толан не заметил этого факта. Артуру стало стыдно.
- Да, да, не будет смысла, - сказал Артур, глядя теперь снова на кардассианку, - больше не надо. Спасибо, что рассказали. Это многое меняет. Это было важно. Вы не думали о том, чтобы попросить суда в Федерации?
Прищурившись, Лайтман взглянул на Освальда.
- Нет, я вообще еще ни о чем не думала, - отозвалась женщина. – Сейчас это не кажется мне важным.
- Попросите! - эмоционально произнёс Освальд. - Так у вас будет возможность сохранить себе жизнь и, если получится, поквитаться с врагами. Уверен, разведка Звёздного флота примет ваши слова всерьёз, если это действительно правда. Подумайте сами: если кто-то просто так требует убить федерального офицера вашими руками... в интересах Федерации узнать об этом! Вы говорите, что рассказали всё станционной СБ? Это хорошо, возможно, они к этому отнесутся серьёзно, а не как... кхм, не важно, мэм.
- Хорошая мысль, мистер Макдауэлл, - кардассианка улыбнулась Освальду, словно речь шла не о ее жизни, а о чем-то весьма занятном. – Меня предупреждали, что кадеты будут пытаться мне помочь, а я не верила… Вот вы и помогаете. Я плохо разбираюсь в ваших структурах, но, я надеюсь, мои показания принесут пользу. Почему вы сомневаетесь в вашей службе безопасности?
- Мы не сомневаемся в службе безопасности, - ответил Артур, - просто бывают иногда некоторые офицеры, которые слишком следуют букве инструкции, вместо, скажем так, ее духа. Был у нас тут утром инцидент. Но такие офицеры не все! Их меньшинство. – и Лайтман снова прищурился, - ваши близкие… мэм, у них есть возможность улететь? Пусть на время, отправиться в путешествие, пока разведка Звездного флота не … - Лайтман вздохнул, - пока угроза не исчезнет. Ведь ваша служба безопасности на Кардассии будет сотрудничать, чтобы… наказать настоящих виновных.
- Инцидент? – Толан приподняла надбровные гребни, и на короткое время ее лицо приняло то выражение, что можно было наблюдать на общих собраниях, когда она еще была их координатором. Но уже через мгновение она вновь ссутулилась, сжалась и смотрела вперед себя с безразличьем: - Мои родственники предупреждены, и у них есть время, чтобы начать действовать. Это единственное, что я могла им дать, но этого должно быть достаточно. Теперь остается только ждать. Спасибо вам, - она вновь поднялась с кушетки с едва заметным трудом, точно что-то причиняло ей боль, и подошла ближе к силовому полю. – Вы и так сделали очень много для меня – вы выслушали и не стали обвинять.
Освальд посмотрел на бывшего координатора и грустно кивнул, но не стал ничего говорить. А сказать было что. Например, что коммандер Мори мертва, а значит обвинять Толан всё-таки есть за что. Или же упрекнуть, что кардассианка сама не додумалась до такой простой мысли, как связаться с разведкой Федерации и попросить помощи у них вместо того, чтобы стрелять, в кого прикажут. Но этот разговор ни к чему бы не привёл, поэтому кадет только ещё раз вздохнул и промолчал.
Лайтман тоже кивнул и отступил на шаг назад от силового поля.
- Не стоит благодарности, - сказал Артур, - по крайней мере, теперь ясно, что не все просто, что спланировано не вами, что вы пытались не выбирать. Жаль только, что вместо попытки обменять вашу жизнь на жизнь коммандера, не произошло других действий. Тут – наверное бывает так – вы уходите в смерть, а потом этот выбор дают кому-то другому и он исполняет. И вы фактически не спасаете ни того, кого пытались защитить, ни себя. И все бессмысленно. Смерть – не выход. Погибших не вернуть. И о том, что нам жаль – говорить бессмысленно. Но мы благодарны за то, что вы пролили свет на все это.
Толан коротко кивнула, будто уже знала, что услышит.
- А теперь возвращайтесь к проекту и постарайтесь не подвести вашего нового координатора, - она внимательно посмотрела сначала на одного, потом на другого кадета. 
- Хорошо, мэм, - кивнул Освальд, - мы постараемся...
Кадет попытался изобразить улыбку, но получилось не очень убедительно, и было видно, что ему не хочется уходить, а хочется узнать больше: все детали произошедшие, все обстоятельства, имена всех вовлечённых в произошедшее - всё. Но не похоже, чтобы Толан была готова рассказать что-то ещё...
- Наверное, нам и правда пора идти... - эти слова были адресованы Артуру.
Лайтман подумал, возможно ли, что услышанное – не является правдой? Может ли все это быть хорошо спланированной игрой, ложью, предательством, тщательно рассчитанной попыткой спастись. И тут же отбросил эту мысль, как невозможную. Глинн Толан никогда не была такой, ее сломали, заставили, она пыталась. Ей было тяжело стоять. Последствия той попытки? Хотелось во всем разобраться с точностью до мелочей, с точностью до имен и ролей, хотелось справедливости. Она не скажет, потому что пытается их, кадетов, защитить. Они убили двоих, не только Мори, Иламу Толан тоже, подобрав время, когда не будет никого, и все будут заняты регатой. И они, кадеты, не обратили внимания на изменившееся поведение Толан, которое было слишком очевидно. Они подвели ее, и коммандера. Урок, стоивший жизней.
Лайтман кивнул Освальду и посмотрел на кардассианку.
- Да, нам пора, мы не подведем нового координатора, и мы не подведем вас. А Звездный флот, мэм, доведет расследование до конца, поверьте, настоящие виновные не уйдут от ответственности.
Сказать больше было нечего.
- Пора.

***
Когда кадеты Лайтман и Макдауэлл вышли из офиса Службы Безопасности, на Променаде они увидели Квинтилию. Девушка с серьезным видом стояла возле информационного табло, но едва завидев кадетов, подбежала к ним. Скользнув взглядом по Освальду Макдауэллу, она обратилась к кадету Лайтману:
-Артур, можно с тобой поговорить? Наедине, - она снова покосилась на Макдауэлла.
- Не буду вам мешать, - примирительно поднял руки Освальд, отходя в сторону.
Лайтман рассеянно посмотрел на Освальда, и когда тот отошёл, вернул взгляд на Перим.
- Да, Квинтилия, что случилось?
- Ничего, - быстро ответила Перим, - Я просто хотела спросить, думал ли ты уже над заданием координатора Рилл - над темой презентации для кадетов Баккер, Макдауэлла и ш’Лечир. Если ты не хочешь об этом думать - это нормально, мне кажется, тут тоже можно воздержаться.
Лайтман грустно улыбнулся и заложил руки за спину.
- Ты знаешь, Квин...тилия, а ведь я хочу об этом думать. Что с нами со всеми произошло...
Но впрочем, кадет встряхнулся тут же.
- Так, они же пилот, инженер и тактик. Что... что если каждый презентует свою профессию, расскажет за что он ее любит и почему выбрал. Как думаешь, это за несколько часов реально подготовить?
- Это не должно быть идеально, иногда у нас просто не будет времени на идеальные решения, и придется действовать быстро и потом жить с последствиями. Пусть привыкают, - пожала плечами Перим, - Я запомнила. А теперь мне нужно бежать, чтобы успеть опросить остальных. К счастью, еще два участника находятся неподалеку...
- Да, все это так, - кивнул Артур, - хорошо, удачи тебе Перим, - и Артур пошел с Променада прочь.
__________
С Артуром, Освальдом и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 15 Ноября 2017, 13:12:38
Каюта Ракара и Тенека

После окончания брифинга Тенек ненадолго вернулся в каюту, ему было необходимо обдумать всё случившееся. Вулканец не разделял опасений Освальда относительно собственной жизни. Во-первых, Глессин видел, что Тенек так же стремится защитить тайну Джеза Тенмы, как и он сам, и отличие только в том, что Тенек не считает возможным держать в заблуждении самое заинтересованное в этой ситуации лицо – пациента. Во-вторых, Глессин наверняка был осведомлён о ранении Тенмы и его лечении на «Саратоге». Это создавало значительную вероятность того, что персонал «Саратоги» тоже в курсе дела, и то, что Тенек так и не получил оттуда данных для медицинских карт участников проекта, косвенно это подтверждало – медики «Саратоги» тоже стремились соблюсти врачебную тайну. Неужели доктор Глессин решит перебить весь медицинский персонал звездолёта Федерации? А если нет, какой смысл убивать Тенека? Нет, определённо, это не было сколько-нибудь вероятной угрозой.
Гораздо больше Тенек был озабочен тем, что Тенма по его словам не помнил их разговора. Должен ли он сделать ещё одну попытку? Характеристика Джеза Тенмы, его поведение на Волане II – всё это говорило о нём как о сильной личности, которая не должна сломаться даже от самых плохих новостей (на всякий случай Тенек напомнил себе, что нечистокровность для кардассианца – действительно очень плохая новость). В то же время Тенма определённо испытывал мощное давление со стороны отца и доктора Глессина, и вулканец подозревал, что давление ещё и со стороны врача проекта может только отсрочить то время, когда его кардассианский коллега будет готов принять правду. К тому же было неизвестно, что именно Глессин сделал с его памятью. Тенек очень надеялся на то, что у Глессина не было времени вложить в память пациента опасный для его интеллекта и психики триггер, реагирующий на запретную тему, и всё же этого тоже нельзя было полностью исключить.
В конце концов Тенек решил выждать и дать Джезу Тенме возможность сделать первый шаг самому, обозначив своё желание или нежелание решить для себя эту проблему. В каком-то смысле резкая смена приоритетов сама по себе могла бы стать свидетельством неоправданно сильного вмешательства в разум кардассианца... а отсутствие такой смены – свидетельством обратного.
Стажёр вытащил из карманов падд, который так и пролежал там с самого разговора с Джезом, и трикодер, который он собирался вечером вернуть на борт «Анадыря». Настройки трикодера Тенек сбросил и стёр из памяти прибора, но информация с падда ещё могла пригодиться Джезу Тенме. Вулканец открыл ящик стола, чтобы положить падд туда, но тут его взгляд упал на вещи Делас, всё ещё лежащие у стены. Определённо ромуланка ещё вернётся за ними, а её беспокойство насчёт того, что кто-нибудь мог вторгнуться в её личное пространство, наводило на мысли, о том, что она сама вполне способна на подобный поступок... или во всяком случае о том, что на Ромуле с этим дела обстоят совсем не так как в Федерации и тем более на Вулкане. Стажёр задвинул ящик и положил оба прибора обратно в карманы.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 15 Ноября 2017, 13:14:01
Офис СБ

Теперь, когда Тенек определился с проблемой Тенмы, можно было приступить к решению проблемы глинна Толан. Покинув каюту, он направился в офис СБ.
– Лейтенант Бакот? – полувопросительно полуутвердительно обратился он к дежурному офицеру. – Я хотел бы видеть лейтенанта Т’Мир.
– Еще один… - недовольно пробурчал Бакот, но вызвал коллегу-вулканку.
Т’Мир вошла в офис через минуту и подняла руку в приветствии.
– Долгой жизни и процветания.
Бакот с любопытством переводил взгляд с одного вулканца на другого, наблюдая за встречей соотечественников.
Тенек повернулся к вулканке и ответил на приветствие:
– Долголетия и процветания, лейтенант Т’Мир. Я пришел дать показания по делу глинна Толан. Можно сделать это сейчас, или мне подойти в другое время?
– Следуйте за мной, - распорядилась Т’Мир.
– Не боишься утонуть в теориях заговора? - поддел вулканку Бакот, - Нам ведь и так все известно - они были в каюте вдвоем, она держала фазер, и она во всем призналась. Расследовать нечего, все ясно, как день.
Вулканка не обратила внимания на Бакота, а провела Тенека в небольшую скудно обставленную комнату, где совсем недавно уже успел побывать ромуланец. Но Тенек этого, конечно, не знал.
– Вы можете рассказать все, что знаете, - произнесла лейтенант, когда за ними с Тенеком закрылась дверь.
– 30 и 31 августа по приказу глинна Толан в нашей группе проходила тотальная наркологическая проверка, – начал Тенек. – Глинн Толан не была обязана принимать в ней участие, однако 31 августа она явилась в лазарет для того, чтобы сдать пробу крови. Анализ показал, что накануне ночью её организм оказался под одновременным воздействием алкоголя и снотворного... если потребуется, я предоставлю вам исчерпывающие данные по этому анализу. Поступок глинна Толан был на первый взгляд нелогичным: если она собиралась сдавать анализ, она не стала бы злоупотреблять психоактивными веществами и тем более их смешивать, если же она сознательно хотела подвергнуться их воздействию или приняла снотворное после алкоголя по неосмотрительности, то у неё была возможность это не афишировать: в отличие от нас она не была обязана подвергаться проверке. Однако её поступок выглядел так, словно она стремилась к тому, чтобы присутствие этих примесей в её крови было обнаружено. Я не знал никого, кто имел бы веские причины пытаться вызвать у глинна Толан нелетальное отравление, и посчитал более вероятной другую версию. Наше взаимодействие с глинном Толан не было беспроблемным, и я подумал, что она таким образом пытается проверить мою компетентность или лояльность, не желая при этом подвергать риску кого-либо кроме самой себя. Сейчас я думаю, что допустил ошибку, и что мне следовало рассмотреть менее вероятную, но более логичную версию. Можно предположить, что глинн Толан не собиралась участвовать в наркологическом мониторинге и планировала провести вечер, как это бывает у эмоциональных, за ужином с некоторым количеством алкоголя. Неизвестно, что случилось между ужином и её появлением в лазарете, но если предположить, что наутро у неё возникли подозрения, относительно того, какие вещества и каким образом попали в её организм, её поступок становится в высшей степени логичным.
– Вы правы, - согласилась Т’Мир, - Это можно считать логичным. Результаты анализов внесены в карту, я полагаю?
– Да, – подтвердил Тенек. – Также в лазарете хранится и сам образец крови. Можно провести максимально подробное исследование содержащихся в ней примесей.
– Благодарю, - ответила Т’Мир, - Эта улика будет очень полезна следствию. У вас есть какая-либо еще информация?
– Возможно, – немного подумав, сказал Тенек. – Начиная с этого дня состояние глинна Толан изменилось, ей стало сложно концентрироваться на мероприятиях проекта. Изначально я отнёс это к её физическому состоянию, однако после того, как я снял наиболее дискомфортные из её симптомов, этот показатель не изменился. Я не знаю, имеет ли это отношение к совершённому преступлению, но такая вероятность существует.
– Если исключить симптомы физического состояния, к чему бы вы отнесли это изменение? - уточнила Т’Мир.
– Я не обследовал Глинна Толан с помощью трикодера или каких-либо дополнительных анализов, но если сделать допущение и исключить состояние её здоровья, возможно имеет смысл отнести это к её эмоциональному состоянию, – предположил Тенек. – И это можно считать нетипичным: глинн Толан из тех, кто может позволить себе эмоциональную вспышку, но до того момента я не видел, чтобы она хоть раз позволила себе пренебречь своим долгом, в том числе из-за эмоций.
Т’Мир кивнула словам Тенека, как будто они что-то для нее объясняли.
– По моему опыту, эмоции - часто становятся ключом к разгадке дела, - заметила женщина, - Ваша наблюдательность - похвальна. Еще раз благодарю вас.
– Вы оказываете мне честь, – поблагодарил лейтенанта Тенек и, чуть помедлив, сказал:
– Приношу вам извинения за вопрос, находящийся вне моей компетенции, но могу я узнать, проходит ли по делу об убийстве коммандера Мори доктор Глессин или гал Дохиил?
Стажёр понимал, что не вправе задавать такой вопрос офицеру СБ, ведущему дело, но в его память врезалась фраза об устранении свидетелей, в панике брошенная Глессином. Свидетелей не убивают из-за пустяков, а единственное актуальное преступление, известное Тенеку было именно убийством коммандера Мори. Конечно, Глессин мог иметь в виду что-то другое, что-то совершённое на Кардассии и не имеющее отношение к убийству коммандера, но вероятности отличные от нуля казались Тенеку достойными рассмотрения, особенно если речь шла об убийстве.
Лейтенант внимательно посмотрела на Тенека.
– Сожалею, но я не имею права давать постороннему лицу информацию о ходе дела. Вам следует дождаться следующего официального заявления Службы Безопасности. Однако… если вы по какой-то причине каким-то образом знаете о противоправных действиях, совершенных упомянутыми вами личностями, вы можете сообщить мне об этом.
– Конечно, я не должен был спрашивать.
Тенек не слишком рассчитывал на ответ, однако если бы по каким-то причинам Т’Мир могла ему сообщить о причастности одного из кардассианцев к убийству коммандера, это автоматически сделало бы информацию о словах Глессина потенциально более значимой. Стажёр потратил ещё секунду, чтобы проверить собственные умозаключения, затем сказал:
–  Доктор Глессин сегодня совершил неэтичный поступок, однако сторона, которую я склонен считать пострадавшей, скорее всего не станет заявлять об этом в службу безопасности станции, и этот поступок так и останется безнаказанным. Тем не менее во время связанного с ним инцидента доктор Глессин произнёс дословно следующее: «Вы пришли меня похитить? Кто меня заказал? Это гал Дохиил решил избавиться от свидетелей? Вы на него работаете?» Эти слова были произнесены, когда семь человек, включая и меня, внезапно и без разрешения вошли в каюту доктора. Разумеется, доктор ошибался, наш визит не был связан с галом Дохиилом, мы не совершали агрессивных действий и были готовы исключительно к самообороне и исключительно ради предотвращения возможных противоправных действий, тем не менее, первое, что он предположил, это попытку устранения его как свидетеля наёмниками гала Дохиила. – Чуть подумав и вспомнив слова Т’Мир о значении эмоций для расследования, стажёр уточнил: – Доктор Глессин, судя по всему, был захвачен врасплох и находился под влиянием сильных эмоций. Сожалею, что не могу рассказать подробнее, этот инцидент связан с личной медицинской информацией, которую уже я не вправе разглашать.
– Это ценная информация, - ответила Т’Мир, - Она поможет мне соединить все точки этого узора.
Ее лицо не изменило выражения, но внимательный наблюдатель мог бы заметить, что мышцы на ее шее напряглись, а дыхание ускорилось. Будь Т’Мир собакой-ищейкой - ее ноздри бы сейчас трепетали, почуяв свежий след.
-Мы внимательно рассматриваем все свидетельства, - добавила вулканка, - Благодарю за обращение в Службу Безопасности. Теперь вы хотите видеть вашего бывшего координатора?
– Глинна Толан уже посещали сегодня? – вопросом на вопрос ответил Тенек.
– Да, - ответила Т’Мир.
– Тогда мне не следует её беспокоить, сомневаюсь, что она хочет быть объектом повышенного внимания. К тому же я – не лучший собеседник для глинна Толан.
– Понимаю. Если вспомните что-то еще - можете меня вызвать.
– Безусловно. Благодарю вас, лейтенант.
За логику, как известно, не благодарят, но Тенек уже видел сегодня совсем другое отношение сотрудника СБ к делу, и начинал понимать, почему эмоциональные благодарят за правильные и логичные поступки.


Когда Тенек обменивался с Т’Мир привычными вежливостями на выходе из её кабинета, в глазах его чуть заметно просматривалось восхищение. Сейчас стажёр очень явственно ощущал, что соскучился по Вулкану и вулкацам, по разговорам, в которых он абсолютно всё понимал и не чувствовал себя в эпицентре какой-то замысловатой путаницы с множеством незнакомых подтекстов. Разговор с лейтенантом Т’Мир, был по сравнению с этим настоящим отдыхом. А ведь сама вулканка прослужила на этой станции много лет, и значительную часть времени была единственной представительницей своей расы! Тем не менее, она сумела благополучно интегрироваться в это сложное и противоречивое общество, и Тенеку определённо следовало брать с неё пример.
___________________
с Т’Мир и Бакотом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 15 Ноября 2017, 13:25:33
Офис СБ

Спустя несколько минут, коммуникатор вулканца ожил:
- Освальд вызывает Тенека, - донёсся немного замученный голос.
– Тенек на связи, – отозвался стажёр, не успевший далеко отойти от офиса СБ.
- Отлично, вас пока ещё не похитили, рад это слышать, - с привычной усмешкой ответил кадет. - Чтобы так и было дальше, прошу вас не разгуливать по станции без кого-нибудь из участников проекта, а в каюту входить и выходить только с Ракаром.
– Не вижу обоснованной причины для таких предосторожностей, – возразил вулканец.
- А ещё вы не видели причины держать язык за зубами, когда это надо было сделать, - проворчал землянин, - вы сейчас где? И, ради всех фотонных торпед на этой станции, не заставляйте меня узнавать это у компьютера!
– Рядом с офисом службы безопасности. Мистер Макдауэлл, для человека, который считает моё поведение опасным, вы ведёте себя не очень осторожно, обсуждая его по связи.
Первым ответом вулканцу был неопределённый звук, сочетающий одновременно стон отчаяния и злое шипение, но потом он услышал членораздельную речь:
- Оставайтесь там, я скоро буду!
– Как скажете, – стажёр подумал, что проще развеять это недопонимание сразу, чем до конца дня подвергаться таким «атакам безопасности».
 
Через некоторое время кадет и правда появился. Подойдя к вулканцу, он тут же, без каких-либо прелюдий перешёл к делу:
- Какие у вас планы на вечер? Хочу быть уверен, что на вас не нападут в коридоре со спины.
– У меня два часа восемнадцать минут до тренировки с мистером Ракаром, и для начала я собираюсь поужинать. Вы не голодны? – поинтересовался в свою очередь вулканец.
- Чертовски, - решительно кивнул Освальд, - ведите. Но я не могу провести с вами все два часа - у меня тоже есть дела... а что за тренировка? Кто-нибудь ещё там будет? Есть кто-то, кто сможет присматривать за вами до и во время неё?
Тенек взял курс на реплимат и терпеливо перечислил:
– После ужина я собираюсь отнести переданный вами трикодер обратно на «Анадырь», затем некоторое время поработать в каюте, затем направиться на тренировку. Это тренировка для мисс Перим по заданию мистера Планкса, – пояснил он, проходя в двери кафе. – А теперь, может быть, вы объясните, почему меня должны похитить?
- Трикодер подождёт до завтра, - решительно мотнул головой землянин, - а поработать вы можете в каком-нибудь людном месте... Тенек, неужели мне и правда надо объяснять очевидное? Если Джеза похитили и стёрли память, чтобы скрыть секрет, то и вас тоже могут похитить и стереть вам память, потому что вы похитителю сами сказали, что этот секрет знаете!
– Это кажущаяся очевидность, – возразил Тенек, когда они уже расположились за столом. – Если вы помните, мистер Тенма проходил лечение на «Саратоге». Характер его травм требовал серьёзного медицинского вмешательства, и почти наверняка проводивший лечение персонал «Саратоги» обо всём осведомлён. Я не думаю, что доктор Глессин планирует диверсионную миссию на борту одного из крупнейших звездолётов Федерации, а если так, устранять меня или стирать мою память тоже не имеет смысла. К тому же доктор Глессин видел, что я и сам принимаю меры против утечки информации.
- Он не знал наверняка, что врачам с "Саратоги" известна тайна, а вы прямо ему об этом сказали... - начал было Освальд, но потом устало опустил голову, - просто сделайте то, о чём я вас прошу. Без лишних вопросов. Иначе... - кадет поднял взгляд на вулканца, и в глазах его читалось напряжение, но договаривать он пока не стал - надеялся, что Тенек согласится.
– Вы мне угрожаете? – полюбопытствовал Тенек.
- Нет, я сразу говорю, что добьюсь своего так или иначе, - твёрдо произнёс Освальд. - Надеюсь, мне не придётся озвучивать это "иначе"... просто согласитесь, Тенек!
– Меня ещё ни разу не пытались шантажировать, – флегматично сообщил Тенек, – это совершенно новый для меня опыт, и мне по-настоящему интересно, чем именно окажется ваше «иначе». Если я соглашусь на ваши требования прямо сейчас, вряд ли я это узнаю.
Освальд неожиданно рассмеялся и, обозначив жестом, что сейчас вернётся, отошёл к репликатору. Через минуту он вернулся обратно с порцией мяса по-татарски и стаканом томатного сока, слишком густого, чтобы походить на кровь, но Освальд не придумал ничего, что бы сильнее подействовало вегетарианцу на нервы.
- Ладно, будь по-вашему, - пробурчал он, с напускным удовольствием поглощая сырое мясо, - если вы не согласитесь принять такие простые, логичные и не слишком стесняющие меры для обеспечения собственной безопасности, я нарушу правила, но сделаю всё, чтобы вы не пропали неожиданно для всех. Я пойду на "Анадырь", уговорю Делас или ЭМГ дать мне какой-нибудь стимулятор - мне это удастся, даже не сомневайтесь - после чего просижу до самого завтрашнего сбора за пультом, не отрываясь от сенсоров и глядя за всеми перемещениями вулканского биосигнала, который проассоциирую с вами. Никакой частной жизни, тотальная слежка, а ещё... вы действительно хотите, чтобы ваш коллега рисковал здоровьем и совершал неэтичные и противозаконные действия ради вашего блага и исключительно из-за вашего же упрямства?
– Это очень на вас похоже, – прокомментировал Тенек, подцепляя полупрозрачный бело-жёлтый ломтик инструментом, похожим на пинцет. – Мистер Макдауэлл, вы – будущий офицер-тактик, а я всего лишь гражданский врач. Если офицер, даже будущий, требует от меня соблюдений правил безопасности, несмотря на веские аргументы против, я буду их соблюдать. Однако, эти меры не должны мешать моей работе и окружающим меня людям. Вы помните, какое впечатление произвела на вас лурианская пищеварительная система? Не думаю, что будет приемлемо проецировать подобные экспонаты в Кваркс или Реплимате, а вторгаться без веской причины в помещения лазарета и мешать работе его сотрудников тоже было бы неразумно.
- Как говорят на Земле: это было давно и неправда, - фыркнул Освальд, - столько всего произошло с тех пор... думаю, я бы уже так не реагировал сейчас. Но вы правы, лучше не проводить таких экспериментов в людных местах. А вы не могли бы... э-э... поработать с документами сегодня? Или действительно сделать всё в лазарете? Что-то мне подсказывает, что вас там будут рады видеть. Ну или хотя бы не прогонят сразу, даже если на станции внезапно начнётся эпидемия. Вам всего-то надо занять какой-нибудь уголок на виду у дежурного медика...
– Сегодня это будет несложно, – согласился Тенек, – но вы ведь не предполагаете ограничиться сегодняшним днём. Впрочем, нам так или иначе нужно будет заняться оборудованием собственной лаборатории: теперь, когда на станции произошло убийство, у руководства снова нет избытка времени и ресурсов, и если мы хотим полноценные объекты для работы, нам нужно будет приложить собственные силы. Если мы в ближайшее время организуемся для решения этой задачи, мы сможем больше времени проводить вместе, не вызывая подозрений, и одновременно обеспечивать себе площадку для будущей совместной работы.
- Не только сегодня, конечно, - ответил Освальд, - но нам - вернее, вам - надо благополучно продержаться до завтрашнего собрания, а там мы сможем выработать адекватную программу действий и сделать все меры безопасности наименее неприятными для вас.
С минуту кадет просто доедал свой ужин, который, неожиданно, начал даже нравиться. Допив сок, молодой человек кивнул и добавил:
- Мне нравится идея с лабораторией! Но её надо обсуждать со всеми. Вот что: как вы смотрите на то, что сегодня перед тренировкой вы подумаете не о лурианских кишках, а именно о проекте будущей лаборатории? Думаю, из участников нашего проекта точно найдётся кто-то, кто сейчас свободен и кто сможет составить вам компанию в "Кварк'с", а заодно - помочь оформить идеи в удобный для понимания остальных вид!
– Согласен, – кивнул Тенек. – Даже если на ближайшие два часа у всех наших коллег есть планы, это не должно стать критичной проблемой, поскольку этой деятельностью я никому не помешаю и могу заниматься в людном месте у всех на виду.
- Спасибо за понимание, Тенек! - с искренним удовлетворением кивнул Освальд и встал из-за стола. -  А теперь идёмте, я провожу вас до бара - мне как раз надо в голокомнату по одному важному, но крайне личному делу...
Тенек встал, демонстрируя готовность следовать за ним. Демонстрируя чуть больше, чем этого требовала ситуация.
_________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мастерский произвол от 15 Ноября 2017, 13:50:05
2 сентября 2384 г., ранний вечер
Бар “Кварк’с” -> каюта Тенмы на Жилом кольце


-...Освальд был прав, ты очень привлекательная… - Тенма наклонился над столом и положил ладонь на руку Делас.
Они пришли в бар около получаса назад и заняли один из центральных столиков. Между ними стояла открытая бутылка канара, и молодой человек хмелел с каждым глотком - очень быстро, слишком быстро. Возможно сказывались остатки снотворного, все еще плавающие в его крови.
Делас шутливо отдернула руку:
- Ты тоже ничего!.. А что, Освальд правда так говорил? Ладно, неважно, - ромуланка в очередной раз попробовала свой напиток, и в очередной раз с отвращением его отставила. За Тенмой ей было не угнаться, как бы она ни пыталась: - Что это за гадость вообще, как ты ее пьешь? Слушай, - она наклонилась поближе и продолжила громким шепотом: - я что-то совсем запуталась – что сегодня вообще произошло? Чего ты так разнервничался?   
-Я же просил, никаких вопросов! - Тенма налил себе новый стакан, закинув голову назад осушил его и с громким стуком опустил на стол.
-Кхм… Делас? - раздался робкий голос из-за спины ромуланки.
Рядом со столом стояла Квинтилия, неловко переминаясь с ноги на ногу и стараясь держаться подальше от Тенмы.
-Можно с тобой поговорить?
Ромуланка с удивлением обернулась на голос Квинтилии:
- Что еще такое? Прямо сейчас? – она перевела взгляд на Тенму и указала на него пальцем: - Никуда не уходи! Не хочешь вопросов, хорошо…
Делас нехотя слезла со своего стула, чувствуя, как пол медленно качается у нее под ногами – ее организм плохо реагировал на алкоголь с непривычки.
- Это был очень важный разговор, - поведала она триллу. – Так что случилось?
-Если важный, то я приду позже… - начала трилл.
- Говори уже, - махнула рукой Делас.
-Тут становится слишком многолюдно на мой вкус, - неожиданно сообщил Тенма, подходя к Делас сзади об обхватывая ее руками за талию, - Уединимся в моих апартаментах, остроухая красотка?
Делас размышляла ровно две секунды. Она собиралась развернуться и ответить «Да что ты себе вообще позволяешь!» или «Разумеется, нет!», а может быть даже дать пощечину. Но почему-то вместо этого посмотрела на Тенму и ответила «Да». Наверное, в этом была виновата та кардассианская дрянь, которой он ее поил.
-У вас свидание, я спрошу позже… - пролепетала Квинтилия и поспешила ретироваться.
Тенма же, продолжая обнимать Делас за талию, двинулся к выходу из бара.
-Официант, ящик канара в мою комнату! - крикнул он в сторону барной стойки, широко махнув рукой.
Не слушая ответа ференги, парочка вышла на Променад и остановилась на пороге бара. Люди, идущие по своим делам, казались сплошным потоком, который следовало пересечь.
- У нас свидание? – хихикнула Делас. – Я думала, это… это… научное исследование, вот!
-Как назовешь - то и будет, детка… - ответил Тенма и повел Делас через толпу.
Он чувствовал, что его зрение становится слегка мутным, и прилагал усилия, чтобы разглядеть знакомые лица. Или вообще чьи-нибудь лица.
- Фу, не называй меня так! – фыркнула ромуланка. – Так и знай, я все это делаю только для тебя. А на свидание я должна была идти с другим, только он… он не позвал. И ты бы не позвал, если бы не напился! Ой! – она неловко споткнулась и повисла на руке Тенмы, но сейчас ей очень хотелось думать, что это случилось не из-за болезни, а из-за алкоголя - как это бывает у нормальных людей.
Кардассианец подхватил Делас, и его пальцы сжались на ее предплечье - сильно, ощутимо даже через материал ее формы.
Все так же вдвоем они свернули с Променада в один из коридоров и направились в Жилое кольцо.
- Ты решил не переезжать? – удивилась Делас, поняв, что они идут вовсе не к кадетским каютам. 
-Координатор сказала “ночевать” в своей каюте, - ответил Тенма, - Ночевать - значит, спать. А мы вовсе не спать собираемся…
Ударившись несколько раз о стены, они добрались до двери, за которой находились апартаменты кардассианского гила.
- А я бы сейчас не отказалась поспать, - широко зевнула ромуланка, прислоняясь плечом к дверному косяку. – Но только после того, как все-все о тебе узнаю…
Молодой человек начал вводить код на панели замка каюты. Получилось это только со второй попытки, его пальцы не сразу попали на нужные символы.
Наконец, они ввалились в комнату и дверь за их спинами закрылась.
- Ты неплохо устроился, я бы тоже не хотела переезжать, - Делас осмотрела каюту с видом профессионала и плюхнулась в мягкое кресло, снова зевая. – И что, Джез Тенма, часто ты так развлекаешься с участницами проекта? Ах да, помню, никаких вопросов, - рассмеялась она и приложила палец к губам.
-Никаких вопросов, - подтвердил Тенма, упал перед креслом на колени и крепко прижал запястья Делас к подлокотникам, а сам подался вперед и впился губами куда-то в окрестности ее губ.
Это было даже сложно назвать поцелуем, потому что в нем не было ни капли нежности, или заботы, или желания начать медленно и угодить Делас. Это было что-то голодное и жестокое, и девушка почувствовала вкус крови во рту.
- Осторожнее, Джез! – воскликнула девушка, резко отворачиваясь. – Мне это не нравится, - она дернула руками, чтобы освободить их. – Что с тобой такое, в конце концов?!
-Не дергайся, - прошипел юноша, его дыхание пахло канаром, - Ты же сама этого хотела… ты сама пошла со мной выпить… ты сама пришла в мою комнату...
Он все сильнее наваливался на Делас, прижимая ее к спинке кресла.
- Я пошла, чтобы приятно провести время и… перестать думать! – выпалила она, пытаясь оттолкнуть Джеза. – А пока мне совсем не приятно! Я хотела помочь тебе, а ты… ты…!
Игнорируя слова Делас, Тенма отпустил одну ее руку, и начал шарить по ее форме, пытаясь найти пряжку  пояса и расстегнуть ее.
Ромуланка уже перестала пытаться воздействовать словами, а с силой ударила Джеза в нос освободившейся рукой, вспомнив навыки самообороны из Военной Академии. Ее щеки позеленели от гнева, и теперь она была настроена серьезно.
Юноша отпустил Делас и отлетел назад, ударившись спиной о стеклянную столешницу низкого столика. Тяжелое стекло, лежащее на основе и никак не закрепленное, сдвинулось в сторону и раскололось под весом Тенмы.
-Shtel! - громко выругался он.
Делас вскочила на ноги и решительно направилась к двери.
- Больше не рассчитывай на мою помощь и хорошее отношение! – прошипела ромуланка, бросая гневный взгляд на упавшего Тенму. – И на то, что я буду хранить твои секреты!
-Никуда ты не… - начал Тенма, а затем над головой у ромуланки о дверь ударился кусок стекла и рассыпался на более мелкие осколки.
Громко вскрикнув, девушка выскочила за дверь и остановилась, только свернув за угол. Ноги едва держали, и она прислонилась к стене, пытаясь отдышаться и осознать произошедшее.
К счастью, ее никто не преследовал, но из каюты доносился шум - продолжало биться стекло и падали тяжелые вещи.

_________
Написано Делас и Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 15 Ноября 2017, 16:58:46
2 сентября 2384 г., ранний вечер
Где-то на станции


Делас стоило больших трудов добраться до «Анадыря» и собственной импровизированной лаборатории. Первым делом она синтезировала вакцину для нейтрализации действия алкоголя и принялась ждать ее действия. Минута, другая… Она с трудом стояла на ногах и ее трясло, но теперь девушка была уверена, что это не из-за канара – состояние опьянения прошло еще в каюте Тенмы, да и выпила она совсем мало, – но физические симптомы никак не желали уходить.
Ромуланка вывалила на стол содержимое своей сумки и принялась панически рыться в поисках ампулы с лекарством. Запасы исчезали быстрее, чем она рассчитывала, и, если она не найдет решение… И Делас решила, что придется экономить. Может быть, половины обычной дозы хватит, чтобы унять основные симптомы? Она приложила гипоспрей к плечу, безучастно глядя, как прозрачная жидкость покидает сосуд и перетекает в ее тело. Сейчас как никогда за весь проект она была близка к тому, чтобы отозвать свое участие и вернуться на Ромул, пусть бы это и значило для нее проигрыш. Но что такое проигрыш перед собственными амбициями, если это продлит ей жизнь… на полгода? Год? Вздохнув, Делас поместила пустую ампулу в репликатор и дезинтегрировала.
Теперь, когда она привела себя в порядок, у нее оставалось еще одно незавершенное дело. Джез Тенма повел себя с ней недопустимо, использовал ее и оскорбил, и ромуланка не могла оставить это просто так. Она бросила взгляд на микроскоп с пробиркой: будь девушка чуть менее поглощена собственными проблемами, она бы заметила, что он чуть сдвинут, а в пробирке меньше крови, чем она брала, но сейчас ей было не до того. Пододвинув стул к микроскопу и усевшись поудобнее, она запустила анализ.
- Так вот оно что, Джез Тенма, - довольно произнесла Делас через некоторое время. – Это многое объясняет… и ничуть тебя не извиняет!

Освободившись после всех своих дел, Освальд направился в голокомнату и приступил к подготовке запланированного на вечер свидания. Конечно, новости про смену координатора и убийство коммандера Мори, поиски Джеза, пока нерешённая проблема безопасности Тенека и прочие безумства дня серьёзно поубавили желания веселиться, но это не помешало набросать основу будущей программы, потому что кое-что кадет продумал заранее.
Неожиданно, вспомнив о времени, землянин сообразил, что так и не отдал ромуланке её транквилизатор. Сразу же возникло дурное предчувствие: злой доктор похитил Тенека, а потом узнал, что в группе есть ещё один врач, и решил утащить ещё и Делас.
Спешно завершив программу, он вышел из голокомнаты, на ходу хлопнув по коммуникатору:
- Освальд - Делас.
- Слушаю, - практически сразу отозвалась ромуланка.
Сначала ромуланка услышала облегчённый выдох, а потом Освальд спросил своим обычным весёлым тоном:
- Ты ни о чём не забыла?..
- Ты его нашел?! – воскликнула Делас. – Я его везде искала – думала, что забыла на «Анадыре», но его тут нет… Надеюсь, ты не читал? – подозрительно спросила ромуланка.
- Что? О чём ты? - непонимающе спросил землянин. - Ты должна была найти меня... чёрт знает сколько времени назад!
- Я думала, ты говоришь о моем падде… Я его где-то оставила, и не могу вспомнить, где. Видимо, придется обойти все помещения, где я была… - вздохнула Делас и добавила про себя: «Почти все». Возвращаться в каюту Тенмы даже за ценным паддом она не собиралась.
- А когда ты видела его последний раз? - уточнил Освальд, направляясь к ближайшему турболифту. - Хм... наверное, можно сократить количество мест. Ты же его в сумке носила, так? Тогда просто вспомни, где и когда ты её открывала - так упростишь сама себе жизнь.
- Спасибо, как же я сама не догадалась, - ехидно отозвалась девушка. – А ты о чем вообще говорил? Неужели о том снотворном?.. И как, все уже изучили? Думаю, чтобы его реплицировать, вам понадобится несколько недель, хи-хи, - самодовольно проговорила ромуланка.
- Именно о нём, мы же договорились, что ты меня найдёшь, и я тебе его отдам, - проворчал кадет. Потом Делас услышала, как открылась и закрылась дверь турболифта, после чего Освальд назвал место назначения - ангар, где находился "Анадырь". - Давай так: я тебе его сейчас отдам, и забудем об этом. Потом, если захочешь, можем поискать твой падд…
- Хорошо, встретимся у входа в ангар, где стоит «Анадырь», - Делас тем временем отключила питание катера и направилась к дверям ангара. – Падд я сама найду.
- Как хочешь, - безразлично ответил Освальд. - Я скоро буду.
Когда Освальд подошел, Делас уже стояла у входа в ангар и нетерпеливо вглядывалась в коридор, ведущий от турболифта. Сейчас ничто в ее внешнем виде не выдавало ни произошедшего в каюте Тенмы, ни ее самочувствия, но для этого ей пришлось приложить много усилий. А еще больше – чтобы ее голос звучал легко и беззаботно.
- Жаль, что он вам не пригодился, - проговорила она, протягивая вперед руку. – Мне так хотелось увидеть эффект на наусиканцах… Может быть, еще повезет?
- Надеюсь, что нет, - буркнул землянин и передал ромуланке гипоспрей, - хватит с нас нелегальных препаратов. Только в самом-самом крайнем случае, если других вариантов не будет.
- Да-да, именно в крайнем, - Делас не глядя бросила гипоспрей в сумку. – Будем считать, что никакого гипоспрея не было, и ты ничего не видел. Если больше вопросов нет, я, пожалуй, пойду, у меня еще много дел.
- У меня тоже, - кивнул кадет. - До завтра, видимо.
Делас кивнула и направилась прочь по коридору, но через пару шагов остановилась и бросила через плечо:
- Тебе не стоило обсуждать меня с Тенмой! – выпалила она и прибавила шаг.
- А мы с ним тебя и не обсуждали, - немного удивлённо ответил землянин так, чтобы Делас его всё-таки услышала, - я предложил ему у тебя обследоваться, только и всего.
Делас на мгновение остановилась, ее плечи вздрогнули, но она даже не обернулась и поспешила к турболифту. 
________
С Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 15 Ноября 2017, 17:03:27
02 сентября 2384 г., 20:00
Голо-комната

Покинув офис Службы Безопасности, Ракар первым делом сходил на “Амазонку” за трикодером. Ранее он дал Делас входной код от их с Тенеком каюты, разрешив располагаться там свободно, до тех пор, пока она не переедет. При этом Ракар испытывал некоторое беспокойство, и потратил целый час на поиски жучков в каюте. Рано или поздно все равно это нужно было сделать. Жучков не нашлось, и, переодевшись в легкую спортивную форму, ромуланец отправился к голокомнатам. И так вышло, что он пришел туда первым за полчаса до назначенного времени. Легкая спортивная форма Ракара с футболкой с коротким рукавом была серого цвета, с традиционным ромуланским рисунком определенным порядком расположенных стилизованных серо-черных квадратов. И только высокие ботинки не имели никакого отличия от стандартных форменных. В первый раз ромуланец шел в таком виде по станции и ощущал свою полную незащищенность, которая, незащищенность, в настоящий момент его практически совсем не беспокоила. Ее вытеснили совсем другие мысли и ощущения. За полчаса до начала он вошел в голокомнату и, чтобы скоротать ожидание, принялся проводить повторные тестовые проверки протоколов безопасности программы.
Через полчаса от дверей голо-комнаты раздался сигнал - кто-то хотел войти. Когда двери открылись, на пороге появилась Квинтилия. На ней было надето черное обтягивающее трико, оставляющее обнаженными руки и не скрывающее ее фигуру. На эластичную ткань не было нанесено никаких обозначений, указывающих на принадлежность к Звездному Флоту. Волосы девушки были собраны и тщательно заколоты большим количеством маленьких черных заколок. Она выглядела готовой к чему-то неизвестному.
Когда Квинтилия вошла, программа не была запущена, Ракар стоял у панели терминала, задумчиво вглядываясь в строки кода. На полу возле него ровным рядом стояло 5 прозрачных бутылок с водой. Ромуланец повернул голову к девушке и несколько секунд внимательно ее рассматривал. Она была очень красива в этой своей форме, он никак не мог отвести взгляда.
- Я позвал еще Тенека, Акриту и Самриту, сейчас они подойдут, и начнем, - сказал ромуланец.
-Хорошо, - коротко ответила Квинтилия и принялась рассматривать голые стены голо-комнаты.
Ромуланец закрыл, наконец, исходный код голопрограммы и повернулся к Квинтилии всем корпусом. Ждать в молчании было невыносимо, он хотел говорить с ней, слышать ее голос, интонации, смотреть на реакции, ловить мельчайшие черты.
- Перим, а вы сами думали о том, какую тему вам хочется увидеть на презентации Освальда, Самриты и Акриты?
-Да, - ответила трилл.
- И… какую? – спросил Ракар.
Квинтилия внимательно посмотрела на Ракара, а потом решилась.
-Вы должны обещать, что не расскажете никому из соревнующихся под предлогом непрошенной помощи кому-то из них, - предупредила она, - Моя тема - про выдающееся историческое лицо, которое их вдохновляет.
- Да, - кивнул Ракар, не сводя взгляда с Квинтилии, - обещаю, никому не расскажу. – И улыбнулся чуть задумчиво, - да, это тоже будет интересно посмотреть. Знаете, Квинтилия, сам факт вот таких предложений и о предлагающем тоже говорит много. Если бы вы были одной и претендентов на победу, то о каком историческом лице вы бы рассказали?
-Сейчас я читаю о USS “Шеньчжоу” и его капитане Филиппе Джорджиу, - сообщила Квинтилия, - Я могла бы рассказать о ней. А про кого рассказали бы вы?
Ракар медленно кивнул. Он не помнил имени такого капитана Федерации, но название этого корабля было ему знакомо. Не один век тому назад по Федеральному летоисчислению с этого корабля началась федерато-клингонская война. А истории разных отношений в Тал Шиар учили. Но Джорджиу вдохновляла Квинтилию, а значит Ракар должен был поискать в базе данных.
- Я… их очень много. Ну вот, например, Адмирал Данатра, сенатор Вринак, бывший глава Тал Шиар Ковал, адмирал Ярок, правда последний плохо кончил, но до того как это с ним случилось – он был героем.
-А если бы вам нужно было выбрать одного из них? - уточнила Квинтилия.
Ракар задумался, и даже опустил взгляд в пол. Квинтилии он верил, и ей мог сказать многое. Ромуланец улыбался под конец размышлений.
- Пожалуй, если выбрать одного, то это адмирал Данатра. Она была тогда коммандером, теперь уже адмирал. Ее поступок, ее сила духа, ее настоящий патриотизм, и многие иные качества восхищают меня больше всего.
Со стороны двери раздался еще один сигнал, и на пороге голокомнаты появилась Акрита. Она была одета в обычную спортивную форму кадетов Академии Звездного флота, светлые волосы зачесаны назад. Андорианка не знала, какую конкретно тренировку приготовил Ракар, но надеялась, что на случай каких-нибудь специфических видов деятельности в голокомнате можно будет создать элементы необходимого инвентаря или снаряжения.
- Добрый вечер, - улыбнулась она товарищам.
-Д-добрый вечер, - отозвалась Квинтилия.
У нее был слегка испуганный вид, как будто появление андорианки прервало какой-то разговор.
С появлением Акриты Ракар понял, что эта беседа на настоящий момент продолжена не может быть. Еще пару секунд он смотрел на Квинтилию, отмечая ее испуг, затем как ни в чем ни бывало повернулся к Акрите и коротко кивнул ей.
- Добрый, я полагаю – это в настоящий момент пожелание, чтобы вечер оказался добрым. Я так до конца и не разобрался в ваших оттенках приветствий. Сейчас подойдут еще Тенек и Самрита, и мы приступим.
Акрита подошла ближе, на ходу снова ободряюще улыбнувшись Квинтилии.
- Я сама первое время не могла привыкнуть к разным оборотам речи землян, - ответила она Ракару. – и да, сейчас действительно хочется, чтобы вечер оказался добрым. А что мы будем делать? Или это сюрприз… то есть элемент неожиданности?
- Скоро все увидите, - сказал Ракар, - скажу только, что это моя любимая тренировка из всего списка тренировок для военных, поэтому я поставил ее первой.

Самрита подошла на несколько минут раньше назначенного времени – это не считая тех нескольких минут, когда она стояла перед закрытыми дверьми голодека, размышляя о том, не поздно ли еще отказаться, спрятаться под одеяло и сделать вид, что она забыла о тренировке. Но все же нажала на кнопку открытия двери и ступила в голодек.
Как и на Акрите, на ней была стандартная спортивная форма кадетов Звездного Флота, но лицо выражало такую решительность, точно она в одиночку собиралась победить отряд джем’хадар. И даже хвостики на голове сейчас смотрелись почему-то не мило, а угрожающе.
Самрита все-таки пришла, Ракар боялся, что из-за всех этих странных взаимоотношений девушка не придет, но она появилась, и ромуланец поприветствовал ее кивком головы и улыбкой.
- Остался Тенек, который, видимо, появится с идеальной вулканской точностью.
- Тенек? Тут будет Тенек? – вздрогнула Самрита и бросила взгляд на дверь. – Зачем?..
- Да, Самрита, - Ракар немного удивленно посмотрел на землянку, - я позвал четверых на тренировку.  Что-то не так?
- Все прекрасно, - буркнула девушка, буравя ромуланца взглядом.
Меж  тем, Ракар тоже не сводил взгляда с Самриты, гадая, когда она умудрилась поругаться еще и с вулканцем, и главное - по какому поводу. И еще главнее было то, что он сам не был в курсе этого.
- Да ладно, как по мне, Тенек - отличная компания, с ним даже весело иногда, - с улыбкой произнес Ракар.
- Весело? С вулканцем? – искренне удивилась Акрита.
Как она заметила еще на брифинге, напряженные отношения между Ракаром и Самритой не особо сгладились после окончания регаты, поэтому сейчас андорианка даже надеялась на суровую и жесткую тренировку. По ее опыту подобные условия порой помогали отбросить конфликты и понять друг друга лучше, чем долгие задушевные разговоры.
- Не говорите только ему, - понизив голос, сказал Ракар, - Тенек на самом деле тролль восьмидесятого левела, ну, то есть такой, который способен на виртуозный сарказм в вулканском стиле. Некоторые вулканцы это умеют, только сами никогда в этом не признаются. А "тролль" - это земной термин, настолько я помню. Но ладно, не совсем хорошо обсуждать Тенека без него.
- Да, я уже предвкушаю, какое он мне веселье устроит, - вздохнула Самрита, складывая руки на груди и отходя в сторону.
Ракар нахмурился после реплики Самриты. Он припомнил, что до регаты Тенек разговаривал с ней, и также как и по вопросу Тенмы - отказался отвечать, что именно случилось. Зато он подтвердил, что никакой смертельной болезни у Самриты нет. Ромуланец не стал ничего спрашивать, желая дождаться самого Тенека. Время близилось к началу, и Ракар выглянул в коридор. Подозрения Освальда, озвученные на брифинге в отношении Тенека - имели большие основания, что если Ракар уже упустил этот момент?

-О каком земном термине сейчас шла речь? - тихо спросила Квинтилия у Самриты.
- Я не поняла, - так же тихо ответила землянка. – Тролль – это из нашей мифологии, они большие, страшные и не очень умные, так что я не знаю, что имел в виду Ракар, сравнивая нашего вулканца с троллем.
Трилл покосилась в сторону ромуланца.
-И что такое левел и почему именно восьмидесятый ты тоже не знаешь?
Самрита извиняющееся пожала плечами:
- Видимо, какое-то старинное выражение – не знаю, где он его вычитал. Похоже на какую-то древнюю игру… или что-то такое. У меня плохо с историей!

Акрита в целом не имела ничего против присутствия Тенека, даже наоборот, скорее была ему рада. Он внушал ей уважение и сейчас знал определенно больше остальных о том, что происходило в проекте. Нет, Акрита вовсе не собиралась его расспрашивать, просто, если вдруг снова начнутся важные события, влияющие на их настоящее и будущее, ей хотелось бы оказаться не в стороне. И что-то подсказывало, что Тенек в любом случае будет одним их главных участников.
 Характеристика, которую дал вулканцу Ракар, тоже ускользнула от понимания андорианки, впрочем, она и обычный сарказм-то не всегда понимала, не то что виртуозный в вулканском стиле.
_________________
Вместе с Квинтилией, Самритой и Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 15 Ноября 2017, 17:04:23
02 сентября 2384 г., 20:00
Голо-комната


Тенек действительно появился буквально секунда в секунду. Одет он был в точности так, как на собственной презентации: эта одежда мало отличалась от его повседневной, хотя была несколько проще. При внимательном рассмотрении можно было обнаружить и другие отличия и сделать вывод, что это нечто традиционно-универсальное, предназначенное для экстремальных путешествий, однако  для глаз инопланетян не слишком выделяющееся на фоне других вулканских одеяний.

Едва вулканец переступил порог голокомнаты и зафиксировал присутствие Самриты, он тут же обратился к ней:
– Мисс Баккер, я бы не рекомендовал вам участие в тренировках на выносливость.
Самрита опустила голову и плотно сжала губы.
- Я буду участвовать, - сказала она, наконец, и посмотрела сначала на Тенека, потом – с вызовом – на Ракара.
– Мистер Ракар, я могу ознакомиться с программой тренировки? – осведомился вулканец.
Когда, наконец, появился Тенек, Ракар раскрыл было рот, чтобы прокомментировать его форму, но первая реплика Тенека вызвала удивление и непонимание. Ракар забыл о том, что хотел сказать прямо сейчас, он только лишь бросил взгляд на Самриту и снова повернулся к Тенеку.
- Так, вот это не совсем понятно, Тенек, почему? Самриту позвал я, и я хочу чтобы она участвовала. Обязательно ознакомиться прямо сейчас? Какая в этом необходимость? Это должно было быть сюрпризом.
– Понятно, – сказал Тенек после секундной паузы. – Мисс Баккер, сходите в Кварк’с и принесите себе термос с водой – не горячей и не холодной. И если я потребую, чтобы вы прекратили тренировку, вы послушаетесь, согласны?
Девушка кивнула на лежащие на полу бутылки с водой:
- Здесь все есть. И я не хочу, чтобы вы ко мне относились, как в самой слабой, это унизительно, - она сузила глаза и посмотрела на Ракара: - Или в этом и была задумка?
Ракар переводил взгляд с Тенека на Самриту и обратно. Затем поднял руки ладонями вперед, глядя на обоих товарищей.
- Так… минуту… я ничего не понял, в чем проблема? Самрита, я не считаю тебя ни слабой, ни кем-то, кто может не справиться. Задумка была вовсе не в этом, я еще в ангаре тебе сказал все о причинах, почему позвал. Что сейчас происходит – мне не понятно. Тенек, - Ракар перевел на него взгляд, - вон, я приготовил воду на пятерых, - и кивнул на выстроенный ряд из пяти бутылок, - конечно, мне известно, что вода будет необходима всем в процессе. Вон там норма. Вы мне объясните, в чем дело?
– Если мисс Баккер пожелает, – ответил Тенек.
Вулканец перевёл взгляд на снаряжение, подошёл к нему и потрогал бутылки. Он сознавал, что был не вполне прав, обратив сперва внимание на Самриту и её пустые руки и лишь после напоминания осмотрев снаряжение.
– Термос был бы предпочтительнее, – заметил он, – впрочем, я надеюсь, что мистер Ракар принял во внимание воздействие среды. Мисс Баккер, сила и слабость – понятия относительные. Сейчас я хотел бы видеть вас самой разумной, ответственной и предусмотрительной из всех присутствующих. В конечном счёте главная сила разумного существа в силе его разума, и в способности адаптироваться к новым условиям, а не в силе мышц и выносливости.
Выслушав Тенека, кадет Баккер глубоко вздохнула, раздумывая о чем-то, а затем подняла голову и громко проговорила:
- Когда вы уже начнете тренировку? Я готова.
Ромуланец, сузив глаза, внимательно следил за Тенеком и Самритой. Количество бесконечных медицинских секретов Тенека и остальных начинало превосходить норму. Тенма, Делас, наконец теперь и Самрита. И он, шпион лучшей в галактике разведки, ничего из этого так и не выяснил, видимо потому, что не предпринял для того достаточно усилий.
- Я адаптировал среду максимально безопасно, вообще говоря, - подозрительно сказал он, а потом чуть более весело, хлопнув руками на манер Планкса, - ну что ж, тогда начнем? Если больше никто не возражает?
Девушка-трилл отрицательно покачала головой, обозначая отсутствие возражений.
Тенек кивнул, подтверждая и свою готовность тоже. Акрита тоже кивнула и сделала шаг вперед.

