DS9 - The New Team

OPS => Текущий сезон => Тема начата: Мори Джанир от 11 Мая 2017, 10:34:27



Название: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мори Джанир от 11 Мая 2017, 10:34:27
Поздний вечер 30 августа 2384 г.

Только что окончилось последнее разбирательство по итогам военного переворота на планете Волан II в Демилитаризованной зоне, в котором оказались замешаны участники проекта "Альфа". Последние несколько дней для кадетов были очень сложными и богатыми на раскрытия новых сторон и секретов друг друга. Некоторым их них не удалось выйти из этого испытания с честью, некоторые были вынуждены покинуть проект, а судьба некоторых до сих пор не решена. Но кадеты не теряют надежду! Им уже удалось очистить в суде имя Артура Лайтмана, а теперь предстоит доказать всему миру, что они - настоящая команда, несмотря на все их различия.
Как покажут себя кадеты в регате, которая планируется в Баджорской системе в ближайшие дни? Приложат ли они все силы и воспользуются ли всеми методами, чтобы победить? Или для них есть что-то более важное, чем прийти к финишу первыми? Каких новых врагов и друзей они встретят на пути? И чьи секреты потрясут весь проект в этот раз?


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мастерский произвол от 11 Мая 2017, 10:43:09
30 августа 2384 г., ранее вечером - во время суда над Артуром Лайтманом
Стыковочное кольцо, вентиляционная шахта, каюта Перим


В темной вентиляционной шахте станции Deep Space 9 было так тихо, что Энн была уверена: стук ее сердца сейчас слышат во всех помещениях Стыковочного кольца. Она уже не раз успела порадоваться тому, что сменила неудобный узкий комбинезон на кадетскую форму, в которой подобное перемещение по вентиляции было более комфортным. До этого Энн не приходилось носить форму командного отделения, а после ухода из Академии она вовсе не думала, что вообще хоть раз наденет форму Звездного Флота, но теперь этот факт вызывал у нее только улыбку. И приятные – пусть и немного странные – воспоминания о том, как ей эта одежда досталась…

***

-...Ты уверена, что умеешь с этим обращаться? - встревоженно спросила Квинтилия.
Девушка сидела на стуле в тесной ванной комнате, стараясь не двигаться, ее плечи были напряжены. Из отражения в зеркале на нее смотрело ее собственное бледное лицо и стоящая за плечом Энн Уильямс с ножницами в руках. Холодный металл слегка касался шеи трилла.
- Конечно, - уверенно отозвалась Энн, - чего там уметь.
Но в ее взгляде сквозила некая обеспокоенность, и она не спешила начинать, снова и снова примеряясь.
- Ну что, ты готова? – поинтересовалась землянка. – Не пожалеешь?
Квинтилия скосила глаза, чтобы лучше видеть в отражении пряди своих прямых темно-каштановых волос, разложенных по плечам. Когда они только придумывали этот план, все казалось очень простым - в теории. Они уже были почти одного роста и спортивного телосложения, их волосы почти совпадали по цвету, а длина - это же такая мелочь, которую легко исправить. Но теперь ножницы в руках землянки были слишком реальными, а ее предполагаемые действия нельзя будет откатить назад.
-Режь, - твердо сказала Квинтилия и зажмурилась.
Сначала Квинтилия услышала звук режущего волосы металла, а затем длинная прядь щекоча коснулась ее шеи и мягко упала на пол.  
- Ну вот, совсем не страшно, - перевела дух Энн и, воодушевившись, быстро проделала ножницами всю оставшуюся работу.
Результат смотрелся даже не так плохо, как она боялась: конечно, получившаяся прическа не была идеально ровной, но укороченные по плечи волосы придавали Квинтилии непривычный и свежий образ.
- Вполне симпатично, - подытожила Энн, разглядывая творение рук своих. – Тебе даже идет. Ну же, открывай глаза!
-Идет? - повторила Квинтилия, осторожно открывая глаза и оглядывая себя, - Это так странно...
Теперь их прически были похожи, правда волосы Энн были взбиты для объема и кое-где в них мерцали блестки.
- Кажется, не хватает чего-то еще, - критически заметила Квинтилия, - Это у тебя что, косметика? Честно говоря, я никогда не пользовалась ею…
Энн критически осмотрела Квинтилию. Да, издалека они были похожи, но если присмотреться, то девушки никак бы не сошли за близняшек: разный оттенок кожи, разрез глаз, и, конечно…
- Без косметики не обойтись, - вздохнула Уильямс. – Надо замазать твои пятнышки, не говоря уже об остальных мелочах типа теней и румян. Я тоже раньше не пользовалась, но в «Кварк’c» выдвинули такое требование, так что пришлось научиться.
Энн на мгновение исчезла в каюте, а затем вернулась с небольшим кейсом.
- Хочешь сама попробовать? Это весело, главное – наносить погуще, – она открыла кейс перед Квинтилией, и вниманию трилла предстал набор красок самых разных цветов. Часть из них было очень сложно представить на лице - они больше бы подошли для абстрактной живописи. – А я пока закончу с волосами! – в подтверждение своих слов девушка встряхнула баллончиком, в котором плавали разноцветные блестки.
-Н-нет… - Квинтилия обеспокоенно посмотрела на палитру, - Давай лучше ты. Я бы никогда не подумала, что ты этим не пользовалась раньше. Ведь ты девушка… Конечно, в Академии ты держалась от всех в стороне, но ведь это потому, что дома у тебя был молодой человек? Ну, тот… Извини, что мы с Кейрой его побили.
- Ну и ты девушка, - пожала плечами Энн и распылила спрей на волосах трилла. Блестки замерцали в ярком свете ванной, создавая необычный контраст с кадетской формой. – У нас на Волане II как-то не до макияжа было, да и в Академии тоже… Ах, ты имеешь в виду Михая, - она улыбнулась и чуть взбила волосы Квинтилии, чтобы те пышной волной упали на плечи. – Хорошо вы его отделали… Ну ничего, оклемается. Только он не мой парень. Точнее, он так считает, но на самом деле это не совсем так. Мы дружили с детства, вместе росли, играли, гоняли на ховеркарах… А потом все стало как-то сложно.
Энн снова вздохнула и отвернулась: пусть она и не любила Михая, но он был ее другом, как и многие другие на Волане II. А что сейчас стало с ними всеми? Живы ли они еще? На чьей стороне сейчас Михай?..
- Ладно, начнем с пятнышек! Может быть щекотно, – тряхнула головой Энн и достала из кейса кисточку. – А как насчет твоих молодых людей? Был кто-нибудь в Академии?
-Конечно, нет! - энергично ответила Квинтилия, так что кисточка в руке землянки, которой она начала закрашивать трилльские пятна, дрогнула и мазнула тональным средством чистую кожу, - Сперва образование, потом - карьера, потом… все остальное, не важное. Я думаю, теперь ты будешь очень популярной. То есть, не сразу, конечно, а немного позже, когда вы победите. Ведь твой отец - предводитель революции и сопротивления, а ты тогда станешь… как бы принцессой маки. От тебя будет очень много зависеть для твоих людей, возможно, тебе даже придется сменить отца. Я сама не до конца понимаю, как отношусь к вашей борьбе, но если тебе суждено победить и обрести власть, я надеюсь, что ты примешь ее с достоинством, не сломаешься под ее грузом и будешь справедливой и честной. Потому что кто-то из вас должен это сделать, выступить вперед, иначе власть получат такие, как ваш Вихо.
Энн рассмеялась:
- Тебе бы книги писать! Надо же, «принцесса маки», придумаешь тоже… - она энергично орудовала кисточкой, и скоро пятна на лице Квинтилии оказались скрыты под толстым слоем тонального крема. Теперь ее было невозможно отличить от землянки – и очень легко перепутать с Энн Уильямс. Землянка оглядела себя в зеркало и нашла в палитре красок такие же тени, как были сейчас на ней – зеленые, и тоже, конечно, с блестками. – Но ты права, кто-то должен что-то делать. У меня есть очень примерное представление о том, что сейчас происходит на Волане II, так что я лечу в полную неизвестность. Слышала только, что там все больше кардассианцев, а Вихо как-то пробрался к власти… Но это ненадолго, - задумчиво добавила она. – Я постараюсь дать о себе знать, как только доберусь домой и разберусь, что к чему. Но пока главное – выбраться отсюда. Я надеюсь, твой план сработает, - Энн внимательно посмотрела на Квинтилию и тихо произнесла: - и что ты не пострадаешь. Ты уже знаешь, что будешь делать потом?
-Я тоже шагаю в неизвестность, - признала Квинтилия.
Когда Энн закончила с ее лицом и волосами, трилл встала со стула.
-Ну, вот и все. Остается одежда, и сходство будет достаточным для того, кто следит издалека и со спины.
Энн удовлетворенно кивнула и отвернулась, расстегивая молнию на спине.
- Это не слишком удобный комбинезон, но тебе не придется в нем долго разгуливать. К тому же, под ним не видны пятна по линии рук и ног. И еще… - она протянула Квинтилии одежду, а затем показала нож, который получила сегодня от Ракара: - Как думаешь, это может тебе пригодиться? Я не знаю, чего ожидать от этого человека, и предпочла бы, чтобы ты встретилась с ним во всеоружии.
-Тебе нужнее, - отрицательно покачала головой Квинтилия, - Там, куда ты летишь, опаснее, чем здесь, где я остаюсь.
- Он может быть опасен, - предупредила Энн. – Я видела, как он шел за мной сегодня. Что будет, когда он догадается о подмене? Ты не боишься?
-Нет, - снова покачала головой Квинтилия, - Он не посмеет. К тому же, я не могу исчезнуть просто так, ко мне сейчас приковано столько внимания - люди из Академии, из руководства проекта, все от меня чего-то хотят и будут искать, если я пропаду без объяснений. Это нам на руку.
Энн задумчиво вздохнула, а потом улыбнулась:
- Ты как всегда права. Я надеюсь, что так и будет. Хотела бы я видеть его лицо, когда он поймет…
Будто вспомнив что-то, она потянулась к блейзеру, который скинула, чтобы отдать Квинтилии комбинезон. Достав что-то из кармана, она взяла Перим за руку и, прежде чем та успела что-либо ответить, зажала ее пальцы. Трилл почувствовала, как ее ладони коснулся небольшой легкий металлический предмет.
- Пожалуйста, возьми это. Ты так много для меня сделала… - Энн заглянула в глаза триллу.
Квинтилия смотрела на подругу округлившимися от удивления глазами. Во-первых, потому что Энн двигалась внезапно и резко, а во-вторых, потому что на землянке не было ничего, кроме нижнего белья, после того, как она сняла с себя откровенный комбинезон работницы “Кварк’с”, а сама трилл тоже не закончила надевать эту непривычно узкую одежду. Но в компании Уильямс это не казалось чем-то неприятным и стыдным. Все было так… странно, но приятно. Сердце Квинтилии забилось чаще.
-Что это? - прошептала она, разжимая пальцы.
На ее ладони лежал небольшой круглый медальон, украшенный мелкими камешками, некоторых из которых уже не хватало.
-Я не могу… Сейчас, когда везде есть репликаторы, вещи для федератов редко бывают ценными, потому что в любой момент можно получить, все, что нужно. Но бывают и исключения, вещи, ценные не сами по себе, а из-за их истории, ассоциаций, с ними связанных, из-за того, кто их дарил. Мне кажется, твоя вещь именно из таких, Энн… Ты не должна с ней расставаться.
- Эта история стала уже чем-то большим, чем была изначально, - пояснила Энн. – В медальоне была фотография родителей, и ее я оставила себе. А сам он… Он теперь ассоциируется у меня не только с домом, но и с проектом, и со всем, что случилось здесь, на станции. С тобой и твоим желанием мне помочь. Поэтому, мне бы очень хотелось, чтобы он остался у тебя. Может быть, ты тоже будешь обо мне вспоминать… - голос девушки дрогнул.
Квинтилия помолчала.
-Если тебе это важно, я не буду отказываться, - наконец, сказала она, надевая медальон на шею.

__________________________
Написано совместно с Энн
Продолжение следует...


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мастерский произвол от 11 Мая 2017, 10:44:44
Продолжение:

Крышка вентиляционной шахты открылась недалеко от ангара, где пристыковалась «Калипсо». Энн выпрыгнула перед Риккой, как чертик из табакерки – растрепанная и в помятой кадетской форме после перемещения через половину станции, взволнованная, но довольная. Ее глаза горели от предвкушения.
- Я готова, - чуть запыхавшись проговорила она и протянула ему небольшой мешочек, где была оговоренная сумма. По привычке девушка обернулась, боясь вновь увидеть маячащую вдалеке фигуру Эпплби, но на этот раз за ней никто не следил.
- Мы уже начали беспокоиться, что ты не придешь, - Рикка оглядел девушку, которую считал почти племянницей. Он помнил ее еще малышкой, залезавшей ему на колени, а теперь она лазала по вентиляционным шахтам федеральной станции, воровала офицерские формы и была способна раздобыть деньги в короткий срок. Она выросла в смелую и находчивую молодую женщину, и, кажется, уже выбрала свою судьбу.
 -Двигатели уже работают, разрешение на отстыковку получено, - сообщил Рикка на ходу, когда они с младшей Уильямс шли к кораблю, - Через несколько минут ты оставишь эту станцию позади. Полетели спасем твоего отца!


***

Мистер Гидеон Эпплби в бессилии ударил кулаком по прозрачному окну в стыковочном шлюзе. Как он позволил так легко обвести себя вокруг пальца?! “Калипсо” - корабль, увозящий шпионку маки, мигнул ему на прощанье и с яркой вспышкой ушел в варп.
Он мог поклясться, что следил за Энн Уильмс - она вышла из той же каюты, имела ту же стрижку и совершенно безвкусную блестящую одежду, она шла в том же направлении, что должна была и шпионка, и все же… И все же! Уже скрутив ее и таща в сторону своего корабля, он заметил под сбившейся одеждой и цепочкой медальона на шее что-то темное, какие-то пятна. Нехорошие предчувствия сразу захлестнули его, и дрожащими пальцами мистер Эпплби сорвал мешок с головы своей пленницы… И увидел совершенно незнакомое лицо… Это было как в дурном сне, подставная девушка улыбалась, будто добилась всего, чего хотела. Ему захотелось стереть улыбку с этого лица, и он отвесил незнакомке пощечину, а потом бросился бежать в сторону ангара, где был пристыкован “Калипсо”, но было уже слишком поздно. Он не успел дойти до ангара, в этот момент “Калипсо” уже отстыковывался от станции, и улетал. Он проиграл. Теперь уже окончательно.

______________________
Написано совместно с Энн


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 11 Мая 2017, 11:18:27
30 августа, ночь
Комната совещания обвинения


Когда суд закончился, и окружающие направились на выход, Джарин тоже пошёл в общем потоке, стараясь поддерживать всё ту же ничего не выражающую маску на лице. Выйдя в коридор, он прислонился к стене напротив двери и, взяв падд, принялся делать вид, что занят чем-то очень важным и срочным, поглядывая на дверь в ожидании неудавшегося обвинителя.
Обвинитель, однако, всё не выходил и не выходил, поэтому дипломат, спустя примерно минут двадцать, вернулся в зал суда и, осмотревшись, пошёл в комнату, специально выделенную для Иламы Толан и её свидетелей.
Зайдя в помещение, Джарин не сразу увидел Иламу - для этого ему пришлось опустить взгляд. Женщина сидела на полу возле входной двери, прислонив голову к стене и закрыв глаза. Звук открывшейся двери не сразу привлек ее внимание – а когда она открыла глаза и увидела вошедшего кардассианца, то только непроизвольно вздрогнула, но ничего не сказала и даже не поднялась.
- Илама? - позвал мужчина своим обычным мягким голосом и протянул руку. - Вставай, не стоит сидеть на холодном полу. Пойдём поужинаем, а заодно и обсудим случившееся. Сегодня - в моей каюте, так будет справедливо.
Толан посмотрела на Джарина округлившимися от удивления и неожиданности глазами, но не спешила реагировать на его слова, собираясь с мыслями. Затем, наконец, поднялась с пола, правда, так и не приняв помощи в виде протянутой руки.
-  Благодарю, - проговорила она, поворачиваясь к Джарину спиной, чтобы собрать в беспорядке лежащие на столе падды – а еще чтобы он не видел ее лица. -  Я очень устала и не смогу сегодня составит вам компанию.
Ее голос звучал глухо и отстраненно, но в нем легко читалась неуверенность, а, если копнуть поглубже, то и не слишком хорошо скрываемый страх.
- Мы перешли на ты, - спокойно напомнил дипломат, на мгновение нахмурившись, чего женщина, разумеется, не увидела. - Я понимаю, что ты устала и, вероятно, расстроена, поэтому и предлагаю свою компанию. Последние два дня ты не возражала, и тебе это даже нравилось - по крайней мере, мне хочется так думать - вот и не отказывайся сейчас. Пойдём, расслабишься, выговоришься и отдохнёшь - тебе это не помешает, - Джарин говорил мягко и дружелюбно, но его лицо было предельно сосредоточенным и не выражало тех эмоций, которые слышались в интонациях.
Глубоко вздохнув, женщина обернулась к Джарину. Теперь он увидел, что она выглядела смертельно усталой, выжатой и будто бы даже постаревшей на пару лет за один день.
- Я… - ее голос дрогнул, и Толан поспешно отвела взгляд, лишь бы не смотреть на дипломата. – Это было сложное слушание…
А еще она отчаянно тянула время, не решаясь спросить то, о чем думала весь день, но боялась озвучить. Но когда-то это пора было заканчивать.
- Джарин, я бы хотела, но… я не понимаю, что вчера произошло, - тихо, но уверенно проговорила кардассианка.
- Ничего вчера не произошло, - слегка мотнул мужчина головой. - Ты очень устала, и тебя сморило. К тому же, канар был довольно крепким, и от него пьянеют быстро, но незаметно - вкус очень насыщенный. Я за вкус его и люблю - невероятное наслаждение. Пожалуй, мне стоило тебя предупредить... в общем, ты заснула у меня на руках, я уложил тебя на кровать, прибрался и ушёл к себе, - Джарин подошёл поближе к Иламе, - хотя хотелось мне совсем не этого. Но ничего страшного - я рад, что ты отдохнула, это полезно.
Илама рефлекторно отступила назад – слишком резко и быстро, чтобы это смотрелось естественно. Весь ее вид упорно сигнализировал о страхе, а она была слишком вымотанной, чтобы полностью контролировать его внешние проявления.
- Я не уверена, что все было именно так, - медленно произнесла она, подбирая слова. - Это было очень… нетипично. Особенно то, что я не могу вспомнить этот вечер, - женщина, наконец, подняла взгляд на Джарина и решительно закончила фразу: – Такого не могло быть от канара, я это знаю точно.
- Да, я тоже очень удивился, как быстро и неожиданно ты заснула, - кивнул дипломат, продолжая говорить мягко и явно не намереваясь ничего подтверждать просто так. - Ты ничего не принимала в тот день? Какое-нибудь из федеральных успокоительных, например? У наших великодушных союзников прекрасно развита медицина, но их врачам не достаёт... скажем так, уважительного отношения к более приятным сторонам жизни, поэтому их лекарства могут плохо сочетаться с алкоголем.
- Нет, но я сделала анализ крови и скоро узнаю, нет ли в ней каких-то веществ, о приеме которых я не подозреваю, - Илама посмотрела прямо на Джарина, а затем быстро отвернулась. – Простите, гал Дохиил, но я вам не верю. Я знаю, что вы трогали вещи на моем столе…
…И она понимала, что он трогал ее. Раньше эти прикосновения были приятными и желанными, теперь же мысль о том, что она была уязвимой и беззащитной перед Джарином пугала женщину, привыкшую все в своей жизни контролировать, до состояния паники.
Джарин слегка усмехнулся и опустил голову, но спустя всего пару секунд снова посмотрел на женщину.
- Это правда, я трогал вещи у тебя на столе, - охотно признал он. - Не по желанию, а по необходимости. Как я и говорил, канар был очень крепким, и мне он тоже ударил в голову, хотя и не так сильно, как тебе, очевидно. Видела мой подарок? Он выпал у меня из рук и повалил стопку паддов у тебя на столе. Мне пришлось их собирать, но, разумеется, я не знал порядка, в котором они лежат, и ты это сразу же заметила утром. Наверное, стоило написать об этом в записке, но, как я и сказал, канар был крепким... жаль, что ты мне не веришь, Илама, особенно после вчерашнего: мы столько личных тем затронули…
- Я не уверена, что помню их все, но надеюсь, что не сказала ничего лишнего, - тихо проговорила Илама, делая еще один шаг назад. Дальше идти было некуда – она натолкнулась на стол. Собравшись с духом, она продолжила: - Я также не думаю, что продолжать общение будет правильным решением – по крайней мере, пока я не получу результаты анализа крови и не буду знать наверняка, что вчера произошло.
- Что же ты надеешься там найти? - хмыкнул мужчина. - Снотворное? Сыворотку правды? Стиратель кратковременной памяти? Я бы искал это, но скажи: как же связаны эти мнимые препараты с разговорами о наших неудачных попытках обустроить личную жизнь и неозвученными мыслями о том, стоит ли попытаться ещё раз? Зачем мне что-то тебе подсыпать, а потом спрашивать про учёбу и карьеру на флоте? Пытайся я что-то выведать - мы бы говорили о чём-то более важном, не так ли? Чего ради мне опаивать тебя, а потом интересоваться членами твоей семьи, которые оказали на тебя сильное влияние? Очевидно же, что я интересуюсь тобой как личностью!
- Мою семью?.. – глаза Иламы сузились: то ли она начинала что-то вспоминать, то ли на самом деле и не до конца забыла. – Я не понимаю, почему тебе это интересно… Но это следует прекратить! – в ее голосе вновь появилась жесткость, которую Джарин слышал на суде. – Я имею в виду – все это. Прости, но я и правда очень устала, мне пора идти, - женщина поспешно направилась к выходу.  
Дипломат внимательно изучал лицо женщины, не произнося ни слова, но стоило Иламе подойти к двери, как в спину ей принеслись слова:
- Нет, глинн Толан, к сожалению для вас, "всё это" только начинается, - тон голоса изменился до неузнаваемости: в нём не было ни мягкости, ни холода, не было ни нежности, ни злости - было только одно - требование беспрекословного подчинения, а ещё абсолютная уверенность в своём превосходстве. Вести себя таким образом могут лишь те, кто однозначно уверен: они - власть, а все остальные - стадо.
________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 11 Мая 2017, 11:18:56
30 августа, ночь
Комната совещания обвинения -> каюта Джарина


Толан остановилась и медленно, очень медленно обернулась. Сейчас ее лицо ничего не выражало – ни страха, ни злости, ни даже усталости – только серая, точно вырезанная из камня маска.
- Что вы имеете в виду, гал Дохиил? – глухо произнесла она, глядя мимо него куда-то в угол комнаты.
Джарин выждал паузу, разглядывая лицо женщины и смакуя то, как она пытается скрыть свои чувства.
- Ваша карьера, глинн, - медленно произнёс он, - ваша судьба, сама ваша жизнь, а заодно и жизни всех членов вашей семьи теперь зависят исключительно от одного человека - меня, - самодовольное выражение лица дипломата ясно давало понять, что он или говорит правду, или искренне в это верит. - Но здесь не место для этого разговора, поэтому сейчас мы отправимся в мою каюту. Возражения не принимаются, какие бы дела у вас ни оставались - они подождут, на кону стоит будущее Кардассии, если это для вас хоть что-то значит, в чём я сильно сомневаюсь после всего того фарса, который мне довелось увидеть здесь вчера и, особенно, сегодня.
- Я вас не понимаю, гал Дохиил, - Илама старалась звучать спокойно и отстраненно. Она действительно понимала не все, о чем говорил мужчина и что имел в виду. Но волна осознания какого-то неведомого ей липкого ужаса подкатила к горлу и теперь плотно сжимала его, не давая вздохнуть и пошевелиться. С места она тоже не тронулась – не только потому, что не хотела никуда идти с Джарином, но и потому что ей казалось, что тело ее просто не послушается.  
- Что тут непонятного? - спросил мужчина, не повышая голоса и стараясь не шевелить ни одним лишним мускулом. - Стоит мне дать отмашку - вы и часть ваших родственников окажетесь под следствием по подозрению в государственной измене, остальные могут пойти за укрывательство преступников. Народу Кардассии не помешает время от времени разоблачать и казнить предателей. Хотите этого избежать - придётся доказать свой патриотизм, а для этого надо делать всё, что я скажу, а также не делать того, о чём я не прошу. Сейчас я совершенно чётко говорю идти со мной в мою каюту и точно не прошу задавать мне лишних вопросов.
Кардассианка приоткрыла рот от изумления и шока, глядя на Джарина, как затравленный зверь, и отказываясь верить в то, что он говорит серьезно. Но еще одного приглашения ей не потребовалось, и она направилась прочь из комнаты вслед за Джарином, как механическая кукла.
- Значит, я была права, - внезапно проговорила Толан, когда они оказались в в уже знакомой ей каюте дипломата. – Это был не канар, вы что-то мне подсыпали. Зачем? – женщина не отрывала взгляда от пола.
- О, это был великолепный канар - лучший из всех, что мне доводилось пробовать, - зловеще улыбнулся Джарин, но потом его лицо скривилось, будто мужчину вот-вот стошнит. - Сам факт того, что мне пришлось испортить целую бутылку, вызывает у меня физиологическое отвращение. Но ради Кардассии я готов на всё.
Указав рукой в направлении столика, Джарин прошёл к репликатору и заказал ровно то же самое, что они с Иламой ели в первый вечер их знакомства в "Кварк'с". Поставив оба подноса на стол, он принялся за еду и кивком указал женщине на её поднос.
- Я сделал то, что требовалось сделать ради блага нашей любимой Родины, - наконец-то ответил он на изначальный вопрос. - Можно было начать расследование против легата Толана и раскрыть правду о его связи с федератами, но мы не были до конца уверены ни в чём, а значит он мог быть невиновен. В обычной ситуации это никого бы не остановило, но ставки в этой игре куда выше, чем может показаться кому-то вроде тебя, - дипломат снова перешёл на ты, но ни интонация, ни жесты не напоминали того Джарина, которым он был вчера. - Поползли бы слухи, репутация у некоторых из нас оказалась бы подмочена, и делу возрождения величия Кардассии был бы нанесён ещё один удар. Так что нам понадобилось подтверждение. Я ожидал, что это будет долгая операция, которая займёт месяцы: надо было завоевать твоё доверие, показать свою открытость к другим культурам, завязать контакты с федеральными офицерами и, возможно, уговорить их разместить тут небольшой постоянный гарнизон, чтобы все видели, будто Федерация и Кардассия - друзья на века... но ты, очевидно, так изголодалась по мужскому обществу, что позволила себя одурачить меньше чем за два дня! Мой личный рекорд, и вряд ли мне когда-нибудь удастся его повторить.
Толан покорно села на предложенное место, но к еде не притронулась – одна только мысль о приеме пищи вызывала у женщины тошноту. Она молча выслушала все комментарии Джарина о себе, не поднимая взгляда и не шевелясь, а когда он закончил, задала только один вопрос:
- Вы говорили «мы». Кто такие – «мы»?
- Патриоты, - уклончиво ответил Джарин. - Имена тебе ничего не скажут, скорее всего, а если и скажут, то тем более - нечего тебе их знать, да я и сам многих не знаю, так что не надейся ничего у меня выведать. Достаточно сказать, что это те, кого не устраивает текущее положение дел.
Покончив со своим ужином, он отнёс поднос с посудой в репликатор, после чего откинулся на стуле и заговорил:
- С самого окончания войны Кардассию превращают в посмешище для всего остального квадранта: мы виноваты в оккупации Бэйджора, в том, что пустили Доминион через червоточину, в том, что устроили бойню и погубили миллиарды - хорошо хоть не в проблемах в личной жизни у ромуланских сенаторов и колебаниях курса валют на бирже Ференгинара, - с каждым словом в голосе всё отчётливее слышалась ярость и абсолютная уверенность в своей правоте. - Над нами смеются, нас презирают и используют как плохой пример для подражания. Федераты говорят другим государствам: сотрудничайте, мол, с нами, и тогда всё будет хорошо, а если решите действовать в своих интересах, то разделите судьбу "проклятых кардассов". Случившееся в ДМЗ - лишний тому пример. И в этом всём заслуга не только федератов с их союзниками и спятившего гала Дуката, но и таких предателей, как легат, а тогда ещё гал, Толан. Да-да, твой дядя мог думать, что спасает жизни, вступая в сговор со звездофлотским адмиралом, но разве так должен поступать офицер и патриот во время войны? У него наверняка был шанс подставить и адмирала Росса, и его ручного пса Сиско, и тогда Доминион бы их смял, а потом, когда пришёл бы момент, мы бы отрубили голову этой змее, а остальные наши враги были бы слишком слабы. Владения Союза простирались бы не до Бэйджора, а до самой Земли, до самого Ромула и до самого Кроноса, если бы мы того пожелали, - огонь фанатизма, горевший в глазах мужчины, внезапно потух, и он нацепил на лицо привычную, ничего не отражающую маску, - вместо этого нас едва не утопили в нашей же собственной крови, а потом нас же заставили быть за это благодарными. Ты спрашиваешь меня, кто такие "мы"? "Мы" - это те, кого такое положение дел не устраивает, "мы" - это те, кто понимают, что нас разорвут на клочки, стоит нам заявить о своих намерениях открыто, "мы" - это те, кто хотят снова увидеть Кардассию сильной, могущественной и независимой ни от кого. "Мы" - это те, кто сделают Кардассию великой, превратят её в главную силу в Галактике. "Мы" - это те, кто рано или поздно завоюют поддержку масс, займут ключевые позиции и приведут наш народ к процветанию. Кардассия - превыше всего. Вот кто такие "мы". Точнее, вот кто такой я и почему я делаю то, что делаю.
- Значит, вы – это еще не вся Кардассия, - после долгой паузы проговорила Толан, стараясь избегать смотреть на Джарина. Она сидела, выпрямившись и не шевелясь, сложив руки на коленях, и чувствовала себя беззащитной – но все же не настолько беззащитной, как прошлой ночью, о которой она ничего не помнила. – И вы ничего не сможете сделать ни мне, ни моему дяде, ни моей семье. У вас нет власти, а ваши угрозы беспочвенны, - с каждым словом уверенности в ее голосе становилось все больше, - поэтому у меня нет оснований вас бояться, гал Дохиил. Наоборот, я могу сообщить в Центральное Командование о ваших радикальных высказываниях, и тогда мы узнаем, на чьей стороне сила.
- Сможем, - безэмоционально возразил Джарин, на несколько секунд отойдя к репликатору за чаем из красных листьев. - Более того, на твоего дядю уже наверняка завели дело: половины дня должно хватить, чтобы найти нужные доказательства. Когда Обсидиановый орден с Центральным командованием сотрудничают и преследуют общую цель, результат получается и быстрым, и качественным. Следующим шагом будет обвинение тебя в сговоре с Федерацией, чему так бездарно проигранный тобой суд поспособствует сильнее всего, после чего семья Толан будет навсегда выведена из влиятельных кругов, и с ещё одним противником сильной Кардассии будет покончено.
__________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 11 Мая 2017, 11:19:56
30 августа, ночь
Каюта Джарина


Толан вздрогнула и плотно сжала губы. Она почувствовала аромат чая из красных листьев и поняла, что теперь этот напиток настолько прочно ассоциируется у нее с Джарином Дохиилом, что едва ли она когда-либо еще к нему притронется.
- Это все неправда, и вы это знаете, - тихо сказала женщина. – Моя дядя – не предатель, он приложил огромные усилия к восстановлению Кардассии и не зря занимает свой пост в Центральном Командовании. Я никогда не предавала интересов Кардассии и не сотрудничала с Федерацией более того, что от меня требует мое задание и моя позиция. Вы это видели своими глазами, гал Дохиил. И все же… что вы от меня хотите?
- Это самая настоящая правда, - возразил дипломат. - Твой дядя поддерживал контакт с федеральным адмиралом во время Войны - ты сама же мне об этом вчера сказала. Федератов можно обвинить во многом, но только не в глупости: я абсолютно уверен, что при тщательном расследовании будет обнаружена связь между спасёнными жизнями его команды и провалами некоторых наших операций. Даже ты в состоянии понять, почему нельзя передавать никаких сведений врагам, особенно сведений о местоположении войск и планируемых операциях. Особенно во время войны! Карьера твоего дяди окончена - тут вариантов нет.
Джарин встал и прошёлся по комнате, потирая гребни на подбородке, думал ли он или только создавал видимость - сказать было трудной.
- Что касается тебя, - продолжил он, вернувшись на место, - то ты приняла множество откровенно бездарных решений: ты не применила авторитет, который соответствует твоему званию, чтобы разрешить ситуацию на Волане II, ты не приучила своих кадетов к дисциплине, в результате чего они имеют наглость устраивать демонстрации и требовать помиловать преступников, наконец, ты проиграла суд. У тебя были все карты на руках, и ты всё равно провалилась! Знаешь, почему ты была назначена обвинителем? Да потому что это был твой последний шанс проявить себя. И ты его провалила, как я и ожидал. Даже кадет-недоучка справился бы лучше, особенно в этом деле, когда обвиняемый сам признавал себя виновным!
Офицер осушил кружку с чаем и быстро сходил ещё за одной.
- Не уверен только, связь с Федерацией тому виной или же твоя личная некомпетентность. Может ты и не вступала ни в какой сговор, может тобой просто манипулируют, а может ты на чём-то попалась, и теперь у этой забывшей своё место баджорки на тебя компромат - не имеет значения: ты не достойна своего звания и своей формы. Откровенно говоря, тебе место дома, а не в Академии. Возможно, не погибни твой предыдущий жених - ты не натворила бы всего этого, - мужчина демонстративно развёл руками.
«Как я могла это рассказать!» - в ужасе подумала Илама, понимая, что сама загнала себя в ловушку. Она не помнила, что именно говорила вчера, и если она действительно рассказала Джарину то, что знала… Даже если это было много лет назад – даже если с тех пор ее дядя многое сделал для Кардассии… Она поежилась и отвернулась – и без слова Джарина она знала, чем все это может обернуться. Все, что он говорил позже о самой Толан, уже ничего не значило: за свои ошибки она готова была расплачиваться, но они и близко не могли сравниваться с тем, что она сама, своими руками толкнула собственную семью в пропасть. И только последняя фраза дипломата заставила ее со всей силой закусить губу, чтобы сдержать вопль. Толан сделала глубокий вздох и смиренно ответила:
- Я знаю. Но это все скоро закончится. Сразу после суда я собиралась подать прошение об увольнении из проекта. Не волнуйтесь, гал Дохиил, больше ошибок не будет.
Джарин выжидательно смотрел на Иламу, словно ответ был настолько очевиден, что та должна была вот-вот догадаться сама.
- А до последствий тебе дела нет? Исправлять ошибки за тебя другие должны? - спросил он, когда пауза затянулась. - Замена координатора - это, во-первых, долго, а во-вторых, вызовет множество вопросов как на Кардассии, так и у остальных государств-участников, особенно после проигранного тобой суда. Тебе придётся остаться координатором до самого конца.
Мужчина встал и медленно прошёл по комнате, подбирая слова или же просто создавая такую видимость.
- Отныне перед тобой стоит ещё одна задача - убедительно показать своим подопечным, а заодно и всем их соотечественникам, что Кардассианский союз - это сила, с которой придётся считаться. Тебе придётся исправить то впечатление, которое ты могла создать у своих кадетов - что Кардассия слаба, и её позицию можно не учитывать. Кто больше всего сейчас заботит федератов? Ромуланцы? А должны мы. Чья воинская доблесть на устах у любого федерального школьника? Клингонская? Должна быть наша. О чьих успехах в торговле и переговорах знают во всех обитаемых мирах? Ференги? А должны знать о наших. Ну и так далее.
Вернувшись за стол, он посмотрел на женщину очень внимательно.
- И выбора у тебя нет, - холодным тоном добавил он. - Решишь сбежать - твоя карьера закончится раз и навсегда. Не будет ни тёплого местечка в Академии, ни офицерского жалования, ни уважения соотечественников - будет только одна совершенно бесполезная и никому не нужная женщина, которой не на что будет жить, и с которой ни один дорожащий своей репутацией кардассианец не захочет иметь ничего общего.
- Вы хотите меня этим напугать? – дрогнувшим голосом спросила Толан, пытаясь справиться с дрожью в руках. С правой получилось, а вот левая, как всегда, была ей неподвластна. – Вы же сказали, что я ни на что не годна. Всем будет лучше, если я просто уйду, разве нет? Вам ведь нет дела до того, что произойдет со мной потом.  
- А ещё я сказал, что замена координатора - это не очень хорошо, - всё так же холодно ответил Джарин, а потом откинулся на спинку стула и задумчиво потёр подбородок. - Хм, я тебе сказал открытым текстом, что тебе нужно сделать, чтобы сохранить свою карьеру, но ты не только не хватаешься за эту возможность, но ещё и дурацкие вопросы мне задаёшь. Может и правда без тебя будет лучше?..
- Потому что я не хочу быть в вашей власти, - в ее голосе впервые за весь разговор прозвучало что-то похожее на решительность. – И если это будет стоить мне карьеры – пускай. Но я хотя бы буду свободна. Что касается моей функции координатора и моего авторитета, - Толан криво усмехнулась, - то здесь вы опоздали. После сегодняшнего суда я потеряла все уважение кадетов, обвиняя одного из них.
- Может и правда лучше тебя снять? - продолжал задумчиво рассуждать Джарин. - Федерация явно слишком сильно на тебя повлияла, раз ты ставишь мнимую свободу выше жизней и благополучия членов своей семьи. Легат Толан - казнён, глинн Толан - с позором изгнана с флота и прозябает в нищите, остальные - влачат жалкое существование и ждут скорой смерти - меня такой расклад полностью устраивает.
- Прошу, только не трогайте мою семью, - вся решительность в голосе Иламы исчезла в мгновение ока. – Они не должны платить за мои ошибки. Мне все равно, что будет со мной, но они не должны пострадать… Пожалуйста, - она подняла глаза на Джарина.
- Я вижу, ты наконец-то готова говорить серьёзно, - с улыбкой констатировал мужчина. - Итак, всю вот эту ерунду, которую ты только что произнесла - про загубленный авторитет у кадетов и потерянное уважение - я проигнорирую, так и быть... в этот раз. Как говорят земляне, заруби себе на носу: они - твои подчинённые, и ты заставишь их выполнять все свои распоряжения. Теперь о деле. Для начала, мне нужны все сведения, самая полная картина всего, что произошло с тобой с того момента, как ты впервые ступила на Терок Нор. И имей в виду, что ложь я умею отличать гораздо лучше, чем ты умеешь лгать, так что не пытайся обманывать, скрывать что-то или хитрить - не получится.
- Хорошо, гал Дохиил, - покорно проговорила Толан и начала рассказ.
_________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 12 Мая 2017, 11:01:13
30 августа 2384 года, ночь
Коридор возле зала суда

Суд закончился, и окружающие направились на выход. Среди них был и посол Кардассианского союза Джарин Дохиил - он вышел в общем потоке, стараясь поддерживать всё ту же ничего не выражающую маску на лице, которую сохранял в течение всего суда, но не ушел далеко, а прислонился к стене напротив двери и, взяв падд, принялся делать вид, что занят чем-то очень важным и срочным, поглядывая на дверь и явно кого-то ожидая. Его вид выражал готовность не двигаться с места достаточно продолжительное время и проследить за всеми, кто выходит из зала.

Ракар вышел из зала суда в коридор, убедившись что федеральный кадет Лайтман в порядке и ему не требуется сейчас иная встряска и помощь, чтобы справиться с собственным состоянием. Теперь Ракару предстояло иное. И в первую очередь на выходе он увидел кардассианского посла, прислонившегося к стене. Мимо посла Ракар прошел с достоинством ромуланского военного, ромуланского разведчика, обладающего силой, за которым стояла Ромуланская Империя. Здесь и сейчас, на данном судебном процессе Кардассия потерпела некоторое поражение, и Ракар понимал, что глинн Толан в настоящий момент переживает не лучшие времена, и кардассианский посол стоит здесь не просто так. Ракар хотел остановиться неподалеку от выхода, но из-за посла ему пришлось пройти немного дальше, и только потом он остановился, развернулся, сцепил ладони за спиной и принялся ждать кадетов Звездного флота, которые пойдут на выход из зала суда. Они все еще не выходили, и ромуланский улан терпеливо ждал. Он думал о себе и Квинтилии Перим. И еще о судьбе Ромуланской империи и ромуланского народа. С давних времен для ромуланцев за контактом с любой расой скрывался страх, страх, перебиваемый высокомерием, ощущением превосходства, совершенно искренним, как совершенно искренняя защитная реакция. И такая же незамутненная ненависть, ненависть к чужакам, основанная на страхе. Ракар знал подлинную историю Ромула. Ракар понимал незамутненную ненависть коммандера Марка, своего высшего начальника, и некоторых иных его руководителей к Федерации, понимал ее причины. Никогда нельзя было оставлять опасения, доверие - путь к краху, доверие - путь к поражению. Так было всегда, с того самого начала исхода с Вулкана, когда доверие к первым чужакам было грубейшим, коварнейшим образом предано. Когда открытость к миру - обернулась потерей жизней. Они больше не верили никому и никогда. Но Ракар теперь понимал, что на самом деле между народами Федерации и ромуланцами куда больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Он отчаянно хотел верить, вопреки всему тому, чему его учили. И он боялся этого. Он знал, что чувствует Квинтилия по отношению к этому миру. Она, как и ромуланцы - боится этого мира, боится доверять, зная, что самые лучшие чувства могут быть жестоко преданы, и как любой из них - она тоже боится этой боли, которая становится следствием предательства доверия. Она также как и он - была одна и ни на кого не могла рассчитывать, не могла никому поверить, и доверие нужно было заслужить. И если за ним была его Родина, то за ней в данный момент мало кто был из тех, кто может ее защитить. Все, что она чувствовала, было понятно ему. И он хотел был рядом, хотел, чтобы она на него полагалась, чтобы они могли верить друг другу. И еще - он просто не мог. Не мог без нее. Каждому должен даваться второй шанс, сейчас этот шанс был, и Ракар не мог его упустить, поэтому он ждал кадетов Звездного флота, которые могли бы пойти и исполнить то условие, продиктованное лейтенант-коммандером Планксом. Ракар отчаянно хотел верить, что все это можно осуществить.

Когда прошла первая волна радости и облегчения по поводу решения суда, Акрита вместе с остальными направилась к выходу из зала. Все сложилось настолько хорошо, что она не смела даже ожидать такого поворота событий. Впереди была регата, подготовка к ней, много работы, теперь – вместе с Артуром, и это здорово. Только вот… Нет, андорианка не забыла, хоть и поняла уже ограниченность того, на что может повлиять, а на что нет. Коллегам она еще вчера сказала все, что хотела и могла, и, хотя задуманное казалось по отношению к ним не совсем честным, зато оно было честным для ее совести. Ракар сказал им, что можно найти преподавателя истории из Академии, здесь на станции, и попросить его не выгонять Квинтилию. Наверняка он имел в виду, чтобы кадеты пошли все вместе, но Акрита уже не чувствовала в себе ни прав, ни сил кого-то уговаривать и звать.
Поэтому она проследила взглядом за ромуланцем, когда тот вышел в коридор, и незаметно, но уверенно двинулась в его сторону, обгоняя остальных. Кардассианского посла у дверей она увидела, но не придала этому значения, как и тому, что о ней могут подумать товарищи. В конце концов, пусть думают, что хотят.
- Мистер Ракар, можно с вами посоветоваться? – сходу спросила она, когда оказалась в нескольких шагах от улана.
Завидев Акриту, улан сделал шаг ей навстречу. Акрита была одной из первых, кто вышел, по крайней мере из тех, кто еще оставался в зале. Некоторых он возможно пропустил. Останавливать андорианку не пришлось, она сама подошла к нему и заговорила первой.
- Да, Акрита, - сказал улан, чуть опустив голову, - вы как раз мне нужны. Я хотел собрать участников проекта из Звездного флота по одному вопросу. А о чем вы хотите посоветоваться?
- О вашем предложении насчет… - Акрита немного смущенно опустила глаза, но тут же решительно подняла их. – Вы вчера сказали, чтобы у Квинтилии Перим было больше шансов остаться в Академии и проекте, можно поговорить с одним из наших преподавателей, что он где-то здесь на станции. Я хотела бы пойти. Не знаю, как остальные. Но я готова, только не совсем поняла, что конкретно нужно ему сказать и где его найти, и вообще как лучше это сделать. Может быть, вы дадите мне совет?
Она говорила спокойно, но взгляд, устремленный на ромуланца, выдавал тревогу, смешанную с надеждой. В тот момент андорианка не думала, как глупо смотрится то, что почти выпускница Академии спрашивает совета у представителя враждебно настроенного государства. Просто что-то подсказывало ей, что в этом деле он знает и умеет больше, чем она.
Ракар не отрывал внимательного взгляда от лица Акриты, пока она говорила. "Приведите ко мне хотя бы одного ее сокурсника", звучало условие лейтенант-коммандера, и, честно говоря, ромуланец испытывал некоторое беспокойство на тот счет, решится ли этот "хоть один" сделать это. Вчера вечером он не получил подтверждение ни от одного из них. Ракар попытался сдержать улыбку, получилось плохо.
- Да, верно, - кивнул он, - хорошо, что вы готовы сделать это. Но было бы куда лучше, если соберется немного больше ее сокурсников по Академии вашего Флота. Давайте дождемся остальных, и я расскажу все сразу - всем тем, кто захочет Квинтилии помочь.
Акрита не успела ответить, как их разговор прервал бодрый голос Самриты Баккер. Землянка быстрым шагом подошла к обоим кадетам и помахала им паддом, который держала в руке.
- Ну что, вы готовы? – с несколько преувеличенным энтузиазмом проговорила она – было заметно, что девушка немного устала, да и слушание Артура не оставило ее равнодушным и вымотало эмоционально, но просто так сдаваться и идти спать она не собиралась. – У вас совсем мало времени на подготовку, так что лучше поторопиться! - в подтверждение своим словам она вновь слегка встряхнула падд, где были записаны все модификации катеров к регате. Разумеется, то, о чем говорил вчера Ракар, давно вылетело у нее из головы, и теперь на повестке дня стояло только одно важное дело – подготовка к регате, а, для начала, к голографической презентации, которая была запланирована на завтрашнее утро.
Ракар повернулся к кадету Баккер всем корпусом.
- Мисс Самрита, - почтительно кивнул он ей, и продолжил. – Да, времени мало, и мы несомненно поторопимся, но у меня есть к вам еще одно дело. Пожалуйста, уделите мне несколько минут, это то, о чем я просил вчера вечером после совещания.
- А? – Самрита непонимающе уставилась на ромуланца, а по ее лицу было видно, что она изо всех сил пытается вспомнить, о чем говорил вчера Ракар. С тех пор столько успело произойти… - Разве мы не должны были сразу после слушания приступить к моделированию катеров в голодеке? Теперь Артур тоже с нами, у нас больше рук, но презентация уже завтра утром, а у нас ничего не готово. Что может быть сейчас важнее?
Следом за Самритой, в некотором отдалении от нее шел кадет Макдауэлл, а за ними показались Лайтман и клингонка М'Кота. Скользнув взглядом по клингонке, Ракар посмотрел на других кадетов.
- Освальд, и … мистер Лайтман, задержитесь, будьте добры, немного, вы мне нужны.
Артур замедлил шаг и остановился, М'Кота остановилась рядом с ним, и когда Освальд тоже подошел, Ракар вернул взгляд на Самриту:
- Да, Артур тоже с вами. Неплохое завершение. Но есть еще одно нерешенное дело, и есть еще одна ваша коллега, однокурсница и член нашего проекта, судьба которой в данный момент не определена – Квинтилия Перим. Времени мало, однако нельзя бросать незавершенным это дело. В вашей, кадетов, власти – попытаться ей помочь. Шанс есть. Кто из вас готов это сделать?
Самрита выразительно закатила глаза:
- Это, конечно, поважнее регаты будет, - с сарказмом проговорила она, глубоко вздохнула и убрала руку с паддом за спину. – И что ты от нас хочешь? Давайте закончим уже с этим и займемся делом!
Выбравшись из зала, Тенек обнаружил импровизированное совещание в коридоре и подошёл ближе.
– Вы совершенно правы, – сказал он, хотя не был уверен что именно было сутью слов Самриты – правда или сарказм, – это «поважнее регаты будет».
Больше вулканец ничего не сказал – сперва следовало выслушать Ракара.
Ракар пропустил сарказм Самриты, не отреагировав на него. Сарказм был вполне ясен, кадет Баккер не была на стороне Квинтилии, но его заботил только результат. В настоящий момент он должен был быть убедителен в своей просьбе, в своем желании не дать Квинтилии упасть в пропасть собственной загубленной судьбы. Отчасти для проекта, отчасти для Империи, потому что все, что он делает – всегда направлено на благо его родины, но в большей части для той девушки, которая стала для него значить куда больше, чем очень многое.
_______________
совместно с Самритой, Акритой, Тенеком, Артуром, М'Котой и Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 12 Мая 2017, 11:02:34
30 августа 2384 года, ночь
Коридор возле зала суда

- Важности сопоставимы. Для вашего кадета Лайтмана вы сделали очень многое, вы дали ему второй шанс. Перим тоже заслуживает шанс, как и любой из вас, совершающий ошибки. Вы можете помочь ей все исправить. Как минимум потому, что она ваш флотский почти офицер. Я слышал, что вы своих в беде не бросаете. А после этого – мы все займемся подготовкой к регате. Так вот, господа кадеты, я вчера говорил с вашим преподавателем лейтенант-коммандером Планксом. Но как вы сами понимаете, я ромуланец, и не годится ромуланцу вмешиваться в кадровую политику Звездного флота, ровно как федератам не годится влиять на кадровую политику Ромула. Это справедливо. Поэтому вы нужны. Перим – ваша коллега, которая несмотря на всю угрозу жизни на Волане II не собиралась оставить никого из вас и до конца исполняла свой долг. Коммандер сказал мне, что если хотя бы один кадет Звездного флота придет к нему и попросит разрешить Перим остаться на флоте, попросит дать ей шанс все исправить и начать заново, не забирать ее в реабилитационный центр на Бетазеде, то он подумает. Результат его размышления не известен, но это будет шанс, который сможет повлиять на ее судьбу. Я хочу спросить каждого из вас, решите вы воспользоваться этим шансом, чтобы помочь своему товарищу, предоставив ей кредит доверия и надежду спасти собственную судьбу, или..? Перед ответом, я прошу вас… подумать о том, что важнее всего? Никто не знает, как однажды повернется ваше будущее. Когда-нибудь любому из вас может потребоваться тот, кто не даст вам упасть. Кроме того, я считаю Перим компетентным офицером в ряде вопросов. Она ценный кадр для проекта.
- Реабилитационный центр? – Самрита нахмурилась, обдумывая эти слова. – Ты говоришь так, как будто это что-то плохое. Но ведь именно туда и направляют… таких, как она, чтобы вылечить. А потом, может быть, ее вернут в Академию, если посчитают, что она здорова. Там есть врачи, там ей смогут квалифицированно помочь, а у нас только один Тенек – не будет же он ходить за Перим, как привязанный, и следить, чтобы она вновь не наделала глупостей! – Баккер с сомнением посмотрела на вулканца.
- Она не наделает больше глупостей, - сказал Ракар, - и я не считаю, что в этом случае нужен какой-то центр.  В ее случае – ей нужны коллеги, которые верят в нее и могут ей доверять. Коллеги, которые решат ей поверить снова и поддержать. Те люди, которым она будет нужна. Не помогают никакие центры, если человек не чувствует себя необходимым, если чувствует себя брошенным и невостребованным. Предательство и оставление в опасности и одиночестве разрушает человека, но если есть те, кто готов с ней работать – она сможет исправиться. Не врачи здесь решают, это проблема иного характера. Потому что выйдя из такого центра, зная, что все к чему стремился ранее – закончено, если жизнь пошла наперекосяк и все товарищи бросили, если идти некуда  – человек возвращается… на путь к точке невозврата. Но пока еще не поздно.
– Разумеется я не собираюсь контролировать мисс Перим, – подтвердил Тенек. – Внешний контроль никогда не бывает так же эффективен, как внутренний, и здесь нам следует признать, что даже реабилитационный центр не гарантирует того, что внутренний контроль индивида восстановлен на должном уровне. Это может показать только его активная деятельность в несмягчённых особым режимом условиях. Именно поэтому направление в реабилитационный центр рекомендуется давать в тех случаях, когда пострадавший объективно неспособен справиться с проблемой без установления внешних ограничений. Или если он сам настаивает на таком решении. В остальных случаях считается наиболее разумным предоставить ему возможность пройти реабилитацию без отрыва от привычной жизни и деательности.
Больше всего на свете Артур хотел сейчас остаться один, хотя бы ненадолго. А потом заняться в голокомнате реализацией идеи – голографическим доктором для катера, с внешностью Дженнифер Геллер, доктора с "Саратоги". Доктора, такого доброго и чистого, той, которую он видел первой, когда очнулся в лазарете корабля. Рядом стояла М'Кота, и он рассчитывал, что она тоже поучаствует в этом голографическом программировании, но прямо сейчас он вспомнил, что тоже виноват в том, что случилось с Перим. Кадет Лайтман сложил руки на груди, и опустил голову.
- Я пойду, - сказал он. – Я виноват перед Перим. Я должен. Я с вами.
Акрита, отступившая чуть в сторону, когда подошли остальные, смотрела то на Ракара, то в пол. Она вдруг удивилась тому, что этот казалось бы совершенно чужой и Квинтилии, и Звездному флоту в целом представитель Ромуланской империи, оказался единственным, кто сразу и активно встал на защиту федерального кадета. Даже говорил по ее поводу с начальством Академии. Почему у него, ромуланца, есть такое право и решимость, а у нее, Акриты, с которой Перим училась вместе и разделяла идеалы и перспективы, - нет? Если Квинтилия как-то связана с Тал Шиар… Что, если именно они довели ее до такого? А Ракар теперь пытается вернуть агента? "Нет," – андорианка сама ужаснулась своим мыслям, - "она совсем не похожа на врага". Но что-то тут было непросто, хотя это второе дно ситуации отчаянно ускользало от понимания. Вспоминая слова и мысли Ракара, которые он высказывал за ужином, после страшных событий позавчерашнего дня, Акрита поразилась тому, что, судя по ним, ромуланец и сам был не похож на врага! Это одновременно и сбивало с толку, и воскрешало светлые детские мечты, наивные, почти разрушенные жестокой рукой войны.
- Я в любом случае пойду, - тихо сказала она. – Только сейчас уже почти ночь?
- Да, - кивнул Ракар, - она сможет обойтись без центра реабилитации, потому что здесь проблема не в зависимости от веществ, а проблема с взаимодействием с командой. Мы команда, и нам нужно поддерживать друг друга. А мистер Тенек, в случае чего, всегда может снимать нужные анализы без отхода от командной деятельности. Поэтому, я считаю, что нельзя лишать кадета Перим той команды, в которой она находится сейчас.
Ракар поочередно посмотрел на Освальда, Самриту и Акриту. В настоящий момент самым важным было убедить Самриту, остальные, как ему казалось, склонялись к тому действию, которое ему было нужно. Нет, не только ему, но Перим.
- Не важно, что ночь. Не терпит отлагательства, лейтенант-коммандер может улететь со станции вместе с Перим, и тогда будет поздно. Не нужно откладывать, - добавил ромуланец.
- Вам легко говорить, - криво усмехнулся Освальд, - вас коммандер из Академии не сможет заставить драить очистные коллекторы всю ночь. Впрочем, не стоит, и правда, останавливаться сейчас. Если все готовы идти сейчас - идём сейчас.
Самрита старалась не смотреть на Освальда, как будто его и вовсе рядом не было, но все же его замечание про коллекторы вызвало у нее очень быструю улыбку. Она понадеялась, что он этого не заметил, и напустила на лицо серьезность.
- Лейтенант-коммендер Планкс был на суде, - заметила Самрита на опасение Акриты, - так что вряд ли он уже спит. Хотя не понимаю, почему это не может подождать до утра… Но вы все так хотите идти к Планксу – то сделаем это сейчас, и я пойду с вами. Вряд ли он что-то нам сделает, в крайнем случае скажет, что сейчас не лучшее время для разговоров, и будет прав. И вообще, хватит уже время на болтовню терять – корабли сами себя не модифицирует! – решительно завершила землянка. Если свое намерение идти к Планксу она выразила однозначно, то то, что она собиралась говорить, было не так очевидно – хоть большинство кадетов и догадывалось, что мисс Баккер настроена не слишком оптимистично и радужно относительно всей этой ситуации.
– Я вот всё думаю, почему только кадеты? – подала голос М’Кота. – Лично меня вся эта болтовня про вмешательство в кадровую политику Звёздного Флота слегка бесит. Разве только кадетам вашей Академии предстоит рисковать жизнью рядом с Перим? Разве правильно пошушукаться только со своими, чтобы принять решение, которое касается всех? Как по мне, будет правильно, если пойдёт любой, кому не наплевать. Не только на Перим, но и на проект и на самого себя в проекте. На месте лейтенант-коммандера меня бы очень интересовало, готов ли кто-нибудь из нас – не кадетов и не федератов – доверить Перим свою спину за компанию с жизнью и честью.
- М'Кота, - Ракар перевел взгляд на клингонку, - я получил однозначное мнение от лейтенант-коммандера, и однозначное условие – он просил только кадетов Звездного флота, и он употребил термин – "вмешательство в кадровую политику". Это естественно, если речь идет о флоте Федерации. О том, что она флотский офицер, и должна таковым остаться. Но если вы готовы доверить Перим свою жизнь, подставить спину, то, я думаю, что ваше мнение тоже будет иметь значение, и я благодарен за вашу решимость, - Ракар склонил голову перед клингонкой. Беспрецедентный жест, но он был должен это сделать, и он делал, разрушая стены различия, проявляя уважение и испытывая его, уважение и благодарность. Не важны различия и конфликты прошлого, не важны стены, важно спасение той, без кого он не мог. Любой шанс, который нельзя упустить. Что угодно, и очистные коллекторы каждую ночь – не слишком высокая цена.
Теперь высказались все, кто подошел к Ракару - все выслушали ромуланца и согласились с его идеей пойти к федеральному лейтенант-коммандеру. Все, за исключением вулканца, который пока не обозначил своих намерений. Все взгляды обратились на него.
Тенек сперва ответил им таким же вопрошающим взглядом, потом, видимо понял, что от него хотят и сказал:
– Разумеется, я иду. Вы же не думали, что я устранюсь от проблем своей пациентки?
- Планкс будет вне себя от счастья при виде такой толпы, - хмыкнула Самрита и коснулась дельты на форме: - Компьютер, определить месторасположение лейтенант-коммандера Планкса.
Компьютер послушно отреагировал и сообщил кадетам, что преподаватель находится в своей каюте на Жилом кольце. Оставалось только надеяться, что он еще не спит и не развернет их с порога.
__________
совместно с Ракаром, Акритой, Тенеком, Артуром, М'Котой и Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 16 Мая 2017, 10:54:19
30 августа 2384 года, ночь
Жилое кольцо, каюта Диаса Планкса

Ракар шел позади кадетов, направляющихся в жилое кольцо, с ощущением надежды. В этот раз он к ним не присоединился, в этот раз федеральный лейтенант-коммандер не должен был его видеть. Улан должен был исключить любую возможность подозрения неправильной заинтересованности в деле Квинтилии Перим. Он ничем не должен был ей навредить. Поэтому Ракар пропустил всех вперед и остался стоять неподалеку от каюты лейтенант-коммандера в темном коридоре в ожидании новостей.
Один из кадетов позвонил в дверь каюты, и через несколько секунд она приоткрылась. В проеме появился лейтенант-коммандер… впрочем, о его статусе в этот раз не говорило ничего в его облике. Мужчина был одет не в форму Звездного Флота, а в мятую свободную футболку зеленого цвета со светлыми концентрическими разводами. Если среди кадетов были интересующиеся историческими эпохами Земли, то этот небрежный узор они бы безошибочно проассоциировали с временами движения хиппи. Волосы Диаса Планкса тоже не были приглажены и торчали во все стороны, и весь его вид свидетельствовал, что его оторвали от какого-то дела - порывистость, с которой он выглянул в коридор, удивленный взгляд, с которым он воззрился на стоящих на пороге четырех кадетов Звездного Флота, клингонскую девушку и гражданского вулканца.
-Это еще что за делегация? - вопреки опасениям некоторых, вопрос лейтенант-коммандера не был недовольным, а скорее дружелюбно-насмешливым.
Еще час тому назад и даже полчаса тому назад – Артур на собственном суде испытывал перед преподавателем истории из Академии жгучий стыд и невообразимое чувство вины. Он избегал смотреть на него тогда. И теперь все это еще не прошло, однако он не имел теперь права устраниться и отстраниться и должен сделать то, что должен. По возможности – исправить все ошибки. Когда лейтенант – коммандер открыл дверь и появился на пороге, Артур бросил быстрый взгляд на коллег вокруг себя, а затем вытянулся по стойке "смирно" и посмотрел на преподавателя.
- Сэр, мы просим прощения за поздний визит, но мы хотим поговорить с вами о нашем товарище, кадете Перим. Вы можете нас выслушать сейчас?
-Сейчас не лучшее время… - слегка извиняющимся тоном начал Планкс, но затем обвел взглядом пришедших и вздохнул, - Но раз вас так много… Ради всего святого, кадет Лайтман, вольно! Проходите. Чья же это была идея, кто же сподвиг вас на этот визит?
- Никто, сэр, - произнёс Освальд, - мы здесь по своей воле, и движет нами исключительно желание помочь коллеге. Как вы знаете, - кадет слегка улыбнулся, вспомнив историю с их пикетом, - это одна из вещей, которым мы научились на проекте.
Самрита посмотрела на Освальда с искренним изумлением – она не ожидала от него, что он будет лгать преподавателю прямо в глаза, и тем более не понимала причины говорить то, что не было правдой.
- Вообще-то нас попросил прийти Ракар, ромуланский участник проекта, – он сказал, что говорил с вами и что вы хотели услышать мнения федеральных кадетов по поводу всей этой истории с Перим, - заметила Баккер, глядя прямо на Планкса. - Но пришли мы, разумеется, добровольно.
- Да, сэр, - поспешил поправиться Освальд, - наш коллега нам сообщил о том, что вы готовы были бы выслушать нас, но он нас ни к чему не склонял - мы были обеспокоены ситуацией с Перим ещё до разговора с ним.
-Спасибо, кадет Баккер! Ваша честность и нежелание ввести меня в заблуждение делает вам честь, - Планкс улыбнулся девушке и посторонился, давай кадетам пройти в каюту, - А где же сам ваш ромуланский коллега? - трилл прищурился, всматриваясь в коридор за спинами остальных, - Потому что вот сейчас все войдут, мы закроем дверь… и кто не успеет, тот не будет участвовать в этом разговоре.
Стоя неподалеку от каюты и почти сливаясь со стеной, Ракар прислушивался к разговору кадетов и лейтенант-коммандера. Коридор жилого кольца был темным и тихим, никакие посторонние звуки не создавали помех слышимости. Они упомянули его, коммандер тоже упомянул его, и Ракар замешкался на пару секунд, делая свой выбор. А потом он оторвался от стены и подошел к остальным.
- Я здесь, коммандер, - сказал ромуланец, - я соблюдаю ваше условие о невмешательстве, однако если вы позволите, то присоединюсь тоже.
Когда делегация только подходила к дверям, Акрита была настроена решительно, и уже приготовилась говорить, хотя понимала, насколько важно в таких вопросах соблюдать аккуратность, сочетая ее с уверенностью и искренностью. Конечно, она боялась что-то сказать не так и все испортить, но внутренне решилась на этот шаг еще на выходе из зала суда. Однако теперь, когда ее товарищи взяли разговор в свои руки, ей оставалось пока лишь наблюдать, ожидая, когда обратятся к ней лично.
Все кадеты вошли в каюту.
-Располагайтесь, - торопливо попросил Планкс, - Боюсь только, у меня стандартная каюта, а не улучшенная гостевая, и места тут маловато. Так что вы хотели мне сказать?
И снова в тоне вопроса Планкса слышалась дружелюбная ирония, как будто он заранее подозревал, что сейчас услышит. И тем не менее, это был тот самый момент, ради которого они все пришли сегодня в его каюту.

Ракар, воспользовавшийся приглашением, прошел в каюту Планкса вместе со всеми и отошел в дальний угол, встав у стены.
Артур, расслабившись от разрешения коммандера стоять "вольно", остановился посередине каюты и снова оглянулся на своих товарищей. Неформальная одежда коммандера в ночное время на самом деле никак не умаляла его звания и его статуса, напротив, создавалось ощущение неловкости, что офицера и преподавателя приходится беспокоить ночью, но того требовала необходимость. Что уж делать, на кораблях капитанов тоже часто поднимают из постели посреди ночи, и они говорят по видеосвязи будучи одетыми в ночную пижаму. Всякое бывает.
- Сэр, - произнес Артур, глядя на Планкса, - мы хотим попросить вас перерассмотреть участь кадета Квинтилии Перим. Мы считаем, что она не заслуживает увольнения из Академии флота и хотим продолжить с ней работать. Случившееся с ней здесь на станции – не только ее ошибка. В том, что произошло – есть отчасти и моя вина тоже. Мы не знаем, что там было раньше, но суть в том, что … она допустила ошибку, которую можно исправить здесь, без всякого реабилитационного центра. Знаете, сэр, что на Волане II в частности – ее варианты действия были куда вернее моих. Я хочу сказать, что она может быть достойным офицером.
Планкс выслушал и посмотрел на остальных кадетов.
-А что скажете вы? Или кадет Лайтман - ваш официальный спикер, и вы пришли только для моральной поддержки?
- Нет, сэр, не только, - Акрита выступила вперед. Сейчас наступил тот самый момент, которого она ждала, и теперь говорила спокойно и уверенно. – Хотя я лично близко познакомилась с кадетом Перим только здесь, но тоже могу сказать, что она – хороший будущий офицер и заслуживает второго шанса. Да, она попала в сложную ситуацию, совершала ошибки, но, возможно, причина этих ошибок отчасти в том, что она не чувствовала себя членом команды, ей не хватало этого, она оставалась одна со своими проблемами. Я не могу говорить за всех, но тоже чувствую свою вину перед ней. В Академии мне казалось, что она настолько во всем успешная и совершенная, что не нуждается в друзьях и поддержке. Но это не так. И думаю, что если она увидит сейчас, что мы доверяем ей, что, несмотря на ее ошибки, хотим с ней работать и видеть ее своим другом – это поможет ей больше и быстрее, чем реабилитационный центр. Конечно, выбор останется за ней. Но я тоже прошу вас дать ей шанс остаться здесь в проекте, и в Академии, и все исправить.
Самрита стояла рядом с остальными кадетами с сосредоточенным видом, плотно сжав губы. Что бы ни думали остальные, она пришла сюда не говорить гадости о Перим – ей важно было самой разобраться в этой ситуации, прийти к правильному решению. А еще ей хотелось справедливости, только вот в отличие от коллег она не была уверена, что та заключается во всепрощении Квинтилии. «Чтобы вокруг тебя начали бегать и всячески ублажать, достаточно всех обманывать и принимать наркотики», - эту мысль Самрита уже высказала однажды и не отказывалась от нее сейчас, но и прикладывать усилия к тому, чтобы Перим выгнали из проекта и Академии, она была не готова.
Землянка подняла взгляд на трилла, ища в нем поддержки и какой-то мудрости, которой вроде бы не следовало ожидать от человека, который выглядит так, как выглядел сейчас лейтенант-коммандер Планкс.
- А я своей вины не чувствую, - негромко, но четко проговорила Самрита. – И своим другом ее не считаю. И считаю, что Перим сама виновата в тех ошибках, которые совершила. И еще что ей следует много работать, чтобы получить прощение тех, кого она обманывала – в первую очередь вас, ее преподавателей в Академии, и нас – ее сокурсников. И тем более я не знаю, нужен ли ей реабилитационный центр или нет, и не считаю, что это следует решать нам. Но… - она сделала глубокий вдох, собираясь с мыслями. – Я тоже хочу попросить вас не исключать ее из Академии, а дать шанс исправить все свои ошибки – перед вами, перед Академией, перед проектом, перед своими коллегами. И если Перим сама готова работать над тем, чтобы вновь заслужить наше доверие, то мы ей в этом поможем.
– Что касается меня, не в моей компетенции решать, должна ли мисс Перим остаться в Академии или нет, – заговорил Тенек, когда Самрита закончила, – но я могу повторить то, что уже сказал моим коллегам по проекту с точки зрения её врача. Если проблему пациента объективно можно решить без смягчения повседневных условий и без отстранения его от текущей работы, лучше всего поступить именно так. Реабилитационный центр не избавляет человека от необходимости рано или поздно вернуться к объективным реалиям жизни, так что наилучшим решением было бы вовсе их не покидать; лично я счёл бы наиболее правильным не исключать мисс Перим из проекта Альфа и дать ей возможность справиться с проблемой без отрыва от активной деятельности. Разумеется, если сама мисс Перим не будет настаивать на обратном.
– А я могу добавить только то, что с вашей стороны не очень-то вежливо интересоваться мнением только кадетов вашей Академии, – встряла в конце концов М’Кота. – Ведь это риск для всех нас, а не только для них! Так что я решила, что вам будет интересно услышать, что по крайней мере меня риск не слишком волнует и я готова на него пойти.
______________
Диас Планкс и кадеты


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 16 Мая 2017, 10:55:05
30 августа 2384 года, ночь
Жилое кольцо, каюта Диаса Планкса

-Сэр, - тут же влез в разговор Освальд, - я говорил с Перим, когда она была в лазарете. Думаю, она была со мной честна, когда говорила, что не хочет быть изгоем в группе и что не чувствует себя частью команды, потому что её все игнорируют. Полагаю, что мой вклад в это дело отнюдь не маленький, потому что всё наше взаимодействие в Академии состояло, в основном, в спорах и взаимном недовольстве друг другом. Я со временем пришёл к выводу, что подобное для неё было нормой. Оказалось, что всё совсем не так. Получается, сэр, что значительная часть проблем в нашем с Перим взаимодействии была следствием всего лишь недопонимания. Как знать, может и последние события тоже. Я просто прошу дать не только ей шанс загладить свою вину, но и нам всем позволить исправить допущенные ошибки. В конце концов, многие из кадетов Академии совершали ошибки, в том числе, приводившие к трагическим последствиям, но не всех за это исключали, и, как потом оказывалось, это было верное решение. Может Перим и не лучшая в Академии, но уж точно не худшая, мы все видели это совсем недавно - на Волане II и на ДС9, когда мы столкнулись с неизвестной формой жизни.
– Это правда, – подтвердил Тенек. – Я не взаимодействовал с ней на Волане II, но именно её грамотное поведение позволило вовремя оказать помощь нескольким пострадавшим во время инцидента с Аномалией, так как она записала их местоположение в падде и доставила эти данные в лазарет. Также, думаю, сейчас будет уместно сказать, что при недавнем голосовании это стало для меня веской причиной отдать свой голос именно за мисс Перим.
- Все с вами ясно, - задумчиво проговорил Планкс, когда высказались все, кто хотел, - Поразительное единогласие. Хотя, разумеется, было бы странно, если бы мистер Ракар сагитировал прийти сюда кого-то, чье выступление не соответствовало бы его замыслу оставить мисс Перим на станции, в проекте и в Академии.
Трилл улыбнулся.
- Вы знаете, я прибыл на ДС9, чтобы присутствовать на разбирательствах, касающихся двух питомцев Академии Звездного Флота на Земле - кадета Лайтмана и мисс Уильямс. Уже здесь меня попросили посидеть на еще одном неформальном слушании, а теперь вот обнаружилась эта ситуация с мисс Перим, и я не улечу со станции, пока она не разрешится, то есть пока мы… я имею в виду Академию… не выработаем курс действий. Я не выношу итоговых решений, но я могу давать рекомендации руководству на основании всего, что здесь наблюдаю. Вчера вечером ко мне подошел улан Ракар и попросил, чтобы я поспособствовал, чтобы мисс Перим осталась в проекте “Альфа”. Мне показалось странным, что это был именно он, а не кто-то из ее однокурсников, - Планкс посмотрел на Ракара.
 - Несмотря на то, что мы пытаемся - и часто успешно! - нащупывать общие точки с другими расами в том, как смотрим на мир, часто наши ценности и представления о морали различаются. Уверен, вы и сами можете привести примеры этого. С точки зрения Федерации, мисс Перим поступила очень плохо. Я лично за свою жизнь никогда не встречал человека, способного пойти на такой обман и добровольно подвергнуть себя зависимости от химического препарата. Да, это возможно где-то там, далеко, среди пиратов, маки, Орионского синдиката… но в Федерации? Это кажется чем-то из рода вон, потому что мы как общество давно должны были бы перерасти это. Поэтому по нам этот случай бьет так сильно, лишая всех ориентиров и вызывая много неприятных эмоций… Мисс Перим была на нашем попечении, и мне, как представителю Академии, от этого случая неприятно, и я чувствую себя виноватым, и ищу, где мы могли ошибиться, и злюсь,  - мужчина грустно улыбнулся Самрите, - Поэтому мне было любопытно услышать, что думают федеральные участники проекта, причем именно кадеты, воспитанные вместе с мисс Перим, в одних условиях и с одними ценностями. И вот - вы здесь. Слова остальных тоже важны, - Планкс торопливо обернулся в сторону клингонки, - но, леди М’Кота, это все-таки немного другое и кажется мне отвлеченной темой. И я бы поговорил об этом, но я и так уже говорю очень долго и, наверное, занудно, - мягко добавил трилл, - Так что вы не возражаете, если я пока продолжу дальше про мисс Перим? Иначе это будет очень долгая ночь...
М’Кота подняла руки, шутливо сдаваясь на милость федерального офицера:
– Конечно! В конце концов речь ведь именно о ней!
-Отлично! - Планкс энергично кивнул клингонке и обвел взглядом всех остальных, - Тогда можно надеяться, что мы сегодня еще успеем поспать. Продолжаем! В качестве выхода я имел возможность предложить мисс Перим реабилитационный центр на Бетазеде. Вы должны понимать, что это не какой-то Бедлам… кстати, кто помнит, что это такое? Земляне, кто-нибудь?
- Бедлам – это психиатрическая лечебница, сэр, - сказал Артур, внимательно слушавший коммандера.
– С довольно жесткими методами лечения, - добавила Самрита, для которой подготовка к презентации не прошла мимо. - Не знаю, почему все так боятся этого реабилитационного центра, - негромко проговорила девушка. – Как будто Перим на каторгу предлагают отправить, а не лечиться от ее зависимости.
Речь Планкса зародила в девушке мысль, что преподаватель – и Академия в его лице, - не готовы так просто все прощать и забывать. И это было ближе к ее представлению о справедливости и к тому, чему ее учили в Академии, чем самобичевание ее коллег и их готовность закрыть глаза на обман Перим. Но он еще не закончил, и ей не терпелось выслушать его мнение до конца.
-Молодцы, - похвалил Планкс, - Так вот, Федерация заботится о своих офицерах, с которыми произошли неприятности, и место на Бетазеде в действительности очень приятное - огромная территория с садами и фонтанами, мирная атмосфера, десятки специалистов - от психологов до диетологов и арт-терапевтов, чьей задачей в том числе является и адаптация пациентов к жизни вне центра. Бывают дни, когда я и сам хотел бы вернуться и отдохнуть там немного, - мужчина усмехнулся каким-то внутренним воспоминаниям, - Чтобы позволить мисс Перим остаться на станции, нам… я снова имею в виду Академию вцелом… нужно быть уверенным, что здесь для нее будут созданы те же условия. Вдобавок к зависимости, о которой вы знаете, она также подавлена из-за всего случившегося и истощена постоянными занятиями и отсутствием отдыха. Вы говорите, что готовы помочь ей, но так ли это?  Ей понадобится сдавать регулярные анализы и, возможно, принимать какие-то лекарства. Кто будет регулярно мониторировать ее физическое состояние и проявлять в этом настойчивость, даже если она сама будет казаться не заинтересованной в этом?
– Именно об этом я и говорил, – сказал Тенек. – Щадящая обстановка только кажется наилучшим выходом, на деле же это справедливо далеко не для каждого случая. Меня учили, что избыток комфорта чаще приносит вред, чем пользу. Что же касается постоянного мониторинга, то пока в проекте есть собственный врач, это входит в его обязанности, если же я по объективным причинам не смогу их исполнять, на станции также есть компетентный медицинский персонал.
Ракар ловил каждое слово федерального лейтенант-коммандера, наблюдая за ним из угла каюты, в котором стоял. Он не отрываясь смотрел на трилла, и даже немного склонил голову на бок и прищурился, рассматривая его. От его слов здесь зависело все, и от того, сумеют ли кадеты его убедить. Ракар понял, что было время, когда Планкс тоже лечился на Бетазеде, от чего именно – не известно, и поэтому рекомендует это место как лучший выход, но это не столь важно. Важно было другое. Ракар закусил губу, чтобы рвущиеся наружу слова и комментарии не прозвучали прямо сейчас. Он хотел сказать, что сам будет мониторировать все, что будет необходимо, что он сам сделает все, что нужно для ее реабилитации, что вот есть множество кадетов, готовых изменить свое отношение к Перим и вести себя с ней по-другому. Но Ракар должен был молчать прямо сейчас, чтобы не навредить делу. Он ромуланец, а они федераты, это их дело, и в настоящий момент между ними существовали стены, которые он пока преодолеть не мог. Тенек хорошо говорил и справлялся, остальные тоже. И ромуланец только сжал за спиной руки, справляясь с необходимостью ожидания.
-Да, на станции есть персонал, - кивнул Планкс, - Допустим, советник проекта госпожа Рилл согласится проводить личные психологические сессии в нужном объеме. Допустим, на станции найдутся баджорцы, для которых оккупация была достаточно темным временем, чтобы они могли столкнуться с проблемами зависимостей, и которые смогут поделиться своими успешными историями и создать группу поддержки. Но наши исследования показали, что лучше всего работает комплексный подход к проблеме. И одной из его частей является также физическая терапия. Кто возьмет на себя организацию спортивных тренировок мисс Перим?
- И теперь весь проект будет заниматься выхаживанием Перим? – приподняла бровь Самрита. – Нам за это начислят дополнительные баллы или как-то впишут в задания проекта? Если мы теперь за нее ответственны, то я могу поделиться своей программой тренировок или адаптировать ее. Только вот я для нашей мисс Перим недостаточно хороша, едва ли она сама со мной захочет заниматься.
- Я думаю, сэр, - продолжил Артур, - что вряд ли существуют лекарства от того душевного расстройства, когда твоя же команда отворачивается от тебя, обращается с тобой плохо, не ценит, не уважает или подставляет, не зовет на совместные мероприятия. Эта проблема имеет две стороны своей медали. Мы тоже были во многом не правы. И может быть теперь мы тоже извлечем из этого свои уроки. Нам всем нужно научиться работать друг с другом, и с Перим в том числе. Мы можем сделать  общие физические тренировки по расписанию каждого утра, а не так, как это было раньше – когда каждый сам. И если Сэм, то есть кадет Баккер, адаптирует свои упражнения, а мы прибавим к этой программе свои, то выработаем общую схему для всех, и наверняка клингоны, кардассианцы и ромуланцы смогут внести в эту программу что-то свое. И Перим будет участвовать вместе с нами, и мы все проследим за тем, чтобы никто, в том числе она – не игнорировал тренировку. Мы просто будем одной командой, и она будет членом нашей команды. Мы ведь все должны быть заодно, по итогу этого проекта.
-Вы пришли просить за мисс Перим, - усмехнулся Планкс, - Инициатива наказуема, кадет Баккер. Я знаю, что все вы успешно сдали нормативы Академии, иначе бы вас здесь не было. Но не стоит забывать, что мисс Перим в недалеком прошлом была профессиональной спортсменкой и даже потом тренировок не забрасывала. Например, я знаю, что в ее ежедневной рутине оставался бег по утрам. Поэтому когда я говорю о занятиях для нее, я имею в виду нечто более… интенсивное. С потом и кровью, после чего не остается сил жалеть себя и накручивать в голове безнадежные мысли, - взгляд трилла скользнул по лицам кадетов и чуть дольше задержался на Ракаре и М’Коте.
М’Кота пожала плечами.
– А мне понравилась идея Артура. Как на счёт крови и пота для всех? Чтобы никто не ушёл обиженным?
- Ромуланские тренировки выносливости для кадетов Военной Академии Ромула, - наконец заговорил улан из своего угла, - да, я покажу и буду за это ответственен. Все смогут участвовать, и Перим не будет чувствовать свою исключительность в этом вопросе, это не будет наказанием, это будет работой для всех.
________
И все неравнодушные :)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 16 Мая 2017, 11:01:08
30 августа 2384 года, ночь
Жилое кольцо, каюта Диаса Планкса


- Сэр, - снова подал голос Освальд, - совсем недавно мы с М’Котой состязались в стрельбе в голокомнате. Программу, разумеется, можно доработать, чтобы состязание было между командами. Тогда Перим сможет проявить свои лидерские навыки… - кадет почесал подбородок, но не стал добавлять “если они у неё вообще есть”.
Бросив беглый взгляд на Ракара, он решил, что настройки по умолчанию надо поправить, пока никто не увидел противников-ромуланцев и не обвинил Освальда в разжигании межвидовой розни.
Акрита незаметно вздохнула. Все-таки это было так сложно, отношения в коллективе, где все такие разные, с разным мировоззрением и целями, найти правильный путь. И андорианка снова осознавала свое бессилие что-либо рассудить, уладить, исправить, хоть ей и отчаянно этого хотелось. Ведь и Самрита была со своей стороны права. И возможно, за поведением Квинтилии не стоит какого-то затаенного и глубокого горя, как порой казалось Акрите. А, может быть, здесь действительно замешаны ромуланцы? Почему так сложно выгнать из головы эту мысль? Не делает ли она сама ошибки, защищая Перим? Мозг потихоньку плавился от всего этого запутанного клубка неизвестности, а еще от усталости, наверное.
- Я тоже согласна с мистером Лайтманом в том, что мы должны стать единой командой. Это суть нашего проекта, и будет лучшим лекарством… как мне кажется. Так что я с удовольствием приму участие в совместных тренировках. А ведь сейчас у нас еще подготовка к регате, и если мисс Перим присоединится к нам, то скучать и жалеть себя будет точно некогда, - она чуть улыбнулась. – И это будет для нее, и для всех нас, шаг к взаимному доверию и исправлению прошлых ошибок.
Услышав слова Освальда, М’Кота негромко засмеялась: она тоже вспомнила условных противников, которых он вызывал в своей программе.
Тенек, внимательно слушал предложения коллег, а под конец внёс и свою лепту:
– Я тоже подготовлю несколько упражнений для общих тренировок. Статических. Не знаю, как на счёт крови и пота, а вот обыкновенного терпения здесь не хватает многим.
-Меня не волнует, что вы придумаете для вашей группы “Альфа”, - впервые за встречу в голосе лейтенант-коммандера послышались металлические нотки, - Меня сейчас волнует только мисс Перим. Вы пришли сюда, чтобы просить оставить ее на станции, но это будет невозможно, если здесь не будут созданы те же условия, что и в реабилитационном центре. И в число этих условий входит персональный подход и в том числе индивидуальные тренировки. Сожалею, если кому-то кажется, что в этом слишком много чести и она этого не заслуживает. Мне кажется, многим из вас есть что предложить лично и отдельных заданий хватит всем. Но если это слишком сложно… если никто достаточно компетентный не может выступить вперед и взять на себя ответственность сперва хотя бы за личные тренировки… лучше мне снять эту проблему с ваших плеч и увезти на Бетазед прямо завтра. Что ж, расходимся? Спокойной ночи?
И тут ромуланец не смог остаться в молчании. Он сделал шаг вперед, потом еще, и подошел к остальным. Каюта не была большой, долго идти не пришлось.
- Нет, коммандер, минуту, прошу вас. Вы позвали меня на этот разговор вместе с кадетами Звездного флота, поэтому, видимо, я могу говорить. Нет, не расходимся. Я буду ответствен за индивидуальные тренировки мисс Перим с потом, но надеюсь без крови. Тренировки будут до изнеможения, и я гарантирую, что у нее не останется мыслей о жалости к себе и желания не спать. Я сделаю это, коммандер.
Ракар посмотрел на Планкса, не отводя взгляд. Он старался быть бесстрастным, но в его глазах было нечто, похожее на отчаянную просьбу не завершать все вот так.
– А мне говорили, что федеральные офицеры любят слушать идеи! – вздохнула М’Кота. – Мы тут из кожи лезем, думаем, как будет лучше для Перим, а нам говорят, что думать не надо, надо делать, как велено. Знаете, командир, если бы я была на месте Перим, и со мной начали носиться, как с тухлым яйцом, придумывать за меня мои же собственные тренировки, я была бы в ярости! Но если бы что-то новенькое предложили всем, я не отказалась бы поучаствовать. Потому что в первом случае, ко мне отнеслись бы как к ущербной, а во втором – как к равной.
- М'Кота, у федератов свой менталитет и свои методики, - сказал Ракар, повернув голову к клингонке, - у вас иначе, но они живут по другому, не так как вы. В данный момент нужно последовать их требованиям. Я сделаю то, что нужно, коммандер.
– Саму Перим даже не спросим? – проворчала М’Кота, но после этих слов замолчала, скрестив руки на груди.
-Не спросим о чем? - тем не менее уточнил Планкс, внимательно глядя на М’Коту.
– Что выбрала бы она сама, – нехотя ответила М’Кота. – Конечно, тренировки из-под палки бывают чертовски полезны – уж я-то знаю! – но вряд ли они могут показать человеку его ценность для товарищей… и всё прочее, о чём тут говорили федераты.
-Но они нужны не для этого, - заметил Планкс слегка извиняющимся тоном, - Тренировки укрепляют и дисциплинируют тело, а также очищают мысли. Пожалуйста, поймите, все, о чем я говорю сейчас - это части одной программы, которую мисс Перим должна пройти, чтобы снова стать полноправным кадетом Звездного Флота. Она может сделать это на Бетазеде или в другом месте, если там будут для этого условия. И единственный выбор, о котором ведет речь Академия - это хочет она остаться кадетом или нет. Если да, то она должна пройти программу полностью и в том виде, в котором она существует. Вы можете воплотить свою идею с совместными тренировками, можете сами придумать другие способы помочь ей, никто вам не запрещает и не будет стоять на пути, но это будет идти параллельно с тем, что предлагаю и делаю я.
Последние несколько фраз Планкс произносил все более и более серьезно и даже хмуро, но затем его лицо снова разгладилось.
- Я вижу, что леди М’Кота пытается нас понять, и это в высшей степени похвально и вселяет надежду на будущее этого проекта. И даже если не тренировки, то, мне кажется, следующий пункт программы больше подходит под ее определение - “показать ценность для товарищей”. Физическая терапия состоит не только из лечебной физкультуры, но и из трудотерапии. Это значит, что мисс Перим должна делать что-то полезное. И раз она остается на станции, то видимо, это будет что-то для вашей группы. Кто из вас сможет следить за ее занятостью и давать ей приказы, задания и поручения?
- Но подождите… - задумчиво проговорила Самрита. – Коммандер Планкс, вы же понимаете, что мы не имеем права ей приказывать и давать задания? В смысле, не только ей, но и любым другим нашим коллегам? Мы же тут вроде как на равных, поэтому есть некоторые опасения, что, попробуй кто-то командовать, его просто, ну… не послушают? Вон, Перим пробовала, и ничем хорошим это не закончилось!
Сама Самрита не спешила вновь выставлять свою кандидатуру: во-первых, потому что один раз за сегодня ее уже отклонили, что несколько задело самооценку девушки, а, во-вторых, потому что сомневалась в своих способностях командовать кем-либо.
– Ещё после инцидента с аномалией у меня появилась мысль, которая могла бы в этом отношении устроить все стороны, – негромко сказал Тенек. – Возможно, все желающие проверить себя на командной должности могли бы сделать это, если бы на каждую новую миссию мы назначали капитана из числа желающих. Он осуществлял бы руководство и за ним было бы последнее слово до официального начала следующей миссии, затем на его место заступал бы следующий, а предыдущий занимал бы место первого помощника. Так каждый из них мог бы получить опыт и командования, и исполнения приказов. Если мы всем проектом утвердим список кандидатов в капитаны и назначим капитана на ближайшую миссию, это будет легитимный руководитель, который вправе отдавать приказы, каждому из нас. И он, разумеется, будет вправе отдавать все необходимые приказы мисс Перим.
- Мне нужен ответ сейчас, - печально напомнил Планкс, - Поскольку я должен принять решение о реабилитации мисс Перим сейчас. У меня нет времени ждать, пока вы проведете выборы или серию испытаний, чтобы назначить капитана…  Хотя это в любом случае хорошая идея! Для вас и вашего проекта. Мисс Баккер, отвечая на ваши опасения: мисс Перим понимает, что работа - часть реабилитационного процесса, и соглашаясь на него, она соглашается и на это. Она знает, что от полного выполнения программы зависит ее будущее. Однако, мисс Перим сейчас крайне подавлена, ее самооценка занижена, а в таком состоянии людям крайне тяжело проявлять инициативу, быть наедине с бесконечным количеством ежедневных выборов, и вообще делать для себя что-то хорошее. Ей необходимо руководство, кто-то, кто скажет, что нужно делать. Вы все - видите более ясно, что нужно вашей группе во время ваших миссий, поэтому мне нужно, чтобы один из вас мог бы взять на себя ответственность направлять мисс Перим на полезные для всех задания.
- Сэр, - после раздумий заговорил Освальд, - если позволите, я бы хотел этим заняться. Мне кажется, я знаю, к чему её можно привлечь, и где она будет полезна всем нам.
- Коммандер, - сказал Ракар, - завтра утром я позову мисс Перим в мою команду для регаты и буду достаточно настойчив. Она летала с элитным подразделением "Нова" в вашей Академии, и значит один из лучших пилотов Академии ЗФ. Она нужна мне как один из лучших пилотов. Пилотов двое, следовательно, будет ротация смен, и не будет сверх нагрузки. На время регаты я буду ответственен за ее физическое и моральное состояние, распорядок дня, после регаты я буду ответственен за ее физические тренировки.
- Сэр, - решил вставиться Артур, - а я могу … как бы это.. быть ответственным за то, чтобы искать вместе с Перим пути - как жить после того, что ты сделал. Как жить дальше после совершенной критической ошибки. Насчет общего руководства , - он оглянулся на коллег, - это Освальд вполне могут осуществлять вместе с Самритой.
На обычно спокойном лице Самриты разом проступили почти все эмоции: она с таким невыразимым удивлением посмотрела на Артура, словно тот предложил ей выйти в открытый космос без скафандра. Впрочем, даже если бы она не была в ссоре с Освальдом, идея делить задание была как минимум… странной.
- Нет уж! – выпалила девушка, а потом поспешно добавила: - Уверена, мистер Макдауэлл и один прекрасно справится!
Артур глянул на Самриту и печально опустил голову. Его дурацкая идея, к сожалению, в очередной раз потерпела крах и только навредила делу. И путем совместной работы и решения общей задачи помощи коллеги – их, Самриту и Освальда – пока не помирить. Что, если все его идеи навсегда теперь обречены на поражения и неудачи? Следует ли из этого то, что он должен отказаться от них? Но это были посторонние мысли, сейчас речь шла о Квинтилии. Артур отвернулся и посмотрел в пол.
Освальд фыркнул дважды: после предложения Артура и после ответа Самриты, однако, язвительных комментариев от него не последовало.
-Благодарю, мисс Баккер, - произнёс он с едва заметной усмешкой, - постараюсь оправдать такую уверенность.

____________________
с Планксом, Ракаром, Самритой, Освальдом, Тенеком, Артуром, М'Котой, ( Квинтилией )


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 16 Мая 2017, 11:07:20
30 августа 2384 года, ночь
Жилое кольцо, каюта Диаса Планкса


– Регата вполне подойдет, - согласился Планкс, - Если, конечно, кадет Макдауэлл не будет против?
Он подмигнул землянину, давая понять, что его кандидатура тоже одобрена.
– Кадет Лайтман, за ваше предложение тоже спасибо. Действительно, жизнь - это не только наши рабочие функции, а гораздо-гораздо больше. Будет хорошо, если мисс Перим сможет с кем-то об этом поговорить. Если бы она поехала на Бетазед, там у нее было бы много возможностей для подобной социализации. В центре проводятся различные мероприятия для здорового общения, устраиваются праздники и совместные поездки, там не получится отсиживаться в своей комнате. Но на станции… даже не знаю. Мы не можем быть только рабочими единицами, нам нужно находить иное пространство, чтобы быть собой, и у мисс Перим в последние годы были с этим проблемы, что привело к нервному срыву. Это кажется простым и необязательным заданием, но на самом деле это необходимая часть программы. Полагаю, здесь каждый из вас сможет поделиться чем-то, но кто-то один все-таки должен быть главным ответственным. Кто-то сможет взять с собой мисс Перим и показать, что в жизни есть не только бесконечная зубрежка и самоограничения, но и отдых? Что в голодеке можно развлекаться, что люди имеют право на хобби, что вечеринки - не бессмысленная трата времени, что внешний вид вне нашей офицерской формы важен?
Тут подняла голову Акрита, которая до сих пор молча слушала обсуждение и лихорадочно соображала, чем она сама может оказаться полезной в этом деле? Что она может сделать для Перим? Она совсем не имела понятия о процессе реабилитации, о том, что и как полагается делать. Это все представлялось ей слишком серьезным и важным, чтобы вызваться отвечать за что-либо. Но с другой стороны она была готова сделать все возможное.
– Мне кажется, сэр, по этой части у меня нашлось бы много идей, - сказала она, чуть улыбнувшись. – Например, в Андорианской Академии Искусств, где работает мой отец, по проектам древних мастеров создана программа музыкального инструмента, преображающего в звук эмоции и настроение… Да и много другого можно придумать! Что касается руководства в этом и ответственности, то я просто не очень близко еще знакома с мисс Перим, ее вкусами, увлечениями. А вот, например, Самрита больше общалась с ней и, если она согласится выступить в роли главного, я охотно приложу всю свою фантазию и старание к тому, чтобы показать Квинтилии красоту и радость нашего мира.
Она вопросительно и с надеждой посмотрела на подругу.
Самрита с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться. То, что она больше общалась с Перим, вовсе не значило, что они были лучшим подругами… или вообще подругами… или хоть самую малость приятельницами. Более того, задача развлекать Квинтилию – или, еще хуже, - заставить ее саму развлекаться казалась землянке не то, чтобы совсем невыполнимой, но примерно как разогнаться до варп-10: может и можно, но вот стоит ли?..
– Я знаю одного человека, кто справился бы с этим на все сто процентов, - Баккер с трудом сдержала улыбку, когда в ее голове всплыл образ Тара Мари, развлекающего Квинтилию на голодеке. – Но его среди нас нет, поэтому… Ну, почему бы и нет! – неожиданно для себя ответила Самрита, которая вообще-то была полностью уверена, что откажется. Но почему-то эта идея показалась ей очень забавной. – Ты придумаешь, как развлечь Перим, а я организую вас так, чтобы она не смогла сбежать. В конце концов, развлечение – это дело серьезное!
– Вот и отлично, - просияла Акрита.
За весь этот разговор ромуланец впервые чуть улыбнулся сжатыми губами, глядя куда-то сквозь всех.
– Кадет Баккер справится, взять хоть ею запрограммированный полу-искусственный интеллект на презентации Земли, который занимался развлечением гостей…
Потом Ракар посмотрел на кадетов.
– Кстати, я тоже сделал недавно, голо-программу о месте, которое никто из вас, представителей Федерации – никогда не видел, даже если много путешествовал ранее. RRD-03 – называется файл в компьютере станции. Там же можно сделать и общую вечеринку и не будет шанса отсидеться в комнате. Место едва ли уступает садам и фонтанам Бетазеда, другой стиль, но оно прекрасно.  Я как раз собирался повести туда экскурсию. Самрита, как организатор, вы можете оценить эту вещь заранее, как только появится время. И вы, коммандер, можете убедиться, что нам есть что показать, - ромуланец перевел взгляд на Планкса.
– Думаю, у каждого есть любимые пейзажи и вещи, которыми захочется поделиться, - ответил трилл, - Мисс Перим следует вспомнить, что она - молодая девушка, и ее жизнь пройдет мимо, если она не поднимет глаза от книг. Уверен, вы, кадет Баккер, сможете ей об этом напомнить, с вашими-то общительностью и жизнелюбием. И, кажется, одна из вас живет с мисс Перим в одной комнате?
– Да, Акрита - ее соседка, так что она отличная кандидатура для социализации. Что же до молодой девушки, - взгляд Баккер сверлил Ракара насквозь, и в нем читался очень, очень очевидный намек, - то, я уверена, среди нас есть и другие желающие ей об этом напомнить. Но, думаю, и я смогу ей что-нибудь показать, - она быстро улыбнулась Планксу. - Я правильно понимаю, что это задание с социализацией и развлечениями также обязательно для выполнения Перим? А что будет служить мерилом его удачного выполнения? Ну, понимаете, всякие задания и физическую нагрузку довольно легко измерить, но как понять, что тут мы тоже добились успеха?
– Как раз физическую нагрузку измерять не будет необходимости, - улыбнулся Планкс, - Мы же не хотим, чтобы улан Ракар натренировал мисс Перим к участию в следующей Олимпиаде, тут важен процесс, пройденный путь, а не результат. В вашем задании тоже… Кстати, и это очень важный момент, который мисс Перим должна понять, потому что именно ее нацеленность на результат и его достижение любыми методами ее так подвели, что она оказалась во всей этой ситуации. Но результат вашего задания вы увидите - она изменится. Если будет много работать и сможет заслужить ваше доверие и прощение, кадет Баккер. Она подвела нас всех, но я надеюсь, что наступит день, когда она, наконец, не будет иметь сложностей в общении и станет достойна называться вашим другом. Так что я полагаюсь на вашу неприступность и ваш крепкий моральный компас.
Лейтенант-коммандер помолчал, давая стихнуть громким словам, а затем быстро добавил:
– Ну, и конечно, советник сможет заметить и оценить прогресс.
Самрита подняла взгляд на Планкса: похоже, он неплохо понял, что она сейчас испытывала к Перим. Не то, чтобы она это скрывала, просто… хорошо, что это было проговорено вслух.
– Я вас поняла, - кивнула землянка. – И я постараюсь приложить максимум усилий. Вызов принят! - улыбнулась она.
Тогда Планкс обратился к Акрите:
– То, что вы живете с мисс Перим - тоже очень важно. Разумеется, не подумайте, что вам нужно как-то за ней следить и копаться в вещах в поисках новых таблеток, нет! Но для нее и для нас, в Академии, будет лучше, если за ней присмотрит кто-то ответственный и сочувствующий.
– Конечно, сэр, - серьезно ответила андорианка.
– И еще кое-что… - продолжил трилл, - Чтобы вернуться в Академию, мисс Перим нужно будет подготовиться и пересдать все предметы, результаты которых не могут быть зачтены из-за ее читерства. Я лично с ней разговаривал, а мои коллеги на Земле проанализировали записи о ее успеваемости, и мы выделили несколько курсов из разных годов учебы. Мы обнаружили пробелы в двух областях - инженерное дело и оказание первой медицинской помощи. Мисс Перим признает свои сложности с практикой, но и теория была ею освоена с помощью зубрежки, и мы имеем большие подозрения предполагать, что это было сделано определенным… способом. Теперь я уже не говорю об обязательной части реабилитационной программы, и это просто совет, но было бы неплохо, если бы кто-то помог мисс Перим с подготовкой и оказал более здоровую помощь, чем та, которую она нашла самостоятельно.
– Ей надо будет пересдать так много предметов? – уточнила Самрита.
Она осознавала, как много всего они успели изучить за время обучения в Академии, и даже если пересдавать только часть – это был очень большой объем. Сама Баккер бы уже с трудом вспомнила, что учила на первом курсе по предмету лейтенант-коммандера Планкса. И хотя такое решение соответствовало ее представлению о справедливом наказании, нельзя было не оценить все количество работы, которую предстояло сделать. Это не будет просто, но это будет… правильно.
– Я, конечно, могу помочь с инженерным делом. Если Перим этого сама захочет. Вы же сказали, что это не обязательная составляющая реабилитации, так что пусть это будет относиться к той части, которая про социализацию. Уметь просить о помощи – тоже очень важно.
– Ну да, - кивнул Артур, - обернувшись к Самрите. – Теоретически, было бы неплохо, собраться узким кругом вместе с Перим и повторить инженерный курс, теорию варпа, устройство звездолета, принципы работы варп-ядра, импульсных и маневровых двигателей. Устроить так сказать, нечто вроде семинара с объяснением на пальцах как все это работает по курсу инженерии. С простым объяснением всех формул. Потому что источник плохой успеваемости тут и зубрежки – является непонимание основ. Я тоже могу немного помочь с этим, вместе с Самритой, и рассказать что-то популярно. Так что с этим мы справимся.
– Мисс Перим не умеет оказывать доврачебную помощь и ей удалось сдать эту дисциплину только благодаря теории? – переспросил Тенек. Его голос оставался по обыкновению бесцветным, но было похоже, что он слегка подозревает себя то ли в недопонимании, то ли в обмане слуха. – Я всегда думал, что именно практические навыки в этой сфере считаются первичными для офицера… – Он ненадолго задумался, затем произнёс, как бы продолжая обдумывать свои слова:
– Мисс Уильямс выбыла из проекта, и это можно считать потерей для медицинской бригады, к которой она давала своё согласие примкнуть. Вряд ли мисс Перим будет адекватной заменой, учитывая сказанное вами и то, что у неё нет биологического образования, но именно эта роль была бы наиболее эффективным стимулом для того, чтобы приобрести не отвлечённые знания, а практические навыки.
– Тенек, вы поможете мисс Перим подтянуть навыки по первой помощи? – спросил Ракар.
– Я полагал, мои слова это подразумевают, – слегка суховато ответил Тенек.
– Хорошо, - кивнул ромуланец.
___________________
+ делегация и Планкс


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Квинтилия Перим от 16 Мая 2017, 11:35:55
Продолжение:

-Мисс Перим сдала и теорию, и практику медицинских дисциплин, однако в реальной ситуации не сумела применить ничего из того, что должна была бы знать и уметь, - пояснил Планкс, - Но пусть лучше она сама расскажет вам об этом. Так-с! - лейтенант-коммандер негромко хлопнул в ладоши, - Я вижу, что при должном старании всех присутствующих и еще нескольких профессионалов из экипажа ДС9 эта станция может служить заменой центру на Бетазеде. А теперь, когда вы всё так замечательно спланировали, вас не волнует, что, возможно, мисс Перим не хочет оставаться на станции и в проекте и хочет именно на Бетазед?
- Я думала, вы это уже с ней обсудили, сэр, и это было ее желание, - неуверенно проговорила Самрита. – Иначе зачем вы нам это предлагаете, если Перим может не захотеть? Если она захочет отправиться на Бетазед, то она туда отправится, и это будет ее решение. Тогда получится, что мы просто зря потратили время, предлагая все это, - с разочарованным вздохом добавила она.
- Мне было любопытно, как далеко вы можете зайти, - признался Планкс с лукавой улыбкой, - А также я не мог с уверенностью предлагать этот вариант, потому что до последнего момента не знал, насколько он реален. Думаю, вам следует самим услышать решение Квинтилии Перим.
Он обернулся в сторону двери, ведущей, очевидно, в ванную и негромко произнес:
- Можешь больше не прятаться.
Дверь открылась и в комнату нерешительно ступила Квинтилия Перим. Точнее, с первого взгляда ее было совершенно не узнать. Вместо кадетской формы на девушке был очень обтягивающий комбинезон из блестящей зеленой ткани, вместо туго заплетенной косы ее волосы были коротко обрезаны и едва доставали до плеч. И прическа, и одежда были в беспорядке, а на лице были видны следы косметики. Одна щека Перим была заметно краснее другой, но это уже был не избыток румян. С девушкой явно что-то произошло в самое последнее время, что-то такое, о чем никто не знал.
- Я нашел ее в одном из коридоров в таком состоянии, - негромко пояснил Планкс, - Ей нужно было было почувствовать себя в безопасности, и я привел ее сюда. Она не моя ученица, но из моей Академии, к тому же мы одной расы, поэтому я не мог не принять личное участие и не попытаться успокоить ее. А вы пришли без предупреждения и оторвали меня от этого дела...
Еще несколько минут назад Ракар выдержал вполне однозначный взгляд Самриты, выдержал его с полным бесстрастием, однозначно понимая его значение. Ее взгляд означал, что некоторые кадеты спалили его самым нещадным образом, и никто не мог гарантировать сохранения в тайне того, что случилось с ним самим. Это было не плохо и не хорошо. Но с этим были связаны определенные сложности. Не было проблем с тем, чтобы отчитываться перед собственным командованием, что сказать военному командованию Ромула и руководству Тал Шиар – Ракар вполне знал, и он знал, что ему поверят, в крайнем коварстве Ракара перед противником, его верности ромуланскому народу и Родине сомнений никогда не было, нет и не будет. Другое дело, что все это создавало иные сложности, и в первую очередь для Квинтилии. И все это мучило его, Ракара, невозможностью проследить линии вероятностного развития событий. Это был шаг в неизвестную пропасть, но он сознавал, что уже шагнул туда и пути назад не было. Для него не было пути назад. Перим была важна для него, и он не мог позволить Федерации начать манипулировать им, при помощи нее. Что делать, если так случится – он еще не знал, знал только, что не допустит такого. Подозрения же федератов в его недобрых намерениях он собирался отрицать в максимальной степени вплоть до раскрытия настоящих причин, потому что благополучие Квинтилии стало для него наравне с благом Империи Ромула и он не хотел выбирать среди этих двух вещей что-то одно. Впрочем, до всего этого еще не дошло, и решать следовало текущую задачу.
Когда Квинтилия вышла из ванной каюты Планкса, Ракар коротко и судорожно выдохнул, глядя на нее. Квинтилия выглядела совсем иначе, она изменила прическу на такую, как носила Энн Уильямс. Ромуланец заметил следы физического повреждения ее щеки, и… на мгновение его глаза полыхнули недобрым огнем. С ней кто-то сделал это. Ракар удержался от того, чтобы сделать шаг на встречу. Вместо этого он просто выпрямился еще прямее, чем стоял ранее.
- Что с вами случилось, мисс Перим? - мягко и нежно спросил Ракар.
Квинтилия подняла умоляющий взгляд на Планкса.
-Давайте оставим объяснения до утра, - поспешил на помощь старший трилл, - Пока ответим на всего один интересующий нас вопрос и отправимся отдыхать. Это было немного нечестно, но ты слышала все, о чем мы говорили, Квинтилия. Ты хочешь остаться в проекте и на станции после всего сказанного? - лейтенант-коммандер задал свой вопрос очень медленно и раздельно, каждое его слово казалось веским и значимым.
-Да, - чуть слышно ответила Квинтилия, опустив голову, так что волосы почти закрыли ее лицо.
До утра так до утра. Квинтилия умоляла не начинать разбирательства, и ромуланец не имел права настаивать. Он рассмотрел Перим с головы до ног и его чувства по этому поводу были смешанными. Все остальное будет утром. Она хотела остаться на станции, в проекте, сейчас она была в безопасности, и это все, что ему было нужно здесь и сейчас. Ракар прикрыл глаза опустил голову и сделал шаг по направлению к выходу из каюты. К утру он и его вторая команда должны были сделать голографический катер, на котором, в его реальном исполнении Квинтилия полетит на регату. Некоторая, немаленькая часть груза упала с ромуланской души, и теперь он был вдохновлен еще больше.
М’Кота негромко засмеялась сквозь сомкнутые губы: по её клингонским представлениям зрелище им открылось обнадёживающее и вдохновляющее.
– Я догадывалась, что Перим не из тех, кто бежит с поля боя, поэтому и пришла сюда,– сказала она, прищурившись теперь уже на Планкса. – Но вы всё равно – коварный тип, лейтенант-коммандер, придётся иметь это в виду!
Акрита тоже была не из тех, кто мог или хотя бы старался сдерживать чувства. Удивление на ее лице постепенно сменила смущенная, но безгранично радостная улыбка. Она смотрела на Квинтилию, на Планкса, и понимала, что если на ее стороне такой интересный, добрый и даже веселый человек (то есть трилл, конечно), то все будет хорошо! Разумеется, не просто и не сразу, но главное, что Перим – с ними, что она не отвернулась от их помощи, и по этому поводу душа андорианки звенела от восторга и облегчения. Краем уха она уловила теплоту в голосе стоявшего рядом ромуланца, когда он обратился к вновь обретенному члену их команды. Но думать о вражеской разведке сейчас хотелось меньше всего, поэтому Акрита решила не думать.
Освальд сначала не поверил своим глазам, увидев Перим, но потом усмехнулся, живо вспомнив другую их коллегу (теперь уже бывшую), носившуюся по "Кварк'с" в похожем прикиде. "Да-а, знакомство с маки никого из нас не пощадило!" - подумал он, а потом попытался представить себе реакцию Уильямс на вот эту ситуацию. Совсем недавно она говорила, что Звёздный флот далеко не так хорош, как казалось кадетам, но сегодняшняя ситуация (а заодно и ей подобные, которых было немало, даже за время их учёбы в Академии) лучше всего показывают, как Энн заблуждалась.
- Две замечательных новости за один день! - весело произнёс он, обведя глазами своих коллег, включая Квинтилию, на которой Освальд задержал взгляд ненадолго. - Вот бы это повторялось почаще, правда?
-Лучше бы вы не попадали в неприятности, после которых требуются такие хорошие новости, - ворчливо заметил Планкс, - Официально вам всем объявят о мисс Перим и кадете Лайтмане завтра утром. А на сегодня нам всем сюрпризов достаточно, так что можно расходиться по каютам. Госпожа Толан вас по головкам не погладит, если вы будете клевать носами на вашей завтрашней планерке.
Ракар медленно поклонился федеральному лейтенант-коммандеру, и перевел взгляд на Квинтилию.
- Спасибо вам всем, - сказал он, - и доброй ночи. Пойдемте, нам действительно пора, завтра будет сложный день. Как и эта ночь. Мисс Баккер, у меня есть к вам пара вопросов, мистер Тенек, у меня есть для вас задание.
Ракар окинул взглядом кадетов, и пошел на выход из каюты.
-Есть, сэр, мы постараемся, сэр, - Освальд кивнул офицеру, - спокойной ночи, сэр, и спасибо за помощь. Квинтилия… до завтра!
Кадет чуть подумал о том, хочет ли он сказать что-то ещё, но потом решил оставить всё до утра и вышел из каюты.

____________________
Написано совместно с Самритой, Ракаром, М'Котой, Акритой, Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 17 Мая 2017, 11:47:25
31 августа 2384 года, ночь
Жилое кольцо, коридор возле каюты Диаса Планкса => Кварк’с, голокомнаты

Выйдя из каюты лейтенант-коммандера, Ракар постарался выбросить из головы все, что не относилось к делу, которое нужно было сделать за эту ночь. Он развернулся к дверям и дождался в первую очередь Самриту Баккер, сделав для Тенека жест, следовать за ним, и пока никуда не уходить.
- Мисс Баккер, перед тем как мы начнем, - сказал ромуланец, - я понимаю, что вы сейчас будете делать свой катер, но и нашей команде нужна ваша помощь, поможете? Вот список вопросов, на которые мне нужны ваше мнение и консультация, - он протянул  Самрите свой падд с текстом, переведенным на язык землян.
Выходя из каюты Планкса, Самрита все еще думала о внезапном появлении Перим. Ее не смутил ее наряд (хоть и изрядно ударил по чувству прекрасного, а также заставил задуматься, почему Перим одета точь-в-точь как Уильямс, вплоть до прически), но смутило то, что трилл слышала все сказанное. Баккер прокрутила в голове все, что сказала. В конце концов она решила, что говорила только правду, и пусть уж лучше она будет озвучена, а если Перим что-то не устроило… Ну, это уже не ее, Самриты, проблемы!
Оклик Ракара заставил ее вернуться в мыслях к делу. Она взяла падд и быстро пробежала его глазами, а потом немного удивленного посмотрела на ромуланца:
- Разумеется. Я полагала, что мы совместно работаем над общим делом, и не так важно, о каком именно катере идет речь. В любом случае, я иду сейчас в голодек, там и разберусь с твоими вопросами. Или ты хочешь узнать что-то прямо сейчас? – нахмурилась девушка.
- Отлично, Самрита, - улыбнулся ромуланец, и пошел по направлению к Кваркс рядом с землянкой. – Прямо сейчас я хочу скопировать для вас расчеты поляризации корпуса для катера типа Дунай, на ваш носитель. Они непротиворечивы, я перепроверил трижды, это ромуланская технология, которой мы с вами делимся. Второе – в соседнем файле – методика экранирования варп излучения и свободных ионов импульсного двигателя, путем возврата излучения в дополнительный модуль инжектора. А следующий этап у меня не получается, дополнительные модули боковых крыльев вызывают перегрузку основных систем в теории. В плазмопроводах возникает моментальный импульс при включении и останавливает двигатель. Так следует из расчетов, здесь я не могу обойтись без вас.
- Хорошо, я думаю, мы сможем с этим разобраться, - сосредоточенно кивнула девушка. – Это все ромуланская технология? Едва ли катер рассчитан на дополнительные модули крыльев, но я посмотрю, что тут можно сделать. Но лучше покажешь мне свою идею в голодеке!
- Ромуланская, да, покажу, - кивнул Ракар, - и… - ромуланец чуть замялся, - знаете, мы проводили некоторые исследования. В то время, когда существовал договор об аренде на Дефаенте устройства невидимости, и ранее, некоторое. Это совместимо. Я видел исследования. И третье, - Ракар чуть понизил голос, - в третьем файле – методика обнаружения взрывных устройств на кораблях. Это то, что я обещал. Перед регатой надо последовать той инструкции.
- Мы тоже немного знакомы с вашей технологией, - усмехнулась землянка и добавила: - Да-да, я помню про бомбы на корабле и покушение на жизнь Тенмы. Я же сказала, что проведу проверку, и мое слово все еще в силе. 
- Я не сомневался в том, что ваше слово в силе, - весело улыбнулся улан, повернув голову к Самрите, не замедляя шага, - но был обязан вернуться к этой теме, потому что выживет только бдительный параноик, уж простите этот мой тезис, я отвечаю за безопасность, и не могу успокоиться, пока не перепроверю все. Сбросите файлы через компьютер станции?
- Разумеется, все будет сделано, - кивнула Самрита и осмотрелась, когда они уже почти подошли к Кварк’с: - Ты знаешь, кто еще сегодня планировал присоединиться к работе?
- Да, - улан быстро кивнул, покончив наконец с основными своими вопросами к главному инженеру проекта и осмотрелся вокруг в поисках кадетов проекта, - Джез, Хена, Чешир обязательно должны быть, - оглянулся назад, где шел Тенек. - Тенек еще, но он будет занят медотсеком катера следующее некоторое время.
Перед входом в «Кварк’с» Ракар развернулся к Самрите и протянул руку для рукопожатия по земным традициям. Его все еще где-то глубоко сверлила тщательно подавляемая мысль о том ее взгляде на него в каюте Планкса, о взгляде, сверлившем его насквозь, и словах в этот момент произнесенных.
- Что ж, Самрита, - сказал он, глядя землянке в глаза, - пусть наше сотрудничество принесет важные плоды для всех нас. Это для меня — честь.
Самрита, разумеется, о произнесенном у Планкса и не вспоминала – во-первых, это было настолько очевидное наблюдение, что ей казалось, будто она просто озвучила общеизвестную истину, а, во-вторых, работа над катерами стояла в ее списке приоритетов намного выше всяких «глупостей» вроде влюбленностей и отношений. Особенно сейчас, когда все свои «глупости» она всеми силами запихала так далеко в подсознание, чтобы и выглядывать не смели.
- Э-э, взаимно, - девушка удивилась не то тому, что ромуланцу был знаком земной жест, не то неожиданной формальности в общем-то обычного разговора, но протянутую руку пожала.
Сверлящая мысль на некоторое время успокоилась, землянка, судя по наблюдениям ромуланца была мыслями уже далеко в инженерных модификациях, и еще, как у многих кадетов в этом проекте ее мучило нечто, скрываемое глубоко. И Ракар бросил быстрый взгляд на кадета Макдауэлла, идущего в значительном удалении от них, сознавая что некоторые секреты иногда надо хоронить надолго, ровно до тех пор, пока не возникнет необходимость их возвращения на поверхность.
- Я сейчас сниму 4 голокомнаты, - сказал Ракар, - для удобства разных тестов, и еще раз оглянулся в поиске Тенмы, - и скоро я с этими голокомнатами разорюсь, - тихо добавил Ракар сам себе.
Кардассианца Ракар не увидел, зато увидел так и шедшего за ними с Самритой вулканца.
_____________
Вместе с Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 17 Мая 2017, 11:51:46
31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты

Совещание у Планкса оставило у Тенека своеобразное впечатление. Поступок лейтенант-коммандера был несколько спорным с этической точки зрения и в то же время по-своему логичным. Самому Тенеку нечего было скрывать и лично ему это не доставило дискомфорта, однако он подозревал, что так было не у всех. В особенности, почти до наждачной шероховатости ощутимым было неуместное экспонирование глубинных переживаний Ракара, которые, пусть только намёками, но всё же позволили себе мистер Планкс и Самрита Баккер, причём, как оказалось, на слуху у самой Квинтилии. Здесь в этом сложном для Тенека мире нечего было и рассчитывать на то, что выход из под контроля наиболее значимых и глубоко личных чувств, пусть даже единичный и обусловленный вескими причинами, «не заметят», соблюдая вежливость и уважение к приватности чужого ментального комплекса. То, что на Вулкане было эталоном невоспитанности, в мире эмоциональных было нормой, повседневностью, от которой никто не был защищён. Тенек ничем не мог помочь Ракару: попытка защитить его или оправдать его повышенное внимание к мисс Перим, только сильнее «подсветило» бы затаённые чувства ромуланца. Оставалось только самому вести себя так, словно понимание, так некстати открывшееся Ракару, не только не было заметно Тенеку, но и не существовало вовсе.
 
Ракар оплатил голокомнаты и повернулся к Тенеку, стоявшему неподалеку.
- Мистер Тенек, - сказал ромуланец, доставая еще один падд - пока мы будем делать техническую часть – пожалуйста, займитесь проектом медотсека катера. Нужна минимальная по размерам площадь, которую вы можете занять, и полный список всех необходимых экстренных и иных по вашему усмотрению препаратов на разные случаи для – ференги, триллов, кардассианцев, землян, вулканцев, каитианцев, андорианцев, клингонов, ну и … для ромуланцев, наверное. И все остальное по вашему усмотрению, включая инструменты, которые вам нужны. Так…, - Ракар листнул текст на падде, на Тенека он не смотрел, ограничившись коротким взглядом вначале и говорил все остальное, глядя в падд. – Когда закончите, я проверю,  и можете присоединиться к нашей технической части или быть свободным до утра – по вашему выбору.
– Я уже подготовил список медицинских препаратов и инструментов, – сказал Тенек, извлекая из кармана падд, не столько для памяти, сколько для наглядности. – Список препаратов скорректирован с учётом минувшей токсикологической проверки. Что касается площади, то наши представления о минимальной для медицинских нужд территории катера могут заметно отличаться, поэтому я хотел бы предварительно согласовать этот вопрос. Здесь, – Тенек «перелистнул» файл на экране падда, – я составил два списка стационарного оборудования: минимальный набор, необходимый для регаты, проходящей вблизи станции и Бэйджора, и расширенный набор, который был бы оптимальным при использовании катера в автономных миссиях.
Забирая у Тенека падд, Ракар поднял на него голову и пару секунд внимательно смотрел на вулканца. Ракару нравилось, когда прозвучавшие задания были сделаны "еще вчера".
- Хорошо, - сказал улан, и еще минуту изучал файл на падде Тенека, а затем вошел в редактирование и изменил размер медицинского отсека для автономных миссий в сторону уменьшения размера. – Все это нужно уместить в таком объеме, не больше, - сказал он, возвращая падд. И раз у вас все готово – с вас голографическая модель всего этого. И… вы молодец, мистер Тенек.
Тенек пока не имел представления, как уместит «всё это» в предложенном объёме, но не был настроен отказываться от предметов, способных спасти чью-то жизнь.
– Я выясню, насколько можно оптимизировать размещение объектов для данного объёма, – сказал он. – Если я закончу раньше, чем будут завершены все остальные работы, буду рад помочь остальным: у меня есть определённые навыки работы с техникой, хотя это прежде всего медицинская техника.
- Хорошо, - снова сказал Ракар Тенеку, и развернулся лицом к лестнице, ведущей вниз. Прежде чем заходить в голокомнату, он должен был дождаться членов своей команды, Чешира, гила Тенму и Хену, которых пока не было. И ромуланец начинал испытывать нетерпение в ожидании их.
Тенек же поспешил приступить к работе: времени оставалось мало, и он предпочёл не тратить его на ожидание, справедливо полагая, что если он за чем-нибудь понадобится, его позовут.
________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 17 Мая 2017, 11:52:52
31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты

Ракар встретил остальных членов своей будущей команды и они тоже приступили к работе.
Ознакомив членов своей команды с последними результатами расчетов и прогресса структурирования модифицированного катера системы "Дунай", Ракар в первую очередь отпустил пилота каитианца спать.
- Рроу, - сказал ромуланец, - к утру все будет готово, и ваша задача к утру быть свежим, выспавшимся и во всеоружии готовым к пилотированию. Поэтому вы свободны до утра.
- Хена, - обратился он к девушке-ференги, - ваша задача – спроектировать и голографически запрограммировать скафандры для каждого члена проекта, вот тут, - он подал девушке падд, - параметры размеров на каждого. И еще – нужно найти запасные пути достать такие скафандры, на случай если нам их не дадут. Пусть они будут федерального стандарта.
- Гил Тенма, - обратился ромуланец к кардассианцу, - вы назначаетесь первым помощником капитана и тактиком нашего небольшого корабля, для меня честь работать с вами. Ну, давайте сделаем это, - закончил Ракар, и запустил голографическую симуляцию.
В голографической симуляции уже был сделан точно рассчитанный корпус корабля, применены физические законы реальности, и Ракар занялся размещением блоков систем, тестированием функциональности каждого пункта по заданным модификациям. Через некоторое время Тенек донес свою подпрограмму медотсека и Ракар встроил ее в основной проект. С половины ночи он отпустил Хену и Тенму, а потом когда Самрита решила неудававшуюся ему задачу – моделирование пошло куда быстрее. К утру ромуланец убедился в том, что в теории, в условиях реальности – такой катер справится со своими задачами.

***

Артур не пошел сразу вместе со всеми к голокомнатам, задержавшись у общественного терминала, отправляя запрос-письмо на корабль USS "Саратога" для доктора, младшего лейтенанта Дженнифер Геллер. Он представился и попросил разрешения доктора на использование ее внешности для кадетского проекта голографического доктора, а затем скачал на свой падд ее трехмерную фотографию. Пока не было ответа, он решил, что все равно будет использовать ее внешность, а в случае отказа – найдет другое решение. Потом Артур медленно пошел по коридору к Кварк'с. Это были его несколько минут тишины и одиночества, так необходимые ему для того, чтобы понять, как собраться и жить дальше. Он должен был это понять, несмотря на то, что результатом решения суда было его оправдание и освобождение. Неразрешимые личностные противоречия все еще стояли перед ним, и на самом деле в голове не было ни одной мысли, и теперь он искал вдохновение в том, чтобы создать голографического доктора, похожего на ту, чистую, спокойную, такую нормальную девушку с Саратоги, с темно-каштановыми волосами и добрыми серыми глазами. Той, в которой не было ни лжи, ни предательства, ни боли, ни запутанных мотивов. Той, которую он увидел первой, когда очнулся после всего того, что случилось на Волане II. Потом Артур подумал, а возможно ли так, чтобы образ М'Коты стал голографическим прообразом для доктора? И понял, что эти вещи нельзя смешивать. М'Кота была для него совсем другой, с М'Котой он хотел прожить жизнь, а доктор Дженнифер Геллер должна была быть увековеченной как доктор.
Через несколько минут он догнал всех у Кварк'с и подошел к Самрите.
- Сэм, - сказал Артур, - я готов начать заниматься с голограммой доктора, я изменю его характер так, как понимаю младшего лейтенанта с “Саратоги”. Пожалуйста, присоединяйся, когда у тебя появится время.
- Точно, голограмма… - Самрита остановилась у самого входа в голокомнату. – Да, конечно, я подойду попозже, посмотрим, что получилось. Сначала надо закончить с остальными модификациями.
Самрита не была уверена, что это «позже» наступит, потому что до утра предстояло выполнить огромный объем работы, который не так-то просто провернуть даже всей командой, но все же ей было интересно взглянуть, что там придумает Артур, и на что это вообще будет похоже в итоге.
- Ага, - кивнул Лайтман, - к катеру ее прикручивать я без тебя не стану, к тому моменту я уже соберу статистику по ее энергопотреблению и прочим параметрам, и ты это лучше всего сделаешь, может еще придется перед запуском на катере что-то исправлять. Спасибо! Будем тебя ждать.
И Артур повернулся к М'Коте, которая собиралась работать над голограммой вместе с ним, улыбнулся ей и махнул рукой, призывая присоединиться.
_____________
С Самритой, Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 17 Мая 2017, 11:53:27
31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты


Ночь была долгой: Самрита запаслась большой кружкой самого крепкого кофе, но так к ней и не притронулась, с головой погрузившись в работу. А работы оказалось даже больше, чем она думала: стоило ей начать менять что-то одно, как проблема вылезала с какой-нибудь неожиданной стороны. То получилось, что их волшебный и полностью модифицированный катер не может как следует разогнаться, то – стоило только поправить его скоростные характеристики, – терял в маневренности или структурная целостность не дотягивала до желаемого уровня на критических тестах… И всякий раз Самрита ругалась сквозь зубы, а времени до утра становилось все меньше…
«А ведь это потом еще и на настоящем катере делать… На двух», - с завидной регулярностью посещала ее предательская мысль, и девушка понимала, что воплотить все до регаты если не нереально, то близко к этому. Даже несмотря на то, что все участники команды работали над своими задачами, только к самому последнему сроку удалось получить что-то близкое к задумке – уже не «у нас ничего не получится!», а очень даже «может и прокатит». Самрита последний раз запустила симуляцию: все же удалось улучшить структурную целостность катера, довести реакцию руля до желаемого показателя, модифицировать тягловый луч и, самое главное, увеличить маневренность двигателей.
С внешним видом катера они тоже немного «поиграли», дополнив его клингонскими элементами («Для устрашения противника», - шутила Самрита, раскрашивая голографический катер под клингонскую Хищную птицу. Ну, птичку). С внутренностями катера было решено поступить по-спартански: все лишнее перед регатой просто было удалено – что легко было сделать в голокомнате, но вживую предполагало довольно много физической работы. Из нового на катере появилось только клингонское капитанское кресло, которое всякий раз смешило Самриту, стоило ей только представить сидящего в нем Освальда. Не хватало только двух важных вещей: дополненной реальности пилота, над которой работала Акрита, и ЭМГ, которую моделировал Артур. Осталось добавить их в симуляцию, и катер готов был выигрывать если не регату, то как минимум конкурс на самую креативную модификацию.
Девушка понимала, что закончить с модификациями никогда не получится – всегда найдется, что еще улучшить, докрутить, изменить и потестировать, - поэтому она приняла волевое решение посчитать работу законченной на настоящий момент времени и перешла к данным, которые дал ей Ракар. Вторая команда все еще работала над своим катером, и у нее было немного времени, чтобы покопаться в расчетах. Заставить ромуланские и федеральные системы подружиться было непростой задачей: даже голографический катер не был в восторге от дополнительных модулей на крыльях, что уж говорить о настоящем? В итоге Самрите все же удалось найти решение, при котором импульс в плазмопроводах не возникал, но она до конца не была уверена, не вылезет ли еще какой неучтенный баг при работе с настоящим катером – в конце концов, ромуланская технология была для нее террой инкогнитой.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 17 Мая 2017, 12:01:26
31 августа 2384 года, ночь
Реплимат, Кварк’с, голокомнаты


Акрита направилась в голокомнату не сразу, отстав от товарищей. По пути она зашла в полупустой Реплимат и присела за дальний столик у стены. За этот день столько всего случилось, что теперь в голове был полный хаос из математических и кинематических расчетов, переживаний за товарищей, радости, тревоги, удивления, неизвестности будущего… Артура оправдали. Квинтилия согласилась остаться. Это было главное, и это, черт возьми, стоило всех усилий, нервов и ожидания! Но ведь оставался вопрос о том, чего на самом деле хочет Ракар. И то, почему координатор Толан обвиняла Лайтмана. Акрита только сейчас подумала, что кардассианка как-то слишком легко сдалась; неужели она сделала это ради Артура? И да, каким неожиданно хорошим и интересным человеком оказался Планкс… И судья. Все-таки Федерация – лучшая, и ее представители – лучшие, они могут найти верный путь там, где его почти совсем не видно, и значит есть будущее у этого мира.
Андорианка отчаянно тряхнула головой, прогоняя уже подступавшие к сознанию светлые радужные сны. Сейчас – не время. Сейчас нужно внести свой, пусть маленький, вклад в то, чтобы это будущее, их проекта, их государств, Федерации и не только, всех неравнодушных и верящих в добро существ – сбылось. Она взяла в репликаторе небольшой, но питательный ужин, хороший кусок шоколадного десерта, крепкий сладкий кофе. Разложила перед собой падды и углубилась в проверку расчетов.
Через 15 минут она совершенно бодрым шагом направлялась к голокомнатам. Коллеги, видимо, уже приступили к реализации намеченных планов, так как, несмотря на поздний час, все доступные помещения были заняты. Потратив несколько секунд на раздумья относительно того, где ее присутствие меньше всего помешает, Акрита остановила выбор на комнате, где работала Самрита. В ответ на вопрос, можно ли ей тоже здесь обосноваться, андорианка получила лишь утвердительный кивок инженера, погруженного в работу целиком и полностью.
Первым делом Акрита создала упрощенную модель катера, не уделяя внимания внешнему виду и не относящимся к делу системам. Собственно говоря, это была модель кабины пилота, но все, касающееся навигации, сенсоров движения, динамики и ориентации, воспроизводилось с максимальной точностью. Акрита уселась в кресло, загрузила варианты траекторий, пробную версию "дополненной реальности". С улыбкой отметила, что за прошедшие сутки отладка программы продвинулась больше, чем за 2 года с момента задумки в Академии. На голографическое пространство кабины наложились такие же голографические линии разных цветов, подсвеченные цифры в особо важных местах, указывающие расстояния до объектов, скорости и другие определяющие величины. Потеряв счет времени, андорианка "гоняла" среди астероидов, переменных гравитационных полей, оттачивая скорость отображения, чувствительность, критерии – ведь нужно было, чтобы программа выдавала ровно то, что необходимо в конкретный момент. Потом она решила сделать адаптивную настройку, которую каждый пилот мог бы устанавливать для себя: вдруг кто-то и в 10-ти линиях запутается, а кому-то чем больше, тем лучше?
Случайно попавшийся на глаза хронометр показал, что уже почти утро. Как ни странно, усталости она не ощущала, видимо, прошел какой-то рубеж, знакомый тем, кто работает по суткам. Теперь было лишь вдохновение, ожидание и некоторая доля неуверенности. С каждым разом, пройденном по предполагаемой траектории в системе Бэйджора, она видела, как много факторов могут обернуться против их маневра на финишной прямой…


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 17 Мая 2017, 12:05:53
31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты


Артур, М'Кота и Освальд зашли в голокомнату, где собирались программировать голографического доктора.
Артур перенес с падда в компьютер трехмерное изображение лица Дженнифер Геллер, инициализировал программу Доктора, экстраполировал рост, вес, и иные формы Дженнифер и запустил на исполнение голограмму, пока отключенную от всех остальных личностных и медицинских подпрограмм.
Дженнифер теперь стояла перед ними, как живая, и все таки неподвижная.
- Вот так будет выглядеть наш доктор на катере, - сказал Артур и смущенно улыбнулся , посмотрев на М'Коту и Освальда.
Грустное, непохожее на бешеную клингонскую ревность чувство, коснулось души М’Коты.
– Вот к ней я могла бы тебя приревновать, – почти серьёзно сказала она. – Не к полуголым орионкам и не к ромуланкам в военной форме, а вот к такой, как она.
Осмотрев их очаровательного будущего врача, Освальд облизнулся, как кот, съевший целого хека.
- А тебе не кажется... - с липовой задумчивостью пробормотал он, хотя на сонной физиономии явно читалось озорство, - тебе не кажется, Артур, что стандартная униформа Звёздного флота не соответствует духу нашего проекта? Всё же, у нас тут и клингонка, и ромуланец, и кардассианец, и даже орионец... Кстати, М’Кота, раз уж ты об этом заговорила... Компьютер, изменить внешние данные голограммы! Заменить униформу Звёздного флота на одежду орионской рабыни! Я вам, дорогие коллеги, - молодой человек посмотрел на Артура и М'Коту, - со всей ответственностью заявляю, что психологический комфорт весьма способствует выздоровлению, кроме того, столь прекрасное и здоровое тело у врача должно побуждать пациентов следить за своим здоровьем и заниматься спортом!
Артур, стоя у консоли управления, выслушал М'Коту, Освальда, и задержал взгляд на голограмме Дженнифер, которая теперь стояла в орионских одеждах и понял, что вот в таких одеждах, не скрывающих почти ничего – она ему не очень нравится, ему хотелось спасти эту девушку, накинуть на нее какой-нибудь плащ, отбить от врагов и увести на корабль, в мягкий свет корабельного лазарета, или каюты, с приглушенным светом… так, стоп!
Лайтман отвел глаза и посмотрел на консоль. Смотреть в консоль! Никуда более! Его пальцы быстро забегали по клавиатурным сенсорам, и он изменил форму Дженнифер на китель с короткой юбкой по образцу середины 24-го века в Звездном флоте.
- М'Кота, - сказал он совершенно не стесняясь Освальда, потому что Освальд был свой и все и так знал, - я весь твой, нет повода и причины, но если честно  - мне приятно, что ты ревнуешь. Но … погоди, дай только регата закончится! – и он повернул голову к Освальду, – а как тебе такой ее наряд?
- Уже лучше, - кивнул Освальд, не слишком надеявшийся на наряд орионки, - но, опять же, это униформа, пусть и старая... давай мы кое-что заменим на... на... на...
Чуть подумав, он встал рядом с Артуром и воспользовался его консолью. Сначала форма превратилась из чёрно-синей в ослепительно белую - одежду такого цвета носили исторические доктора, чтобы сразу было видно, что они чем-то запачкались. С голограммой такого, разумеется, случиться не могло, но белый цвет у многих ассоциировался с чистотой, и образ "чистого" врача кадету очень понравился.
Ещё немного подумав, Освальд довольно улыбнулся и снова взялся за консоль. После нехитрых манипуляций одежда вновь изменилась - стала ещё плотнее прилегать к телу, почти не оставляя простора фантазии, а ещё у неё полностью пропали рукава, а сапоги теперь были на довольно высоком каблуке. "В конце концов, голограмма не будет испытывать проблем с равновесием, а смотрится так гораздо лучше" - размышлял про себя Освальд, но потом очень явно представил себе реакцию некоторых своих коллег, а заодно и начальства, и немного погрустнел.
- Ну ладно, - примирительно поднял он руки, - сейчас чуть-чуть скромнее сделаю.
На плечах Дженнифер появился свободный белоснежный халат, длиной доходивший почти до колен, который, по мнению кадета, должен был успокоить всех возможных критиков, вроде разных землянок-инженеров и кардассианок-координаторов.
Артур следил за манипуляциями Освальда и переводил взгляд с консоли на голограмму Дженнифер и обратно.
- Вот.. так оставь, а , нет, вот тоже хорошо, эээ, белый цвет формы – вообще идеал, ну да, для реального врача не годится, но голограмма… - Артур комментировал по ходу Освальдовых действий, и наконец замолчал, перестав комментировать, продолжая только наблюдать оценивающе. – Слушай, белый халат – дань прошлого, но это отлично смотрится. Это, я скажу тебе, образ! Но это образ… - и Артур посмотрел на М'Коту, задумавшись. – По моему, отлично. Теперь дело за характером, и это самая сложная сторона, потому что сейчас мы будем переделывать личность Доктора первой версии в характер, полностью соответствующий Дженнифер, ну.. по крайней мере так, как я успел ее понять за где-то полчаса общения. Это будет очень примерное приближение. Но все же. – Артур усмехнулся, - мы создадим личность, и она станет отдельной единицей.
Артур открыл параллельно файл с личностными подпрограммами и посмотрел на М'Коту, перед тем, как начать. Ему показалось, что она не до конца высказалась.

Глядя на манипуляции с образом Дженнифер Геллер, М’Кота одновременно испытывала и облегчение и возмущение: с одной стороны, всё больше крепла мысль, что на месте Дженнифер она бы не позволила брать свою внешность для голограммы, с другой, в новых образах эта леди выглядела немного смешной и не такой опасной, поскольку уже значительно меньше походила на неземной идеал Артура Лайтмана. Есть мужчины, которых имеет смысл ревновать не к другим женщинам, а к их же собственным идеалам; М’Кота верила Артуру, верила в Артура и не испытывала какой-либо особенной неуверенности в себе, но отнюдь не воображала, что сама хоть немного напоминает романтический идеал землянина.
Впрочем, всего этого клингонка, озвучивать не стала: на слова Артура, обращённые к ней, неопределённо хмыкнула и погрузилась в созерцание процесса создания образа. Под конец она посмотрела на Артура, перевела взгляд на Освальда и выразительно произнесла:
– Когда я увидела вашу форму столетней давности, я подумала, что смешнее и быть ничего не может – о ней же ходила прорва анекдотов в клингонском флоте! Но я была неправа: вот это гораздо, гораздо смешнее! Вы не боитесь, что леди Дженнифер будет возражать против такой трактовки её образа?
- Да.. – сказал Артур, - та форма для женщин ужасно не практична, совершенно невозможно на службе, на высадке, по трубам Джефри ползать в ней, это скорее костюм выходного дня, но нынешние дизайнеры, к счастью, понимают баланс между красотой и необходимостью. Дженнифер.., - кадет Лайтман потер висок, - если она будет против вот этой формы доктора из 20-21-х веков,  то мы конечно изменим, но самое главное теперь - это какой она будет личностью. Наверное – это самое важное, поэтому приступим.
__________________
С Артуром и М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 17 Мая 2017, 12:06:53
31 августа 2384 года, ночь
Кварк’с, голокомнаты

- М'Кота, - фыркнул Освальд, - никакая одежда врача не может выглядеть смешной, когда ты лежишь на больничной койке, а этот человек тебя на ноги ставит. Или у клингонов принято медиков в тяжёлую броню заковывать и вооружать по полной программе, чтобы они в любой момент могли убить врага, даже не смотря на то, что задача у врача совсем другая?..
Освальд и М'Кота спорили еще некоторое время, и Артур начал понимать, что это может затянуться до утра. Когда он наконец их разнял, они приступили, и так продолжалось до утра. Они программировали вместе, втроем, обсуждая каждый момент и тонкость, исследуя каждую подпрограмму, добавляя свои, и это было не просто изменение личности, это было создание нового, новой личности, новой индивидуальности. Артур не раз вспоминал профессора Циммермана и доктора Нуньена Сунга, почти понимая их теперь, в той части, что именно ими двигало в их работе. Доктор с визуальным образом Дженнифер становилась немного не похожей на свой оригинал. Она приобретала собственные черты. Доброта, сочувствие, участие, ответственность и спокойствие никак не противоречили способности к легкому сарказму и возможности шутить, по доброму и иногда даже очень смешно получалось. У новой голограммы было собственное суждение о людях и о себе, не просто как профессионале в медицине, но как о человеке, которого заслуженно любит и уважает его команда. А потом Освальд предложил еще одну идею и они начали ее воплощать.
Идея была одновременно простой и сложной - предстояло создать адаптивный алгоритм выбора наиболее подходящего для пациента поведения голограммы из заранее определённого набора. Хотя сам принцип адаптивного управления разработан не одно столетие назад, задолго до даже примитивного искусственного интеллекта, реализовать адаптивный выбор поведения - это была задача отнюдь не тривиальная, особенно в столь сжатые сроки. После обсуждения, было решено реализовать всего пару поведенческих шаблонов и простую программу выбора, оставив остальное для последующих доработок и модификаций. Всё равно разработать модели поведения для всех членов проекта, начальства и связанных с “Альфой” офицеров - это задача не на один день, да и выбрать правильную модель тоже было непросто. В итоге, решено было показать предварительную версию, способную осуществлять простой выбор между поведением с землянином и с клингоном, а также принимать решение о включении опции "юмор".
Под конец работ, утром, когда еще драйв и эйфория от творческого программирования – не давали желанию спать вступить в свою силу, Освальд, М'Кота и Артур представили свое творчество Самрите. Когда она вошла к ним в голокомнату, Артур, завершая последние действия по сжатию и оптимизации кода, оглянулся на Самриту и запустил голограмму на исполнение.
- Сообщите характер экстренной медицинской ситуации, - сказала доктор и мягко улыбнулась всем присутствующим. Ее взгляд был обращен к каждому кадету в голокомнате, она рассмотрела каждого, и Артуру казалось, что голограмму сейчас нельзя было никак отличить от реального человека, с эмоциями, чувствами и индивидуальностью.
- Нет экстренной медицинской ситуации, Доктор, - ответил Артур и снова посмотрел на Самриту. – Сэм, - сказал он, - смотри, мы оптимизировали как могли, но энергопотребление и отбор оперативной памяти – достаточно высок. Тесты прошли успешно, я думаю, катер потянет.
«Мне кажется, я знаю, кто поработал над ее внешним видом», - хмыкнула про себя Самрита, разглядывая голограмму.
- Вы… с ума сошли? – вежливо поинтересовалась инженер, которая к утру уже была достаточно усталой, чтобы не искать другую формулировку. – Когда вы говорили о голограмме, я думала, вы возьмете стандартную модель и упростите ее, а не наоборот! А вы еще и внешность изменили и… что вы ей еще поменяли? Она же нам весь катер подвесит! – вздохнула Самрита и еще раз скептически оглядела ЭМГ. – Но времени с ней разбираться уже нет: я загружу ее в нашу голографическую презентацию, а потом уже разберемся, как ее прикрутить на катер.
- Ну… - протянул Артур, - использовать Доктора Циммермана – это был бы плагиат, и мы еще немного поработали над характером, но ничего лишнего, ничего! Петь она не умеет, сочинять стихи тоже. Да, тесты для катера потом проведем, сейчас уже совсем нет времени.
Самрита поспешно выключила ЭМГ и загрузила ее в систему голографического катера. Время действительно поджимало, и сейчас у нее не было возможности тщательно проверить, насколько она соответствует системам. На первый взгляд все смотрелось неплохо… Девушка закусила губу: ее разрывало между желанием все сделать правильно и показать законченный проект и нежеланием опоздать на презентацию. По ее оценкам, ей требовалось еще пару часов, чтобы все системы голографического катера работали идеально и ни к чему нельзя было придраться, но пары часов у них не было – даже лишних десяти минут. И еще ей не хотелось признаваться своим коллегам, что она не успела все проверить…
- Ну что, идем? - бодро произнесла она. – Не то нам влетит от всего руководства разом!
_______
С М'Котой, Освальдом и Артуром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 17 Мая 2017, 16:43:04
31 августа 2384 г., утро до начала планерки
Ангар №13

От недосыпа у ромуланца звенело в ушах, но он не подавал вида, только движения его стали резкими и угловатыми. Закончив в голокомнате, он быстрым шагом дошел до 13-го ангара и занял первое попавшееся место за столом, положив перед собой стопку паддов, в количестве 4 штуки. Взяв в руки верхний, он принялся сочинять официальное приглашение для Перим в команду в качестве пилота. Наверху документа он разместил логотип в виде стилизованной птицы в зеленых и синих цветах. Не придумывалось лишь название команды, все остальное он написал быстро и положил этот падд отдельно от остальных. Теперь Ракар принялся молча ждать того, что принесет это утро.
- Мистер Ракар, - услышал ромуланец негромкий голос где-то за плечом, - Вчера я хотела вам сказать, но вы были так заняты, что я побоялась вас отвлечь. Дело в том, что Джез тоже успел дать мне задание, до того, как отказался быть капитаном. И я уже успела сделать эскизы. Может, вы посмотрите?
Это была Хена и к груди она прижимала падд федерального образца.
Ракар обернулся к Хене, затем чуть подвинул соседний стул рядом с собой, так чтобы Хене было удобнее сеть, и жестом пригласил ее присаживаться.
- Конечно, посмотрю, Хена, - сказал он, и протянул руку за паддом, который она держала, - и еще, я вас очень прошу, не надо бояться меня отвлечь, и вообще – бояться, я ведь не злой, - грустно усмехнулся ромуланец. "Я ведь и сам в определенной степени боюсь вас всех", подумал Ракар, но подобная мысль никогда не должна была стать достоянием гласности.
- Но вы всегда держитесь сами по себе, никогда не улыбаетесь и не радуетесь, всегда в форме и кажется, у вас нет никакого хобби и вы никогда не расслабляетесь. Это все маркирует вас как человека, от которого инстинктивно хочется держаться подальше,- вздохнула Хена, -  В любом случае… - она осторожно присела на краешек стула, - Идея Джеза состоит в том, что мы должны показать, что мы команда, и даже по возможности выделиться из всех других команд. Джез наблюдал за другими командами на станции в последние дни. И что для наблюдателя сразу бросается в глаза и позволяет идентифицировать группу людей, как общность? Некий признак, который есть у всех - и чаще всего это форма. Джез оценил мои дизайнерские способности и поручил разработать кое-что для нашей команды.
Хена, наконец, развернула падд к Ракару и показала эскиз - белые брюки и белый китель с жесткими плечами и четкими линиями, украшенный золотыми пуговицами и эполетами.
-Вы можете не использовать, если вам не нравится, ведь теперь это ваша команда.
Ракар внимательно слушал Хену, слова которой так резко и стремительно приблизили его на шаг к пониманию того, что нужно для разрушения когда-то давным-давно воздвигнутых стен между расами, и теперь им самим и той, которая была нужна ему больше всего на свете, кроме Империи Ромула, разумеется. Он устало потер глаза рукой, и взял падд у Хены из рук.
- Просто вы все слишком мало знаете о ромуланцах, но я думаю, это поправимо. Наша, наша команда, Хена, - сказал он, рассматривая форму, которую нарисовала девушка-ференги, - и любой член команды имеет большую ценность для всего процесса.
Форма была интересной, эполеты вызывали у него некоторое сомнение, но сомнением можно было пренебречь. Помня о словах Хены, Ракар улыбнулся.
- Это просто отлично, то, что вы сделали! Так, - Ракар обернулся, чтобы посмотреть на тех, кто уже пришел на утренний брифинг, - теперь, за очень короткое время до начала презентаций – надо сделать голомодель этого, и мы будем презентовать наш катер в этой форме. Она однозначно принята! И надо поделиться этой идеей с первой командой, пусть они тоже что-нибудь сообразят на эту тему, но не так как у нас.
Самрита, сидевшая через одно место от Ракара и не пропустившая мимо ушей разговор, посмотрела на часы:
- До начала собрания осталось 2… а нет, 1 минута. Уверен, что успеешь все загрузить в программу? – хмыкнула девушка.
А вот идея с формой ей очень понравилась, даже жалко было, что сама она до нее не додумалась. Впрочем, это до собрания осталась одна минута, а до регаты время еще было. Она встретилась глазами с остальными членами своей команды и выразительно приподняла брови.
– Только не каблуки! – категорично воскликнула М’Кота, вспомнив дизайн виртуальной Дженнифер. – Если Освальд придумает женщинам каблуки, сам и будет их носить!
Акрита, которая тоже отвлеклась от своих расчетов, услышав новую идею, рассмеялась:
- Да, на каблуках будет неудобно! А вообще форма – это здорово.
- У нас нет выбора, Самрита, - обернулся к землянке Ракар, - нам надо успеть.
Ракар отправил файл с падда Хены на сервер станции, - Да, успеем.
М’Кота задумалась на несколько секунд, затем открыла падд. Идея, которая пришла ей в голову была далека от совершенства и довольно условно могла считаться формой, но спонтанно и в последний момент ничего другого состряпать было невозможно. Лихорадочно пролистав несколько подходящих картинок, она на секунду остановилась, затем решительно поменяла цвет и развернула падд, чтобы показать картинку товарищам. На картинке был клингон в широком и длинном, воинственно встопорщенном жилете из чёрно-серебристого меха.
– Может это возьмём? – спросила она. – Потом дополним чем-нибудь подходящим.
- Но это же клингонская форма, - шепотом удивилась Самрита. – А идея ведь заключается в том, чтобы придумать какую-то общую, нейтральную… Мы же не клингонская команда, - усмехнулась девушка.
– Нет, клингон просто под руку попался, – объяснила М’Кота, – Я только про жилет.
Тем временем Самрита была права - в 8 часов утра совещание уже начиналось. И если им приходили в голову все новые и новые идеи, у них не было выбора кроме как отложить их на будущее.
Остальные кадеты тоже подошли и заняли места за столом, с интересом поглядывая на сонных товарищей и пытаясь пересчитаться. Быстро стало понятно, что не хватает Квинтилии Перим, но что это значит - было неизвестно. Возможно, их осталось всего 15 в проекте…
Двери ангара разъехались в стороны, представляя вниманию кадетов коммандера Мори. Баджорка коротко поздоровалась с присутствующими и присела на кресло, стоящее в стороне от стола, сбоку от информационного экрана. Почему-то глинна Толан с ней не было.
Квинтилии не было, чем ближе к началу, тем сильнее Ракар начинал нервничать, вспоминая ночной наряд Квинтилии и ее красную щеку как от удара. Форма одежды Перим была один в один как облик Энн Уильямс, когда та работала в Кварк'с. Странные подозрения начали забираться в его душу, и он очень хотел знать, кто ударил Перим. Кроме того, не было Иламы Толан. После того, как исполняемая ей роль стороны обвинения потерпела на суде поражение, особенно в контексте присутствия на суде кардассианского посла, он понимал, что неприятности у Толан имеют место быть, потому что ни ромуланская сторона, ни кардассианская – никогда не относилась хорошо к тактическому или иному проигрышу своих офицеров.
Вслед за коммандером Мори в дверях появилась внушительная фигура советника. Несмотря на то, что суд закончился благополучно и, в отличие от кадетов, болианка имела возможность выспаться, настроение её оставляло желать лучшего: ночь она толком не спала, а утром так и не решилась потревожить глинна Толан. С одной стороны, Утара была уверена, что кардассианке именно сейчас особенно нужна моральная поддержка, с другой, понимала и то, что в сложные моменты людям бывает нужно многое обдумать наедине с собой. А ещё её не оставляла странная для гражданки Федерации мысль о том, что добиваясь назначения Иламы Толан на роль обвинителя, кто-то хотел сделать ей очень крупную гадость. В конечном счёте Утара приняла половинчатое решение: не стала врываться к ней в каюту прямо с утра, а вместо этого отправила на личный компьютер открытку с дымящейся чашкой чая в вязанной одёжке (в качестве молчаливого приглашения на чай). Ей показалось правильным подойти к Толан позже, не на её личной территории, чтобы кардассианка имела шанс вежливо отказать, если общение для неё будет нежелательно, или согласиться, если оно окажется кстати.

Совещание не могло начаться без координатора проекта, и ожидание уже затягивалось. Было уже 8 утра, и минуты утекали одна за другой… Все знали, что опоздания были совершенно не в характере глинна Толан, кадеты начали осторожно переглядываться и перешептываться на своих местах, обсуждая это невероятное явление.
-Госпожа Рилл, - командующая станцией наклонилась к соседствующей с ней женщине, - попробуйте вызвать глинна Толан.
Утара и сама забеспокоилась, не увидев координатора в зале совещаний. Она коснулась коммуникатора и встревоженно произнесла:
– Советник Рилл вызывает глинна Толан.
____________
Совместно с Хеной, Самритой, Акритой, Освальдом, М'Котой, коммандером Мори и советником Утарой Рилл.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 18 Мая 2017, 18:18:12
31 августа 2384 г., утро до начала планерки
Каюта Иламы Толан -> Ангар №13

Звук коммуникатора звучал где-то далеко-далеко, доносился сквозь плотный слой ваты, и Илама Толан решила его проигнорировать. Даже чувство долга, обычно громко напоминающее о себе, сегодня решило деликатно заткнуться и помолчать.
Толан лежала в постели, так и не сняв свою форму и неотрывно глядя на тяжелый плафон светильника, озаряющего комнату приглушенным оранжевым светом. Так она провела всю ночь – или большую ее часть, после того, как алкоголь уже перестал приносить хоть какое-то облегчение, а сон все никак не шел. С каким-то садистским наслаждением она уничтожила статуэтку, оставленную прошлой ночью Джарином Дохиилом: выковыряла ей глаза и швырнула об стену так сильно, что в обшивке осталась вмятина, и растворила на молекулы в репликаторе. А затем упала на кровать и не пошевелилась до утра, пока ее память раз за разом проигрывала одно и то же воспоминание.
«Вы и часть ваших родственников окажетесь под следствием по подозрению в государственной измене…»
«Обвинение тебя в сговоре с Федерацией…»
«Легат Толан - казнён, глинн Толан - с позором изгнана с флота и прозябает в нищите, остальные - влачат жалкое существование»…
Женщина зажмурилась, чтобы образ и голос Джарина исчезли, но это не помогало.
Коммуникатор продолжал противно пищать.
- Слушаю, - глухо отозвался кто-то голосом Толан, а сама кардассианка наблюдала за этим словно со стороны.
– Кадеты в сборе, совещание уже началось, – доложила Утара, как-то слишком коротко и без вежливых вступлений: она просто-напросто оказалась слегка дезориентирована сперва тревогой, а потом облегчением.
- Хорошо, спасибо, - так же безэмоционально прозвучало на той стороне связи, прежде чем коммуникатор Утары отключился.
-Надеюсь, это значит, что она уже идет, - нахмурилась Мори, - Лучше мне ее встретить, а вы - успокойте кадетов, кажется, они уже начали подозревать что-то неладное.
Коммандер порывисто встала с места и вышла из ангара.
Когда коммандер станции покинула помещение, Ракар резко поднялся со своего места. Он поочередно посмотрел на двух кадетов Звездного флота и сказал:
- Самрита, Освальд, кроме глинна координатора нет того участника, за которого мы взяли на себя ответственность. Присоединитесь ко мне? – затем он вышел из-за стола и направился к советнику Рилл, по пути нажав на дельту-коммуникатор, прикрепленную к груди:
- Компьютер, определить местонахождение Квинтилии Перим.
“Квинтилия Перим находится коридоре… секции… Стыковочного кольца” - компьютер послушно назвал все буквенные обозначения. Кадеты знали, что это официальное название того коридора, в котором находились их каюты, кабинет координатора проекта, и тот самый ангар, в котором они все сейчас находились.
  - У меня есть два варианта, - отозвалась Самрита на ответ компьютера. – Либо Перим опаздывает и бежит на всех парах к нам, либо мнется под дверью и боится зайти. Впрочем, оба эти варианта характеризуются как «опоздание». Госпожа советник, я могу сходить и проверить? – обратилась она к Утаре Рилл, вспомнив вчерашнее задание лейтенант-коммандера Планкса.
– У меня будет инфаркт, – горестно сказала болианка, вызвав недоумённый и осуждающий взгляд вулканского стажёра. Будь момент более подходящим, он непременно сказал бы, что её отменное здоровье не располагает к таким прогнозам. Но момент был неподходящим, поэтому эта трезвая мысль так и осталась неозвученной, а Утара с измученным видом подошла к двери. Дверь отворилась.
Акрита, которая тоже встала из-за стола, хотя и не была названа Ракаром в числе ответственных, следила за происходящим с нетерпением и тревогой. Она тоже сделала шаг к двери, подумав, что, вероятно, даже советнику в таком состоянии может понадобиться помощь.
Болианка действительно увидела юную трилла в коридоре. В первый момент, как и все, она отметила ее непривычный внешний вид - новую прическу и отсутствие формы. Этим утром на девушке было очень закрытое платье из плотного бархата грязновато-розового цвета с серыми разводами, которое Акрита раньше видела висящим в их общем шкафу в каюте.
Квинтилия стояла практически на пороге, будто колеблясь, войти ей или нет. Когда дверь открылась, для нее это было неожиданно, и она вздрогнула и удивленно посмотрела на болианку.
– Входите, пожалуйста, – сказала Утара с заметным облегчением и, обернувшись к кадетам в зале совещаний, предложила: – Пока мы ждём глинна Толан, вы можете продолжить обсуждение ваших проектов.
Квинтилия сделала шаг вперед, потом еще один, и так дошла до стола и заняла одно из свободных мест. Поскольку стол с начала проекта был рассчитан на 20 человек, а участников проекта осталось всего 16, выбор у нее был. Она тихо села и опустила голову, пряча лицо за распущенными волосами.
- Ну что же, всё не так плохо, - пробормотал Освальд достаточно тихо, хотя сидящие рядом кадеты вполне могли его услышать, - я уж всерьёз начал опасаться, что она передумала, оставила свой коммуникатор, прыгнула в первый попавшийся корабль и улетела...
Взглянув на девушку, он задумчиво мотнул головой, после чего посмотрел на всех тех, с кем он делил ответственность за будущее их коллеги. "Надеюсь, никто не начнёт с критики", - подумал кадет, - "Перим не умеет принимать чужую помощь, поэтому надо показать ей, что в этом нет ничего страшного, а не кидаться с обвинениями".
На этот раз Самрита оценила внешний вид Перим не столь скептическим взглядом: хоть она и считала платья неудобными для повседневной носки, кто их знает, что там на Трилле – последний писк моды? И уж точно лучше наряда в стиле «отчаявшейся дабо-девушку»! Просто потому, что все на свете было лучше того наряда. Она хотела съязвить про то, что идеальная мисс Перим впервые в жизни опоздала, но вовремя прикусила себя за язык и просто проследила взглядом ее перемещение. Окажись она на месте Перим (что, конечно, было невозможно, но просто представим!), она бы не хотела лишнего внимания к своей персоне.
- Ну вот все и собрались, никуда не придется идти. Ну, почти все, - хмыкнула Самрита. – Все равно собрание не начнется без глинна Толан. Впрочем, и неудивительно, учитывая, в каком состоянии я видела ее вчера ночью в «Кварк’с»… - последнюю фразу она произнесла уже чуть тише, чтобы не привлечь ненужное внимание советника.
Ракар посмотрел на Квинтилию, которая была одета в платье, которого он раньше никогда не видел. Единственное, что ему понравилось в этом платье – были серые оттенки, может быть потому, что ромуланское сердце – серого цвета. Но не это было важным, он смотрел на лицо Перим, ловя мельчайшие оттенки ее эмоций. И Ракар ободряюще улыбнулся девушке-триллу, несмотря на то, что та на него не смотрела. Квинтилия прошла и села на одно из свободных мест, и тогда Ракар вернулся к своему стулу и прикрыл рукой падд, который лежал отдельно от остальных.
Артур, наблюдавший все происходящее, вздохнул и сказал:
- Мы не можем начинать обсуждение наших проектов без глинна-координатора. Это будет несколько… невежливо. Поэтому я предлагаю подождать, - и теперь он подумал снова о том, насколько тяжело Иламе Толан дался тот вчерашний суд, и возможно, ее тоже следует пойти и встретить. И именно ему. Это было важно.
А потом кадет наклонился к столу в сторону Самриты и негромко спросил:
- Сэм, в каком состоянии? Что было?
- Потом расскажу, - шепнула Самрита в ответ и выразительно посмотрела в сторону советника.
Лайтман кивнул Самрите, выпрямился и нахмурился. Он был не уверен, что пора идти. Но через 5 минут ожидания он собирался принять решение.
Утара глубоко вздохнула, сосчитала до трёх и напомнила себе, что она – советник. То ли кадеты перезанимались ночью, то ли ещё не наступила разрядка после всех треволнений (или наоборот именно она и наступила?), но определённо со всеобщим взаимопониманием творилось что-то аномальное.
– Уточняю, – сказала она, на всякий случай подчёркивая каждое слово, – Вы можете делать то, что делали до начала совещания: проверять не забыли ли что-нибудь важное, доделывать то, что не успели и совещаться между собой. Разумеется до появления координатора.
Ещё не хватало, чтобы её заподозрили в нарушении субординации, нелояльности к коллеге и прочих грехах мира, включая нарушение Первой директивы.
____
С Мори, Утарой Рилл и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 18 Мая 2017, 18:22:21
31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


Коммандер Мори вышла из ангара и быстрым шагом направилась по коридору. Наконец, из-за поворота показалась знакомая фигура.
-Госпожа Толан! - коммандер Мори поспешила навстречу кардассианке, - Ваша планерка должна уже начаться, мы ждали только вас…
Не было похоже, чтобы Толан спешила – она подошла к коммандеру Мори обычным шагом и коротко кивнула в знак приветствия.
- Благодарю, мне уже сказали, - проговорила кардассианка ничего не выражающим тоном.
Даже в неярком свете коридорных ламп было заметно, что выглядит она сегодня так, словно не спала всю ночь, и даже не особо пытается это скрыть. Координатор прошла мимо Мори к дверям ангара, и только у самого порога остановилась и посмотрела на коммандера рассеянным взглядом:
- Вы тоже идете?.. 
-Глинн? - нахмурилась Мори, - У вас… все в порядке?
- Да, - не слишком уверенно кивнула Толан и попыталась выдавить из себя улыбку, но получилось неудачно. – Я просто устала… Ничего страшного. Надеюсь, это все быстро закончится, - она кивнула в сторону ангара, а затем бросила быстрый взгляд в падд, который держала в руке. Написанные там строчки никак не желали складываться в предложения и обретать хоть какой-то смысл, и Толан на полном серьезе думала: а что будет, если она просто туда не пойдет? Просто развернется и уйдет?..
Слова Толан едва ли убедили Мори.
- Вряд ли это будет быстро. Мы не должны ничего упустить. Вы помните, какие пункты сегодня на повестке? - продолжила хмуриться баджорка.
- Разумеется, - поморщилась Толан. – Я должна обрадовать всех новостью, что мистер Лайтман остается в проекте, утвердить их корабль для регаты и…  - она вновь посмотрела в падд, но тут же с раздражением его убрала, - и сообщить им, что судьба проекта еще не решена.
-Покажите, - потребовала Мори, потянувшись за паддом Толан, - Это еще не все, здесь же только половина... Вы готовились вообще, глинн? Я не могу это просто так оставить, потому что если вы не проговорите все необходимые темы, адмирал Солок будет вызывать меня, а не вас, чтобы высказать свое недовольство. Есть у него такая привычка… Добавьте в список новостей статус мисс Перим. И не забудьте напомнить, что анализы, которые вы заказывали через мистера Тенека, будут готовы сегодня. И выделите время под поручение адмирала Солока - то же, что и после инцидента с Аномалией и с теми же условиями. И… Нет, пожалуй, дальше вы дадите слово мне. В конце-концов, по результатам презентации корабля для регаты кадеты претендуют на МОЙ катер. Послушайте, если хотите, вы можете передать мне слово в любой момент. Хоть мне это и не нравится, но нам придется объединиться, если мы не хотим проблем от начальства проекта.
В любой другой ситуации Толан бы огрызнулась, разозлилась, попыталась бы поставить на место Мори, которая, по ее мнению, слишком много себе позволяет, и уж точно убедила бы баджорку, что у нее все под контролем. У нее же всегда все под контролем! Но сейчас вместо этого Толан равнодушно и очень устало пожала плечами:
- Как скажете, коммандер. Я все это скажу. Теперь мы можем идти?
-Д-да, конечно, - Мори все еще смотрела на Толан с подозрением, и последовала за ней в ангар 13.
Баджорка уже успела заметить, что Толан всегда старалась все держать под контролем и была склонна скорее к перфекционизму, чем к безразличию, а также по-своему, по-кардассиански, беспокоилась за судьбу проекта. Возможно, на нее так повлиял исход вчерашнего суда? Наверное, это был удар по гордости. Или теперь у глинна проблемы с ее начальством вне проекта? Мори предпочла бы не говорить с Толан на эту тему, потому что для нее-то освобождение кадета Лайтмана было проблемой и поводом поздравлять, а не впадать в депрессию.
-И не забудьте про новую схему расселения, - громким шепотом добавила она в спину кардассианке.

***

Когда Толан и Мори зашли в ангар, в помещении, наконец-то, установилась тишина. Собрание уже задержалось на 10 минут, но координатор, похоже, не испытывала по этому поводу никаких терзаний. Она молча прошла к тому же месту, где еще совсем недавно – перед полетом в Демилитаризованную зону – объявляла о новом задании. Тогда еще не было всех тех событий на Волане II, и не было их последствий. Только вот сегодняшняя Толан напоминала тень той, которая несколько дней назад читала брифинг на новое задание.
- Доброе утро, приступим, - объявила кардассианка без какой-либо вводной, не отрывая взгляда от своего падда и не поднимая его на кадетов.
Ее голос звучал очень ровно и глухо, как будто в плохой записи, и участникам проекта «Альфа» пришлось замолчать и полностью сосредоточиться на том, что она говорит, чтобы услышать каждое слово.
– Статус проекта, - объявила Толан и сделала паузу. – Все еще не определен. Окончательное решение будет принято в течение следующих нескольких дней. Это значит, что в ближайшее время заданий проекта не будет. Регата, на которую собирается часть участников «Альфы», официальным заданием проекта не является. 
Обернувшись к вошедшему координатору, Ракар не отрываясь следил за ней взглядом, когда та подошла к своему месту, когда начала говорить. Улан Тал Шиар понимал, что с Иламой Толан сейчас происходит нечто жесткое, но от собственного поражения на суде – реакция должна была быть менее жесткой, чем есть сейчас. Было что-то еще, Илама Толан была сильнее, чем многие, потерпевшие рано или поздно свое поражение в не очень значительном событии. Сейчас все было несколько иначе. Командование Толан наверняка резко отреагировало на неудачу обвинения Лайтмана, оно могло желать санкций в ее сторону, не только желать, но уже и применить их, и все это было частью заговора против проекта, частью куда более глубокой политики, в первую очередь Кардассии, направленной на действия против Федерации, возможно на попытку возобновления статуса Кардассии в Альфа-квадранте, начавшегося на Волане II и продолжающегося здесь.  "Статус проекта не определен" – это значило, что он сам, Ракар, не выполнил еще свое задание. Его задание - спасти проект - стояло под угрозой, ровно как и он сам, если не выполнит его. Но в силу ряда причин, его собственная неудача не будет иметь жестких последствий, несмотря на то, что это все-таки очень плохо отразится на его карьере. Но время еще было, а значит, не все еще было кончено. Ракар не дрогнул ни мускулом, слушая координатора.
Сильная Кардассия была нужна Ромулу в противовес усиления влияния Федерации, но Ромул должен был знать обо всех передвижениях, не просто для того, чтобы не упустить свою выгоду, но ради того, чтобы не упустить собственную безопасность, ради того, чтобы успеть предупредить любое направленное против ромуланцев. Во всей этой глобальной борьбе Ракар сейчас наглядно видел, как рушатся судьбы простых людей, которые хотят просто нормально жить, исследовать космос, радоваться чему-то, иметь хобби, любить кого-то. Хена сказала, что Ракар никогда не улыбается и никогда не радуется, Ракар подумал, что улыбаться и радоваться ромуланцу, иметь хобби, наслаждаться жизнью,  возможно только дома, находясь в безопасности. Расслабляться можно только тогда, когда вокруг все хорошо, когда твоя Родина в безопасности, когда те, кто работает на внешних рубежах на благо собственной Родины – защищают тех, кто находится дома. Тех, кто имеет возможность безмятежно улыбаться и радоваться. Находясь дома, Ракар имеет все это, потому что знает, что его защищают. Он же сам выбрал именно эту роль, защищать своих соотечественников от всего зла и боли внешнего мира, и это был путь, который был очень важен.
Иламу Толан подставили.  Подставили жестоко. Подставить могут любого из них, находящегося на внешнем рубеже. Но в данный момент, Ракару было важно, чтобы вот этот ряд, точнее – круг, сидящих рядом простых людей, имел возможность радоваться и улыбаться простым вещам. И Илама Толан тоже. В итоге – все стены должны были быть разрушены. Но до этого было слишком далеко. И своей жизнью все это нужно было приблизить. Однажды стены рухнут. Он хотел верить.

Акрита тоже наблюдала за координатором со все возрастающей тревогой. Что-то происходило в проекте, что-то непонятное, еще пока ее лично не коснувшееся, но уже отчетливо висевшее в пространстве ангара. Андорианка не очень хорошо знала глинна Толан, можно сказать, вообще не знала, но сейчас ее движения и голос сильно отличались от того, что было в предыдущие дни. Всегда спокойная советник Рилл также казалась растерянной, взволнованной и уставшей. Неужели их так вымотал вчерашний суд? Но ведь все закончилось хорошо! Нет, здесь было что-то иное, и не зря первым объявлением координатора стало то, что судьба проекта не решена. Какая-то неведомая Акрите угроза нависла над ними, и даже в лицах товарищей теперь она то и дело ловила выражение напряженного ожидания.
Инстинктивно ей хотелось закрыться, уйти от этих тайных проблем политики и интриг, о которых когда-то говорил Ракар, что будто кто-то пытается закрыть проект, помешать межрасовому сотрудничеству… Разве такое возможно? Зачем?! Кому? Она боялась об этом думать и совершенно не разбиралась в таких вещах, но жизнь научила, что именно они становятся причиной больших несчастий. И даже если ей хочется никогда не касаться их, заниматься регатой, учебой, изобретать и открывать новое, думать, как порадовать Квинтилию и заставить ее смеяться,  - да, даже теперь ей нельзя уйти от мира, в котором есть место войне. Стиснув зубы и напряженно склонив антенны, она продолжала слушать.

Утару ещё в разговоре по коммуникатору насторожил голос глинна Толан, а теперь, увидев координатора «живьём», болианка забеспокоилась ещё больше. Такие голоса и такой вид бывали у её пациентов и отнюдь не после какой-нибудь крупной, но в принципе повседневной неудачи, причины были как правило гораздо серьёзнее. Нет, утром всё-таки нужно было к ней зайти... но, к сожалению, все мы чаще всего крепки задним умом. Так или иначе, совещание должно было продолжаться, отведённое на него время нельзя было преодолеть одним прыжком, а значит пока нужно было просто слушать.

Артур смотрел на координатора нахмурившись. До него очень медленно, очень, доходили слова Самриты. И теперь он сопоставил слова "состояние", "Кварк'с", и то, что наблюдал прямо сейчас. В каком состоянии можно быть в Кварк'с так, чтобы это вызывало комментарии? В больном, в подавленном, но в сочетании со словом "не удивительно" Лайтман подумал, что пьяное состояние тоже подходит. Глинн Толан не ассоциировалась у него с человеком, который может в пьяном состоянии находиться в Кварк'с. Ну как пьяном – так чтобы это было заметно. Если бы ей было плохо, ее отправили бы в лазарет, и эту новость уж точно Самрита сказала бы еще ночью. Если уж пить, особенно с горя – то только в своей каюте и одному. И если глинн Толан появилась в Кварк'с именно в таком состоянии, то этому могла быть только одна причина – она пришла за добавкой, не взирая на то как ее видно со стороны.
Артур был в легкой степени шокирован этим, а также он понимал, что здесь есть и его вина. Только это уже было не исправить, и он пытался найти в памяти тот самый момент, в который первый раз все пошло не так. Когда именно так случилось в первый раз, что привело к тому, что он всех подставил. И координатора международного проекта. Лайтман поморщился и подпер голову согнутой в локте рукой. Если все, во что он верил – он предал, то он должен был все исправить. В том числе и с глинном Толан. Или потерпеть полный крах пытаясь все вернуть.
_______
С Мори, Утарой и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 18 Мая 2017, 18:43:32
31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


После короткой паузы Толан продолжила, не отрываясь от своего падда:
- Также я должна сообщить, что мистер Лайтман сохраняет статус кадета и остается в проекте «Альфа» в качестве участника, - очень быстро проговорила женщина, будто хотела поскорее с этим покончить и больше не возвращаться к этой теме. -  Кроме того, изменился статус еще одного участника: мисс Перим на настоящий момент находится в академическом отпуске в Академии Звездного Флота и на испытательном сроке в проекте. Далее…
Женщина нахмурилась, не найдя в своем падде этого «далее» и бросила быстрый взгляд на Мори.
Услышав новость про Артура, Брол Арко и Хена почти одновременно воскликнули “Поздравляю!”, а ференги даже слегка захлопала в ладоши.
- Расселение, - произнесла коммандер Мори, внимательно глядя на кардассианского глинна и надеясь, что она ее услышит, а кадеты, наоборот - нет, и вообще хорошо бы Пророки именно в этот момент дали им дар телепатии.

Лайтман ответил Бролу и Хене молчаливым благодарным кивком, размышляя над словами глинна координатора и манерой ее текущей речи и метода поведения. Все это было как-то странно, глинн Толан не просто в подавленном состоянии, а в каком-то отстранено-безразличном. Но не было похоже, что этой ночью координатора реанимировали в лазарете, значит все-таки с горя… Артур стал смотреть в стол и продолжал слушать. Коммандер Мори подсказала координатору следующий пункт.

«Испытательный срок…» - подумала Акрита, сверля взглядом краешек стола. Если бы я оказалась вот так – на испытательном сроке и в академическом отпуске? Конечно, это все временно, и главное, что она с нами, а за ошибки нужно платить, все-таки. Их одним словом не перечеркнешь. Андорианка надеялась, что и Квинтилия понимает это, и такое положение не оскорбит ее. Но все-таки она незаметно посмотрела на соседку по комнате, почти не пряча ободряющей улыбки.

- Далее, - негромко продолжила Толан, - изменился план расселения участников проекта на станции. Вы можете ознакомиться с новым расселением прямо сейчас на ваших паддах; он начинает действовать с сегодняшнего дня.  
Действительно, на падды кадетов пришел список, подготовленный и отправленный Толан задним числом, когда такие мелочи, как расселение, ее еще волновали.

«Квинтилия Перим -  Акрита ш’Лечир
Артур Лайтман – Освальд Макдауэлл
Тенек - Ракар
М’Кота - Самрита Баккер
Джез Тенма – Крим Анжар
Курш – Брол Арко
Хена – Жантарин
Рроу  - Тар Мари»

Ракар из кучки паддов на своем столе достал тот станционный, который был на него зарегистрирован и посмотрел список расселения. Соседом Тенеком не сказать, что ромуланец был удивлен, но зато он заметил, что его упорно селят с вулканцами. Вопрос стоял в том, станет ли Тенек пытаться инспектировать его вещи, но весь предыдущий опыт общения и совместного действия привел его к беспрецедентному и очень странному пониманию – Ракар мог доверять вулканцу. Мог, и это не вызывало у него теперь ни отторжения, ни какого-то неудобства.
-О, зато мы остаемся вместе! - Хена радостно помахала рукой сидящей на противоположной стороне стола Жантарин.
Артур, глянув на имя своего нового соседа, поднял голову, посмотрел на  Освальда и ухмыльнулся. Почему-то так некстати ему вспомнилась бутылка виски, которая осталась целой и нетронутой.
Самрита с любопытством заглянула в падд, но ничего нового для себя не увидела – ее соседкой так и осталась М’Кота. Она уже начала привыкать к клингонке, и хоть их соседство нельзя было назвать гармоничным, оно было, по крайней мере, веселым.  
- Хм... - нахмурился Освальд, - а я так надеялся, что переезжать не придётся...
Мысль о том, что Тенек не захочет переезжать из каюты, была для кадета совершенно очевидной. С другой стороны, Артур не станет доносить начальству после очередного приключения с выпивкой, а, скорее, сам примет в нём участие, поэтому огорчение от переезда быстро прошло.
– Могу переехать я, – сказал вулканец, откладывая падд, – это не принципиально.
Новое расселение он принял как данность. Конечно, чисто теоретически «застёгнутый на все пуговицы» ромуланец должен был быть более спокойным соседом, чем взбалмошный землянин, но угадать такие вещи заранее было невозможно: собственно, глядя на Освальда, каким он был на дневных занятиях проекта или на миссиях, тоже нельзя было предположить чего-то экстремального.
М’Кота удовлетворённо отметила, что лично ей никуда переезжать не придётся: переехала уже один раз, второй - это было бы уже чуточку чересчур! К тому же переезд мог спровоцировать проблемы другого рода: что было бы если бы её поселили с Жантарин? Или с Хеной? Быть вечным раздражителем, кнопкой боли или пугалом... нет уж, спасибо! Им и так придётся искать общий язык в проекте, и не факт, что получится найти.

- Следующая новость касается ваших анализов, - Толан все еще продолжала смотреть в падд, а не на аудиторию, хотя Мори точно знала, что про анализы там не было ни слова. На шепоты и разговоры среди кадетов она просто не обращала внимания. – Результаты будут готовы сегодня в середине дня, их получит мистер Тенек и даст вам знать. Напоминаю, что теперь такие проверки будут проводиться регулярно – распоряжение руководства проекта.  

Тема этих анализов вообще была какой-то странной для Лайтмана. Вообще, Артур впервые в жизни попал в ситуацию с наркотиками или стимуляторами, и произошедшее с Квинтилией было для него из ряда вон. Анализы он был готов сдавать сколько потребуется, ровно как и свою кровь для переливания по донорской схеме. Ему это все было не важно, кроме того, что коллеги действительно должны быть чисты и не сходить с ума за управлением корабля. Он повернул голову к координатору и молча ждал следующих новостей.

На Акриту новость о результатах анализов тоже не произвела особого впечатления. Ну надо, так надо. Что тут может быть необычного или важного? Теперь ее куда больше интересовал момент, когда начнется обсуждение регаты, катеров и, наконец, презентация их команд.

- Как вы помните, прошлым заданием проекта было представление собственных культур в рамках фуршета и презентаций, - продолжила кардассианка. – Все выполнили это задание, и теперь пришло время определить лучшую презентацию. Процедура уже знакома многим из вас: на ваших столах появится консоль, где вы должны будете выбрать одну из презентаций. Голосование анонимное, от него также можно воздержаться.
Перед кадетами появилась панель, где они увидели список всех презентаций, которые проводились на станции в течение последних нескольких дней.
- Что касается награды, то условия остаются такими же, как и в прошлый раз: автор победившей презентации получит назначение на станции или повышение в звании – по его выбору. У вас пять минут на размышления, - сухо добавила Толан. Многие прекрасно помнили, чем такое назначение закончилось в прошлый раз…
Консоль, на которой нужно было нажимать кнопки голосования, засветилась под паддами Ракара. Он их отодвинул в сторону, выровняв стопку в идеальный порядок и не особенно раздумывая выбрал свой вариант лучшей презентации.

- Полагаю, нам лучше выйти и не давить своим присутствием на молодых людей, - негромко сказала Мори.
Толан молча кивнула и первой направилась к выходу, за ней последовали Мори и Утара.

Артур сосредоточенно листал список презентаций и их авторов, мучаясь выбором. Очень многое было интересного, и выбирать лучшего было сложно. Но в конце должен был остаться только один, таковы были законы голосования, и выбор нужно было совершать. Он посмотрел на Квинтилию, сидящую рядом. Он теперь знал с чего начать свой разговор с ней, когда придет время. Он обещал, Перим слышала это тогда в той каюте. Надеялась она на что-то теперь или нет? Что она думала по всему этому поводу? У него еще не было шанса ни спросить, ни поговорить с ней после всего того, что произошло, с ними всеми. Но время медленно уходило и нужно было выбрать из списка. Под конец пятиминутного срока Артур нажал кнопку.

После того, как ромуланец проголосовал, он принялся заинтересованно рассматривать остальных кадетов. Как они выбирают. Это было очень интересное наблюдение, он уже видел раньше, в первый день, когда прибыл сюда и не участвовал в голосовании. Теперь же он смотрел на этот процесс совсем с другим ощущением.  А еще он подумал, что это теперь будет болезненный удар по самолюбию Квинтилии, потому что она не выиграет, даже несмотря на то, что ее презентация была очень интересной. Но она должна будет справиться, потому что не победы учат жизни, а поражения. И она справится не одна, он будет рядом, если она позволит. Остальные ее тоже не собирались бросать, в чем начало сегодняшней ночи убедило его.

Самрита задумчиво склонилась над своим экраном, подперев лицо руками. Было много презентаций, которые ей понравились или произвели сильное впечатление – почти все кадеты вложились в это задание, и было не так-то просто выбрать одну. Она еще раз прокрутила в голове презентации: часть уже успела выветриться из головы, а, значит, не они дотягивали до лучшей. Часть показалась ей не совсем соответствующей заданию – они не представляли всю – или хотя бы большую часть - культуры. Осталось всего несколько, и среди них Самрите было не так-то просто выбрать. Наконец, еще раз пройдясь взглядом по всем коллегам по проекту, она нажала на презентацию Андории от Акриты.

Акрита просмотрела список, задумчиво склонив голову, и поняла, что целиком и внимательно видела чуть больше половины презентаций. Делать выбор в такой ситуации казалось ей неправильным и нечестным, поэтому она решила воздержаться пока, твердо сказав себе, что потом, после регаты, обязательно досмотрит остальное.
__________________
с Иламой Толан, Мори Джанир, Утарой Рилл и членами проекта "Альфа"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 18 Мая 2017, 18:46:45
31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


Освальд без какого-либо раздумья выбрал их с Самритой презентацию, и выбор этот казался ему совершенно очевидным: не только без Самриты не было бы ни английской ярмарки, ни русской зимы, ни китайского фестиваля фонарей, ни их слегка безумного вступления, но и красивые переходы между локациями были гораздо проще и невзрачнее в том виде, в каком их сделал Освальд ночью... и потом, это же Сэм!
Осознав, что он, не отрываясь, смотрел на девушку напротив уже почти две минуты, кадет вздрогнул и замотал головой. Постаравшись вспомнить все остальные презентации, он быстро посмотрел на остальных коллег, вспоминая самые интересные моменты с их презентаций. Времени оставалось совсем мало, поэтому Освальд закрыл глаза и попытался выбрать какую-то одну из них. Это было непросто: эволюция триллов, андорианские ледники, история родной Земли, таинственный Ромул, жаркие пески Вулкана и боевая сцена на границе Клингонской империи - всё было таким интересным и таким приятным, и как человек в здравом уме сможет выбрать что-то одно? Поборов дрожь в руках, Освальд в последнюю секунду выбрал презентацию Ракара.

М’Коте больше всего хотелось отдать свой голос Артуру, и не только потому, что ей был дорог он сам: ей по-настоящему понравилась его презентация, она была бы рада ещё раз оказаться на палубе земного парусника, и закладка в её электронной книге лежала сейчас между страницами романа, который тесно был связан и с самим Артуром и с его презентацией. Однако, справедливость требовала признать, что многие другие презентации были не хуже. Будет ли честно, если она отдаст свой голос по личной симпатии? Наверное, нет.
Клингонка ещё раз перебрала в памяти наиболее яркие презентации и поняла, что выбрать будет не так-то просто. Было чем-то захватывающим даже просто постоять в интерьере ромуланского сената – ведь это место, куда уж точно не ступала ничья  нога (кроме самих ромуланцев, разумеется)! А путешествие на андорианском ледоломе? Ференгийская игра, в которой несмотря на глупейшие ошибки М’Коте отчаянно шла карта, дала понять, что и в обычаях стяжателей-ференги всё не так уж просто и примитивно, как привыкли думать клингоны. И, конечно, прогулка верхом среди пушистого блестящего снега!
На этой мысли клингонка замерла, потому что поняла, что будет самым честным и правильным. Теперь в её жизни обязательно будут и парусник, и снег, и многое другое, но – самое главное – Артур. Теперь он не исчезнет на неопределенный срок, не будет заклеймлён всеобщим осуждением и ещё целый год можно будет не думать о том, что служба может закинуть его куда-нибудь за сотню световых лет. Ради этого трудилось много людей и было брошено на штурм много идей, но одна из них – один из тех из тех камешков, которые легли в фундамент этой победы – была подсказана как раз на одной из презентаций. Теперь уже у М’Коты не вызывало сомнений, как именно ей голосовать, и мысли о личных мотивах уже не беспокоили её: жизнь и честь человека – это вам не просто личные мотивы, это уже что-то гораздо большее.
М’Кота отдала свой голос Освальду и Самрите.

Тенек не долго выбирал, за кого отдать своё голос. Он не чувствовал себя знатоком в этой области и понимал, что выбирая по разным критериям, можно отдать пальму первенства разным участникам. Однако в данном случае его выбор оказался сфокусирован на неравенстве условий и, как следствие, на новом участнике – на Акрите. Андорианка не отказалась от участия в задании, подготовительная работа по которому ещё до её прибытия была практически завершена, сумела подготовить презентацию в рекордно короткий срок, по неизвестным Тенеку причинам была вынуждена выйти с презентацией раньше официально назначенного времени и при этом добилась результата, который не уступал результатам других участников. Она была среди тех, кто вложил в презентацию значимую часть себя (во всяком случае, так представлялось Тенеку после первого просмотра), а это на взгляд вулканца было делом требующим ответственности и непростым – тем более, чем более сжатыми были сроки для подготовки.

Почти все совещание Квинтилия просидела, глядя в стол перед собой. В отражении блестящей черной поверхности ее лицо казалось бесформенным светлым бликом, чистым листом, на котором еще должно было что-то появиться.
Квинтилия помнила, что в прошлый раз голосовала сама за себя - тогда это казалось совершенно логичным, потому что тогда ей любой ценой нужна была победа. Эта мотивация вела ее так давно, что она привыкла высчитывать собственную выгоду и не обращать внимания ни на кого вокруг.
Сейчас же надо было по-настоящему выбирать, но как это делать… Квинтилия внезапно поняла, что не знает. Она привыкла делать то, что нужно и правильно для ее собственной цели, и никогда не задумывалась, насколько что-то ей нравится просто так. Получить звание энсина - было нужно и правильно. Поступить в Академию - было нужно и правильно. Выбрать самый сложный факультет - было нужно и правильно. Играть на пианино классику, побеждать на соревнованиях, одеваться скромно, быть хорошей девочкой… Но нравилось ли ей все это? Никто никогда, включая саму Квинтилию, не задавал подобного вопроса.
Но выбирать по каким-то критериям было нужно. Квинтилия попыталась прислушаться к себе, и в памяти первыми всплыли две презентации. Сперва девушка подумала про свою соседку по комнате, кадета-андорианку, и вспомнила всполохи северного сияния - самое красивое, что она видела в жизни. Однажды Квинтилия посещала Андорию, и думала, что знает о ней все, но оказалось, что в реальности она не видела ничего, проведя все время образовательной поездки в прохладных холлах музеев. К тому же, Акрита была новенькой, и победа могла бы ее подбодрить и помочь почувствовать себя полноправным членом их сообщества. Потому что они все уже столько пережили вместе, а она только пару дней назад прилетела. Но с победой она уже будет не просто ничем не выделяющейся из общей массы незнакомкой, она станет особой и все сразу станут любить ее больше. Но… не похоже ли это, что Квинтилия присуждает победу из жалости? Тогда Акрита может и обидеться… И… не похоже ли, что Квинтилия проецирует на эту девушку, с которой ей на самом деле хочется подружиться, свое собственное отношение к жизни?
Все слишком сложно! Люди и их чувства слишком запутанные и пугающие!
И Квинтилия решила действовать диаметрально противоположно тому, к чему привыкла. В прошлый раз ее интересовала только собственная выгода? Хорошо же, в этот раз она проголосует за ту презентацию, про которую той “прежней Квинтилии” меньше всего хотелось бы, чтобы она выиграла. Не потому, что презентация так плоха, а напротив, потому что она слишком хороша и “прежняя Квинтилия” считала бы ее своим главным конкурентом и больше всего завидовала ее авторам - и из-за самой презентации, и из-за их жизни и характеров.
Самрита и Освальд… Они были такими… общительными и довольными жизнью. Много раз она видела и ту, и другого на площади перед зданием Академии, болтающими с друзьями. Или в садах, на пикнике. Яркое воспоминание: Самрита отбрасывает от лица темно-каштановый локон и заливисто смеется, как будто во всем мире нет проблем и тревог, и солнце всегда будет светить, как сегодня. Или другое: стайка кадетов носится вокруг монумента Джонатану Арчеру, расстреливая друг друга из водяных пистолетов и дурачась. Был ли там Освальд? Возможно, Квинтилия на самом деле не была уверена. Но она ненавидела таких, как они. Потому что им можно, а ей - нельзя.
Но жизнь показала, что хотя бы в этом случае правы были они. И это был извращенский способ понять, что Квинтилии на самом деле больше всего понравилось и чего хотелось - ей надо было идти туда, со стороны чего она чувствовала больше всего опасности. Но в итоге ей удалось победить гордость и проголосовать за презентацию Освальда и Самриты.
_______________________
С кадетами и начальством


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 18 Мая 2017, 18:48:21
31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


После неловкого пятиминутного молчания в коридоре коммандер Мори, глинн Толан и советник Рилл вернулась в ангар 13.
 - Хм! - баджорка посмотрела на результаты голосования, прежде чем вывести их на большой экран, где их смогли увидеть все, - Похоже, у нас три победителя - голоса поровну разделились между презентацией кадета Акриты ш’Лечир об Андории и презентацией о земной культуре кадетов Освальда Макдауэлла и Самриты Баккер. Это… достаточно неожиданно, - Мори едва сдержала улыбку, - Но поскольку после каждого задания проекта предусмотрена награда только для одного отличившегося участника проекта, адмиралу Солоку, легату Таррелу и остальному руководству проекта придется придумать для этих троих дополнительное задание. Тот, кто справится с ним лучше, сможет стажироваться на этой станции и набраться уникального опыта работы в межрасовом коллективе в реальных ситуациях или досрочно получит свое первое звание - энсина Звездного Флота Объединенной Федерации планет. Задание вы получите после окончания Баджорской регаты, которая, как вам известно, стартует завтра утром с этой станции.

Самрита резко вскинула голову и посмотрела на коммандера Мори немного растерянным взглядом, в котором одновременно читалась и радость, и недоверие, и удивление. Сначала была мысль, что она ведь даже не рассчитывала на победу – она была не слишком уверена в своих силах в чем-то помимо инженерии. Но оказалось, что коллегам понравилась презентация - даже больше, чем Самрита рассчитывала. Вторая мысль немного задела ее самолюбие: все же, это была не победа. Не ее победа. Во-первых, презентацию делали они вместе с Освальдом, и раньше это было весело и забавно, а теперь – очень неловко. Во-вторых, презентация Акриты набрала столько же голосов (и тут Самрита самую малость пожалела, что отдала свой голос андорианке, а не, например, Тенеку или Ракару), а, значит, это уже совсем-совсем не победа, а так…
- Ух ты! – выпалила она, наконец, выразив этим примерно все свои эмоции.
- Сэм, Освальд, Акрита, я вас поздравляю! – сказал Артур, - и удачи каждому из вас в том, что у вас будет дальше.
- Ага, спасибо, - задумчиво пробурчал Освальд, глядя на Самриту и ругая себя за то, что не поддался совершенно естественному желанию проголосовать за неё. В конце концов, ну и что, что у них презентация была общая, голосовал бы он за неё одну, а не за себя... Впрочем, теперь уже ничего не поделать - придётся выполнять задание. "Интересно, сколько ещё таких сюрпризов ждёт впереди?" - думал про себя кадет.
Повернувшись к сидевшей рядом андорианке, он похлопал её по плечу и, наклонившись поближе, сказал:
- Молодец! Очень рад, что ты среди победителей!
- Ты тоже молодец! – смущенно ответила Акрита, все еще не до конца веря в то, что видела на экране. – Честно, я  никак не ожидала, у меня вообще все было недоделано и в последнюю минуту… как говорят люди, экспромт. А у вас с Самритой, действительно, намного лучше и интереснее было!
Она с искренним восхищением посмотрела через стол на землянку.
- А вообще, у всех было здорово, - добавила она уже сама себе. И невозможно выбрать одно, только в сочетании всех этих разных миров – их будущее.

Ромуланец с интересом смотрел на результаты голосования. Они были удивительно справедливы. Но лично для него все ощущения от ледового побоища и от запрограммированного кадетом Баккер искусственного интеллекта шарманщика – затмил инструмент, который показала Акрита. Инструмент, транслирующий чувства в музыку. Ракар любил музыку, на Ромуле, в музыку как и во все прочее искусство, вложена вся их жизненная сила, нежность, ярость, ясность и чистота. Музыки иных миров он слышал не много, но андорианский инструмент поразил его. Он обязательно вернется в ту презентацию еще раз, когда будет время, не только для цели, которую должен был осуществить, но и чтобы услышать андорианскую интерпретацию его собственной жизненной силы, нежности, ярости и чистоты. Но сейчас он молчал.

Справившись с первой волной удивления и прочих эмоций, Акрита снова украдкой посмотрела на Квинтилию. Такая, какой трилл пыталась держать себя в тот далекий первый день, такая, как о ней рассказывали коллеги – она могла бы сильно огорчиться от того, что за ее презентацию не проголосовал никто. Ведь она старалась, она вызвалась первой… Андорианка на мгновенье почти почувствовала укол этой боли, хотя сама бы не стала переживать, если бы за ее презентацию не было голосов. И сейчас Акрите вдруг так сильно захотелось поддержать и ободрить ее, сказать, что ее прекрасный и неповторимый мир, ее мечты, ее Родина – не менее ценны, чем у победителей. И то же самое сказать М'Коте, чья презентация поразила андорианку до глубины души, и Тенеку, понимавшему красоту и мудрость стихии, и Артуру с его морем и небом до горизонта, и всем остальным.
Опустив глаза, она настолько задумалась, что вернул к реальности ее только следующий пункт планерки.
- Все закончили? – прервал обсуждение голос глинна Толан. – Тогда последний пункт на повестке дня – регата, на которую отправляются многие участники проекта. О ней объявит коммандер Мори.
Кардассианка с заметным облегчением отошла в сторону, уступая место командующей станции и сливаясь со стенкой.
______________
C Мори, Толан, Утарой Рилл и кадетами
______________
Распределение голосов:
Квинтилия -> Освальд+Самрита
Акрита -> воздержалась
Артур -> Освальд+Самрита
Освальд -> Ракар
Тенек -> Акрита
Ракар -> Акрита
М’Кота -> Освальд + Самрита
Самрита -> Акрита

__________
Расположение кадетов:
(http://www.picshare.ru/uploads/170518/6qJ9fDph9k_thumb.jpg) (http://www.picshare.ru/view/8097688/)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 19 Мая 2017, 13:32:09
31 августа 2384 г., утро
Ангар №13

-...Тогда последний пункт на повестке дня – регата, на которую отправляются многие участники проекта. О ней объявит коммандер Мори, - закончила глинн Толан.
Коммандер Мори поднялась с места и вышла в центр, где раньше стояла глинн, теперь отступившая к стене. Краем глаза баджорка наблюдала за координатором проекта. Что же все-таки с ней происходит?
- Итак, все вы знаете о регате в Баджорской системе, которая стартует завтра утром с этой станции, - начала коммандер Мори, - Полагаю, многие из вас заметили на Променаде оживление и большое количество необычных гостей, прилетевших специально ради этого события. Для ДС9 это новое мероприятие, но я надеюсь, что оно станет ежегодным. Некоторые из вас тоже выразили желание поучаствовать, и дальнейший разговор мы поведем с ними, а общее совещание окончено. Разумеется, если кто-то не принимает участие в регате, но ему интересно, никто не запрещает остаться и посмотреть, чем занимались ваши товарищи в последние дни. Но если кто-то хочет уйти, он может это сделать сейчас.
-А что, можно? - воскликнул с места райзианец Тар Мари, - Тогда я, пожалуй, пойду досплю.
Вместе с райзианцем ангар покинул орионец Курш, но, в отличие от наглого Тара, он кланялся и тихо извинялся.
-Ну что ж, - продолжила баджорка, когда двери за вышедшими закрылись, - Значит, остались все, кто участвует и кому интересно. Давайте для всех напомним основные условия регаты. Во-первых, она пройдет внутри Баджорской системы. Во-вторых, к участию допускаются только малые суда - основные допустимые габариты указаны в полном тексте правил. В-третьих, каждой команде нужно будет посетить пять контрольных пунктов, расположение которых, разумеется, пока находится в секрете. Но вам следует знать, что для победы понадобятся не только скорость и талант вашего пилота, но и умения и сообразительность остальных членов команды. Учитываться будет время прихода к финишу и количество посещенных контрольных пунктов. На данный момент на участие зарегистрировалось 33 корабля. Поэтому стартовать участники будут не одновременно, а небольшими группами. Глинн Толан разрешила участие кадетов проекта “Альфа”, - командующая станцией слегка обернулась и кивнула глинну, - а также использование приписанного к проекту катера “Анадырь”. Однако, нам с ней дали понять, что одного корабля вам будет мало. Чтобы вы не думали, что вам всегда все должно доставаться на блюдечке с голубой каемочкий, - баджорка улыбнулась, - мы с глинном поставили условие: вы сможете получить на время регаты второй катер класса “Дунай”, если довыполните первое задание проекта. Как вы помните, им была модификация катера, на котором вы в дальнейшем будете летать на свои миссии, с использованием технологий ваших рас. Но в этот раз мы добавили небольшой… неожиданный поворот. Вместо одной модификации мы с глинном попросили представить две оригинальных, на каждый из ваших будущих кораблей. Поэтому у вас был выбор: собраться в одну команду и лететь на одном “Анадыре”, который вы, впрочем, все равно могли модифицировать на ваше усмотрение, или остаться двумя командами, каждая из которых должна теперь представить свой проект. Так что же вы выбрали, кадеты из проекта “Альфа”?
- Мы выбрали лететь двумя командами, коммандер, и приготовили два проекта катеров, - сказал Ракар.
-Что ж, в таком случае посмотрим на них, - произнесла Мори, добавив в голос скепсиса, - Начнем прямо здесь и сейчас. Пусть команды по очереди встанут и представят себя.
Ракар рассчитывал после планерки сделать, перед презентацией, но обстоятельства сложились иначе. Поэтому он быстро встал, схватил отдельно лежащий падд, обошел кадетов и подошел к Квинтилии.
- Мисс Перим, - сказал он, - я приглашаю вас в нашу команду в качестве пилота катера. Я рад это сделать, и очень надеюсь, что именно вы принесете нам победу. Вот официальное приглашение, - он протянул Квинтилии падд с текстом приглашения.
-Что это такое? - нахмурилась Мори, - У вас еще даже не готовы команды?
- Нет-нет, все уже готово. Мы начнем! - быстро встряла Самрита Баккер, вставая со своего места вместе с остальной командой и с надеждой глядя на Освальда: пусть он спасает ситуацию, пока Ракар из-за своих странных отношений с Перим их всех подставляет.
«Именно вы принесете нам победу!» - это же надо было такое придумать! Остальные команды, должно быть, почувствовали себя оскорбленными. По крайней мере Самрита. А еще Ракар совсем забыл, что пилот у его команды уже был – что это было? Глупость? Влюбленность, затмевающая все?.. Самрита сжала зубы и решила, что выскажет все это Ракару позже, а сейчас будет просто улыбаться и стараться произвести на Мори наилучшее впечатление.
-Я принимаю, - быстро негромко сказала Квинтилия Перим, - Только пожалуйста, не надо привлекать ко мне лишнего внимания, иначе я просто не выдержу.
- Конечно, все будет хорошо, - прошептал Ракар и выпрямился, бросив взгляд поочередно на участников команд.
Теперь стояли только Ракар, Самрита и вставшие по ее примеру члены ее команды. Коммандер Мори наблюдала за произошедшей заминкой с интересом.
- Джез, Рроу, Хена, Тенек, Квинтилия, подъем, - сказал Ракар, немного недоумевая, почему все сидят.
- Мэм, у нас всё готово, - кашлянув для привлечения внимания, сказал Освальд. - Итак, в нашей команде кадеты Баккер, Лайтман, Макдауэлл и ш'Лечир, а также тави'ян М'Кота.
Отметив про себя, что все победители конкурса на лучшую презентацию собрались в одной команде и с трудом сдержав усмешку по этому поводу, он достал из-за пояса падд и открыл наспех сделанную сводную презентацию их катера, после чего передал коммандеру Мори.
- А это наш проект, мэм. Совместная федерально-клингонская разработка. Поскольку регата очень скоро, мы успеем внести только часть описанных изменений, они выделены зелёным. Если откроете раздел "Оптимизация и модернизация", то там приведён перечень изменений, разработанных главным инженером проекта Баккер и охватывающих многие системы катера: поле структурной целостности, маневровые двигатели, рулевое управление, а также некоторые модификации для тягового луча.
Мори подошла и взяла падд из рук кадета Макдауэлла, однако сказала:
-Не будем торопиться и забегать вперед. Сейчас, после небольшого вступления мы плавно переместимся в голо-комнату, и тогда у всех будет возможность показать свои проекты. И чем больше наглядного материала в виде таблиц, списков, эскизов и рисунков вы покажете - тем будет лучше. Также я рекомендую обеим командам слушать внимательно. Привыкайте, что любое слово вашего начальство может оказаться важным и иметь значение. У хорошего капитана ни одно слово не бывает лишним. Я просила вас встать и представить команды по очереди, - последние слова Мори выделила голосом, - Пока это не очень получилось, но надеюсь, что дальше пойдет лучше. Как бы то ни было, я получила понимание, кто в какой команде. У вас есть какие-то названия?
Самрита напряженно оглядела коллег по команде: вот над чем, так над названием они точно не думали… Может быть, кто-нибудь сможет быстро сымпровизировать?
– Alpha-maj, – выпалила М’Кота, чувствуя, что неловкая пауза затягивается, и подняла руку в земном жесте одобрения. И поспешила объяснить, стараясь не смотреть на лица товарищей по команде: – Наше название должно было быть позитивным, давать намёк на проект и способствовать содружеству. Первая часть названия – имя проекта («Альфа»), вторая часть – клингонское слово, означающее одобрение, положительную оценку и вообще позитив. Представление имени команды сопровождается земным жестом одобрения. Произносить нужно так... – Девушка набрала в лёгкие воздуха и, параллельно выбрасывая вперёд руку с поднятым большим пальцем, как можно звучнее произнесла: – ALPHA-MAJ!!! – и повернувшись к товарищам по команде предложила: – Ну же, давайте все вместе!
- М'Кота-а! - почти беззвучно прошипел Освальд во время объяснений, но тут же согласился с тем, что идея-то неплоха: больше клингонского влияния на команду - это всегда полезно!
- Прошу прощения, коммандер, у нас не было времени отработать... синхронизацию, - виновато произнёс он. - Сами понимаете, работа над проектом самого катера занимала большую часть времени... итак, - кадет обвёл взглядом всех членов своей команды, - три-четыре... Alpha-maj!
Мори улыбнулась и перевела взгляд на другую команду.
Пока первая команда категорически его выручала, Ракар тихо сказал:
- Мисс Перим, за мной, - и пошел обходить кадетов за их спинами к своим, которые так удачно сидели все в один в ряд. Название он придумать не успел, хотя те пять минут перед началом брифинга думал об этом. Крайняя необходимость действия прямо сейчас, почти как в бою, когда противник не дает времени долго думать над решением, нацелив на тебя всю мощь своего оружия – сильно стимулировала мыслительный процесс. Ракар подошел к второй команде.
- Пожалуйста, встаем, - сказал он тихо, тем, кто еще не поднялся, встав за спиной у Тенмы, который сидел ровно по центру между двумя другими участниками.
- У нас 30 секунд на обсуждение, варианты – Легион, Новое поколение, Созвездие. Выбор или предложения? – сказал он.
– Любое, кроме легиона, – тихо сказал Тенек, – У нас мирный проект.
Тенма пожал плечами, Перим и Рроу были не в настроении проявлять инициативу, так что теперь все зависело только от Ракара.
Секунды отбивали свой счет, и имя им было не легион. Ракар улыбнулся чему-то своему и сказал:
- Тогда "новое поколение", никто не возражает? Тогда на счет три, раз, два, три...
- Новое поколение! - нестройно гаркнула команда, включая Тенека.
– Проект катера мы представим на презентации,- добавил следом ромуланец.
Мори одобрительно кивнула.
-А теперь, наконец, перейдем к демонстрации кораблей. Ведите, кадеты...
_______________
С коммандером Мори и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 19 Мая 2017, 16:25:43
31 августа 2384 г., утро
По дороге в голокомнату


Выйдя из ангара, Освальд подошёл к Самрите и тихо сказал:
- Торопишься? Поговорим? Время позволяет.
- Мы все торопимся, Макдауэлл, - хмыкнула землянка, не замедляя шага. – Хочешь опоздать на презентацию собственного корабля? Что сказать-то хотел? – она, наконец, посмотрела на кадета.
- Да перестань, - фыркнул молодой человек, - от пары минут ничего не случится, тем более, мы же всё отлично подготовили - только запустить презентацию осталось, с этим и наши коллеги справятся! Мне просто хочется сказать тебе пару вещей, замедли шаг... во-первых, поздравляю с почти победой на конкурсе презентаций. Я почти уверен... нет, я точно знаю, что твой вклад в неё оценили очень многие, так что ты точно заслуживаешь всего этого. Знаешь, я ведь почти проголосовал за тебя, но... потом подумал, что это неправильно, потому что мы работали над ней вдвоём. Видимо, не стоило думать - от этого часто одни только проблемы.
- Никто не знает, в чем там был мой вклад, они голосовали за презентацию, - заметила Самрита, но все же было заметно, что она смутилась. – Если бы Акрита не набрала столько же голосов, мы бы соперничали друг с другом – все равно ничего бы не изменилось. Подожди, ты хочешь сказать, что хотел голосовать за нашу презентацию? – сощурилась Самрита. – А это не было бы, ну, читерством? Пусть голосование и анонимное, это как-то неправильно.
- Я хотел голосовать за тебя, - ответил Освальд, - и не потому что я тебя... ну, знаю куда ближе, чем остальных, но и потому что я точно знаю, в чём заключался твой вклад, и могу сказать одно - это и была лучшая работа на проекте. Да, было очень интересно увидеть Ромул, история М'Коты не могла не заставить задуматься, триллы, оказывается, сумчатые - это забавный факт, и тот музыкальный инструмент с Андории - это нечто, но мы же должны были выбрать не самую интересную черту той или иной культуры, а самую лучшую презентацию, то есть лучшую работу по демонстрации таких вот черт, и никто на этой станции не сможет разубедить меня в том, что это была именно твоя работа.
- Я тоже считаю, что наша презентация была неплохой, - согласилась Баккер. – Только вот ты как-то забываешь, что и сам участвовал. Или это ты так подкатываешь, а? – усмехнулась девушка, но Освальд не мог не заметить, что на ее щеках вспыхнул румянец.
- И это тоже, - усмехнулся Освальд, - раньше ведь всегда работало. Слушай... я скучаю по тебе, и мне хотелось бы попытаться всё исправить. Как насчёт обеда днём? Заодно вздохнём с облегчением, узнав, что Тенек не нашёл хронитонов у нас в крови, и мы наконец-то сможем перестать нервничать из-за этого…
- Или нашел, и тогда мы не вздохнем с облегчением, а будем объяснять, откуда они там взялись, и собирать вещи, потому что нас выгонят из проекта, - Самрита включила свой классический пессимизм. – И вообще, у нас не будет времени на обед – ты хоть представляешь, сколько всего надо сделать до завтра? И я не собираюсь это делать одна! Хочешь сделать что-то хорошее – помоги сделать из катера конфетку. И… Мы должны решить, как вести себя во время регаты. Не хочу, чтобы наши проблемы влияли на результаты!
- Опять ты за своё, - буркнул молодой человек, отметив, однако, что отказа как такового не было, - всё будет хорошо. К тому же, от любой работы нужно отдыхать. Ладно, пусть не обед, пусть это будет чашка кофе с пирожным! Помнишь, как в то утро, перед... нашим полётом... да, не самая лучшая ассоциация... В общем, всё сделаю в лучшем виде, ты только приди. Не пожалеешь, обещаю! И, как знать, может стать так, что у нас не будет никаких проблем больше.
- Как будто бы все так просто вернуть! – фыркнула Самрита и ускорила шаг, бросив через плечо: - Пошли, капитан!
Но Освальд был прав: это не был отказ, который он наверняка услышал бы еще вчера, а, значит, все было не так уж и плохо…
- Непросто, - согласился он, - но это не значит, что я не стану пытаться. Впрочем, нам и правда пора. Ведите, главный инженер Баккер, - добавил он, кашлянув и сделав пригласительный жест рукой.

***

По дороге к голокомнатам Утара поравнялась с координатором.
– Глинн Толан, что вы думаете о чашке чая после презентаций? – осторожно спросила она. – У меня новый состав: для болианцев – с цветками нашей «кислицы», для всех остальных – только с имитацией для красоты, но говорят, всё равно вкусно.
- А, что? – не сразу откликнулась кардассианка, причем в ее голосе прозвучало удивление, словно советник только что предложила ей слетать в Дельта-квадрант и обратно. В своих мыслях она была очень далеко и от презентации, и от чая. – Это… не может немного подождать? Боюсь, у меня много дел.
– Конечно, в любое удобное для вас время, – легко согласилась Утара. – Можно вечером, а если вы заняты – в какой-нибудь другой день...
Утара отлично понимала, что её слова отдают навязчивостью, но бывают случаи, когда бестактность лучше излишней тактичности. С мягкой улыбкой болианки контрастировал её серьёзный внимательный взгляд, он словно искал тот самый стержень, который всегда был у её собеседницы, а сейчас вдруг куда-то подевался.
– Впрочем, есть идея ещё лучше, – как бы невзначай добавила Утара, – гимнастика в голокомнатах! Отлично снимает напряжение после затяжных стрессов. Согласитесь, у всей «Альфы» был затяжной стресс, и нас эта чаша тоже не миновала.
- Да, вчера был тяжелый день для всех, - механически отозвалась Толан, продолжая идти все в том же – довольно быстром – темпе в сторону Променада в общем потоке.
Какое-то время они шли в тишине, а затем координатор сама обратилась к Утаре.
- Советник, я понимаю, что вы хотите обсудить вчерашнее, - впервые за весь день в голосе Толан появилось что-то, похожее на эмоции – очень слабые и едва различимые, - но это лучше оставить в прошлом. Со мной все в порядке, - добавила она, будто отрицая очевидное. Кардассианка понимала, что даже кадеты уже догадались, что с ней не «все в порядке», но это ее сейчас почти не волновало.
– Совсем необязательно, – возразила Утара. – Мы можем просто погреть кости в райзианской сауне, изнурить себя упражнениями и отдать себя на волю виртуозов-массажистов. Откровенно говоря, это лучшее, что я могла бы сейчас придумать для себя самой, но такие вещи как-то не идут без компании. Не кадетов же мне приглашать!
 - Я сейчас не лучшая компания для этого, - покачала головой Толан. – Мне очень жаль, советник, но вам придется все это сделать одной.
«Это все не поможет», - с каким-то обреченным осознанием поняла координатор. И разговоры не помогут, и все известные ей способы справиться, которые работали раньше, – не помогут. Все, что она может сейчас – это смириться и делать то, что ей говорят. И тогда, может быть, никто не пострадает.
– В любом случае моё предложение остаётся в силе, – сказала Утара. – Как и приглашение на чай.
- Благодарю вас, советник, - коротко кивнула кардассианка, и в ее голосе прозвучало облегчение. Ей казалось, что еще чуть-чуть, и она бы не смогла удержать на лице равнодушную и отстраненную маску, а ведь ей надо было продержаться еще хотя бы до конца презентаций. Женщина чуть прибавила шаг, чтобы вновь оказаться в одиночестве.

***

Когда они уже подходили к Кварк’с, Акрита поравнялась с М’Котой.
- Знаешь, а это ты очень здорово придумала, с названием! – восхищенным полушепотом сказала андорианка, на всякий случай оглянувшись и убедившись, что начальство ее не слышит. – А то мы что-то так увлеклись техническими разработками и модернизациями, что даже не подумали про название, символику и прочую атрибутику.
– Я тоже не подумала, – призналась М’Кота. – Но надо же было что-то делать! В идеале надо было, конечно, что-то на андорианском – а то клингонское кресло у нас есть, а из узнаваемых андорианских вещей ничего – но я на вашем языке ничего не знаю, кроме совсем непоходящих слов: ну типа «фазер», «торпеда» или «кто командир»... – клингонка смущённо улыбнулась.
- Да ладно, - отмахнулась Акрита, чуть рассмеявшись. – Если бы было время подумать, мне кажется, стоило бы сочинить что-нибудь осмысленное, вдохновляющее, может, обращенное к истории или, наоборот, к будущему. Но на самом деле это не так уж важно, особенно для нас сейчас. А что там решили с формой? Я так и не успела понять перед началом.
М’Кота округлила глаза и покачала головой:
– Ничего не успели! Я нашла модель мехового жилета, который можно было бы по-быстрому загрузить для демонстрации, но это, ясное дело, «идея на коленке». Впрочем, у нас ещё есть шанс придумать что-то до начала регаты и выглядеть круто... Только Макдауэлла к этому не подпускать – ты ж ещё не видела нашу голограмму!
- Доктора? А что с ним? – андорианка озорно прищурилась, затем снова стала серьезной. – Главное, чтобы все системы работали. А меховой жилет – это и на Андории распространенная форма одежды, кстати.
– Увидишь, – многообещающе сказала М’Кота. – Знойная женщина – мечта землянина, проще говоря. Но ты права, главное, чтобы тестовый прогон прошёл гладко.
- Да, удачи нам, - кивнула она клингонке. – Кстати, мне даже обидно стало, что никто не проголосовал за твою презентацию. Мне она очень понравилась, это было так по-настоящему, так сильно, важно и здорово.
М’Кота махнула рукой:
– Я на это особенно и не рассчитывала. Это было важно для меня лично. И для проекта, если понимать проект так, как я его понимаю. Но вот стать популярной у этой презентации шансов точно не было.
Клингонка оглянулась, увидела, что все остальные уже вошли в голокомнату и сказала:
– Пошли быстрее.
___________________
1. Освальд + Самрита
2. Утара + Илама
3. Акрита + М'Кота


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 23 Мая 2017, 16:48:49
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


Все вошли в голо-комнату, где пока не была включена никакая из программ.
- Итак, - начала коммандер Мори, - Посмотрим, как вы справились с заданием. Конечно, изначально предполагалось, что его будут выполнять все участники проекта, и то, что вы взялись за него маленькими группами и по почти собственному желанию, уже делает вам всем честь. Однако, не ждите больших поблажек от нас с глинном Толан.
Баджорка обернулась, чтобы посмотреть на Иламу Толан, но та по-прежнему была безучастна. Тогда Мори продолжила:
- Чтобы это задание считалось выполненным, ваш проект должен удовлетворять нескольким условиям. Во-первых, модификации должны быть, хотя этот пункт и кажется очевидным. Во-вторых, они должны принадлежать к технологиям различных культур, рас и государств, а не только какого-то одного. В-третьих, обновленная модель катера должна быть пригодна для дальнейших полетов всех участников вашего проекта и выполнения ваших миссий. Более того, на следующую миссию вы обязательно полетите именно на обновленном катере “Анадырь”, чтобы если в вашей концепции обнаружатся ошибки и недочеты, вы почувствовали бы все неудобства на собственном опыте и после смогли исправить. И в-четвертых, модификация должна быть оригинальной, а значит, мы ожидаем увидеть два именно разных корабля. Какая из команд занималась модификацией “Анадыря”, корабля, который у вас уже есть?
По пути к голокомнате Ракар и вторая команда шли позади всех кадетов. Ракар рассказывал принцип и схему презентации их катера, назначая каждому его роль в этом процессе. Когда подошли, схема действия уже была определена. И теперь самое важное оказалось в том, что он и его команда выступали не первыми.  Теперь он мог успеть сделать то, что было нужно. Он уже загрузил на компьютер станции файл, который дала ему Хена, и теперь открыл его с консоли, внес данные о размерах участников команды и запустил моделирование формы по эскизу Хены, а затем отошел в сторону, предоставляя консоль Освальду.
-Мистер Ракар, не отвлекайтесь! - манипуляции Ракара не скрылись от командующей станции, - У вас было время на выполнение задания, и оно вышло.
- Мэм, модификацией "Анадыря" занималась наша команда, - ответил Освальд и подошёл к консоли, после чего в голокомнате, прямо перед участниками появилось изображение небольшого корабля, в котором всё же можно было угадать изменённый "Анадырь". - Прежде всего, внешний вид катера. Было принято решение добавить... скажем так, клингонского колорита, чтобы было сразу понятно, кто участвовал в разработке. На первый взгляд, изменения чисто декоративные, однако, мы использовали некоторые клингонские технологии для укрепления обшивки, благодаря чему катер сможет выдержать чуть больше ущерба, если у нас вдруг откажут щиты, и мы упадём на какой-нибудь астероид…
-Посмотрим… - Мори подняла падд, который Освальд вручил ей еще в ангаре 13.

Команда: Alpha-maj
Эмблема: (http://savepic.ru/14084734m.jpg) (http://savepic.ru/14084734.htm)
Состав:
1. Освальд Макдауэлл - капитан
2. Акрита ш’Лечир - пилот
3. Самрита Баккер - инженер
4. М’Кота - навигатор/запасной пилот
5. Артур Лайтман - ОПС/запасной пилот

Список модификаций:
1. Улучшение структурной целостности, скорости реакции руля, маневровых двигателей;
2. Кратковременное увеличение скорости (форсаж);
3. Федерально-клингонский дизайн обшивки;
4. Капитанское кресло клингонского дизайна на мостик;
5. Облегчение корабля (оптимизация интерьера и систем);
6. Система "дополненной реальности" пилота;
7. Технология манипуляций с тяговым лучом, с возможностью быстрого переключения с притяжения на отталкивание и наоборот;
8. Собственная разработка ЭМГ;
9. Оптимизация внутреннего пространства и медотсека;
10. Настраиваемая поляризация обшивки (облегчает прохождение через разные среды);
11. Усовершенствованная система связи и передачи данных с автоматическим протоколированием на английском и клингонском языках.

(http://savepic.ru/14071423m.jpg) (http://savepic.ru/14071423.htm)

-Выглядит интересно,- признала Мори и протянула падд Толан, - Давайте посмотрим, для чего вы привели нас в голо-комнату и что приготовили здесь. У вас есть что-то еще, кроме этой визуализации? - она указала на изображение небольшого корабля, который вызвал Освальд.
- У нас есть полностью рабочая голографическая модель катера, - вставила Самрита, - вы можете все опробовать самостоятельно, или мы проведем небольшую экскурсию - изнутри. Например, новое кресло действительно оказалось очень удобным… Но вам будет интересно другое, - землянка обменялась взглядами с Акритой: - Не хотите попробовать дополненную реальность пилота? Ее разработала Акрита ш’Лечир под себя. А еще… - Самрита засомневалась, насколько это «изобретение» уже готово к использованию, но желание показать все взяло верх, - а еще мы изменили стандартную модель ЭМГ так, чтобы она могла работать на катере. Ну и немного ее… откорректировали.
Мори улыбнулась энтузиазму землянки.
-Лучше будет, если вы сами все покажете и расскажете, а потом, если что-то останется непонятным,  мы зададим вопросы, не так ли, глинн Толан?
Кардассианка, до этого почти растворившаяся в голокомнате и с облегчением предоставившая коммандеру Мори заниматься инспектированием катеров, подняла на нее чуть удивленный взгляд – как будто ее отвлекли от чего-то важного на несущественную мелочь, - и кивнула:
- Да, можете продолжать, - отозвалась она и едва ли не впервые за время презентации внимательно посмотрела на катер.
Самрита Баккер проследила за этой реакцией, но затем быстро обернулась к Мори и как ни в чем не бывало продолжила, обращаясь к федеральному коммандеру, как более благодарному слушателю:
- Тогда пройдемте внутрь и начнем с мостика! Здесь вы уже видите кое-какие изменения, но все самое интересное становится заметно, если запустить катер – теперь он может составить достойную конкуренцию судам, которые специально готовили к регате…
Они поднялись на мостик «Анадыря», и на мгновение можно было действительно поверить, что они находятся в космосе: даже экран показывал не сетку голодека, а медленно удаляющуюся станцию ДС9, как будто они уже начали движение. Самрите очень нравился этот эффект – он делал их симуляцию еще более реальной.
- В первую очередь, мы значительно поработали над маневренностью и улучшили скорость реакции руля – мы посчитали, что это особенно важно для регаты, но и не будет лишним в остальных миссиях. А в придачу к лучшему пилоту Академии у нас есть все шансы… Впрочем, об этом лучше расскажет кадет ш’Лечир, - Баккер улыбнулась Акрите и выразительно посмотрела в сторону пульта пилота, дополненного разработкой андорианки.
______________
C Мори, остальными кадетами и молчаливой Толан


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 23 Мая 2017, 17:31:55
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


- Ну, лучшим пилотом меня все-таки нельзя назвать, - честно смутилась Акрита. – А эта разработка, как мне кажется, действительно может быть полезной, и не только в регате.
Она взяла лежащий рядом с консолью легкий шлем с датчиками и показала его собравшимся. Ведь многих товарищей она тоже не успела еще познакомить с этой штукой.
- Надев его и активировав систему, вы будете видеть не только то, что видим мы сейчас, но и визуализацию важных для пилотирования данных: траектории близких и опасных препятствий в виде подсвеченных линий, выделенные точки координат, на которые нужно держать курс, по желанию можно настроить вывод цифр, расстояний, скорости сближения. Я постаралась сделать систему максимально гибкой, чтобы каждый пилот мог сам выбрать, что он хочет видеть, задать критерии дальности, риска и других параметров. Кроме того, «реальность» позволяет мгновенно отобразить данные сенсоров корабля, что увеличит скорость реакции. Размер шлема и форму можно подогнать на представителей разных рас.
Она на секунду задумалась, стоит ли говорить о том, что еще не доведено до совершенства, но все же решилась:
- И тут есть вот эти датчики. Это пока нельзя назвать стабильной и полностью протестированной частью системы, поэтому на регате она будет отключена. Но в дальнейшем постараюсь продолжить работу. Это базовый нейроинтерфейс, через него можно будет мыслительными импульсами частично управлять кораблем. Конечно, руль и сенсорная панель – основной инструмент, но ведь бывают ситуации, когда нужна мгновенная реакция, пальцев не хватает или они не успевают, или консоль повреждена, или руки… В общем, дублирующая система, как мне кажется, всегда будет полезной.
Андорианка передала шлем Мори, чуть отступив назад.
- Если хотите, можете сейчас включить и попробовать.
Мори приняла шлем, но надевать его не стала, а задала вопрос:
-Что вас вдохновило на подобную разработку, кадет ш’Лечир? Судя по всему, эта идея появилась у вас не вчера.
- Не знаю, что конкретно... - задумалась андорианка. – Просто мне показалось, что это увеличит эффективность действий, и в сложной ситуации будет больше шансов выполнить задачу. Кроме того, разные расы могут иметь некоторые особенности, из-за которых им, например, сложно управлять нашими кораблями. Да и у представителей одной и той же расы могут быть физические ограничения... Дополненная реальность могла бы помочь им в пилотировании. Да, этот интерфейс я начала разрабатывать еще в Академии, сначала только под себя, но теперь хочется довести до действительно полезной системы.
-Идея интересная, но над ней, конечно, еще очень много работать, причем специалистам из самых разных отраслей, - заметила баджорка, - Как интересно, что у кадетов в Академии Звездного Флота еще во время учебы бывают такие амбициозные проекты! Конечно, мне было бы интереснее посмотреть на реальную вещь, но давайте запустим визуализацию в голо-комнате. Вы можете сделать так, чтобы никому не нужно было надевать шлем, но все бы одновременно увидели то, что увидит пилот?
- Да, конечно, - воодушевленно ответила Акрита, подходя к голографической консоли и набирая на ней нужную команду. – Сейчас я поменяю настройку визуализации, и вы все увидите!
С этими словами она выбежала из катера, остановилась возле уже настоящего пульта управления голопрограммой и несколько секунд быстро скользила по нему пальцами. Вставила инфочип, переписала на него что-то, загрузила в свой падд и также вприпрыжку вернулась к зрителям. К этому моменту они уже видели в пространстве вокруг, как бы сквозь предметы, подсвеченные разными цветами голографические линии, показывающие траекторию удаляющейся станции, планет, и мигающий огонек, обозначающий положение Червоточины.
- Вот здесь вы можете менять параметры, - андорианка протянула падд Мори. – Это количество отображаемых объектов, это яркость, тут вот настройка звуковых предупреждений, опции подключения координатной сетки, расстояний, скоростей, импульса…
-Покажите нам какой-нибудь маневр, кадет, - предложила Мори, - А еще… как с помощью этого определить положение кометы, которая пролетает в Баджорской системе?
- Пожалуйста, - Акрита подошла к пилотской консоли и, не садясь в кресло, развернула катер. Линии плавно переместились в новое положение. Теперь станция оставалась внизу и сбоку, ее не было видно в иллюминаторе, только голографическая линия сквозь пол указывала ее путь. Зато линия движения кометы оказалась прямо перед зрителями. Чуть увеличив яркость, которая в обычном режиме обратно пропорциональна удаленности, андорианка указала на светящийся объект. Впереди и позади кометы тянулась светло-зеленая полоса.
- Вот так можно узнать текущее расстояние, - она переключила опцию в падде, и теперь на черном пространстве космоса появились цифры: расстояние и текущие координаты.
-Посмотрим, как это будет работать в реальности, - загадочно отметила Мори, - Что вы можете показать еще?
- Может, ЭМГ? - предложил Освальд и посмотрел куда-то вверх. - Компьютер, активировать доработанную медицинскую голограмму.
В двух метрах от зрителей появилась женщина в белоснежном халате, скрывавшем весьма обтягивающую одежду того же цвета, и высоких кожаных сапогах на каблуке.
- Сообщите характер медицинской ситуации, - произнесла она безразличным голосом, не слишком сочетавшимся с её ярким внешним видом.
- Нет экстренной медицинской ситуации, доктор, - сказал Артур, поспешив развеять желание голографической Дженнифер немедленно искать пострадавших. – Все в порядке. Это тестовый запуск, и мы хотим познакомить вас с нашим экипажем и командованием.
Когда на катере появилась голограмма, в глазах Иламы Толан мелькнуло что-то, похожее на любопытство – по крайней мере, она уже не выглядела такой отсутствующей и потерянной, как все остальное время. Впрочем, что-то комментировать пока она тоже не спешила, полагая, что коммандер Мори прекрасно справляется с работой сразу за двоих.
Голограмма действительно выглядела очень реалистичной (иногда даже слишком) – кадеты хорошо поработали над внешним видом, но пока еще было сложно понять, что она из себя представляет. Оглядев всех собравшихся, голографический доктор остановила взгляд на Мори, распознав в ней старшую по званию, и мягко ей улыбнулась, чуть склонив голову.
(http://savepic.ru/14051958m.jpg) (http://savepic.ru/14051958.htm)
- Очень приятно, коммандер. Что от меня требуется?

Утара посмотрела на голограмму доктора и улыбнулась. Было в этой идее какое-то жизнеутверждающее мальчишество, которое так хорошо сочеталось с энтузиазмом Акриты и многих других авторов модификаций. Почти все они выглядели невыспавшимися и при этом хорошо поработавшими – тот случай, когда усталость только подчёркивает молодость и здоровье.

Тем временем Мори скользнула взглядом по голограмме и ответила:
- Ничего не требуется на данный момент. Как было сказано, это всего лишь тестовый запуск.
Коммандер не производила впечатления человека, который без ума от голограмм, и снова обратилась не к ней, а к Артуру и Освальду:
- Можете деактивировать. Вы внесли изменения только во внешний вид?
- Компьютер, деактивировать Экстренную медицинскую голограмму, - сказал Артур, и стал отвечать коммандеру, когда Дженнифер в очень нестандартной одежде исчезла. - Нет, мэм, не только, - продолжил кадет, - этот проект основан на экстренной медицинской голограмме первой версии. Основная цель была – адаптировать этот комплекс под возможности катера, мощности которого слабо сравнимы с возможностями звездолета. Кроме того, мы преобразовали личностные подпрограммы оригинала, и можно сказать, что наша ЭМГ – совершенно другая самостоятельная личность, которая тоже имеет потенциал собственного развития. Список изменений и оптимизаций находится в общем доступе в нашем каталоге с именем файла L957.
-Может быть, вы расскажете о ключевых моментах этих новых личностных подпрограмм? - предложила Мори, - Что было для вас важным в создании вашего видения “идеального медицинского работника”?
- Мэм, - заговорил Освальд, - мы хотели создать несколько независимых алгоритмов поведения для взаимодействия с представителями разных рас, обладающих разными характерами. Цель - сделать так, чтобы ЭМГ могла выбирать наиболее подходящую модель поведения для каждого пациента. Грубо говоря, с военным она будет говорить чётко и кратко, с гражданским - дружелюбно и мягко, ребёнка - постарается успокоить, а, скажем, опасному преступнику не будет доверять. Ну и при общении с клингоном, кардассианцем, ромуланцем и человеком одни и те же слова и действия пациента могут означать разные вещи, а значит и реакция на них может быть разной.
________
С коммандером Мори, молчаливой Толан, кадетами и голограммой доктора


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 23 Мая 2017, 17:41:40
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


-Возможно, мы слишком рано отключили голограмму, - признала Мори, - На какой стадии эти подпрограммы? Можете продемонстрировать что-то контрастное?
И в этот момент, когда Освальд это озвучил, Артур подумал, что на самом деле не со всяким военным нужно говорить четко и кратко, потому что военный тоже человек, и "после боя сердце просит музыки вдвойне", и некоторым людям иногда надо показать, что может быть по-другому, не так как они привыкли в жизни. Иногда человеку требуется показать иную сторону и альтернативу, и это в том числе лечит. И то, что программировал он лично, должно будет влиять на эти адаптивные алгоритмы Освальда.
- Это конечно все настраивается и адаптируется, алгоритмы вариативны и искусственный интеллект учится. А кроме того, идеальный доктор – он… он добрый, с уместным юмором, он умеет давать надежду и одновременно не обнадеживать зря, а еще он – не просто программа, он – свое собственное самосознание и личность, и с ним можно разговаривать. Контрастное… сейчас попробуем, - Артур снова вызвал запуск ЭМГ, и спросил:
- Доктор, представьте ситуацию. С ромуланского звездолета, находящегося на грани взрыва, эвакуирован раненый ромуланец, который не доверяет доктору Звездного Флота, и ребенок-землянин, который просто боится докторов. Как вы убедите каждого из них принять вашу помощь?
Голограмма вновь материализовалась в воздухе все с тем же нейтрально-доброжелательным выражением лица – сложно было представить, что в стандартную программу со внешностью милой молодой девушки могли быть заложены алгоритмы, например, утихомиривания разбушевавшегося клингона. Она повернула голову в сторону Лайтмана, слушая его условия.
- Подпрограммы личности предполагают автоматическую подстройку модели поведения под пациента. Исходя из рекомендуемого поведения с земными детьми рекомендуется использовать спокойные, благожелательные интонации, мягкий голос и простые лексические единицы, - безэмоционально заговорила голограмма, глядя прямо на кадета и не моргая. – Также детей могут успокоить аллюзии на мультипликационных, сказочных или голографических персонажей. К сожалению, они не загружены в мою базу данным. В случае с ромуланцем рекомендуется… рекомендуется… рекомендуется… - повторила несколько раз голограмма, моргнула и как ни в чем не бывало поинтересовалась: - Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации.
- Ожидаемо, - кивнул Освальд, скорчив, однако, недовольную гримасу, - ведь мы не успели разработать ни одного алгоритма для ромуланцев. Нам предстоит ещё много работы, прежде чем наша ЭМГ будет готова ко всем типовым ситуациям...
Несмотря на то, что ситуация и правда была ожидаемой, неприятное чувство досады не позволяло удовлетвориться объяснением, поэтому кадет твёрдо решил устроить ещё одну демонстрацию.
- Док, - произнёс он настолько игриво и непринуждённо, насколько смог, - я ужасно устал этой ночью, что лучше: рактаджино, старый добрый земной кофе или холодный душ?
- В таком случае наиболее правильным будет выспаться и восстановить силы, а в следующий раз использовать для этого ночное время, - ответила голограмма нейтральным тоном, а затем обернулась к Освальду, потратила около секунды на распознавание и вдруг подмигнула ему: - Но вам, мистер Макдауэлл, я принесу кружку рактаджино.
- Что это сейчас было? - неожиданно раздался строгий голос Иламы Толан, которую кадеты уже стали считать неодушевленной частью интерьера. - Вы запрограммировали медицинскую голограмму под собственные потребности?
Когда голограмма сбросила неразрешимый запрос, Артур бросил быстрый извиняющийся взгляд на Самриту, потом на Освальда,  и снова посмотрел на голограмму, а тем временем Освальд вполне здорово пытался исправить ситуацию, и у него отлично получалось.
- Пока недостаточно было циклов обучения, - сказал Артур, - наступил сброс инструкции, вызвавший переполнение стека памяти. Поэтому, это даже хорошо, потому что неразрешимый запрос не отразился на иной общей функциональности. Попытка решения запроса не вошла в бесконечный цикл и была сброшена. Накопление вариантов действий и переиндексация базы данных в итоге будут вызывать возвращение ненулевого ответа. Это всё все еще находится на стадии разработки, - и тут Артур обернулся к координатору, впервые за всю презентацию их катера она задала вопрос, и ее вопрос был строгим, недовольным.
- Нет, глинн Толан, вовсе нет, не под собственные потребности, - Лайтман пытался быть убедительным, доброжелательным, спокойным, -  Мы разработали поведение доктора для членов нашей команды на Анадыре, под остальных еще не успели. Это первое. А второе – понимаете, прототип внешности этого доктора – реальный доктор, с корабля USS "Саратога", и она действительно приносит еду пациентам. Так обычно делают на наших кораблях. Это просто часть поведения доктора Звездного флота, Освальд обратился за помощью и советом, и она автоматически считает его потенциальным пациентом, а также проявляет нормальное человеческое участие.
И тут Лайтман отвел взгляд, подозревая что Освальд и правда завел в одну из подпрограмм реакцию лично на него, и адаптацию лично к нему, и Лайтман этот момент не отследил, но впрочем был вовсе не удивлен. Артур еще и на Саратоге видел, что Дженнифер понравилась Освальду, и в этом не было совершенно ничего плохого или иного.
Выслушав объяснения кадета, Мори покачала головой и обратилась к Тенеку:
- Вы согласны с рекомендациями этой… этого устройства?
– В целом согласен, – подтвердил Тенек, – но я хотел бы спросить эту леди, каким количеством рактаджино в день следует ограничиться мистеру Макдауэллу, если считать, что он склонен злоупотреблять этим напитком.
Голограмма в течение нескольких секунд переводила взгляд с Тенека на коммандера Мори и Освальда, определяя, с кем она сейчас ведет разговор и кто ожидает от нее реакции. В конце концов она остановила выбор на вулканце: на ее лицо сначала вернулось спокойное и нейтральное выражение, которое было в момент запуска, а затем оно стало чуть более строгим и сосредоточенным, что для ее прототипа, доктора Дженнифер Геллер, было нетипично. Она выпрямилась и заложила руки за спину.
- Злоупотребление напитками, содержащими кофеин, - такими как рактаджино - не рекомендовано по медицинским показаниям. Для землянина в возрасте кадета Макдауэлла, находящегося в хорошей физической форме, я бы не советовала больше одной кружки в день не позднее, чем за три часа до отхода ко сну, - безэмоционально отозвалась голограмма. – При склонности к злоупотреблению необходимо и вовсе отказаться от рактаджино, чтобы избежать образования кофеиновой зависимости.
-Как вам? - командующая станцией снова посмотрела на Тенека.
– Адекватно, – ответил вулканец, глядя на голограмму с некоторым сомнением, впрочем, это сомнение относилось к её манере поведения, а не к её ответу. Затем он перевёл взгляд на Освальда и Артура и спросил: – Вам не кажется несколько неестественной такая резкая смена манеры речи? Если леди задумывалась как личность, возможно стоит позволить ей самостоятельно сформировать стиль общения с окружающими? Разумеется, не выходя за рамки общечеловеческой и медицинской этики.
Артур внимательно следил за поведением Доктора. К счастью, Доктор ответила строго по медицинской базе данных, что доказывало не вмешательство Освальда в подпрограммы с отношением к нему, входящим в противоречие с основными медицинскими директивами. А что именно сейчас происходит – было ясно.
- Мистер Тенек, - сказал Артур, поворачивая голову к вулканцу, - она учится, сглаживание манер речи, выработка своего стиля происходит со временем, а сейчас мы с вами видели как работает адаптивный алгоритм. Она выбирала кому ответить, решила ответить вам, а образ общения с вулканцами заложен сейчас именно такой.
И Артур посмотрел на голограмму:
- Все так, Доктор?
- Да, это описывает мою программу, - голограмма кивнула в знак согласия.
- Также прошу не судить слишком строго, - добавил Освальд, - ведь сделать всё запланированное - это очень большой объём работы, а у нас было меньше одной ночи. Ближе к регате результаты будут более впечатляющие, пока же мы хотели показать, что выбор модели поведения вообще работает.
-Надеюсь, на регате врачи вам не понадобятся и вы ни разу не включите экстренную медицинскую голограмму, - заметила Мори, - Но идея потенциально интересная, многие в Федерации необычно тепло относятся в разного рода голограммам. Пока это скорее игрушка с множественными личностями и подключенной медицинской библиотекой, но продолжайте работать. Вам есть что еще показать?
- Отключить экстренную медицинскую голограмму, - с облегчением приказала Самрита Баккер. Программа вызывала слишком много вопросов у коммандера и слишком много беспокойства у самой девушки.
- Это все, коммандер, - это уже относилось к Мори. – Все технические улучшения вы уже видели в падде. Вы можете пройтись по остальным помещениям катера и посмотреть, что мы убрали для улучшения маневренности катера, но опись также включена в список модификаций.
Про их идеи с маневрами и связью она решила не говорить – во-первых, к заданию коммандера они не относились, во-вторых, Самрита еще не решила для себя, насколько все это не нарушает правила.
-У вас есть вопросы к этой группе? - коммандер Мори Джанир обернулась к координатору проекта “Альфа”.
Толан стояла позади группы, будто специально стараясь убрать себя из поля зрения кадетов, сложив руки на груди и не включаясь в презентацию – за все время кадетам удалось услышать от нее только один вопрос. По лицу кардассианки практически невозможно было определить, понравилась ли ей презентация (и если бы не замечание про голограмму, могло возникнуть сомнение, слушает ли она ее вообще). Сейчас на вопрос Мори она только отрицательно покачала головой, но даже не сдвинулась с места.
-Что ж, зато вопросы есть у меня, - воодушевленно сказала Мори, которая окончательно поняла, что сегодня ей предстоит действовать  одной, - Что из всего этого, - она обвела рукой голографический катер, - вы уже успели сделать в реальности?