- Компьютер, запустить программу Ракар19, - сказал ромуланец, и голокомната преобразилась.
Кадеты оказались возле подножия горной гряды, протянувшейся перед ними в обе стороны до самого края видимости. Отвесная скала, выщербленная, высушенная, отполированная временем, дождями и ветрами этого неизвестного мира, уходила высоко вверх, а позади кадетов буйными девственными красками расцветала лесостепь, дикая, не знавшая и не видевшая никогда человека. Был ранний вечер по времени этой местности, небо застилали грозовые тучи, гонимые в вышине ветром высокой скорости. Лишь в нескольких местах, где тучи образовывали разрыв, предзакатные лучи местной звезды освещали поверхность косыми потоками света. В том месте, где находились кадеты, ветер не ощущался, температура была такой же как в коридорах станции, только визуальная картинка и пряный запах травы и цветов создавали ощущение места, куда неведомых путников занесла выбранная ими самими судьба.
У самого подножия горы лежало 5 отдельных альпинистских обвязок, мотки веревок, нечто похожее на монтажные пистолеты и металлические недлинные прутья с отверстиями на конце. Бутылки с водой остались лежать в двух метрах позади кадетов, и самое главное - каждый из них почувствовал, что сила тяжести изменилась - примерно в 1.5 раза от стандартной станционной. Все предметы и сами кадеты стали весить больше.
Усиление гравитации было для Тенека скорее приятным: на станциях Федерации её поначалу ощутимо не хватало, затем организм подстраивался, но глубинная память о том «как должно быть» где-то существовала ненавязчивым фоном. Тем не менее изменение гравитации вызывало и озабоченность: нагрузка на Самриту возрастала, и Тенек справедливо опасался, что ему придётся остановить её участие в тренировке раньше, чем ей самой хотелось бы.
– Вы изменили гравитацию, – констатировал он, обращаясь к Ракару. – Что будет с температурой? Предполагается её постепенное понижение, – (Тенек сейчас ориентировался на вечернее время суток и на потенциальную возможность влияния высотной поясности), – или она останется прежней?
- Да, - кивнул ромуланец, - с температурой ничего не будет, она останется постоянной. Это в некотором роде не полная симуляция.
Акрита подумала, что как против понижения температуры она бы не возражала, но комментировать не стала. Она с интересом и некоторым восхищением оглядывалась по сторонам, проникаясь дыханием этого мира, его первозданной красотой и тем вызовом, которых он бросил кадетам. Андорианка подняла руку и несколько секунд держала ее перед собой, привыкая к новому весу.
- Нужно будет туда забраться? – спросила она, повернувшись к Ракару.

Самрита с интересом огляделась. Она не слышала разговора на «Амазонке», когда кадеты обсуждали скалолазание, поэтому эта программа оказалась для нее полной неожиданностью. И если изменение гравитации воспринялось ею как одно из условий тренировки, то на отвесную скалу она смотрела с некой опаской. У кадета Баккер было множество полезных навыков и умений, но лазание по отвесной скале к ним не относилось. На самом деле, Самрита даже не знала, сможет ли она справиться – ведь как можно знать о том, что ты ни разу не пробовал?..
С сосредоточенным выражением лица она подошла к снаряжению и принялась его изучать. Отказываться было уже слишком поздно.
- Это одна из реальных тренировок для кадетов Военной Академии Ромула,- сказал Ракар,- второй курс. В оригинале она посвящена не только тому, что мы сегодня с вами пройдем, там множество разных аспектов, если кому будет интересно, потом я расскажу о чем здесь еще, но здесь я оставил только ту часть, которая для выносливости.   Итак, легенда такая - наш корабль потерпел здесь крушение, мы не справились с гравитацией этой планеты и вынуждены были экстренно садиться. Турбулентность в атмосфере, ионный шторм и множество иных неприятностей привели к тому, что корабль развалился в воздухе на две части. Мы выжили благодаря защитным системам. Корабль развалился таким образом, что главная установка автоматического сигнала бедствия - упала вместе с хвостовой частью корабля на вершине этой горы. Наша пассажирская часть упала в  значительном отдалении в той лесостепи. Нам пришлось преодолеть расстояние, чтобы добраться сюда и остался финальный аккорд - преодолеть эту стену. Мы не можем включить ее удаленно, мы не можем послать сигнал о бедствии портативным передатчиком, который у нас есть, мы можем лишь добраться туда и включить его там, добраться всеми, всеми до одного, не потеряв ни одного члена экипажа. Это будет сложно, очень сложно, потому что планета хранит в своих недрах некоторое количество сюрпризов. Но протоколы безопасности включены, и никто не пострадает.  Нам будет тяжело всем, можно стонать и жаловаться, ругаться, шутить, нельзя - лишь останавливаться, необходимо идти вперед во чтобы то ни стало. И не надо никого стесняться, здесь все свои. В оригинале положено подниматься тихо, но есть еще одна тренировка психологического характера, и я решил совместить их сейчас, потому что мне кажется, что это будет уместно. Можно выражать весь спектр собственных эмоций и чувств, ах да, Тенек, прошу прощения, само собой - это не обязательно, особенно для вас.
- Психологического? – Самрита, пытавшаяся разобраться в системе креплений, непонимающе посмотрела на ромуланца. – В каком смысле? Я думала, это тренировка на выносливость по заданию Планкса.
- Да, именно на выносливость, - сказал Ракар, - и я здесь разрешаю то, что обычно запрещено ромуланцам в этом сюжете, но разрешено в другом. То есть – свобода выражения. Это не помешает, но это не обязательно конечно. И должен еще добавить, чтобы вы понимали правильно - здесь никто никого не считает слабым, здесь никто никого не проверяет и не собирается каким-то образом унизить, это имитация реальной ситуации, в которую попадает маленькое подразделение. Мы преодолеваем одну общую для всех трудность, а заодно общаемся, узнаем друг друга лучше, идем к одной цели вместе, в частности эта цель сейчас - выжить. Мы экипаж одного корабля и нам нельзя потерять друг друга. Ни у кого здесь нет собственного результата, результат у нас здесь общий, или не выиграет никто. Как это говорится в армии - зачет по последнему.
Акрита тоже подняла с земли снаряжение и принялась в него облачаться. Опыта реальных восхождений у нее, конечно, не было, но на первых курсах в Академии пару раз в голокомнате развлекалась подобным образом, поэтому знала, куда просовывать ноги и где ставить на пряжке обратный ход.
________
С Ракаром, Тенеком, Акритой и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 15 Ноября 2017, 17:05:56
02 сентября 2384 г., вечер
Голо-комната

– Я искренне признателен вам за то, что вы не обязываете меня участвовать в психологической части тренинга, – заметил Тенек, разбирая свою порцию снаряжения. Определившись с проблемой температуры, вулканец снял верхнее длинное одеяние и чуть менее длинный жилет, сделал из них скатку и накрепко закрепил у себя за спиной. Затем он облачился в обвязку, закрепил бутыль с водой и повернулся к остальным: – Леди, если кому-то из вас нужна помощь...
Квинтилия заметила взгляд вулканца и отрицательно покачала головой.
-Я разберусь сама, - ответила она, - Готово. Давайте начинать.
Самрита тоже отрицательно покачала головой и кивнула ромуланцу:
- Я готова.
Ромуланец оценил качество креплений у каждого, соединил всех участников длинной веревкой, показал как забивать в скалу анкерные штыри и как вынимать их.
- Вперед и вверх, только вперед и только вверх, - сказал Ракар и принялся забираться первым. Не прошло и десять минут восхождения, как он скомандовал:
- Компьютер, гравитация 2, – и вес снова увеличился.
Девушка-трилл стиснула зубы, почувствовав внезапное увеличение нагрузки.
Акрита, которая в этот момент забивала очередной штырь, отступила вниз и пару секунд висела на уже закрепленном, затем подтянулась и завершила начатое. Андорианка обдумывала суть психологического опыта, того, что именно имело смысл выражать сейчас, что имел в виду Ракар, но пока ей ничего не приходило в голову. Просто здесь было красиво, и периодически она оглядывалась назад и по сторонам.
Кадеты находились в связке друг за другом в следующем порядке – Ракар – Квинтилия – Тенек – Самрита – Акрита, и начали забираться на скалу, растянутые в одну почти ровную горизонтальную линию, на расстоянии примерно 1.5 метра друг от друга. Чуть оторвавшись вперед, показывая способ восхождения, ромуланец немного притормозил, внимательно следя за группой. Никто из них не был ромуланским солдатом, и ему было интересно, как федераты справятся с задачей. И хотя главной целью тренировки было сделать так, чтобы у Квинтилии не осталось ни одной негативной мысли, чтобы у нее не осталось сил жалеть себя и накручивать в голове что-то постороннее, кроме одной цели "вперед и вверх", ромуланец ждал, когда же Тенек снова обратит внимание на сложность задания для Самриты. Что было с Самритой не так, и почему Тенек так серьезно обращал на это внимание?
У Самриты Баккер не было времени и сил, чтобы смотреть на окружающий пейзаж: ей и без усиления гравитации было не так-то просто. Теперь она и вовсе с трудом лезла наверх: медленно, но уверенно, крепко сжав зубы и проклиная все на свете.
Тенеку тоже было не до окружающих красот. Он пока ничего не говорил, но нельзя было не заметить, что после нового изменения гравитации он старается не выпускать Самриту из поля зрения и уже не раз и не два оборачивался в её сторону. Через некоторое время он спросил у Ракара:
– Мы можем сделать пятиминутную остановку?
Ракар, с видимым трудом подтягиваясь к очередному неровному выступу, повернул голову в сторону Тенека.
- Для привала рановато, но можете зависнуть, если хотите. Что у вас там, Тенек? Помощь нужна? - спросил ромуланец.
– Нет, всё благополучно, – отозвался вулканец. Он переместился немного ближе к Самрите и негромко сказал, стараясь не привлекать лишнего внимания:
– Зависните и выпейте немного воды. Если надо, я подстрахую.
Самрита хотела было уже возмутиться, но поняла, что не хочет тратить силы на споры, поэтому просто кивнула и, уперев ногу в скалу, откинулась на своей страховке и сделала несколько больших глотков воды.
- Все в порядке, - проговорила девушка, чуть отдышавшись. На остальных участников группы, которые ее уже обогнали, она старалась не смотреть. – Я могу идти дальше.
– Я знаю, – чуть заметно кивнул Тенек, – вы хорошо справляетесь. Только не позволяйте себе перегреваться и выбирайте опоры поближе: у вас хорошая растяжка, но сейчас  ваши связки эластичнее, чем обычно, если будете слишком тянуться, можете получить травму.
– Можно продолжать, – уже громко сообщил он Ракару.
Глядя на эту картину сбоку, Ракар спросил:
- Есть что-то, что я должен знать как тренер на этом занятии? Тенек? Самрита?
 - Эта тренировка придумана не для меня, - отозвалась Самрита, не поворачивая головы к ромуланцу, - так что я была бы благодарна, если ты не тратил на меня время. Идем дальше!
– Если продолжение тренировки окажется для мисс Баккер нежелательным, я об этом сообщу, – сказал Тенек. – Пока она может продолжать.
Ромуланец недоверчиво посмотрел на Самриту, потом, нахмурясь, на Тенека, потом улыбнулся Квинтилии и полез дальше.
- Эта. Тренировка. Придумана. Для всех, - продолжил он говорить, медленно, будто вбивая слова в камень, точно металлические штыри, -  для сильных.  И слабых. Для уверенных и сомневающихся. Для тех, кому все легко и кому все очень сложно. Для военных и гражданских. Для тех, кто идет вперед сам, и для тех, кто упал и поднимается. Потому что это восхождение. Во всех смыслах этого слова. И это уроки для каждого, хотя мы все – разные. Мы разные и в тоже время одинаковые. Как минимум потому, что каждому из нас нужно подняться к вершине. А потом поставить себе новую цель. Шаг. Еще шаг. Иногда кажется, что это почти невозможно, снова поднять ногу и влезть чуть повыше. Но ты делаешь. Потому что пути назад нет. Есть только один путь. К вершине. Которая – всегда там. И важно знать, что ты не один на этом пути. Рядом другие. Которых ты не бросишь. Связаны. Чем-то общим. И я рад, что вы – рядом со мной. Каждый. Из вас. Поэтому, Самрита – для тебя тоже.
- Я имела в виду, что задание коммандера Планкса не учитывало ни меня, ни Акриту, ни Тенека, - невинно пояснила землянка.
Она продолжала медленно, но уверенно подниматься выше. Следуя совету вулканца, она осмотрительно ставила ноги на небольшие расстояния и аккуратно подтягивалась, и ее скорость была ниже всех остальных. Сейчас отставание не было критическим, но несложно было предугадать, что в таком темпе Самрита быстро окажется позади.
Трилл обернулась немного вниз и посмотрела на землянку. Сама Квинтилия тоже двигалась достаточно медленно, осмотрительно выбирая, куда поставить ногу. Ее брови были сведены на переносице, как будто она проделывала сложные расчеты. Но она ничего не сказала.
Чуть повернув голову в сторону товарищей, Акрита слушала молча, не вмешиваясь пока в разговор. Она немного сбавила скорость, подстраиваясь под темп Самриты, которая поднималась рядом. На всякий случай андорианка повесила на пояс запасной магнитный штырь, чтобы, если вдруг что-то случится, вбить его рядом со своим в качестве дополнительной точки опоры – как крайней в группе, ей показалось логичным об этом позаботиться. А случиться могло много что, не обязательно усталость или ошибка. Могла раскрошиться скала,  мог упасть сверху какой-то камень из-за изменившейся гравитации и повредить чье-то крепление. Наверное, часть тренировки заключается и в этом тоже, подумала Акрита. В том, что не всегда и не во всем идущий может полагаться на себя.
Тенеку понравилась концепция тренировки, предложенная Ракаром, она была и практичной и символичной одновременно, а это как раз то, что по душе большинству вулканцев. Себя он отнёс к категории «кому трудно»: несмотря на то, что стажёр уже совершал восхождения, ни одно из них не происходило при гравитации, превышающей стандартную вулканскую, так что сейчас он чувствовал себя недостаточно уверенно и был предельно осторожен. В инструкции к восхождению Ракар ничего не сказал об ограничениях во времени, и это отчасти упрощало ситуацию: это не было форсированным восхождением, для слаженного движения требовался единый темп – не быстрый, а просто единый, и Тенек, не особенно задумываясь, двигался вровень с Самритой.
Следующие полчаса прошли в медленном и нудном восхождении. Ромуланец молчал, время от времени поглядывая на группу. А потом заговорил снова.
- Жизнь такая штука, она не учитывает никого. Человек рождается, приходит в этот мир, изначально жестокий и безразличный. Но он идет вперед, преодолевая. Он падает и поднимается. Но все-таки идет. С потом, болью и кровью. Через победы и поражения. С друзьями или без. Для других, и для себя. И иногда получается так – что твои собственные шаги и победы нужны кому-то еще. Потому что мы все связаны. Мы зависим друг от друга. В одной связке. И никого из нас нельзя заменить, потому что каждый уникален.
Вершина приближалась. Низина, подножие горы, с которой началось восхождение, утонула в белесом тумане. На горизонте время от времени сверкали молнии, до кадетов доносились тихие отзвуки далеких раскатов грома.
Ромуланец дышал тяжело, нащупывая выступы, подтягивая на собой веревку, раз за разом взбираясь все выше, не выходя вперед, но все равно продолжал говорить.
- Не профессией уникален. А самим собой. Мы обязательно дойдем до вершины, все вместе.
И уцепившись обеими руками за только что вбитый над головой штырь, он сказал:
- Приготовьтесь. Гравитация 3. – В этот раз компьютер поднял силу тяжести плавно и последовательно, без перегрузки.
Акрита подтянулась к скале и замерла, пропуская через себя ощущение новой гравитации, чувствуя, как ноги и все тело становится очень тяжелым. По ее лбу уже струились капельки пота, волосы на висках и на затылке были мокрыми. Она посмотрела вниз, где горизонтальная поверхность терялась в туманной дымке. Ракар хорошо говорил, правильные слова и мысли. Как-то даже слишком по-федеральному, она не ожидала такое услышать от ромуланца, хотя за несколько дней в проекте осознала всю несостоятельность общепринятых мнений о представителях разных рас. Возможно, для него это – единственный или один из лучших поводов показать, какими бывают жители и патриоты загадочного Ромула. Андорианка посмотрела на уже заметно уставших товарищей, на Квинтилию, сосредоточенно поднимающуюся рядом с Ракаром, на Самриту, подумала о том, что землянке должно быть тревожно за ту беззащитную маленькую жизнь, которую она в себе несет.
- Вода заканчивается, - сказала Акрита, когда новый уровень гравитации установился. Голос получился немного хриплым.
Еще одно повышение гравитации сказалось на Самрите хуже, чем два предыдущих – она уже успела устать от долгого восхождения и теперь чувствовала, что хотела бы просто поскорее подняться. Но до вершины было не так близко, как казалось, а каждый шаг давался ей все тяжелее. Девушка стала все часто останавливаться, чтобы выпить воды или отдышаться, а на самом деле – повисеть и избавиться от ощущения тяжести в теле. Ноги и пальцы рук устали и болели, колени подгибались, а она уже пару раз оступалась, лишь в последний момент находя опору для ноги. И только гордость и упрямство не давали ей сказать, что она хотела бы закончить эту тренировку прямо сейчас.
______________
С Квинтилией, Тенеком, Самритой и Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 15 Ноября 2017, 17:07:42
02 сентября 2384 г., вечер
Голо-комната


Квинтилия прижалась к камню и со свистом втянула воздух через зубы. Ткань на груди и на спине ее черного трико была уже мокрой насквозь. Девушка оглянулась на остальных - судя по всему, повышение силы тяжести подействовало и на них, и подниматься выше никто не спешил.
Ракар, услышав реплику Акриты, еще несколько секунд справлялся с силой тяжести, переводя дух, а потом в три итерации подобрался ближе к Квинтилии. На расстояние вытянутой руки. Снял с крепления на поясе свою так и не начатую бутылку с водой и протянул Квинтилии. Рука ромуланца заметно дрожала, будучи вытянутой.
- Перим, сможете передать туда по цепочке?
Квинтилия коротко кивнула и прикоснулась к бутылке.
-Не выпускайте, - быстро произнесла она прежде, чем Ракар успел разжать пальцы.
Так они и замерли, держась за одну бутылку с водой. Квинтилия посмотрела вверх, на отвесно уходящую скалу, и вниз - на долину внизу. Все это было просто фотонами в достаточно было трех слов, чтобы оно исчезло. Все это было не настоящим. Но гравитация, и нагрузка в мышцах, и жажда Акриты были настоящими.
-Сперва выпейте немного сами, - произнесла Квинтилия, обращаясь к ромуланцу, - А остатком можете поделиться. Я не сомневаюсь, что вас тренировали выдерживать без воды длительное время, но если вы что-то можете - это не значит, что вы должны постоянно это делать. Если вы действительно хотите поиграть в одну связку и победу всех через совместные действия каждого, то никто не должен полностью жертвовать собой ради других. В том числе и вы.
Ракар улыбнулся Квинтилии, но улыбка вышла судорожной.
- На Ромуле нет понятия игры в учении. В наших тренировках нет протоколов безопасности. Для меня такое никогда не было игрой. Мы проходим этот сценарий снова и снова, возвращаясь к началу дистанции, до тех пор, пока не будут отработаны все ошибки. Тяжело в учении, и только тогда легко в бою. Не поделиться водой с рядом стоящим солдатом – для солдата преступление. Правда, я не то чтобы солдат, но таких как я - тоже касается. – Ракар сказал все это шепотом, чтобы услышала одна только Квинтилия. – Насчет "полностью", вы правы. Не на этой тренировке. Там, в нескольких метрах отсюда – Кварк'с. И все равно, спасибо. Ну… отвинти крышку, пожалуйста, пока я ее держу.
Квинтилия тяжело вздохнула, а затем отвинтила крышку.
-По-моему, любые тренировки в голодеке - это игра. Сейчас я играю роль человека, которому нужно забраться на эту гору, но я знаю, что все это не по-настоящему, и мне стоит больших трудов эмоционально вложиться в это. У нас в Академии тоже есть симуляции в голодеке, но когда я прохожу их, я хотя бы знаю, что меня ждет хорошая оценка, и это мотивирует. Но… - голос Квинтилии смягчился, - По-крайней мере вы выбрали для тренировки не стрелялку. Это уже хорошо.
 
Ромуланец слушал каждое слово, стараясь не пропустить, несмотря на то, что держаться было неимоверно тяжело. Он в некотором роде потерял форму, последний раз проходя силовую тренировку такого сценария три года тому назад. Глотнул воды, и отдал бутылку Квинтилии.
- Вас ждет нечто большее, чем оценка, Квинтилия. Однажды вы вернете свой статус, и поймете, куда идти дальше. И все это – только лишь одна вершина на этом пути. Постарайся сосредоточиться на ощущениях одного этого текущего момента. Здесь и сейчас, единственный момент в жизни, ни прошлое, ни будущее, есть только здесь и сейчас, все что мы делаем – происходит сейчас. Если научиться отдаваться этому моменту целиком, и каждому ощущению в этот момент, то тогда жизнь покажется прекрасной штукой. В конце концов, жизнь никогда не ставит оценок. Тебя ждет впереди целая жизнь. Это куда лучше, чем оценки.
Ракар снял с пояса карабин и прицепил его на бутылку в руках Перим.
- Выпей тоже, прицепи ее к веревке, она поедет к Тенеку. Нам осталось немного до верха.
-У меня еще осталась вода в моей бутылке, я не буду пить из вашей, - быстро ответила трилл, затем торопливо прицепила бутылку Ракара к веревке, соединявшей группу, и толкнула ее в сторону Тенека.
Затем Перим осторожно перенесла вес с одной ноги на другую, отыскивая наиболее удобное положение, освободила руки и сделала глоток воды из своей собственной бутылки. На дне осталось влаги еще на два-три глотка.
Ракар на секунду прикрыл глаза, смахнул со лба пот, заливавший глаза, и полез выше. Он испугался, что мог обидеть Квинтилию чем-то, разрушить момент, и понял, что никогда раньше на Ромуле не испытывал подобного страха. Девушка-трилл принесла ему массу совершенно новых ощущений, и он мысленно лишь только порадовался тому, что боевую часть с той самой перестрелкой, о которой она сказала, благоразумно исключил из этой тренировки.
– У меня остался резерв,  – сказал Тенек, переправляя бутылку Самрите.
Своеобразная терморегуляция вулканцев и отсутствие жажды были в данный момент едва ли не единственным его преимуществом. Уже на 2-х g стажёр получил несколько ссадин, и это если оставить без внимания усталость: сейчас он чувствовал себя так, словно посреди подъёма ему влез на плечи огромный сехлат – влез и устроился там спать.
– Мисс Баккер нужно выйти из тренировки, – сказал он, не дождавшись, чтобы Самрита заговорила об этом сама, и, вспомнив о крайне обидчивом настроении девушки, добавил, обращаясь к ней: – Я не пытаюсь усомниться в ваших силах, сейчас я обращаюсь к вашему чувству ответственности.
Самрита передала бутылку дальше и посмотрела на Тенека, плотно сжав губы. Ей крайне не хотелось сдаваться и выставлять себя объектом насмешек или жалости, но другого варианта у нее не было.
- Я согласна, - тихо проговорила она. – Я не справилась, мне стоит выйти из тренировки.
Услышав и Тенека, и Самриту, Ракар чуть не сорвался, заскользив ботинком. Он удержался руками, и уперся лбом в стену.
- Я же просил, товарищи, сказать мне, если что не так. Что за медицинские секреты у нас постоянно? Тренер должен знать, что можно и что нельзя каждому участнику. Я же не собираюсь навредить никому! – голос ромуланца дрожал, - Сэм, ты справилась, справляешься, просто отлично справляешься! У нас тут зачет по последнему, и того, кто дальше ползти не может – несут товарищи. Это предусмотрено, в сценарии всегда есть один раненый, просто я опустил это. Тенек, вы в состоянии прицепить Самриту к себе и потащить ее наверх? Или я могу добраться туда сейчас. Сэм, это для тебя годится?
- Что? Конечно, нет! Это просто унизительно!.. – воскликнула Самрита, и ее голос задрожал. – Компьютер… - начала она.
-Компьютер, отбой! - скомандовала Квинтилия прежде, чем голо-комната завершила программу, - Баккер, мне тут все, и ты в том числе, пытаются доказать, что принимать помощь от товарищей, полагаться на них - это не унизительно. Что заботиться о себе - это не унизительно. Что чувствовать себя и потребности своего тела, не игнорировать их - это не унизительно. Я этого не понимаю, мне это сложно, и, честно говоря, остатки моей гордости протестуют против всего происходящего - когда все бегают со мной, пытаются меня спасти, испытывают ко мне жалость и контролируют аспекты моей жизни, как будто я какая-то сломанная вещь. Поэтому… я хорошо понимаю, что ты имеешь в виду сейчас. И я не хочу, чтобы кто-то чувствовал себя так же, как я. Поэтому я буду на твоей стороне. Я поняла, что у тебя есть какой-то секрет - как был у меня. Но я не буду пытаться его вызнавать и рассказывать о нем всем. Я просто хотела бы помочь тебе так, как ты сама захочешь. И я считаю, Тенек не может тебя контролировать и решать, что тебе делать. Он не может выгнать тебя из голокомнаты, он может лишь рекомендовать, но… скажи, пожалуйста, как ТЫ себя чувствуешь?
Самрита опустила лицо, откинулась на веревке и уставилась в скалистую породу, обдумывая сказанное Квинтилией. Ей нужно было собраться и принять спокойное и взвешенное решение, заткнув на время свою гордость.
- Тенек прав, - Самрита вздохнула. – Я не чувствую в себе силы продолжать тренировку, и сейчас мне лучше ее завершить. Так будет правильно. Но я не хочу мешать вам, поэтому вы можете продолжать дальше без меня. Вот уж не думала, что это скажу, но мне кажется, я даже понимаю, что ты сейчас чувствуешь, - вымученно улыбнулась Баккер, посмотрев на Квинтилию по диагонали, и тихо пробормотала себе под нос: - Не хочу быть вам обузой.
-Останься, - Квинтилия криво улыбнулась, - Сделай это для меня, сделай мою тренировку сложнее, подними для меня ставки. Мы придумаем, как это организовать, если ты согласишься.
Самрита на некоторое время замолчала, по очереди всматриваясь в лица своих коллег по проекту. Ей не хотелось, чтобы Ракар видел ее слабость и беспомощность и потом использовал это против нее, но она понимала, что теперь не может и отказать. Время вовремя выйти из игры прошло. И, если рассматривать все происходящее в рамках задания Планкса… Если считать, что она помогает Квинтилии… Если заставить свою гордость на время замолчать… Если не представлять, какой позор она будет испытывать… Наконец, кадет Баккер чуть заметно кивнула.
– Я не понимаю, почему вы обе считаете унизительным принимать помощь, – чуть нахмурившись сказал Тенек. – Если есть действительная необходимость её принять, сделать это только естественно. Мисс Баккер способна пройти этот маршрут своими силами, однако у неё есть веская причина не подвергать себя избыточным нагрузкам, и этот разумный выбор может вызвать только уважение. Я также не понимаю, почему вам представляется унизительным исполнять роль условной жертвы при моделировании ситуации, но если мисс Баккер это оскорбляет… – вулканец слегка пожал плечами, – тогда мы можем переместить её к финишу, а роль раненого исполню я.
- Может быть, просто вернем гравитацию на предыдущий уровень? - осторожно вмешалась Акрита. - Мне кажется, это было и так более чем серьезным испытанием физических и психологических сил. Ракар военный, его выносливость позволяет ему выдержать значительно больше, чем всем нам, но мне кажется, что если мы дойдем до вершины с той гравитацией, что была только что, то выполним задачу тренировки сполна.
Андорианка висела на своем штыре, чуть повернувшись и откинувшись, чтобы удобнее смотреть на коллег. Впрочем, теперь они ей казались куда больше, чем коллегами - здесь, даже при всей игрушечности и виртуальности происходящего, в отблесках далеких молний, в пыли, в поту, в шаге от поражения и таком же шаге от вершины - они стали друзьями. Ее собственная некоторая отчужденность и робость, те барьерчики, которые она выстраивала для удобства себя и окружающих, сейчас растворились, как далекая земля в темно-синем тумане.
- Ракар, у меня еще осталась вода, немного, но еще есть, спасибо, - добавила она, посмотрев на ромуланца.
Внутренне она разрывалась между желанием защитить тайну Самриты, ее гордость и самооценку, которая, как видно было на регате, и так готова пошатнуться в любой момент, и необходимостью поддержать Тенека, защитить маленькое существо, еще не способное сказать за себя. Представители ее расы как никто другой понимали ценность рождения новой жизни, и Акрита помнила, с какой тревогой мать рассказывала о ее собственном, Акриты, появлении на свет. Но сейчас андорианка могла лишь надеяться на компетентность Тенека и разумность Самриты.
________
С Ракаром, Тенеком, Акритой и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 15 Ноября 2017, 17:09:06
02 сентября 2384 г., вечер
Голо-комната

Крепко, до боли в пальцах, вцепившись в очередной анкерный болт, вбитый в скалу, Ракар, прижавшись виском к своей руке, смотрел вниз, на Самриту, потом на Квинтилию, потом на Тенека и Акриту. Хотелось что-то сказать, о том, что вот это происходящее как раз и есть одна из целей таких тренировок. Что они сейчас дошли до самой сути моделирования реальной ситуации, о том, что в реальности – нет никаких дверей голокомнаты и нельзя выйти никуда, кроме как в смерть, и поэтому выход есть только один – вверху, на вершине. Но также он знал, что он имеет право менять правила игры в симуляции, если это нужно. И он не стал ничего такого говорить, они сами должны решить, что делать.
- Какие еще предложения будут? – спросил он, - Тенек может помочь Самрите, взяв ее на буксир. Или это могу сделать я. Или мы можем вернуть гравитацию на некоторое время. Тенек, роль раненого я могу устроить вам наверху, если хотите, но только наверху, сейчас – вы из нас самый сильный, уж если на то пошло. И никакого позора здесь нет, мы действительно тащим ромуланцев наверх, не только по роли, но и по необходимости. Что вы выберете? Выбор важный, для всех.
- Мне все равно, - негромко ответила Самрита. - Я сделаю, как вы скажете. Но я не хочу, чтобы из-за меня снижали уровень сложности для всех...
– Меня устроит любое разумное решение, – сказал в свою очередь вулканец. – Я не могу понять почему эта ситуация вызывает психологический дискомфорт, но подозреваю, что его как-то нужно учитывать.
Бывают ситуации, когда никуда не деться от психологического дискомфорта, подумала Акрита, но ничего не сказала вслух. Ракар ведь не хотел плохого, он просто не знал. Андорианка уже хотела было поддержать Самриту тем, что снижение сложности будет не из-за нее только, что другим тоже сложно, но сейчас, повисев некоторое время и передохнув, она чувствовала, что может дойти до вершины даже при гравитации 3, так что слова поддержки были бы неправдой.
Квинтилия слушала разговор, прижавшись щекой к скале. Собственная длинная речь ее вымотала, и она нуждалась в возможности перестать говорить и просто дышать. Наконец, повисло молчание, и тогда Квинтилия слегка отклонилась назад, чтобы видеть всех собеседников. Лицо и предплечья ее были испачканы смесью пота и грязи.
-Если Тенек волнуется за состояние кадета Баккер, - сказала трилл, - значит, оно реально и может ухудшиться. Ситуация, в которой мы сейчас здесь - болтаемся в сотне метров над землей и куда-то должны ползти - не реальна. Поэтому приоритетом мы должны выбрать реальное.  Мы не будем рисковать ничьим реальным здоровьем ради выполнения нереального сценария. Никто не умрет, если мы изменим условия тренировки и перегруппируемся, чтобы затем продолжить в новых условиях. Я согласна, что прежде всего нужно вернуть гравитацию к норме, к которой привыкли земляне. Это сразу снизит нагрузку. Затем… - Квинтилия посмотрела на Ракара, - Вы ранее говорили, что для привала рановато. Значит, он предполагается? Под него есть площадка?
- Компьютер, вернуть гравитацию к уровню 1 в области B9 и вертикально, - сказал Ракар, глядя на Квинтилию. Гравитация в области Самриты медленно вернулась к земным показателям. – Площадка в 20-ти минутах хода отсюда, на ней можно отдохнуть, но это финальный этап. Отдыхать или нет – будет ваш выбор.
-Верните гравитацию для всех, - потребовала Квинтилия, - Сейчас мы “вне игры”, потому что это реальная ситуация, а не часть сценария. К тому же мы знаем, что ей неприятно быть выделенной и особенной, а если ты знаешь, что кому-то что-то неприятно - ты должен перестать это делать.
- Компьютер, общая гравитация 1, - произнес ромуланец, – Самрита, ты как? Прости, я не знал.
- Я же сказала, что особое отношение ко мне – унизительно, - буркнула Самрита. После того, как гравитация вернулась к нормальным показателям, она вновь почувствовала в себе силы идти дальше. – Мы и так уже все поняли, что я не справилась с заданием – может быть, хватит акцентировать внимание? Мы можем просто подняться наверх?
Акрита понимала, что сейчас наверняка испортит всю задумку Ракара, но раз уж Квинтилия высказала эту верную мысль, андорианка не могла не поддержать.
- Да какое задание, Самрита? - воскликнула она, тоже ободрившись вернувшейся привычной силой тяжести. – Нет никакого задания, с которым можно было бы справиться или не справиться, это просто тренировка Ракара, в которой он нам предложил поучаствовать. И с этим – участием – ты справилась, даже просто придя сюда и решившись лезть. Как и все мы. Никто не задавал нам непременно пройти все целиком, с условиями и требованиями для ромуланских военных! Так что да, может, мы просто двинемся дальше? – усмехнулась андорианка, нетерпеливо подтянувшись на своем тросе и кивнув в сторону вершины. – Просто для интереса.
Квинтилия оценивающе посмотрела на Самриту, но ничего не сказала.
– А ещё мы можем создать небольшую площадку прямо здесь, – негромко добавил Тенек, – и дать себе время отойти от двух изменений гравитации за короткое время. Перегруппироваться. Перераспределить воду. И занимаясь рутинными делами избавиться от эмоционального напряжения. Не хочу никого обидеть, но всем вам это сейчас необходимо.
Ромуланец уперся лбом в скалу. Он злился на самого себя, за то, что позвал сюда толпу людей, включая Самриту, за то, что создал всю эту ситуацию, причинил неприятности Самрите, собираясь напротив сделать нечто для налаживания отношений, а в итоге только, возможно, навредил ее здоровью. Ничего не изменяется, и не изменится. Здесь не справился он сам, а не кто-то еще другой.
- В двадцати минутах хода наверх - ровная площадка, плато. В ста метрах от нашего выхода на нее - устройство автоматического сигнала бедствия, который нужно включить. Те сто метров нужно преодолеть бегом, ну или ползком. Каждый может выбрать то, что хочет. Если хотите отдохнуть здесь - это можно. Выбирайте что-нибудь. Мы уже на самом деле справились с заданием.
- Мы можем просто подняться наверх? – не глядя ни на кого поинтересовалась Самрита, уже примеряясь, куда поставить ногу. 
-Я хотела предложить то же самое, что и Тенек - про площадку прямо здесь и сейчас, но испугалась, - негромко проговорила Квинтилия, - Но раз Самрита чувствует в себе силы двигаться дальше, то я ее поддерживаю. 20 минут - должно быть не так уж много, тем более при земной гравитации.
И она потянулась за крюком, чтобы продолжить взбираться вслед за землянкой.
Тенек и Акрита последовали её примеру.
Через 20 минут кадеты достигли вершины.

...Квинтилия увидела над головой обрыв, за которым начиналось обещанное плато. Она потянулась наверх и забросила на площадку сперва одну руку, потом вторую. Оказавшись на плато, девушка перевернулась на спину и некоторое время просто лежала и тяжело дышала, глядя в грозовое небо, пронизанное колоннами света местного солнца. Ветер казался прохладным на потной разгоряченной коже. Стертые ладони горели, постепенно к ним присоединялись ощущения от других частей тела - напряженные мышцы, неизвестно когда полученная царапина на плече. Квинтилия чувствовала себя уставшей, но уменьшило ли все произошедшее количество мыслей в ее голове? Едва ли, над всем происходящим наоборот следовало подумать. Наверное, в этом и была обещанная психологическая часть.

Самрита с облегчением опустилась на колени, пытаясь отдышаться. Даже с обычной гравитацией это была вовсе не увеселительная прогулка, а тяжелое упражнение, и собственное физическое состояние ударило по землянке болезненным укором. Ей даже не стоило пытаться! Убрав со лба мокрую от пота челку, она прижала ладони к щекам – своего отражения девушка не видела, но предполагала, что напоминает сейчас чуть перезревший помидор. На коленях и локтях появилось несколько небольших ссадин, но в остальном она чувствовала себя… удовлетворительно.
Наконец, переведя дыхание, она поднялась на ноги и оглядела остальных.
- Я должна извиниться за произошедшее, - произнесла Баккер. Было заметно, что каждое слово дается ей с трудом, но не из-за усталости, а из-за смущения и неловкости. – Я испортила вам тренировку – без меня вы могли бы выполнить ее по всем правилам. Наверное, мне следовало с самого начала отказаться, а не идти на поводу у собственного желания доказать, что я не хуже вас. Мне… очень стыдно, простите, - она закусила губу и опустила взгляд.
Квинтилия перевернулась на живот и приподнялась на локте.
-Ты не хуже нас, Баккер, - сказала она, - Пока мы лезли, я вспомнила, как ты в Академии была третьей по физической подготовке на нашем курсе. И тебя не случайно уже два раза подряд выбирают лучшим кадетом проекта. Даже если тебя сейчас что-то ограничивает, - трилл посмотрела в сторону вулканца, который явно знал обо всем больше, - я уверена, что это что-то временное, а значит оно не определяет тебя и это не повод для стыда. И… мне бы очень хотелось, чтобы среди нас сейчас был Освальд. Он бы мог сказать тебе - к черту правила!
При упоминании Освальда Самрита сама не заметила, как расплылась в улыбке. Ей представилось, как он бы это сказал, как бы посмотрел на нее и подмигнул… Девушка поспешно тряхнула головой, прогоняя этот образ, и с благодарностью кивнула.
- Раз его нет, это можешь сказать ты, - усмехнулась землянка, чувствуя некоторое облегчение.
Ромуланец забрался наверх последним, замыкающим, и тоже лег на спину, глядя в голографическое небо. В этот момент он отчего-то думал о тех, кто также смотрит в небо, не в силах подняться, и не ждет оттуда помощи. Потому что знает, что никто не придет.
Ракар слушал, о чем говорят остальные и смотрел в небо, не торопясь подниматься. Потом он посмотрел на хронометр, было ровно 21:40. Это заняло меньше двух часов, но для первого раза было очень даже хорошо. Ромуланец повернул голову и посмотрел на Квинтилию, потом на Самриту, стер пот со лба.
- Самрита, на самом деле не за что извиняться. Ты ничего не испортила, наоборот, привнесла кое-что важное. Для всех нас. Мы все круто справились, и эта тренировка на самом деле не только про выносливость. Она про много что еще, так что, я думаю, что результат на самом деле отличный. Особенно для первого раза. Сейчас не надо ни о чем специально думать, разрешите своим мыслям и ощущениям естественно течь, без всяких усилий.
Самрита сосредоточенно нахмурилась, пытаясь разобраться в словах Ракара, но в итоге все же спросила:
- Я, наверное, не очень поняла… Что ты имеешь в виду? Про что тогда тренировка, и что именно я привнесла?
__________________
с Квинтилией, Тенеком, Самритой и Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 15 Ноября 2017, 17:10:24
02 сентября 2384 г., вечер
Голо-комната


- Например, в частности про то, кто мы есть, и на что способны ради своих целей. Про правила, которые устанавливаем сами, и что мы потом делаем с этими правилами, сознавая уровень их целесообразности. Про собственные пределы и границы. Здесь можно понять много всего о себе самом. А привнесла ты для меня лично вот это самое, что Перим говорит - "к черту правила". Это интересное утверждение. – Ракар в итоге сел вертикально, все еще не торопясь подниматься целиком. – Так что, хорошо, что ты участвовала. Я на самом деле хотел просто больше совместного действия с тобой, поэтому позвал. Так что, это ты извини, если что не так.
– Если правила можно менять, может быть, мы здесь немного задержимся? – предложил Тенек. Сейчас он уже сидел возле края обрыва – не настолько близко, чтобы это стало опасным, но всё же достаточно близко, чтобы панорама гор и подёрнутой дымкой земли открылась перед ним во всём своём великолепии. – Если, конечно, ни у кого нет планов на ближайшие полчаса.
 - Вообще-то, есть… - Самрита смущенно отвела взгляд. – У меня назначена встреча через 20 минут, и мне хотелось бы подготовиться. Вы не возражаете, если я вас покину?
Акрита оторвала взгляд от далекого темнеющего горизонта, затянутого тучами, от бескрайнего простора, и повернулась к товарищам. Она сейчас почему-то чувствовала себя почти как вчера после регаты, хотя тогда ситуация была намного серьезнее. Все-таки Ракару удалось добиться главного – самых важных мыслей, ощущений, самых настоящих, не оставляющих места для самооправданий и сожалений. Время словно замерло, Акрита сидела, вытянув пыльные стертые ноги, и ловила каждый миг, каждый удар еще не остывшего сердца.
- Думаю, мы выполнили основную программу, - негромко сказала она и улыбнулась. – Остальное по желанию… Так ведь?
Она посмотрела на Ракара, секунду подумала и добавила:
- А у меня нет никаких планов, так что я с радостью посидела бы тут.
Ракар оперся о камень, и с видимым трудом поднялся на ноги.
- Сэм, конечно. Встреча – это важно. Спасибо тебе за участие. Иди, готовься. А мы, если никто не против, попробуем финишировать по сценарию. Квинтилия, вы можете продолжать, или на этот раз уже хватит? - сказал ромуланец.
-Я думала, это привал, на котором мы сможем перегруппироваться, а затем продолжим подъем, - призналась Квинтилия, - Я рассчитывала на это и была морально готова. Раз лезть выше не надо, а надо бежать - разница не велика, я могу попробовать и это.
– Думаю, у мисс Баккер ещё будет случай потренироваться с нами, – заметил Тенек, поднимаясь, – Например, от тренировки по плаванию я не стану её отговаривать… если, конечно, мистер Ракар не запланирует плавание в шторм.
- Только вот вряд ли Ракар найдет тренировку по плаванию достаточно интенсивной, - усмехнулась Самрита. – Компьютер, арку!
Красоту окружающего пейзажа разрушила появившаяся из неоткуда дверь голодека.
- Удачи с выполнением миссии, - проговорила на прощание землянка, прежде чем исчезнуть за дверью. Стоило только ей выйти, как арка вновь растворилась в воздухе, оставив четырех кадетов на высоком плато.
Ракар проводил взглядом Самриту, и когда дверь исчезла, он повернулся к оставшимся. Изо всех сил ромуланец старался выглядеть как ни в чем ни бывало.
- Плавание в шторм, это к Лайтману, мистер Тенек, и это скорее на вестибулярный аппарат тренировка. У нас таких не будет. Так, ну ладно, - ромуланец медленно опустился на колени, уперся руками в каменный пол, - продолжаем. Последний рывок остался. Из положения лежа, гравитация три.., - он раздумывал полсекунды, - и шесть десятых. И если мы не можем бежать или идти к цели, то мы должны ползти. Как угодно, лишь бы пересечь эти сто метров. Вперед.
Квинтилия собиралась встать, но услышав слова Ракара, не стала. Гравитация придавила ее к земле.
Тенек тоже благоразумно опустился на землю: чего в этой тренировке точно хватало, это неожиданностей.
Акрита хотела было встать, но раз прозвучала команда "из положения лежа", то послушно легла, бросив последний взгляд на далекий горизонт.
- А это не наперегонки? – спросила она, снова ощутив тройную силу тяжести.
В ста метрах впереди, на небольшом возвышении валялись обломки разбитого корабля, рядом с ними лежал вытянутый цилиндрический предмет, полуметровой длины, у верхнего основания которого мигала зеленым светом в режиме ожидания кнопка.
- Нет, не наперегонки. Когда мы достигнем вон той цели, все, собравшись у прибора автоматического сигнала бедствия, и включим его – программа будет завершена. Суть в том, чтобы туда все дошли, как можно быстрее. – Ромуланец медленно поднялся на ноги и сделал шаг вперед, ожидая когда все остальные начнут двигаться.
Девушка-трилл тоже поднялась на ноги - сперва опираясь рукой о землю, чтобы нащупать баланс в изменившихся условиях. Она выпрямилась, но не до конца, и сделала шаг, затем второй. Было видно, что ей тяжело.
- Понятно, - отозвалась андорианка на слова Ракара.
Широко расставив ноги, она неуверенно встала и попробовала идти. Получилось не сразу, и сейчас ей было уже не до окружающих красот.
Тенек поднялся на ноги и начал было выпрямляться, но сразу почувствовал, как давит на спину гравитация и принял более безопасное положение, немного наклонившись вперёд и согнув ноги. Определённо возможность идти прямо не стоила травмы позвоночника. Стажёр покосился на девушек: им было гораздо тяжелее, но единственное, что он мог сделать сейчас, чтобы помочь им, это идти, не задерживая их, поскольку чем медленнее они все будут идти, тем дольше будет давить на них гравитация. И снова разумнее всего было идти не медленнее и не быстрее остальных. Впрочем, он не был уверен, что пошёл бы быстрее, если бы шёл один: попав ногой на неустойчивый камень, вулканец ощутил всю прелесть падения при 3-х g и удвоил осторожность.
Ракар медленно, но верно, шел рядом с Квинтилией. Он расстегнул и бросил на землю альпинистскую обвязку, показывая этим пример.
- Вперед, вперед. У вас есть мотивация. Не время для слабости, время для того, чтобы бросить все силы на выполнение задания. В ядре планеты происходят ядерные изменения, и реакции, никто не знает, когда она начнет сжиматься в сингулярность. Чем быстрее мы дойдем, тем быстрее все кончится. Это всего лишь игра, фотоны и силовые и поля, это учения, но они основаны на реальных событиях. Вперед, не останавливаться. Только вперед. Прибор связи включит Перим.
-Если… вы хотите… отыгрывать... эту ситуацию серьезно, - прошипела Квинтилия, слегка повернув голову в сторону Ракара, - поберегите дыхание. Никто бы… не стал болтать… в такой ситуации… в реальности.
Ромуланец тоже посмотрел на Перим.
- На Ромуле. Все это происходит молча. Но здесь не одна цель. И я тоже хочу загонять себя. До изнеможения. Мне это – тоже нужно. – тихо сказал Ракар.
Акрита отстегнула обвязку плохо слушающимися пальцами и уронила ее на камни. Когда Тенек оступился, она хотела было броситься ему на помощь, но успела сделать лишь пару шагов. Все движения стали медленными и неуклюжими, кроме одного направления – вниз. Андорианка просто пошла вперед, чуть ссутулившись, не особо слушая Ракара и его легенду, сейчас ей было важнее внутреннее единение с теми, кто шел рядом.
И когда они в итоге дошли до финиша, в полном молчании и тишине, ромуланец рухнул на колени возле прибора связи.
На последнем шаге возле обломков корабля ноги девушки-трилл подогнулись, и она упала на колени, а затем и на ладони. Опустив голову вниз, Квинтилия тяжело дышала.
-Я… должна продолжать… - пробормотала она.
Ромуланец, тяжело дыша, смотрел на Квинтилию. Ее черный обтягивающий спортивный костюм был мокрым, как и его собственные штаны и футболка. На плече была царапина, в полном соответствии с заданием Планкса, формулируемого – "с потом и кровью". Ромуланец зажмурился. Должно было быть без крови. Потом Ракар на четвереньках практически подполз к Перим.
- Сделай это. Последний шаг. Подними руку, нажми… на кнопку. Ты сможешь. Я в тебя. Верю. Обопрись на меня, это можно.
-Я не хочу прикасаться к вам, - прошептала трилл, - Не хочу мучать вас надеждой.
Квинтилия потянулась наверх, ее ладонь шлепнула по передатчику, но промахнулась и задела его лишь кончиками пальцев.
– Мисс Перим, представьте себе, что всё это по-настоящему, – раздался где-то за спиной у Квинтилии бесцветный голос вулканца. – Мисс Баккер потеряла сознание, я сломал ногу, мистер Ракар и мисс Акрита оказывают нам помощь, и неизвестно в какой момент произойдёт новый скачок гравитации и какой силы он будет. Сейчас всё зависит только от вас, и никто не может вас заменить или вам помочь.
Тихие переговоры Квинтилии и Ракара Тенек проигнорировал, словно их и не было: это его совершенно не касалось, это принадлежало другим и никто посторонний не имел права этого касаться.
-Зачем? - спросила Квинтилия, - Я сделала всю запланированную физическую программу, разве эта тренировка была не об этом? Почему я должна играть в ролевую игру?
– Потому что хотя бы раз в жизни необходимо осознать своё одиночество и свою ответственность перед лицом опасности, и впервые лучше сделать это на запланированном испытании, чем в момент внезапной и реальной угрозы, – ответил ей Тенек. – По той самой причине, по которой я проходил ках’с-ван.
- Да не в этом дело! Нет никакой ролевой игры! И нет никакой надежды.– Ракар уже почти задыхался от тяжести, - тренировка на разные вещи. Это ваш этап, Перим. А я просто ромуланский солдат, один из многих. Это ваша цель, ваша ступень, вы должны ее пройти. До конца. Нельзя останавливаться. Потом поймешь. Так надо.
Акрита сидела в нескольких шагах от остальных, привалившись спиной к одному из обломков корабля. Она слышала разговор товарищей, но не вмешивалась. Ей самой когда-то было сложно принимать помощь, даже в тех ситуациях, когда это казалось очевидным, но жизнь и реальные угрозы научили ее… И да, как сказал Тенек, лучше все-таки учиться заранее.
-Значит, вы не верите, что я готова в реальной ситуации не сдаться и нажать на эту кнопку? - тихо сказала Квинтилия, - И поэтому мне нужна тренировка на ответственность? Но вы говорили, что я справилась с лидерством на Волане II и помогла вам на Бэйджоре, в реальных опасных ситуациях я никогда не сдавалась…
Со стоном Квинтилия снова потянулась наверх, встала на колени и нажала наа мигающий зеленый огонек, а затем не удержалась и навалилась на передатчик всем телом.
____________
С Ракаром, Тенеком, Акритой и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 15 Ноября 2017, 17:11:57
02 сентября 2384 г., вечер
Голо-комната

Как только Квинтилия нажала на зеленую кнопку, подсветка сменилась на красную. Это был ромуланский стандарт. После нажатия гравитация медленно опустилась до стандартной по станции – гравитации Земли, гравитации с уровнем 1. В небе, в которое никто сейчас не смотрел – материализовался ромуланский шаттл, а затем картинка исчезла. Программа была завершена, голокомната снова стала голой, лишь поблескивала на стенах координатная сетка. Ракар со стоном повалился на пол и перевернулся на спину.
– Дело не в том, во что верим мы, – сказал Тенек, оставаясь сидеть на полу всё в той же усталой позе, – важно то, что знаете о себе вы сами. Если вы сумели преодолеть себя, когда это было необязательно, у вас не возникнет и тени сомнений в тот момент, когда от этого действительно будут зависеть чужие жизни. И ваша собственная жизнь.
- Ааааа, - простонал Ракар, - это было здорово. Перим, Перим, погодите, это не верный вывод. Это не про ответственность в данном конкретном случае, с ответственностью у вас все в порядке, даже более чем. Это про то, что вы дошли до конца, и завершили важный этап. Это про ощущения, которые испытываешь в момент, когда ты сделал все, и завершил и пересек. Это про ощущение, когда ты отдала все силы и сделала все сама, своей рукой, про удовлетворение тем, что не сдался и все смог. И теперь все остальное – самое лучшее - впереди. Про ощущения победы. Вот про что это. Простите, Перим, что я постоянно путаю "ты" и "вы", это от усталости.
Андорианка тоже села, потирая ушибленный затылок - в момент, когда завершилась программа, голографическая опора из-под ее спины исчезла и она неуклюже завалилась на пол. Но после всего пережитого за эти неполные два часа такие мелочи казались совершенно неважными.
- Ты действительно справилась, Квинтилия, - с улыбкой произнесла она, ободряюще глядя на свою соседку по комнате. – И я уверена, что в реальной ситуации ты справилась бы еще лучше.
Потом Акрита обернулась к ромуланцу.
- Спасибо за то, что пригласил, - сказала она. – Это было очень круто. И очень красиво!
Ромуланец медленно перевернулся, и встал на четвереньки. Он быстро посмотрел на Акриту, на Тенека, и снова на Квинтилию. И он спешил, понимая, что Квинтилия сейчас поймет неправильно, и это будет конец вообще всего.
- Вы сказали "Я должна продолжать", - медленно сказал Ракар, не отвечая на все другое, - вот этот самый момент. О чем вы думали в этот момент и что чувствовали? Было очень тяжело. И вы продолжили. Сквозь тяжесть, боль, пот и кровь. Вы это сделали. Сквозь все, что мешало. И что вы ощутили в тот момент, когда вы это сделали? Отбросьте все лишнее, все наносное, все предрассудки и ненужные подозрения. Просто – что вы почувствовали, когда преодолели рубеж? Вот может быть оно про это. Не обязательно это сейчас говорить, если не хотите. Это про ваши чувства и для вас, Квинтилия. И еще – вы вовсе не сломанная вещь, как я слышал недавно, мы с вами потому, что вы того стоите. Вот и все.
-Спасибо, - сказала трилл, принимая сидячее положение, - У меня смешанные чувства по поводу этой тренировки. Когда я сказала, что должна продолжать… я имела в виду, что не хочу никого разочаровать. Я обещала лейтенант-коммандеру Планксу соблюдать все правила и быть честной, и я буду это делать, даже если это тяжело, больно и ломает меня дальше. Вы ждали от меня этого, и я сделала это. Так же как не стала отдыхать после подъема.
Ракар наконец встал, сделал два шага, и оперся о стенку голокомнаты, оглянулся на остальных.
- Акрита, я рад, что вам понравилось, - сказал ромуланец. – Спасибо что участвовали. И Тенеку спасибо. На самом деле … сейчас не надо думать, отдайтесь ощущениям. Они потом придут, другие и новые мысли. Они не должны ломать, это … не слом. Но может быть что-то новое. И теперь пора отдыхать.
– Я не совсем понял, что означали слова «ломает меня дальше», – признался Тенек, – и был бы признателен, если бы вы это объяснили.
Квинтилия повернула голову и посмотрела на Тенека.
-Я дала обещание делать, что вы скажете. Я отдаю вам контроль, но все мое существо протестует против этого.
– Почему? – снова спросил Тенек. – Вы не хотите проходить назначенные вам мистером Планксом тренировки? Или вам не подходит их форма? Возможно, вам не подходим мы в качестве ваших тренеров? Возможно что-то ещё, чего я не могу предположить? В любом случае, мне хотелось бы знать не только ответ, но и причину.
-Я совсем не это имела в виду, - испуганно ответила Квинтилия, - Я не критикую ни программу, ни занятия, ни вас! Я благодарна за второй шанс и ничего не не хочу! Просто… - она отвела взгляд, - Отдавать контроль и власть над собой другим - тяжело. Самое ценное, что есть у разумных существ - это их свобода воли и возможность выбора. И когда мы даже лишь начинаем подозревать, что теряем это - мы инстинктивно сопротивляемся. Я думаю, не только я, но Самрита тоже это чувствует. По какой-то причине у вас есть власть над ней, и вы можете решать, когда и сколько ей тренироваться. Она понимает, что должна вас слушаться, но это не ее выбор, и это ее расстраивает.
Грустно глядя на Квинтилию, Ракар внезапно вспомнил о том, что она сказала ему еще там, в лазарете, о том, что чуть было не погубила жизнь человека, которого любила раньше. А еще - она внезапно ушла из спорта, выбрав Звездный флот, и что если все это и ее теперешнее состояние - связаны? Вместе со стимуляторами, которым ее научили задолго до ЗФ.
Ракар сделал шаг к Квинтилии, ему хотелось подать ей руку, чтобы помочь встать,  но так и не сделал этого, потому что все еще громом небесным в голове стояли ее слова “я не хочу вас касаться”.
- Квинтилия, - сказал Ракар, - а давайте вот что сделаем: следующую тренировку для вас разработаете вы, я может быть предложу некоторые новые элементы, но вы будете автором и будете на ней тренером сами, определять правила, выбирать и руководить ей. Как смотрите на это?
-Я не знаю, можно ли это, ведь лейтенант-коммандер Планкс указал правила, но если бы мой голос можно было учитывать… - нерешительно сказала Квинтилия, - У вашей расы есть боевые искусства?
- Вряд ли коммандер Планкс имел в виду, что ваше участие должно быть пассивным, - губы Ракара дрогнули в улыбке, - на самом деле никто не подавляет вашу инициативу, волю и свободу выбора, это было бы … совсем неправильно. Да, есть боевые искусства, самооборона и нападение, много другое разное. Хотите их? Можем, конечно.
– Я тоже думаю, что нам были заданы только примерные границы и определены ответственные за каждое направление, – согласился с Ракаром Тенек, – внутри же этих границ мы имеем право действовать по своему усмотрению. И вы совершенно неверно поняли характер моих отношений с мисс Баккер, – добавил он, – у меня нет над ней никакой власти, все решения принимает она сама, я только напоминаю ей о тех границах, которые могут быть для неё неочевидны.
-Я основываюсь на своих наблюдениях за кадетом Баккер, - признала Квинтилия, - Возможно, я не права. В конце-концов, у меня мало опыта близкого общения с людьми, но… Вы уверены, что она тоже правильно понимает характер ваших отношений? Просто подумалось.
Квинтилия с видимым трудом встала с пола голо-комнаты.
-Тренировка на сегодня окончена или будет что-то еще?
Ракар проследил, как Квинтилия вставала.
- У меня тоже почти нет опыта общения с … расами входящими в Федерацию. Учебники и инструкции, прочие методики, что я изучал – имеют значительное расхождение с действительностью, которая у нас здесь. Так что, если что – простите, я стараюсь, и благодарен за подробные объяснения. Спасибо. – Ракар коротко поклонился Квинтилии, мельком глянув на Тенека, - в итоге мы научимся, я думаю. Да, на сегодня все, теперь нужно хорошо выспаться. Я зайду утром к вам, для пробежки, хорошо?
-Чувства - это чувства, в любом государстве, - сказала Квинтилия, - До завтра, мистер Ракар. Мистер Тенек, мне надо у вас кое-что спросить. Наедине, - она покосилась на Акриту.
Слова Квинтилии были, пожалуй, справедливы – наверняка, Самрита понимала поведение Тенека неправильно. И наверняка, сам Тенек много чего не понимал в поведении кадета Баккер.
– Сейчас я почти уверен, что мы понимали друг друга неправильно, – согласился он с предположением Квинтилии, а затем выразил готовность и к приватному разговору:
– У меня нет жёстких планов на ближайшее время, я в вашем распоряжении.
"Чувства одинаковы во всей Вселенной", - где-то ромуланец слышал эту фразу. Он задержал взгляд на Квинтилии, а затем резко повернулся и вышел в коридор. Он намеревался дождаться Тенека, чтобы идти в каюту вместе.
____________
С Квинтилией, Акритой и Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 15 Ноября 2017, 17:13:44
02 сентября 2384 г., вечер
Голо-комната - > Променад - > Cтыковочное кольцо

-Это не займет много времени, - сразу предупредила Квинтилия, когда они с Тенеком вышли из голо-комнаты, - Мне дали задание собрать информацию для завтрашнего совещания. Вы уже думали над темой дополнительной презентации, которую могли бы попросить сделать кадетов Баккер, Макдауэлла и ш’Лечир?
– Да, – сказал Тенек. – Я бы хотел увидеть у других то, что безуспешно попытался продемонстрировать сам. Возможно, увидеть в меньшем масштабе, но глубже. Какое-то одно, но особенно значимое для автора презентации место, существующее в реальности. Не общепризнанную достопримечательность, а место, субъективно имеющее для него особое значение.
Квинтилия слегка нахмурилась, вспоминая презентацию Тенека.
-Кажется, я поняла, - наконец, сказала она, - Спасибо, мистер Тенек.
Тенек покачал головой.
– Не стоит благодарности. Знаете, мисс Перим, вы сейчас заняты интересным делом: темы, которые мы предлагаем, тоже дают о нас определённую информацию. Вы сейчас не просто собираете формальные данные, но проводите мини-исследование, даже если это не значится в ваших целях.
Квинтилия удивленно посмотрела на Тенека.
-Я не думала об этом в таком ключе, но возможно, вы правы. Можно предположить, что все задают те темы, которые их больше всего волнуют. Тогда мне нужно об этом подумать. Спокойной ночи, мистер Тенек.
– До завтра, мисс Перим.
Пройдя несколько шагов Тенек обернулся и окликнул Квинтилию:
– Я тоже кое-что не сразу понял, – сказал он, когда девушка обернулась. – Ваше предположение верно, но неполно: кто-то может намеренно предложить нейтральную тему, чтобы даже косвенно ничего не рассказать о самом себе.