________
С коммандером Мори, молчаливой Толан, Утарой, кадетами и голограммой доктора


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 23 Мая 2017, 17:42:28
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


Освальд посмотрел на Самриту и, после небольшой паузы, ответил:
- Мэм, мы начали. Часть изменений,  перечисленных в падде, уже внедрены кадетом Баккер, состояние ЭМГ и интерфейса вы видели, остальное... мы сделаем то, что указали в перечне, - кадет кивнул на падд в руках коммандера, - вот только с клингонскими компонентами не так всё просто. По крайней мере, с элементами обшивки и интерьера. Но мы решим эту проблему.
- Мы все успеем, - решительно заявила Самрита. – Завтра к регате все будет готово согласно с тем списком, что мы предоставили. Технические усовершенствования уже в процессе, устройство дополненной реальности и ЭМГ будут добавлены в системы компьютера катера, что касается дизайна и оптимизации… - она быстро оглядела свою команду, - то все вместе мы с этим справимся.   
– Как только мы закончим, я свяжусь с моим отцом, – поддержала товарищей М’Кота, – Он наверняка знает, где найти какие-нибудь старые и ненужные фрагменты.
- Репликатор, это называется репликатор, - громким шепотом обратилась Баккер к своей соседке по каюте. – Мы же уже завтра вылетаем, у нас нет времени!..
Сказав это, землянка убрала руку за спину и незаметно скрестила два пальца: она очень надеялась, что их сейчас же не завернут с этой презентацией.
-Вы самоуверенны, - признала Мори, - Как вы распределяете обязанности в вашей группе? Кто делает что?
- Пока с этим не было трудностей, - ответил Освальд, - мы обсудили, кто с чем лучше справится, и так разделились. Например, кадет Баккер - наш инженер, и именно она занималась улучшением штатных систем катера, кадет ш'Лечир - пилот, поэтому интерфейсом для пилота занималась она, М'Кота - специалист по клингонским технологиям и всему с ними связанному, ну и так далее. Идея с ЭМГ принадлежала кадету Лайтману и очень заинтересовала нас с М'Котой, поэтому мы над ней работали, ну и так далее…
-И все были согласны с таким распределением? - уточнила Мори, оглядывая всех в команде по очереди.
- Все используют свои сильные стороны, мэм, - с легкой улыбкой отозвалась Самрита. -  И пока такое распределение показало себя эффективным. Ведь было бы странно, если бы я рвалась за руль, а Акрита – в инженерный отсек? Сейчас же, на финальной стадии подготовки, все должны будут приложить усилия к работе над катером, пусть даже и не самой интересной.
-Что ж, я вижу, что как минимум презентацию проекта вы подготовили, - улыбнулась в ответ Самрите Мори, - Но прямо сейчас я не могу сказать, как вы справились - ваш общий успех или неуспех будет зависеть от второй команды. И теперь ваша очередь смотреть, а их - показывать.
___________
С коммандером Мори, молчаливой Толан, Утарой и кадетами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 25 Мая 2017, 13:55:21
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5

Ракар смотрел презентацию первой команды, стоя в проходе между мостиком и смежными помещениями катера. До сих пор он не видел подробно творчества первой команды, и оно было теперь для него очень впечатляющим. Он следил за каждой мелочью и особенно за волнением кадетов, у которых не все было доработано, но они были уверены, что справятся. Федеральная инженер Самрита Баккер был уверена, что они справятся вместе, это была такая федеральная уверенность, которая на самом деле обнадеживала.
В первую очередь перед презентацией Ракар попросил свою команду выстроиться в один ряд, затем запустил преобразование их одежды путем голографии и быстро встал в один ряд с командой. Моделирование сработало не сразу, оно было похоже на послойное построение объекта и в течение двух секунд их форма, такая разнообразная - была последовательно преобразована в идеально белые одежды, с четкими линиями, золотыми пуговицами и эполетами, творение рук Хены. Сейчас, глядя на свою команду, Ракар понял, что ему очень нравится идеально белый цвет, несмотря на то, что он такой непрактичный, его так легко замарать во всех смыслах этого слова. И он не хотел никакой грязи, он отчаянно желал этой ослепительной чистоты, которую так редко можно встретить во Вселенной, вернее - не во Вселенной, Вселенная полна чистоты, а среди людей - это обычно редкость.
Ромуланец слегка повел плечами, адаптируясь к  новому образу, и снова подошел к консоли, чтобы запустить модель катера, но прежде он остановился и посмотрел на коммандера Мори.
- Коммандер, - сказал он, - вот эта часть нашей презентации и нашей команды была подготовлена Хеной, она сделала эскиз формы далеко заранее. Но я перевел в голографический вид уже когда мы находились здесь. Вы сказали, что время уже вышло. И теперь я должен спросить - будет ли нарушением правил, если мы будем представлять наш катер в таком виде? Если да, то я сделаю откат изменений.
-Текстуры формы выглядят немного недоработанными, - сделала свою оценку Мори, - Скажите, вы предлагаете эту новую одежду в рамках модификаций для всего проекта “Альфа” или только два вашей команды для регаты?
- Это форма нашей команды в регате, текстуры будут исправлены,  - сказал ромуланец, - я уверен, что у первой команды от проекта тоже будет своя форма, а дальше, когда статус проекта станет определен, мы разработаем для нас всех что-то новое, как команда одного корабля, с названием "Альфа".
И тут Ракар посмотрел на глинна-координатора, с которой в течение сегодняшнего дня творилось нечто неладное.
Толан не сразу поймала его взгляд, а когда увидела обращенное к себе внимание, то только больше помрачнела.
- Что такое, мистер Ракар? Вы хотели что-то спросить? – поинтересовалась она.
Ракар мягко улыбнулся Иламе Толан. Всем своим видом и действием он выражал уверенность в том, что проект не закончится ранее чем через год. И это должно было зависеть в том числе от нее, кардассианки, руководителя и координатора этого проекта. И он должен был заражать этой уверенностью ее саму, чтобы там ни происходило с ней в настоящий момент, с ней и между ей и ее командованием.
- Я хотел спросить, глинн Толан, одобряете ли вы нашу форму? – спросил Ракар.
- Она меня устраивает, - глухо отозвалась женщина. – Можете продолжать.
 -Поскольку эта форма разработана для регаты, а регата не является заданием проекта, мы не должны ее оценивать, - объяснила в свою очередь баджорка, - Сейчас мы смотрим, что вы сделали на тему первого задания проекта, а не как подготовились к регате. Так что если хотите, можете оставить форму, если нет - можете отключить. Это не повлияет на наше решение. Скорее всего… - прибавила она, загадочно улыбнувшись уголком рта.
- Хорошо, - кивнул улан вооруженных сил Ромуланской империи, - тогда я оставлю эту форму, потому что она прекрасна.
Затем он нажал несколько кнопок на панели управления голокомнаты.
Когда Ракар запустил на исполнение программу модели катера в условиях физических законов известной вселенной, все оказались на площадке голографического ангара с механическим подъемником, на котором стоял корабль. Корабль лишь отдаленно напоминал катер Звездного флота  Danube-типа. Этот тип угадывался в форме носа и кормы, да еще в однозначном присутствии варп-гондол, которые тем не менее были разнесены на расстояние, совершенно не свойственное данному типа федерального катера. По сути, у катера осталось его тело, но к нему были добавлены ромуланские крылья, крылья, которые в том или ином вариативном исполнении были неотъемлемой частью не только ромуланской философии, но и дизайна всех их кораблей. Цвет корабля тоже представлял собой некий компромисс между традиционным темно-зеленым цветом ромуланских судов и темно-серым федеральным. Компромисс выражался в смешении цветов.
(http://savepic.ru/14143738m.jpg) (http://savepic.ru/14143738.htm)
В левой руке Ракара материализовался пульт дистанционного управления, в правой он держал два падда, один из которых подал коммандеру Мори с открытым текстовым файлом.
- Вот список наших модификаций, - сказал Ракар.
Текстовый файл содержал следующее:
 
1. Новая концептуальная модель дизайна и расположения систем, совмещение ромуланских и федеральных технологий, эмблемы рас, участвующих в проекте.
2. Ромуланская изменяемая поляризация корпуса для федерального катера.
3. Оптимизация двигателя, усиление целостности корпуса, уменьшение времени отклика рулевых систем.
4. Дистанционное управление катером, еще одно совмещение технологий Ромула и Федерации.
5. Беспилотные аппараты разведки и картографирования местности в планетарных условиях.
6. Кодовый язык основанный на длине направленных нейтринных импульсов, аппараты-генераторы нейтринных импульсов.
7. Внутренняя перепланировка катера. Два варианта для постоянного использования и регаты.
8. Переоборудованный медотсек.
9. Бонус с кодовым названием “Скрытость”
 
-Бонус? - разумеется, федеральный коммандер сразу зацепилась за последний пункт.
- Бонус недоработан, коммандер, - ответил ромуланец, - по причине отсутствия самого этого бонуса в реальном воплощении в наличии, но произведены расчеты и адаптация систем к этой технологии. Его пока нет, но теоретически он возможен.
Ракар фактически уклонился от ответа.
- В конце презентации я объясню, что это такое, - дополнил он.
-Зачем вы так явно демонстрируете минусы вашей презентации? - поинтересовалась баджорка, склонив голову набок, - Сперва, в ангаре вы практически признали, что ваша команда не определена, когда делали предложение мисс Перим. Теперь признаете, что у вас чего-то нет и невозможно показать. Хотя вы могли бы попросить мисс Перим позже, а ваш “бонус” продемонстрировать в виде голографической симуляции. Вы не пытаетесь произвести наилучшее впечатление, как остальные ваши коллеги?
Ракар коротко выдохнул, пытаясь не допустить чувства на поверхность, пытаясь не отразить на лице все то, что он чувствовал, когда не успевал сделать что-то важное так, как оно должно быть сделано. Он позвал Перим в команду слишком поспешно и слишком поздно. Он не смог успеть выверить свою формулировку и не смог показать свою радость от того, что она приняла приглашение. Он не смог слишком многое, и этого здесь и сейчас нельзя было изменить.
- Я сторонник реализма, коммандер, и я не сторонник обманывать ожидания, - сказал он, прямо глядя на коммандера станции, - я однозначно говорю то, что готово, а что не готово, но к чему есть возможность. Все минусы и плюсы вы должны знать заранее, не строя ложных надежд на призрачность и неточность. Я не пытаюсь произвести ложное впечатление, а делаю так, чтобы точно можно было знать, на что можно рассчитывать, а на что нет. Этого требует честное и открытое сотрудничество, так, как мы, ромуланцы, его понимаем. Впрочем, я не думаю, что мои коллеги из первой команды пытались произвести лучшее впечатление, без должного на то основания, я уверен, что все справятся с тем, что представили. Просто наш способ изложения отличается.
-Ясно, - коротко ответила Мори, хотя оставалось только догадываться, какие пометки она сделала в уме, - Что ж, первая команда имела в своем распоряжении реальный катер “Анадырь”, который они, как утверждают, уже начали модифицировать, хотя мы этого пока не видели, - Мори бросила взгляд на представителей первой команды, - Но у вас корабля не было, поэтому представление вашего проекта возможно только в голо-комнате. Можете что-то продемонстрировать?
Ракар кивнул и оглянулся на своих, в ярко-белой форме. В первую очередь он посмотрел на Квинтилию, которая теперь стояла в белом кителе и белых брюках, и он не мог оторвать взгляда, хотя ему пришлось, и он скользнул взглядом по остальным. На высоком кардассианце и вулканце тоже - глюки текстур были наиболее заметны.
Ромуланец нажал на кнопку на падде, и в ангаре появился экран, отображающий вид катера сверху.
- В первую очередь обратите внимание на верхнюю проекцию, - сказал ромуланец, указывая на экран. На экране, отображающим катер сверху, было видно, что на правом крыле в два ряда были выстроены эмблемы 11-ти рас, присутствующих в проекте, а на левом крыле - эмблемы объединяющих их союзов, Ромуланской Империи, Ориона, Федерации, Кардассианского союза и Ференгинара.
- Это дань нашей общей гордости за возможное и осуществленное сотрудничество, визуальное подтверждение нашего единства и совместного труда, воплощенное в катере, образ которого мы надеемся воплотить в реальность, и летать на таком. Но если и когда такая идентификация катера окажется небезопасной среди неизвестных миров и рас, то это легко исправить. - Ракар нажал еще на одну кнопку, теперь уже на дистанционном управлении, и спустя секунду надписи на крыльях исчезли, оставив лишь ровную краску, как будто  их никогда и не было. Ракар вывел на экран показания импровизированного трикодера, или показания сенсоров другого корабля, которые могли бы фиксировать процессы, происходящие возле катера. Это был график электромагнитных колебаний вблизи обшивки катера, интерпретируемый как кратковременный магнетонный импульс.
- Как вы можете видеть, сейчас я инициализировал направленный магнетонный импульс из оборудования под обшивкой, преобразовавший материал краски в адаптивный цвету обшивки цвет. Но это легко вернуть таким же магнетонным импульсом с чуть отличающейся амплитудой, - ромуланец снова нажал на кнопку дистанционного управления и надписи вернулись.
- Этот импульс имеет изменяемую кодированную сигнатуру, его код нельзя подобрать извне, то есть никакое внешнее излучение не сможет проявить эти надписи, не взломав коды нашего компьютера. Коды имеют девятикратную степень защиты. А теперь рассмотрим измененную функциональность катера в соответствии с новым дизайном, пожалуйста, проследуйте за мной, - сказал Ракар, обращаясь к коммадеру Мори  и кординатору глинну Толан, а членам своей команды он призывно махнул рукой и пошел к голографическому катеру ближе.
Все присутствующие последовали за Ракаром.
___________
с кадетами и начальством


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 25 Мая 2017, 13:58:52
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5

Пока они шли эти несколько шагов по голографическому ангару, Ракар думал о словах коммандера станции. Он не мог позвать Квинтилию в команду после того как состав команды был бы объявлен. Он должен был сделать это до искомого момента. И тому было несколько причин. Вчера он сказал об этом в каюте у Планкса и Квинтилия слышала. Сегодня, на этом утреннем брифинге - объявить состав команды без нее - значило предать ее надежду и ее доверие. Предать эту надежду на то, что ее не бросили, что данные обещания исполняют, что она нужна, ей верят и она не одна. И если бы они встали и объявились как команда без нее, это стало бы разрушением ее надежд и ее веры. И он не должен был оставлять команду в неоднозначности, неопределенности ее состава. Состав был определен. Поэтому он не мог поступить иначе. Он раз за разом в течение  времени, с тех пор, как Джез Тенма поставил его капитаном своей команды, прокручивал в своей голове, как это произойдет. Как он позовет ее, представлял ее реакцию в разных вариантах и со страхом ждал ее ответа. Он очень боялся, что Квинтилия откажет, как отказала уже однажды, и готовился убеждать. Это был сложный момент, когда он это сделал на глазах у всех, так ошибившись со своей формулировкой, которая наверняка вызвала недоумение у многих, и так и не смог на глазах у всех искренне обрадоваться. Обрадоваться так, как умеют радоваться ромуланцы. Хена сказала, что он никогда не улыбается и не радуется. Он просто не имеет такой возможности, и вот это - случившееся - очередное тому доказательство. Он опять отложил это на потом. Как и всегда, радоваться - это потом, сначала дело. А еще, возможно, он не дал толком обрадоваться ей, потому что она тоже не может радоваться перед всеми, она тоже привыкла все скрывать. И теперь Перим просила не привлекать к ней внимания, он не будет этого делать. Все будет так как должно, он лишь расчитывал на то, что однажды будет возможность показать ей какой он есть настоящий, вне работы. Когда-нибудь это произойдет. А пока он сделал то, что должен был, то, что перевесило уровнем важности, и не испытывал о сделанном сожаления, чтобы там кто ни говорил. Возможно, он испытает его потом, но не сейчас. “Нет, коммандер,  я не мог попросить ее позже. Мне жаль, что я не сделал этого раньше, но время - не та субстанция, которую можно откатить назад”. И это все  совершенно не нужно было знать коммандеру, и всем остальным. Он лишь сказал, что не обманывает ожиданий, не предает слово, данное им, этого достаточно в полной мере, чтобы понять самое важное. О том, какие ромуланцы на самом деле и о том, что делает он сам. Эти несколько секунд, отведенные на размышления, вышли, и теперь важным был только второй катер.
 
Спустя несколько секунд они подошли к катеру и остановились около него.
- Крылья имеют отнюдь не декоративную функцию, - сказал Ракар и нажал кнопку на падде. Крылья самого катера стали прозрачны, обнажая свою начинку, а на экране меж тем отобразилась подробная схема всех отсеков и коммуникаций, расположенных в крыльях. Ракар начал объяснять схему:
- В дополнительных частях корпуса расположены, - он начал называть и показывать называемое на схеме, в то время как на самом катере озвучиваемый участок подсвечивался красным цветом, - дополнительные фазерные излучатели, отсеки для фотонных торпед, по 3 торпеды в отсеке, дополнительные батареи резервной схемы, заряжаемые во время полета и поддерживающие щиты, вооружение, жизнеобеспечение во время отказа основного двигателя. Дополнительные банки памяти компьютера, увеличенный объем жесткого диска, распределение данных и резервное копирование. Сквозь крылья протянута третья резервная схема плазмопроводов, в отличие от стандартного федерального двойного резервирования. Это повышение надежности. Кроме того, вот здесь, - Ракар ткнул по схеме в две точки на обоих крыльях, - два излучателя направленного выброса нейтрино, о назначении которых я подробно расскажу , когда мы перейдем к шестому пункту модификаций. И еще - мини-ангары для двух беспилотников, кроме стандартных зондов Звездного флота, чье назначение состоит в разведке и картографировании местности на планете, в условиях невозможности взлета катера. Итак, - Ракар обернулся ко всем, кто его слушал, - есть какие-нибудь вопросы?
Толан скользила взглядом по всем модификациям, которые показывал Ракар, не задерживая ни на чем внимания и прикладывая большие усилия, чтобы заставить себя сконцентрироваться на происходящем здесь и сейчас. От нее требовались вопросы, требовалась реакция, и то, что коммандер Мори делала всю работу за нее, не значило для кардассианки ничего хорошего. Вчера она уже сказала Джарину, что совершенно бесполезна в качестве координатора, что потеряла свое влияние на кадетов – но вместо того, чтобы позволить ей уйти, он заставил ее быть здесь и делать то, что она уже не может…
Вопрос Ракара вновь вернул ее из воспоминаний о вчерашнем и заставил сосредоточиться на происходящем. Что-то про излучатели и беспилотники… Женщина нахмурилась и посмотрела на ромуланца поверх голов других кадетов, отделявших ее от второй команды и создававших некий безопасный барьер, за которым она могла справиться.
- У меня есть вопрос. Вы ничего не забыли, мистер Ракар? – после короткой паузы она добавила. – Ваша команда. Вы их так и не представили и не сказали, кто чем занимается. И за все это время я не слышала, чтобы говорил кто-то, кроме вас.
Ракар медленно кивнул и начал отвечать.
- Глинн Толан, прошу прощения, представление команды было запланировано следующим этапом, когда мы перейдем к следующей части нашей визуализации в катере. Но если это нужно сделать сейчас, то хорошо. Итак, - Ракар отошел от экрана и начал представлять команду, – роли распределены следующим образом:
 
1. Ракар - капитан
2. Джез Тенма - первый помощник, тактик
3. Рроу С'Нирл Хриис - навигатор, пилот
4. Квинтилия Перим - второй пилот
5. Тенек - врач
6. Хена - станционная поддержка.
 
- Зачем вам врач для короткой регаты? – уточнила координатор скорее для галочки, чем из реального интереса. – И кто выполняет в вашей команде функцию техника или инженера?
- Врач, глинн Толан, нам нужен на всякий случай, а, как известно, этот всякий случай может наступить совершенно незапланированно и неожидаемо. Но мы должны быть готовы ко всему и все предусмотреть. А инженера фактически у нас нет. Частично это делаю я, но огромную помощь, практическую и теоретическую нам оказывает лучший инженер проекта – Самрита Баккер, - сказал Ракар.
- Во время регаты кадета Баккер с вами не будет, - напомнила Толан очевидное, но больше ничего не сказала, сложив руки на груди и давая понять, что у нее больше нет вопросов.
- Да, - кивнул Ракар, - это конечно очень жаль, но я думаю, что мы справимся.
И тут Ракар совершенно умолчал о том, что не должно быть сказано для начальства. По всем вопросам, теоретическим и практическим, а также какой кабель куда переткнуть, если возникнет такая необходимость – они будут консультироваться у Самриты, и даже, скорее всего лететь с постоянно включенным каналом связи между двумя командами.
-Нет ничего необычного в присутствии в команде врача, - добавил Тенма, - Я видел по спискам участников. Многие явно пользуются псевдонимами и не указывают свои расы для общего обозрения, но специализация стоит у всех. Например, у команды “Серебряные Фениксы” врач вообще капитан.
- Именно так, - согласился ромуланец, обрадовавшись поддержке Тенмы, - кроме того, врач тоже такой же как и мы все человек, и раз он выбрал быть врачом в космосе, то ему тоже хочется приключений, путешествий и соревнований, таких как регата.
– Я бы сказал, что врачи отправляются в космос, наоборот, чтобы у их команды было как можно меньше приключений, – возразил Тенек. – Но относительно данного задания, – обратился он к глинну Толан, – я могу уточнить, что по поручению мистера Ракара занимался модификацией медотсека: минимально необходимой – для регаты, максимальной – для миссий проекта. Если голографическая модель медотсека будет принята, то после регаты можно будет подобным образом оборудовать «Анадырь».
-Надеюсь, мистер Ракар разрешит вам рассказать о медотсеке подробней, мистер Тенек, - заметила Мори, - Лично я бы хотела послушать про это прямо сейчас, но кажется, у вашего капитана свой собственный способ изложения и план...
- Переоборудованный медотсек – восьмой пункт, мэм. Его представляет Тенек, - сказал ромуланец, - но на самом деле последовательность соблюдать не обязательно. Пойдемте в катер и начнем с медотсека.
_________
с кадетами и начальством


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 25 Мая 2017, 14:10:54
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


Вошедшие в катер подошли к дверям в медотсек и остановились в коридоре.
– Войти всем не получится, – сказал вулканец, – помещение очень небольшое и если оно будет забито, будет сложно показать его функциональность. Для оставшихся в коридоре и снаружи катера я создам виртуальные экраны.
Именно это он и сделал, а затем «разблокировал» голографическую дверь, она открылась и перед участниками демонстрации появилось квадратное помещение, длину стены которого Тенек указал в сопроводительной документации как приблизительно 2 м 82 см 8,42 мм. Первым, что бросалось в глаза, была биокровать, расположенная в самом центре помещения. В отличие от обычных биокроватей она возвышалась на некоем подобии постамента, который выдавал своё утилитарное назначение дверцами-жалюзи в нижнем ярусе и  выдвижными ящиками в верхнем. Выдвижные ящики-столешницы предназначались для хранения и использования операционных инструментов: полный грамотно разложенный набор находился в каждом из них.
По периметру помещения располагались шкафы, поверхности которых в верхнем и среднем ярусе состояли из мониторов, а в нижнем из таких же дверей-жалюзи как и под биокроватью. При ближайшем рассмотрении мониторы оказались тоже вмонтированными в двери, в среднем ярусе – в откидные панели на манер секретеров, которые в зависимости от необходимости исполняли роль дверцы или столешницы. В ячейках шкафов самой разной формы и расположения хранились расходные материалы и портативное оборудование, в некоторые были вмонтированы стационарные приборы – выдвижные, раскладные, словом представляющие собой золотое сечение в плане сочетания надёжности и способности трансформироваться до максимальной компактности. Удобство доступа находилось в прямой зависимости от экстренности использования прибора и критичности предполагаемой медицинской ситуации.
Одной из ячеек в среднем ярусе оказалась стазис-камера; закрывающий её монитор отображал состояние помещённого в камеру пациента. Несущая поверхность камеры располагалось строго на одном уровне с поверхностью биокровати и раздвигалась до упора в её край, фиксируясь прочным креплением – это было необходимо для перемещения пациента в стазис-камеру (или из неё) в случае невозможности (или нежелательности) использования телепортации или антигравов.
Взгляд на потолок ясно показывал, что несколько стационарных приборов не сумели поместиться в шкафах – теперь они находились в сложенном состоянии и были зачехлены, однако так, чтобы не перекрывать стандартный источник света и не мешать дополнительному настраиваемому источнику света (предназначенному для использования во время операций), а также не мешать работе генератора стериллитового поля.
Всё это участники просмотра сумели увидеть в действии: Тенек не только открывал шкафы и выдвигал приборы, показывая автоматическое и ручное их расчехление, но и продемонстрировал мониторинг пациента и размещение его в стазис-камере на примере голографической модели. Как ни удивительно, все напиханное в медотсек не цеплялось друг за друга, не путалось и не блокировало проход для врача и его помощников. Возможно, дело было именно в той гипертрофированной точности, с которой Тенек подошёл к размещению объектов.
-Хорошо, - сообщила свое мнение баджорка, - Но меньшего я и не ожидала от вас, мистер Тенек. Значит, вот как вы видите идеальную медицинскую станцию в ограниченном пространстве. Разумеется, пока это только модель, как вы понимаете, создать это все к завтрашнему утру не получится. Многие из увиденных нами здесь приборов требуют специального заказа, поскольку не реплицируются, а также потребуется время на их установку и перепланировку помещения, создание новой мебели под ваши нужды. Тем не менее, я хочу получить полный список необходимого, почему-то я не сомневаюсь, что он у вас готов. К завтрашнему дню у вас может быть только мелкое оборудование и препараты из запасов станционного лазарета, а также сделана только часть перепланировки - руками ваших товарищей, разумеется без привлечения персонала станции.
– Да, мэм, – ответил Тенек сразу на всё и подал баджорке падд со списком. На падде, с помощью которого он управлял показом модификаций, стажёр набрал какой-то код, и помещение изменилось, сделавшись теперь гораздо более похожим на стандартный медотсек катера.
– Вот так должен выглядеть медотсек к началу регаты, – пояснил вулканец. – Поскольку я буду настаивать на том, чтобы все члены наших команд получили хотя бы минимально необходимое количество часов сна с учётом их расовых потребностей, большего сделать до старта не представляется возможным.
-Это более похоже на реальность, - согласилась Мори и снова посмотрела на ромуланца, - Что еще вы хотели бы нам показать?
 
- Теперь мы осуществим полет и наглядную демонстрацию свойств модификаций в условиях реальности, - сказал улан, приглашая всех проследовать на мостик катера, - я прошу всех занять свои места согласно штатному расписанию, - Ракар обратился к членам команды, и пошел вслед за ними.
Согласно этому расписанию каитианец Рроу должен был осуществлять пилотирование, гил Тенма осуществлять запуски всего того, что нужно было запускать - зонды, торпеды, беспилотники, которые он должен был чуть позже презентовать,  Тенек - отвечал за презентацию медотсека, Хена за общую , в том числе моральную поддержку, а Квинтилия Перим должна была ознакомиться с функциональностью катера и понять его возможности, так как до этого момента у нее такой возможности не было. Когда все заняли свои места на мостике катера - Квинтилия и Рроу два передних местах у главного экрана, Джез Тенма - место тактика, Тенек - свободное место научного оператора, которое, впрочем было не обязательным, но оно имелось, и Тенек должен был сейчас присутствовать  на мостике, а не сидеть в отдаленном медотсеке, Ракар сказал:
- Как я уже говорил - Рроу С'Нирл Хриис - пилот-навигатор, мисс Перим - пилот, гил Тенма - первый помощник-тактик, Тенек - врач, Хена - станционная поддержка.
Потом Ракар посмотрел на пустое кресло капитана, в которое садиться не стал. Кресло капитана на этом катере удобством не отличалось, но по меркам Ракара - удобство для каждого индивидуально. Капитанское кресло поддерживало спину, было в меру жестким и в меру мягким, на нем присутствовала консоль и за него было удобно держаться, если передний экран будет разбит и все начнет вылетать в открытый космос, за эти две секунды, пока сработают аварийные силовые поля - Ракар вполне удержится за это кресло и не выскользнет.
Свободных кресел в катере оставалось еще два у двух дополнительных консолей, туда могли сесть желающие.
- Итак, - сказал ромуланец, - Рроу, доведите нас пожалуйста до заданных в компьютере координат. Сейчас мы представим вам второй пункт, поляризацию корпуса. Всем вам известно, что магнезитные капли проедают дюранимум, заставляя его растворяться, а магнезитный газ в условиях открытого космоса хоть и не действует также быстро как капли, но его воздействие губительно для обшивки корабля. Кроме того, в туманностях класса J по федеральной классификации, или туманности класса 9, сосредоточен ионизированный коррозирующий газ, способный разрушать обшивку, а попадая во внутренние отсеки корабля - нарушать работу систем. Также существуют радиоактивные туманности, - продолжал перечислять Ракар, уже отведя взгляд от падда, - субатомное излучение которых способно преодолевать периметр щитов и оказывать губительное воздействие на экипаж. Всего этого можно избежать, если воспользоваться ромуланским методом адаптивной поляризации обшивки и пробыть в туманности куда больше времени, чем на известный мне сегодняшний момент. - Ракар рассказывал это спокойным компетентным тоном, он имел право предоставить эту технологию, и какой-то гранью сознания следил за тем, вызовет ли она удивление, или какие-то иные чувства, или же она вызовет некоторую досаду, потому федераты возможно достигли в этой области определенных успехов, о которой Ромуланская Империя еще не знает. Вот заодно он и поймет, что к чему. - А теперь мы посмотрим как это выглядит в моделированной реальности, - сказал Ракар, - мы выйдем из варпа и войдем в радиоактивную туманность, где веридиумные изотопы могут вступить в реакцию с варп-плазмой  и вызвать прорыв варп-ядра.
 
Акрита с интересом наблюдала за презентацией второй команды. Еще когда они поднимались на борт голографического катера, она отметила про себя, какую огромную работу предстоит выполнить товарищам, чтобы почти полностью перекроить катер, сделать эти крылья, внедрить новые системы… А ведь нужно еще все протестировать, желательно – в реале, а не только в голокомнате. Андорианка от всей души желала удачи команде, но краем сознания сомневалась в реальности осуществления всего. И тем более жалко было, что после регаты корабль придется снова переделывать под станционный стандарт.
Сейчас, когда они приближались к опасной туманности, ей инстинктивно захотелось вскочить за руль и изменить траекторию. Сдержав рефлекс, она лишь подалась вперед, неотрывно глядя в иллюминатор и на спокойно-сдержанного Рроу, который уверенными отрепетированными движениями держал курс. И в этот момент она поняла, что именно он должен вести "передний" катер сумасшедшего маневра. Конечно, они все – пилоты – будут готовиться ко всем ролям и ситуациям, но лучшим вариантом был бы именно такой.
 
На этом моменте Чешир вывел корабль из варпа и главный экран катера начал показывать туманность прямо по курсу, а также, кроме их текущего модифицированного катера рядом в пространстве располагался стандартный катер Danube-типа, и судя по всему это был Рубикон. Ракар подошел к Джезу Тенме и подал ему дистанционное управление, обернулся к остальным и сказал:
- Сейчас мы на сравнительном примере посмотрим как стандартный тип Danube и наш катер выдерживают газ туманности, Рроу заводите нас. Джез, заводите соседний катер рядом с нами пожалуйста.
Оба катера зашли в туманность. Оба катера располагались друг рядом с другом, потому что радиоактивный ионизированный газ туманности ослеплял сенсоры на расстоянии. Катера были расположены близко, чтобы видеть друг друга.
- Теперь я промотаю время вперед ровно на 10 часов, - сказал Ракар, - и вот здесь , - он указал рукой на главный экран катера, который был разделен на две части, и сенсорные показания бежали строками и графиками, - мы увидим сравнительный анализ состояния Рубикона и нашего катера.
_________________
авторы модификаций, их коллеги и начальство


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 25 Мая 2017, 14:12:02
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5

Время было отмотано и ромуланец принялся объяснять показания:
- Итак, мы можем видеть, что целостность корпуса Рубикона повреждена на 13%, если бы Рубикон использовал щиты, он продержался бы дольше, но не намного дольше. Щиты Рубикона не выдерживают радиоактивность туманности, и экипаж Рубикона под угрозой, на текущий момент, даже если бы он использовал щиты, экипаж был бы необратимо поражен лучевой болезнью. Однако Рубикон в беспилотном режиме, а значит никому не угрожает опасность. Однако, катер, перед тем, как экипаж вступит на его борт - должен подвергнуться тщательной барионной очистке. Далее, - сказал Ракар, - обратите внимание на наши показания, наш корпус поляризован, и время от времени поляризация подстраивается. Целостность корпуса не нарушена, мы не используем щиты, не теряем энергию, и при таком уровне излучения - сможем пробыть в этой туманности еще 15 суток без вреда для экипажа, тем временем, у Рубикона изотопы веридия из туманности скоро вступят в реакцию с варп-плазмой и он вынужден покинуть это место.
Ракар проследил как соседний катер исчезает в тумане и обернулся к начальству.
- Следующий пункт - доработка двигателя, руля и целостности корпуса. На самом деле они целиком и полностью сделаны Самритой Баккер, и это нельзя засчитывать нашей команде. Но просто эти модификации необходимы. Далее - Кодовый язык основанный на длине направленных нейтринных импульсов. Это наша разработка. В условиях, когда никакие иные системы переговоров недоступны, применяется направленное излучение нейтрино, которое ловит любая приемная установка. Для стороннего наблюдателя - это просто выброс нейтрино, хоть и в определенной последовательности. Для посвященного наблюдателя - это сообщение, переводимое в осмысленный текст. Структуру языка можно посмотреть в нашем файле проекта. Далее - дистанционное управление кораблем и беспилотное картографирование местности, которое представит Джез Тенма. И если сейчас никто не против, то мы материализуемся на планете.
Когда они материализовались на некой планете, Джез Тенма склонился к уху Ракара и произнес:
-Честно говоря, я не готовил материал про беспилотники. Лучше вам самому презентовать их.
Ромуланец кивнул кардассианцу и взял у него дистанционный пульт. Картинка в голокомнате изменилась, теперь катер стоял на бескрайнем от горизонта до горизонта зеленом луге, и все присутствующие стояли рядом.
- Беспилотные аппараты призваны производить разведку местности в условиях невозможности взлета катера. - С этим словами Ракар нажал две кнопки на пульте и из дополнительных отсеков вылетели два аппарата, развернулись в воздухе и отправились в разные стороны. Затем в воздухе снова материализовался экран, изображение на котором было разделено на две части, на обоих частях транслировалась картинка с каждого из аппаратов.
- Таким образом ведется картографирование местности, - сказал Ракар. 30 секунд продолжалась демонстрация, затем все снова оказались в катере, висящем в космосе.
- И наконец то, что я назвал бонусом. Давайте представим, что у нас есть маленькое ромуланское устройство, переводящее корабль в режим невидимости. На самом деле у нас его нет, но системы катера адаптированы под его использование. То есть произведены непротиворечивые расчеты. - Ракар подошел к одной из настенных консолей и нажал несколько сенсоров. На главном экране в это время отображался их катер со стороны другого корабля, и в один момент он исчез. - Сейчас мы находимся в режиме невидимости и так можем находиться в течение 15-ти минут. Дальнейшего энергопотребления не хватает. Поэтому я вывожу катер из этого режима. На этом - презентация закончена.
-Ваши вопросы и комментарии, глинн Толан? - баджорка вежливо кивнула кардассианке.
- И вы собираетесь установить это устройство – сейчас или позже, на этот катер или на «Анадырь»? – нейтральным тоном поинтересовалась Толан, словно речь шла вовсе не о ромуланском устройстве невидимости, а о новом кресле или украшении интерьера. 
- Да, это возможно при его наличии. Ну, то есть не совсем я. На самом деле – инженер Баккер и я, и его можно будет использовать весь срок этого проекта, в моем присутствии. Позже, конечно, не сейчас. Сейчас его просто нет. Но если удастся его достать, то это осуществимо, - ответил Ракар, глядя на координатора.
- Так вы планируете его достать? – нетерпеливо переформулировала свой вопрос кардассианка.
- Планирую, - кивнул Ракар.
- У меня больше нет вопросов, - обратилась Толан к коммандеру Мори, никак не отреагировав на ответ Ракара.
-Разумеется, у меня вопросы есть, - приняла эстафету Мори, - Мистер Ракар, что вы и ваша команда планируете успеть установить на гипотетический катер, который теоретически можете получить сегодня?
Подумав пару секунд, Ракар развернулся к команде и посмотрел на них всех.
- Команда, что мы выберем? На самом деле нам работать всю ночь над катером, если мы его получим. Ну, разумеется, кроме пилотов, которым нужно будет выспаться. Что мы выберем из всего перечисленного? Здесь на самом деле работы не на один день и не на одну ночь. Я бы предложил остановиться на оптимизациях двигателя, которые поможет сделать Самрита, дистанционном управлении, программировании кодового языка, и внутренней перепланировке, включая медотсек. Все остальное мы сделаем позже, потому что переделать дизайн до регаты мы не успеем. Но я не могу решать это без вас. Что вы думаете? Хена, Джез, Рроу, Тенек, Квинтилия?
- То есть, вы еще не определились?.. – уточнила Толан, и ее голос звучал крайне недовольно. – И собираетесь обсуждать это сейчас?
- Да, глинн Толан, мы не определились, - сказал Ракар, не моргнув глазом, обернувшись к ней. – Есть такая земная поговорка – нельзя объять необъятное. Прошу вас, дайте нам минуту посовещаться. Всего одну минуту. И все будет решено.
- Вы не собрали команду до начала презентации катеров, вы не определились с основными модификациями для регаты… Вы плохо подготовились, - вынесла свой вердикт кардассианка и отвернулась, утратив интерес к происходящему.
Ракар лишь быстро и четко кивком головы согласился с координатором, принимая на себя все шишки, отвечая за все что он сделал и не сделал, но глинн Толан имела право, она озвучила правду, он подготовился плохо, времени у него не было, не было и многого другого, в том числе понимания о том, как делать правильно. И все на что он мог теперь рассчитывать – это на поддержку команды, и их решение. Потому что здесь и сейчас никакой иной поддержки на было за его спиной, и даже его командование теперь осудит его за очень многое.
Он быстро посмотрел на коммандера Мори и снова повернулся к своим. К тем, кого считал теперь своими. Теперь Ракар только ждал их решения.
Тенек на мгновение остановил взгляд на координаторе проекта. Стажёра следовало бы назвать слепым, если бы он не заметил, что сегодня глинн Толан ведёт себя... странно. Что это? Самочувствие? Эмоции? Если второе Тенека не должно было касаться, то первое вызывало определённую озабоченность.
Было немного затруднительно разговаривать со спиной координатора, но порой приходится разговаривать с тем, чтó в вашу сторону обращают.
– Как вы слышали, у мистера Ракара есть план первичных модификаций, – сказал вулканец. – Однако, у коммандера Мори могут быть поправки на этот счёт, поскольку именно она решает, предоставить нашей команде катер или нет. Наши предварительные расчёты могут показаться ей завышенными или заниженными, в этом случае желательно предоставить несколько вариантов графика.
Тенек снова достал падд и добавил, выводя с падда на виртуальный экран таблицу, в которой в виде цветных блоков были представлены часы сна и работы членов команды.
– По моим расчётам, – пояснил он, обращаясь одновременно и к коммандеру Мори, и к членам своей команды,– предварительный план мистера Ракара осуществим, даже если каждый из участников двух команд выделит для сна минимально достаточное время, – тут Тенек показал на блоки оранжевого цвета. – Более того, если организовать работу оптимальным образом, к его плану можно прибавить перенастройку поляризации обшивки, так как мисс Баккер уже адаптировала алгоритм для федеральной технологии, и его работу нужно только протестировать.
- Я cогласен… - начал Рроу, но тут зазвучал голос командующей станции.
- Окончательное решение вы сможете принять в более приватной обстановке, а на настоящий момент я получила ответ на свой вопрос. Иногда “мы еще не думали об этом” тоже может подойти к ситуации. В конце-концов, оценивать мы будем модификации для задания проекта “Альфа”, а на чем именно вы сможете полететь на регату - меня не должно волновать. Поэтому у меня есть следующий вопрос: что было самым сложным в работе над этим проектом? 
Ромуланец теперь снова повернулся к коммандеру станции.
- Кроме основного фактора – недостатка времени, так как все делалось в очень сжатые сроки, на самом деле самым трудным было прийти к общему соглашению и договориться. Но мы успешно преодолели этот трудный момент, и после этого все пошло хорошо, коммандер, - сказал Ракар.
- Расскажите об этом поподробнее? - баджорка слегка подалась вперед, - Как вам удалось преодолеть разногласия? Кто-то один применил силу и подавил остальных? Каждому пришлось чем-то пожертвовать, чтобы найти компромисс? Каким был ваш процесс?
– Процесс обошёлся без подавления, – ответил Тенек. – Модификации были утверждены коллегиально, а кандидатура капитана команды была утверждена с общего согласия по просьбе самого мистера Тенмы, который был предварительной кандидатурой на роль капитана. Но, разумеется, коллегиальность принятия решений не отменяет возможных разногласий.
Это было не всё: следовало упомянуть о другом и очень важном обстоятельстве. Тенек уже понял, что Ракар попытался обойтись общими словами, избегая говорить о собственных трудностях, но ему это не удалось – баджорка хотела знать больше и она хотела слышать не общие слова. Нужно было дать ей ответ – честный, и при этом этичный по отношению к ромуланцу.
– Также я хотел сказать, что мистер Ракар занижает свои заслуги, – негромко добавил Тенек. – Именно он после возвращения на станцию приложил больше всех усилий, чтобы спасти проект. Мисс Уильямс, мистер Сатал, мистер Лайтман и мисс Перим – улан Ракар пытался оказать поддержку всем четверым и сохранить для них возможность продолжать работу в проекте. Работать в этом направлении, непредвиденно принять руководство второй командой для регаты и при этом справиться с основными поставленными задачами, причём в непривычной и сложной обстановке, – если судить объективно, это было выполнено достойно, хотя и небезупречно.
_________________
с кадетами и начальством


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 25 Мая 2017, 14:15:44
31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


- Какое отношение его помощь мисс Уильямс и все названное вами имеет к работе над модификациями корабля и подготовке к регате? - устало поинтересовалась Толан, которая уже очевидно хотела, чтобы все это поскорее закончилось. - Пожалуйста, вернёмся к вопросу о работе над катером в рамках вашей команды. О заслугах мистера Ракара мы можем поговорить отдельно - и я не считаю, что его заслуги стоит выделять среди остальных участников проекта.
Она встретилась долгим и довольно жёстким взглядом с Ракаром, чтобы дать ему понять, что она далеко не во всем согласна с Тенеком. И что разговор на эту тему сейчас неуместен.
Ромуланец прищурившись выслушал Тенека, с не очень ясной реакцией на его слова. Тенек его защищал, это было… непривычно. А потом выдержал жесткий взгляд Иламы Толан. Илама Толан наверняка имеет неприятности с начальством, которое дало ей вполне однозначные инструкции по отношению проекта. Раньше она не была настолько жесткой, он помнил совсем недавний разговор с ней. Только обыкновенный разнос от начальства не дает такого эффекта, возможно она подвергается шантажу и угрозам, куда более жестким, и именно от тех, кто осуществил этот заговор, с целью дискредитировать само понятие сотрудничества рас. Ракар выдержал ее взгляд не бесстрастно, сам ромуланец при этом стоял с вполне доброжелательным выражением лица.
- Да, глинн Толан, это не совсем относится к делу, но я думаю мистер Тенек пытается обосновать причину недостатка времени. Простите, это сейчас несущественно. Несущественное не повторится.
И потом ромуланец повернулся к коммандеру:
- Это не тот случай, когда нужно применять силу - здесь каждый участник важен, важно каждое мнение, важны обстоятельства у каждого и личные предпочтения. Мы учились договариваться и продираться через стены непонимания, мы все еще учимся доверять друг другу. У нас стоял вопрос о доверии, но его мы разрешили частично успешно. И, я думаю, это будет решено успешно в итоге. И в принципе, это просто обычная жизнь, в которой ничего не просто. Так что все в порядке.
-Что ж, в таком случае, у меня больше вопросов нет, - подвела итог баджорка, - Можете идти работать.
- Мэм, а как же катер? - раздался голос кадета Самриты Баккер из первой команды. - Вы дадите его Ракару или... нам лететь на одном? Каково ваше решение?
Коммандер Мори Джанир посмотрела на Самриту, потом на других кадетов. В глазах всех присутствующих читался вопрос, просьба, надежда.
- После того, что вы показали сегодня, - начала баджорка, - и того, что мы от вас услышали, я могу лишь сказать, что в данном случае… - она выдержала паузу, - по показанным вами результатам… вы определенно… без всяких вопросов… получаете от станции второй катер для регаты!
- Ура! – не удержавшись, воскликнула Акрита, сцепив ладони в торжествующем жесте и бросив задорный взгляд на Самриту. – Спасибо, мэм! Мы постараемся!
Услышав о том, что второй катер им дают, что сегодня одержана одна маленькая победа из всех тех, которые нужно будет одержать в будущем, ромуланец отсалютовал сжатым кулаком и быстро подошел к команде номер 2.
- Да, мы сделали это, Джез, Хена, Рроу! - воодушевленно произнес он и легонько хлопнул кардассианца по плечу, потом похлопал Рроу по плечу, потом обернулся к остальным, посмотрев на каждого, и мельком скользнул взглядом по Квинтилии.
- Пожалуйста, не уходите далеко, перед всем этим нам нужно поговорить, в голокомнате сделаем это.
- Спасибо, коммандер, координатор! - кивнул Освальд с искренней благодарностью, - мы постараемся не подвести вас.
Обведя взглядом свою команду, он обратился к ним:
- Да, нам тоже надо посовещаться, а потом - продолжать работать. Идём в соседнюю комнату, не будем мешать... "Новому поколению".
 
В то время, как все кадеты радовались, поздравляли друг друга, хлопали по плечам, раздался вызов коммуникатора Тенека.
-Мистер Тенек, пришли результаты анализов, которые вы запрашивали, - сообщила Эвен Оро, - Вы можете лично забрать их в лазарете или я отправлю их на компьютер в вашей каюте, поскольку вы еще не оборудовали свою личную медицинскую станцию.
Теперь Тенек оказался перед выбором - отправиться за анализами сразу или сперва остаться в голо-комнате на совещании, которое хотел устроить Ракар.
– Глинн Толан, – обратился Тенек к кардассианке, – вы хотите получить результаты незамедлительно, или я могу представить их вам после окончания совещания команды?
- Как можно скорее. Сделайте это сейчас, - быстро отозвалась Толан, и в ее интонации мелькнуло что-то вроде нетерпения и заинтересованности, которых там не было в течение всего дня.
– Да, мэм. Сестра Эвен, я заберу результаты немедленно. Мистер Ракар, я присоединюсь к вам как только смогу, но все мои материалы в вашем распоряжении и в распоряжении наших коллег.
Ракар кивнул Тенеку:
- Мы вас подождем.
Ах да, ещё эти анализы, и ромуланец заметил , что это интересовало глинна Толан больше, чем вся презентация вместе взятая. И вместе с этим в душе взметнулся параноидальный импульс, чьи именно анализы её интересовали? Ромуланец отошёл в сторону, чтобы было удобнее наблюдать.
______________________
авторы модификаций, их коллеги и начальство


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 26 Мая 2017, 10:41:16
31 августа 2384 г., начало дня
Голо-комната 5 и окрестности

 
Когда все презентации закончились, Артур проводил взглядом глинна координатора, выходящую из голокомнат. Она уходила не одна, а с коммандером станции и советником. И он две секунды сомневался в том, стоит ли подойти сейчас. Может быть это будет нарушением субординации, может быть она не захочет с ним говорить, и может быть… что угодно, но он был должен. Нельзя было оставить это так. Он бросил все остальные дела, быстро подошел к Самрите и очень тихо спросил ее:
- Сэм, в двух словах, в каком состоянии ты видела вчера ночью глинна Толан?
- А, ты об этом! – Самрита была полностью поглощена мыслями о регате и катерах, поэтому вопрос Артура застал ее врасплох. – Ну, знаешь, у меня не было особо много времени ее разглядывать, но не показалось, что, ну… - девушка замялась, - она была не совсем адекватна. Может быть, даже пьяна или очень расстроена. И это было так поздно ночью…
- Ясно, Сэм, спасибо, - хмуро кивнул Артур, и не произнеся больше ни слова, вылетел из голокомнаты.
 
***
 
-...Эта регата - просто подарок Пророков, - говорила коммандер Мори Иламе Толан и Утаре Рилл, когда женщины вышли из голо-комнаты и направлялись через бар Кварка к выходу, - Наконец-то, кадеты делают то, что должны были с самого начала. Столько свежих идей и настоящее сотрудничество, ради этого проект и создавался. Адмирал Солок порадуется этой информации, а я просто не могла не дать им дополнительный катер, я считаю, они это заслужили. А как вы оцениваете выполнение первого задания?
- Да-да, они хорошо поработали, - рассеянно отозвалась Толан, выходя из Кварк'с вместе с Мори и Утарой. - Вы все правильно сделали, коммандер! Простите, что вам пришлось говорить за меня, я... неважно себя чувствую сегодня. Но вы хорошо справились.
Утара озабоченно посмотрела на кардассианку, однако заговорила только о кадетах и их работах:
– Наши подопечные мне всё больше нравятся, – искренне сказала она. – Кто бы мог ожидать, что они так сработаются? Но если подумать, это ведь просто нормально!
- Это НЕ нормально, - возразила Мори, - Проект как раз о том, чтобы они смогли сработаться и поняли, как именно они это сделали. Если бы все было так легко, не было бы смысла затевать из этого целый проект. Но теперь, наконец-то, впервые с самого начала я вижу настоящие результаты. Судя по всему, они лучше работают в маленьких группах… Но это уже, конечно, будут анализировать специалисты. И может теперь проект не закроют.
– Мы говорим о разных вещах, – пожала плечами Утара. – Вы говорите о преодолении того, что разъединяет народы, я же говорю о том, что получается, если дать естественно развиваться всем тем вещам, которые нас объединяют. По сути, все барьеры, которые мы сейчас преодолеваем, противоестественны. Но они так привычны, что большинство не представляет себе мира без них.
- И все же проект не зря придуман именно для их нахождения общего языка и преодоления барьеров, которые мы наблюдаем, - негромко заметила Толан, глядя куда-то поверх голов женщин. - Если бы все было так легко и естественно, ни нас, ни этих молодых людей тут бы не было. А теперь, если вы не возражаете, я должна идти...
Лайтман вылетел из голокомнат и, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице вниз, поспешил следом за начальством.
- Глинн Толан, - окликнул он кардассианку уже на Променаде, понимая, что прерывает ее разговор с коммандером и советником. Но некоторые вещи нужно было делать здесь и сейчас, немедленно, и никогда не оставлять на потом нерешенными.
… Но уйти Толан не успела. Она глубоко вздохнула и оглядела кадета Лайтмана – которого вчера обвиняла на суде, и который мог по ее вине лишиться свободы. Она надеялась, что их разговор состоится не скоро, а еще лучше – никогда, но, очевидно, кадет решил ей высказать все раньше.
- Прошу прощения, дамы, - она коротко кивнула коммандеру Мори и Утаре и сделала несколько шагов в сторону, приглашая Лайтмана отойти. – Я вас слушаю, кадет. Что бы вы ни хотели сказать, сделайте это, пожалуйста, побыстрее.
-Я должна отнести список медицинских материалов в лазарет, - вспомнила Мори и исчезла со сцены.
Да наплевать на эту субординацию, думал кадет Лайтман, пока они отходили с координатором в сторону. Она ведь тоже человек, и какая разница кто здесь начальник, а кто подчиненный. В некоторых вещах не бывает разницы в статусе людей, имеет значение только то, что все они живые люди. Он ведь видел какая она была раньше, он видел ее с начала проекта, она была совсем другой. И она совсем иначе относилась к нему после инцидента на “Анадыре”, и тогда, когда он сидел в каюте под арестом. Он видел ее поддержку, сдержанную и кардассианскую, но все же поддержку. И ее взгляд всегда был другим. Илама Толан очень многими своими чертами была похожа на преподавателей из Академии Звездного флота, и только она стала первой кардассианкой, к которой он стал относиться с уважением, осознав, что вовсе не все из них виновны в том, что было сделано с Бэйджором, и что все кардассианцы на самом деле разные. Все изменилось только в момент начала суда.
Артур смотрел ей в лицо, и пытался подбирать слова.
- Глинн Толан, простите мой вопрос, но … что с вами происходит? У вас неприятности из-за.. из-за того, что мой приговор вышел оправдательным?
- Кадет, вы отдаете себе отчет, насколько недопустимо звучит ваш вопрос? – поинтересовалась кардассианка. – Со мной все порядке, что же касается решения суда, то я могу вас только поздравить. Вы выиграли, я проиграла. Я понимаю, что вам могло быть неприятно видеть меня в роли обвинителя, но так сложилось, и вам придется с этим смириться. Если моя вчерашняя роль вас разочаровала, я ничего не могу поделать. Это все, кадет? – она специально обращалась к нему обезличенно-нейтрально и не встречалась взглядом, не желая вспоминать, что вчера обвиняла не просто какого-то кадета Звездного Флота, а именно стоящего перед ней Артура Лайтмана – живого и реального.
Илама Толан на него не смотрела, хотя раньше он всегда видел, как она это делает. И ее слова "так сложилось" – однозначно означали, что она не сама выбрала свою роль. Тем не менее, его немного смущала фраза "я проиграла". Что это значило? Что это удар по кардассианскому самолюбию, по их менталитету, в котором каждый приговор всегда был известен заранее, или что-либо еще? Артур не сводил с кардассианки взгляда.
- Мэм, - сказал он, - был момент, в самом начале, когда я был почти разочарован, - Артур проигнорировал слова о том, отдает ли он себе отчет. Отчет он отдавал. Бесчисленное число отчетов, один которого краше он в последнее время только и знал, что отдавал сам себе.
- Но я понял и осознал важное. Я знаю, что так сложилось. Что вы не сами выбрали эту свою роль, но также – кто-то должен был это сделать, и я очень ценю то, что вы выполнили свою роль с честью и до конца. Вы можете подумать, что я… ну, как это, на самом деле слово "обида" и "разочарование" здесь не применимы. Потому что нет ни того, ни другого. Вы не проиграли на самом деле, глинн Толан. И я знаю, что вы не могли иначе. И теперь вы должны знать, что что бы ни случилось в жизни, как бы ни повернулось – я благодарен вам за все, что вы сделали для меня и нас всех, и в моем лице вы навсегда обрели друга, который вас никогда не предаст и окажет помощь, если и когда это потребуется.
Не все было с ней в порядке, все было на самом деле очень сложно, но Лайтман не знал, что именно. И настаивать на этом вопросе он не мог. Но он мог и должен был сказать то, что сказал сейчас.
Глаза Толан становились все больше с каждым словом землянина. Благодарен? Друга? Это звучало, как издевательство, но кадет Лайтман не был похож на человека, который стал бы говорить подобные вещи ради издевательства. Но ведь и Джарин не был похож на такого человека… Она плотно сжала губы, не давая никаким эмоциям проявиться на лице. Артур не должен был видеть, что с ней происходит – никто не должен был, и все же Толан плохо с этим справлялась, как будто какая-то маленькая, неконтролируемая часть ее сознания рвалась на поверхность и отчаянно кричала о помощи.
- Хорошо, - медленно проговорила Толан после долгой паузы. – Если это правда – пусть будет так. Но это ничего для вас не меняет: я все еще остаюсь координатором этого проекта, а вы – его участником. И вы должны соблюдать субординацию, это понятно, кадет? Я прошу вас оставить личные вопросы в стороне, - ее голос чуть заметно дрогнул, и она огляделась по сторонам, будто ища возможности сбежать из неудобной беседы.
Артур видел, что Толан пытается справиться с эмоциями, скрыть их и достаточно неудачно. Но это было ничего.. Ему показалось, что ей и правда надо было это услышать, что он сказал. Кажется ей больно досталось по итогу всего этого случившегося.
- Да, мэм, это правда. И вы наш координатор, а мы ваши кадеты. И нам не нужен никакой другой координатор, потому что вы нужны нам, а мы – вам. Пусть проект продолжается, мы все преодолеем. Все будет хорошо, мы со всем справимся. Вместе.
"Справимся вместе" – это сегодня сказала Самрита, и он это теперь повторил.
- Несомненно, субординация и порядок. Все это будет, мэм, - кивнул Артур, - все будет. Спасибо вам.
Лайтман хотел отступить на шаг назад, но не сделал этого, вытянувшись вместо этого по стойке смирно.
Женщина ничего не ответила, только очень внимательно посмотрела на Артура, а затем развернулась и пошла прочь так быстро, как только могла – лишь бы он не заметил не вовремя блеснувшие в глазах кардассианки слезы, которые она быстро загнала назад быстрыми взмахами ресниц.
«Справимся. Вместе».
Вот только у Толан не было никого – ни здесь, ни на Кардассии, – кто бы мог ей помочь справиться. Она должна была справиться одна, но уже сейчас понимала, что это невозможно, и рано или поздно она окончательно сломается и проиграет. Сегодня, завтра, через неделю или месяц – это просто вопрос времени. Почему же тогда ее так волновало, что будет с проектом, который она еще вчера собиралась покинуть и осталась здесь только по приказу гала Дохиила?
Артур повернулся и посмотрел ей вслед, провожая взглядом. Так быстро и стремительно уходят не по причинам субординации, не по причинам иного взаимоотношения подчиненных и начальников, так быстро уходят, когда пытаются скрыть эмоции. Тем более это было понятно от того, что она не ответила на его последнюю реплику. И Лайтман знал, что он защитит глинна… нет, не глинна, просто Иламу Толан, если у него будет такая возможность. Потому что она не одна, теперь они все связаны вместе, и никто не должен был быть один. Как в экипаже одного звездного корабля. "На звездном корабле – никто не один", таковы были слова известного и легендарного капитана Звездного флота.
Глинн Толан ушла, Артур медленно повернулся и ушел по коридору обратно к голокомнатам.
 
Когда Артур перехватил глинна Толан, Утара поспешно отступила и, пробормотав что-то вежливое, тоже сменила направление движения. Когда она обернулась в первый раз, кадет и координатор разговаривали, когда обернулась во второй, они уже расходились в разные стороны.
«Нормально и естественно – совсем не обязательно легко и просто, – подумала она, запоздало отвечая на слова координатора. – Как часто то, что нормально и естественно, даётся людям куда тяжелее, чем все их искусственные нагромождения!»
_________
С Мори, Утарой и Артуром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 29 Мая 2017, 10:27:24
31 августа 2384 г., начало дня
Лазарет

 
Дорога до лазарета заняла у Тенека недолгое время. Когда он вошел, практически на пороге его встретила Эвен Оро и протянула планшет.
-Результаты анализов, которые вы заказывали. Обратите внимание, некоторые из них пришли помеченными красным флажком, это значит, что в результатах есть что-то не совсем обычное. Если хотите, я могу помочь разобраться, что все это значит.
– Буду признателен. – Тенек подумал, что так действительно получится быстрее, кроме того он сознавал, что его общение с сестрой Эвен до сих пор складывалось как-то странно и неуспешно, и у него были веские основания полагать, что здесь не обошлось без его собственной вины, а точнее – его крайней негибкости в общении.
- Хорошо, - после паузы сказала Эвен. По этой задержке с ответом и лицу начальницы лазарета можно было заметить, что она удивлена, потому что ожидала другого ответа и была готова вступить в возмущенный спор и обидеться по его итогам. Но собеседник неожиданно оказался открыт к сотрудничеству, и Эвен растеряла все заранее заготовленные слова.
-Давайте где-нибудь сядем, - предложила она, наконец, - Нас не беспокоить!
- Да что вы, что вы, как можно… - иронично заметил санитар Дука, наблюдающий за этой сценой, - Желаю удачи!
Эвен наградила санитара ледяным взглядом, а затем они с Тенеком сели за одной из медицинских консолей и запустили данные планшетки на поверхности перед собой.
-Для меня очень важно, что вы цените второе мнение. Давайте посмотрим… - Эвен склонилась к плечу вулканца и тот почувствовал сильный цветочный аромат ее духов, - Вот этот красный флаг выскочил первым, - палец баджорки указал на строчку, соответствующую пациенту “Тенма, Дж.”, - В чем же дело? Хм… кажется, тут какая-то ошибка, - щеки женщины начали краснеть, когда она вгляделась в данные результатов, - Наверное, в лаборатории перепутали… Генетические маркеры не совпадают с данными о расе в основной карте. Мне очень жаль, мистер Тенек… Я не знаю, чем еще это объяснить.
Тенек чуть нахмурился, вглядываясь в появившиеся на экране данные: в его памяти сразу же всплыл неудачный разговор с врачом Тенмы и тут же – разговор с самим Тенмой, таким же открытым и легкомысленным, какими были многие знакомые Тенеку земляне. Если это не было ошибкой, сам кардассианец (или не совсем кардассианец?) был явно об этом неосведомлён. Все элементы вместе выглядели слишком хорошо подходящими друг к другу, но вероятность ошибки была не равна нулю, а значит, нужно было уточнить эту информацию.
– Давайте убедимся, что это на самом деле – ошибка или нет, – сказал Тенек. - Кто проводил анализ?
-Я убью Эйлу… - негромко проговорила Эвен, - Так меня подвести! Позвать ее сейчас, или сначала посмотрим остальные случаи, вызывающие вопросы?
– Посмотрим все остальные, – после недолгого размышления ответил Тенек, решив не отвлекаться на метафорическую идею убийства в лазарете, – если обнаружатся другие потенциальные ошибки, мы проверим их все сразу.
«Зачем они пользуются такими сильными духами?» – промелькнула у Тенека в голове неуместная мысль: духи мисс Эвен были куда интенсивнее запахов из аромолампы, которую он изредка использовал во время медитаций.
-Хорошо, - в голосе Эвен все еще было слышно затаенное напряжение и гнев на подчиненную, которая поставила ее в неудобное положение.
Эвен потянулась и открыла следующий результат, отмеченный системой.
“Баккер С.”
-О! - складка на лбу женщины мгновенно разгладилась, - От всей души надеюсь, это уже не ошибка. С этим радостным событием можно поздравить! Посмотрите на этот замечательный уровень хорионического гонадотропина землян! Вы знаете, что это значит?
– Безусловно, – сказал Тенек, удивляясь, но в отличие от баджорки не испытывая никакого восторга. И не только в связи с безэмоциональностью: учитывая, какими событиями ознаменовалось начало проекта, благополучно провести беременность его участницы могло оказаться не самым простым делом.
-Судя по количеству единиц ХГЧ, срок около трех недель, - продолжила восхищаться Эвен, - Но конечно, вам надо будет провести другие исследования, чтобы уточнить ПДР. Разумеется, после того, как вы поздравите ее. Дети - это же такое счастье!
– Остаётся надеяться, что мисс Баккер не окажется снова в области конфликта кардассианцев и маки или в области действия агрессивной разумной аномалии, – остудил её восторг Тенек. – Учитывая участие в проекте «Альфа», со стороны мисс Баккер было крайне легкомысленно не обновить прививку вовремя.
-О, не будьте таким пессимистом! - отмахнулась Эвен Оро, - Беременность - это не болезнь. Женщины в Звездном Флоте не списываются на берег и продолжают трудиться до последнего. Скажите мисс Баккер, что ей следует поговорить с коммандером Мори - на станции есть программа для молодых матерей, и коммандер знает, что делать с нагрузками. Ох, я вам даже завидую из-за такой пациентки, это каждый раз так волнительно - первые слезы радости, когда вы сообщаете родителям, первый звук сердцебиения, коробка с милыми детскими вещичками, которую вы им подарите...
– Для начала придётся сообщить мисс Баккер, что с этого момента ей необходимо соблюдать адекватный суточный режим и избегать недосыпания, – заметил Тенек, оставив без комментариев слова о слезах радости и детских вещичках. – Я сомневаюсь, что она воспримет это позитивно, учитывая количество модификаций для регаты. Давайте откроем следующую запись.
-Она поймет, что теперь у нее есть что-то более важное, чем регата - она выполняет свое предназначение и реализуется как женщина, - напоследок улыбнулась Эвен Оро перед тем, как открыть следующую запись.
“Толан, И.”
-Кажется, это ваша начальница? Ха! - Эвен мысленно проанализировала показания, - Она выглядит такой строгой и правильной и гоняет вас, а у самой… Видите? Она явно пила алкоголь накануне анализа, причем это был не просто бокальчик спрингвайна вечером трудного дня. А еще… хм, такого я раньше не видела… Но не волнуйтесь! Это не то, что у мисс Перим. Это вещество определенно точно снотворное, просто не федерального производства. Что логично, ведь ваша начальница не из Федерации и могла привезти с собой свои лекарства. Но только доза что-то великовата. После такого количества в смеси с алкоголем она должна была проспать всю ночь и не проснуться, даже если бы станция раскололась пополам.
Тенек отреагировал на этот результат совсем иначе. Голос его прозвучал с оттенком сомнения:
– Глинн Толан сама настаивала на проверке и согласно записям лазарета, по собственной инициативе пришла сдать кровь. Это не похоже на легкомыслие.
Вулканец задумался. Это не было похоже на легкомыслие, это было похоже на проверку, хотя ему самому никогда бы не пришло в голову проверять кого-нибудь таким образом.
– Мисс Тари сама взяла у глинна Толан образец крови?
- Нет, его брала я, - ответила Эвен.
Значит, образец настоящий, подумал Тенек. Он глубоко сомневался в том, что это могло получиться случайно: первое – так демонстративно, на фоне тотальной проверки, второе – после подчёркнутых настояний доложить о любой мелочи, которая касалась бы наркологической угрозы, третье – как раз после сложного и конфликтного разговора о её здоровье. У глинна Толан должны были быть веские причины так поступить, и эти гипотетические причины Тенеку не нравились.
– Это… интересно, – комментарий вулканца был лаконичным и малоинформативным. – Давайте смотреть дальше.
________________________
с сестрой Эвен


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 29 Мая 2017, 10:28:31
31 августа 2384 г., начало дня
Лазарет


-Это основное, - сказала Эвен с каким-то даже сожалением, потому что закончившиеся интересные анализы означали, что скоро ее время сидеть рядом с интересующим ее Тенеком закончится, - Остальные анализы находятся в пределах нормы.
– Хорошо, – Тенек оторвался от консоли и повернулся к сестре Эвен. – Тогда пригласим сестру Тари и уточним информацию относительно мистера Тенмы.
 
Через несколько минут медсестра Тари Эйла стояла перед ними. Судя по ее растрепанному виду, ее подняли с постели после ночной смены.
-Тари, - строго обратилась к ней начальница, - У мистера Тенека есть к тебе несколько вопросов.
Почувствовав тон беседы, девушка заметно напряглась.
Тенек слегка покосился на сестру Эвен – он не планировал разнос, тем более, что ошибки, возможно, и не было.
– Мисс Тари, вы не могли бы прокомментировать результаты анализа крови мистера Джеза Тенмы? – сказал он. – Результат… достаточно неожиданный.
-Я просто выполняла техническую работу, я не смотрела на результаты, - сразу начала оправдываться Тари.
-И может быть, ты где-то перепутала маркировки? - предположила Эвен Оро.
-Нет! - воскликнула Тари, - Я была очень внимательна, я не могла допустить такой ошибки…
Девушка склонилась над консолью с результатами анализа Джеза Тенмы.
-Я не знаю, как это получилось. Теперь я, конечно же, вижу странность. Этот анализ не принадлежит кардассианцу, тут бесспорно присутствует баджорская ДНК… Но это же значит, что мистер Тенма, он… гибрид? - последнее слово Тари произнесла так, как будто это было что-то неприличное, - Но должно быть какое-то другое объяснение! Например… например, что, если ему в детстве пересаживали костный мозг? Вы знаете о чем-то таком? - она обернулась к Тенеку, - Вы же
изучали его карту, может, он чем-то болел в детстве?
Разум Тенека фиксировал каждую интонацию собеседниц, и брезгливая интонация Тари не укрылась от его внимания. К сожалению, изредка ему приходилось замечать эту интонацию даже у вулканцев, так что Тенек не заблуждался на счёт её значения.
Врач не вправе брезговать пациентом, и, признаться, «рейтинг» мисс Тари в личном информационном пространстве Тенека заметно понизился. Конечно это ещё не значило, что она пренебрежёт своим долгом или выдаст врачебную тайну, конечно сейчас разговор проходил только в присутствии медиков, а между медиками на памяти Тенека никогда не было секретов, и всё же…
– Помните, мы обсуждали детскую болезнь мистера Тенмы? – обратился Тенек к мисс Эвен. Он очень надеялся, что медсестра вспомнит именно сам факт обсуждения, а не некоторые неудобные сейчас подробности. И ещё он очень надеялся на то, что обе женщины не смогут отличить последствия проведённой пересадки от врождённых особенностей метиса. Мистер Тенма имел право хранить свою личную тайну, даже если сам о ней не знал.
Эвен наморщила лоб, вспоминая.
-Да, кажется, мы обсуждали детские болезни баджорцев и кардассианцев, - наконец, произнесла она, - Но, честно говоря, у меня было столько забот, что я выбросила тот разговор из головы. Разумеется, после того, как поручила подобрать для вас статьи и данные из Баджорского научного института. Так это было насчет мистера Тенмы?
Тенек утвердительно кивнул и сказал, обращаясь к Тари Эйле:
– Благодарю вас, мисс Тари. Теперь мы знаем, что с вашей стороны ошибки не было, и полученная в результате анализа информация достоверна.
-Но все-таки как вы это объясните? - Тари все еще выглядела встревоженной, даже хотя ей подтвердили, что она все сделала правильно.
Ложь. Тенек не лгал уже больше двадцати лет и не мог даже вспомнить последней наивной лжи из детства. Почему так легко было говорить правду в родном мире, и стало трудно, даже порой невозможно в мире эмоциональных? Условности, дискриминация, презрение, ненависть – эмоции и снова эмоции, которые делали людей предвзятыми до слепоты. Чего будет стоить Тенме раскрытие его тайны, Тенек не мог себе представить, но он видел, как ревностно охраняла эту тайну его семья и понимал, что для этого были веские причины. Сам он на месте Тенмы предпочёл бы оказаться изгнанным из родного мира, чем скрывать собственное происхождение, но этот выбор принадлежал не ему. После презрительного упоминания «гибридов» – даже не метисов – Тенек не был уверен в достаточной лояльности мисс Тари к его пациенту.
– Так же, как и вы, – ответил он медсестре. – Кардассианцы неохотно делятся информацией и технологиями, однако теперь я знаю, какое именно лечение мистер Тенма проходил в детстве.
Тари просияла:
-Значит, я и тут не ошиблась!
Эвен однако не спешила радоваться и выглядела задумчивой, как будто пыталась в подробностях припомнить разговор, упомянутый вулканцем.
-Что вы планируете делать дальше с этими результатами? - спросила она Тенека.
– Уточнить список противопоказаний, опираясь на новые данные, – ответил Тенек (и это было правдой для обеих версий особенностей Джеза Тенмы). – Но давайте сперва отпустим мисс Тари: как я понял, мы помешали её отдыху.
-Да, - согласилась Эвен, - Можешь идти, Тари. Но несмотря на то, что сегодня все обошлось, тебе не следует расслабляться и терять бдительность, когда ты работаешь в лаборатории.
-Да, мэм, - ответила Тари Эйла и поспешила покинуть лазарет, пока на нее не свалилось какое-нибудь новое поручение.
 
Тенек дождался, пока за девушкой закроется дверь, выждал ещё немного и повернулся к мисс Эвен. Лицо его было очень серьёзным, а взгляд испытующим.
– Я почти солгал, – сказал он. – Одна из версий мисс Тари действительно была правильной, кардассианцы действительно крайне осторожны в предоставлении информации, и я знаю, какое лечение проходил мистер Тенма, но это не была пересадка костного мозга от баджорского донора, хотя я надеюсь, что мисс Тари поверила именно в это. Это лечение подразумевало уничтожение внешних признаков баджорской расы. Мистер Тенма – действительно метис. – Тенек сделал паузу, внимательно изучая реакцию сестры Эвен, затем продолжил. – Мисс Эвен, я обязан вам это сказать, поскольку в случае моей недееспособности на станции должен быть медик, который сможет оказать мистеру Тенме квалифицированную помощь и не убьёт его несовместимыми с его организмом препаратами. Вы же не только являетесь исполняющей обязанности главы медицинской службы этой станции, но и относитесь к межрассовым метисам без ненависти и презрения, я понял это, когда вы без неподобающих эмоций упомянули о возможности баджорцев и кардассианцев иметь общее потомство. Я должен был вам это сказать, но я настоятельно прошу вас более никому из персонала не доверять эту информацию. Право обнародовать её принадлежит мистеру Тенме и только ему. Я думаю, вы гораздо лучше меня ориентируетесь в том, почему именно.
-Мистер Тенек… - Эвен была поражена речью вулканца и взволнованно прижала свою ладонь к пышной груди, - Вы умеете лгать?.. Ох, впрочем, не важно. Я понимаю, о чем вы говорите, и вы даже не представляете, как я ценю ваше доверие. Разумеется, я немедленно запрошу информацию, касающуюся лечения метисов, чтобы быть наготове, если это понадобится. Не могу сказать, что много имела с ними дело раньше. Но почему он сам не сказал нам?
– Позволю себе предположить, что он этого не знает, – в голосе стажёра послышалась нотка осуждения, – и я прошу вас не информировать его об этом, – (вопреки осуждению Тенек отнюдь не предложил немедленно сообщить Джезу Тенме правду). – Мы не владеем всей полнотой информации и не знаем всех особенностей его ситуации, поэтому мы не будем радикально вмешиваться в комплекс решений, принятых членами его семьи. Что касается лечения метисов, в архивах доктора Башира содержатся данные по ведению пациентки Торы Зиял; позволю себе предположить, что это самый полный анализ организма метиса, рождённого от брака кардассианца и баджорки. Если же вам понадобится дополнительная информация… Вы сумеете получить её так, чтобы никто не связал тест мистера Тенмы и этот запрос? Позволю себе напомнить вам, что из-за моей неосторожности мисс Тари теперь имеет некоторое представление о его результатах.
-Тора Зиял, да… - задумчиво повторила начальница лазарета, - Я помню это имя. Также на Бэйджоре после Оккупации остались другие дети, рожденные от подобных союзов, поэтому информация об их физиологии существует, и мне не будут задавать лишних вопросов… Обычно кардассианцы избавляются от незаконнорожденого потомства сразу, в их культуре бастарды считаются пятном на репутации, которая может испортить военную и политическую карьеру. Однако, иногда зов крови оказывается сильнее, и таким детям позволяют жить - в секрете, сослав их на отдаленную нейтральную планету. Или бросив в спешке, когда Оккупация сворачивалась. В послевоенные годы на нашей планете осталось много сирот, и мы не делали различий - свои или чужие. Но вы должны понимать, что быть метисом на Бэйджоре все равно не просто, хотя и легче, чем на Кардассии, где это попросту невозможно. На обеих планетах такое происхождение все еще ассоциируется со стыдом, насилием или предательством. И если мистер Тенма действительно не знает… Кто-то обязан ему сказать. Иначе однажды он окажется в смертельной опасности со стороны других кардассианцев и не будет этого ожидать. Но разумеется, мистер Тенек, это решение принимать вам.
– Прежде чем принимать это решение, я хотел бы поговорить с отцом мистера Тенмы, – признался Тенек. – Возможно, нам неизвестны обстоятельства, которые делают информирование нашего пациента ещё более опасным, чем сокрытие правды.
-Это ваш пациент, - признала Эвен, - Поэтому вам определять, как лучше поступить.
Тенек кивнул: это решение надо было принять в ближайшее время, и оно было непростым, тем более, что вулканец из рук вон плохо ориентировался в этой проблеме. Теоретически он, конечно, знал, что у других народов, населяющих Галактику, бывают незаконнорождённые дети и с этим есть какие-то проблемы, но если ты родился в мире, где все дети считаются законными, масштаб этих проблем очень трудно понять и оценить. Вулканское общество не было идеальным – вовсе нет, и Тенек хорошо это знал, но проблемы этого общества настолько сильно отличались от проблем даже ближайших соседей, что вулканскому стажёру далеко не всегда удавалось правильно сориентироваться.
– Мне надо доложить глинну Толан, – сказал Тенек, возвращаясь от этих непростых мыслей к реальности, и, вспомнив, что этикет эмоциональных требует выражать благодарность добавил:
– Я признателен вам за помощь.
____________________________
с сестрой Эвен


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 30 Мая 2017, 10:22:49
31 августа 2384 г., начало дня
Кабинет глинна Толан

 
Перед тем как уйти из лазарета, Тенек вызвал Ракара.
– Мистер Ракар, мне необходимо обсудить с глинном Толан результаты проверки, я задержусь ещё на некоторое время.
Ракар в этот момент уже стоял в катере, который им выдали по результатам презентации, и разбирал стенную панель. Рроу сидел за консолью пилота, Джез находился здесь же.
– Я уже понял, что у вас надолго, Тенек, - ответил Ракар, который некоторое время назад понял, что ждать Тенека придется неприемлемое количество времени, и пора начинать заниматься другими делами.
– Мы немного изменили планы и проведем совещание, когда вы освободитесь, конец связи, - Ракар отключил дельту.
 
***
 
Ближайший компьютерный терминал проинформировал Тенека о том, что глинн Толан у себя в кабинете, и вулканец скоро оказался перед нужной дверью. Тенек нажал вызов, не рассчитывая на долгое ожидание: глинн Толан хотела получить результаты как можно скорее, значит она наверняка ждала его визита.
Дверь перед Тенеком открылась практически сразу после звонка, и вместо приветствия он услышал короткое «Проходите», которое Толан сопроводила кивком головы, указав на кресло напротив. В прошлый раз беседа в кабинете координатора сразу после собрания закончилось для Тенека предупреждением и испытательным сроком, но сейчас женщина определенно не была настроена на долгую беседу.
Вулканец вошёл, дверь за ним закрылась.
– Результаты наркологический экспертизы, мэм, – сообщил Тенек подавая кардассианке падд, в котором содержалась сводная таблица по содержанию, а точнее во всех строках, кроме одной, по отсутствию психоактивных веществ в организмах всех, кто подвергался проверке. – Все тесты свидетельствуют о нормальном состоянии организма и отсутствии опасной концентрации психоактивных веществ; все, кроме одного, – вашего мэм. Подробности вы можете посмотреть в отдельной папке под вашим именем.
Толан быстро пробежала глазами данные в падде, ненадолго задержав взгляд на своей строчке, а затем отложила падд в сторону и обратилась к Тенеку:
– У вас все? Есть еще что-то, что я должна знать о состоянии здоровья своих кадетов? Если нет, можете быть свободны.
– Только вопрос, мэм, – сказал, Тенек, – зачем вы это сделали? Если это была проверка моей компетентности или компетентности медперсонала станции, то я категорически возражаю против проверок, подвергающих опасности вашу жизнь и здоровье. – (то, что глинн Толан ради каких-либо целей может подвергнуть опасности чужое здоровье, стажёру даже в голову не пришло). – В стандартных условиях доза снотворного даже в сочетании с алкоголем не была летальной, но процент смертельных случаев из-за уникальной реакции организма на подобное сочетание достаточно велик, чтобы относиться к этой статистике со всей серьёзностью.
– У меня нет сомнений в вашей компетентности, мистер Тенек, - сухо ответила Толан. – И, как видите, я все еще жива, так что волноваться вам не о чем. Я получила результаты, которые меня интересовали, и раз все кадеты здоровы и могут выполнять свои функции, то вопросов к вам у меня больше нет.
Кардассианка не ответила на вопрос, но половина дела была сделана: Тенек проинформировал её о потенциальной опасности её собственных (как он думал) действий и тем самым выполнил свой врачебный долг. Оставалось надеяться, что глинн Толан в будущем будет осмотрительнее.
– Да, мэм. Но есть ещё одно обстоятельство. Оно не касается состояния здоровья и не несёт в себе какой-либо угрозы, однако в будущем серьёзно повлияет на определение дозволенного уровня нагрузок. Мисс Баккер ожидает ребёнка. После разговора с вами, я собираюсь немедленно информировать её об этом, затем она сможет согласовать все необходимые изменения с вами и коммандером Мори. Позволю себе напомнить, что мисс Баккер была среди победителей голосования, и может получить определённую нагрузку на станции, а всю нагрузку теперь будет необходимо согласовывать с положением молодой леди.
Толан взглянула на Тенека, и на ее лице появилось выражение, которое можно было бы охарактеризовать как «Только этого еще не хватало!». Она задумалась на несколько секунд, решая, что делать с этой информацией. Больше всего ей сейчас хотелось свалить эту информацию на кого-нибудь, кто сможет ею правильно распорядиться, сделать выводы и предпринять какие-то шаги… но таким человеком должна была быть сама Толан, а у нее на это не было сил.
– С этого и надо было начать, - заметила она, наконец. - О своем здоровье я не узнала ничего нового, а вот положение кадета Баккер меня беспокоит. Как вы полагаете, она сможет успешно закончить участие в проекте? Каковы вообще предписания в Федерации относительно беременных женщин, находящихся на службе?
Толан не была уверена, что Тенек – именно тот человек, который сможет дать ей нужные ответы: он был плохо знаком с порядками Звездного Флота. Но откуда-то надо было начинать, и сейчас ей нужна была помощь в принятии любых решений, а сваливать опять все на коммандера Мори не позволяла совесть. На Кардассии все было проще, но представить себе молодую незамужнюю девушку, забеременевшую во время обучения в Академии... нет, это было просто недопустимо! Кадет Баккер казалась ей серьезной и рассудительной молодой девушкой, и поэтому такая ситуация и вовсе не укладывалась у координатора в голове. 
С чего следовало начать, Тенек оставил без комментариев и перешёл сразу к ответу на конкретный вопрос:
– В Федерации беременность не является препятствием к исполнению служебных обязанностей, – ответил он.
Может быть, стажёр и не сотрудничал до сих пор с представителями Звёздного Флота, но ситуацию в целом представлял себе достаточно ясно. Его собственное мнение на этот счёт не совпадало ни с избыточным оптимизмом сестры Эвен, ни с избыточным скептицизмом глинна Толан.
– Леди, ожидающие ребёнка, продолжают работать по специальности, однако им следует избегать деятельности, которая может негативно сказаться на их здоровье и здоровье ребёнка. К примеру, инженер может по-прежнему работать с диагностикой состояния корабля, заниматься проектированием прототипов или тестированием голографических моделей (разумеется при условии соблюдения протокола безопасности), однако она не должна подвергаться радиоактивному облучению или вступать в контакт с опасными для здоровья химическими реагентами. Само собой, эти примеры не являются исчерпывающим списком допустимых работ и противопоказаний, но я готов предоставить вам эти списки с учётом расы мисс Баккер, её возраста и срока беременности, расписав прогрессию ограничений по неделям.
– Хорошо, сделайте это, - Толан прикрыла глаза и устало потерла веки.
Бессонная ночь и количество выпитого накануне сказывались, но еще больше – мысли о необходимости совсем скоро вновь встретиться с Джарином. Но пока ей нужно было сосредоточиться на делах проекта.
– А эта регата? Вы полагаете, Баккер можно лететь в составе команды? Хоть регата – и не задание проекта, я могу отстранить ее от участия. Если ее врач порекомендует, конечно, - чуть заметно хмыкнула женщина, уже знакомая с осторожностью Тенека.
– Это будет нарушением законодательства Федерации, – с глубокой серьёзностью сообщил Тенек. – Если бы срок беременности мисс Баккер был существенно больше или имелись бы определённые патологии, мы могли бы изучить все необходимые во время регаты манёвры и в случае избыточного риска запретить мисс Баккер участие в ней, но в данный момент у нас нет достаточных оснований подвергать её дискриминации по сравнению с другими участниками проекта… – вулканец оборвал себя на полуслове, внимательно посмотрел на координатора и произнёс: – Глинн Толан, в данный момент ваше самочувствие вызывает бόльшую озабоченность, чем самочувствие мисс Баккер. Вы уверены, что вам не нужна медицинская помощь?
_______________________
с замученным координатором


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 30 Мая 2017, 10:23:17
31 августа 2384 г., начало дня
Кабинет глинна Толан

 
В ответ на описании ситуации кадета Баккер Толан согласно кивнула: у нее не было цели исключать землянку или хоть как-то вмешиваться в развлечение кадетов под названием «регата», зато было любопытно посмотреть, как далеко зайдет желание Тенека перестраховаться.
- Тогда передайте мисс Баккер, чтобы зашла ко мне сразу после вашего разговора, - подытожила кардассианка и потянулась к падду, но последний вопрос медика заставил ее отказаться от этой идеи.
Помочь? Да, ей нужна была помощь – спасти ее семью, убрать угрозу в лице Джарина, снять этот груз с ее плеч… Женщина усмехнулась краешком губ и покачала головой:
- И как же вы хотите мне помочь? Не думаю, что вы сможете.
– Почему вы так думаете? – голос Тенека прозвучал по-прежнему флегматично, но в глубине души вулканец был немного задет: совсем недавно кардассианка сказала, что не сомневается в его компетентности, и вот теперь прямо заявляет о том, что не доверяет его квалификации. – Сейчас ваш организм ещё не вполне оправился от последствий вашего неосторожного эксперимента, кроме того, некоторые ваши движения выдают избыточное напряжение мышц, которое свидетельствует либо о недостаточном отдыхе, либо о психическом напряжении, либо и о том, и о другом вместе. Эти симптомы могут быть устранены. Не стопроцентно, если вы не намерены отправиться отдыхать немедленно, или если на вас действует постоянный стрессобразующий фактор, но вы сможете избавиться от существенной части негативных физических ощущений.
- Вот как, - этот разговор стал казаться Толан даже забавным. – Что же это за волшебная таблетка, которая поможет мне избавиться от «негативных физических ощущений», а заодно усталости и стресса? Если она у вас есть, возможно, мне действительно стоит зайти в лазарет. Ну или пришлите мне в кабинет какое-нибудь лекарство от головной боли, и будем считать, что вы уже помогли.
Тенек никак не мог понять, что означают своеобразные интонации координатора, кажется, это в принципе было за пределами его способности к пониманию, но вот неожиданной готовностью глинна Толан к лечению точно следовало воспользоваться для её же блага – пока она не передумала.
Вулканец открыл сумку и извлёк гипоспрей:
– Я считал вероятность вашего согласия достаточно низкой, но не равной нулю, поэтому взял с собой наиболее подходящий антидот. Этот препарат вступит в контакт с веществами, которые продолжают по затухающей отравлять ваш организм, и образует с ними безопасные соединения. Вы позволите?
- Вы носите лекарства на все случаи жизни с собой? Вы меня пугаете, мистер Тенек, - покачала головой женщина, но никак не стала возражать и даже чуть наклонила шею, давая возможность вулканцу воспользоваться гипоспреем. Что бы там в шприце не было, едва ли оно сможет сделать ей хуже, чем снотворное Джарина – и Толан имела в виду вовсе не возможность выспаться, а последствия для себя и своей семьи.
– Конечно, нет, – пожал плечами Тенек и протянул руку, чтобы сделать инъекцию, – но я видел результаты вашего анализа и собирался зайти к вам с отчётом. Было только логично взять с собой соответствующее лекарство. Это так же естественно, как взять на встречу с мисс Баккер выдержку из результатов её теста, чтобы дать ей возможность удостовериться в отсутствии ошибки.
Тенек убрал гипоспрей и добавил:
– А вот сканера в данный момент у меня нет, поскольку я не слишком рассчитывал на ваше сотрудничество. Тем не менее я могу определить очаги избыточного напряжения с помощью эмпатии низшего уровня. Вы можете не беспокоиться, я не считаю ваших эмоций, только определю точки, которые необходимо активизировать, чтобы нормализовать состояние мышц, и сообщу вам свои рекомендации – они вариативны, и вы сможете выбрать, каким из них последовать. Каково будет ваше решение?
- Я… Я бы предпочла обойтись без эмпатии, - покачала головой Толан и отодвинула свое кресло в сторону. – Этого лекарства будет вполне достаточно. Мне кажется, оно уже действует.
Как и все военные, Толан проходила обучение и могла противостоять вулканской телепатии, но сейчас не была уверена в своих способностях контроля разума, и одна только мысль о чтении даже не мыслей, а эмоций вызывала у нее ужас. Она не хотела, чтобы Тенек – или кто-либо еще – почувствовал хотя бы оттенок ее эмоций и ее состояния в настоящий момент, а с этими телепатами всегда был такая вероятность.
- Закончите с мисс Баккер и передайте ей, чтобы я ее жду, - формальным тоном проговорила женщина.
– В таком случае я рекомендую вам зайти к мисс Эвен и попросить её провести сканирование, – Тенек снова взял падд, который принёс глинну Толан, и принялся быстро набирать на нём символы. – Покажите ей эту запись, она поймёт, что делать. Затем проконсультируйтесь с ней относительно терапии – спектр достаточно велик от теплового аккупунктурного воздействия до вулканского нейромассажа. Выбор, разумеется, останется за вами.
Тенек умолчал о том, что вулканский нейромассаж лично для него был наименее предпочтительным вариантом: врачи практиковали его, если в том была необходимость и никто из близких пациента не мог взять этот труд на себя, но процедура относилась к категории особенно личных, и её предпочитали доверять наиболее возрастным врачам или жрецам, с максимально высоким уровнем самодисциплины. Увы, таких кандидатов на станции не было, а умолчать о наиболее эффективной форме воздействия стажёр не имел морального права. Оставалось надеяться, что глинн Толан с её нелюбовью к эмпатии предпочтёт что-нибудь другое.
– Я передам мисс Баккер ваше распоряжение, – сказал вулканец направляясь к двери.
Когда за Тенеком закрылась дверь, Толан с облегчением вздохнула. Во-первых, потому что голова действительно перестала болеть и немного прояснилась, а, во-вторых, что у нее теперь появилась возможность в спокойной обстановке прочитать, что же показал токсикологический анализ. У нее была надежда проследить следы происхождения вещества, которое Джарин использовал в качестве снотворного – и узнать о нем чуть больше. Точнее, не столько даже о нем – Толан не была химиком и ее весьма опосредованно волновало, что же ей подмешал Джарин, -  сколько о его упоминании и использовании. Кто знает, что ей удастся найти?.. 
_______
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 30 Мая 2017, 18:17:20
31 августа 2384 г., начало дня
Стыковочное кольцо, ангар 13 и коридор рядом

 
После визита к глинну Толан Тенек направился в ангары, где полным ходом шла подготовка катеров. Самрита должна была быть там, и он быстро нашёл её возле катера первой команды. Судя по всему, пилоты работали отдельно, из первой команды кроме Самриты поблизости был только Освальд. Тенек отозвал девушку в сторону и протянул ей падд.
– Результаты вашего анализа. На второй странице данные, по которым вы можете удостовериться в его безошибочности.
Когда Тенек целенаправленно направился к ней, Самрита заметно напряглась. Неужели… Нет, не может быть! Не должно! А уж когда они отошли на значительное расстояние от Освальда, Самрита и вовсе практически тряслась от страха. Правда, ее не покидала мысль, что если бы у нее нашли хронитоны, их бы нашли и у Освальда, но Тенек пришел только к ней… Она не спускала внимательного взгляда с вулканца, но по его лицу было решительно невозможно что-то понять.
«Вот ты и влипла, Сэм», - грустно вздохнула девушка, включая падд.
Пару мгновений она сосредоточенно разглядывала результаты, потом подняла удивленный взгляд на Тенека:
- Что это такое? – недоверчиво поинтересовалась Самрита. -  Это какая-то ошибка, это не мое.
– Ручаюсь вам, это ваше, – сказал Тенек и перелистнул «страницу» файла. – Вот здесь дата вашей последней прививки и этап развития плода, а здесь параметры по которым был определён результат.
- П-плода? – аккуратно переспросила Самрита. То, что говорил Тенек, было как-то совсем нереально…
Она послушно взглянула на предоставленную информацию: все так, последнюю прививку она ставила в Академии, а потом планировала обновить ее на станции, но все так завертелось, что ей стало не до этого. Потом же, когда случилось непредвиденное, они нашли нужные вакцины на «Анадыре», но то ли неправильно их поставили, то ли атмосфера, вода и еда на планете так на них повлияли… В общем, результат теперь Самрита видела перед собой.
Она быстро отсчитала назад на три недели: все сходится, тогда они с Освальдом действительно были на планете. Чуть больше времени заняло понять, что же было три реальные недели назад – тогда проект был распущен на короткое время после аномалии и… ну, в принципе, Самрита никому не отчитывалась, что делала все это время.
Девушка еще раз недоверчиво пробежала глазами результаты и посмотрела на вулканца – она казалась испуганной и очень беззащитной.
- И что теперь будет?..
Тенек посмотрел на неё, как на ребёнка: вопрос был очень детский, примерно то же самое спросила его младшая сестра, когда на седьмом году жизни ей сообщили о брачном выборе.
– Я составлю для вас график понижения нагрузок и программу родительской подготовки по стандартам землян. Если ваш... – Тенек хотел сказать «муж», но вспомнил, что земляне довольно легкомысленны в брачных отношениях и поправился: – ...отец вашего ребёнка находится на станции или может прибыть на неё, он примет участие в этой программе и подготовится к исполнению отцовских обязанностей. А прямо сейчас вам следует посетить глинна Толан и коммандера Мори, чтобы согласовать с ними все аспекты вашей дальнейшей работы в проекте. Глинн Толан уже ждёт вас.
- Подожди, подожди, все слишком быстро! – замахала руками Самрита, которая и правда выглядела обескураженной и сбитой с толку. – Мне надо все обдумать… Я надеюсь, ты еще никому ничего не сказал? Потому что… - она тяжело вздохнула и подняла взгляд на Тенека, - я еще не уверена, что вообще хочу оставлять этот… плод.
– Пока об этом знают только сестра Эвен, глинн Толан и я, но вы же не собираетесь убить ребёнка, тем более ребёнка, не страдающего фатальными патологиями? – слегка нахмурился Тенек. – Если вы не хотели иметь детей, вам следовало подумать об этом раньше, а сейчас этот ребёнок уже существует, у него есть будущее, которое вы не вправе у него отнять. И у него есть отец, перед которым вы тоже несёте за него ответственность.
- Что? Эвен, Толан?.. – глаза Самрита расширились от ужаса, и она прикрыла рот рукой. – Ты не мог!.. Это… это их не касается! По крайней мере, не сейчас! Я сама должна принять решение…Ох, что же ты наделал… - в глазах девушки блеснули слезы, которые она быстро вытерла.
Голос Тенека стал заметно жёстче и строже:
– Так вы действительно хотите уничтожить ребёнка даже без медицинский показаний? Я никогда бы не подумал, что женщина из Федерации может сделать настолько неэтичный выбор. Над вами не давлеют предрассудки, вам не грозит отторжение общества, как у многих наших соседей, и вы не можете так просто перечеркнуть будущее разумного существа, словно это обычная колония неразумных клеток. И это не считая того, что вы собираетесь лишить мужчину его потомка, и даже не задумываетесь над тем, что он имеет такое же право на ребёнка, как и вы.
- Черт, Тенек, просто дай мне время! – всхлипнула Самрита. – Мне надо подумать и решить самой, и не надо на меня давить! Это все слишком неожиданно, а ты уже успел сказать полстанции, и, главное, Толан. Она меня выкинет из проекта! Тебе вообще что-нибудь о врачебной тайне рассказывали, или только о том, как капать на мозг своим пациентам, заставляя их делать так, как ты хочешь? – щеки девушки раскраснелись от волнения и гнева.
Тенек посмотрел на Самриту с упрёком: как можно скрыть беременность, если не собираешься убивать ребёнка? Разве допустимо такое бессмысленное, абсолютно необоснованное преступление? А если так, разве может это считаться врачебной тайной?
– Я приму к сведению ваше мнение, – ровным голосом ответил вулканец. – Однако сестра Эвен первой узнала об этом, поскольку помогала мне разбирать результаты анализов, а глинн Толан не собирается выгонять вас из проекта. Она спросила меня о правилах, принятых на этот счёт в Федерации и собирается согласовать с вами все особенности вашего будущего графика работы. Мы можем попросить их и коммандера Мори не разглашать пока ваш новый статус, чтобы дать вам возможность справиться с эмоциями, но я настоятельно прошу вас поговорить с отцом вашего ребёнка, как только вы успокоитесь.
- Еще и коммандер Мори!.. – застонала Самрита. – Может быть, мне проще наклейку на лоб повесить, чтобы все знали? – она с загнанным видом огляделась по сторонам и сделала глубокий вдох, пытаясь собраться с силами и успокоиться. Получилось не очень. – Так, вот что! Я запрещаю тебе распространяться о моем состоянии кому бы то ни было – и я знаю, что я имею право это требовать. С Толан я сама поговорю, с отцом ребенка тоже, и вообще – разберусь с этим. Это мои проблемы! И что делать дальше с ребенком, я тоже решу сама, но не сейчас. Сейчас я просто не могу! У меня регата, проект… – она спрятала лицо в ладонях и отвернулась, а ее плечи вновь вздрогнули.

________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 30 Мая 2017, 18:24:53
31 августа 2384 г., начало дня
Стыковочное кольцо, ангар 13 и коридор рядом

 
На плечо девушки легла странно горячая и словно бы излучающая уверенность и спокойствие рука вулканца. Его голос тоже изменился.
– Успокойтесь, – негромко сказал он, – коммандер Мори ещё не знает, вы можете поговорить с ней сами. Решение в этом вопросе принадлежит двум людям, не только вам, но если лично вы откажетесь вынашивать ребёнка, есть другой способ, отличный от убийства. Если отец ребёнка не откажется от него, вашего ребёнка может выносить другая женщина – для него, если же вы оба откажетесь, ребёнка выносит женщина, неспособная зачать, он станет будущим другой семьи, и вы больше никогда о нём не услышите. Прошу вас, помните об этом. И ещё о том, что Космос тоже когда-то был всего лишь точкой в пространстве. Подумайте, где были бы все мы, если бы кто-нибудь решил, что Большой взрыв – это слишком хлопотно.
Самрита подняла на Тенека заплаканное лицо и всхлипнула.
– Мне просто нужно время, - неуверенно проговорила она. – Я еще ничего не решила, все слишком… слишком неожиданно. Я не готова к этому сейчас.
Она отерла с лица слезы и рассеянно посмотрела по сторонам: где-то там, далеко, была ее привычная жизнь с учебой, проектом «Альфа», регатой, новыми модификациями, «Анадырем», светлым будущим… А впереди она пока ничего не видела, и это ее пугало.
Тенек убрал руку за спину: было похоже на то, что мисс Баккер начала успокаиваться.
– Тогда просто попросите глинна Толан и коммандера Мори некоторое время никому об этом не рассказывать, а я попрошу об этом сестру Эвен. Все трое достаточно благоразумны, чтобы пойти вам навстречу. На вашу работу в ближайшие две недели ваше положение тоже повлияет не слишком сильно. Например сегодня, это всего лишь добавит к вашему графику отдыха лишних два часа сна. Если вы беспокоитесь о том, помешает ли это уложиться с модификациями в заданное время, вы можете привлечь к работе мистера Мари – он очень слабо задействован в делах проекта, и ему это пойдёт только на пользу. А вы в любом случае будете тестировать все системы катеров перед вылетом, и сможете проверить его работу.
– Я справлюсь! – девушка решительно хлюпнула носом. – И я все успею. Только не надо обращаться со мной, как с больной – я не хочу, чтобы это… это… положение как-то на меня влияло. По крайней мере, пока я не решила… что бы я там ни решила, - она вздернула подбородок. – У меня уже все распланировано, и конечно же я собираюсь спать перед отлетом. Только не из-за этого, - Самрита кивнула на падд, - а чтобы завтра работать на максимуме сил. 
– Вы не больны, – покладисто подтвердил Тенек, которому совсем не хотелось попасть в новый виток спора. – Но вы сейчас исполняете обязанности главного инженера, – удачно нашёлся он, – а главный инженер в первую очередь организует работу и проверяет её исполнение. Вы же нигде не видели главного инженера, который лично чинил бы каждую консоль на звездолёте или станции?
– На регате я единственный инженер, - гордо произнесла Самрита. – Тар не работает над катерами и не участвует в регате. К тому же я собираюсь сделать все, что обещала, потому что обе команды на меня надеются. И чтобы все успеть, мне надо возвращаться к работе сейчас, - идти к Толан девушке очень не хотелось, хоть она и понимала, что это неизбежно. Она прижала падд с данными своего обследования к груди и неуверенно замялась. – А… Есть еще что-нибудь, что может повлиять на мою работу? Связанное с моим состоянием, я имею в виду. Я слышала, что некоторые женщины плохо переносят беременность, причем даже на самых ранних сроках. Мне надо, чтобы она никак на меня не влияла, по крайней мере пока… пока я не приняла решение.
– Это очень индивидуально. Если хотите минимизировать влияние, соблюдайте режим дня, а если почувствуете негативные симптомы, сразу же обращайтесь ко мне, – это Тенек мог порекомендовать девушке с чистой совестью. К тому же, как он понял, пациенка ему попалась на редкость несознательная; оставалось надеяться на то, что сознательность разовьётся в процессе сосуществования с будущим ребёнком. И ещё на то, что раньше 6-7 недель у землянок обычно не бывает негативных симптомов – почему-то Тенек подозревал, что мисс Баккер недрогнувшей рукой примет любое, даже самое неподходящее лекарство, если решит игнорировать своё состояние.
– У меня еще есть время, - кивнула своим мыслям Самрита. – Хорошо, я все поняла. Значит, мы договорились, что ты никому ничего не расскажешь?.. Тогда мы делаем вид, что ничего не произошло, и расходимся по своим делам.
Девушка запоздало поняла, что ей все равно придется объяснять, чего от нее так долго хотел Тенек, но, к счастью, никто кроме Освальда не видел, как он к ней подошел, а Освальду она что-нибудь соврет…
– Мы договорились, что у вас есть некоторое время на размышление, – уточнил Тенек, – во время которого я не буду упоминать о вашем положении. Но это не отменяет вашей обязанности как можно раньше информировать отца ребёнка: в отношении ребёнка вы обладаете равными правами, и я не могу допустить нарушения его прав, также, как не могу допустить нарушения ваших, или прав самого ребёнка.
– Тенек, - вздохнула Самрита. – Ты врач. Вот и лечи людей! И храни их врачебную тайну! А со всеми правами, обязанностями и всем прочим я как-нибудь сама разберусь.
Она вскинула голову и решительно направилась прочь. Впрочем, за первым же поворотом ее решительность как-то поубавилась: идти к координатору ей очень не хотелось, но надо было, - и девушка нехотя поплелась к кабинету Толан.
 
Тенек осуждающе покачал головой: об обязанностях врача у мисс Баккер было самое дикое представление. И она по прежнему считала, что в этой ситуации имеет право принимать решение только она, хотя жизненно важной ситуация была ещё для двоих – для того, кто должен был разделить с девушкой будущую ответственность, и для того (или той), кто ещё не мог защитить себя от произвола сформировавшихся самостоятельных людей.
Выбрав подходящее место, где никто не ходил мимо и не мог услышать обрывок разговора, Тенек связался с сестрой Эвен и попросил её «временно не афишировать ситуацию мисс Баккер» по просьбе последней и в связи с неожиданностью для неё данного известия, а также с необходимостью всесторонне его обдумать.
Теперь можно было присоединиться к своей команде и принять участие в запланированном Ракаром совещании. Работы ещё предстояло много.
 
 Когда Тенек проходил по коридору к ангару, в котором стоял выделенный его команде катер, навстречу ему шли люди, нагруженные сумками и чемоданами - судя по всему, на Транспортном кольце несколько минут назад пристыковался очередной транспортный корабль. В какой-то момент Тенеку показалось, что он заметил в толпе знакомое лицо. Но это была всего лишь секунда, людской поток был слишком плотным, и укол узнавания в памяти был настолько мимолетным, что нужно было специально сосредоточиться, чтобы проанализировать его…
...В свою очередь доктор Глессин не обратил внимания на медика-стажера, когда пробирался по коридору в сопровождении двух носильщиков, нагруженных большими черными чемоданами, и расчищающих путь от снующих вокруг простолюдинов. Для Глессина, светила кардассианской медицины, Тенек был всего лишь эпизодом странного и неудобного вечера, когда он опоздал в театр, и он давно выбросил это неприятное событие из головы.
_____________________
с Самритой (и Глессином в фоновом режиме)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 31 Мая 2017, 09:15:59
31 августа 2384 г., начало дня
Различные локации на станции

 
После окончания презентаций и совещания команды Акрита поняла, что ей нужно отдохнуть хотя бы полчаса для эффективности дальнейшей работы. Осмотревшись в своей каюте, она отметила, что Квинтилия сегодня ночью сюда не приходила, но сейчас не стала делать из этого какие-либо выводы. Следующие 40 минут андорианка спала очень крепко, не раздеваясь, положив будильник на подушку рядом. Когда сигнал разбудил ее, сил было уже намного больше, после контрастного душа они еще удвоились. Конечно, перед регатой она выспится нормально - чтобы подготовить всю свою реакцию, концентрацию, внимание. А сейчас не время.
10 минут в Реплимате ей хватило на то, чтобы позавтракать, насколько это можно было назвать завтраком, и заказать в Кварк'c на полтора часа голокомнату. Помедлив пару секунд, она коснулась нагрудного коммуникатора:
- Акрита вызвает улана Ракара.
- Ракар слушает, - отозвался ромуланец, который находился на мостике выданного им катера, и уже закопался вплотную в его кабельную обвязку.
- Я бы хотела сейчас с пилотами обеих команд собраться в голокомнате №1 и отрепетировать, - андорианка слегка запнулась, сомневаясь, стоит ли говорить вслух по связи о маневре. - полет и разные варианты. Насколько заняты ваши пилоты? И не могли бы вы переслать мне точные технические и динамические характеристики вашего катера в том его состоянии, которое будет к регате?
Ракар бросил свои занятия и повернулся к коллегам, одновременно отвечая Акрите:
- Да, Акрита, сейчас они подойдут. Все технические характеристики катера, которые мы должны получить – находятся в файле нашей презентации. Она лежит в общем каталоге, имя файла Rakar3.
Не отключая связь, он обратился к обоим пилотам:
- Квинтилия, Рроу, - сказал он, - вам сейчас нужно подойти к Акрите на тренировку. О том, какая будет тактика и стратегия наших действий на регате по части пилотирования, она вам расскажет.
- Спасибо, - ответила Акрита и отключила связь. Уже направляясь к голокомнате, она нашла файл с нужными характеристиками в базе данных, чтобы загрузить его в программу симуляции полета.
 
Голокомната №1
 
Рроу был компанейским и неконфликтным парнем, Квинтилия в качестве второго пилота тоже не стала спорить, она ведь день вела себя очень тихо и едва ли сказала за весь день что-то кроме быстрого согласия участвовать в регате. Вдвоем они вышли из ангара, в котором стоял их только что полученный и уже основательно разобранный катер, который, кстати, назывался “Амазонка”, и отправились обратно в голо-комплекс.
Через несколько минут они уже входили в комнату, где находилась Акрита.
 
Когда Акрита вызывала по связи пилотов, включая и запасных, Артур и М’Кота работали вместе со всеми членами команды на «Анадыре». Услышав вызов и его причины, они сообщили о собрании пилотов товарищам по команде и направились в голокомнату №1.
 
Вскоре в сборе были все пилоты. Почти все они примерно представляли, что с ними сейчас хочет обсудить Акрита, но для кое-кого это должно было стать новостью.
Андорианка к тому времени уже успела создать модели обоих катеров по параметрам из файлов Самриты и Ракара. Когда пилоты собрались, она вылезла из-под консоли "Анадыря", где подкручивала настройки своего интерфейса, и, спустившись на пол голокомнаты, поприветствовала всех лучезарной улыбкой.
- Друзья, - начала она. - Спасибо, что пришли. Собственно, та цель, которую мы перед собой поставили, имеет не так много шансов на успех, но они есть, и возможности есть. Поэтому нам всем нужно постараться и быть готовыми.
Ее голос стал серьезнее и чуть тише. В пространстве между катерами развернулся голографический экран, а рядом - трехмерная модель системы Бэйджора.
- Сейчас я еще раз расскажу про основные принципы, условия и нашу программу действий, в том, что касается маневра на финишной прямой. Конечно, мы не знаем, как сложится до этого момента, какие будут КП, окажемся ли мы рядом и вообще будем ли мы в одной группе стартующих. Но, если все получится…
На экране и одновременно на модели появились две яркие точки, обозначающие катера, возле которых быстро меняющиеся цифры отображали координаты и скорость. Акрита не знала точно, успел ли Ракар посвятить Квинтилию в план маневра, поэтому решила рассказать все подробно и наглядно, да и остальным (и ей в том числе) не мешало еще раз просмотреть его во всех деталях. Приблизив масштаб, андорианка повторно прокрутила момент с заходом одного катера перед другим, передачей импульса и ускорением. В особенно важных местах она останавливала демонстрацию и выводила расчеты.
- Вот так, - закончила она, снова оглядев товарищей. - Мне кажется, мы сможем! Если сейчас есть какие-то вопросы, спрашивайте, все разберем. А потом пойдем в катера и попробуем сделать это сами.
Артур внимательно следил за схемой маневра, которую демонстрировала Акрита, и в конце тоже посмотрел поочередно на всех. Квинтилия была сегодня совершенно молчалива, вопреки обыкновению, и Артур знал, что так молчат, полностью перечеркнув все свое обыкновение – после сильного удара, сметающего в твоей жизни все, кем ты был раньше и что делал раньше. Это следовало исправлять, не только Квинтилии, но и ему самому.
- Так, примерно понятно, - сказал Артур, который слышал о маневре и задумке только короткие упоминания, не целиком понимая как все это будет происходить. – я так понимаю, что каждый пилот, первый, второй или запасной – должен будет готов осуществить этот маневр, и подменить товарища, или в некоторых моментах, а особенно этом самом критическом моменте – нужна будет слаженная работа всех. Мы обязательно сможем, Акрита, - пообещал Артур, - главное занять позицию для маневра. Что будем делать сейчас?
- Да, - кивнула андорианка. - Каждый должен быть готовым и знать все. Сейчас я вам на падды сброшу полное описание маневра, все расчеты, цифры, параметры, вы можете делать свои пометки и спрашивать, если что-то будет непонятно. Конечно, очень важна будет слаженность и точность, в этот момент не будет запасных, все будет зависеть от действия каждого из нас. И не только успех мероприятия… - она на секунду опустила взгляд. - Вы ведь понимаете, что это опасно. На такой скорости и на такой близости, как мы окажемся, одно неверное движение может и катер повредить, и вообще. И от ошибок не застрахован никто, мы не машины, но мы соберем все свое внимание, мужество и доверие друг другу. И мы справимся.
Она погасила трехмерную модель системы, оставив только экран.
- Как только все займут свои места, программа выведет нас на предположительно одну из конечных траекторий трассы. Мы будем двигаться по прямой, выполним сближение, заход одного из катеров сверху. Сначала это будет "Анадырь", так как я уже пробовала все действия сегодня ночью, а у вас будет возможность увидеть все изнутри. Ну и сам маневр. Потом поменяемся ролями, потом запасные пилоты станут первыми. Все согласны?
- Да, - сказал Артур, - я согласен.
И кадет окинул взглядом остальных. Опасность, риск, когда все в твоих руках, как сам космос, и все действия в нем, как все путешествия и поиск новой жизни и новых цивилизаций, как все новое и неизведанное, все это вдохновляло его, и он понимал, что только так и можно жить. Живешь, пока летаешь, взметнувшись в эту бескрайнюю межзвездную ночь, не только с кораблем и командой, но со всеми силами своей души. Со всем, к чему предназначен. И в этом маневре, где каждый за всех, и все за одного, они докажут ту самую главную цель и совместного здесь пребывания. Цель – это иллюстрация того, что на самом деле все люди, все расы – могут объединиться, ради чего-то общего и важного. Такого важного – как есть сама жизнь во всех ее проявлениях.
- Риск понятен, но все это стоит того, - кивнул Артур Акрите и обернулся к остальным.
Рроу согласно кивнул с видимым энтузиазмом, его вибриссы топорщились и подрагивали от нетерпения. Стоящая рядом трилл, ощутив на себе взгляд Артура, тоже слегка кивнула.
– Меня можно не спрашивать, – вместо ответа сказала М’Кота, и действительно, её можно было не спрашивать: её глаза горели азартом и предвкушением.
Акрита кивнула. Участники разошлись по своим местам, и все остальное время, отведенное в голокомнате, они в различных вариантах, условиях, комбинациях повторяли маневр, менялись ролями, кроме того, каждый пилот выполнил его в одиночку - ведь мало ли как может сложится ситуация в последний момент. Особое внимание было уделено связи между пилотами обеих команд. Специальная строка с высшим приоритетом мгновенно передавала сообщения, что позволяло оперативно координировать действия. Поскольку никто не знал достоверно, насколько такое законно в условиях регаты, канал нужно было замаскировать или использовать иную скрытную систему - это им с Самритой еще предстояло обсудить и сделать.
Под конец тренировки все подробно ознакомились с этапами выполнения маневра, кое-где вскрылись мелкие недоработки, которые Акрите предстояло проверить и исправить, найти самый оптимальный вариант - ведь они могли стать причиной отнюдь не мелких проблем.
 
________
с Артуром, Ракаром, М'Котой, Рроу и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 31 Мая 2017, 09:17:50
31 августа 2384 г., начало дня
Голокомната №1

Артур пробовал виртуальную реальность пилота, которую сделала Акрита, когда была его очередь пилотировать голографический катер. Он выкрутил на максимум все настройки виртуализации, чтобы ощутить все преимущества. Это было интересное ощущение, другой способ восприятия реальности, другой полет, в каком-то смысле это даже показалось ему новым этапом эволюции человека, как минимум в восприятии окружающего мира, когда ты не просто пилот, но ты есть корабль. А может быть каким-то подобным образом могут воспринимать реальность те, кто носит визор. Для кого-то это не дополненная реальность, а та, которую они видят. И что если есть существа, которые могут воспринимать также?
Такой способ видения реальности был для не привычен. И тут Артур задумался в какой именно степени его можно называть ретроградом или традиционалистом, неспособным к эволюции? Он усмехнулся этой мысли, и снял очки виртуальной реальности. Ему было привычно и удобно летать так, как он привык – человек за пилотской консолью внутри корабля, графики и строки показаний сенсоров, визуализация пространства за обшивкой корабля, показанная на экране. А он – человек у пульта управления. В этом несомненно была очень важная философская составляющая, которую он еще не до конца сформулировал, но о которой хотел поговорить, с Акритой, и обязательно с М'Котой. О том, как мы воспринимаем мир, и как еще мы можем познать неизвестные возможности сущего. Потому что где-то он читал чье то высказывание – что не картографирование звезд и планет основная задача – а познание неизвестных возможностей сущего. И теперь он не мог вспомнить где именно это было среди всех тех книг и отчетов, что он читал.
А потом была тренировка маневра, и он тоже вел катер, и первый, и второй. И он делал толчок и был тем, кто подставлялся под толчок. Во втором случае – потрясло и пришлось удерживаться за консоль, чтобы не вылететь из кресла. Но ощущения были потрясающие. Однако не до конца потрясающие, ведь то была всего лишь тренировка, тренировка перед событием, которое принесет им поражение или победу, но как бы ни вышло – это принесет им надежду. Надежду на то, что рано или поздно сбудется то, о чем он всегда мечтал и во что верил.
 
М’Кота вся была захвачена отработкой манёвра, который она мысленно назвала «трамплином». Остроумно, рискованно, красиво – великие предки! – как же красиво! Клингонке и в голову не приходило, что у команд «Альфы» могут быть какие-то проблемы из-за рискованности манёвра – на её родине риск всегда был неотъемлемой частью обучения, и поэтому в любом новом деле подразумевался сам собой. Да, Акрита заслуживала большой кружки бладвайна после регаты... ну или чем там больше любят андорианцы отмечать успех? В том что какой-нибудь успех будет, не обязательно победа, а хотя бы просто хороший результат, М’Кота не сомневалась. Даже если их дисквалифицируют за непредусмотренный правилами манёвр, всё равно это будет успех, потому что это было что-то такое, что до них никто не делал. Что-то, что всем покажет, чего можно добиться, если по настоящему захотеть.
Завершив последний «прогон» М’Кота выпрыгнула из кресла, чувствуя настоящий прилив сил. Хотелось свернуть горы... ну или хотя бы выполнить пару модификаций и ничего при этом не сломать от избытка энергии.
 
Когда время в голокомнате подошло к концу, Акрита сохранила запись всех отработанных вариантов, чтобы вечером еще раз изучить их и выявить ключевые места. В задаче было слишком много переменных, но потихоньку она решалась – хотя бы статистически – и это радовало.
Выходя вместе со всеми в коридор, она еще раз поблагодарила пилотов, пожелала им удачи и посоветовала хорошо выспаться перед регатой. Потом отдельно подошла к Рроу и Квинтилии.
- Ребят, вы большие молодцы! – сказала она, положив руку на плечо каитианцу. – И я почти не сомневаюсь, что все получится, если будет возможность. Теперь вот у меня такая просьба… Рроу, я понимаю, что ситуация может повернуться по-разному, но при прочих равных – мне бы хотелось, чтобы ваш катер был «передним», толкаемым. Наверное, это трудно объяснить, с одной стороны мне так будет легче контролировать процесс, с другой стороны, ты, твой стиль пилотирования, реагирования – лучше подходит для этой задачи. Не могу сказать, чем именно, просто чувствую, - андорианка смутилась, посмотрев на свои руки. Она еще в Академии стала понимать, что в определенной степени пилотирование это искусство, где у каждого исполнителя есть свои сильные и слабые стороны.
Рроу согласился, и таким образом план был согласован. Теперь все знали свои роли завтра.
______________
с Акритой и остальными пилотами двух команд


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 31 Мая 2017, 15:56:21
31 августа 2384 г., день
Ангар. Катер “Амазонка”

Катер назывался “Амазонка”. Когда пилоты ушли на тренировку, а Тенек еще не подошел, Ракар устроил короткий перерыв, чтобы почитать в базе данных Федерации значение этого слова. Женщины-воины оказывается бывали и в земной истории, это не было чем-то особенным для Ракара, на Ромуле женщины, как и мужчины, были воинами, полководцами, сенаторами, капитанами кораблей, кем угодно. Но когда Ракар вчитался в текст и нашел там отношение амазонок к мужчинам, то отчего то вспомнил, как Квинтилия вздрагивала всякий раз, когда он касался ее. Почему было так? Это было странно, непонятно и очень болезненно для него, хоть он и осознавал, что она может бояться просто любых прикосновений и тех, кому не доверяет.
Но было и другое значение этого слова, река на одном из земных континентов. Он посмотрел на изображение реки, сфотографированное с орбиты, несколько секунд поразмыслил над федеральной методологией названия кораблей, затем закрыл текст и вернулся к работе.
 
***
 
Когда пилоты вернулись и присоединились к группе, Ракар и Джез Тенма занимались калибровкой и настройкой элементов, которые будут осуществлять переменную поляризацию корпуса. В этой части Ракар был довольно подготовлен сам, и не напрягал пока другими делами по этому катеру Самриту Баккер, которая подключила к системе питания под корпусом все элементы для поляризации. Эту часть проекта Ракар решил сделать в первую очередь и не отвлекать пока их единственного инженера, которой сегодня днем и за всю оставшуюся до старта ночь предстояло ни много ни мало - свернуть горы.
Когда их состав снова был полным, и Хена тоже присоединилась, Ракар попросил всех собраться на мостике и сесть по кругу. Для этого обоим пилотам и двум операторам  нужно было развернуться к центру мостика на своих креслах, а двум оставшимся членам команды - себе и вулканцу Ракар поставил два переносных стула, которые принес заранее из каюты.
Некоторые стенные панели все еще были раскрыты и из них свисали кабели, мостик катера представлял собой место, где сейчас шла работа и настройка, но это на самом деле не отменяло ощущения от момента, хоть он и хотел устроить совещание в голографическом катере с новым дизайном, и это приносило бы совсем иное ощущение. Но тот катер был лишь детищем фотонов и силовых полей, а здесь была реальность - и подмена реальности иллюзией - была совсем не тем, чего он хотел достигнуть.
- Ну вот, наконец мы собрались вместе, и у нас есть немного времени чтобы обсудить. Обсудить кое-что, - сказал ромуланец. Он смотрел на тех, кто сидел в этом круге, переводя взгляд с одного на другого. - Для начала я хочу сказать, что эту команду создал Джез Тенма, он же и позвал нас всех на регату - то есть предложил проекту участвовать в этом, пока у нас нет других официальных заданий. Это его вклад. И хотя в нашем катере нет кардассианских технологических элементов - у нас есть нечто большее, то что мы собрались здесь и можем осуществить одну очень важную для нас идею - способность объединяться и действовать сообща. Кроме того, Джез - отличный тактик, Хена - на самом деле талантливый художник и замечательная поддержка во всех смыслах этого слова, Тенек - очень хороший врач, Рроу - профессионально подготовленный пилот, а Квинтилия - участник элитного отряда Академии Звездного флота под названием “Нова”. Но суть не только в наших профессиональных качествах, главное то - что мы все имеем и способны проявить самые лучшие свои черты личностей, которые есть у нас всех. Победа в регате будет зависеть не только от того, что мы умеем делать, но и какие мы есть на самом деле. И то, что я вижу среди вас всех - вдохновляет меня. Я верю, что это вдохновляет и вас. Совсем недавно у нас стоял вопрос о доверии. Так исторически сложилось, что мы разделены и наши народы не всегда понимают друг друга. Но есть одна древняя ромуланская легенда, - Ракар умолчал о том, что эту легенду он только что придумал сам на основании одного отчета Тал Шиар двухвековой давности. На самом деле он не очень погрешил перед истиной, потому что слова двухвековой давности вполне можно считать легендой.
- Однажды люди были разделены и между ними были выстроены стены, стены недоверия, взаимного подозрения, вражды. Но надежда не умерла. Время от времени какая-то рука протягивалась и била по стене. И кусок каменной кладки падал. Это не обязательно была рука великого полководца или государственного деятеля, руки маленьких, небольших людей и юных, делают меньше, чем руки великих. Но их гораздо больше и они куда меньше склонны ссориться между собой, так, как великие. И они не смущаются всеми теми заявлениями, что много лет делались по разные стороны разделенных зон. Заявлениями о вражде и недоверии. Они склонны больше работать, чтобы понять друг друга. Так происходило долго, и однажды, стены разделяющие их, пали.  Так же и мы с вами. Наши различия несущественны, потому что на самом деле все мы хотим одного, и я доверяю вам всем, потому что знаю,каждый из вас - стоит доверия, и веры. Именно потому наша команда называется “Новое поколение”. В некотором смысле это отражает вот эту самую идею. А то, что мы должны осуществить у финальной точки регаты - еще больше это все подтвердит.
Ромуланец замолчал, переводя дух, перед тем как перейти к более конкретным вопросам совещания.
Кардассианец негромко пару раз хлопнул в ладоши.
-Отличная мотивационная речь! Я знал, что принял правильное решение, выбрав вас новым капитаном.
Ракар посмотрел на кардассианца.
- Думаю, вы, Джез, смогли бы не хуже, - сказал ромуланец, и снова поочередно посмотрел на всех.
- Итак, до завтрашнего утра нам с вами предстоит сделать модификации по списку. Поляризацию корпуса мы уже, благодаря Самрите, поставили. Пилоты Рроу и Квинтилия будут работать сегодня до 23:00 по станции, а после этого отправятся отдыхать, потому что утром они должны быть в полной готовности с максимальной способностью сосредоточения. Остальные – как пойдет, но выспаться нужно всем. Вы все уже поняли, что мы на самом деле будем лететь в максимальном совместном сотрудничестве с первой командой, и эта информация является секретной. Ее знаем только мы – первая и вторая команда. Способ кодированной связи пока определен не точно, у нас нет всенаправленных генераторов нейтрино, но зато у нас есть кодовый язык, который я чуть позже загружу в компьютер обоих катеров. Далее – Рроу и Квинтилия, как прошла тренировка с Акритой? Вы готовы вести катер в ведущем и ведомом положении на финальном участке?
Рроу кивнул и пересказал суть тренировки с Акритой. Так ромуланец узнал, что скорее всего их катеру предстоит роль быть «передним», толкаемым, а значит, именно они первыми пересекут финишную прямую. Это было одновременно почетно и волнующе, но значило и больший риск.
Ракар внимательно выслушал рассказ и кивнул, прикидывая в уме разные варианты и стратегии.
- Отлично, - сказал он.
Меж тем Квинтилия молчала. Квинтилия молчала вообще, ромуланец несколько раз переводил на нее взгляд, но не задерживал его, чтобы не напрягать девушку. Это было не очень хорошо, и чуть позже нужно было что-то сделать, чтобы Квинтилия обрела хоть немного уверенности в себе и поняла, что она здесь очень нужна.
- Так, далее, - продолжил ромуланец, - роли во время полета будут распределяться следующим образом: не думаю, что у нас будет какая-то медицинская ситуация, поэтому Тенек будет сидеть на вахте за консолью дополнительного оператора. Рроу будет вести катер первым, как минимум до первого чек-поинта, Квинтилия будет заниматься навигацией и связью. Пилоты будут меняться между чек-поинтами. Джез будет отвечать за тактическую консоль – сенсорная обстановка пространства вокруг катера, отслеживание позиций кораблей других команд и в первую очередь отслеживание позиции нашей первой команды. Хена на станции должна будет быть у терминала со связью, вдруг нам понадобиться связаться. Есть ли какие-либо возражения и пожелания по этому вопросу?
У Тенека возражений не было, всё это звучало вполне разумно.
– Предложение и уточнение, мистер Ракар, – подал голос Тенек. – Предложение заключается в том, чтоб тот из наших кораблей, который первым пройдёт очередной чек-поинт, сообщал трудности маршрута отстающему – нам ведь необходимо оказаться рядом на финишной прямой. Уточнение – в чём конкретно будут заключаться мои обязанности?
- Да, Тенек, - согласился Ракар, - мы обоюдно будем подсказывать друг другу обо всех сложностях и их решениях, которые нам удалось пройти. Вас, Тенек, я попрошу отслеживать системные показатели катера, это будет не очень сложно, если что-то будет отклоняться от нормы, и мы не сможем исправить – нам поможет советами инженер на первом катере – Самрита Баккер.
-А никого не смущает, что это читерство? - робко спросила Хена, - Я чувствую себя очень неуютно из-за того, что придется обманывать всех…
Объяснения Ракара вполне удовлетворили Тенека: отслеживать отклонения от нормы – это было делом привычным, в этом смысле «организм» катера мало чем отличался от организма человека: если знать норму, будет понятно и наличие или отсутствие отклонений. Однако и для гуманоида, и для механизма всегда есть отклонения, являющиеся своего рода альтернативной нормой, их разумеется необходимо отличать от более существенных, и здесь могла помочь предполётная консультация с мисс Баккер.
А вот слова Хены заставили вулканца обернуться.
– Насколько я понял, наша задача не достижение победы, а демонстрация отточенной командной работы, – сказал Тенек. – Если один из кораблей всё-таки придёт первым, будет правильно отказаться от победы в пользу действительного победителя.
Ракар улыбнулся с грустным и одновременно несколько довольным оттенком, эмоция человека, уверенного в своей правоте. Поднял взгляд на Хену.
-  Читерство, и одновременно тактика.  Да, Тенек прав. Потому что суть всего этого в том, что мы не соперники с первой командой. Мы на самом деле едины. И пусть об этом пока никто не знает, финал должен показать наше единство. Пусть мы не победим в регате из за этого, но зато мы докажем то, что является основной целью нашего проекта – тот факт, что мы способны объединиться и работать вместе. А это куда более высшая цель, чем победа в соревновании.
-Цель оправдывает средства, - добавил кардассианец.
- Да, - кивнул Ракар Джезу, - смотря какая цель и смотря какие средства, - тут Ракар снова мельком взглянул на Квинтилию, потому что его очень интересовала ее реакция на эти рассуждения. – Наша цель стоит того, чтобы рискнуть. И я думаю, что в данном случае, вероятно несколько пострадавшее чувство собственного достоинства и не очень к месту примененная кристальная честность – не слишком высокая цена за то, чтобы доказать всем, как мы можем быть едины. Вы сможете справиться с этим, Хена?
_______________
С Тенеком, Квинтилией, Хеной, Джезом и Рроу


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 31 Мая 2017, 16:04:44
31 августа 2384 г., день
Ангар. Катер “Амазонка”


– Я просто думаю, как бы чувствовала себя, если бы меня обманули таким образом, - начала оправдываться Хена, - Если бы какой-нибудь ференги тайно нанял двадцать кораблей и выставил бы их в соревнование, потому что его цель победить и хапнуть большой куш оправдывала бы средства. Но если Тенек говорит, что мы потом отдадим приз другим, то, наверное, все нормально…
– Позволю себе возразить, – вулканец посмотрел на кардассианца и ромуланца с оттенком лёгкого недоумения. – Если взять статистику, философия «цель оправдывает средства» почти всегда приводит к провалу, если не немедленному, то отсроченному во времени. Пониманием этого и отличается истинная логика от примитивного прагматизма. Однако, эта философия не применима к нашему случаю… – Тенек посмотрел на Хену, затем перевёл взгляд на Квинтилию и сказал: – я приведу пример из прежней специальности мисс Перим. В гимнастике существует список элементов, запрещённых во время соревнований, однако они часто практикуются во время показательных выступлений – ради красоты, гармонии и ради демонстрации выдающихся способностей спортсмена. Мы готовим своего рода показательное выступление, в котором покажем красоту и гармонию сотрудничества и взаимопонимания представителей разных государств и рас. То, что мы демонстрируем его во время соревнований, обусловлено тем, у нас нет другой возможности сделать это в ближайшее время, публично и с пользой для проекта. То, что мы при этом не претендуем и не можем претендовать на действительную победу и приз, казалось мне более, чем очевидным.
Ромуланец посмотрел на Тенека и снова перевел взгляд на Хену.
– Верно говорит вулканец, наш приз состоит не в деньгах, - сказал Ракар, глядя на Хену, - наш приз состоит в нашем вероятном лучшем будущем, где нет войны, где мы не враждуем, где умеем договариваться, и в первую очередь в продолжении этого проекта, статус которого еще не определен. Приз – несомненно отдадим. И мне кажется – это нельзя квалифицировать как обман, потому что по завершению мы расскажем, в чем на самом деле состояла наша цель.
– Мы могли бы сделать это и сейчас, – флегматично заметил Тенек, – но тогда эмоциональные участники регаты утратят то, что у них называется азартом, и для них, как я понимаю, это будет существенной потерей.
Ракару очень захотелось встрять в спор с вулканцем прямо сейчас и немедленно, но было не время и не место. Их с Тенеком понятия все таки расходились во многих цещах, но это сейчас было не важно. Не сейчас. Сейчас только существенное и главное имело значение.
– Раз мы это выяснили, давайте продолжать по делу, - со скучающим видом предложил Джез.
Ромуланец кивнул и продолжил:
– Далее – процесс принятия решений во время полета. Меня тут недавно научили, как это происходит в других мирах, - Ракар с короткой улыбкой вспомнил, как Квинтилия рассказывала ему это на Волане II, - так вот, мы будем многое обсуждать и приходить к общему согласию. Важно мнение каждого участника команды. Но также – возможно, будут случаи, когда решение должно быть быстро и однозначно принято капитаном, и исполнение решения не должно будет вызывать возражений. Все ли согласны с этим?
Тенек коротким кивком подтвердил своё согласие. Более того, он хорошо понимал, что во время скоростного прохождения трассы таких моментов будет большинство, если не все, а обсуждения будут возможны только в виде исключения или во время перерыва (если между этапами будут перерывы, и команды вместо непрерывного движения будут стартовать гандикапом с учётом прежнего результата), но это всё были уже частности.
Остальные тоже подтвердили свое согласие.
– Отлично! – сказал Ракар, и посмотрел на девушку-ференги:
– Хена, вы успеете до утра реплицировать для нас всех форму по вашему эскизу?
– Конечно! - Хена отвлеклась от сложных этических вопросов и просияла.
– Отлично! – сказал Ракар, и улыбнулся ей, - тогда это ваша задача, завтра утром на построении перед отлетом мы будем в этой форме. Что ж, надеюсь, я ничего не забыл. А что забыл – вы же напомните мне, да? – сказал Ракар, снова оглядев всех. Он счел этот вопрос риторическим  и быстро продолжил:
– И последнее. По иронии судьбы среди нас нет ни одного землянина, но этот жест я подсмотрел именно у них. Он означает готовность команды к совместной работе, командное единство и сплоченность, готовность прямо сейчас сделать все ради победы. Обычно в центре круга стоит какой-то предмет, но в данном случае пусть это будет моя рука. Вам полагается каждому положить свою руку поверх, и у нас таким образом получится стопка. Итак, у нас все получится, господа. Мы – команда. Мы справимся и победим!
Ракар протянул свою руку в центр круга.
Хена и Рроу, которые учились на Земле, с готовностью последовали примеру ромуланца. Тенма тоже долго не задержался, для него это было как новая интересная игра.
– Давай же, - шепотом подбодрила Хена отставшую Квинтилию, - Ты же видела, как это делается.
Квинтилия тяжело вздохнула и положила ладонь на руку Тенмы, так легко, что едва коснулась его кожи.
Тенек взглянул на свою правую руку, словно она могла подсказать ему ответ на какой-то вопрос, но без возражений протянул её, как было показано. Приходилось смириться с тем, что вне Вулкана огромное количество символических жестов предполагали физический контакт. Это было неудобством, но неудобством в данном случае преодолимым.
С волнением Ракар следил, как Квинтилия последует этому общему жесту, он не смотрел на нее, но весь обратился в ощущение и ожидание. Она не стала первой, не стала последней. Он понимал, что это будет долгий путь. Зато команда становилась единой, команда воодушевлялась, и он приближался медленно, но верно к исполнению задания собственного ромуланского командования. Ракар завершил эту земную традицию, положив свою левую руку поверх руки Тенека. И на этом их общий совместный жест завершился.
Ракар поднялся со своего стула и довольно улыбнулся всем.
– Спасибо вам всем, - сказал он, - завтра мы победим, а теперь продолжаем с катером! Мисс Перим, пойдемте со мной пожалуйста в задний отсек катера, там нужно сделать некоторые перестановки и мне нужно вас спросить, как именно расположиться.
Рроу, Хена и Тенма с готовностью разошлись работать. Квинтилия обернулась на девушку-ференги, будто ища поддержки, но Хена уже не смотрела в ее сторону и была вся поглощена эскизами внешнего дизайна катера.
Квинтилия последовала за Ракаром.
-Вы уверены, что мое мнение здесь нужно? - спросила она, - Кажется, у вас уже есть план, а я ничего не понимаю в таких перестановках.
Ракар шел первым и, когда дошли до последнего отсека, обернулся к Перим.
– Да, нужно, - сказал он, - план по этой части на самом деле не точен. Я не знаю сколько продлится регата, и если больше полусуток, то посменно будем отдыхать. Вы единственная девушка в нашей летной команде, Хена останется на станции, и я хочу спросить вас, где именно здесь поставить для вас отгороженную койку? Где вам больше нравится?
-Койку? - непонимающе повторила Квинтилия, - О… это будет жилой отсек… Честно говоря, разве это важно? Главное, чтобы максимально выгодно использовалось пространство. И я все равно буду спать в форме. И если я хочу быть хорошим офицером, меня такое вообще не должно волновать. Потому что на военной службе много что может случиться, и никому не гарантирована роскошь приватной отгороженной койки. К этому нужно быть готовой. Поэтому мне все равно.
– О, - Ракар чуть смущенно опустил голову и мягко улыбнулся, - но мы не на войне, не в бою, у нас мир, и комфорт тоже важен. Я знаю, на ваших федеральных кораблях комфортабельные каюты, и вы всегда говорите, что вы не только военные, но и исследователи. Даже в первую очередь исследователи. Кроме того, очень важно, чтобы каждому нравилось на корабле. А это наш с вами корабль. И я хочу, чтобы вам было удобно и нравилось. Много места это не займет, отсек для брифингов нам не нужен, все брифинги будут на мостике, поэтому это жилая зона и ваша личная койка. Не смущайтесь и не бойтесь выбирать то, что вам будет удобнее. Так где лучше? Ближе к выходу, ближе к концу, или посередине? По левой стене или по правой?
– Но мне правда все равно… - начала оправдываться Квинтилия, - К тому же, я не хочу, чтобы моим вкладом в катер стал женский будуар.
Ракар медленно кивнул.
– Только не это слово, - сказал он. – Всего лишь возможность закрыться, все остальное по стандарту. Хорошо, тогда будет правая сторона, посередине. – Он сделал пометку в падде и опустил руку. Следующие 3 секунды он молча смотрел на Квинтилию.
– Ничего не бойтесь, Квинтилия. Ваш вклад будет другим. Нам пригодятся ваши идеи, ваши умения, которым вы научились в элитном отряде, вас никто не обидит. Ничего не бойтесь. Все будет хорошо. Я обещаю. И еще я должен спросить – вам нравится это участие и ваша роль в регате?
Квинтилия опустила голову.
– Я знаю, что ради выполнения программы реабилитации должна много работать. Я согласилась на все. И эта регата - тоже часть этого. Я не думаю об этом в категориях “нравится - не нравится”. Это просто надо.
– Нам всем многое надо делать просто потому, что "надо". Такая жизнь. Мне часто приходилось делать то, что не нравится, но должен. Однако жизнь состоит не только из долга. Некоторые вещи должны приносить удовольствие. Вести корабль к цели – одна из вещей, которая приятна. Есть и многое другое. Если вы сейчас еще не думали над категорией "нравится - не нравится" – это ничего. Но потом, на досуге – подумайте об этом, Перим. Наверное, это тоже важная часть реабилитации – научиться получать удовольствие от процесса. Не только реабилитации, на самом деле, но и важная часть жизни. Тогда можно научиться получать удовольствие от жизни. И я точно знаю, что вам понравится.
Ракар улыбнулся Квинтилии и остановил себя от попытки сделать шаг к ней и обнять. Он этого очень хотел, но он должен был этого не делать. Это будет долгий путь.
– Это все, что вы хотели мне сказать? - Квинтилия выглядела отстраненной.
– У меня есть очень много всего, что я хотел бы вам сказать, о чем рассказать и что показать, - сказал Ракар, не отрывая взгляда от девушки, - но не сейчас. Сейчас просто поверьте, что все будет хорошо. И ничего не бойтесь. Да, это все. Присоединяйтесь к остальным на мостике.
Ракар опустил голову, коротко выдохнул и пошел на выход из отсека, предназначенного для преобразования в жилую зону. Теперь ему нужно было сходить в соседний ангар к первой команде.
_____________________
и команда


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 01 Июня 2017, 10:45:03
31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”

 
По итогам голографических прогонов Акрита еще час потратила на устранение неточностей и коррекцию траекторий, заложила в бортовой компьютер "Анадыря" выверенные до миллисекунды моменты времени, которые должны будут определять относительное положение катеров во время маневра. Периодически на нее накатывала паника – она понимала, что не может всего предусмотреть и видела, насколько рискованно импровизировать. А соображать там уже будет некогда.
Потом она наконец сняла с себя шлем дополненной реальности, залпом допила остывший кофе и огляделась. Команда работала молча, сосредоточенно, напряженно – все словно ощущали, как неумолимо бегут минуты и часы до старта. Самрита и М'Кота занимались настройкой каких-то систем, и андорианка двинулась к ним.
- Чем можно помочь? – спросила она у главного инженера "Альфы". – Вроде, навигацию я отладила.
Самрита работала сосредоточенно и молча. По ее серьезному выражению лица можно было подумать, что она полностью сконцентрирована на работе. На самом деле она, конечно, делала все, что было запланировано, и шла строго по заранее составленному плану, но мысли ее крутились вокруг новости от Тенека и не слишком приятного разговора с Толан, с которого она не так давно вернулась. Сосредоточенность на ее лице отлично скрывала злость, раздражение, страх и беспомощность, которые она ощущала. Когда Акрита подошла, Баккер вздрогнула от неожиданности и резко к ней обернулась с таким видом, что андорианка, должно быть, испугалась.
- Облегчить катер, - буркнула Самрита сквозь зубы и протянула падд: - Вот здесь, по списку. Просто убрать все лишнее.
- Хорошо, - не ожидавшая такого тона Акрита удивленно посмотрела на подругу и взяла падд. Впрочем, она поняла тут же, что именно на Самриту свалилась сейчас основная задача и ответственность, что именно ей нужно быть везде и всем, поэтому вполне логично, что ее моральных сил просто не хватает на любезности.
Андорианка открыла описание первого пункта в списке и приступила к выполнению. Снять четыре панели, достать оттуда оборудование, обслуживающее варп-привод, пересоединить кабели. Рядом примерно тем же занималась M'Кота. Несколько минут прошли в привычном уже напряженном молчании, пока Акрита разбиралась и вникала в схему, чтобы случайно не перепутать что-нибудь. Когда уже дело стало за механическим движением рук, она чуть повернулась к товарищам и все же решилась задать не относящийся к делу, но прочно засевший в ее голове вопрос.
- М'Кота, Самрита, я извиняюсь, что отвлекаю… Можно ли сейчас спросить кое-что не совсем про регату? Нет, если сейчас не время, то можно и потом.
М’Кота вылезла из под консоли, где делала монтаж по заданной Самритой схеме, и вынула зажатый в зубах дополнительный инструмент.
– Валяй, – сказала она, устраиваясь поудобнее. – Я всё равно собиралась слегка размять спину.
Самрита пожала плечами, давая понять, что ей все равно, о чем там будут говорить девушки – сама она демонстрировала полную сосредоточенность на работе.
Акрита посмотрела на инженера, словно извиняясь, но, не услышав возражений, продолжила:
- Просто я тут думала… В общем, я не понимаю нашего ромуланца, Ракара. Вы ведь его знаете чуть дольше? Он действительно из Тал Шиар? Впрочем, дело не в этом, - Акрита говорила полушепотом. Она помнила, что обещала Ракару не распространять то, что слышала в своей каюте сразу после драки с наркоторговцами, и теперь собиралась говорить о другом. -  Мне кажется, он как-то связан с Квинтилией. Почему именно он первым вызвался активно защищать ее, ходил к Планксу, просил нас? Не может ли быть так, что Перим каким-то образом поставляла сведения ромуланской разведке, в какой-то момент что-то пошло не так, и теперь у Ракара задание не потерять ее? Он ведет себя так, будто… она представляет особую ценность для него. Представителя не дружественного государства и вообще.
Андорианке самой стало почти страшно от того, что она говорила. Руки механически выполняли работу, мысли были далеко.
- Что он замышляет? Что, если мы только играем ему на руку, согласившись помочь Квинтилии? - продолжала она, и даже в голосе слышалось отчаянное желание не верить в это. - С другой стороны, ни Ракар, ни Квинтилия не похожи на врагов Федерации и не делали до сих пор ничего такого… Но ведь шпионы и не должны быть похожи. И потом, ты ведь слышала, каким образом он пригласил Перим в свою команду? Да, мы все поддерживали ее участие, и да, у него, возможно, не было времени до начала презентаций. Но даже в таком случае, если бы я, например, оказалась на его месте, то во-первых, извинилась бы перед начальством и объяснила бы, что вот, не было возможности раньше, отметила бы, что все согласовано. Во-вторых, зачем эта странная фраза про то, что "именно вы принесете нам победу"? Что это может значить? Заговор?
- Связан? – фыркнула Самрита, не поднимая головы. – Да он в нее влюблен, как первокурсник! Неужели это не очевидно? Бегает за ней, увивается, подставляет нас всех, как сейчас с регатой, умоляет Планкса… Это чем вообще думать надо было, чтобы заявить такое на общем собрании? «Именно вы принесёте нам победу», это же надо было такое ляпнуть! – девушка раздраженно передернула плечами. – Я тут вижу только одну причину – так делают, когда теряют голову, и когда этот человек становится важнее всего остального, и все остальное просто исчезает из поля зрения. Так что да, ты права, это просто пренебрежительное отношение к нам, а причиной его – влюбленность в Перим. Потому что если это какой-то заговор… То это еще более глупо! – Самрита все еще злилась на Ракара за то, как он повел себя на собрании, а плохое настроение только усилило это чувство.
Андорианка удивленно откинула антенны назад и даже на секунду отвлеклась от работы.
- Но ведь он же солдат, разведчик, его прямое начальство – ромуланские военные…
– А-ха, – лениво сказала М’Кота, – а я – клингон. И моё начальство – буйные и кровожадные варвары, пожирающие печень своих врагов... ну, ладно, не пожирающие. Но ты поняла, да?
Клингонка села поудобнее, облокотившись на колени и полуобернувшись к Самрите.
– Но вот чего я не пойму, Баккер: ты-то что на него нападаешь? Не случалось влюбляться, или тебя наш доктор покусал и заразил своей драгоценной логикой? – М’Кота невольно рассмеялась, представив себе эту дикую картину. – Представь себе, если бы я влюбилась в Лайтмана не сейчас, а где-нибудь сто лет назад! Я бы наверное, тоже с ума сходила и делала всякие глупости. Он с той стороны линии фронта, я с этой, мы враги или в лучшем случае враждующие соседи… есть от чего свихнуться!
- Значит, его прямое начальство будет разочаровано, - усмехнулась Самрита и развернулась к клингонке: - Почему нападаю? Потому что он очевидно ставит свою Квинтилию во главу угла, она для него приоритет: важнее проекта, важнее нас всех. Та, за которую он едва ли не на коленях умолял Планкса и кого отправили в отпуск из Академии – она принесет победу! Не ты, не Акрита, не я, не все мы вместе, как команда, а именно Квинтилия – вот кто, по его мнению, принесет нам победу! – щеки Самриты раскраснелись. - Не знаю, как у вас, а в Звездном Флоте не принято считать свою влюбленность и отношения чем-то столь важным, что остальное на этом фоне затмевает. Еще не хватало, чтобы капитан выказывал привилегии кому-то, кто ему больше симпатичен, чем другие. А с Квинтилией, я уверена, так и будет – он будет носиться вокруг нее, как вокруг нежного цветочка, боясь нечаянно обидеть, и плевать ему на регату и проект!
При упоминании отношений и Звёздного Флота Самрите очень хотелось закричать от злости и обиды на всю ситуацию с Освальдом и беременностью, но она вовремя закусила губу. 
- Но что, если у них действительно какой-то план? – встряла Акрита, которой упорно не верилось в такое простое и нелогичное объяснение действий ромуланца. – Если во время регаты именно Квинтилия должна что-то сделать, или они вместе с Ракаром. Мне кажется – я, конечно, не очень разбираюсь в отношениях и вообще – что если бы он действительно влюбился, то не допустил бы всего того с наркотиками и этой бандой…
М’Кота диким взглядом посмотрела сперва на Акриту, потом на Самриту, потом откинулась назад и ушла головой под консоль.
– Можно мне не видеть этого сумасшедшего дома? – риторически поинтересовалась она, но затем всё-таки вынырнула обратно.
– О, да! – сказала она Акрите. – Коварный ромуланец крадётся в ночи, чтобы совершить злодеяние, а вся служба безопасности станции при этом вежливо отворачивается. А его начальство страдает таким идиотизмом, что поручило ему в срочном порядке вылететь из проекта и больше никогда ни при каких обстоятельствах не докладывать про наш бардак.
– О, да! – обернулась она вслед за тем к Самрите. – Ромуланцу настолько наплевать, что он выступал в пользу Артура на суде, выкупал вместе с нами медальон Уильямс и… что там он делал ещё? Всё это, конечно, дико странно, но ему почему-то как раз не наплевать, настолько, что это уже просто неестественно! Но если он выпрыгнул из-под себя, чтобы всё это вытворить, его цель – уж точно не тупой саботаж на регате.
После этих слов М’Кота посмотрела на землянку с неожиданной серьёзностью:
 – И он не единственный, кто странно себя ведёт, – добавила она с истинно клингонской прямотой. – Вчера у тебя в опале был Освальд, сегодня Ракар… Что с тобой, Баккер? Я тебя не узнаю!
- Его цель – «спасение» Перим, - фыркнула Самрита. – Или то, что он под этим себе придумал. И ради нее он сделает все. Даже если для этого ему пришлось занизить заслуги всех остальных в регате и подставить команды, как он это сделал на общем собрании на глазах у коммандера Мори и глинна Толан. Так он, конечно, повысил самооценку Перим, а наши чувства… Ну, у нас же их нет, мы же роботы! – она почувствовала, что слезы снова наворачиваются на глаза, и сделала несколько быстрых коротких вдохов, чтобы их прогнать. Чуть успокоившись, она посмотрела на Акриту: - А если ты права, и они затевают какой-то саботаж во время регаты… Что ж, тогда нам просто придется перестать им доверять и полагаться в дальнейшем только на свои силы.
Землянка отвернулась, показательно возвращаясь к работе.
- И все со мной в порядке, - ответила она через некоторое время на вопрос М’Коты. – Просто я волнуюсь о регате, а глупости Ракара ее успеху не способствуют! 
– Ага, прям в таком порядке… – ошарашенно проговорила М’Кота, прежде чем снова уползти под консоль. – Ты сама в него часом не влюбилась? И не ревнуешь к Квинтилии? Тогда бы я ещё поняла…
- Я? Ревную? К… к Квинтилии? – Самрита аж поперхнулась, но потом рассмеялась, правда как-то невесело. – Нет уж, в Ракара я бы точно не влюбилась, просто не люблю, когда одних настолько показательно выделяют на фоне других. Это просто несправедливо!
Акрита слушала М'Коту с нескрываемым уважением. Действительно, надо было сразу признать, что способности андорианки к детективному расследованию явно не дотягивают до осмысленного уровня.
- Мне и самой хотелось бы верить в то, что они ничего не затевают, - сказала она, смущенно улыбнувшись. – Или если и затевают, то что-то, способное спасти проект. Ведь и мне, и другим Ракар говорил, что это – его главная задача. А насчет Квинтилии – мне вообще показалось, что она его боится…
- Спасти проект? Ну-ну, именно этим он сегодня и занимался на собрании! Я вообще думала, что из-за его выходок коммандер не даст нам катер, - заметила Самрита. – А говорить он может что угодно, но кто вам сказал, что это правда? И вообще, если бы за мной увивался подобный тип, я бы тоже себя некомфортно чувствовала – есть в нем что-то подозрительное и пугающее… - она поежилась. – А теперь давайте все же возвращаться к работе, если хотим, чтобы завтра у нас хоть что-то работало!

________
C Акритой и М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 01 Июня 2017, 10:50:46
31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”
 
– Ну, теперь понятно! – пробормотала М’Кота, как всегда недостаточно тихо. – Если бы я была доктором, я поставила бы тебе диагноз «острая нехватка увивающегося типа». Не подумай чего плохого! Исключительно для того, чтобы его бояться и отшивать с особой жестокостью!
Самрита выдавила из себя улыбку, но получилось только какое-то грустное подобие: слова М’Коты были одновременно и справедливыми, и очень болезненными. Ей не хватало тех отношений с Освальдом, которые были у них на планете, и в то же время сейчас она больше всего на свете мечтала, чтобы их никогда не было, а ее голова была свободна от всех этих глупостей. И ее тело – тоже. Сейчас она бы лучше выбрала всю жизнь прожить без отношений, чем оказаться в той ситуации, в которой она оказалась. Чувствуя, что снова едва сдерживает слезы, девушка отвернулась.
- Да, это верно, наше дело – работать, - сказала Акрита с большой долей облегчения, хотя какая-то часть странности происходящего еще продолжала бередить ее мозг. Она сняла следующую панель и приступила к ее разбору.
Все услышанное заставило ее глубоко задуматься. Конечно, она знала о том, что существует любовь, и что она касается порой существ совершенно разных по положению, мировоззрению, политической ситуации и прочим внешним атрибутам жизни. Она видела это и на Земле, и не только на Земле, и да, суровый ромуланец, уже зарекомендовавший себя почти всезнающим и всемогущим, не очень-то подходил на роль влюбленного. Даже совсем не подходил. Но когда перед глазами Акриты вдруг всплыли детские воспоминания, в которых истории любви были написаны не лунным светом, не нежностью, а кровью, страданием и болью потерь – тогда что-то словно перещелкнуло в ее видении происходящего. Она еще не знала, как осмыслить это и какие сделать выводы, но Вселенная явно открывала ей еще одну тайну – которая, возможно, когда-нибудь коснется и ее сердца.
 
Ракар быстрым шагом пересек коридор и вошел в ангар, где стоял катер "Анадырь", которым занималась первая команда. Сердце в правом подреберье все еще гулко стучало, отбивая своим собственным кодом все те слова, которые он не сказал Перим. Теперь он практически бежал, а перед глазами у него стояла она, и вид ее был отстранен и печален. Ромуланец дернул головой, настраиваясь на то, что должен был делать сейчас. Он влетел в "Анадырь", прошел на мостик.
- Самрита, Акрита, - сказал он, мельком взглянув на клингонку, которая была под консолью и вертела там что-то. – Я принес набор кодов и метод перекодировки в слова и символы, - он протянул Самрите падд, - это нужно загрузить в компьютер. К сожалению, нет всенаправленных генераторов нейтрино, но я хочу обсудить способ нашей связи во время полета. Есть у вас немного времени сейчас на это?
- Нет времени, - Самрита даже не повернулась к ромуланцу и не посмотрела на протянутый падд.
– Я тоже тут! – крикнула из под консоли М’Кота. – Тоже очень рада тебя видеть!
- И М’Кота, - согласился Ракар. - Ладно, когда будет время? – спросил ромуланец, - я падд оставлю и зайду когда скажете.
Однако он не спешил уходить.
Акрита, не отрываясь от своего занятия, мельком посмотрела на Ракара, на падд, возвращаясь мыслями от сложностей жизни к тому, что в этом падде, видимо, заключена очень важная часть успеха маневра. Затем перевела взгляд на Самриту, ожидая ее решения.
- Никогда, - все с той же нейтральной и жутко занятой интонацией отозвалась землянка. – Кто там победу регате принесет? Вот тот пусть и делает, а мне не мешай работать!
М’Кота выругалась и снова вылезла из-под консоли.
– Что ты говорила? – уже раздражённо сказала она. – Что поведение Ракара нас подводит? А твои идиотские капризы нас не подведут, нет? Из-за младенческих обид будем саботаж устраивать? Давай сюда свой падд, – клингонка решительно протянула руку к Ракару, её взгляд был решительным, брови сдвинуты к переносице. – Она придёт в себя и всё посмотрит. А если нет, – М’Кота резко развернулась к Самрите и прожгла её взглядом, – объявим, что проект «Альфа» в регате не участвует, потому что инженер проекта свои детские обиды ставит выше общего дела! Совсем не так, как принято в Звёздном Флоте! – закончила она почти собственными словами Самриты.
- Не тебе меня учить! – воскликнула Самрита – теперь она уже не могла сдерживать слезы. Бросив раздраженный взгляд на Ракара, она отшвырнула отвертку с такой силой, что та отлетела к стене, и почти бегом бросилась к выходу из ангара.
Вид Ракара после Самритиного “никогда” немедленно перестал выражать доброжелательность. Его лицо мгновенно стало жестким, с тем самым презрительным и высокомерным оттенком, которое было присуще многим из его народа в определенные моменты. Однако это продолжалось всего мгновение, ромуланец выровнял выражение лица и выпрямился, опустив вниз протягиваемый падд. М'Коте он падд не протянул, со всем вниманием выслушивая ее, пытаясь понять, что здесь сейчас происходит.
Самрита бросилась к выходу из ангара, Ракар мгновенно развернулся, догнал ее и встал перед ней, преграждая путь.
- Так, а вот этого я сейчас не понял, - сказал ромуланец достаточно тихо. – Что значит никогда? Почему вы переигрываете утвержденные планы? Ах да… слова… - сказал он, изобразив понимание. – Я сказал, что она принесет победу моей команде. Моей, понимаете? Или вы хотели утром на брифинге доложить коммандеру станции сразу все, что мы задумали? Не только коммандеру, но и службе безопасности, которая непрерывно смотрит в видеокамеры, расставленные по всему ангару 13? Чтобы нас сняли с регаты? Нужно поддерживать легенду о соревновании, я продемонстрировал способы. И теперь я хочу знать, что происходит у вас здесь и сейчас, в частности с вами, Самрита, отчего вы все отменяете? У вас конкретно что-то случилось или это…? – ромуланец мог бы начать сейчас оперировать терминами "саботаж", "нежелание сотрудничать", но брошенная в стену отвертка и поведение землянки указывало на нечто иное. Взгляд ромуланца смягчился и он посмотрел на девушку с озабоченным сочувствием. – Что происходит, мисс Баккер?
- Дай мне пройти! – прошипела землянка сквозь слезы.
- Куда пройти? – еще мягче спросил Ракар, - чтобы все бросить? Не надо так, вы нам нужны, Самрита. Мы без вас не справимся и проиграем все. Вообще все. Что случилось? – Ракар мягко положил обе руки на плечи девушки–землянки, вовсе не собираясь давать ей пройти.
- На собрании ты говорил другое. Не про меня, и даже не про Тенму или Рроу, - вновь напомнила ему Самрита. Она хотела было сказать что-то еще, но обернулась и увидела М'Коту. Вспомнив, что именно и как она говорила, землянка поежилась – ей совсем не хотелось возвращаться назад и даже находиться в одном помещении с этой грубой клингонкой. С трудом заставив себя справиться с возникшим неприятным чувством, девушка сказала: – Я закончу свою работу, но только потому, что обещала. Я не хочу разговаривать ни с тобой, ни с ней, - она кивнула в сторону М’Коты и громко произнесла: - Отпусти меня, иначе я вызову службу безопасности!

____________
с Самритой, М'Котой и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: М’Кота от 01 Июня 2017, 11:13:37
31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”

 
Ракар отпустил Самриту и отступил на шаг назад. Было время еще совсем недавно, когда в такой же ситуации он начал бы возмущаться. Говорить о том, как федераты в проекте неуважительно относятся к представителю Ромула, он сказал бы много всего и потребовал бы прекращения беспредела, он обвинил бы многих и пошел бы делать заявления в разных инстанциях, но на сегодняшний день изменилось многое. Еще вчера Самрита была не такой. Еще сегодняшней ночью с ней все было иначе. И это не было выпадом против Ромула.
– Обойдемся без службы безопасности, - сказал он, - я не спал двое суток, Самрита. И неизвестно когда смогу отдохнуть. Это влияет на принятие решений, на способность мыслить. Я тоже живой, как и вы все. Да, я не смог выверить формулировку. Я имел в виду свою команду, не более того. Не стоит принимать на свой счет то, что к вашему счету не относится. И я вижу, что с вами что-то происходит … не то. Примите искреннее сочувствие. Если бы я мог помочь вам, я бы помог. Сейчас нужно успокоиться и просто делать дальше всё то совместное, что мы запланировали. Вам дать платок?
– Тут все живые, кроме меня, - буркнула Самрита. – Я-то железная, и меня совсем не трогает, когда ты всех подставляешь или она, - землянка кивнула в сторону М’Коты, - меня оскорбляет. А в твоей команде есть и более ценные члены, например, один из лучших пилотов Академии Рроу. Но даже его выделять было бы оскорбительно. Что со мной происходит – не твое дело, мое доверие ты сегодня потерял, так что обойдемся без милых разговоров. И нет, твой платок мне не нужен, - она требовательно вытянула руку: - Падд!
С Самритой была истерика. Истерика Самриты имела неизвестную для ромуланца причину и повод. Но он должен был знать. Возможно, чуть позже.
– Здесь все живые, включая вас. Не припомню, чтобы кто-то возражал по этому поводу, - сказал Ракар. – Клингонские оскорбления – не новость, и вы не поверите, я тоже устаю иногда ставить клингонов на место после их выпадов.
Ракар подал Самрите падд и выпрямился, сцепив за спиной руки.
– Не только падд, тема связи все еще требует обсуждения, - сказал он и его глаза чуть прищурились. "Потерял доверие"… Что ж, он никогда не строил иллюзий на предмет доверия, которое федераты имеют к ромуланцам, он никогда не строил иллюзий о том, что федератам можно доверять. Нет, строил... пытался строить, и в данный момент это получалось неуспешно. Некоторые вещи часто отбрасывают назад самые смелые иллюзии. И в данный момент Ракар вернулся в реальность, разочаровываясь в некоторых своих иллюзиях. Слово "доверие" было пока недоступно. Будет ли оно доступно впредь? Ответа не было.
Происходящее с Самритой, меж тем, было серьезным. И это была не просто декларация недоверия, причины были глубже. Ракар должен был узнать.
– Тогда постараемся закончить с обсуждениями поскорее, чтобы ты оставил меня в покое, - Самрита сложила руки на груди и выжидательно посмотрела на ромуланца.
Ракар вежливо кивнул землянке и пошел обратно в "Анадырь", размышляя о том, как причудливо иногда раскладывается колода карт, и о том, как многое, с размахом и почином меняет путь и терпит неуспех у самой цели.
 
М’Кота слушала разговор Самриты и Ракара почти с восхищением – стóило восхищения то, как легко собственные слова Самриты, но обращённые уже против её собственной неправоты, в её глазах превратились в ужасные оскорбления. И это при том, что слова Ракара на общем собрании были может и глупыми, может и бестактными, но не были отказом делать общее дело, в отличие от слов самой Самриты.
Но это было наносное. М’Кота знала, что такое неконтролируемые вспышки гнева, обиды, бешенства, знала не понаслышке. В ней не было презрения к девушке, которая выплеснула из себя всё, что её переполняло, и вероятно теперь или через несколько минут почувствует себя выжатой и опустошённой, а может быть даже и пристыженной за всё, что успела наговорить. Не было презрения, было сочувствие и понимание, которое М’Кота, впрочем, пока оставила при себе. Один раз она уже побежала за плачущей девчонкой из Федерации, чтобы той стало ясно, что она не одна и что по крайней мере М’Коте на неё не наплевать, и что вышло? Совершенно ничего хорошего. И сейчас лучше было оставить Самриту в покое, чтобы не наломать дров и дать ей самой успокоиться.
 
– Это я виновата, - тихо пробормотала Акрита, чуть обернувшись к клингонке, когда Ракар и Самрита уже направились к катеру. - Не стоило заводить весь этот разговор, на нее ведь и так столько всего свалилось, бессонная ночь, все что-то от нее хотят… И мало ли что еще могло случиться. А тут я со своими глупыми теориями и подозрениями.
Она вздохнула и поставила на место облегченную панель.
– Ты-то здесь при чём? – проворчала в ответ М’Кота, хотела сказать что-то ещё, но махнула рукой и полезла под консоль.

Про связь им удалось договориться. Ракар объяснил все минусы отсутствия всенаправленных генераторов нейтринных импульсов – чтобы отправить подпространственный нейтринный импульс дефлектором – необходимо было остановить катер и ориентировать его направление на катер-приемник. Подобная задержка в пути была не приемлема. И тогда Акрита предложила другой метод связи – модуляция частоты щитов катера при помощи кодового языка.
Cмысл был в том, что модулирующий сигнал должен представлять собой определенную последовательность импульсов, которые бы накладывались на основные частоты щитов. Таким образом, для стороннего наблюдателя это выглядело бы как просто какая-то беспорядочно-меняемая частота щитов. А для тех, кто знает основные частоты и код модулирующего сигнала – вполне возможно было бы очень быстро и в автоматическом режиме "видеть" и расшифровывать эту последовательность и переводить в текст или цифры. И отвечать так же. Теперь кому-то просто нужно было написать соответствующие программы, настроить сенсоры и модуляторы щитов.
Договорившись на этом, убедившись, что Самрита все сделает,  Ракар покинул «Анадырь».
_________________
с Самритой, Акритой и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 01 Июня 2017, 11:19:08
31 августа 2384 г., день
Ангар, катер “Амазонка”


Ракар вернулся в катер "Амазонка" с тяжелым чувством. Он был недвусмысленно и однозначно возвернут в реальность, в реальность, в которой никогда ромуланцы не могли никому доверять. В реальность, где все иные народы были для них чуждыми. В реальность, в которой он сам не должен был доверять никому и никогда. В реальность, в которой никогда нельзя было допускать собственных ошибок, иначе его самого расстреляют как несправившегося с задачей агента внешней разведки Тал Шиар. Радоваться ? Улыбаться ? Нечему было радоваться и не было повода улыбаться. Ракар вспомнил как Хена плакала на презентации М'Коты. Хена, чистая, незамутненная девушка, никогда не видевшая реальной реальности в которой убивают, в которой выживешь только в том случае, если убиваешь сам. Все переворачивалось в душе Ракара, вместе с очень трудной задачей – помочь Перим найти себя, научить тоже радоваться жизни, только где найти такое место для радости? Или еще он снова вспомнил ледяные скульптуры из презентации Земли Освальда и Самриты. Земляне создавали шедевры искусства из льда, сознавая их недолговечность. Не просто недолговечность, но именно очень быструю скоротечность существования.
Впрочем, ладно, нужно было исполнять дальше собственные обязанности. Он бегом мотнулся на мостик "Амазонки" посмотреть как идет работа. А затем нашел Тенека в медотсеке катера и сел там на первое попавшееся место, устало потерев ладонью лоб.
- Тенек, что происходит у нас в проекте? Что там с этими анализами? Что с Толан, с Самритой? Какие анализы у Перим? Что вообще творится? Что у нас происходит, можете мне сказать? Я знаю наверняка, что вам больше известно, чем мне.
– Разумеется, – сказал Тенек, не отрываясь от работы, – и это совершенно нормально. Медицинская информация касается в первую очередь медиков и их пациентов, в редких случаях – командующих офицеров. Впрочем, открытую часть информации я могу вам сообщить: думаю, вы не откажетесь узнать, что все наши коллеги прошли наркологическую экспертизу благополучно.
Ракар выслушал Тенека молча, потом встал, подошел  к репликатору.
- Стакан воды, температура 14 анкианов, ах да … нет таких размерностей, похолоднее, в любой из систем.
Репликатор выдал стакан воды, Ракар взял его и залпом выпил. Развернулся к Тенеку лицом и прислонился к стенке. Вулканец… Вулканец был тот, кому Ракар мог верить. Но не каждый вулканец. В данном случае – вулканец Тенек. Очень важное уточнение. Мысленно Ракар пересчитал по пальцам федератов, которым можно было верить. Пальцев двух рук вполне хватало. А если посмотреть чуть пристальнее – то пальцев одной руки было вполне достаточно. Не более.
- Рад слышать, - сказал он наконец, - что все прошли алко-наркологическую экспертизу благополучно. Действительно рад. И не надо придавать моим словам второй или третий смысл. И еще – из ваших слов, Тенек, я заключаю, что есть некоторая медицинская информация, которая особенная. Та самая, которую вы не хотите говорить. Если бы ее не было, вы бы просто сказали, что все в порядке. Но вы не умеете врать, мистер Тенек, и внимательному наблюдателю вы уже доложили, что есть то, о чем стоит беспокоиться. Не надо отрицать. Я ваш друг, Тенек, и все сказанное в этой комнате никогда не выйдет наружу. Но мне надо спасти проект, и людей в этом проекте. И поэтому я должен знать, что здесь происходит. Исключительно чтобы помочь. Меня на самом деле интересуют всего 3 вопроса – Чьи анализы интересовали глинна Толан больше всего? Самрита Баккер не имеет ли случайно какой-либо смертельной болезни? Перим… в порядке? Я знаю, что вы не ответите конкретно, но ответьте как сможете, прошу вас.
Тенек чуть заметно пожал плечами.
– Вы сразу же затребовали информацию о конкретных людях и ожидаемо получили отказ. Если бы вы назвали других людей, ответ был бы тот же. Если бы меня кто-нибудь спросил о перенесённых вами заболеваниях, обозначенных в вашей карте, ответ снова был бы идентичен.
Вулканец наконец повернулся, опустил руку с инструментом и с расстановкой произнёс:
– Все участники проекта здоровы, включая мисс Перим. И если я ещё не вызван на допрос в Тал Шиар, давайте оставим медицинскую тему.
 
Ракар тоскливо посмотрел на Тенека, впрочем он быстро убрал тоскливое выражение со своего лица.
- Не вызваны, и мы будем надеяться, что вы никогда не будете вызваны. А если вдруг такое случится, то я приму меры, чтобы вы благополучно выбрались из этой неприятности. – Ракар отвел взгляд и молчал несколько секунд. У Самриты было нечто иное, она производила впечатление рассудительной девушки, грамотной и компетентной, с чувством юмора, со способностью к веселью. В одночасье с ней случилось нечто, что поставило ее под непереносимый удар, последствия которого она едва сдерживала, стараясь не раскрушить вокруг, но это плохо получалось. Ракар думал и пока не мог додуматься. Сходилось не все. Да, было заметно, что нечто случилось у них с Освальдом, вполне понятное. Но случившееся не довело ее до такого состояния. А теперь последовало нечто, что усугубило ситуацию. И еще важно было то – что Тенек что-то об этом знал. Но логическая последовательность пока не сходилась, и Освальд был в последнее время, точнее в эти два дня – вполне адекватен, рассудителен, и изменился в более взрослую сторону. Ракар реально жалел сейчас, что не мог натыкать камер в каждую щель, чтобы проследить за всем. И несмотря на некоторые слова Самриты, которые сильно задели его – ему было ее жаль чисто в человеческом смысле, потому что было кое-что, что ударило по ней слишком сильно. Что такое сильный удар, не позволяющий подняться с ног – во всех смыслах этой аллегории – Ракар знал.
- Оставим, - согласился он, - тогда вот что, мистер Тенек. Как у вас будет время, пожалуйста, приведите сюда кадета Лайтмана, если он ничем полезным не занят. Я не видел его сейчас на «Анадыре», а у нас хватает работы. Мне кажется, ему сейчас в самый раз будет держать дюраниумный лист, пока мы его свариваем лазерной сваркой, и чувствовать себя нужным.
– Простите? – Тенек посмотрел на ромуланца недоумевающе. То ли это была какая-то игра слов, то ли что-то ещё не вполне понятное, но вулканец определённо потерял нить рассуждений собеседника.
 - В смысле? – не понял Ракар.
– Я могу вызвать мистера Лайтмана по связи хоть сейчас, если он свободен, – сказал Тенек, – но что означают ваши слова о сварке и нужности? Это какая-то метафора?
Вулканец был уверен, что сейчас они все заняты самыми разнообразными нужными делами, связанными с модификацией катеров, и почему именно фиксация листа дюраниума во время сварки должна была вызывать у мистера Лайтмана наивысшую форму удовлетворения собственной деятельностью, Тенеку было непонятно.
 - Нет, попозже, - сказал Ракар, - до крыльев мы еще не дошли, это ближе к вечеру, кроме того элементы крыльев по чертежам еще не реплицированы. Но я сейчас займусь. А кадет Лайтман производит впечатление человека, у которого отлично получится подержать металлическую конструкцию. Кроме того – таким как он крайне неплохо заниматься каким-нибудь делом, вместо того, чтобы … не важно впрочем. Тенек, просто у нас не хватает людей, вот и все, без всяких метафор и аллегорий.
– Я не думаю, что мистер Лайтман занимается посторонними делами и игнорирует работу, – осторожно заметил Тенек, – но я разумеется вызову его, как только возникнет необходимость в дополнительной рабочей силе. Надеюсь члены его команды не будут против.
Ракар глубоко вздохнул. Он слишком устал, чтобы удивляться непониманию, недоверию, вражде, интригам, и всему прочему.
- Тенек, - просто сказал он, - кадет Лайтман сломлен, как ломается человек на допросе, как ломается не слишком устойчивый перед ударами судьбы человек. Слишком много у нас в проекте стало сломленных людей, и пока у нас нет для них хорошего и верного лекарства – им нужно работать, а не занимать голову мыслями, которые приведут их к падению. Вот и все. Никаких метафор, никаких аллегорий, и никакого Тал Шиар. А теперь я пойду, и зовите меня, если вам нужно помочь в медотсеке.
– Вот как... – Тенек задумчиво уставился перед собой. Нет, ему самому не показалось, что в проекте есть сломленные люди, но может быть он больше смотрел на ситуации, а не на людей? То, что случилось с кадетом Лайтманом или с мисс Перим было негативным опытом, но мог ли такой опыт сломить человека? В представлении Тенека сломленность ассоциировалась с негативным опытом совсем другого порядка. И всё же, что вулканец его возраста мог знать об этом? С высокой долей вероятности крайне мало.
– Возможно вы и правы, – сказал стажёр после долгой паузы. – Мне сложно об этом судить. Но если это так, работа будет для них позитивным фактором, в этом я не могу с вами не согласиться.
Ракар кивнул, вопреки своему обыкновению, улыбнулся вулканцу и вышел.
___________
с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 01 Июня 2017, 11:28:09
31 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта Джарина Дохиила

 
Джарин Дохиил рано вернулся из кабинета в этот день - деятельность его на станции была всего лишь прикрытием, поэтому теперь, перейдя к активным действиям против Толан, он только создавал видимость того, что занят делами посольства, и никогда не задерживался в кабинете даже на минуту. Словно в подтверждение этого отношения, военная форма была убрана в шкаф, а сам офицер сидел, развалившись, в кресле и, не выпуская кружки с чаем из красных листьев, немного безразлично смотрел на Иламу, только что вошедшую в его каюту, и ждал, что же она скажет.
Толан стояла перед дипломатом, не ожидая, что он предложит ей присесть, и вытянувшись в струнку – просто образец вышколенного офицера перед своим начальством. Только вон начальство не знало, что после его вызова она пять минут сидела в своей каюте, уронив лицо на руки, и ее физически трясло так, что она не могла справиться с этой дрожью. Или все же… и это начальство тоже знало? Сейчас дрожь осталась только в левой руке, но тут женщина уже ничего не могла поделать.
И хоть следы усталости на ее лице напоминали о тяжелой ночи, ни военная форма, ни аккуратно уложенные в простую прическу волосы, ни прямая спина не выдавали, что творится у Толан на душе.
- Вы меня вызывали, гал Дохиил? – и вновь она словно со стороны наблюдала за тем, как кто-то говорит ее ртом, произносит какие-то пустые, но обязательные слова, делает то, что сама она делать не хочет.
- Вызывал, - спокойно ответил он, - у меня к тебе будет два поручения. Во-первых, твой вчерашний доклад был очень показателен: ты либо не замечала почти ничего, что было бы интересно мне и моему начальству, либо умеешь врать куда лучше, чем я думаю. Всё-таки я склоняюсь к первому варианту, поэтому дам тебе возможность доказать свою полезность. Через два... нет, через три стандартных земных часа у меня должна быть вся официальная, полуофициальная и неофициальная информация об участниках твоего проекта, до которой ты только сможешь добраться. Как осуществить неотслеживаемое чтение и копирования этой информации - твоя забота, но, если подставишься, то пострадаешь не ты одна, имей это в виду.
Толан плотно сжала губы, выслушивая новое задание Джарина. Оно ей не нравилось, но она и не рассчитывала, что его задания будут ей нравиться. Ей вообще пора было забыть о такой категории, как собственное мнение, и научиться лавировать между исполнением желаний гала Дохиила, спасением своей семьи и нуждами проекта.
- Я могу передать вам личные дела участников проекта, гал, - произнесла она практически без раздумий. – Но что вы имеете в виду под неофициальной информацией? Все, что касается дел проекта, занесено в соответствующие документы. Вы же знаете, как принято вести учет на Кардассии, и можете быть уверены, что все важные данные об участниках задокументированы. Я предоставлю вам доступ, - голос женщины чуть дрогнул, но она быстро с этим справилась. – Могу я узнать, что вы будете делать с этой информацией?   
- Изучу, - сухо ответил мужчина и больше не говорил о своих планах, - под неофициальной информацией я имел в виду всё, что не документируется: слухи в баре, размышления участников друг о друге, которые ты слышала, разговоры с той худой баджоркой и этой толстой болианкой, которые ты вела, возможные справки, которые ты наводила на участников, чтобы лучше использовать их сильные и слабые стороны и, таким образом, контролировать... хотя, о чём это я, - Джарин фыркнул, будучи абсолютно уверенным, что Толан не способна была даже на такие очевидные шаги, - короче говоря, всё, что ты узнала о своих подопечных. Так и собираешься стоять в дверях? - спросил он неожиданно, после чего похлопал по подлокотнику своего кресла, - проходи, садись.
Взглядом проследив указанное место, Толан чуть заметно напряглась, но так и не сдвинулась с места.
- Благодарю, гал Дохиил, но я постою, если вы не возражаете. Боюсь, что неофициальной информации у меня немного – я недостаточно наблюдательна для этого. Вы же знаете, что в проекте я выполняю всего лишь административную функцию координатора, - добавила женщина. – Но вы получите всю имеющуюся у меня информацию. Я могу идти?
- Возражаю, - отрезал дипломат, но потом смягчился, - но не стану сейчас отнимать у тебя драгоценное время - для... этого у нас будет ещё много времени впереди, - довольная ухмылка на лице мужчины ясно давала понять, что он не шутит. - Будь добра вместе с личными делами предоставить всю неофициальную информацию, которой обладаешь, даже если её мало. Ещё имей в виду, что твоя полезность для меня прямо зависит от твоего умения собирать информацию, так что будь добра впредь, как говорят земляне, держать ушки на макушке.
- Я вас поняла, гал Дохиил, - четко ответила женщина. – Вы получите желаемую информацию.
С этими словами Толан развернулась и быстро покинула его каюту, не оглядываясь и не давая Джарину возможности ее остановить. Она дошла до своей каюты настолько быстро, что, если бы ей на пути попался кто-то из ее кадетов и даже попытался бы с ней заговорить, она бы этого просто не заметила.
Оказавшись внутри каюты, Илама прислонилась к закрытой двери и медленно сползла по ней на пол. У нее не было времени ни на что, кроме выполнения задания Джарина, но все же она позволила себе такую роскошь, как две минуты тишины в безопасности своей каюты. В безопасности ли?.. С той самой ночи ее не покидало ощущение, что Джарин бы не ушел просто так – он наверняка следит за ней и сейчас. Но даже внимательный осмотр каюты не смог выявить «жучков», и Толан просто приняла и эти правила игры. Если смотрит – что ж, пусть смотрит, она все равно чувствовала, что ее жизнь ей уже больше не принадлежит.
 
***
 
За отведённые Толан на работу три часа Джарин всего дважды покидал своё кресло, и оба раза возвращался назад, в то же кресло, с той же кружкой чая и брал в руки всё тот же падд. Чем бы он ни занимался, все его мысли были сосредоточены на содержимом этого падда, и ничто другое для него, казалось, не существовало. Однако, когда раздался звонок в дверь, он его тут же отложил в сторону и скомандовал войти.
- Я подготовила для вас запрашиваемую информацию и отправила на ваш терминал, - очень формально проговорила глинн Толан, появившись в дверях. Как и в прошлый раз, проходить внутрь она не спешила, как и встречаться с Джарином взглядом. Она действительно собрала всю информацию - из той, что можно было найти в официальных базах данных на случай, если Джарин будет проверять ее честность. Поколебавшись, она также добавила последнее обновление медицинской карты кадета Баккер. – Здесь все, что есть у меня по участникам проекта. Это все, гал Дохиил?
- Нет, - сухо ответил Джарин и жестом подозвал к себе женщину, - я не буду вызывать тебя по связи каждый раз, как у меня возникнут к тебе вопросы, поэтому ты останешься здесь, пока я знакомлюсь с твоим отчётом. В твоих же интересах, чтобы у меня не возникало вопросов, но, если уж они возникнут, тебе придётся на них ответить.
Дипломат кивком указал на соседнее с ним кресло, а сам перешёл к столу и сел за терминал, открыв сообщение от Иламы.
Толан неуверенно посмотрела на предложенное кресло, но, быстро поняв, что у нее нет других вариантов и лучше не спорить с Джарином в мелочах, уселась на самый край сиденья.
- Я надеюсь, их не возникнет, - проговорила она, стараясь не глядеть на Джарина и не дышать, потому что каждым вздохом она вдыхала аромат чая из красных листьев, который вновь пробуждал в ней воспоминания, которые она хотела бы забыть, и от которого ей становилось физически плохо.
Около получаса Джарин перебирал досье, едва ли не через минуту спрашивая, что ещё известно Иламе, почему она не навела справки о том или об этом, и, разумеется, постоянно напоминая ей о том, что так бездарно даже кадеты-второгодники не работают.
Наконец, дипломата заинтересовало что-то на экране, и он, не отрываясь, смотрел в него, периодически почёсывая гребни на подбородке.
- Знаешь, - произнёс он спустя пару минут, - тут множество потенциальных конфликтов в группе. Умелому манипулятору ничего не стоило бы подогреть взаимную ненависть клингонки и ромуланца, спровоцировать недоверие между гилом Тенмой и... да тем же Лайтманом, в конце концов. Жаль, что та боевитая баджорка покинула проект - рассорить баджорцев с Федерацией было бы очень полезно, а вот этот, - Джарин презрительно ткнул пальцем в лицо Крима Анжара на экране, - не годится на такое, это сразу видно... Но у нас ведь нет умелого манипулятора, не так ли? - устало пробормотал он. - Уверен, ты даже не думала об этом, а сейчас задаёшься вопросом, зачем всё это, если твоя должность сугубо административная...
Мужчина прошёл к шкафу и достал оттуда бутылку канара и два стакана, разлил напиток и поставил один стакан на журнальный столик рядом с Иламой.
- Пей, это приказ, - сказал он не терпящим возражения тоном.
Толан удивленно посмотрела на дипломата, так резко прервавшего свой монолог, а затем н на бутылку на столе. Ослушаться приказа Джарина она не собиралась – по крайней мере, не сейчас, - и механически потянулась к стакану. Сделав глоток, она молча подняла вопросительный взгляд на гала Дохиила. Не заставит же он ее действовать против проекта, против ее кадетов? Ведь не заставит?..
________
С Джарином
Продолжение следует утром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: М’Кота от 02 Июня 2017, 17:08:45
31 августа, вечер
Станция ДС9, различные локации

 
Освальд был настолько поглощён работой, что напрочь забыл не только про кофе с пирожными для Самриты, но и вообще про то, что не ел ничего с самого утра: времени было мало, работы - много, и отвлекаться на что-либо было нельзя. Да и вообще, впервые с момента их с Самритой возвращения он не жалел о том, что они смогли спастись. Спустя несколько бесконечно долгих дней, кадет снова чувствовал желание делать что-то на благо Федерации, только теперь с этим желанием соседствовало ясное понимание того, что лишиться всего можно очень быстро и очень неожиданно. Он знал это, потому что с ним это уже однажды случилось... Страх снова потерять всё, что имело для него смысл, казалось, утроил запас сил, так что Освальд даже не осознавал собственной усталости, пока не закончил работу над обшивкой и не кивнул удовлетворённо, глядя на дело рук своих.
Зайдя в катер, он радостно сообщил коллегам, что корпус теперь не узнать. Поймав взглядом Самриту, он хотел было подойти и поговорить, а заодно извиниться за сорванные планы, но что-то во взгляде девушки сказало молодому человеку, что сейчас это ни к чему хорошему не приведёт. Что бы ни расстроило его коллегу, подругу и любимую одновременно, к утру это должно будет пройти, а если не пройдёт... значит утром они с этим разберутся вдвоём! Уверенный, что всё будет хорошо, он взял один из паддов и направился к себе в каюту. Разглядывая новый корпус "Анадыря", Освальд подумал ещё об одной модификации, но сначала хотел всё рассчитать, а потом уже поделиться с коллегами. Оставалось надеяться, что он успеет сделать хоть что-то, пока усталость его окончательно не одолеет.
 
Спустя полчаса Освальд так и не заснул, несмотря на ноющую спину и мешающую сосредоточиться усталость, зато смог прийти к выводу, что его идея, в принципе, может быть реализована... если всё сделать правильно. Разумеется, не к утру, а на будущее, но молодой человек уже не разделял работу для регаты и работу для будущего проекта. "Этот федерально-клингонский катер должен быть готов ко всему!" - думал он про себя, а потом замер и прошептал: "Федерально-клингонский... точно!"
- М'Кота! - воскликнул он в голос, хлопнув по коммуникатору. - М'Кота, ты ещё не спишь? Есть разговор, встречаемся в клингонском ресторане через десять минут!
– Я уже не сплю, – сообщила клингонка, – Сейчас буду.
«Интересно, почему в клингонском ресторане», – подумала она, поглядывая на время: всё смешалось в голове, и она никак не могла понять, закрыт ресторан или ещё открыт. К счастью, ресторан был ещё открыт, и М’Кота, плюхнулась на ближайший стул в ожидании Освальда. И кружки рактаджино.
Землянин появился неожиданно - прибежал на всех парах по коридору и чуть не сбил с ног несчастного, оказавшегося у него на пути.
- Тебе это понравится! - взволнованно проговорил он и сначала протянул клингонке падд, но потом спохватился, - нет, тут только параметры энергосистемы... Рактаджино, пожалуйста! - это уже предназначалось хозяину заведения.
– Присядь, – улыбнулась М’Кота. – Ты открыл параллельный мир? Изобрёл новый сплав? Набил морду двум навсиканцам?
"Нет, не параллельный мир, всего лишь червоточину. Со временным сдвигом. Пару дней назад", - хотел проворчать Освальд, но сдержался.
- Знаешь, чего не хватает нашему катеру? - спросил он вместо этого. - Оружия последнего шанса! Что-то вроде особо мощного фазера, из которого мы, возможно, только раз выстрелить и сможем, потому что все силовые реле сгорят, но который может спасти нам всем жизни, если мы ввяжемся в бой с кем-то куда сильнее нас!
– Это я так плохо на тебя влияю? – рассмеялась М’Кота, проводила взглядом кружку рактаджино, которую неутомимый Кага поставил на стол перед землянином, и продолжила уже серьёзно:
– Хорошая идея. И я почти знаю, где его взять. Почти. В прошлый перерыв я говорила с отцом и... ну, сперва он, как и Баккер, послал меня в репликатор! Но когда я рассказала ему зачем мне нужны именно настоящие предметы с настоящих кораблей, он дал мне координаты нескольких секторов пространства, где происходили сражения. Ты представляешь, сколько ещё не разобранных полей битвы, в том числе и рядом со станцией? Официальные службы государств ещё когда успеют с этим разобраться! Пусть уж лучше хоть что-нибудь достанется нам, а не мародёрам! А мы могли бы заодно поискать бортовые журналы на погибших кораблях – хотя бы столько времени, сколько нам дадут на вылазку.
- Отлично! - довольно кивнул Освальд. - Тяжёлое клингонское орудие будет отлично смотреться на новом корпусе! Если хочешь, можем пойти и подобрать самое подходящее место сражения прямо сейчас! Кому нужен сон, правда?
Откровенно говоря, поспать М’Кота любила, хотя и была приучена к дисциплине и аскетизму, но сейчас было точно не время прохлаждаться.
– Давай, – согласилась она. – Только по-быстрому, а то работы невпроворот.
- Тогда идём! - допив рактаджино, произнёс Освальд, и они направились в лабораторию.

Придя на место, землянин с клингонкой заняли ближайший терминал, и Освальд уступил место М'Коте, ведь именно она знала нужные координаты.
- Так значит, ты тоже об этом думала? - полуутвердительно произнёс он. - А ты ещё с кем-нибудь обсуждала это или может что-то слышала? А то завтра окажется, что всё без нас уже готово - будет облом…
– Не об этом, – ответила М’Кота, склоняясь над терминалом. – Совсем о другом. Когда предложили использовать клингонские элементы дизайна, я подумала, что внешние атрибуты не так уж важны, если существуют только для красоты. А вот если бы мы сумели раздобыть предметы, которые уже долго служили нашему народу, видели нашу доблесть, впитали в себя её дух… Понимаешь? Поначалу я была согласна даже просто на какое-нибудь почтенное старьё, но когда поговорила с отцом, подумала: что если мы дадим вторую жизнь фрагментам кораблей, геройски погибшим в последних боях? Это ведь будет в тысячу раз лучше!
- Невозможно спорить! - ответил Освальд. - Как знать, может мы ещё что-нибудь утащим себе на катер... но постой, - на лице молодого человека промелькнуло сомнение, - а чем мы лучше мародёров-то будем? Мы берём бесхозное для себя - они берут бесхозное для себя. Или у нас есть шанс получить одобрение вашего Верховного совета?
– Мы не наживаемся на погибших, мы ведь возьмём не для денег, а для идеи! – возразила М’Кота. – Никто не будет против, даже наоборот. Отец не предложил бы это, если бы оно было бесчестно.
- Хорошо, если и остальные увидят это так... - всё ещё сомневаясь, произнёс Освальд, но потом решил сменить тему на, как ему казалось, более позитивную, - а мы ведь хорошо все поработали!  Катер не узнать как снаружи, так и изнутри!
– Да! – М’Кота широко улыбнулась, но улыбка быстро сползла с её лица. – Только знаешь, по-моему, с Самритой что-то неладно, – клингонка против обыкновения назвала земную девушку по имени. – Может, я лезу не в своё дело, но ты всё-таки её лучший друг… Смотри, что получается: позавчера она злилась за что-то на тебя, и если вы правда всего лишь поспорили из-за кардассианцев, то это было ужасно глупо; сегодня она взъелась на Ракара, а он всего-то… ну ты сам всё видел. Ясно же, что он не нарочно и совсем не потому, что ему якобы плевать на нас всех! Ты не знаешь, у неё всё в порядке дома?
- Всего лишь... - повторил Освальд с сожалением, - да, кардассианцы там фигурировали... а ещё дело в том, что я идиот... но я не слышал ни про что ещё, кроме наших сорвавшихся планов кофе попить. Могло ли это её разозлить?.. - спросил кадет, не особо ожидая ответа, хотя про себя надеялся, что дело именно в этом, а не в чём-то более серьёзном, вроде обнаруженных хронитонов или плохих новостей из дома. - Утром я с ней поговорю, - добавил он, после чего ткнул пальцем в экран, - вот! Самое близкое к ДС9 место! Что скажешь, если я сейчас набросаю официальный запрос на имя коммандера Мори и координатора Толан и приложу координаты? Тогда мы уже завтра сможем получить ответ... ну а если не получим завтра, то - после регаты.
М’Кота покосилась на Освальда с подозрением – что-то он темнит! К тому же, когда мужчина говорит, что он идиот… Эту мысль М’Кота, впрочем, додумать не успела, переключившись на вопрос Освальда.
– Ну давай, – согласилась она. – Только не очень долго: раз не спишь – добро пожаловать в компанию трудоголиков!
- Пф! - фыркнул Освальд в своём привычно-весёлом стиле, - как будто я ерундой какой-то занимался!

* * *

Весь оставшийся день и вечер Акрита помогала модифицировать, облегчать и тестировать системы «Анадыря». Она была на удивление молчалива и даже не терзала никого философскими и моральными проблемами, да и в собственной голове постаралась отодвинуть их на задний план. Сейчас было важно сосредоточиться на подготовке к завтрашнему мероприятию.
Часов около 22 она все же отправилась отдыхать. Уже засыпая и перебирая мысленно события сложного и длинного дня, она поняла, что до сих пор не может отделаться от чувства вины за тот глупый и неуместный разговор. Который довел до слез Самриту, чудесную девушку, талантливого и работящего инженера, надежду их команды и вообще проекта… А еще было стыдно перед Ракаром за то, что она, Акрита, так думала о нем. Слова М’Коты определенно дали ей понять, что страшного заговора и вражеских происков тут нет, хотя из того, что говорила клингонка, не было вполне ясно, что именно она думает по данному поводу. Акрита хотела бы спросить… Может быть, даже не у нее, а у самого Ракара, хотя бы потому, что ей самой отчаянно хотелось верить, что он друг, что он действительно спасает проект и спасет его, что он может говорить правду. И может любить. Впрочем, она знала, что не будет спрашивать – она не имела на это права ни теперь, ни раньше.
Эта сторона межрасового сотрудничества до сих пор не касалась Акриты, вероятно, потому что она просто не представляла себе счастливой семьи, созданной представителями разных рас. Влюбиться, конечно, можно, но ведь разделить жизнь, будущее, мечты, весь путь от начала до конца со всеми сложностями – это другое. Это и у живущих на одной планете иногда плохо получается. Но если такое все же возможно? И, если на такой шаг готов пойти представитель самодостаточного, не дружественно настроенного государства; пусть не все, но хотя бы один – у этого мира есть надежда, и она намного ближе, чем кажется. Акрите очень хотелось думать так.

______________________
+ Освальд, Акрита


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 02 Июня 2017, 17:12:18
31 августа, ночь
Станция ДС9, различные локации

 
Когда со всеми обсуждениями было покончено, Самрита ясно дала понять, чтобы к ней лишний раз не подходили и не трогали (особенно ясно она это дала понять М’Коте) и вернулась к работе. Ей было сложно сосредоточиться на том, что она делает, и приходилось полагаться в основном на заранее подготовленный план, хотя ее постоянно не отпускала мысль, что она что-то забыла... Что-то важное… Но эту мысль тут же забивало множество других, поэтому, как героиня классического произведения, Самрита решила подумать об этом завтра, а сегодня воспользоваться советом Тенека и пораньше лечь спать.
 
Но едва ее голова коснулась подушки, сонливость исчезла, а все события сегодняшнего дня навалились с новой силой, буквально вдавливая в
постель и не давая пошевелиться. Она понимала, что не может заснуть, и не может
больше лежать на этой узкой кровати в своей тесной каюте… А мысль о том, что
скоро сюда придет ее соседка, и вовсе не давала ей сомкнуть глаз. Она вновь вспоминала события сегодняшнего дня, раз за разом прокручивая их в голове. Сначала Тенек разрушил ее маленький уютный мир своей новостью, потом Толан прочитала строгую нотацию с угрозами исключить ее из предстоящих миссий за пределами станции, затем оскорбления М’Коты, ссора с Ракаром и ее собственная истерика… Но самым обидным было не это. Ей в общем-то были безразличны и клингонка, и ромуланец, но тот, от кого действительно нужна была поддержка в этот момент, даже не подошел и не спросил, все ли в порядке, и что от нее хотел Тенек. Он словно вычеркнул Самриту из своей жизни и поля зрения, и девушка решила сделать то же самое. И повременить пока с тем, чтобы сообщить радостную новость будущего отцу ребенка - по крайней мере, пока она сама для себя не приняла важное решение.
 
Полежав так около часа, девушка вынырнула из-под одеяла, накинула длинную накидку поверх пижамы (потому что ее пижама в вишенку хоть и была очень симпатичной, но несколько портила образ без года офицера Звездного Флота) и тихонько выглянула из каюты, надеялась никого не застать на Стыковочном кольце и спокойно дойти до Променада, где в это время суток становилось уже тихо и спокойно. Там было большое окно и бесконечный космос за ним, а не удушающе узкая каюта, и там был другой мир – мир обитателей станции, торговцев, гостей и путешественников, - в котором Самрита могла затеряться.
Ночная станция отличалась от дневной. В большинстве коридоров и на Променаде горело только слабое синеватое аварийное освещение, и все казалось еще более загадочным и инопланетным. Даже немного потусторонним, как будто на ДС9 водились призраки, те, чьи мятущиеся души не могли найти покоя и были вынуждены вечно скитаться, не замечаемые никем из живущих. Самрита и сама будто была таким призраком.
 
На Променаде был освещен лазарет, работавший круглосуточно, но его двери едва ли были приглашающими. А вот из бара Кварка, несмотря на позднее время, выплескивались волны музыки, пряные ароматы еды, звуки смеха, звона бокалов и треск вертящейся рулетки дабо.
Когда Самрита остановилась в теплом круге света возле входа, она увидела за одним из ближайших столиков Рроу С'Нирла Хрииса. Каитианец сидел в компании аппетитной ктарианки с копной вьющихся мелким бесом волос. На девушке была очень яркая куртка, вся расшитая блестящими фиолетовыми пайетками и крупными белыми стразами. Пара смеялась и потягивала ядовито-розовый коктейль из одного на двоих бокала размером с небольшую детскую ванночку.
Самрита замерла, разглядывая счастливую парочку, и ее укололо какое-то незнакомое ей прежде болезненное чувство. Она хотела было представить на их месте себя и Освальда, но она понимала, что такое уже невозможно. Девушка вздохнула и хотела было уйти, но в последний момент почувствовала, что Рроу ее заметил, и теперь стоило бы подойти и поздороваться. Нацепив на лицо приветливое выражение, она помахала им и подошла к столику пилота второй команды.
- Готовишься к регате, я смотрю? – усмехнулась Самрита.
Рроу поперхнулся коктейлем. Его девица уставилась на Самриту так, будто та только что голыми руками придушила ее любимого хомячка.
-Котик мой, а это ктооо? - капризным голосом произнесла девица, - Ты ее знаешь? У вас с ней что-то было? Пусть она уйдет. У нас же свидание. Ну сделай что-то, мужик ты или нет?
Рроу слегка виновато посмотрел на девушку-инженера.
-Извини… - произнес он, - Тут такое дело… Тебе правда лучше уйти сейчас...
Самрита хмыкнула и покачала головой: похоже, она действительно была невероятно не вовремя.
- Не волнуйся, ничего личного, - с усмешкой обратилась она к ктарианке, а потом повернула голову к Рроу: - Развлекайся, только не забудь про завтра. И не бойся, твоему капитану я тебя не сдам.
Отсалютовав парочке на прощание, Самрита развернулась и направилась прочь из Кварк’с.
 
Самрита была лишней в баре. А где не была? Она снова вышла на Променад, и когда уже собиралась свернуть в один из боковых коридоров, услышала голоса, спорящие приглушенно, но жарко. Один из голосов был ей знаком и его слова она разобрала хорошо, а второй был вкрадчивым и слегка скрипучим, как жук-древоточец, и разобрать, что он отвечает, Самрита могла не всегда.
-...он серьезно?! Я же сказал, что мне ничего не нужно, и я чувствую себя ХОРОШО! С чего вдруг вы прискакали на станцию? Вам с отцом давно пора оставить меня в покое! Я прекрасно могу о себе позаботиться и принимать решения относительно своего здоровья сам!
-Мой мальчик, мы с твоим отцом всего лишь хотим защитить тебя…
- Защитить ОТ ЧЕГО? Почему вы просто не можете мне сказать? Ну правда, доктор Глессин, возвращайтесь домой. Мне не нужны больше никакие процедуры, и если что - на станции есть другие врачи. Я не собираюсь вам больше подчиняться! Я уже командовал отрядом, черт возьми, а вы с отцом все еще относитесь ко мне, как к неразумному ребенку!
Когда землянка осторожно заглянула за угол - она увидела спорящих: одним  был Джез Тенма, а вторым - какой-то незнакомый кардассианец в дорогом черном костюме, украшенным брошкой из черного камня.
Сегодня был день – точнее, ночь, - когда Самрита вместо тихой прогулки умудрилась встретить всех, кого даже не могла себе представить. Хотела ли она наблюдать за романтическим щебетанием Рроу и его новой подружки в баре или ссоры Джеза Тенма с каким-то неизвестным ей кардассианцем? Конечно, нет, но сегодня ей невероятно везло. Что было бы разумным в данной ситуации? Уйти и не вмешиваться в личный разговор. Что сделала Самрита? Конечно же, осталась, и даже приблизилась чуть-чуть ближе, чтобы все услышать.
Спор продолжался еще какое-то время. Судя по всему, у их кардассианца были секреты. Или проблемы. Самрита успела понять, что его старший собеседник - какой-то врач, которые приехал на станцию специально, чтобы повидаться с Тенмой и провести какие-то процедуры. Темна был болен? Может ли это быть заразно? Но лечиться он определенно не хотел, кроме того, присутствие врача с родной планеты делало с образом Джеза Тенмы что-то странное - он вдруг показался девушке младше, как будто съежился и превратился в мальчишку, борющегося за свою независимость. Неужели на родине отец так сильно контролирует Тенму?
Наконец, юный кардассианец не выдержал и громко фыркнув бросился прочь по коридору, громко топая. Это было немного похоже на выход из разговора, который использовала сама Самрита несколько часов назад.
Кардассианский доктор тоже был разозлен. Тенма не мог слышать его последнюю фразу, потому что ушел уже далеко по коридору, но Самрита слышала все.
-Упрямый мальчишка! - прошипел он, становясь до ужаса похожим на древних предков своих рас - рептилий, - Так просто ты от меня не отделаешься. Если не хочешь прийти ко мне по доброй воле, придется тебя заставить. Я не позволю, чтобы мое лучшее творение погибло из-за юношеского максимализма.
Что это значило, было не понятно.
_______
С Тенкой, Рроу и незнакомцами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 02 Июня 2017, 17:13:05
31 августа, ночь
Станция ДС9, различные локации

 
Пересекаться с озлобленным кардассианцем едва ли было лучшей идеей. Ноги понесли Самриту прочь, и она опомнилась, только вернувшись на Стыковочное кольцо - она стояла возле входа в ангар, где ночевал их “Анадырь”. Работал ли над ним сейчас кто-то?
В ангаре было почти полностью темно и тихо, и только через открытую дверь катера был виден какой-то маленький огонек и слышались какие-то шорохи.
Впечатлений от сегодняшней ночи было предостаточно, и последний разговор Тенмы с его врачом даже заставил девушку отвлечься от своих грустных мыслей. Может быть, ночная прогулка была не столь уж бессмысленной? Теперь ее голову полностью занимали мысли о том, что же происходит с Джезом. С другой стороны, результаты исследования Тенека наверняка бы выявили, будь там что-то серьезное, так что если в ближайшие дни ничего не станет известно и Джеза не исключат из проекта, возможно, все не так страшно? Первым порывом Самриты было догнать его и расспросить, но она сдержала этот приступ любопытства – к тому же, кардассианец быстро бегал.
Оказавшись у входа в ангар, девушка остановилась в нерешительности. Она не слишком хотела снова с кем-то встречаться – вдруг там окажутся Освальд или М’Кота? Но совесть шептала ей, что раз в такое время кто-то еще работает, то ему может быть нужна помощь… и ради общего дела стоит хотя бы заглянуть внутрь… Что она и сделала, стараясь не шуметь.
Самрита направилась по ангару к катеру, но неожиданно споткнулась обо что-то. Мизинец ноги в домашнем тапочке ощутил это что-то особенно сильно. Неужели кто-то оставил разбросанные инструменты? Девушка нагнулась и увидела, что это была крышка стенной панели, а рядом в стене виднелось черное отверстие, через которое мог пролезть человек, если бы встал на четвереньки.
Шорохи в катере прекратились, и тонкий луч света метнулся в разные стороны несколько раз, чиркнул по Самрите, а затем потух.
- Эй, кто здесь! Что за шутки! – раздраженно – и самую малость испуганно воскликнула девушка, а потом решительно добавила: - Компьютер – свет!
Компьютер послушно среагировал на приказ девушки, но свет зажегся как-то странно - загорелись не все предусмотренные лампочки, причем часть из них мигала, и кое-где с потолка посыпались искры. Кто-то явно приложил к этому руку!
Из катера метнулась фигура, которая определенно не была кем-то из команды, кто задержался и работал поздно. Невысокий инопланетянин был одет в серебристый скафандр, а его лицо полностью скрывал большой круглый зеркальный шлем.
- А ну, стоять! – воскликнула Самрита и спустя секунду оцепенения бросилась к странно одетой фигуре, пытаясь схватить за руку. Домашние тапочки и длинная накидка не слишком способствовали проворству землянки, но желание поймать саботажника придало ей энергии.
Инопланетянин резко сменил курс и вдруг бросился прямо навстречу Самрите. Понятно, что его целью была черная дыра в стене за спиной девушки, откуда он, очевидно, и вылез в самом начале. Низко наклонив голову, как атакующий бык, он метил круглым шлемом прямо в живот Самрите, чтобы смести ее с пути.
Первой реакцией Самриты было порывисто отпрыгнуть в сторону – она не ожидала такой наглости от неизвестного инопланетянина, а, когда он бросился наперерез, то землянка даже испугалась. Но в последний момент она поняла, что такое поведение – не совсем то, чему ее учили в Академии Звездного Флота… И сделала то, чему в Академии тоже не учили – подставила пытающемуся сбежать через отверстие в стене инопланетянину подножку.
Несущийся на полной скорости саботажник влетел в маневр Баккер по полной и кубарем покатился по полу, ударившись головой о стену. Зеркальную, ничего не выражающую поверхность шлема украсила царапина. Но оказавшись близко к открытой панели, инопланетянин нырнул в дыру, так что Самрита увидела только подошвы тяжелых серебристых ботинок.
Самрита бросилась следом к дыре в стене, но там было слишком темно, чтобы разглядеть, куда проворно скрылся инопланетянин в серебряном скафандре. Негромко выругавшись, Самрита связалась со службой безопасности, кратко изложив им ситуацию, а затем огляделась: было похоже, что инопланетянин зашел сюда не просто так погулять. С опаской она направилась к катеру: если у него была цель им навредить, он мог успеть это сделать еще до того, как Баккер пришла в ангар…
Новые саботажники из катера не посыпались, когда Самрита приблизилась к нему, и взрываться он тоже не спешил. Но все-таки он выглядел чужим и зловещим. Еще и этот мигающий свет под потолком...
В памяти Самриты всплыли и слова про покушение на Тенму (хоть это был и не его корабль), и собственные мысли о том, что она не все успела проверить, и страх увидеть корабль полностью сломанным… Но на первый взгляд все выглядело относительно нормально. Здесь были заметны следы чужого присутствия, и от этого становилось неприятно - как будто вор побывал в собственном доме. Самрита аккуратно сложила накидку на спинке клингонского капитанского кресла, чтобы ничего не мешало работе, достала все инструменты, которые коллеги по проекту не успели далеко убрать, и принялась осматривать катер.
… Все могло быть и хуже. Инопланетянин ничего не украл – он явно хотел испортить катер перед регатой, чтобы они либо не смогли вылететь вообще, либо испытывали с этим большие трудности. И если бы эти поломки заметили перед отлетом, их не успели бы починить, но, к счастью, Самрита оказалась здесь ночью, и время у нее было. В основном пострадали системы руля, и их Баккер могла восстановить, а дальше инопланетянин просто не успел воплотить свой коварный план. Заправив за ухо прядь волос, которые не были по обыкновению убраны в хвостики, а свободно лежали по плечам, Самрита засучила рукава пижамы, тяжело вздохнула и приступила к работе…
 
***
 
Через полтора часа Артур вернулся из соседнего ангара от второй команды, пересек полутемный ангар и вошел в катер, застав там Самриту в пижаме.
- О, Сэм, - сказал он, - я думал, ты ушла спать. Мы что-то забыли сделать? - спросил он.
- Угу, решила развлечься перед сном… - мрачно отшутилась она, вылезая из-под консоли пилота.
Самрита кратко пересказала Артуру случившееся и кивнула в сторону лежащих на полу инструментов:
- Можешь помочь? Я хотела еще поспать перед отлетом… Да и тебе не помешает. Так быстрее закончим.
О том, что она видела Рроу в компании миловидной ктарианки, а Джеза – в компании не слишком миловидного кардассианского врача, девушка рассказывать не стала: во-первых, не было времени, во-вторых, это уже успело улетучиться из памяти и стать менее важным на фоне саботажа их катера.
- Вот же… Призраки Па их побери, хорошо, что ты не пострадала! - сказал Артур, выслушав рассказ Самриты. Дыру в стене ангара надо было заварить, но раз СБ была уже в курсе, то это сделают станционные инженеры. - Я не хочу спать, как-то очень хорошо зашла работа. Конечно, помогу, - сказал Артур, подбирая инструмент, на который Самрита показала, - вдвоем быстрее будет. И я тогда останусь охранять катер до утра.
- Ну смотри, - недоверчиво проворчала Самрита. – Завтра нам всем выкладываться по полной, а ты носом клевать будешь. Не думаю, что они снова вернутся, но уж как хочешь. А вот что я бы точно хотела сделать, так это узнать, кто это все же был... Наверняка кто-то из команды соперников, но кто вообще о нас знает? Кому мы можем быть интересны? – рассуждала вслух девушка, вновь нырнув под консоль. – Хорошо бы их найти и…
Что именно «и» Артур не расслышал за звуком сварки – или потому что Самрита произнесла это очень, очень тихо.

Артур кивнул Самрите, девушка приступила к сварке, и он не стал озвучивать мысль про то, что действие наверняка осуществлялось не только в сторону Анадыря. Утром скорее всего не все корабли, заявленные в регате, смогут стартовать от станции.
________
С Артуром и незнакомым инопланетянином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Джарин Дохиил от 02 Июня 2017, 17:31:00
1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, каюта Джарина Дохиила

 
Джарин проснулся довольно рано, сразу поднялся и, не задумываясь, пошёл в душ. Если бы кто-то наблюдал за ним со стороны, то он, скорее всего, сделал вывод, что кардассианец напряжённо о чём-то думал, но никак не мог найти ответа. Этот кто-то был бы совершенно прав: после вечернего доклада Толан, не считая часового перерыва, все мысли дипломата были сосредоточены на его задании. Землянин, на его месте, сказал бы, что у него не сходится паззл, и это была, пожалуй, самая близкая аналогия - Джарину не доставало одного-единственного элемента, который он никак не мог получить, не рискнув окончательно своей жизнью, своим заданием, а возможно и будущим всей Кардассии. Мужчина непрерывно напоминал об этом сам себе, словно стараясь самого себя отговорить...
Вернувшись в комнату в одном полотенце, он прислонился к ближайшей стенке и закрыл глаза. Кардассианец не испытывал иллюзий по поводу преданности Толан и её готовности подчиняться, но другого способа быстро получить нужную информацию и совершить нужные действия, не привлекая лишнего внимания к себе, у него не было. Джарин презрительно фыркнул, вспомнив, как женщина психовала, на следующий день и как испортила прекрасную статуэтку. "Наверное, думала, что логичнее всего поместить скрытую камеру в совершенно невинном подарке, - произнёс он про себя, - фантастическая некомпетентность!" Однако, дипломата радовал тот факт, что столь недалёкая женщина точно не сможет его переиграть, и к любому её шагу он будет готов задолго до его свершения.
Впрочем, сюрпризы Толан умела преподносить - это Джарин в очередной раз понял, когда увидел, как та заносит в каюту огромное растение, по-видимому, баджорское. Казалось удивительным, как столь физически слабая, не самая высокая женщина, да ещё и с искалеченной левой рукой смогла дотащить до своей каюту дерево на полголовы выше её самой. Списав всё это на желание хоть как-то выместить своё раздражение его приказом явиться к нему в каюту через час, мужчина оторвался от стены, подошёл к своей постели и потряс Иламу за плечо.
- Просыпайся, красавица, утро наступило, - произнёс он мягко, но его взгляд и выражение лица не выражали ничего, кроме заинтересованности в реакции Толан на эти слова.
Толан, разумеется, не спала. Всю ночь она делала все возможное, лишь бы не заснуть – кусала губы, до крови вонзала ногти в ладонь – только бы вновь не потерять контроль хотя бы на секунду. Женщина до сих пор вспоминала то ощущение беспомощности, когда Джарин усыпил ее, и она не знала, что говорила и делала той ночью. Больше она такого допустить не могла, как и не могла отдать Джариру то немного, что она еще могла контролировать – свое сознание, свой разум, свою память, свою личность – или то, что от нее осталось. А вот ее тело Джарин уже получил, и с этим Илама смирилась с какой-то обреченностью – когда надевала вчера то самое зеленое вечернее платье по приказу Джарина, пила с ним канар, отвечала на его вопросы, ну и делала все остальное. Но к своему телу она давно привыкла относиться без особого пиетета, а вот разум… Нет, его Джарин не получит!
Теперь ей не надо было притворяться спящей и бояться пошевелиться, она открыла глаза, посмотрела на Джарина и машинально натянула одеяло под подбородок. Утро было не добрым – это знала она, это знал Джарин, и не было смысла притворяться.
Мужчина трижды цокнул языком и слегка покачал головой.
- Зачем же скрывать такую красоту? - тихим шёпотом спросил он. - Я был уверен, что мы оставили смущение далеко позади… А-а, вон оно что, - с лёгкой улыбкой произнёс он, словно прочитав мысли женщины, после чего неожиданно наклонился прямо к лицу Иламы и яростно зашептал, - должен тебе сказать, что твои отчаянные и, позволь заметить, бесплодные попытки сопротивляться имеют немного другой результат, чем тот, которого ты добиваешься, - дыхание Джарина и правда участилось, а глаза приоткрылись чуть шире - если это была игра, то очень, очень умелая, - так что если ты не хочешь, чтобы я потерял контроль, как твои любимые вулканцы раз в семь лет... перестань ломать комедию.
- Как скажите, гал Дохиил, - послушно отозвалась Илама – скорее механически, чем действительно вкладывая в эти слова какое-то значение. Сил сопротивляться у нее не было, и поэтому она решила пойти по наиболее простому пути. – Каким будет ваше следующее распоряжение? Вы же ведь для этого меня позвали… еще вчера.
- А жаль... - всё ещё тяжело дыша, прошептал Джарин, но потом отодвинулся от Иламы и, казалось, действительно успокоился, - тогда вставай и одевайся. Можешь принять душ и позавтракать, если хочешь. У меня есть для тебя задание. Оно большое и, возможно, займёт несколько дней. Если всё получится, я тебе гарантирую хорошее завершение этой истории: твой дядя уйдёт в отставку, но про его поступки во время войны все забудут, твоя семья будет в безопасности, а ты, хоть и останешься под наблюдением, точно не будешь прозябать в нищете. У тебя даже будет шанс на семейное счастье, о котором ты мечтала раньше. Всё, что от тебя требуется - в точности исполнить мои приказания и, таким образом, доказать, что ты являешься настоящим патриотом Кардассии, и ни Федерация, ни клингоны, ни кто бы то ни было ещё тебя не завербовали, и их интересы для тебя ничего не значат.
Толан недоверчиво посмотрела на кардассианца и поднялась с постели, завернувшись в простыню. Она подхватила свои вещи - вчерашнее вечернее платье, в котором ей предстояло идти по коридорам станции этим утром - и рассеянно перевела взгляд на Джарина.
- Одно задание? - глухо спросила она. - Это не может быть просто... И что же мне надо делать?
- Сегодня ты наведаешься в гости к командующей станцией, - произнёс мужчина так, словно речь шла о невинной прогулке по Променаду, - задание на наблюдательность - тебе придётся составить самый подробный план помещения: все ниши, все предметы на столах - всё. Потом тебе придётся воспроизвести всё увиденное в любой форме. Может и жаль, что ты не училась в Академии художеств... Кроме того, мне нужен доступ к её терминалу. Я ожидаю, что все данные там зашифрованы, но это не имеет значения. Я подготовлю запоминающее устройство, и ты просто скопируешь всё содержимое запоминающих устройств, а расшифровку возьму на себя. Как отвлечь эту баджорку на достаточное время - это уже твоя забота, главное - не попадайся и не делай ничего такого, о чём тебя не просят. Цену ошибки или неповиновения ты знаешь.
Толан внимательно слушала задание, стараясь никак не выдать всех своих эмоций по его поводу, но ей все равно казалось, что Джарин читает ее, как открытую книгу. Она догадывалась, что когда-нибудь очередь дойдет и до коммандера станции, и, хотя цели Джарина были ей не ясны, женщина понимала, что он не готовит подарок на День рождения Мори. И, что бы это ни было, оно будет сделано руками Иламы…
- Это все? – кратко спросила она, судорожно думая про себя, как бы ей одновременно выполнить это задание и не навредить коммандеру. И при этом не навредить своей семье. И насколько меньшим злом будет в ее системе ценностей нанесение вреда баджорскому коммандеру, нежели уничтожение собственной семьи. Но на лице все эти мысли скрылись под следами усталости, бессонницы и апатии.
- На сегодня - да, - без какого-либо раздражения проговорил дипломат, после чего подошёл к Иламе и, пользуясь тем, что та руками придерживала простыню, поцеловал. - Сделай всё правильно, и твоя жизнь не обретёт только новый смысл, но и станет гораздо приятнее, чем прежде. Я лично об этом позабочусь, - добавил он шёпотом, наклонившись к уху женщины.
Илама внимательно посмотрела на Джарина, пытаясь понять, говорит ли он правду или это какая-то очередная игра. Но даже слабая надежда на то, что все и правда может закончиться, заставила ее сердце биться быстрее. Все так и так закончится – это она уже знала точно, - вопрос лишь в том, как. И если Джарин действительно ее отпустит… Но пары секунд хватило, чтобы осознать: нет, все не будет так просто. У него уже есть рычаги давления – удобные, проверенные, хорошо работающие рычаги, - и едва ли он станет от них отказываться. И еще – что ему нельзя верить, как бы ни хотелось…
Толан сосредоточенно кивнула, никак не отреагировав на поцелуй.
- Хорошо, гал Дохиил, все будет сделано сегодня, - с этими словами она поспешно скрылась в ванной.
________
С Иламой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 02 Июня 2017, 18:43:28
1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, ангар, катер “Анадырь”

Среди этой бескрайней межзвездной ночи, в баджорском секторе на станции Дип Спейс 9 наступало утро. Утро слишком раннее, утро перед регатой, это утро сменяло станционную ночь, полную работы над катерами, работы, совершаемой кадетами проекта “Альфа”.
Артур оторвался от консоли, устало потер висок.
Работали всю ночь, среди ночи Артур ходил помогать второй команде, потом вернулся на “Анадырь”. Обнаружив там Самриту и узнав о случившемся, он помогал ей все починить, и дальше остался охранять катер, одновременно проводя диагностику систем.  В его собственную сосредоточенную работу врывались мысли о собственных противоречиях. Он никак не мог остановиться на чем то одном, постоянно стоя на этом распутье, у черты, и ему было не сделать шага ни вперед ни назад.  Хотя он все еще держался, и пытался быть тем, кем он был раньше, особенно в разговоре с Иламой Толан ему удалось почти вернуться к собственной уверенности. Но понимание, что он не достоин, некачественен, сломан и с таким как он – больше никуда нельзя – все еще не оставляло его, местами заполняя целиком. В эти моменты он хотел на Бетазед, вместо Перим, но вспоминал, что там не удасться закрыться в своей комнате, и там не будет одинокого астероида с приборами, где он мог бы все делать один. Да и вообще, в то место посылают достойных, а не таких как он. Что он может делать лучше, чем просто держать дюраниумный лист, или совершать лазерную сварку? И зачем здесь нужны такие как он, если толку от такого как он – нет вообще, кроме проблем кругом.
А потом становилось полегче, и потому что он уставал от этого ощущения, и срабатывала защита, и ему казалось, что он еще чего-то стоит, и они все – его товарищи его не бросили. Но пограничное состояние никуда не уходило, и все что он мог – это исполнять свой долг. В исполнении своего долга Артур находил облегчение и забвение. Поэтому он просто делал, отринув все мысли.
А последний час он работал и думал о М’Коте, этой девушке, вспоминая их общие моменты, то как он обещал найти ее после того, как отсидит свой срок. Его теперь оправдали, и у них не будет долгой разлуки. Близился час старта регаты, но теперь Артур думал о другом. О ней, мысленно восстанавливая ее черты, налобные гребни, изгиб тела, задорный блеск глаз, и взгляд, взгляд на него, и он вспомнил ее взгляд, когда он читал ей земные стихи, и собственное признание, и то падение со стула. Текст с консоли он уже не читал. Там все было выверено, все было правильно, все работало. Теперь есть еще время до старта, и Артур хотел потратить его иначе.
 
Артур вызвал Освальда по связи и попросил:
- Освальд, я понимаю, что просьба наглая, но все таки… мне нужно с М'Котой позавтракать. В каюте. Ты можешь побыть в катере и не ходить в каюту некоторое время, пока я не скажу, что мы уже вышли ?
Несколько секунд длилось молчание, потом послышался смешок, и Освальд ответил:
- Могу. Если пообещаешь, что этот "завтрак", коли вам приспичит вдруг, переместится на нижнюю койку, а не на верхнюю. Ну и постарайтесь хоть что-то в каюте оставить целым! В общем, я не против.
Хмыкнув, Артур сказал:
- Обещаю, постараемся верхнюю койку не трогать, спасибо тебе! - и отключил связь.
 
Следом Артур вызвал Акриту. Было 5:20 утра. Он понимал, что девушка еще наверняка спит, но не мог бросить охранение катера.
Андорианка действительно в это время спала крепким здоровым сном, настроившись на то, чтобы как можно лучше восстановить силы. Поэтому сигнал коммуникатора не сразу вернул ее осознание действительности. Но через пару секунд она уже резко открыла глаза – сигнал повторился опять.
- Акрита слушает, - быстрым шепотом ответила она, оглянувшись на верхнюю полку, затем на хронометр, бесшумно соскочив с кровати и отходя к двери. – Что-то случилось?
Акрита ответила не сразу, Артуру пришлось возобновить сброшенный по таймауту вызов.
- Акрита, - сказал Артур, - я прошу прощения за столь ранний вызов, тут ночью была диверсия на катер. Не беспокойся, - поспешно он попытался успокоить андорианку, - все в порядке, просто надо, чтобы на катере кто-то был. Я охранял некоторое время, но сейчас мне очень нужно отойти, ты не могла бы … сменить меня?
- К-конечно, - все также шепотом ответила Акрита. – Сейчас иду!
В голове вихрем пронеслись мысли: диверсия? кто, зачем? Неужели все-таки… Нет, нет, подозревать Ракара и Квинтилию ей не хотелось настолько, что она сейчас решила просто вообще не думать.
- Ага, спасибо тебе, Акрита, -сказал Артур, - ты там не переживай. Самрита уже все починила.
"Не переживай," – сокрушенно мотнула головой андорианка. Самрита опять всю ночь не спала… Артур тоже… Кто же так настойчиво хочет разрушить проект, навредить им? Стиснув зубы, она схватила стопку паддов со стола, одежду со спинки стула – оденется по дороге, все равно в коридоре пусто. Впрочем, пусто ли?
Через полторы минуты Акрита уже вбежала в ангар, растрепанная, запыхавшаяся, но в полной боевой готовности. Увидев Лайтмана, она сбавила скорость и подошла к нему.
- И кто же это был?
Артур кратко пересказал то, что рассказала ему Самрита. Кто-то в серебристом скафандре и шлеме, повредил руль и некоторые другие системы. Артур проводил Акриту в катер и показал все еще отображаемые на экране консоли данные диагностики.
- Все нормально. – и посмотрел на Акриту извиняющимся взглядом. – Прости меня, мне правда очень нужно сейчас отойти. Закрой дверь, заблокируй, включи внешние ближние сенсоры. Они включены то есть, смотри просто на них. И … спасибо тебе.
- Хорошо, конечно, - заверила его андорианка. – Я-то выспалась уже, а ты ведь тоже пилот! Так что иди отдыхать скорее!
Она огляделась и, когда Артур уже направился к выходу, вспомнила:
- А за вторым катером тоже надо смотреть?
Артур обернулся от двери:
- Я не говорил им, они там еще работают, скорее всего, и Ракар собирался остаться в катере.  Я думаю ромуланец в состоянии обеспечить там безопасность.
С этими словами Артур вышел.
Акрита вздохнула, искренне надеясь, что он прав.
____________
С Освальдом и Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: М’Кота от 02 Июня 2017, 18:48:07
1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, ангар, разные локации, каюта Освальда и Артура

 
Первым делом кадет Лайтман дошел до каюты. Наведя там подобие идеального порядка, он пошел искать М’Коту.
М’Коту он нашел в ангаре возле катера, подошел сзади и мягко положил руки ей на плечи, сжал, пытаясь размять клингонские мышцы, которые также как и у всех других рас тоже устают после напряженной многочасовой работы.
– Пойдем позавтракаем, пока еще есть время, - шепнул он ей на ухо.
М’Кота улыбнулась, прикрыв глаза, сладко потянулась и, закинув руки назад, взъерошила Артуру волосы.
– Свежий хлеб... – произнесла она с непривычной мягкостью. – И рактаджино. Или чай. Давай пойдём и возьмём у Каги всего побольше?
Артур чуть не забылся от этого ощущения, когда она ерошила его волосы, чуть было не забыл что они в ангаре, и почти стал как кот, разве что не заурчал. Но вовремя опомнился, все еще безмятежно улыбаясь:
– И кофе, просто кофе. И может быть еще вареное яйцо. Но это можно в репликаторе.
 
Перешагнув порог каюты, М’Кота с любопытством обозрела новый дом Артура, затем поставила свой пакет с едой на стол.
– Теперь не так просторно, зато это – свобода! – пошутила она, раскрывая пакет.
Не то, чтобы М’Кота совсем не замечала настроения Артура – замечала и ещё как! – но тревога из-за того, что близость может стать началом конца, не позволяла ей сделать первый шаг; поэтому и говорила она о вещах совершенно неуместных, и в голосе её звучала нарочитая беспечность.
– Да, - несколько смущенно улыбнулся М'Коте Артур, выкладывая на стол содержимое пакета. Он смотрел на М'Коту и так замер на несколько секунд. Он рассматривал ее черты, не в силах оторвать взгляда от ее бездонных темных-серых глаз, в которых как всегда светилась искра, но теперь вместе с ней была и некоторая тревога. Артур глубоко вздохнул, пытаясь успокоить дыхание и так некстати участившийся пульс. – Да, теперь там не стоит охранник, и теперь у меня опять есть будущее, и возможно даже то, к которому я стремлюсь.
Артур отвел глаза и несколько неуверенно оглянулся. Потом он отошел к двери, с желанием проверить, достаточно ли хорошо она заперта, и еще он подумал о том, что не очень то хочет есть.
Он опустил голову, собираясь с мыслями и пытаясь решиться. Клингонские традиции, диктовавшие правила на то, что он сейчас собирался сделать, в некотором роде переворачивали все его естество. Он был человек, она была клингонка. И он был должен следовать этим правилам, как бы они ни были для него неестественными.
А потом Артур собрался с духом, развернулся и резко подошел к М'Коте.
– QaparHa'qu', - четко и ясно разделяя слоги, сказал он, неуверенно сжимая в хватке ее плечи, шею. «Недостаточно быстро и недостаточно агрессивно», успел подумать кадет, прежде чем огонь этих темно-серых глаз поглотил его целиком.
М’Кота ожидала чего угодно, только не этого, и хотя первым её движением, было ответить тем же, руки её остановились на полпути и сжали плечи землянина. Очень-очень сильно.
– Ты уверен? – спросила она, прожигая его взглядом. – Ты уверен??
Какой же это был странный вопрос в этот момент. Причина этого вопроса не доходила до сознания Артура.
– Да, - ответил он уверенно и нежно, не отрываясь глядя на нее, - Да, - привлекая к себе девушку, касаясь ее губ.
Поцелуй М’Коты был упоительно-безоглядным, в этот раз она уже не пыталась остановиться. На одно мгновение они словно бы замерли в невесомости, а затем резкое движение впечатало Артура в стену, и тихий, прерывающийся от страсти голос послышался возле самого его уха:
– Ты... точно... уверен?..
Но сейчас эти слова вырвались у неё уже почти за пределами сознания: скажи Артур «нет», и отпустить его, отступить назад было бы для клингонки равносильным беспрецедентному подвигу.
Артур ей не ответил, он впечатался в стену, стараясь не выпустить девушку, и только почти хищно улыбнулся, перехватывая ее правую руку, чтобы завершить положенный клингонский ритуал.
 
***

Когда к Артуру вернулась способность думать и строить сложносочиненные фразы и предложения, он все еще гладил ее надбровные гребни, проводил рукой по другим чертам, пытаясь запомнить их подушечками пальцев. Он все еще улыбался М'Коте, сжимая ее в своих объятиях. Он был счастлив. Его единственная, его любимая девушка была с ним, и для них не существовало ничего больше, ни станции, ни космоса, ни проблем и забот, ничего внешнего, они были единым целым, своей собственной вселенной, своими собственными звездами, своим собственным большим взрывом. Крышу здания Артурова самосознания снесло, а стены разметало.
Но вместе со способностью мыслить осозналась боль. Артур перестал улыбаться и помощился.
– Оу…- он со стоном перевернулся на спину и ощутил холодный пол, потому что тут кончилось одеяло, которое сорвано с нижней койки. Артур приподнялся, сгибаясь ухватился за нижнее левое ребро и обернулся, чтобы оценить разрушения. Разрушения были. Стеклянному столику пришел конец, вместе с вазой, которая на нем когда-то стояла. Он был разбит частично в мелкую крошку. Одежда в беспорядке валялась по полу то здесь, то там, вперемешку. Что-то еще валялось, но Артур решил что разрушения не важны, не сейчас. Все это потом. Он посмотрел на М'Коту и заставил себя улыбнуться, вышло вымученно, а потом начал одеваться.
 