***
Акрита задумчиво отряхивала коленки и локти от каменной пыли, но потом поняла, что это бессмысленное дело и вышла из голокомнаты вслед за Ракаром. Когда Тенек и Квинтилия прошли вперед, она обернулась к ромуланцу.
- Можно задать вам вопрос, Ракар? – спросила андорианка. – Я понимаю, что это все сложно, и возможно у вас сейчас нет времени, но раз уж мы решили что-то делать…
Ракар не торопился идти следом за Квинтилией и Тенеком. Квинтилия хотела поговорить наедине, и Ракар не вмешивался. Он только лишь смотрел ей вслед, когда Акрита догнала его.
- Конечно можно, Акрита. У меня нет никаких иных дел сейчас, кроме как лечь спать, - Ракар с интересом оглядел андорианку, пытаясь оценить последствия силовой тренировки для нее, - что за вопрос?
- Это насчет… подозрений, - немного смутилась Акрита. – и всего, что сегодня случилось. Нам сказали, что можно прийти в СБ дать показания, и я думала о том, что ведь фактов у нас никаких нет. Но когда мы вломились в каюту доктора Глессина, он проговорился об устранении свидетелей. Свидетелей чего? Это какой-то заговор? Вы, наверное, больше знаете и более компетентны во всем этом, я могу только строить предположения, которые скорее всего окажутся неправильными. Но если я чем-то могу помочь, то мне очень хотелось бы.
Ракар глубоко вздохнул и замедлил шаг, заложив руки за спину. Он больше не смотрел в сторону Квинтилии, уставившись в пол перед собой. На самом деле, его беспокоил тот факт, что ему пришлось озвучить федеральной СБ стратегическую развед-информацию. Никто не знал, чем такое может закончится  для политики Ромула, для него самого. Но он уже выбрал линию и приоритеты, сожалеть о сделанном было поздно. Если это смягчит участь Иламы Толан, может быть оно того стоило. Может быть оно того стоило как сотрудничество с федератами. Но он не мог предугадать, чем все обернется.
- Да на самом деле нечего особенно говорить СБ, - сказал Ракар, - я видел Иламу Толан вчера вечером и говорил с ней в ее каюте. Я рассказал о том, как изменилось ее поведение и как она выглядела, попросил провести ее медицинское обследование. Иными словами, я видел ее перед убийством, и ее состояние было важным. Остальные-то – не видели, так что вам не о чем говорить СБ. А вот насчет доктора Глессина – к превеликому моему сожалению, запись происходящего в каюте – началась сразу после этой его реплики. Итого, мы свидетели без документального подтверждения чего-либо. Реплика Глессина означает, что он связан какими-то интересными делами с галом Дохиилом, такими делами, в которых иногда убивают свидетелей. Но другой информации у меня нет. Честно говоря, я с удовольствием установил бы видеонаблюдение за господином Глессином, отследил бы все его шаги, включая и гала Дохиила, но у меня нет никакого права и нет никакой компетенции. Мы не на ромуланской станции. Доказательств, что гал Дохиил или Глессин имеет отношение к убийству коммандера Мори – нет вообще. Так что это может быть лишь спекулятивным предположением, которое нам некому подтвердить. Дела у доктора и посла  - могут быть какими угодно. Единственное точно известно – что Глессин личный врач Тенмы, и что-то делает с Джезом, нечто настолько темное, настолько же и серьезное. Я не говорил про Глессина в СБ, чтобы не подставить Джеза. И не могу дать совета, стоит ли вам пойти в СБ с этим или нет. Нужно помнить, что подставляя Джеза – мы подставляем не кого-то, а нашего коллегу. Так что… Акрита, тут вам самим решать.
Андориана слушала внимательно, склонив голову, пытаясь разобраться в собственных мыслях и ощущениях.
- Нет, я вряд ли вообще пойду в СБ, кроме того, какой была глинн Толан на презентации катеров перед регатой, мне и вовсе нечего сказать, - проговорила она. – И мне тоже совершенно не верится в то, что координатор могла по своей воле пойти на такое. Хотя я мало ее знаю, но все равно не верю. А насчет Тенмы, тут я тоже хотела у вас спросить. Как вы определили, что ему стерли память?
Ракар кивнул.
- Ну да, три слова вчера вечером описывали Иламу Толан – обреченность, отрешенность и страдание. Очень жаль, что я не понял, почему это и к чему может привести. Я был слишком занят собой… а она была так со мной добра.
Но следом Ракар повернулся к Акрите и очень внимательно на нее посмотрел. Рассказывать об экспериментах Тал Шиар с памятью, ее чтением и перезаписью – он никак не мог.
- Это не то чтобы… Я не уверен, но было очень похоже. Внешне. Испытуемый просыпается, и его тут же программируют. И он верит. Тенма не пил, но ему сказали, что он напился – и он поверил. А другие слова он не воспринимал. Не испугался. Вобщем, все это очень странно. Я так интерпретировал. Не претендую на истину, потому что нет доказательств, и анализ его крови в которой нашлись бы сопутствующие процессу вещества – никто не делал. Я сделал наиболее вероятное предположение, только и всего. Как же иначе человек может не помнить? Сотрясения у него нет, вроде, да и то, при сотрясении не такой промежуток из памяти стирается, а только близкий к травме.
- Программируют? – Акрита удивленно посмотрела на Ракара и нахмурилась. – В спальной комнате в каюте доктора стояло разное оборудование… Я в этом не разбираюсь, но запомнила внешний вид, и смогла бы узнать. Вы думаете, он там делал что-то подобное? И еще, один момент, который мне показался странным, но, возможно, только показалось. Почему служба безопасности дважды отказалась помогать нам, когда мы обращались к ним? После всего, что случилось сегодня ночью, было бы логичным перестраховываться, прислушиваться к вызовам и просьбам. А тут вот так.
Андорианка помотала головой, из волос посыпалась мелкая каменная пыль. Думать после выматывающей тренировки было сложно, даже очень, но она не могла позволить себе об этом не думать.
- Оборудование? Интересно, - хмыкнул Ракар. – Занимается, значит, чем-то тут доктор, и с галом Дохиилом у него куча дел. Насчет службы безопасности, не стоит ее недооценивать. Я точно знаю, что в коридорах есть камеры, я точно знаю, что наши действия у каюты Глессина записывались. Но либо записи никто не смотрел, либо СБ ведет серьезную самостоятельную игру и мы, всего лишь мелкие кадеты, которым не нужно много знать. С другой стороны, если бы не мы, Тенму утащили бы служебным проходом, и я не уверен, что он был бы сейчас на станции вообще, – тут Ракар повернулся к Акрите всем корпусом и остановился, - знаете что, Акрита, - ромуланец смотрел на девушку внимательно и искренне, - вот что я подумал. Если бы это была ромуланская станция, все происходящее – было бы для меня, ромуланца – категорически неприемлемым и нарушающим безопасность моей родины. Я бы не стал молчать, и доложил бы начальству. Вот это простая аналогия, если примерить на себя. Только неизвестная переменная под названием – опасность, грозящая Тенме, его жизни и карьере – приносит в уравнение неопределенность.
- Но ведь это и для нас неприемлемо! - Акрита вскинула антенны. Она не повышала голос, но в нем теперь слышалась решительность. Она смотрела на Ракара таким взглядом, как будто он действительно мог что-то сделать. – Коммандера Мори убили, нашему коллеге грозит непонятно что. А в СБ отсылают нас и ничего не делают. Тем более если у них есть камеры! Или делают… Да, наверное, я действительно лезу не в свою компетенцию, но ведь нельзя этого оставить так.
Они уже подходили к каютам, и андорианка вздохнула, понимая, что строить параноидальные теории сейчас действительно нет смысла. Да и сил тоже не было.
- Простите, что говорю вам все это, голословное, - Акрита уже спокойнее покачала головой. – Просто, если для расследования или еще каких-то действий, для защиты наших товарищей и вообще, я понадоблюсь – то можно будить хоть ночью. И, еще раз, спасибо за восхождение, оно было необыкновенным!
Ракар грустно улыбнулся Акрите.
- Освальд просил ничего не говорить о нашем походе к Глессину в СБ. Да. СБ не должно перед нами отчитываться, но вряд ли они сидят без дела. Может быть я бы и хотел посмеяться над ними, но это будет большой ошибкой. Не за что извиняться, Акрита, все нормально. Я вас понимаю. У себя дома, на Ромуле, все было куда проще. Известно где враг, с какой стороны. А здесь… здесь все не просто. Спасибо, я запомнил, что на вас можно рассчитывать. И за участие в восхождении тоже.
Ракар коротко поклонился Акрите, бросил взгляд на Квинтилию, идущую сравнительно далеко впереди и сказал:
- Доброй ночи. До завтра.
- До завтра, - кивнула андорианка и ускорила шаг, чтобы догнать соседку по комнате.
____________
С Квинтилией, Акритой и Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 15 Ноября 2017, 17:16:33
02 сентября 2384 г., 22:00
Голо-комната


Самрита не была до конца уверена, с какими именно намерениями пригласил ее Освальд. Было бы это свиданием? Или просто… ну… встреча друзей? Может быть, она выдает желаемое за действительное? Их отношения сейчас находились в том подвешенном состоянии, когда все могло измениться в любую минуту, и, если бы не ее беременность, Самрита даже не могла бы с уверенностью сказать, возможно ли их совместное будущее. Впрочем, даже с беременностью она не могла ничего сказать наверняка, и это ее нервировало.
Быстро приняв душ и надев кадетскую форму, Самрита остановилась перед зеркалом, чтобы сделать привычную прическу. Может быть, ей стоило бы надеть что-то менее формальное? Она не особо любила платья, но у нее была и другая гражданская одежда, которая больше подошла бы для свидания… только вот девушка не была уверена, что это все же оно. Поэтому она решилась на компромисс: украсила волосы более яркими, чем обычно, заколками, и прошлась по губам почти бесцветной помадой с блеском. На ее собственный взгляд, девушка в отражении получилась симпатичной и милой, но была ли это та девушка, которую выбрал бы кадет Освальд Макдауэлл, если бы их не столкнула судьба на далекой планете? Посмотрел бы он на нее, как на девушку, а не просто друга? Она покачала головой, и хвостики весело запрыгали. Сегодня вечером она не хотела об этом думать – сегодня вечером она хотела отдохнуть и развеяться.
К голокомнате Самрита пришла с небольшим опозданием. Еще раз оправив форму и поправив челку, она нажала на панель открытия двери и шагнула внутрь.
Внутри девушку ожидало довольно живописное зрелище: она оказалась на узкой тропинке, ведущей к стоящему около края обрыва деревянному столику на двоих. Заходящее солнце окрасило небо медно-красным цветом, на фоне которого можно было разглядеть несколько белых птиц. Однако, первое впечатление оказалось обманчивым. Самрита не почувствовала ветра, не услышала плеска волн, а птицы неподвижно висели в воздухе. Очевидно, программа была остановлена.
Внезапно, со спины донёсся резкий звук, напоминающий старинные сигналы тревоги. Оглянувшись, девушка увидела совершенно неуместное на фоне леса мягкое кресло и стоящего рядом с ним и удивлённо крутящего головой Освальда, одетого в светло-серый костюм.
- Компьютер, отключить режим ожидания, запустить программу! - сонно пробормотал молодой человек, едва успев подхватить падающий с исчезнувшего кресла пиджак.
Тут же пейзаж "ожил": подул лёгкий ветер, со стороны обрыва донёсся едва слышный шум разбивающихся о камни волн. Молодой человек подбежал к Самрите и, с напускным скептицизмом оглядев её форму, усмехнулся:
- Добро пожаловать, кадет Баккер.
- Как красиво! – с восторгом выдохнула Самрита, оглядываясь и стараясь подметить каждую деталь. Затем, проследив взгляд Освальда, тоже посмотрела на свою форму: - Что-то не так? Ты не сказал о форме одежды и о том, что мы будем тут делать, а форма – самый универсальный вариант, - на губах девушки заиграла хитрая улыбка. Она попыталась заглянуть за плечо Освальда, чтобы увидеть, что еще скрывает эта голопрограмма. – А что мы, кстати, будем делать?
- Мне казалось, мы договорились обо всём ещё на катере, - притворно удивился Освальд. - Ты что-то там говорила про мороженое, свидания и всё такое прочее. Для начала, выполним эту часть программы, а потом... увидишь, когда придёт время. Прошу к столу!
- Мы не обсуждали в деталях, - рассмеялась Самрита. – Но я люблю сюрпризы! То есть, это еще не все? – она прошла к столу и с любопытством посмотрела сначала на Освальда, а потом – вниз, в сторону обрыва. Когда ей не надо было карабкаться по отвесной скале, обрывы ей даже нравились.
- Это начало, - ответил Освальд, после чего опустил руку под стол и, очевидно, нажал какую-то кнопку, потому что тут же в нескольких метрах от их стола открылся люк, и оттуда на лифте поднялся официант с подносом, на котором находилось два пустых бокала и четыре герметичных контейнера, один из которых был высоким и, очевидно, вмещал бутылку. - Немного будущего в атмосфере уединения на природе.
Официант поставил содержимое подноса на стол, потом открыл высокий контейнер и извлёк оттуда бутылку и штопор. Ловко открыв её, он разлил содержимое по бокалам и поставил рядом с кадетами.
- Безалкогольное шампанское, - пояснил Освальд. - По вкусу не слишком похоже на настоящее, но для случая вполне подойдёт. Нам с сестрой родители в детстве его давали, когда мы что-нибудь праздновали, а у нас как раз есть повод. За твою победу, Сэм! Уже решила, что выберешь, если тебе дадут те же варианты, что и Перим раньше?
Самрита чувствовала, как ее щеки и уши краснеют то ли от смущения, то ли от радости, то ли просто от взгляда Освальда. Ей подумалось, что какое-нибудь красивое вечернее платье и впрямь лучше бы соответствовало ситуации… Или нет? Кадетская форма, безалкогольное шампанское, их первое настоящее свидание, несмотря на то, что Самрита уже носила ребенка от Освальда – все это было абсурдно, но по-своему очаровательно и мило. Она подняла свой бокал в шутливом салюте, глядя прямо в глаза Освальда:
- За нас! Ты самый лучший капитан! – их бокалы со звоном встретились. Девушка откинулась на спинку стула, разглядывая созданную фотонами красоту. – Да, я думала. Не знаю, будет ли у меня такой же выбор, как у Перим, но если бы мне его предоставили… - она на мгновение задумалась. – Звание, я бы выбрала звание. «Энсин Баккер», как тебе?
- Только не ожидай, что я буду "сэркать" или "мэмкать" через каждое слово! - усмехнулся Освальд. - Если серьёзно, я бы выбрал то же самое. Если взять дополнительные обязанности на станции, то, к сожалению, придётся отрывать время от проекта, а получив звание, ты можешь продолжать наше весёлое приключение, но, одновременно с этим, твои заслуги признаны и оценены по достоинству!
Официант, тем временем, расставил остальные контейнеры на столе и, церемонно поклонившись, ступил на лифт и скрылся под землёй.
- Думаю, из тебя когда-нибудь получится отличный капитан, - продолжил Освальд. - Если, конечно, ты сама этого захочешь…
- Есть еще один момент, - Самрита улыбалась, но все же звучала серьезно. – Я беременна, и в какой-то момент мне придется сделать паузу в участии в проекте и в учебе хотя бы на несколько месяцев, а может быть и полгода. Если у меня уже будет звание, мне будет проще вернуться в Академию, поэтому я готова за него бороться. А вот до капитана мне далеко, да и не это пока моя цель – я хочу сначала просто стать самым лучшим инженером в Звездном Флоте, - рассмеялась Баккер. - Но я еще не знаю, что мне предложат в качестве награды – к тому же, нас с тобой ждет соревнование за самую лучшую презентацию. И даже не думай мне подыгрывать!
С этими словами она с любопытством приподняла крышку одного из блюд, заглядывая внутрь.
- Вот ещё, поддаваться! Я тоже звание хочу, между прочим! - фыркнул Освальд и открыл свой контейнер.
У обоих кадетов было одно и то же блюдо - лазанья. Сервировка была профессиональной - без умелой голограммы тут не обошлось - а вот странная смесь гордости и сомнения во взгляде молодого человека давала понять, что готовил он сам.
- Кажется, я тебя понимаю. Мне тоже пока не хочется думать о возможном капитанстве в будущем. Я попробовал и пришёл к выводу, что это занятие на любителя. Придётся отгородиться ото всех невидимой стеной, ни с кем нельзя будет по-настоящему сблизиться, потому что в любой момент может понадобиться послать на верную смерть кого-то из близких друзей... извини, плохая тема для разговора на первом свидании. Нужно думать позитивно! Так… - кадет почесал подбородок, - О! Я тебе сейчас такое расскажу - упадёшь! Я наконец-то поквитался с Тенеком за все его прошлые нравоучения! Это оказалось куда проще, чем можно подумать - достаточно было поставить его в безвыходное положение, и наш остроухий зануда сдался!
 - Как же вкусно… - Самрита зажмурилась от удовольствия. – Ты шам это шделал? – дожевав большой кусок лазаньи, она с интересом взглянула на Освальда: - Что же ты сделал с Тенеком? Может, мне тоже пригодится твой метод?
Кадет облегчённо вздохнул и кивнул, после чего и сам съел большой кусок.
- Угу, сам, - довольно пробормотал он, - рад, что тебе нравится. Так вот, насчёт Тенека. Он же врач и очень серьёзно относится к своим обязанностям, плюс он по-вулкански этичен. Если ты поставишь его перед выбором... хм, давай придумаем ситуацию... допустим, он требует, чтобы ты осталась на станции, а вся команда летит на катере на очередное задание. Тебе достаточно будет пригрозить, что ты всё равно полетишь со всеми, но тебе придётся нарушить правила. Например, что ты пройдёшь на "Анадырь" заранее - ведь никто не сможет тебя остановить - и напишешь простенькую программу, которая телепортирует тебя при старте двигателей и будет держать в буфере транспортера до момента, когда корабль уйдёт в варп. Тенек не захочет подвергать тебя лишнему риску и согласится! Главное - продемонстрировать решимость и готовность пойти на всё, лишь бы всё случилось по-твоему.
___________
С Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 15 Ноября 2017, 17:17:17
02 сентября 2384 г., 22:00
Голо-комната


Самрита не сдержала смеха.
- Мне определенно нравятся твои идеи! Стоит их попробовать: только что я была на тренировке, которую пришлось завершить раньше как раз из-за Тенека… Ну или не только из-за него, но он мне напомнил, что я теперь много чего не могу, - она на мгновение погрустнела, но потом снова улыбнулась. – Но давай не будем о нем и остальных на нашем… ммм… - девушка неловко замолчала, ковыряясь в своей лазанье, а затем подняла взгляд на Освальда, - свидании? Это ведь очень похоже на него! А у меня не было настоящих свиданий уже полтора года…
Она решительно подняла бокал с немного ненастоящим шампанским:
- Я не хочу, чтобы этот вечер заканчивался. Хочу, чтобы так было всегда!
- Что? Свидание? О чём это ты? - изобразил удивление Освальд и помотал головой по сторонам, с трудом сохраняя серьёзное выражение лица, после чего не выдержал, улыбнулся, взял девушку за руку, посмотрел ей прямо в глаза и перешёл на шёпот. - Не вижу ни одного атрибута свидания!
- Да-да, - снова рассмеялась Самрита. – Самый обычный ужин самых обычных кадетов! Вообще ничего необычного! Кстати… - она внимательно посмотрела на Освальда, что-то обдумывая. – Как думаешь, следует сказать остальным, что у нас будет ребенок? И что мы, ну, типа… вроде как… встречаемся? Сегодня я была близка к этому, Тенек практически не оставил мне шанса. Я молчала, но… либо все догадаются, либо подумают, что у меня какая-нибудь смертельная болезнь!
- Не "вроде как", а встречаемся, - настоял Освальд, - я точно не собираюсь ограничиваться одним свиданием! Хотелось бы верить, что и ты тоже.
Покончив с лазаньей, он отставил свой термоконтейнер на край стола, снова наполнил бокалы, а потом открыл последний контейнер, стоявший на столе - там были скрыты две порции мороженого.
- Сразу предупреждаю: оно реплицированное, - усмехнулся кадет, - не было ни времени, ни сил, ни, признаться, знаний и навыков, чтобы сделать настоящее...
Какое-то время он размышлял над словами Самриты, но, видимо, не найдя однозначного ответа, решил продолжить размышлять уже вслух:
- Рано или поздно, все всё равно всё поймут про нас, так что скрывать смысла нет. Меня куда больше интересует, как мы объясним им беременность. Мы не слишком-то были похожи на пару, или даже бывшую пару, до нашего маленького приключения. Наверное, надо придумать легенду о случайной разовой связи во время отпуска на Райзе? А потом начнётся: Тенек заставит прослушать целый курс лекций по современным методам контрацепции, а заодно осудит нашу импульсивность, сове... в смысле, координатор Рилл замучает нас обоих разговорами по душам и обязательными сеансами у неё, все остальные внезапно станут экспертами во всём связанном с нашей ситуацией и завалят нас советами и предложениями...
- Они не имеют права лезть в нашу личную жизнь! – решительно заявила Самрита и пододвинула себе мороженое. Затем чуть более мягко продолжила: - Я имею в виду, мы не должны никому рассказывать что, когда и как случилось – в конце концов, это ведь никого не касается. Что случилось, то случилось, и через несколько месяцев мой живот все равно станет заметен – но эти несколько месяцев Тенек будет во всем меня ограничивать, а отмалчиваться будет все сложнее. Я не хочу, чтобы все обсуждали, почему я не могу иметь такую же физическую нагрузку, что и остальные, и почему мне вообще что-то запрещают. Сегодня я не смогла придумать нормального объяснения и чувствовала себя очень некомфортно… А ты сам что думаешь? Все-таки, это не только мое дело, - Самрита замолчала и с удовольствием принялась за мороженое.
- Я думаю... - Освальд замешкался, понимая, что сейчас всё может пойти прахом, но потом всё же собрался и сказал, - я думаю, что мы рискуем поссориться со всеми в проекте и на станции, если будем отталкивать окружающих. А ещё я думаю, что в вопросах физических нагрузок тебе и правда стоит советоваться с Тенеком - он, конечно, редкостный зануда, но зла точно не желает. Ну или можно с Делас. Если, конечно, ты захочешь посвятить в нашу тайну ромуланку, таскающую с собой экспериментальные транквилизаторы и, наверное, не только их, - молодой человек усмехнулся. - Послушай, у нас есть ещё немного времени, и мы можем не говорить о беременности сейчас, а просто сказать, что мы теперь вместе. Придёт время - узнают обо всём, но в удобной нам форме и тогда, когда мы будем готовы поделиться этим.
Самрита понимающе кивнула.
- Или даже не говорить… Я имею в виду, мы ведь не собираемся объявить об этом вслух на общем собрании? Это наше личное дело, мы взрослые люди, мы имеем право встречаться или не встречаться… Но мы можем больше не играть в секретных агентов и не скрывать, что нравимся друг другу, так ведь? – ее пальцы коснулись тыльной стороны ладони Освальда. – О том, что Артур и М’Кота встречаются, знают уже все в проекте, как и то, что Ракар неровно дышит к Квинтилии, так что не думаю, что наша взаимная симпатия кого-то шокирует. Хорошо, давай немного подождем с новостями о беременности, но я не уверена, что смогу долго это скрывать, особенно если мне опять придется привлекать внимание к своему «особому» физическому состоянию.
- Пускай все привыкнут, что мы теперь вместе, а там уже и объявим о беременности, - кивнул Освальд, - думаю, пары недель им точно хватит! Что касается привлечения внимания... если советоваться с врачом заранее, то, наверное, можно избегать чрезмерного внимания со стороны всех остальных. Но я прекрасно понимаю, как сильно предписания Тенека могут раздражать. Просто руководствуйся здравым смыслом и думай о будущем: любые ограничения временны, а упущенное можно будет наверстать!
Через несколько минут, когда с мороженым было покончено, Освальд приказал компьютеру перейти к последней стадии программы, и тут же на поляне материализовался воздушный шар, готовый к отлёту.
- Что скажешь? - спросил он, подойдя к девушке. - Думаю, это хорошее завершение самого обычного ужина самых обычных кадетов.
 - Да, это очень раздра… - согласилась Самрита, но не успела договорить – появившийся перед ними воздушный шар вызвал у нее восторженный вздох. – Освальд, это восхитительно! Я никогда не летала на шаре, но всегда мечтала!
Не сдержав эмоций, она вскочила со своего места и захлопала в ладоши, а затем радостно обняла Освальда и шепнула ему на ухо:
- Самый-самый обычный ужин, да?
- Вообще ничего необычного, - прошептал Освальд и поцеловал девушку.
__________
С Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: М’Кота от 15 Ноября 2017, 23:05:29
Каюта Самриты и М’Коты, вечер

М’Кота сидела, подбрасывая на ладони кинжал, и думала, стоит ли вызвать отца. Время было как раз подходящее, а вот настроение – совсем наоборот. С одной стороны глава семьи имеет право знать, что дочь собирается привести в семью мужчину, с другой она была совершенно не настроена выслушивать комментарии своего отца по поводу её выбора. Впрочем, оттягивать разговор было бы трусостью, и М’Кота решительно переместилась за компьютер.

Клингонская боевая птица с гордым именем, переводимым на земной язык в примерном приближении  как "Зоркий орел", пересекала пространство Федерации в направлении станции Дип Спейс 9. Ее капитан, Калхар, опытный клингонский воин, ветеран множества битв, неоднократно доказавший свою доблесть и честь, отец пятерых детей, ожидающий шестого, сидел в капитанском кресле на мостике и находился в самом что ни на есть благодушном расположении духа. Некоторое время тому назад он взял короткий отпуск, чтобы посетить федеральную станцию, на которой его старшая дочь участвовала в международном проекте. Отец гордился своей старшей дочерью и возлагал на нее немалые надежды. И вот теперь он летел для того, чтобы провести для нее церемонию Восхождения. Важный этап взросления, после которого клингон становится настоящим воином, познает пределы своих сил, находит в себе то, что позволяет не отступать, учит идти вперед вопреки всему. И М'Кота была первой из его дочерей и сыновей, которая пройдет этот ритуал. Немолодой уже телом, но могучий и молодой душой воин, знал, что его дочь справится. Но также он знал и то, что его прибытие на станцию будет для нее сюрпризом. Конечно, она должна была готовиться, конечно, она знала, что это произойдет скоро, но точную дату назначать было не принято.
– Входящий вызов, капитан, федераты вызывают, с ДС9, - сказал офицер по связи, и Калхар, удобнее усевшись в кресле, небрежно махнул рукой, - Ответьте Т'Ран. На экран.
Однако, вместо офицера Федерации на экране появилась М’Кота.
– Привет, надо поговорить, – скороговоркой произнесла она, и только потом посмотрела, где находится Калхар. Кажется, она немного поспешила, и отец ещё не успел уйти с вахты. Впрочем, если это её и беспокоило, то не слишком сильно: порядочному клингону нечего скрывать, он может говорить на людях о чём угодно, если только это не государственная тайна.
– Привет, Т’Ран, – добавила она: клингонский офицер был давним другом семьи, и девушка была искренне рада его видеть.
Офицер связи поприветствовал М'Коту кивком головы и широкой улыбкой, с демонстрацией зубов, но не ответил. Офицер по связи Т'Ран не мог говорить впереди капитана, даже с дочерью капитана, которая персонально с ним поздоровалась.
– М'Кота! – Калхар не менее широко и довольно улыбнулся, и зарычал радостно. – Дочь! Ты вовремя. Желаешь говорить здесь или мне пойти в каюту?
Было заметно, что отец М'Коты ничем особо сейчас не занят и чем-то воодушевлен.
М’Кота посмотрела на отца с интересом и надеждой: хотелось верить что он тоже поделится новостями, и не станет развлекаться, дразня её любопытство.
– Без разницы, – сказала она, хотя в душе предпочла бы разговор наедине. Но мало ли что она предпочла бы! Даже стотысячная толпа клингонов не заставила бы её постыдиться Артура и сбежать от их глаз.
Калхар поднялся из кресла, переведя вызов в свою каюту. Через несколько минут отец и дочь уже разговаривали по связи наедине. Калхар приготовился слушать, хотя и сам явно имел что сообщить.
_____________
с Калхаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: М’Кота от 15 Ноября 2017, 23:06:05
Каюта Самриты и М’Коты, вечер

Оказавшись наедине с отцом, М’Кота сразу же взяла быка за рога.
– Меня позвали замуж, и я согласилась, – сообщила она. – Предвосхищаю твои вопросы: да, это серьёзно, нет, он – не клингон и нет, он не мягкотелый червяк, а геройский парень. И – да, ты ничего не можешь с этим поделать!
Сказать, что Калхар был удивлен, значило ничего не сказать. Он быстро перебрал в памяти кадетов проекта и смутное подозрение о том, кому его старшая дочь могла решить отдать свое сердце, родилось в нем. Но капитан не думал, что все произойдет так. Избранник М'Коты должен был быть клингоном, ничто иное никогда не приходило ему в голову. Кулаки Калхара сжались, он издал несколько недовольный рык.
– Значит, он не клингон, в то же время не слабак и не червяк, и ты называешь его героем. Не верю, что ты отдала бы свое сердце какому-нибудь п'таку, не знающему чести! Уверена, что ты не ошиблась? Как его имя?
– Артур Лайтман, ты про него слышал, – ответила М’Кота и невольно улыбнулась, потому что так уж на неё действовало это имя. – На Волане II он предложил себя в заложники вместо наших ребят, совсем как ты в своё время. А когда всё пошло к чертям, дрался за них с целой толпой. Он не из тех, кого надо вдохновлять, скорее уж надо сразу тормозить, чтобы не свернул себе шею! – после этих слов М’Кота снова улыбнулась, потому что это были почти что слова её матери, посвящённые роли женщины в истории. «Мужчина существует, чтобы вдохновлять женщину на подвиги, – говорила Наара, – женщина существует, чтобы вдохновлять на подвиги мужчину… а потом немного тормозить, чтобы он успел чуть-чуть подумать и сразу же не свернул себе шею». Подразумевалось, что у женщин хватает здравого смысла не сворачивать шею самостоятельно.
– Землянин, значит, - хмыкнул Калхар, - но, дочь, во имя Кейлеса! Разве он воин? Разве может он дать тебе то, что тебе по-настоящему нужно? Знает ли он наши традиции? Ты уверена, что хочешь прожить с ним жизнь?
Клингон откинулся в кресле.
– Да, достойные вещи ты рассказываешь о нем, но это лишь частный случай. Ты хорошо подумала М'Кота?
– Я думала дольше, чем ты, когда женился на маме, – проинформировала отца М’Кота. – И такие вещи не бывают частным случаем: либо человек делает их, либо нет. Кроме того он изучает и уважает наши традиции и ничего не боится. Я даже иногда сомневаюсь, есть ли у него голова на плечах, потому что едва заполучив мой д’к-таг, он нарочно им порезался. Учитывая наши традиции, это было очень храбро. И поразительно глупо.
– Вот оно, значит, как, - сказал Калхар. И замолчал на минуту. Выросла его М'Кота. Замуж за землянина собралась. Не знает еще, к чему это ее приведет, но быстра и стремительна, вся в отца пошла, влюбилась. Не думал Калхар, что это случится так рано. Да не рано на самом деле, и доблесть землян он познал на войне, знал, какие они бывают, да только все земляне разные. Пальцы клингона барабанили по подлокотнику кресла, и не знал он, что лучше – радоваться или гневаться, ни то, ни другое он не испытывал. Гневаться на свою старшую он не хотел, слишком любил, но и радоваться не спешил. Наару вспомнила, какова стала! Знала чем пронимать отца, да как убеждать его. Готовилась. Да только Наара клингонка, прекраснее которой нет во всей Империи, он смог завоевать ее сердце. И теперь какой-то землянин смог проделать подобное с его дочерью. Калхар знал, что М'Кота не безрассудна, что если выбрала, значит чем-то заслужил землянин, но отцовское сердце все равно не будет знать покоя, пока он сам все не проверит.
– Что ж, посмотрим, что это за Лайтман! – клингон ударил кулаком по подлокотнику, - посмотрим, настолько ли он хорош, что забрал твое сердце, и может ли его собственное стать хотя бы бледным подобием сердца клингона! Я испытаю его, пусть приготовится, если мужества хватит! - но долго грозный вид держать Калхар не смог, расплылся в улыбке, глядя на дочь, - я между прочим лечу на эту вашу станцию, и не один, к утру прибуду, знаешь для чего?
– Испытывай сколько угодно! – ослепительно улыбнулась М’Кота, тем не менее похолодев внутри: ей ли было не знать, что все эти мужики, что клингонские, что всякие другие, ни в чём не знают меры. Она очень надеялась, что для Артура это всё обойдётся благополучно, и очень беспокоилась, что может и не обойтись. – И-и, зачем ты летишь на станцию? – спросила она, поскольку отец явно хотел побыстрее похвастаться.
Уж больно сильно она обрадовалась, подумал Калхар, не сводя внимательного взгляда с экрана. Он, учивший М'Коту всему, что следовало знать воину, умел отличать мельчайшие ее проявления. Волновалась М'Кота за землянина, позвавшего ее замуж. И тогда уж тем более, следовало не давать тому спуска. Сдвинул брови Калхар, нахмурившись на секунду, но тут же принял совсем иной вид, торжественный.
– Я лечу не один, твои братья и сестры летят со мной, Наара прибудет через два часа после нас, я взял отпуск. Наступает время для твоего Восхождения, дочь моя. Пора. Ты становишься взрослой, настоящим воином, и ты сможешь доказать свое право, статус и честь.
– Как уже? – настала очередь М’Коты нахмуриться. – Вы же собирались через четыре месяца? – однако сразу после этих слов девушка скрестила руки на груди и заявила с неподражаемым клингонским апломбом: – Ладно, можете приезжать хоть завтра, я ещё сто лет назад была готова.
– Время пришло, М'Кота, не стоит откладывать этот момент. Знал бы я раньше, что ты влюбилась, я бы отложил, чтобы остудить твой пыл, глядишь сама разберешься в этом своем… Лайтмане. И поймешь, что не пройдя посвящения, рано заводить семью. Но теперь…Мы будем с тобой. Мы будем видеть, как ты проходишь это, познаешь пределы собственных сил, преодолевая саму себя. Мы будем с тобой, свидетелями твоей победы. – Калхар пропустил мимо ушей ее шутку от ста годах, он понимал, что приятного мало в этом всем, что М'Коте предстоит, но таков уж их долг, таков их путь, величие клингонов, умеющих одолеть не только собственного врага, но и собственную слабость.
– Как раз завтра утром по вашему времени мы прилетим. Не обязательно нас встречать, мы сами тебя найдем. Не следует прерывать программу твоего проекта.  - добавил Калхар уже с совсем другой интонацией, без всякого пафоса.
– Что значит отложил бы?! – возмутилась М’Кота. – Где гора, а где нора*? С какой стати любовь должна мешать Восхождению? Раньше – пожалуйста, назначай, а откладывать не имеешь права!
Она уже совсем забыла, что только что беспокоилась из-за того, что срок был перенесён ближе (беспокоилась она, ясное дело не из-за себя, а отчасти из-за возможных обстоятельств отца и отчасти из-за Артура) – то, что отец мог отложить её испытание, посчитать её слишком незрелой или хуже того – слабой, заставило её буквально вскипеть.
– Не кипятись, дочь, - Калхар поднял руку в останавливающем и примирительном жесте. – Вижу твои настоящие чувства. Поверь, я рад за тебя, ты познала самое сильное чувство, ты приняла решение. Хотел бы я, чтобы ты была счастлива. И если твой этот землянин окажется достойным, я введу его в свой дом, а если нет, я не буду противиться тебе, надеюсь, у тебя хватит силы самой выставить его из своей души и компании. И я сейчас не о той силе, в тебе я не сомневаюсь, даже не думай. 
Раз вскипев, клингонам нелегко успокоиться, поэтому М’Кота ещё с полминуты раздувала ноздри и пыхтела как кипящий чайник, пытаясь совладать с возмущением.
– Ну ладно, – сказала она в конце концов, когда на смену возмущению пришли более позитивные чувства, – ты ещё увидишь! – добавила она, подразумевая в первую очередь Артура, а во вторую всё-таки себя, поскольку всё ещё чувствовала себя немного задетой предыдущим заявлением отца. Впрочем, мысль о том, что Калхар «ещё увидит» сразу же пробудила в её душе весь присущий ей оптимизм, и девушка от души улыбнулась: – Да уж! Сюрприз тебе удался! Надеюсь, мой оказался не хуже!
– Да, М'Кота..,  - протянул Калхар, - ты умеешь преподносить сюрпризы, - Калхар все еще рычал, но уже куда более добродушно. – Увидимся утром. Буду чертовски рад тебя видеть, мы все уже соскучились по тебе.
– У тебя учусь! – подмигнула отцу М’Кота и энергично кивнула: – Увидимся утром! – с этими словами она разорвала связь и откинулась на спинку кресла.
Нужно было немедленно, сию секунду, рассказать всё Артуру! Девушку разрывали противоречивые чувства: с одной стороны разговор прошёл гораздо лучше, чем она ожидала, с другой, для её любимого мужчины это не означало ничего хорошего… во всяком случае, с точки зрения землян.
Посидев, уставившись в потолок несколько секунд, М’Кота сорвалась с места и выбежала из каюты.

Завершив связь, Калхар нахмурившись еще сидел в кресле некоторое время. Он вытащил д'таг, кинжал, и принялся рассматривать линии тонких узоров на нем, прослеживая взглядом рисунок. Рано или поздно дети взрослеют, становятся воинами, выбирают свой путь. И рано или поздно к ним приходит любовь, такая же сильная как у Кейлеса и Лукары, которые вместе победили богов, такая же сильная, как у него, и у матери М'Коты – Наары. Готов ли он был к тому, о чем сказала М'Кота? Отчасти готов, отчасти нет. Она выбрала землянина. Отцовское сердце требует одного, чтобы его дочь была счастлива. Если это будет землянин, пусть. Но этот землянин не должен быть недостойным слабаком и п'таком! Он должен быть клингоном, по духу и чести, или землянином в лучшем понимании этого слова.
Калхар поднялся, взял батлет, и, прежде чем сообщить эту новость семье – отправился на тренировку.

______________________
* перефразировано «где Рим, а где Крым».

________________
с Калхаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 16 Ноября 2017, 08:45:36
2 сентября 2384 года, вечер. Станция ДС9.
Каюта Освальда Макдауэлла и Артура Лайтмана

М’Кота прошла путь от своей каюты до каюты Артура за рекордное время. Сейчас она не думала о том, что Артур может быть не один, возможное присуствтие Освальда её не смущало: времени было катастрофически мало, а воображение рисовало ей слишком яркие картины того, как именно её отец может проверять её мужчину.
Оказавшись возле двери девушка нажала ладонью на панель вызова, да так и осталась стоять, не отнимая руки – не до того было, чтобы подумать о таких мелочах, как непрерывный сигнал вызова.
Артур открыл почти сразу, как будто ждал. В этот раз он был одет не в форму кадета Звездного флота, а в черные брюки и белую рубашку поверх брюк. Слева из под белой рубашки, явно прицепленная там, где должен был быть ремень, свешивалась недлинная металлическая цепочка.
- Проходи, М'Кота, - улыбаясь сказал Артур, и тут же нахмурился, заметив ее настроение и некоторое замешательство. – Что? – спросил он.
– У меня две новости и обе хорошие, – выпалила М’Кота, наконец-то отрывая руку от звонка. – Но только хорошие они для клингонов. А для землян даже не знаю, может быть одна и плохая.
- А, - с некоторым сомнением сказал Артур, пропуская в каюту свою девушку, - я думал, ты пришла как обещала, помнишь, ты говорила, чтобы я Освальда спровадил вечером, ну вот, его не будет некоторое время. Довольно длинное. Какие новости? - заинтересованно спросил кадет.
М’Кота улыбнулась и провела пальцем по шее Артура от подбородка до верхней пуговицы рубашки.
– Кто-то совсем забыл мне об этом сообщать, поэтому я пришла по другой причине. Но я рада слышать, что у мистера «сотня шпилек в одном месте» нашлись на ближайшее время интересные дела. Это значит, что после важного разговора у нас тоже будет много интересных дел.
После этих слов девушка ненадолго замолчала, изучая оригинальный (и с клингонской точки зрения довольно лёгкий) наряд землянина, и добавила:
– Я говорила с отцом. Он не запретил – это хорошая новость. Ещё он сказал, что хочет проверить, стоишь ли ты меня. Я сказала, что он может проверять сколько его душе будет угодно. Это – тоже хорошая новость. Или плохая, если вы оба пойдёте вразнос и угробите моего любимого мужчину. Я думаю, ты догадываешься, кого я имею в виду.
Артур чуть прикрыв глаза следил за М'Котой с довольным выражением лица. Проследил за ее оценивающим взглядом, пытаясь понять, как понравится ей на нем один из земных стилей конца 20-го и начала 21-го века. Выслушав ее до конца, Артур, не отрывая взгляда от ее темно-серых глаз, подхватил девушку и чуть приподнял. Теперь он смотрел на нее снизу вверх, крепко держал и медленно отступал все дальше от двери.
- Отлично, значит, я с ним познакомлюсь и постараюсь его не угробить! – широко улыбаясь сказал кадет, - он не запретил, не запретил, но во имя Кейлеса, скажи, что стала бы ты делать, если бы он запретил? - и Артур хитро прищурился.
– Игнорировать его запрет до тех пор, пока он не принял бы тебя, или пока мать не изгнала бы меня из семьи, – преспокойно ответила ему М’Кота, – Думаю, меньшего он от меня и не ждал... Да, есть ведь ещё третья новость! – спохватилась она, – И тоже, я бы сказала, хорошая.
Артур слушал эти слова с некоторым замиранием сердца, стараясь иметь вид веселый и непринужденный.
- Счастлив это слышать. Чем я заслужил тебя, не знаю… - Артур был уже совершенно серьезен, поставил М'Коту на пол, обнял за талию, так и не прерывая контакта глаз. – Какая третья?
– Завтра вся эта банда прилетает сюда на станцию! – осчастливила его М’Кота. – Завтра утром отец назначит время для ритуала Восхождения, и это будет совсем скоро, может быть прямо завтра вечером. И, в общем-то, я подозреваю, что проверять тебя он тоже начнёт при первой же удобной возможности.
Артур чуть нахмурился и положил руки М'Коте на плечи.
- Ритуал восхождения? Тот, который с этими… жезлами боли, и прочими? – и теперь Лайтман на секунду отвел взгляд. Это для него, землянина, все это было дико и странно, но для клингона – это был важнейший этап в жизни, и он должен был понять, и подержать, и поучаствовать в этом ради девушки, которую любил. И Лайтман снова посмотрел на М'Коту с улыбкой.
- Поздравляю тебя. Значит … завтра вечером. Меня пустят туда? Я хочу быть с тобой на этом ритуале.
– Пустят всех кого я позову, это моё право и мой день! А позову я тебя и всех наших... ну, то есть, кто не побоится прийти.
У М’Коты даже мысли не возникло, что Артур может туда не прийти, её беспокоило только то, что ему будет трудно терпеть такое зрелище.
– Вот, – сказала она, – теперь новости уже точно закончились.
- Отличные новости М'Кота, - сказал Артур, не открывая взгляда от девушки, - лучшие за все это время. – А затем взял обе ладони М'Коты в свои, и правую положил себе на плечо, а левую – отвел чуть в сторону.
- Компьютер, плейлист 19, запуск, - сказал кадет, и каюту наполнила медленная негромкая музыка. – Давай потанцуем, М'Кота, так обычно делают на Земле.
– Тебе придётся меня научить, – улыбнулась девушка, – я понятия не имею, как танцуют земляне. – Она чуть отстранилась и посмотрела на свои сапоги: на давешних картинках, где земляне танцевали свои танцы, ни один из них не был в сапогах. – Это ничего, что я в сапогах? – спросила она.
- А я в форменных ботинках, это не важно, совершенно не важно в чем, это для нас двоих, почувствуй это, - ободряюще улыбнулся Артур, обнимая М'Коту правой рукой, но глаза его блестели,  – сейчас научу, это не сложно, я поведу, просто следуй за мной, повторяя, а потом, если вдруг ошибешься, то делай вид, что так и надо. Я с тобой и мы вместе. – и не отрывая взгляда от ее глаз, Артур медленно закружил М'Коту по комнате, в движениях танго1.
Это было сложно, и М’Кота подозревала, что если бы кто-то видел этот танец со стороны, вряд ли одобрил бы исполнение. Но если Артуру нет до этого никакого дела, то почему это должно волновать её? Она, пожалуй, слишком буквально поняла «следуй за мной и повторяй мои движения»: от этого сперва не было ни складу, ни ладу, и её кованые сапоги не раз и не два повстречались с форменными ботинками Артура.
Артур улыбался, прекрасно понимая как М'Коте трудно, но это не должно было ее смущать.
- Ведомый и ведущий. Это как корабли в космосе, или в атмосфере. Следи за движением моего тела, за побуждением к движению тебя, следуй за мной, мягко и плавно, не сопротивляясь, позволь мне вести тебя, доверься мне, и тогда мы поплывем в унисон. Компьютер, перезапустить первую композицию плейлиста 19. - мягко и нежно говорил Артур.
Слушаться и следовать – это было не очень-то в характере М’Коты, но сравнение с кораблями сделало своё дело – что-что, а законы тактики и субординация превосходно знакомы любому клингону. Она начала чутко реагировать на направляющие движения Артура, и дело понемногу пошло на лад. Не хватало как будто чего-то ещё, но когда М’Кота перестала наступать Артуру на ноги (а значит и беспокоиться о том, что у неё ничего не получается) и расслабилась, недостающий элемент нашёлся сам собой: ей стало просто хорошо и, что было чрезвычайно удивительно, ей нравилось «плыть по течению», находясь в полной власти музыки и мягких убаюкивающих движений Артура.
– Значит, сейчас ты у нас главный? – шутливо прошептала она, прикасаясь щекой к его щеке. – Мне это нравится!
- Я рад, что тебе нравится, - отдавшись ощущениям, следуя за музыкой шептал Артур М'Коте, когда она касалась его щеки, - все для этого и задумано.
Он помнил о Мори Джанир, он помнил об Иламе Толан, он помнил о многих других, и многое не мог изменить. Но этим вечером он кое-что мог – сделать счастливой свою девушку, девушку из другого мира, с другой культурой, девушку, которой скорее всего завтра предстоит пройти очень болезненное испытание, клингонский ритуал взросления, жестокий и беспощадный ритуал. Но сегодня – она должна познать нечто иное, прекрасное и настоящее. Они были близко друг к другу, их дыхание смешивалось, Артур смотрел на М'Коту, скользил взглядом по ее чертам, все время возвращаясь к глазам. Он пытался показать ей свой мир.
А потом музыка сменилась на следующий трек2. Артур плавно остановился вместе с М'Котой и вновь повел ее, уже несколько иначе.
Это было странно, просто удивительно! М’Кота даже засмеялась, когда Артур сделал первое резкое движение. И в то же время это была хорошая странность, бурлящая как горячий источник и искрящаяся, как падающий с потревоженной ветки снег. Это было даже немного похоже на сражение с невидимым противником – так иногда два союзника слаженно действуют в тесноте боя или в узком коридоре, словно обтекая друг друга движениями, проводя удары и захваты в опасной близости друг от друга и всё-таки не задевая, идеально чувствуя старого друга, уже не в первый раз прикрывающего спину.
Теперь это было уже не сложным делом, а игрой... почти игрой, потому что была в каждом движении страсть, и каждое движение хоть и не достигало своей цели, останавливаясь на волосок от прикосновения, всё-таки подразумевало в тысячу раз больше и с каждым разом становилось всё рискованнее.
Страсть в каждом движении, шаге, повороте, отступе, перехвате, броске, наклоне, приближении и отдалении, нежном прикосновении, контакте глаз. М'Кота смеялась, Артур улыбался. Здесь не было ни боли, ни страдания ни смерти. Ни побед, ни поражений.
Музыка остановилась. Артур притянул к себе М'Коту, обнимая, глядя в глаза.
Дыхание М’Коты было сбивчивым, в глазах плясали «чёртики», губы смеялись; она прильнула к Артуру словно для поцелуя, но вместо этого сказала ему на ухо, едва сдерживая рвущееся наружу веселье:
– Хочешь напугаю тебя? Ты забыл запереть дверь!!
Он ее почти поцеловал, но теперь ему пришлось нехотя выпустить М'Коту из объятий и пойти нажать у двери блокирующий сенсор. А затем Артур подошел к столу, ловко вытащил два высоких бокала и бутылку вина, заранее приготовленную.
- Я не знал, что у тебя случится этот ритуал, - сказал Артур, оборачивайся к девушке, попутно открывая бутылку, - как думаешь, не повредит?
– До завтра всё выветрится, – подмигнула ему М’Кота. – Хотя вино сейчас привлекает меня гораздо меньше, чем ты!
________________
C М'Котой


В ходе использованы:
1. Loreena McKennitt - Tango to Evora

2. Carlos Gardel “Por una cabeza”


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 16 Ноября 2017, 08:46:20
2 сентября 2384 года, вечер. Станция ДС9.
Каюта Освальда Макдауэлла и Артура Лайтмана

- Ты права, - Артур поставил бутылку и подошел к М'Коте. – Мы еще успеем … поужинать.
Лайтман заставил себя забыть о некотором неудобстве и страхе. Он все решил для себя и понял, она была нужна ему, и все что он мог – только довериться, поверить. Еще несколько секунд он молча смотрел в ее глаза, а потом взял ее руки в свои и поцеловал запястье.
На какое-то мгновение М’Кота ощутила глубоко запрятанный в душе страх – страх снова увидеть лицо Артура таким, как в тот раз – после того раза! Но она затолкала этот страх как можно дальше, чтобы он не смел соваться в её жизнь, и обняла Артура за шею. Странно, в этот раз ей совсем не хотелось впиваться зубами в его щёку, может быть потому что он уже не казался ей чужаком – очень дорогим сердцу чужаком, которого во что бы то ни стало нужно было взять приступом, сделать своим, попробовать на вкус... Теперь Артур был как будто частью её самой; он по-прежнему будоражил в ней страсть, но совсем иначе, чем раньше, и это порождало зыбкую надежду.
– Ты мой! – сказала она, касаясь губами его щеки. – Ты даже не знаешь, насколько ты мой!
- Твой, - прошептал Артур, - а ты моя, на веки вечные,  – и он перестал исполнять клингонские ритуалы, страстно прикоснувшись к ее губам, увлекая ее за собой.
***
Кое-что изменилось за эти двое суток. Нет, М'Кота не перестала быть клингонкой, и тем не менее, они ничего не сломали в каюте, и несколько царапин вовсе не шли в счет. Артур медленно гладил ее медно-рыжие волосы, не в состоянии отвести взгляда от ее глубоких бездонных глаз.
- Во сколько они прилетают? Я пойду с тобой  встречать их.
М’Кота осторожно посмотрела на Артура: кажется, с ним всё было в порядке. Да она и сама чувствовала, что сейчас между ними было что-то немного другое, что-то более солидное и устоявшееся. Девушка потёрлась щекой о плечо любимого и сказала, сгребая его в охапку:
– Рано. Ещё до общего собрания. Пожалуй и правда приходи, сразу увидишь весь масштаб бедствия, – она тихонько засмеялась, – До сих пор ты видел всего одного клингона к тому же женщину, а завтра на твою голову свалится целая куча, включая мужчин, детей и подростков. Если будет чуточку чересчур, можешь мне сказать.
Артур ловко перевернулся в объятьях М'Коты, так, что девушка оказалась сверху, и несмотря на это, все равно не могла вырваться, и теперь он смотрел на нее снизу вверх, задорно улыбаясь.
- Этот масштаб бедствия – дорогие тебе люди, с удовольствием познакомлюсь с ними. Не беспокойся за испытания, я все пройду. Он не разочаруется, даже несмотря на то, что я не клингон. Я землянин, и это звучит очень гордо.
– Вообще-то, это был комплимент в их адрес, – усмехнувшись пояснила М’Кота. – Клингоны гордятся тем, что они прямолинейные и неудобные. Как заноза в заднице. У нас говорят: «кто не колется, на тех любят посидеть».
Лайтман тихо рассмеялся, погладив М'Коту по щеке.
- Я тоже иногда прямолинейный, и еще я владею мечом, ну, знаешь, таким, прямым и обоюдоострым, так что вполне смогу противостоять батлету. А потом, - Лайтман на секунду отвел взгляд, - я буду с тобой на твоем Восхождении. Я понимаю, что это для тебя значит, и я буду видеть этот твой момент стойкости  и мужества, и буду гордиться тобой, моя М'Кота. 
М’Кота немного помолчала.
– Спасибо, – сказала она потом. – Я могла позвать тебя, как всех, но не могла просить тебя об этом. То, что ты предложил сам, очень важно для меня. Когда тебе станет меня жалко, постарайся думать о том, что это – момент моей победы и моего торжества, что без этого моя жизнь была бы неполна, и я была бы несчастна. Я думаю, это поможет тебе не отводить взгляд.
Артур чуть прищурился, внимательно глядя в лицо девушки.
- Обещаю тебе, я не отведу взгляд. 
А спустя несколько секунд Артур пошевелился.
- Пойдем ужинать, любимая моя.
М’Кота потянулась, затем резко села на постели, обняв колени.
– Как не хочется вставать! – пожаловалась она. – Но надо: кто знает, сколько ещё Освальд будет изображать вежливость и гулять! Надо уже вспомнить о совести и отпереть дверь.
- Ужасно не хочется! – Артур поднялся вслед за М'Котой и обнял девушку за плечи, - спустя какое-нибудь время я попрошу для нас отдельную каюту. А сейчас… пойдем, и правда поужинаем. У нас на флоте есть традиция, из очень далеких веков следующая. Вобщем, я хочу почтить память коммандера Мори вместе с тобой.
И Артур принялся собирать разбросанную вперемешку на полу их одежду.
– Что-то мне подсказывает, что никакую комнату нам с тобой не дадут, – скептически заметила М’Кота. – Но мы можем взять пример с нашего кардассианского друга и время от времени снимать комнату в жилом кольце. Не слишком часто – мы ведь не так богаты! – но хотя бы иногда.
 