М’Кота всё ещё улыбалась – и когда садилась на одеяле, и когда небрежно стряхивала с плеча мелкие кусачие осколки (как её угораздило?), но когда она встретилась взглядом с Артуром, когда увидела его вымученную улыбку и след от укуса на щеке, её взгляд потух, хотя она очень старалась не подать вида. Всё было совсем не так хорошо, и мир был совсем не таким лучезарным, как ей казалось всего минуту назад! Очень может быть, что на самом деле всё было именно так ужасно, как ей представлялось в самые тревожные мгновения. Нет, она не жалела. Даже если бы это оказалось точкой в конце их отношений, она ни на минуту не пожалела бы о том, что отдалась ему, ни на секунду, хотя мысль об этом больно уколола её сердце – большое, выносливое и такое уязвимое.
– Ты цел? – спросила она, хотя было понятно, что цел да не совсем, и тут же прикусила язык: с точки зрения клингонов вышло не очень-то вежливо.
Артур следил за движениями девушки, скользя взглядом по идеальным изгибам ее тела, которые так ему нравились. А потом она стала смахивать осколки с плеча, и землянин испугался, что она поранилась. Так и вышло, и это было из за него, по его вине она поранилась, он стер кровь с ее темного плеча. Ну почему, почему все так?
А еще Артур краем сознания понял, что ему немного страшно к М'Коте подходить. «Они не такие как мы», так невовремя и неуместно всплыли в голове слова Жантарин, и он устыдился этого воспоминания. Потом поднес руку к своей щеке и потер, на ладони была кровь. Да, М'Кота кусалась. И не раз. Теперь он это вспомнил, кровь на его серой водолазке выступила еще в двух местах. И теперь он испугался что ведет себя недостойно, ни того образа, который М'Кота должна была видеть перед собой, ни собственной чести и вообще так нельзя, перед девушкой, с которой хотел прожить жизнь, которая теперь стала его до конца. «Жизнь?», «так будет всегда?» Артур испугался собственных мыслей, но боль от ушибов подогревала их.
– Пустяки, - сказал он, растирая на ладони свою кровь, и отводя взгляд,  - я сейчас все уберу тут, не беспокойся.
Все еще прижимая ребро, Артур поднял верх своей кадетской формы, и понял, что она разорвана. Но это ничего, на регате все равно будет другая одежда. Регата! Лайтман посмотрел на часы, до старта было 1.5 часа.
– Я помогу, – М’Кота отряхнула одежду и стала быстро по-солдатски одеваться.
Уборкой это всё можно было назвать весьма условно – почти полностью она заключалась в том, чтобы собрать обломки и сбросить их в утилизатор.
Несколько раз М’Кота собиралась заговорить, но всякий раз, обрывала это намерение – было совершенно непонятно, как Артур поймёт её слова, и не окажутся ли они обидными.
– Нам надо... позвать врача, – решилась она в конце концов. – Сегодня же регата.
Изначально она хотела сказать «пойти в лазарет», – но на ходу изменила решение: клингонов не смущали следы бурной страсти, постыдными считались совсем другие вещи, но кто разберёт этих землян с этими их сложностями!
Артур собирал осколки и расставлял по местам сброшенные на пол вещи молча, избегая встречаться с М'Котой взглядом. Еще он изо всех сил сдерживался, чтобы не издавать звуков от болезных движений. И вся эта возникшая между ними напряженность, так и висела в воздухе, и Артур понимал, что он должен это исправить. Он подошел к М'Коте, обнял ее и поправил ее растрепавшиеся волосы.
– Сейчас попросим Тенека, а то у меня совсем нет пластыря которым можно заклеить щеку, - сказал он, глядя клингонке в глаза. – Скажи… ты.. тебе понравилось? – и во всех его словах было столько неестественности в настоящий момент, что Артур вообще пожалел, что заговорил.
Вместо ответа М’Кота прижалась щекой к его щеке, а потом всё-таки сказала:
– Да, – но сама ничего не спросила. Потому что, мужчина ведь не сказал бы «нет», даже если бы не мог стоять без поддержки!
Артур погладил ее по руке, добрался до ладони, несильно сжал. Он знал что любит М'Коту вопреки тому, что клингоны настолько агрессивны, настолько воинственны, так бьют друг друга даже в те моменты, когда земляне ведут себя совсем иначе. Как же его так угораздило … Но Артур улыбался и вовсе ничем не хотел обидеть М'Коту. Что будет дальше он не знал сейчас, но думать об этом не хотелось совсем.
Потом он отстранился и нажал на дельту, вызывая вулканца.
– Тенек, я очень прошу меня простить что отвлекаю скорее всего, но не могли бы вы…. зайти в мою и Освальда каюту. С аптечкой. Спасибо заранее.
____________________
с Артуром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 02 Июня 2017, 18:49:51
1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, каюта Лайтмана и Макдауэлла

Тенек потратил запланированный перерыв с пользой: медитация и глубокий транс были указаны в его расписании, а расписание следовало выполнить со всей тщательностью, хотя бы для того, чтобы показать подобающий пример. Он уже вышел из транса и приступил ко второй фазе медитации, когда услышал вызов Артура; без лишних вопросов вулканец отправился на вызов, но обнаружил там совсем не то, что ожидал.
Откровенно говоря, стажёр ожидал увидеть последствия очередного легкомысленного эксперимента мистера Макдауэлла, вроде того, что он произвёл с ромуланским элем, но Макдауэлла в каюте не было, а были Артур и М’Кота, плюс ко всему наблюдался явный недостаток мебели. Тенек достал сканер и трикодер и повинуясь голосу здравого смысла (который подсказывал, что при прочих равных клингоны, скорее всего, могут подождать), первым делом подошёл к Артуру.
– Что произошло? – спросил он, по привычке готовясь одновременно сканировать и уточнять детали происшествия.
Артур присел на краешек стола, который был не то деревянным не то металлическим, на котором на удивление, до сих пор в целости и сохранности стоял кофе и рактаджино. Он прикоснулся к кружке. Кофе остыл.
Землянин посмотрел на вулканца с неопределенным выражением.
- Можно сказать, я немного упал, Тенек. Но … на самом деле, так ли уж важны причины? – кадет мельком посмотрел на М'Коту и ему было невыносимо неприемлемо рассказывать Тенеку где больно в присутствии клингонки. Это было бы с ее точки зрения его позором, так он считал в данный момент.
За спиной у Артура М’Кота чуть отвернулась, пряча улыбку, но ничего не сказала, чтобы не смущать Артура ещё больше.
Впрочем, Тенек уже понял, что поторопился с вопросом: один взгляд на левую щёку землянина, пара секунд сканирования, и все странности этого вызова сложились в цельную картину, хотя вулканец ничем не выдал своего удивления. Отложив сканер и трикодер, Тенек открыл футляр с регенератором. Клингонка совершенно точно могла подождать, в том числе и потому что, говорить будет уместно именно с ней – Артур явно не был готов к подобному разговору.
- Тенек, М'Кота тоже … обрезалась о стекло на плече, - сказал землянин тихо, глядя на вулканца. -  Может еще где, я не уверен, но наверняка… наверняка. Посмотрите ее ?
– Безусловно, – отозвался Тенек и скомандовал Артуру повернуться, чтобы было удобнее пользовать треснувшее ребро. – Вы можете идти, – сказал он через некоторое время. – Мисс М’Кота... – он обернулся к клингонке, ожидая, что она подойдёт и позволит ему приступить к работе.
М’Кота покинула спинку кресла, на которой сидела в ожидании своей очереди, и подошла.
Артур отошел чуть в сторону, но остался стоять рядом. Он должен был знать вердикт Тенека о том, что с ней случилось.
– Вы можете идти, – с небольшим нажимом сказал Тенек, – мисс М’Кота скоро к вам присоединится.
Времени до общего сбора было не так уж много, и если бы Лайтман остался до конца осмотра и лечения, времени на разговор могло не хватить.
 Артур немного странно посмотрел на Тенека. Он не понимал почему, почему Тенек его просит удалиться. Это было странно. Он не хотел оставлять М'Коту одну сейчас. Но вулканец-доктор просил настойчиво, и Лайтман просто сжал в своей ладони ладонь М'Коты и молча вышел в коридор, решив ее дождаться у двери каюты снаружи.
 
– Мистер Лайтман ещё не готов обсуждать случившееся, но вы, как мне показалось, готовы, – сказал Тенек, приступая к регенерации. – Вы ведь не собираетесь отрицать, что ваши отношения перешли в новую фазу?
– Конечно нет, – отмахнулась М’Кота. Отрицать она не собиралась, если что её и тревожило, то это то, в какую именно фазу их отношения угораздило теперь перейти.
– Хорошо, тогда прежде всего я должен предупредить вас, что срок противозачаточной прививки мистера Лайтмана заканчивается как раз сегодня, и я не могу гарантировать вам её полную эффективность. Что касается вас, то в вашей медицинской карте...
– Во имя предков!! – М’Кота прижала ладонь к губам, затем закрыла лицо руками и рассмеялась.
– ... вовсе нет никакой записи, – закончил Тенек с лёгким осуждением.
– Конечно нет, я же не планировала!.. Откуда мне было знать?..
Эти обрывочные реплики должны были означать, что до прибытия на станцию М’Кота не планировала какие-либо любовные отношения, и не могла знать, что именно здесь её подстерегает встреча с её мужчиной. К тому же она не стремилась форсировать события и даже сегодня, до того момента, как Артур пришёл звать её на завтрак, совершенно не предполагала такого развития событий. А потом, когда он оказался за её спиной и положил руки ей на плечи... с этого мгновения ей было совершенно не до прагматичных мыслей.
Тенек благоразумно промолчал. Оставалось надеяться, что прививка мистера Лайтмана была ещё активна, и в составе проекта «Альфа» не появится ещё одна беременная женщина. Клингонка. Стажёр не был уверен, что хорошо представляет себе перепады настроения беременной клингонки, и, откровенно говоря, не был так уж уверен, что хочет это узнать в ближайшее время.
 
– Подождите, – остановил он М’Коту когда процедура закончилась, и клингонка направилась к двери. М’Кота остановилась. Вулканец включил компьютер и некоторое время открывал и перебрасывал на падд какую-то информацию.
– Вот здесь, – сказал он передавая падд девушке, – информация о сравнительных физических параметрах клингонов и землян с указанием допустимых нагрузок. Так же я поместил сюда информацию о социокультурных ролях мужчин и женщин в культуре землян. Полагаю, это вам пригодится.
М’Кота взяла было падд, сделала шаг к двери, но вдруг вернулась назад и села на ручку кресла. Посмотрев на падд она горько улыбнулась и сказала, постучав паддом по колену:
– Может быть, это мне уже не понадобится.
Теперь Тенек позволил себе посмотреть на собеседницу с неподдельным удивлением:
– Я читал, что клингоны серьёзно относятся к браку и, вступая в близкие отношения, приносят брачные клятвы.
– В идеале, – сказала М’Кота и вдруг почувствовала, что горло предательски сжимается. – Но я же не могу его принуждать! Разве землянину это может понравиться? Они – другие! Считают нас дикарями... может быть им вообще всё это противно.
Девушка не надеялась на понимание. Что он вообще может понимать, этот вулканец? Небось и женщины для него – просто медицинские объекты! Но её прорвало, и вся затаённая тревога вдруг вырвалась наружу в этих словах.
– А клятвы... – М’Кота перевела дыхание, чтобы прогнать зловредный комок в горле, и выговорила: – ... все клятвы я принесла в своём сердце. Это намного важнее.
Тенек растерянно смотрел на девушку – он никак не ожидал, что на этом этапе отношений что-то может всерьёз разладиться, ведь люди обычно понимают свой выбор и подходят к близким отношениям не вслепую, решив подобные противоречия задолго до последнего шага... Или всё-таки нет?
– Возможно, вы ещё найдёте баланс между земными и клингонскими привычками, – осторожно предположил стажёр. – Нелогично считать брак неудавшимся, если ему нет ещё и дня. Для того, чтобы построить прочные отношения нужно время.
М’Кота подняла голову и невольно улыбнулась. Тенек говорил очень по-вулкански и с таким видом, словно действительно что-то в этом понимал. И почему-то она почувствовала благодарность: может быть, потому что вспомнила прикосновение Артура к её руке, когда он выходил из каюты?
– Ты прав, вулканец, – сказала она, засовывая падд за голенище сапога, – Ещё не вечер, верно? – и оставив Тенека размышлять над этим слишком очевидным фактом, вышла за дверь.
 
- Ну как ты? – спросил Артур, когда М'Кота вышла, а следом за ней Тенек, отправившийся по коридору вдаль. Тенек должен был поправить ее невольные повреждения.
- Кофе и рактаджино остыли, но позавтракать все-таки надо, - задумчиво сказал Артур. - Еще есть время, можно сходить в реплимат.
– Всё хорошо, – М’Кота ответила сразу же, но мысли её витали где-то далеко – между несделанной прививкой и паддом, который она получила от Тенека. Про прививку она решила Артуру ничего не говорить, во всяком случае до тех пор, пока этот вопрос не прояснится. Ей совсем не хотелось, чтобы Лайтман решил остаться с ней из чувства долга или ещё того хуже – чувства вины! О том, что делать, если они всё-таки влипли, клингонка решила пока не думать – будет проблема, будет повод её решать, а пока проблем хватало и без этого.
– Пойдём, – согласилась она.
Артур был прав: проблемы проблемами, а завтрак по расписанию.
Артур пропустил М'Коту вперед, а сам пошел чуть сзади, уперевшись взглядом в ее спину.
Он думал о том, сможет ли он прожить с этой девушкой жизнь, как хотел еще недавно. Или нет. Ответа и решения не было. Были муки совести, воспоминания о боли, и нечто такое, что можно было назвать счастьем. Артур улыбнулся сам себе, догнал М'Коту и пошел с ней рядом.

_____________
С М'Котой и Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 02 Июня 2017, 21:19:23
1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, реплимат-кафе

 
Ответив Артуру, Освальд поспешил собраться и уйти из каюты, а заодно не задумываться о том, что в ней совсем скоро произойдёт. Однако, выйдя за дверь, кадет понял, что идти он хочет только в одно место.
- Компьютер, кадет Баккер ещё спит?
- Ответ утвердительный.
- Чёрт!
Недовольно помотав головой, он направился в реплимат и взял себе большую кружку рактаджино, после чего внёс в репликатор новую инструкцию "Макдауэлл-Баккер-завтрак-1", которая бы создала две кружки ароматного кофе и два больших пирожных, ещё тёплых.
Сев за столик и передвинув стул так, чтобы можно было не сильно вертеть головой, смотря на оба коридора, ведущих к кафе, он стал ждать Самриту. Не было никаких гарантий, что она решит позавтракать именно в реплимате, но обычно она предпочитала ходить именно сюда, и Освальд понадеялся на то, что и в этот раз она не нарушит традицию.
К тому времени, как кофе стал остывать, а пирожные перестали казаться такими свежими и теплыми, Самрита Баккер и правда показалась на пороге Реплимата. Она выглядела сонной, глаза на ее лице можно было найти не с первой попытки, и даже хвостики выглядели не так весело, как обычно. Зевнув, она направилась к репликатору, то ли не заметив, то ли проигнорировав Освальда.
Молодой человек вздохнул, собрался с духом и подошёл к девушке.
- Сэм, доброе утро, - произнёс он тихо, - мы можем поговорить? Я взял нам небольшой завтрак.
Самрита сразу же нахмурилась, и на ее лице проскользнула странная эмоция: то ли испуг, то ли паника… «Неужели он узнал?» - подумала девушка, но быстро сообразила, что за ночь на станции произошли более интересные события, нежели результаты ее анализов, и обе команды регаты наверняка только и говорят, что о ночном проникновении в ангар.
- Не очень оно сегодня доброе, - вновь зевнула девушка и пожала плечами: - Ну пойдем!
- Позволь побыть джентльменом, - слегка улыбнувшись, произнёс Освальд, отодвигая стул для девушки и только после этого занимая свой напротив. - Во-первых, я хотел бы извиниться за то, что не сделал этого вчера, хотя собирался, - с этими словами он придвинул девушке пакет с её любимыми пирожными и термокружку с кофе. - Сегодня нам всем нужно много сил, и тебе в том числе, ведь ты сейчас работаешь за двоих.
Самрита, только успевшая сделать глоток кофе и подумать о том, как давно Освальд тут сидит и ее ждет, поперхнулась, и часть кофе оказалась на столе перед ней. «УбьюТенекасволочь», - промелькнула быстрая мысль.
- Что ты сказал? – захлопала она ресницами, бледнея и изменяясь в лице.
- Что? - удивлённо спросил молодой человек, выдавив из себя неловкую улыбку. - Ну, ты же фактически дорабатывала два катера сразу, то есть выполняла работу двух инженеров - работала за двоих.
Неловкая улыбка быстро сменилась беспокойством, и Освальд, хотевший было взять девушку за руку, но остановивший свою ладонь на середине стола, спросил:
- Сэм, что происходит? Ты сама не своя была вчера, когда я закончил с обшивкой, у тебя был такой вид... и я слышал про инцидент с Ракаром. Что произошло?
- А, ты об этом. Да, за двоих, угу…  - ее плечи с облегчением опустились, и она быстро спрятала лицо за кружкой с кофе.
Пауза совсем затянулась, а Самрита все не спешила пускаться в объяснения.
- Я просто устала, - наконец сказала девушка. – Ты сам сказал, что я работаю на оба катера, это большая нагрузка и стресс, я должна все успеть и не совершить ни одной ошибки, потому что от меня зависит, как эти катера вообще полетят. А потом Ракар говорит всякие глупости на собрании и чуть было не подставляет нас из-за того, что не смог собрать команду…
Она отвела взгляд в сторону. Все это она смогла бы выдержать, если бы не новость Тенека. Или это все правда – что на беременных так влияют гормоны?.. Самрита и правда в последнее время чувствовала, что ей становится сложнее себя контролировать, а спать хочется все больше.
Освальд отметил про себя странную реакцию девушки, но не стал придавать этому особого значения, решив, что выражение "работать за двоих" вызвало какую-то неприятную ассоциацию из детства.
- И ты всё сделала в лучшем виде, - заверил он, - скажу больше: вся эта затея с регатой и двумя командами провалилась бы к чертям без тебя. Я не могу и не хочу представлять кого-то другого на этом месте, но сейчас ты выглядишь так, будто тебе... - кадет замялся, - хочешь... кхм... хочешь массаж? Меня сестра научила ещё давно, и говорила, что получается неплохо. Это поможет тебе расслабиться ненадолго, и одновременно с этим придаст тебе новых сил. Много времени это не займёт, и мы успеем ещё раз всё перепроверить!
- Освальд! – воскликнула она так, словно он предлагал ей что-то совсем другое. А потом посерьезнела: - Пока еще… не время. И ты так и не сказал, что решил по поводу Кариссы… Или кто там у тебя.
- Сэм! - Освальд всё-таки взял ладонь девушки. - У меня "там" никого нет, есть только ты, здесь.
Молодой человек сосредоточился, попытавшись вспомнить, как выглядит лицо Кариссы, и ему пришлось немало потрудиться, чтобы отогнать образы их нового катера, коллег за работой и начальства на разборе полётов - сказалась усталость. Короткие волосы, подчёркивающий фигуру комбинезон, внимательные голубые глаза... и больше ничего. То ли последние дни так вымотали Освальда, что он не способен был сейчас испытывать что-либо к кому-то, кого нет рядом, то ли время, проведённое на планете всё-таки взяло своё, а эпизод по возвращении был ничем иным, как ложным срабатыванием, но сейчас прекрасная кардассианка была всего лишь воспоминанием.
- Послушай, я предложил просто массаж, а не массаж и то, чего бы мне очень хотелось, но на что у меня сейчас даже сил, скорее всего, не хватит, - криво усмехнулся кадет, - это был бы мой способ сказать своему главному инженеру, как сильно я ценю её вклад в общее дело. Может капитан команды похвалить коллегу, в конце концов? Но мы можем пойти на катер и работать там до самого старта, если это, в твоём понимании, более правильный способ провести утро.
-  Может быть, ты просто испугался, что у Кариссы есть сын? - неожиданно для себя выпалила Самрита прежде, чем успела понять, что сказала. - Это ведь лишние сложности и ответственности, а со мной всё проще…
- Я бы не сказал, что прыгать через червоточины, выживать на доварповых планетах, да показывать земные праздники в голокомнате - это проще, - фыркнул Освальд, а потом добавил чуть серьёзнее, - но это именно то, чего я хочу! С тобой!
Хоть Освальд и ожидал совсем другой редакции, Самрита как-то напряглась и помрачнела.
- Вот что, капитан, пойдем к катеру, - со вздохом произнесла она, поднимаясь из-за стола и забирая с собой пакет с завтраком, который не успела доесть. - Сначала надо закончить с делами, а потом... Потом увидим. Все равно на регате будет не до этого.
"Перестарался!" - подумал Освальд, вставая из-за стола, но не стал ничего говорить и просто пошёл вместе с девушкой в ангар.
__________
С Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 05 Июня 2017, 08:29:52
1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, каюта Ракара и Тенека


Ракар стоял перед зеркалом и облачался в новую форму белого цвета, которую еще вчера сделала Хена. Форма была удобной и приятной на ощупь. Его новый сосед, Тенек, занимался вулканскими техниками в углу каюты, и ромуланец старался не производить ни звука. Потом Тенека вызвали и он, быстро собравшись, ушел. Ракар остался один.
Вчерашний день закончился, начался новый. Улан Тал Шиар единожды за ночь подумал, что хотел бы прожить  этот день заново и кое-что исправить. Однако отсутствие у этой мысли ценности и рациональности - мгновенно дошло до него, как только сама мысль родилась - этот день принес ему невероятную истину, невероятную ценность понимания того, как все обстоит на самом деле. И поэтому этот день, вместе со всеми его разочарованиями, нельзя было откатить назад и прожить его по-иному, даже если бы у Вселенной существовали такие возможности.
Катер был закончен, теперь он не был похож на федеральный и у него были крылья, ромуланские крылья. Два часа перед рассветом Ракар, заперев все двери, спал в жилом отсеке “Амазонки”.  Снов он не видел, как только его голова коснулась койки - его накрыла тьма. Целиком. Его сознание, его душу. И теперь, вернувшись в каюту, чтобы принять душ и одеться в новую форму, Ракар понимал, что тьма - это и есть то, что на самом деле везде здесь происходит. Тьма - это всего лишь отсутствие света. Он слишком заигрался в доверие с федератами. Он чуть было сам не поверил, что им можно доверять. Он защищал их всех, отчаянно, изо всех сил. Он даже отдал одно из своих секретных устройств, чтобы вместе с ними помочь еще одной коллеге по проекту. Он поделился технологиями Ромула, очень серьезный шаг, очень открытый. Но что бы он ни сделал для сотрудничества, как бы он ни старался сделать хорошо, все это не привело, и не приведет к нужному результату. Стоит ему совершить малейшую ошибку в формулировке, в результате критической спешки, когда он не успевает подумать - они тут же набросятся на него и растопчут. Он сколько угодно может защищать их, но его самого никто из них никогда не защитит. Их разумы невероятно чужды ромуланскому, и так было всегда.  Он не имеет права на ошибку, он не имеет ни малейшего права отклонения от своего курса, потому что все эти декларации о доверии - только слова. И он очень благодарен вслух произнесенному отказу в доверии, разрушившему его очень опасные иллюзии. Иллюзии о том, что он сам может им верить. Никогда нельзя забывать о настоящей сути Федерации, которая при первом удобном случае совершит подлость в сторону Ромула. Доверия не было никогда, нет и не будет. Именно так он и доложит своему командованию, когда придет время для связи. Он здесь один среди врагов, один, и у него больше нет даже ножа в рукаве. Ракар чувствовал себя голым и беззащитным в чужом, враждебном мире. И эта форма не была для него броней. Она была такой светлой и чистой, и Ракар понимал, что особенно ярко на ней будет смотреться его собственная зеленая кровь. Ромуланцу было страшно, но его лицо в зеркальном отражении не выражало ничего такого. Он был спокоен и лишь немного грустен.
Теперь, застегнувшись на все пуговицы, глядя в собственное отражение, Ракар думал о Квинтилии, и Квинтилия вносила нечто иное во все эти его рассуждения. Эта девушка первая за весь его опыт, очень небольшой, но все же опыт, заговорила об аналогиях между федератами и ромуланцами. Она тогда - хотела понять, и достучаться до него. И теперь вышло так, что среди всей этой тьмы она была для него единственным светом. Ее собственный огонь теперь едва теплился, и Ракар не мог позволить ему погаснуть. Ему стало легче при воспоминании о ней, и не так страшно. Хотя он прекрасно знал, что если Квинтилии будет нужно - она обманет его. Все что угодно… Но он не верил в то, что она его предаст. Он бережно хранил воспоминание об ощущении, когда она сама пожала его руку еще там в лазарете, он бережно хранил маленькое квадратное фото, во внутреннем кармане и этой новой белой формы. Кусочек картона, который всегда теперь будет с ним.
Ракар уперся двумя руками в стенку шкафа, по обе стороны зеркала, и головой уперся в зеркало. Он понимал, что чтобы работать с федератами, вовсе не обязательно им доверять и иметь их доверие. Достаточно быть начеку, быть готовым к тому, что предадут. Достаточно просто соблюдать совместные договоренности и совершать совместные операции, которые взаимовыгодны. Так они жили всегда, и так будет продолжаться, пока политическая игра тех или других не приведет к войне. Нужно стараться, чтобы не привела. Потому что не нужны жертвы ни по одну ни по другую сторону. Но в этот момент, отринув все то, о чем он думал, Ракар понял снова, что ему нужно и просто необходимо заслужить доверие Перим. Он очень хотел просыпаться и засыпать, обнимая эту девушку, ощущая как она прижимается к его плечу, как его саются ее волосы, и знать, что ей хорошо и она счастлива. Девушка из Федерации.. Какая чудовищно фантастическая и неосуществимая фантазия. Тоска о ее неосуществимости была слишком сильной, Ракар перестал упираться в шкаф, одернул форму, и принялся выравнивать прическу, волосы все еще были влажными. Теперь он понимал, что это его слабость, его уязвимое место, и они ударят его именно в него. И Тенек об этом предупреждал. Осознав свою слабость, Ракар стал сильнее. Враги не дождутся его поражения. Он может быть мертв, но не сломлен.
Нет смысла сожалеть об утраченных иллюзиях, имела смысл работа, которую он должен был делать. Ромуланцы никогда не предают достигнутые договоренности, ромуланцы всегда исполняют с честью то, что обязались делать. В настоящий момент предстояло пройти регату в полном сотрудничестве и поддержке с первой командой. Именно это он и будет осуществлять так, как договорено.
Было 6:50 по времени станции. Ракар отправил сообщение на падды Хены, Тенмы, Перим, Тенеку, Рроу о сборе команды в ангаре с катером “Амазонка”, взял пульт дистанционного управления катером, и вышел из каюты. До старта необходимо было вновь проверить системы и совершить контрольную проверку на наличие вероятной бомбы на корабле.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 06 Июня 2017, 15:48:52
1 сентября, 07:00
Станция ДС9, катер “Амазонка”, Стыковочное кольцо

Когда Ракар вошел в ангар, где стоял катер, на котором они буквально через час должны были вылетать на регату, он заметил две фигуры в белых формах - Квинтилия Перим сидела у входа в “Амазонку”, подперев щеку ладонью, а Хена нервно прогуливалась взад-вперед по ангару.
- Доброе утро! - выпалила девушка-ференги, увидев Ракара, - Ты получил сообщение от М’Коты?
Заметив двоих членов своей команды, Ракар еще от входа в ангар нажал на кнопку на дистанционном управлении. Шлюзовая дверь катера разблокировалась и поехала в сторону, открывая проход в катер. Хена, в отличии от Квинтилии заметно нервничала. А Квинтилия в последнее время, впрочем как и обычно, переживала свои внутренние трудности, не вызывая их на поверхность.
- Доброе утро, - симметрично поприветствовал обоих ромуланец. – Нет, не получал, - сказал он, доставая падд и открывая список непрочтенных сообщений. Там таковых не было. – Мне ничего не присылали. Что случилось, Хена? – спросил он, внимательно посмотрев на ференги.
Квинтилия вздрогнула и обернулась, когда дверь за ее спиной поехала в сторону.
-Может, это действительно не для всех, - тем временем пояснила Хена, - Мы с Квинтилией получили сообщения от М’Коты - ей нужно что-то сказать нам до начала регаты. Вот прямо сейчас. Нам можно пойти? Но если нет и это пересекается с вашими планами, то мы, конечно, не пойдем, ведь вы же капитан.
- А… - задумчиво сказал Ракар, - да, идите конечно, мы с Джезом и Рроу пока сделаем предстартовый тест. И их почему-то до сих тут нет.
Ракар подошел к входу в катер. От него не укрылось, что Квинтилия вздрогнула. В последнее время с ней это происходило часто. Он должен был это исправить, но на это уйдет время. Он сделает все, ради того, чтобы исправить ее жизнь и все привести в норму.
Остановившись у входа, ромуланец нажал на дельту-коммуникатор:
- Джез, вы где? Нам пора начинать.
Джез ответил сразу. Его голос звучал угрюмо и озабоченно.
-Я хотел сказать вам лично, но раз вы сами меня вызвали, придется сделать это по связи. У меня возникли некие… семейные проблемы, которые я не могу оставить без внимания. Поэтому я не смогу полететь с вами сегодня, Ракар. Мне очень жаль.
Хена с любопытством прислушалась к разговору, но вынуждена была не дослушать его и броситься догонять Квинтилию, которая быстрым шагом направилась к выходу из ангара. Дверь за девушками закрылась, и ромуланец остался один.
Ровно секунду Ракар молчал. Новость его шокировала. Но он не стал ничего уточнять по связи.
- Так не пойдет, Джез, - сказал ромуланец, - где вы находитесь сейчас? Я приду, мы поговорим.
Что там были за семейные проблемы, Ракар не знал, но он не собирался терять члена своей команды. Очень важного члена своей команды. Того, кого он должен был защитить. В эту же минуту он вспомнил все свои подозрения, касаемые Тенмы, того как его подставили на Волане II. Эти проблемы напрямую касались, как ему казалось, его отца гала, и политических интриг на Кардассии. Не дожидаясь ответа, все еще слушая коммуникатор, Ракар отправился к выходу из ангара, не забыв при этом закрыть шлюзовую обратно.
-Вас это не касается, Ракар, - жестко ответил Тенма, - Я кардассианец, и семья для меня - все. Еще раз - мне очень жаль, но вы ничего не сможете сделать. Сегодня я вне доступа, у меня есть и другая жизнь, кроме проекта. Тенма, конец связи.
 
В дверях ангара, где находился катер его команды, Тенек увидел Ракара закрывающего шлюзовую дверь, а затем посторонился, давая ему дорогу в узком коридоре. Утро начиналось беспокойно! Оказавшись в ангаре, вулканец оглянулся вокруг, убедился, что возле катера он один и решил не терять времени даром и лишний раз проверить всё, за что отвечал он сам.
 
Ракар нахмурился, но по связи этого не было видно. Джез отключился, но Ракар вызвал его снова. Ромуланец пошел по коридору стыковочного кольца к каюте Тенмы, хотя пока еще не знал, где тот находится.
- Тогда вот что, Джез. Я не говорил вам раньше, но настало время и мне сказать вам нечто важное. И поверьте, это имеет прямое отношение к вашей семье. И еще вы должны знать, что раз вы выбрали меня, ромуланца, капитаном вашей команды, то вступает в силу мое право и моя собственная честь. Ромуланские капитаны никогда не оставляют членов своей команды и поддерживают во всем. У нас так принято. Подумайте об этом, пока я иду.
Тенма ничего не ответил, а только снова отключил связь.
Когда Ракар дошел до его каюты, то нашел там только перепуганного внезапным ранним подъемом баджорца Крима Анжара.
-Он тут никогда и не ночевал… - признался баджорец в ответ на вопрос Ракара о том, где находится его кардассианский сосед, - Я не знаю, как он это делает, и где вообще проводит время. Но по сути я тут один.
До старта регаты оставалось меньше часа. Еще нужно было успеть провести предстартовую проверку катера и не было понятно, где находится основной пилот команды - Рроу С'Нирл Хриис. Пора было решать, что было важно, а без чего можно было обойтись.
- Я понял, Крим, извините за беспокойство, - сказал Ракар и отошел от его каюты. Ромуланец поморщился и сжал кулаки, пользуясь тем, что коридор был пуст и его никто не видел. Никто, кроме, разумеется, службы безопасности, которая всегда смотрит в камеры, развешанные повсюду.
Прислонившись к стенке, ромуланец все же снова достал падд и принялся писать текст для Тенмы. Он не знал, что у того случилось, но предупредить был должен.
"Я мог бы вас защитить, гил Джез Тенма", - написал Ракар, - "доказательств нет, но все факты в пользу того, что против вашей семьи существуют грязные интриги на Кардассии. Случившееся с вами на Волане II – неслучайно. Это часть плана, направленного против вас, вашего отца, и одновременно против проекта "Альфа". Было бы лучше, если бы вы держались меня. Мы будем ждать вас до самого старта. Но в любом случае, помните, вы ценны для будущего как любой. Как  любой из живущих в этом мире."
Ракар отправил сообщение без всякого шифрования. Если служба безопасности Федерации захочет почитать – пусть читает. Приходило время идти ва-банк, не скрывая некоторые секреты. Возможно, он даже расшифрует для них потом свою связь с коммандером Марком. Для спасения проекта начинали требоваться кардинальные меры.
Развернувшись по направлению к ангару с "Амазонкой", Ракар вызвал пилота-каитианца, также опоздавшего к общему сбору.
- Рроу, где вы? Нам пора готовиться к старту.
Рроу на вызов не ответил.
- Компьютер, местонахождение кадета Рроу С’Нирл Хрииса? - спросил ромуланец спокойным тоном.
-Кадет Рроу С’Нирл Хриис находится в лазарете, - ответил бесстрастный голос федерального компьютера.
- Как давно мистер Хриис находится в лазарете, - спросил Ракар, взглянув на хронометр, и начал идти обратно в ангар с катером.
-Десять минут, пятьдесят пять секунд.
В лазарет Ракар не пошел, зато он побежал по направлению к ангару. На несколько миллисекунд его озаботило то, что думает федеральная служба безопасности при виде бегущего по коридору федеральной станции ромуланца, но эта мысль так же быстро вылетела из головы, как пришли в нее все остальные. Это был саботаж. Диверсия. Диверсия и саботаж. Как и многое, связанное с проектом, который он должен был спасти. И пусть ему никто не верит, он должен был сделать то, что должен, вопреки всему. Именно так всегда поступают ромуланцы. Рроу не успеет к старту, это было теперь очевидно, чтобы ни случилось с ним, в лазарете ему помогут, если он пострадал не слишком сильно. Семейные проблемы Тенмы случились тоже в самое неподходящее время. Как и всегда, когда работает отлаженная машина спланированной диверсии. Или ряда спланированных диверсий. И теперь сейчас все было в руках Ракара, то самое немногое что он должен был и мог спасти. Старт второго катера, и осуществление регатного плана. И Перим. Он сделал так, что она здесь, и теперь он отвечает за нее в еще большей мере. Немного сделанного, но все таки – это сделал он.
Ракар бегом влетел в катер, нашел там Тенека, схватил оба приготовленных заранее трикодера.
- Тенек, некогда объяснять, Джеза и Рроу с нами не будет, но пока здесь нет наших дам, мы должны проверить внешний периметр катера по запрограммированной в этих трикодерах схеме.
Быстрым движением он запустил на мостике предстартовую проверку, затем сунул Тенеку в руку трикодер и пошел на выход.
– Причины? – коротко спросил вулканец, следуя за командиром экипажа.
Ракар не понял, какие именно причины интересовали Тенека, и посчитал, что по обоим вопросам. Он вышел из катера и размеренно пошел вдоль него, держа перед собой трикодер. Устройство подаст сигнал, если что-то и впрямь будет удостоено его внимания. И теперь Ракар не исключал ничего.
- У Тенмы критические семейные сложности, он не может полететь. Рроу в лазарете, я не выяснял причин, но он не отвечает по связи. К старту он не успеет. А мы же с вами сейчас ищем бомбу или любые следы спланированной диверсии, которая помешает нашему полету. И, пожалуйста, оставьте комментарии о моей избыточной паранойе. У нас уже выбиты два члена экипажа, и я не могу исключить ничего. Только бдительность нас спасет. Мне нужна ваша помощь в этом сейчас, мы должны успеть до возвращения Перим.
– Дополнительная проверка не будет лишней, вне зависимости от причин, – согласился Тенек, – но на вашем месте я запросил бы лазарет о состоянии мистера Рроу: он член вашей команды, вы – капитан, и это ваша привилегия.
- Есть такая земная поговорка, Тенек, "нельзя объять необъятное". Я к этому стремлюсь, однако никто не может предоставить мне область локального расширения времени, в которое я бы мог успеть все. Когда вернется Хена, мы порешаем этот вопрос. И сейчас важнее то, чтобы нас не разметало по баджорскому сектору, когда мы полетим. Иногда следует выбирать приоритеты. Рроу в хороших руках, я на собственном опыте уже узнал, что с лазаретом у вас на станции все хорошо.
Ракар замолчал, сосредоточенно глядя в трикодер.
– Не сочтите за нотацию, – не отрываясь от сканирования, заметил Тенек, – но на пути сюда вы могли вызвать лазарет и убедиться, что мистер Рроу по крайней мере жив. Безусловно, если текущая смена не вызвала меня, это означает, что они справляются собственными силами. А так же то, что пациент либо вне опасности, либо уже прекратил своё существование. И то и другое существенно для командира, в том числе, позволю себе предположить, для ромуланского.
Ракар глубоко вздохнул и опустил трикодер. Конечно, он был это должен, Тенек был прав. И перед Тенеком Ракар выглядел сейчас негодяем. Сложно раскладывалась колода карт, Ракар собрался и вызвал лазарет по дельте-коммуникатору.
- Прошу прощения, не могли бы вы сказать, как состояние мистера Рроу С'Нирл Хрииса, который поступил к нам недавно?  - спросил он, после того, как там ответили и он представился.
-Кадету С’Нирл Хриису опасность не угрожает, - ответили из лазарета, и Тенек узнал голос сестры Тари, - Мы думаем, что к вечеру, максимум к завтрашнему утру, ему уже будет совсем лучше, но сегодня он побудет у нас, пока его… эээ… состояние не нормализуется.
- Спасибо, - коротко сказал Ракар, и отключил связь, возвращаясь к сканированию.
Пока они обходили катер, трикодеры не выдали никаких тревожных сигналов - результаты сканирования были отрицательными.
Хоть где-то все было более-менее нормально. Ракар сложил федеральный трикодер и пошел вместе с Тенеком в катер, проверять результаты диагностики систем и ждать Хену и Квинтилию.
________________
С Тенеком, Тенмой, Хеной, Квинтилией, Тари, Кримом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: М’Кота от 07 Июня 2017, 18:18:08
1 сентября, 07:00
Стыковочное кольцо
 

М’Кота заметно нервничала, расхаживая по пустому ангару туда-сюда. Не зря ли она это затеяла? Получится ли из этого что-нибудь? Ну, да ладно, авось и хуже не будет!
Мысль собрать девушек-участниц регаты возникла у неё за завтраком с Артуром. Даже не возникла, а ворвалась в разум на крыльях протеста. Унылые размышления о собственном туманном будущем переплелись с образами многих товарищей по команде, которые то ли от усталости, то ли от каких-то личных причин ходили как в воду опущенные, ссорились, мучились туманными подозрениями, словом, были совершенно не в форме для регаты. Вот и они с Артуром добавили в общую копилку толику сомнений и уныния, и это было уже чересчур! Потому что проще было указать среди участников регаты одного-двух (кажется, ровно двух!) спокойных и безмятежных человека, чем перечислить взвинченных или подавленных.
Нет, клингонка была уверена, что все они соберутся, подтянутся и приведут себя в боевую готовность, но будет ли этого достаточно? Ей казалось, что нет. И она решилась. И отступать теперь было уж точно поздно.
 
Самрита молча зашла в ангар, бросив через плечо «Надеюсь, это будет быстро» и прислонилась к стене, полностью погруженная в свой падд. На ней уже была новая форма – яркая, удобная и напоминающая форму первых покорителей космоса. Эта отсылка особенно нравилась девушке: надевая комбинезон, можно было представить себя частью команды первого «Энтерпрайза»… Впрочем, мечтать у Самриты времени не было. Синий комбинезон с красной отделкой удобно сидел на фигуре, не слишком ее облегая, но и не болтаясь, а наличие карманов инженер оценила особенно. На форме красовалась нашивка их команды – золотая буква Альфа на фоне федеральной и клингонской символики - изобретенная, как и название, в последний момент, но было в этой поспешности что-то трогательное. Однако сейчас все эти мелочи совсем не радовали девушку…
Последние проверки перед полетом ясно дали понять, что системы на «Анадыре» все еще работают не идеально, и что слишком много установленных модификаций требуют дополнительного тестирования, и… Самрита плотно сжала губы и упрямо пролистнула страницу в падде. Сейчас она не готова была расписываться в своих ошибках и говорить команде, что не успела все предусмотреть. Ну уж нет! Ей было достаточно вчерашнего инцидента – сегодня она не будет проявлять слабость! Это была ее работа, и она должна была с ней справиться – если не здесь и сейчас, то уже на регате. А может быть, вообще ничего не случится?..
 
Акрита тоже подошла, оставив катер на капитана и убедившись, что с системами все в порядке – настолько, насколько вообще их удалось подготовить. За тот час, что она провела на посту, андорианка еще раз протестировала навигационные приборы, сенсоры, свою программу дополненной реальности, рулевые консоли. А еще она успела о многом подумать. Что из нее не выйдет толковый стратег, что лучше оказаться обманутым, чем сплетником и разжигателем вражды. Что ее личная зона ответственности не так уж велика, и что, наверное, каждый офицер Звездного флота вечно ловит ускользающий компромисс между уровнем доверия и ответственностью не за себя. Найдет ли его Акрита когда-нибудь? Она даже ни с кем не говорила о таком, а между тем этот вопрос уже нельзя было отложить далеко и надолго.
Вот и сейчас, стоит ли строить в уме теории и возможные причины диверсии на их катер? Что это было – простая конкуренция или угроза проекту? Нет, Акрита решительно запретила себе об этом думать. А то ведь снова изобретет какую-нибудь ерунду и начнет ею мучить себя и других.
Так же серьезно и задумчиво она прошла в ангар и встала у стены, краем глаза оглядев товарищей, вид которых тоже свидетельствовал о том, что лишние мысли сейчас явно – лишние.
 
Затем в ангар вошла Хена и с интересом огляделась. Клингонка заметно нервничала, расхаживая по ангару. Очень непривычно было видеть М’Коту вне ее клингонской одежды, местами напоминающей доспехи, а в синем комбинезоне, в стиле которого четко угадывалось что-то земное. Самрита была одета так же, но выглядела совершенно отсутствующей, все ее внимание было уделено падду в ее руках. Акрита тоже была необычно тихой. Что уж говорить о Квинтилии, которая в последнее время вообще старалась слиться с обстановкой после всех выпавших на ее долю потресений. Судя по всему, девушка-ференги была единственной, кто пребывал в хорошем настроении. Но с другой стороны, в отличии от остальных ей не нужно никуда лететь, она оставалась на станции и ничем не рисковала. Да, она немного нервничала несколько минут назад, но только потому, что боялась, что Ракар не отпустит их на это неожиданное совещание, а Хене было очень интересно, о чем тут будет и не хотелось ничего пропустить.
– Все пришли? - спросила она.

– Да! – М’Кота глубоко вздохнула и развернулась лицом к девушкам. Она обвела их взглядом, отбрасывая сомнения и заговорила:
– Я собрала вас, потому что от нас зависит больше, чем от мужчин. Я знаю, в большинстве культур не принято об этом говорить, но всюду, где от природы мужчина создан добывать, а женщина – сохранять, мужчина сильнее телом, а женщина сердцем. Когда мужчины мрачны, женщины только сильнее собирают в кулак свою волю и своё терпение; когда дурное настроение овладевает женщиной, мужчины, стоящие с ней плечом к плечу или спина к спине, теряют половину своей силы. Когда же женщина полна оптимизма, силы мужчины удесятеряются! Разве нам трудно найти в себе всю нашу веру в лучшее, все наши способности к борьбе и просто улыбнуться с верой в лучшее и – это очень важно! – искренне? Да если мы сделаем это, наши мужчины горы свернут. Какие там горы! – они сферу боргов порвут голыми руками!!
М’Кота на секунду замолчала, переводя дыхание, затем продолжила, переводя взгляд, с одной девушки на другую:
– У всех нас есть свои проблемы. Мы можем ссориться. Бояться будущего, самих себя или друг друга. – Слово «бояться» клингонка произнесла через силу. – Испытывать чувство вины. Даже терять веру. Но сейчас у нас есть дело – общее дело – и от нашего настроя зависит, то, как за это дело возьмутся наши мужчины: с верой, или с опустошением в сердце.
– Акрита, Квинтилия, вы – пилоты! Вы крылья нашей команды – нашей одной общей команды! Забудьте обо всём, что тянет вас вниз, расправьте плечи и держите голову высоко!
– Самрита, ты – сердце для двух тел – двух наших кораблей! Если сердце бьётся с восторгом, тело тоже забывает о своём несовершенстве: клянусь, если твоё сердце будет биться с восторгом, все новшества, которые мы вносили в такой спешке забудут о том, что они ещё не срослись с кораблями и будут работать как надо!
– Хена... – настроение Хены было вроде бы вполне подходящим, и М’Кота улыбнулась, перед тем как сказать: – Ты и без меня знаешь, что делать. Просто поддержи всех, как ты умеешь!
М’Кота ещё раз окинула взглядом всех и закончила:
– Вот это я хотела вам сказать. И ещё отдать два личных долга.

Несмотря на то, что Самрита не смогла сдержать улыбки, она напустила на лицо серьезность:
– Вообще-то в Звездном Флоте женщины давно уже не стоят за спинами мужчин, а идут с ними плечом к плечу. Не знаю, как у клингонов, а у нас – равноправие, - она оглядела звездно-флотских девушек, ища в их лице поддержку. – Но если отбросить все эти гендерные стереотипы, то на время регаты нам и впрямь надо оставить все наши проблемы позади и сосредоточиться на общей задаче. И хорошее настроение тут не помешает, - нехотя признала землянка.
– Да, и с моей личной философией это не согласуется, но мне не хочется спорить сегодня, - нехотя начала Хена, - Ведь я понимаю посыл М’Коты, и это главное. Важно не то, какими именно словами она это сказала, а то, что она имела в виду, и наше растущее умение читать между строк. Давайте сегодня хорошо поработаем!
– Спасибо, М’Кота, - смутившись, Акрита, улыбнулась и тоже посмотрела на остальных. – Будем стараться. Это ты здорово придумала!
Она посмотрела на клингонку почти с восхищением – вот умеет же кто-то находить нужные слова и действия в нужный момент!
– Я буду стараться и покажу лучшее, на что способна, - коротко сказала Квинтилия, - Хотя я сама уже не знаю, что это.
М’Кота на мгновение широко раскрыла глаза, услышав, как именно поняли товарищи по проекту часть её слов, но потом мысленно махнула рукой: поняли главное, и хорошо! После слов Квинтилии она обернулась к ней.
– Да! Мои долги, – сказала клингонка. – Столько всего произошло, что у меня никак не получалось их отдать. Квинтилия, ты, чёрт возьми, крепкая девчонка, раз стоишь здесь и не сбежала на этот ваш Бетазед. Можешь быть уверена, из-за того, что случилось, я тебя не презираю, иначе не пошла бы ночью со всей толпой к Планксу. А вот и должок, – добавила она, протягивая триллу руку, – лет сто назад, я не заметила этот жест вовремя, а потом не сумела ответить как должно из ложного стыда. Теперь я хочу сделать это первой.
Темные глаза Квинтилии широко раскрылись от удивления, когда М’Кота протянула ей руку. Это было неожиданно, и застало трилла врасплох, но она понимала, что это был важный момент и знала, как поступить правильно.
Девушка сделала несколько шагов к М’Коте, вложила свою руку в ее и постаралась сжать порешительнее. Это было немного сложно, потому что как раз силы и решительности Квинтилия в последнее время в себе и не чувствовала. Иногда ей начинало казаться, что она больше не стоит на земле крепко, и что будь на станции ветер, он бы тут же ее унес, как будто она - осенний лист. Но тут была ситуация, когда нужно было собраться и проявить больше характера, чем кисельная медуза, выброшенная на пляж. Тоже замечательное сравнение… И это всего лишь одна, самая первая из ситуаций в новой жизни трилла.
– Земляне используют этот жест, когда здороваются, или заключают сделку, или принимают чью-то дружбу, - сообщила девушка, - Самрита может меня поправить, если я не понимаю всех нюансов. Сегодня я говорю тебе - здравствуй, М’Кота. Надеюсь, мы сможем пообщаться больше и стать друзьями. Или типа того…
М’Кота кивнула, на этот раз широко улыбнувшись, и тоже тряхнула руку трилла, правда наоборот, стараясь не сделать ей больно:
– Приветствую тебя! И буду рада: думаю, у нас впереди много хорошего!
___________________

+ Самрита, Акрита, Квинтилия и Хена.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 07 Июня 2017, 18:19:41
1 сентября, 07:00
Стыковочное кольцо
 

Когда их с Квинтилией руки разомкнулись, клингонка обернулась к Хене.
– До меня дошли слухи, что ты меня боишься. Это правда? – спросила она.
-Ч-что? - Хена слегка отступила назад, - Кто тебе это сказал? Это не правда…
– Хорошо, – М’Кота решительно кивнула, – Если это неправда, тем лучше. Можешь стукнуть меня, чтобы я успокоилась на этот счёт?
Хена непонимающе нахмурилась, потом подошла и сжатым кулачком несильно коснулась плеча М’Коты.
-Я не понимаю этот ритуал, но если тебе так хочется…
– А сильнее можешь? Со всей дури? – в глазах М’Коты мелькнула лукавая искорка. – Понимать необязательно, помнишь, я в твоей игре тоже ничего не понимала?
-Мне это не комфортно, извини, - призналась Хена, пряча руки за спину.
– Ладно, – отступилась М’Кота. – Но обещай, если действительно однажды меня испугаешься, или если я сделаю что-то по-настоящему плохое, ты придёшь и скажешь мне всё, что думаешь, хорошо? Я знаю: девчонке которая держала под прицелом огромного злого кардассианца, это по плечу!
-Я не держала… - призналась Хена, опустив голову, - Я испугалась почти сразу. Давайте не будем об этом. И вообще нам скоро пора идти. Кто-нибудь еще хочет сказать что-нибудь, чтобы внести ясность в отношения? Но только, чтобы не стало еще хуже…
Самрита задержала долгий взгляд на М’Коте: она ожидала, что та извинится за вчерашние оскорбления или скажет хоть что-то, но клингонка молчала, а лицо Самриты тем временем превратилось в непроницаемую маску. Попытка растопить лед, с которой начала М’Кота, закончилась неудачно, и между ними снова выросла стена, причем еще выше, чем была.
- Пора возвращаться к работе, - холодно сказала Самрита, не сводя взгляда с клингонки, а затем развернулась и первой вышла в коридор, подавая пример остальным.
-Сэм, подожди! - крикнула Хена.
- Да? – землянка остановилась на пороге, но ее голос заметно смягчился, когда она услышала Хену.
-Ну, может, еще кто-то хочет что-то сказать, - смущенно заметила девушка-ференги, - Например, Акрита… или не знаю... Мне кажется, нам не помешает еще одна порция вдохновения и воодушевления. Как-то все кажется не законченным, как будто какая-то недоговоренность висит в воздухе, - она обвела взглядом всех присутствующих.
- Прости, - вздохнула Самрита и вернулась на свое место у стенки.
 
Всё-таки она сделала хуже! М’Кота выругалось про се6я: нельзя, нельзя забывать, что девушки из Федерации слишком… нежные? ранимые? впечатлительные? Она никак не могла подобрать нужное слово: все клингонские эквиваленты подобных слов не могли передать суть этого явления. Так или иначе, они требуют особого, очень особого обращения, обижаются, чуть что, и при этом постоянно требуют, чтобы их считали сильными и несокрушимыми! Это не укладывалось в клингонской голове, как и многое другое. Честность и прямота всегда казались М’Коте добродетелью, но похоже за пределами Клингонской империи эта добродетель ценилась далеко не всеми. И далеко не все относились к тому, что М’Кота назвала «раздачей долгов» так, как она: она сама была убеждена, что такие вещи перед боем или испытанием помогают снять камень с души у обеих сторон, а оказалось… она не была уверена, что именно оказалось, но что-то, что совсем не дополнило атмосферу решимости, веры и оптимизма, но только разрушило.
Девушка посмотрела на Акриту, к которой обратилась было Хена: Акрита медлила и колебалась. Подождав ещё немного, М’Кота вздохнула и сказала ференги с оттенком горечи в голосе:
– Ты права, недоговорённость есть. Только хуже, скорее всего, станет – у меня только один язык, и он не так изощрён в оттенках речи, как ваши. Самрита, я слышала, как ты вчера заявила, будто я оскорбила тебя. До тех пор мне казалось, что каждый из нас просто открыто говорил то, что считал правдой – ты про Ракара, я про тебя – а искренность не нуждается в извинениях. Однако у вас тут принято извиняться, даже и за это. Хорошо, пусть так, но несправедливо заставлять извиняться только чужаков, а самим отмалчиваться, будто так и надо! Если ты извинишься перед Ракаром, за то, как повела себя с ним, я принесу тебе свои извинения. Если нет… – в этом месте у М’Коты были готовы вырваться резкие слова, но она сдержалась и сказала: – Тогда просто оставим это позади и не будем держать камень за пазухой.
- Если Ракар извинится перед всеми, что подставил команды и сказал, что победу ему принесет именно Квинтилия, а не все мы - с удовольствием, - хмыкнула Самрита и сложила руки на груди в защитной позе. И добавила обиженно: – А раз ты не считаешь свои слова оскорблениями, то твои извинения неискренние и мне не нужны.
Хена с ужасом переводила взгляд с Самриты на М’Коту.
-Девочки… - жалобно начала она.
- Прости, я сразу сказала, что здесь лучше закончить, - извиняющимся тоном проговорила Самрита, обращаясь к Хене. – Все равно мы никогда не найдем общий язык.
– Мы или ты? – в упор спросила М’Кота, которая вдруг ощутила, что всё уже и так пошло к чёрту, и хуже будет уже разве что нашествие новой Аномалии. – Пусть, чёрт возьми, выскажутся другие федераты! Значит, Ракар должен извиняться за одно неловкое слово, которое вырвалось у него случайно, помимо его воли. Я должна извиняться за то, что заявила, что ты ставишь детские обиды выше общего дела, когда ты – подчёркиваю – отказалась работать над общей нашей задачей вместе с Ракаром. А тебе самой, похоже, не приходит в голову первой извиниться ни за клевету в его адрес, ни за этот отказ. Я где-то ошиблась? Что-то исказила? Солгала? Пусть я сто раз грубая и даже безмозглая варварша, но пусть сейчас просвещённые и разумные федераты скажут мне, где именно я неправа, и почему тебе всё это должно проститься, а на мне или Ракаре всё это надо вымещать.
Самрита выглядела лишившейся речи.
- Прости, я… Я… - она закрыла рот ладошкой и побледнела. Перед глазами потемнело, и она покачнулась, ища рукой опору, но схватилась только за воздух.
-Сэм! - воскликнула Хена и бросилась на помощь, чтобы поддержать подругу.
– Вот черти же! – ахнула М’Кота, подхватывая девушку с другой стороны.
– Кто-нибудь скажет мне, что за хрень с ней творится? – простонала она, после того, как убедилась, что землянка дышит.
-Не знаю, - помотала головой Хена, - Как ты, Сэм? Тебе нужно в лазарет?
Самрита вцепилась в руку Хены и плечо М’Коты, и потому падение на пол было не таким резким: она просто мягко осела на пол и сделала несколько очень глубоких глотков воздуха – как будто ей не хватало кислорода. Перед глазами плыли мушки, и она ничего не видела, но была, определенно, в сознании.
- Простите, - прошептала землянка, - я не знаю, что это было… Не надо в лазарет, все будет хорошо. Не говорите Освальду!
– Гори всё синим пламенем, – решительно заявила М’Кота. – Все обиды забыли, никому ничего не скажем, но ты клянёшься, что не помрёшь прямо в пути! Согласна?
 Акрита и Квинтилия тоже обеспокоенно подошли ближе.
-Когда ты в последний раз нормально ела? - встревоженно спросила Хена.
Девушка открыла глаза и проморгалась: похоже, мушки начали разлетаться, но слабость оставалась. Ей надо было привести себя в порядок к старту регаты, а еще сделать что-то, чтобы это не повторилось. Дурацкий Тенек! Он обещал, что ничего не будет первые недели, обещал! От расстройства она чуть было не застонала, но вопрос Хены не дал ей забыться.
- Я сегодня завтракала, - удивленно проговорила Самрита, но быстро поняла, что это ее шанс, и надо за него хвататься: - Но очень мало… И почти не спала… Этого больше не повторится, все будет хорошо.
Землянка встала, опираясь на все те же подставленные руки и прислушалась к своему самочувствию: вроде бы, все было в порядке, хоть ее и немного трясло. К старту она должна будет прийти в себя, просто должна!
- Я не собираюсь умирать, не надейся, - выдавила из себя слабую улыбку Самрита, обращаясь к клингонке. – Земные девушки не такие уж и слабые…
И только потом поняла, как смешно это сейчас прозвучало на ее примере.
М’Кота не удержалась от смешка.
– Ну, тогда берём нашему инженеру горячую еду в термосе и устраиваем маленький заговор молчания, – предложила клингонка. – Как думаете? Времени у нас в обрез.
-Конечно, все дело в этом, - подвела итог ференги, - Ты мало ела, пила много кофе, работала почти две ночи подряд. Не удивительно, что ты теперь буквально валишься с ног! Знаете, что нам всем нужно? Что-то большое и сладкое, чтобы подпитаться физически и эмоционально. Нам нужен источник серотонина в кровь, и пусть биохимия делает свое дело. Подойдет темный шоколад или некоторые земные фрукты. Пусть каждая позаботиться о себе, и увидимся уже на старте.
- Отличный план, - радостно закивала Самрита. – Тенек вчера сказал, что по всем результатам обследования я здорова, волноваться не о чем.
Тут, по крайней мере, она не соврала: она ведь и правда была полностью здорова, а ее положение болезнью считаться не могло.
- Это замечательная идея, и я ее полностью поддерживаю! – воскликнула Акрита, опомнившись от волнения за подругу и облегченно улыбаясь. – Между прочим, я вообще не успела позавтракать, хоть и выспалась. А силы нам всем будут сейчас очень нужны! Сколько у нас времени до общего сбора?
Тут только М’Кота опомнилась, что ни пирожные только что из печи (или стазиса), ни горячее в термосе, ни любая другая настоящая еда им уже не светит – времени до общего сбора оставалось каких-то 15 минут, за это время можно было в лучшем случае добежать до Променада и сделать заказ.
– Большое и сладкое придётся брать в репликаторе, – констатировала она, постучав по экрану падда, на котором высвечивалось точное местное время. – Если мы пойдём на катерá прямо сейчас, Самрита даже успеет что-нибудь съесть.
___________
С М'Котой, Акритой, Хеной и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 13 Июня 2017, 10:13:31
1 сентября 2384 г., 07:54
Променад

 
Торжественное открытие регаты было назначено на 8 утра на Променаде, потому что ни в один ангар не влезло бы такое количество участников и зрителей. За ночь самую большую общественную зону украсили гирляндами треугольных флажков, а на полу разметили места для каждой команды. Заявленные капитаны заранее получили планы, чтобы в нужный день и час знать, где им полагается стоять.
Когда первые кадеты из группы “Альфа” вышли на Променад, их почти оглушил радостный шум и галдеж. Множество зрителей собрались на втором этаже, они размахивали флажками на палочках, хлопали, сыпали вниз конфетти. Многие поднимали на руки и на плечи детей, чтобы им лучше было видно. В толпе сновали несколько ференги с подносами и предлагали зрителям прохладительные напитки и закуски, а также принимали ставки на победителей, стараясь особенно не палиться. Некоторые из зрителей подозревали, что это не было полностью законно, но ДС9 была свободной культурной зоной, и правила здесь часто сильно отличались от тех, которые царили на стандартных образцовых федеральных станциях.
По нижнему уровню Променада шествовали представители команд-участников и махали зрителям руками, благодаря за теплые приветствия и веру в их победу. Многие команды пришли заранее и уже заняли свои места. В глазах рябило от расового разнообразия, пестрых форменных костюмов, сложных эмблем.
 
Самое удобное обзорное место уже было занято: Кристаль Харт заняла позицию на верхнем уровне Променада, откуда просматривались почти все его уголки. Сегодня журналистка блистала – ярко-красное платье, сложная прическа, невероятные каблуки… И все же ее внешний вид не мог конкурировать с экзотичностью некоторых команд.
- … сегодня, чтобы открыть регату в Баджорском секторе, - громко вещала журналистка. Удивительно, но ей даже особо не приходилось напрягать голос, чтобы ее было хорошо слышно. – В регате участвует 37 команд из Альфа- и Бета-квадрантов, а их одежда и эмблемы просто поражают воображение. Посмотрите, какой дизайн, какая форма… И это вы еще не видели корабли! Вчера мне были представлены некоторые модели, и, поверьте, вы захотите это увидеть. Например, баджорская команда из двух человек собирается пройти всю регату на корабле с солнечным парусом – пожелаем же им удачи! Также в регате участвуют уже знакомые нам кадеты из проекта «Альфа», причем двумя командами, - камера Кристаль выцепила четверых в белых костюмах и группу из пятерых в сине-красных комбинезонах. – Помните, как еще недавно мы болели за судьбу проекта и его отдельных участников? Тогда поддержите молодежь! Что касается фаворитов этой регаты, то это, несомненно, «Поющие льды» с Андории и «Серебряные фениксы»… - камера Кристаль вновь переместилась и устремилась куда-то вдаль.
 
Самрита вышла на Променад одной из первых из своей команды. Она уже справилась с головокружением и дурнотой, и теперь ей было только неловко за такую слабость, которая ощущалась предательством организма в самый неподходящий момент. А вдруг это снова повторится? Самрита привыкла считать себя здоровой, крепкой и выносливой девушкой – отличные результаты нормативов, никаких проблем со здоровьем, активный образ жизни… А сейчас превратилась в какую-то… кисейную барышню! Еще и с эмоциями справиться не может! Она сжала кулачки и гордо подняла голову: пусть все видят, что она из «Альфы», что она достойна участвовать в этой регате и, возможно, даже победить.
Идя по Променаду, Самрита пыталась отыскать глазами своих коллег по проекту, но мельтешение множества лиц, костюмов и красок делало эту задачу сложной. Она видела белые пятна формы второй команды, но этих пятен было как-то мало… Приглядевшись, девушка поняла, что не видит Рроу и Тенмы. Удивительно, но именно их обоих она встретила вчера ночью на Променаде: Рроу выглядел таким счастливым, а Тенма… Что же у него все-таки за болезнь, и не она ли помешала ему прийти?
Девушка хотела было подойти ко второй команде и спросить, но поток людей не дал ей сменить траекторию, и она пошла дальше к месту, выделенному для ее команды. Уже дойдя до места, она покрутила головой, выглядывая остальных кадетов, но вместо них ее взгляд наткнулся на глинна Толан: почему-то Самрита подумала, что кардассианка вообще не придет. Та с отсутствующим видом стояла в стороне от основной толпы и даже не следила за шествием команд. Но сейчас Самриту интересовала не Толан, а кое-кто другой… Она привстала на цыпочки, всматриваясь в толпу и пытаясь найти вчерашнего инопланетянина, напавшего на нее. Зеркальный шлем с царапиной – это было бы очень легко заметить… Но, к сожалению, никого похожего на Променаде не было. Ни шлема, ни царапины!
 
Освальд подождал своих коллег по команде и только потом отправился на торжественное открытие - вместе со всеми. По пути он подошёл поближе к своему бывшему соседу.
- Что у вас произошло, Тенек? - спросил землянин. - В смысле, в команде. Что-то серьёзное?
– Мистер Рроу в лазарете, – отозвался вулканец. – Мне неизвестно, что с ним, но опасности для жизни нет, и мисс Тари ручается за его выздоровление. У мистера Тенмы проблемы, он не уточнял, какие именно, но полагаю достаточно серьёзные, если он сказал, что не сможет явиться к старту.
Тенек не знал, имеет ли отношение к проблемам Тенмы то, что выяснилось из его анализа крови, но шансы на то, что имеет, были значительны.
- Вам нужен кто-нибудь на замену? - спросил кадет, заодно поискав глазами ромуланца. - Это всё очень и очень неприятно... троих может быть мало, особенно если регата затянется! - кадету не слишком нравилось это всё, но не предложить было бы настоящим свинством. - Можем сейчас быстро это обсудить командами. Уверен, никто не станет возражать… хотя, кое-кто может и станет…
Тенек отрицательно покачал головой:
– Мистер Ракар ничего не говорил на этот счёт, и вероятнее всего он считает, что мы справимся. У него есть все основания для этого: в регате участвует и команда из двух человек, вряд ли они приняли решение об участии также спонтанно, как мы, а значит понимали предстоящий уровень нагрузки. Я тоже думаю, что разумнее будет стартовать в текущем составе – перемены в последний момент чаще всего создают дополнительные накладки.
- Ладно, если вы оба уверены... - не стал спорить землянин, - тогда мне остаётся только пожелать вам удачи. Что-то мне подсказывает, что она даже команде из неверящих в неё вулканца с ромуланцем и Квинтилии не повредит! И всё-таки жаль, что Джез не с вами! Он ведь так хотел поучаствовать... но, видимо, не судьба.
– Я тоже предпочёл бы, чтобы мистер Тенма был с нами, – согласился Тенек и бросил взгляд на эмблему команды, где серая рука, держала сияющий факел вместе с рукой не вполне понятного «универсального» цвета, впрочем, думал он сейчас вовсе не о том, что эмблема, сохранив свой дух интернационализма, перестала отражать состав команды буквально – перед его глазами вдруг возник доктор Глессин в толпе прибывших на станцию и занял своё место в мозаике странностей вокруг Джеза Тенмы. В мозаике осталось уже не так много пробелов, но пробелы всё-таки были. Тенек перевёл взгляд на землянина и сказал:
– Если считать удачей сценарий развития событий, обусловленный комплексом благоприятных случайностей, то удача безусловно существует. Но я всегда предпочитаю иметь в виду сценарий, осложнённый неблагоприятными случайностями.
- Ваше дело, сосед, - усмехнулся Освальд, забыв, что сосед у него теперь Артур, - тем не менее, надеяться на благоприятный исход не возбраняется. Поэтому удачи!
Отойдя от Тенека, землянин вернулся к своим коллегам.
 
________________
+ Кристаль, Освальд и Тенек
________________
Форма первой команды:
(http://savepic.ru/14406636m.png) (http://savepic.ru/14406636.htm)
Форма второй команды:
(http://savepic.ru/14393324m.png) (http://savepic.ru/14393324.htm)
Эмблема первой команды:
(http://savepic.ru/14384108m.png) (http://savepic.ru/14384108.htm)
Эмблема второй команды:
(http://savepic.ru/14369772m.jpg) (http://savepic.ru/14369772.htm)



Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 13 Июня 2017, 10:14:54
1 сентября 2384 г., 07:54
Променад

Когда Хена и Квинтилия вернулись в ангар катера «Амазонка», пришла пора идти на торжественное открытие. Правда торжественность была омрачена потерей двух членов их команды. Ракар коротко рассказал Квинтилии и Хене о том, что Тенма и Рроу не полетят, сообщил, что Рроу в лазарете, а все подробности этого, и другие слова оставил на попозже, потому что времени совсем не оставалось. Все системы катера прошли диагностику и функционировали удовлетворительно. Ракар заблокировал шлюзовую дверь и они отправились на Променад. Променад был полон, еще такого столпотворения Ракар не видел на этой станции раньше и теперь он внимательно смотрел на все то, что здесь происходит, скользя взглядом по лицам, одеждам, формам. И Кристаль Харт на втором этаже Променада не осталась для него незамеченной, ровно как и очень безучастный ко всему происходящему координатор проекта глинн Толан. Сейчас Ракар не думал ни о чем случившемся, с Тенмой, Хриисом, оставив это в памяти как свершенный факт, о котором знаешь, но о котором временно не думаешь. Теперь он весь обратился во внимание, слежение за общей обстановкой, контроль происходящего вокруг и рядом с ним. Он пришел в то состояние, в котором должен обычно находиться агент внешней разведки, сотрудник Тал Шиар, находясь на задании во вне Империи. И лицо его не выражало ничего, кроме сдержанного интереса к происходящему. Очень внимательного интереса. И только глаза оставались живыми, в них горела куда большая заинтересованность, чем выражалась во всей остальной его походке и движениях. Пока они просто шли в толпе среди других команд.
 
Оставшиеся после "женского" совещания 15 минут Акрита потратила на то, чтобы переодеться в новую форму и выпить чашку чая. Вкратце она рассказала Освальду, как М'Кота мотивировала и ободряла их, разумеется, умолчав о том, чем это дело закончилось.  Когда все покинули ангар и двинулись в сторону Променада, Акрита нашла взглядом вторую команду и хмуро склонила антенны: "Новое поколение" было явно в неполном составе. Поколебавшись пару секунд, андорианка отделилась от своих и догнала ромуланца.
- Доброе утро, мистер Ракар, - с тревогой спросила она, стараясь говорить быстро и тихо, чтобы не привлекать внимание. – Что случилось, где Рроу и Тенма?
Ракар отвлекся от созерцания окрестностей и людей, и посмотрел на андорианку. Чтобы говорить с ней в этой толпе и без проблем слышать друг друга, он шагнул к ней ближе и чуть склонил голову. Этим утром, сейчас, на Променаде, его взгляд был более внимательным, и более пристальным чем обычно, и пару секунд он очень внимательно изучал лицо девушки. Произошедшее на «Анадыре» с Самритой в присутствии Акриты и М’Коты вчера днем до сих пор не имело однозначных ответов, а Акрита была одной из тех, которая точно знала что произошло там на самом деле. По крайней мере, вероятность этого близилась к единице.
- Доброе утро, Акрита, - ответил ромуланец, чуть кивнув головой. – Да, к сожалению, утром у нас кое-что случилось. Ни Джез, ни Рроу полететь с нами не смогут. Нас осталось трое и Хена, которая будет на станции.
В голове Акриты пронеслась целая буря тревожных мыслей. Диверсия на их катер, и теперь еще что-то случилось у коллег… Но сейчас не было времени выяснять подробности.
- Ничего себе, - она мотнула головой. – Послушайте, Ракар, а вам не кажется, что здесь что-то… Вы ведь знаете, что ночью кто-то проник на "Анадырь" и поломал системы? Даже если это конкуренция, то весьма грязная! А что… если это работа тех, кто хочет закрыть проект?
Последнее предложение андорианка произнесла почти шепотом. Она вообще не планировала касаться данной темы, но теперь все складывалось так, что иначе было нельзя, и Ракар из возможного противника превратился в единственного союзника. По крайней мере, именно он и только он говорил о конкретной силе, угрожающей проекту, и теперь ее действие становилось если не очевидностью, то отчетливым намеком.
Ракар шел рядом с андорианкой, слушал ее, и одновременно понимал, что вот сейчас, в этот самый момент , у катера «Амазонка» нет никакой охраны. Катер несколько раз проверен и перепроверен, и именно в этот момент, когда основная часть команд и прочего населения станции находится здесь – сделать с катером все, что угодно самое время. Именно такие моменты выбираются для преступлений, и самых своевременных диверсий, когда никто уже не сможет ничего исправить вовремя. Но Ракар спокойно шел вперед, он даже помахал рукой Кристаль Харт, и ничем не выражал то, что происходило с ним на самом деле. Даже то, к каким выводам он пришел утром перед сбором команд. И вот теперь Акрита шла рядом с ним и рассказывала о своих подозрениях. Все это было чрезвычайно странно. И Акрита в том числе. Эта девушка, открытая и достаточно неопытная во многом кроме своей специальности, девушка из Федерации, с которой он говорил в самый первый день ее прилета, могла казаться поначалу  наивно-восторженной в общем и целом. Но было в ней нечто, что приводило к пониманию куда более глубокой внутренней сути и далеко не простой простоты. Впрочем, это так всегда, любой куда глубже, чем кажется на первый взгляд. Однако вопросов о доверии федератам Ракар больше себе не задавал.
- Рроу в лазарете, - сказал ромуланец, выслушав Акриту. Он считал нужным уточнить именно этот момент. И в этот момент Ракар смотрел не на Акриту, а поверх голов идущих впереди него. Информацию о диверсии на «Анадыре» он выслушал также спокойно как и все остальное. А затем продолжил, снова склонив голову:
- Понимаете, Акрита, очевидно, денежный приз – не дает покоя таким людям, чья основная задача связана с личным богатством или хотя бы со способом выживания. Такого в галактике много, за деньги делают все что угодно. Нет, о проникновении в «Анадырь» я не знал, - поспешил уточнить Ракар, - спасибо, что сообщили. С «Амазонкой» этого не случилось.
А потом Ракар отвел взгляд и стал говорить размереннее и тише:
- В любой теории, которая хочет хоть чего-нибудь стоить – должны быть доказательства. В настоящий момент доказательств этого предположения у нас нет. А значит – не факт, что именно так. Может быть все гораздо проще и банальнее.  Впрочем, скоро мы узнаем, сколько кораблей стартует, и если есть еще пострадавшие – то проект и прочие заговоры – тут совершенно ни при чем. Но вот что, Акрита, - сказал Ракар, снова посмотрев на андорианку, - не важно кто и что сейчас против нас, мы должны выполнить свою задачу и на этом нужно сосредоточиться.
- Да, конечно, - серьезно кивнула Акрита. – мы сделаем все. Мы успели исправить поломку, и я рада, что с вами такого не случилось. Но что они сделали с Рроу?!
Тут андорианка осознала, что со стороны наверняка выглядит слишком возбужденной, и постаралась загнать эмоции поглубже. А времени было в обрез, и весь план придется переигрывать экспромтом. Почему-то некстати вспомнилось, как отстраненно держалась глинн Толан далеким вчерашним утром. Происходящее казалось отдельными кусками паззла, соединить который Акрите было явно не под силу.
- Хорошо бы, если это лишь охотники за денежным призом, - вздохнула она. В это время они уже приближались к своему месту на торжественном открытии. – Знаю, вам будет нелегко, нам всем теперь будет нелегко. Но вы справитесь, я верю. И мы тоже. Удачи вам! – она подняла голову и посмотрела на Ракара внимательно и как будто с надеждой, спрятав грустную улыбку в глубине чуть прищуренных глаз. - И вы знаете, вот вчера Самриту обидело то, что вы сказали Перим, когда приглашали ее в команду, хотя я не вижу ничего обидного тут, это была просто случайно и не совсем точно выраженная мысль, я понимаю, - и тем не менее сложилось так, что она может оказаться точной в буквальном смысле. Ведь Квинтилия – ваш единственный пилот… Ей будет непросто, но если все пойдет по плану – она принесет нам победу.
«Анадырь» стартует вовремя, хорошая новость, вот бы еще «Амазонка» также стартовала.  Теперь они не шли рядом, теперь обе команды от проекта заняли свои места на заранее обозначенных секторах и Ракар стоял лицом к лицу с Акритой ровно у линии разграничения их секторов.
- Не знаю, что именно, - Ракар не стал ни оправдываться, ни обосновывать свое незнание, - но максимум завтра к вечеру с ним все будет в порядке, так обещали в лазарете и я им верю.
А потом Ракар переложил пульт дистанционного управления от катера из правой руки в левую и посмотрел на свою правую ладонь, совсем так же, как это сделал вчера Тенек, когда участвовал в командном ритуале. А между тем, команда уже была не полной. Команда была ровно уполовинена. Ракар посмотрел на свою ладонь, а затем положил ее на плечо Акриты.
- Спасибо за вашу веру. В нас, - сказал он, и интонация вышла с оттенком иронии. Еще он улыбнулся при этом немного недоверчиво и грустно, а потом решил, что все же Акрита не желает зла. И не нужно тут иронизировать. В ее глазах не было всего того, что бывает у профессиональных и не очень профессиональных противников. Зато искренность там была. А Акрита не могла быть одной из тех, кто умеет профессионально имитировать искренность.
Ракар отвел взгляд и убрал руку с ее плеча.
- Да, спасибо на самом деле, - сказал он уже совсем с другой интонацией, нормальной и деловой. – Ромуланцы не верят в удачу, ромуланцы верят в успех, достигнутый собственными руками, и я желаю вам – успеха. И я знаю, что вы справитесь.
____________
С Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 13 Июня 2017, 10:18:46
1 сентября 2384 г., 07:54
Променад


Дальнейшее Ракар выслушал молча и бесстрастно, затем снова посмотрел в сторону второго этажа Променада, просто чтобы отвести взгляд.
- Я благодарен за объяснение действий мисс Баккер и за ваше понимание, но если честно, между нашими народами велика пропасть. А недоразумения хорошо бы выяснять сразу. – Многое остальное, что Ракар мог бы сказать по этому поводу – он опустил, было не время, не место, да и необходимость такого не диктовала. – Но я подумаю, как исправить некоторые вещи. Действительно, спасибо, Акрита. – Ракар склонил голову в коротком поклоне. Ее слова о Квинтилии, которая стояла тут неподалеку, он комментировать не стал. Но  замеченную Акритой подстройку обстоятельств оценил.
- Да не за что, - немного смущенно опустила взгляд андорианка в ответ на выражение благодарности. – Это хорошо, что Рроу будет в порядке, что никто серьезно не пострадал.
"Пока", - мелькнула снова тревожная мысль.
- А касательно понимания – вы правы, тут не то что разным государствам и расам, а часто и соотечественникам бывает сложно понять друг друга. И мне бы тоже хотелось, чтобы все было проще, - она отвела взгляд, понимая, что надо заканчивать, и их время истекло. Внезапно ее охватил страх того, что искушенный в интригах и теориях заговора ромуланец мог неправильно понять ее слова насчет Квинтилии и подумать как раз то, что она сама уже отмела как абсолютно бредовую идею – что его внимание к Перим может быть истолковано как враждебные намерения. Акрите отчаянно захотелось объяснить, спросить, рассказать, открыть все то светлое, во что она действительно хотела верить, но обстоятельства снова складывались против, выстраивая все выше стены недосказанности и бессилия что-либо изменить. И была в этом какая-то жестокая ирония, как будто они, участники, сами вредили проекту, делая против своей воли вещи, прямо противоположные его сути. Андорианка сжала губы от досады и стыда, чуть отвернувшись, и поклялась себе, что исправит это или по крайней мере приложит все свои силы.
- Посмотрим. Время покажет, - тихо сказал Ракар и развернулся лицом туда, куда сейчас надо было стоять лицом всем командам. Это было интересно, когда другие рассказывали, как они понимают мир и друг друга. Как что-то понимают и не понимают сами.  Ракар бы послушал Акриту еще, она рассказывала и делилась, тем, как устроено все в другом для него мире. И сам рассказал бы что-нибудь. Она старалась и работала по программе проекта, именно так, как следовало его понимать. И не только работала, было видно, как она хочет этого – строить мосты поверх пропасти между народами. Но дальше говорить уже было не время. Может быть время будет потом. У них всех. А может быть его не будет.
Ракар посмотрел теперь в другую сторону, туда, куда уже надо было смотреть.
Акрита тоже сделала шаг в сторону и немного назад, чтобы было видно разграничение между двумя командами. Она стояла рядом со своими, но народа на Променаде стало только больше, и сзади буквально напирала толпа зрителей. Как бы аккуратно она ни пыталась отступить среди людей, ей все же не удалось избежать столкновения: прямо позади нее в толпе оказалась молодая вулканка, одетая в торжественный, но, очевидно, очень неудобный наряд. Подол белой накидки, украшенной золотыми вулканскими письменами, затрещал под ботинком Акриты, и прежде, чем она успела что-то понять, вулканка споткнулась и оказалась бы на полу, если бы вовремя не ухватилась за Акриту. Еще пара секунд ей понадобилась, чтобы вернуть равновесие и отряхнуть свой наряд.
- Прошу прощения, - она скользнула взглядом по обернувшейся андорианке и быстро исчезла в толпе.
- Извините! - растерянно и вконец смущенно воскликнула Акрита вслед вулканке, но та, видимо, даже не услышала ее слов. «Некстати я задумалась,» - сделала себе внушение андорианка и устремила все свое внимание на происходящее вокруг.
Самрита нахмурилась, глядя на это столкновение: она даже не успела заметить, откуда вулканка здесь вообще взялась.
- Ты уже заметила, что во второй команде изменения? - землянка протиснулась поближе к Акрите и негромко к ней обратилась. – Не знаю, что случилось с Рроу, но еще вчера ночью он сидел ночью в баре со своей новой девушкой, а теперь его нет среди участников. И… насколько я понимаю, ты возлагала на него большие надежды в маневре. Что будем делать теперь?
- Да уж, - так же тихо отозвалась Акрита, отойдя на всякий случай еще чуть дальше от разграничительной черты. – Ракар сказал, что Рроу в Лазарете, но с ним все будет в порядке. Даже представить не могу, что там случилось! И Тенма не сможет прийти – хотя он так хотел. Похоже, они сами не знают.
Она кивнула в сторону соседней команды.
– Нам, да, придется подстраиваться на ходу. Квинтилия знает все детали маневра, мы отрабатывали, и у нее очень хорошо получалось. Надеюсь, во время полета Ракар будет ее время от времени сменять. А ты сама как? Нормально? – она с чуть заметной тревогой посмотрела на подругу. – Может, стоит перед началом посоветоваться с Тенеком, он даст что-нибудь?
- В лазарете? – Самрита, впрочем, не выглядела слишком удивленной: что-то такое она и предполагала. Не проспал же Рроу регату, в конце концов. – Никогда не доверяла этим громадным коктейлям, они выглядят очень подозрительно… Впрочем, тут мы уже ничего не можем сделать. Теперь тебе придется взять на себя наиболее сложную часть маневра, раз ты самый опытный пилот… из оставшихся. Вы же репетировали разные варианты, правда? Ты сможешь скоординировать обе команды? И тссс, мы же договорились об этом не говорить! – Самрита округлила глаза на последнюю фразу андорианки и попыталась мимикой изобразить, что надо говорить еще тише. – Все в порядке!
Итак, Рроу попал в лазарет, но с ним все будет в порядке. А вот второй участник… Если бы Тенма тоже был в лазарете, Акрита ведь сказала бы? Значит, с ним что-то другое… И этот вчерашний разговор на повышенных тонах… Самрита закусила губу, пытаясь сложить кусочки паззла воедино, но они как-то не складывались. Ей казалось, что вчера она стала частью какой-то большой истории, о которой ничего не знает – чужой истории, не имеющей к ней никакого отношения. А такие истории Самрита очень любила.
Акрита кивнула в ответ на последнюю фразу подруги. В порядке так в порядке, будем надеяться, землянка знает, что делает.
- Да, мы все отрабатывали. Но обстоятельства так странно и быстро меняются, что подозреваю, нам половину плана придется импровизировать – впрочем, мы к этому готовы тоже.
Потом вдруг нахмурилась:
- Постой, ты думаешь, что его могли отравить? Его девушка? Ты ее знаешь? Если она из какой-нибудь команды…
- Я не это имела в виду… - пробормотала Самрита, а потом посмотрела на андорианку: - Я думала, он просто отравился тем коктейлем. Мало ли, что туда намешали в баре! Но… Нет, это ведь совсем странно, зачем его девушке это надо? Они выглядели очень милыми и счастливыми.
А потом Самрита вспомнила, каким взглядом девушка Рроу посмотрела на нее, когда она заговорила с пилотом и напомнила о регате…
- Нет, я ее не знаю, просто какая-то ктарианка в гражданском, - покачала головой Баккер и добавила: – Симпатичная. Не думаю, что мы должны подозревать всех подряд, иначе от этой паранойи с ума можно сойти!
Акрита вздохнула.
- Это точно. Кстати, ты не знаешь, удалось Службе Безопасности найти след наших ночных гостей?
- Пока нет никаких новостей, - ответила Самрита. – Они проводят расследование, но слишком мало времени прошло, а сразу по горячим следам поймать преступника не удалось. Я пыталась найти команды в похожих скафандрах или шлемах, но никого не увидела, а серебряный цвет присутствует в форме сразу нескольких команд… Я боюсь, мы так и не узнаем, кто это был.
- Если это все из-за денежного приза… Но ты права, хватит с нас паранойи.
В это время Акрита тоже увидела Толан.
- Слушай, ты заметила, как странно выглядела и вела себя вчера наш координатор? Я, конечно, мало ее знаю и мало общалась с кардассианцами, но в предыдущие дни она была другой.
- Я тоже ее не знаю, - мрачно отозвалась Самрита. – И она нам не докладывается, что происходит. Хотя немного прозрачности и открытости проекту бы не помешало, в том числе со стороны координатора. Но я согласна, что Толан какая-то странная последние дни. Думаю, это связано с судом над Артуром – не представляю, как она вообще согласилась его обвинять? Может быть, на самом деле она хотела, чтобы его исключили из проекта? Но она кардассианка, а нам никогда не понять, что у них в голове!
- Но ведь кто-то должен был стать обвинителем. Может быть, она вызвалась, предполагая, что другие кардассианцы или еще кто-нибудь сделают ситуацию намного хуже. Просто мне показалось, что ей как будто все равно – что мы делаем, что будет с регатой, с проектом вообще. Или это мне только показалось? Тут вроде бы уже не в Артуре дело…
- Кто-нибудь со стороны, кто-нибудь непричастный! – горячо зашептала Самрита, но быстро выдохлась: - Но да, не только это. Не знаю, что с ней. И не уверена, что это наше дело – у нас как-то никогда не было с Толан особо доверительных отношений, а сейчас особенно. Может быть, ты права, и ей правда стало все равно…
- Понятно, - пробормотала Акрита, опустив голову. – Честно говоря, когда я летела сюда, то знала, что будут разные сложности, но не представляла, что вот так. Хотя я ни о чем не жалею, - твердо добавила она. – И мы со всем справимся.
 
Лайтман стоял в команде в своем секторе позади М'Коты и выцеливал взглядом Иламу Толан. Кардассианка была совершенно безучастной к происходящему. А совершенная безучастность случается с людьми, которые пережили или переживают очень сильные личные трудности. Трудности, с которыми справиться невозможно. Невозможно справиться одному. И когда они вынуждены исполнять собственные обязанности, которые состоят как минимум в том, чтобы присутствовать на мероприятии. И сейчас Илама Толан просто присутствовала здесь физически.
Какая чертовская невозможная несправедливость состояла в том факте, что он всего лишь кадет и не имеет статусной возможности пойти и что-то сделать с этим. Изменить что-то. Изменить хоть что-то в том ее текущем слишком сложном состоянии. Обычно не ждет время, когда человек справится сам с тем или иным. Вторая их команда на регате потеряла двоих, Артур уже слышал об этом. Регата конечно регатой, но пока их тут на станции не будет – на станции будут происходить разные вещи. И никто из них не сможет ни на что повлиять. Жизнь была чертовски трудной штукой. Артур уже почти принял решение и развернулся, чтобы выйти из сектора, но слишком много было народа вокруг, он не стал пересекать толпу, понимая, что в один из моментов просто не успеет вернуться обратно.
___________
+ Ракар, Акрита, Артур, Толан фоном и какая-то вулканка


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 13 Июня 2017, 18:24:53
1 сентября 2384 г., 08:00
Променад

Наконец, на втором этаже Променада появилась коммандер Мори. Она заняла место, с которого можно было видеть большую часть команд, и обратилась ко всем присутствующим с приветствием. Там было про “такое чудесное утро на станции” и про “надеюсь, что это мероприятие станет ежегодным”, а также долгие перечисления и благодарности в адрес всех лиц, которые сделали регату возможной. Вцелом это была достаточно помпезная и скучная речь.
Когда посреди речи Самрита вновь обернулась, чтобы посмотреть на реакцию Толан, на прежнем месте ее уже не было. Может быть, кардассианка просто сменила положение, и Баккер потеряла ее в толпе, а может быть… Но ведь не могла же она уйти перед стартом регаты, так и не посмотрев, как улетают обе команды «Альфа»?.. Как бы то ни было, больше Самрите отыскать координатора не удалось.
Наконец, официальная часть речи закончилась, и коммандер перешла к более практическим моментам.
-...Общие правила регаты вам всем известны. Все корабли прошли проверку на предмет габаритов и предоставили свои спецификации, так что мы гарантируем, все вы находитесь в равных условиях.  Однако, - коммандер строго посмотрела на толпу команд, - некоторые корабли имеют в своем оснащении оружие. Его использование на регате строго запрещено, также как и все намеренные попытки нанести вред кораблю или экипажу другой команды. Давайте будем вести себя цивилизованно! Любая команда, нарушившая запрет, будет немедленно дисквалифицирована, удалена с дистанции и понесет наказание в соответствие с местными законами. Также, как вы помните, использование варп-двигателей и других сверх-световых технологий запрещено. В момент вылета со станции каждая команда получит доступ к специальному выделенному общему каналу связи, по которому можно будет подать сигнал SOS и сообщить о нарушении или непредвиденных обстоятельствах. На время регаты в Баджорской системе будут дежурить специальные команды, в которые входят медики и охрана, которые будут оперативно реагировать на все сообщения и оказывать помощь, если возникнет такая необходимость. Координаты постов поддержки вы получите одновременно с доступом к общему каналу связи и сами сможете оценить расстояние до ближайшего, если у вас возникнет такое желание. Полагаю, сейчас вы все гадаете, почему до сих пор не получили план трассы регаты и не легче ли отметить эти посты на нем. Дело в том, что трассы не существует…
По толпе команд и зрителей пронесся удивленный вздох.
-Да-да, вы не ослышались, - продолжила коммандер, - Вам нужно будет посетить 5 контрольных точек, но каким образом добраться от одной до другой - будет исключительно вашим выбором. Возможно, на каком-то этапе кто-то захочет выбрать более долгий и надежный путь, а кто-то - более короткий и рискованный. Но какой бы маршрут вы ни выбрали, регата проведет вас мимо самых значимых достопримечательностей Баджорской системы. Сами контрольные точки, или чек-пойнты, будут заданиями, на разгадку и выполнение которых вам тоже придется потратить время. Разумеется, сейчас я не могу дать о заданиях никакой информации, вы все узнаете все только на месте. Таким образом эта регата тестирует не только конструкцию ваших кораблей, не только способности ваших навигаторов и пилотов, но и вашу сообразительность и слаженность работы ваших команд. Для победы учитываться будет общее время с момента вылета со станции и до момента возвращения на нее после прохождения пятой контрольной точки. Если хотя бы один из чек-пойнтов не будет пройден, ваша команда выбывает из гонки. Таким образом до финиша дойдут не все.
Коммандер сделала паузу.
- А теперь я попрошу подойти ко мне капитанов команд. Каждый из них получит вот такой “путевой ключ”, - женщина подняла небольшой цилиндр размером с ладонь повыше, чтобы все смогли его увидеть, - Это послужит подобием эстафетной палочки, будет фиксировать все достижения вашей команды и станет финальным доказательством, что вы посетили все чек-пойнты. Для каждой команды ключ закодирован индивидуально, поэтому нет смысла пытаться жульничать или ждать, пока одна из команд пройдет задание и отбирать у ее доказательство его выполнения. Более того, при любой попытке неавторизованного доступа к программам или внутренним схемам основной инфо-чип ключа физически самоуничтожается. А так мы, конечно, верим в вашу честность, - коммандер улыбнулась, - Как только вы получите ключ в руки, на нем появится время вылета для вашей команды, поскольку, как вы понимаете, вы все не сможете вылететь со станции одновременно. А как только ваш корабль покинет док или посадочную площадку, на каждом ключе появятся координаты первой контрольной точки для вашей команды. Прибыв в место назначения, вы должны будете найти слот, в который нужно будет вставить ключ - тогда и только тогда вы получите координаты следующего чек-пойнта, и так, продвигаясь от одной точки к другой, самые достойные смогут дойти до конца…
В этот момент к коммандеру подошел младший лейтенант Авем и что-то зашептал ей на ухо. Женщина на секунду нахмурилась, но затем снова улыбнулась, хотя и более натянуто, чем раньше.
-Первую регату в Баджорской системе объявляю открытой! Пусть соревнование будет честным, и да пребудет с вами удача! А теперь мой помощник раздаст капитанам ключи.
Она сунула в руки Авему коробку, и прежде, чем первые капитаны поднялись на второй этаж, уже исчезла с Променада.
Очень внимательно выслушав правила и условия, Ракар оглянулся на свою команду и быстрым шагом один из первых поднялся на второй этаж.
И так же, одним из первых, Ракар получил “путевой ключ” для своей команды. Цилиндр был сделан из темного, с легким синеватым отливом материала, был холодным и приятно тяжелым. Когда ладонь Ракара сомкнулась на цилиндре, на мгновение ключ вспыхнул зеленым, и ладонь молодого человека будто отпечаталась на нем. А затем на поверхности появилось время - команда “Новое Поколение” стартовала через 35 минут.
Освальд тоже не терял времени и подошёл за своим ключом, одновременно с этим оценивающе смотря на других капитанов. Не то чтобы за несколько секунд можно было составить какое-то полноценное впечатление, но не попытаться было нельзя - это означало упущенную возможность.
Когда Ракар слушал вступительную речь коммандера, он заметил как ее отозвал лейтенант, и как она срочно, поспешно завершив вступление, исчезла с верхнего этажа Променада. Это был интересный факт. И кроме того, глинна Толан тоже не было уже в том месте, где она находилась несколько минут назад, однако вряд ли это было связано, и вряд ли следовало связывать их совместное пребывание на брифингах проекта и текущее совместное отсутствие. Однако, тем не менее, что-то происходило. И это что-то было неизвестным. Впрочем, ромуланец отвлекся, сосредоточиться нужно на регате. Он принял темный цилиндр, с интересом проследил его активацию и увидел время. Развернувшись, чтобы спускаться вниз, Ракар мельком глянул на Освальда. Следовало пожелать первой команде успеха, он не сделал этого раньше, а сейчас это было бы нарушением безопасности. Он просто улыбнулся землянину и коротко, почти незаметно, кивнул ему.
- У нас получасовая готовность, - сказал Ракар своей команде, когда вновь добрался до нее, - координаты первой точки получим, когда взлетим, Перим – предстартовая подготовка, разрешение на взлет, Тенек – оператор, Хена – проводите нас, и мне есть еще... пара слов для вас, и пусть прибудет с нами… удача, что ли, - пусть будет так, по их обычаям. Ракар не стал протестовать.
- Вперед, не бегом, но поспешая.
 
Первая команда проследовала прочь с Променада.
Освальд тоже получил свой ключ, и он активировался в его руках таким же зеленым свечением, как и у Ракара. Кадет заметил, как на темной поверхности появились цифры - вылет команды “Альфа-маж” был назначен через 47 минут. На лестнице Освальд успел разглядеть нескольких других капитанов - там был горделивый андорианец с белыми волосами, заплетенными в десятки тонких косичек, одетый в меховой жилет. Еще очень скромная вулканка в белом с золотым одеянии, двигающаяся грациозно и церемонно, скромно опустившая капюшон на лицо. Еще инопланетянин не знакомой землянину расы с торчащим как панковский ирокез желтым гребнем. Один навсиканец пробирался по лестнице напрямик, расталкивая всех окружающих.
- Полегче! - воскликнула женщина с длинными фиолетовыми волосами, едва не упавшая со ступенек.
Создавалось впечатление, что на регату собралась самая пестрая публика, и намерения у всех были разные.
Освальд ненадолго остановился, разглядывая других участников. Ему очень захотелось влиться в эту толпу, поспорить с вулканкой, предложить андорианцу распить после регаты пару бутылок их национального эля, кто бы ни победил, а может и схлестнуться с навсиканцем, но последнее могли расценить, как попытку вывести из строя одну из команд, и их самих ждала бы дисквалификация... или же Освальд провёл бы пару недель в лазарете и точно вылетел бы из проекта...
Тем не менее, одна случайная мысль всё же пришлась ему по вкусу, и землянин подошёл поближе, чтобы его точно услышали хотя бы стоявшие рядом, и кашлянул для привлечения внимания.
- Прошу прощения, но я считаю своим долгом предупредить вас: среди участников есть негодяй-саботажник, а может и не один, - громко и чётко произнёс кадет, внимательно глядя на реакцию капитанов. - Этой ночью на нашего инженера совершили нападение и едва не повредили наше судно. Можно сказать, что нам ещё повезло. Пока есть возможность, проверьте хотя бы самые важные системы: жизнеобеспечение, силовую установку, двигатели - не хочу, чтобы кто-то случайно пострадал из-за какого-то жалкого труса.
- Это недопустимо и возмутительно, - отчеканила вулканка, и Освальду показалось, что она очень внимательно наблюдает за ним из-под своего капюшона. – Благодарю, что предупредили, мы непременно проверим корабль.
Она церемонно склонила голову и направилась прочь, шурша длинным подолом своего наряда.
Остальные капитаны отреагировали похожим образом, только их возмущение было не чета вулканскому. Они осадили младшего лейтенанта Авема с требованиями разобраться в ситуации, и баджорцу пришлось отбиваться, ссылаясь на ведущееся расследование и уверения, что участие в регате абсолютно безопасно.
Освальд проводил взглядом вулканку, но однозначных выводов делать не спешил: всё-таки правильные вулканцы не лгут и не жульничают... правильные, но бывают и неправильные: такие присоединялись к маки, занимались контрабандой и ещё бог знает что творили, нисколько не заботясь о морали и нравственности. Могла ли эта почтенная особа быть такой?
Кадет не стал спешить с выводами, но всё же решил чуть более внимательно к ней присмотреться. Время ещё было, и землянин поспешил к своей команде, надеясь урвать немного времени и узнать хотя бы немного о команде вулканки и их судне.
____________
совместно с коммандером Мори, Освальдом, Самритой, вулканкой-капитаном одной из команд


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Квинтилия Перим от 13 Июня 2017, 18:29:04
1 сентября 2384 г., 8:57
Ангар катера “Амазонка”

 
Когда Ракар и следующая за ним его команда вошли в ангар, где стоял их катер, Хена обратилась к ромуланцу:
- Что вы хотели нам сказать?
- У нас мало времени, - напомнила девушка-трилл, - Кажется, мы вылетаем в первой группе.
Ракар шел позади всех из команды и на входе в ангар открыл катер дистанционным управлением. Ему начало очень нравиться пользоваться дистанционным управлением, но на самом деле в один из собственных сосредоточенных моментов он отвлекся на то, что любовался Квинтилией в этой белой форме с желтыми полосками. И она ему в настоящий момент среди всего этого нравилась больше всего.
- Да, мало, - кивнул Ракар Квинтилии, - включайте все системы, запрашивайте разрешение на взлет, я сейчас.
И он повернулся к Хене:
- Хена, я прошу вас навестить Рроу и Джеза, и как-то поддержать их. Рроу наверняка сильно расстроен. А Джез… с ним тоже надо поговорить. Скажите им, что несмотря на то, что у них не получилось полететь с нами – на самом деле они с нами. И если мы победим, то наша победа будет общей. Скажите им, что мне жаль и я очень ценю все то, что они сделали для нас и нашего катера. В целом.  И, спасибо вам за все.
Ромуланец склонил голову перед Хеной в благодарном поклоне.
-Да, конечно! - просияла Хена, - Я все сделаю!
- Разрешение от операционного центра станции получено, - крикнула из катера Квинтилия. Она сосредоточенно склонилась над панелью управления и что-то проверяла в последний раз. Чтобы короткие волосы не лезли в глаза, она собрала их на затылке в неровный хвостик, это было не слишком аккуратно, но практично.
- Пусть у нас все получится! - сказала Хена на прощанье, - Будьте осторожны!
Огни на двери ангара, открывающиеся в космос, сменили цвет на предупреждающий красный.
Ракар пошел к катеру и от входа помахал Хене рукой, поднялся внутрь и крикнул:
- Спасибо, мы будем! Все, покидай ангар, - крикнул он, - сейчас будет разгерметизация! – с этими словами Ракар закрыл шлюзовую дверь и быстро прошел на мостик. Тенек сидел за своим местом. Теперь их было только трое. Ромуланец сел в кресло второго пилота рядом с Квинтилией, начал включать панели управления. Капитанское кресло было не нужно, теперь его место было здесь. Убедившись по ближним сенсорам, что Хена вышла из ангара, Ракар посмотрел на большой передний экран и сказал:
- Ну что ж, поехали. Выводите нас, Перим. Давайте сделаем это. Покажем всем, чего мы стоим в этой жизни. И уж поверьте, мы стоим очень многого!
Цилиндр-ключ в ожидании первых координат он положил на панель перед собой.
Регата началась.

_______________
Написано совместно с Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 15 Июня 2017, 11:25:27
1 сентября 2384 г., 8:50
Каюта коммандера Мори

 
Илама Толан стояла посреди просторной, залитой теплым мягким светом каюты коммандера Мори и чувствовала себя здесь неуместной и чужеродной. Так оно и было: она находилась на чужой территории, куда ей не было доступа, и куда в других обстоятельствах ей было не попасть. Воспользовавшись тем, что Мори занята регатой и в ближайшее время будет отсутствовать в каюте, Толан незаметно проникла внутрь: на взлом кода каюты ушло довольно много времени, и кардассианка была уверена, что привлечет внимание охраны… Где-то в глубине души она этого даже хотела.
 
Но никто ее не заметил, и вот женщина стояла посреди каюты – такой легкой, светлой и изящной, похожей на одну из тех баджорских шкатулок, что продавались на Променаде. Удивительно, как всего за полтора десятилетия кардассианского отсутствия интерьер здесь мог измениться. Толан огляделась: ее окружали изящные тумбочки, стеллажи, какие-то неизвестные ей атрибуты баджорской религии в окружении потушенных свеч, фотографии на стенах – должно быть, родственники?.. На консольном столике лежало несколько альбомов с искусством, и Толан не удержалась и пролистнула пару страниц. Мягкие цвета, размытые краски, игра теней и пятна света, которые складывались в картину – это было очень красиво, но совсем не похоже на баджорскую живопись, как кардассианка ее себе представляла и какой видела совсем недавно на выставке. Почему-то ее удивило, что Мори вообще интересуется искусством – оказывается, она вообще ничего не знала об этой женщине.
 
В отдалении стояла аккуратно заправленная кровать, а по центру – рабочий стол с терминалом – именно то, что и нужно было Толан. Она не стала зарисовывать план каюты, понадеявшись на свою эйдетическую память – хватило пару раз внимательно оглядеть помещение, чтобы запомнить и расположение мебели, и особенности планировки интерьера, и все выступы и углубления в стене… Это будет несложно воспроизвести. Она не передаст атмосферы и настроения, мягкой игры света и едва различимого аромата духов или благовоний, но это от нее и не требуется – только факты, который зачем-то понадобились Джарину.
 
Женщина передернула плечами и сжала в ладони кристалл с информацией. Джарин хотел получить доступ к терминалу – что ж, Илама хотела того же, только с другой целью. Она записала зашифрованное послание, которое не могла отправить из своей каюты и со своего доступом, уверенная, что Джарин мониторит каждый ее отчет о проекте, не говоря уже о связи с Кардассией. Но из каюты Мори она могла его отправить, вызвав меньше подозрений, а то, если повезет, и вовсе незаметно. Ей надо было предупредить свою семью любой ценой, а потом… будь что будет! Толан решительно подошла к рабочему столу коммандера и активировала терминал. Она и не надеялась, что его будет легко взломать, но особого выбора у нее не было.
Илама Толан склонилась над компьютерным терминалом коммандера Мори. Квадратные идеограммы баджорского языка, кажущиеся почти одинаковыми, пока никак не желали складываться в пароль, даже при использовании обходных путей, которые задействовала Толан. Тем временем драгоценное время утекало… Женщина склонилась ниже над темной почти зеркальной поверхностью, ее поврежденный глаз уже начал чувствовать напряжение от постоянного сосредоточения на символах.
Неожиданно в глубине терминала что-то заблестело и запереливалось, и Толан не сразу поняла, что видит отражение происходящего за своей спиной. Тонкие волоски на ее шее встали дыбом, и она ощутила странное покалывание, а потом почувствовала движение у себя за спиной… и что-то тонкое и острое, уткнувшееся в ее ухо.
-Одно движение - и я вгоню стилет вам  в мозг.
 На консоль упали пряди черных волос, и теперь кардассианка четко видела отражение лица баджорской командующей. А то свечение, которое она заметила секундой раньше, очевидно, было эффектом транспортера, перенесшего Мори в комнату. Вторую руку баджорка далеко не дружески положила на плечо Толан и медленно перемещала, стараясь обхватить ее шею. Волосы Мори были наполовину распущены, и в ухо кардассианки упиралось длинное узкое лезвие с декоративным золотым навершием, по которому легко можно было узнать шпильку, которая часто украшала высокую сложную прическу Мори. Значит, она никогда не была полностью безоружной, даже когда не носила на бедре фазер.
-Не двигайтесь, - повторила Мори, - У вас есть пять секунд, чтобы объяснить мне, что вы здесь делаете.
- Коммандер, - прошептала Толан, пытаясь слегка отодвинуться, чтобы холодный металл не упирался в ухо столь угрожающе. Мысленно же она пыталась понять, в какой момент ее засекли: заметили у входа и доложили Мори, или, может быть, на ее терминале стоит скрытая сигнализация? В любом случае, командующая станцией оказалась лучше подготовлена, чем того ожидала кардассианка.
- Это будет непросто объяснить, - губы Иламы сложились в кривую улыбку, не слишком соответствующую ситуации. – И за пять секунд я не управлюсь.
-Давайте я вам помогу, - прошипела Мори, в неверном отражении на поверхности стола ее глаза казались черными дырами, - Допустим, вы смогли пробраться в мою каюту. Что ж, это старая кардассианская станция, я допускаю, что у вас есть пара трюков в рукаве. Но неужели вы думали, что можете получить доступ к моему терминалу, а я не узнаю об этом? Вы подумали, я просто марионетка, “говорящая голова”, озвучивающая все, что мне прикажет адмирал Солок или любое другое федеральное начальство? Вы ошиблись, всему есть предел, - Мори слегка повернула стилет и нагнулась к уху Толан, - Знаете, недавно я рассказала советнику Рилл свою “печальную баджорскую историю”, которая есть у каждого в моем поколении. Ей было меня жалко. Но я кое о чем умолчала, оставила некоторые детали за кадром - например, о том, что провела время в кардассианской тюрьме и трудовом лагере не просто так. Я не заслужила всего, что ваш народ сделал со мной, но кое в чем вы все-таки были правы, назначая наказание. Я убивала кардассианцев с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, а однажды начав, очень сложно остановиться, это становится инстинктом. А знаете, что я сделала, когда меня наконец освободили из трудового лагеря? Я подожгла усадьбу местного глинна, вместе со всеми ее обитателями, и смотрела, как она горит. И мне это нравилось… Так что не думайте, что сможете запудрить мне мозги и изворотливой ложью уговорить отпустить вас. За этими дверями уже стоит служба безопасности, но поверьте, они обойдутся с вами значительно вежливее, чем я, если вы мне солжете. Если вам дорога ваша жизнь, начинайте говорить.
Слушая угрожающий шепот баджорки, Толан представила, что стоит той лишь чуть-чуть не рассчитать силу и нажать посильнее, добраться до скрытой под кожей сонной артерии, и все будет закончено. Будет мир, тишина и спокойствие, и у нее, Иламы Толан, больше не будет всех этих проблем – и ее самой уже не будет. Она мечтательно улыбнулась – но ровно до того момента, пока не поняла: ее смерть не остановит Джарина от того, чтобы навредить ее семье. По крайней мере, пока она их не предупредит и даст шанс подготовиться. Кардассианка открыла глаза и теперь наблюдала за Мори в черном отражении терминала.
- У вас занятная история, коммандер, - глухо отозвалась Толан. – Но не сказать, что я удивлена: я уже давно заметила, как вы относитесь к моему народу. Сейчас у вас появилась прекрасная возможность убить еще одного кардассианца, и я не сомневаюсь, что вы сможете ею воспользоваться. Потому что в одном вы ошиблись – жизнь мне не дорога.
-Хорошо же, - прошипела баджорка, - Раз вам все равно, то и мне тем более.
Это могли быть последние секунды жизни Толан, и что она могла сделать, чтобы помочь своей семье? Неужели… все закончится вот так и здесь, причем для всех них?
- Вы действительно это сделаете? – голос кардассианки на мгновение дрогнул, а в голове промелькнуло множество мыслей:
«Пусть все закончится прямо сейчас»
«Я должна бороться. Я не могу бросить своих!»
«А ведь она действительно это сделает…»
«Я не хочу умирать!»
 – Хорошо… У меня есть одна просьба. Последняя. Вы не откажете мне в этом?
И тут неожиданно давление холодного металла исчезло. Баджорка отступила на шаг назад. Она все еще сжимала стилет, готовая пустить его в ход, и лицо ее было мрачным.
-Иногда отсутствие эмоций там, где они должны быть, говорит больше, чем их наличие, - произнесла она, - Молчание может быть громче крика. Я могу узнать отчаяние, когда вижу его. Что случилось, глинн Толан?
Толан не спешила поворачиваться, но сзади было заметно, как опустились ее плечи. Она долго молчала, и когда, наконец, тишина прервалась, ее голос звучал сдавленно и отстраненно.
- Я не могу вам этого сказать, коммандер, - честно призналась кардассианка и так же честно продолжила: - Но я не буду вас обманывать. Я пыталась взломать ваш терминал, и мне это не удалось. Это был приказ, которого я не могла ослушаться. И было еще кое-что… - ее ладонь легла на столешницу рядом с кристаллом данных, который Толан принесла с собой. – Мне нужно отправить это на Кардассию. Это не связано с… с приказом, - тихо добавила женщина.
___________
С Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мори Джанир от 15 Июня 2017, 11:31:49
Продолжение:

-Кто отдал приказ? - коротко спросила Мори.
- Мне жаль, но этого я сказать не могу, коммандер, - ответ дался Толан не просто, но как бы ей ни хотелось назвать имя, она не могла это сейчас сделать. Слишком опасно. 
-Что вы должны были сделать на моем терминале?
- Получить к нему доступ. Это все, и, как видите, я не справилась, - в словах кардассианки послышалась усмешка. Толан представила, что на это сказал бы Джарин, но сейчас собственная неудача ее не удручала. О том, как она будет объясняться перед Джарином, она предпочитала не думать.
-Всего лишь доступ? - недоверчиво повторила баджорка, - Возможно, это была всего лишь проверка для вас?
- Возможно, - легко согласилась Толан. А затем медленно развернулась в кресле и посмотрела прямо на Мори: - Коммандер, я не знаю, зачем нужен был доступ и что они собирались делать дальше. Я ничего не знаю о плане. Но я знаю одно: я должна сделать все, что мне прикажут, и неважно, нравится мне это или нет.
-Почему? Что у них есть на вас?
Толан опустила голову.
- Это связано с моей семьей. Если я сделаю все, что от меня требуется, меня отпустят, а им не причинят вред. Но… Только вот этому я тоже не верю. Все не может закончиться так просто. Поэтому я должна предупредить своих как можно быстрее, а моя каюта и терминал под наблюдением.
-Вы же понимаете, что те, кто вами манипулирует, никогда не остановятся? С каждым разом они будут требовать все больше и больше, это их тактика. Но если вы согласитесь работать на меня... мы сможем остановить их, вместе, - вкрадчиво произнесла Мори, делая шаг в сторону, а затем к столу, обходя кресло с Толан.
- Я понимаю, - спокойно произнесла Толан. – Только у меня нет выбора. Совсем нет. Но я не понимаю, зачем вам это надо? Не помочь же вы мне хотите, в самом деле, - усмехнулась кардассианка. – Что вы от меня хотите?
-Разумеется, нет, - Мори опустила ладонь на кристалл данных на столе и сжала его, - Но те, кто устроил вам проверку, кто заставил проникнуть в мою каюту и получить доступ к моему терминалу, определенно затевают что-то против Федерации. И я хочу знать, кто. И хочу знать, что. Если вы говорите правду о своих родных и данные с этого кристалла подтвердятся, и если вы выйдите из этой каюты моим человеком и согласитесь передавать мне информацию о тех, кто вас шантажирует, я помогу вам. Я отправлю предупреждение на Кардассию, потому что да, вы правы, только я со своего доступа могу сделать это, не вызвав подозрений. Для ваших родственников же получить мое сообщение будет настолько неожиданно и невероятно, что они, скорее всего, даже в него поверят. И мы обе добьемся своих целей: вы будете свободны, а я предотвращу опасность для Федерации.
- Шпионить за вами, шпионить для вас… - Толан громко рассмеялась. Напряжение последних дней было слишком большим, и у нее уже не было сил его сдерживать. – Почему бы и нет? У вас и так уже достаточно компромата на меня, я ничего не потеряю, если его станет еще больше.
Толан вспомнила их прошлую встречу при странных обстоятельствах в каюте мэра Корама. Тогда Мори все поняла – невозможно было не понять, - но ничего не сказала. Толан до сих пор не понимала, почему она промолчала – может быть, ждала подходящего момента? Или…? В любом случае, это был всего лишь еще один эпизод из прошлой жизни Толан.
- Я назову имя, вы отправите мое послание на Кардассию, - серьезно произнесла кардассианка. – И вы не будете требовать от меня того, что я сделать не смогу.
-Я не буду требовать больше, чем те, кто отправили вас сюда, - опасно прищурилась Мори, - Они полагали, что вы сможете взломать мою каюту и проникнуть в мой компьютер, а это не так уж мало. Одного имени будет не достаточно, только с его помощью я не смогу остановить тех, кто вас шантажирует. Скорее всего, это кто-то гораздо более защищенный, чем вы, и наше сотрудничество, глинн Толан, станет продолжительным. Но с имени можно начать.
- Те, кто отправил меня сюда, уже получили все, что у меня было. Сожалею, коммандер Мори, но вам ничего не осталось. И я сомневаюсь, что вы сможете справиться с ними в одиночку. Я не смогла. И все же, прежде чем назвать имя, я должна знать, что вы будете от меня требовать. Если это каким-то образом нанесет вред моему государству или моей семье, мы можем прямо сейчас вернуться к той части, где вы собирались меня убить или сдать службе безопасности, - кардассианка кивнула на стилет в руке Мори.
-Вред вашему государству наносят те, кто плетут интриги против ваших союзников - Федерации, - заметила баджорка, - Никому сейчас не нужно новое противостояние и новая холодная война. И нет, вы не правы, что у вас ничего не осталось, глинн Толан. У вас остались вы сами. Пока вы живы и свободны, вы можете что-то сделать. Вы можете продолжать игру, и ничего еще не потеряно. Вы окончательно проиграете только с вашим последним вздохом, а значит, у вас на руках еще есть хоть какие-то карты и вам еще рано сдаваться. Я даю вам выбор: вы можете сейчас назвать мне имена тех, кто вас шантажирует, а потом выйти из этой каюты свободной женщиной и сообщить, что справились с заданием. И когда получите следующее - вы скажете об этом мне, и тогда я отправлю предупреждение вашим родственникам. Или служба безопасности арестует вас за проникновение в чужую каюту, попытку взлома моего терминала и потенциальное причинение ущерба безопасности станции. Как считаете, как поведут себя ваши шантажисты, если вы окажетесь замешаны в таком скандале и потеряете доверие Федерации? Что они сделают, если вы станете им бесполезны? Итак, что вы выберете, глинн Толан?
- Чтобы сообщить, что я справилась с заданием, мне нужно предоставить доступ к вашему терминалу, - мрачно заметила Толан. – Иначе мое задание будет считаться проваленным и следующего не будет. И тогда будет уже поздно кого-то предупреждать. Я прошу вас отправить сообщение на Кардассию как можно скорее, коммандер. Прямо сейчас. И я обещаю, что тогда сделаю все, что вы скажите.
-Вы грубо вломились в мой дом и растоптали мое доверие, глинн Толан, - поморщилась в ответ Мори, убирая руку с кристаллом Толан за спину, - Поэтому вы сейчас не в том положении, чтобы что-то просить и ставить условия. Я отправлю ваше сообщение, когда смогу убедиться, что вы не лжете и действительно готовы сотрудничать. Чего они ожидают от доступа к моему терминалу? Информацию, которая на нем хранится?
- Я понимаю, коммандер, - медленно произнесла Толан. В другой ситуации слова о потерянном доверие бы задели, но сейчас это была всего лишь одна из многих ничего не значащих мелочей на фоне более важного. Она проследила взглядом кристалл данных и плотно сжала губы. – Как я уже говорила, меня не ставят в известность о планах. Я могу только предполагать, и скорее все это информация. Если бы я выполнила задание, в доказательство я скопировала бы что-то не слишком важное, но показывающее, что доступ я получила.
-Тогда я дам вам это, - Мори улыбнулась, но это была очень нехорошая улыбка, - После того, как вы назовете имена.
- Это одно имя, - проговорила Толан, внимательно глядя на Мори. – И вы его знаете.
Она встала со своего места – медленно, чтобы не провоцировать баджорку заколоть ее стилетом или позвать охрану – и сделала шаг к окну.
Какие у нее еще были возможности? Ничего не говорить? Если Мори ее не убьет, она сдаст ее охране, и Джарин об этом узнает. Это будет таким же концом, как если бы Мори сразу вогнала стилет ей в мозг – только более мучительным и долгим.
Сотрудничать с Мори? Это снова не ее выбор – она должна это сделать, чтобы Джарин ничего не узнал, а у нее самой появился шанс отправить сообщение домой. Толан сомневалась, что Мори это сделает – так она потеряет свой контроль над ней, поэтому у коммандера совершенно не было причин спешить. «Вы же понимаете, что те, кто вами манипулирует, никогда не остановятся?», - сказала сегодня Мори и это, определенно, относилось не только к Джарину.
Но Толан знала, что пока она не спасет свою семью, она сделает все, что ей скажут. И неважно, кто это будет.
- Джарин Дохиил, - произнесла она, глядя, как от станции один за другим отстыковываются участвующие в регате судна. Где-то среди них были и корабли ее кадетов. – Это он шантажирует меня. И организация, которая за ним стоит.
-Что вы знаете об этой организации? - сразу среагировала Мори.
- Крайне мало – только то, что мне самой сказали, - Толан нехотя пересказала те сжатые сведения, которые получила от Джарина. – Эту информацию я также зашифровала в послании домой. Вероятно, мой дядя может знать больше.
А вот ее родители не знали ничего. Они были далеки от политики, к тому же отец очень сильно сдал после смерти своих детей и разрушения дома… Они не должны были умереть сейчас из-за ошибки Иламы. Женщина со всей силы вонзила ногти в правую ладонь.
-Вы пытаетесь убедить меня, что для Федерации даже важно поскорее связаться с вашим дядей, потому что он может обладать ценными сведениями, - усмехнулась Мори, - Хорошо сыграно, глинн Толан. Вам дали какой-то носитель, чтобы вы скопировали информацию? Давайте его сюда...
- Я не знаю, что важно для Федерации, меня это не касается, - отстраненно произнесла Толан, возвращаясь к столу и протягивая коммандеру еще один кристалл данных, на этот раз пустой. – Я знаю, что важно мне.

_______________________________
Написано совместно с Иламой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 16 Июня 2017, 15:53:07
Станция ДС9, Баджорский сектор, недалеко от Червоточины, утро
Катер “Амазонка”

Большие двери ангара открылись перед катером, в ожидании расправившим крылья, похожие на ромуланские. Квинтилия легко вывела “Амазонку”, благо это не требовало такой точности, как с огромными кораблями, стоящими в тесных доках, где ненароком можно было даже поцарапать обшивку. Теперь перед ними проплывали пилоны станции, кое-где на них копошились крохотные ремонтные модули. Было видно, как на противоположном к катеру краю Стыковочного кольца ДС9 поднялась платформа, и с нее спорхнул еще один небольшой корабль. А потом - в другом месте поднялся еще один. Слева показался баджорский парусник, он медленно дрейфовал и разворачивал хрупкие золотистые паруса, похожие на крылья бабочки, горящие на рассветном солнце.
Консоль перед Квинтилией подала сигнал.
-Нам передают частоту общего аварийного канала, - перевела девушка, - И карту постов поддержки.
В тот же момент цилиндр перед Ракаром ожил, и по его поверхности побежали цифры координат. Квинтилия сразу же внесла их в компьютер и озвучила результат:
-Наша первая контрольная точка находится возле Баджорской Червоточины. Точнее, координат, где она должна быть, если бы мы все еще ее использовали.
Ракар повернул голову и посмотрел на Перим. Она работала быстро, очень быстро. Да, она умела это, и не нужны были ей для этого никакие дополнительные средства, изменяющие сознание, ускоряющие мышление. Хвостик из уже коротких волос был сложен быстро, поспешно, и ему захотелось поправить до идеала, но она была прекрасна для него и так. Ромуланец не удержался от улыбки. Но он быстро отвел взгляд и посмотрел на собственную консоль, отмечая позиции других кораблей, стартовавших в первой группе. Координаты постов поддержки он отправил на консоль Тенека, чтобы они не мешали визуализации других показаний для него и пилота.
- Принято, - сказал ромуланец, - курс к искомым координатам, давай разворачиваться и по траектории мимо вон того баджорского парусника, чтобы его не задеть – сначала покинем область станции, и ровно во время старта -  сразу - максимальный импульс.
У ромуланцев было принято все операции на кораблях проводить в перчатках. У Тал Шиар было принято работать в перчатках. Это тоже была часть формы, и Ракар взял их с собой. Но теперь они не были ему нужны сейчас, он поднялся из кресла, вытащил перчатки, которые мешались в кармане и закинул их в один из шкафчиков, расположенных у потолка катера, сел обратно.
Тенек работал молча, полностью сосредоточившись на деле. Если этим утром и случилось что-то странное, сейчас было не время это обсуждать. А странного было много. Ночная диверсия, внезапные семейные трудности мистера Тенмы, болезнь мистера Рроу, лёгкое замешательство мисс Тари, когда она отвечала Ракару о состоянии каитианца, глинн Толан… если вчера Тенек предполагал, что её странное настроение связано с последствиями отравления, то сейчас последствия интоксикации уже должны были изгладиться, а координатор была всё такой же непохожей на себя. Всё это разумеется сейчас нужно было оставить позади, на станции, и Тенек оставил. Во всяком случае он сам был в этом уверен.
-Есть, - коротко ответила Квинтилия.
Она провела маневр, обходя баджорский парусник и ближайший пилон ДС9, а затем начала плавно увеличивать скорость.
-Не думаю, что тут будет какой-то стартовый выстрел, - прокомментировала Квинтилия, - или что нам нужно будет выстраиваться в одну линию с другими кораблями. Считается время между тем, как корабль покинул станцию, и тем моментом, как он на нее вернулся. Мы получили первые координаты. Мы можем лететь.
- Это хорошо, значит, летим, - сказал Ракар и снова встал со своего кресла.
– Тенек, вы управляете щитами, - дополнил ромуланец и подошел к консоли тактика, за которой должен был сидеть Тенма. В первую очередь он отключил подачу питания на фазерные батареи, обесточил фазеры и торпедные отсеки, в которых все равно не было фотонных торпед.
- Компьютер, запись сообщения: Первое – у Небесного Храма. Конец сообщения. Приготовиться к автоматической модуляции щитов по команде.
Приближалось время старта "Анадыря", и когда он стартует, он должен был считать это сообщение, отправленное ровно один раз. Потом Ракар вернулся в свое кресло и приготовился отслеживать старт "Анадыря", а также всех остальных и их траекторий, ближними и дальними сенсорами.
Тенек коротко подтвердил свою готовность.
- Тенек, поднимите щиты, - сказал Ракар, когда сенсоры зафиксировали отрыв “Анадыря” от станции. Однако передавать сообщение он пока не стал. Как минимум ему казалось, что нужно дать первой команде время разобраться со своим заданием, а как максимум, несмотря на то, что он знал ответ, он все-таки спросил :
- Как думаете, нам нужно первыми сказать им о своём курсе или стоит подождать их?
– Да, сэр, – отозвался Тенек, выполняя команду. На вопрос Ракара он ответил:
– Возможно, они точно так же ждут нас. Мы можем для начала выполнить проверку связи.
- А вы, Перим, что думаете? - спросил Ракар, ничего не ответив Тенеку.
Квинтилия подняла голову от своей консоли и внимательно посмотрела на Ракара.
-Я думаю, что если мы будем ждать их, а они в это время будут ждать нас, то ничего никогда не произойдет. Даже если мы с ними команда, все равно рассчитывать мы можем только на себя и отвечать только за свои действия. Если мы решили что-то делать, то должны это сделать.
- Компьютер, промодулировать щиты по алгоритму в соответствии с сообщением номер 1, - сказал Ракар, и щиты катера испытали флуктуацию частоты, соответствующую последовательности первого сообщения.
Ракар смотрел на Квинтилию, пока исполнялось действие со щитами. На самом деле он хотел знать ее мнение. Не так существенен был сам вопрос, чтобы его обсуждать. Но Перим молчала почти совсем с тех пор, как все произошло, и теперь он хотел разговорить ее, дать почувствовать собственную значимость, в конце концов, регата – отличное действие для ее реабилитации, на Бетазеде такого все равно не придумают. А еще ему было интересно, что именно она скажет, какое будет ее мнение и как она его произнесет. Потом Ракар отвел взгляд и стал смотреть на большой экран. Расстояние от станции до червоточины на самом деле было не большим и прибытие будет скоро.
- Тест связи не нужен, у нас все протестировано, - сказал Ракар, - но да. Все верно. Я просто хотел знать, что вы думаете по этому поводу. Мы одна команда на самом деле, без всяких "если".
Следующую минуту или две они летели молча и ромуланец смотрел то на показания приборов на своей консоли, то на большой экран, отображающий пространство прямо курсу. Где-то там впереди была червоточина, ведущая в гамма-квадрант. В червоточине обитали энергетические формы жизни, для которых время и пространство существовало совершенно иначе, чем для других трехмерных обитателей галактики. И это все, что Ракар знал об этой червоточине. Большего ему не преподавали, большего он не читал даже в архивах своей организации, чтобы прочитать все те архивы – нужно было чуть больше лет, чем он до сих пор проработал. Тишину нарушало лишь мерное гудение систем, почти незаметное для уха. Но он слышал на грани звукового порога слышимости, и Тенек наверняка это слышал.
- Я знаю, что на ваших кораблях в Федерации не всегда принято лететь молча, вы иногда обсуждаете что-то и как-то развеиваете тишину долгого полета, - сказал Ракар наконец, - на самом деле у нас тоже, когда делать в полете особо нечего – говорят на разные темы. А как вы предпочитаете лететь? В тишине или нет? С музыкой или без?
Трилл нахмурилась.
-Группа “Нова” занималась отработкой сложных совместных маневров, поэтому мы не болтали зря и не отвлекались на музыку. А в остальное время не то, чтобы нам можно было просто взять шаттл и отправиться покататься по Солнечной системе. Поэтому, честно говоря, свобода этого полета для меня в новинку. Также не стоит забывать, что мы сейчас находимся в Поясе Денориоса - который проходит между планетами Бэйджор XI и Бэйджор X, и, как вам известно, является полем заряженной плазмы. Ну, станция ДС9 и Баджорская Червоточина расположены в нем… Пояс исторически является зоной, представляющей сложность для навигации, хотя на современных федеральных кораблях это почти не отражается. И все же я должна быть внимательной в этой зоне.
– Тогда возможно пилотам имеет смысл потратить время с пользой и сличить свои сведения о трудностях навигации в этой системе? – ненавязчиво заметил Тенек. – Не обязательно в текущий момент, если он неудобен. Если ваши сведения хотя бы в небольшой степени являются взаимно дополняющими, было бы целесообразно сличить их и заполнить пробелы.
-Это как в море с волнами, - покачала головой Квинтилия, - Нельзя описать и сличить каждое плазменное колебание. Они здесь - и их нет в следующий момент. Иногда в Поясе Денориоса бывают ионные шторма, но на сегодняшний день прогноз стабильный, иначе регату бы отменили. Вы следите за другими кораблями? Кажется, за нами никто не следует, - в ее голосе звучало небольшое удивление, - Возможно, я ошиблась в координатах...
 Чтобы смотреть на Тенека, Ракару приходилось оборачиваться назад. И в этот раз он этого делать не стал. Зато он заметил, что Квинтилия нахмурилась.
- Пока что мы не испытываем проблем с навигацией, - сказал Ракар, - карта пространства перед нами — есть в компьютере. Если сенсоры ослепнут, я буду в состоянии наложить карту на текущую картинку звездного неба. Есть и другие альтернативные способы навигации, мы не заблудимся в поясе Денориоса. Надеюсь. Да, Перим, я слежу за ними, - Ракар смотрел в свою консоль. - «Анадырь» нам ничего не ответил, но экстраполяция его траектории, если они летят по прямой, ведет к Бэйджору. Мы летим в правильном направлении, вы не ошиблись. На самом деле в этом ничего странного, методология распределения траекторий нам не известна. Пока следуем заданию.
Ракар не стал говорить, что он на самом деле был готов в любой момент принять управление на себя и контролировал одновременно всю внешнюю обстановку за катером. Это было говорить излишне. И он снова посмотрел на Квинтилию.
- Знаете, на самом деле музыка не отвлекает от полета, напротив, иногда помогает. Хотя тут все конечно индивидуально. И да, это в некотором роде полет со значительной степенью свободы и все бывает рано или поздно в первый раз. Вы будете против если я негромко включу одну вещь, которую недавно нашел в библиотеке станции? Если кто-то против, я этого не буду делать, поэтому скажите прямо, если кого-то это напряжет.
_______________________
С Тенеком и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 16 Июня 2017, 16:03:52
Станция ДС9, Баджорский сектор, недалеко от Червоточины, утро
Катер “Амазонка”

 
– Как хотите, - пожала плечами Квинтилия, отвечая на вопрос про музыку, - Но вы правы, “Анадырь” с нами не связался. И мы даже не знаем, получили ли они наше сообщение. Так что мы сами по себе, одни в космосе. И я бы не стала относиться к плазменному полю легко - корабли пропадали в нем даже в 24м столетии. Правда, в последний раз это произошло почти 50 лет назад. В последний известный раз. Но, скорее всего, так близко к станции, Червоточине и вообще цивилизации с нами ничего не случится. В любом случае, это одна из достопримечательностей Баджорской системы, которую мы, очевидно, должны испытать.
– У меня тоже нет возражений, – сказал Тенек, бросив взгляд, несвободный от некоторого любопытства, на сидящих впереди пилотов: музыка, которую выбрал ромуланец в библиотеке станции, и сведения о космических стихиях, скупо изложенные триллом, – это было интересно.
– Мисс Перим, о причинах исчезновений есть какие-нибудь достоверные сведения или существуют только предположения?
– Я… я не запомнила статистику, - заметно смутилась Квинтилия, - Извините… Я знаю, что были кораблекрушения и похищения инопланетянами, но… От меня никакой пользы...
Ракар начал понимать, что Квинтилии страшно в космосе. Она чувствует себя одинокой и потерянной в бесконечном пространстве. И этот разговор как-то не зашел, но это была первая попытка.
– Так, ну ладно, команда. Мы не одни в космосе. Вы не одна, Перим. Мы с вами. Станция недалеко. Посты поддержки функционируют, мы в любой момент можем послать широковещательный сигнал о помощи. Но для начала нужно успокоиться. От вас, Перим, есть большая польза. Вы пилот, вы ведете катер, и ведете его грамотно и правильно, вокруг вас есть люди, которые не бросят вас и помогут. «Анадырь» ответит, я уверен. – хотя ромуланец не был в этом уверен, памятуя вчерашнее, но это было сейчас не важно. Ракар вздохнул и открыл директорию с музыкой. И тут же перевел тему спустя небольшую паузу, около двадцати секунд.
– Знаете, музыка вроде бы вещь не такая уж сложная. Нот не так уж много. Они складываются в комбинации, и казалось бы это просто чистая математика. Но в этом есть нечто удивительное. Иногда находятся такие комбинации, которые восхищают, и потрясают, я думаю – музыка лечит душу. Особенно тогда, когда в этом есть крайняя нужда. Музыка успокаивает и помогает собраться. Нам не так долго осталось лететь, давайте просто немного послушаем. Этот композитор – он ромуланец. Но живет в Федерации. Я случайно это нашел в вашей базе данных три дня тому назад. Это… мелодия для флейты. Длиной 3 минуты 47 секунд.
И Ракар запустил негромко произведение. Лично его эта музыка потрясла, когда он первый раз ее услышал.
Ромуланец чуть опустил голову, он видел одновременно свою консоль и профиль Квинтилии боковым взглядом. Девушку, отчаянно не уверенную в себе в настоящий момент. И он должен был вернуть ей эту уверенность. Чтобы ни стало, вопреки всему, он вернет ей саму себя и сможет показать, что у нее впереди есть жизнь, в которой можно радоваться и любить что-то. И кого-то. Он должен был забрать ее страх и боль, даже если ему самому придется потом навсегда уйти. Она должна быть счастлива. Это важнее всего. И еще Ромуланская Империя, которая была всегда с ним, и вклинивалась во все его размышления. Катер шел к цели, мелодия флейты звучала, наполняя мостик катера звуками, извлеченными из души ромуланского предателя и ренегата, изгнанника, тем не менее создавшего несколько шедевров.
Тенек совсем не ожидал, что тот факт, что некий фрагмент информации Квинтилии неизвестен, окажет на неё такое удручающее воздействие. Он хотел уже сказать, что в незнании нет ничего постыдного, постыдно только нежелание постигать новое, но Ракар, к счастью, ответил раньше и ответил, скорее всего, гораздо более уместно, так что вулкаец снова склонился над консолью... только для того, чтобы почти сразу же снова с любопытством посмотреть на своего нового соседа по комнате. То, что начинающий агент Тал Шиар был ценителем музыки, было... интересно. То, какой он сделал выбор, было не менее интересно.
Пока музыка звучала стажёр молчал, позволяя мелодии течь сквозь себя, однако, через некоторое время после её окончания сказал:
– Интересный выбор. Он обусловлен только самой музыкой или происхождением композитора тоже? – и добавил: – Если мой вопрос кажется вам неуместным или бестактным, вы можете не отвечать.
Тем временем пришло сообщение от "Анадыря" и прежде чем отвечать на вопрос Тенека, Ракар об этом сообщил:
– "Анадырь" сообщает, что летит к Бэйджору и объявляет режим радиомолчания до особой необходимости. Это правильное решение, потому что не стоит лишний раз испытывать судьбу. Ну вот, все в порядке. Следующая связь будет после первого чек-поинта.
Ракар откинулся в кресле, продолжая смотреть на главный экран.
– Происхождение композитора повлияло на то, что я нашел это в библиотеке. Привлекло ромуланское имя среди списка. А так – из-за музыки исключительно, конечно. Тенек, опустите щиты, пожалуйста, пока они не понадобятся.
Бестактным вопрос Тенека Ракар не считал, и не стал заострять на этом вообще внимание, пока он раздумывал, что делать с тем, как Квинтилия теряет собственную самооценку, когда не знает какой-то несущественной мелочи.
Тенек подтвердил выполнение приказа и ответил:
– Я признателен вам за ответ. И несколько удивлён. Официальную позицию Ромула по отношению к эмигрантам нельзя назвать мягкой, а вы как-никак официальный представитель Ромула в проекте.
И вот теперь Ракар действительно повернулся к Тенеку и посмотрел на него. Тот ромуланец действительно был предателем, но это к делу сейчас никак не относилось. К федератам, сбежавшим из Федерации на Ромул сама Федерация тоже относилась соответственно. Никто никогда не любит и не прощает предателей. Простить можно многое, но только не это. Тем не менее, Ракар не стал это комментировать, чтобы не портить никому настроение. Он просто улыбнулся и сказал:
– Давайте оставим официальные позиции, это просто музыка, которая с действительностью казалось бы, меньше всего связана, и если и связана, то механически, без ассоциаций, и тем не менее, каким то чудом – она проникает в самую душу, и что-то резонирует в нас на этот приведенный к гармонии шум, и объединяет … казалось бы зачем? Просто так? Без всякой цели? Но нет… я думаю все имеет свой смысл и свою причину.
Ракар снова повернулся к консоли, следя за траекторией полета и приближением к точке назначения. Потом посмотрел на Перим.
– Почему вы так на меня смотрите? - Квинтилия неуютно заерзала в своем кресле.
– Мне интересно, что вы скажете об услышанном, Перим, - ответил Ракар и улыбнулся, - прошу, не расценивайте мой взгляд иначе. А что до плазменных штормов – не думайте, что я отношусь к ним легко. Я отношусь серьезно, и я готов действовать адекватно ситуации, что бы ни случилось. Поэтому уровень нашей безопасности выше, чем может показаться. Мы справимся, поверьте.
– Это флейта, исполнение близко к классическому стилю, значит, это хорошая музыка, - немного нерешительно ответила Квинтилия.
Тем временем они приближались к первым заданным координатам. Было бы странно ожидать, что в текущей политической обстановке Червоточина откроется перед ними и пригласит на территорию соседнего Квадранта, занятую Доминионом, но кое-что там все же было. Когда они подлетели ближе, то карта на консолях пилотов стала подробнее, и на ней в виде федеральной эмблемы появилось обозначение корабля.
– Я могу уточнить информацию о том, что перед нами, - робко сказала Квинтилия, - Если вы хотите… Хотя, конечно же, вы можете прочитать сами…
– Понравилось ли вам… вот в чем вопрос, - сказал Ракар и отвел взгляд, снова посмотрев на большой экран. Он вглядывался в пространство. Перим еще не рассуждала в категориях «нравится\не нравится». Возможно и не думала об этом, но это была задача, которую нужно было решить. Он так надеялся узнать, понравилось ли ей, нравится ли ей вообще музыка. Но в настоящий момент она не говорила об этом.
– Да, уточните, Перим, - сказал ромуланец, - наши точные координаты, к которым мы летим, у этого корабля или в ином месте?
– Да, это должен быть этот корабль, - ответила Квинтилия, - Это USS “Т’Камбра”, регистрационный номер NCC-62100, класс “Небула”. Я не знаю, что вам известно… потому что вы ромуланец и гражданский специалист, но в Федерации суда такого класса обычно выполняют научные и исследовательские миссии, а еще их часто используют для патрулирования территории и как транспорт Звездного Флота. Конкретно этот корабль находится здесь постоянно, чтобы как можно быстрее засечь любые изменения, связанные с Червоточиной. Раньше был другой корабль - USS “Лидс”, но несколько лет назад его угнали маки… Ох, они вызывают нас! Точнее, передают приглашение подняться на борт и открывают двери стыковочного дока.
Перим так ничего и не сказала по этому вопросу, который так его интересовал, и ромуланец подумал не оттого ли это, что он задает сразу слишком много вопросов и ей приходится выбирать из всего этого только одно? Впрочем, приходила пора действовать, свободный полет временно был закончен. Да, он знал этот класс федеральных кораблей, как и другие классы, его обязывала к этому профессия.
– Маки… интересно, - быстро сказал Ракар, но не стал на этом останавливаться. – Прекрасно, - дополнил ромуланец, глядя в экран. Теперь он мгновенно стал сосредоточен и собран. - Передайте им, пожалуйста, Перим, подтверждение приема, и заводите нас в стыковочный док.
____________________
с Квинтилией и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 16 Июня 2017, 17:36:23
Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

 
Освальд быстрым шагом дошёл до "Анадыря" и застал свою команду "в полной боевой готовности" на мостике. Коротко рассказав им о своей импровизированной попытке "прощупать почву" среди капитанов и узнать, кто мог вести нечестную игру, а также о подозрительно смотревшей на не менее подозрительно смотревшего него вулканке, он заключил:
- В общем, других зацепок у меня нет, так что надо бы узнать, каким кораблём командует эта вулканка, и приглядывать за ней одним глазком... но с остальных тоже глаз спускать нельзя! Может саботажник так хорошо себя контролирует, что изобразил искреннее негодование. Тогда всё это напрасно... Ладно, у нас ещё есть около получаса на последнюю проверку. Сэм, Акрита, пробегитесь ещё разок по всем основным системам, всё ли у нас хорошо? М'Кота, подключись к сети станции и попробуй найти информацию о командах. Артур... да, что такое? - Освальд переключил всё своё внимание на коллегу, который, казалось, хотел задать вопрос.
- Есть, капитан, - отозвалась Самрита, и в ее голосе слышалась нескрываемая ирония. Себе под нос она пробурчала: - Как будто мы и так не проверками систем тут занимаемся…
Землянка уже сидела на своем месте за инженерной консолью и как раз завершала предстартовую проверку, но теперь ей хотелось еще и послушать о конспирологических теориях Освальда.
– Что-то у тебя не сходится, – сказала, М’Кота, копаясь в информации. – Если бы я была вулканкой, которая хочет скрыть своё участие в каком-нибудь свинстве – если! – на всякий случай подчеркнула клингонка, чтобы никто не подумал, что она действительно допускает мысль о своём участии в чём-то неблаговидном, – я вела бы себя спокойно, как дохлая змея, чтобы не выделяться среди других ходячих холодильников.
- Да-да, знаю, - устало потёр глаза Освальд, - но тогда у нас шансов хоть что-то понять точно нет. В любом случае, какие-либо выводы делать рано. Как я и сказал, если саботажник хорошо себя контролирует, мы так просто его не найдём. Но что если это всего лишь новичок? - бросив хитрый взгляд в сторону инженерного поста, он с усмешкой добавил. - В конце концов, он от Сэм трусливо убежал, даже не попытавшись оглушить её и стереть память, а потом продолжить своё тёмное дело!
Артур сидел за своей операторской консолью и включал сенсоры, прочие мониторы, готовился к старту. Рассказ Освальда он слушал развернувшись с креслом к товарищам и уже открыл было рот, чтобы сказать, что корабли можно просканировать на предмет форм жизни и таким образом узнать какой корабль состоит из этих вулканцев. Потом он хотел добавить, что на самом деле вулканцы не могут быть причастны к таким действиям. Но внезапно понял, что чуть не совершил сейчас ужасную глупость. Сканирование корабля во время регаты во-первых как минимум будет засечено сенсорами сканируемого корабля, а во-вторых это тут же может быть воспринято как неспортивным агрессивным актом и их снимут с дистанции по дисквалификации. Как открыл, так и закрыл рот Артур, лишь отрицательно покачав головой Освальду.
- Нет, нет… ничего. Так.. глупость, - сказал Лайтман и повернулся с креслом обратно к своей консоли. Лучше он будет заниматься делом, а не высказывать бред, который может все погубить.
 
Тем временем М’Кота нашла список команд, которые собирались принять сегодня участие в регате. Ни в одной из них капитаном не значился представитель вулканской расы, но в то же время далеко не все участники указали свои расы для общего обозрения.
- Тогда давайте сосредоточимся на подготовке к старту, - заметила Самрита после получения информации от М’Коты. – У нас осталось совсем немного времени, команда «Амазонки» уже должна была вылететь. Нам надо будет их найти и выйти на связь, иначе мы так и не встретимся во время регаты.
- Этим как раз и занимаюсь, - откликнулась Акрита из пилотского кресла. – Система приема и передачи в норме, диагностика показывает полную готовность. Кстати, я вижу наших. Как только отойдем от станции и поднимем щиты, можно попробовать им что-нибудь передать.
Она уже успела проверить системы управления и навигации, отклик внешних сенсоров и сейчас занималась подстройкой своего интерфейса: кроме небесных тел и станции, подсвеченными линиями и точками теперь обозначались уже стартовавшие корабли. Акрита поставила более высокий приоритет и разрешение на траекторию «Амазонки». Мысли о теориях заговора она временно загнала в самый дальний угол сознания, понимая, что сейчас время действовать.
- Инженерные системы готовы к старту, - доложила Самрита со своего места, поглядывая на таймер.
- Операционный пост готов запрашивать разрешение на взлет, - сказал Артур, не поворачиваясь от консоли. - Сенсорные системы работают нормально.
- Пора! - с воодушевлением произнёс Освальд. - Артур, запрашивай разрешение, Акрита, когда получим разрешение, отводи нас от станции на маневровых. Пусть начальство гордится нами!
Артур, ожидая приказа, держал палец у кнопки вызова, и как только Освальд объявил о готовности - запросил разрешение на взлет.
Разрешение пришло незамедлительно, и двери шлюза открылись перед катером. Самрита завороженно смотрела, как медленно открывается затворка – на самом деле, не так уж медленно, но ей этот момент показался очень значимым. Она далеко не первый раз в жизни летала на кораблях, множество раз в Академии выходила на тренировочные полеты с командой в качестве инженерной поддержки и даже сама умела пилотировать, но сейчас было что-то другое, что-то особенное, что-то более важное. Акрита аккуратно и уверенно вывела «Анадырь» из ангара, в ее действиях читалось спокойствие и знание того, что она делает. Баккер с облегчением улыбнулась: да, вывести катер из ангара может любой новичок, но то, как это сделала андорианка, задало настроение и добавило уверенности всей команде.
- Отлично! - не стал сдерживать похвалу Освальд. - И пусть вся регата пройдёт так же гладко!
Он мельком взглянул на Самриту, не без удовольствия отметив хорошее настроение девушки, а потом перевёл взгляд на Артура - вот-вот должны были передать их первую контрольную точку, и кадет, казалось, хотел ускорить время, смотря на своего соседа и его пост. "Скорее, чего же вы медлите, формалисты станционные?!" - сказал он про себя, а потом принялся ругать себя за нетерпение, ведь ждать осталось совсем недолго. Совсем недолго.
Артур смотрел в свою консоль, но при вылете не удержался и обернулся на главный экран. Акрита выводила катер красиво, величественно и очень ровно. И это действительно было волнующим моментом перед началом гонки. А потом Лайтман снова вернулся к своей работе, отмечая на своем экране позиции других кораблей и "Амазонку". "Амазонке" он придал статус наивысшего приоритета слежения и отметил катер другим цветом.
- "Амазонка" летит молча, - сказал кадет, - но их щиты подняты.
В этот момент Артур понял, что для станции их вылет не прошел незамеченным. На консоли перед ним появились характеристики обещанного канала для экстренной связи.
В дополненной реальности, которую наблюдала Акрита, зажглись новые точки - это были координаты постов помощи.
Ключ, который находился у кадета Макдауэлла, тоже активировался - зеленые цифры на его поверхности указали первые координаты.
Теперь было делом навигатора внести их в корабельный компьютер и рассчитать курс. Для М’Коты это не составило проблемы и вскоре она увидела, что их первая контрольная точка находится на орбите Бэйджора XI.
И в тот же момент кадет Лайтман, продолжавший следить за “Амазонкой”, заметил флуктуацию щитов катера.
- "Амазонка" передает сообщение, - сказал Артур, отметив, как компьютер отследил изменение частоты щитов второго катера и перекодировал сообщение. – Они говорят… Первое – у небесного храма. Небесный храм это что?
- Что-то из баджорской религии, видимо, - Акрита тоже была не очень сильна в этом вопросе. - Может, в поясе Денориса… Но, видимо, задания у нас все-таки разные.
Она ровно выводила катер на расчетную траекторию, и, пока руки делали свое дело, обдумывала сложившуюся ситуацию: то, что теперь они летят не одновременно, и то, что даже контрольные точки для них не совпадают. Если Ракар и его команда будут где-то их ждать, они потеряют время – и тогда, возможно, их не спасет даже финишный маневр. Значит, оставалось одно – каким-то образом догнать их, и, если технически скорости катеров были примерно одинаковы, нужно взять чем-то другим. Стратегией? Быстротой выполнения заданий? С другой стороны, если задания разные, как можно сравнивать и оценивать результаты прохождения? Разумно было бы предположить, что задания те же, просто в другом порядке - но тут уж Акрита пока не могла ни о чем судить.
- Артур, пожалуйста, перекинь и на мой пульт канал связи с "Амазонкой", - попросила она. – Если что, пусть сообщения будут у меня тоже, остальные каналы не надо, только наш.
- Хорошо, - сказал Артур, и сдублировал на консоль Акриты отображение данных из подпрограммы кодированной связи.
- Спасибо, - ответила андорианка, получив канал. Несмотря ни на что, когда и если придет время маневра, связь между пилотами должна быть мгновенной.
- А не червоточину ли баджорцы называли Небесным храмом? - полувопросительно произнёс Освальд. - Как бы все наши надежды на красивый финиш не накрылись медным тазом, а то ведь последние пункты перед возвращением у нас могут тоже по разные стороны от станции находиться... в общем, мы сами по себе, и надеяться на наш план и вторую команду не стоит, пока не будет доказано обратное.
- Тогда давайте сосредоточимся на нашем задании и будем периодически поддерживать связь с «Амазонкой», - предложила Самрита.
То, что они не будут постоянно взаимодействовать со второй командой, оказалось для девушки неожиданным облегчением. Там был Ракар, которого Самрита после вчерашней ссоры не хотела видеть, была Перим, для которой Самрита теперь должна будет придумывать задания и учить развлекаться (пусть и самой Самрите с недавних пор стало не до развлечений), и, самое главное, был Тенек, который знал пока еще маленький секрет землянки и служил немым укором… Нет уж, лучше они будут сами по себе! В своей команде Баккер была уверена.
Девушка быстро посмотрела на Освальда, вспоминая, как совсем недавно они весело болтали, тестируя связь на этом же самом катере, а потом… Она покрутила головой, прогоняя от себя эти мысли, и опустила взгляд на свою консоль.
___________
C Освальдом, Акритой, Артуром и М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 16 Июня 2017, 17:37:22
Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

 
Акрита ещё раз проследила траекторию “Амазонки” - судя по всему, они действительно направлялись в какую-то точку в поясе Денориоса. Андорианка быстро набрала сообщение: “Связь есть, принимаем хорошо, наша первая точка на орбите Бэйджора XI”.
- Можно ответить им? - спросила она, чуть обернувшись к Освальду.
- Давай, - кивнул Освальд, - и добавь, что потом - режим радиомолчания до следующей точки. Не будем испытывать судьбу.
Акрита отправила сообщение, и все какое-то время летели в тишине: каждый был на своём посту и занимался своим делом, прямо как на настоящем корабле. Освальд непрерывно смотрел на небольшой "капитанский" пульт у кресла - всё было в порядке.
- Если желание коммандера Мори сбудется, и эта регата станет ежегодным мероприятием, что если мы когда-нибудь повторим? - спросил он неожиданно. - Скажем, лет через пять, когда мы уже привыкнем к службе и заработаем себе пару званий!
- Тогда мы уже будем офицерами с серьезными заданиями, - отозвалась Самрита, которую нервировала повисшая тишина. Сейчас она была готова общаться даже с Освальдом, к тому же ей это не уже казалось таким уж ужасным. Все лучше, чем молчать всю регату. За своим пультом она внимательно следила, но пока они не использовали модификации корабля на максимуме, все инженерные системы работали в обычном режиме и сбоить было нечему. – Будем бороздить космос где-нибудь на разных концах Федерации, и нам будет не до всяких глупостей, - девушка встряхнула хвостиками и оглядела остальных на катере: - А у вас какие планы через пять лет? Я бы хотела к тому времени дослужиться до лейтенанта и служить на одном из флагманских кораблей.
Артур оглянулся от своей консоли на Самриту, потом на М'Коту.
Он чувствовал себя не очень уютно, он уже запросил у компьютера ранее  значение словосочетания "Небесный храм", прочитал, что это и есть эта червоточина, но почему-то не сказал этого вслух, и предположение Освальда не подтвердил. Это было неправильно. Потом часть его операционных обязанностей – в частности по отправлению сообщений – взяла на себя Акрита, и он предположил, что это от того, что он плохо исполняет эти самые обязанности. Это было очень жаль. Наверное, нужно было собраться и сказать, что он делает то, что должен, и будет это делать.
- Да, я тоже хочу служить на корабле через пять лет, в дальних миссиях,- сказал он. А все остальное оставил при себе. Все размышления о себе и М'Коте, что через пять лет… что будет? Любил ли он ее действительно, или испытания заставили его поколебаться в этом чувстве? Что это значит, если колеблешься вот так? Значит ли это, что все не по-настоящему ? Он не знал.
– А как же «старые добрые времена» и ностальгия? – со смешком спросила М’Кота, не отрываясь от консоли. – А вдруг не через пять, а через двадцать пять лет, сделавшись опытными космическими волками, мы вспомним проект и захотим отметить юбилей регатой! Всякое может быть!
Голос её звучал беззаботно, словно ничто не тяготило душу, но на самом деле до настоящей беззаботности ей было куда как далеко! Тем не менее она твёрдо решила не смущать Артура кислым видом, никак не подчёркивать особость их отношений и тем более не создавать атмосферу какой бы то ни было решённости. Всё, что касалось её самой было давно для неё решено: «все клятвы я принесла в своём сердце» – это были не пустые слова! Всё, что касалось Артура, должен был решить только сам Артур, и, главное, без тени давления – явного или скрытого.
- Быть может, мы через двадцать пять лет все будем капитанами! - в тон клингонке произнёс Освальд. - Ты представляешь себе шестерых капитанов, привыкших отдавать приказы, на маленьком катере,вынужденных всё делать самостоятельно, да ещё и подчиняющихся друг другу?..
Усмехнувшись, он посмотрел на Самриту и тяжело вздохнул, после чего отвёл взгляд, как бы обращаясь ко всем сразу и добавил:
- Я не знаю, чего именно хочу добиться через пять лет. Совсем недавно я чего-то хотел, потом всё перевернулось вниз головой, и пришлось хотеть чего-то другого. Потом снова и снова... Вам никогда не казалось, что, ставя перед собой какую-то одну цель, мы рискуем многое упустить, в том числе и что-то более приятное или нужное, чем желаемое нами сейчас, но о чём мы пока не догадываемся?
Освальд вспомнил свой сон после попойки, в котором ему рисовалась счастливая семейная жизнь с детьми-полукровками, и, фыркнув, помотал головой - вон как всё обернулось!
- Но, наверное, я хотел бы сделать что-то важное. Не так важно, где именно это будет: на флагмане Федерации или на корабле около клингонской границы, - молодой человек бегло взглянул на Артура, - а может вообще на станции или на планете - это детали, главное - сделать что-то такое, что бы позволяло с комфортом и чувством глубокого удовлетворения засыпать по ночам.
"И, желательно, не в одиночестве", - добавил он про себя.
Акрита сначала слушала разговор о будущем вполуха – у нее из головы никак не выходили мысли о том, что из-за сложившихся условий регаты весь их план с маневром рассыпался в прах. Конечно, она предполагала это, и знала, как малы шансы, видела всю неопределенность ситуации. И все-таки ей отчаянно не хотелось отступаться, казалось необходимым довести до конца их главное дело: показать себя единой командой, умеющей работать вместе и побеждать. Поэтому, когда неожиданная идея возникла в ее мозгу, андорианка ухватилась за нее как за соломинку.
- Не знаю, где я буду через пять лет, - немного невпопад сказала она. – Мне нравится быть пилотом, и хотелось бы работать на звездолете или где-нибудь именно в этой должности. А там – Освальд прав, что будет, то будет.
Опустив взгляд на консоль, Акрита сверила траекторию – катер летел ровно, препятствий не предвиделось – поэтому позволила себе обернуться к команде лицом.
- У меня есть одна мысль, друзья, - немного неуверенно начала она. – Как мы видим, задания у команд разные, контрольные точки тоже. Поэтому шансов, что мы окажемся рядом после прохождения пятой, практически равны нулю. К тому же "Амазонка" летит раньше, и если они будут ждать нас, то только потеряют преимущество. Поэтому можно сделать так: когда они будут подлетать к своей пятой контрольной точке, мы полетим туда же, вне зависимости от того, куда нам самим надо, как только они пройдут ее, мы их толкнем. Маневром, как планировали. Потом сами полетим по своей трассе и достойно завершим ее. Поэтому им сейчас нужно как можно быстрее пройти трассу самим – и связаться с нами, чтобы мы оказались в нужном месте в нужный момент.
Во время всей этой тирады она смотрела на Освальда, как на капитана. Потом обвела взглядом остальных и опустила глаза.
- Да, я знаю, что в таком случае мы не придем к финишу первыми. Но… проект "Альфа" победит. Впрочем, я не настаиваю, как все решат – так и будет.
___________
с Самритой, Освальдом, Артуром и М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 16 Июня 2017, 17:44:50
Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

Освальд очень удивлённо посмотрел на Акриту, словно не веря своим ушам.
- Вот так просто? - спросил он после некоторой паузы. - Мы даже не знаем, как у них пойдут дела. Может наша разница во времени будет только расти или наоборот мы будем сильно быстрее. Победа прославит проект гораздо лучше, а ведь именно ради этого всё и задумывалось, разве нет?
Артур тоже теперь развернулся к товарищам.
- Акрита, Освальд правильно говорит, пока рано об этом думать. Наш маневр – финальная часть регаты. А мы еще не прошли и первый-чек поинт. Как будут распределены траектории – мы пока не знаем. Где окажутся наши корабли после 4-го чек-поинта, мы тоже пока не знаем. Еще рано принимать такие решения. Поэтому в настоящий момент мы сосредотачиваемся на текущей нашей задаче, и будем решать проблемы по мере их поступления. Сэм, ты как считаешь? – Артур посмотрел на Самриту.
Самрита не поднимала взгляда от своей консоли, хотя там сейчас не показывалось ничего интересного. С одной стороны, идея Акриты помочь другой команде путем самопожертвования была неплоха, но землянке совсем не нравилась мысль отказываться от надежды на победу.
- Я согласна с вами, - отозвалась девушка. – Пока еще слишком рано планировать финальный маневр. Что мы можем делать сейчас – это обмениваться информацией о чек-поинтах и таким образом помогать друг другу с их прохождением. И… Я не хочу сразу сдаваться и терять все наши возможности: мы должны до самого конца стараться быть лучшими, и тогда у обеих команд из «Альфы» будет шанс на победу, а не только у одной.
- Да, все правильно, Самрита права, - сказал Артур, - что будет по итогу – покажет время. А пока что мы делаем все что можем по максимуму. А потом придет время для принятия решения.
М’Кота согласилась с мнением большинства: планировать что-то конкретное было сложно, слишком много было всяких «если» и «может быть».
– В спонтанности тоже есть своя прелесть, – заметила она. – Мы не знаем, что нас ждёт за следующим поворотом, и слишком жёсткий план может сбить нас с толку. Нужно быть готовыми к любой импровизации.
Пока коллеги высказывались, Акрита успела пару раз обернуться к пульту, чтобы не упускать из внимания управление катером. Потом она чуть заметно вздохнула и виновато улыбнулась, снова глядя на товарищей.
- Так ведь я не предлагаю прямо сейчас ничего не делать или сразу сдаваться. И конечно, прекрасно понимаю, что любые планы могут поменяться в момент, вот как поменялось сейчас все, что мы придумывали до регаты. Это нормально, и, разумеется, сейчас мы будем идти по нашим заданиям, по максимуму возможностей, и они тоже. Просто на будущее появилась такая мысль, которая при удобном раскладе могла бы сработать… Или не могла бы. Вы простите, ребят, - она развернулась к пульту и немного скорректировала курс. – я не то имела в виду.
Да, нужно решать задачи, которые имеются на текущий момент, действовать согласно ситуации. Но ведь чем больше вариантов рассмотрено, пусть даже совсем теоретических, тем более выгодным может оказаться положение в будущем. Даже если все пойдет совсем не по плану, даже если направление мысли не верно – имело смысл рассматривать варианты и различные выходы. Но эту мысль андорианка не стала озвучивать.
- Да, ну не за что извиняться, Акрита, - сказал Артур и повернулся обратно к своей консоли. - Конечно, все может измениться, и мы можем понастроить планов десять штук, а ситуация будет требовать одиннадцатого. Но это не значит, что нам надо не думать. Так что, все в порядке.
Самрита склонилась над консолью и усмехнулась своим мыслям: неожиданно все это соревнование начало ей нравиться, хотя прежде она относилась к идее регаты скептически. Но сейчас девушка поймала себя на том, что в ней все сильнее разгорается желание победить, причем не только как проект. Она хотела, чтобы их корабль действительно пришел первым, и была готова для этого сделать все возможное. Раньше за собой она такого не замечала…
- Да, планы мы еще успеем обсудить, - кивнула она. – А теперь давайте думать о настоящем – неужели только мне любопытно, что нас ждет в первом задании? – лукаво улыбнулась Баккер, оглядывая членов своей команды.
 
Тем временем чем ближе они приближались к своей первой точке назначения, тем подробнее открывалась карта. Акрита видела ее не только на консоли перед собой, но и как бы сама находилась внутри нее. Что могло находиться на орбите Бэйджора XI? У этой планеты были луны - Дерна, Джераддо и еще три гораздо меньшего размера, которые на карте обозначались непереводимыми квадратными символами. Но проложенный по координатам курс вел не к ним, а к чему-то другому - оборонительная платформа? Еще один корабль? То, что на карте было лишь схематичной точкой, зависшей над планетой, в обзорном экране выглядело гораздо более впечатляюще - сперва как сияющая жемчужина на черном бархате космоса, позже оно выросло в размерах и стало напоминать морскую раковину, вынесенную на берег. Плавные линии, не идеально симметричная форма, отсутствие острых углов в центральном завитке и выступающие в стороны стыковочные площадки. Это была космическая станция. Совсем не похожая на ДС9, бывшую Терок Нор - темную и с хищно загнутыми пилонами, громоздкую и практичную. Это было произведение искусства, сияющее белым золотом в свете утреннего солнца, встающего над планетой.
“Семба-2” - прочитала Акрита пояснение на карте.
- Баджорская орбитальная станция? – она удивленно подняла антенны, чуть снижая скорость. – Подлетаем, и уже, кажется, можем выйти на связь.
- Какая она красивая, – тихо прошептала Самрита. Она уже прежде видела эту станцию, когда летала на Бэйджор в перерыве после неудавшейся первой миссии, но так близко не подлетала. – Я слышала, сейчас она взяла на себя многие функции ДС9, так что там должно быть очень интересно, только без всей этой кардассианской мрачности. Было бы здорово, если бы наше первое задание было на ней!
- Вызвать станцию? – спросил Артур, глядя на сенсорные показания, - если наши координаты тут, то наверняка нам нужно будет стыковаться.
- Артур, вызывай, - кивнул Освальд, тоже впечатлённый внешним видом баджорской станции, - и держи один глаз на сенсорах. На тот случай, если наше задание будет не на станции, а на борту спрятавшегося за ней корабля, например. Акрита, - он повернулся к андорианке, - приготовься стыковаться, если нас пригласят.
Оторвавшись от спинки кресла, он осмотрел своих коллег и произнёс тем тоном, какой слышал от инструкторов в Академии:
- Все готовы? Настроение боевое? Тогда вперёд, к нашему первому испытанию!
- Еще как готовы! Так точно! – воодушевленно произнес Артур и послал на станцию вызов, отправляя идентификационные данные "Анадыря".
____________
С Освальдом, Самритой, М'Котой и Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 19 Июня 2017, 16:21:46
Баджорская система, недалеко от Червоточины, утро
USS “T’Камбра”, катер “Амазонка”

 
Квинтилия Перим аккуратно заводила катер в док. Это тоже было не трудно, потому что они стыковались с другим федеральным кораблем и их относительные размеры были подогнаны идеально для взаимодействия.
– Здесь сказано, что “Т’Камбра” - один из кораблей Звездного Флота с полностью вулканской командой, - взволнованно произнесла трилл, глядя на данные перед собой, – Что это раньше был корабль адмирала Солока, когда он был капитаном. А что, если задание состоит в том, чтобы провести какой-то вулканский ритуал? А вдруг мы сделаем что-то не то, нарушим какой-то обычай, и провалим задание?
– Не думаю, что задания для регаты делались с расовым уклоном, – возразил Тенек – Это поставило бы команды в неравные условия.
Пока Квинтилия вела катер на корабельную парковку в ангаре, Ракар быстро, очень быстро вводил команды в свою консоль. Так мог бы делать федерат, но ромуланец был обучен взаимодействию с федеральными кораблями и катерами. Ракар ставил варп-ядро в режим ожидания, понижал активность сенсоров, переводил на дистанционное управление сигналы кодированной связи с "Анадырем", ставя его на беззвучный режим.
– У нас есть преимущество, с нами незаменимый в этих делах вулканец Тенек, - одновременно говорил Ракар, - он максимальный специалист в этом вопросе, и не даст нам ударить в грязь лицом. Вулканцев мы поприветствуем их традиционным жестом, пожелаем им мира и процветания. Капитан Солок, который теперь адмирал и один из двух представителей начальства нашего проекта – это серьезно. Но да, я согласен с Тенеком, вряд ли задание будет про вулканцев. Впрочем, - наконец Ракар отвлекся от консоли, взял в руки дистанционное управление и ключ-кристалл, поднялся из своего кресла, - скоро мы все увидим, заранее бояться не стоит. Ах да… там не написано, как зовут капитана корабля? - спросил Ракар, обернувшись к Квинтилии.
– Его зовут Сивар, в прошлом он был офицером по науке, - ответила Квинтилия слегка дрожащим голосом, разворачиваясь в кресле, - Мы совершили огромную ошибку, мы совершенно не подготовлены! Мы должны были не просто лететь и слушать музыку, а пытаться предугадать, что нас ждет! А теперь… Я не умею складывать пальцы в вулканское приветствие, вдруг это кого-то оскорбит? Или мы покажемся им не вежливыми? Один вулканец на команду - это одно, но целый экипаж! Тенек должен рассказать, как правильно себя вести, пока не поздно. Или… - Квинтилия в ужасе округлила глаза, - что, если самым оскорбительным для них будет проявление эмоций? Тогда я лучше останусь в катере.
– Вулканцев не оскорбляют проявления эмоций у инопланетян, и неумение делать приветственный жест – тоже, – успокоил девушку Тенек, в то же время приступая к исполнению её просьбы – разъяснению правил вежливости. – Совсем не требуется, чтобы представители эмоциональных рас следовали нашим нормам самоконтроля, и единственное правило вежливости, которое желательно соблюдать в окружении множества незнакомых вулканцев, чтобы продемонстрировать уважение и произвести хорошее впечатление, – это сохранение физической и ментальной дистанции. То есть не вступать в спонтанный физический контакт и не строить предположений о наших мыслях и иных ментальных проявлениях. Для нас это последнее считается таким же грубым, как для вас – публичное обсуждение параметров и особенностей вашего тела. Это не сложно выполнить, а всё прочее – мало чем отличается от общепринятого в Федерации, и эти различия, как правило, несущественны. Когда же они имеют значение, о них принято предупреждать – это логично и помогает пришельцам избежать трудностей.
– То есть, когда я беспокоюсь, что они обо мне подумают и оскорбятся ли, я уже их оскорбила? - ахнула девушка, - О, нет...
– Ощущать себя оскорблённым – проявление эмоций, – возразил Тенек, – Я не оскорблён, тем более, что мы целенаправленно обсуждаем незнакомые вам принципы вежливости. Другие вулканцы тоже не оскорбятся и ответят вам примерно так же если вы об этом заговорите. Но всё же не стоит постоянно проговаривать это вслух среди незнакомцев любой расы: мне показалось, что в обществе эмоциональных многократная акцентуация одной и той же темы тоже не приветствуется.
Ромуланец отошел к середине мостика и положил на сиденье капитанского кресла ключ-цилиндр и дистанционное управление катером. Катер уже стоял на парковке и была пора выходить. Сейчас терялось драгоценное время, драгоценные минуты, но у Ракара было кое-что поважнее, чем эти несколько секунд, минута, которые потом нужно будет нагонять. Он повернулся к Перим и подумал, как хорошо, что здесь сейчас есть Тенек, а больше никого нет. Наличие Тенека делало его собственное присутствие и его слова для Квинтилии не такими страшными.
– Нам не дано предугадать … - спокойно и в некотором роде философски сказал Ракар, глядя на Квинтилию. – Жизнь всегда подбрасывает сюрпризы в самые смелые и продуманные планы. Но это не значит, что мы не готовы к неожиданностям. Вот взять телларитов – для них оскорбительно, если вы не участвуете с ними во взаимных оскорблениях. Парадокс, верно? Я не думаю, что мы оскорбим вулканцев. Вот Тенек даже уже все сказал на эту тему. А вулканское приветствие и для меня сложно, - Ракар тряхнул правую кисть, расслабляя мышцы, - смотрите Перим, - и ромуланец сложил вулканское приветствие, помогая себе левой рукой. – У меня не получается так, как у них. У меня сводит мышцы, но недолгое время я могу его держать. В этом нет ничего страшного. И вот что… - Ракар на секунду опустил взгляд в пол и снова вернул его на Квинтилию, - ничего не произойдет в развитии, если отсидеться в катере, в закрытом помещении и всего избегать. Иногда нужно сделать шаг навстречу своему страху, чтобы преодолеть что-то. Иногда нужно неистово рваться вперед, сквозь тьму, туман, собственный ужас, и только так можно победить, в первую очередь самого себя. И это, вам, Квинтилия, нужно сделать. Вы не одна на этом пути. Я не хочу приказывать как капитан, я хочу, чтобы это был ваш выбор, чтобы вы сами решили идти с нами. Нас не так много, чтобы позволять себе роскошь кого-то оставить на катере. Там – нам нужны будут все наши мозги и все наши знания, умения и прочее. И вы – незаменимый член нашей команды, Перим. И нам надо спешить.
Ракар протянул руку к Квинтилии ладонью  вверх.
– Пожалуйста, пойдем со мной. Мы справимся все вместе. Только так. Прими решение.
– Я пойду… - дрогнувшим голосом ответила трилл, но руку Ракара не взяла, - Я просто надеюсь, что не испорчу все…
Ракар взял с капитанского кресла оставленные на нем вещи и быстро пошёл к выходу. Он думал, что его собственный шанс все испортить был куда выше, но вслух этого конечно же не произнёс.
_______________________
с Квинтилией и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 19 Июня 2017, 16:22:25
Баджорская система, недалеко от Червоточины, утро
USS “T’Камбра”, катер “Амазонка”


Они открыли дверь катера и вышли в ангар USS “T’Камбры”. Тем временем двери ангара на противоположной стороне открылись, и появилась встречающая делегация из троих гуманоидов. Разумеется, все они были вулканцами. На первый взгляд они были очень похожи, особенно если нервничать перед встречей с ними. Одинаковые блестящие черные волосы, одинаковые стрижки, одинаковые формы Звездного Флота. Лишь когда они пересекли пространство ангара и подошли ближе, стали заметны различия.
Двое встречающих были мужчинами, их возраст с трудом определялся на глаз, оба носили признаки командного отделения Звездного Флота. Но только форму идущего слегка впереди отличал пояс с пряжкой, а лицо его было кадетам знакомо. Потому что этот вулканец имел конкретное и самое непосредственное отношение к проекту “Альфа” - это был сам адмирал Солок. За его правым плечом стоял капитан корабля, про которого успела прочитать Перим - Сивар. А за левым плечом адмирала Солока стояла высокая женщина с каменным лицом, одетая в форму лейтенанта научной службы, и держала в руках на вид достаточно тяжелый металлический куб из темного металла, похожего на тот, из которого был сделан их путевой ключ.
Ракар, шедший первым, остановился посреди ангара, он скользнул взглядом по вулканцам и предметам, которые они несли. Адмирала Солока ромуланец знал в лицо. Не мог не знать. Такие как он изучают всю верхушку флота государства, в котором находятся. Узнавание было мгновенным. И тогда Ракар поднял правую руку в вулканском приветствии и произнёс:
– Живите долго и процветайте.
Тенек повторил приветственный жест и дополнил:
– Мы позволили себе ступить на борт вашего прославленного звездолёта.
Квинтилия держалась за спинами у коллег, ситуация явно была для нее не комфортной.
Солок, как старший, первый поднял ладонь в приветственном салюте. Остальные двое вулканцев, сопровождавших его, не подали голоса, но повторили жест.
– Ваше достойное прибытие чествуется здесь, - произнес адмирал и миллиметра на два кивнул Тенеку, - Для вас - это начало пути. То, что вас ждет дальше, будет гораздо сложнее. Вы уверены, что вам это по силам?
Квинтилия съежилась под изучающим взглядом вулканца, и неожиданно ей показалось, что адмирал говорит не только о происходящей сейчас регате, но о чем-то гораздо большем.
Ракар не мигая смотрел на вулканца, адмирала Звездного флота. А то, как съежилась Квинтилия он ощутил каким-то еще чувством, не входящим в стандартный перечень гуманоидных чувств.
– Мы уверены, адмирал, в том, что не отступим с пути, каким бы сложным он ни был. Путь должен быть пройден до конца, - ответил ромуланец.
– Нет смысла отступать, не увидев препятствия и не изучив его свойства, – добавил Тенек.
– Пусть будет так, - снова миллиметровый кивок от адмирала Солока, - Замок.
Женщина научный офицер слева сделана шаг вперед и протянула куб, который держала в руках.
– Ключ, - коротко произнес Солок, обращаясь к Ракару.
Теперь, когда вулканка подошла ближе, на верхней грани куба стало видно круглое отверстие по размеру примерно того же диаметра, которого был цилиндр-ключ.
Ракар посмотрел на ключ в своей руке и немедля сделал шаг вперед к вулканке, держащей куб. Точным движением он вставил ключ в разъем.
Слишком просто, в этом должен был быть какой-то подвох, подумал ромуланец. Или что-то важное было в словах адмирала, которые, он, возможно, не до конца понял.
Ключ идеально подошел к отверстию и на мгновение и он сам, и куб засветились зеленым светом.
Из груди Квинтилии вырвался вздох облегчения.
– Повезло… - прошептала она, - Так просто...
Вулканский адмирал повернул голову и внимательно посмотрел на девушку-трилла пронзительным взглядом темных глаз.
– Кое-кто из вас может посчитать это везением, - произнес он, - Но это всего лишь случайное стечение обстоятельств. Теперь вы знаете, как работают механизмы чек-поинтов в этом соревновании. Это далось вам легко. Но это значит, что теперь у вас впереди осталось только сложное. Другие команды смогут получить передышку и помощь на их пути и восстановить силы на борту “Т’Камбры”, но не вы. Теперь идите. Мира и долгой жизни.
– Взаимно. Благодарим вас. Адмирал, капитан, лейтенант, - ромуланец склонил голову в поклоне, куда более глубоком, чем двухмиллиметровые кивки вулканца Солока. Ракару захотелось ответить вулканцам ромуланским приветствием и прощанием, но он этого делать не стал, это был вулканский корабль, и вулканский дом, и их традиции. Он не будет этого нарушать.
– Благодарим за достойный приём, – завершил формальности со стороны гостей Тенек, сопровождая слова прощальным жестом.
Ромуланец вытащил ключ и развернулся на сто восемьдесят градусов.
- В катер. Запрос на взлет, - сказал он и первым быстрым шагом пошел обратно к катеру. Все комментарии будут после взлета. Сейчас было не время.
Трилл поспешно последовала за остальными. Быстро обернувшись через плечо, она увидела, как уходят адмирал и его сопровождающие.
Наконец, люк катера закрылся за последним членом их команды. Теперь у них была пара минут, пока системы “Т’Камбры” удостоверятся, что стыковочный ангар чист, дадут разрешение на взлет и откроют двери в космос.
– Интересный этот адмирал Солок, - задумчиво сказал Ракар, снова положив перед собой цилиндр, возобновляя полную подачу энергии на системы, находящиеся в режиме ожидания, - важные слова сказал. Я и представить не мог, что он лично будет участвовать. Похоже, ему нравится процесс, - Ракар весело оглянулся на Тенека.
– Я тоже не ожидал найти в вас ценителя музыки, – напомнил Ракару Тенек. – Могу только напомнить вам ваши слова о том, что всё имеет свой смысл и свою причину.
– Это да, - согласился ромуланец, - все имеет свой смысл. Держу пари, Тенек, вам всем тоже очень нравятся те шторма из вашей презентации, но ладно, не будем заострять на этом. Взлет по разрешению и готовности. - и Ракар посмотрел на главный экран.
– Мы с уважением относимся к силам природы и высоко ценим уроки, которые они могут нам преподать, – слегка скорректировал слова ромуланца стажёр. – Но если позволить себе грубо-приближённые формулировки, характерные для эмоциональных, ваши слова можно считать близкими к истине… примерно настолько близкими, насколько ваша формулировка близка к моей.
Двери ангара открылись, и они могли взлетать. А на поверхности их ключа уже побежали новые координаты.
_____________________
с Квинтилией, Ракаром, адмиралом Солоком и ещё двумя флотскими вулканцами


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 20 Июня 2017, 11:45:58
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

 
- Все готовы? Настроение боевое? Тогда вперёд, к нашему первому испытанию! - сказал Освальд.
- Еще как готовы! Так точно! – воодушевленно произнес Артур и послал на станцию вызов, отправляя идентификационные данные "Анадыря".
В ответ открылся канал связи со станцией, и на обзорном экране появился чернокожий баджорец в форме лейтенанта Звездного Флота.
-Добро пожаловать, участники регаты! - произнес он с широкой белозубой улыбкой.
- Благодарю вас, сэр, - ответил Освальд, слегка кивнув головой, - команда "Альфа-маж" прибыла для прохождения испытания! Нам стыковаться со станцией?
-В запросе на стыковку отказано, - все с той же счастливой улыбкой ответил баджорец, - Ваша цель находится на станции.
Пока он произносил эти фразы, в правом нижнем углу экрана появилось изображение, как будто чертеж некого кубического предмета, который поворачивался вокруг своей оси, чтобы кадеты смогли разглядеть его со всех сторон. Впрочем, разглядывать было особенно нечего, кроме баджорских символов на стенках и круглого слота на верхней грани. Рядом с изображением появились строчки изменений - одна сторона куба составляла 30 сантиметров, и информация о сплаве, из которого был сделан предмет.
На лице Самриты появилось непонимающее выражение, но ненадолго:
- Значит, по станции мы не погуляем… - с легким разочарованием в голосе проговорила девушка. - Если этот объект находится на станции, а не внутри нее, получается, он лежит где-то на обшивке? Тогда я перенастрою наши сенсоры для более точного поиска. Интересно, что это за предмет?
Акрита вывела катер на параллельную траекторию со станцией и теперь держала постоянную дистанцию. Это было не сложно, поэтому андорианка тоже принялась очень внимательно разглядывать со всех сторон сооружение, явно представлявшее собой произведение искусства.
– «На станции» можно понять по-разному, – задумчиво сказала М’Кота. – Это может быть на обшивке, как сказала Самрита, а может быть и внутри, и тогда «на станции» – просто общепринятый оборот речи. В этом случае у нас два варианта: либо мы получим разрешение на телепортацию предмета, либо нам придётся изучить предмет и получить ответ пользуясь исключительно дистанционными методами исследования. Как нам не хватает баджорца! – заключила она со вздохом.
- Надо поискать сенсорами этот сплав на обшивке, - сказал Артур. - Сэм, ты перенастроишь и поищешь? Или я?
- Уже делаю, - Самрита торопливым жестом заправила за ухо выбившуюся прядь и сосредоточилась на задаче. Краем глаза она видела, что связь все еще включена: может быть, они могут узнать еще что-то?.. – Спросите у него, что именно он имел в виду, может быть мы зря время тратим, - шепнула девушка так, чтобы ее точно не услышали на том конце связи. 
- Сэр, - снова обратился к офицеру Освальд, - прошу уточнить: наша задача - просто найти этот предмет и забрать себе? А говоря "на станции", вы имеете в виду на её поверхности, правильно?
Улыбка офицера не дрогнула ни на миллиметр.
-Ваша цель находится на станции, - повторил он.
Интонация, с которой он говорил, была совершенно такой же, как и когда он говорил в прошлый раз, и именно поэтому во второй раз это резало слух. Казалось, что он даже моргал с той же частотой. Или это не казалось?
Тем временем Самрита перенастроила сенсоры для более детального сканирования станции. Сплав действительно отличался от покрытия обшивки станции и был бы заметен на поверхности, но поскольку “Семба-2” была достаточно большой, на сканирование требовалось время.
- Может быть, он предполагает, что кто-то из нас должен телепортироваться к ним? – шепотом предположила Акрита. – И вообще он какой-то странный…
- Он вообще живой или это голограмма? – Самрита оторвала взгляд от консоли. – Пока сенсоры ничего не показали, и если этот объект действительно на поверхности, нам придется его поискать…
- Ага, тоже об этом подумал, - усмехнулся Освальд, - будет с кем познакомить Дженни при случае. Так или иначе, мы ничего не добьёмся от станции, придётся искать самим. Артур, сканирование на тебе, Акрита, мы должны облететь станцию со всех сторон, чтобы была возможность просканировать всю поверхность непосредственно, а не сквозь всю станцию. М'Кота, может случиться, что перед телепортацией потребуется отсоединить устройство от чего-нибудь вручную. Надевай скафандр и будь готова телепортироваться на поверхность. Сэм, если что, транспортер на тебе, а пока попытайся с помощью компьютера перевести надписи на стенках нашей цели - они могут содержать подсказку.
- Я инженер, а не лингвист, - буркнула землянка, но больше возражать не стала. Она передала результаты предварительного сканирования на консоль Артура, а сама воспроизвела изображение объекта и наклонилась к нему поближе, рассматривая сложно-различимые символы. – Занятный все же у них язык, каждый знак похож на картину…
Девушка быстро забегала пальцами по консоли, снимая изображения с куба и запуская поиск соответствия в словарях и базах данных.
Лайтман приступил к наблюдению, как сканирующий луч, заданный Самритой, ищет последовательно на поверхности и сквозь станцию заданный сплав.
Тем временем Акрита рассчитала траекторию облета станции так, чтобы все участки поверхности прошли в поле прямой видимости сенсоров, и на медленной скорости направила по ней «Анадырь».
М’Кота направилась выполнять приказ, на ходу уже предложив:
– Вы бы пока позадавали ему какие-нибудь другие – смежные – вопросы. Может что-нибудь всё-таки прояснится?
Один за другим квадратные баджорские символы превращались на мониторе перед Самритой в понятные ей слова и цифры. “Баджор”... “регата”... “2384”… По нижнему куба бежала лента символов помельче: “сделано в провинции Тожат”.
- Ну вот, ничего интересного, - разочарованно протянула Самрита, оглашая результаты перевода. – Но мы ведь не думали, что они какую-нибудь свою сферу на обшивке станции разместят?.. Может, узнаем у нашего баджорца, - девушка уже не была уверена, что это живой человек, и не знала, как его называть, - что нам потом делать с находкой – если мы ее найдем? И как бы вообще понять, правильно ли мы ищем этот куб на обшивке? Может быть, он на самой станции, а наше задание – это обойти программу!..
- Он говорит, наша цель находится на станции. Наша цель – видимо та штука, куда надо вставить ключ, который у Освальда, и получить отметку о прохождении чек-поинта. Есть в моих рассуждениях изъян? Или цель – это нечто другое? – спросил Артур.
- Да это понятно, - протянула Самрита, - вопрос в том, где она находится на станции, - она нетерпеливо заерзала в кресле, продолжая следить, как медленно и аккуратно катер летит вдоль станции.
- Сэм, если этот куб действительно – наша цель, сканирование его найдет. Но у меня есть сомнения в том, цель ли он?
– Так вы нашли его? – через коммуникатор поинтересовалась М’Кота (ей было очень интересно, придётся ли ей на самом деле лезть за кубом аж с выходом в открытый космос). – Может он вообще существует только в виде модели, и ключ надо вставить виртуально?
В этот момент система сканера перед Артуром подала сигнал. Кажется, они его все-таки нашли - крохотную темную точку определенного сплава на поверхности белой станции.
Артур открыл было рот, чтобы распространиться в рассуждениях в ответ М'Коте на предмет виртуальной вставки ключей, разъемов, кодовых передач, подписанных определенной сигнатурой, но его прервал найденный предмет.
- Вот он! – сказал Артур, - координаты… на поверхности станции, Акрита, я отправил тебе на консоль.
- Ага, значит все-таки снаружи, - Самрита подтвердила вслух одну из теорий. Правда, ей больше нравилась та, в которой им надо было спускаться на станцию…
Катер замедлил свой ход и плавно спланировал к указанной Артуром точке: для невооруженного глаза куб выглядел как маленькая точка, и им приходилось в основном полагаться на сенсоры.
- Ну что, попробовать поднять его на катер? Если не получится, М’Коте придется совершить увлекательную прогулку по обшивке, - усмехнулась Баккер и навела транспортер на объект, ожидая команды, чтобы активировать луч.
Артур оглянулся на Освальда, потом на Самриту. Сходить к кубу в скафандре было увлекательным приключением, и М’Кота наверняка будет в восторге, но ему сейчас хотелось, чтобы куб разрешили телепортировать, потому что он несмотря ни на что, как-то нелогично переживал за М’Коту. И очень хотел лично проверить её скафандр.
Освальд засомневался, как свойственно сомневаться молодым людям, впервые ощутившим ответственность за каждое своё действие. Действительно, что угодно может произойти, в ответ на  попытку телепортировать устройство. Например, может сработать хитрая система защиты, которая закинет "куб" на другую сторону станции, или транспортер выйдет из строя в самый неподходящий момент. Наконец, станционные офицеры могут поднять щиты вокруг станции, и куб будет не достать...
Но потом Освальд напомнил себе, что ото всех возможных ситуаций всё равно не застраховаться, но можно потерять уйму времени на это.
- Запускай, Сэм. Предмет на платформу и подними вокруг неё силовое поле. А то вдруг эта штука распылит сонный газ, чтобы задержать нас на пару часов! - он слегка усмехнулся, но, в целом, говорил совершенно серьёзно.
Самрита сосредоточенно кивнула и даже не стала шутить по поводу силового поля – потому что точно такая же мысль пришла в голову и ей. Зафиксироваться на стабильном, неподвижном объекте было не очень сложно, но на мгновение девушка вспомнила, как ей пришлось действовать во время нападения Аномалии на станцию и совершать экстренную телепортацию, и с трудом сдержала дрожь – воспоминания о той панике и страхе все еще глубоко в ней сидели.
- Начинаю телепортацию, - подчеркнуто спокойно проговорила она, активируя луч и подготавливая генератор силового поля, который должен был включиться сразу после окончания телепортации. Сама Баккер полуобернулась, чтобы видеть, удастся ли телепортация на платформу в задней части мостика.
Но ничего не произошло. Куб так и остался темной точкой на поверхности станции.
- Черт, - прошептала Самриты, непонимающе глядя на показания приборов: - Я же все сделала правильно… Не понимаю... Сейчас проверю, нет ли вокруг него никакого силового поля, - она закусила губу и нахмурилась, пытаясь найти ошибку.
Инженер была права - куб действительно окружал крохотный зонтик силового поля, препятствующего телепортации. Три небольших портативных генератора было установлено прямо на обшивке.
- Что будем делать?.. – расстроенным голосом поинтересовалась Самрита, оглядывая членов экипажа.
__________
Вся команда "Анадыря"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 20 Июня 2017, 11:50:38
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

 
Освальд снова задумался: если сложность заключалась в том, чтобы найти этот куб, то они с этим справились, хотя это было не так чтоб очень трудно - стандартные действия для будущих офицеров Звёздного флота. Хотя в других командах их ведь может и не быть... вот оно! Другие команды! Не исключено, что другим командам тоже надо будет решить эту задачу! Кубов на всех не напасёшься, поэтому он только один, и его нельзя телепортировать - его не забирать надо, с ним надо что-то сделать, но что?..
Кадет вспомнил слова Артура, посмотрел на цилиндр у себя под рукой и тут же вывел на свой маленький монитор размеры их "цели". Влезет ли цилиндр в отверстие?
Конечно, у Освальда не было линейки или рулетки, но был натренированный глазомер. Изменения в сантиметрах он знал из сообщения вечно-улыбающегося баджорца-предположительно-голограммы, диаметр отверстия мог примерно прикинуть по соотношению размеров. И по всему получалось, что цилиндр приблизительно совпадал с круглым отверстием на кубе.
Артур поднялся из своего кресла и оглядел коллег.
- Разрешите мне вместе с М’Котой отправиться на внешний корпус станции? Мы отключим генераторы поля, вставим ключ, включим потом их обратно и вернёмся.
- Подожди немного, - мотнул головой Освальд, - я думаю, что ты тогда был прав - нам надо вставить наш ключ в цель, - он поднял цилиндр и указал им в направлении, где, как казалось Освальду, находился куб, - то есть туда. Если я прав, то поле отключать не надо - это лишит другие команды возможность пройти этот участок, а нас за такое могут и снять с дистанции. Сначала пусть М'Кота попробует вставить цилиндр, а дальше видно будет. И, как я понимаю, она уже готова, а тебе скафандр ещё надеть придётся, так что передай ей ключ, и пусть сначала она спустится одна, а ты уже присоединишься, если вдруг ей понадобится помощь.
"Помощь? Вставить кол в дырку? Сложнейшая задача, чёрт возьми!" - подумал про себя Освальд и чуть не захохотал, но в последний момент сдержался - дело нешуточное, может поле и правда придётся отключить, и там как раз работы на двоих хватит.
- Сэм, - кадет повернулся к девушке, - приготовься телепортировать М'Коту как можно ближе к защитному полю у цели. Пока Артура нет, сенсоры на тебе.
Самрита развернулась на своем стуле к консоли и перенастроила транспортер – теперь уже не на захват объекта и помещения его в силовое поле, а на перемещение клингонки на поверхность станции.
- Готова, жду команды, - отозвалась она со своего места.
– А я жду ключ, – весело отозвалась по связи М’Кота.
«И Артура», – тихонько шепнул голос в её душе, но, понятное дело высказываться вслух ему никто не разрешил.
- Есть, сэр! – кивнул Артур, взял ключ из рук Освальда и поспешил в конец катера, где М'Кота облачалась в скафандр.
Пока десантники готовились к выходу, Акрита долго и внимательно смотрела на точку, отображающую положение “Амазонки”. Судя по тому, что она оставалась на месте, их катер тоже стоял где-то уже некоторое время. Затем точка снова пришла в движение.
- Капитан, - андорианка подняла голову. - Наша вторая команда прошла первый КП. Они стартовали, ещё не могу сказать, куда… Они передают сообщение! Перевожу на твою консоль.
- Принимаю, - ответил Освальд и посмотрел на свой монитор, - Т'Камбра? Что-то знакомое. Хм... Говорят, что без трудностей, летят на Бэйджор, север. Северное полушарие, очевидно. Всё. Кажется, мы отстаём, - нахмурился кадет и обернулся, словно это могло ускорить сборы клингонки.
“К телепортации готова”, - сообщила М’Кота по связи.
- Телепортирую, - отозвалась Самрита, активируя луч. – Ну вот, они уже обгоняют нас на задании, - это уже предназначалось оставшимся на мостике, и в голосе девушки отчетливо читалось разочарование, - так мы вообще последними придем! Едва ли их задание было легче нашего… Мне им что-нибудь передать?
- Пока нет, - мотнул головой Освальд, - соблюдаем радиомолчание до выполнения.
- Мне кажется, поводов для огорчения пока нет, - заметила Акрита, тоже разглядывая карту планеты, над которой они висели в данный момент. – Они ведь раньше нас вылетели, и первый контрольный пункт у них был близко. Не думаю, что задания распределены по трассе равномерно и что на них отводится одинаковое количество времени.
«Но все-таки надеюсь, что мы покинем орбиту Бэйджора раньше, чем они сюда долетят», - мысленно добавила она и усмехнулась. Все пока шло по плану, но отставать от него нельзя.
- Да, ты, наверное, права, - в голосе Самриты совершенно не чувствовалось уверенности.
Теперь, когда она полагала, что после вчерашнего инцидента и Ракар, и М’Кота презирают ее, считают недостойной и слабой, ей очень хотелось доказать им всем, что она – и как член команды, и как отдельный человек Самрита Баккер, - способна на большее, чем они о ней думают. А еще – доказать себе, что ее новое положение никак на нее не влияет и она все еще может работать на максимуме способностей.

________
с командой "Альфа-маж"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 20 Июня 2017, 11:54:38
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

Артур с ключом прошел через все отсеки катера и достиг заднего шлюзового отсека, где М’Кота надевала скафандр. Девушка уже стояла в скафандре, Артур застал ее в полной готовности кроме шлема. Шлем она держала в руках. Кадет улыбнулся ей при входе, взял в руки ее шлем, вручил ей ключ.
- Я помогу тебе, - сказал он, - и протестирую скафандр на целостность перед выходом.
– Не доверяешь федеральным скафандрам? Или легкомысленным клингонам? – улыбнулась М’Кота, пряча ключ в один из надежных контейнеров, пристёгнутых к скафандру. Ещё в один она уже положила трикодер: даже клингон не будет совать руки в незнакомое силовое поле без предварительного сканирования. Конечно, в регате, организованной Федерацией всё наверняка предельно безопасно, но очень хотелось, чтобы федераты усвоили, что любить браваду и быть клиническим идиотом – совсем не одно и то же.
- Доверяю, - сказал Артур, - но в любом деле, и в любой аппаратуре и технике, особенно в той, которая работает в чистом космосе – все нужно проверить и перепроверить, и тогда оборудование ответит тебе тем же.
Кадет на секунду задержался со шлемом, глядя в темно-серые глаза М'Коты. Глубокие и бездонные темно-серые глаза. А затем аккуратно надел на нее шлем и герметично застегнул, принялся проверять все шланги подачи кислорода, приборы поддержания давления, герметичность, прочее.
- У тебя ведь были занятия при нулевой гравитации в твоей военной академии? - спросил он, жалея, что не задавал этого вопроса раньше.
– У меня были даже выходы в открытый космос во время практического патрулирования! – ворчливо отозвалась М’Кота (теперь её голос был слышен из коммуникатора).
«Не поцеловал, – мелькнула в голове тоскливая мысль. – Ну и ладно!»
Артур кивнул, глядя на показания приборов, и ему в голосе М'Коты послышалось некоторое сожаление. От этого сожаления он почувствовал себя не своей тарелке.
- Хорошо… - сказал он, - в первую очередь, как только материализуешься – сразу включи магнитные ботинки. Знаю, что ты знаешь, но я должен напомнить. Ну вот… все в порядке, все герметично, все работает.
Теперь он снова посмотрел на нее уже сквозь шлем, а затем быстро обнял клингонскую девушку в этом большом широком скафандре и отстранился.
- Все получится! – сказал он.
«Вот паршивец» – подумала М’Кота, закусив губу. Она только-только смирилась с разочарованием, и вот...
– Ещё бы! – ответила она, награждая Артура чувствительным тычком в бок, – Мы же тут все – профессионалы!
Тычка в бок Артур не ожидал, сделал попытку увернуться, но совершенно неуспешную. Ухмыльнулся только и рассмеялся.
- Ну да, еще какие! – сказал он. Сжал руку М'Коты в перчатке скафандра и отступил на шаг назад. Лучше всего будет если М'Кота сама скажет Самрите о готовности к телепортации.
– Отойди подальше, не то улетишь со мной, – М’Кота помахала рукой, словно отодвигая Артура подальше: профессионалы профессионалами, а техника безопасности техникой безопасности, минимальную от объекта телепортации дистанцию тоже не идиоты придумали.
Артур, не споря, отступил еще на два шага назад, не сводя взгляда с девушки. Пока она не телепортируется, он не собирался уходить.
– К телепортации готова, – отрапортовала М’Кота мостику.
Она снова встретилась взглядом с Артуром и ободряюще улыбнулась ему: пусть знает, что всё в полном порядке.
И Артур ободряюще улыбнулся ей в ответ.
М'Кота растворилась в лучах телепортации и Артур принялся неспешно одеваться в свой скафандр, на случай если понадобится второй на поверхности станции.
_______________
С М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 21 Июня 2017, 12:53:00
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, станция Семба-2, утро
Катер “Анадырь”

 
Оказавшись над поверхностью станции (хотя в открытом космосе «над» – довольно условное понятие), М’Кота включила магнитные ботинки и позволила поверхности притянуть себя.
– Иду к «замку», – на всякий случай она комментировала свои действия, чтобы коллеги при необходимости могли их скорректировать. – Готовлюсь к изучению поля… поскольку это наверняка не мина, настроенная на излучение трикодера! – добавила она, слегка хмыкнув. Произнося эти слова, клингонка извлекала из футляра трикодер. – Приступаю…
- Да уж, надеемся на это, - хмыкнул Освальд, мельком взглянув на коллег, - если оно блокирует только телепортацию, то это, видимо, чтобы цель случайно не утащил никто. Хм, заманчиво... нет, нас за это всё-таки дисквалифицируют! Если всё хорошо, попробуй коснуться куба. Сначала просто рукой, а то вдруг поле выбьет ключ у тебя из рук, и придётся его ловить транспортером.
Артур слушал все переговоры мостика и М'Коты, и на словах о выбитом ключе – надел шлем, готовясь к выходу в открытый космос. На самом деле ему хотелось, чтобы его помощь понадобилась. Не сколько по причине регаты, не сколько по причине даже того, чтобы вместе с М'Котой там поучаствовать, а главное – потому, что это был один из его собственных личных восторгов и максимальных удовольствий – работа при нулевой гравитации за пределами корабля, в бескрайнем космосе с несчетным количеством звезд, в самом свободном полете из всех.
- Если что, я готов уже, - сообщил Артур в коммуникатор.
- Пока рано, но будь готов, - сказал Освальд, продолжая напряжённо ждать, что же произойдёт на станции.
 
Тем временем на поверхности “Сембы-2” трикодер М’Коты начал выдавать данные. Оказалось, что поле было настроено таким образом, чтобы блокировать применение транспортных лучей по технологиям основных рас. Что-то в этом было знакомое… В последний раз с блокировкой телепортации кадеты столкнулись на Волане II, только тогда гигантским зонтиком силового поля накрыла область планеты установка мэра Велока Корама. Эти воспоминания все еще вызывали отвращение у всех участников событий.
Три небольших генератора образовывали треугольник вокруг таинственного куба. В принципе, их возможно было отключить. Но стоило ли это делать? Поле не создавало преграду, непреодолимую для физических объектов, а лишь хитрым образом рассеивало луч транспортера, не давая захватить объект. А вот просунуть к нему руку, находясь рядом, было возможно.
М’Кота передала данные с трикодера на катер и, спрятав трикодер, осторожно извлекла из футляра ключ.
– Вставляю «ключ» в «замок», – прокомментировала она свои действия.
- Ну что там, получилось? – прозвучал в общем канале связи взволнованный и нетерпеливый голос Самриты.
М’Кота смотрела на ключ. Сначала было не понятно, получилось или нет, но когда она вставила его до самого конца, механизм сработал, и цилиндр вместе с кубом-приемником на мгновение мигнули зеленым светом.
– Кажется, сработало, – сообщила М’Кота, – Только что был световой сигнал. Ваши сенсоры что-нибудь засекли?
- Ничего, - отозвалась землянка. - Если сработало, пора тебя поднимать и лететь дальше, у нас мало времени, - на губах Самриты появилась довольная улыбка, но по связи этого слышно не было. – Отойди подальше от силовых полей, чтобы тебя можно было поднять.
Баккер навела луч транспортера на клингонку и посмотрела на Освальда, ожидая команды.
- Новых координат всё ещё нет? - задал риторический вопрос Освальд. - Надеюсь, цель у нас всего одна, а то окажется, что надо десять таких кубов найти, да ещё в правильной последовательности их посетить... Поднимай её, Сэм, - произнёс он чуть бодрее, - Акрита, будь готова покинуть орбиту.
- Есть, капитан, - бодро отозвалась Акрита, приводя все системы в готовность. - Ну вот, все оказалось не так страшно и сложно!
М’Кота отошла подальше от рассеивающего поля и сообщила:
– Готова. Поднимайте.
Самрита убедилась, что силовые поля не мешают, и активировала транспортер – она знала, что в этом действии нельзя торопиться, но ей очень хотелось побыстрее получить ключ и полететь дальше.
Через секунду в задней части мостика появилось синее свечение, и на платформе материализовалась фигура в скафандре, сжимающая в руке ключ…
- Отличная работа, все молодцы! - незамедлительно сказал Освальд - получать похвалу всегда приятно, это он знал, но сейчас его обязанность - хвалить других. Впрочем, капитанский долг тут же сменился нетерпением молодого кадета, и Освальд повернулся к клингонке с протянутой рукой. - Ну же, М'Кота, не томи! Есть у нас следующая точка?
Артур слушал все происходящее по связи, и когда М'Коту начали телепортировать обратно, принялся быстро снимать с себя скафандр. Управившись за две минуты, кадет бросился бегом на мостик.
- Молодец, М'Кота! И Сэм тоже! – выпалил он, влетев в главный отсек катера, сел за свою консоль. – Все молодцы!
- Я ничего особенного не сделала, - пробормотала Самрита, отводя взгляд. – И вообще, мы же не знаем, какие результаты у остальных – может быть, мы плетемся в хвосте регаты? – форменный пессимизм Баккер был неистребим, и, поняв это, она придала голосу радости: – Но да, все молодцы. Давайте посмотрим, куда нам дальше лететь!
"Опять она начинает!" - притворно-недовольно проворчал Освальд про себя. Надоедливые особенности любимых людей воспринимаются совсем не так, как таковые у посторонних или даже у друзей. Разумеется, они раздражают, но не так сильно, и хочется не высказать человеку всё, что о нём думаешь, а попытаться либо исправить их, либо найти в них что-то приятное. Освальд выбрал второй путь: "очаровательный пессимизм", " прекрасная скромность", "милое неумение принимать похвалу" - именно так и никак иначе он характеризовал подобное поведение Самриты. Будь они наедине - он бы либо беззлобно и шутливо фыркнул, либо продолжил хвалить, будучи уверенным, что девушке это очень нравится... но они не были наедине. Снова ощутив груз ответственности за общее дело и поняв, что обязанности капитана по поддержанию боевого духа команды вынуждают его заставить Самриту притихнуть, молодой человек почувствовал, что разрывается на части, и изо всех сил сжал подлокотники кресла, подбирая правильные слова.
- Отставить пессимизм за инженерным постом! - с немного вымученной усмешкой произнёс он. - Вы все сделали всё необходимое для победы и даже больше, поэтому мы сейчас полетим на следующее задание, и у нас всё будет хорошо - мы покажем всему квадранту, на что способны объединившиеся вместе федераты и клингоны и чего стоит проект "Альфа". Кто-то может сказать, что это самообман, но я на это возражу: если мы не будем так думать, то точно провалимся, а так у нас есть шанс. Так что не принижайте своих достоинств! Акрита прекрасно вела корабль и выбрала правильную траекторию облёта, поэтому мы нашли нашу цель так быстро, и это именно Артур занимался непосредственными поисками, ловко орудуя сенсорным массивом, а заодно был готов выйти в открытый космос вслед за М'Котой. Для справки: всего несколько столетий назад на Земле это был подвиг, с которым мало что могло сравниться. И, Сэм, это именно ты смогла с фантастической скоростью перенастроить сенсоры на поиск нужного сплава и перевести символы на стенке куба. Да, последнее не помогло нам никак, но ведь могло и помочь: там могла быть подсказка, которая позволила бы найти цель быстрее, и именно ты нашла бы её быстрее всего! Про твои навыки управления транспортером говорить не приходится - они нас не раз и не два уже выручали, так что не скромничай - ты молодец, как и все остальные!
М’Кота тем временем посмотрела на ключ, а затем передала его Акрите и наконец-то сняла шлем.
– Есть, есть у нас координаты, – сказала она. – Я пойду избавлюсь от скафандра.
- Отлично, М’Кота, ты герой! – весело ответила андорианка, попутно прокладывая траекторию к нужным координатам. – Готово! Полетели?
Акрита ввела новые координаты в компьютер, и когда они отобразились на карте, оказалось, что их новая точка совсем близко - на другой орбите Бэйджора XI, на пятом естественном спутнике планеты, луне Джераддо.
- Близко, однако! - сказал Освальд, когда на его пульт поступила информация. - Артур, радируй на станцию, передай, что мы закончили и поблагодари их обязательно - хуже от этого точно не будет. Потом передай Амазонке по нашей хитрой связи: "Первый - Семба-2, понадобился скафандр. Второй - Джераддо". Акрита, курс - на пятую луну, полный импульс. Сэм, посмотри в базе данных, есть ли на этой луне что-то интересное, о чём нам сейчас стоило бы знать?
Артур кивнул Освальду, ответил:
- Делаю, - затем быстро набрал сообщение для станции "Мы выполнили задание, благодарим за задание и поддержку! Успехов в дальнейшем!", а затем отправил сообщение кодированной связью для "Амазонки".
- Есть полный импульс! – откликнулась Акрита, выводя катер на траекторию. – Скоро будем на месте!

_______
с командой "Альфа-маж" и баджорцем-голограммой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 22 Июня 2017, 13:16:48
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, утро
Катер “Анадырь”

 
Катер отлетел от «Сембы-2» и направился по новым координатам. Лететь было совсем близко, так что у Самриты не было много времени на поиски информации. Она сосредоточилась на деле, и было бы не совсем честно сказать, что слова Освальда не возымели эффект – пусть он и говорил это как капитан, чтобы мотивировать свою команду. Сама девушка считала, что пока не сделала ровным счетом ничего, стоящего внимания, и что с ее работой справился бы даже первокурсник. Вот выйти в космос – это да, это действительно было настоящим приключением!..
Она привычным торопливым жестом поправила волосы, отмечая, что за неучтенные три месяца они как-то выросли, лезут в глаза и пора бы их подстричь, и погрузилась в изучение информации.
- Здесь не очень много данных, - наконец сказала Самрита после некоторого времени напряженного чтения. – Известно, что это пятый спутник Бэйджора XI, сейчас он необитаем, но раньше во время Оккупации на нем были небольшие поселения и лагерь сопротивления. В прошлом десятилетии было решено использовать ядро Джераддо, чтобы обеспечить Бэйджор энергией, но на самом спутнике этот процесс привел к выбросу соединений углерода и серы в атмосферу. Так что теперь воздух непригоден для дыхания… - девушка сделала паузу, обдумывая информацию. – Новое задание на поверхности спутника? Если придется спускаться, без скафандров здесь снова не обойтись….
- Ты это будто бы с надеждой сказала! - усмехнулся Освальд, взглянув на Самриту. - Можешь морально готовиться: если искать придётся по всему спутнику, да ещё без точных данных от сенсоров, то на катере останется только кто-то один, а остальным придётся спускаться. Но это потом, а пока... - кадет посмотрел на свой монитор, - Артур, предварительно начинай сканировать спутник и пространство вокруг на наличие гуманоидных биосигналов и силовых полей поблизости: может быть корабль или временная база на поверхности, откуда с нами свяжутся. М'Кота, - вызвал он клингонку, - на всякий случай подготовь четыре скафандра. Возможно, нам придётся спускаться почти всем.
- Есть, - сказал Артур, и стал запускать последовательно дальнее сканирование спутника по трем разным алгоритмам.
- Может, тогда еще стоит поискать что-то похожее на наш первый куб-замок? – предложила Акрита, не отвлекаясь от пилотирования.
- Разумная мысль, - кивнул Освальд, - хотя бы сплав, из которого он сделан, можно поискать, если хватит разрешающей способности сенсоров.
- Да, принято, это тоже поищу, - ответил Артур.
На этот раз координаты были достаточно точными и указывали не просто на луну, а вели в некую точку на ней, так что, возможно, в этот раз им не пришлось бы сканировать весь спутник и пытаться отыскать на нем крохотную каплю определенного металлического сплава.
Данные, которые получил Артур, не показали наличия гуманоидной жизни на поверхности Джераддо. Но вокруг, в системе, было достаточно кораблей - небольшие транспортники и корабли других команд.
Ближе всего был один из кораблей, отображавшийся на карте-схеме федеральным значком и помеченный как участник регаты.
“Сканирование инициировано” - появилось уведомление на консоли Артура. Кажется, их ближайший сосед хотел узнать о них побольше и пытался прощупать их своими сканерами.
- Нас сканируют, - сказал Артур, глядя на показания. - Надеюсь, им просто любопытно, но я ещё раз проверю безопасность главного ядра компьютера на предмет защиты от внешнего доступа.
- Давайте тоже их просканируем и посмотрим, кто это? – предложила Самрита, и внутри у нее что-то екнуло: вдруг здесь был и их ночной саботажник?
Акрита тоже проследила положение других команд.
- Кстати, я вижу наших! – сказала она. – Хотя они еще далеко. А кто именно нас сканирует?
Артур посмотрел на федеральный значок - соседний корабль вышел на курс, параллельный “Анадырю”. Он открыл дополнительную информацию и увидел, что это был корабль с Андории под названием “Поющие льды”.
- Кристаль говорила, что они среди фаворитов регаты, - заметила Самрита. – И, похоже, летят на то же задание, что и мы… Как насчет успеть первыми? – хитро улыбнулась девушка.
Тем временем сканирование андорианцев добралось до входящих и исходящих сигналов “Анадыря”. Приборы показали, что прием аварийного канала с ДС9 стал хуже.
- Слушайте, мне не нравится это сканирование, - быстро сказал Артур, - у нас понижение чувствительности приемников связи. Может щиты? Или, Сэм, как еще иначе можно сбросить сканирование?
- Щиты, как и сканирование, не запрещено использовать, это самый простой способ, - отозвалась Самрита. – Проще только вызвать их и спросить, что им надо. Еще мы можем улететь так быстро и далеко, что выйдем из поля действия их сенсоров, или поставить защиту от внешнего сканирования, - она продолжила перечислять варианты.
- Я не против ускориться, - мотнула головой Акрита, пока не видящая и не подозревающая конкретных неприятностей. – Андорианские корабли быстрые и маневренные, но наш модифицированный катер не хуже.
– А я бы и щиты подняла, и спросила их в лоб, – сообщила по связи М’Кота, которая со всем тщанием проверяла скафандры, однако связь с мостиком не отключала, чтобы быть в курсе событий. – Интересно посмотреть на их лица!
Всё это время Освальд сидел с хитрой ухмылкой и поглядывал то на коллег, то на монитор, то просто перед собой.
- Это было бы довольно грубо, - произнёс он в ответ на слова клингонки, - а грубить надо только тогда, когда другого ничего не остаётся. Но мне нравится идея Сэм - успеть первыми мы просто обязаны! У меня есть мысль, но нам понадобятся сосредоточенность и точность! Итак, Артур, по команде сканируй их двигательную установку. Самрита, на тебе тяговый луч: по той же команде используй на их корабле, чтобы придать нам ускорение. Это будет непросто: надо будет в нужный момент переключиться с притяжения на отталкивание, чтобы в итоге получилось нечто похожее на гравитационный манёвр. Но я в тебя верю - ты справишься! Акрита, когда мы будем чуть впереди них, включи на секунду форсаж - удивим наших конкурентов! Сразу после этого, Артур, поднимай щиты - больше нас никто не должен сканировать до самого подлёта. Но помните все: по команде и слаженно. Командой будет щелчок пальцами, - кадет щёлкнул пальцами, - ну а пока... Артур, давай-ка поприветствуем наших андорианских соперников и пожелаем удачи. Вызови их!
Артур выслушал Освальда, обернувшись к нему, понял все инструкции и обернулся к своей консоли.
- Есть, командир, готов действовать, - сказал он и послал видео-вызов на корабль команды “Поющие льды”.
________
С командой "Анадыря"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 22 Июня 2017, 13:18:28
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, утро
Катер “Анадырь”

 
На экране появился капитан-андорианец, которого Освальд уже видел раньше, когда подходил к младшему лейтенанту Авему получать свой путевой ключ, еще на ДС9. Десятки тонких белых косичек капитана теперь были собраны в один толстый хвост на затылке. Кроме него на мостике, освещенном холодным фиолетовым светом, были видны два пилота, их антенны подрагивали в такт ритмичной тяжелой музыке, которую было слышно даже по связи на борту “Анадыря”.
-Капитан Кон, - представился андорианец, - Чем обязан?
- Капитан Макдауэлл, - представился в ответ Освальд, вежливо кивнув, - и это мне хотелось узнать, чем мы обязаны, капитан. Не могу не заметить, что вас крайне заинтересовало наше скромное судно. Неужели знаменитые на весь квадрант "Поющие льды" чувствуют угрозу от кадетской поделки?
-Мы наслышаны о вас из цикла передач Кристаль Харт, и для всех в этом соревновании вы “темная лошадка”, - антенны капитана Кона слегка качнулись, - А мы хотим знать наших соперников.
- Какое совпадение, мы тоже слышали о вас от мисс Харт, - слегка улыбнулся Освальд и набрал на своём пульте сообщение Артуру: "Просканируй двигатели и силовую установку сейчас", - вы рассуждаете как военный, капитан, доводилось служить на флоте? Быть может, вам знаком данный класс кораблей?
Артур уже наметил область двигателей и силовых установок корабля андорианцев, ему осталось только запустить сканирование, что он и сделал немедленно по приказу Освальда. Не поворачиваясь к капитану, он лишь кивнул, надеясь, что Освальд увидит это.
-Мы здесь не для светской беседы, капитан Макдауэлл, а чтобы победить, - ответил капитан Кон, - Сейчас мы узнали о вас все, что хотели, но на случай, если вы выкинете какой-то нечестный трюк, мы будем продолжать следить за вами. Мы знаем, что вы не единственная команда из вашего проекта.
Один из пилотов-андорианцев неожиданно резко вытянул свои антенны в направлении экрана - наверное, сканирование Артура не прошло незамеченным.
Тем временем М’Кота закончила со скафандрами и вернулась на мостик. Садясь за свою консоль, она бросила взгляд на экран: андорианец был тот ещё пижон!
- Следите, капитан Кон, мы не возражаем, - в тон андорианцу ответил Освальд, набрав сообщение для Самриты: "Отставить тяговый луч, после толчка сразу щиты на максимум", - а вот победить вам мы просто так не позволим. Капитан Кон, уверен, вы бы согласились со старой земной мудростью, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, ну или, в вашем случае, прочитать на экране, - кадет щёлкнул пальцами, - ну так смотрите!
По условной команде Акрита, уже державшая руку наготове, врубила "форсаж" – ту самую модификацию, которую они под чутким руководством Самриты установили накануне регаты. Конечно, на деле ее еще никто не проверял, но тесты прошли успешно, и все же сказать, что Акрита не волновалась, было бы неправдой. За доли секунды катер рванулся вперед, всех сидящих и стоящих на мостике резко качнуло назад. Уже в следующее мгновение экипажи поравнялись, а затем "Анадырь" и вовсе оказался впереди, все той же стрелой пролетев мимо "Поющих льдов".
Как только корабль рванул вперед, Самрита поспешно включила щиты. Команду Освальда она выполнила скорее на автомате, а вот что полностью завладело ее вниманием, так это поведение катера при реализации одной из их «модификаций». За форсаж Самрита боялась – не так как за работу ЭМГ, на тестирование которой вообще не было времени, - но все же опасалась, что катер не выдержит, и какая-нибудь важная система выйдет из строя. Так что первое, что сделала Самрита после поднятия щитов – это запустила фоновую диагностику, и только потом подняла голову, чтобы посмотреть, что происходит на экране и как реагируют андорианцы.
Андорианский корабль остался позади. Он не стал преследовать “Анадырь” и сохранил свою прежнюю скорость и курс. А вот связь капитан прервал.
- Почему мы отменили тяговый луч? – поинтересовалась Самрита, когда «Анадырь» вновь вернулся к заданной скорости.
- Они хорошо себя вели, - усмехнулся Освальд, - мешать им было бы уж слишком грубо. Не волнуйся, что-то мне подсказывает, что мы их ещё увидим, и тяговый луч нам тогда пригодится!
- Мы почти на месте, - доложила Акрита, плавно переводя катер с сумасшедшей прямой на траекторию подлета к нужной точке над поверхностью. – Мы оторвались, но не сильно, так что если не хотим столкнуться с ними нос к носу на задании, придется поторопиться.
- Начинаю сканирование луны на предмет сплава куба, - сказал Лайтман, когда маневр был завершен. Комментировать связь с андорианцами он не стал, но его порадовала слаженная работа всех и успех предприятия.
Зато М’Кота не отказала себе в удовольствии одобрительно прокомментировать:
– Эффектное выступление, капитан! Я бы поапплодировала, если бы не были заняты руки.
Сканеры Артура пока ничего не показывали, очевидно, их разрешение было не достаточным, чтобы разглядеть один небольшой куб на поверхности Луны.
- Садимся? – после короткой паузы спросила Акрита. По тому, что никаких новых данных или координат не появилось, она поняла, что с орбиты они вряд ли что-то найдут.
- Входим в атмосферу луны и ищем удобное место для посадки рядом с сигналом, - ответил Освальд, - Сэм, Артур, хотите прогуляться? Будете первой группой поиска, идите собирайтесь. М'Кота, принимай управление сенсорами.
- Конечно, - уверенно отозвалась Самрита, поднимаясь со своего места, - давно этого ждала!
На самом деле она совсем не была уверена, особенно сейчас, когда высадка была уже совсем близко. Все-таки это было не совсем то, чему ее учили в Академии – разумеется, инженеры проходили все стандартные тренинги, но меньше, чем, например, будущие офицеры службы безопасности. К тому же Самрита Баккер любила комфорт и удобство, а прогулка в скафандре в непригодной для дыхания атмосфере в условиях давления времени к ним никак не относилась. А еще девушке было страшно… Но сейчас ей надо было сделать над собой усилие и спрятать свой страх так далеко, чтобы никто его не мог даже заподозрить. Поэтому она уверенным и решительным шагом направилась в заднюю часть катера, где М’Кота заранее приготовила скафандры.
Артур поднялся из кресла, все еще следя за сканированием, но наконец оторвался от него, передавая данные на консоль М'Коты. Прогулка во враждебной для человека атмосфере, в скафандре – была для него увлекательным действием на самом деле. И теперь он поспешно взял трикодер и обернулся к Освальду:
- Да, есть, иду на высадку. Ключ, - сказал Артур, протянув руку, и посмотрел вслед Самрите, которая уже ушла в задний отсек катера.
- Удачи, мы будем на связи, - Освальд протянул ключ и кивнул.
Тем временем Акрита рассчитала спуск и на максимально возможной скорости направила катер к поверхности. Здесь она оценила все достоинства и удобство дополненной реальности, когда за показаниями сенсоров следить не хватало глаз, а визуально вообще было почти ничего не видно. Еще какие-то, как ей самой казалось, непозволительно долгие минуты потребовались, чтобы выбрать ровную площадку, удаленную от заданных координат на пару десятков метров. Там Акрита посадила катер, заглушила двигатели, и лунная пыль стала медленно оседать вокруг "Анадыря".

_________
с экипажами "Анадыря" и "Поющих льдов"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 22 Июня 2017, 16:10:16
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

Как только открылся ангар “T’Камбры” и катер команды “Новое поколение” пошел на взлет, на цилиндре, лежащем перед пилотами появились следующие координаты. Квинтилия внесла их в бортовой компьютер, и карта показала, что искомая точка находится в северном полушарии планеты Бэйджор XI.
Минуту или две они летели молча, Ракар смотрел на большой экран. Наконец, ромуланец нарушил молчание.
- Поднять щиты. Компьютер, передать с помощью алгоритма: “Т’Камбра. Без сложностей. Два - Бэйджор, север”. Конец сообщения. Передать.
Ещё минута прошла в тишине, не считая подтверждения Тенека о щитах и ромуланец только вглядывался в звезды перед ними и временами в сенсоры, следящие за другими кораблями. Он думал о словах Солока и словах Квинтилии, которые она говорила ещё до того, как они вышли в ангар вулканского корабля.
- Перим, а давайте выжмем из нашего катера максимальный импульс, на который он способен, - сказал Ракар. - И ещё. Изначально я говорил, что между чек-поинтами пилоты будут меняться, но с нами нет Рроу, поэтому путь до Бэйджора тоже ваш, потом мы с вами поменяемся ролями - я поведу, а вы последите за сенсорами.
-Есть, - бесцветным голосом ответила Квинтилия.
– Разумное решение, – поддержал Тенек, привыкший любую проблему рассматривать с медицинской точки зрения. – Смена деятельности положительно сказывается на внимании и скорости реакции.
Голос Квинтилии был бесцветным. Квинтилия не радовалась. С другой стороны, это могло значить, что она просто максимально исполняет свои обязанности, по уставу. Но ранее она говорила, что не надо было слушать музыку, следовало готовиться. И это все тоже могло означать двоякое. Ей не понравилось. Или она просто делала все возможное ради успеха их задачи, как понимала ее. Ни на один из этих вопросов не было ответа, и узнать ответ можно было лишь явным способом. И тогда Ракар вспомнил эксперимент, о том, что нельзя узнать, жив или мертв сехлат, сидящий в коробке, пока не откроешь коробку. И это было тяжело. Но слова Солока, вулканского адмирала были мудры. И они относились не только к регате. Может быть к регате, но для Ракара они стали значить многое еще в нескольких областях. И теперь ромуланец решил сделать так, как говорила Квинтилия. Потому что кое в чем девушка-трилл тоже была права.
- Так, Бэйджор, северное полушарие, - сказал ромуланец, и открыл на своей консоли в левом нижнем углу карту Бэйджора.
- Пока летим, у нас есть время подготовиться к следующему заданию. В северном полушарии находятся… - Ракар принялся читать с экрана, - Провинции Кендра, Раканта, Дахур… и так далее.
На самом деле, о Бэйджоре Ракар знал не много. Немного о культуре, немного о недавней истории с начала кардассианской оккупации, лучше всего он был осведомлен об инциденте во время войны, когда не удалось разместить на четвертой луне ромуланскую военную базу, но вряд ли им это понадобится для регаты.
- В каком именно месте наша точка назначения? – спросил Ракар.
(http://www.coldnorth.com/owen/game/startrek/challenger/bajor/bajormap.gif)
-Юго-Запад провинции Кендра, - ответила Квинтилия, - Это местность с гористым рельефом. Я поищу информацию о том, какие достопримечательности там находятся. Дайте мне… несколько минут. Извините, что я не могу ответить сразу. Я должна была… подготовиться лучше.
Ракар вздохнул, разглядывая на карте провинцию Кендра, немного увеличив означенную область до вида с невысокой орбиты. Одновременно он следил за позициями других кораблей и показаниями о заряженной плазме.
- Перим, совсем не за что извиняться. Никто не может знать все, и быть готов ко всему заранее. Вот мы и готовимся, вы верно сказали об этом чуть раньше, поэтому в этот раз мы в первую очередь ищем всю информацию по нашему месту назначения. Ни один живой человек не может быть ходячей базой данных. И не должны вы были вовсе, потому что ранее вы занимались другими делами, помогали с модификацией катера, готовились к нашему финальному маневру, и так далее. Вам совершенно не за что просить прощения, это обычный нормальный рабочий момент. Я тоже не знаю, что нас ждет впереди, не думаю, что за это стоит просить прощения. Потому что в этом нет никакой вины.
-Но я знала, что регата будет в Баджорской системе, а значит, вероятность того, что мы окажемся в окрестностях самой главной планеты была высока, - печально возразила Квинтилия, - Я могла что-то сделать… но не сделала.
– Одно из двух, либо мы все совершили эту ошибку, либо мы все её не совершили, – подал голос со своего места Тенек. – Я склонен думать, что не совершили, поскольку заранее нам не было известно, какого рода информацию следует искать. Мы могли искать достопримечательности, а это, оказалось бы, к примеру, малопосещаемое место вдали от туристических путей… что, кстати, лично мне кажется логичным, если организаторы не хотят заставить нас пробираться через толпу любопытных.
Ракар отвернулся от показаний на консоли и повернулся к Перим. Пару секунд он молча ее разглядывал. Кто же это все сказал ей раньше, кто привел ее к стимуляторам, заставляя быть существом вездесущим и всезнающим? Пока Ракар думал, Тенек сказал пару слов.
- Но вы же не претендуете на роль сверх существа? - сказал Ракар, - Кью, Баджорских Пророков, может быть еще какого-то бога, способного мыслью проникнуть в грядущее и заранее знать все? Нет никаких ошибок. Не за что винить себя. Никто не умер от того, что прямо сейчас мы не знаем чего-то. Вот если бы вы могли предотвратить прямо сейчас и немедленно, это только пример … гипотетический, прямо сейчас и немедленно какую-нибудь разгерметизацию, о которой знали заранее, или сообщить о заложенной бомбе, или еще что-то жизненно важное, и намеренно или по иной причине не сделали этого – это был бы повод для печали и самообвинения. Но только не это. У нас есть 2.5 часа до Бэйджора и мы в нормальном режиме ищем информацию о точке назначения. Это нормально, Перим.
-У меня много недостатков, - тихо произнесла Квинтилия, - Я должна чем-то их компенсировать… Поэтому я всегда должна стараться быть лучше.
Она слегка шмыгнула носом и продолжила громче:
-Вот… вот информация про самые известные места в провинции Кендра. Во-первых, там расположен монастырь Дакин, он очень древний и, очевидно, почетаемый баджорцами, но туристическая статья про него не большая, в основном только фотографии. Судя по всему, он находится в горах и до него не так легко добраться по земле. Во-вторых - долина Кендра, которая дала название всей провинции. Cамый крупный город там Корто-сити, но много и отдельных деревень и хуторов, поэтому плотность населения достаточно высокая. Ох… это место одного из самых трагических эпизодов баджорской Оккупации, - голос трилла дрогнул, - Они называют это резней в долине Кендра - кардассианцы обещали убивать местных жителей деревня за деревней, пока им не сообщат координаты базы Сопротивления. А когда кто-то это сделал - кардассианцы жестоко убили сразу 43 повстанцев, - очевидно, Перим очень ярко представила себе эту картинку, потому что когда она подняла руку, чтобы убрать прядь непривычно коротких волос, выбившуюся из прически и упавшую ей на лоб, ее пальцы дрожали, - Но сейчас это снова мирное место, с плодородной землей и красивыми пейзажами. Тут пишут, что капитан Сиско купил там участок… до того, как пропал без вести, конечно. В горах иногда бывают землетрясения, но редко - последнее было зафиксировано 9 лет назад. Самая крупная река называется Йолджа.
Ракар смотрел на девушку с сочувствием. Он собирался сказать еще что-то, о недостатках. Но Квинтилия начала читать с экрана текст, и он не стал, подумав только о том, что все ее недостатки для него давно скомпенсированы. Квинтилия почти готовилась плакать, и сейчас не стоило до этого доводить. И без того ее руки дрожали при тексте о резне. Ромуланец задумался о термине "резня". Федерация называла резней бой ромуланцев и клингонов у Нарканской базы. А на Ромуле это называлось Нарканской кампанией. Баджорцы называли резней произошедшее в провинции Кендра, а кардассианцы имели совершенно иной взгляд на все это. Многие кардассианцы. Не все. Но суть была одна, баджорцы защищали собственную родину, свою планету, от вторжения чужаков. И баджорцы не нападали на Кардассию первыми. В этом смысле Ракар прекрасно понимал чья сторона защищала правое дело. Потому что вся история Ромула является защитой своей Родины. И теперь он видел как дрожат руки Квинтилии. Нельзя было допустить новой войны, боли и смерти. И память о том, что было, должна быть сохранена. Чтобы никогда не повторилось снова.
- Понятно, - сказал Ракар, и повернулся к своей консоли, - спасибо. Тут могут быть разные варианты. Возможно нам разрешат посадку. И монастырь, и место, где участок эмиссара, и горная местность тоже. Но пока судить рано. Думаю, на подлете нас встретят патрули, и мы должны быть готовы к немедленной остановке. Да, это красивое место, - Ракар увеличил на своей консоли долину, в которой купил участок бывший командующий станции.
-Вы думаете, мы летим туда? - спросила Квинтилия.
__________
С Тенеком и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 22 Июня 2017, 16:21:04
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

 
– Я думаю, что капитан Бенджамин Сиско много значил для баджорцев, - сказал Ракар. – Они могут что-то делать в честь его памяти. Но это предположение равновероятно любому другому, так что я не уверен. Просто одна из многочисленных версий.
– Но это его земля, - возразила Квинтилия, - Вряд ли его семье понравится, если вокруг дома будут ходить толпы туристов…
– А наши координаты совпадают с каким-нибудь из этих объектов? – поинтересовался Тенек.
– Нет, - покачала головой Квинтилия, - Это не достаточно точные координаты. Но когда мы летели к “Т’Камбре”, мы тоже не могли сказать сразу, что там, а затем получили уточнение, как только подлетели ближе - они вызвали нас и открыли ангар.
– Зато мы уже знаем как работает система отметок на чек-поинтах, – заметил стажёр. – Мы можем, приближаясь, одновременно искать сканерами аналогичный объект? Это могло бы сэкономить время.
– Ага, видимо так будет и теперь, и адмирал сказал, что мы теперь поняли процедуру. Что ж,  мы действительно поняли, - сказал Ракар и закрыл карту Бэйджора на своей консоли, освобождая место для других показаний.
– Не факт, конечно, что у дома Сиско все будет, но мы пока этого не знаем. Ладно, увидим на месте. Чтобы искать объект, нам нужно зайти на орбиту как минимум. Но сначала наверняка будут охранные патрули, которые скорее всего дадут нам дальнейшие инструкции. А до орбиты – разрешения сканеров не хватит.
Ракар допустил небольшую паузу и перевел тему.
– Знаете, чего мы не сделали в проекте? – Ракар задумался на мгновение, - мы не познакомились друг с другом достаточно подробно. Личные дела не дают полной картины, и у нас постоянная спешка, то с одним, то с другим. Нет времени узнать друг друга лучше. Сейчас есть время. И на самом деле кажущаяся праздность разговоров – не совсем верное впечатление. Это можно расценивать в том числе и как тренировку многозадачности. И как только что-то начнет происходить – мы прервемся, разумеется. Вот что я думаю – пусть каждый расскажет о себе? Что вам нравится, как проводите свободное время вне службы? Почему каждый из вас выбрал свою профессию? Что вы любите? Да, Тенек, я помню вашу формулировку, так вот – касательно вас – к чему вы относитесь с максимальным уважением и кто преподал для вас ценные уроки? Начнете, Тенек? – спросил ромуланец не поворачиваясь к вулканцу.
Тенек немного подумал, прежде чем заговорить.
– Слишком много для перечисления. Людей, нравственных ценностей, поучительных ситуаций, значимых мест. Но если необходимо выделить кого-то среди людей, я бы в первую очередь выделил свою семью, потому что именно семья знакомит нас с нашими первыми ценностями и убеждениями. И особенно моего Наставника – отца моей матери. Думаю, именно он преподал мне больше всего уроков, а его пример если не определил, то поддержал мой профессиональный выбор.
Квинтилия слегка нахмурилась, пытаясь разобраться в речи Тенека.
– Получается, ваш дедушка тоже был врачом?
– Да, – ответил Тенек, – и оставался им до конца.
– Вы имеете в виду, он не сменил работу до пенсии? - переспросила Квинтилия, - Ну… многие люди так делают, если находят свое призвание.
– Я имею в виду, что он погиб девять лет шесть месяцев и двадцать один день назад, защищая лазарет станции, захваченной десантом Доминиона, – как можно более мягким тоном объяснил Тенек. – Это был первый и последний день в его жизни, когда ему пришлось убивать.
– О… мне очень жаль, - дрогнувшим голосом ответила Квинтилия и замолчала.
– Я сожалею,  – сказал Ракар, обернувшись к Тенеку. На самом деле, Ракар затеял это все ради того, чтобы послушать Квинтилию. Чтобы у нее возникли воспоминания о себе, о том, что она любит, чтобы через попытку сформулировать она смогла определить для себя нечто важное, к чему-то вернуться, или что-то вновь осознать. И потому, что он хотел знать о ней. И еще он именно так понимал то, что должно быть ее реабилитацией. И как хорошо, что Тенек был сейчас рядом. Единственный вулканец, которому он стал доверять. Дедушка Тенека "был". Дедушки Тенека сейчас уже нет. Ракар  внимательно посмотрел на вулканца.
– Мы все понесли потери на той войне. Множество ромуланцев погибло. Теперь такое не должно повториться. Для этого наш проект.
Перим замолчала, но для Тенека было важно сказать, то, что он сказал. И значит польза была для всех.
– Есть что-то, что вы еще хотите рассказать о себе, Тенек? – снова спросил Ракар спустя небольшую паузу.
Когда Ракар сказал о погибших ромуланцах, Тенек бросил на улана странный, словно бы оценивающий взгляд. Он не хотел об этом говорить, но если Ракар действительно хочет слышать…
– Только то, что война с Доминионом преподала мне два важных урока, – с расстановкой сообщил он. – Смысл жизненного пути лекаря своей гибелью во всей полноте показал мне мой дед. То, что цель отнюдь не оправдывает средства, чужими жизнями, загубленными бессмысленно и бездарно, мне блестяще и наглядно продемонстрировали ромуланцы.
– Что вы имеете в виду? - удивленно спросила Квинтилия, переводя взгляд с вулканца на ромуланца и обратно.
Ракар слушал Тенека с почтением и уважением, но Тенек повел себя совсем иначе, нежели чем Ракар предполагал. Он совершенно не ожидал от него теперь выпада против ромуланцев, и хотя не совсем было ясно, к чему Тенек ведет, смысл его слов был очевиден. Смысл слов Тенека сейчас перечеркивал идею и значение того действия, которое Ракар задумал. Тему о ромуланцах, войне с Доминионом, оправдывание средств целями Ракар предпочел бы обсудить с Тенеком наедине. Без Квинтилии. Наверняка разговор был бы жестким. Но теперь Перим попросила уточнить, и Тенек конкретизирует сейчас свои претензии к Ромулу. И Ракар, как бы ни хотел ответить с максимальной жесткостью, должен будет вести себя по иному. Сейчас ромуланец смотрел на Тенека чуть прищурившись, ожидая слов, которые тот скажет. И всякий раз Ракар отмечал тот факт, что он всегда совершенно не вовремя чему-то радуется. Возможно, Квинтилия когда-то тоже познала это… радость, которая была не вовремя и не к месту для ее окружения, радость, которую забили в дальний угол, и она познала теперь постоянную печаль.
 