Когда они привели комнату в порядок и собрались идти ужинать, М’Кота заговорила о том, что занимало её мысли с того момента как Артур это упомянул:
– Сегодня ночью я тоже отдам дань нашей традиции. Я не пропущу полуночную молитву и включу имя коммандера в мой поминальный список. Это будет хорошим дополнением к вашей традиции, как думаешь?
- Спасибо. Спасибо тебе, - сказал Артур, и, взявшись за руки, они пошли по коридору.
______________
с М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Ноября 2017, 08:48:06
Каюта Ракара и Тенека
Поздний вечер

Каюта была погружена в полумрак, из-за лёгкой ширмы пробивался неверный жёлтый свет и поблёскивал на рельефных дугах окон. Ширма была раздвинута не до конца, словно лишь обозначая отгороженное пространство, но не отделяя его от комнаты полностью. За ширмой на коврике для медитаций сидел Тенек. Перед ним на низеньком раскладном столике стоял тяжёлый керамический подсвечник, сквозь узкие пламевидные прорези в стенках был виден свет и – иногда – пламя свечи. В этот вечер возле свечи лежал небольшой пенал с сухими травами, гранулами и ещё какими-то загадочными мелочами, а свеча источала не только запах воска, но и какой-то ещё тонкий аромат – едва ощутимый для большинства, но довольно явственный для вулканцев и ромуланцев.
Ракар вышел из душа, натянул форменные брюки и подкительную водолазку. Все это он проделал очень тихо, не создавая звуков и шорохов. Ему было уже известно, что Тенек собирается делать вечернюю медитацию, ему было уже известно, что вулканцы делают это каждый вечер. Ракар не сочувствовал вулканцам, он принимал это как есть, как часть чуждой ему культуры, на которую вулканцы имеют собственное право, и он не собирался мешать Тенеку. Скорее, ему было просто интересно, что именно делают при этом вулканцы. Поэтому Ракар подошел к ширме и некоторое время смотрел на Тенека и предметы, вокруг него расставленные. Тенек сидел неподвижно, пламя свечи порождало тени на его лице и на полу, Ракар проследил игру теней, задержался взглядом на неподвижном лице Тенека и тихо пошел к терминалу. Отправив отчет для собственного командования, Ракар вернулся к своей койке.
Еще вчерашним вечером он собирался напиться до полного беспамятства, и он начал бы это все утром и продолжил бы днем, напрочь позабыв, кто он такой и зачем; естественно, на время, пока долг, его настоящий долг, долг и зов Родины - не позовет его из самого небытия. Но день сложился несколько иначе, день сложился так, что утром Тенек не ушел просто так, а потом все завертелось. И он мог говорить с Квинтилией, мог ее видеть, мог восходить вместе с ней на скалу, он все еще многое мог, хоть надежды и не было. Он мог делать что-то вместе с ней. Несмотря на все остальное. Даже на то, что она не хотела его касаться. Эти слова и сам факт - жгли ромуланца, и вторая их часть - о том, что она не хочет мучить его надеждой. Все это значило, что Квинтилия понимает и верит ему. Пытается не делать больно. И он не должен. Не должен напоминать. И нет никакой надежды. Ракар не знал как справиться с этим.
Душа все равно требовала расслабления, а разум – отдыха. Ромуланец вытащил из ящика под кроватью бутылку эля, налил в стакан, вытащил из кителя фотографию Квинтилии, положил перед собой на стол, и уселся в кресле с паддом читать земную книгу, скачанную вчера из федеральной базы данных. Книга не особо читалась. Ракар поймал себя на том, что каждое предложение приходится перечитывать дважды, чтобы понять. А когда он не смог вчитаться в очередную фразу с третьего раза, понял, что это дело на сегодня безнадежно. Его мысли не занимали интриги и убийства, он не думал о том, что должен был сделать, что узнать, что будет завтра, и что происходит с Тенмой; он мимолетно вспомнил о Делас, с тоской и беспомощностью, с намерением завтра продолжить спрашивать ее, чтобы попытаться понять, как ей помочь, но и только. Он уже почти спал, уронив голову на спинку кресла. Его мысли занимала Квинтилия, и бесплодные бессмысленные мечты. Мечты о будущем, которого не будет, о будущем, в котором его мечты неосуществимы, и ему было не понять в данный момент, что это просто мечты и грезы засыпающего разума, не ощущающего боли несбыточного, ни боли, ни тоски.  О будущем, в котором она стоит с ним вместе на летней террасе его дома, и они, держась за руки, смотрят на две ромуланские луны, и говорят, говорят о чем-то. А потом он сжимает ее ладони в своих, касается ее губ, слышит ее дыхание, запах ее волос. Им хорошо вместе. Подушечки ее пальцев прохладны, словно морские камешки, катаемые утренним прибоем. Он тянется к ней, но рука хватает лишь пустоту. Ее здесь нет, он один, холод вползает в душу и хочется кричать. Но в этом нет смысла, никто не услышит. И Ракар падает на колени, упирается руками в белый снег, и только две луны наверху. Никто не придет.

Закончив медитацию, Тенек поднялся с места, при свете свечи убрал в шкаф столик и пенал. Было уже достаточно поздно, день получил своё достойное завершение, оставалось только уйти в сон – в то пограничное состояние, которое сравнимо по своей необходимости с вращением планет и сменой сезонов.
Когда Тенек поднялся и начал собирать вещи, ромуланец поднял голову. Он спал самым чутким сном разведчика, способного отреагировать на малейший шум извне, фактически и не спал вовсе. Пару секунд ему понадобилось, чтобы осознать происходящее.
- Тенек, - негромко сказал Ракар, - а ваши свечи интересно пахнут, - и усмехнулся как-то отрешенно задумчиво, - я первый раз видел как вулканцы медитируют. Вы делаете так каждый вечер? Я имею в виду - с этими ширмами, травами и прочими…
Тенек обернулся. Он как раз собирался задуть свечу и держал подсвечник в руках; его пальцы, прикрывающие прорези чуть заметно просвечивали зелёным.
– Травы – это исключение, – сказал он, – для особо значимых случаев. Сегодня они были для коммандера Мори.
- А.., - сказал Ракар, и удобнее сел в кресле, понимая, что еще недавно он в нем почти лежал. Заодно в кресле обнаружился падд, выпавший из его рук. Падд Ракар положил на стол, поднял с пола почти полную бутылку эля и налил в свой пустой стакан.
- Тогда это будет памяти коммандера Мори, - Ракар отсалютовал стаканом. – Но можно я все-таки спрошу? Что именно вы делали в своей медитации для коммандера Мори? Мне правда интересно.
Тенек поставил свечу на стол и сел напротив Ракара.
– Просто отдал ей должное. Она приняла нас в своём доме, было только справедливо разделить скорбь с теми, кому она была дорога.
Ромуланец сосредоточился на секунду, глядя на Тенека.
- “За отсутствующих друзей”, да, я понимаю, - кивнул он, - вы думали о ней. Прощаясь. С уважением.
Ракар вздохнул, после медитации Тенек меньше говорил, и односложнее. И даже двигался как-то без лишних движений. Странно.
- Хотите попробовать? – спросил ромуланец, кивая на эль. – Вы не думайте, я обычно не пью много, никогда не пил, и не создам вам никаких неудобств. Но так сложилось сегодня, и это - последняя. И я не могу не предложить, таковы правила.
– По правилам я должен согласиться? – спросил вулканец. – Не в смысле «обязан», а в смысле «должен», чтобы проявить уважение.
- Не обязательно, только если хотите. Попробовать.  – Ракар грустно улыбнулся, не отрывая взгляда от Тенека, - мы же не на дипломатическом приеме, где если отказаться – то вторая сторона может не понять.
– Но гипотетический ромуланец согласился бы, – произнёс Тенек тоном полувопроса. – Потому что сейчас значимый для вас момент. – Чуть подумав, он сказал: – Я согласен.
Ракар с оттенком удивления, который, оттенок, занял по времени две секунды, воззрился на Тенека, затем извлек из под стола второй стакан, и, поднявшись, наполнил его ромуланским элем, подвинул к вулканцу.
- Вы правы, Тенек.  Все так и есть.
Взгляд Ракара скользнул по столу и остановился на маленьком картонном прямоугольнике. Он не успел убрать его вовремя.  И садясь обратно в кресло, взял его в руки.
- Тенек, что делает с вами ваша медитация? Вы становитесь логичнее, спокойнее, контроль, и все такое прочее? Вы же не против, если я спрошу? – поспешно уточнил Ракар в самом конце.
– Нет, не против... сейчас. Сейчас это уместно. – Тенек посмотрел на пламя свечи и ответил: – Всё, что вы назвали и ещё много другого, но всё это – средства. Цель в том, что я становлюсь свободным – настолько, насколько это для меня возможно.
Откинувшись в кресле, со стаканом в руках, Ракар смотрел на Тенека с интересом. Ироничную улыбку, которая так и рвалась, ромуланец сдержал как неуместную.
- Понятно, - сказал Ракар со вздохом, - а я свободен и так. Без ограничений.
– Это неверно, никто не свободен без ограничений, – возразил Тенек, – просто ваши ограничения так сильно отличаются от моих, что вы их не осознаёте. Но даже если бы вы были правы, между нами слишком большая разница, чтобы идти к свободе одним путём.
Ромуланец грустно усмехнулся.
- Ну да, в общем смысле идеальной свободы не существует. Мы действительно разные, бесконечно разные, и все-таки, меня научили искать сходства между нами.
Секунду подумав, Ракар поднял и повернул изображением к Тенеку картонную фотографию.
- Она научила. Это Планкс изучает древнее земное искусство, и так получилось … он отдал это мне.
Тенек посмотрел на фотографию. Он заметил её краем глаза, до того, как Ракар забрал её, но не стал заострять на ней внимание – для Ракара это было слишком личным. Теперь ромуланец сам показал её, и Тенек оценил глубину оказанного ему доверия, как и то, что ромуланец был готов искать сходства даже с вулканцами.
– Я обещал мисс Перим рассказать ей немного о медитациях, – сказал Тенек. – Не уверен, что вы сумеете найти в этом сходство, но если хотите знать об этом больше, приходите.
Ракар кивнул, не глядя на вулканца.
- Да, я бы посмотрел, что это будет. Если это.., ну, мое присутствие, не будет ее смущать.
– Об этом я не знаю, возможно, вам стоит спросить это у мисс Перим, – Тенек заглянул в стакан и спросил: – Как вы определяете в какой момент пить?
Ракар снова грустно кивнул Тенеку, а потом снова с интересом посмотрел на него.
- В любой момент, когда хочется, - ответил он, - вот например прямо сейчас, - и сам сделал глоток.
Тенек не мог сказать что ему хочется, но он взялся участвовать в этом ритуале и отступать не следовало, поэтому он последовал примеру Ракара. Впрочем, отсутствие опыта дало себя знать: вулканец неосторожно вдохнул – чуть-чуть, но вполне достаточно для того, чтобы у него на несколько секунд перехватило дыхание и на глазах выступили слёзы.
Ракар, внимательно рассматривая Тенека, проследил весь процесс и улыбнулся.
- Это ваш первый стакан ромуланского эля, однозначно. Но зато теперь у вас есть новый опыт.
И он больше не стал на этом заострять.
- Тенек, можно я спрошу? Вы когда-нибудь думали о своих будущих детях? О сыне, или дочери. Да, простите, я помню наш утренний разговор, но гипотетически отвлечемся. Вы никогда не думали о том, что будет, если они будут не целиком вулканцами? То есть, полу-вулканец, и полу- кто-нибудь еще? Как вы к этому относитесь?
__________________
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Ноября 2017, 08:48:40
Каюта Ракара и Тенека
Поздний вечер

– Сейчас это более вероятно, чем когда-либо, – сказал Тенек, – процент вулканских женщин, не состоящих в браке, очень невелик. Конечно, у ребёнка от смешанного брака будут определённые трудности, но время предубеждений давно прошло, это не будет критической проблемой.
- Понятно, - кивнул Ракар, - да. Определенные трудности. И множество неопределенных. У нас, знаете, Тенек, на Ромуле, есть такие. Даже одна наполовину землянка, преданная Империи и занимающая высокий пост в правительстве. И с этим нет никаких проблем. Хотя такое и не приветствуется. Впрочем, - ромуланец вздохнул, - я задумался о невозможном, это все бессмысленно…
Ромуланец залпом допил стакан и поставил его на стол.
- Тенек, что там у вас не так с Делас? Объясните мне пожалуйста, почему вы так настойчиво не считаете ее врачом?
– Потому что врачом нас делает не сумма знаний, а сумма этических принципов. Современный учёный, который им не следует, не является врачом, тогда как самый первобытный травник, инстинктивно соблюдающий эти принципы, заслуживает это звание.
- Этические принципы, Тенек, вещь не однозначная. Первобытный травник не вылечит вас от серьезной болезни, даже если он заслуживает уважение. Я скажу – хороший человек – это еще не профессия. Вы можете не испытывать к Делас, скажем так, приязни, но вы не можете отрицать, что она имеет соответствующее образование, и способна оказывать любую помощь. Ее действия против нас продиктованы тем, что она считала наши действия нечестными. Тоже, своего рода – неэтичными. Она поступила с нами как с врагами, которых нужно было нейтрализовать. Но это не отменяет того, что она может лечить. И она может, и компетентна. Так что в этих рассуждениях не так? – теперь Ракар откинулся на спинку кресла, приготовившись со вниманием слушать вулканца.
– В чём вы пытаетесь меня убедить? – спросил Тенек. – В том, что я должен сотрудничать с мисс Делас? Но я уже с ней сотрудничаю, вы же слышали, что я предложил ей присоединиться к нашей медицинской группе. Также я планирую предложить ей участие в проекте по изучению кардассианского крысиного бешенства. Её участие или неучастие зависит только от неё. Если же вы таким образом пытаетесь убедить меня, что мисс Делас – врач, ваша попытка обречена на провал, потому что я не стану считать человека тем, кем он не является.
Ракар улыбнулся и еще немного поусмехался, глядя в пол, потом вернул взгляд на Тенека.
- На самом деле я пытаюсь нащупать границы взаимопонимания между нами, и немного их подвигать. Может быть понять вас, и попробовать сделать так, чтобы вы поняли меня. Здорово, что вы будете сотрудничать, я рад этому. Но вот еще такой вопрос, Тенек. Представьте, что корабль Звездного флота захвачен вашими противниками, и единственный способ отбить корабль – распылить по системе вентиляции некоторое вещество, которое вырубит всех захватчиков. И врач этого корабля – единственный, кто может это сделать. Что вы выберете? Спасти корабль? Отдать его врагу? Или все же сделаете это дело? И если вы это сделаете, то перестанете ли вы быть врачом, мистер Тенек?
– Я отчётливо вижу, к чему вы клоните, – сообщил Тенек, – и вам незачем меня спрашивать, вы хорошо знаете ответ. Вы могли бы спросить меня ещё более прямо – перестал ли я считать врачом своего деда после того, как он убил многих солдат противника ради спасения своих пациентов, и вы бы услышали в ответ «нет». Тем не менее, всё это не имеет отношения к мисс Делас, ваш пример не имеет с её поступками даже иллюзорной связи. Ответьте мне теперь вы: разве мисс Делас была в безвыходном положении, разве она пыталась спасти чью-то жизнь, когда отравила мистера Рроу и приказала саботировать «Анадырь»?
- Вот именно, - Ракар теперь кивнул совершенно серьезно, без улыбки, - и любой врач Звездного флота, и вы, и ваш дед, добрая ему память, от того, что им пришлось стать солдатами, не перестали бы быть врачами и спасать другие жизни. Я всего лишь пытаюсь сказать, что все не так просто, не так категорично, и не так однозначно, как может казаться на первый взгляд. Жизнь Рроу не была в опасности, зато команда "Примы" точно знала, что мы собираемся победить читерским, нечестным образом. Моя иллюзия о том, что мы в любом случае после всего этого откажемся от приза – была всего лишь моей иллюзией. И потом я поругался по этому поводу с Самритой и Освальдом, и до сих пор не понял их однозначной трактовки всего этого. Грубо говоря – саботаж "Анадыря" и прочие их действия – были следствием того, что мы были для них врагами. Вот и все. Они защищались. Но ладно.
Ракар вздохнул, взял свой пустой стакан, посмотрел на его дно, и поставил обратно.
Тенек подумал, что следует отпить ещё немного ядовитого ромуланского напитка, но на этот раз он проявил осторожность и избежал временной остановки дыхания.
– Всё, что вы сказали, не оправдывает мисс Делас, – спокойно возразил он. – Есть такое понятие, как «превышение необходимой самообороны». Думаю, к случаю мисс Делас оно подходит. Так же есть такое понятие как «двойная мораль», когда для оценки собственных и чужих поступков используются разные критерии. Это понятие тоже вполне применимо к мисс Делас.
- Вы думаете, я оправдываю? – Ракар потер ладонью висок, - да я чуть было не … они же выступили против меня и моего задания. Ромуланка, федератка, и еще одна девушка с Фариуса прайм. Если бы не Перим, я устроил бы такое, что … в общем, я не знаю, когда бы я остановился. И ничего хорошего из этого не вышло бы. Но иногда можно понять и простить. А еще можно понять, и не простить. И сделать собственные выводы. И двигаться дальше. Потому что мы все тут собраны не просто так, и нельзя все это разрушить. Мы можем разрушить будущее, если не будем пытаться понимать друг друга.
– Я опять не понимаю, в чём вы пытаетесь меня убедить, – заметил Тенек. – Я хорошо знаю, что подборка моих знаний о мисс Делас не репрезентативна, и готов объективно воспринимать всю новую информацию о ней. Более того, если я увижу, что мисс Делас способна учиться на собственных ошибках и пересматривать некоторые свои взгляды и методы, я со временем перестану рассматривать её прежние поступки как значимые и начну ориентироваться на более новые и соответственно более достоверные для нового момента времени. Здесь снова всё зависит только от неё самой: какой она себя покажет, такой я и буду её воспринимать.
- Ни в чем, Тенек, я не всегда пытаюсь убедить, сейчас я просто разговариваю с вами и делюсь тем, что для меня сложно, и важно, просто, как с другом. Потому что я считаю вас своим другом. Это ни к чему не обязывающий разговор, просто сидим. Все хорошо ведь, да? – Ракар чуть склонил голову на бок.
Некоторое время Тенек смотрел на Ракара в недоумении.
– Я не совсем понял ваш последний вопрос, – признался он наконец. – Если он касается мисс Делас, то моё отношение к ней не плохо и не хорошо, а просто объективно.
- Нет, не об этом, я про то, что вот прямо сейчас вроде все нормально, и хорошо. Ну да, убили вашего коммандера, это все сложно и больно, но прямо сейчас ничего не происходит, и мы хорошо проводим время. Ладно, забудьте, Тенек, - Ракар понял, что не в состоянии объяснить вулканцу, только что после медитации, да и вообще, суть своей реплики. – Слушайте, помните, я просил вас проверить, что не так с Перим? Еще на фуршете.
Ракар подумал секунду, и налил себе еще эля, вопреки обещанию.
– Конечно, – подтвердил Тенек.
- Тогда я должен попросить вас вот еще о чем, Тенек. Причем, я могу именно только просить и вы, вообще говоря, совершенно не обязаны ничем. Я не знаю, что там на кону, может быть и моя жизнь тоже, если это в итоге выльется в предательство, именно в такой формулировке. Но я лично вам верю, и в то, что вы способны сохранить тайну, и в то, что у вас есть некоторые этические принципы, - и тут Ракар подумал, что этические принципы Тенека наверняка могут претерпеть изменения в соответствии с другой высшей целью, которая будет в его понимании куда более «этична», но он все равно просил, - вы… согласитесь попробовать помочь совершенно тайно?
– Сначала я должен узнать, в чём дело, – ответил вулканец. – Соглашаться вслепую нелогично.
Ромуланец несколько секунд раздумывал, глядя куда-то в сторону, потом медленно ополовинил собственный стакан, и все таки продолжил.
- Вы видели, как Делас упала сегодня, зацепившись об стул, в конце брифинга. А до того, вы еще на «Амазонке» сканировали ее трикодером. Знаете, Тенек, вообще говоря, ромуланцы вот так, зацепившись об стул – не падают без очень весомой причины. Особенно военные. И у меня есть основания полагать, что с ней что-то очень нехорошее. Причем, в критической стадии. И это не стимуляторы, и даже не близко к этому. Что скажете?
– Это ваше предположение или у вас есть достоверные сведения? – уточнил Тенек. Он вспомнил, какой разговор произошёл у него с Делас по поводу её недомогания. Причин требовать обследования тогда не было, но её желание свалить всё на стресс уже тогда показалось стажёру чрезмерным. Впрочем, оно не вызвало у него подозрений, ведь Делас могла спорить с ним просто из принципа.
Ракар не мигая смотрел на Тенека.
- Это не предположение, - утвердительно сказал ромуланец, - но и достоверных сведений о сути проблемы у меня нет. И да, я спрашивал. И, ну вы знаете, вас бесполезно просто спрашивать. Самриту тоже бесполезно спрашивать, хотя куда уж более чем очевидно, что что-то в наличии. Также и с Делас. Поэтому сведения достоверные. И еще я знаю, что, возможно, это не лечится. То есть, мы, ромуланцы не умеем это лечить. Поэтому, я прошу вас, определить что это, и если вдруг есть хоть какая-то информация у вас в Федерации, о том, как с этим справиться – то помочь. Если нет, то нет, Тенек. Я пойму.
И Ракар повернул голову в сторону, не желая уточнять, что именно он поймет.
– Если это достоверные сведения, я согласен, – сказал Тенек. – Вы говорили с мисс Делас? Это она сказала вам, что на Ромуле это не лечится? – стажёр подумал так, потому что Ракар не знал, что именно не так с его соотечественницей, другим она тем более не сказала бы, значит источником этой информации могла быть только она сама.
____________________
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Ноября 2017, 08:49:17
Каюта Ракара и Тенека
Поздний вечер

Ракар не поднимал на Тенека глаз. Одна часть его настойчиво протестовала против того, что он говорил сейчас. Вторая его часть настойчиво требовала просить помощи. Помощи вулканца, федерата, извечного антагониста, но все таки помощи для своего соотечественника, не смотря на все протоколы секретности.
- Не могу сказать всего, о том, как я получил эти достоверные сведения. Но да, они достоверны. И еще… она не должна знать, что я вас просил. Она может не даться вам обследоваться, ну вы сами понимаете почему, да? Вы не должны показать, что вы в курсе. Это навредит делу.  И еще – это большой уровень секретности, за который могу поплатиться и я, и она. Ей осталось не много жить на этом свете, но я не хочу чтобы она умирала. Вы сможете попытаться помочь, тем, что в ваших силах?
– Я сделаю, что смогу, – сказал Тенек, – но есть определённые трудности. Простое сканирование дало лишь немного информации, которую нельзя интерпретировать однозначно, необходимо более глубокое обследование, на которое мисс Делас не согласится. Кроме того, если я верно вас понял, огласка может стоить мисс Делас и вам жизни. Нужно тщательно продумать, как именно получить информацию и как дальше с ней работать без доступа к организму пациентки. Как вы полагаете, мисс Делас может вам рассказать, чем она больна? Это позволило бы нам сэкономить время и значительно снизить некоторые риски.
- Огласка может просто стоить многих неприятностей, начиная с самых мелких и кончая самыми серьезными. Делас просто хочет сохранить это в тайне. Я уже спрашивал и завтра продолжу еще, буду стараться. А вы, Тенек, просто понаблюдайте за визуальными симптомами для начала. Они есть, наверняка. Просто я в этом ничего не понимаю. А дальше разберемся. Спасибо за помощь заранее. – сказал Ракар.
– Пока ещё нет никаких причин для благодарности, – несколько умерил пыл ромуланца Тенек. – Так значит слово «поплатиться» относилось не к жизни… понятно. Я буду наблюдать. И обдумывать способ получить больше информации. Я думаю, через некоторое время нам нужно будет снова это обсудить.
Ромуланец криво ухмыльнулся. Не имело смысла подробно объяснять Тенеку суть явления "предательство" в ромуланском его понимании.
- Я все равно прошу вас о максимальном уровне секретности, - сказал Ракар. – Потом обсудим, конечно. Договорились.
Ромуланец поднялся и прошелся по каюте, спрятал картонную фотографию во внутренний карман кителя, висевшего в шкафу.
- Уже, поздно, мне рано вставать, - сказал ромуланец. – Скажите, вам лично тренировка понравилась?
– Она отличалась от того, к чему я привык, до сих пор мне не приходилось совершать подъём при повышенной гравитации. Это познавательно, и я вполне удовлетворён.
Ракар задумчиво кивнул.
- Квинтилия хочет посмотреть на ромуланские боевые искусства. Я удивлен, честно. И это здорово. Как смотрите на то, чтобы завтра вечером устроить спарринг между нами? Вы же наверняка тоже умеете это все?
– Если вы считаете это целесообразным, мы можем это сделать, – согласился вулканец. – Какую форму спарринга вы хотите использовать?
- Начальная позиция – друг напротив друга, стоя. Без оружия. И до тех пор, пока второй не будет повален и обездвижен. Ромуланские приемы, против вулканских. Мы оденемся в мягкую защиту, голографическую, потому что у меня ничего такого с собой нет, а реплицировать… я не уверен в том, что разрешат. Без причинения боли, конечно, – сказал ромуланец.
– Вы думаете, мисс Перим будет интересно просто наблюдать? – усомнился стажёр.
- Нет, она будет участвовать, конечно, но не уверен, что это будет завтра. Сегодняшнее было выматывающим, поэтому я не уверен, что она сможет завтра вечером, тем более у вас свои занятия. Вобщем, я спрошу у нее, когда это будет уместно. Просто я хотел оценить вас, Тенек, не будем скрывать, вы сильнее меня физически.
– А вы проходили военную подготовку, и всё это может оказаться для мисс Перим обыкновенной неинформативной демонстрацией. К тому же, как вы заметили, она предпочитает активную роль.
Вулканец на несколько секунд задумался.
– Мистер Ракар, если хотите, я поделюсь с вами алгоритмом из программы моих собственных тренировок. Алгоритм этот заключается в том, чтобы на каждой тренировке предоставлять вам случайного компьютерного противника. У новичка противник будет обладать базовым набором приёмов, информация же о его собственных приёмах будет нулевой. После каждой победы в программу будет загружаться информация о приёмах которые он использовал, и к ним будет добавляться информация о контрприёмах из расширенной боевой базы данных. Как видите, программа разработана так, чтобы после каждой победы сложность возрастала пропорционально количеству и качеству внесённых участником новшеств. Чтобы придать программе ромуланский колорит, вам будет достаточно заменить случайного противника на ромуланца, отредактировать его базу приёмов и выбрать режим – в данном случае спортивный. Таким образом если мисс Перим захочет немедленно попробовать свои силы, она сможет это сделать, и если начальный уровень окажется для неё слишком прост, даже поднять уровень сложности до адекватного за одну-две тренировки.
Ракар усмехнулся, затем подошел к столу и допил эль из своего стакана.
- Избивать голограмму Квинтилия может в любой момент и сама, никаких голограмм! Это не живое взаимодействие с живым противником. И для начала я хотел без Квинтилии попробовать с вами. Просто, ради интереса. Ладно, оставим это. Все это завтра. Утро вечера мудренее, говорили великие.
– Тогда я должен извиниться, что превратно вас понял, – слегка озадаченно сказал Тенек. Озадачен он был как тем, что Ракар так решительно настроен против голограмм, которые не умеют поддаваться и щадить противника, так и тем, что предложение Ракара касалось не тренировки для Квинтилии, а совершенно отдельного события. – У меня, конечно, нет возражений, это будет очень познавательно: уверен, ромуланская база данных в моей программе более чем неполна.
Ракар неопределенно махнул рукой, принявшись запечатывать бутылку, с намерением навести на столе порядок.
- Не стоит извиняться. Все хорошо, - сказал ромуланец.
Тенек посмотрел на свой бокал, в котором оставалось ещё около трети и педантично допил остаток. Затем взял бокалы и направился в ванную, чтобы их помыть.
Вернувшись с чистой посудой обратно, он поставил её на стол и сказал:
– Мистер Ракар, когда меня о чём-то просят, я предпочитаю всё-таки по возможности ориентироваться в ситуации. Вы отрицали, что огласка болезни мисс Делас может подвергнуть опасности вашу или её жизнь, но всё же слова о том, что на кону может оказаться ваша жизнь, прозвучали. Вы проговорились или же специально хотели донести до меня какую-то значимую информацию? Если последнее, то я плохо понимаю намёки и хотел бы прямо спросить, какую именно.
Ракар уставился на Тенека, пристально и невозмутимо. Он помнил, что исследование Делас не должно было попасть в руки вулканцев, и он хорошо знал, что будет, если оно попадет.
- Не могу сказать всего, Тенек. И я сам не знаю всего. Могу сказать только, что такие вещи я в шутку не говорю. Поэтому, просто не разглашайте и все. Пока слишком мало информации, чтобы судить о чем-то.
– Как вы обычно говорите, отказ от ответа – тоже ответ, – прокомментировал вулканец. – Я обещал вам неразглашение и сдержу своё обещание… Компьютер, минимальное освещение, – сказал стажёр, задувая свечу. Комната сразу стала тускло, но равномерно освещённой и в высшей степени прозаичной.
_________________
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Квинтилия Перим от 16 Ноября 2017, 09:46:29
Каюта ш’Лечир, Перим и Делас
Поздний вечер


Когда Акрита и Квинтилия вернулись в свою каюту после тренировки, они заметили некоторые перестановки: шкаф был подвинут ближе к столу, а у окна теперь стояла одноярусная кровать и пустая клетка рядом с ней. На полу валялись неразобранные сумки, на спинке стула висела ромуланская форма, на столе лежала косметика и какие-то незнакомые девушках приборы, и от общего ощущения порядка не осталось и следа. В целом складывалось впечатление, что в помещении стало очень тесно.
Кровать у окна заняла ее новая хозяйка: ромуланка уже переоделась в шелковую розовую пижаму, и сейчас сидела поверх одеяла, сосредоточенно и неторопливо водя кожным регенератором по запястью. В ее ногах лежало что-то большое, мохнатое и устрашающее, шевельнувшееся при появлении девушек, а вот сама Делас даже голову не повернула.
Квинтилия замерла на пороге, глядя во что превратилась их комната.
-Так много вещей… - ошарашенно произнесла она.
- Можешь подвинуть. Нам с Парнусом тоже надо где-то разместиться, - пожала плечами Делас, не отрываясь от своего занятия. Гигантский паук в ее ногах заворочался, устраиваясь поудобнее. Наконец, закончив с одной рукой, ромуланка выключила регенератор и посмотрела на законных обитательниц каюты: - Что с вами? Почему вы так выглядите, как будто вас долго мучили? У тебя, кстати, кровь, - она указала на маленькую ссадину на плече Квинтилии.
- У нас была тренировка в голокомнате, - ответила Акрита, тоже остановившись в дверях и внимательно глядя на Делас и ее вещи.
Все-таки как-то иначе она представляла себе ромуланцев… Сейчас она не могла определить, какую линию поведения выбрать с недавней саботажницей и вредителем, мыслительных сил на это уже не хватало – что в свою очередь отлично подтверждало пользу придуманного Ракаром мероприятия.
- А, это многое объясняет, - хмыкнула ромуланка, продолжая разглядывать своих соседок, застывших на пороге.
Неловкая пауза затянулась, и Делас отвернулась, уставив взгляд в спину Парнуса.
- Вы так и будете там стоять? Мы, вроде бы, еще днем выяснили, что теперь я буду жить здесь. Если у вас есть претензии, лучше высказывайте их координатору, а не мне, - буркнула Делас.
С этими словами она вновь активировала приборчик и с ожесточением принялась водить им по правому запястью. 
- Претензий нет, - устало вздохнула андорианка, проходя и присаживаясь на свой нижний ярус кровати. – А с тобой что?
Она кивнула на регенератор.
Делас молча вытянула вперед руки, сжатые в кулаки: кожа на левом запястье, которое ромуланка уже успела обработать, была нежно-оливкового цвета без следов каких-нибудь повреждений, а вот на правом, около выступающих косточек, проступали темные следы синяков. Такая же отметина, только менее заметная, была и на предплечье.
Квинтилия посмотрела на свое плечо.
-Просто царапина, - сказала она, а затем перевела взгляд на руки ромуланки, - Кто это сделал с тобой?
Делас хотела уже было отмахнуться и сказать что-нибудь, что отобьёт у девушек желание любых дальнейших вопросов, но вспомнила, что Квинтилия видела ее в Кварк'с... и не только ее.
- Догадайся сама, - тихо сказала она, мельком взглянув на трилла.
-Он? - нахмурилась Квинтилия, - И что ты собираешься с этим делать? Ты должна заявить в службу безопасности.
Акрите сейчас не особенно хотелось разговаривать вообще, с Делас – в особенности, но, услышав про службу безопасности и еще что-то криминальное, подняла голову.
- А что произошло-то? – спросила она уже более дружелюбно, посмотрев по очереди на девушек.
- В СБ с синяками? - фыркнула ромуланка. - Им, конечно, больше и заняться нечем!.. - она вздохнула, натянула одеяло до колен и ответила, не глядя на Акриту: - Неудачное свидание. Думала, получится приятно провести время и выкинуть кое-кого из головы, но что-то пошло не так. И я ещё не придумала, что делать, но просто так я это не оставлю. Он должен знать, что так с девушками обращаться нельзя. Только вот мне все равно не поверят, - Делас с усмешкой посмотрела сначала на Акриту, потом на Квинтилию. - Как вы думаете, кому поверят скорее: саботажнице и обманщице или кардассианскому офицеру с идеальной репутацией? Вот вы бы - кому поверили?
-Он напал на тебя и вел себя грубо во время свидания? - ахнула трилл, стремительно краснея, - Разве это не… харассмент? Или не попытка… ну, вы знаете, чего? Вот почему я стараюсь держаться от мужчин подальше.
- Тенма? – Акрита тоже удивилась настолько, что пропустила вопрос касательно доверия, вместо этого лихорадочно пытаясь связать нескладывающиеся обстоятельства. – Это как-то связано с его… проблемами?
- Это связано с тем, что теперь проблемы у него точно будут, - отозвалась Делас, глядя в сторону. После небольшой паузы она кивнула Квинтилии: - Да, все так. Может быть, я и правда сама виновата, что пошла с ним, но... У меня не слишком большой опыт общения с мужчинами, и такого со мной раньше не случалось, - она брезгливо передёрнула плечами, а ее губы задрожали. - Я просто хотела перестать думать о другом... - прошептала ромуланка.
-Какие бы проблемы у него ни были, он не должен был поступать так, - твердо сказала Квинтилия, а затем подошла к кровати Делас, немного сторонясь паука, и положила руку на кожный регенератор, отводя его от запястья ромуланки, - Ты не обязана решать, что делать, прямо сейчас - пойдешь ты в СБ или нет. Но кое-что тебе сделать все-таки нужно, потому что потом будет поздно, и ты можешь пожалеть об этом. Ты должна зафиксировать синяки. Может, у кого-то есть голографическая камера? - Квинтилия вопросительно посмотрела на Акриту, а затем снова на ромуланку, - Или ты можешь сходить в лазарет. И еще - ДНК. Ты принимала душ после инцидента?
- Принимала, и зафиксировала следы, - ромуланка покрутила запястьями и после небольшой паузы призналась: - Но у меня есть идея получше. Я могу отомстить ему, не привлекая службу безопасности и не ставя в известность всю остальную группу, что я ко всему прочему еще и прыгаю в постель к первому встречному. Я кое-что о нем знаю, кое-что, что может положить конец его карьере, если его руководство тоже это узнает. Только вот… я вроде как обещала не действовать больше «своими методами».
-Дело не только в личной мести, - сказала трилл, - Дело в основополагающих принципах мира, в котором мы живем. Лично я хочу чувствовать себя уверенно и в безопасности хотя бы среди коллег. Поэтому я за законное решение этого вопроса, а не за то, чтобы вести себя как виджиланте. Кстати, не знаю, как принято на Ромуле, но в Федерации, если тебе теперь начнут сниться кошмары, ты можешь поговорить с советником, и в этом нет ничего стыдного.
- Я не хочу, чтобы об этом все узнали, - прошептала Делас. – Мне и так хватает, что все в группе думают обо мне, а это… это… позорно. Я не должна была идти в его каюту. К тому же, что мне сказать службе безопасности? Я смогла вырваться и убежать, ничего ужасного не случилось, а пара синяков не стоят огласки и еще большего разрушения моей репутации!
__________
Написано совместно с Делас и Акритой
Продолжение следует...


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 16 Ноября 2017, 11:12:56
Каюта ш’Лечир, Перим и Делас
Поздний вечер
Продолжение


Мысль о том, что в проблемах Тенмы с доктором Глессином может быть замешана Делас, заставила Акриту внутренне вздрогнуть. Ведь начались эти проблемы перед регатой, а именно с ней были связаны все остальные "шалости" ромуланки. Но андорианка отодвинула подозрения вглубь сознания, решив, что уж лучше ошибиться, поверив, чем наоборот.
- Прямо сейчас, вероятно, СБ действительно не до нас, если они дважды даже с советником Рилл не захотели говорить. Но если случится еще что-то в этом роде, то я согласна с Квинтилией, - Акрита повернулась к Делас. – Мы вовсе не осуждаем тебя за это. Ведь точно также он наверняка мог поступить с другими, и нужно, чтобы он понял, что так нельзя. Только вот стоит ли сразу губить его карьеру… я не знаю.
-Он должен был знать, что поступает плохо, но сделал такой выбор, - жестко сказала Квинтилия.
- Ну конечно, с другими такого просто не могло бы случиться, - Делас опустила голову и вздохнула: – Вот с вами, например. Вы такие правильные, вы бы никогда не попали в подобную ситуацию. И я уверена, он знал, что делает! Наверное, мне надо с ним поговорить – я хочу, чтобы он извинился и осознал, что случилось. Иначе… ну что ж, он знает, что его маленький секрет теперь знает не только Тенек, и совсем скоро могут узнать все, - решительно подытожила ромуланка.
- Вполне могли бы попасть, Делас, - грустно усмехнулась Акрита. – Не могу сказать за Квинтилию, а я наверняка могла бы попасть, меня вообще легко обмануть.
Тут андорианка поняла, что окончание фразы явно было лишним и навряд ли поможет наладить отношения в данной ситуации, но на деликатность ее сейчас уже не хватало.
- Конечно, поговорить и заставить извиниться – нужно, - продолжила андорианка. - Даже если его секреты рано или поздно откроются, все равно он обязан соблюдать правила поведения в обществе.
-Я не уверена, что ты должна винить себя за произошедшее, Делас… - осторожно начала Квинтилия, - Пойти с кем-то на свидание и даже зайти в чью-то каюту - это не преступление, за которое кто-то имеет право наказать тебя насилием. И не знак согласия на что угодно. Я бы никогда ни с кем не пошла, но… если подумать, я такая правильная, потому что боюсь, ужасно боюсь, что со мной произойдет нечто подобное. Что кто-то меня использует и что это разрушит мою карьеру, если пойдут слухи или если… ну, если у меня будет ребенок. Но жить в постоянном страхе - это не очень хорошо. Так что не думаю, что моя осторожность - это решение проблемы. Я бы хотела не бояться. Но пока это не получается.
- Тогда я не слишком помогла тому, чтобы избавить тебя от этого страха, - хмыкнула Делас, изучая сидящую перед ней девушку. – А я всегда думала, что уж со мной-то ничего подобного произойти не может – я же умная, и хитрая, и… Я была уверена, что это будет просто небольшая интрижка, способ приятно провести время! Но я все равно не хочу, чтобы все узнали о случившемся, – она предупредительно посмотрела сначала на трилла, потом на андорианку. – К тому же, ничего ведь и не случилось в итоге. Но если бы я не убежала… Я не хочу об этом думать. Этот ваш Тенма – он всегда такой? Он так себя вел с кем-нибудь раньше, или это мне повезло?
Квинтилия переглянулась с андорианкой.
-Я точно не знаю, - ответила трилл, - Но я инстинктивно всегда старалась держаться от него подальше. Мне кажется, он производит впечатление опасного парня… если вы понимаете, о чем я. Я никому не расскажу, я знаю цену секретам.
- Конечно, мы никому не расскажем, - кивнула Акрита. – А я вообще в проекте чуть меньше недели, так что тоже не очень его знаю. Может, все обстоятельства сегодняшние на него так повлияли? Разумеется, это не оправдывает его, но если этот кардассианский доктор что-то с ним сделал… мало ли.
Андорианка неуверенно посмотрела на Делас, на Квинтилию, она просто рассуждала вслух, пытаясь соотнести свои мысли с тем, что ей сказал Ракар, пока они шли от голокомнаты. О стирании и перепрограммировании памяти. Вдруг Тенму действительно уже "изменили", и теперь он совсем не такой, как был раньше?
-Пожалуй, я и дальше буду держаться от него подальше, - приняла решение Квинтилия.
- Знаю я, что этот доктор с ним сделал, - фыркнула Делас. – Ничего страшного и смертельного – это даже не болезнь! Да, это может быть неприятной новостью, но… - она потерла запястье, - но это не повод. И не причина. И не объяснение. Я помогла ему узнать правду, и этим заслужила такое обращение? – она шмыгнула носом и кивнула Квинтилии: - Отличная мысль. Я хотела поговорить с ним завтра и потребовать извинений, но на самом деле мне страшно. Он ведь намного сильнее меня, и, если бы он не был пьян, у меня просто не было бы шансов!..
Акрита нахмурилась. Не страшно, не болезнь – но тогда зачем это странное похищение, наусиканцы, причем тут посол и устранение свидетелей?
- Так он был пьян? – андорианка удивленно вскинула голову. – Ну, в таком случае, может, он и сам осознает неправильность своего поступка и извинится, когда протрезвеет. Если хочешь, я могу пойти с тобой завтра к нему.
Акрита переглянулась с Квинтилией и решила пока говорить только за себя.
Квинтилия была не так решительна.
-Если ты не веришь, что Служба Безопасности может помочь, тебе стоит попросить помощи у кого-то сильного, кому ты можешь доверять, - предложила она, - Например, у Ракара...
- Мне больше нравится вариант Акриты, что он завтра извинится и это сделает мою и свою жизнь несколько проще. Тогда мне не придется ничего предпринимать, - нехотя призналась Делас и качнула головой. – Конечно, я могу доверять Ракару, но… ну, в общем, переспать с Джезом я собиралась в первую очередь из-за него. Я не хочу ему ничего говорить, вдруг он догадается и подумает обо мне плохо – то есть еще хуже, чем сейчас? Я не… - Делас не договорила, внезапно закашлявшись. Наконец, когда дыхание восстановилось, она легла на подушку и продолжила, глядя в потолок: - Я не знаю, как вести себя правильно в такой ситуации. Это очень странное ощущение – обычно я всегда знаю, что делать.
Акрита нахмурилась еще сильнее. Вроде бы ромуланка была врачом, но ее собственное физическое состояние никак не казалось нормальным. От обиды за регату почти ничего уже не осталось, хотя еще полдня назад андорианка не могла себе представить, что будет вообще разговаривать с Делас, тем более предлагать ей помощь. Так значит, она любит Ракара… Видимо, не взаимно, и видимо, они встречались раньше. Впрочем, это уже было совсем не ее, Акриты, дело.
- Эй, - встревожено воскликнула она, вставая с койки. – Может, тебе принести что-нибудь из медотсека?
- Мне? – непонимающе переспросила Делас. – Зачем? У меня все с собой, - она кивнула на лежащую на столе сумку. – Только это никак не поможет решить проблему с Тенмой.
-У тебя есть план, - напомнила Квинтилия, - Если тебе достаточно, чтобы он извинился, то завтра ты к нему подойдешь, взяв с собой Акриту для поддержки… и я бы все-таки рекомендовала Ракара. Если Тенма извинится - твоя проблема решена. Если нет - тогда будешь думать дальше. А теперь нам всем нужно поспать. Но сначала - я в душ.
- У меня нет плана, что делать, если все пойдет не так гладко, - Делас сделала громкий вдох и поудобнее устроилась на подушке. - Спасибо вам, что все это выслушали... и вообще. Вы не обязаны мне помогать после всего случившегося на регате, и я это понимаю. Более того, на вашем месте я бы наверняка сейчас искала способ, как воспользоваться тем, что я рассказала, чтобы мне отомстить. Ну или просто не поверила бы сама себе. Что, если я все придумала, а на самом деле Джез Тенма ничего не делал? - свой вопрос она адресовала потолку. Согнав Парнуса с кровати, Делас потянулась к клетке, чтобы захлопнуть за пауком дверцу.
Акрита села на стул возле своей части стола, откинулась на спинку и кивнула Квинтилии:
- Давай, я после тебя.
Затем долгим задумчивым взглядом посмотрела на новую соседку.
- Знаешь, Делас, у нас в Федерации многие помогают друг другу совсем не потому что обязаны. Конечно, все люди – и не люди – разные. Но вот мне близка такая точка зрения, что каждого определяют его поступки. Они могут меняться, и отношение тогда тоже меняется. На регате ты поступала плохо. Но ведь сейчас мы не на регате. И я слишком мало тебя знаю, чтобы сделать вывод о том, что ты всегда и во всем поступаешь так, как тогда. Если ты сейчас обманываешь, про Тенму – это очень скоро вскроется, и станет одним из определяющих тебя поступков. Только вот отчего-то мне кажется, что тебе не хочется поддерживать и укреплять репутацию общественного вредителя. Или я ошибаюсь?
Андорианка говорила серьезно и даже как-то печально, впрочем, возможно, это просто сказывалась усталость. Она с некоторым удивлением проследила за пауком, осознав, что совершенно не боится спать с ним в одной комнате. Интересно, вдруг они наоборот по ночам не спят?
Квинтилия замерла на пороге санузла, расширившимися от удивления глазами глядя на Делас.
С лёгким щелчком дверца клетки захлопнулась, а ромуланка натянула одеяло по самый подбородок и проговорила:
- Помните, о чем я спросила в самом начале: кому вы поверите - Джезу Тенме или мне? У вас вся ночь, чтобы подумать и отказаться мне помогать, - негромко заметила она, отворачиваясь к стенке. - А я и так вам слишком много рассказывала.
- Лично я ночью планирую спать, - сказала Акрита.
Она положила локти на стол и опустила на них подбородок, глядя в стенку перед собой.
- Отказать в помощи можно всегда, - произнесла она после пары секунд молчания. – А вот согласиться помочь иногда бывает уже поздно. В конце концов, мы ведь собираемся просто поговорить. А там видно будет.