Тенек посмотрел на Ракара, потом на Квинтилию. Разговор получался сложным и дискомфортным по его собственной вине, но иногда подлинное доверие и подлинная откровенность обходятся дорого.
– Я должен принести мистеру Ракару извинения за то, что вынужден привести в качестве отрицательного примера действия ромуланцев, – сказал он. – Разумеется это ни в коей мере не является оценкой всего его народа или его самого, только оценкой конкретного поступка конкретных должностных лиц Ромуланской Империи. Более того, если бы я приравнивал мистера Ракара к ним, я не заговорил бы об этом, поскольку это был бы разговор, лишённый смысла.
После короткой паузы Тенек продолжил:
– Я имею в виду тот случай, когда представители Ромуланской Империи пытались основать военную базу на четвёртой луне Бэйджора, под прикрытием госпиталя и когда без своевременно озвученного предупреждения обнаружилось, что ромуланский госпиталь не намеревается оказывать медицинскую помощь кому-либо, кроме ромуланцев. Этот манёвр стоил жизни многим с обеих сторон: гражданам Федерации в неотложной помощи было отказано, граждане Ромула в итоге лишились дополнительного опорного пункта, где эту помощь им могли оказать, было серьёзно подорвано доверие к Ромулу многих его союзников и всё это ради нулевого результата. И ведь не так сложно было просчитать наиболее вероятные реакции всех участников событий – от капитанов медицинских кораблей, слишком высоко оценивших добрую волю союзников, до Баджорского правительства, совсем не оценившего батарею из ромуланских фотонных торпед на одном из спутников своего родного мира. Я не могу не спрашивать себя: почему авторы этой странной комбинации не потрудились сделать этот несложный прогноз?
Тенек снова ненадолго замолчал затем заговорил, казалось, на другую тему, но на самом деле он продолжал ту же мысль, только показал её в другом ракурсе.
– Я далёк от мысли идеализировать общество Федерации и не собираюсь утверждать, что все решения её представителей всегда были этичными. Один только мирный договор с Кардассией, касающийся Демилитаризованной зоны, является дискуссионным, и не только по сути, но и относительно тех методов, которыми он принимался и проводился в жизнь. Я спрашивал себя, почему ответственные лица приняли это решение своевольно, не встретившись лицом к лицу с населением попавших в будущую Демилитаризованную зону планет? Почему не вступили с ними в диалог и не позволили им принять участие в решении их собственной судьбы, не провели референдумы? Возможно, это не предотвратило бы движение маки, но вероятнее всего сделало бы большее число людей сторонниками переселения и сильно сократило бы число недовольных. Также я понимаю, что бывают ситуации, когда объективно приходится выбирать из двух зол, когда отказ от нарушения того или иного принципа является ещё более неэтичным, чем само его нарушение, и убийства, совершённые в день смерти моим собственным дедом – наглядный тому пример. Тем не менее, история с ромуланским госпиталем не только не отличалась какой-либо неоднозначностью, но и выделялась среди других известных мне примеров своей невероятной, можно сказать незамутнённой, бессмысленностью и тем самым заставила меня неоднократно размышлять над данной проблемой и в конце концов сформулировать для неё своеобразное правило.
Тенек поднял взгляд от консоли, за показаниями которой следил в течение почти всего своего монолога и сказал:
– Есть существенная разница в том, как неэтичное решение принимается в этически ориентированном обществе, и как оно принимается там, где формула «цель оправдывает средства» является государственно одобренным принципом. В первом случае принимающий это решение индивид сознаёт, что близок к совершению преступления, всеми силами старается его избежать, мобилизует все свои интеллектуальные способности, чтобы найти все возможные альтернативы и решается на крайние меры только в безвыходной ситуации. Неэтичный поступок становится для него редчайшим исключением, возможно единственным в жизни. Во втором случае принимающий решение индивид нередко просто не даёт себе труда обдумать и рассмотреть альтернативы: его средства заведомо одобрены руководством и по умолчанию воспринимаются как простейшее и эффективнейшее решение. В результате неэтичный метод решения проблем становится правилом и применяется даже там, где его использование является очевидной глупостью. Хочу повториться: несмотря на то, что именно случай из ромуланской практики оказался для меня кодификатором этого явления, я не считаю всех ромуланцев поголовно его носителями, более того, я слишком хорошо знаю, насколько даже этически ориентированное общество не застраховано от постепенных искажений, приводящих к аналогичному результату. Более двухсот лет назад на моей Родине к власти пришли лица, которые опираясь на сумму постепенных искажений, пытались подменить логику и этику цинизмом и прагматизмом, и только обретение Кир’Шары спасло мой народ от падения, и это несмотря на все достижения предшествующих тысячелетий. Каким бы ни был культурный и этический багаж государства, его руководители не вправе проявлять подобную беспечность и должны вовремя защищать вверенное им общество от подобной угрозы.
____________________________
с Квинтилией и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 22 Июня 2017, 16:22:11
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

Ракар отвернулся к своей консоли.
- Я сожалею о вашей потере, мистер Тенек, - сказал ромуланец, - и видимо благодарен вашему деду за достойную науку для вас. Но вот что: давайте как-нибудь обойдемся без извинений. Это ни к чему. Я прекрасно понимаю, что Федерация предпочла бы, чтобы ромуланский госпиталь был беззащитен. Но это неприемлемо для нас, мы так не можем. И я промолчу обо всем остальном, как не очень относящемся к делу. Потому что все очень неоднозначно. И, к сожалению, он не был оборудован для лечения других рас. И потом, как раненые ромуланцы умирали не долетая до Ромула, так и продолжили умирать. Только я хочу, чтобы вы знали, что не я отдавал приказов об этом, не я отказывал в помощи вулканцам тогда, ровно как и мистер Тенма совсем не причастен к резне в провинции Кендра, и вообще к оккупации Бэйджора. Как-то так..
Три секунды молчания.
- Но я спрашивал не об этом, - продолжил Ракар, - не о характеристиках государств, не о политических и военных решениях. А о вас лично. Что нравится лично вам. Что вы делаете вне работы… Недавно я сказал что вам нравятся шторма, вы переформулировали это в ценные уроки природы, которые учат вас. Я попытался использовать вашу формулировку, и видимо попутал термины. Мне жаль. Хотя… видимо вы занимаетесь решением этических проблем и осмыслением истории. Тогда это понятно. Но теперь я даже не знаю, захочет ли кто-то слушать про меня, и рассказывать о самих себе. Если это не интересно, то тогда, видимо, я должен попросить прощения за неуместную тему.
– Конечно, – сказал Тенек, – я не считаю вас или мистера Тенму ответственными за эти инциденты, как не считаю мисс Перим ответственной за возникновение движения маки или за оккупацию Бетазеда, – дальше стажёр не стал развивать эту тему, вместо этого он сказал: – В ваших вопросах не было ничего неуместного, мне просто пришлось расставить приоритеты и выбрать с чего начать. Вы восприняли как отказ от ответа выбор более важной и сложной для обсуждения темы в ущерб второстепенной, вероятно, если бы я выбрал второстепенную, вы могли решить, что я избегаю разговора на более серьёзные темы и не считаю своих собеседников достойными доверия в этой области. Но я могу ответить на остальное сейчас: в моих внеслужебных интересах нет ничего секретного. Отчасти вы правы, я много времени уделяю чтению и осмыслению происходившего в прошлом и происходящего в настоящем, но это, представляется мне естественным для индивида с активной гражданской позицией и является скорее необходимостью, чем увлечением. То же можно сказать и о других моих интересах – все они так или иначе связаны с практическими целями. Музыка и искусство в целом интересует меня как зрителя и слушателя, все виды искусства способствуют познанию себя и других. То же можно сказать про изучение иностранных языков: оно оттачивает логическое мышление и помогает понять другие народы. Рисование как область мастерства – интересует меня с практической точки зрения, оно развивает глазомер, необходимый в хирургии. Пешие путешествия вряд ли нуждаются в пояснении – их польза очевидна. И наконец я могу упомянуть несколько нетипичных медитаций, которыми я время от времени заменяю стандартные – аналогичные по сути, но иные по форме. Впрочем, в этом тоже нет ничего необычного.
Ракар очень сожалел, что невольным образом спровоцировал политическую тему и испортил теперь все впечатление, и всю собственную затею. Наверняка,  настроение команды было испорчено. Точнее, и без того не очень стабильное настроение Перим.
- Понятно, - сказал он наконец. – Это интересно, Тенек. Вот, наверное, мы узнали вас лучше. Хотите, Перим, рассказать о себе? – спросил он.
-Не особенно… - призналась Квинтилия, - На самом деле у меня есть вопросы к мистеру Тенеку. Если он не против...
– Спрашивайте, – сказал вулканец. – Если какой-то из ваших вопросов вызовет у меня возражения, я об этом скажу.
-Вы сначала выбрали, каких практических целей хотите достигнуть, а затем подобрали под них правильные увлечения? - спросила девушка-трилл, - Или увлечения были сначала, а потом вы подвели под них логическую базу?
– Бессмысленных интересов не существует... или я о них ничего не знаю, – заметил Тенек. – По этой причине нет никакой необходимости специально подводить логическую базу под тот или иной интерес, достаточно выбрать то, что вам больше всего подходит. Любой ваш выбор будет небесполезен, а выбор, резонирующий с вашей Катрой, будет полезен вдвойне. Так, например, анатомический рисунок – обязательный предмет на медицинском отделении Вулканской Академии наук, однако далеко не все практикуют эту дисциплину после окончания курса. Один из самых известных хирургов-имплантологов моей Родины, насколько я знаю, не брал в руки стилоса с того момента, как окончил Академию, в то же время он входит в десятку лучших музыкантов-исполнителей Вулкана среди непрофессионалов, и я не думаю, что это – случайное совпадение.
-Но КАК вы выбирали интересы? - уточнила Квинтилия, - Вы однажды решили, что хотите стать врачом, а значит, вам будет полезно и поможет это, это, и вон то? Или вы сначала чем-то занимались… например, когда были ребенком, и это сформировало ваш дальнейший путь? Да, что из этого вы делали, когда были ребенком?
Тенек на секунду задумался:
– Практически всем перечисленным и ещё многим, – несколько извиняющимся тоном сказал он, – вулканская образовательная программа предполагает разностороннее развитие. Но я понял ваш вопрос и постараюсь на него ответить. Первое время у меня были достаточно неупорядоченные внешкольные интересы, однако после того, как я осознал медицину, как наиболее подходящую для себя профессию, большая часть моих внешкольных интересов стала группироваться вокруг неё, хотя, конечно, не все без исключения. Не могу сказать, что я подбирал их специально, просто интерес к медицине вызывал логичный интерес и ко многим сопутствующим вещам. Постепенно эти интересы систематизировались и постоянными стали те из них, которые подходили мне больше других. Вынужден признать, что первоначально это не происходило по какому-то заранее составленному плану, – добавил Тенек, вдруг ощутив укол беспокойства из-за того, что его путь в профессию может показаться собеседникам недостаточно логичным и упорядоченным, – и я не могу сказать, что все они отбирались по какому-то единому принципу. Одни вещи начинали интересовать меня сами по себе, интерес к другим возникал по мере углублённого изучения на официальных занятиях, что касается музыки, то учитывая профессию моего отца это была для меня своего рода естественная среда обитания.
-Ваш отец… - начала Квинтилия, но ее отвлек сигнал входящего с консоли.
Пока Квинтилия слушала длинные и развернутые ответы Тенека, она старалась по возможности смотреть на него, а не на свою рабочую станцию.
Ракар тоже слушал Тенека, не перебивая, и несмотря на все, что тут они обсуждали, Перим было интересно задавать ему вопросы, это был ее поиск пути. И даже если она не говорила пока о себе, она находилась на другом этапе, и это было очень неплохо.
- “Анадырь” сообщил, что закончили первое задание, им пригодились скафандры, - негромко сказал Ракар и замолчал, чтобы разговор продолжался. За всем остальным он следил сам.
-У нас ведь тоже есть скафандры в стандартной комплектации? Их не выкинули, как занимающие слишком много места? - нахмурилась Квинтилия.
- В отличие от «Анадыря», мы не облегчали катер, - сказал ромуланец, - напротив, он даже немного утяжелен. Скафандры в количестве пяти штук находятся в заднем шлюзовом отсеке катера, по размеру каждого из нас. Все в порядке, Перим.
-Хорошо, - ответила трилл и слегка вздохнула, - Значит, ваш отец, Тенек, музыкант? Как отец Акриты?
– Он – мастер музыкальных инструментов, – уточнил Тенек.
-Но он ведь, наверное, все равно на чем-то играет… - задумчиво произнесла Квинтилия, - Значит, у вас с ней есть что-то общее. Общее - это хорошо, вы сможете общаться об этом, быть друзьями… У вулканцев же могут быть друзья? Честно говоря, у меня остались вопросы еще с самой вашей презентации.
– Могут, – подтвердил стажёр. – Просто у нас считается, что формирование дружеских отношений требует времени, а сами отношения не нуждаются в демонстрации. И, конечно, о презентации вы тоже можете спрашивать.
-Время… да, я понимаю это, - серьезно кивнула девушка, - Никто не может раскрыться по команде или по мгновенному решению с кем-то дружить. Поэтому я не хочу говорить о себе. Вы двое - и так много обо мне знаете, о том, что я никогда бы не выбрала рассказать кому-то. Самое простое - вы были в моей каюте, а я не была в ваших и не знаю, какие секреты вы можете там прятать. Поэтому… - она бросила быстрый взгляд на ромуланского улана, - возможно, вам стоит начать самому отвечать на свои вопросы.
Ракар поднял на Квинтилию взгляд и не моргнул глазом при ее словах о секретах. Время, время для того чтобы поверить кому-то и потом разочаровываться раз за разом. Потом наступает время когда перестаешь верить хоть кому бы то ни было. Наверное, Квинтилия тоже перестала верить всем из какого-нибудь предательства.
- Да, - сказал Ракар, - я приготовился к этому и отвечу сам на свои вопросы. Это как раз все для того, чтобы лучше узнать друг друга, понять, сделать шаг к... дружбе. Поэтому, если Тенек не против, я расскажу о себе.
– Никаких возражений, – подтвердил Тенек.
-Вы приготовились? - прищурилась Квинтилия, - Хмммм…
_______________
Совместно с Тенеком и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 22 Июня 2017, 16:24:43
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар начал рассказывать, не переставая при этом смотреть на показания сенсоров, следить за "Анадырем", траекторией, заряженной плазмой пояса Денориоса. Он загнал глубоко собственный страх, еще ни разу он не пускал в свою душу чужаков, и все, что он хотел сказать - должна была узнать только Квинтилия. Но пусть узнает и Тенек, он здесь тоже не случайно, и несмотря на все его возмутительное поведение - он больше приближается к понятию друга, чем все остальные. Но было куда больше всего того, что им знать было не нужно, что знает только его руководство Тал Шиар, и эти информации не должны были пересекаться.
– В детстве я хотел был исследователем, теперь я знаю, что то, чем я хотел заниматься - называется астрофизика. Я сам наблюдал ночами звезды на том телескопе, что показывал в своей презентации. Долгими многими ночами. Но когда я стал немного старше, отец серьезно поговорил со мной. Ну как серьезно, обстоятельно я бы сказал. Он объяснил мне, что Родина превыше всего, он рассказал мне о ромуланском пути, о том, что защищать родину - высшая и благородная цель. То, что мы делаем - это для всех ромуланцев, которые хотят смотреть в небо и знать, что оттуда не придут захватчики. Ради того, чтобы у них была спокойная мирная жизнь. Я согласился, теперь я то, что я есть, но процессами во Вселенной я никогда не переставал интересоваться. Что еще я люблю - ну да, я люблю музыку, и вот в последнее время я слушал федеральную время от времени. И еще я уже полтора года не был дома, и честно говоря, скучаю по родине. Одно из самых лучших для меня времяпрепровождений дома - это встречать рассвет и закат. У меня есть дом, то есть, у моей семьи, он стоит над морем на возвышении и к морю спускается каменистая тропа. С задней террасы восход - прекрасен, он происходит над морем и обе луны Пирек и Элвронг в это время как раз видны и потихоньку опускаются за горизонт. Кроме того, мне нравится восходить в горы. Преодолевать метр за метром отвесный камень, стремясь к вершине. Вершина - она всегда там, наверху, впереди. Ее нужно достигать. Это непередаваемо. Я много раз это делал в той долине, которую тоже показывал в своей презентации.
– Последнее, про горы, - задумчиво сказала Квинтилия, - Это похоже на то, что любите делать вы, Тенек?
Тенек мысленно отметил, что роли поменялись: кажется, теперь в роли того, кто формулирует вопросы была Квинтилия. Свою роль в этой беседе стажёр пока не определил. Отбросив комментарии относительно неточности формулировок (всё равно формулировать в соответствии с вулканскими привычками его собеседникам не удавалось даже если они старались), он смирился с их несовершенством (хотя словосочетание «любите делать» резануло ему слух) и ответил:
– Похоже, хотя меня интересуют разные маршруты, не только горные, и особенно – ещё мной не пройденные. Впрочем, есть места, которые я посещал не единожды.
– Тогда вам стоит забраться на какую-нибудь гору вместе, - невинно заметила Квинтилия, - Может быть, в голо-комнате, когда вернемся на станцию. Это же вас сближает и объединяет...
Ромуланец не отрывал взгляда от консоли. Он смотрел только туда, и ему было страшно услышать нечто, что разобьет ему всю надежду прямо сейчас. И он слышал интонации, вполне однозначного характера. Понятного.
– Я приготовился – это значит, что сегодня ночью решил вот таким образом поговорить с вами. Я приготовился рассказать о себе, это, знаете, для меня тоже очень не просто. Но это верный способ преодоления стен между нами, поэтому это нужно. И мне тоже было нужно собраться с духом. А насчет – каюты, в любое время. Тем более мы с Тенеком теперь соседи, заходите к нам, когда вернемся с регаты. А насчет горы… Это кстати одна из силовых тренировок будет, и гравитация будет переменной. И там всегда есть цель, всегда есть вершина, преодоление и достижение, и награда. И я надеюсь что вам понравится, Перим. В жизни есть не только боль и разочарование, но и нечто прекрасное, я постараюсь это показать.
– Значит, у вас была целая ночь, - фыркнула трилл, - Знаете, когда у вас столько времени, вы можете все как следует обдумать, сформулировать, выкинуть все плохие куски и оставить только хорошие, прикинуть, что нам может понравиться и сделать на этом акцент. Но когда сталкиваешься с таким вопросом неожиданно и без подготовки… Я не знаю, что рассказать о себе. Вы наверняка читали мое досье, там много всякого. Но я больше не знаю, что из этого правда. Я умею играть на пианино, но только классику, потому что это то, что должно нравиться хорошим девочкам, если они хотят нравиться взрослым. Я все еще тренируюсь каждый день и могу сесть на шпагат прямо здесь, но делаю это только потому, что чувствую себя виноватой перед своей старой командой и тренером. Я много читаю, но это потому, что мне казалось, что я должна добиваться высоких оценок, раз не вышла умом, и внешностью, и приятными в общении качествами. Я пыталась делать то, что полезно, практично и сложно, что послужит моей цели. Поэтому я спрашивала Тенека… Он не умеет выражаться как нормальный человек, но что-то у меня появилось ощущение, что все-таки мы руководствуемся разным. Я не знаю, способны ли вулканцы испытывать удовольствие от своих хобби, но может “резонанс с Катрой” - это их особый эвфемизм и значит примерно это. Так что на самом деле между нами есть разница. И это грустно. Я чувствую себя… такой пустышкой.
– Да, целая ночь, полная сварки, настройки, конфликтов, поддержки второго вашего товарища, который вообще в печали и прочего, - сказал Ракар, отвлекшись от сенсоров, глядя на Квинтилию,  – Но все равно, да, у меня было время. И поэтому я не тороплю вас, Перим. Я знаю, что вы начинаете с чистого листа, но все равно у вас есть то, что было когда-то, то, что вам по-настоящему нравилось. А потом это не понравилось кому-то в вашем окружении, и вы заставили себя забыть. Но это не правильно. Это здорово, что вы играете на инструменте, это значит что вы умеете, и однажды будут ноты, которые вы сыграете и они поразят вас на всю глубину вашей души. И все прочитанное вами – не зря. Все это может пригодиться вам однажды, потому что ничто и никогда не бывает зря. Так устроен мир. И однажды, пусть не сегодня, может завтра – но в любое время я готов вас слушать, и если вы захотите поделиться чем-то, я всегда буду рад этому. И я помогу всем, что будет в моих силах, и если не в силах – то я сделаю больше чем могу. Так бывает, когда теряется цель, но это значит только то, что перед вами может стать цель новая, и вы в поиске. И между нами всеми есть разница, потому что каждый уникален, и нет ни одного человека, похожего на другого. Мы все разные. Вы не пустышка, все что угодно – только не пустышка! Потому что еще никто не сделал того, что сделали вы… для меня. На Волане II вы попытались понять как бы сделал я, если бы это относилось к моему коллеге-ромуланцу. Никто и никогда не делал так для меня, не спрашивал меня о том, о чем спросили вы. И это в тот момент обрушило все стены между нами. Точнее ту, что отделяла меня от вас. Вы не пустышка, вы даже не представляете, сколько много на самом деле вы можете. И это вы однажды поймете. Ваш ум, ваша личность… вы.. прекрасны, Перим. Кто сказал вам, что вы чем-то не вышли ? Вы очень красивая девушка из расы триллов. Только… можно я поправлю ваш хвостик? Я сделаю красиво.
Ракар говорил слишком эмоционально, и ему было пофиг, что Тенек это слышит. Все равно Тенек все знал. И Тенек не предаст.
 
А Тенек только через полсекунды понял, что во все глаза смотреть на людей, проявляющих эмоции (да ещё в таком масштабе!) несколько неприлично. Он перевёл взгляд на консоль и привёл себя в состояние ещё большей, чем обыкновенно, собранности. Сон’халл’лок – вот, что это было. Тенек представить себе не мог, что увидит это воочию, и, откровенно говоря, надеялся, что никогда не увидит. Он не знал, как помочь Ракару и Квинтилии, попавшим в ситуацию, когда одного из людей притягивает к другому эта разновидность безумия, но знал точно, что в случае крайней необходимости что-то сделать будет обязан. А если так, то и сделает.
 
Рука Квинтилии непроизвольно потянулась к волосам.
– Не прикасайтесь ко мне, - попросила она, - Вы же знаете, что я не люблю, когда меня трогают. Дело не только в вас, просто…
Квинтилия не договорила, опустила глаза на консоль перед собой. Мостик катера сейчас казался очень неуютным местом для всех троих, волей случая запертых на нем. Влюбленный ромуланец, депрессивная и зажатая трилл, и вулканец, вынужденный все это наблюдать...
– В любом случае, - начала Квинтилия снова, но уже совсем на другую тему, - Мы приближаемся к Бэйджору, и нам нужно обсудить предложение мистера Тенека, которое мы проигнорировали раньше. Вы сказали, что мы можем что-то поискать, когда будем приближаться к планете, но что именно?
Планета действительно была уже близко, ее зеленый шар занимал уже почти треть обзорного экрана. По правую руку была видна орбитальная станция замысловатого дизайна и одна из малых лун.
– Я предлагал осуществить поиск следующего объекта, выступающего в роли чек-поинта с помощью сенсоров, – вежливо напомнил Тенек и добавил: – Мисс Перим, одно из ваших недавних утверждений вызвало моё недоумение. Вы позволите мне задать вам вопрос? Если он покажется вам неудобным, вы можете отказаться от ответа.
– Да… - вздохнула Квинтилия, - Лейтенант-коммандер Планкс советовал мне быть честной, поэтому я буду стараться.
Тенек коротко кивнул.
– Вы уничижительно высказались о ваших умственных способностях, но эта оценка показалась мне эмоциональной и субъективной. У вас есть объективная причина давать своему интеллекту такую низкую оценку?
"Дело не только в вас", сказала Перим. Ракар повернулся к своей консоли. Это значило, что в нем тоже. Но хотел бы он знать, в чем еще… Пока Тенек задавал еще вопросы, ромуланец выделил на карте Бэйджора искомую провинцию Кендра и начал разделять ее на квадраты для последовательного сканирования. Только по каким именно параметрам производить поиск… Ракар задумчиво взял в руки ключ-цилиндр, повертел его. Действительно, не следовало дизассемблировать его программное обеспечение, но эта вещь не просто носила название ключ, может быть он был не только устройством для вставления в разъем. На борту "Т'Камбры" куб, который держала вулканская лейтенант, был похож цветом на ключ. Ракар встал из кресла, дошел до места хранения трикодеров, взял один из них и вернулся к консоли.
Тем временем Квинтилия отвечала Тенеку.
– Я не смогла справиться с учебой в Академии самостоятельно, вы это знаете. Если бы я была достаточно умной, я бы просто ходила на лекции, читала учебники, делала задания, и все сдавала, как остальные. И мне не понадобились бы стимуляторы. Очевидно, что со мной что-то не так. Я не дотягиваю по уровню умственных способностей до остальных - это единственное объяснение.
Тем временем на карте появилось два небольших корабля, отмеченных баджорскими символами, и устремились к “Амазонке”.
________________________
с Квинтилией и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 22 Июня 2017, 16:34:35
1 сентября 2384 г., утро
Баджорская система, катер “Амазонка”

– Вы делаете общее умозаключение, исходя из частных посылок, а это – логическая ошибка, – возразил Тенек. – Вы ведь ничего не знаете о предшествующей подготовке большинства кадетов Академии. Вот вам пример: вулканцы и кардассианцы известны эйдетической памятью, но и те, и другие не рождаются с этими способностями. У нас у всех разные способности к запоминанию от рождения, и только длительные тренировки позволяют привести всех представителей расы к определённому эталону. Тем не менее никто не считает нас умственно неполноценными существами, достигшими результатов нечестным путём. Разница между мной и вами в данном случае только в том, что мне с детства была предоставлена программа тренировки памяти, а вам пришлось решать эту проблему самостоятельно уже взрослой, и вы совершили ошибку в выборе метода.
- Уменьшить скорость до половины импульса, - быстро сказал Ракар, увидев на сенсорах баджорские корабли. Это наверняка были патрули, которым нужно было представиться. Ракар хотел успеть до предупреждения, и хотя ему очень хотелось поучаствовать в беседе - прямые обязанности уже не позволяли этого.
 Квинтилия слушала Тенека, но как только Ракар произнес свой приказ, сосредоточилась на его выполнении.
-Они инициируют сканирование, - сообщила она, - У нас все еще подняты щиты?
- Щиты подняты, - сказал Ракар, вглядываясь в экран, - но в данном случае я хочу услышать их просьбу опустить щиты и получить их идентификацию. Пока рано.
-Они как раз передают идентификацию, - подтвердила Квинтилия, - Это патрульные корабли Бэйджора! Пожалуйста, поскорее прикажите опустить щиты, давайте не будем их злить и разрешим просканировать нас. Мы же на регате, они должны знать о нас, и что нас надо пропустить.
Ракар кивнул и сказал:
- Тенек, убрать щиты.
– Есть, сэр, – коротко отозвался Тенек, выполняя приказ.
-Они нас сканируют, - с облегчением произнесла Квинтилия, - И дают разрешение на подлет к планете… Смотрите! Ключ! Появились дополнительные знаки в координатах!
Ракар обернулся к вулканцу:
- Ну какой я вам сэр, Тенек? – мягко сказал он, - во имя основополагающих элементов вселенной, я ромуланец, сэр – это обращение к вышестоящему по званию в Звездном флоте. Спасибо, конечно, я ценю это проявление субординации, но давайте что ли как-нибудь немного попроще.
А потом Ракар обернулся к Квинтилии, она наконец отвлеклась от грустных мыслей, что он с некоторым удовольствием себе отметил.
- Перим, передайте им приветствие и благодарность за разрешение, - и посмотрел на ключ, - где это? Разрешение только на подлет? Посадка не разрешена?
-Передаю, - ответила Перим, - Эти координаты… Это монастырь Дакин. Посадка разрешена, но это ведь еще не значит, что мы обязательно должны сесть?
– Если нас снова встречают, лучше сесть и не затягивать встречу, – сделал своё предположение Тенек, затем обратился к Ракару: – Я использовал самое короткое и одновременно информативное подтверждение приказа, но если оно по каким-то причинам неприемлемо, вы можете предложить удобную для вас альтернативу.
-Да, - Квинтилия посмотрела на Ракара, - Как принято обращаться на ромуланских кораблях?
Тем временем Ракар навел трикодер на ключ, определяя состав его материала, данные с трикодера он немедленно перетранслировал в компьютер катера.
- По званию. Я улан. Но, сэр – короче и привычнее для вас, пусть будет сэр, я адаптируюсь. Не хотел доставить неудобства, так что все нормально. Так, по поводу посадки, - Ракар оторвался от своих дел и посмотрел на Перим, - я все также предпочитаю, чтобы на месте высадки были мы все трое. Оставлять катер без экипажа на орбите – чревато. Нет никакой гарантии, что соперники поведут себя честно. Поэтому посадка – предпочтительнее. Так мы по любому будем ближе к катеру. С этим есть какие-либо проблемы, или как вы считаете нужно поступить?
-Я пока не вижу признаков, что нас встречают, - сосредоточенно ответила Квинтилия, - Наверное, не стоит ожидать, что все будет так же просто, как на первой контрольной точке… Монастырь там выглядит вот так, - она вывела на экран изображение, - Он находится достаточно высоко над уровнем моря и вырублен прямо в скале. Там есть небольшие открытые террасы, но катер не сможет на них приземлиться. Я поищу наиболее подходящее место, как только мы войдем в атмосферу.
- Просто не будет, - согласился Ракар, - ищите ближайшую площадку к монастырю, на которую мы сможем сесть. – Ромуланец внимательно рассматривал картинку, которую вывела на экран Квинтилия. – Если будет слишком далеко… Так, - спросил ромуланец. - Кто из вас умеет пользоваться транспортером, кроме меня…?
– Позволю себе предположить, что все, – сказал Тенек. – Но мы не знаем, как отнесутся к транспортировке на их территорию монахи. Вулканские монахи не одобрили бы такое вторжение.
У него не было сомнений, что кадетов Звёздного флота учат пользоваться транспортером, врачи также должны были уметь провести экстренную телепортацию пациента, а вот как отнесутся к телепортации чужаков в стены монастыря люди, избравшие путь уединения – это действительно был спорный вопрос.
- Вулканские монахи могли бы и регату на своей территории запретить, но, тем не менее, текущий чек-поинт находится на территории монастыря, - сказал Ракар. При этом он встал и отошел к дальней переборке мостика, принялся доставать заранее приготовленные рюкзаки для высадки на планету. Их было пять, он вытащил три. В них был стандартный набор – трикодер, вода, пищевые концентраты, складная лопатка, веревка, нож. Ромуланец посмотрел на Квинтилию, он не знал, умеет ли та пользоваться транспортером и ждал подтверждения.
-Значит, вы умеете пользоваться транспортером… да и всеми системами на федеральном корабле… - медленно произнесла Квинтилия, - Но при этом не уверены, что я знакома с технологией своего родного государства. Наверное, вы правы, что сомневаетесь во мне. Я младше, мой срок обучения меньше, и я уже показала себя как ненадежный член экипажа. Меня учили пользоваться транспортером, но может, это тоже ложь, и я только думаю, что что-то умею. Возможно, вам не стоит на меня рассчитывать.
Трилл опустила голову над консолью, так что Ракар не мог видеть ее лицо.
- Вот мы тут недавно говорили о недостатках, - сказал Ракар, который при этом уже выпрямился во весь рост конце мостика и понимал теперь, что открывал в себе новый талант – все портить в отношениях с той, с которой так хотел отношений, - вот вам мой, который на моей родине считается достоинством – но вами наверняка считается недостатком – я подозрительный и перестраховщик. Я должен все спросить, откуда же мне знать? Я вообще подозревал, что Тенек не умеет, потому что он доктор, а не инженер. А вы с командного отделения, Перим, я не уверен что перед последним курсом вас обучили уже всем технологиям звездолета. Я знаю наверняка, что инженер Самрита Баккер этому обучена. Из всех членов проекта – только она. И я всего лишь спросил вашего подтверждения, да или нет, и я верю вам на слово, без проверки. Не надо сразу так расстраиваться, пожалуйста. Давайте не отвлекаться, заходим в атмосферу, ищем место для посадки. Потом покажете мне как оно далеко от нужных нам координат и я приму решение.
С этими словами Ракар вытащил два трикодера, сел обратно в свое кресло и принялся их настраивать.
– Я бы не назвал такую перестраховку недостатком, – прокомментировал Тенек со своего места, – поэтому тоже позволю себе подстраховаться и предложить всё-таки сперва узнать о том, дозволяется ли здесь телепортироваться, и если да, то в везде или за исключением некоторых областей. Это будет проявлением нашего уважения к культуре Бэйджора.
-Но задали бы вы тот же вопрос Освальду? - Квинтилии было сложно отпустить обидный момент.
- И Освальду, и Артуру, и Рроу, и Хене, а М'Коту я бы побоялся подпускать к транспортеру, без дополнительных тестов, ведь на самом деле никто из них еще не офицер с дипломом, и мне не известна программа Академии Звездного флота. А вы – пилот элитного отряда, и поэтому вы пилотируете этот катер без всяких дополнительных вопросов, - произнес Ракар, занося данные в оба трикодера.
-А мы верим вам без дополнительных тестов, - тихо сказала Квинтилия, - Возможно, вам стоит отнестись к нам симметрично и перестать считать, что вы настолько лучше нас. Я так считала про себя, и вот что из этого получилось. Вхожу в атмосферу.
_________
С Тенеком и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 23 Июня 2017, 15:13:51
1 сентября 2384 г., начало дня
Баджорская система, катер “Амазонка”

 
Катер “Амазонка” вошел в атмосферу Бэйджора и начал снижаться.
- Спасибо, что верите, - негромко сказал Ракар, глядя в свою консоль, - я понял вас.
Отдельной частью сознания, параллельно с размышлением о текущей задаче он оценил слова Перим. Они много значили. Они были важными. И это она на самом деле учила его и давала ему возможность понять как быть дальше, ее жизненные уроки были уроками для него. И на самом деле она делала для него больше, чем уже сделала раньше, больше, чем  он сам мог себе представить. Это она вела его по пути и он хотел идти по этому пути.
- Тенек, посадка нам уже разрешена, и в зависимости от того, где находится ближайшая удобная площадка для посадки, мы вызовем монастырь и запросим разрешение на телепортацию, если будет слишком далеко. Катер нам все равно сажать, так или иначе.
-Я нашла площадку, - сообщила Квинтилия, - Это значительно ниже главного входа в монастырь, но наверх ведет лестница для паломников.
- Отлично! Заходим на посадку, - сказал ромуланец, - а я сейчас вызову их и спрошу, что нам можно кроме этого, - с этими словами Ракар послал видео-вызов для монастыря с идентификационными данными "Амазонки".
– По-моему, лестница для паломников – это уже ответ, – негромко произнёс Тенек, – но спросить всё равно не помешает.
- Время, время дорого, Тенек, - быстро сказал Ракар. – Перим, на уровне монастыря над площадкой зависните, пожалуйста.
 
«Амазонка» шла на снижение медленно и плавно, и должна была зависнуть в заданной точке через 4,5 минуты, но неожиданно на радарах показалась еще одна точка – небольшой корабль, отмеченный на карте как принадлежащий неизвестной расе. Он шел на предельно-высокой для атмосферы скорости и стремительно приближался к кораблю кадетов. Судя по его траектории, он направлялся в то же место, что и «Амазонка», только намного быстрее и напрочь игнорируя второй корабль – их курсы пересекались на высоте 2-х километров от поверхности.
Ракар экстраполировал курс второго корабля.
- Отмена приказа о зависании! Маневр уклонения! Мы должны сесть первыми! – выпалил он. - Тенек, приготовиться включать щиты.
– Есть, сэр. Вызвать их? – откликнулся Тенек. Сейчас, когда оба пилота были предельно сосредоточены на маневрировании, было логично сделать это наименее занятому члену экипажа.
Ракар уже вызвал монастырь и монастырь пока не отвечал, но он был готов говорить сразу с обоими.
- Да, вызывай, - Ракар перешел на обращение на ты и предельно короткие команды, – я поговорю.
-Начинаю маневр, - отчиталась Квинтилия, начиная уводить “Амазонку” с курса столкновения и одновременно ведя корабль по более крутой траектории вниз.
– Вызываю, – сразу же вслед за ней сообщил Тенек.
Было похоже, что второй корабль только что заметил их на своем пути: приборы показывали, что они тоже сделали несколько маневров – достаточно резких и торопливых, - но слишком поздно сбавили скорость. Теперь даже в обзорный экран было видно, что к «Амазонке» на полных парах летит корабль неизвестной кадетам конфигурации – чуть больше их размера, обтекаемой плоской формы и с фиолетово-серебряной обшивкой. В ответ на вызов включился только звук: говорил крайне возмущенный (или напуганный?) женский голос:
- Уйдите с нашего пути! – а затем, чуть менее разборчиво, уже явно обращаясь не к ним: - Казза, мы сейчас в них врежемся!
Ракар думал полсекунды. Не стоила эта площадка и быстрое приземление, гипотетический выигрыш нескольких минут или даже часа – цены жизни обоих экипажей, крушения и всего прочего. Ракар знал, что шансы погибнуть выше у того, кто не знает в какой момент лучше всего уходить. Ракар знал.
- Экстренный обратный реверс, отмена посадки, - жестко сказал он, не называя имени Квинтилии во время связи с чужим кораблем. Ромуланец не стал перехватывать управление, он верил, что Перим справится.
- Уклонение, меняем курс! – почти одновременно с Ракаром приказала капитан второго корабля.
… Если бы оба пилота в последний момент не уклонились, корабли бы неминуемо столкнулись – и взрыва, а вместе с ним и гибели экипажей, было бы не избежать. Однако курсы были изменены: теперь неопознанный корабль взмыл вверх, а затем, не справившись с управлением, повернулся вокруг своей оси в восходящем потоке воздуха и резко полетел вниз, задев по касательной «Амазонку». Оба корабля сильно тряхнуло, и второй корабль теперь планировал вниз безо всякого курса. В обзорный экран было видно, что его изящная форма и обшивка подернулись рябью, а потом и вовсе исчезли, и стало понятно, что к Бэйджору летел катер Звездного Флота стандартной конфигурации – почти точно такой же, как был у команды «Нового Поколения», только покрашенный серебряной и фиолетовой краской. И, в отличие от «Амазонки», от него теперь шел дым…
 
-...Приготовиться к удару! - успела крикнуть Квинтилия перед тем, как “Амазонку” тряхнуло и борт неизвестного корабля зацепил ее крыло.
Квинтилию едва не выбросило из кресла, но она удержалась. Ей очень хотелось обернуться, чтобы посмотреть назад, чтобы увидеть, что происходит с катером, но времени не было.
-Ищу место для аварийной посадки!
Сесть на ту площадку, которую они запланировали, теперь было уже невозможно, нужно было найти что-то больше по площади и при этом ровное, потому что раненая “Амазонка” могла повести себя непредсказуемо. Квинтилия судорожно просматривала как вариант ближайшую к монастырю долину.
Она не обернулась, чтобы посмотреть, что происходит в катере, и не видела, как заискрилась консоль перед Тенеком, и как вулканца отбросило назад вместе с креслом.
Ракар держался обеими руками за то, что можно было держаться при всем этом происходящем и молчал. Бывают моменты, когда следует не отвлекать пилота, если он прекрасно справляется сам. Был момент, когда ромуланец думал захватить второй корабль тягловым лучом, но тут же отмел эту мысль, сознавая, что упадут оба. Потом он заметил метаморфозу второго катера, и ему некогда было подумать о ней, просто факт есть факт. Рапорты Квинтилии следовали один за другим, он их слушал, и не мешал пилоту, а потом услышал еще и очень характерный звук, который ни с чем нельзя спутать – технологический звук искр, выбиваемых из металла, и тогда Ракар обернулся. Тенек качественно полетел назад. Преодолевая перегрузку, ромуланец выкинул себя из кресла и рывком добрался до Тенека, чтобы зафиксировать того и не дать тому убиться обо что-нибудь еще.
Тенек был бы рад удержаться за свою рабочую консоль, но консоль категорически отказалась держаться за него – она вспыхнула искрами... и видимо не только она, потому что стационарное кресло вырвало из крепления и вместе с Тенеком швырнуло назад, да так сильно, что сидение только чиркнуло по спинке кресла напротив, и вулканец головой и спиной влетел в экран над симметричной консолью – незанятым местом Джеза Тенмы. Можно было бы ощутить совершенно логичное удовлетворение от того факта, что оно было не занято, но у Тенека в этот момент были другие заботы: на мгновение перехватило дыхание от удара спиной, а потом адская боль пронзила левое ухо, и вулканец понял, что экрану пришёл конец, потому что это был конечно же один из мелких осколков.
 Ромуланец снял Тенека с консоли, положил на пол, прижал его к полу своим весом, одновременно нащупав рукой выступ, за который можно удержаться, пока катер трясет болтанка.
- Терпите, Тенек, - сказал он, - станете капитаном вулканского корабля, Перим, как наши дела?
-Почти… почти садимся! - выкрикнула трилл, - Держитесь, мягко не получится!
– Врачу абсолютно нечего делать в капитанском кресле, если только это не корабль медицинского назначения, – возразил Тенек своим обычным голосом, – но карьера практикующего врача кажется мне более подходящей, чем карьера администратора.
Было совершенно непонятно, понял он шутку Ракара и на свой манер ответил на неё или же принял слова ромуланца всерьёз.
Посадка, как и было предсказано, мягкой не была. “Амазонка” тяжело ударилась о землю и пропахала за собой полосу, тормозя. На прижавшихся к полу катера вулканца и ромуланца посыпались осколки разбитой консоли и упало кресло Тенека, что вызвало дополнительные ушибы и порезы.
Триллу в этот раз тоже повезло меньше, когда инерция бросила ее вперед, она ударилась лбом и грудью о собственную консоль.
-Опять… - простонала девушка, - Как на Волане II…
Затем она обернулась.
-Вы в порядке?
"Говорливый вы наш…", подумал Ракар про Тенека, но одновременно и порадовался тому, что тот вообще разговаривает, а значит не все так плохо, как могло показаться ранее. Изо всех сил ромуланец удерживал вулканца на полу, стараясь при этом удержаться самому. Мысль о белой форме вернулась к нему в этот момент так некстати… Белая форма, на которой так хорошо видна кровь любого цвета…
Катер пахал баджорскую землю, сверху что-то сыпалось, и теперь ромуланец только слушал Перим, она в полном соответствии с идеальными обязанностями рапортовала обо всем, что нужно. Кресло ударило Ракара по спине и тот зажмурившись изо всех сил напряг мышцы, чтобы не допустить удара по Тенеку. В области, где сидела Квинтилия, послышался удар и ее стон. Когда движение катера прекратилось, Ракар поднялся, убирая подальше выдранное из креплений кресло, быстро оглядел Тенека и повернулся к Перим. С тыльной стороны его ладони стекала зеленая струйка, он стер ее, но кровь выступила опять.
- Тенек, лежи, - сказал Ракар, - я сейчас пойду за медицинским трикодером, Перим, … вы… вы целы?
- В этом нет необходимости, – сказал Тенек садясь на полу и осторожно прикасаясь к уху. Первое, чисто телесное впечатление, что его отсекло напрочь, оказалось ложным, оно было просто слегка рассечено. – Мистер Ракар, мне лучше самому сходить за аптечкой, а вам с мисс Перим нужно проверить связь, сенсоры и телепорт: команда второго катера могла пострадать намного сильнее, мы должны убедиться, что они живы, и при необходимости оказать им помощь.
____________
С Тенеком и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 23 Июня 2017, 15:21:40
1 сентября 2384 г., начало дня
Баджорская система, катер “Амазонка”

-Я в порядке… я думаю, - ответила Квинтилия, прикасаясь к шишке на лбу, - Мистер Тенек, а ваша рука… она должна висеть вот так? Кажется, она у вас сломана. Или вывихнута.
– Вывих. Моей жизни он не угрожает, – сказал вулканец. Схватившись здоровой левой рукой за кресло Тенмы, он осторожно поднялся на ноги и добавил: – И принести аптечку не помешает. А вот нашим оппонентам наше промедление может стоить жизни.
- Капитан здесь я, Тенек, а вы сейчас – пациент, поэтому вы сейчас никуда сами не пойдете, пока мы не убедимся, что вы можете ходить, - сказал Ракар, тоном, не подразумевающим возражений. На груди Тенека его белая форма состояла теперь из обожженных дыр, взорвавшаяся консоль сделала свое дело. Ромуланец метнулся к огнетушителю и направил его на то, что раньше было пультом Тенека. Когда искр больше не осталось, Ракар задержал встающего Тенека, положив руку ему на плечо, вытащил местную дежурную аптечку, которая всегда была на мостике, достал оттуда трикодер и направил на Тенека. Все эти действия он производил очень быстро и одновременно говорил.
- Перим, запустите полную диагностику наших систем. Что там со вторым кораблем? Вызовите их, видео сигнал.
– Вы – капитан, во всём, что не касается медицины, – ответил Тенек. – Всё, что касается медицины, на моей ответственности, и я был бы признателен, если бы в этом вы предоставили мне свободу действий.
Впрочем, мешать ромуланцу он не стал.
-Но вы же ранены, мистер Тенек! И кажется, сильнее нас всех, так что вам лучше пока полежать, пока мы не выясним что с вами, - заметила Квинтилия, и быстро добавила, - Точнее, мистер Ракар не выяснит. А я лучше займусь диагностикой корабля, в самом деле. Второй корабль… они не отвечают! Но смотрите! - она указала пальцем на обзорный экран.
Теперь, когда пыль, грязь и земля вокруг “Амазонки” осела, было видно, что они упали на какое-то зеленое поле. В обзорном экране была видна равнина, полуразрушенная каменная изгородь, деревья вдалеке и возвышающиеся горы, на одной из которых располагался монастырь Дакин. А также борозда взрытой земли и федеральный катер немного странного вида, выкрашенный в серебристо-фиолетовый цвет, неловко уткнувшийся носом вперед. Метал был искорежен и из корабля все еще поднимался черный дым.
-Это не тот корабль, с которым мы столкнулись… - удивленно произнесла Квинтилия.
- Это тот корабль, - сказал Ракар, мельком глянув на экран, и снова вернулся к сканированию Тенека. – Я успел заметить, что после столкновения у него слетела голографическая оболочка, или что там еще с ним было, и вот это его настоящий вид. Перим, отчет о системах, и одновременно, если это возможно, просканируйте его на предмет форм жизни и жизненных показателей.
-О наших системах или их? - уточнила Квинтилия.
От второго корабля валили густые пары дыма, а его обшивка была покорежена и местами прожжена, однако все еще можно было прочесть название, написанное фиолетовыми буквами на борту – «Прима». Такой корабль точно значился в списке участников регаты, но все данные о нем были скрыты. В обзорный экран «Анадыря» было видно, как открылся люк второго корабля и в густых клубах дыма появились три фигуры, бегущие прочь от горящего корабля. Когда их стало возможным различить, кадеты увидели трех гуманоидов в скафандрах с зеркальными шлемами, по описанию очень похожими на того, кто напал ночью на Самриту Баккер. Они быстро двигались прочь от корабля, периодически оглядываясь назад, а их скафандры выглядели уже не такими чистыми и блестящими, как должны были быть. Отойдя на некоторое расстояние от корабля, они остановились за камнем и, судя по активной жестикуляции, принялись обсуждать случившееся.
- О наших системах, что у нас с транспортером, двигателями, щитами, целостностью корпуса? Можем ли мы взлететь? - Ракар снова мельком посмотрел на обзорный экран, - о, отбой, не надо искать их формы жизни, я вижу, что они целы. Да, Перим… вы отлично справились с экстренной посадкой, мы живы благодаря вам. Вы молодец! – Ракар смотрел на показания трикодера, которым сканировал Тенека, и, наконец, закончив, повернул его к Тенеку, чтобы тот сам все прочитал:
- Тенек, я помогу вам обработать ожоги, и… давайте начнем с вывиха, приготовьтесь, я могу вправить.
Пока Ракар не заговорил, Тенек внимательно вглядывался в экран. Было похоже на то, что экипаж «Примы» эвакуировался. Было почти невероятно допустить мысль о том, что кто-то мог остаться на готовом взорваться катере, и всё же помнить об такой возможности было нужно.
– Подождите, - ответил он Ракару, - Пусть мисс Перим проверит, не осталось ли биосигналов у них на борту. А потом я хотел бы, чтобы вы поменялись местами. Коммандер Планкс поручил мне проверить навыки мисс Перим по оказанию медицинской помощи, и будет логично, если моими и вашими травмами займётся именно она.
-Сейчас не время вспоминать дурацкого Планкса, - дрогнувшим голосом ответила Квинтилия, - В данный момент я - самое близкое к федеральному офицеру на федеральном же корабле. Поэтому я займусь “Амазонкой”. Отчет запущен, но нужно время, чтобы он сформировался полностью. Впрочем, данные уже поступают… повреждения обшивки корпуса - 5%... ну, могло быть хуже. Транспортер? Работает… И кто-то еще должен выйти наружу, может, тем людям нужна помощь? Или… мы не будем им помогать? Они же наши соперники.
Пока кадеты обсуждали, кто из них будет лечить Тенека, от группы гуманоидов, высадившихся с «Примы», отделился один и быстрым шагом пошел в направлении “Амазонки”.
 - Потом будете хотеть, мистер Тенек, - жестко сказал Ракар, и больше ничего не добавил. Он левой рукой зафиксировал плечо Тенека и резко дернул вывихнутую руку, вправляя на место сустав. - Перим занимается своим делом и делает его хорошо, так и будет.
Одновременно Ракар слушал отчет Квинтилии, одновременно начал снимать с Тенека китель.
- Вы можете вставать, Тенек, - сказал он. – Перим, проверьте нет ли на корабле соперника биосигналов. Помогать им мы будем, не зависимо от того, кто они.
-Вы уверены, что сделали все правильно? - нахмурилась Квинтилия, - Вы уже делали это раньше? Мистер Тенек, как вы себя чувствуете?
- Да, я военный, солдаты умеют помогать друг другу в некоторых вещах, - сказал Ракар.
-Но у вас нет опыта, - начала возражать девушка, - Нам нужен настоящий доктор…
– Биосигналы, – напомнил Тенек.
Вулканец пошевелил рукой, затем констатировал:
– Грубо, но эффективно. Мисс Перим, настоящий врач говорит вам, что всё в порядке. Но в следующий раз у вас не получится... отвертеться. Кажется это называется так? Мистер Ракар, возьмите регенератор с оранжевым маркером, он уже настроен на меня. Серый – на вас, синий – на мисс Перим.
-Вы тоже еще стажер! - огрызнулась Квинтилия, - Мы для этого проекта отобраны примерно равными, почему тут все считаются крутыми, кроме меня? Или Ромуланская империя и Федерация взаимно обманывают друг друга, засылая настоящих профессионалов туда, куда заявлялась необученная молодежь?
Их спор прервал стук в дверь катера - гуманоид уже преодолел разделяющее катера расстояние и теперь подошел к «Амазонке». За зеркальным шлемом было невозможно различить его черты, но фигура под скафандром принадлежала какому-то невысокому и субтильному инопланетянину – возможно, девушке.
_______________
С Тенеком, Квинтилией и диверсантами с корабля противников


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 26 Июня 2017, 11:11:05
Баджорский сектор, орбита Бэйджора XI, начало дня
Джераддо, Катер “Анадырь”

 
Пока Акрита заходила на посадку, Артур с ключом бегом догнал Самриту. Скафандры были готовы, его собственный скафандр лежал отдельно и он был готов в него очень быстро влезть.
- Сэм, методика поиска – методично обходим текущие координаты? Или что будем делать?
Самрита как раз выбрала один из скафандров и не слишком уверенно его разглядывала. Услышав голос Артура, она вздрогнула и быстро обернулась:
- Да, разделим зону поиска на два сектора, и каждый обойдет свой. Трикодеры я уже приготовила, - девушка кивнула на два прибора, лежащих на консоли. – В прошлый раз куб был довольно большой, мы должны его заметить.
Артур заметил, как Самрита вздрогнула и нахмурился. Однако он при этом быстро влезал в свой скафандр.
- Сэм, с тобой все в порядке? – спросил он. - Ты какая-то местами сама не своя. Я-то тебя сейчас не напугал?
- Ты? – искренне удивилась Самрита. – Нет, я просто была сосредоточена на задании, а ты подошел сзади. Со мной все в порядке, почему все об этом спрашивают?..
Девушка последовала примеру Артура и тоже влезла в скафандр, хоть у нее это получилось не так проворно и ловко, как у ее коллеги.
- Я загрузила данные о сплаве куба в наши трикодеры, это должно помочь, - проговорила она максимально деловым тоном, чтобы не выдавать свое расстройство из-за этой заминки.
- Это все бессонные ночи, начинаешь вздрагивать от всякого подхода сзади, и все эти саботажники… ну ничего, все будет в порядке, - Артур уже надевал шлем и его голос доносился из системы связи скафандра.
Кадет защелкнул герметичные замки и взял в руки трикодер, ожидая Самриту.
- Разумеется, будет, - с напускной легкостью в голосе фыркнула Самрита. – И вообще, судя по прошлому заданию, это тоже не должно быть особенно сложным.
Наконец-то и она справилась со своим скафандром, еще раз проверила все замки, взяла трикодер и объявила по общей связи:
- Мы готовы выходить!
-  Поднимаю силовое поле, - сообщил Освальд, не отрываясь от пульта, - открываю люк. Можете идти. Когда один из вас найдёт куб, мы телепортируем второго к цели, а потом так же вас заберём, чтобы не терять времени.
- Наверное, мы тоже можем им помочь в поисках? – предположила Акрита, мельком отслеживая расстояние до оставшегося позади корабля андорианцев. – М'Кота, там что-нибудь видно на сенсорах?
На сенсорах пока не было видно ничего, кроме помех, вызванных ядовитой атмосферой Джераддо.
– Я пытаюсь обойти помехи атмосферы, – сказала М’Кота, сосредоточенно копаясь в настройках. – Пока не получается.
 
***
 
Тем временем Самрита и Артур направились к выходу из катера, и как только они оказались на твердой поверхности спуска, люк за ними закрылся, отделяя уютное и безопасное пространство катера от враждебной среды.
- Очаровательное место, - хмыкнула Самрита по связи. – Давай закончим тут поскорее!
И правда, сложно было представить, что раньше этот спутник был обитаем и здесь скрывалось сопротивление. Сейчас это была безжизненная каменистая пустыня, темная и мрачная из-за густых облаков, образованных испарениями ядовитых веществ. Под ногами что-то хлюпало и выбрасывало дым, и следовало очень внимательно смотреть, куда наступаешь, чтобы не провалиться в одну из расщелин. 
Артур вышел вместе с Самритой из катера и огляделся. Когда-то здесь жили люди, но луна стала жертвой технологий, для того, чтобы обеспечить энергией главную планету. Это всегда было печально наблюдать, вот это темное небо, безжизненную землю... как в старых фантастических земных фильмах и книгах о том, как Земля была погублена для человечества.
- Знаешь... очарование в этом есть, Сэм. Философское очарование… Но мне нравится это приключение. Да, давай закончим поскорее, удачи тебе, - сказал Артур и отправился с ключом и трикодером в сторону своего сектора поиска.
- Философствовать на катере будем, - усмехнулась Самрита. Она активировала трикодер и уточнила спектр поиска. Если атмосферные помехи действовали на сенсоры корабля, то и на трикодере они могли сказаться, поэтому им предстояла очень внимательная и скрупулёзная работа.
Девушка двинулась в направлении своего сектора, уже понимая, что нахождение в скафандре не доставляет ей никакого удовольствия: он был неповоротливым и тяжелым, каждый шаг давался с трудом, а все действия в нем были медленными и неуклюжими. И еще Самрите казалось, что у нее вот-вот закончится воздух…
 
***
 
Акрита настолько отчетливо ощущала приближение "наступающих на пятки" соперников, что, повертевшись в кресле от нетерпения пару минут, не выдержала, сняла шлем и подошла к свободной инженерной консоли, откуда тоже можно было видеть результаты сканирования местности. Теперь на ней отчетливыми точками светились лишь координаты Артура и Самриты. Без особых надежд на успех она глянула на спектральный анализатор атмосферы.
- Я не специалист в области физики атмосфер, но попробую глянуть, какие тут основные линии и излучения частиц, - нахмурившись, пробормотала она, обращаясь скорее к себе самой, чем к М'Коте. – Может быть, тебе все же удастся компенсировать помехи, вычитая из показаний сенсоров спектры этих ядовитых газов?
– Я попробую, – согласилась М’Кота.
Освальд какое-то время сидел в кресле и думал, но потом встал и подошёл к инженерной консоли.
- Мне не слишком нравится идея использовать транспортер при таких помехах, - пояснил он, - хочу его сначала проверить.
Установив силовое поле вокруг площадки, он навёл луч на ближайший более-менее крупный камень и запустил.
Камень появился на площадке в том же круглом состоянии, в котором до этого лежал на поверхности спутника.
Повторив проверку ещё несколько раз и убедившись, что всё идёт хорошо, Освальд удовлетворённо кивнул.
- Ну что же, надеюсь, с живыми существами и сложной техникой тоже всё пройдёт гладко!
Понимая, что может понадобиться срочная телепортация, он решил остаться на месте до возвращения группы.
 
***
 
...Самрита медленно двигалась через отравленную пустошь. Скафандр стеснял движения и делал их непривычными, к тому же надо было постоянно смотреть показания трикодера и под ноги. Было совершенно очевидно, что пятая луна Бэйджора необитаема и вряд ли теперь когда-то будет, и тем больше производили впечатления случайные свидетельства, что когда-то тут была маленькая, но процветающая колония. Время от времени под ногами попадалась битая плитка, внезапно блестела потерянная столовая ложка, остовы деревьев на ближайшем холма все еще торчали черными пнями и топорщили хищные переломанные ветки.
Девушка повернулась вокруг своей оси, стараясь лучше спозиционировать трикодер. И именно тогда на экране появилась мигающая красная точка - искомый сплав, из которого был сделан их ящик-замок, был где-то недалеко, метрах в трехстах в сторону холма.
- Кажется, я его вижу, - обрадованно объявила Самрита. – Ну, точнее, не я, а трикодер. Иду в ту сторону!
Она чуть прибавила шаг – насколько это было возможно в скафандре, - и пошла туда, куда ее вел прибор.
- Не забывай об осторожности, Сэм, - постарался остудить девушку Освальд, - смотри под ноги и вообще во все стороны!
- А то я бы не догадалась, - проворчала Самрита, но все же действительно опустила взгляд под ноги.
- Классно, Сэм, - сказал по связи Артур, - я разворачиваюсь к тебе.
Кадет повернулся в сторону Самриты и аккуратно побежал по поверхности, на которой было слишком много следов цивилизации, людей, когда-то живших здесь. Теперь все это было безжизненным местом, и давно покинутые обжитые места, в этой отравленной атмосфере, наводили тоску. Артур прикоснулся рукой в перчатке к ключу, пристегнутому к скафандру, чтобы убедиться, что не потерял его.
- Артур, замри, сейчас я тебя туда телепортирую, - сказал по связи Освальд, наводя луч на кадета, - Сэм, передай точные координаты или хотя бы расстояние от тебя и какой-нибудь ориентир.
Самрита шла вперед по показаниям трикодера. Холм оказался ближе, чем ей изначально казалось - клубы ядовитого дыма, застилавшие все вокруг и придававшие поверхности Джераддо сходство с адом, мешали ориентироваться. Куб был где-то за холмом… или на холме, или… Инженер с опаской смотрела на темную дыру, уходящую вглубь холма.
- Подождите, - проговорила девушка по связи. – Тут не очень понятно… Я передам вам показания с моего трикодера, но я пока не могу определить расстояние.
Самрита подошла чуть ближе и опасливо заглянула в уходящую глубоко вниз дыру.
- Я бы не стала пока никого телепортировать… - неуверенно проговорила Самрита. – Может быть, нам придется лезть внутрь. Я сейчас еще раз проверю, - она направила трикодер в сторону расщелины. 
Лайтман немедленно встал как вкопанный, и сила инерции качнула его так, что он чуть не упал.
- Есть. Готов к телепортации , - сказал кадет. А потом услышал отмену этого всего от Самриты, подумал немного, и пошел в ее сторону, пока не бежал.
 
Когда кадет Баккер направила трикодер в сторону расщелины, сигнал усилился. Луч фонаря на ее скафандре немного развеял темноту, и стало видно, что вглубь холма уходит тоннель с достаточно большим уклоном вниз. Но все-таки это не был вертикальный провал, в который пришлось бы спускаться на тросах - уже хорошо.
- Нам надо будет спуститься вниз, - объявила Самрита по связи. – Вроде, тут не очень сложно… - ее голос стал менее уверенным. – Можете телепортировать ко мне Артура?

____________
C Артуром на Джераддо и остальными на "Анадыре"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 26 Июня 2017, 11:12:44
Баджорский сектор, луна Джераддо, начало дня
Катер “Анадырь”

- Артур, остановись, начинаю телепортацию, - снова объявил Освальд, державший луч наведённым на товарища, - Сэм, вам нужно какое-нибудь снаряжение из репликатора? Думай сейчас: быстрее скажешь - быстрее получишь.
- Я не знаю, - призналась Самрита, - пока этот спуск кажется довольно ровным… К тому же мы все равно в скафандрах, в них будет неудобно пользоваться снаряжением. Не думаю, что на регате стали бы давать настолько сложное задание, так что мы попробуем спуститься так. 
Лайтман снова встал на месте, и снова сказал:
- Телепортируйте.
- Запускаю, - произнёс Освальд и инициировал телепортацию, указав вторую точку в двух метрах от Самриты.
- Ну что, готов? – поинтересовалась Самрита, когда телепортация завершилась. – Надеюсь, там не очень глубоко.
Она осветила тоннель и первой ступила внутрь. Идти приходилось еще более медленно и осторожно, чем на поверхности, но все же это задание не казалось невыполнимым. Только внимательность, осторожность и концентрация, - уговаривала себя Самрита.
- Привет, Сэм, - сказал Артур, осматриваясь на новой местности, заглядывая в тоннель, освещаемый Самритой. Девушка начала спускаться первой.
- Да, готов, - сказал он, включил свой фонарик и начал спускаться вслед за ней.
Сперва тоннел шел вниз довольно круто, но как только Самрита и Артур оказались на несколько метров под поверхностью Джераддо, путь выровнялся и идти стало легче. Несмотря на темноту, тут было меньше ядовитых паров, туманящих зрение на поверхности. Кое-где в стенах были видны укрепляющие их столбы и балки, так что это место определенно было создано чьими-то руками, но не использовалось наверное несколько лет… или даже десятилетий. Корни деревьев проросли внутрь тоннеля и сейчас висели сухими и ломкими лохмотьями. Кое-где их оплетали какие-то пушистые липкие нити, напоминающие паутину. Но посередине тоннеля проход был свободен, как будто кто-то недавно здесь уже проходил.
Пройдя метров сто вперед, инженер увидела, что проход расширяется, образуя с одной стороны что-то вроде кармана - более просторную пещеру. Направленный в ту сторону свет фонаря заметался по силуэту чего-то большого - острое металлическое крыло, откинутая крышка кабины...
Как только идти стало легче, Самрита чуть расслабилась и даже принялась болтать обо всякой ерунде: это, наверняка, раздражало команду на катере и Артура, зато ей самой помогало – вроде как ничего особенного и происходит, просто обычная прогулка.
- … Напомнило мне гейзеры в Йосемити, мы ездили туда на пикник с однокурсниками, правда, гуляли без скафандров… Смотри! – девушка резко прервалась, когда ее фонарь осветил что-то, похожее на корабль. Она сделала пару шагов ближе и направила трикодер в его сторону. – Может, они спрятали куб внутри?
В тенях за кораблем что-то сдвинулось. Но может, это была просто игра теней.
Луч фонарика Артура бегал по стенам, временами он снова подсвечивал путь, а потом вновь рассматривал окрестности. Это место было похоже на шахту, давно заброшенная шахта, в которой когда-то что-то добывали. Это было исходя из того, что стены были подперты балками. Так похоже на старые земные заброшенные шахты, в которых он еще маленьким мальчишкой иногда лазил с друзьями. Против болтовни Самриты Артур ничего не имел, напротив, общение отвлекало от мыслей, и он был на самом деле рад, что с ним разговаривают.
- Я тоже был в Йосемитском парке, правда не на гейзерах, а с палатками в лесу. Один раз мы встали вблизи муравейника, вот нам было весело ночью!
По возгласу Самриты, Артур посмотрел в сторону, куда она направила свет своего фонаря. Артур направил свой фонарь туда же, и заметил игру теней.
- Там что-то есть, - сказал Артур и направил свой трикодер на движущуюся тень.
- Что вы видите, группа? - сразу же спросил Освальд. - Далеко вам до цели? Я держу лучи наведёнными на вас обоих - вытащу при первой необходимости.
Самрита нахмурилась (хоть за стеклом шлема этого и не было видно) и посмотрела сначала на Артура, а потом туда, где колыхнулась тень.
- Тут корабль и… - Самрита запнулась, - может быть, что-то еще. Отсюда не видно. Или показалось.
Девушка не спешила подходить ближе, но и поворачивать назад из-за того, что им, возможно, показалось, было очень глупо. 
Трикодер Самриты, когда она навела его на корабль, наконец спозиционировался и показал, что точка, к которой они шли - координаты сплава, осталась немного левее, в стороне основного тоннеля, а не пещеры с кораблем.
- Похоже, нам не сюда, – кивнула она Артуру.
 
***
 
– Можем телепортировать им фонарь помощнее? – спросила М’Кота у Освальда. – Пещера не экранирует транспортер?
- Если что, мы можем подлететь поближе, - негромко заметила Акрита. В ее голосе уже слышалась тревога.
Освальд внимательно изучил показания и понял, что зря обнадёжил группу - вытащить их быстро не получится.
- Хм, - недовольно проворчал он, - нет, не сможем. Очевидно, всё дело в залежах келбонита - он рассеивает сигнал.
Акрита говорила дело, и кадет быстро кивнул ей.
- Ну вот что: Акрита, поднимай катер, попробуй посадить его рядом со спуском; М'Кота, бери фонарь помощнее и усилители сигнала, а потом надевай скафандр и будь готова - будешь спасателем! Я послежу ещё и за сенсорами. Кстати, ты смогла чего-нибудь добиться в борьбе с помехами?
– Пока нет, – сообщила М’Кота. – Освальд, я переключаю сенсоры на тебя! – добавила она слишком уж довольным тоном, а затем подорвалась с места и направилась к выходу с мостика.
- Есть, капитан, взлетаем, - отозвалась андорианка, поднимая катер и на ходу подыскивая более-менее ровное место у входа в пещеру.
- И будь готова быстро взлетать в любой момент, - добавил Освальд, - кто знает, может сейчас землетрясение начнётся, и оставаться на поверхности даже лишнюю секунду будет опасно.
 
***
 
Трикодер Артура показал присутствие слабого биосигнала. Не гуманоид, но, скорее, какое-то небольшое животное.
- Я вижу живое негуманоидное существо, - сказал Артур, глядя на свой трикодер. Он понизил голос, как будто это могло хоть как-то повлиять на слышимость, даже не задумавшись о том, что на самом деле вне скафандров их не слышно здесь. – Надо же.. кто-то выжил, или кто-то мутировал, и теперь здесь эта форма жизни. Что делаем?
- Ну у тебя и фантазия, - фыркнула Самрита, но голос ее предательски дрогнул. – Мало ли, что тут… живет. Это не часть нашего задания, так что пойдем-ка отсюда… Медленно и тихо, не привлекая лишнего внимания!
И в подтверждение своих слов Самрита сама сделала несколько медленных шагов назад в сторону основного туннеля, где их, согласно показаниям трикодера, должен был ждать куб. 
- М'Кота, у тебя какой-нибудь клингонский тесак под рукой есть? - тут же спросил Освальд, услышав по связи слова группы. - Если нет, то реплицируй что-нибудь острое и смастери копьё, и побыстрее! Акрита, сажай катер и тоже бегом одеваться, инструкция по оружию та же!
- Уже! – ответила Акрита, выполняя посадку в нескольких метрах от входа. На всякий случай она оставила системы в готовности, и побежала в задний отсек, от всей души надеясь, что репликатор сможет воссоздать хоть что-нибудь из традиционного андорианского оружия.
– У меня всегда с собой кинжалы, – сообщила М’Кота, – Но пользоваться ими в скафандре неудобно.
Тем не менее, она вынула кинжалы откуда-то из под брючин, прикрывающих ботинки и исхитрилась пристегнуть ножны к креплениям скафандра.
- Да погодите вы с тесаками! – сказал Артур, который все это слышал, - кто вам сказал, что оно агрессивно? Мы же … мы же из Звездного флота! Мы мирные люди, мы ищем новую жизнь, а не нападаем на нее.
- Не спорь, - Освальд мотнул головой, словно Артур был рядом и мог его видеть, - иметь оружие при себе и применять его - это разные вещи. Если ты прямо сейчас не можешь быть абсолютно уверен, что существо безобидно, оружие должно быть.
 
Едва Самрита сделала несколько шагов дальше в темноту, как что-то стремительно бросилось ей под ноги. Девушка не удержалась, покачнулась и упала назад, луч ее фонарика метнулся в потолок тоннеля. Прямо рядом со своим лицом, за тонкой прозрачной стенкой шлема она видела какие-то жвала с капающей слюной и какие-то толстые волосатые лапы. Нечто паукообразное, размером с небольшую собаку сидело у нее на груди и размахивало частями тела, его глаза мерцали красным отраженным светом.
Это было настолько неожиданно, что первую секунду Самрита молчала, разглядывая напавшее на нее существо, а затем завизжала на таких высоких и пронзительных нотах, которые сама от себя не ожидала. Она принялась отбиваться от существа, но оно было очень тяжелым, а скафандр был очень неудобным…
Артур повернулся к Самрите всем корпусом, с ужасом наблюдая как та упала назад. Больше всего он переживал, что она повредит шлем… Он немедленно пристегнул трикодер к скафандру и бросился к Самрите, схватил существо, напавшее на нее, за корпус и поднял с девушки.
- Что там происходит?! - спросил Освальд куда эмоциональнее, чем следовало реагировать капитану, но потом собрал волю в кулак и всё своё внимание сосредоточил на сенсорах.
Существо мгновенно вцепилось в Артура, его когтистые лапы заскребли о скафандр и облепили шлем. Девушка-инженер лежала на земле и не двигалась.
Артур, пытаясь оторвать от себя паука, и одновременно не повредить его, крикнул:
- Сэм.., Сэм, ты слышишь? Эй, катер, вы видите показания Сэм?
Освальд, оставшийся на мостике катера один, потому что девушки ушли переодеваться в скафандры, быстро посмотрел на показания приборов. Судя по данным о мозговой активности, Самрита была без сознания.
- Она жива, но без сознания, - сообщил он Артуру. - Чёрт, М'Кота, Акрита, быстрее, медицинская ситуация, нужна срочная телепортация, поместить усилители рядом с группой - задача номер один!
К счастью, других биосигналов в непосредственной близости к группе не наблюдалось.
- Свет! - сообразил кадет. - Артур, у живущих в темноте существ должны быть чувствительные глаза, посвети фонарём!
Артур высвободил одну руку, к которой был прикреплен фонарь, и навел фонарь на свой шлем, который не переставая скреб паук.
От луча яркого света паука передернуло, и он издал высокий неприятный звук, похожий на скрип ногтей по стеклу. Хорошо, что шлем Артура его хоть немного приглушил. Лапы существа задергались сильнее, так что кадет даже пошатнулся и упал бы, если бы за его спиной не была стена узкого тоннеля, а затем паук отцепился от скафандра, спрыгнул на землю и бросился в темноту.
__________
С Самритой, Освальдом, Акритой и М'Котой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 26 Июня 2017, 11:14:43
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо

 
- Мы готовы! – Акрита уже держала в одной руке пару усилителей, другой быстро схватила с полки аптечку. – Выбегаем!
- Поднимаю силовое поле и открываю люк, - услышали девушки несколько напряжённый голос Освальда.
М’Кота тоже уже вооружилась усилителями и тоже двумя (если один выйдет из строя, двух будет мало). Во второй руке у неё был самый мощный из фонарей.
– Только смотри под ноги, – напомнила она Акрите, – чтобы не грохнуть усилители.
- Тогда вперед? - кивнула андорианка, насколько это можно было сделать в скафандре.
Конечно, так быстро, как хотелось, у них не получалось двигаться, но как только закончился крутой спуск, девушки перешли на бег. По стенам, угловатыми плитам и неровному полу плясали пятна фонарей, и это могло показаться жутким зрелищем, если бы у кого-то было время им любоваться. Метров через  сто они увидели свет, а затем и Артура, склонившегося над Самритой.
Паук убежал, Артур сразу бросился к Самрите, которая была без сознания. В первую очередь он проверил показания датчиков ее скафандра, больше всего на свете он сейчас боялся того, что ее скафандр поврежден. А потом из глубины каменного коридора забрезжил свет.
Подбежав, Акрита первым делом водрузила усилители по обе стороны от все так же неподвижно лежащей Самриты.
- Освальд, мы на месте, - немного задыхаясь от бега, доложила она. – Включаю усилители, сейчас есть сигнал? Артур, ты цел? Ваши скафандры? Ключ?
- Не получается, Акрита, - недовольно проворчал Освальд, - у вас там больше усилителей не осталось? Артур, как обстановка? Вы цель-то успели найти перед этим всем? Не забывайте, что у нас ещё есть задание, которое надо выполнить...
- Я цел, - проорал Артур, отходя из области, ограниченной усилителями транспортера. – Ключ тоже. Я готов пойти дальше к кубу... или что там будет... Бога ради, если он есть, помогите Самрите.
– Есть усилители, я ставлю, – отчиталась М’Кота, устанавливая свои и проверяя усилители Акриты. – Акрита, просканируй её, у тебя же аптечка!
- Да, конечно! – андорианка скинула с плеча аптечку и плохо слушающимися в перчатках пальцами достала трикодер, проклиная себя за то, что не нашла времени на подробный курс оказания первой помощи. "Составлю компанию Перим," – мимолетная мысль тут же исчезла, времени по всем параметрам было в обрез. Не отрываясь от сканирования, она продолжала почти кричать по связи: - Освальд, попробуй изолировать спектр этого, как его… калбонита! Попробуй усилить противофазный сигнал!
 
Через скафандр медицинский трикодер давал неточные показания, но примерное состояние пострадавшей можно было понять: у Самриты была легкая черепно-мозговая травма, послужившая, очевидно, причиной потери сознания, перелом лопатки, две трещины на ребрах и несколько ушибов спины и копчика. Очевидно, большинство травм было получено, когда паукообразное существо повалило девушку на землю, а также во время непродолжительной борьбы с ним. Повреждения не были тяжелыми и с ними мог бы легко справиться даже начинающий врач, только вот врача среди кадетов не было…
 
- Бесполезно, - несколько недовольно, но, в целом, спокойно проворчал Освальд после нескольких бесплодных попыток телепортировать коллег, - даже усилители сигнала не помогают...
Однако, сохранить это спокойствие стоило кадету немалых усилий: регата, в которую было вложено столько сил и нервов, которая должна была стать моментом их славы, шла всё хуже и хуже: на не такой уж и необитаемой луне их группа подверглась смертельной опасности, и теперь их коллега, инженер их группы и невероятно важная для Освальда девушка лежала без сознания, и не было уверенности, чем всё закончится. Кадет снова ощутил приступ бессилия, как было неоднократно после прилёта на ДС9: в лазарете, когда нелепая травма сделала его бесполезным грузом для группы, в резиденции, когда никак не удавалось уговорить ни Тенму, ни мятежников, на планете, когда казалось, что надежды больше ни на что не будет, и потом, после истории с той колючкой... Освальд сейчас проклял своё капитанство: нельзя покидать катер теперь, когда все остальные и так были снаружи, а сидеть и ждать их возвращения становилось всё более и более невыносимо. Особенно с учётом того, что на кону жизнь той, которую он успел полюбить и которая однажды спасла его жизнь, протащив через лес к катеру, а он сейчас не может отплатить ей тем же.
- Ну вот что, - тихо произнёс Освальд, безуспешно стараясь удержать под контролем чувства, - Акрита и М'Кота, собирайте всё оборудование и несите Самриту к выходу, я вас телепортирую сразу же, как только смогу, Артур, бери оружие и мощный фонарь и доведи дело до конца. Если наткнёшься на других животных, старайся использовать свет, но, если не останется других вариантов, примени оружие - ты должен вернуться живым. И, ради всего святого, не спорь сейчас. Мы дали слово координатору и коммандеру, что победим, и мы обязаны приложить все усилия.
 
- Есть, командир, - сказал Артур, хотя внутри у него все переворачивалось с ног на голову. Он забрал у М’Коты ножны с кинжалами и перестегнул их на свой скафандр, а потом переключил трикодер на поиск куба.
- Донесите ее… - с надеждой произнес кадет и пошел по каменному коридору во тьму, освещаемую лишь одним его фонарем.
Артур с остервенением пробирался по коридору. Теперь, когда он ушел от товарищей и раненой Самриты, остался один, для него больше не существовали все эти философские смыслы и рассуждения на разную тему о безжизненной баджорской луне, о формах жизни, оставшихся на ней. Его свербила только одна мысль -  о бессмысленности происходящего, о развлекательном характере регаты, которая не стоит ничьей жизни. Не должна была Самрита здесь пострадать, и все то, чем они занимаются - не имеет никакого смысла. Не существует такой цели, чтобы победу в регате можно было обменять на Самритину жизнь. Артур надеялся, что и остальные это поймут, вызовут медиков, поддержку и прекратят этот бессмысленный бег.
И теперь, сжав зубы, Артур пробирался по темному коридору древних катакомб, осознавая, что нет в жизни никакой романтики, нет в жизни никакого счастья,
есть лишь краткий миг, который всегда заканчивается. И теперь он бежал к цели только потому, что обещал.
 
Акрита поспешно убрала трикодер, закинула на плечо аптечку, свое оружие и принялась собирать усилители. Все шло как-то неправильно, и она с тревогой обернулась вслед убегающему Артуру, но рассуждать и даже думать было некогда.
- Давай, М’Кота, донесешь её? - андорианка понимала, что несмотря на природную свою выносливость, клингонка объективно сильнее и лучше справится с задачей, и сейчас этот факт ничуть не обижал её. - Я соберу остальное!
Она схватила в охапку усилители, нацепила на лоб фонарь и приготовилась бежать так быстро, как могла по данной местности в данных обстоятельствах.
– Подожди, – пробормотала клингонка, – мы же не собираемся сделать ещё хуже.
«Предки! Как это всё устроено у землян?» – лихорадочно соображала она, напоминая себе, что у этой расы нет дублирующих систем и нужно быть очень аккуратной. Всё, что крепилось к её скафандру она свалила Акрите, а из ремней крепления наладила фиксирующую повязку.
Кто его знает, что там ещё не увидел трикодер? Насколько серьёзны повреждения рёбер? М’Кота решила перестраховаться: прижав землянку спиной к своей груди и зафиксировав её в этом положении левой рукой, правой она подхватила девушку под колени – таким образом она могла нести её в сидячем положении, не допуская внутренних повреждений в том случае, если травмы оказались бы серьёзнее, чем показалось вначале.
Последующие минуты Освальд смотрел то на сенсоры, то на транспортер и изо всех сил старался не думать о плохом: о том, что травмы Самриты могли быть тяжёлыми или что её состояние могло ухудшиться во время транспортировки, о том, что Артур мог пропасть навсегда, о том, что эти подземные твари могли быть разумны, на самом деле, и что они вот-вот проделают дыру в обшивке и накинутся на него...
Когда наконец-то раздался звуковой сигнал, оповещавший о том, что телепортация возможна, кадет аж дёрнулся, словно чудовища уже заполонили катер, и пришла пора продать жизнь подороже. Успокоившись и увидев, что три гуманоидных биосигнала и правда выбрались на поверхность, он навёл луч транспортера на них и запустил.

_______________
с экипажем "Анадыря"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 26 Июня 2017, 11:26:00
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
Их спор прервал стук в дверь катера - гуманоид уже преодолел разделяющее катера расстояние и теперь подошел к «Амазонке».
Вот чего им сейчас не хватало, так это споров и ругани. Очень несвоевременно. Но у Ракара не было сейчас ни сил ни времени на то, чтобы злиться и спорить со всеми.
- Потерпите еще немного, Тенек, - сказал Ракар и отошел от вулканца, бросился к шлюзовым дверям катера. Его белая форма спереди была заляпана кровью вулканца, руки Ракара были в собственной крови, от осколков, сыпавшихся сверху. Теперь он шел открывать дверь возмущенным инопланетянам и готовился дать им такой отпор, что мало им не покажется.
Ромуланец нажал на кнопку у двери, дверь отъехала в сторону.
Теперь Ракар мог рассмотреть стоящего перед ним инопланетянина еще лучше: он был на голову ниже ромуланца, а серебряный скафандр и зеркальный шлем должны были смотреться очень впечатляюще, но теперь скафандр был скорее серым и в некоторых местах прожженным, а по шлему мелкой паутинкой разошлось множество трещин. Инопланетянин заговорил, но Ракар услышал только странные звуки, похожие на щебет птиц, которые универсальный переводчик не смог распознать.
Ракар спрыгнул из катера на землю, закрывая собой вход, чтобы инопланетянин не мог проникнуть в катер. Странно было слышать, что переводчик не справляется, ведь по связи он прекрасно слышал и понимал, что они говорят.
- Вы меня понимаете? – спросил ромуланец, - Кто вы такие? Шлем можете снять? Вы дышите в этом воздухе? – на всякий случай Ракар жестом показал на себе, как снимают шлем.
Инопланетянин замахал руками и быстро нажал на комбинацию кнопок под шлемом:
- Ах да, совсем забыла про звук. Ромуланец на борту федерального корабля, ка-а-ак интересно! - услышал Ракар женский голос сквозь смущенный смех, который тут же сменился серьезными интонациями: - У вас есть раненые? Нужна помощь? Я вижу кровь, так что обмануть не получится!
Ракар напрягся. Он проигнорировал смущенный смех женщины и чуть пригнул голову.
- Давайте по порядку. Вы кто такие? – повторил вопрос Ракар.
- Я врач, - серьезно ответила девушка. – Так что если у вас есть раненые, то я та, кто вам сейчас поможет. А еще помощь нужна нам, - она кивнула головой в шлеме в сторону двух других гуманоидов в таких же костюмах, находящихся поодаль.
Один из гуманоидов выглянул из-за камня и помахал рукой.
- Мы вам поможем, - кивнул Ракар, решив опустить все, что он мог и хотел сказать насчет вождения катера на небезопасной скорости, когда того не требует военная ситуация, голографическую оболочку и прочий обман. И он не мог допустить в корабль  неизвестно кого, называющего себя врачом. Того, кто наверняка мог устроить им дополнительный саботаж и повредить Тенека еще больше.
- Но сначала я должен знать кто вы, а не только вашу профессию. Чтобы пустить вас, я должен вам верить, и этого пока не случилось. Если вы дышите в этом воздухе, снимите шлем.
- Узнаю ромуланскую паранойю… - проговорила девушка, отстегивая шлем. Когда она его сняла, то Ракар с удивлением увидел перед собой совсем юную… ромуланскую девушку с короткой прической на манер тех, что носят военные. Она смотрела на него большими темно-карими глазами снизу вверх, а ее бровь была рассечена, и из нее сочилась кровь того же цвета, что и у самого Ракара. Девушка неловко улыбнулась и приподняла бровь: - Я могу пригласить свою команду?
Когда Ракар увидел девушку, у него перехватило дыхание. Множество мыслей мгновенно пронеслось в его голове. Множество логических цепочек мгновенно сложились и разложились заново, оставив только вопросы, на которых не было ответа. Командование не предупредило его, и это… значило... кое-что значило… Их корабль участвовал в регате, и она была на утреннем построении, и не подошла… Множество подозрений, множество эмоций, и одна из них – самая сильная – она была с Ромула. По другому не может быть. Не могло быть иначе. А это значит она была своя, и он видел воочию рядом свою соотечественницу, и вместе со всем тем, что он уже подумал – его захлестнула радость.
- Хха! – возбужденно сказал Ракар, - Джолан тру! Мое имя – Ракар. Улан Тал Шиар. Зовите команду, и да, нам нужна помощь! Как ваше имя?
- Джолан тру! Я Делас, кадет-медик последнего года обучения в Военной Академии. Самый лучший, разумеется, - широко улыбнулась девушка, а затем развернулась и помахала своей команде, активирую связь в воротнике скафандра: - Юнок, Казза, вы можете подходить! Так откуда столько крови? Вы не выглядите сильно пострадавшим, – это она уже сказала Ракару, придирчиво разглядывая следы зеленой крови на белой форме.
Двое других гуманоидов в серебристых скафандрах и зеркальных шлемах встали из-за камня и двинулись в сторону “Амазонки”.
- И не сомневаюсь, что лучший, - кивнул Ракар. На остальные вопросы пока не было времени, но множество вопросов так и рвались быть высказанными, - Делас, у нашего вулканца-доктора перед ним взорвалась консоль, это его кровь. – Ракар снова влез в катер, и жестом позвал за собой ромуланку, - я не ранен, это все мелочи. Сейчас буду очень благодарен вашей помощи. Юнок и Казза тоже ромуланцы? – спросил он единственный вопрос, который был актуален прямо сейчас.
- Вулканец! У вас есть живой вулканец? То есть, он же еще живой, да? Вы же с ним ничего не сделали? – в голове Делас слышался нескрываемый восторг, и она практически бегом направилась за Ракаром. Последний вопрос она проигнорировала, видимо, полностью сосредоточившись на новости о вулканце. Или по каким-то еще другим причинам.
Ракар обернулся к Делас и чуть нахмурился. Что это было? Крушение на них так повлияло, или что это? Он не привык, что профессиональные ромуланки так активно радуются представителю чужой расы. Особенно вулканцам… Но это сейчас тоже было не важно. И еще она не ответила на вопрос. Было ли это грамотным уклонением от вопроса? Или просто возбуждением от всего происходящего?
- Живой еще, да. – сказал Ракар и в этот момент они уже дошли до мостика.
-Нет, мы не ромуланцы, - раздался еще не знакомый Ракару голос из-за его спины.
Обернувшись, он увидел, что к ним присоединилась команда Делас.
Один из гуманоидов тоже снял шлем и тоже оказался девушкой - судя по виду, землянкой. У нее была светлая кожа, раскосые черные глаза и темно-каштановые волосы, стянутые на затылке фиолетовой лентой, кончики которой торчали вверх, как кроличьи ушки.
-Хи-хи, привет! - игриво произнесла она.
Второй член команды тоже снял шлем, и эффектно тряхнул головой. По плечам рассыпалась копна вьющихся мелкими кольцами рыжих волос, в которых кое-где были заметны отдельные фиолетовые прядки.
-Я Казза, - сказала третья девушка. Она была ктарианкой, той самой, которая накануне висла на руке у Рроу, но теперь ее движения и поведение совершенно изменились - исчезла жеманность и показная слабость, язык ее тела транслировал только силу и уверенность в себе.
 
***
 
-...Других биосигналов нет, - сказала Квинтилия, когда Ракар ушел с мостика катера.
В голосе трилла все еще звучало раздражение, злость и обида.
– Это хорошо, – спокойно сказал Тенек, вынимая из набора экстренной помощи стериллитовый генератор, регенератор с оранжевым маркером и ещё несколько предметов. – Но вы напрасно сердитесь: ни я, ни мистер Ракар не усомнились в ваших способностях и не требовали пилота с дипломом, когда вы сажали катер. Именно вы среди нас – настоящий пилот. Помните, вы просили мистера Ракара доверять нам так же, как мы доверяем ему? Теперь я прошу о том же вас: раз уж мы доверили вам пилотирование без лишних вопросов, доверьте и вы мне работу медика.
-Но я не просто пилот… - прошептала Квинтилия, - Это не все, к чему меня готовили… А вам и так все доверяют. Просто сейчас вы ранены и можете быть не в себе. Даже с врачами такое случается, знаете ли. Мы должны вызвать вам помощь по специальному каналу связи.
– Верно, – сказал Тенек, – вы учились не только этому. Вы учились, например, определять, повреждены ли нервные центры у вашего товарища по команде. Не как врач, но достаточно, чтобы понять, бредит он или говорит здраво. Возьмите сканер и трикодер и проверьте меня, чтобы понять, требуется нам вызвать помощь или нет.
Пока Тенек говорил, он обрабатывал стериллитовым генератором порезанное ухо. Всё-таки было очень больно.
-Нет, - Квинтилия сделала шаг назад и на всякий случай убрала руки за спину, - Я вам верю как врачу, да-да, вы можете справиться сами. Я не очень хорошо переношу кровь и вот это все...
Тенек посмотрел на девушку, не скрывая того, что отлично понимает её внезапную сговорчивость.
– Представьте себе, что мистера Ракара здесь нет, я действительно произвожу малоадекватное впечатление, а помощь взывать невозможно. В этом случае вам пришлось бы решать, оглушить меня любым доступным способом или поверить мне. И сговорчивость из страха была бы неуместна. Но давайте начнём с более простого, чем сами действия и попробуем понять источник вашего страха. – предложил стажёр. – Расскажите, что конкретно вас пугает?
-Я… - начала Квинтилия, но в этот момент на мостике раздались новые голоса.
Попав на борт федерального катера, Делас уверенно прошла внутрь – что было неудивительно, ведь теперь было понятно, что она была капитаном точно такого же корабля, который теперь печально дымился вдали.
- Что с пострадавшим? – обратилась она к Ракару, а затем перевела взгляд на Квинтилию. На Тенека она смотрела, как на крайне интересный лабораторный объект: - Что ты с ним уже сделала?
Одновременно с этим ромуланка пододвинула аптечку поближе и активировала медицинский трикодер: было видно, что с этой федеральной технологией она знакома так же хорошо, как и с устройством катера.
-Ничего, - опешила Квинтилия и тоже обратилась к Ракару, - Кто это такие?
- Удар головой, ожоги груди, прочие ушибы и порезы, - быстро сказал Ракар, глянув на Делас, а потом внимательно посмотрел на Квинтилию. Следующие слова он говорил, внимательно глядя в глаза Перим.
- Это экипаж второго корабля, Делас – врач, сейчас она поможет Тенеку. Тенек, верьте Делас. Потому что верю я.
Затем Ракар прошел к консоли Перим, на которой все еще шла диагностика. Он бегло взглянул на показания, открыл текстовый файл и быстро набрал в нем текст.
"Следите за ними. Врачу я верю, но не на 100%. Остальные под вопросом." Он оставил этот файл открытым, а затем на этой же консоли включил силовые поля, отделяющие жилой отсек.
- Перим, закончите сканирование систем, пожалуйста, обратите внимание вот на эти показания, - сказал Ракар, имея в виду текстовый файл, - а я пока выйду к другим членам их экипажа. И Ракар медленно пошел с мостика, во всю ширь улыбаясь двум девушкам из команды Делас, одну из которых он узнал.
Квинтилия вернулась к своей консоли, села в кресло и прочитала сообщение. Ее плечи напряглись, а глаза расширились от удивления, но она не обернулась, поэтому никто этого не заметил.
______________
С Тенеком, Квинтилией, Делас и ее командой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 26 Июня 2017, 11:30:33
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

- Девочки, познакомьтесь пока с капитаном «Нового поколения», который нас любезно пригласил. И узнайте, куда они дели того симпатичного кардассианца, я так надеялась с ним пообщаться! – бросила Делас через плечо и вернулась к своим показаниям: - Фиксирую легкое сотрясение головного мозга и… что вы делали с его рукой? Ладно, заживет, но в следующий раз поаккуратнее, если этот вулканец вам нужен. Ну поехали, - она с азартом приступила к лечению, не давая Тенеку никакой возможности вырваться или помешать ей. Впрочем, он мог видеть, что несмотря на странное поведение ромуланки, действует она уверенно и профессионально: по крайней мере, он бы делал то же самое. Чего ей определенно не хватало, так это врачебного такта.
- Мы, кстати, так и не познакомились, - проговорила она, методично водя кожным регенератором вдоль поврежденных ожогом тканей на груди Тенека, только вот обращалась не к вулканцу, а к триллу: - Меня зовут Делас. А у тебя есть симбионт?
-У меня… - начала Квинтилия, застигнутая вопросом врасплох.
Но сегодня был явно не ее день, и договорить она не успела.
 
Говорят, самые невыносимые пациенты – это врачи, и это – чистая правда. Даже если они не брыкаются, не ворчат и не возмущаются, когда вы их лечите, вы можете быть уверены, что они крайне недовольны происходящим. Можете себе представить, что вы – астрофизик, которому снится, что он стал космической частицей, и другие физики его изучают? Примерно так же чувствует себя врач, когда становится пациентом. От того, что порядок вещей встал с ног на голову, у врача сразу же портится настроение. А теперь представьте себе, что вы не только стали космической частицей, но к тому же ещё и понимаете, что всё происходящее правильно и вам совершенно нечему возмущаться? Вот то-то же.
Тенек понимал, что никаких логичных причин для протеста у него нет, поэтому терпеливо позволял себя лечить, только внимательно следил, всё ли делается правильно. Всё делалось правильно, поэтому оставалось только терпеливо ждать, когда он наконец-то совершит обратное превращение.
- Сейчас будет больно, - предупредила Делас. Дело двигалось к самому ответственному и важному как в вулканской, так и в ромуланской физиологии – уху. – Так что не дергайся, - а потом подняла на Квинтилию полный надежды взгляд: - У тебя-я? Ну пожалуйста, пожалуйста, пусть будет!
-Нет… - вздохнула Квинтилия и начала стремительно краснеть, - Наверное, уже не будет.
- Ну вот, - искренне расстроилась ромуланка. – Всегда хотела изучить трилла с симбионтом, но они почему-то меня пугаются. Вот и наш, кхм, неважно, - она замялась и отвернулась к пациенту. – Это ведь быстро и почти не больно… В общем, никто не хочет помогать науке. Ухо готово! – громко объявила Делас. - А вот сотрясение я за две минуты не вылечу, хоть оно и не сильное. Так что придется лежать и не дергаться, пока я не разрешу. Итак, - она обернулась к Квинтилии и заговорщицки на нее посмотрела: - Как так получилось, что вы выбрали капитаном ромуланца? Я же знаю, федераты нас не слишком любят. Кстати, Перим – это имя или фамилия? У вас с этим как-то сложно, я постоянно путаюсь.
-Это фамилия, - непонимающе нахмурилась трилл, - То есть мое семейное имя… А Ракар… ну, я его не выбирала, так получилось…
Лежать на мостике было затруднительно, так что Тенек остался сидеть в уцелевшем кресле, а вот легкомыслие ромуланки теперь уже шло вразрез с её врачебными обязанностями, и это было неправильно.
– Займитесь мисс Перим и мистером Ракаром, или не мешайте это сделать мне, – чуть суховато сказал вулканец. – Они пострадали меньше, но всё же пострадали.
 
У самого выхода с мостика валялся – ключ-цилиндр, выброшенный с консоли Ракара при жесткой посадке, или, возможно, при ударе, когда все едва могли удержаться за свои консоли. Ракар поднял его и положил в карман. Затем рядом нашел трикодер и дистанционное управление и  взял их тоже. Затем ромуланец пошел на выход к двум девушкам из второй команды, побуждая их выйти на улицу.
- Давайте-ка на свежий воздух, дамы, - сказал он. – Так, какая помощь нужна вашему кораблю? Кто из вас что делает на вашем корабле?- спросил он, прищурившись пристально глядя на ктарианку.
Команда Делас успела присоединиться к своему капитану и Ракару, поэтому на мостике стало немного тесно. Когда Ракар двинулся к выходу, девушкам пришлось отступить назад.
-Наш корабль теперь груда металла, - с досадой сказала азиатка и пнула траву, - Как насчет вашего? Я, кстати, инженер, я могу помочь вам починить все.
-Даааа… - беззлобно проворчала ктарианка, - Такой инженер, что мы потеряли управление и врезались в этих.
-Что?! - возмутилась хрупкая азиатка, - Думаешь, легко найти работающие схемы джем’хадарской системы дополненной реальности? Я дорабатывала как могла, многое пришлось додумать. И потом, настроить на твою физиологию тоже было не просто. И это ты решила пролететь совсем близко и показать крутой маневр! Выпендрежница…
-От горшка два вершка, а выступает, - пожала плечами ктарианка.
Ромуланец с интересом смотрел этот спектакль, переводя взгляд с одной девушки на другую. Он уже наверняка понял, что это спектакль. Его паранойя, утихшая от присутствия рядом с ним тех людей, которым верил, одну из которых он любил больше всего на свете.. кроме, несомненно, Ромуланской Империи, теперь взыграла полным цветом. Ракар понимал, что маневр уклонения это команда могла бы сделать без труда, просто изменив курс.
Итак, землянка была инженером, а ктарианка пилотом. Ктарианка была жеманной женщиной легкого поведения, очаровавшая Рроу. И теперь она была совсем другой. И теперь ромуланец быстро набирал команды на дистанционным управлении, блокируя свою консоль, блокируя консоль тактика, блокируя консоль Перим, заставляя ее вновь ввести свой пароль, чтобы получить доступ.
Еще множество страшных параноидальных мыслей родилось в его мозгу.
- Ага... значит большие и интересные корабли и прочие штуки, - сказал он, давая понять ктарианке, что он примерно помнит ее слова, когда она пыталась войти вместе с Рроу в ангар с катером “Анадырь”. – Все ясно.
Ракар бросил быстрый взгляд на дымящийся вдали их корабль.
- Мы не оставим вас здесь. Вы полетите с нами. Каковы ваши планы? Вы собираетесь проходить этот чек-поинт, или выйдете из регаты?
-Ура! - азиатка захлопала в ладоши и крикнула, обращаясь вглубь катера, - Капитааааан! Они берут нас с собой! Нам даже не пришлось уговаривать!
-Нам нужен корабль, - спокойно пояснила ктарианка, - А вам явно нужны люди наших специализаций. Капитааааан! Можно мы уже снимем скафандры? Тут жарко!
-Тебе бы только что-то снять, - толкнула локтем подругу землянка.
__________
С Тенеком, Квинтилией, Делас и ее командой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 26 Июня 2017, 11:32:20
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”


– ...Я же сказала – пока я не разрешу. Закончу с тобой – разберусь с остальными, - отозвалась Делас, не глядя на вулканца: она отложила кожный регенератор и порылась в аптечке в поисках подходящего лекарства для гипоспрея, а потом заговорила с Перим: - А как тебя друзья называют? Я думала, у вас по именам принято.
Но Квинтилия снова не успела ответить – на сей раз ее прервали девушки из команды Делас. Ромуланка довольно улыбнулась и крикнула в ответ:
– Можно, снимайте! И передайте капитану мою глубочайшую благодарность. Хотя нет, лучше я сама передам, когда закончу с вулканцем. Уже скоро! – припечатала она, повернувшись к Тенеку. – Чем меньше будешь возмущаться и командовать, тем скорее.
Тенек протянул руку, одним движением вытащил из аптечки искомое лекарство и подал девушке.
– Если бы вместо болтовни вы спросили меня, где это лежит, дело точно пошло бы быстрее, – заметил он.
Делас вскинула брови, глядя на протянутое Тенеком лекарство, но ничего не сказала, а вставила его в гипоспрей и продолжила поиск. Через пару секунд она достала еще одну ампулу и отложила в сторону.
– Я искала кое-что другое, - заметила она обманчиво-нейтральным тоном, прикладывая к шее Тенека то лекарство, которое он сам себе выбрал. - Не люблю, когда пациенты считают себя умнее врача, - пожаловалась ромуланка Квинтилии, как добровольно-принудительному слушателю. – Предпочитаю, когда они без сознания, так с ними проще. Но раз пациент такой умный, - она обернулась к Тенеку, - то он знает, что при такой травме и после введенного лекарства ему следует минимум час соблюдать постельный режим, а еще лучше - спать. Пациент сам дойдет до кушетки, или ему помочь?
Она неторопливо вставила в гипоспрей вторую ампулу – с тем лекарством, которое искала изначально, - и выжидательно посмотрела на вулканца.
– Сразу, как только вы закончите с мисс Перим и мистером Ракаром, – сказал Тенек, переводя кресло в полулежачее положение. – Их здоровье на моей ответственности. У мисс Перим был удар головой, мистер Ракар получил удар по спине. Они не демонстрируют опасных визуальных симптомов, но нужно убедиться, что это впечатление не обманчиво.
Голова уже не болела, гипоспрей сделал своё, но Тенек знал, что от резких движений и напряжения боль может вернуться, и тогда лечение затянется вдвое. У него не было никакого желания создавать лишние проблемы ни себе, ни врачу, но ответственность за пациентов не позволяла ему уйти, не убедившись в их благополучии. А ещё ему не нравилось, что Делас вложила в гипоспрей нечто, явно не относящееся ни к его лечению, ни к лечению её будущих пациентов, которых она ещё не успела обследовать: это сразу заставило вулканца насторожиться и растерять часть естественного доверия коллеге.
– Если вы этого не сделаете, мне придется уложить вас насильно, а этого мне не хочется, - с сожалением в голосе ответила ромуланка. – Он всегда такой упрямый? – это уже было обращено к Квинтилии. – Как жаль, что у нас нет на все это времени…
Делас покрутила в руке гипоспрей и посмотрела в ту сторону, куда ушел Ракар – судя по ее взгляду, ей не терпелось воссоединиться со своим соплеменником.
– Не волнуйтесь, вылечу я их, у нас что-то вроде бартера: мы вам помогаем, вы нас берете к себе на корабль. К тому же можете быть уверены, что вылечить ромуланца я смогу лучше, чем любой из здесь присутствующих.
Она встала со своего места и вновь обратилась к Квинтилии:
– Следите, чтобы он не двигался, сидел спокойно и, желательно, не разговаривал. Это очень утомительно. Если начнет вам надоедать, то вот, - она протянула триллу гипоспрей, -  успокоительное поможет ему выполнить мои предписания.
Делас аккуратно сложила в аптечку разложенные на консоли приборы и препараты и направилась к выходу из катера.
Тенеку очень хотелось напомнить, что волнение ему несвойственно, и что это всего лишь нормальная ответственность врача, но ромуланка уже шла к выходу и нужно было выбирать между этим и полезной информацией. Разумеется, он выбрал полезную информацию.
– Регенератор с серым маркером уже настроен на мистера Ракара, – сказал он, – с синим – на мисс Перим.
А регенератор с красным маркером Тенек переложил из этой аптечки в один из шкафов медотсека перед самым вылетом, чтобы заполнить освободившееся место ещё парой предметов – второстепенных по сравнению с экстренным использованием регенератора, но всё же достойных полезного пространства. Сейчас Тенек был этому рад: регенератор с красным маркером был настроен на Джеза Тенму, и эти настройки были не вполне кардассианскими, к тому же что-то подсказывало стажёру, что если Делас заметит хоть малейшую странность, она безо всякого смущения даст волю своему любопытству. «И кто ещё тут утомительно-много разговаривает...» – добавил он к своим словам мысленно.
________________
с Квинтилией и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 26 Июня 2017, 16:32:32
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

Делас собрала аптечку, принадлежавшую на самом деле Тенеку, взяла ее и вышла с мостика “Анадыря” наружу, где Ракар пытался вести разговор с ее командой.
Получив разрешение девушки с “Примы” с ворчанием начали стаскивать с себя ранее блистательно серебристые, а теперь слегка потертые скафандры. Юнок поставила свой шлем на землю, и теперь на его зеркальной поверхности можно было заметить большую царапину.
Под скафандрами у девушек оказались короткие платья из плотного серебристого материала, украшенные воротниками-гюйсами, и высокие сапоги на удобной устойчивой подошве.
Ракар быстро оглядел девушек без скафандров, их скафандры. Теперь ромуланец не улыбался, теперь он опять выглядел как агент Тал Шиар в обстановке, которая требовала от него всего внимания.
- Как Тенек? – быстро спросил ромуланец, обернувшись к Делас, и одновременно девушкам: - Вы можете занести свои скафандры в катер и положить их тут поблизости. – Наличие на них скафандров казалось ему неестественным для этих рас. Таких форм он не видел на утреннем сборе всех команд. Хотя… они могли спасти именно это оборудование из своего катера, и тогда тут все было в порядке, но… зачем они надели свои шлемы на Бэйджоре… Впрочем, этому могло быть объяснение, и вполне логичное. Но сейчас было не до этого.
- Я скоро к вам присоединюсь, - Делас кивнула своим коллегам по команде и подошла поближе к Ракару. Сама она еще не успела избавиться от скафандра, который несколько стеснял ее движения и делал ее слегка неуклюжей.
- Строптив и своенравен, как и все вулканцы, - проговорила девушка в ответ на вопрос Ракара. – Что касается его состояния, то ему ничего не угрожает, но если бы он выполнял мои рекомендации, то быстрее бы поправился и вновь стал полноценным членом вашего экипажа. Но пока он просил меня позаботиться о вас. Вы меня обманули и сказали, что с вами все в порядке, а ваш врач утверждает обратное… Кому же верить? – лукаво улыбнулась Делас. – У вас на катере есть какой-нибудь лазарет? Давайте пройдем туда.
Она бросила взгляд за спину Ракара, туда, где лежал их корабль – то, что осталось от их корабля, - и грустно вздохнула. По крайней мере, теперь он хотя бы не дымился…
Ракар кивнул Делас и слегка ухмыльнулся.
- Вулканцы… - произнес он, и не стал больше на этом останавливаться. Тем не менее, проходить в катер он не спешил, а наоборот, развернулся так, чтобы ему были видны действия двух девушек, складывающих свои скафандры. – Благодарю за помощь, Делас. Знаете, верить на самом деле никому нельзя, мне – можно. На самом деле я в порядке. Такие как я – часто подвергаются травмам. Я всего лишь немного побит. Но прежде вот что, - Ракар чуть склонил голову к ромуланке, - давайте определимся однозначно с нашими планами. Я хочу знать, что вы намерены делать. У вас больше нет корабля, и я не оставлю вас на Бэйджоре в одиночестве без помощи. Это значит, что я намерен подкинуть вас до ближайшего поста поддержки. Но в связи с этим у меня вопросы: есть ли у вас резервный корабль для регаты? Вы планируете выйти из гонки или что-то еще? Мой план пока не точен, и для принятия решения я должен знать ваши планы.
- И все же я должна убедиться, что с вами все в порядке. Это не займет много времени, - настойчиво проговорила ромуланка. Вновь посмотрев на свой катер, она продолжила: - У нас нет другого корабля, и этот уже не взлетит… Федеральный мусор! Но на нем остались ценные вещи, которые не должны пропасть. Вы, наверное, узнали ромуланский голографический проектор – и он точно не должен остаться просто так лежать на Бэйджоре. А также дополненная реальность джем’хадар – технология Доминиона на дороге не валяется! И еще кое-что в моей лаборатории… - Делас напряженно сжала губы, а затем продолжила: – Мы можем перенести все это на ваш корабль, Юнок поможет вам с ремонтом, Казза – отличный пилот и может сработаться с вашей Перим, а вы… - она изучающе посмотрела на Ракара, - не будете спешить от нас избавиться. Мы уже не сможем продолжить участие в регаты от лица своей команды, но и выходить из соревнования было бы слишком обидно.
Ракар быстро кивнул.
- Узнал.
Ромуланец развел руки открытым жестом, подставляясь под трикодер Делас.
- Просканируй меня, еще порезы на руках, - он показал ей тыльные стороны ладоней, - но кровь уже свернулась. Да, оборудование можете перенести. Однако вот что – и это условие жесткое – если у нас будет победа, то победа и приз будет принадлежать моей команде. Проекту "Альфа", а не вашей. И поделиться мы не сможем. Я все еще не принял решение, и оно зависит от ваших действий. Я должен отправиться к чек-поинту. Вы и Казза пойдете со мной. Юнок справится с переноской оборудования? По возвращению мы ей поможем, если она к тому моменту не закончит. Согласны?
Ракар выдавал информацию порциями, последовательно и постепенно задавал вопросы. Ему предстояло выяснить еще очень многое в условиях ограниченного времени.
- Проекту «Альфы», - улыбнулась Делас и кивнула: - Как скажете, вы же – капитан. Я согласна с вашими условиями.
Она тщательно просканировала Ракара и кивнула:
- Вы правы, ничего серьезного, но я все же хотела бы обработать ваши порезы кожным регенератором, это быстро, - девушка достала из аптечки прибор с серой отметкой, еще раз проверила настройки, очевидно, не особо доверяя вулканцу, и активировала его. – Юнок справится, она собственноручно ставила все улучшения на катер… Она умная девушка, но все же с этими федератами так сложно, - вздохнула Делас. – Как вы с ними справляетесь?
Ракар с улыбкой покивал Делас.
- Отлично! Да, - ромуланец убрал улыбку с лица, - с федератами сложно, но они достойные… противники, надеюсь, союзники. Хотя бы по проекту. Они умеют работать, умеют много чего еще. Сотрудничать с ними приятно. И вулканец Тенек, несмотря на все его упрямство и прочее – на самом деле хорош. Я узнал его достаточно, чтобы доверять ему во многих вещах. Так что… все будет нормально. Итак…, - Ракар убрал руки от кожного регенератора, которым его лечила Делас, когда она закончила. – Не будем терять время, пожалуйста, проверьте еще Квинтилию на предмет повреждений и мы отправимся в путь. Распорядитесь Каззе и Юнок об их действиях.
С этими словами Ракар пошел обратно в катер, на ходу снимая китель. Под кителем на нем была серая ромуланская водолазка с длинными рукавами. В кителе, испачканном кровью, идти в баджорский храм было не очень хорошо.
- Конечно, - согласно кивнула Делас. Она с некоторым разочарованием выключила регенератор, потому что вместе с этим закончился и их разговор.
Сложив аптечку, она направилась вслед за Ракаром, но задержалась на пороге катера – сообщить новости девочкам и вылезти, наконец, из этого неудобного скафандра!
 
 
***
 
Квинтилия неловко держала гипоспрей, который ей подала ромуланка.
-Разве это не неэтично - вкалывать успокоительное пациенту, если он тебе мешает? - непонимающе спросила она тихим голосом у Тенека, - Ну, то есть, конечно, понятно, что когда пациент без сознания и не может ничего комментировать, сопротивляться и проявлять свою волю в любом виде, его удобнее лечить так, как считаешь нужным, но… все-таки я не уверена, что это полностью правильно.
– Это неэтично, – согласился Тенек. – Исключение составляют случаи, когда пациент находится в неадекватном состоянии и делает нечто, что может повредить ему самому или окружающим. Если вдруг я начну говорить странные вещи или вскочу с места без понятной причины, можете последовать совету мисс Делас.
Квинтилия подошла ближе к Тенеку и тихо сказала, оглядываясь на выход из катера:
-Вам они тоже кажутся странными? Такой набор рас, и при этом они летают на федеральном катере… Как такое может быть?
– Это как раз наименее удивительное, – сказал Тенек, тоже поглядев в сторону выхода. – Мы тоже – странный набор рас, и тоже на федеральном катере, вдобавок с ромуланскими крыльями. Что меня действительно озадачивает, это то, что они представляют из себя как единый экипаж. Мы ещё не видели остальных, но мне трудно представить себе команду, которая могла бы спровоцировать такую аварию. В моё представление о понятии «команда» это не укладывается.
-Что вы имеете в виду? - нахмурилась Квинтилия.
Тенек перевёл взгляд на неё.
– Я имею в виду, что по-настоящему слаженная команда, которая выполняет приказы своего командира и соблюдает элементарные правила, имела минимальные шансы спровоцировать аварию, не разминувшись всего с одним катером на достаточном для манёвра пространстве. Одно из двух: либо их действия были несогласованны, либо кому-то из них незнакомо слово «ответственность». Хотелось бы думать, что только кому-то, а не всем.
-...ну и куда это запихнуть? - от входа в катер послышались голоса, ни один из которых не принадлежал Ракару, а значит, это был кто-то из их новых гостей.
На мостике действительно появилась миниатюрная землянка азиатской внешности, тянущая за собой скафандр.
-Ой! - она прикоснулась к силовому полю, отделившему остальную часть катера от мостика, и отдернула руку, когда поле пошло голубой рябью.
-Я не могу снять его без приказа нашего капитана, - предупредила вопрос Квинтилия.
-Тогда мы спросим НАШЕГО капитана, - на мостик заглянула ктарианка, оценила обстановку, а потом обернулась назад, - Капитааааан! Что дальше?
Делас тем временем тоже сняла скафандр и предстала перед остальными в таком же наряде, что и остальные члены ее команды.
- Все в порядке, - проговорила она, подходя ближе, и кратко пересказала, о чем им удалось договориться с Ракаром. – Обязательно возьми мой кейс из лаборатории, - добавила она, обращаясь к Юнок, а затем обернулась к Ракару: - Я закончу с мисс Перим и смогу к вам присоединиться. Куда мы можем сложить скафандры и все то, что сможем спасти с нашего корабля?
 
Квинтилия вопросительно посмотрела на Ракара. Сейчас ей совершенно не хотелось ни с чем спорить.
____________
С Тенеком, Квинтилией, Делас, Юнок и Каззой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 26 Июня 2017, 16:33:57
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, катер “Амазонка”

- В грузовой отсек в самом конце катера, - сказал Ракар. - Перим, пустите их туда, пожалуйста.
Ракар очень не хотел оставлять здесь силы, не равные силам второй команды. Поэтому он выбрал забрать с собой к чек-поинту Делас и Каззу. Перим и Тенек должны были внимательно следить за оставшимся инженером.
- И… помогите Юнок по мере сил. - Ракар внимательно смотрел на Перим. Он еще должен будет успеть дать ей дополнительные инструкции. На самом деле, Ракар не верил никому. На текущий момент он верил только Перим и Тенеку. Пока не выяснено, на каких условиях и почему здесь находится Делас, пока он не знал ничего, включая и то, в чем состоит ее задание на территории Федерации, он не мог верить и ей. Вернее — мог, но не на 100%.
Квинтилия кивнула, подошла к своей консоли и сняла силовое поле. Заодно она посмотрела на отчет систем “Амазонки” о повреждениях.
-Мммм… повреждения не критические, но на ремонт потребуется время. Думаю, я смогу справиться часов за пять… наверное…
-Я справлюсь за два с половиной! - подпрыгнула на месте Юнок.
Делас молча открыла аптечку и вновь достала медицинский трикодер.
- Я же говорила, что Юнок очень умная, - с гордостью сообщила она Ракару, а затем обратилась к Перим, активируя трикодер: - Присаживайся. Быстрее закончим, быстрее поможешь Юнок.
После новостей о том, что у Квинтилии нет симбионта, интерес к ней у ромуланки поугас. Краем глаза она поглядывала на Ракара – не так, будто внимательно за ним следила, а как-то… по-другому.
Ракар бесстрастно смотрел как Делас сканирует Квинтилию. За этим процессом он следил внимательно, хоть и не проявлял эмоций.
- План такой, - одновременно говорил улан, - я, Делас, Казза идем к чек-поинту. В это время Перим контролирует погрузку оборудования, которую осуществляет Юнок. Тенек отдыхает в лазарете. С ремонтом погодите, до него дойдёт дело после погрузки. И я должен знать отчёт, мы будем на связи. Два вопроса: мы сможем телепортироваться на ту злосчастную площадку, куда не смогли сесть, прямо отсюда? И можем ли мы взлететь?
-Что значит - “с ремонтом погодите”? - возмутилась Юнок, - Когда тогда им заниматься? Мы должны делать несколько дел одновременно - тогда к тому времени, как вы вернетесь от чек-пойнта, катер будет готов лететь дальше, и мы не потеряем времени. Мы же все еще хотим победить!
- Она права, - подтвердила Делас, доставая регенератор. – Мы потеряем слишком много времени. Если вы нам не доверяете, Квинтилия может наблюдать за всеми действиями Юнок, только пусть не мешает. А еще лучше – помогает, и тогда вы увидите, что я говорила правду, - улыбнулась она Ракару.
Тенек подумал о том, как они вообще представляют себе погрузку и ремонт одновременно силами двух девушек? Если представить себе, что Квинтилия пойдёт одна за вещами команды «Примы», то она вряд ли найдёт то, что нужно на чужом корабле и только потеряет время, а Юнок тоже вряд ли разберётся во всём одна, учитывая, что Ракар и Самрита как следует переработали системы катера. Если же поменять их местами, то Квинтилия не закончит ремонт до конца переноски вещей, и всё равно большая его часть будет проходить уже после этого. Распоряжение Ракара делать это поочерёдно было гораздо более разумным и позволяло справиться с работой быстрее и без бессмысленных проволочек, но почему тогда девушки с «Примы» так на это обиделись и заговорили о недоверии?
 