__________
с Квинтилией, Делас и Парнусом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Ноября 2017, 15:58:12
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо


Угол падения равен углу отражения. В различных средах этот угол разный, но сам закон непреложен. А еще – частица может преодолеть потенциальный барьер при определенных условиях. Законы физики известно бытия имеют и другой смысл, для людей. Сможет ли он, один ромуланец, стать такой частицей сущего, которая сможет преодолеть теоретически невозможное? И что он должен для этого сделать?
Это было раннее утро. Ракар стоял у зеркала в душевой и приводил себя в порядок, раздумывая о невозможном. Возможно ли невозможное? Нет ответа. Звезды холодны.
Спустя некоторое время он разбудил Тенека и попросил его отправиться куда угодно, хоть в лазарет, лишь бы быть на виду и среди людей. Тенек, как единственный знающий тайну Джеза Тенмы – действительно был в опасности.
И еще через некоторое время ромуланец, в форменных брюках и спортивной серой водолазке с длинным рукавом, без обычного форменного кителя, позвонил в дверь каюты Квинтилии, Делас и Акриты. На часах было 5.25 утра.
Дверь довольно долго не открывалась, из-за нее доносились лишь какие-то шорохи, но наконец, на пороге появилась Квинтилия. Было видно, что она одевалась в спешке и не причесывалась, ее короткие темные волосы торчали во все стороны. Как и вчера, на ней было черное трико, не стесняющее движений, но в этот раз поверх него был надет просторный хлопковый свитер серого цвета и черно-белые гетры.
-Я не ожидала вас так рано, - виновато призналась Квинтилия, - Наверное, я забыла. В последнее время мне сложно сосредоточиться, и я делаю много ошибок. Извините.
Делас приподнялась на локте, внимательно следя за происходящим и не отрывая взгляда от фигур на пороге. Она не говорила ни слова, но, судя по ее виду, она уже давно не спала.
- Доброе утро, Квинтилия, - смущенно сказал ромуланец, осознав, что разбудил в раннюю рань и заставил поспешно собираться, и судя по всему не только ее. Непроизвольно бросив взгляд в каюту, ромуланец заметил, что планировка там изменилась. Прямо от двери раньше был шкаф, а теперь стояла новая койка. И на ней спала Делас, вернее, уже не спала. Ужасно неудобная позиция, подумал Ракар, простреливается прямо с прохода. Наверняка, Делас было не по себе. Ракар коротко кивнул ромуланке, которая смотрела на них в упор, и снова вернул взгляд на Квинтилию.
- После вчерашнего – это вполне нормально, никаких ошибок. Вчера был сложный день, сложная тренировка. И я не знал во сколько вы бегаете, поэтому решил не опоздать на всякий случай. Не нужно извиняться, Перим, все хорошо.
Трилл бросила взгляд через плечо в комнату, а затем сделала шаг в коридор. Дверь за ее спиной закрылась. Она сняла с запястья резинку и быстро собрала волосы, а затем нерешительно посмотрела на Ракара.
-Обычно я начинаю с небольшой разминки, - сказала Квинтилия, - Но если у вас для меня есть другой план...
Когда дверь за спиной Квинтилии закрылась Ракар почти незаметно облегченно выдохнул.
- Пусть будет по вашему плану, как вы делаете обычно, с разминки, а потом побежим. Я хотел только предложить другую траекторию, к одному из пилонов станции и потом обратно. Как вы после вчерашнего? Мышцы… болят? – нерешительно спросил ромуланец.
-Да, - ответила Квинтилия, - И завтра, на второй день, будет хуже. Но для меня это не новость, я привыкла.
Она начала с простых упражнений, постепенно разминая все мышцы - от шеи до голеней. Квинтилия двигалась почти механически, как будто повторяла эти движения тысячу раз.
Ракар кивнул.
- У меня тоже. Я отвык, честно говоря, от максимальных нагрузок. Следующая тренировка будет завтра вечером.
Несколько секунд Ракар смотрел, как разминается Квинтилия, а потом принялся в точности повторять ее движения.
- Как вы ужились с Делас? У вас там все нормально? – спросил он.
-За те 20 минут, которые мы провели вместе в сознании, ничего не произошло, - задумчиво ответила Квинтилия, делая широкий мах ногой, - И за ночь она, кажется, не устроила никаких ловушек в комнате.
Было сложно понять, говорит Квинтилия серьезно или шутит. В очередной раз невысоко махнув правой ногой вперед, она внезапно без видимых усилий забросила ногу назад и вверх и поймала ее за голень левой рукой, несильно прогнувшись назад.
- Не будет ловушек, - ромуланец чуть было не рассмеялся, а потом внезапно замолчал, прекратив собственную разминку.
- Ого. Такого мне не повторить, - сказал он, рассматривая Квинтилию чуть склонив голову на бок.
Трилл слегка повернула голову и посмотрела на Ракара, а затем потянулась, еще сильнее прогнувшись и подтянув ногу к голове. Затем она повторила упражнение и для левой ноги. Закончив, она сказала:
-Теперь я готова бежать.
- Да, вы явно сверх скромничали, когда сказали на катере, что все еще можете сесть на шпагат прямо на мостике, - восхищенно произнес Ракар, наблюдая за Квинтилией. А потом повернулся и указал направление. – Туда, по стыковочному кольцу, потом  свернем к лифтам, и поднимемся немного. Квинтилия, можно я расскажу немного о нашей истории, ну… чтобы было не так скучно просто бежать? – спросил он, когда двинулись.
Квинтилия начала бежать легкой трусцой.
-Как хотите, только следите за своим пульсом и дыханием. Сколько километров вы планируете пробежать?
- Хорошо, - согласился ромуланец, - вокруг всего стыковочного кольца, ну или если у вас обычно меньше, то по вашему плану.
-Обычно я пробегаю один круг по стыковочному кольцу плюс еще немного, - ответила трилл.
- Так и поступим, только немного изменим траекторию под конец, - сказал Ракар, и некоторое время они бежали молча. Ромуланец собирался с духом, глядя себе под ноги.
- Дело в том, - наконец снова заговорил он, - что нельзя понять настоящее, и никак нельзя построить будущее, не зная прошлого. В прошлом кроятся все причины того, что происходит сейчас. Я хочу рассказать о ромуланцах. Вам. Две тысячи лет и еще пара столетий может быть… Мы тогда жили не на Ромуле. Мы знали свою звездную систему, мы знали, что есть другие виды и расы, но не спешили еще с ними знакомиться. И мы не знали, как там обстоят дела, вдали от нашего дома. И когда к нам, то есть моим далеким предкам, прилетели пришельцы, заявившие, что пришли знакомиться с миром – мы, то есть мои далекие предки – встретили их почтительно, с радостью и интересом, желая узнать и подружиться. Хотите знать, что было дальше, Квинтилия?
-Эти предки, о которых вы говорите, были вулканцами? - спросила Квинтилия.
Ракар повернул голову к Квинтилии, и грустно усмехнулся.
- Мы не любим об этом говорить, и вулканцы, что характерно – тоже не любят, но да, они были вулканцами. Хотите знать, что с нами случилось дальше?
-Я не знаю эту историю, поэтому рассказывайте дальше, - ответила Квинтилия.
Она продолжала бежать, глядя вперед.
Ракар еще несколько секунд молча смотрел на девушку, пытаясь понять, интересно ли ей, и не станет ли ошибкой то, что он говорит, а потом повернул голову, продолжая бежать рядом.
- Они сказали, что пришли с миром. Их вышел встречать совет Вулкана, - теперь уже не имело смысла не говорить название планеты, - почти в полном составе. И все встречавшие были захвачены в плен. Вероломно. Предательски. Их погрузили на корабли, и отправили в неизвестном направлении. Только один человек поднял восстание, за ним пошло около половины пленных. Вторая половина – решила не сопротивляться. Восстание удалось, но было много жертв. Корабль пришельцев был захвачен и развернут к Вулкану. Вот так случилось. Предки поверили людям, пришедшим из космоса, и были жестоко обмануты. Но даже тогда, когда они вернулись – не все на планете поддержали действие сопротивлявшихся. Так возник раскол, между теми, кто проповедовал смирение и несопротивление и теми, кто считал, что нужно себя защищать. В течение следующего столетия были построены корабли, на которых будущие ромуланцы улетели с Вулкана. Они отправились искать себе новый дом, в который враг никогда не сможет безнаказанно прийти. И многие сотни лет мы были в изоляции, построив собственный мир, собственную расу, собственный путь. Мир, в котором нет доверия к пришельцам извне. Доверия нет потому, что наш первый контакт жестоко обманул нас в лучших чувствах и лучших надеждах. Это был урок, последствия которого очень трудно избыть. С тех пор мы защищаемся, все что мы делаем – для нашей защиты. И в первую очередь – потому, что мы боимся. Страх и невозможность поверить – руководит нами в отношениях с другими видами. Но иногда невыносимо, до боли – хочется верить. К сожалению, слишком часто – эта вера натыкается на новые обманы и диверсии, на новые предательства и вероломства. И тем не менее, верить иногда хочется вопреки всему.
Ромуланец сбился с дыхания, и пару секунд его восстанавливал.
- Причины поведения Делас – состоят и в этом тоже. Она тоже защищалась, считая на регате, что мы читеры и обманщики. Но я не понял бы этого без вас… Вот так… исторически сложилось.
Квинтилия посмотрела на молодого человека в ответ.
-Мне жаль, что ваша история так началась.
Ракар улыбнулся, взглянув на девушку.
- На самом деле, это не стоит сожаления. У нас прекрасная планета, очень красивая. Мы никогда не сожалели о том, что было. Но путь доверия – сложная штука, потому что страх и подозрения о худшем, которые вы все называете "ромуланской паранойей" – просто так не проходит. А тут – на проекте, я встретил тех, кто доказал, что им можно верить. Тех, кому я хочу верить и с кем строить будущее. Потому что если упорно трудиться, то можно изменить будущее. Я верю в то, что это возможно.
-Надеюсь, вы сможете забрать эту веру домой и передать ее другим, - ответила Квинтилия.
Ракар ничего не ответил, только вздохнул. Не хотелось говорить, как все это сложно. Он изрядно сбился с дыхания, в основном потому, что рассказал почти сокровенное. И не просто коллеге, а именно Квинтилии.
- Квинтилия, только не рассказывайте другим, пожалуйста, о том… что я рассказал об истории. Это – только для вас.
-Что? - Квинтилия сбилась с шага, - Это был секрет? Но ведь Федерация про это знает, правда? Кто-то на важных позициях, а для меня нормально не знать, потому что я пока только кадет… а сейчас вообще не кадет даже. Вулканцы ведь не могут не знать?
Ракар бежал параллельно с Квинтилией, и подстраивался под ее скорость.
- Вулканцы знают, но они неохотно говорят об этом. Многие вулканцы предпочитают это забыть. Как и мы. Раскол между нами настолько глубок, что… Одним словом, не все ромуланцы даже это знают. А таким как я это рассказывают потому, что мы не имеем права забывать наши принципиальные различия с вулканцами. Различия, которые сделали нас абсолютно противоположными. Идеологические различия. И – помните, я говорил вечером перед стартом регаты о стенах, которые однажды между нами падут? Это были не мои слова. Это была … чуть больше чем вековой давности запись, цитата из одного отчета.
-Чьего отчета? - подозрительно спросила Квинтилия.
- Отчета о допросе землянки, засланной на Ромул, с целью понять наш образ мысли и изучить нас, - после небольшой паузы сказал Ракар. – Она… стала ромуланкой, погрузившись в нашу культуру и оценив ее. Она стала ромуланкой по духу и убеждению, изначально начиная как разведчик. Не… не волнуйтесь Квинтилия, ее не убили в итоге после раскрытия, она была в порядке. И она верила, что мы и вы – из Федерации – сможем жить в мире, если поймем друг друга.
____________
c Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 16 Ноября 2017, 16:02:31
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо

-Послушайте, - сказала Квинтилия, что-то для себя решив, - я не из тех, кто бежит делиться свежими сплетнями, поэтому я никому не расскажу вашу историю в ближайшее время. Но если когда-нибудь Звездный Флот спросит меня напрямую, что мне известно о ромуланцах, я не буду лгать и скажу все, что мне известно.
Ракар коротко кивнул, и еще некоторое время они бежали молча.
- Да, если спросят специально, то рассказывайте. Все, что я сказал – в интересах моей Родины, все что я делаю – для моей Родины и ее будущего. И еще немного для себя лично. И для тех, кто мне дорог, кому я хочу верить. Поэтому, не стоит переживать о том, что вы расскажете что-то запретное. Здесь все хорошо.
-Хорошо, - тяжело вздохнула Квинтилия, - На миг я испугалась, что вы поставите меня в невозможную ситуацию. К какому пилону вы хотели свернуть?
- К следующему, вон за тем поворотом, через минуту, - сказал Ракар, - оттуда лифт ведет наверх, к верхнему стыковочному. Я сам никогда там не был, но очень хочу посмотреть на станцию сверху. Вы не будете против?
-Резко останавливаться во время бега и ездить на лифте не очень правильно, но при нашей небольшой дистанции мы можем себе позволить такое баловство, - заметила Квинтилия, - Поэтому сейчас мы должны постепенно перейти на меньшую скорость, чтобы наше сердцебиение успело снизиться. Наверху достаточно красиво, иногда я прихожу туда, когда хочу побыть одна.
Ракар повернул голову к Квинтилии с удивлением и интересом во взгляде. Он первый раз слышал от нее слово "баловство", он узнал, что Квинтилия бывает в этом месте, в котором он был лишь в симуляции карты станции на Ромуле.
- Я хотел показать это место вам, но выходит, что это вы покажете мне его, - с улыбкой сказал ромуланец, послушно сбавляя скорость бега, - рад слышать, что оно вам нравится. Надеюсь, никакой корабль не закроет обзор из окна, я не успел проверить, не пристыкован ли там кто.
Квинтилия замедлила бег и к тому моменту, когда они добрались до турболифта, постепенно перешла на спокойный шаг. Им пришлось немного подождать турболифт, а затем они начали подниматься наверх.
Верхний стыковочный пилон представлял из себя короткий, пересекаемый в несколько шагов, коридор, заканчивающийся прозрачной шлюзовой дверью. В отсутствии пристыкованного корабля и потока пассажиров это было действительное тихое место, как никакое иное годящееся для уединения и размышления вдали от всех. Сейчас здесь не было корабля. Из шлюза открывался вид на всю станцию целиком. И теперь Ракар знал, что Квинтилия бывает здесь, когда хочет одиночества. Здесь она думает о том, что никто не должен знать. Может быть эти стены молчаливо хранят ее состояние, когда ей нужно побыть одной.
Из лифта ромуланец вышел первым, быстро оглядевшись. Симуляция симуляцией, но в реальности все иначе. Ракар подошел к шлюзу, и оглянулся Квинтилию.
- Красиво, из катера обычно некогда смотреть на станцию с такой целью. Спасибо, что были не против завернуть сюда.
Квинтилия тоже вышла из лифта, но  остановилась позади Ракара, не подходя к шлюзу. Отвечая на его слова, она пожала плечами.
-Вы теперь мой тренер. В том, что касается физических тренировок, я не буду отказываться от ваших желаний.
Ромуланец смотрел на девушку, на ее недавно растрепанные волосы, поспешно стянутые резинкой, и на выражение лица, когда она сказала эти немного странные для него слова.
- Квинтилия, - сказал Ракар, - эээ… Я не совсем понял вашу формулировку. Тренер делает работу, это его обязанность и обязательство, он действует по разработанной программе, и это имеет не много отношения к непосредственно желанию. Хотя, да, собственно эта вся работа делается тоже по собственному желанию, фактически. Но я в первый раз слышу именно так, как вы сказали. На самом деле, я же не только тренер, мы в одном проекте, и я хочу общаться, и… пытаюсь совмещать это все. Но почему вы назвали просьбу тренера – желанием?
-Потому что вы именно что пожелали пойти сюда, - также непонимающе ответила трилл, - Я не вижу смысла в остановке здесь для моей физической подготовки. Но я не буду задавать вопросов, я буду делать так, как вы скажете. Возможно, вы знаете лучше и у вас есть цель, которую я когда-то пойму.
Ракар опустил голову и закрыл глаза на пару секунд.
- Я вижу смысл в том, что физическая тренировка не должна быть исключительно физической тренировкой. Мы не в военной академии. Мы… в проекте, который предназначен для… - Ракар с трудом подбирал слова, - я пытаюсь найти нечто общее между нами, и в моем понимании, то, что является для вас реабилитацией – должно иметь не просто формальную окраску и формальные однозначные действия. Это должно быть многогранно и многозначно, и о красоте окружающего мира и нашего внутреннего. О нашей сути, чувствах и желаниях. И вы не обязаны просто выполнять то, что сказано. Вы имеете полное право задавать любые вопросы и отказываться от того, что неприятно, в полном соответствии с вашей свободной волей. И, простите, если это ответвление от траектории было неприятно. Поехали обратно, завершим пробежку так, как положено.
Квинтилия вызвала турболифт.
-Вы считаете, что я имею право отказываться от всего, что неприятно, и делать только то, что приятно?
- Такого права не имеет никто, - сказал ромуланец, - или, вернее, такой возможности. Но есть некоторые границы, которые нельзя переходить, и есть другие границы, которые нужно преодолеть. Но если я сделал вам неприятно, позвав сюда, то я прошу прощения.
-Я не могу сказать, что испытываю неприязнь к самому факту нахождения здесь, - признала Квинтилия, входя в подошедший лифт, - Однако… у меня есть подозрения. Некоторые действительно могут счесть это место красивым - звезды, вид на станцию. А красивое часто считают романтичным. Возможно, вы хотели заманить меня сюда, чтобы растопить мое сердце, заставить расслабиться, а потом воспользовались бы этим. Вы не хотели поцеловать меня здесь?
- Это действительно красивое место, звезды и вид на станцию, - сказал Ракар, входя вслед за Квинтилией в лифт, - и я позвал вас сюда, чтобы показать красивое место, которое сам раньше в реальности не видел.
Ракар смотрел прямо на девушку, в глаза, стоя от нее на расстоянии в полтора шага.
- Поверьте, пожалуйста, Квинтилия, я честен с вами. Позавчера вечером вы все сказали. И я все понял. У меня нет никакой надежды. И вас это не должно волновать больше. Я никогда не сделаю ничего такого без вашего желания, потому что в таких отношениях желание должно быть взаимным. Нет, я не собирался вас заманивать и целовать, другая была цель. Все что я хочу, помочь сделать так, чтобы вы нашли себя, свою цель, свой смысл, чтобы ваши надежды на будущее – сбылись, чтобы однажды вам дали симбионта, чтобы никакое отчаяние не заставило вас сдаться, чтобы вы узнали радость жизни и победили. Может быть стали бы когда-нибудь капитаном корабля. Не подозревайте меня в … ну, вы понимаете. Я хотел показать вам красивое место, и постоять рядом. Красота природы лечит душу. Вот и все.
-И все же… - сказала Квинтилия, глядя перед собой, - На будущее нам лучше не оказываться в таких местах наедине. Нам обоим это пойдет на пользу.
Ромуланец не отвел взгляда. Но взгляд его стал несколько отрешенным, будто он смотрел сквозь.
- Хорошо, - просто ответил он, - последние сто метров перед финишем нам нужно будет ускориться до максимально возможного, бежать изо всех сил. Если это не противоречит вашей обычной тренировке или… спортивному режиму, давайте сделаем это. Команду на ускорение даете вы, потому что я не знаю, где финиш.
-Как скажете, тренер, - ответила трилл, выходя из турболифта на Стыковочное кольцо.
Она снова начала бежать, сперва медленно, а затем вошла в тот же ритм, с которым преодолела большую часть дистанции, пока они не поднялись на стыковочный пилон.
Ракар молча бежал рядом, и в голове настойчиво билась одна только мысль, о том, что он все снова испортил, и сделал еще куда хуже. Похоже, что он открыл в себе новый талант, портить все самое важное для себя лично. И не только для себя, он не принес Квинтилии ни покоя, ни радости. Он не достигал цели, неадекватно исполняя свою роль. И этим только вредил ей самой.
Траектория по стыковочному кольцу была близка к завершению, они снова свернули в коридор, где находились кадетские каюты.
-Сейчас, - сказала Квинтилия и рванулась вперед.
На команду Квинтилии Ракар отреагировал с опозданием, но догнал и не стал вырываться вперед, для того чтобы ее обогнать, требовалось столько усилия, сколько он применять не стал, да и не хотел. А потом, визуально определив конец стометровки, ромуланец резко встал на месте.
Квинтилия продолжала бежать дальше, постепенно снижая скорость. Она обернулась на Ракара и с удивлением посмотрела на него.
-Почему вы остановились? Резко останавливаться вредно, вы должны продолжать бежать еще некоторое время после окончания дистанции, контролируя пульс и дыхание…
Она перешла на шаг, а затем тоже остановилась в примерно сорока метрах от ромуланца.
-Или на Ромуле другие правила, или бег не является частью вашей привычной рутины.
Ракар смотрел Квинтилии вслед, а затем, когда она начала говорить, сначала пошел в ее сторону, а потом добежал, остановился рядом.
- Для обычных спортсменов – все как у вас, а то, что я продемонстрировал – часть умения воина, маневр, противодействие инерции. Относится в том числе – к боевым искусствам. Просто показал, в следующий раз побегу как положено не на войне. Спасибо за пробежку Перим, - Ракар улыбнулся, - и прошу, не обижайтесь на меня. Я никогда не причиню вам вреда, напротив, я буду вас защищать. Доброго вам утра, и до встречи на брифинге.
-Защищать? Что вы имеете в виду? - переспросила Квинтилия.
- От несправедливости и боли, от всего того, чего не должно быть. Впрочем, Тенека я тоже буду защищать, потому что он мой друг. Так что ничего такого лишнего в этих словах нет. – ответил Ракар.
-И что будет, когда год закончится, и вы улетите на родину? - поинтересовалась Квинтилия, - Вы не сможете защищать нас обоих вечно. Что вы планируете делать с этим?
Квинтилия умела задавать вопросы, важные, в лоб. Вот так и сейчас. То, о чем Ракар думал, и что не мог высказать.
- Хотел бы я, чтобы нечто, многое – продолжалось и дальше, после того, как пройдет этот год. Я не могу знать, что будет, никто не может знать. Но я точно знаю, что некоторые вещи живут вечно. Другого ответа у меня сейчас нет.
Квинтилия наклонила голову набок и скептически посмотрела на Ракара.
-Вы не рассматриваете вариант, что через год мы сможем защищать себя без вашей помощи, и нас надо этому всего лишь обучить, и это решит проблему? По-вашему, мы всегда будем в вас нуждаться и не станем такими же сильными, как вы?
- Я рассматриваю такой вариант, на самом деле, - с улыбкой ответил ромуланец, - что все это вы можете сами без меня и сейчас и раньше могли, но если я смогу чему-то научить новому, что-то показать, и чем-то поделиться - чего вы не знали раньше - я буду считать, что не зря делал то, что делал. Важно лишь то, чтобы все было не зря.
-Тогда тоже не сочтите лишними мои слова и не обижайтесь, но я не хочу быть той, которую нужно защищать вечно, - произнесла трилл, - Не потому, что принимать помощь - унизительно, про это мы говорили вчера на тренировке с Тенеком. А потому, что я хочу занимать активную позицию и быть героем, а не подружкой героя. До встречи на брифинге, мистер Ракар.
- Да, Перим, вы будете им, если постараетесь. Я и не думал в таком сомневаться. До встречи, - и Ракар повернулся и пошел к своей каюте.
_____________
с Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 20 Ноября 2017, 16:12:14
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо

Утром М’Кота встала рано: нужно было встречать корабль отца, нужно было вовремя разбудить Артура, нужно было встретить семью в полной боевой готовности. Мало ли что отец сказал не встречать! Было бы это время брифинга или других занятий, ещё ладно, но раз прибытие значится раньше, то имеет право выйти навстречу.
Перед выходом клинонка посмотрела на спящую Самриту и усмехнулась с оттенком горечи. Ну вот, кажется теперь М’Кота собрала полный комплект девушек из Федерации, которые её не любят! И это Самрита ещё говорит, что перепортила со всеми отношения! А, нет, не полный. Акрита ещё не успела её невзлюбить, но у неё ещё всё впереди.
М’Кота вышла из каюты, размышляя, стоит ли вызывать Артура, прежде чем позвонить в дверь. Она скинула ему голосовое сообщение, заготовленное с вечера и гласившее «Подъём по тревоге!!! Пиу! Пиу!» с демоническим смехом в конце. Должно было сработать лучше любого будильника, если только Артур не отключил приём входящих сообщений. Уже отправив сообщение, М’Кота спохватилась, что в этом случае бодрая побудка достанется ещё и Освальду, но отозвать сообщение назад было уже невозможно, оставалось только при встрече покаяться ему в своём легкомыслии.
Освальд вернулся в каюту поздно, поэтому утром крепко спал и на автопилоте отключил собственный будильник, когда тот прозвонил, после чего продолжил спать дальше.
Живое воображение вновь рисовало яркие и странные образы: вот кардассианская крыса-мама вместе с двумя, очевидно, послушными ей самцами самоотверженно защищала крысёнка от стаи хищников; вот беззащитного и ничего не понимающего вулканца жестоко убивает медведь, которого вулканец, сам того не желая, раздразнил; вот сам Освальд с Самритой отстреливались от врагов из корзины воздушного шара, почему-то надёжно защищавшей от энергетического оружия. Укрывшись от очередного выстрела, кадеты переглянулись. Девушка улыбнулась, а потом неожиданно громко прокричала чужим голосом: "Подъём по тревоге!" Тут же совсем близко раздались звуки выстрелов, и молодой человек инстинктивно прикрыл голову и сильнее вжался в корзину...а потом откуда-то сбоку раздался зловещий хохот.
Резко дёрнувшись, он проснулся и сонно посмотрел по сторонам. "Приснится же", - успел подумать кадет и тут же снова услышал то самое " Подъём по тревоге!" с продолжением, только в этот раз голос был узнаваем - М'Кота!
- Компьютер, заткни это... - почти прокричал кадет и, потянувшись, сполз с кровати, после чего заметил, что Артура в каюте нет. Будучи уверенным, что его сосед никогда бы так не поступил, Освальд решил проверить другую догадку. Взяв ближайший падд, он набрал сообщение:
"Доброе утро, М'Кота!
Если что, Артура тут нет, но спасибо за будильник - свой я, кажется, проспал.
Я бы ответил тебе чем-нибудь похожим прямо сейчас, но не хочу случайно разбудить Самриту. Однако, будь уверена: я с тобой ещё поквитаюсь!
Твой верный друг, Освальд.
P.S. В следующий раз уточни у компьютера, находится ли твой благоверный в своей койке, а потом уже буди его!!!"
Отправив сообщение, кадет направился в душ.

Артур в это время  неспешно возвращался в каюту из голокомнаты. Он сдал экзамен и собирался зайти за М'Котой, чтобы вместе позавтракать. М'Коту он заметил возле каюты, и издали помахал ей рукой.
Увидев Артура, М’Кота разыграла странную для него пантомиму. Сперва она застыла столбом, затем закрыла глаза ладонью, затем подошла к Артуру и воздела руки к воображаемым небесам.
– Тебя что сейчас не было в каюте? Прошу тебя, скажи мне, что Освальда там тоже не было!
- Привет, - сказал Артур, подходя, - Освальд там, а я сдавал экзамен. Сдал, - похвалился кадет, - а что такое?
М’Кота застонала:
– Я прислала тебе побудку, чтобы ты успел собраться на встречу с моей семьёй, и только потом вспомнила, что там Освальд. А теперь оказывается, что там вообще был только один Освальд! Как думаешь, он здорово на меня обидится?
- Бедняга Освальд… - улыбнувшись, сказал Артур. – Надеюсь, он уже не спал. Освальд парень не обидчивый, он просто нормальный. Так что не расстраивайся. Ладно, пойдем, когда у них стыковка?
– Через сорок минут, – сказала М’Кота. – Мы даже успеем позавракать.
– Освальд нормальный, – сказала она через несколько шагов, – но я уже так запуталась в том, кого и что может обидеть, что иногда чувствую себя как посреди минного поля. Но ладно, бросим это! Лучше расскажи мне, какой у тебя был экзамен.
- Бросим,- согласился Артур, и они пошли в сторону реплимата. - Про Боргов был экзамен. Тактика противостояния. Я сдал, все хорошо, и прежде чем увидеть твою банду - имею настойчивое желание подкрепиться.
– И как нынче в Федерации противостоят Боргу? – поинтересовалась М’Кота.
- Ну вот например выходит куб боргов из своего гиперпространственного коридора, - начал Артур, приготовившись жестикулировать, пока они шли к реплимату…

***
В назначенное время М'Кота  и Артур стояли у нужного шлюза и встречали клингонский корабль. Артур пытался держаться непринужденно, на самом деле испытывал смешанные чувства перед знакомством с братьями и сестрами М'Коты. Особенно с ее отцом.

***
Баджорский транспортник с пышным названием «Цветы Дукрейна» прибыл раньше срока, и на семейную встречу в доках младшая часть семейства Калхара во главе с матерью явилась даже раньше, чем появились Артур и М’Кота. Уже издали было видно живописную группу из молодой осанистой клингонской женщины и двоих детей – девочки лет девяти и мальчика лет шести... впрочем, зная особенности клингонов, можно было догадаться, что девочке на самом деле лет семь, а мальчику года четыре, не больше. Женщина была одета строго и внушительно одновременно. Её верхнее пурпурное одеяние распахивалось под грудью на два крыла, словно для того, чтобы виднее были серебристое платье и вызывающе выпирающий живот, порождающий ассоциации не столько с баюканием, пелёнками и колыбелями, сколько с боевыми кораблями, готовыми ринуться на таран. Одежда детей, несмотря на бóльшую простоту, явно стремилась быть похожей на одежду взрослых, у всей компании она местами топорщилась, и это наводило на мысли об избытке холодного оружия, привычно рассованного по портупеям и карманам.
Никогда раньше Артур не видел маленьких клингонов, клингонов–детей. И тут, перед шлюзом, их было как раз в количестве, и все они были братьями и сестрами М'Коты. И ее мама. В первую очередь Артур рассмотрел Наару, еще из сравнительного издалека, сразу от поворота, а затем всех остальных.
Когда подошли, Актур приветственно склонил голову, поднял руку в приветствии:
- Ка'пла, доброе утро.
Клингоны рассматривали Артура с любопытством и беззастенчиво.
– Он не такой уж маленький, – сообщил мелкий шкет. – Я думал земляне меньше. Т’Авор говорила, они меньше клингонов, а он почти даже большой!
Девочка набрала было воздуха в лёгкие, чтобы ответить брату, но Наара сказала «Цыц», и девчонка ограничилась тем, что слегка поддала нахалёнку коленкой.
Мать семейства посмотрела на Артура доброжелательно.
– Ка’пла, – сказала она и протянула землянину руку.
– Твой? – обратилась она к старшей дочери после рукопожатия.
– Мой! – с гордостью подтвердила М’Кота.
– Хороший мальчик, – милостиво оценила Наара. – Смотрит прямо. Постарше бы, но возраст – не чахотка, пройдёт. – Клингонка улыбнулась, показывая, что её слова следует понимать как шутку. – Я бы взяла тебя, – сказала она Артуру, – Если ты ещё не сбежал от М’Коты на край света, тебя уже никто не сможет напугать. Но дела мужчин решают мужчины, подождём Калхара.
Чуть прищурившись и с легкой улыбкой Лайтман перевел быстрый взгляд с брата М'Коты на ее сестру, которые его обсуждали, и при этом пинали друг друга, а потом посмотрел на мать М'Коты.
- Лайтман, Артур, 4 курс Академии Звездного флота, рад знакомству, мэм, подождем. – И коротко улыбнулся мельком глянув на М'Коту, повернувшись к шлюзу в ожидании прибытия того, кого звали Калхаром.
– Я знаю, – сказала Наара. – Вот эта мелочь – Т’Авор и Д’Ганх, а моё имя ты уже наверняка слышал.
Д’Ганх, определённо решил, что если обмен любезностями закончен, закончено и время для молчания. Он деловито обошёл Артура, словно обдумывая, на что может сгодиться «почти даже большой» землянин, и немного потыкав его кулаком в ногу спросил:
– Можешь меня поднять? Когда М’Коте весело, она сажает меня на плечи.
– Свинёнок, – отчётливо произнесла Т’Авор, которая явно чувствовала на себе ответственность за дипломатический контакт. Однако она не попыталась увести брата от Артура и смотрела с явным любопытством. Похоже, её очень интересовало, как поступит Артур... а может быть, она любопытствовала, будет ли для землянина проблемой поднять довольно увесистого клингонского мальчишку?
Наара только слегка усмехнулась: видимо всё происходящее на её взгляд не выходила за пределы нормального.
- Да, - ответил Артур, - М’Кота - дочь Наары, она рассказывала о вас.
А потом Артур повернулся к Д’Ганху и присел рядом с ним на корточки:
- Значит, ты хочешь встретить своего отца лицом к лицу, и чтобы тому не нужно было наклоняться к тебе, будущий могучий воин Д’Ганх? Ну что ж, я совершенно не против, - с этими словами Артур подхватил маленького клингончика, поднялся с ним и посадил себе на плечи.
- Держись за мою голову, Д’Ганх.
_______________
с М'Котой и ее семьей


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 20 Ноября 2017, 16:12:48
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо

– Очень надо мне держаться! – сказал мальчишка. – Я вырасту больше тебя вот увидишь!
Он немного попрыгал у Артура на плечах, рассмотрел как следует его голову – слишком ровную и стриженую, если мерить меркой клингонов, и хотел было продолжить светскую беседу, как «на горизонте» появилась целая процессия до зубов вооружённых клингонов. Впереди шествовал собственной персоной Калхар.
Он был не слишком велик, этот матёрый капитанище: может быть не так скромен ростом (для клингона) как приснопамятный Гаурон, но пониже Артура, зато в полтора раза шире в плечах. За ним шествовали несколько разновозрастных и разнополых клингонов из команды и двое сыновей – мальчик лет 12, который по земным меркам вполне мог бы сойти за подростка, и юноша, уже вытянувшийся в полный рост взрослого, но ещё не вошедший «в тело». Младший смотрел на Артура с интересом, старший крайне неодобрительно.
Д’Ганх подпрыгнул у Артура на плечах и замахал руками:
– Мне он нравится! – осчастливил он окружающих (и особенно Артура) оглушительным воплем, – Давайте его возьмём!
– Цыц! – сказал Калхар с той же интонацией, что и Наара, и повернулся к жене. Во взгляде его заблестели очень знакомые искорки – взгляд клингона был таким же, как у его дочери, когда она смотрела на Артура. – Ты как всегда прекрасна, – сказал он, очень довольный увиденным. – Скучала?
– Дни считала, со счёту сбилась, – улыбнулась в ответ женщина. – А ты как всегда невежлив.
– И вовсе нет, – возразил Калхар, – Всему своё время! Давай сюда моего сына, – сказал он Артуру.
Мальчишка уже и правда ёрзал от нетерпения, ожидая возможности пообщаться с отцом. Из всех интересующих его людей в данный момент отец был для него важнее всего, потому что именно его Д’Ганх видел всего реже, и уж он-то собирался выразить свой восторг от встречи в полную силу.
Держа на руках мелкого клингончика, в ожидании прибытия их отца, Лайтман думал о том, рычат ли они друг друга без причины в обычной жизни? И каково было бы землянину или землянке, в возрасте лет 10-ти среди таких, как они? А потом из шлюза вышел отец М'Коты с сопровождении членов своей команды, и Артур представил размеры клингонского веселья на станции, особенно после Восхождения М'Коты. М'Коты, в которую будут тыкать жезлами боли, а она будет идти вперед несмотря ни на что. Как все это было сложно. Кадет приподнял уже изрядно ерзавшего на его плечах Д’Ганха и поставил его на пол перед отцом.
- Приветствую вас, мистер Калхар, - сказал Лайтман и протянул клингону руку, внимательно глядя в его лицо.
Калхар пожал Артуру руку, не обращая внимания на то, что сын уже вовсю карабкается на него как заправская мартышка.
– Хороший день для смерти, – улыбнулся во все зубы клингон и сделал жест в сторону Наары и дочерей: – Мои женщины! Слышал, ты хочешь украсть одну из них. Надеюсь не эту? – Калхар положил руку на плечо жены.
Лаймтан усмехнулся, глядя на капитана клингонского корабля.
- Хороший, но не сегодня, еще не сейчас, не сейчас. – А затем чуть склонил голову. – Не эту, М'Коту, достойнейшую дочь своих отца и матери. – И Лайтман гордо посмотрел на отца своей девушки.
Калхар расхохотался:
– Ну, считай, что тебе повезло, про дочь ещё можем потолковать...
Тут клингонский капитан прервался, потому что младший сын всё настойчивее требовал его внимания. И разумеется получил. Большой клингон и маленький клингон оторвались на славу! Они от души порычали друг на друга, свирепо вращая глазами, повисели вниз головой... точнее повисел, конечно, мальчишка, пока отец держал его за ноги. Когда малыш сбросил избыток своей энергии, отец ласковым (и увесистым) шлепком отправил его к матери и спросил насупленную девочку:
– Что завидно?
– Ещё чего! – пренебрежительно отозвалась Т’Авор, – Я уже выросла из этих глупостей!
Но было видно, что ей немного завидно.
Калхар рассмеялся:
– Ничего, попозже мы с тобой повоюем! – и снова обратился к Артуру:
– Пошли потолкуем, если время есть, – и команде: – Свободны, бойцы!.. К’Раш, латину не забыл?
Должно быть с К’Рашем и латиной случилась какая-то забавная история, потому что вопрос капитана встретили смехом, а молодой офицер смущённо заверил, что латины хватит.
Лайтман с любопытством рассматривал всю эту картину, испытывая очень смешанные чувства, недоумевая и потрясаясь клингонским способом проявления нежности. Тем не менее, происходящее нельзя было трактовать никаким иным образом, кроме проявлением любви к своей семье.
Артур бросил взгляд на М'Коту, кивнул ей, тронул ее за плечо, поклонился Нааре и пошел с Калхаром.
- Время есть, - размеренно сказал Артур, - если хотите, могу помочь вам с бронированием каюты, и показать станцию. Кроме того, я хочу присутствовать на ритуале восхождения М'Коты, и рассчитываю на ваше добровольное разрешение.
М’Кота увязалась было за отцом и Артуром, но Калхар решительно отослал её: заступники, как он сам сказал, были ему тут не нужны.
– Жена устроится, а команда будет ночевать на корабле, – ответил клингон на предложение Артура. – Лайтман... – словно припоминая, выговорил он, поглядывая поверх головы Артура с задумчивым прищуром, – Слыхал я про одного Лайтмана в Звёздном флоте. Не родня тебе?
- Хорошо, - кивнул Артур и повернул голову к Калхару, - мой отец, видимо. Во время войны служил USS “Explorer”. Джон Лайтман. Коммандер.
Клингон кивнул с одобрительным бурчанием, должно быть про коммандера Лаймана он слышал что-то хорошее.
– Жив? Служит? – спросил не просто так «для разговора», а обстоятельно, как о важном деле.
- Жив, - кивнул Артур, - сейчас в длительном отпуске по ранению, - но планирует вернуться на флот.
– Скажи при случае, команда «Чёрной дыры» пьёт его здоровье в каждом порту. Он знает, за что.
Калхар снова помолчал, всё так же поглядывая на Артура, словно обдумывая, похож ли молодой Лайтман на своего отца, которого клингон ни разу в жизни не видел, но о котором знал по самым правдивым слухам в Галактике – по слухам флотских всех окрестных флотов.
– Приходи на Восхождение, – утвердил решение Артура Калхар, и добавил: – Поглядим... Поглядим!
Что он собирался поглядеть, так и осталось непонятным.
- Я передам, - кивнул Артур, и с интересом и уважением во взгляде посмотрел на отца М'Коты. Отец никогда не рассказывал Артуру подробности боев, и никогда не хвалился собственными действиями, отвечая на вопросы о медалях лишь за которую битву они были вручены. – Благодарю. – Лайтман кивнул в ответ на разрешение. – Это важно для нее, а значит важно для меня.
_______________
с М'Котой и ее семьей


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 20 Ноября 2017, 16:28:14
3 сентября 2384 г., раннее утро
Стыковочное кольцо -> Голокомнаты


После того, как Квинтилия ушла, Акрита еще несколько минут лежала, глядя в дно верхней койки, которое было над ней. Спать не хотелось совершенно, в голове тысячи мыслей сплетались в невозможный узел, а его распутывание представлялось не только сложным, но и весьма опасным делом. Опасным для всех – и это больше всего пугало Акриту. Как узнать заранее, помогут ли ее слова, поступки, мысли, или только нанесут еще больший вред?
Она бесшумно спустила на пол босые ноги и села, прислушиваясь к ощущениям ноющих мышц по всему телу – последствиям вчерашнего восхождения. Затем так же тихо оделась, стараясь не потревожить ни Парнуса, ни его хозяйку, и выскользнула за дверь. Коридор хранил ту спокойную, немного таинственную тишину, какая бывает, например, если в учебный корпус Академии прийти задолго до начала занятий, когда еще никого нет из кадетов и преподавателей. Откуда-то издалека доносились отзвуки станционной жизни, и Акрита в нерешительности направилась в сторону Променада, без определенной цели. Все-таки, даже физические изнуряющие тренировки могут лишь на время отодвинуть вопросы и проблемы, не разобраться в которых нельзя.
Внезапно ей пришла в голову одна мысль, не слишком умная, конечно, но раз уж все равно есть время… Даже если это не поможет ей решить проблемы, то по крайней мере позволит посмотреть немного со стороны. Так бывало и раньше, когда в сложные моменты жизни или наоборот в радостные она брала в руки музыкальный инструмент – прекрасное, не до конца понятое наследие предков, способное делать звуком самые невыразимые стороны души.

Ракар разбудил Тенека всего за 15 минут до его собственного подъёма, и тоже, как Освальд вчера, потребовал соблюдения осторожности. Освальд назвал это «продержаться до брифинга». Не так сложно провести утро в людном месте, думал Тенек, выполняя обычные утренние упражнения, сложнее сделать это с минимальной потерей эффективности. Впрочем, было две вещи, которые он не делал уже давно. Первой была внеплановая медитация в голокомнате, второй – плановая боевая тренировка. И с той, и с другой не всё было так однозначно, к тому же и то, и другое он исполнял в одиночестве, а оба блюстителя осторожности – Освальд и Ракар – требовали, чтобы он находился на людях.
В таких примерно размышлениях Тенек привел себя в порядок и покинул каюту.
На выходе из секции, предоставленной проекту «Альфа» вулканец нагнал Акриту, поздоровался с ней и пошёл рядом.
– Не ожидал встретить вас так рано, – сказал он.
- Я тоже, - с искренним удивлением ответила андорианка. – Долгой жизни и процветания! Так у вас говорят, да?
Она приветливо улыбнулась, но тут же вспомнила, что вулканцу это, скорее всего, не понравится, и снова стала сдержанно серьезной.
- На самом деле мне просто не спалось, и вот решила прогуляться, - объяснила она.
– Мира и процветания, мисс Акрита, – ответил на пожелание Тенек. Он совсем не заметил, что Акрита пытается подстроиться под него, и поэтому не удивился. – Да, у нас так говорят, но не при ежедневных встречах. Обычно в таких случаях ограничиваются жестом или произносят умеренно-формальное приветствие. Но вам не стоит из-за этого беспокоиться, вы же не сдаёте экзамен по вулканскому этикету.
- Да, я мало общалась с вулканцами, - признала Акрита. – А куда вы сейчас направляетесь?
Как ни неожиданно было появление Тенека, сейчас андорианка была ему действительно рада. Ни к нему лично, ни к его расе вообще она никогда не испытывала неприязни – из-за различия в темпераменте, исторических разногласий или чего-либо еще – хотя признавала, что донести до них свою мысль временами оказывалось сложно. Но сейчас это было не важно, да и вчерашнее совместное восхождение, видимо, сделало всех пятерых участников ближе. По-крайней мере, так казалось Акрите.
– В людное место, – точно, но при этом, кажется, всё-таки с почти неуловимым оттенком иронии проинформировал Акриту Тенек. – Мистер Макдауэлл и мистер Ракар убеждены, что мне угрожает опасность. Я всё ещё не решил, какое из людных мест будет наиболее подходящим.
- Да, я тоже думаю, что это будет правильно, - кивнула Акрита. – Кардассианскому доктору явно есть что защищать.
Пройдя еще несколько шагов, она заговорила, сама зная не точно, с какой целью, просто ей хотелось поделиться этим хоть с кем-нибудь:
- А я думала сходить в голокомнату, если найдется свободная. Тенек, вы… видели презентацию про Андорию, которую я показывала? Жалко, что вы тогда не смогли с нами быть. Там есть одна деталь, древний андорианский музыкальный инструмент, он не совсем обычный, это сложно объяснить, в общем, мне он часто помогает разобраться в себе, своих мыслях и чувствах, иногда даже открывает что-то новое. И сейчас, пока есть время, я хотела немного поиграть на нем. А потом, возможно, предложить его Квинтилии – если она захочет, конечно. Вдруг это и ей поможет, в рамках реабилитации.
– Да, – сказал Тенек, – я тоже предпочёл бы видеть вашу презентацию вместе со всеми, но пришлось ознакомиться с ней индивидуально. Пока я только смотрел запись вашего общего посещения, это было очень информативно, в том числе для лучшего понимания членов нашей группы, однако я не взаимодействовал с презентацией сам. Было бы интересно посетить её вместе с ей автором, но если сейчас для вас предпочтительно одиночество, я не стану на этом настаивать.
Акрита посмотрела на вулканца сдержанно-удивленно.
- Нет, одиночество мне сейчас совсем не принципиально, у меня его было уже достаточно. Поэтому я с удовольствием покажу вам, если у вас есть время.
Андорианка задумалась на секунду и добавила:
- Правда, не знаю, насколько голодек и мое присутствие можно назвать "людным местом". Драться я, конечно, умею, но если толпа наусиканцев…
– Я не хотел бы подвергать вас опасности, – сказал Тенек. – Правда, сам я считаю угрозу маловероятной: доктор Глессин похож на здравомыслящего человека, а с точки зрения здравого смысла для моего устранения нет никаких оснований. С другой стороны толпе наусиканцев пришлось бы пройти через Кварк’с, чтобы напасть на нас, а Кварк’с безусловно можно считать людным местом.
- Мы тут все не в безопасности, - антенны Акриты чуть заметно качнулись вперед, но она не стала спорить по поводу того, что вовсе не боится возможной угрозы для нее из-за Тенека. – Истинное положение дел мне тоже сложно оценить. Но вы правы, наверное – нападение в голокомнате совершить было бы сложно, если только доктор Глессин не программист и не компьютерный взломщик.
Они уже выходили на Променад, поэтому Акрита не стала озвучивать сейчас свои мысли по поводу возможных оснований для устранения, тем более что логичных доказательств у нее все равно не было.
До Кварк’с дошли в молчании, должно быть, каждый думал о своём. Тенек, например, думал о том, справедливо ли он считает Глессина здравомыслящим человеком. Доктор казался ему осторожным, изворотливым и к тому же из тех людей, которых мало что может принудить к рискованным действиям. В то же время слова Т’Мир о влиянии эмоций на поступки людей слишком уж хорошо коррелировали со вчерашним поведением Глессина. Глессин точно мыслил здраво, когда был спокоен. Глессин точно был способен повести себя неосторожно и даже глупо под влиянием паники, пусть даже минутной. Значило ли это, что он пойдёт на преступление? Паника не длится долго, если у доктора было время подумать – а со вчерашнего дня оно конечно же было! – он наверняка успеет успокоиться и увидеть все разумные доводы против экстремальных поступков.
Когда они вошли в голокомнату, Акрита достала свой рабочий падд, который почти всегда носила с собой, нашла программу своей презентации и загрузила в терминал.
- Как вам было бы интересно смотреть, все целиком или какие-то отдельные части? – спросила она, обернувшись к Тенеку.
– Вся презентация была интересной, – ответил Тенек. – Я в любом случае хотел бы увидеть самое начало и зимнюю грозу, остальное на ваше усмотрение, и в смысле полноты, и в смысле очередности. – Также, если вы не возражаете, – добавил он чуть подумав, – я хотел бы опустить температуру настолько близко к природной, насколько это позволяет протокол безопасности. Это поможет в большей степени приблизиться к реальным условиям.
-Хорошо, - кивнула Акрита, и пространство голокомнаты превратилось в интерьер устаревшего андорианского шаттла.
Все было, как в тот раз, только на этот раз в непривычной тишине, нарушаемой лишь голографической имитацией работы приборов. Родная планета Акриты в иллюминаторе становилась ближе.
- Вы можете спрашивать, если что-то станет интересно, - сказала андорианка. – Например, на этом этапе я предлагала желающим попробовать управление.
– У меня скромные результаты по пилотированию в космическом пространстве, – признался Тенек, – но я хотел бы попробовать.
У Тенека действительно была лишь минимально-необходимая практика в такого рода пилотировании. Он был аккуратен и внимателен, и это в сущности всё, что можно было сказать о его манере управления. В остальном вулканец был обыкновенным дилетантом. Впрочем, может быть, именно поэтому ему было интересно взяться за штурвал: это было что-то новое, лишь слегка затронутое, но не изученное по-настоящему глубоко.
- Управление совсем не сложное, - андорианка с готовностью уступила ему кресло пилота. – Вряд ли умение обращаться именно с таким типом кораблей может пригодиться в будущем. Мне это просто нравится.
Все-таки, несмотря на тяжелый и трагичный вчерашний день, Акрита почувствовала, что здесь, среди звезд, ей было спокойно.
- При входе в атмосферу будет красивое природное явление, - сказала она, когда Тенек сел за штурвал. - Я могу немного изменить траекторию, чтобы мы прошли прямо сквозь него, например.
– Да, пожалуйста, – попросил Тенек. Возможно, попросил слишком коротко и не слишком изящно, но управление поглощало большую часть его внимания.
Акрита была и сама рада увидеть еще раз полярное сияние. Она скорректировала курс и интенсивность магнитных полей, введя в компьютер параметры, которые соответствовали самому крупному и обширному феномену из наблюдаемых за последние десятилетия. Когда пространство вокруг катера за считанные минуты превратилось в искрящиеся волны, дуги и фонтаны самых невероятных форм и цветов, андорианка невольно замерла, не в силах отвести взгляда. Сенсоры корабля ослепли, и какие-то другие, внутренние глаза видели в происходящем ослепительно прекрасную, грозную, холодную и яркую, но очень сложно и мудро устроенную жизнь.
Цветные всполохи и блики отражались на стенах, полу, потолке кабины. Акрита чувствовала себя бесконечно маленькой перед огромным миром, который смотрел на нее миллионом глаз.


______
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Тенек от 21 Ноября 2017, 09:33:38
3 сентября 2384 г., раннее утро
Голокомнаты


На подлёте к полосе сияния Тенек ещё вёл шаттл сам, но когда сполохи приблизились настолько, что их отсветы стали отражаться на стенах кабины, а сенсоры сошли с ума, благоразумно передал управление Акрите. Не с его скромным опытом было вести шаттл в таких сложных условиях, да ещё наблюдать за гигантской цветомузыкой за бортом! Ему приходилось выбирать – либо превратить пролёт сквозь полярное сияние в тренинг по вождению шаттла, либо наблюдать. Тенек выбрал последнее.
Когда шаттл миновал сверкающее чудо – особенное, непохожее на сияния Вулкана или Земли, вулканец снова взялся за консоль. Говорить не хотелось, да и не нужно было. Он видел, что в этом – в глубоком почтении перед силами природы – они с Акритой очень похожи. Возможно, они по разному понимали и выражали своё почтение и – к чему скрывать? – восхищение, но Тенек был уверен, что источник у этого восхищения один.
– Благодарю вас, – только сказал он, когда между ними и полярным сиянием пролегло уже значительное расстояние. И прибавил уже совсем буднично: – задайте координаты для посадки.
Акрита проложила курс к столице, куда по плану презентации должен был направиться катер.
– На самом деле мы можем переместиться в любую часть, - сказала андорианка. – Я так и не успела сделать логичные и обоснованные переходы между локациями в презентации, поэтому ценность общего не пострадает.
– Вы успели очень много, учитывая недостаток времени, – заметил Тенек и продолжил, мысленно обращаясь уже к следующему фрагменту презентации: – Скажите, на Андории есть противники Федерации? Меня удивило, что у всех, кто затронул в презентациях эту тему, была показана только всеобщая поддержка и не было никакой информации о других взглядах на этот вопрос. Возможно, мне не стоит судить по своей планете, но на Вулкане до сих пор сохраняется оппозиция – немногочисленная, но достаточно реальная, чтобы принимать её во внимание. А как обстоят дела у вас?
– Если честно, я не знаю, - немного смутилась Акрита. – Наверное, есть недовольные. В прошлом точно были. Но я не интересовалась этим вопросом подробно.
Тенеку было странно. Но вероятно, напомнил он себе, у других интерес к таким вопросам может быть профессиональным интересом для ограниченного числа людей – для социологов или представителей охраны порядка. Он не понял, почему это смутило Акриту: если это культурное отличие, то оно не повод для стыда, а если нет, но Акрита этим не интересуется, то вероятно у неё есть для этого причины, в том числе и субъективные, и это тоже не повод для смущения.
– В любом случае сейчас их должно быть меньше, – сказал он, чтобы сместить акцент с беспокоящего Акриту момента. Сперва Борг, затем Доминион – вполне достаточно для того, чтобы понять, насколько губительна разобщённость.
– Да, это так, - задумчиво сказала андорианка.
Они летели уже над ледяными пустошами, и над изогнутым еще горизонтом поднималась газовая планета-гигант, наполовину освещенная далекой звездой системы.
– Как вы думаете, Тенек, - продолжила Акрита. – Наш проект даст какой-нибудь результат? Поможет найти общий язык, я имею в виду, не только нам, но и в глобальном смысле? Для нас самих он безусловно важен, но иногда мне кажется, что на решения руководителей государств таким образом повлиять не получится.
– Я думаю, цель нашего проекта в разрушении образа врага, – подумав, отозвался Тенек. – В том, чтобы создать точку соприкосновения разных культур и государств. Результат от такого проекта нельзя получить сразу, но если он продолжится, мысль о том, что можно сотрудничать с ромуланцами или кардассианцами… или с федератами, станет привычной, и руководителям государств придётся учитывать, то, что уже очень много простых граждан воспринимает такое сотрудничество не как исключение ради исключительной цели, а как норму. Это не значит, что все правительства сразу же начнут это учитывать в созидательном смысле, я не исключаю возможности, что кто-то захочет принять контрмеры и отыграть всё назад... Неразумно, конечно, потому что изоляция и утаивание информации приводят к протесту и попытке разрушить барьеры изнутри, а за всякой революцией неизбежно следует временный хаос.
– Мне тоже хочется верить в это, - покачала головой Акрита. – Только вот насчет множества простых граждан… Если даже мы, участники, не знали толком ничего про своих коллег, другую группу. Сколько же людей нужно вовлечь в проект, чтобы про него узнали многие! Всю Академию, наверное, - она невесело усмехнулась. – Впрочем, может и не стоит сейчас об этом думать.
– Не думаю, что проект «Альфа» рассчитан на разовое применение, – возразил Тенек. – Если же он продлится достаточно долго, вокруг него и по его образцу должны будет появиться и другие межгосударственные проекты, более узкоспециальные, но при этом и расчитанные на долгий срок. – Вулканец покосился на андорианку и спросил: – Как думаете, мы надежно защищены от Борга, к примеру? Как вы оцениваете перспективы проекта по совместной защите от такой угрозы? Есть в нём смысл? Или вполне достаточно усилий одной Федерции?
– Думаю, это имело бы смысл, - ответила Акрита. – А кто-то планирует создавать такой проект? Конечно, Боргу потребуется много времени, чтобы восстановиться, но эта угроза не исчезла навсегда, и кто знает, какие технологии они еще ассимилируют, и как адаптируются к обстоятельствам будущего.
Мысль действительно показалась андорианке интересной. Если межрасовый проект выйдет на такой уровень, объединит участников не только перед лицом непосредственного врага, как во время недавней войны, но и для обеспечения общей безопасности друг друга и будущих поколений – это был бы важный шаг.
– Никогда не слышал о таком проекте, это было обыкновенное предположение, – пояснил Тенек. – И это – не единственная тема, которую жители двух наших квадрантов могли бы решать сообща. Если за последнюю четверть века нас всех дважды едва не стёрли с галактической карты, логично предположить, что у нас есть много направлений для сотрудничества, которые ещё долго останутся неисчерпанными.
– В таком случае, задача нашего проекта – показать, что такое мирное сотрудничество в принципе возможно?
Вулканец кивнул, меняя курс: близились посадочные координаты.

После того как Тенек выполнил, по мнению Акриты, аккуратную и вполне профессиональную посадку в космопорту столицы, андорианка переключила презентацию на сцену 2. Пол под ногами качнулся, внезапный порыв ветра чуть не сбил с ног и заставил схватиться за поручни. Сине-фиолетовое небо то и дело прорезали короткие линии молний, откуда-то снизу доносился грохот ломающегося льда.
– Немного похоже на ваш электрический шторм, - крикнула Акрита. – Мне он очень понравился!
Она не стала открывать лицо, как делала это на настоящей презентации, потому что сейчас температура действительно была низкой – как и просил Тенек. Впрочем, добротные комбинезоны, больше похожие на скафандры, надежно защищали и от холода, и от ветра.
Тенек ответил не сразу. Это было слишком впечатляющее зрелище... нет, не зрелище, а нечто большее, чтобы нарушать его словами. Лицо вулканца – та его часть, которая была открыта ветру и снегу, была покрыта тонким слоем инея, но это не отвлекало его от буйства стихии вокруг ледолома. Тем не менее, чуть позже Тенек заговорил:
– Если я правильно понял, в реальности мы были бы сейчас в относительной безопасности. Электрический шторм в Горниле можно увидеть лишь мельком – он редко оставляет свидетелей в живых, так что безопасно его можно наблюдать только в голографическом исполнении.
Тенек прокричал это, перекрывая шум ветра, и вдруг подумал, что не всякий андорианец будет сам искать стихийные явления с других планет. Электрического шторма в его презентации не было, и Акрита наверняка разыскала его сама, ради собственного подлинного интереса.
– Я заметил, что вы тоже интересуетесь природными явлениями, – обратился он к Акрите снова. – Вы видели много инопланетных?
Андорианка подошла к краю палубы и, крепко держась за перила, и смотрела в темную даль, где ледяной океан сливался с грозовыми тучами.
– Да, мои далекие предки такие условия считали безопасными, - ответила она, переждав грохот очередной расколовшейся льдины и повернувшись к вулканцу. – Конечно, у них были сложности, и поломки, и отказ оборудования из-за попадания молний в сенсорный массив, но сама по себе гроза не так опасна, как кажется. А природные явления мне действительно нравятся. И живые, на разных планетах, и космические, вроде заряженных газовых туманностей со сложными переменными магнитными полями. Конечно, то, что я видела – это по большей части голозаписи или моделирование. Но мне всегда интересно посмотреть на них в реальности. Например, в один выходной в Академии на Земле мне посчастливилось увидеть извержение вулкана ночью: клокочущее огненное море в кратере, смотришь сверху, с края, оттуда фонтанами бьют искры и дым в черное небо, а кругом горы, заснеженные вершины, и раскаленные камни гудят так, что дрожит земля. А вы тоже интересуетесь таким?
Она не стала спрашивать, логично ли это, и даже не успела удивиться тому, что вроде бы безэмоциональный вулканец первым сказал "тоже интересуетесь". А еще она была рада, что капюшон, пусть и полупрозрачный, в темноте и необычном освещении скрывал чувства, наверняка отражавшиеся на ее лице: восхищение, удивление могуществу и красоте природы, желание понять ее, соприкоснуться, ощутить что-то, что связывало казалось бы неживые феномены с ее душой. Она не подумала о том, что вулканцы могут чувствовать ментальный фон, и наивно надеялась, что если Тенек не увидит, то она не сделает ему неприятно или неудобно своей несдержанностью.
– Стихия напоминает нам о многом, – Тенеку пришлось прервать фразу на полуслове, а потом повторить заново, переместившись ближе к Акрите и встав так, чтобы слова не уносило переменившимся и ещё окрепшим ветром. – Служит мерилом наших возможностей, даже порой наших принципов. Гармония и хаос, и гармония в самом хаосе – красота и сила природы достойны восхищения.
Возможно, виноват был ветер и то, что для разговора приходилось напрягать голосовые связки, но речь Тенека сейчас казалась несколько менее бесцветной, чем обычно.
________________
с Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 21 Ноября 2017, 11:52:03
3 сентября 2384 г., раннее утро
Голокомнаты


Акрита заметила это, но уверенно списала на ветер. Ее собственный голос тоже срывался и звучал не совсем естественно из-за капюшона, закрывавшего лицо.
- Иногда мне кажется, что природа понимает меня лучше, чем многие живые, - ответила она после нескольких секунд паузы. – И мне хочется понимать ее. А вам понравились горы во вчерашней тренировке с восхождением? Это было красиво…
– Вы правы, – согласился Тенек. – Это было красиво. Я поднимался в горы на Родине. И один раз на Земле. В Гималаях. Ни один подъём не был похож на другой.
Ветер опять сменился и теперь дул в лицо. Акрита чуть наклонила голову.
- На Бэйджоре тоже были красивые горы, - чуть тише, чем раньше, произнесла она. – Те, которые мы видели на регате.
Она замолчала, внезапно осознав, что перед ее глазами опять стоит Мори, радостная, поздравляющая участников и победителей в ту роковую ночь.
– Я их видел только мельком, во время спуска и подъёма на катере, – сказал Тенек. Он не знал, почему Акрита вдруг замолчала, но не стал мешать её молчанию: порой молчание значит больше, чем любые слова; Тенек не знал, о чём сейчас молчит Акрита, но не стал нарушать её мыслей вторжением неуместных слов.
Усилием воли прогнав еще слишком живые образы, андорианка спустя пару минут молчания, созерцания и слушания стихии задала вопрос, который совсем не вязался к предыдущему разговору:
- Простите, что спрашиваю, Тенек, но, может быть, вы знаете, как это логически объяснить. Зачем обманывать союзников, не врагов? – она развернулась к вулканцу вполоборота, чтобы не приходилось кричать. – Почему Делас вредила нам, с угрозой здоровью тех, с кем она в одном проекте, в одном деле? То есть я понимаю, с какой целью она это делала. У нее свои методы добиваться победы, и она пыталась ее достичь. Но ведь что-нибудь наверняка бы раскрылось, и велика была вероятность, что нам в будущем придется работать вместе. И потом, она в общем-то неплохой человек, мы вчера немножко разговаривали в каюте вечером. Она не ненавидит нас, готова что-то делать вместе. Но я не понимаю, как можно поставить на одну планку выигрыш в какой-то гонке и здоровье или даже жизнь пусть не товарищей, но как минимум не врагов. Мы ведь тоже изобретали всякие нелегальные способы. Но нам и в голову не могло прийти саботировать, травить и прочее.
– У этого нет логического объяснения, – пожал плечами Тенек, – если, конечно, не путать примитивный, далёкий от здравого смысла прагматизм с настоящей логикой. Могу сказать, что мисс Делас очень импульсивна и склонна прежде делать, а затем думать. К тому же их команда была убеждена, что мы пытаемся добиться победы нечестным путём и, если я верно понял, пыталась таким образом сорвать наши мнимые планы. Гораздо разумнее было бы сперва выяснить, правдива их информация или нет, и поговорить с нами, но они сделали то, что сделали.
- Но ведь мы на самом деле действовали не совсем честно, - мотнула головой Акрита. – И все-таки, даже если так. Но ведь мы не вредили другим! Не причиняли боль, не ломали чужое. Пусть они тоже, желая нас обойти, поступали бы нечестно, взломали систему чек-поинтов или что-нибудь там еще. Это я бы поняла. Но разве подобные игры, гонки, призы стоят того, чтобы из-за них делать то, что делала команда Делас?
– Не стоят, – согласился Тенек. – И если бы у нас было больше времени, мы согласовали бы всё двумя командами, и не было бы даже повода подозревать нас в нечестности. То, что между нашими коллегами возникло недоразумение, – моя вина. Не понимаю, как я мог забыть вынести этот вопрос на общее обсуждение. Но вы правы и в том, что даже настоящую нечестность бессмысленно и неверно пресекать подобным образом. Лучшим выходом было бы сказать тем, кто попал под подозрение, о своих сведениях и дать возможность объясниться и в худшем случае отказаться от своих планов. Если же это действительно оказался бы заведомо нечестный способ победы, лучше всего было бы доказать его бессмысленность собственной победой – победой по всем правилам.
Акрита склонила голову, мысленно прослеживая цепочку рассуждений Тенека, но что-то одно явно ускользало от ее понимания.
- Какое недоразумение, - с искренним удивлением спросила она. – Мы ведь обо всем договорились относительно маневра и связи, и вроде действовали слаженно, хоть и не по правилам… Ваша вина? В чем?
– Мы не обсуждали с вашей командой этическую сторону вопроса, – пояснил Тенек. – То, что наша команда голосует за отказ от приза. Мисс Хена подняла этот вопрос. Мне самому ответ казался настолько очевидным, что я озвучил его только после слов мисс Хены. Команда поддержала это решение. Мы должны были повторить обсуждение с вашей командой, но не сделали этого. Другие могли забыть из-за спешки и эмоций, но не я. И всё же я тоже забыл об этом. В этом моя вина.
Акрита пару секунд молчала, совершенно пораженная услышанным. Голосование за отказ от приза, этическая сторона вопроса и, оказывается, споры и непонимания между ее товарищами. Для андорианки это было абсолютной новостью.
- Вот оно как, - пробормотала она негромко, так что, наверное, только вулканский слух мог разобрать сквозь грохот стихии. Затем продолжила уже громче, - Надо же, я вообще не знала о существовании этого вопроса, и что делать с призом, кому он достанется – мне было решительно все равно. Мне хотелось лишь показать победу совместной работы группы, состоятельность проекта и сотрудничества, я и не думала, что кто-то обсуждал приз и голосовал. Поэтому, видимо, я тоже виновата. Вы правы, для кого-то это могло быть важно… - Акрита вздохнула. – А вообще, Тенек, мне кажется, вы не должны винить себя за то, что мы ошибаемся из-за эмоций. Если мы выбрали жить с ними, то должны уметь справляться или хотя бы принимать последствия. Обсудить с нами, скорее всего, стоило Ракару, хотя я тоже не понимаю, что там обсуждать, если честно. Но вы уж точно не виноваты.
– Вы выбрали жить с эмоциями, я выбрал жить без них, – возразил Тенек. – Без эмоций подобная забывчивость непростительна. Почти все в нашей команде рассуждали точно так же, как и вы, но мне следовало учесть: то что кажется очевидным мне или вам, может быть далеко не очевидно другим. Мистер Ракар эмоционален, я – нет, у него было право забыть, у меня не было. Я уверен, если бы мы обсудили это с вашей командой, в итоге ваша команда пришла бы к такому же решению, но обсуждение не состоялось, и по крайней мере двое были глубоко этим задеты. Из этого стоит извлечь урок: любое решение должно обсуждаться всеми и одобряться большинством, каким бы очевидным оно ни казалось, если только это не приказ легитимного командира.
Акрита покачала головой. Что-то все равно оставалось непонятным, но теперь она тоже чувствовала угрызения совести за то, что даже не подумала о мнении товарищей, спроецировав на них свое безразличие.
- Да ведь у нас толком и возможности не было обсуждать, - сказала она, понимая, впрочем, что вулканца переспорить ей вряд ли удастся. – И вам ведь не поручали и не просили с нами обсуждать. И да, вы правы, обсуждать надо, но если принимается решение, одобренное большинством, меньшинству все равно будет обидно. Мы такие разные, - грустно вздохнула она. – А что касается приза… Наверное, самая большая ценность его теперь – то, что он получен из рук коммандера Мори.
Акрита смотрела на чуть покачивающуюся мачту-антенну корабля, на которую бросали блики всполохи молний. Палуба вздрогнула и просела под очередную льдину.
Тенек невольно проследил за взглядом андорианки.
– Я принимаю случившееся, – сказал он, – и разделяю скорбь с теми, для кого это стало тяжёлой утратой. Это всё, что я могу сделать.
- Я тоже, - кивнула Акрита. Она хотела что-то еще добавить, но не стала.
Возможно, Тенек и Акрита прервали бы это молчание или перешли бы к следующему этапу презентации, но сигнал, предупреждающий о том, что время презентации истекает, нарушил правдоподобие окружающих их льдов, а через несколько минут и сама иллюзия исчезла, оставив вокруг только пустую голокомнату.
Андорианка огляделась, тоже не сразу возвращаясь в реальность, затем подошла к терминалу и окончательно завершила сеанс.
- Я не успела показать вам музыкальный инструмент, - сказала она, посмотрев на Тенека. – Может быть, как-нибудь в другой раз, если вам будет интересно. На самом деле, это вообще отдельная программа, ее можно запустить и без презентации.
Несмотря на задумчивый и несколько грустный вид, Акрита чувствовала себя заметно спокойнее и увереннее, чем сорок минут назад. Разговор с другом, пусть даже с тем, кого непросто понять, пусть даже такой вот неоконченный, оказался очень кстати.
- Спасибо вам за компанию, - улыбнулась она.
Тенек слегка поклонился.
– Я глубоко вам признателен, за ваше время и вашу презентацию, – сказал он неожиданно на андорианском. Может быть, это был один из способов выразить степень признательности, а может быть, – желание показать Акрите, что у вулканца есть к её Родине настоящий и давний интерес? – Если это не идёт вразрез с вашими желаниями, я хотел бы, чтобы вы показали мне ваш музыкальный инструмент в следующий раз.
Андорианский язык в исполнении Тенека заметно отличался от того, который создавался универсальным переводчиком, и был лишён той непринуждённости и естественной неправильности, которая сопровождает речь подлинных носителей языка, даже если это вулканский в исполнении вулканцев.
Когда Акрита заговорила уже не под вой ветра, а в тишине, Тенек внимательно на неё посмотрел, словно с ней что-то было не так, теперь же, прислушавшись к своему голосу, он приподнял бровь и добавил, переходя снова на родной язык:
– Если у вас есть десять свободных минут, предлагаю зайти в лазарет. Не стоит хрипеть два дня подряд, если можешь избавиться от этого сразу же, – и он слегка коснулся рукой собственного горла.
Улыбка Акриты превратилась в искреннее приятное удивление, когда она услышала слова на родном языке.
- У вас отлично получается говорить на андорианском! – похвалила она. – Вы интересуетесь нашей культурой? Конечно, я буду рада показать вам музыкальный инструмент, хотя это всего лишь программа, но хорошо сделанная. Свободных минут у меня много, до общего собрания, - она сделала шаг в сторону выхода из голокомнаты. – Поэтому можно и в лазарет зайти. Не думаю, что оно имело бы такие последствия, но я не врач, вам виднее.
Про себя она подумала еще и о том, что если кто-то попытается напасть на Тенека в ближайшее время, то она будет рядом – в качестве боевой единицы или свидетеля, как уж получится – но в любом случае ее присутствие окажется не лишним.
– Ещё в школе меня интересовала планета, настолько непохожая на Вулкан, – подтвердил Тенек и, снова коснувшись горла, заметил: – даже если это продлится всего один день, это дискомфортно. Идёмте.

____________
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 22 Ноября 2017, 11:07:29
3 сентября 2384 г., раннее утро
Каюта Баккер и М’Коты ->Променад

Дождавшись, пока М’Кота уйдет, Самрита вылезла из-под одеяла. Она уже не спала – пробуждение клингонки разбудило и ее, но она не хотела пересекаться с соседкой лишний раз. Вчера, вернувшись со свидания окрыленной и счастливой, она сразу же нырнула в постель и сделала вид, что ее нет, а сейчас предпочла дождаться, пока останется в каюте одна, чтобы неторопливо насладиться утренним душем и книжкой. Она бы так и провалялась до собрания кадетов, но одно дело прочно сидело в голове и не давало ей расслабиться. Задание лейтенанта-коммандера Планкса.
Самрита уже успела несколько раз пожалеть, что во все это ввязалась. От нее требовалось невозможное – научить Квинтилию отдыхать и расслабляться, познакомить с жизнью вне учебы… Как будто ей самой сейчас до веселья с этой новостью про беременность! Задание казалось решительно невыполнимым, и землянку уже успела посетить мысль, что Планкс просто решил над ними поиздеваться. Но время шло, и от нее требовалось сделать хоть что-то. Поэтому для начала Самрита решила накидать возможные идеи, и делать это было приятнее в компании тостов с ветчиной, яичницы и утреннего кофе. Захватив с собой падд, она направилась в Реплимат.
Время было раннее,но большая часть магазинов и ресторанов на Променаде были или уже открыты, или хозяева готовили свои заведения к открытию. Людей было не очень много, в основном все или спешили мимо Самриты по делам, или так же неторопливо шли на завтрак.
Все было как обычно, но тут внимание Самриты привлекла странная процессия - кардассианец, одетый в хороший костюм, в компании двух офицеров Звездного Флота вышел на Променад и направлялся в офис службы безопасности. Когда они прошли мимо землянки, она заметила, что два СБшника имеют очень решительный вид, а кардассианец, идущий между ними, напротив опустил голову и смотрит под ноги, будто стыдится происходящего и не хочет привлекать к себе внимания. Наручников девушка не заметила, но зато обратила внимание на булавку с блестящим черным камнем, украшающую лацкан костюма кардассианца.
«Вечеринка? Нет! Караоке? А… Нет, тоже нет!» - все идеи, приходившие в голову Самрите, тут же натыкались на образ Квинтилии и разбивались вдребезги. Но странная процессия отвлекла ее от попыток придумать подходящее развлечение – она пару раз удивленно моргнула и чуть сменила траекторию движения. Этот кардассианец… она точно его видела. Он угрожал Тенме, а потом… Самрита была почти уверена, что тот кардассианец и доктор Глессин – это один и тот же человек, это выстраивалось в стройную теорию, но из нее выпадало то, что его арестовали. Неужели кто-то все же рассказал о случившемся вчера? Самрита незаметно пристроилась за СБ-шниками, соблюдая дистанцию: задание Планкса может немного подождать, как и яичница.
-Вам обязательно было тащить меня через всю станцию на виду у всех? - негромко проговорил Глессин, - Это унизительно, я не сделал ничего плохого.
-Что плохого вы не сделали вместе с галом Дохиилом и глинном Толан - мы еще выясним, - ответил сквозь зубы один из охранников, широкоплечий землянин по имени Брамс, - Да, мы узнали, что вы с ними общались. И какие еще неэтичные поступки вы совершили на станции, нам тоже скоро будет известно.
-Кто меня сдал? - прошипел кардассианец, - Этот вулканец успел прийти к вам и все испортил? Я знал, что с ним нельзя будет договориться! Как жаль, что я не успел выполнить свой план…
-О, уже угрозы пошли? - отметил Брамс, - Так и запишем. Продолжайте говорить, доктор, все сказанное будет использовано против вас.
-Я сам все расскажу, - мрачно ответил Глессин, - Расскажу вам все о гале Дохииле, если мне будут предоставлены гарантии безопасности.
-Легко же вы сдаете своего сообщника, - усмехнулся СБшник.
-Он мне не сообщник, я просто на него работал. Очень непродолжительное время, - с неприязнью ответил доктор Глессин, - Я деловой человек, и если мне предлагают сделку на более выгодных условиях, я ее возьму…
Больше Самрита ничего не успела услышать, потому что трое вошли в офис Службы безопасности и дверь за ними закрылась.
Глаза Самриты расширились, и в какой-то момент она подошла так близко к СБ-шниками, что чуть было не натолкнулась на них. Значит, этот Глессин как-то оказался замешан и в других делах. Он был соучастником Толан в убийстве? И кто такой этот гал Дохиил, о котором она слышит уже второй раз? И что этот доктор собирался сделать с Тенеком – неужели Освальд был прав?.. Она остановилась перед офисом Службы Безопасности, обдумывая все услышанное и пытаясь сложить кусочку в общий паззл. Что-то происходило, что-то очень интересное, и они уже были близко к разгадке…
Самрите не терпелось поделиться своими наблюдениями с Освальдом, но она решила дождаться общего собрания и рассказать все ему уже там. Может быть, вместе они смогут сопоставить все факты и понять, что случилось? Может быть, смогут разгадать секрет Тенмы? Девушка еще немного потопталась на пороге офиса СБ, а потом нехотя направилась туда, куда и собиралась изначально. Но теперь она собиралась работать не только над планом для Квинтилии, но и записать все свои наблюдения.
Но, видимо, спокойно позавтракать в этот день Самрите была не судьба. Неожиданно сработал коммуникатор у нее на груди:
- ОПС - кадету Баккер, - раздался чей-то мужской голос, - Вам назначена встреча в офисе командующего станцией, сегодня с 7 до 7:15 утра по времени ДС9.
Самрита Баккер вздрогнула и неуверенно коснулась рукой дельты на груди:
- Есть, сэр, - проговорила она, оглядываясь.
Это было очень неожиданно, и девушка понятия не имела, что от нее может понадобиться и кому.  А еще ей было очень интересно, кто же теперь занимает офиса командующего, если коммандер Мори убита.
Самрита была всего лишь маленьким кадетом, никогда не привлекала к себе внимания, не была замешана ни в каких скандалах… Самрита прокрутила в голове все возможные причины: едва ли ее вызывают из-за беременности. Или из-за вчерашнего проникновения в каюту Глессина. Или… оставалось одно – их с Освальдом перемещение на «Анадыре» не осталось незамеченным, и теперь их ждут большие проблемы.
________
С Глессином и офицерами СБ


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 22 Ноября 2017, 11:08:15
3 сентября 2384 г., раннее утро
ОПС


Время уже подходило к 7 часам утра, поэтому Самрита Баккер оправилась в операционный центр станции. Раньше она никогда там не была.
Когда девушка поднялась на турболифте, ее сразу же проводили в офис, и у нее почти не было времени осмотреться, хотя все в ОПС было очень интересно.
Кресло в офисе начальника станции кто-то занимал, но оно было повернуто к окну, поэтому за его высокой спинкой кадету Баккер не было видно, кто в нем сидит.
Девушка нерешительно застыла на пороге. Сейчас ей было по-настоящему страшно – не как на регате или во время прослушивания каюты Глессина, а страшно в глобальном плане – за свою карьеру и все свои планы на будущее, такие блестящие и амбициозные.
- Кадет Баккер прибыла по вашему приказу, - проговорила она после небольшой паузы, обращаясь к спинке кресла.
-Кадет Баккер! А что, уже 7 утра?! - произнес мужской голос, и кресло развернулось в сторону Самриты.
Оказалось, что в нем сидит мужчина землянин, в федеральной форме лейтенант-коммандера с желтым воротником, у него было обветренное квадратное лицо и короткие пшеничные волосы. Мелкие морщинки возле рта и глаз были свойственны человеку, который много улыбается, но сейчас его лицо выражало скорее растерянность. В руках лейтенант-коммандер держал падд и красную кружку с широким основанием, из которой поднимался ароматный запах крепкого кофе.
- Да, лейтенант-коммандер… почти, - девушка подняла взгляд на офицера. Он был ей незнаком, она даже не знала, как его зовут и какую должность он занимает на станции. Видимо, сейчас он исполнял обязанности коммандера Мори.
Самрита выпрямилась по стойке смирно, думая про себя, что вполне могла бы обойтись сегодня без заколок в виде пчелок. Серьезности ее образу они не придавали. 
Мужчина поставил на стал кружку с кофе, немного приподнялся в кресле и протянул через стол руку кадету. Ладонь лейтенант-коммандера была жесткой и шершавой, как доска.
-Джонсон, - представился он, - Временно исполняющий обязанности командующего станцией. А вы из проекта “Альфа”, верно? Ну и нечто же этот ваш проект! У вас там есть какая-то штука, по которой одного из вас надо повысить, и у меня вылезло сообщение, что это именно вы. И еще адмирал Солок написал. Поэтому я вас вызвал. Давайте посмотрим… - лейтенант-коммандер Джонсон посмотрел в свой падд и что-то пролистал в нем пальцем, - Тут говорится, что я должен дать вам выбор: преждевременное полевое повышение до энсина или возможность работать на станции. Похоже на игру какую-то! Ну и… что вы выберете, кадет Баккер?
Самрита с облегчением выдохнула, и ее плечи, сжатые от напряжения, опустились. Сердце екнуло, и девушка почувствовала, как ее губы сами собой растягиваются в осторожной улыбке. Она внимательно посмотрела на лейтенант-коммандера Джонсона и кивнула:
- Да, сэр, из проекта «Альфа». Это что-то вроде награды, но я думала, что об этом сообщит советник… то есть координатор Рилл. Я… - она сделала глубокий вдох и подняла подбородок. – Если возможно, я бы выбрала повышение, сэр.
-Я не совсем понял, как это работает, - признал Джонсон, - Но полагаю, за вами наблюдают. Может, у вас там камеры в вашем ангаре или все еще проще: ваши компьютеры подключены к общей сети и все, что вы делаете на них, записывается для архива проекта. Мне пришло уведомление, и поэтому я знаю про вас. Как я понимаю, сказать вам - была роль коммандера Мори, но… - мужчина погрустнел и сделал паузу, - Я постараюсь не забыть отправить документы, и в течение суток ваш статус изменится. Поздравляю!
- Наблюдают? – нахмурилась Самрита. Впрочем, этого следовало ожидать. Но насколько тщательно за ними наблюдают? Она никогда не была параноиком, но эта мысль пробежала по спине неприятным холодком. – Может быть, координатор Рилл просто сообщила о результате голосования адмиралу Солоку, и он принял это решение о награде? Я не знаю, как это происходит, сэр, - сделав небольшую паузу, она вновь вытянулась: - В любом случае, спасибо вам, сэр! Это очень важно для меня!
Она собиралась уже было просить разрешения идти, но все же добавила:
- Все участники проекта скорбят по коммандеру Мори, сэр. Мы и представить не могли подобное… Это большой удар по всем на станции. 
-Надеюсь, скоро мы сможем прижать всю преступную кардассианскую шайку! - Джонсон ударил кулаком по столу, - Одна уже раскололась, осталось еще двое. Вот увидите, кадет Баккер! Кстати… - он посмотрел на девушку и задержал внимание на желтых деталях ее формы, - Кто вы по специальности, кадет? В вашей группе есть еще энсины или младшие офицеры из флотов других государств?
Самрита согласно кивнула. Выражать свое отношение к кардассианцам при старшем по званию было бы неприемлемым, но раз уж так вышло, что именно они являются преступниками… может быть, это не совпадение?
- Я была бы рада вам помочь, если бы могла, лейтенант-коммандер. Я инженер, последний год обучения Академии Звездного Флота. – У нас в группе есть кардассианский гил и ромуланский улан, сэр. Как я понимаю, их звания являются аналогами нашего энсина.
-Инженер! Новая смена! - с энтузиазмом воскликнул Джонсон, - Тогда я еще больше рад с вами познакомиться. Видите ли, обычно я тут главный инженер станции… и, судя по количеству моих командировок на Бэйджор, главный инженер вообще всей системы, потому что у баджорцев вечно что-то ломается. Я очутился в этом кресле, потому что внезапно оказалось, что старше по званию на ДС9 никого нет, и знаете, кадет Баккер? Быть большим начальником не так-то просто, - он слегка растерянно посмотрел на большой стол, падд и чашку кофе, который уже остыл и не был таким вкусным, - Столько дел, столько бюрократии, столько всего надо не забыть, столько ответственности… Вы уверены, что вам надо это повышение? Идите работать в мою команду, нет ничего лучше простого честного труда.
Теперь Самрита смотрела на лейтенант-коммандера с настоящим восторгом: так вот он какой, инженер этой станции! Конечно, она хотела бы работать под его начальством, особенно на таком сложном объекте, как станция Deep Space Nine, где объединились кардассианские и федеральные технологии! Она уже открыла рот, чтобы это сказать, но тут же его закрыла. Это были эмоции, а ей следовало сейчас смотреть вперед чуть больше, чем на один шаг.
- Я бы очень хотела, сэр, - искренность в ее голосе была смешана с сожалением. – Это был бы ни с чем не сравнимый опыт… Но, к сожалению, сейчас я не могу принять это предложение. Дело в том, что совсем недавно у нас был инцидент как раз из-за того, что другая участница проекта согласилась работать на станции и не смогла справиться… В общем, это долгая история, но ее суть в том, что мы увидели на примере, как сложно совмещать проект и работу. К тому же, - Самрита опустила взгляд, - мое физическое состояние сейчас не позволит мне брать такую нагрузку. Но… я бы хотела вернуться на станцию после окончания проекта и Академии, если это возможно, сэр.
-Жаль, жаль… - пробормотал Джонсон, - Но что ж, вы хотя бы будете не единственным младшим офицером в вашей группе, вам будет полегче. Понимаете, ведь вы станете офицером и сможете отдавать приказы тем, кто еще вчера был с вами на равных. И им придется подчиняться. Это все не просто.
- Вы так думаете, сэр? – неуверенно переспросила Самрита. – Я всегда полагала, что в проекте мы все на равных, независимо от возраста, опыта и звания… И, если я могу говорить прямо, то я бы не хотела, чтобы мной командовал ромуланец или кардассианец. И это действительно непросто, сэр, - она переступила с ноги на ногу. – Я не умею командовать другими, меня этому не учили, и едва ли у меня получится. 
-Ну, я не знаю, как у вас там все устроено, я только вчера вчитался в этот ваш проект, - признался Джонсон, - Но старшинство по званию - один из самых очевидных способов определить, кто будет капитанить на задании, не так ли? Возможно, теперь вам стоит подумать про какой-нибудь лидерский курс из программы Академии. Но не волнуйтесь, у вас все получится!
- Да, сэр, вы правы, - задумчиво проговорила Самрита. - Это налагает ответственность, и мне ещё надо многому научиться... но, думаю, я справлюсь, - просветлела землянка. - Курс лидерства мне точно не помешает. Спасибо вам, сэр! Я была бы очень рада, если бы смогла поступить после Академии под ваше начальство!
-Может, если выиграете в вашей игре еще раз, я забью вам теплое местечко на ДС9, - подмигнул Джонсон, - Сколько сейчас времени? Ох, ради всего святого, я уже опаздываю на телеконференцию с начальством! Удачи вам, кадет Баккер! 
- Прошу прощения, сэр! Спасибо, сэр! - Самрита кивнула лейтенант-коммандеру Джонсону, сияя как начищенный кусок латины, и скрылась за дверью.
___________
С лейтенант-коммандером Джонсоном


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Квинтилия Перим от 23 Ноября 2017, 09:46:14
3 сентября 2384 г., утро
ДС9, Променад, Реплимат


Когда Самрита спустилась из операционного центра обратно на Променад, намереваясь все-таки позавтракать, она заметила, что людей вокруг стало больше и почти все свободные столики в Реплимате были уже заняты. За одним из них, в углу федеральной трапезной зоны сидела кадет Пе… то есть теперь уже просто Перим и довольно уныло  ковыряла кусок чизкейка на тарелке перед собой. На ней было все то же платье, что и в последние два дня - из очень тяжелой ткани, грязных розовых и серых тонов, полностью закрытое. Казалось, этой девушке совершенно все равно, как она выглядит. Когда она постоянно носила кадетскую форму, это не так бросалось в глаза, потому что все кадеты выглядели примерно одинаково.
Самрита вздохнула. Ну что ж, ей все равно надо было пообщаться с Перим, так почему бы не сделать это сейчас? Она бросила тоскливый взгляд в свой падд, где под заголовком «Задание Планкса» зияла пустота чистого листа, и пошла за завтраком. Сегодня все было особенно прекрасно, и даже реплицированная яичница источала аппетитный аромат. Хорошее настроение Самриты было так просто не сломить!
- Тут свободно? – поинтересовалась она, возникая с подносом перед Квинтилией и источая оптимизм и радость, нетипичные для Самриты последних дней.
Квинтилия вздрогнула, отвлекшись от своих мыслей, и подняла глаза на Самриту.
-Нет, не занято, - сказала она, впрочем без особого энтузиазма, а затем подвинула свою тарелку, чтобы Баккер было куда поставить свой поднос.
- Отлично, - улыбнулась Самрита, присаживаясь напротив и с удовольствием делая глоток кофе. – Вообще-то, нам все равно надо было пообщаться, если ты помнишь, так что почему бы не сделать это сейчас? Если, конечно, у тебя нет других, более важных планов, - землянка с иронией посмотрела на трилла и впилась зубами в тост с ветчиной и сыром.
-Планов нет, - с несколько обреченным видом ответила Квинтилия, продолжая ковырять кусок творожного торта, - Я тут просто пытаюсь делать то, что мне нравится. Ем любимую еду на завтрак. Чувствую себя странно.
- М-м-м, чизкейк, - одобрительно протянула Самрита и удивленно уставилась на Квинтилию: - Почему странно? И… что необычного в том, чтобы есть любимую еду на завтрак?
Вопрос, зачем есть на завтрак нелюбимую еду, она решила придержать при себе. С едой у Самриты были особые, очень нежные отношения.
Квинтилия отложила вилку.
-Потому что это десерт. Его едят после основной еды, в маленьких количествах и по особому поводу. Нельзя же просто питаться сладостями! Есть же правила.
- Можно, - решительно проговорила Самрита. – Если очень хочется. Только быстро надоест и перестанет приносить радость потом, а ведь в этом вся суть десертов! Я ем сладости, когда мне грустно и плохо, и они как-то… успокаивают. Особенно если это большое шоколадное мороженое или клубничный милкшейк. Ну такой, с зонтиком и сахаром по краю стакана. А вот сейчас мне их совсем не хочется.
-Серьезно? Успокаивают? - задумчиво проговорила Квинтилия, - Тогда мне тоже надо это попробовать. Но… почему тебе не хочется этого сейчас? По твоей логике получается… что у тебя все хорошо? Правильно?
- Получается, что так! – довольно улыбнулась Самрита. – Видишь, я даже готова выполнять задание Планкса, хотя и считаю его в принципе невыполнимым. Вот как ты представляешь, чтобы я тебя развлекала?.. У тебя есть идеи? – с надеждой поинтересовалась она. – Ну, у тебя же всегда есть планы на все случаи жизни!
-Значит, я должна выполнить задание Планкса за тебя? - вздохнула Квинтилия, но затем, после драматической паузы продолжила, - Да, я думала об этом. В твоей биографии написано, что ты любишь спортивные тренировки. Какая спортивная активность у тебя самая любимая и веселая?
- Ну можно и так сказать, - нехотя согласилась Самрита. – Потому что развлекать человека насильно невозможно. Я могла бы делать с тобой что-то, что интересно тебе самой, но я понятия не имею, какие у тебя хобби, - она пристально посмотрела на девушку-трилла, - и есть ли они вообще! И нет, спорт не сгодится – для этого у тебя есть Ракар, он отвечает за спортивную активность, это читерство. Хм…
Самрита дожевала кусочек яичницы и отложила вилку.
- Вообще-то у меня была пара мыслей. Но сначала я хочу знать, что тебе в принципе интересно, иначе это бессмысленно. Только не спорт! И еще нам надо поработать над твоим внешним видом, -  решительно подытожила она.
Квинтилия подняла руку и заправила прядь волос за ухо, будто стесняясь своего внешнего вида.
-Ты считаешь, что внешний вид влияет на отношение к человеку? Мне тоже кажется, что со мной что-то не так. Но тебе не кажется несколько поверхностным судить о человеке по внешности? Я бы не хотела быть поверхностной. Этот парадокс не дает мне покоя.
- Кажется, - легко согласилась Самрита. – И ужасно нелогичным. Какое счастье, что мы не вулканцы, правда? Но дело не в поверхностности и даже не в других людях, хотя и в них тоже, а в собственном самоощущении. Чтобы было приятно смотреть на себя в зеркало, чтобы чувствовать, что внешнее и внутреннее совпадает, чтобы просто нравиться самой себе! Ну и разумеется, производить хорошее впечатление на тех, с кем общаешься. Я читала, что человеку с приятной и ухоженной внешностью доверяют больше. Уже не говоря о том, что офицер Звездного Флота всегда должен выглядеть аккуратно и подтянуто. Вот этот ужас, - ее взгляд сфокусировался на неровно обрезанных волосах Квинтилии, - кто с тобой сотворил?
-Энн Уильямс, - ответила Квинтилия, - Это было нужно для одного дела. Если честно, я никогда не выбирала для себя внешний вид сама. Но… мне понравилось то платье, в котором ты была на презентации своей земной кухни. Как оно называется?
- Я надеюсь, что маки из Энн Уильямс получится лучше, чем парикмахер. С этим надо что-то делать, это просто… ужасно, - призналась Самрита. – Хотя бы просто сходить к мастеру и сделать из этого прическу. Я собиралась зайти и подравнять челку, так что, если хочешь, можешь составить мне компанию. А то платье… оно правда тебе понравилось? Оно, конечно, красивое - это традиционный наряд одного земного народа, называется «баджу кебайя». Но… ты хотела бы носить что-то подобное каждый день? – аккуратно поинтересовалась Баккер.
-Хорошо, - сказала Квинтилия, - Я зайду с тобой в парикмахерскую. Может, мне вообще стоит ходить с тобой везде… - Перим задумалась и не обратила внимание на выражение, которое появилось на лице Самриты, - Я подумала, если платье сделать короче и убрать часть вышивки…
- Не везде! – Самрита чуть было не поперхнулась кофе и предупреждающе подняла руку. - Но, например, я с удовольствием зайду с тобой в магазин одежды или к портному. Может быть, сможем найти какой-нибудь компромисс между красотой и практичностью… Хотя я вот вообще не люблю платья, - призналась землянка, доедая уже остывшую яичницу. – Но мы говорим о твоем стиле, значит это должно быть что-то, что нравится тебе. Вот это вот розово-серое… э… платье – оно тебе нравится?
Квинтилия разгладила бархатную ткань на коленях.
-Я никогда об этом не думала. Оно выполняет свое предназначение и я не испытываю к нему эмоций. Но твои слова заставили меня посмотреть на ситуацию иначе. Ты спрашивала, что мне интересно, кроме спорта. Жаль, что кроме, потому что у меня есть голо-программа на эту тему, хотя совсем не такая, как у Ракара. И еще я люблю читать. В последние дни у меня слишком много времени на это, и я не знаю, чем еще можно заняться. Когда будет следующая вечеринка, на которую меня не пригласили?
- Оно не выглядит особо удобным, - призналась Самрита. – Не говоря уже о какой-то эстетической ценности… Хм, сейчас есть достаточно времени до собрания, как насчет заняться прической и новым платьем? А потом уже можно будет подумать и об остальном. О вечеринках я пока ничего не знаю, но это прекрасная мысль – почему бы и не организовать одну? Ты могла бы мне помочь. В честь, ну-у… думаю, у меня есть один повод, - загадочно проговорила Самрита. Она принялась складывать на подносе использованные приборы, а затем, не сдержав любопытства, все же спросила: - Ну же, расскажи, что это за голопрограмма, раз уж начала!
-Это просто программа для занятий гимнастикой, - пояснила Квинтилия, - Там нет сюжета и красивой картинки. Когда я там - там просто мое тело и снаряд, больше мне не надо. Я заметила, что многие из вас любят голодек, даже те, от кого я этого не ожидала - например, Ракар. Но я хочу настоящих вещей, а не воображаемых. Например, если мне когда-то кто-то понравится… - она слегка покраснела, - я бы не хотела пойти на свидание в голодек.
- Свидание в голодеке тоже может быть очень настоящим! Главное, какие эмоции оно дарит, – воскликнула Самрита немного обиженно. – Но я люблю голодек не только за это. Вообще-то… - она задумалась, говорить или нет, - я люблю голороманы. Те, где можно поучаствовать в сюжете, отыграть какую-нибудь роль, побыть кем-нибудь другим… Например, сейчас я нашла голороман на основе какого-то старого земного фентези, с драконами и всем таким. Но если ты не любишь голодек, обойдемся без него, есть множество развлечений и в реальной жизни. Ну так что, ты правда хочешь вечеринку? – сощурилась Самрита. – Имей в виду, что тебе придется в ней участвовать!
-Лейтенант-коммандер Планкс сказал, что я должна пробовать новое, - слегка обреченно ответила Квинтилия, - Поэтому я буду участвовать во всем.
- Правильно сказал, - припечатала Самрита, поднимаясь со своего места и забирая поднос. – Но только не для галочки, пожалуйста! Попытайся получать удовольствие от процесса. И от результата - например, от стрижки и нового платья. Идем? – она кивнула на выход.
-Идем, - со вздохом ответила Квинтилия.

___________________________________
Написано совместно с Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Джарин Дохиил от 23 Ноября 2017, 10:11:52
3 сентября 2384 г., утро
ДС9, Жилое кольцо


Джарин Дохиил провел ночь в гостевой каюте, гораздо более скромной, чем те апартаменты, которые принадлежали ему раньше. Он быстро обнаружил, что хотя его новое пристанище было явным повышением по сравнению с тюремной камерой, доступ к компьютеру в каюте был отключен, а за дверью дежурили два охранника.
Несмотря на это, дипломат понимал одно: ему ничто не грозит. О том, что их с Толан связывает что-то ещё, помимо совместных ужинов и завтраков, знал на станции один только Глессин, а на него федератам не выйти никак: он же просто кардассианский врач и подозрений не вызывает. Значит остаётся только ждать. Рано или поздно Джарин выйдет сухим из воды, как уже не раз выходил раньше.
Утренний визит местной Службы Безопасности тем более не застал посла врасплох. К тому времени, как в его каюту позвонили, он выглядел таким отдохнувшим и непринужденным, будто был готов к светскому рауту здесь и сейчас.
На пороге каюты снова появилась вулканка-лейтенант.
-Мистер Дохиил, - произнесла она, на два миллиметра склонив голову в подобии приветственного поклона.
Не “господин посол”. Это было первым тревожным звоночком. Что-то произошло.
-Мистер Дохиил, - повторила вулканка, - Я пришла сообщить вам, что мы рассмотрели и проверили показания госпожи Толан, которые она дала против вас. Мы связались с Кардассией, с вашим правительством и всеми заинтересованными лицами, например, чиновником Даврасом Русатом. Работая совместно, мы запустили повторный процесс расследования убийства бывшего капитана корабля “Виетор” Алкета Малора, а также членов семейства Русат, в том числе госпожи Гевиллы. В данный момент вы проходите подозреваемым по пяти убийствам, не считая убийства коммандера Мори Джанир.
Джарин действительно забеспокоился. Его руководство не позволило бы всем этим делам всплыть снова. Либо влияние семьи Толан столь велико, что его начальство оказалось раскрыто, либо... от него решили избавиться.
Тем не менее, он не стал подавать вида:
- Это очень серьёзное заявление, лейтенант, - предельно спокойно произнёс кардассианец, - но, надеюсь, вы простите мне мою недоверчивость и предоставите официальные кардассианские документы?..
Задав этот вопрос, Джарин вдруг понял, что ни одного нового имени, ни одного нового факта, кроме уже озвученных Толан вчера, он не услышал. Всё это могло быть лишь хитроумным федеральным планом! Обретя дополнительную уверенность, мужчина поспешил добавить:
- В идеале, я хотел бы услышать это от кардассианского офицера, а не от федерального.
-Да, - сразу же согласилась СБшница, - Это будет возможно. В дополнение к ранее сказанному нам удалось связать вас с убийством коммандера Мори после разговора с доктором Глессином, которого мы допросили сегодня утром. Также мы инициировали проверку информации о некой секретной организации элиты на Кардассии, членом которой вы предположительно являетесь - тоже со слов госпожи Толан. Совет Детапа начал проверку этого заявления… - вулканка сделала паузу, - Нет, если быть точной, они употребили другое слово - “зачистку”. С учетом всего упомянутого правительство Кардассианского Союза не считает возможным для вас сохранять полномочия посла в настоящее время.
Вулканка, до сих пор стоявшая на пороге каюты со сложенными за спиной руками, протянула Джарину падд.
-Ознакомьтесь. Это официальный документ об отстранении. Корабль “Виетор”, без сомнения вам знакомый, прибудет на станцию сегодня вечером, чтобы транспортировать вас на Кардассию-Прайм для дальнейшего расследования уже силами вашего правительства.
В этот раз сохранить спокойствие Джарину не удалось.
- Это невозможно! - повысил он голос и принялся внимательно изучать документ, всё ещё надеясь, что это подделка.
Но с каждой строкой, с каждым словом вероятность этого стремительно уменьшалась.
- Только меня? - спросил, наконец, Джарин куда более спокойно, чем до этого позволял себе говорить с безопасниками. - А как же Толан? Или ей тоже удастся сбежать от правосудия с помощью "справедливого федерального суда", как тому кадету?
-Нет, госпожа Толан не будет “спасена” с помощью суда в Федерации, - после едва заметной паузы ответила вулканка, - С ее поступками также будет разбираться правительство Кардассии. Это все, что я уполномочена сообщить вам в настоящий момент. Вечером я провожу вас на борт “Виетора”. Хорошего дня, мистер Дохиил.
Джарин ничего не ответил и вообще не пошевелился, пока вулканка не вышла. Когда же дверь за ней закрылась, кардассианец реплицировал бутылку канара и жадно отхлебнул прямо из горла - теперь уже было не до комфорта, да и приличия соблюдать было не перед кем…
_______
С Т'Мир


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Мори Джанир от 24 Ноября 2017, 09:53:03
3 сентября 2384 г., утро
ДС9, тюремный блок


Тревога и ожидание – именно эти два чувства завладели Толан, не давая ей расслабиться и поспать. Она игнорировала принесенную ей еду, с трудом могла сосредоточиться на строчках романа, который принесла ей Утара Рилл, а сон был обрывистым и нервным. Всякий раз в кошмарах к ней приходил призрак коммандера Мори, и даже без слов Иламе становилось ясно, что их план провалился. Она просыпалась, а когда засыпала вновь, то все повторялось, и в конце концов кардассианка решила просто не спать. Так было проще.
Все утро Толан пыталась сосредоточиться на чтении – единственном развлечении, доступном ей сейчас и позволяющем отвлечься. Посетителей больше не было, у службы безопасности не возникло к ней дополнительных вопросов, Джарина перевели в его каюту, а ожидание становилось все более невыносимым. И с каждой минутой одна мысль становилась более и более отчетливой: что-то пошло не так. У нее не получилось.
От чтения Толан отвлек какой-то шум у входа в тюремный блок. Неужели вернули Джарина Дохиила? Или у нее какой-то новый сосед, какой-нибудь пьяный баджорец, которого запрут проспаться в камере? Значит, все закончилось, она больше не важный заключенный, а обычная убийца, чей покой и достоинство можно больше не оберегать отсутствием соседей?
В тюремном блоке появились двое мужчин федератов-СБшников, между ними шел кардассианец, но не посол Дохиил. Это был врач, которого Джарин привел с собой, когда она пыталась покончить с собой. Именно этот кардассианец вытащил ее в тот день.
Третий охранник, женщина, шел следом за доктором, хотя такой конвой был совершенно не нужен - доктор не оказывал физического сопротивления, а только громко сетовал:
-Я же рассказал вам все, что знал, все, что вы просили! Какое право вы имеете так со мной обращаться? Я уважаемый специалист на Кардассии-Прайм! Я доктор, а не шпион и не преступник.
Толан отложила книгу и подошла вплотную к силовому полю, непонимающе глядя на Глессина в сопровождении службы безопасности. Ей не было ничего известно о его преступных действиях, более того, он спас ее – неужели этого было достаточно для ареста? Они подозревают и его в сговоре?..
- Что случилось? – спросила она у офицеров. – За что вы арестовали доктора Глессина?
Один из охранников - широкоплечий молодой человек с героическим, но простым лицом - обернулся к Толан, пока двое остальных провели Глессина в камеру и заперли за силовым полем.
-За сговор с послом… то есть уже не послом Дохиилом, - сообщил СБшник, - А еще у нас есть ордер с Кардассии о задержании этого человека. За подписью некого гала Тенмы.
-Что? - доктор бросился к силовому полю и едва успел остановится, чтобы не коснуться его ладонями, - Но я работал на гала Тенму 15 лет! Он мой друг! Как он мог теперь вот так предать меня?
- Он спас мне жизнь, - непонимающе пробормотала кардассианка, переводя взгляд с офицера службы безопасности на Глессина.
Упоминание гала Тенмы и вовсе ее удивило – какое отношение отец Джеза мог иметь ко всей этой истории? Неужели и он замешан в заговоре? И… «не послом»? Дохиила лишили его должности? Толан никак не могла собрать кусочки картины воедино – у происходящего не было никакого смысла. Она опустила взгляд и сделала шаг назад – она хотела поговорить с доктором, но это было бы неосмотрительно делать при федеральных офицерах.
-Кажется, ваш друг очень хочет от вас избавиться, - предположил землянин СБшник, - По нашей информации вы замешаны в целых двух странных делах на станции.
Затем он вместе с одним коллегой вышел из тюремного блока.
Оставшаяся женщина в форме охранника неторопливо вышла из тени и подошла к силовому полю камеры Толан.
-Ваши слова подтвердились, - с легкой улыбкой сказала она, - С помощью добытой вами информации мы заручились поддержкой семейств Толан, Русат и Малор. Возможно, к делу присоединится кто-то еще, кто пострадал от действий организации, к которой принадлежит Дохиил. Совету Детапа на Кардассии-Прайм крайне интересно все происходящее, они схватились за возможность раздавить оппозицию и не допустить еще один государственный переворот. Все практически закончилось.
Толан с облегчением выдохнула и посмотрела на женщину широко распахнутыми глазами. Она боялась верить, боялась радоваться, боялась, что ослышалась или неправильно поняла… Но нет, федеральный офицер сказала именно то, на что Толан уже не надеялась.
- Спасибо вам, - прошептала кардассианка. – Но вы сказали «практически» - это значит, что еще не все кончено? Что теперь будет с Джарином Дохиилом? И… со мной?
-Вы можете идти, глинн Толан, - ответила коммандер Мори, набирая код управления силовым полем, - Вы сыграли свою роль до конца.
Женщина вошла в камеру и села на койку рядом с кардассианкой. Неужели это реальность? Или она снова видит призрак?
-Джарин Дохиил лишен полномочий и привилегий посла, сегодня вечером его со станции заберет корабль “Виетор”, а дальше дело будет в руках вашего правительства. Вам удалось замешать его в моем убийстве - убийстве федерального коммандера станции, на которой проходит международный проект, от которого нельзя было отмахнуться и сделать вид, что его не было, как в случае с несчастными Гевиллой и Алкетом. Ухватившись за это подозрение, расследование вытащило на свет такие тайны прошлого, что мое убийство кажется лишь маленькой частью происходящего и даже без него на Джарина Дохиила достаточно обвинений. Разумеется, главную работу проделал чиновник Русат, который годами собирал доказательства и в теории заговора которого, наконец, всерьез поверили. И также следует сказать спасибо вашему дяде.
- Коммандер, - выдохнула Толан.
Кардассианке очень хотелось прикоснуться к ней, чтобы убедиться, что это не призрак, а живой человек, но она не могла себе этого позволить. Она все еще помнила, как стреляла в Мори – а дальше сплошная неизвестность. Не раз и не два ее посещала мысль, что их план не сработал, и она застрелила баджорку насмерть… И тогда ее присутствие здесь не просто часть сценария, а настоящее наказание, а она сама на самом деле является убийцей.
- Спасибо, что пошли на это. Я так боялась… - ее голос задрожал, - боялась, что вы действительно мертвы. Как вы сейчас? 
Мори прикоснулась к форме на груди.
-Вы стреляли в меня по-настоящему, - сказала она, - Поэтому ранение все еще болит. Время, проведенное в морге, тоже стало не самым приятным в моей жизни. Как мы и планировали, мне удалось заручиться поддержкой Дуки Тхолема из лазарета - он мой давний друг по Сопротивлению. Он использовал препарат на основе тетродотоксина, который замедлил мое сердцебиение и парализовал. Дука поднес мне дозу в бокале шампанского, которое я пила, когда все праздновали окончание регаты. Он же засвидетельствовал мою смерть - все были в таком шоке, что никто другой не захотел перепроверить его и навестить мое тело. От вскрытия я заранее отказалась по религиозным причинам. Разумеется, если бы это дело начал разбирать суд, он мог бы затребовать все документы, и получилось бы не очень удобно, - баджорка снова улыбнулась, - но ваши друзья на Кардассии сработали вовремя. Дука реанимировал меня сегодня ночью к большому удивлению лейтенанта Т’Мир, логичный узор расследования которой внезапно распался.
Толан механически кивала, слушая объяснение коммандера и глядя прямо перед собой. Она много раз представляла, как коммандер Мори появится в ее камере, живая и здоровая, что она скажет и как отреагирует, но в реальности эмоций оказалось слишком много, и женщина не могла с ними справиться. Но когда она заговорила, ее голос звучал тускло и невыразительно, точно все переполняющие ее чувства не смогли найти выхода.
-Я рада, - как-то невпопад сказала кардассианка, все еще не сводя глаз с Мори. Как будто если она отвернется, коммендер исчезнет. На секунду она приподняла руку, точно ходила проверить материальность сидящей рядом с ней фигуры, но тут же ее опустила. – Вы пошли на это ради меня, вы не должны были. Я буду в вечном долгу, коммандер. Что я теперь могу сделать… для вас?
Мори подалась ближе к кардассианке и положила ладонь ей на колено. Следующие слова коммандера по смыслу были такими же холодными и безразличными, как и раньше, когда она заставляла кардассианку быть двойным агентом и подчиняться послу Кардассии, при этом на самом деле работая на Федерацию. Но в этот раз Мори произнесла их с мягкой улыбкой.
-Я сделала это не ради вас. Я сделала это ради мира в Квадранте. Сегодня вечером, когда прибудет “Виетор” и заберет Дохиила, нам нужно будет сделать официальное заявление: я окажусь жива, а вы - героем своего государства. Вам следует подготовиться. Однако, пока Дохиил не покинет станцию, я не буду до конца спокойна.
Наконец и Толан улыбнулась в ответ – неловко и нерешительно, будто забыла, как это делается.
- Я тоже, - призналась кардассианка. – И пока приговор не будет исполнен. Только вот герой из меня едва ли получится: я совершила слишком много ошибок с самого начала. Если бы не я… едва ли план Дохиила зашел бы так далеко, а вам пришлось бы идти на такую жертву. Я думаю, мне придется многое объяснять Центральному Командованию, а они в свое очередь вряд ли восстановят меня в звании и должности после случившегося… Это все уже не важно, - в ее голосе промелькнуло что-то, похожее на облегчение. - Я буду готова сегодня вечером, если вы хотите, коммандер. И скажу все, что от меня потребуется.
-Все в руках вашего командования, - Мори не стала спорить с кардассианкой, - До официального заявления бы рекомендовала вам не светиться и отдохнуть в каюте. Вы можете уйти отсюда прямо сейчас.
- Вы имеете в виду мою старую каюту? – уточнила Толан. – Если возможно… Я бы не хотела в нее возвращаться. Слишком много воспоминаний. Я думала снять каюту на Жилом кольце на то время, что я задержусь на станции. И под другим именем.
Кардассианка встала и медленно подошла к выходу из камеры. Она протянула руку, чтобы проверить силовое поле, но его не было, и она нерешительно переступила через порог.
________________________
Написано совместно с Толан
Продолжение следует...


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 24 Ноября 2017, 11:06:55
Продолжение

- Этот человек, доктор Глессин, - Толан обернулась. – Я сомневаюсь, что он замешан в заговоре Дохиила. Он спас мне жизнь, коммандер. Пожалуйста, учтите это.
-Этот человек? - Мори тоже встала с койке и сделала несколько шагов за кардассианкой, - Я его не знаю, но мне сказали, что он работал на Дохиила.
-Только временно! - поспешил добавить доктор, - И да, я спас вам жизнь! И я ничего не знал ни о каком государственном перевороте!
- Он работал на Дохиила, когда… - Толан запнулась. – Когда я пыталась совершить самоубийство, и когда он откачал меня. Однако больше мне ничего не известно, и его имя не фигурировало ни в одной беседе.
Женщина посмотрела на кардассианского врача:
- Простите, что не смогла отблагодарить вас сразу, и что вы оказались втянуты в это, - но вспомнив что-то еще, она задумчиво посмотрела на коммандера Мори. – Коммандер, вы знаете больше меня… Гал Тенма как-то связан с этой историей? Это отец одного из участников проекта «Альфа», и его имя упомянул сегодня один из офицеров службы безопасности.
-Я пока не знаю, - задумчиво ответила Мори, - Гал Тенма по дипломатическим каналам обратился к Федерации с просьбой задержать этого человека, и мы сочли это внутренним кардассианским делом и решили пойти ему навстречу. Кажется, гал Тенма принадлежит к фракции политических противников Дохиила, но я не уверена. Возможно, это уже совсем другая история. Кроме того, один неравнодушный гражданин вчера обратился к Службе Безопасности и рассказал, что имеет информацию о некоторых неэтичных действиях доктора Глессина.
-Но я же все рассказал, теперь я работал и на Федерацию тоже, - возмутился доктор.
-Возможно, дело именно в этом, - баджорский коммандер бросила взгляд на доктора, - Возможно, вы рассказали больше, чем вам следовало. Никто не любит тех, кто постоянно меняет стороны, думает только о гарантиях своей безопасности и рассказывает чужие тайны. Если это личное дело семьи Тенма, пусть ее представители его решают. Хотя у вас теперь есть союзник в лице глинна Толан… Впрочем, меня это уже не волнует.
- Это уже не мое дело, коммандер. И я больше не глинн. Проект «Альфа» теперь не относится к сфере моей компетенции, и мне лучше держаться от него подальше, - рассеянно проговорила Толан и посмотрела на Мори: – Я дам вам знать, в какой каюте остановилась, и буду ждать ваших распоряжений по поводу сегодняшнего вечера.
Женщина прошла вперед по коридору, который теперь казался непреодолимо длинным, и застыла в его конце, точно не зная, что ей теперь делать и куда идти. Ее высокая фигура в длинном бесформенном платье и с растрепанными волосами сейчас мало чем напоминала ту глинн Толан, которую знали на станции, так что шансов оказаться узнанной у кардассианки было не так уж много.
Мори бросилась догонять Толан, оставив за спиной доктора, который метался в своей камере с возгласом:
-А как же я?!
-Постойте! - сказала коммандер Мори, - Я могу выделить вам каюту. И принести новую одежду, в которой вы сможете пройти по коридорам не узнанной. Вы очень многое принесли в жертву ради этой операции и многим рисковали. Вне зависимости от того, героем или предателем сочтет вас ваше государство, без вас многие достойные люди бы проиграли. Позвольте Федерации возместить вам хотя бы ваше время и неудобство в нашей тюрьме.
- Спасибо, - Толан с благодарностью кивнула. Она должна была сказать что-то еще, объяснить, как она признательна за все, но правильные слова куда-то делись. 
__________
Совместно с Мори и Глессином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 24 Ноября 2017, 13:15:06
3 сентября 2384 г., утро
Каюта Акриты, Квинтилии и Делас


Когда Акрита вернулась из голодека, она застала еще больший беспорядок в каюте: все вещи из сумок Делас были вывалены на ее кровать, стул и частично – пол, а сама ромуланка безуспешно пыталась найти для них место. Судя по количеству вещей, было больше похоже, что в каюту вселилась не одна ромуланка, а небольшая театральная труппа. Прямо сейчас Делас пыталась втиснуть что-то золотистое и очень блестящее в шкаф для одежды, который до этого казался вполне просторным.
- Привет, - поздоровалась андорианка, с некоторым удивлением и интересом оглядев происходящее. Про себя она подумала, что стоит спросить у Утары насчет еще одного шкафа – если кровать выделили, то, наверное, и шкаф найдется.
- О, ты пришла, - удивленно констатировала Делас. Что-то золотое исчезло за дверкой шкафа, и она оглядела остальные вещи: - На Кардассии у нас были более просторные каюты… Ну ничего, может быть, я не задержусь тут надолго.
Заметив, что она оставила на столе медицинский трикодер и гипоспрей, ромуланка молча сунула их в аптечку и заперла ее на кодовый замок.
- Мы хотели сходить к Тенме до собрания, - Акрита примостилась на край стола и вопросительно посмотрела на Делас. – Или ты уже решила, что простишь его?
- Ты не передумала? – ромуланка склонила голову набок и вопросительно уставилась на Акриту. – Почему ты решила, что я не обманула вас, и это не часть какого-нибудь коварного плана? Может быть, я пытаюсь втянуть вас в какую-нибудь интригу и подставить Тенму?
- Я ничего не решала на этот счет, - серьезно улыбнулась андорианка. – Мы же хотим только поговорить, не так ли? А все остальное, что касается будущего, для меня слишком не определено.
- Но ты все же хочешь пойти со мной. Зачем? Просто из любопытства, или… - Делас не договорила и повела рукой, как бы приглашая андорианку дополнить за нее.
- Во-первых, ты не поверишь – чтобы тебе помочь и поддержать. Если тебя этот вопрос еще волнует, конечно. Во-вторых, чтобы показать самому Тенме, что нельзя так себя вести, и вообще пояснить ситуацию. Ведь если он планирует стать достойным офицером кардассианского общества, подобные ситуации должны быть для него недопустимыми.
Делас медленно кивнула, удовлетворенная ответом.
- Волнует, - задумчиво согласилась ромуланка. – Ты думаешь, он сам не понимает, что так нельзя вести себя с женщинами? Думаю, прекрасно понимает. Мне куда интереснее, захочет ли он извиняться и как поведет себя со мной… Или опять сделает вид, что ничего не помнит, как вчера. Он ведь помнил о том похищении намного больше, чем признался вам. Только вот… - Делас принялась складывать неубранную одежду стопкой, ее руки дрожали. – Только вот я боюсь к нему идти.
- Помнил о похищении? – нахмурилась Акрита. – Ну, в любом случае, ты уже не одна. Можно и еще кого-нибудь найти, из наших ребят, но ведь ты не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал.
- Не все, но больше, чем сказал, и не хотел, чтобы вы знали, - хмыкнула Делас. – Уверена, что он также не захочет, чтобы вы узнали его маленький секрет – именно поэтому я и не хочу оставаться с ним наедине. Он знает, что я его знаю, и что могу его рассказать, - она принялась за вторую стопку одежды.
Помимо довольно стандартной серой и черной одежды в ее гардеробе встречались и такие неожиданные вещи, как кружевной пеньюар, ярко-желтый купальник и длинное разноцветное платье явно кардассианского дизайна.
- Я могла бы попросить Ракара, но тогда мне придется все ему рассказать. А это не то, что он должен обо мне знать, - тихо добавила Делас, стремительно зеленея.
- Хорошо, если не Ракар, то, может быть, Артур или Освальд, или Тенек – не знаю, про какой секрет Тенмы ты говоришь, но вулканец тоже что-то знает, подозреваю, что то самое.
Делас не выдержала и рассмеялась:
- Тенек, конечно, отличный защитник! К тому же, он меня терпеть не может. Я просто не хочу оставаться наедине с Тенмой, так что и ты справишься. Тебе надо будет просто постоять с грозным видом, сможешь? Конечно, если бы ты взяла эти ваши боевые топоры, или как их там… - Делас усмехнулась. - Сомневаюсь, что Джез будет что-то предпринимать, если мы придем вдвоем… может быть, он просто извинится, и мы закроем эту тему.
- Грозный вид – это пожалуйста! – Акрита притворно насупилась и выпрямила антенны, направив их вперед в характерном предупреждающем жесте. – И да, я тоже надеюсь, что обойдется без активных действий. Ну что, пойдем? Если он еще не спит.
- Проснется, - фыркнула Делас и четко проговорила: - Компьютер, где сейчас находится Джез Тенма?
-Джез Тенма находится в каюте… - и компьютер послушно назвал номер каюты на Жилом Кольце, в которой Делас уже успела вчера побывать.
Ромуланка посмотрела на Акриту долгим взглядом, в котором промелькнула вся ее нерешительность и страх. Но вслух сказала другое:
- Ну что, идем? Покончим с этим поскорее!
- Да, - кивнула Акрита. – Пойдем.
«Значит, к просьбе Утары ночевать в каюте, выделенной проектом, он не прислушался,» - подумала андорианка. – «Или уже занялся какими-то своими делами…»


_____________
с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 24 Ноября 2017, 14:55:36
3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Они стояли перед уже знакомой Делас дверью, и ромуланка едва могла справиться с волнением – она отчетливо помнила, как вчера бежала отсюда и слышала за спиной звуки бьющегося стекла. Если бы не Акрита, она бы, наверное, уже давно развернулась и пошли прочь – идея подготовить план мести в тишине своей каюты нравилась ей куда больше. Но андорианка была здесь, и Делас не могла проявлять слабость или трусость. Поэтому решительно позвонила в дверь, пытаясь унять дрожь в руках.
- Не нервничай, все будет хорошо, - прошептала Акрита, тоже подходя вплотную к двери. – Мы же на федеральной станции, тут помощь обычно является быстро, если что.
Когда Акрита вплотную подошла к двери, она заметила, что дверь закрыта не полностью - между створками был небольшой зазор, в котором застряло что-то, не дающее двери закрыться. Приглядевшись, Акрита поняла, что это был черепок чашки.
- Странно, - сдвинув антенны, произнесла андорианка, пока на звонок еще никто не ответил. – Следы погрома?
Она указала Делас на осколок, застрявший в двери. В одно мгновение у нее промелькнула мысль о том, что все, они опоздали, на Тенму напали второй раз, подозрения Ракара оправдались, только какой теперь от этого толк… Она просунула ладонь в щель между створками, чтобы, если что, открыть дверь силой.
- Погрома? Можно и так сказать, - мрачно подтвердила Делас и вновь нажала на звонок.
Стоящая ближе к щели в двери Акрита не услышала ни звонка, ни голосов из комнаты.
- Мне кажется, нужно действовать, - тихо, но решительно сказала андорианка. В этот момент она пожалела, что с ними нет Ракара или Тенека.
- Эй, - крикнула она в щель между створками. – Там кто-то есть? Джез Тенма!
Из-за двери донеслось слабое ворчание, в котором с большим трудом можно было разобрать: “Уби...райтесь вон…”
- Так я и думала, - Делас закатила глаза к потолку и обернулась к Акрите, поясняя: - Он пьян. Как и вчера.
- Понятно, - покачала головой Акрита. По крайней мере, Тенма был жив, и у нее отлегло от сердца, когда стало ясно, что происходящее – это последствия пьянки, а не нападения с убийством. – И что будем делать? Мне кажется, разговаривать с ним сейчас бессмысленно.
- Открываем, - вздохнула Делас. – Ты можешь сбегать в нашу каюту и принести мою аптечку? Она на столе.
- Угу, - согласно кивнула Акрита. – Сначала откроем, или как?
- Да, я одна не справлюсь, - Делас критически соизмерила свою силу и дверь. А потом иронично посмотрела на андорианку, точно проверяя ее: – Или мы можем уйти, потому что это не наше дело, а разговора все равно не выйдет.
- Просто уйти было бы нехорошо. Без чьей-либо помощи он к собранию не протрезвеет, поэтому вариант либо сделать что-то самим, либо сообщить сотрудникам станции. Уж лучше самим.
Акрита еще слишком хорошо помнила, как их завернули с просьбой помочь Тенме в прошлый раз. Поэтому она решительно уперла обе руки в щель, поставила ноги пошире, и вместе с Делас они раздвинули створки чуть больше чем на полметра.
Делас взглянула на андорианку, как на очень редкое и экзотическое животное, практически не встречающееся в дикой природе, но лишь скептически вскинула бровь. Наконец, с трудом справившись с дверью, она обернулась к Акрите:
- Мы… ведь… такие… хорошие, - фыркнула она, едва отдышавшись, и напомнила: - Аптечка.
- Ага, - выдохнула Акрита, быстрым взглядом окинула каюту, тут же развернулась и бегом помчалась по коридору в сторону Стыковочного кольца.
Проводив взглядом андорианку, Делас на секунду нерешительно задержалась перед дверью, а затем, отогнав воспоминания о вчерашнем, шагнула внутрь.
В каюте было очень темно, единственный свет лился только из круглого окна - там мигали звезды и огни станции. Под ногой ромуланки что-то хрустнуло. Она заметила, что пол усеян какими-то обломками, но в темноте было трудно распознать, чем они были в прошлой жизни. Мебель выглядела темными пятнами, и находилась совсем не там, где Делас запомнила ее вчера - кроме стеклянного столика, разбитого еще в ее присутствии, как минимум одно из кресел было перевернуто.
- Компьютер, свет! - скомандовала Делас, аккуратно обходя следы разгрома. Ей бы очень хотелось, чтобы у нее с собой случайно оказался дизраптор... или хотя бы боевая андорианка. Но пока в кармане у нее лежал только вчерашний транквилизатор, который ей вернул Освальд, и это ее немного ободряло.
Свет зажегся, но лампа на потолке как-то странно мигала, как будто ей тоже досталось. Теперь Делас смогла полностью рассмотреть, во что превратилась каюта - кажется, в ней не осталось ни одного целого предмета, даже диванные подушки были вспороты, а на стенах и встроенной мебели виднелись царапины.
От окна послышался слабый стон. Ромуланка увидела, что Тенма сидит на полу у окна и пытается закрыть глаза рукой от внезапно вспыхнувшего света. Костяшки пальцев у него были разбиты в кровь, а лоб пересекала царапина.
Ромуланка остановилась, скептически оглядывая явившуюся ей картину, и хмыкнула. Акрита была права, сейчас разговор не имел никакого смысла, но злость за вчерашнее переполняла девушку, и ей было сложно ее сдержать.
- Так вот, значит, как ты проводишь время, - Делас не стала подходить ближе, вместо этого предпочтя говорить громче. - Просто гордость Кардассианского флота! Только не говори, что ты расстроился из-за того, что часть тебя оказалась менее кардассианской, чем ты думал.
-Я… не кардассианец, - пробормотал молодой человек, - И я больше не во флоте.
- Вчерашние показатели говорили другое: ты кардассианец. Ровно на половину, - не забыла добавить Делас. – Когда тебя успели выгнать из флота? Впрочем, я не удивлена.
Эта новость расстроила Делас. Как минимум потому, что часть плана ромуланки заключалась в том, чтобы самой сообщить командованию Тенмы его секрет, если его поведение ей не понравилось.
Тенма прикрыл глаза.
-Просто убирайся вон… Оставь меня… Я никого не хочу видеть.
- Не-а, - отозвалась Делас. Она с трудом подняла с пола перевернутое кресло и уселась в него, не выпуская Тенму из виду и периодически поглядывая на дверь в ожидании Акриты. – Мне все равно, что ты хочешь. Я хочу, чтобы ты извинился передо мной за вчерашнее, а для этого я должна быть уверена, что ты трезв и все осознаешь.
Из горла Тенмы вырвался скрипучий звук, в котором не сразу можно было узнать смех.
-Ну так я не трезв…
Он пошарил рукой вокруг, поднял с пола бутылку и перевернул ее донышком вверх, но ничего не произошло - канара не осталось ни капли.
-Что мне сделать, чтобы ты замолчала?
Тенма поднялся с пола, опираясь на руки и сильно пошатываясь, и двинулся в сторону Делас.
- Не приближайся ко мне! – Делас резко вскочила с места и схватила гипоспрей. Она сама не ожидала от себя подобной реакции, но, видимо, вчерашнее происшествие произвело на нее слишком сильное впечатление. 
В это время в дверь каюты влетела Акрита, нашла взглядом Делас, протянула ей аптечку и только потом шумно отдышалась.
- Да уж, - для описания обстановки в комнате она не смогла найти подходящий комментарий.
Тенма обернулся на появление Акриты, запнулся ногой о разобранную диванную подушку и рухнул под ноги Делас. Попытался подняться, но тут его лицо приняло странное выражение, плечи затряслись, и его начало тошнить.
- Подержи его голову, чтобы он не задохнулся, - бросила ромуланка через плечо Акрите. Сама она тем временем открыла аптечку – ее дальнейшие действия были совершенно непонятны андорианке, и она едва ли смогла бы сказать наверняка, готовит ли Делас инъекцию для отрезвления или какой-нибудь смертельный яд.
Впрочем, Акрита сейчас об этом вообще не думала. Ей еще ни разу не случалось оказываться в подобной ситуации, и хотя она имела общее представление о первой помощи на этот случай, но если бы была одна, то наверняка бы растерялась. Поэтому она доверилась Делас и осторожно подняла голову кардассианца, пытаясь его зафиксировать в наиболее удобном положении.
Сперва мышцы Тенмы были очень напряжены, но когда он закончил извергать на ковер и отчасти на форму Акриты содержимое своего желудка, он обмяк и его глаза закрылись.
Делас тем временем закончила со своими манипуляциями и наклонилась к лежащему Тенме с гипоспреем в руках.
- Это поможет нейтрализовать действие алкоголя, - пояснила ромуланка, вспоминая, что вчера делала себе такую же инъекцию. Когда она поднесла гипоспрей к шее Тенмы, ее руки так тряслись, что понадобилось несколько секунд, чтобы найти правильное положение и ввести вещество.
Тенма резко открыл глаза, вдохнул воздух с открытым ртом и потянулся рукой к шее, одновременно отталкиваясь от Акриты и отползая от девушек по полу.
-Что это? Что ты со мной сделала?
Взгляд юноши больше не был мутным от алкоголя, но безумие в нем никуда не делось.
- А вот теперь мы можем поговорить, - довольно проговорила Делас, убирая гипоспрей и выпрямляясь. – Мне плевать на то, что здесь произошло этой ночью, но я хочу получить твои объяснения вчерашнему… вчерашней… Ты понял. И если ты попробуешь что-то со мной сделать, она тебя ударит, - ромуланка указала на Акриту. – Она очень сильная!
Андорианка тем временем кое-как отряхнула свою форму, встала и, скрестив руки на груди, смотрела на кардассианца если не очень-очень грозно, то по крайней мере с явным неодобрением.
-Что ты хочешь от меня услышать? - воскликнул Тенма, глядя на ромуланку снизу вверх, - Что мне жаль? Что я раскаиваюсь, что едва не сделал с тобой то, что мой отец сделал с моей матерью? Потому что как ты думаешь - как я появился на свет? Ну, ты можешь быть довольна, потому что мне жаль! Обо всем! В том числе о том, что я оказался таким же, как мой отец! И меня сейчас тошнит от самого себя, от самого существования такого извращения. Ты можешь радоваться, потому что тот, кто тебя обидел - полностью раздавлен и потерял все. Надежды на блестящую карьеру на Родине, на нормальную кардассианскую семью - все исчезло! - молодой человек ударил окровавленным кулаком об пол, - “Семья - это все”, - процитировал он и скривился, - Все оказалось ложью. Скорее реманец станет вашим консулом, чем вонючего полу-баджорца признают в вооруженных силах Кардассии. Скорее планета Ромул взорвется, чем благовоспитанная кардассианская девушка из хорошей семьи составит мне пару… Черт, я даже не знаю, могут ли такие уроды, как я, вообще размножаться! Надеюсь, нет! Надеюсь, я достаточно биологически ущербен, чтобы эта история закончилась на мне! Так что считай себя отомщенной, повернись ко мне спиной и уходи. Можешь заявить в службу безопасности, хуже все равно не будет.
- Да, считаю, что ты себя достаточно наказал, - кивнула Делас, но уходить не спешила. Она вернулась в кресло и уже оттуда продолжила: - Но это не значит, что хоть что-то из сказанного выше тебя оправдывает. Ты не имел права так себя со мной вести! Но я не буду сообщать твоему командованию о том, что узнала вчера…  И ты тоже можешь этого не делать. Остальных, я думаю, этот вопрос занимает так же мало, как и меня, - она посмотрела на Акриту в подтверждение своих слов. - Ты же можешь заниматься самобичеванием, сколько угодно – здесь я никогда не смогу тебя понять. И не захочу.

_____________
с Делас и Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 24 Ноября 2017, 14:56:22
3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Акрита слушала Тенму сначала с полным непониманием, и лишь к концу его монолога до нее стал доходить смысл сказанного. Она и представить себе не могла, что в их обществе существуют такие сложности и предрассудки касательно чистоты расы, и от всей души надеялась, что Тенма все-таки преувеличивает. Она согласно кивнула Делас, когда та обратилась к ней за подтверждением. Для нее самой происхождение вовсе никак не влияло на отношение к кому бы то ни было, но если уж для карьеры и будущего Тенмы нужно сохранить этот факт в секрете, то конечно она так и сделает.
- Разумеется, мы никому ничего не скажем, - несколько смущенно произнесла она, не расслабляя, впрочем, своего грозного вида. – Но, может быть, все не так страшно? Внешне ты выглядишь обычным кардассианцем, и если до сих пор никто ничего не знал, то пусть и дальше так будет.
Тенма затравленно посмотрел на Акриту.
-Я не могу жить ложью! Мне бы пришлось постоянно оглядываться через плечо, ожидая удара в спину, и следить за каждым своим шагом. Это даже не мое настоящее лицо! И я даже не знаю, смогу ли сохранить его без постоянного вмешательства доктора Глессина! - Тенма схватился за голову, - Делас, ты видела доказательства… Значит, все те случаи за много лет, когда доктор лечил меня, погружал в сон, а потом я не помнил несколько часов - это были операции, когда мое лицо и тело перекраивали до неузнаваемости, превращая в красивую куклу для удовлетворения амбиций моего отца… Это отвратительно….
Тенма завалился на бок и зашелся в новом рвотном позыве, но его желудок был уже пуст.
На мгновение на лице Делас появилась эмоция, похожая на жалость, но не задержалась там надолго.
- Хорошо, пусть так. И… что ты собираешься теперь делать? Ну кроме того как пить и громить каюту, - ромуланка выразительно обвела взглядом следы бурной ночи. – Если ты продолжишь всех настраивать против себя и наживать себе врагов, как уже сделал со мной, это тебе не поможет.
Тенма повернул голову и посмотрел на ромуланку, затем вытер рот. Его лицо было мокрым от слюны и пота, а темные волосы в полном беспорядке.
-Делать? Не волнуйся, тебе больше не придется беспокоиться обо мне и о том, что мое лицо каждый день будет напоминать тебе о случившемся. Я сделаю то, что делает любой бастард без рода и племени - отправлюсь в Пустоши и наймусь на первый попавшийся корабль.
Делас встретилась взглядом с Акритой, а затем медленно поднялась со своего места.
- Отличный план, - фыркнула она. – Ты ведь не думаешь, что я брошусь тебя останавливать, правда? Может быть, ты смог вызвать у меня жалость, что получается не у каждого, но будь я на твоем месте… да я была бы счастлива, если бы моя мать была кем угодно другим! Хоть вулканкой, хоть теллариткой, лишь бы не тем, во что она меня превратила! - выпалила она, решительно направляясь к двери. – Акрита, идем, похоже, этот разговор закончен! 
Акрита не знала, что сказать – ни Тенме, ни Делас, но чувствовала, что просто так оставить все это нельзя. На ее глазах происходило что-то, противоречащее всем ее представлениям о цивилизованном, сознательном обществе, и всей глубины проблемы она понять по-прежнему не могла. Но и оставить вот так – тоже. До сих пор ей не приходилось лично общаться с Тенмой, однако сейчас явно было не время для любезностей, и Акрита сама не заметила, как вслед за Делас перешла на "ты".
- Послушай, Джез, а давай сейчас не будем решать все сразу? – начала она, стараясь говорить с максимальной убежденностью. – Прямо сейчас тебя никто не судит, ниоткуда не выгоняет, не преследует, наоборот, я уверена, что здесь, в проекте, никто не будет тебя презирать за то, кем и как ты родился. Твоей вины в этом нет! До сих пор тебя все уважали и дружили с тобой, не из-за твоего происхождения, а из-за того, как ты с нами общался, как поступал, и поверь, очень много таких и людей, и не людей, которым абсолютно все равно до твоих генов! И тебе обязательно найдется достойное и интересное место в жизни. Пусть не так, как представлялось тебе и твоему отцу. По-другому. Но найдется, я уверена. И будут те, кто захочет с тобой дружить, и любить тебя, со всем этим. Да и сейчас они есть! Вот мы все, - она покосилась на Делас, но убежденности не сбавила. – мы все готовы считать тебя другом совершенно не глядя ни на твои гены, ни на лицо, ни тем более на что-то, что делали твои родители. Если не веришь мне, спроси у всех. У каждого. У Освальда, у Ракара, у М'Коты… У всех! Приходи на собрание, в 12, это уже скоро. Пожалуйста.
- Нет, Джез Тенма, не готовы, - жестко сказала Делас, останавливаясь у двери. – Но не из-за того, что ты наполовину баджорец, а из-за того, как ты повел себя со мной.
-Делас права, - негромко сказал Тенма, встретившись взглядом с девушкой, - Все сложно. Скажите на собрании, что я не приду, чтобы меня не искали. Я… нет, не я, а благородный гил Тенма - приехал сюда, чтобы представлять в проекте свое государство. Чтобы Федерация, Ромуланская и Клингонская империи получили из этого пользу и научились общаться с представителями Кардассианского союза. Но бастард Джез - не кардассианец, он больше не может официально никого представлять. Мое присутствие в проекте не имеет смысла, потому что мы все здесь ради важной и конкретной работы, а не для просто приятного общения и дружбы.
- В таком виде ты точно никого представлять не можешь, - фыркнула Делас. – Приведи себя в порядок! Кардассия и без тебя уже достаточно дискредитировала себя на этой станции. Хорошо, мы передадим, что тебя не будет, - кивнула она и проговорила уже чуть менее враждебно: - Но лучше тебе самому поговорить с координатором. Иначе она снова поднимет нас на ноги и заставит искать тебя по всей станции.
Акрита повернулась к ромуланке и серьезно посмотрела на нее.
- Делас, но ведь ты тоже повела себя плохо с нами. И тем не менее это не значит, что никто и никогда не назовет тебя другом. Это все можно исправить, можно начать вести себя иначе, и тогда относиться тоже будут иначе.
Затем перевела взгляд на Тенму:
- Одна из главных задач нашего проекта, если не самая главная – это дружба. Общение и совместная работа. Причем не с какими-то конкретными лицами с хорошей родословной, а со всеми, это важно для будущего всего Квадранта. Находить взаимопонимание и помогать друг другу, а не просто "официально представлять". Конечно, Джез, если ты и дальше будешь вести себя так, как поступил вчера с Делас, то с тобой дружить не будут. Но ты же можешь и по-другому! Так что да, приводи себя в порядок, и, все-таки, приходи на собрание. Так будет лучше для всех, а дальнейшее как-нибудь решится.
Тенма тоже посмотрел на ромуланку:
-Она это серьезно? - он кивнул в сторону Акриты, - Федераты иногда такие… наивные. Я поговорю с координатором, позже. А чтобы тебе поверили на собрании, можешь вернуть ей это…
Тенма потянулся к своему карману, достал золотистую федеральную дельту и бросил ее ромуланке.
- Боюсь, что серьезно, - губы Делас скривились в улыбке. Она не смогла поймать дельту, и та упала к ее ногам. Ромуланка нагнулась и подняла металлический предмет, уже второй раз за два дня оказавшийся у нее.
Делас нажала на кнопку открытия двери, поудобнее перехватила свою аптечку и кивнула андорианке:
- Идем.
Дверь не сработала, створки так и остались в полуметре друг от друга, как их ранее раздвинули Делас и Акрита.
-Я ее вроде как сломал, - предупредил молодой человек.
Акрита вздохнула, грустно посмотрела на кардассианца, покачала головой и пошла к двери вслед за ромуланкой. Да, она была наивной, но не стыдилась этого. А еще она признавала, что существуют вещи, которые невозможно доказать – ни хитростью, ни наивностью, их может открыть и расставить по местам только сама жизнь. Она сомневалась в том, что может сейчас сказать еще что-то важное и правильное, но очень надеялась, что кто-нибудь из товарищей или советник Рилл – сможет.
Делас обернулась через плечо, внимательно глядя на Тенму, кивнула своим мыслям и вышла коридор, пропустив Акриту вперед. Она шла намного медленнее андорианки – то ли специально, чтобы держать дистанцию, то ли потому что не могла быстрее.

________________
с Делас и Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: М’Кота от 24 Ноября 2017, 20:56:56
3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната


М’Кота довольно много времени провела со своей семьёй, прежде чем оказалась снова предоставленной самой себе. Она и не думала, что успела так соскучиться по своему буйному семейству и первые шаги из каюты, которую забронировала Наара, безотчётно улыбалась, перебирая в голове всякие приятные мелочи из последнего получаса. И всё же ничто не длится вечно, а если вас мучает совесть, то период радости скукоживается ещё быстрее. М’Коту мучила совесть за невольную проделку с Освальдом, а поскольку она привыкла всё решать напрямую и безотлагательно, то справившись у ближайшего терминала, где обретается кадет Макдауэлл, клингонка направилась туда. Туда – то есть в Кварк’с.
Освальд сидел за столиком в углу в окружении пустых кружек из-под рактаджино. В руках он держал падд, на котором была открыта созданная им диаграмма ключевых моментов в истории Федерации - кадет упорно готовился к предстоящей презентации. Идея, которую он придумал, казалась слишком мудрёной, поэтому надеяться на то, что остальные выберут именно её не стоило, но... чем чёрт не шутит!
М’Кота подошла к столику Освальда, шумно потопталась за спиной, потом решительно села напротив.
– Ну, я не нарочно! – покаянно сказала она. – Хочешь, буду целую неделю варить тебе рактраджино по утрам? Или куплю ящик лучшего бладвайна?
– Удивительно! - ехидно проворчал Освальд, внимательно посмотрев на клингонку. - Я был уверен, что ты скажешь что-то вроде: "Воину надлежить быть готовым подняться по тревоге в любое время", - а потом ещё заявишь, что это я тебе должен по утрам рактаджино варить за такую заботу о моей готовности! Нет уж! Я уже пообещал, что поквитаюсь с тобой - значит поквитаюсь, это теперь, как бы ты сказала, дело чести!
– А, ну если ты обещал... – проятнула М’Кота. – Я, правда, впервые об этом слышу, но поверю на слово. И ты упустил прекрасный шанс заполучить мой рактаджино, так что можешь уже начинать кусать себе локти. А «быть готовым подняться по тревоге» и «эта сволочь не дала мне досмотреть мой сладкий сон» – очень разные вещи! И одно другому абсолютно не мешает.
– Я тебе почти сразу сообщение написал, - просвятил клингонку Освальд, а потом слегка потупил взор, - а вот сон мой точно сладким назвать нельзя. Странным, необычным, даже безумным - это да, но точно не сладким. Как обычно, в общем... может, пойдём в голокомнату? Я бы сейчас с радостью пострелял по инопланетным противникам посреди руин!
– Давай! – оживилась М’Кота и, посерьёзнев, спросила: – У тебя что, неприятности? Если что-то тянет за душу, можешь мне рассказать, ты же знаешь, я могу быть немее камня.
– Не считая того, что я стал часто подмечать свои ошибки в недавнем прошлом, у меня всё нормально, - чуть подумав, ответил Освальд, направляясь к голокомнате, - сейчас я просто хочу мозги прочистить - от задания уже дым из головы идёт, как говорят на Земле. А у тебя что нового? Выглядишь ты... хм, не такой уж и суровой - значит у тебя хорошее настроение!
– А, так ты взрослеешь! – усмехнулась М’Кота. – У меня отличное настроение... и изрядно вздрюченное. В ближайшие дни на станции будет очень... клингонно, и всё из-за меня. Потому что... потом скажу почему! – весело оборвала себя девушка. – Не так долго осталось ждать, всего лишь до брифинга.
– А, вот как это, значит, называется - взросление! - фыркнул землянин. - Осталось построить дом, посадить дерево и воспитать сына... Стоп-стоп-стоп! На всей станции будет, как ты выразилась, клингонно, или только рядом с тобой? Потому что если на всей... я бы на это посмотрел! Если рядом с тобой, то тоже посмотрел бы, но просто с интересом, а в первом случае - ещё и с ужасом! У меня прямо сейчас в голове нарисовалась картина соревнования по поеданию кровавых пирогов между Делас, Хеной, Акритой и координатором Рилл...
– Везде! – осчастливила Его М’Кота, – И на станции вообще, и рядом со мной. Там, – она махнула рукой примерно в направлении пристыкованного клингонского корабля, – целый клингонский корабль, и одна его смена уже гуляет по станции.
– А, ну это тогда ещё не так страшно, - облегчённо вздохнул Освальд, - лишь бы только к нашим ромуланцам не цеплялись. А я уже подумал, что вы тут всю станцию решили заполонить и познакомить всех с клингонским образом жизни в добровольно-принудительном порядке. Видимо, недосып сказывается, и в голову лезут странные и безумные мысли... - язвительным тоном добавил он.
– Да уж! Годами мы об этом мечтали, ночей не спали! – сладким и язвительным голосом прокомментировала М’Кота. Когда вокруг появился серый постапокалиптический пейзаж, она деловито спросила:
– Хочешь реванша, или в этот раз попробуем кооператив?
– Знаешь, а давай! - охотно согласился землянин, а потом резко схватил клингонку за плечи и, сделав пафосно-серьёзное лицо, проговорил:
– Итак, вводная: в качестве выпускной работы, участники проекта "Альфа" были направлены на планету, где за пару месяцев до этого бесследно пропали два археологических корабля - ромуланский и кардассианский - исследовавших останки погубившей саму себя цивилизации. Отважная молодёжь не знала, что под поверхностью планеты обитало гигантское растение, способное при продолжительном пребывании поблизости подчинять своей воле разумные существа. Участники разделились на пары и спокойно шагали по руинам и делясь впечатлениями об увиденном, как вдруг связь с остальными оборвалась, и участники Освальд Макдауэлл и М'Кота, дочь Наары оказались одни, в окружении потерявших волю, но не навыки самообороны, археологов и их охранников. Землянин и клингонка должны победить или погибнуть.
– Вперёд, мой боевой товарищ! – сказала М’Кота сперва шутливо, а затем, словно входя в роль, проникновенно произнесла:
– Сегодня хороший день для смерти, землянин!
– И почему бы не сказать, что сегодня хороший день для победы или хотя бы для убийства врагов?.. - пробурчал Освальд, хватая появившееся оружие. - Кстати, ты так и не сказала, почему клингонно будет ещё и вокруг тебя? Не считая очевидного, конечно.
– А, вы все неправильно понимаете эти слова! – рассеянно сказала М’Кота осторожно высовываясь из укрытия, чтобы поискать взглядом «безумных археологов». – Конечно, они означают в том числе и готовность умереть при необходимости, но смысла в них намного, намного больше... – дизрапторный выстрел раскрошил камень в миллиметре от плеча клингонки и на какое-то время им стало не до философских диспутов, поэтому на второй вопрос клингонка ответила в момент первого затишья:
– Потерпи, я же сказала, что объявлю на брифинге. А что ты считаешь очевидным?
– Ну, что ты собираешься провести какое-то время вместе с кем-то из этого экипажа, - пояснил Освальд, когда, вроде бы, появилась передышка, но тут же рядом снова зазвучали выстрелы, и кадету пришлось спешно договорить, чтобы потом спокойно отстреливаться. - Иначе ты бы не говорила об этом в таком ключе. Ладно, подожду совещания. Надеюсь, там мы не обнаружим, что Тенек пропал бесследно! Кстати, мысль: давай-ка создадим в нашей команде что-то вроде группы телохранителей, которые как раз в таких ситуациях и будут нужны? Чтобы были рядом, всё время наготове и тому подобное...
– А ещё лучше будем ходить по станции строем, на страх врагам! – рассмеялась М’Кота. – Но на меня можешь рассчитывать: готова хранить любое тело, которое ты вверишь моим заботам.
Ещё некоторое время противник слишком плотно занимал их внимание, затем снова наступила передышка.
– То ли ты что-то подкрутил в своей программе, то ли они сами такие умные, но я нутром чую, что эта перестрелка скоро перерастёт в окопный бой, – поделилась она впечатлениями от перемещений противника и его отвлекающих манёвров.
– Не хочешь затягивать процесс? - усмехнулся Освальд. - Будь по-твоему! Компьютер, установить режим поведения противника на "Крайне агрессивный"!
Тут же с трёх сторон сразу начали непрерывно стрелять, не давая землянину с клингонкой высунуться. При этом, примерно оттуда же отделилось по несколько фигур, перебежавших к естественным укрытиям, находящимся ближе к участникам.
– Чёрт, кажется, я перестарался...
_______________
с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: М’Кота от 24 Ноября 2017, 20:58:25
3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната

 
– Что может быть прекраснее хорошей потасовки? – риторически вопросила М’Кота и добавила: – После таких двойных новостей, как вчера, для успокоения души надо разнести оба этажа Кварк’с или хотя бы вот этих вот «крайне агрессивных» приятелей. Не то, чтобы я была сильно потрясена или расстроена, но есть пара вещей, которые свербят в мозгах как пара лазерных свёрл.
– Четверных, я бы сказал, - проворчал землянин, - похищение Тенмы, опасность для Тенека, убийство коммандера Мори, а заодно и то, что Толан принудили к этому всему, то есть за всем этим стоит что-то куда более зловещее...
Кадет прорычал нецензурное ругательство, которое универсальный переводчик не стал обрабатывать, после чего, словно стараясь выместить свою моментально проснувшуюся злость на голограммах, стал палить по всем, кто хоть чуть-чуть выглядывал из укрытия, не всегда заботясь о собственной безопасности.
– А хуже всего то, что гарантированно разрешить хоть что-то мы пока не можем - приходится терпеливо ждать, а это, порой, тяжелее всего!
– У тебя холодное оружие есть? – отвлеклась от темы М’Кота. Вопрос был своевременный, потому что условные враги наседали безостановочно и падали всё ближе и ближе к укрытию.
– Компьютер, включить блокировку энергетического оружия на поле боя и создать боевой нож и...? - Освальд повернулся к клингонке, ожидая, что она сама назовёт оружие для себя.
– Да у меня всё с собой, – безмятежно успокоила его М’Кота. – А зачем отключать энергооружие? Они и так через пять-десять минут начнут крошить нас в мелкое крошево.
– Чтобы сюда прибежали даже те, кто вёл огонь на подавление - хочу отправить в могилу всех до одного! - окончательно взбесившись, прорычал Освальд. Было видно, что клингонка разбудила в нём ту злость, которую он изо всех сил старался сдерживать и весь вчерашний день, и сегодня утром. Схватив появившийся нож, землянин встал в стойку, нетерпеливо ожидая первого врага.
– Эх, всё-то объяснять надо! – вздохнула М’Кота. – Они и так сюда придут, но с энергооружием будут вдвое опаснее. Но пусть! Будем считать, что включилось какое-нибудь поломанное местное оборудование... Держись, братишка, сейчас попрут!
– Потом поспорим, враги уже здесь! - крикнул Освальд, и тут же бросился навстречу кардассианцу, первым прорвавшемуся к ним. В шаге от врага, кадет резко остановился, и удар голограммы прошёл мимо, зато сам землянин тут же вонзил нож в шею агрессивного врага, и тот моментально исчез. - Ну иди сюда ты, чешуйчатый... - последнее слово переводчик опять оставил без обработки.
Следующих двух М’Кота приколола метательными ножами – одного в шею, другого в глаз, а потом (в правой руке д’к-таг, в левой – подобранная под ногами арматура) двинулась врукопашную. В этот момент, пожалуй, только борг с киборгизированной «клешнёй» выглядел бы страшнее.
Не имея клингонской физиологии, а заодно и клингонских привычек, Освальд вёл бой иначе: не позволял врагу подойти вплотную и старался наносить всего один удар, зато точный. Однако, количество врагов прибывало, и долго так продолжаться не могло. С каждым "убитым" врагом кадет чувствовал, что его потихоньку отпускает. Пусть поверженные голограммы не могли ни вернуть коммандера Мори, ни освободить Толан и снова сделать её координатором, ни гарантировать безопасность Тенеку, ни решить другие проблемы, так или иначе касающиеся их проекта, зато они помогали воспринимать случившееся спокойно, не завязывая самого себя в узел и не рискуя внезапным срывом в самый неподходящий момент. Особенно когда количество проблем с каждым днём только увеличивается.
Когда первая волна атакующих схлынула, М’Кота подобрала метательные кинжалы (один упал на землю, другой застрял в деревянной балке) и невольно улыбнулась: бескровная федератская программа! Впрочем, критиковать она не стала.
– Ну, положим, с убийством мы ничего уже не можем сделать, – сказала она, в продолжение прерванного разговора. – Что вы могли, вы сделали вчера, когда ходили в СБ. И Тенека твоего никто не съест: приглядим за ним вполглаза, пока этот доктор не свалит к себе на Кардассию, не вечно же он будет тут сидеть. А вот глинн Толан... – М’Кота подбросила на ладони д’к-таг и сдвинула брови. – Я всё уговариваю себя, что она - не клингонка, что всё это сложнее, чем нам представляется, но если бы я знала, что она перед убийством смотрела коммандеру в глаза, а не стреляла в спину, мне было бы проще ей сопереживать. Так что меня сейчас беспокоят две вещи: глинн Толан и Джез Тенма. И меня злит, что и с одной, ни с другим я ничего не могу понять и ничего не могу сделать.
– Нельзя позволять этой злости взять над нами контроль, - пробормотал Освальд, прислонившись к ближайшему камню, - чувствую, что буду часто приходить сюда. Родные сказали бы, что я избрал странный способ успокаивать нервы... или это ты на меня так плохо влияешь? - впервые с начала разговора о последних событиях землянин улыбнулся. - Смотри! А наши враги не унимаются! Покончим с ними и пойдём на совещание, - кадет вновь приготовился к бою.
– Я хорошо на тебя влияю! – делано возмутилась М’Кота. – Смотри: тебя больше суток мучила противная, слабая злость, точила тебя и ковырялась в тебе, как червяк в зилм’кахе. Когда ты выйдешь отсюда, твоя злость будет здоровой и сильной. Когда ты начнёшь злиться, ты захочешь свернуть горы, а не брюзжать и гавкаться. Можешь поверить, я много раз испытывала это на себе!
– Сама сейчас ворчишь, а я ведь просто пошутил, - фыркнул Освальд.
М’Кота фыркнула:
– Я не ворчу... я тебя морально... поддерживаю... как это у вас принято... говорить! – она говорила уже с длинными паузами, каждая пауза – парирование или удар. «Безумные археологи» снова пошли на приступ.
 
* * *
 
Через полчаса враги закончились. М’Кота села на какой-то обломок и от души потянулась.
– Хорошее получилось утро! – сказала она, оглядываясь вокруг. – Что ты там говорил про злость и контроль? Это ты просто так, для той же «моральной поддержки» или у тебя есть какие-то идеи на счёт того, что мы могли бы предпринять?
– Только одна: как только начинаешь злиться... если не можешь решить проблему, надо срочно идти сюда, - тяжело дыша, ответил землянин, - или искать что-то аналогичное. Спасибо, подруга, я наконец-то отвёл душу, как у нас говорят. Давай-ка быстро сходим в душ и пойдём на презентацию - уже пора!
– Да, уж! – вздохнула М’Кота, – Иногда только это и спасает. – Она сверилась с часами и присвистнула: – Ты прав! А я надеялась отпраздновать победу кружкой багхола... Какой уж тут багхол, успеть бы!
– Успеем ещё отпраздновать! - решительно произнёс землянин, завершая программу. - Вечером можем встретиться и...
Кадет задумался, но потом мотнул головой и пошёл в сторону выхода, на ходу бросив:
– В общем, там видно будет. Последние дни у нас сюрприз за сюрпризом - лучше не загадывать!
__________________
с Освальдом



Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 27 Ноября 2017, 11:06:44
3 сентября 2384 г., утро
Каюта Джарина Дохиила


Сначала Джарин просто пил, надеясь потерять сознание и умереть тихо и безболезненно, ну или просто до того, как до него доберутся специальные службы его отечества. Сомнений не было - Орден сможет вытащить из него все известные ему сведения, все имена, и в разгром Организации будет и его вклад. Как раз на случай провала и возможного захвата в плен Федерацией Джарин взял с собой яд и держал его в каюте, в тайнике, но... но во время спешного уничтожения улик он слишком торопился, а потом - поддался ложному чувству безопасности. И вот теперь он в заточении, без яда и с перспективой попасть в цепкие лапы Обсидианового Ордена по возвращении на Кардассию.
- Чёртова Толан! Правильно земляне говорят: яблоко от яблони недалеко гниёт... или как-то так, - прорычал вслух кардассианец, прислонившись к стене и вновь приложившись к опустевшей уже чуть более, чем на две трети бутылке.
Однако, недолго Джарин успокаивался, понося Иламу. В конце концов, это же он ослабил хватку и расслабился, будучи слишком уверенным в собственных способностях к манипулированию другими. И теперь дело, которому он посвятил свою сознательную жизнь, если не погибло, то очень сильно пострадало. В ярости, кардассианец швырнул бутылку в окно каюты. Хрупкое стекло треснуло, и по отделявшему каюту от пустоты космоса прозрачному алюминию потекли остатки канара. Мужчина выругался, потом подошёл к окну и посмотрел на осколки. Поддавшись внезапному импульсу, он взял самый крупный осколок - тот оказался очень острым, и уже спустя пару секунд Джарин почувствовал, как по его ладони течёт кровь. Поднеся осколок к горлу, кардассианец вздохнул и... понял, что не готов заколоть самого себя сейчас. Реплицировав кусок ткани, он перевязал ладонь, а из оставшейся материи сделал что-то вроде рукояти к осколку стекла.
Затуманенное алкоголем сознание уже нарисовало картину того, как Джарин убивает пришедшую за ним вулканку, а потом сбегает. Тут же мужчина пьяно рассмеялся, потому что вспомнил ещё одно земное выражение: надежда умирает последней. Вот только хорошо бы эту надежду подпитывали не пьяные фантазии, уместные, скорее, для молодых и неопытных курсантов, а реальный план.
Джарин подумал-подумал, посмотрел по сторонам, а потом всё-таки спрятал свой "стилет" под кроватью. Понадобится - достанет, а пока лучше скрыть его из виду. После этого мужчина реплицировал две кружки горячего чая из красных листьев, установив максимальную крепость. Возможность спастись может ещё представиться, а значит надо быть готовым ей воспользоваться - надо быть трезвым.

Джарин не знал, сколько прошло времени, когда дверь его каюты неожиданно открылась. Охранники расступились, пропуская вперед гостя, которого он никак не ожидал здесь увидеть – Иламу Толан. Он заметил, что женщина выглядела иначе, чем в тюремной камере – она успела где-то переодеться и принять душ. А еще она держалась более уверенно, и что-то в ее взгляде казалось новым, незнакомым Джарину.
Двери закрылись за ее спиной, но женщина осталась стоять на пороге, ничего не говоря и пряма глядя на кардассианца.
Сидящий на полу рядом с кроватью Джарин тоже смотрел прямо на Иламу, не произнося ни слова. Спустя почти минуту, он понял, что пауза затянулась, и спросил:
- Что, так и будешь там стоять? Проходи, располагайся, - по голосу было понятно, что, хотя мужчина совершенно точно пил, он был достаточно вменяем для серьёзного разговора, а та твёрдость, с которой он сделал приглашающий жест грубо перевязанной ладонью, лишь подтверждала это.
Илама прошла к креслу, стоящему в другом конце комнаты, не сводя взгляда с Джарина и не спеша начать разговор. Она не была вооружена – по крайней мере, на первый взгляд, и соблюдала осторожность, точно ожидая, что Джарин может что-то предпринять в любой момент.
- Вот все и закончилось, - тихо сказала она, наконец. – Ты знаешь, что тебя ждет?
- Прекрасно знаю, - пьяно усмехнулся Джарин, - а вот ты, сдаётся мне, даже не догадываешься.
Осмотрев Иламу с ног до головы, бывший дипломат чуть более трезво пробормотал:
- Итак, тебя не спас федеральный суд, тебя просто отпустили... хм, значит, баджорка всё это время была жива. Вы меня переиграли, поздравляю. Гордитесь собой, наверное.
Женщина кивнула. Она не собиралась посвящать Джарина во все детали их плана, да это и не нужно было – он уже понял, что Мори жива, а ее саму отпустили. Но никогда не поздно было утянуть Толан за собой на дно…
- Не догадываюсь, - призналась Илама. – Расскажешь, что могло бы ждать и меня на Кардассии?
- Тебя? - рассмеялся Джарин. - Если бы ты действительно убила баджорку и не смогла сбежать, то тебя ждал бы суд в Федерации за убийство федерального офицера на федеральной же территории. Как знать, может, судья нашёл бы смягчающие обстоятельства и для тебя, - мужчина поморщился и отвернулся на минуту. - Как говорят земляне: не ломай комедию. Если эта противная вулканка знает про, как она выразилась, "зачистки" среди наших элит, то и тебе тоже всё это уже известно, а значит ты должна понимать, что отправляют меня на Кардассию по совершенно другим причинам.
Потом встал и подошёл к смотровому окну.
- Надо отдать должное федератам: они легко могут забыть про собственный лицемерный гуманизм, когда им это выгодно. Они ведь могли осудить меня, как заказчика покушения на их коммандера, но тогда этим противникам справедливых казней пришлось бы посадить меня в тюрьму, кормить меня там, охранять и рисковать, что я сбегу или ещё что-нибудь сотворю. Но, раз уж всплыли мои прошлые дела - за что, конечно, надо благодарить тебя - Федерация решила избавиться от меня раз и навсегда, передав Кардассианскому правительству, которое меня казнит - тут сомнений быть не может, - Джарин снова повернулся к Иламе, и на его лице появилась нехорошая улыбка, - правда, сделают они это отнюдь не сразу.
- Это не дело Федерации, - тихо проговорила Илама, глядя в спину бывшего посла. – Им нет дела до твоих преступлений на Кардассии. Но нужен был повод, чтобы начать их расследовать, и здесь убийство коммандера Мори пришлось как нельзя кстати.
Женщина медленно встала со своего места и сделала несколько шагов в направлении Джарина.
- Наверное, тебе стоило дать мне умереть вчера. Тогда о твоих преступлениях и предательстве никто бы не узнал, и ты смог бы вернуться домой, как ни в чем не бывало. Но ты дал мне шанс… все исправить. Неужели ты действительно думал, что сломал меня настолько, что я пойду на убийство ради тебя? Что я ничего не предприму?
- В какой-то момент я перестал тебя ломать и стал пытаться привлечь на свою сторону, убедить в правильности своего пути, - Джарин тоже подошёл ближе к Иламе и посмотрел ей прямо в глаза. - Не считай это наивностью - мне это уже удавалось в прошлом. Я говорил тебе, что четырежды едва не женился. Думаю, ты уже догадалась, что все четверо были, как бы ты, наверняка, выразилась, моими "жертвами". Все четыре согласились работать со мной. Не считая Гевиллы, все они продемонстрировали верность и были вознаграждены: две счастливы в браке за очень уважаемыми кардассианскими офицерами, а ещё одна стала членом нашей организации, потому что поверила в наши идеалы. У тебя тоже была бы такая возможность. Но, очевидно, ты настолько спелась с федератами, что благо Кардассии отошло для тебя далеко назад. Ты даже не представляешь, какие будут последствия у всего этого... - кардассианец пнул стоящий рядом с ним столик и снова отошёл к окну.
- Возможность стать предательницей и пойти против правительства Кардассии? – Толан смотрела прямо в глаза Джарина, и в ее голосе проскользнуло сожаление, секундой спустя исчезнувшее за ставшим вновь нейтральным тоном.  – Ты слишком плохо меня узнал. Мне жаль… - она отвела взгляд и сделала глубокий вдох, - мне жаль, что все так вышло. Но я никогда не смогу простить себя за то, что поверила тебе.
- А если в правительстве сидят оппортунисты и коллаборационисты, как должен поступать патриот: поддерживать пусть и лживое, но официальное правительство, или же бороться с ним ради блага государства и его народа? - стиснув зубы спросил Джарин, его руки сами собой сжались в кулаки и задрожали. - Если всё и правда случится так, как сказала вулканка, то Кардассию ждут весьма печальные последствия. Начнётся настоящая... как это называют земляне? Охота на ведьм, кажется... не важно! Совет Детапа сговорится с теми толстосумами в Ордене, которые разбогатели при нынешнем порядке, и любой несогласный с курсом правительства может пройти известный путь: прямо из кабинета в камеру, из камеры - в пыточную, из пыточной - в зал суда, а из зала суда - на казнь. Но и это ещё не всё: когда происходят такие чистки, почти каждый негодяй попытается подставить своих врагов. Представь себе, сколько невинных кардассианцев будет погублено в этой... этой...
Мужчина с силой ударил кулаком в стекло и тут же скривился от боли и прошипел несколько ругательств. Быстро придя в себя, он снова подошёл к Иламе - в этот раз совсем близко - и с искренней горечью произнёс:
- Ты не сможешь простить себя за то, что доверилась мне, а за то, что я доверился тебе, меня уже не сможет простить никто.
- Ты должен был быть к этому готов, - Илама не отступила, хотя понимала, что Джарин может ее убить прямо сейчас. Она не знала, как, но понимала, что ему уже нечего терять. – Ты совершал убийства, устраивал заговоры и шел против правительства. Рано или поздно это должно было случиться… Я надеюсь, все закончится быстро и… не слишком мучительно.
- Зря надеешься, - усмехнулся Джарин, - меня, как центральную фигуру этого скандала, будет ждать самое лучшее, что может предоставить Обсидиановый Орден. Сначала они применят психологическое воздействие, но быстро убедятся, что на меня оно не действует - меня тоже кое-чему научили сотрудники Ордена. Поэтому пытать будут уже моё тело. Им будут нужны имена, чтобы отделить точно виновных от просто подозреваемых, но даже если я сломаюсь сразу и назову им все имена, они не остановятся, потому что не смогут быть уверены наверняка, что я сдал всех. А даже если и будут уверены... не удивлюсь, если на мне испытают весь имеющийся арсенал пыток - я же страшный и, что самое важное, подтверждённый враг правительства... так что лучше не смотри трансляцию с моим признанием - меня вряд ли будет легко узнать. Если вообще будет возможно…
Толан опустила голову, не решаясь больше смотреть на Джарина.
- Я думала, что все это должно меня радовать, и что я должна хотеть этих страданий для тебя. Может быть, я ненавижу тебя не так сильно, как сама себя убедила. Может быть, я еще даже что-то чувствую… Но сейчас уже ничего не изменить. Тебя ждет суд, и ты должен ответить за все, что сделал со своими предыдущими жертвами, со мной, и – что собирался сделать с моей семьей. Так будет правильно, а мои эмоции по этому поводу… они когда-нибудь замолкнут. 
_______
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Илама Толан от 27 Ноября 2017, 11:07:22
Продолжение

- Перестань, - устало произнёс Джарин, - моя жизнь и мои страдания не стоят ничего, по сравнению с тем ударом, который понесёт Кардассия теперь. Чем бы для неё всё ни закончилось: вступлением в Федерацию, завоеванием какой-нибудь империей типа Клингонской или разрывом на куски большим количеством внешних врагов - историки будущего усмотрят корни этого именно в текущих событиях на Терок Нор. Прости, тебе, наверное, приятнее говорить Дип Спейс 9…
Толан невесело усмехнулась.
- Ты же знаешь, что это не так. Ты пытался убедить меня саму, что я поддерживаю Федерацию, но на самом деле мне на нее плевать. А вот наши взгляды на будущее Кардассии… что ж, они сильно различаются. Я рада, что вашу организацию уничтожат, и что ее идеи не проникнут в правительство, заражая все наше общество. Кардассия еще недостаточно оправилась после войны, а ваши взгляды способны ее окончательно уничтожить. Да и многого ли стоит ваша организация, если ее оказалось так легко сломить? Если стоило пошатнуть один камень, - она кивнула на Джарина, - и вся конструкция готова рухнуть. 
- И всё же ты пошла за помощью к федератам, а не к кому-то ещё из кардассианцев, - также невесело усмехнулся Джарин. - Если бы наш план удался, и Федерация сцепилась бы с ромуланцами, у Кардассии могло бы быть блестящее будущее, особенно если в эту войну ещё и клингоны бы вмешались каким-нибудь образом.
Мужчина устало вздохнул, а потом аккуратно - одним пальцем - поднял голову Иламы и заглянул ей в глаза.
- Но кое в чём ты права: из нас вышло бы плохое и крайне неустойчивое правительство, раз уж все наши старания обеспечить собственную безопасность ни к чему не привели. Пожалуй, нам стоило бы действовать аккуратнее: активнее множить число сторонников и менее рьяно уничтожать политических противников, особенно не таких активных, вроде твоего дяди. Что же, остаётся надеяться, что твой путь не обернётся крахом для нашего народа.
Толан следовало бы отпрянуть, но она как завороженная продолжала смотреть на Джарина, точно пыталась растянуть этот момент. Тишина звенела в ушах, и было слышно только их дыхание.
- Теперь все будет хорошо, - уверенно проговорила женщина. – А мне пора идти, я больше ничего не могу сделать. Для нас обоих эта история скоро закончится, - Илама отвернулась, чувствуя, как дрожат ее руки.
- Подожди, - Джарин мягко, но быстро поймал женщину за руку. По его лицу было видно, что он хочет о чём-то попросить, но заданный вопрос был довольно банальным, - скажи... что теперь будешь делать ты? Что дальше?
Илама не сопротивлялась и не пыталась убежать. Может быть, потому что понимала, что это их последний разговор, и больше она Джарина не увидит. А, может быть, потому что все еще испытывала к нему чувства…
- Я не знаю, - призналась она. – Совсем недавно я думала, что моя жизнь закончена, и теперь не знаю, что с ней сделать. Я даже не знаю, что буду делать через несколько часов, не говоря уже о чем-то более серьезном. Я больше не служу в Центральном Командовании, не работаю на Военную Академию или проект, и, наверное, могу делать все, что захочу, - грустно усмехнулась Илама.
- Может, тебя ещё восстановят, - предположил бывший дипломат, подходя ближе и кладя свои ладони Толан на плечи, - может быть, даже наградят за верную службу нынешнему правительству. Но на любые формальности нужно время, так что не делай выводов заранее.
- Не уверена, что мне самой это нужно, - Илама вздрогнула от прикосновения. – Но я не знаю, что вообще мне нужно. Могу ли я делать то, что хочу, и что вообще хочу. Зато я чувствую, что больше никому и ничего не должна, и нет никого, кто сказал бы мне, что делать дальше – это странная пустота, и я не знаю, что с ней делать. 
- Бедная, запутавшаяся Илама, - без тени сарказма произнёс заключённый, подходя вплотную к женщине и заключая её в объятья. - Не бойся меня, если бы я хотел тебя убить, то давно бы уже что-то предпринял, потому что возможностей за этот короткий разговор было очень много. Мне жаль тебя: ты так яростно боролась со мной за свою свободу, так хотела победить страшного и коварного врага, и вот свершилось - ты свободна, твой враг доживает последние дни, но ты сама теперь не знаешь, как жить дальше. Я видел такое много раз: у сослуживцев, да и просто у случайных людей. Когда-то я даже сам через подобное прошёл. Знаешь, что мне помогло обрести, как говорится, землю под ногами? Цель. Но не простая цель, а такая, которой невозможно достигнуть за одну жизнь. Если в твоей жизни только мелкие, легко достижимые цели, то потом, когда ты их рано или поздно достигнешь, у тебя больше не останется ни одной причины жить дальше, и твоему существованию смогут посочувствовать даже смертельно больные и осуждённые на казнь преступники.
- Почему ты мне это говоришь? Почему не хочешь отомстить мне? - прошептала кардассианка. – Ты же должен меня ненавидеть! И я… должна тебя ненавидеть, - она не вырывалась из объятий – и не только потому, что Джарин был сильнее.
- Должна, - кивнул Джарин, - и ненавидишь - сама так недавно говорила. Но, очевидно, не настолько сильно, чтобы радоваться тому, что совсем скоро в застенках Ордена от меня будут медленно отрезать по кусочку кожи, прижигая оголившиеся ткани какой-нибудь кислотой, чтобы больнее было. И я тоже должен, наверное, тебя ненавидеть, потому что ты не просто сделала так, что жить мне осталось не очень долго, но ещё и лишила эти последние дни какого-либо смысла - я вновь потерял цель. Вот только месть ничего мне не даст - я даже удовольствия не получу, отомстив тебе. Только не спрашивай, почему именно - ответ такой же, как на вопрос, почему ты веришь мне сейчас, а не вырываешься изо всех сил, истошно вопя, чтобы охранники за дверью услышали.
- Я могу просить, чтобы тебя не пытали, - Толан опустила голову, ее голос звучал совсем тихо, - но едва ли меня послушают. Или ты сам можешь пойти навстречу суду и все рассказать. Если ты будешь сотрудничать… может быть, тебе удастся избежать этих мучений.
- Не поверят, - проворчал Джарин, и Илама почувствовала, как он помотал головой, - или поверят, а потом всё равно будут пытать - наша организация попортила жизнь оч-чень многим и в Ордене, и в Командовании, и в совете Детапа. И эти очень многие, в отличие от меня, жаждут хоть кому-нибудь отомстить. У меня была одна-единственная надежда избежать всего этого  - яд, который я привёз с собой как раз на случай захвата и который я храню за задней стенкой терминала в моей каюте. Но я оплошал, - мужчина цинично усмехнулся, - когда я старательно уничтожал улики в наших с тобой каютах, чтобы избежать удара по себе и, возможно, подготовить какую-нибудь почву для твоего спасения - например, заявив, что твоим поведением управляли дистанционно - у меня просто не было времени его достать. А ещё я недооценил готовность федеральной СБ наплевать на дипломатическую неприкосновенность…
- И ты хочешь, чтобы я тебе его принесла? – Илама отстранилась, пристально глядя в глаза кардассианцу. – Я тебе не верю, Джарин. Это очередной твой план – не знаю, кого и как ты собираешься переиграть, но я больше не буду тебе помогать!
Джарин не сдержал улыбки:
- Там одна таблетка, Илама, и хватит её только на одного меня. Чтобы как-либо кого-либо переиграть, мне нужен способ убить очень многих: всех СБ на Терок Нор или весь экипаж "Виетора" - с порцией быстродействующего яда на одного взрослого кардассианца даже я не смогу это сделать. Даже с полным комплектом ручного оружия из арсенала крейсера класса “Галор” не смог бы - я же один, и никто мне не станет помогать, так что... - он развёл руки, демонстрируя своё полное бессилие.
- Это было бы так просто и безболезненно, - задумчиво проговорила Толан, вспоминая свое вчерашнее решение. – И все проблемы бы сразу же решились… Но Кардассия бы не смогла тогда наказать тебя, а все пострадавшие – увидеть справедливость нашего суда в действии, - ее губы дрогнули в быстрой улыбке. – Даже не знаю, смогу ли я оказать тебе такую щедрую услугу. Ты мне умереть не позволил.
- Не позволил, - кивнул Джарин, - а потом ещё и убедил своё начальство дать тебе ещё один шанс, а не действовать против твоей семьи сразу. В любом случае, тебя не пытки в застенках Ордена ждали, а сытая жизнь в комфортных условиях, а заодно и стремительная карьера, пусть и под моим присмотром.
Он притянул Иламу к себе и прошептал, глядя прямо в глаза:
- А как бы сильно ты меня ни ненавидела, это всё равно несопоставимые вещи, так ведь?
- Это очень близкие понятия, - одними губами проговорила она в ответ, подаваясь вперед.
- Ну что же, тогда считай это моей тебе местью, - тяжело дыша, прошептал Джарин и жадно поцеловал Иламу.
Вечность спустя Толан все же оттолкнула от себя Джарина. Она выглядела растерянной и сбитой с толку, словно поверить не могла, что это и правда сейчас произошло. Она ведь пришла сюда не для того, чтобы целовать Джарина!
- Этого не должно было произойти, - решительно проговорила женщина, разворачиваясь и решительным шагом направляясь к двери.
- Я пришла, потому что хотела сказать другое, - ее голосу вернулась уверенность, хоть дыхание и было еще немного сбившимся. - Я прощаю тебя, Джарин Дохиил, и надеюсь, что ты поймешь и примешь свое наказание.
- Много чего не должно было произойти, Илама, - смиренно ответил бывший дипломат, - и мне бы очень хотелось, чтобы у нас с тобой всё было иначе. Правда, хотелось бы. И я рад, что ты... что ты меня простила. Я тоже прощаю тебя и... желаю тебе всего наилучшего.
Илама еще пару секунд внимательно изучала Джарина, будто пытаясь понять, говорит ли он правду хотя бы сейчас, после чего кивнула и стремительно вышла. Дверь за ней тут же закрылась.
Как только дверь закрылась, Джарин подошёл к ближайшему креслу и рухнул на него, запрокинув голову назад и нетерпеливо разминая руки. Мысли путались как из-за выпитого канара, так и из-за прощания с Иламой, но бывший гал твёрдо настроился на то, чтобы вернуть свои эмоции под контроль. Невзирая на то, что жить ему оставалось, скорее всего, недолго, он вновь ощущал прилив сил и... цель. Просидев неизвестное количество времени в таком положении, он, наконец, поднялся, реплицировал ещё одну кружку чая, тут же уничтожил её и создал кружку крепкого рактаджино. Выпив его, он направился под холодный, по кардассианским меркам, душ, стремясь как можно скорее прогнать состояние опьянения - в этот день ему хотелось быть максимально трезвым.
_______
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 29 Ноября 2017, 09:24:27
3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо - > “Кварк’с”

Делас и Акрита не успели еще покинуть жилое кольцо, как дельта ромуланки издала звук входящего вызова.
- Ракар вызывает Делас.
- Слушаю, - ромуланка отозвалась тут же, но звучала как-то безрадостно. Она уже успела значительно отстать от Акриты и теперь потеряла ее из виду за одним из поворотов коридора.
- Делас, если ты еще не завтракала, приходи в "Кварк'с", ну или любое другое место по твоему выбору. Если завтракала, то все равно приходи, я жду на Променаде. Или скажи, куда мне подойти, - сказал Ракар обычным деловым тоном.
- Ты хочешь со мной позавтракать? – удивленно и радостно переспросила Делас. – Я сейчас буду! Да, сейчас буду в Кварк’c!
- Хорошо, жду, - ответил улан, и связь отключилась.

***

Когда Делас пришла в "Кварк'с", Ракар стоял у стойки бара. Заметив девушку, он помахал ей призывно рукой. В зале было не много посетителей, и ромуланец сказал:
- Я сделал заказ на двоих, выбирай столик. Впрочем, если хочешь инопланетных экспериментов, то тут я не смогу угадать, закажи сама.
- Я доверяю твоему выбору. Хотя вообще я люблю экспериментировать: едва ли что-то может быть хуже горячего рыбьего сока, - широко улыбнулась Делас, подходя ближе. Она указала на столик на двоих вдали ото всех в самом углу первого яруса. – Сядем туда?
- Да, - кивнул Ракар, - отличное место.
Ференги выдал заказ Ракара на стойке, и ромуланец сам понес поднос к столику, который указала Делас.
- Не люблю я это обычно, когда слуги приносят то, слуги приносят это, я люблю сам, - объяснил улан, расставляя тарелки и напитки на столике на двоих. – Пусть все будет сегодня утром по-ромулански, рыбный сок – это ужасно.
Ракар сел спиной к стенке бара, так, чтобы ему было видно все, что происходит, и никто не мог бы зайти за спину, и с улыбкой посмотрел на Делас.
- Ты его тоже пробовал? – рассмеялась Делас, из-под ресниц глядя на Ракара. Но ее взгляд быстро посерьезнел: - Так зачем же ты меня позвал? Как бы мне ни хотелось верить, что ты изменил свое мнение и решил устроить свидание… я все же этому не верю.
- Делас, это просто завтрак, - ромуланец не переставал улыбаться, одновременно внимательно рассматривая лицо девушки, - заодно поговорим. В конце концов, ты хотела сюда, и я позвал тебя. Как прошла ночь в каюте с федератами? Я видел утром, что не разбудил тебя, они хорошо себя вели?
- Жаль, - резюмировала Делас, приступая к своему завтраку. – Но попробовать стоило. С моими соседками все в порядке, они не выглядят агрессивными. Не думаю, что они смогут причинить мне вред.
- Да, они вполне нормальные, все будет хорошо, - согласился Ракар, и взял свежий фрукт с тарелки, - ах да, чуть не забыл, - ромуланец залез в карман и вытащил падд, положил его на стол ближе к Делас, - ты вчера выронила его в ангаре 13, а потом слишком поспешно убежала.
Делас застыла с так и не донесенной до рта вилкой.
- Так это ты его нашел? – она запнулась и посмотрела на Ракара округлившимися от ужаса глазами. – Т-ты его читал?
Ракар перестал улыбаться уже в тот момент, когда вынимал падд. И теперь он просто смотрел на Делас мягко и по-доброму.
- Буду честным, - вздохнул ромуланец. – Читал. Ты знаешь, где я работаю. Но ничего не бойся, все что я прочитал, принадлежит тебе. И нет ничего плохого в том, что я узнал тебя лучше, нет ничего плохого в том, что я это прочитал, хотя бы таким образом. Ничего не бойся, это не выйдет во вне.
Делас опустила взгляд и сжала плечи, отчего еще больше стала похожа на побитого воробья. Она схватила падд и прижала его к груди, не решаясь поднять взгляд на Ракара.
- Мне плевать, если бы это прочитали остальные. Но ты не должен был видеть, - пролепетала она совсем тихо.
Ракар отложил еду, протянул левую руку через стол и коснулся плеча Делас.
- Почему? – тихо спросил он, - почему не должен? Я понимаю, что личное … и прочее, но я не сожалею. Мне кажется, что иногда бывает важно, когда некоторые вещи – разделены с кем-то. И я запомню их. Объясни, почему?
- Потому что там написано о тебе, - Делас не поднимала головы. – Но ты ясно дал понять, что между нами ничего не может быть. И теперь я должна делать вид, будто ничего не чувствую и будто бы все в порядке, и мы просто друзья… Я знаю, что не умею нормально выражать свои чувства, и мои стихи – просто дурацкая попытка что-то сказать, но не тебе – ты ведь и так все знаешь, и что с того… - она шмыгнула носом.
Ракар опустил взгляд, но не отпустил руку.
- Не дурацкая попытка, вовсе не дурацкая, - тихо сказал он, - и я благодарен что … видел это. Я тоже не умею со всем этим справляться, что-то выражать толком иногда, но, Делас, Империя превыше  всего. Я принадлежу Империи, я ее солдат, и это меня вдохновляет.
Ракар опустил руку, взялся за вилку.
- Когда-нибудь ты точно разочаруешься во мне, потому что ты даже не представляешь, на что я способен.
- Мы все служим Империи, - вздохнула Делас. - Но разве это мешает влюбляться и заводить семьи? С другими ромуланцами, конечно.
Она, наконец, оторвала падд от груди и спрятала его в своей аптечке.
- И на что же ты способен? - Делас осторожно улыбнулась. - Чем ты сможешь меня удивить? Напомню, что именно из застенок Тал Шиар в нашу лабораторию поступали самые интересные образцы...
- Не мешает, - кивнул Ракар и опустил голову, - но в служении можно найти забвение. Иногда, лучше не знать, Делас. Не важно, - Ракар снова посмотрел на девушку, - давай лучше вот что – поговорим серьезно. Знаешь, это большая удача, что мы на федеральной станции, здесь много возможностей, и я могу сделать для тебя куда больше, чем … чем что-то иное. Мы можем попробовать поискать федеральные исследования ромуланской физиологии. Что если ответ и решение твоей проблемы найдется здесь? Скажи, что с тобой, в каком направлении искать? Прошу, сделай это для меня. Я хочу, чтобы у тебя было будущее.
- Ты думаешь, что у федератов может быть больше информации о нашей физиологии, чем у нас самих? - недоверчиво переспросила Делас. - По последним сведениям, которые поступали в нашу лабораторию, эту болезнь они ещё не учились лечить. Как, впрочем, и мы, но мы делаем большие успехи - поэтому информация о моих исследованиях ни в коем случае не должна просочиться за пределы Ромуланской империи. Теперь тебе понятно, почему я это скрываю?
- Лечить не учились, возможно, но могли учиться ее провоцировать, всякое, знаешь, бывает, - Ракар говорил тихо, глядя на Делас, - я прекрасно понимаю, почему ты скрываешь, но не надо скрывать от меня. Твое падение в конце брифинга… это было уже куда сильнее, чем просто трудно взбираться по длинной лестнице. Тебе стало хуже после прилета на станцию?
- Нет-нет, это так, мелочи, - беспечно махнула рукой Делас. – Я никогда не отличалась особой ловкостью, подумаешь. Это могло случиться с любым!
Она опустила взгляд в свою тарелку и в тишине принялась ковырять завтрак.
- Я могла бы тебе сказать, но как я могу быть уверенной, что твой вулканский друг не узнает?
______________
Совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 29 Ноября 2017, 09:24:59
3 сентября 2384 г., утро
“Кварк’с”

Ракар чуть сузил глаза, само собой, в мелочи и беспечность он не поверил.
- А откуда ты можешь знать, что все эти слова - "вулканский друг", "любовь" и все такое прочее в моем исполнении – не являются частью хорошо спланированной игры? Что если это виртуозный рисунок и многоходовый план? Игры, единственной целью которой является благо нашей Родины? Просто поверь мне, Делас.
- Я не могу знать, - улыбнулась Делас. – Я просто решила тебе поверить. Возможно, это была моя ошибка.
Она сделала большой глоток из своей чашки, отставила ее и внимательно посмотрела на Ракара.
- Ты что-нибудь слышал о синдроме Тувана? Обычно им заболевают в зрелом возрасте, но мне повезло получить его с рождением – подарок от матери. Все были уверена, что я умру в младенчестве, но я пережила и ее, и все поставленные мне сроки, - с какой-то гордостью проговорила ромуланка. – Мы сделали большие успехи в облегчении симптомов, я уже несколько лет работаю над лекарством, но пока лечить его мы так и не научились. Надеюсь, я утолила твое любопытство?   
Ракар болезненно поморщился и прикрыл глаза на секунду. Это действительно было неизлечимо и безнадежно.
- Это не любопытство, Делас, - сказал он, механически ковыряясь в собственной тарелке, - да, слышал, один мой бывший начальник тоже… и он еще жив. Я сожалею. Так, - Ракар собрался внутренне и вернул взгляд на девушку, - тебе нельзя стоять рядом то ли с федеральными фазерными батареями, то ли с двигательными установками федеральных кораблей, чтобы не попасть под их излучение. Далее – нужна лаборатория, и этот вопрос нужно решить как можно быстрее, на брифинге сегодня. Если нужны будут ткани и кровь других рас – мы попробуем все достать. Ты пережила все сроки, вопреки всему, а значит – уже сломала известные вероятности. Ни в коем случае не отчаивайся.
- Наверняка твой начальник жив в том числе и благодаря нашим поддерживающим лекарствам, - рассмеялась Делас. – Я прекрасно знаю, что и как мне делать – не забывай, я живу с этим всю жизнь. И я как раз планировала попросить координатора Рилл выделить лабораторию сегодня. На Кардассии я уже успела оборудовать очень удобную лабораторию. Может быть, коммандер Планкс сможет мне как-нибудь переправить ее часть… - задумчиво проговорила она, а потом серьезно посмотрела на Ракара: - Ты же понимаешь, что если кто-нибудь узнает, нас обоих ждет общение с твоим Тал Шиаром? И я знаю, что бывает после такого общения – обычно его результаты оказываются в нашей лаборатории!
- Да, Делас, я все знаю, - Ракар потер висок, - посылку с Кардассии мы можем попросить.
И ромуланец почувствовал острое желание перевести тему.
- Кстати, ты вчера ушла с брифинга вместе с кардассианцем, вернее он за тобой побежал. Тебе удалось узнать от него что-нибудь из подробностей о вчерашнем?
- Да, мне все известно, - кивнула Делас, допивая чай. – Ничего серьезного, можешь не волноваться. Точнее, ничего, связанного со здоровьем или угрожающего жизнью. И он не придет сегодня на собрание. Личные проблемы, все такое. Не думаю, что нам стоит туда лезть. Он оказался не таким хорошим человеком, как ты считал, - тихо добавила она.
Ракар усмехнулся.
- Делас, хороший он или плохой человек – вещь второстепенная. А первостепенная вещь – что он является официальным представителем Кардассии на проекте, и этим интересен. Крайне интересен и крайне полезен. И если уж мы тут – нам нужно лезть в любые личные проблемы, и пробовать решать их, потому что никогда заранее не знаешь, что принесет пользу Ромулу. Информация рано или поздно – решает все. Впрочем, - Ракар чуть нахмурился, - что случилось? Он некорректно повел себя с тобой?
- Все уже в порядке, - Делас безразлично пожала плечами. – Я разобралась. Но у меня нет желания решать его личные проблемы и помогать. А они именно что личные, семейные и никакого отношения к проекту не имеют. И если Джез Тенма по какой-то своей причине откажется участвовать в проекте… тогда, я уверена, Кардассия пришлет нового участника, а может быть и двух – идеальных и без каких-либо пятен на репутации. Думаю, после того, как ваш кардассианский координатор оказался убийцей, они будут очень тщательно подходить к выбору новых кандидатур. Нам еще не пора на собрание? – опомнилась ромуланка.
Ракар глянул на хронометр:
- Еще есть немного времени, успеем, - а затем прищурился и внимательно посмотрел на Делас.
- Это все так, пришлет. Но Тенма не просто участник, его отец гал, и мне, нам… нужны связи, определенные связи и способы управления в будущем. Все это куда больше чем личные отношения. Делас, ты что-то знаешь, и мы должны быть заодно. Почему он не придет на брифинг? Почему он может отказаться от участия? Какие пятна на репутации ты имеешь в виду?
- Пф, значит следующий участник будет с отцом-легатом или матерью из Обсидианового Ордена, - хмыкнула Делас. – Кардассия кого попало не присылает, не такие уж они и дураки! Он не придет на собрание, потому что он так мне сказал. А отказаться от участия он может из-за той тайны, которую этот Глессин вместе с Тенеком от него скрывали. Маленький неприятный кардассианский секретик, который может уничтожить его карьеру. Если хочешь, сам его пытай – ты же умеешь добиваться ответов, - улыбнулась ромуланка и поднялась со своего места. – Не стоит опаздывать. 
- Вы как будто с Тенеком сговорились. Одни сплошные врачебные тайны, - Ракар смотрел на Делас снизу вверх, - хорошо, я сам поговорю.
Ромуланец поднялся из-за стола.
- Пойдем. Не будем опаздывать.
Новый день, кроме всех известных сложностей бытия принес Ракару еще одну неприятность – легкое отвращение к самому себе, впрочем, с этим он мог справиться, в отличие от всего остального.
- Она не врачебная, - рассмеялась Делас, следуя за Ракаром. – Я же говорю, что ваш Тенма абсолютно здоров. Но она кардассианская, так что пусть они сами с ней разбираются.
- Вот уж нет, - прошептал Ракар, наклонившись к уху Делас, - кардассианские, федеральные, клингонские, ференгийские и прочие тайны – по моей части. Я собираюсь исполнять свою работу в лучшем виде.
_______________
Совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 29 Ноября 2017, 11:44:56
3 сентября 2384 г., утро
Лазарет


После презентации Тенек занялся запланированными с вечера делами. Совсем уж ежесекундно находиться на людях не получилось, но он постарался свести минуты одиночества к минимуму. Не так их было и много: он отнёс трикодер на «Анадырь», скопировал с компьютера в медотсеке свежую медицинскую информацию (начиная со старта регаты) и перебрался в лазарет, чтобы внести новые данные в медицинские карты. Он и так с этим затянул, но что делать, если убийство коммандера и требования товарищей насчёт безопасности самого Тенека смешали все планы?
В одиннадцатом часу утра в дверях лазарета снова появилась Акрита. Вид у нее был задумчивый и немного растерянный, как довольно часто в последние дни. Увидев, что Тенек работает, она нерешительно остановилась на пороге.
Услышав шаги, Тенек поднял голову и выжидательно посмотрел на Акриту. Андорианка топталась на пороге комнаты, и вулканец заговорил сам:
– Входите, мисс Акрита. Случилось что-то непредвиденное?
- Простите, что отвлекаю, - Акрита подошла ближе. – Нет, ничего такого не случилось, просто я…
Она нахмурилась и заговорила тише:
- Тенек, вот вы ведь сами говорили, что бездействие иногда может оказаться большой ошибкой. Вероятно, я зря беспокоюсь и ничего в этом не понимаю, но мне кажется, что с нашей новой коллегой что-то странное. То ли она перенервничала со всеми последними событиями, то ли не совсем здорова. Но мне особенно странно то, что она ведь вроде как врач, и почему-то ничего с этим не делает…
– Ещё восемь с половиной минут, и я буду готов выслушать вас, подождёте?
- Да, конечно, - охотно кивнула Акрита.
На самом деле, ей хотелось бы поставить Тенека в известность о состоянии Тенмы тоже, но, в отличие от Делас, кардассианцу она обещала, что никому не будет говорить. С другой стороны, вулканец ведь и так все знал, Акрита теперь не сомневалась в том, что та медицинская тайна и есть факт его нечистокровного происхождения. Именно обдумыванию этой дилеммы андорианка посвятила отведенные ей восемь минут ожидания.
Тенек закончил быстро, как и обещал, и выйдя вместе с Акритой из лазарета попросил её всё обстоятельно рассказать.
– Как я понял, вы говорите о мисс Делас, – уточнил он. – Если вы заметили что-то, указывающее на неё нездоровье, я хотел бы знать это и во всех подробностях.
- К сожалению, я не очень разбираюсь в таких вещах, - кивнула андорианка, нахмурилась, пытаясь вспомнить подробности и то, что могло оказаться важным. – У нее часто дрожат руки, и двигается она иногда как-то… не так, как все. Как будто ей трудно или что-то в этом роде. Сначала я думала, что это из-за нервов, может, так оно и есть, мне раньше вообще не приходилось общаться с ромуланцами, до прилета на эту станцию. Вчера во время разговора она закашлялась, и это тоже мне показалось странным. У нее ведь своя аптечка на все случаи жизни. Или это действительно особенность ромуланской физиологии?
Про ссадины на руках Акрита рассказывать не стала, тем более что их как раз Делас вполне качественно залечила.
– Это совершенно точно не особенность ромуланской физиологии, – покачал головой Тенек, – у здоровых ромуланок, как и у здоровых вулканок, руки не дрожат, и кашель тоже не является обычным делом. Вы не заметили, мисс Делас пользовалась какими-нибудь медикаментами? Её аптечка просто есть у неё в багаже, или мисс Делас достаёт и держит под рукой какие-нибудь лекарства?
- Достает, и держит, - не вполне уверенно согласилась Акрита. – Я видела у нее гипоспрей сегодня утром, скорее всего она им пользовалась, но я не спрашивала, конечно. Я подумала, вдруг ей нужно что-нибудь из лекарств, предложила достать в нашем лазарете, но она сказала, что у нее все есть. А это вообще… из-за чего так может быть?
В лице Акриты даже без знания андорианской мимики читалась тревога. Конечно, она знала одно обстоятельство, которое могло очень сильно расстроить Делас и, теоретически, довести ее до нервного срыва или чего-то в этом роде, но это уже было настолько личное, что о таком вовсе не хотелось говорить за глаза.
Тенек снова покачал головой:
– Я не знаю, слишком много вероятностей. Но я приму ваши слова к сведению, и, если это окажется возможным, постараюсь оказать мисс Делас посильную помощь.
Вулканец внимательно посмотрел на Акриту. Андорианка была очень возбуждена. Для вулканца вся эта ярковыраженная мимика, да ещё и с «жестикуляцией» антенн была примерно так же информативна, как монитор с пятидесятипроцентными помехами. Осознав, что он снова потерпел поражение в попытке разобраться в бурных эмоциях, Тенек решил спросить прямо:
– Вы взволнованы. И я не могу идентифицировать характер вашего беспокойства. Это из-за мисс Делас? Или у вас какие-то собственные затруднения?
- Из-за нее, да, - вздохнула Акрита.
Она только сейчас вспомнила, что Тенеку трудно интерпретировать проявления эмоций и оценить их важность в данной ситуации. Отчасти она сама его понимала – ей тоже приходилось сталкиваться с тем, что с ходу не определишь, действительно ли у человека что-то случилось, или он просто привык на все бурно реагировать. Сейчас, на самом деле, она была рада, что вулканец спросил прямо. Попытка ответить ему стала бы и для нее возможностью понять настоящую причину.
- Нет, собственных затруднений у меня нет, - Акрита еще пару секунд формулировала мысль. – Просто понимаете, я в определенной степени вижу свою вину перед ней. Она ведь тоже эмоциональная, она чувствует, как к ней относятся окружающие, и после всего, что случилось на регате, я не могла совсем не обижаться на нее и сразу сделать вид, что ничего не было. Но на самом деле, вчера вечером и сегодня утром она показала себя с хорошей стороны, адекватной, интересной личностью, она хочет, чтобы с ней дружили и жалеет, что не может это доказать. Я ей сказала, что буду относиться к ней, делая выводы из настоящего, а не из прошлого. Что любые ошибки можно исправить. Не знаю, насколько это ее утешило. Ну и еще у нее, видимо, в личной жизни что-то не ладится, - андорианка опустила голову. – И Тенма ее чем-то успел обидеть. В общем, мне кажется, из-за всего этого, и из-за внезапного переезда она действительно могла переволноваться, и в таком случае я отчасти виновата в ее самочувствии. Но я честно не знаю, как ей помочь. И еще она сказала, что вы ее почему-то терпеть не можете. Наверное, тоже из-за регаты.
Теперь, когда Акрита высказала терзавшие ее мысли, она успокоилась и смотрела на Тенека почти с надеждой.
– «Терпеть не могу»? – Тенек повторил эту формулировку в явном недоумении. – Мисс Делас – не голод и не жажда, чтобы её терпеть. Как я уже говорил, ромуланская леди очень импульсивна, к тому же у неё, кажется, избыточно развита фантазия. Я объективно оцениваю её прошлые поступки и так же объективно собираюсь оценивать будущие. Как вы понимаете, такая оценка целиком и полностью зависит от самих поступков.
Пару секунд Тенек подумал, не будут ли следующие его слова нарушением данного Ракару обещания молчать, и решил, что не будут: то сканирование, которое Тенек сделал на «Амазонке» отнюдь не было секретным.
– Не думаю также, что вы являетесь причиной нездорового состояния мисс Делас. Я сканировал её во время регаты, и обнаружил, что её жизненные показатели находятся возле нижней границы нормы. В любом случае это состояние началось задолго до значимого общения с вами.
Акрита снова вздохнула. Почему-то некстати вспомнилась Квинтилия, которая уверяла, что у нее все под контролем, тогда как… Андориака отогнала эту мысль, но все-таки спросила:
- А если она считает, что такое состояние нормально? Мне кажется, лечить ее в любом случае будет непросто, вряд ли она решится в ближайшем времени нам доверять. А про поступки я ей сказала тоже самое, что и вы. Надеюсь, мы все-таки сможем ее убедить в этом.
– Если бы она считала, что её состояние нормально, не держала бы под рукой медикаменты, – возразил Тенек. – Скорее, она не доверяет нам, точнее мне, и считает, что раз она – медик, то сама сделает всё необходимое. Она неправа. В серьёзных случаях даже медик не должен лечить себя сам, во всяком случае – делать это в одиночку. Слишком велик риск потерять объективность, даже у вулканцев.
- А может быть, это еще из-за смены климата? – предположила Акрита. – Все-таки у них на Кардассии жарко и влажность другая была. Как вы думаете, Тенек, стоит мне с ней поговорить про это? И как вообще нам себя вести? Я понимаю, тут все связано с эмоциями, но если честно, предсказать ее реакцию мне в данном случае не легче, чем вам. И еще мне кажется, что недоверие ее относится не только к вам, ведь вы не единственный медик на станции, она могла бы просто прийти в лазарет или обратиться к медсестрам. Конечно, возможно, она просто не успела еще…
– Я думаю, вам не стоит слишком давить на неё с расспросами, это только усилит недоверие, – предположил Тенек. – Было бы хорошо, если бы вам удалось расположить её к себе. Возможно тогда она согласится с вами поговорить. Мои шансы на это исчезающе малы.
- Понимаю, - Акрита понуро опустила антенны. – я попытаюсь. Но вы тоже как-нибудь… хотя бы понаблюдайте, насколько можно, хорошо? Я ведь совсем не разбираюсь в этом и могу не отличить повышенную импульсивность от чего-то серьезного.
– Я понаблюдаю, – пообещал Тенек, – но надо оценивать ситуацию реалистично: мисс Делас навряд ли обратиться ко мне за помощью. И дело здесь не только в том, что я слишком прямо и откровенно дал оценку её действиям во время регаты: мисс Делас очень похожа на тех ромуланцев, которые рассматривают вулканцев как ущербную, низшую расу. Я хотел бы, чтобы это не подтвердилось, но следует учитывать, что у себя дома именно это каждый ромуланец слышит о нас с незавидным постоянством. Неизвестно даже, кто стоит ниже в их расовой иерархии – ремане или мы.
- Наверняка, к другим расам у них общепринятое отношение не намного лучше, - невесело усмехнулась Акрита. – Видимо, Ракар в этом плане совсем нетипичный ромуланец. Спасибо, Тенек. Будем вместе пытаться, может быть, хотя бы в рамках проекта мы как-нибудь сможем победить такие предрассудки.
Она подумала о том, что их проект, пусть не глобального масштаба, без перспектив влияния на политику государств, станет бесценным и неоценимо важным, если на его счету окажутся спасенные жизни. Хотя, конечно, бывают ситуации, когда ничего нельзя сделать даже объединившись и доверившись друг другу, и на такую вероятность Акрита тоже не могла закрыть глаза, особенно после того, что случилось с коммандером Мори.
- Тогда не буду больше вас отвлекать. И рада, что пока наши опасения касательно нападения на вас не подтвердились, - андорианка чуть улыбнулась, на этот раз совершенно искренне.
– Вы не отвлекали, – серьёзно ответил ей вулканец. – Это относится к моим прямым обязанностям, и я думаю, что ваша информация очень важна.
Акрита задумчиво покачала головой.
- Хочется верить, что так, - сказала она. - До встречи на собрании, Тенек. Спасибо вам.
– Не стоит благодарности. Увидимся на собрании.

_______
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 30 Ноября 2017, 11:05:48
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


-...Ты правда считаешь, что так хорошо?
Квинтилия задавала этот вопрос Самрите уже как минимум десятый раз, пока они шли от Променада до Стыковочного кольца. У девушек как раз хватало времени, чтобы зайти в парикмахерскую и к портному. Самрита подровняла челку, но едва ли это можно было считать кардинальной сменой имиджа. Квинтилия изменилась сильнее - ее волосы стали еще чуть короче, но зато более ровно подстрижены, и даже, кажется, немного светлее, и вцелом это уже напоминало аккуратную прическу. Ее веки, ресницы и губы были слегка тронуты косметикой, но это выглядело естественно и ненарочито. Поиски стиля в одежде еще следовало продолжить, но в этот раз на Квинтилии было небесно-голубое платье, состоящего из приталенного корсажа с длинными рукавами и прямой юбки чуть выше колен. Рукава, вырез и подол были украшены кружевом, но оно было того же цвета, что и основной материал платья, поэтому цветочный узор не очень бросался в глаза. С большим трудом в этом можно было узнать платье Самриты, в котором она появлялась несколькими днями ранее.
- Да-а-а, - деланно устало, но довольно подтвердила Самрита, которая гордилась результатом и заслуженно приписывала его в том числе и себе. – Намного лучше! Тебе идет этот цвет - вот уж не думала, что мой наряд получит второе рождение… но ему так, пожалуй, даже лучше. Посмотрим, что скажет на это изменение Ракар! - она подмигнула Квинтилии.
-Нет! - Квинтилия даже отшатнулась от Самриты, - Ты думаешь, он заметит? Может, я слишком симпатичная? Я совсем не хочу привлекать ничье внимание. Я просто… хочу быть нормальной и как все.
Девушки почти дошли до ангара 13.
- Э… Нет. То есть да, - Самрита выглядела сбитой с толку. – Я просто думала, что между вами что-то есть… Я не права? В общем, нет, ты выглядишь совершенно нормально, но это все заметят, потому что до этого ты выглядела… чуть менее нормально, - дипломатично выкрутилась землянка. – И этим тоже привлекала внимание. 
-Нет, ты не права, - ответила Квинтилия и покраснела, а затем прошла в двери ангара и начала оглядываться по сторонам, подмечая, кто уже пришел на собрание, а кто еще нет.
Пока на месте были только Крим Анжар, Брол Арко, Хена и Жантарин. Глядя на это, Квинтилия вздохнула, а затем снова обратилась к Самрите:
-Мне очень нужно кое с кем поговорить до начала, но я пока их здесь не вижу. Я подожду у входа, чтобы не пропустить их. Ты можешь идти садиться, если хочешь.
- На самом деле я тоже хотела дождаться Освальда, - проговорила Самрита, направляясь к двери, - но, если у тебя какие-то секреты, я подожду внутри. Кстати… Я ведь могу рассчитывать на тебя сегодня вечером? Я хочу устроить вечеринку, и мне пригодится твоя помощь.
 -Конечно, - без особого энтузиазма ответила Квинтилия, - Это ведь твой социальный эксперимент, да? Где ты хочешь ее устроить?
- И социальный проект, и одна хорошая новость, о которой я объявлю чуть позже, - довольно кивнула землянка. – И просто возможность для всех потанцевать, отдохнуть и расслабиться. Но я еще не решила, где ее проводить – моя каюта слишком маленькая, и М’Кота может быть недовольна. Голодек – слишком скучно, мы и так торчим там целыми днями с нашими презентациями. Может быть, этот ангар, если отодвинуть стол… Да, там должно быть достаточно места. Или у тебя есть идея получше?
Трилл снова заглянула в ангар.
-Нет, идей нет. А мы должны спросить разрешения у кого-нибудь?
- Я думаю, мы как минимум должны поставить координатора в известность, - задумчиво проговорила Самрита. – Но Утара Рилл не выглядит слишком строгой и вряд ли запретит нам устроить небольшой праздник. Я не боюсь ее так, как боялась Толан.
-Толан может быть… более человечной, - негромко произнесла Квинтилия, - Мне кажется, я видела ее мягкую сторону. Но потом она предала нас всех. Разбираться в людях - очень сложно.
Девушка помолчала, а затем продолжила громче, резко сменив тему:
-Надеюсь, координатор Рилл не опоздает, мне нужна как раз она.
- Да уж, не хочу об этом даже думать, - Самрита передернула плечами. – Не буду тебя отвлекать.
С этими словами она скрылась за дверью ангара, гадая, зачем Квинтилии могла понадобиться советник Рилл. В зале Баккер заняла то же место, что и в прошлый раз, и принялась нетерпеливо ждать Освальда – она хотела много чего ему рассказать. 
__________
С Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Артур Лайтман от 30 Ноября 2017, 11:24:44
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Ракар шел рядом с Делас к ангару 13 и смотрел себе под ноги. Не история с Тенмой заботила его, а синдром Тувана, и что и как он сможет или не сможет сказать Тенеку, и был ли в этом смысл или все было безнадежно. Федерация не сможет помочь, да и сможет ли вообще хоть кто-нибудь? Нужно было создать все условия для возможности продолжения исследования, это куда правильнее, чем бессмысленные просьбы. За несколько метров от входа в ангар Ракар поднял голову, увидел Квинтилию и синдром Тувана отступил в самый дальний угол сознания, почти исчез. Ракар забыл обо всем. Он так и шел теперь неотрывно глядя на девушку – трилла в небесно-голубом, и думал о том, что он не может… ничего не может. Не может сказать как красиво она выглядит, как он восхищен и потрясен, как ему это нравится. Вернее, он может, но куда хуже то, что он не имеет на это права, и поэтому он не скажет. Все, что он сделал – это улыбнулся Квинтилии на входе и прошел в ангар, опустив голову и направившись к собственному месту на противоположной стороне от экрана.
Разумеется, взгляд Ракара не остался незамеченным Делас. Ромуланка плотно сжала губы, насупилась и поспешно прошла в ангар, где заняла место ближе к экрану и подальше от остальных сидящих.
Кадет Лайтман пришел в ангар на брифинг незадолго до начала, скользнув взглядом по залу.
- Всем привет, - сказал Артур, и прошел мимо экрана к одиноко сидящей ромуланке, сел рядом.
И землянин подумал, что нельзя просто так сидеть и молчать, нужно было что-то делать. Вопреки всему, для того чтобы все продолжалось. Несмотря на случившееся с Толан, несмотря на то, что коммандера больше нет, несмотря на жуткую и неприятную кардассианскую тайну Джеза Тенмы, которая значит для него крах всего, которую он еще возможно не знает. Артур повернулся к ромуланке и негромко спросил:
- Делас, как тебе в нашей группе? Мы отличаемся от тех, которые были с тобой на Кардассии?
Делас вздрогнула от неожиданности и удивленно посмотрела на Артура.
- Разумеется, здесь все по-другому, - тихо ответила она. – Во-первых, в группе на Кардассии я начинала вместе со всеми, а, значит, никогда не была новенькой. Во-вторых, я не участвовала в регате против них. В-третьих, у нас не было никаких революций, никаких судов, никаких координаторов-убийц и никаких поисков пропавших кадетов. В-четвертых… там у меня были если не друзья, то хотя бы приятели. И своя команда с Юнок и Каззой. Это достаточно описывает все различия?
Артур с интересом рассматривал Делас. Первое впечатление о ней было невероятно обманчиво, и теперь она была совсем другой.
- Да, - грустно усмехнулся кадет, впрочем, тут же снова стал серьезным, - некоторые различия могут шокировать. Ничего, здесь тоже будут и друзья и приятели, и новая команда. Мы на самом деле хорошая команда, Делас.
- Вы – да, - кивнула ромуланка. – Но какое отношение это имеет ко мне? Я не в ней.
- Прямое отношение, - сказал Артур, замечая тот факт, что все ромуланцы невероятно разные, - ты теперь с нами, в нашей команде, почему ты думаешь, что не в ней? Это будет так, только если ты сама не захочешь.
- Потому что одно дело – принадлежать к вашей группе формально, а другое – быть принятой, - пояснила Делас.
- Хм.., - сказал Артур, - то есть ты считаешь, что мы тебя можем не принять? Наверняка из-за того, что случилось на регате, да? Я думаю, что некоторые вещи при ближайшем рассмотрении можно понять и простить. Я хотел бы видеть тебя в нашей команде и работать с тобой. Я не думаю, кто-то начнет активно возражать, и если ты сомневаешься в этом, мы можем все открыто обсудить. Ты убедишься, что тебя здесь на самом деле никто не ненавидит.
- Я думаю, что, если у кого-то есть ко мне вопросы и претензии, они должны высказать их прямо, - ромуланка внимательно изучала пустую поверхность стола перед собой. – Но этого никто не сделал, зато я слышу упреки и ловлю косые взгляды. Сомневаюсь, что Акрита, Тенек, Самрита, Квинтилия и М’Кота захотят со мной работать, да и насчет тебя я не уверена.
- Много веков, Делас, много веков все мы время от времени не хотели друг с другом работать, иногда следует договориться и что-то поменять, начав сначала. Так почему нет, если мы тут все как раз для этого собрались? – сказал Артур, - скажи мне, ты хочешь с нами работать?
- Почему нет, - она пожала плечами. - Я буду работать, с кем скажут, но пока у нас нет никаких общих заданий, так что я занимаюсь своими делами. Я не знаю, как вы тут развлекаетесь в свободное время…
Лайтман улыбнулся.
- Ладно, "почему нет" можно засчитать как "да". Тогда вот что, Делас, как ты смотришь на то, чтобы в конце брифинга обсудить эту твою проблему всем вместе? Чтобы все, кто пожелает, высказал свои претензии и вопросы, мы бы их разрешили и пришли к общему вердикту. Чтобы не было вот этих субъективных суждений и подозрений, и, возможно, косых взглядов? Готова к такому?
- Я давно готова к тому, что меня начнут обвинять, но этого все никак не происходит, а ожидание утомляет, - хмыкнула ромуланка. – Но, думаю, после собрания у вас будут более важные дела, связанные с другим вашим коллегой.
- Ну вот, наконец, ожидание кончится, а вместе с ним и утомление, - сказал Артур, не прекращая с интересом рассматривать ромуланку, - все дела важные, твое тоже. Под конец брифинга я подниму вопрос, и там посмотрим. Какого коллегу ты имеешь в виду? – Артур уже понимал, что это будет история с Тенмой. Что кровь в микроскопе на "Анадыре" Делас таки исследовала и тоже, наверняка, уже все знает, но он все таки спросил.
- Спойлеры, - усмехнулась Делас. – Скоро все узнаешь.
Она достала из кармана дельту и задумчиво покрутила ее в руках.
- И что же ты скажешь? «Давайте все останемся и обсудим поступок Делас»? – поморщилась девушка. – «Достойна ли она остаться с нами?»
Артур подозрительно посмотрел на дельту-коммуникатор в руках ромуланки. Такое сегодня уже было, уже дельта Тенмы была в ее руках, и была возвращена. Что, если это его же история? Почему опять у Делас? Кадет оглянулся на Ракара, который со своего места смотрел как раз в их сторону. Дельта Ракара была на месте. И Лайтман подумал, что все действительно плохо. Кому еще кроме Тенмы могло принадлежать это устройство связи? Но Лайтман ничего не сказал на эту тему.
- Я скажу – Делас сомневается, примем ли мы ее в свою команду. А дальше – как ты говоришь – спойлеры. Давай дождемся.
- Хорошо, - легко согласилась ромуланка. – Как посчитаешь нужным. Я все равно не знаю, какого результата ты хочешь добиться и зачем это делаешь... 
Артур улыбнулся.
- Не бойся, Делас, я хочу дружбы между нашими народами. Давно об этом мечтаю и не только я. Поэтому – все будет хорошо.
- Вам достался неправильный представитель моего народа, - ромуланка насмешливо вскинула обе брови, - но вы можете дружить с Ракаром, зачем вам для этого я? Впрочем, посмотрим, что принесет это собрание – в прошлый раз, например, мы играли в детективов…
Она зажала дельту в кулаке и в ожидании уставилась на входную дверь в ангар.   
Артур проследил взгляд и движение ромуланки.
- Мы ладим с Ракаром, но это не значит, что на этом надо и остановиться. Ты интересная девушка, Делас, и дело не в Ромуланской вашей Империи на самом деле, дело в тебе, я хочу общаться. Нормальный ты обычный представитель, нет такого понятия «неправильный», ты уникальна, как любой человек. И мне интересно, - и Артур уставился на дверь, также как Делас, в напряженном ожидании.
______________
с Ракаром и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Ракар от 01 Декабря 2017, 09:29:51
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Ракар сидел один напротив экрана и ждал, когда начнется собрание. Его соотечественница не захотела сидеть рядом. Трое федератов вскоре сели по правую руку от Ракара, но они общались между собой, и Ракар не был частью их компании. Когда он смотрел на вход в ангар, он видел Квинтилию, которая стояла на пороге и переминалась с ноги на ногу, будто кого-то ждала. В один момент она вышла из ангара в коридор и ее больше не было видно, но меньше чем через минуту вошла обратно и решительно направилась к столу, за которым сидели кадеты. Очень быстро Ракар понял, что она направляется прямо к нему.
-Это вам, - коротко сказала она, протягивая на вытянутой руке федеральный падд с погашенным экраном, - Просили передать.
Безуспешно пытаясь прислушаться к разговору Делас и землянина, Ракар вскоре перестал пытаться и вернулся к своим мыслям. В череде безрадостных размышлений только образ девушки трилла выделялся цветным и ярким. Образ, недоступный, как несбыточная мечта. И теперь он боялся, что она не сядет сегодня с ним рядом. Однако, Перим, не торопившаяся проходить в ангар и занимать место, в итоге направилась к нему, и он смотрел как она подходит. Ромуланец протянул руку и взял падд.
- Кто просил передать? – спросил он.
-Тенма, - быстро ответила Квинтилия, затем развернулась и направилась обратно к своему наблюдательному пункту.
Тенма! Который не придет сегодня на собрание. Подавив немедленное желание прочитать, Ракар поднялся и пошел вслед за Квинтилией.
- Перим, подождите, - негромко сказал Ракар, догоняя девушку. – Он сам просил? Вы его видели только что?
-Да, только что, в коридоре, - пояснила Квинтилия, непонимающе глядя на Ракара, удивленная его реакцией, - Он подошел, попросил, я сделала.
- Ага, - Ракар неопределенно повел головой, - как он выглядел? В смысле – во что был одет? – также тихо спросил Ракар.
-Не знаю, - пожала плечами Квинтилия, - Я не обратила внимания. Но не в форму, это точно.
- Не в форму.., - повторил Ракар и чуть нахмурился, - спасибо. Это я к тому, что, видимо, вчерашняя история имеет какое-то продолжение.
Ромуланец неуверенно взглянул на Квинтилию. Это было не вовремя, как всегда не вовремя, но он ничего не мог с собой поделать. Он стал делать это все невпопад, но другой возможности могло не быть.
- Квинтилия, не могу не сказать - вы прекрасно выглядите сегодня, - и коротко поклонившись, не дожидаясь реакции, спасаясь поспешным бегством, он развернулся и пошел к своему месту, на ходу включая подсветку падда, который передал Тенма.
-Спасибо, - чуть слышно ответила Квинтилия и вернулась к входу в ангар 13.
Ромуланец включил падд и увидел на экране записку, набранную крупными буквами: “НУЖНА ПОМОЩЬ. ВСТРЕТЬТЕСЬ СО МНОЙ СЕГОДНЯ. 16:00. АНГАР 44”
Прочитав текст, Ракар выключил падд и, как ни в чем ни бывало, ни единым мускулом не дрогнув, дошел до своего места и сел, уставив взгляд в выключенный большой экран напротив. Ангар 44, 16 часов. Подтверждение не передать, но Тенма наверняка знает, что ромуланец не проигнорирует просьбу о помощи. Главное, чтобы брифинг успел закончиться, иначе придется отпрашиваться по срочной нужде.
_____________
Совместно с Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 01 Декабря 2017, 12:34:44
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


В ангар вошёл - точнее, влетел - Освальд и, сделав пару шагов внутрь и отследив взглядом всех, удивлённо обернулся в сторону двери, словно до него только сейчас дошло, что снаружи перед дверью стояла не кто-то ещё, а Перим. Слегка мотнув головой, он прошёл прямо к Самрите и сел рядом, с улыбкой произнеся:
- Привет, Сэм! Признавайся: это второе по красоте создание во всём Проекте, что дежурит у входа - твоих рук дело?
- Нравится? – довольно произнесла Самрита. И тут же напустила строгости: - Только не вздумай любоваться: это просто мое задание, и я должна была выполнить его в лучшем виде!
Подвинув стул поближе, она наклонилась к Освальду и зашептала:
- Не представляешь, сколько всего случилось этим утром! У меня есть две новости: одна хорошая, а одна… интересная! С какой начать? – девушка бросила быстрый взгляд на дверь, надеясь, что в ближайшие минут пять советник не появится или что Квинтилия ее задержит со своим важным вопросом.
- Сэм, я уже отдал ей второе место, а любоваться я предпочитаю первым и только первым, - с притворным недовольством пробурчал молодой человек, а потом тоже наклонился к Самрите, заглянул прямо в глаза и тоже перешёл на шёпот, -
давай с той, которая тебе больше нравится.
- О, нет, ее я как раз оставлю напоследок! – Самрита продолжала излучать счастье и радость, что в последнее время с ней случалось крайне редко. – Не поверишь, что я видела сегодня утром…
Она красочно пересказала Освальду все, что видела и слышала сегодня около офиса СБ, активно жестикулируя, но все же не повышая голоса.
- В общем, все с твоим Тенеком будет в порядке, можно за ним не следить, - тихо рассмеялась девушка, почти уткнувшись носом в щеку Освальду.
- Ах, ты ж моя любимая шпионка! - игриво прошептал кадет прямо на ухо девушке. - А вторая новость? Нет, подожди... неужели тебя?.. - он демонстративно коснулся своего воротника там, где располагались опознавательные знаки.
- Ну вот, все испортил, - беззлобно усмехнулась землянка. – Можешь называть меня теперь энсин Баккер. Но пока еще приказа о повышении нет, его обещали прислать сегодня, так что я не буду об этом распространяться. Зато вечером я хочу устроить вечеринку и там всем сообщить. Как думаешь, это хорошая идея? Мне кажется, мы так давно не отдыхали и не расслаблялись…
- Есть, мэм, - фыркнул Освальд, - кстати, раз уж я узнал первым, и мы вчера решили больше не скрываться от остальных... Поздравляю, Сэм! - он притянул Самриту и с чувством поцеловал, не обращая внимания на сидящих рядом кадетов. - И да, я думаю, что вечеринка - это прекрасная идея, обязуюсь там быть!
- Ну не при всех же, - для проформы пробормотала Самрита, смущенно краснея.
- Если честно, мне до смерти надоело скрываться! - усмехнулся Освальд и, с довольной ухмылкой, сел на своём стуле ровно, как ни в чём не бывало.
__________
С Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Квинтилия Перим от 01 Декабря 2017, 12:41:45
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Утара пришла на брифинг раньше положенного времени, хотя на мероприятия, где ей приходилось быть «ведущей», она предпочитала приходить максимум за пять минут, чтобы сразу же переходить к делу и не маяться ожиданием. Во всём виновата была неизвестность, которая обрушилась на болианку в тот момент, когда она переступила порог офиса СБ, чтобы поговорить с Иламой Толан – Иламы Толан в арестантской камере уже не было. И дельты у неё тоже не было, поэтому максимум, что смог бы сообщить компьютер – это координаты всех кардассианцев (сколько их там?) на станции. Это настолько выбило Утару из колеи, что она почувствовала острую необходимость как можно скорее перейти к делам и – вот – подходила к ангару № 13 слишком, слишком рано.
-Координатор Рилл! - от входа в ангар, как из засады, навстречу Утаре бросилась юная трилл.
Видимо, кто-то пришел на собрание гораздо, гораздо раньше Утары Рилл.
Квинтилия Перим подбежала по коридору к болианке, и выглядела при этом достаточно взволнованной.
-Координатор, мне нужно поговорить с вами до начала собрания, - затараторила Квинтилия, - Это быстро!
Что нужно человеку, чтобы хоть ненадолго поднять настроение? Увидеть или услышать что-нибудь хорошее. Нарядная и подкрашенная Квинтилия на пороге зала совещаний была приятным сюрпризом, и Утара невольно улыбнулась увидев девушку:
– Вам всё это очень к лицу, – сказала она, останавливаясь рядом с девушкой и добавила взглянув на часы: – Да вы меня просто выручите, даже если будет небыстро – ужасно не люблю приходить слишком рано!
 На лице Квинтилии появилось удивленное выражение, а затем она перевела взгляд на свое платье.
-Да-да, но это сейчас не важно, - быстро ответила она, - То есть, я хотела сказать “спасибо за комплимент”, - добавила она уже медленнее и перевела дыхание, - Координатор, вы же будете сейчас говорить про дополнительные презентации для трех участников проекта? Кадет Макдауэлл попросил меня собрать информацию по этой теме, и я собрала… почти. Можно я представлю эту часть брифинга?
– Можно, – кивнула Утара. – И даже нужно. Очень рада, что Освальд проявил такую инициативу. Не хотите добавить в копилку и пару моих тем? Раз уж так получилось, по-моему, будет лучше если все темы прозвучат вместе.
 -Да, конечно! - с энтузиазмом кивнула Квинтилия.
– Темы очень уж отдают кабинетом психологии, – вздохнула болианка, – поэтому я и решила, что надо бы услышать что-то свежее, исходящее от вас самих. Первая – «Каким вы видите лицо проекта». Тут можно поговорить о том, какое оно сейчас – в действительности, или каким его хотелось бы видеть, или о том и другом одновременно, сравнивая. Вторая – «Трудности сотрудничества», тут нужно в интерактивной форме затронуть проблемы взаимодействия, и это большое поля для деятельности и фантазии. Представьте, что получится, если кто-нибудь устроит нам Первый контакт с вымышленной расой! И наконец очень простая тема – «Моя мечта». Просто «моя мечта», но, скажу по секрету, мечтать можно не только для себя, но и для кого-то другого или для других.
 -Я поняла, - трилл медленно кивнула, запоминая, - Теперь мне нужно дождаться еще кое-кого и закончить опрос.
– Тогда не буду вас отвлекать, – церемонно откланялась Утара, – с нетерпением жду вашего выступления.
__________________
Написано совместно с Утарой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Квинтилия Перим от 05 Декабря 2017, 09:36:40
3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


М’Кота появилась в коридоре минут за пять до начала. Волосы её, казалось, были всё ещё наэлектризованы после общения с щёткой, а на шее и висках ещё не просохли капельки воды, до которых не достало плотенце.
-М’Кота? - на пути клингонки появилась Квинтилия, - Можешь быстро ответить на один вопрос? Нет времени объяснять, но это Освальд попросил меня. Собрание сейчас начнется, а мне нужно сделать это до него.
– Хоть на десять, – М’Кота затормозила на полном ходу и приготовилась слушать. Что-то в Квинтили было не как обычно, но забегавшаяся М’Кота упорно не улавливала, что именно.
 -Мне нужно знать, какую тему ты заготовила для кадетов Макдауэлла, Баккер и ш’Лечир - для их конкурсной презентации, - сказала Квинтилия, - Тогда я смогу представить все темы вместе и организовать голосование. Это идея Освальда, а не потому, что я лезу в командование...
– Верю, верю, – успокоила её М’Кота. – Есть у меня тема, правда, формулировка как-то расползается. Может, поможешь её как-нибудь обозвать? Видишь ли, они все трое из Федерации, а федераты обычно ведут себя так, словно живут в идеальном мире. Но если бы это так, им бы было некуда стремиться, это была бы стагнация! Ну, вот я и хотела бы увидеть, что они... то есть вы, федераты, хотели бы изменить: какие проблемы решить, каких успехов добиться, какие цели перед собой поставить... но только, если говорить о проблемах, это не про маки и не про боргов – что Федерация героически борется с внешними врагами, мы и так все знаем. Это именно про саму Федерацию изнутри.
-Что бы они хотели улучшить в Федерации? - нахмурилась Квинтилия.
– Или создать, – добавила М’Кота, – не обязательно исправить – может быть, представить себе, что стало бы для Федерации шагом вперёд. Но если есть что исправить, то и это тоже.
-Ну… хорошо, - сказала Квинтилия, - Мне нужно это записать.
В задумчивости она направилась в ангар, села на место недалеко от общего настенного экрана и склонилась над столом, вызвав на нем персональный интерактивный экран.
М’Кота кивнула и тоже вошла в конференц-зал, привычно выискивая взглядом Артура. На полпути она обернулась и ещё раз посмотрела на Квинтилию и сказала себе, что кажется поняла, что изменилось – трилл стала заметно увереннее в себе. Может быть, эта уверенность ещё не была по-настоящему прочной, но определённо её уже было гораздо больше, чем 2 дня назад.
 
***

Тенек, как это бывало чаще всего, пришёл минута в минуту и сел в середине наиболее свободного сектора за столом. Во многом эта позиция была продиктована тем, что отсюда было хорошо видно Делас. Вулканец вовсе не собирался таращиться на неё, не отрываясь, но хотел, чтобы она находилась в поле его зрения.
Когда координатор Рилл зашла в помещение, Тенек увидел, что Делас тут же поднялась со своего места и сделала шаг в ее направлении.
- Тенма просил передать, что его не будет на собрании, и чтобы вы начинали без него, - Делас говорила не очень громко, но и не переходила на шепот. Она протянула советнику дельту и продолжила: - Он просил передать это и сказал, что сам подойдет к вам позже.
Чуть улучшившееся настроение Утары разом испортилось. Она рефлекторно сжала дельту в кулаке: что же происходит на этой станции с кардассианцами? Они ненормально часто исчезают, и проблемы преследуют их по пятам... Поймав себя на том, что смотрит сквозь Делас и не говорит ничего вразумительного, Утара спохватилась и сказала:
– Благодарю вас! Надеюсь, он действительно подойдёт ко мне – эти загадки начинают меня нервировать.
«Нервировать» – это было ещё мягко сказано. Утара вздохнула и спросила:
– Он больше ничего не сказал? Вы всё-таки говорили с ним…
- Больше он ничего не просил вам передать, - уклончиво отозвалась ромуланка и добавила: - Он жив и здоров, если вы это имеете в виду.
– И всё же он не пришёл, – грустно констатировала советник. – Спасибо, мисс Делас. Что ж, без него так без него!
Делас коротко кивнула и вернулась на свое место.

____________________________________________
Написано совместно с Тенеком и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 5
Отправлено: Самрита Баккер от 06 Декабря 2017, 12:43:33
3 сентября 2384 г., 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Пока они разговаривали, в дверях ангара появилась Акрита, и, оглядев всех, поняла, что пришла последней. Быстро проскользнув на ближайшее свободное место, оказавшееся между Освальдом и Тенеком, она приготовилась слушать с таким сосредоточенным видом, как будто сейчас начиналось не учебное собрание, а боевой инструктаж.
Утара оглядела собравшихся; все, кроме Джеза Тенмы присутствовали. Можно было начинать.
– Всем доброго дня, – сказала она, поднимаясь со своего места. – Давайте не будем тратить время на долгие вступления и сразу перейдём к делу. И первое дело на сегодня – определиться с темой для дополнительных презентаций Самриты, Акриты и Освальда. Перед самым совещанием я узнала, что мне очень помогли с организацией этого обсуждения: Освальд был инициатором, а Квинтилия исполнителем, так что сейчас я предоставлю слово им... точнее – Квинтилии.
Хена посмотрела на Квинтилию Перим и слегка ткнула ее локтем.
-Твой выход, - прошептала Хена.
Квинтилия Перим, до этого сосредоточенно над чем-то работавшая, подняла голову, а потом встала с места.
-Добрый день, - сказала она, обведя взглядом кадетов, сидевших за столом, - Я очень хочу, чтобы вы знали, что я стою здесь и организую что-то сейчас не потому, что вызвалась сама, чтобы получить какие-то баллы или показать себя, как делала раньше. И не потому, что считаю, что мое образование дает мне возможность сделать это хорошо. Мне поручили это сделать, - она посмотрела на Освальда, - и я сочла необходимым не отказываться, как не буду отказываться от заданий и впредь. Я выполнила это задание так, как поняла его. И если я поняла его неправильно, заранее прошу меня простить.
Делас оторвала взгляд от поверхности стола и очень удивленно уставилась на Квинтилию, слушая ее речь и объяснение. Пропустив все события предыдущей недели и так не будучи в них посвященной, она едва ли понимала, что сейчас происходит, о каком задании идет речь, почему его дает один кадет другому, а также почему Перим оправдывается вместо того, чтобы просто начать говорить о презентациях. Ромуланка быстро обвела взглядом остальных, словно ища ответа, и, так и не найдя его, продолжила смотреть на девушку-трилла со смесью удивления и любопытства, буквально превратившись в знак вопроса.
Лайтман откинулся на своем стуле, глядя на Квинтилию. До чего ее довели… до необходимости извиняться и оправдываться за то, что она хочет выступить. Хотел бы он знать, кого за это следует ненавидеть.
- Перим, - сказал кадет, - какие баллы, какие "показать"… прошу тебя, не переживай ни о чем таком, мы одна команда. И мы с удовольствием выслушаем тебя о твоей проведенной работе. Не надо просить прощения. Мы слушаем тебя.
М’Кота жа просто на время потеряла дар речи: кажется, она поспешила с выводом насчёт уверенности в себе. Ну, то есть её и правда стало побольше, но всё-таки не настолько побольше, как М’Кота думала всего пару минут назад.
– Если Квинтилия чувствует, что ей действительно надо это сказать, это её право, – негромко сказала Утара, затем перевела взгляд на Квинтилию и покачала головой: – Но мне бы не хотелось, чтобы вы чувствовали себя вечным кающимся грешником. Главные решения по вашей проблеме уже приняты, вы вместе с вашими друзьями работаете над вашей индивидуальной программой, и как я вижу, работаете добросовестно! Так что мне бы очень хотелось, чтобы вы знали: вы по-прежнему равная среди равных, ничем не хуже других.
На словах советника Рилл глаза Делас окончательно приняли круглую форму, и она, не выдержав, спросила:
- Вы не хотите уточнить, что здесь сейчас происходит?
– Давайте попозже, – попросила Утара. – Квинтилия – ваша соседка по комнате, вы всегда можете её спросить.
Делас молча откинулась в своем кресле и опустила голову, отстраняясь от всего происходящего. Ни на своих коллег за столом, ни на докладчицу, ни на координатора она больше не смотрела. 
Ракар, до начала выступления Квинтилии молча смотревший в стол перед собой, поднял голову. Он не встревал в обсуждение и комментарии, молча переводя взгляд с одного, решившего сказать пару слов, на другого, замечая волнение Квинтилии, недоумение Делас, и прочих. И уповал только на одно – что они прекратят наконец комментарии и дадут Перим продолжить.
Хена заметила, что Квинтилия слегка побледнела, но затем она продолжила:
- Если кто-то хочет задать вопросы, касающиеся того, что и почему я сказала, он может это сделать, но после собрания, потому что сейчас для этого не время и не место. Сейчас мы говорим о вопросе дополнительного задания, которое должны будут получить кадеты Макдауэлл, Баккер и ш’Лечир. Для тех, кто не присутствовал во время развития этой истории с самого начала, - Квинтилия посмотрела на Делас, - я поясню. Ранее одним из заданий проекта в нашей группе было сделать презентацию в голокомнате на тему значимого или важного для нас элемента родной культуры или истории. Я не имею информации, было ли такое задание в других группах.
- Было, - тихо отозвалась Делас, не поднимая взгляда.
-Тогда, возможно, мы сможем ознакомиться с вашей презентацией, - предположила Квинтилия, - А вы, конечно же, можете ознакомиться с нашими… если никто не против. Я надеюсь, что никто