- Сначала вы переносите свое оборудование, потом начинаете ремонт, - с расстановкой сказал Ракар, переведя взгляд на Юнок и мельком глянув перед этим на Делас, - именно в такой последовательности. Ведь вы же не хотите, чтобы как только вы закончили ремонт и тут же пошли за своим оборудованием, мы снялись и улетели отсюда, оставив вас? Это взаимные гарантии, основанные на жестах доброй воли. И мы будем следовать им. Да, Перим будет вместе с вами и поможет  в ремонте.
С этими словами Ракар повесил на спинку своего кресла китель, который снял, взял рюкзак, принялся перекладывать в него содержимое своих карманов.
- Вон там два рюкзака для Делас и Каззы, это набор для высадки на планету. Если желаете, можете взять. Так мы можем отсюда телепортироваться? – спросил Ракар, снова посмотрев на Квинтилию, - я спрашиваю потому что не знаю есть ли такая техническая возможность. Координаты площадки вроде бы были вбиты, насколько я понимаю, при заходе на посадку.
-Полагаю, мы просто должны определить, что важнее - спасти вещи с нашего корабля или привести в порядок этот, - заметила Казза, стоявшая в расслабленной позе, привалившись к переборке, - И то, что важнее, делать в первую очередь. По-моему, ответ очевиден - без наших вещей мы сможем прожить, а вот без корабля не сможем лететь дальше. Капитан? - она посмотрела на Делас.
- Мы сможем прожить, даже если останемся на Бэйджоре и нас заберут спасатели, - заметила Делас. – Но это не входит в наши планы, а капитан Ракар любезно согласился нас подвезти. Но и оставлять ценную технологию на «Приме» я не собираюсь. Если начальство узнает, оно нас по головке не погладит, ты же его знаешь. Юнок должна забрать голографическую маскировку, дополненную реальность и мои исследования из лаборатории, а больше на этом федеральном корыте ничего ценного и не было. Я же не предлагаю забирать зеркало из твоей каюты, - хмыкнула ромуланка.
Ракар с заметным интересом посмотрел на Делас. Похоже было, что начальство у нее и Каззы – одинаковое.
-Хи-хи, начальство у нас такое! - вставила Юнок.
-Давай поставим вопрос по-другому, - проговорила Казза, - Когда мы вернемся с чек-пойнта, что нас больше расстроит: что катер не готов лететь и нам надо сидеть и ждать, или что что-то из наших вещей осталось на “Приме”?
Было очевидно, что в этой команде все подчиняются Делас, хотя и не боятся задавать вопросы. Ромуланка очевидно была мозгом происходящего на “Приме”, Казза - альтернативным голосом и мускулами (просто потому что больше некого было назначить на эту роль, а ктарианка была самой плотной из троих), а Юнок… сложно сказать, чем была Юнок.
- Сломанный катер нас очень расстроит, - кивнула Делас. – Зато когда регата закончится, нам всем очень влетит за то, что доминионская технология теперь валяется на Бэйджоре. И что мы потеряли единственный катер… А уж когда мое ромуланское руководство узнает, что там же валяется и их подарок, с которого я должна была пылинки сдувать, - она закатила глаза и обратилась к землянке: - Юнок, как думаешь, ты сможешь спасти самое ценное? Это отнимет много времени?
- Господа, - быстро сказал Ракар, - довольно дебатов! Время дорого. Оборудование оставлять нельзя. Это не подлежит обсуждению. Я сам выступаю за то, чтобы все забрать и потом приступить к ремонту. Я старше по званию, чем Делас, и я как улан Вооруженных сил Ромуланской Империи приказываю Делас в первую очередь забрать оборудование. Может быть, мы уже вернемся с чек-поинта к тому времени и вместе приступим к ремонту. В столько рук это будет быстрее.
Потом Ракар перевел взгляд на Перим.
- Вы телепортируете нас на ту площадку?
-Он правда может тебе приказывать? - сделала большие глаза Юнок.
Делас посмотрела долгим взглядом на Ракара, усмехнулась и пожала плечами:
- Можно и так сказать. Я еще кадет, а он хоть и не мой непосредственный руководитель, но все же старше по званию. Я могла бы ему возразить… - она закончила обрабатывать повреждения Квинтилии, отложила в сторону регенератор, подхватила рюкзак и улыбнулась Ракару, проходя мимо, - но не буду. По крайней мере, пока. Потому что сейчас я с ним согласна.
Ракар надел рюкзак и сделал шаг в сторону площадки транспортера.
-Значит, ты выбираешь жертвовать отчетным временем на регате, но не бросать вещи, - подвела итог Казза, - Ну, ты у нас капитан, тебе и решать. Просто не забывай, что для нас и нашего руководства важно. Ну… может, другая наша команда еще сможет победить - ты понимаешь, о ком я.
Она подошла к рюкзакам, нагнулась и взяла один.
-Транспортер работает, - наконец, сказала Квинтилия, - Я могу отправить вас на ту площадку. Но не забывайте, что вас ждет еще длинная лестница наверх.
- Мы все равно уже потеряли корабль, - в голосе Делас звучало сожаление, хорошо скрытое за бравадой. – Но мы еще не проиграли!
Когда Казза встала на площадку рядом с ней, Делас быстро шепнула ей что-то неразборчивое, а затем кивнула Квинтилии:
- Ты же не думаешь, что нас напугает лестница? Мы готовы!
- Я вызывал монастырь перед тем как все случилось, - объяснил Ракар, - монастырь не ответил. Поэтому мы не знаем, куда нам можно телепортироваться. Итого, теперь мы телепортируемся на площадку, и там разберемся. Включайте, Перим.
-Ну конечно, они же монахи! - воскликнула Юнок, - Они могут вообще не проверять свои сообщения. Капитан, а можно я им скажу?.. Ну, ты знаешь, что.
- Раз уж мы теперь сотрудничаем, почему бы и нет? – загадочно ответила Делас.
-Инициирую транспортер, - объявила Квинтилия, и двое ромуланцев и ктарианка исчезли в сиянии.

(https://lh3.googleusercontent.com/AfTCER6OT9ALoioDzRuWOkMNaAcAFSWfBvW4WguCcIUxu4JdTGfgOIJUlFfugkHCSIlSXlq9E6GYPBZzmkGTnla_elW2J9jc1VBfEhC5GJ2lLnfalDdCrXUbbd3rZrMOsncgW_c_fekoPltMfLz4CL3peClLglxg0bNOQZKxzxOVLUp9Q3PzYlR9pBrO_45U5uHiQPvhcuBGQcy4Z2Sis8hVmlGdZGbHaA71uTD8Pfw1Hrl_AkwD15sQg0GYfAlMHG8ijrkgjg8Vyhe9uKsbSL4Vgxl7zevdwqi4N51vzphNttlncVGkjwupNU19h-BVbG_fbenUgCKkVZMyT5bhW4gqBlnYJUD3im4f1EkaPk1X38kyXogfLtLAq-wVCQFZ5j1_gaEI5XdsMW2LOpjGK7y92jSaJiaq6iMMMlVuYeCtMYFf2s50cl7e0qTsPXukKp72lvRmTadSEiwRXTDSxYUFVVUy9bgH00pmv7RUujxIxFORQ6PqW6-SWjSudqLzzC7t75g-aMyVHY_8jV7p--NYjEAJi2pd8KIF1-mvQ3zVpEIUmNpr1vUauSgcdb4ELtR8ZYkr2QnO1z0ipSXPhK7VSehMCw2bwgfDQC0yLHJYtoWPWdtkzw=w710-h492-no)

_________________
С Тенеком, Квинтилией, Делас, Юнок и Каззой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Артур Лайтман от 27 Июня 2017, 09:53:37
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Когда коллеги материализовались на платформе, Освальд тут же переключил всё внимание на сенсоры и принялся следить за биосигналами вокруг Артура.
- Акрита, снимай скафандр и готовься взлетать в любой момент, М'Кота, отнеси Самриту в лазарет и запусти ЭМГ - пришло время полевых испытаний, - быстро сказал он, не отводя взгляда от консоли.
Пока новых паучьих биосигналов не было, но кто знал, насколько простирались эти пещеры, и что в них могло жить еще?
- Есть, - андорианка скинула возле стены усилители, аптечку, рывком сняла шлем и шумно выдохнула. – Как там Артур? Нашел?
Затем она обернулась к М’Коте, чтобы помочь ей снять скафандр с Самриты, и даже не успела заметить сейчас, что нарушает прямой приказ капитана. Она знала, что успеет взлететь в любой момент, системы были предельно готовы.
Высвободив Самриту с помощью Акриты из скафандра, М’Кота тем же способом отнесла её в медотсек и уложила на биокровать.
– Давай, дружище, заработай, как надо, – пробормотала она себе под нос, активируя ЭМГ.
- Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - голографический доктор «Дженни» появилась из ниоткуда и обернулась к клингонке и андорианке. Сейчас она выглядела точно так же, как и на пробном запуске во время презентации. Одна секунда, вторая… По крайней мере, пока голограмма работала!
- Самрита пострадала при падении на каменный пол, - после секундной паузы быстро заговорила Акрита, перечисляя то, что удалось обнаружить ее трикодеру в пещере.
- С вашей коллегой все будет в порядке, - ободряюще произнесла голограмма и взяла медицинский трикодер.
Теперь, когда Самрита лежала на биокровати без скафандра, ее можно было обследовать более тщательно, что и делала «Дженни».
Тем временем на инженерной консоли, за которой сейчас никто не следил, появилось предупреждающее сообщение…
- Артур, все вернулись, Самрита в безопасности, - сообщил Освальд, когда коллеги удалились, - как у тебя дела? Я не вижу больше подозрительных биосигналов рядом с тобой. Ты нашёл нашу цель?
Не став дожидаться ответа, он тут же обратился к лазарету:
- Доктор, в каком состоянии кадет Баккер? Нам нужно срочно доставить её на станцию в лазарет?
- Ее состояние не внушает опасений, Освальд, - очевидно, голограмма узнала одного из своих создателей по голосу. – Легкое сотрясение и один перелом, а также менее существенные травмы. Все это я смогу вылечить в условиях вашего катера. Внутренние органы и плод не пострадали, при благоприятном лечении восстановительный период составит 100-120 минут.
– Кто-кто? – переспросила М’Кота, вытаращившись на голограмму. Вопрос о том, как это Самрита умудрилась заполучить перелом, застрял у неё в горле, потому что следующая новость затмила всё предыдущее.
- Будущий ребенок мисс Баккер, - дружелюбно пояснила «Дженни», как если бы М’Кота могла не знать, что это значит. – Плоду три недели, и он не пострадал. Также и состояние самой мисс Баккер не внушает опасений. Однако, если вы не возражаете, я приступлю к лечению, - она мягко улыбнулась и активировала «арку» на биокровати.
Тем временем сообщение на инженерной консоли стало угрожающе красным. «Критическая перегрузка систем» - гласила надпись.
 - Отличные новости! - искренне обрадовался Освальд, не успев осознать весь ответ ЭМГ, но потом замер, вытаращив глаза и раскрыв рот от удивления и повторяя едва слышно: "Этого не может быть!"
Кадет отчаянно пытался понять, как и Самрита днём ранее, почему и как это случилось. Однозначного ответа найти не удалось, зато стали понятны причины странного поведения Самриты: конфликт с коллегами, странная реакция на фразу "работать за двоих", вопрос про Кариссу и детей... Освальду стало очевидно, что девушка не только обижена на него - она ему не доверяет и, похоже, нисколько его не уважает. Это было тяжело само по себе, а, с учётом его чувств к Самрита, которые никуда не делись за последние дни, становилось совершенно невыносимым.
Когда к молодому человеку вернулась способность говорить, он произнёс совершенно убитым голосом:
- Принято. Акрита, М'Кота, вы мне нужны на мостике.
Оставив Самриту на попечение М’Коты и голографического доктора, Акрита принялась спешно освобождаться от скафандра, одновременно поглядывая на свою консоль – где там сейчас команда ее соотечественников. Андорианка почти не надеялась убраться отсюда, не столкнувшись с ними. Прыгая на одной ноге, она заметила и предупреждающую надпись на инженерной консоли, поэтому смысл сказанного Дженнифер дошел до нее только со второго раза. Вскинув антенны и обернувшись в сторону медотсека, Акрита пораженно посмотрела на Самриту, доктора, М’Коту…
- Да, капитан, - откликнулась она, когда внезапную тишину нарушил голос Освальда. – Тут какое-то сообщение на инженерной консоли!
И в то же время из системы связи, которая поддерживала связь с Артуром на поверхности Джераддо, раздался оглушительный грохот.

***

Артур бежал по тоннелю, оставив позади товарищей. Сигнал на трикодере в его руке с каждым метром становился все отчетливее… отчетливее… вот казалось, что куб-замок должен уже быть где-то здесь… Но все, что на самом деле было перед Артуром - каменная стена, тупик, конец пути.
Медленно. Вдох, выдох. Беготня в скафандре на самом деле занятие не из легких. Куба на месте не было, но он должен был быть здесь. Оказавшись в тупике, Артур отступил на шаг назад и принялся методично фонариком последовательно светить на стену. Где-нибудь должен был быть либо проем, либо выступ, либо камень, который можно отодвинуть. По временам он посматривал на трикодер.
Трикодер показывал все то же - что куб должен быть здесь, счет уже шел даже не на метры, а на десятки сантиметров. Стена выглядела монолитной и грубо отесанной, как будто тот, или те, кто рыл тоннель просто решили здесь остановиться и не копать дальше.
Наконец, Артур немного посветил себе под ноги - и тогда на полу что-то блеснуло под слоем песка, мелких камней и сухих корней деревьев. Опустившись на колени, Артур попытался расчистить место, и обнаружил, что искомый выступ был именно здесь. Точнее, это был не выступ, а целая большая каменная плита, уложенная вровень с полом и замаскированная всяким мусором. Ее границы были видны, но ухватиться за края пальцами в скафандре было невозможно. А если бы и возможно - то огромный камень весил очень много.
И было кое-что еще: на поверхности плиты был выбит рисунок - звезда с длинным хвостом. Было не очень понятно, когда это было сделано, потому что изображение было достаточно символическим и могло датироваться как несколькими веками назад, так и вчерашним днем. А вот то, что было под рисунком - было определенно современным: небольшая панель ввода на 5 символов. Это ее мигание Артур заметил, когда его фонарик посветил ему под ноги.
Артур расчистил руками площадку как смог и некоторое время светил на панель и звезду. Он сосредоточенно размышлял, что бы это могло означать. Пятиконечная звезда и панель ввода на 5 символов. Варианты могли быть любыми. Он последовательно нажал на все 5 острых концов звезды и длинный – последним.
Думать о задании было сложно, потому что он одновременно думал о Самрите. Он уже слышал о ее повреждениях и они были слишком серьезными…
“Артур, все вернулись, Самрита в безопасности”, - звучал тем временем голос Освальда из передатчика, - “как у тебя дела?”
Концы звезды на рисунке на первый взгляд никак не отреагировали - не было ни ощущения нажатия, ни какого-то другого сигнала… пока за спиной Артура не раздался скрип и скрежет, а затем грохот, поднявший клубы мелкого песка с пола. Это с потолка упала каменная плита, перегораживающая тоннель полностью и запершая Артура в ловушке в тупике тоннеля. Судя по виду плиты, едва ли это была случайность, скорее это была своеобразная дверь, которая теперь активировалась.
Артур, когда все начало валиться сверху, инстинктивно попытался закрыть голову, хотя это было в этой атмосфере совершенно бессмысленное действие. Он все равно умрет, даже если просто будет поврежден скафандр. По этому поводу у Артура не было никаких чувств, он просто приготовился… к чему бы ни было. А затем медленно поднялся во весь рост среди оседающей пыли.
- Нашел кое-что, - четко сказал он, - и кажется оно тут теперь обвалилось.
Теперь он понял, что из всех возможных вариантов в древних катакомбах он нажал то, что вызвало срабатывание ловушки.
Когда Освальд вызвал их с Акритой на мостик, М’Кота с сомнением оглянулась на голограмму, затем тряхнула головой и поторопилась выполнить приказ.
– Ты думаешь это хорошая идея, оставить Самриту одну с непротестированной голограммой? – спросила она Освальда, плюхаясь в своё кресло. – Всё-таки...
Договорить она не успела, потому что из динамиков внешней связи послышался шум, а из интеркома – комментарий Артура.
– Что обвалилось? – выпалила она и только потом виновато посмотрела на Освальда. – Ну, надо же знать, что обвалилось, – объяснила она. – Если обвал, нам придётся его выкапывать, а если что-то ещё...
Артур на самом деле слушал все переговоры катера одним ухом. Его брови даже успели приподняться от удивления, когда он услышал слова голографического доктора о "плоде". Когда только Освальд успел это сделать… подумал Артур, но его размышления были прерваны. Размышления были прерваны мгновенной готовностью к приходу конца. Конец не наступил, и теперь Артур поднялся с колен, на которых стоял перед панелью и светил фонариком вокруг себя. Он еще потряс трикодером, сбрасывая с него пыль, протер пальцем в перчатке скафандра его экран.
"Из серых наших стен, из затхлых рубежей нет выхода, кроме как
Сквозь дырочки от звезд, пробоины от снов, туда, где на пергаментном листе зари
Пикирующих птиц, серебряных стрижей печальная хроника
Записана шутя, летучею строкой, бегущею строкой, поющей изнутри."
Как всегда не вовремя ему вспомнились строки древней песни.
- Плита какая-то, - ответил он, вертясь с трикодером по кругу, стараясь понять, где находится вещь, которую он ищет. – Да не беспокойтесь, занимайтесь Самритой! Я разберусь тут. Если будет нужна помощь или вопросы будут, я скажу.
О том, что плита перекрыла выход, он говорить не спешил. Нечего было пугать людей раньше времени.
________________
С Освальдом, Самритой, М'Котой и Акритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 27 Июня 2017, 10:03:29
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


На вопрос клингонки Освальд ничего не ответил, а только непонимающе взглянул, как будто не понимал, о чём вообще речь.
Когда же случился обвал, он собрался с силами и произнёс, скорее, механически, чем вдумчиво:
- Артур, сейчас мы просканируем всё, что есть рядом. Акрита, сенсоры на тебе.
Кадет перебрался за инженерную консоль, и сердце его забилось с сумасшедшей скоростью - опасность за секунду вырвала его из того состояния, в котором он оказался.
- У нас перегрузка, я отключаю все не критически необходимые системы, - быстро сообщил он коллегам, а потом вызвал лазарет, - Дженни, то есть, Доктор, вы закончили с переломом и сотрясением? Мне нужно вас как можно скорее отключить!
- Освальд, мне потребуется еще некоторое время, - ответила голограмма мягким голосом. Тем временем надпись на консоли изменилась: стала менее красной и из нее исчезло слово «критическая». И голос Дженни тоже изменился, стал механическим и прерывистым. – Время…. Время… Освальд… Освальд, похоже, мне нужна помощь, - голосу «Дженни» вернулись привычные – запрограммированные – модуляции. – У меня небольшая проблема.
- Проклятье! - прорычал Освальд. - М'Кота, за инженерный пост! Я в лазарет, пока этот баг в сапогах не... будь готова отключить по моей команде питание всех систем лазарета - это на самый крайний случай, - добавил кадет, бегом покинув мостик.

Когда Освальд зашел в лазарет, он увидел, что Самрита лежит под «аркой» биокровати, и, похоже, уже пришла в сознание: по крайней мере, она приоткрыла глаза, а потом устало закрыла их снова. В таком состоянии он еще никогда не видел Самриту: бледная, с растрепанными волосами, она казалась меньше и беззащитнее, чем обычно.
ЭМГ стояла возле нее, но с первого взгляда складывалось впечатление, что с голограммой что-то не так.  Она мигала, проецируемый образ подергивался, и вообще «Дженни» выглядела чуть более эфемерной, чем должна была быть.
- Освальд, похоже, у нас проблема, - проговорила Дженни и провела рукой по арке биокровати. Рука прошла насквозь.
- В чём дело? - спросил он. - Тебе не хватает энергии или вычислительных ресурсов? Не важно, всё равно ничем не помочь... - кадет судорожно соображал, что же ему сделать, - тогда... тогда я буду твоими руками! Мы все проходили курс первой помощи, но я не врач... Чёрт, Дженни, тебе придётся меня направлять. Что мне делать, с чего начать?
- Дженни? – удивилась ЭМГ и оглянулась, чтобы понять, с кем говорит Освальд. - Я не могу ответить на твой вопрос, я врач, а не инженер, - с укоризной проговорила она, так и не найдя никакой «Дженни». – Но я могу сказать тебе, что делать, это несложно. Смотри, - голограмма указала на консоль, с которой управлялась «арка», - я начала заживление кости, оно сейчас идет, ты должен просто наблюдать, чтобы она срасталась ровно – вот здесь…
Пока ЭМГ показывала Освальду, что делать, Самрита вновь проснулась от звука их голосов, посмотрела в их сторону и, наконец, сфокусировала взгляд на Освальде.
- Что тут происходит? – тихо спросила девушка.
- Доктор, разумеется, - торопливо поправился Освальд, - мне просто захотелось так тебя назвать - ведь так звали ту, которая дала тебе эту восхитительную внешность - Дженнифер. Ладно, об этом потом! А ты, - кадет посмотрел прямо на Самриту, и выражение его лица стало очень странным, словно, в нём сочетались беспокойство, сочувствие, нежность, раздражение и досада одновременно, - лежи и не шевелись, всё хорошо!
- Что? Ты меня лечишь? – голос Самриты был слаб, но удивление и возмущение в нем все равно проскальзывали. Она попыталась приподняться на подушке, но только вскрикнула от боли.
- Видите, процесс заживления еще идет, пациент не должен двигаться, - пояснила ЭМГ, показывая Освальду отображение поврежденной кости на консоли. – Если вам больно, мы можем добавить обезболивающего, - обратилась «Дженни» к Самрите, но та упрямо покрутила головой.
- Что вообще произошло? – вздохнула Самрита, вновь прикрывая веки.
- Больше некому, - отрезал Освальд, - лежи и не шевелись, а то включу обездвиживающее поле и не отключу, пока не поправишься полностью, а это может быть часа через два.
Глядя на медленный процесс заживления, он немного успокоился - пока всё шло нормально... если не считать того, что Самриты не должно быть в лазарете, Дженни не должна пожирать все ресурсы катера, Артур не должен быть заблокирован неизвестно где, и они все не должны были проторчать на "необитаемой" луне столько времени.
- Ты упала, - с грустной усмешкой сказал Освальд и положил руку на лоб Самриты, а потом мягко провёл по волосам, - упала и больно ударилась. Мы хотели тебя телепортировать, но через стенки того туннеля транспортер не пробивал, даже усилители не помогли, поэтому М'Кота тебя принесла. Артур продолжает искать цель, мы не сдаёмся. Но сейчас это не должно тебя беспокоить - лежи и приходи в себя.
- М’Кота? Какой позор, - простонала Самрита. – Я ведь хотела доказать ей, что я не хуже клингонских девушек могу справиться со всеми трудностями и что ничего не боюсь, а теперь… Наверное, она меня теперь и вовсе на дух не переносит! – девушка расстроенно закусила губу. Она больше не двигалась, и биокровать делала все остальное.
- Теперь надо подготовить лекарства, - отвлекла Освальда ЭМГ. - И не забывайте следить за ее показаниями на вот этой панели: вы видите, что давление пониженное, а температура, наоборот, повышенная, так что важно подобрать правильную дозировку. К тому же не все лекарства подходят беременным…
- Что?! – воскликнула Самрита и вновь застонала, дернув плечом. – Ты… ты уже знаешь?!
- Да, знаю... - грустно сказал Освальд.
Хотелось добавить: "... и почему-то я это узнал от прототипа ЭМГ сейчас, а не от тебя сразу же, как это узнала сама ты", - но сейчас этого говорить было нельзя - сначала надо поставить Самриту на ноги и пройти хотя бы эту контрольную точку.
- Лежи и не шевелись, последний раз прошу по-хорошему - в следующий раз обездвижу, - на лице кадета на пару секунд проступили раздражение и досада, а все остальные - положительные - эмоции, казалось, растворились.
Посмотрев на Дженни, молодой человек кивнул и сосредоточенно сказал:
- Давайте, Доктор, доведём дело до конца.
Самрита всхлипнула – на этот раз не от боли – и отвернулась, чтобы не встречаться с Освальдом взглядом.
На лице «Дженни» отразилось легкое удивление, которое переросло в привычную легкую улыбку, когда она вновь обратилась к Освальду.
- Давайте подберем комплекс от сотрясения, Освальд. Посмотрите в этом контейнере, - голографическая рука прошла сквозь один из стоящих на нижней полке медицинских контейнеров. – Я буду говорить вам названия, а вы должны их найти. Потом разберемся с дозировкой…
Следующие три минуты Освальд следовал всем указаниям голографического доктора: находил и доставал лекарства, отмерял дозировку, проверял и перепроверял, а потом смешивал. Итогом всех этих действий стал заряженный отвратительно выглядящей смесью гипоспрей.
- Ну что же, надеюсь, это сработает, - сказал кадет, а потом поспешил поправиться, - точнее, я верю в вашу квалификацию, Доктор, и не сомневаюсь в том, что это сработает.
Он едва не поднял руку, чтобы хлопнуть Дженни по плечу или просто коснуться её руки, но в последний момент остановился - не получится...
- Это должно помочь, - сказал Освальд, подойдя к Самрите и введя лекарство, а потом посмотрел на пульт управления аркой и слегка улыбнулся, - осталось недолго, скоро будешь как новенькая. Доктор, сколько кадету Баккер предстоит провести здесь? - немного суховато спросил он, повернувшись всем корпусом к ЭМГ.
- От полутора до двух часов в зависимости от скорости выздоровления, - отозвалась ЭМГ. – Срастание кости закончено, но ей необходим покой. К тому же теперь вам предстоит обработать все ушибы и ссадины с помощью кожного регенератора. Вы справитесь?
- Я не могу лежать здесь так долго, - принялась возражать Самрита, но это выходило у нее как-то слабо. – Я могу понадобиться на регате… Да и это… эта… штука – почему она так странно работает? У нас все в порядке?..
- Прошу простить мою коллегу, Доктор, - вежливо произнёс Освальд, - иногда она говорит то, что говорить не следует... а иногда не говорит того, о чём сказать надо, - он снова грустно посмотрел на девушку и отошёл за кожным регенератором, - дальше я справлюсь. Хочешь, чтобы я тебя отключил? - теперь он снова перешёл на ты - совместная работа была закончена, и можно было отбросить ненужные формальности. - Если нет, то подумай насчёт имени: Дженни - прекрасно тебе подойдёт.
Вернувшись к биокровати, он посмотрел на Самриту с усмешкой и сказал:
- Перевернись на живот и оголи спину - мне надо видеть каждый ушиб.
- Дженни, - кивнула ЭМГ. – Мне это нравится! Ты можешь меня так называть, Освальд. Я бы предпочла остаться с пациенткой до ее полного выздоровления, но ты решаешь, следует ли оставлять меня включенной. Ты можешь вызвать меня вновь в любой момент, если возникнут вопросы: я рекомендую активировать ЭМГ перед тем, как выписать пациента.
Дженни заложила руки за спину, ожидая команды Освальда.
А вот Самрита столь послушной не была.
- Серьезно? – она посмотрела на Освальда со страдающим выражением лица. – Это будешь делать ты?..
- Спасибо, Дженни, - сказал Освальд, - нам надо экономить ресурсы, поэтому сейчас я тебя отключу и включу снова, когда закончу. Компьютер, отключить ЭМГ.
Когда красавица растворилась, он закрыл канал связи, чтобы каждое сказанное им слово не слышали Артур и девушки на мостике, после чего повернулся к Самрите с весьма самодовольной ухмылкой:
- Серьёзно, это буду делать я. Впрочем, ты можешь обойтись вообще без лечения и терпеть боль от ушибов, пока они сами не пройдут. Разумеется, это сильно осложнит твоё участие в регате, да и вообще в делах проекта на ближайшие дни, но, если это именно то, чего тебе не хватает, чтобы взглянуть на вещи под правильным углом... - он не закончил, а только развёл руками, и ухмылка стала ещё более самодовольной.
____________
С Освальдом и "Дженни"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 27 Июня 2017, 10:04:10
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


- Давай уже… - сдалась Самрита.
Она сейчас и выглядела, и чувствовала себя намного хуже, чем обычно, и это было заметно по тому, как слабо она сопротивляется и спорит намного меньше, чем обычно. Она провела рукой по волосам, убирая их за уши, и медленно перевернулась на живот, стискивая зубы, чтобы не застонать от боли – все тело болело хоть и не очень сильно после данного ЭМГ обезболивающего, но ощутимо, а сама девушка чувствовала себя, как побитая боксерская груша.
- Я слышала, что у вас проблемы с энергией, а Артур где-то заперт, - проговорила она, наконец. – Что происходит?..
- Превышение нагрузки из-за ЭМГ, - ответил Освальд, аккуратно и медленно, чтобы не сделать больно, стаскивая с девушки майку, - ей пришлось отключить твёрдое тело и, очевидно, алгоритмы позиционирования, чтобы совсем не обесточить всё и не подвесить намертво компьютер, поэтому я сейчас выполнял роль её рук, - кадет справился с майкой и включил кожный регенератор, поднеся его к большому синяку на пояснице. - Когда она сообщила о проблемах, я сразу рванулся сюда, а за твой пост посадил М'Коту, потому что хотел быть уверен, что с тобой всё будет хорошо. Признаться, я опасался чего-то ещё более страшного... Про Артура я тебе сказал всё, что знал - он продолжил выполнять задание и, как ты сама слышала, оказался замурован. Уверен, они разгадают загадку и без нас: прямо сейчас твоё дело - лечиться, а моё - лечить тебя.
- Я так и думала, что будет проблема с нагрузкой, - расстроенно произнесла Самрита. – Эта ЭМГ еще не готова, чтобы работать на катере, я ставила ее в последний момент, и вот, что получилось… Надо было потратить на это больше времени, а не идти спать тогда! Надеюсь, системы катера из-за этого не пострадали? – она попыталась обернуться, но это было тяжело, так что она оставила эту затею. Вздохнув, она продолжила: - Я должна была быть сейчас там, с Артуром – вместе наверняка было бы веселее, и все пошло бы быстрее… Ну почему у меня никогда ничего не получается! – девушка рухнула головой в подушку.
- Перестань, - устало произнёс Освальд, - всё у тебя получается, и справляешься ты со всем очень даже хорошо, но ведь не бывает идеальных людей. Крайне самонадеянно и даже заносчиво считать, что ты лучше или сильнее всех, никогда не ошибёшься, и можешь со всем справиться одна. Это не только неправда, это ещё и отталкивает от тебя окружающих. Вспомни Перим - она тоже много чего из себя строила, и чем всё закончилось? Чтобы быть во всём лучше всех и утереть нос всем вокруг, она не просто всех вокруг бесила - ей пришлось подсесть на наркотики и дойти до обмана, что, в итоге, вскрылось и очень больно по ней ударило. Плохой пример для подражания, Сэм, очень плохой! Ты ведь очень способная и прекрасно владеешь своей областью знаний - инженерным делом, окружающие тебя ценят и уважают, и впереди у тебя прекрасная карьера, что же тебе ещё надо? Знать, что ты всегда и во всём лучше всех? Сожалею, но это не так и никогда не будет так: у каждого из нас есть слабости, каждый из нас чего-то не может и из-за любого из нас что-то может пойти не так - это горькая правда, которую надо просто принять. Будь самой собой, делай своё дело, как часть команды, и не задирай нос - тогда сама увидишь, насколько приятной может быть жизнь.
- Это не правда, я никогда не была просто хорошей, я была одной из лучших, - проворчала Самрита. – И у меня это получалось, причем без особых трудностей, по крайне мере, до недавнего… события. Теперь я не знаю, что со мной происходит, но я рассорилась с половиной проекта, меня ненавидят Ракар и М’Кота, из-за меня Артур там сейчас один, а ЭМГ чуть не повесила все системы катера, и непонятно, что еще на катере сломается из-за моих ошибок! - когда Самрита закончила ныть, она вновь выгнула шею, пытаясь посмотреть, что там Освальд делает с ее спиной. И тем, что ниже спины. – Ну все, ты закончил? Я хочу спать – это то, что получается у меня лучше всего!
- Ну вот опять! - фыркнул Освальд. - "Была одна из лучших, а теперь из-за меня всё плохо, какой кошмар, мы все умрём!" - ты слишком много на себя берёшь! Ты одна из лучших на курсе - да, но Галактика не вращается вокруг тебя, и от тебя не зависит всё на свете, и ни от кого не зависит - каждый из нас вносит свою часть, и только так корабль может функционировать. Если каждый в экипаже будет видеть только себя и всеми силами стараться утереть нос окружающим, ничем хорошим это не кончится: с таким экипажем ни Доминион не победить, ни Дельта-квадрант не пересечь... И я не берусь говорить за Ракара, но М'Кота уж точно не из ненависти принесла тебя на катер и не хотела оставлять в лазарете одну.
У молодого человека комок к горлу подступил, а голос предательски дрогнул, но он всё же продолжил:
- И, видимо, у меня недостаточно высокий рейтинг по твоей шкале "хорошести", чтобы узнать о твоём положении от тебя самой, даже несмотря на то, что как раз мне ты должна была сказать сразу, потому что это не твоё дело, а наше общее. Я люблю тебя, Сэм, но когда ты выкидываешь такое... у меня просто нет слов.
Вернув кожный регенератор на место, кадет собрался с мыслями и максимально сдержанно добавил:
- Я закончил, можешь спать. Или не спать, но раньше, чем через два часа, на мостике даже не показывайся.
Самрита ничего не сказала, но когда дверь закрылась, она натянула одеяло по самые уши и отвернулась к стенке, свернувшись клубочком и тихо всхлипывая.
_________
С Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 27 Июня 2017, 11:11:01
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

Как только они материализовались на площадке, на которую хотели сесть оба корабля, так неудачно в итоге столкнувшиеся, Ракар быстро скинул рюкзак, вытащил трикодер, надел рюкзак обратно. При этом очень внимательно переводил взгляд с Делас на Каззу.
- Что Юнок хотела сказать? Есть что-то, о чем я не знаю? – он остановил взгляд на Делас, потому что именно она была среди главной среди второй команды. И она была ромуланкой.
-Оооо, да… - пробормотала Казза, а потом отошла в сторону, к краю площадки и начала разглядывать окрестности, предоставив Делас отвечать на вопрос.
- Ну, вы не знаете о многом, - загадочно проговорила Делас, повторяя ту же самую процедуру с трикодером. Федеральный трикодер она включила так же уверенно, как до этого разбиралась с федеральным медицинским оборудованием. Она проводила взглядом Каззу и улыбнулась: – Так что будет сложно ответить на этот вопрос. Но вы можете задавать вопросы, вас же именно этому учили. Я не знаю, что именно Юнок собирается сказать, потому что она может рассказать многое, но я дала ей такое разрешение, чтобы показать нашу открытость. Пока мы будем подниматься, я могу отвечать на ваши вопросы, но постарайтесь задавать их поточнее.
- Давайте пожалуйста, отвечать по мере продвижения к цели, - сказал Ракар и красноречиво взглянув на Делас, первым пошел к лестнице для паломников. – Казза, не отставайте, - крикнул он ктарианке.
- Итак, - сказал он, начав подъем, - скажите мне, как давно вы прибыли на станцию? Вы, Делас. – уточнил он, - кем спонсируется ваше участие в регате? И,  - ромуланец очень хотел спросить какое у нее задание, но это не при ктарианке надо было спрашивать, - что ж вы не уберегли своего парня, Казза? – чуть громче сказал он, чтобы девушке было слышно.
- Слишком много вопросов, - рассмеялась Делас и тоже начала подъем вслед за ним. – Давайте по очереди, с первого вопроса. Мы прибыли с остальными командами несколько дней назад. Если точнее, это был вечер 26 августа. 
- Идите, я за вами! - крикнула Казза, все еще стоящая на площадке, на несколько каменных ступеней ниже, чем Делас и Ракар, - Тут такой вид!
Вид действительно был великолепный. Лестница с высокими неровными ступенями вилась по скальному уступу. Над головами возвышался вырубленный в камне монастырь с украшенными золотом крышами, а внизу лежала долина, разбитая на квадратики полей. В одном из них можно было видеть два корабль - “Амазонку” и “Приму”. Время приближалось к полудню, и жаркое солнце стояло почти в зените.
Ракар понял ловкий уворот от ответа Каззы, и нехорошо хмыкнул, осознавая не полный набор собственных возможностей для того, чтобы получать ответы на свои вопросы. Но это еще не был конец. А потом он прикинул время, расстояние и скорости перелета, и понял, что если Делас вылетала прямо от нейтральной зоны, то решение командования о ее участии в регате было принято еще давно. И он об этом не знал. Командование как всегда играло в собственные игры.
- Какое у вас задание здесь, Делас? – спросил Ракар, пользуясь тем, что ктарианка задержалась, - в Федерации. На станции. Кто принял решение и спонсировал ваше участие в регате? Откуда у вас федеральный катер? Вопросов 3, но ответьте пожалуйста по очереди на все.
- О-о-о, и опять вы не уложились в один вопрос, - закатила глаза Делас. – Давайте я просто скажу, что у нас больше общего, чем вам кажется. У меня то же задание, что и у вас, улан. Да и все остальное, в общем-то, тоже… - она чуть заметно улыбнулась своим мыслям и посмотрела на Ракара из-под ресниц.   
Ракар обернулся к девушке:
- Что-то я не заметил вас на брифингах проекта "Альфа" и вы не находитесь в его списках. Конечно, у нас много общего. Мы в конце концов оба – ромуланцы. Вы не представляете, как это здорово. Это просто бальзам на мою израненную душу. Я же здесь один. Среди всех их… Но я прошу вас ответить прямо, какое у вас задание? Или вам нельзя этого говорить?
На этот раз Делас широко улыбнулась и покачала головой:
- Конечно, вы не видели меня на брифингах в вашей группе. Но сами подумайте, улан: федеральный катер с модификациями, команда, состоящая из представителей различных рас, и, наконец, наш возраст… Вам это ничего не напоминает? Конечно, я не знаю в деталях ваше задание, но уверена, что в общем и целом они похожи.
Ракару показалось, что именно так Делас хочет узнать, какое задание у него. И он улыбнулся ей.
- Это все понятно. И командование, и ваше оборудование. Но раз не хотите отвечать прямо, ладно. Это ведь не допрос. К проекту "Альфа" когда вам надлежит присоединиться или надлежит ли?
- Я уже в нем, - легко отозвалась ромуланка. – Вы сказали, что не видели меня в вашей группе. Но почему вы думаете, что такая группа одна? Я не знаю, насколько много я могу говорить вам, потому что наше начальство просило нас не особо распространяться – оттого и весь этот маскарад. Но… Я просто хочу, чтобы вы знали, что у нас много общего. Как минимум мы оба – капитаны среди федератов, и они нас слушаются, разве это не удивительно?..
Ракар посмотрел на Делас чуть прищурившись. Да, он был обязан ей верить, у него не было никаких причин для обратного. Она говорила намеками, и командование на самом деле не обязано посвящать его во все тонкости. Это было правильно, потому что ни один разведчик, особенно улан – слишком не велико еще звание, не должен был знать многое. Чем больше знаешь, чем больше вероятность многое сдать врагу, если не успеешь покончить с собой при провале. Наверное, Делас тоже была обязана так поступить, случись что. При этой мысли на него навалилась тоска. И он даже посмотрел на нее с некоторым сочувствием.
- Ясно, - сказал Ракар, - на самом деле я давно разучился удивляться. Слишком многое должно произойти в переворачивании моего взгляда на мир, чтобы это со мной случилось теперь. На самом деле это не удивительно, это закономерный процесс, но изначально капитаном я не был. Еще вопрос – Юнок и Казза – они из той второй группы? Они много знают о вас?
- Они из моей группы, - кивнула Делас. – Не только они, конечно, нас больше, но сейчас именно они в моей команде. Но… Что вы имеете в виду – знают обо мне? – сейчас ромуланка выглядела несколько сбитой с толку. – Мы в одной команде, но мы не подруги – у меня здесь вообще нет друзей. Я стараюсь быть с ними открытой – насколько могу, - вести себя так же, как и они, пыталась завести друзей, но… - она вздохнула и отвернулась, глядя, как Казза поднимается вслед за ними. – Нет, они ничего обо мне не знают. Тут нет никого, кто знал бы обо мне что-нибудь и кто был бы мне близок, - тихо закончила она. 
Продолжая восхождение, Ракар размышлял. Паранойя не давала ему успокоиться. Делас так легко согласилась на то, что победа будет принадлежать проекту "Альфа". Она еще улыбнулась при этом. Это была на самом деле хорошая игра слов. Потому что если есть вторая группа – то утверждение непротиворечиво. Они все еще могли отнять у них корабль, и повлиять на победу, повлиять на финальный маневр, с помощью Ракара сделать так, что победит группа "Альфа2", а не то, что они здесь задумали в "Альфе1". Меж тем, Делас практически с горечью рассказывала о том, как у нее не получается завести здесь друзей. Все так же, как и у него. Никаких друзей, зато отказ в доверии от федератов он уже получил, причем явно высказанный.
- Я понял… Знаете, аналогично… ни друзей, ни… ни доверия особенного, что бы я ни делал. Мне тоже никто здесь не близок.  Но это закономерно. Века недоверия не проходят бесследно в несколько дней. Работаем над этим. В любом случае, нет ничего важнее нашей Империи. Все только ради нее. Все наши жизни, все, что мы делаем. – Ракар замолчал на секунду, потом снова сказал: - Я имел в виду, когда говорил что победа будет принадлежать группе "Альфа" – что победа будет принадлежать команде "Новое поколение". Никаких вторых групп.
- Я так и поняла, - улыбнулась Делас, догоняя его – теперь они шли по лестнице вровень, ступень за ступенью поднимаясь наверх. Она пыталась поймать взгляд Ракар, но из-за низкого роста девушки это было не так просто. – Если победите вы, это будет победа «Нового Поколения». И в то же время – проекта «Альфа», а к нему относимся мы все. Не бойтесь, мне не нужна ваша победа, я просто не хочу сходить с дистанции, - она рассмеялась, а потом вновь посерьезнела: - А о чем вы говорили раньше… Это так, но я прилетела сюда в том числе для того, чтобы разрушить те дурацкие стереотипы, которые федераты – да и все остальные - себе напридумывали. И что ромуланцы тоже бывают разные! – с каким-то еще подростковым пылом произнесла она.
Ракар повернул голову к Делас, которая теперь шла рядом и благодарно с улыбкой кивнул.
- Спасибо. Да, я боюсь, так же как и все мы, но уже куда меньше. И да, о эти стереотипы… Вы бы знали, что они думают обо мне… Одно слово "Тал Шиар" так действует на них,  что некоторые из них по первому разу и первому слову - готовы выходить с вилами и горящими факелами. Вы бы знали… Впрочем, - Ракар довольно улыбнулся, - это даже забавно, но обидно, потому что я не враждовать сюда прилетел. Я тоже поделился технологиями. И действительно, мы очень разные. Они не знают ничего о Ромуле, кроме всех этих стереотипов, и им же хуже, потому что нет в галактике ничего, красивее Ромула. – Ракар посмотрел наверх, сколько было еще идти и снова повернул голову к Делас. Видеть ромуланку после столько всего – и действительно было для него тем бальзамом, и той радостью, которую не передать словами. Он так давно не был дома… Но тут же он вспомнил Квинтилию.
- Не сойдете с дистанции, надеюсь, вам понравится. Полетим вместе, не буду вас сдавать посту поддержки. Кстати... ваш ключ–кристалл остался на корабле?
- Тал Шиар пугает даже меня, - призналась Делас, хоть страха в ее голосе не было, а вот интереса – очень даже много. – Я медик, а о ромуланской медицине мало что знают за пределами Империи… Кроме того, что мы представляем на конференциях, но это всегда устарело как минимум на несколько лет, - легко улыбнулась она, как будто говорила о чем-то само собой разумеющемся. Девушка проследила взгляд Ракара и тоже посмотрела наверх, но сейчас кроме яркого неба, освещенного солнцем, там было сложно что-либо увидеть. - Что касается ключа, то он на «Приме», - проговорила Делас после небольшой паузы. – Когда мы бежали с горящего катера, было не до этого. Юнок должна его забрать с остальными важными вещами.
- Тал Шиар пугает всех, - с некоторым сожалением сказал Ракар и отвел взгляд, - но если вы верны Империи – нет смысла пугаться. Да, все верно, - согласным кивком подтвердил он, - и я столкнулся с тем, что они хорошо осведомлены о ромуланской медицине. Я лежал с сотрясением 2 часа, и меня вылечила баджорка. – о подробностях Ракар не стал распространяться. – А что до остального – им не нужно знать наших передовых технологий.
Услышав ответ про ключ, Ракар наконец удостоверился, что конкуренции не будет. Но верить на все 100% он все еще не спешил, потому что до сих пор ему не нравился их маневр, то, что они не ушли от столкновения. Они конечно ушли, но они зацепили "Амазонку". У них была своя правда, у Делас были своим амбиции первенства, и Ракар хорошо помнил слова коммандера Марка, те самые , которые начинались с "Не дай женщине обмануть тебя"… И тем не менее, Делас сейчас олицетворяла Ромул, такой далекий и такой любимый. Он наконец-то был не один в этом мире федератов, но он понимал, что не все вопросы еще разрешены. Впрочем, Делас он верил теперь на 99%. Это был максимальный уровень его доверия к своим. Но всегда оставался еще один процент.
- Мы перейдем на "ты" ? - спросил он Делас, оглянувшись на ктарианку.
________________
написано совместно с Делас и Каззой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 27 Июня 2017, 11:11:41
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

- Вы сомневаетесь в моей лояльности? – улыбнулась Делас. – Ну, вас можно понять: я бы сама себе верить не стала. Свалилась – буквально - какая-то неизвестная ромуланка на голову, рассказывает о проекте то, что вы не знали… - она вздохнула. – Надеюсь у вас… у тебя? - будет время узнать меня получше! И да, конечно, я с радостью перейду на «ты», хотя мне немного непривычно, ведь вы… ты старше меня по званию и вообще… старше. Ты же знаешь, что у нас так не принято, поэтому мне немного непривычно, - смущенно закончила Делас и тоже оглянулась вслед за Ракаром.
Казза по прежнему шла, отставая от них на пол-дюжины ступенек, закинув руки за голову и что-то довольно насвистывая себе под нос.
- Вообще-то уже нет, не сомневаюсь, - сказал Ракар, глядя на Делас. – Мы делаем одно дело, и этого достаточно. Политика Ромула по отношению к проекту – однозначна, значит ты не можешь делать ничего того, что было бы наперекор. Хотя – информация о второй группе действительно поразительна. Мы до сих пор не знали об этом.
Слова Делас о переходе на "ты" заставили его усмехнуться, по-доброму.
- Узнаю речи… некоторых наших, - Ракар вспомнил Квинтилию, которая говорила почти теми же словами, - они так и отказываются называть на меня на "ты", все, кроме клингонки и одной землянки. Но давай подадим им пример, а мое звание и должность  в Тал Шиар имеют значение для тебя, только если какие-то вещи напрямую относятся к нашей работе, как в случае с тем, что нельзя оставлять здесь наше оборудование. Нам всем приходится делать здесь непривычное, так что давай начнем с этого.
- Я знаю, - кивнула Делас. – О том, что вы не знали. И я даже не уверена, что сделала правильно, рассказав вам о нашей группе, и может быть мне за это влетит от нашего начальства, но сейчас мне показалось, что я должна была тебе это сказать. Не волнуйся, Юнок все заберет с нашего катера – все те модификации, что мы придумали в рамках задания.
- Ты правильно поступила, Делас, что сказала мне о второй группе, - очень серьезно на нее посмотрел Ракар, - и тебе не стоит переживать за начальство. Теперь это моя ответственность.
Ракар подумал об очень многом. О проверке, которую может устраивать начальство любому из них, об этом эксперименте с группами больше чем одна, о собственном задании, которое состояло ни много ни мало в том, чтобы спасти проект, и чем больше у него было информации, тем лучше. И теперь он должен был выбрать, насколько может доверять всем им. Тем, кто был на “Анадыре”, тем, кто был рядом с ним здесь, на "Амазонке". Ракар выбрал, но сомнения все равно не оставляли его.
- Нет-нет, ты не понял, - рассмеялась Делас. – Я имею в виду наше начальство на проекте. Ну, у вас же есть эта кардассианка, вот и у нас есть свое начальство, и с ним разбираться уже нам. – Вновь посерьезнев, она продолжила: - Ты сказал, что у тебя было много вопросов. Надеюсь, я смогла на них ответить?
- А… - проговорил Ракар, - да, кардассианка. – Ракар подумал, что координатор второй группы скорее всего не попадала в заговор, касающийся Волана II, Обсидианового Ордена и чего-то еще, и не испытывала тех проблем, которые свалились на Иламу Толан, и поэтому там все было иначе. Но Орден не дремал, и наверняка деятельность касательно других групп  тоже шла.
- Сочувствую, но рано или поздно все тайное становится явным, и цель, преследуемая разными группами – одна. На крайний случай можешь сказать, что я тебя допросил, и ты не смогла отказаться говорить. А вопросов стало еще больше, на самом деле, к примеру – какой расы ваш координатор, но на это все еще будет время. Я бы хотел спросить твоих сокомандников, и только о регате.
- Как тебе будет угодно, - пожала плечами Делас. – Надеюсь, у нас будет еще достаточно времени, а девочки с удовольствием с тобой поговорят. Хочешь, я позову Каззу прямо сейчас? – она вновь остановилась, чтобы сделать передышку и оглянуться назад.
Ракар остановился вместе с Делас, несмотря на то, что передышка ему была не нужна. Он взглянул сверху на долину, потом на ктарианку, специально отставшую, и кивнул:
- Да, кое-что надо прояснить, пусть она подойдет, подождем ее.
Ромуланка помахала участнице своей команды, подзывая ее.
______________
совместно с Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 27 Июня 2017, 14:50:23
Бэйджор, катер “Амазонка”

– Пока-пока! - Юнок помахала сиянию транспортера, - А я полезла на “Приму” за оборудованием. Только скафандр надену снова…
Она вытащила свой скафандр и поцарапанный шлем из катера и с ворчанием начала влезать внутрь.

– Я должна проводить вас в медицинский отсек, - сказала Квинтилия, обращаясь к Тенеку.
Тенек возражать не стал: то, что Квинтилия сделала этот маленький шаг на большом пути к своему экзамену по первой помощи, было уже неплохо. К тому же у него была для девушки пара слов, которые он хотел сказать с глазу на глаз.
В лазарете вулканец попросил её:
– Задержитесь ненадолго, – и, взобравшись на биокровать, сказал: – Дайте мне контейнер из второго ящика слева от двери в среднем уровне и сумку в нижнем шкафу у самой двери тоже слева.
Квинтилия достала контейнер, а затем нагнулась за сумкой.
– Что здесь? - спросила она.
– Сейчас покажу...
Пока Квинтилия нагибалась, Тенек открыл контейнер, вытащил оттуда регенератор с красным ярлыком и, оторвав ярлычок, сбросил настройки. Теперь этот предмет уже не был опасен для Джеза Тенмы. Регенератор он положил обратно в незакрытый контейнер, чтобы Квинтилия легко могла его увидеть, а когда девушка выпрямилась, протянул руку за сумкой.
Девушка поняла жест и подала сумку Тенеку.
– Что вы сейчас сделали? - спросила она, - Я думала, эта Делас вас уже вылечила.
– Меня – да, но я бы не хотел, чтобы она изучала «истории болезней» участников «Альфы» по настройкам нашей аппаратуры. Она слишком бесцеремонна, и я не уверен, что достаточно этична, чтобы удержаться от этого, если что-то из наших вещей попадёт ей в руки, – ответ Тенека был неконкретен, но правдив.
Он открыл сумку и вытащил из неё небольшой монитор на манжете и маленький цилиндр. Монитор вулканец пристегнул себе на руку, а цилиндр вложил в руку Квинтилии.
– Это – ещё одна страховка, мисс Перим, – объяснил он. – Мистеру Ракару вряд ли что-то угрожает со стороны его соотечественницы, но вы сейчас остаётесь почти наедине с незнакомым человеком при неоднозначных обстоятельствах. Кроме того, перед вылетом мы не всё успели вам сообщить: этой ночью кто-то устроил саботаж на «Анадыре», потом не смогли лететь мистер Тенма и мистер Рроу. Теперь эта авария. Слишком много совпадений, но даже если это совпадения, страховка не помешает. Этот цилиндр – аварийный медицинский маяк, настроенный на мой монитор, – Тенек указал на маленький монитор на своей руке, – Если произойдёт что-то, с чем вы не сможете справиться одна, активируйте его вот так. Я услышу сигнал и получу ваши координаты. И сделаю всё, чтобы прийти к вам на помощь.
– Но что, если что-то произойдет с вами? - напомнила Квинтилия, - Уверена, я смогу справиться с этой Юнок, она не выглядит слишком сильной...
– Зато у неё могут быть приёмы или технические заготовки, которые никому из нас неизвестны, – сказал Тенек. Затем внимательно посмотрел на Квинтилию и задумчиво кивнул: – Не думаю, что в ближайшие часы я буду интересной мишенью для потенциальных саботажников, но если вас это беспокоит... – Он подстроил что-то на мониторе и нажав на сенсорное поле заставил цилиндр издать короткий звуковой сигнал. – Это на случай, если что-то случился со мной. Так лучше?
От неожиданности Квинтилия едва не выронила цилиндр.
– Хорошо, - наконец, сказала она, - Наверное, мне лучше вернуться на мостик…
– Конечно, – сказал Тенек, аккуратно укладываясь на подголовник биокровати. – Если только вы не посчитаете целесообразным продолжить наш разговор, пока ещё не начался ремонт катера. Вас как раз перебили, когда вы собирались сказать, что именно мешает вам во время практического применения навыков первой помощи... Если вы беспокоитесь за мостик, можете принять меры безопасности или переключить видеосвязь медотсека на обзор входов и мостика.
– Я просто… - начала Квинтилия, - Чувствую себя слабой и испуганной, и мне кажется, что от вида крови меня стошнит. Так было всегда, по-крайней мере, с тех пор, как я начала изучать медицину. До этого, наверное, я просто не сталкивалась с необходимостью видеть все эти… вещи внутри тела гуманоидов. Кажется, вы пытались сказать, что если наступит крайний момент и от этого будет зависеть чья-то жизнь, то мне все равно придется?
Тенек кивнул.
– Вы ведь собираетесь служить в Звёздном флоте, а со временем стать командующим офицером. Это значит, что вы можете столкнуться с чем угодно, и вам придётся не просто решать проблему, но и подавать подчинённым пример. Но, может быть, мы сможем решить эту проблему постепенно? – предположил вулканец. – Вы получали в детстве синяки и ссадины, а на тренировках у вас могли быть травмы и серьёзнее. Как вы это переносили?
-Может быть, я не буду служить в Звездном Флоте. Меня все еще могут отчислить из Академии, если я не сдам экзамены, - напомнила Квинтилия, - И может быть, командная специальность мне вовсе не подходит. Но я пока не знаю, на что ее сменить…
Трилл села на край биокровати и опустила голову, глядя на свои руки, сложенные на коленях.
-Конечно, у меня были ссадины и синяки, и их было много. Самое серьезное - наверное, это был перелом голеностопа, но… Честно говоря, я почти ничего не помню об этом, как будто пустое место в памяти, - она нахмурилась, - Наверное, это странно само по себе. Так что я не помню ничего, подобного тому, что видела сегодня на вас. Нет, это не правда! Я видела… Помните, когда на станцию напала Аномалия? Я была в коридоре, и там был тот клингон, Рекло. Он пострадал, и вокруг был огонь, и я ничего не смогла сделать, впала в какой-то ступор. Это как раз была такая ситуация, как вы говорили - от нее зависела жизнь и смерть, но во мне ничего не мобилизовалось… Я хотела поговорить с вами об этом, даже назначила встречу, наверное, это вы тоже помните. Но потом на общем собрании проекта “Альфа” меня выбрали, как самую хорошо отличившуюся, и я решила, что и так лучше всех и что мне не надо ничего исправлять, ведь люди меня уже хорошо оценили.
– Вас оценили заслуженно, – сказал Тенек, – по крайней мере за свою оценку я ручаюсь: ваши записи спасли не меньше одной жизни, есть основания считать, что даже больше. В то же время каждому есть что в себе исправить. Это странно, что вы ничего не помните о своей травме, – добавил он, немного подумав, – хотя возможно ваше сознание просто избавилось от стрессообразующей информации. И может быть ваш теперешний страх является следствием пережитого или результатом вытеснения воспоминаний. Вы помните связанные с травмой события?
________________
с Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Квинтилия Перим от 27 Июня 2017, 15:16:05
Продолжение:

 -Я упала с бревна, - нахмурившись, начала Квинтилия, - Очень неудачно. Я должна была выступать дальше, и мой тренер… сделал так, чтобы я смогла это сделать, от этого много зависело тогда. Я помню, что он дал мне лекарство и долго смотрел на меня. Его глаза… я все еще помню, они были такими... проникающими, - неожиданно девушка мечтательно улыбнулась, - Тренер понимал меня лучше всех. Но больше про тот случай я не помню ничего. Может, вы правы, и это стресс. В любом случае, невозможно восстановить воспоминания, разве не так? И я даже не уверена, что моя собственная травма связана с моим отношением к медицине. Просто мне всегда это было сложно, и я не могла себя контролировать, испытывала крайнее волнение и даже страх. Как вы думаете, вы можете знать какие-нибудь… не знаю… медитации, которые могли бы помочь мне успокоиться?
Тенек кивнул.
– Я думаю, мы попробуем решить эту проблему комплексно. Вы ведь не чувствуете себя плохо от небольших царапин или одной капли крови? И вас не тошнит, когда вы ремонтируете консоль катера. Мы можем начать с процедур, во время которых вы будете работать с небольшими повреждениями и одновременно учиться понимать что тело гуманоида вместе со всеми его органами – это достойный восхищения универсальный инструмент, а не что-то пугающее или отвратительное. Ничем не хуже катера или звездолёта. А перед тем как приступить к более серьёзным мединцинским действиям, вы попробуете мобилизовать свои силы с помощью медитации. Я вас научу.
-Вы думаете, у меня получится? - с сомнением спросила Квинтилия, - Мы будем делать это сейчас?
– Это – техника, проверенная веками, у вас должно получиться, – подтвердил Тенек. – А начнём мы сразу после регаты: будет лучше, если во время первой попытки нас ничто не будет отвлекать. Мисс Перим... – осторожно начал он вслед за тем, – я правильно понял, что именно в тот раз от вашего тренера вы впервые получили стимулятор?
Это был не единственный вопрос, который хотел задать Тенек. Его насторожили слова «долго смотрел на меня» и «его глаза были такими проникающими» – это было слишком знакомо! Слишком.
-Я не знаю, что именно это было, - признала Квинтилия, - Но это помогло мне превозмочь боль, и страх, и усталость, и в итоге я получила то, чего хотела больше всего - я выиграла то соревнование. И все благодаря ему… - девушка снова улыбнулась, - Мой тренер помог мне, как и обещал. Знаете, вы говорили о человеке, который повлиял на вас, о вашем дедушке… А для меня, наверное, это был он, Гиллиад. Он всегда толкал меня к большему и помогал подняться, если я падала по пути, и так я узнала, на что способна и что для этого нужно делать.
– Но похоже, он сделал тогда что-то запрещённое, – осторожно предположил Тенек. – Разве на соревнованиях разрешается выступать с переломами?
-Известны случаи, когда спортсмены выбирают выступление, несмотря на травмы, - пояснила Квинтилия, - Они оценивают свои риски, но все равно идут на это - ради себя, или ради команды, или ради тренера. Даже если иногда знают, что после этого их карьера может закончится. Это показывает их преданность спорту, дисциплине, победу над самим собой и над собственными слабостями.
– И при этом им разрешается на своё усмотрение пользоваться медицинскими препаратами? – с сомнением спросил Тенек. Это предположение как-то не было похоже на правду.
-Я не знаю, - призналась Квинтилия, - Я просто хотела победить, а тренер нашел решение. Думаю, он хотел этого не меньше меня. Обезболивающие - это не редкость в том мире. Любой спорт - вообще довольно жестокий, но результат того стоит.
– Я думаю, нам стоит узнать этот аспект правил позже, на станции, – предложил Тенек. – Чтобы идти вперёд, нужно правильно оценивать своё прошлое, беспристрастно рассматривая свои удачи и неудачи. Вы недавно сказали, что воспоминания восстановить невозможно – это не так. Если мозг человека не повреждён, они хранятся там и могут быть возвращены в сферу сознательного. Но вы должны твёрдо знать, что действительно хотите этого, иначе возвращённые воспоминания могут стать для вас несчастьем. И принять решение на этот счёт никто, кроме вас не может.
-Что значит - это не так? - удивилась Квинтилия, - Разве можно вспомнить то, что забыл? И почему это может стать несчастьем?
Тенек постарался объяснить:
– Представьте себе, что утраченное воспоминание – это файл в базе данных. Если мозг не повреждён, то файл не удалён, утрачена только ссылка, которая к нему ведёт. Если восстановить связь, база данных снова сможет учитывать его в своей работе, иными словами, вы вспомните. Однако вы не знаете, что содержится в этом файле. Очень часто сознание ликвидирует связи с травмирующими воспоминаниями. Если они возвращаются, одни люди справляются с ними, других это может сломить. Кроме того, не все методы возвращения памяти могут восприниматься вами как приемлемые: даже выведение ассоциативных образов на монитор многими воспринимается как неприемлемое вторжение в личное ментальное пространство, если же единственным путём окажется телепатическое воздействие, это само по себе может оказаться травмирующим.
- Значит, это делается с помощью телепатии, - сделала вывод Квинтилия, - Полагаю, я должна подумать об этом…
В этот момент их отвлек звук какой-то возни возле входа в катер, и Квинтилия поспешно встала с места.
-Наверное, это вернулась Юнок. Я должна посмотреть, что у них за оборудование. И вообще…
– Вам нужно выполнять обязанности, – понимающе отозвался Тенек. – Конечно, идите, только... это возможно неуместный вопрос, но к какой расе принадлежит мистер Гиллиад?
Вопрос застал Квинтилию пороге отсека, выделенного под лазарет на катере.
-Бетазоид, - бросила она через плечо, - Гиллиад Джакс, мой тренер - бетазоид.
С этими словами она покинула помещение.

Тенек задумчиво уставился в потолок. Гиллиад Джакс почти наверняка нарушил правила турнира и попутно привил Квинтилии неверное представление о том, как следует обращаться со стимуляторами. Это ещё нужно проверить, прочитав правила спортивных соревнований за тот период и того самого турнира в частности, но едва ли Тенек ошибается. Что ещё мог сделать не обладающий подобающими принципами телепат? Использовать телепатию, чтобы внушить подопечной восторженное отношение к себе (стажёр слегка поморщился при мысли о том, что кто-то может кому-то навязывать эмоции), оказывать на неё психологическое давление, сделать её зависимой... Мог ли он намеренно удалить что-то из памяти мисс Перим? Технически мог. Но делал ли он всё это и был ли действительно мистер Джакс телепатом? Как среди землян может раз в столетие родиться телепат, так и среди бетазоидов может раз в столетие родиться индивид, лишённый телепатических способностей, так что пока этот вопрос не прояснится, все логические построения Тенека не имеют достаточной почвы. Но это ведь можно выяснить! Стажёр дал себе слово, что вернувшись на станцию непременно посмотрит в базе данных всю информацию о Гиллиаде Джаксе – бетазоиде и тренере.

____________________________
написано совместно с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 28 Июня 2017, 15:55:27
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

Ромуланка помахала участнице своей команды, подзывая ее. Ктарианка ускорилась и поднялась наверх, перепрыгивая через ступеньки и демонстрируя выносливость под начинающим припекать солнцем.
-Наболтались? - она подмигнула своему капитану.
- Дело прежде всего! – серьезно сказала Делас, а потом незаметно подмигнула Каззе в ответ. – Ракар хотел тебя о чем-то спросить…
Подмигивания не скрылись от взгляда Ракара, но он не понял значения этих жестов. Он молча поджидал ктарианку и спросил прямо в лоб, когда она подошла.
- Казза, вы же знаете что Рроу в лазарете? Вам же наверняка известно почему? – Ракар в этот момент клял самого себя, что не спросил, что именно с Рроу случилось у персонала лазарета, но теперь решил пойти ва-банк.
-Да, - спокойно сказала Казза, продолжая подниматься по ступенькам выше.
- И что? – спросил Ракар, начав подниматься за ней по лестнице, - ничего не хотите мне сказать по этому поводу? Он был моим лучшим пилотом. Почему это произошло с ним? Я же знаю, что вы были в этот момент рядом.
-Именно потому, что он был вашим лучшим пилотом, - лукаво улыбнулась Казза.
- Ага! – эмоционально сказал Ракар, - значит, это диверсия и саботаж. И потом вы нас сбили! И я должен теперь вам верить?
Ракар бросил быстрый взгляд на Делас.
- Делас, вы про это знаете? - спросил Ракар.
- Мы вас сбили? – грустно усмехнулась Делас. – Вообще-то ваш корабль почти не пострадал, а наш теперь – груда обломков. Ну, то есть, мы хотели вас обогнать и прийти на площадку первыми, но Казза сделала все возможное, чтобы избежать столкновения… Или хотя бы чтобы с вашим кораблем не случилось то же, что и с нашим, когда мы поняли, что вы слишком близко. Я не виновата, что наша дополненная реальность пилота не совсем верно отразила расстояния!
-Мы хотели пройти совсем близко от вас и сделать красивый разворот, чтобы утереть вам нос, - добавила Казза, - Но что-то пошло не так.
Ракар медленно кивнул Делас и снова посмотрел на ктарианку:
- В таком случае я хочу знать точную формулировку от вас, Казза, по какой причине вы лишили меня моего лучшего пилота? В чем состоял ваш план?
-Ослабить вас и выиграть, разумеется! - рассмеялась Казза, - Каждая из нас сыграла свою роль.
 Гнев закипал в душе Ракара. Но он не спешил высказывать все, что мог высказать в этом случае. Он не был ромуланским сенатором, который мог бы обвинять сейчас Федерацию во лжи и диверсии, он не имел права разрывать дипломатических отношений. Но гнев сдерживаться не хотел.
Тем не менее, он продолжил говорить:
- Вот значит, чему вас учат в вашей группе… Не сотрудничеству, а тому, как вырубить соперника. У меня два последних вопроса – чей был приказ сделать это, чье решение? И какую роль выполняла Юнок?
Роль, которую сыграла Делас, он пока выяснять не стал. Потому что... потому что она вызвала его доверие. И теперь доверие трансформировалось в гнев.
- Конечно же, мой, - чуть удивленно отозвалась Делас. – Они же из Федерации, едва ли они могли бы все продумать… Без обид, Казза. И это не то, чему нас учат в проекте – мы там выполняем всякие скучные задания вроде модификации катера, геологических исследований или презентаций. Это то, чему меня учили всю жизнь. Странно, что именно тебя это так удивляет, - призналась она, продолжив восхождение. Было заметно, что длинная лестница дается ей не так легко, как ее спутникам.
-Поскольку регата - не задание проекта, мы все решали сами, - добавила Казза, - Наше начальство не в курсе всех деталей. Но если бы было в курсе… Думаю, я знаю, что бы оно сказало - “мне очень любопытно, что из этого выйдет”.
- О да, это так на него похоже, - улыбнулась Делас и мечтательно вздохнула.
Ракар внимательно и уже без эмоций посмотрел на Делас.
Они выбрали саботировать не кого-то другого, не кого-то иного, но именно кадетов из "Альфы". И его... Против него, против собственного соотечественника она пошла. Никому нельзя верить. Никому и никогда нельзя верить. Жизнь учила Ракара именно этому.
- На моем корабле не будет саботажа, - сказал он, игнорируя все другие вопросы об удивлении, - если Юнок должна сделать что-то еще в этом роде, то немедленно остановите ее. Иначе – мы просто все прекращаем. Я своих обязательств не предаю. Я обязался взять вас и оказать помощь. И я это сделаю. Теперь ваше дело за честным сотрудничеством. Других вариантов кроме честного сотрудничества у нас с вами  не будет. Мы либо союзники – либо враги.
И Ракар, обогнав Каззу, побежал по лестнице вверх.
Сложные чувства переплетались в душе ромуланца, пока он бежал вверх по лестнице. Он снова с тоской подумал о Квинтилии. И задумался о том, что он и раньше знал, что мир состоит из лжи и боли. Ракар давно знал, что все лгут. Но именно в этот момент это опять вернулось к нему слишком остро. Слишком остро вместе с обретением собственного соотечественника, и… разве это было разочарованием? Он ведь всегда знал, что всегда так. Постоянные предательства и революции. Убийства сенаторов, свержение Преторов, заговоры, постоянные заговоры. Мало чести в его мире. Да он и сам учился этому, как свергать чужие правительства, как подставлять и предавать в тех случаях, когда это выгодно его Империи. Все ради Империи. Но это всегда стояло в нем неразрешимой проблемой. И сейчас данная проблема встала слишком остро. Ракар не хотел смотреть им в глаза сейчас, может быть потом, когда придет время это все принять и смириться. Он просто быстро поднимался теперь по лестнице, ведущей вверх.
Ракар быстрым шагом направился вперед, оставив Делас и Каззу вместе.
- Ну вот, похоже, я его расстроила, - проговорила ромуланка. – А мне уже начало казаться, что я ему понравилась… Вечно со мной так! – с этими словами она сжала губы и решительно пошла вперед, хоть за шагом Ракара ей было и не угнаться.
-Не расстраивайся, - подбодрила ее ктарианка, - Может, он еще передумает.

Полдень

Дальше они поднимались в молчании. Ракар убежал вперед, Делас начала немного отставать, Казза прыгала со ступеньки на ступеньку между ними, не проявляя никаких видимых признаков угрызений совести, а время от времени восторгаясь видами и срывая различные травинки по пути.
Наконец, лестница закончилась еще одной площадкой, с которой уже были видны соседние горы, окружающие долину Кендры. Здесь в каменный уступе была огромная деревянная дверь с металлическими заклепками, складывающимися в затейливый орнамент, и большим металлическим кольцом-ручкой. Монастырь Дакин был укреплен не хуже какой-то древней крепости, возможно, именно это, а также его недоступное положение, спасло его от разрушения во времена баджорской оккупации.
Поднявшись на площадку, Казза сняла рюкзак, достала фляжку с водой и утолила жажду.
Быстрый бег вверх охладил ромуланский гнев, и теперь Ракар пытался успокоить дыхание, оглянувшись на простиравшуюся красоту вокруг. Так было всегда раньше, он сидел дома, на задней террасе, смотрел на море и на две луны, опускающиеся за горизонт. Природа всегда успокаивала, дарила ни с чем не сравнимый покой в своем единении с ней. Ему стало жаль, что этого не видит Квинтилия. Этого вида, открывающегося отсюда сверху. Но жизнь всегда вносит коррективы в самые смелые планы. Вот и теперь, он обрел соотечественника, которая, как оказалась, приняла решение саботировать его самого, его команду. Века ромуланской истории, история ромуланцев как расы - привела их к необходимости защищать себя любой ценой.
Теперь он бросил смотреть на природу, подождал когда обе его спутницы подойдут, и больше не стал развивать тему саботажа, считая на данном этапе эту тему законченной.
Ракар настроил трикодер на определение форм жизни за дверью, направил трикодер на дверь.
- Ну что, попробуем сюда войти? – задал он почти риторический вопрос, затем взялся рукой за ручку-кольцо и постучал ею по двери.
К тому моменту, как Делас поднялась, она уже успела достать трикодер, и сейчас смотрела больше туда, чем на окружающие красоты. Трудно было понять, то ли ее не впечатлил пейзаж, то ли она просто уже сосредоточилась на задании.
- Постучите, а мне надо кое-что сделать, - она сама не заметила, как вновь перешла на «вы», будто бы почувствовав дистанцию и отстраненность Ракара.
Ромуланка активировала трикодер – такую же федеральную дельту, как у всех участников проекта – и вызвала Юнок.
- Привет, как там наш кораблик, смогла что-нибудь достать? Телепортируй мне капитанский ключ, когда будешь на “Амазонке”. Он, наверное, закатился куда-нибудь на мостике, - затем отключила связь и обернулась к остальным.
- Коварная и одновременно прекрасная ромуланка, - улыбнулся Ракар, - Делас, ты же сказала, что вы выходите из гонки! Но я вижу, что все еще – нет.
- А вы спросили, где мой ключ! – отозвалась в ответ Делас. – Так что я подумала, что нечего ему пропадать на «Приме». Впрочем, если вы мне прикажете больше не участвовать, я не смогу вас ослушаться: вы мне уже дали это понять, напугав Тал Шиаром, - пожала плечами девушка.
-Да, я тоже думала, мы объединимся с этой командой, - заметила Казза.
- Второй ключ не помешает. Просто на всякий случай, - невинно произнесла Делас.
- Ахха! – рассмеялся Ракар, уже осознав всю несправедливость мира, которому так хотел поверить. – Мы на "ты", Делас. Забыла что ли уже? Или отменила это решение? Не прикажу, но я должен быть готов к любым неожиданностям. И я к ним готов. – сказал он, все еще улыбаясь, тоже коварной улыбкой.
Ракар уже понял, что ранее сказанная фраза "нам нужен корабль" – значит много больше, чем просто желание улететь или присоединиться к другой команде. И теперь он должен был не спускать с них глаз, ни на минуту. Ему не удастся выспаться теперь. Но Ракар подумал, что отоспится теперь только после жизни.
-Просто если у нас будет два ключа, они могут подумать, что мы две разные команды и дать нам два разных задания. А гораздо проще же всем вместе разбираться с одним, - пояснила свою мысль Казза.
___________________
c Делас и Каззой, баджорским монахом.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 28 Июня 2017, 15:57:28
1 сентября 2384 г., начало дня
Бэйджор, монастырь Дакин

В этот момент огромная дверь плавно открылась внутрь, как будто не весила совершенно ничего. В проеме появился баджорец с седой бородой, одетый во все оранжевое - от капюшона до кромки длинного одеяния. Его руки были сложены на груди и спрятаны в широкие рукава.
-Добро пожаловать, - произнес он, - Мы вас ждали. Следуйте за мной.
Он развернулся на месте и пошел в глубь храма - за его спиной оказалась еще одна лестница наверх, при виде которой Казза испустила горестный вздох. Трикодеры Ракара и Делас показали, что в монастыре находится еще пятьдесят баджорских биосигналов.
- Будем смотреть по обстоятельствам, - отозвалась Делас на замечание Каззы. - Может, он нам и не понадобится.
В этот самый момент перед ними открылась дверь, и девушкам пришлось замолчать.
Вместе с остальными Делас двинулась вслед за баджорцем, периодически поглядывая на данные своего трикодера.
Ракар как-то криво улыбнулся, глядя на Каззу. Уж ему-то самому было прекрасно известно, как изворачиваться во лжи, на ходу подводя подо все логическую базу. Только теперь Ракар не должен был допустить их победы. Эти три дамы теперь будут под непрерывным наблюдением и не допущены к мостику корабля. И еще предстояло сделать очень много всего. Как жаль, что они связали его его же собственным словом, но он не допустит… Он не допустит больше саботажа.
- Мира вам, - сказал Ракар открывшему дверь баджорцу, - и да прибудут с вами Пророки. – а затем последовал за ним туда, куда тот повел.
Они поднялись еще на несколько лестничных пролетов наверх и прошли несколько вырубленных в скале скудно украшенных галерей. Делас пришлось немного задержаться, потому что с ней снова связалась Юнок и у них ушло какое-то время на пересылку ключа их команды. Но затем Делас присоединилась к остальным.
Наконец, они вышли на крытую террасу, крыша которой опиралась на столбы в виде древних баджорских религиозных деятелей. По бородам и одеяниям они мало чем отличались внешне от современного провожатого кадетов проекта “Альфа”. С террасы были видны заснеженные вершины гор, над которыми вдалеке парила большая птица.
-Прошу, угощайтесь, утолите свои голод и жажду и восполните силу от священного источника, которым является наша планета, - сказал монах и показал на низкий стол, весь заставленный блюдами с разноцветными фруктами.
Некоторые из них кадетам были знакомы, но многие были совершенной экзотикой.
-Мы вообще верим монахам? - шепотом спросила Казза, - Может, они нас сюда специально заманивают, чтобы мы пировали и забыли о времени.
Тем не менее, ближайший к себе фрукт она схватила.
- Отказываться тоже невежливо, - шепнула ей Делас. – И все так вкусно выглядит…
Она церемонно поклонилась священникам, хотя весь ее вид давал понять, что о баджорской культуре и религии она не знает практически ничего.
- Благодарим вас за ваше угощение, мы с радостью разделим с вами трапезу, - проговорила ромуланка и тоже взяла один из наиболее экзотических фруктов. Краем глаза она наблюдала за Ракаром: может, он уже что-то придумал и подаст какой-нибудь знак, что делать дальше.
Ракар шел по монастырю, разглядывая окружающее. Потом он заметил птицу, летящую над горами, и проследил ее полет. Птицы восхищали его. И самая главная из них – Раптор, которую так ценили все из его народа.
- Мы верим им, - тихо сказал Ракар, - Делас, чему ты их учишь? – Ромуланец слегка нахмурился, понимая, что Делас теперь воспитывает федератов ровно в другой последовательности, в той, в которой они принесут наибольший вред Ромуланской Империи. А они ведь и без того были способны на это.
- Верно, отказываться невежливо, - снова кивнул он и тоже взял фрукт неизвестного названия со стола.
- Благодарим вас, - сказал ромуланец, обращаясь к монаху с таким же поклоном, как сделала Делас. – Бэйджор – гостеприимная планета и очень красивая. Благословение Пророков с вами. Скажите, что мы должны сделать, чтобы пройти этот чек-поинт?
-Терпение, - произнес монах, слегка поклонился и вышел с террасы.
Но группа оставалась в одиночестве не более минуты - вскоре послышался звон колокольчиков, и появился другой баджорец. Судя по одежде, он тоже принадлежал к  здешним монахам, но не носил капюшона и был гораздо моложе, чем провожатый Ракара, Делас и Каззы. У него не было бороды, длинные черные волосы без единого седого волоска были собраны на макушке, и в руках он держал посох, украшенный несколькими маленькими бубенчиками.
-Добро пожаловать, участники регаты, - тоже сказал молодой монах, - Я - прилар Паку. Я задам вам три вопроса, а затем вы получите замок для вашего ключа.
-А, загадки! - воскликнула Казза.
- Загадки, обожаю загадки! – глаза Делас загорелись, она быстро догрызла фрукт и буквально подскочила на месте. – Когда начнем?
-Прямо сейчас, - улыбнулся прилар Паку, - Если только вы сначала не хотите как следует подкрепиться, - он кивнул в сторону Каззы, набившей рот фруктами.
Делас легонько пихнула ктарианку вбок и шепнула:
- Давай заканчивай, потом поешь!
- Добрый день, - сказал ромуланец, поклонившись прилару, - Да. Прямо сейчас, пожалуйста. Мы готовы.
-Тогда ответьте мне, странники, - хитро улыбаясь начал монах, - Как не разрезая фрукта мобы увидеть его семена?
Казза издала сдавленный звук и спешно положила на поднос фрукт, который уничтожала.
-Пожалуйста, не подавитесь. Ответ “не резать, а кусать” будет слишком простым, - предупредил прилар Паку, - Также ответьте: что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег? И третий вопрос… Откуда вы знаете, что все это, - он повел рукой с посохом вокруг и колокольчики снова зазвенели, - действительно существует, а не снится одному из вас?
Монах сделал паузу, оглядывая троих, а потом добавил:
-Когда у вас будут готовы ответы - позвоните в гонг, который висит на стене за дверью. Мы приготовим для вас постели, если вам понадобится остаться в монастыре на ночь.
Затем прилар Паку развернулся и покинул террасу.
- В смысле – «на ночь»? – Делас непонимающе сдвинула брови, когда прилар покинул террасу. Она обернулась к остальной команде – можно ли их было вообще назвать командой? – и решительно произнесла: - Ну уж нет, столько времени мы тут тратить не будем! Не могут его загадки быть такими сложными! Давайте думать! Фрукт, например, можно просканировать и создать голографическую модель, тогда мы увидим все семена…
-На модели-то? - Казза снова принялась за фрукт, - Ну, тогда это уже не будут семена этой мобы, а будет их модель, не так ли?
- Ах, это уже детали! – махнула рукой Делас, но все же задумалась.
Некоторое время она напряженно думала, периодически поглядывая на Ракара и Каззу. Некоторое время закончилось довольно быстро, когда девушке стало скучно. Она покрутила в руке фрукт, поперекидывала его из руки в руку, пару раз поменяла положение, а потом смущенно произнесла:
- У меня есть одна идея… - уши и щеки девушки чуть позеленели. – Может быть, его надо сначала съесть? Целиком, с семенами.
Глаза Каззы загорелись.
-Да, а потом…
- Если они не переварятся, то мы их увидим в ходе естественной работы пищеварительной системы! Но для этого надо изучить свойство этих семян, а также учитывать, что желудок и кишечник разных гуманоидов работают по-разному. Например, желудочный сок болианцев… - Делас загорелась этой идеей и даже активировала трикодер, чтобы изучить плод, а затем оглянулась на ктарианку. – Это уже не очень интересно, да?
-Устроим эксперимент? - в ответ предложила Казза, - Там еще осталась моба, давай съедим ее и увидим через несколько часов.
- Нет уж, я не готова терять несколько часов! – упрямо проговорила Делас, но все же стащила со стола плод. Не столько ради эксперимента, сколько чтобы занять чем-нибудь руки и зубы. – Нам нужен ответ прямо сейчас! Как медик могу сказать, что у этого решения есть определённая физиологическая привлекательность. Но все монахи одинаковы – любят говорить загадками и имеет в виду что-то совершенно другое. Все эти двойные смыслы, бла-бла… Так что… - она с удовольствием откусила от мобы. - У вас есть другие варианты?
Выслушав прилара, Ракар проводил его взглядом. Как выглядит моба, он не знал, но абстрактный фрукт с семечками – представлял. Суть была не в том, чтобы привязываться к мобе. Задание на попытку выйти за пределы собственного мышления он признавал как факт.
Но сначала ромуланец отступил на шаг назад, нажал на коммуникатор-дельту, прикрепленную к водолазке, вызывая "Амазонку". Задание он собирался обсуждать со всей своей командой, несмотря на то, что их здесь не было физически.
- Тенек, или Перим, - сказал Ракар, - у нас тут головоломка, и требуется обсуждение, но сначала рапорт – как у вас дела?
_____________
c Делас и Каззой, баджорским монахом, приларом Паку


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 28 Июня 2017, 16:17:28
1 сентября, около полудня
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


В этот день в рабочее время Джарин Дохиил, как и обычно, находился в своём кабинете. Не считая того времени, которое он потратил на посещение открытия регаты, во время которого его постигло разочарование - Джез Тенма отказался участвовать, и теперь Кардассию на состязании никто не представлял. Мужчина сразу почувствовал, что тут дело нечисто, и решил непременно распросить об этом Толан, а заодно навести собственные справки, ведь что бы ни побудило молодого и весьма перспективного офицера проигнорировать такую очевидную возможность принести пользу Родине - это, определённо, заслуживало внимания.
Вернувшись в кабинет, он, первым делом, поспешил уточнить у своего связного, не мелькало ли в новостях что-то, проливавшее свет на проблемы, поразившие семейство Тенмы. Ответ поступил совсем скоро, и ничего необычного в нём не содержалось. Тогда Джарин ещё раз проверил досье молодого участника проекта, но и там никаких зацепок не наблюдалось: родился на Бэйджоре, учился в Военной академии Кардассии, служил на Волане II, отобран, зачислен, участвовал, и так далее. Среди личных контактов тоже ничего примечательного... кроме доктора по фамилии Глессин. Джарин нахмурился, вспомнив, что уже слышал эту фамилию сегодня, и, на всякий случай, заглянул в свой терминал. После непродолжительного поиска он узнал о появлении этого самого Глессина на станции. Стало очевидно, что "семейные проблемы" были как-то связаны с ним, и дипломат ещё больше уверился в том, что в этом деле стоит разобраться до конца, но сначала надо было закончить приготовления к самому главному.

Отлучившись из кабинета, Джарин быстро дошёл до своей каюты и извлёк со дна шкафа коробку, содержавшую небольшую экспозицию в форме полусферы около полуметра в диаметре, представляющую собой типичный небольшой кардассианский городок в масштабе примерно один к пятиста тысячам. Форма зданий была немного необычной, а некоторые элементы казались посторонними: было понятно, что делалась модель хоть и въедливым, но всё же любителем, и едва ли стоимость этого творения была высокой.
Модель в кабинет Джарин нёс очень медленно и аккуратно, всем своим видом показывая, как сильно дорожит ею, а в самом кабинете он поставил экспозицию на небольшую подставку рядом со своим столом и, убедившись, что никто к нему не должен будет нагрянуть в ближайший час, приказал охраннику никого не пускать, даже если это будет коммандер станции или неожиданно свалившийся откуда-нибудь легат, типа Таррела.

Перво-наперво, Джарин взял статуэтку змеи и надавил пальцами одной руки на два глаза и левый клык, а пальцами второй руки слегка потянул кончик хвоста, пока внутри не раздался едва слышный щелчок, и кончик хвоста не отсоединился, обнажив небольшой механический ключик необычной формы.
После этого он подошёл к экспозиции и приподнял прозрачный купол в форме полусферы. Городок во всей своей красе предстал перед дипломатом, но он не стал им любоваться, а аккуратно нащупал под тонким слоем песка пластинку, на которой крепилась сама модель, и аккуратно приподнял, неизбежно просыпав немного песка на пол.
Основание было довольно большим и выглядело массивным, однако, Джарин без зазрения совести сорвал тонкое покрытие, оказавшееся всего лишь клейкой лентой, и обнажил потайной отсек. Открыв его "змеиным" ключом, он наконец-то смог извлечь самое важное - кейс.
После этого последовала не менее утомительная сборка модели и придание ей прежнего вида. Когда сферический городок выглядел почти так же, как до этого, Джарин сел за стол, открыл кодовый замок на кейсе и принялся проверять лежавшее там оборудование.

***

Казалось, прошло совсем немного времени, но хронометр на терминале упрямо показывал, что уже почти полдень. Торопливо собрав устройства в кейс и спрятав его под стол, Джарин откинулся на спинку кресла и приказал дежурившему у двери охраннику принести ему кружку чая из красных листьев.
Охранник вернулся не один – за его спиной стояла Илама Толан. Она молча прошла в кабинет и встала у самой двери, как и в прошлые разы ожидая распоряжений гала Дохиила и не спеша начинать доклад. С того инцидента в каюте Мори прошло несколько часов, и сейчас по выражению лица кардассианки (точнее, его отсутствию) было сложно заподозрить что-то неладное.
- Присаживайся, - кивнул Джарин, указывая головой на стул, - хочешь чая или что-нибудь съесть? Могу приказать - тебе принесут.
- Спасибо, не надо, - Толан прошла к столу дипломата и села на край стула. Она уже поняла, что все приказы стоит выполнять – особенно в таких мелочах. И если сейчас Джарин хочет, чтобы она сидела, она будет сидеть. Женщина положила падд на стол рядом с собой и пододвинула его Джарину: - Я выполнила ваше задание. Вы найдете здесь план каюты коммандера Мори и некоторые данные с ее терминала. К сожалению, доступ к рабочим файлам закрыт, здесь только личная информация.
- Надо же, - искренне удивился Джарин, - я не ожидал, что ты вообще влезешь в её компьютер, не то что сделаешь это так быстро. Удивительно! Как тебе это удалось? Ведь федераты так ценят свои жалкие личные свободы, что не пренебрегают безопасностью своих данных. Расскажи, уверен, это замечательная история, - дипломат откинулся на спинке стула и с нескрываемым любопытством посмотрел на женщину.
Толан подняла взгляд на Джарина, пытаясь понять, подозревает ли он ее в чем-то или действительно интересуется. Конечно, он не должен ничего узнать, но женщина боялась, что любое слово, взгляд или жест могут ее выдать.
- Это не было просто, - призналась она после небольшой паузы. – Но вы сказали, что отпустите меня после выполнения заданий, так что у меня была мотивация. К тому же на этом терминале не хранится никаких рабочих файлов: как я поняла, она не работает из каюты, а доступ к общему ядру данных станции защищен, и чтобы его взломать, потребовалось бы намного больше времени и средств. Здесь же только ее фотографии, переписка, личное расписание… - Толан равнодушно пожала плечами, будто такая мелочь и не стоила потраченного времени.
- Задания, - поправил мужчина, - всего одного задания. Вот это, - он потряс паддом, - всего лишь подготовка к нему, а само задание получится выполнить только через пару дней, по-видимому. Так что время и средства у тебя есть. Мы теперь знаем расписание этой баджорки, - с нежеланием Джарина называть Мори по имени могло сравниться по силе только нежелание называть станцию иначе как "Терок Нор", - а значит найти время и вернуться в её каюту тебе не составит труда. Странно, конечно, что она не работает из каюты. Может, она просто не хранит на терминале никаких файлов, но ссылки на их расположение в центральном компьютере могут быть.
 - Да, - неуверенно кивнула Толан, догадываясь, к чему ведет Джарин. – Я могу вернуться в ее каюту. Вы хотите получить еще какие-то данные?
- Всё, до чего сможешь добраться, - слегка безразлично ответил дипломат, а потом не слишком добрым образом улыбнулся, - вскоре у нас не будет возможности порыться в её документах, так что почему бы сейчас не собрать всё, что плохо лежит, как говорят земляне.
- Что вы имеете в виду? – Толан очень внимательно следила за всеми изменениями речи Джарина, пытаясь найти что-то важное для себя и предугадать его дальнейшие действия. – Вы полагаете, меня в какой-то момент поймают?
- Надеюсь, что нет, - в голосе Джарина промелькнуло что-то похожее на искренность, - ведь ты знаешь, на что способны обезумевшие баджорцы, а я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
Вместо ответа на вопрос, мужчина взял падд и несколько минут изучал план каюты.
- Прекрасно! - произнёс он, наконец, и довольно потёр руки, но глаза его смотрели на Иламу. - Именно это мне от тебя и было нужно. Ты хотела, чтобы угроза твоим родным пропала - считай, что это уже произошло, осталось сделать только одну маленькую вещь. Но сначала подумай о перспективах! - дипломат поднялся и подошёл к модели города в масштабе. - Подойди и взгляни. Что думаешь? Хотела бы жить вот в таком доме? - Джарин указал на стоящий на высоком холме рядом с городом особняк. - Представь себе, какой восхитительный вид открывается с балкона - весь город прямо у тебя на ладони. Да, это будет совершенно замечательно. Тебе там понравится.
Толан послушно последовала за Джарином к красивому и весьма достоверному макету города. Сам город она не узнала, но все элементы были безумно знакомыми и тщательно проработанными – кто бы его не сделал, он явно очень любил свою родину. Все еще не понимая, какую игру он ведет, женщина перевела взгляд на миниатюрную модель особняка – в таком ей никогда не доводилось жить, это было далеко за пределами возможностей ее семьи, и даже у ее дяди сейчас не хватило бы средств купить себе такой дом. Да и необходимости тоже – его дети, как и братья Иламы, погибли.
- Красивая работа, - согласилась Илама, с опасением поглядывая на Джарина. – Но моя квартира в Лакариане меня устраивает, и я хотела бы туда вернуться. Что это за макет? – поинтересовалась она из вежливости. 
- Подарок моей последней невесты, - с лёгким оттенком сожаления в голосе ответил Джарин, - она очень любила строить такие модели. Гевилла хотела закончить его ко дню свадьбы, но не успела - пришлось доделывать мне. Знаешь, ей ведь тоже не нравился этот особняк. Она вообще любила поступать безрассудно и поддаваться сиюминутным порывам. В каком-то смысле, это её и погубило.
Толан уже отвлеклась от макета и внимательно слушала дипломата, заложив руки за спину. Она не сомневалась, что эту Гевиллу погубило не что иное, как близость к Джарину – несложно было погибнуть, оказавшись рядом с таким человеком.
- Соболезную, - женщина не отводила взгляда от Джарина. – Но я все еще не понимаю, что вы хотите мне сказать. Вы ведь знаете, что я не буду сопротивляться и выполню любой ваш приказ. Он как-то связан с этим? – она кивнула на модель особняка.
- Хотел дать тебе дополнительную мотивацию, - с улыбкой ответил дипломат, - ты уже продемонстрировала, что будучи хорошо мотивированной способна принимать правильные решения. Хороший дом, муж, дети и отсутствие подобных приказов в дальнейшем - это будет твоя награда за успех. Ещё, разумеется, у тебя будет интересная работа и должность, а всю информацию ты будешь сообщать мне, но никаких других противоправных действий тебе больше не придётся совершать никогда - это я гарантирую, - улыбка с каждым словом становилась всё более и более зловещей, - впереди нас будет ждать долгая и счастливая жизнь.

____________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 28 Июня 2017, 16:18:14
Продолжение

Илама слушала Джарина, и ее нейтральное, сдержанное выражение лица менялась – удивление, непонимание, страх, ужас… Она невольно отшатнулась от него, чуть не врезавшись в спинку стоящего сзади кресла. Комната перед ней покачнулась, и ей стоило больших усилий заставить себя сдержаться и не бросить прочь или закричать.
- Нас? – переспросила Толан побледневшими губами. – Я… Я не понимаю. Зачем вам я? Вы же сказали, что отпустите меня после выполнения этого задания…
- Я говорил не это, - поправил женщину Джарин, - я говорил, что ни твоему дяде, ни твоим родителям, ни тебе самой ничто не будет угрожать, и что твоя жизнь обретёт новый смысл. Но кому-то из нас, - он сделал особое ударение на этом слове, давая понять, что говорит о своих союзниках, - придётся быть рядом с тобой, чтобы быть уверенными, что ты не наделаешь глупостей.
Мужчина подошёл вплотную и, наклонившись к уху Иламы, прошептал:
- Сказать по правде, я не думаю, что кто-то ещё смог бы сделать это... скажем так, назначение, хоть немножечко приятным ещё и для тебя, а я точно смогу. Мы совсем недавно говорили о том, что нам обоим давно следовало обзавестись семьёй - вот и обзаведёмся, к тому же, твой род тоже следует продолжить: у тебя ведь ни братьев, ни сестёр больше нет.
Толан вздрогнула, когда Джарин подошел к ней вплотную, но постаралась сдержаться. Конечно, она не верила, что он ее отпустит, но такая новость совсем ее оглушила – она выглядела совершенно потерянной и выбитой из колеи и даже не знала, как на это реагировать. Иламе очень хотелось, чтобы события последних дней оказались одним из тех кошмаров, которые нередко ее посещали, особенно после пары лишних стаканов, но все же это была реальность.
- Зачем вам это нужно, гал Дохиил? – голос Толан предательски дрогнул. – Вы сможете найти лучшую кандидатуру на роль вашей жены. Моя преданность вам не подлежит сомнению, как вы уже могли убедиться, и я продолжу работать на вас, если вы того пожелаете, но семья… Разве это не слишком много? – она вновь с мольбой посмотрела на Джарина.
- Есть у меня нехорошая черта - я иногда привязываюсь к тем, кого мне поручено использовать, - на удивление искренне ответил Джарин. - Брак с кем-то надёжным - это для тебя сейчас единственный вариант не только сохранить всё, что ты имеешь, включая семью, но и кое-что приобрести взамен некоторого... назовём это пожизненным неудобством. Неужели ты бы предпочла мне какого-нибудь старого, толстого легата, уже заочно приговорившего тебя к пожизненному заключению в его доме в качестве нелюбимой жены, напоминающей, скорее, что-то среднее между прислугой и комфортной женщиной?
- Я бы предпочла и вовсе обойтись без брака в таком случае, - отозвалась Илама, медленно отходя от Джарина. – И я не вижу большой разницы между нашим союзом и тем, что вы только что описали, гал Дохиил, - она вновь взглянула на дипломата, и в ее зеленых глаза появились искорки уже было потушенного протеста.
- Я хотя бы не старый и не толстый, - с холодком в голосе ответил Джарин, - но давай-ка вернёмся к делам, а об этом мы ещё поговорим. Вечером. У меня.
Вернувшись за стол, он снова указал кивком на стул и, когда Илама села, спросил:
- Ты слышала, что Тенма отказался от участия в вашей регате?
- Что? – сейчас Толан выглядела по-настоящему удивленной. Она уже второй день никак не интересовалась происходящим в проекте, избегала общения с кадетами и, в общем-то, игнорировала свои прямые обязанности. На недавнем собрании, половину которого коммандер Мори провела за нее, это было особенно заметно, и два кадета даже подошли к ней, чтобы это обсудить. – Это странно, гил Тенма должен был быть капитаном одной из команд, но затем отказался от этой роли. Я ничего об не знаю о том, что он вышел из регаты… - с сожалением в голосе призналась женщина.
- То есть он даже тебе не сказал? Любопытно, что же это может быть... - размышлял Джарин. - Может, конфликт с ромуланским капитаном? - про семейные обстоятельства и вмешательство Глессина он решил пока умолчать. - Выясни. Желательно, до вечера. Это может быть важным и для твоего проекта, так что не благодари за то, что проинформировал.
- Я обязательно с ним поговорю, - заверила Толан, пытаясь понять, в какой же момент она упустила свой контроль над проектом и перестала знать, что происходит. Раньше такое было просто невозможно представить. – Джез Тенма – достойный представитель Кардассии на проекте, и я надеялась, что его участие в регате только укрепит наш имидж… Я узнаю, что произошло, гал Дохиил.
- Правильно рассуждаешь, - одобрительно кивнул Джарин, - а теперь к самому главному.
Он достал из ящика стола перчатки и надел их, потом извлёк из-под стола совсем маленький кейс, внешне напоминавший пластиковый.
- Наши враги сильны даже по отдельности, но, когда они объединяются, не устоять никому, - голос мужчины, казалось, стал чуть ниже, - ни один из них не побоится развязать войну с нами, когда им это будет удобно, но даже во время мира они не стесняются показывать свои зубы. Ты могла наблюдать это собственными глазами: клингонка из твоего проекта чуть не напала на Велока Корама, незадолго до этого федерат его и вовсе избил. Кто бы мог подумать, что клингонка окажется сдержаннее землянина... потом этот ромуланский мальчишка приходил ко мне и пытался мягко угрожать, ссылаясь на авторитет своей Империи, - Джарин аж скривился от отвращения, - про эту вашу акцию протеста и её последствия даже говорить не буду - сама всё понимаешь. Ты можешь считать меня негодяем за то, что я, якобы, впутал тебя во всё происходящее, но это не так. Ты уже была по уши во всей этой грязи, но сама того не осознавала. Кардассия должна поднять голову, но нас просто-напросто сомнут, если мы не станем подчиняться, потому что их много, а мы одни, и они сейчас сильнее. Для нашего же выживания надо сделать так, чтобы наши враги погрязли в междоусобицах. Федерация с клингонами слишком дружна, и просто так их не рассорить, а вот с ромуланцами - можно. Война между ними будет кровопролитной и долгой, оба государства будут ослаблены и ещё долго не посмеют диктовать свою волю нам. И тогда нам предстоит разобраться только с клингонами. Это будет непросто, но хотя бы возможно, если на их стороне некому будет выступить.
Дипломат открыл кейс и вытащил из него два совсем небольших устройства.
- Маяк и переносной транспортер, - пояснил он и протянул его Иламе, а потом указал точку на падде с планом, - когда будешь в каюте баджорки, размести маяк вот тут.
Вслед за этим были извлечены ромуланский дизраптор и ещё одно устройство тоже ромуланского происхождения.
- Оставшееся от одного из зеленокровых шпионов, пойманных на нашей территории, - пояснил Джарин. - В тот вечер, когда закончится регата, ты включишь это устройство - оно заглушит все средства наблюдения, потом телепортируешься к маяку и застрелишь командующую из ромуланского оружия. После этого телепортируешься обратно, дойдёшь до её каюты, вызовешь службу безопасности и скажешь, что баджорка тебя пригласила, ты пришла и увидела выстрел из дизраптора и телепортацию, а ещё тебе показалось, что ты разобрала ромуланскую униформу. Остальное сделают годы вражды и взаимное недоверие друг к другу.
- Вы хотите… чтобы я убила коммандера Мори? – очень медленно переспросила Толан, неверяще глядя на устройство в своей руке. – И обставила все так, будто ее убил ромуланец? Вы, наверное, знаете, что на станции постоянно присутствует всего один ромуланец, это мой кадет, Ракар. Все подумают на него…
Убить Мори… Знал бы Джарин, что совсем недавно Мори сама чуть было не убила Иламу, а потом заставила работать на себя. Она просила сообщить, каким будет следующее задание – какая ирония. Неожиданно для Джарина женщина усмехнулась.
- Ромуланцы не хуже других цивилизаций владеют пластической хирургией, - слегка качнул головой Джарин, - любой прохожий на станции может быть ромуланским шпионом, и внешне ты этого не увидишь. Более того, в Федерации ромуланцам очень легко притворяться вулканцами, а вулканцев на этой станции достаточно.
Усмешка Иламы заставил его нахмуриться, но он расценил это, как проявление страха.
- Послушай, - мягко произнёс он, - если ты переживаешь, что ромуланцы станут тебя допрашивать, не бойся - я никому не позволю причинить тебе вред. Сделай это дело, и ты покинешь станцию в полной безопасности, а общение с официальными лицами я возьму на себя. Обещаю, с тобой ничего не случится, никто даже пальцем к тебе не прикоснётся, если ты сама ему этого не разрешишь. Рядом с тобой всегда будет незримая, но надёжная охрана, и все ромуланские шпионы будут за сотню километров обходить твой дом, даю слово офицера и патриота!
- Я думала, вы позволите мне остаться здесь… Вы ведь хотели, чтобы я была вашими глазами и ушами в проекте? – напомнила Толан. Проект «Альфа» был чем-то, что позволяло женщине держаться на ногах, а не сгинуть в пучине творящегося вокруг безумия. Она аккуратно провела пальцем по стволу дизраптора и проговорила, не глядя на Джарина: - Вы знаете, что я никогда никого не убивала? Не считая военных времен, конечно. Я ученый, преподаватель, администратор, но не убийца. Почему вы считаете, что я смогу?
- Проект почти наверняка закроют после такого происшествия, - безэмоционально ответил Джарин, - нечем тебе будет управлять здесь, но есть ещё много возможностей на Кардассии или в любой из колоний, и я тебе открою двери к самым лучшим. Ты окажешь нашей Родине неоценимую услугу, а Родина всегда достойно вознаграждает своих героев.
- Что касается твоего вопроса, - добавил он после небольшого раздумья, - мне кажется, я достаточно много сказал, чтобы ты поняла очевидное - мы на войне. Да, эта война скрытая, тайная и вовлекающая только малую часть населения, но от этого она не становится менее страшной! Если мы хотим лучшего для нашего народа, если мы хотим вернуть те времена, когда Кардассия была сильной, мы должны сражаться за эту возможность с нашими врагами. Федерация, клингоны, ромуланцы, даже ференги и орионцы - это всё враги. Жестокие, беспощадные и опасные враги, с которыми мы должны бороться. Каждый из нас может стать героем, у каждого из нас есть свой долг, и от каждого из нас зависит будущее всех наших соотечественников, просто не все ещё это осознали. Когда это осознают все, и только тогда, Кардассия сможет полностью возродиться.
- И для этого я должна убить коммандера Мори и, вероятно, подставить своего кадета, - с грустной усмешкой отозвалась Толан. – У меня ведь нет выбора, правда? Если я откажусь, или не смогу, или провалю задание, вы воплотите в жизнь свои угрозы. Если мне это удастся… Что ж, тут мое будущее вы тоже продумали. Мне остается только нажать на спуск… - она долгое время не отрываясь смотрела на ромуланский дизраптор, а затем вдруг сказала: - Знаете, из-за вашего задания сегодня утром я пропустила старт регаты. Я должна была быть там, сказать какое-нибудь напутствие своим кадетам, пожелать им удачи – потому что здесь я за них отвечаю и когда-то давно им было бы важно это услышать, а мне – быть там. Но теперь это все неважно, не так ли? Я сделаю все, как вы скажите, гал Дохиил, - Илама замолчала и после короткой паузы посмотрела на Джарина пустым, ничего не выражающим взглядом, а затем медленно поднялась со своего места. – Я могу идти?
Дипломат посмотрел на женщину, и в его взгляде промелькнуло сочувствие, но, как и всегда, было сложно понять, искренне ли это чувство, или всего лишь игра.
- Нам всем приходится принимать сложные решения и совершать сомнительные поступки во имя долга, - грустно произнёс он, - исполни свой долг, и я сделаю всё, чтобы твоя жизнь была максимально счастливой. Не только потому, что это будет наградой за службу, но и потому, что хочу этого. Ты заслуживаешь лучшей жизни, и я даю тебе возможность заполучить её. Используй же этот шанс! Можешь идти.
___________
С Джарином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 28 Июня 2017, 19:28:26
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Лайтман закрыл глаза и зажмурился. На катере была перегрузка систем, Самрита была ранена, а он занимается черт знает чем здесь и не может никому помочь, да еще к тому теперь не может отсюда выйти. С еще большим остервенением кадет завертелся вокруг себя с трикодером и водил лучом фонаря.
М’Кота бросила отчаянный взгляд на Освальда – он был занят другой, не менее важной, проблемой, затем на Акриту... Затем метнулась за инженерный пост по команде Макдауэлла. Борги зелёные! Освальд не распорядился, кто останется за старшего! – ну да ладно, разберёмся как-нибудь...
– Лайтман, докладывай нормально! – рыкнула она на Артура. – Тут тебе мостик или что? Давай полную информацию по уставу!
 - Занимайтесь своим делом, - мягко, но поспешно, сказал Артур. – доложу, когда найду куб и вставлю в него цилиндр. Я цел, что еще вам надо? - впрочем это был риторический вопрос.
Тем временем трикодер Артура не показывал ничего нового. Все, что у него было - крохотная комната, в которой он был теперь замурован, плита на полу и мигающая панель ввода на 5 символов.
– Ты капитану на звездолёте так же будешь отвечать? – возмутилась клингонка. – Как мы тебе поможем, если не будем знать полную картину? Освальд решает проблему с голограммой, мостик на нас с Акритой. Выкладывай, что там у тебя и давай помозгуем вместе!
М’Кота остро пожалела, что так и не поговорила с Артуром о том, что по возможности вся команда должна владеть всей информацией, в противном случае может случиться беда, и совсем необязательно с Артуром, как он там наверное себе вообразил.
"Ладно", подумал Артур и снова встал на колени перед пультом.
- Хорошо, М'Кота, - сказал кадет, - вот что мы имеем, пятиконечная звезда с одним длинным концом. И я нажал последовательно на все концы, заканчивая длинным. Плита упала, перекрыв вход. Здесь тупик, и я пока отрезан от коридора. И теперь я собираюсь нажать последовательно в обратном порядке, начиная с длинного конца.
М’Кота бросила ещё один полный надежды взгляд на Акриту, но та ничего не сказала, и клингонка, закусив губу, поддержала:
– Годится, я бы сделала так же.
Правильно это или нет, она не знала, но пока ничего лучше предложить не могла.
- Сенсоры не показывают ничего нового, лучи телепортации по-прежнему блокируются и не проходят, - сокрушенно покачала головой Акрита. – Если бы у нас были фазеры, можно было бы сделать дырку в плите…
Артур, услышав ответ М'Коты, а затем слова Акриты, последовательно нажал на точки в обратном порядке, начиная с длинного конца луча звезды.
- Делаю, - сказал он.
- А то, что мы ищем, замок, там есть? – продолжила Акрита.
В этот раз манипуляции Артура ни к чему не привели.
- Я не могу понять, где находится предмет, в который нужно вставить ключ… - сказал Артур, - он где-то здесь, в нескольких сантиметрах от меня. Но я его не вижу. Здесь каменная плита, но ее вынуть невозможно. И только этот рисунок и панель для ввода символов. Теперь я попробую снова ту комбинацию, которую уже вводил. – И Артур снова нажал на кончики лучей как в первый раз.
Ничего не изменилось. Более того, каменная плита и рисунок продолжали никак не реагировать на нажатия - ничего не проминалось, ничего не мигало, не звучали никакие звуковые сигналы. И только панель для ввода символов продолжала слегка светиться.
– Можешь считать трикодером картинку и символы и передать нам на монитор? – напряжённо спросила М’Кота.
Артур считал трикодером символы и передал на "Анадырь" картинку того, что видел сам.
Теперь М’Кота и Акрита тоже могли увидеть рисунок - немного примитивное изображение пятиконечной звезды с длинным хвостом, нанесенное на камень.

(https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/00/2a/32/002a327bab2fd2b73d0c3fb8f09342cb.jpg)

Под рисунком было нечто уже менее примитивное - панель, мерцающая слабым светом. Значит, здесь была какая-то технология. На панели было место для введения пяти символов, но пока ничего не было введено.

(http://savepic.net/9463273.png)


- А может быть, это комета? - неуверенно предположила Акрита. - и нужно ввести её текущие координаты…
Освальд вернулся из лазарета мрачнее тучи и решил отвлечься работой. Несколько минут он очень подробно расспрашивал коллег о загадке, но потом прервал всех.
- Стоп-стоп-стоп! Так это панель ввода или индикации? Если нажимается только хвост этой звезды или кометы, то давайте предположим, что это клавиша ввода, а пять других - клавиши задания значения. Артур, попробуй нажать на один из сегментов панели - вдруг высветится символ.
Артур слушал всех по связи и думал сам, но в голову мало что приходило. Координаты кометы.. но он не видел символов, клавиатуры, и уж точно не голосовой ввод, но попробовать, как сказал Освальд следовало. И тогда Артур нажал на самую первую слева точку ввода.
На панели появилась квадратная баджорская идеограмма.
Артур считал трикодером появившуюся идеограмму и отправил картинку на "Анадырь", затем нажал на остальные четыре окошка.
Остальные точки ввода среагировали подобным образом, отобразив символы баджорского языка. Они тоже передались на “Анадырь” и система катера услужливо предложила перевод:
“Глубокая емкость, не боящаяся огня, использующаяся для приготовления пищи; простореч. кастрюля”
“Ощущение радости и экстаза, не переводимое; простореч. благословение”
“Нечистый, отверженный, изгнанный; может использоваться в составе ругательства”
“Человек, не доверяющий воле небес, постоянно ждущий плохого; простореч. пессимист”
“Призыв отправиться в далекое путешествие; может использоваться в составе ругательства”.
Иногда несколько баджорских символов могли складываться вместе и представлять одно понятие, но здесь этого не было. Отдельные символы не представляли собой фразу и не имели смысла.
- Ооо, - произнес Артур, когда с катера ему перевели значение всех идеограмм. – Похоже, нам надо сложить слово вечность.. из пяти букв, которые не совпадают для этого слова, – пошутил он, и тут же перестал шутить, - наверное надо фразу составить, которая откроет проход к замку. Емкость – это, наверное, и есть наш куб, или что там.., потом призыв отправиться к кубу, а потом радость. Какие еще могут быть варианты?
– Почему ты думаешь, что именно «вечность»? – недоумевающе поинтересовалась М’Кота.
- Это земная шутка, М'Кота, потом расскажу,  - улыбнулся Артур, хотя этого было не видно по связи, - не обращай внимания. Нам нужна последовательность, которая откроет проход.
- Отверженный пессимист отправился в далекое путешествие, нашел кастрюлю и обрадовался, потому что смог приготовить себе еду… - пробормотала Акрита, продолжая эстафету шуток. Ничего умного в голову не приходило, но она напряженно и сосредоточенно пыталась изобрести хоть что-нибудь. – Артур, а комбинации ты не пробовал? Например, нажать на две или три панели одновременно?
- Нет, еще не пробовал, - ответил Артур, - сейчас попробую вот что: возможно не все символы нужны, я пробую фразу – "Призыв отправиться" к "глубокой емкости".
И Артур нажал две идеограммы, которые озвучил.
- И еще мне кажется, что раз уж трикодер показывает десятки сантиметров до цели, то открыться может скорее не проход, а сам этот разъем, или какая-нибудь плита отъедет в сторону, - продолжала рассуждать Акрита, на этот раз вполне серьезно.
Под пальцами Артура, затянутыми в перчатку скафандра, два символа из пяти изменились. Теперь это было:
“Начало работы, начало процесса, активизация; простореч.старт” и “Традиционная стела, воздвигаемая в городе, с нанесенными координатами этого города”.
И это все еще не имело никакого смысла. Кроме того, оставался еще рисунок звезды над панелью ввода. Акрита предполагала, что это могла быть комета и что могут потребоваться ее координаты, но пока баджорские символы представляли собой слова, а не цифры. И все-таки вряд ли рисунок был там случайно, это все должно было как-то быть связано. Но что они знали о кометах…

________________
с командой "Альфа-маж"


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: М’Кота от 28 Июня 2017, 19:35:14
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


– Я бы теперь не трогала «начало работы», – задумчиво сказала М’Кота. – Вдруг эта кнопка подразумевает запуск процесса? Может, попробовать теперь другие? – Она повернулась к Освальду: – Кэп, что скажешь?
- Не факт, - задумчиво ответил Освальд, - кто знает, какие ещё символы отобразятся на этой панели, если нажимать на неё дальше. Будь у нас много времени - можно было бы нажимать на все кнопки, пока символы не начали бы повторяться, а потом пробовать разные сочетания. На это можно сутки убить - если за каждой кнопкой скрывается хотя бы пять символов, то у нас больше трёх тысяч различных комбинаций, все из которых надо ввести вручную - даже у Тенека не хватит на это терпения! Так что давайте попробуем зайти с другой стороны. Было же какое-то пророчество, связанное с кометой, у баджорцев? Что-то про "звёздный меч" и небесный храм в огне - нам на новейшей истории рассказывали, как капитан Сиско со своими офицерами эту загадку разгадывал... кто что думает? Может попробовать его воспроизвести в пяти иероглифах?
Уже второй раз за сегодня Акрита выругала себя за то, что не нашла времени ознакомиться более подробно с баджорской культурой и религией. Все, что она знала – какие-то отрывочные детали из общих курсов в Академии, рассказов и слухов.
- Давайте найдем в базе данных это пророчество, – предложила она. – Но если подумать, так у них там наверняка множество пророчеств, и вероятность того, что здесь зашифровано именно это…
- Там мне жать на активацию стелы или нет? – спросил Артур.
- Тогда так, - после небольшого раздумья сказал Освальд, - Акрита, поищи в базе данных баджорские пророчества, связанные с кометами. М'Кота, шансов мало, но попробуй найти выдержки о знаменательных появлениях комет в этой системе - может это нас натолкнёт на что-то. Мы с Артуром попробуем составить список тех символов, которые выдаёт каждая кнопка. Артур, нажми крайнюю левую.
Артур нажал крайнюю левую кнопку, означающую “активация”.
Символ “активации” снова сменился. Каждый раз, когда Артур нажимал на что-то на панели ввода, появлялся новый баджорский символ, без повторений, и смысла ни один из них не добавлял. Было страшно представить, сколько в баджорском языке было идеограмм, и если они все будут выпадать случайным образом, количество комбинаций будет бесконечным…
Новый символ означал “Для Бэйджора, непереводимое; простореч. Пророки”.
- Что касается Пророков, - после вновь повисшего напряженного молчания произнесла Акрита. – Освальд, кажется, я нашла то, о чем ты говорил: "Когда река проснется и снова обратится к Джаниру, три гадюки вернутся в свое гнездо на небе. Когда гадюки попытаются взглянуть через врата Храма, Звездный Меч появится на небесах. Храм будет гореть, и его врата останутся открытыми". Но ведь оно уже сбылось. Хотя, эту панель могли создать и раньше.
Тем временем Артур нажимал на символы, передавая их одновременно на корабль.
– По «родной» комете не вижу ничего особенного, – со вздохом сообщила М’Кота. – Комета Тилджара... параметры орбиты... период обращения... состав. Я передам всё это вам на консоли, только, хоть убейте, не знаю, чем это может помочь! А, может, дело не в этом? – предположила она через несколько минут. – Может, нужно просто получить пять одинаковых символов? Или пять идеограмм на одну тему? Ну, вот были у нас «Пророки» и «благословение». Может, стоило к ним подобрать что-то по той же теме? Скажем, «Небесный храм» или что-то ещё, что выскочило бы подходящее.
- А вообще, давайте ему на трикодер скачаем программу-переводчик? – предложила Акрита. – Может, дело пойдет быстрее… И вот еще что! У нас ведь пять символов, и пять концов звезды, это должно быть как-то связано. Один выделяется, наверное, один из символов тоже должен быть каким-то особенным?
Дальше продолжать мысль андорианка не стала, потому что ничего путного ей больше в голову не приходило, а ерундой она боялась увести товарищей по ложному пути. Но спустя секунду вновь подняла голову:
- О! Артур, а ты не проверял, от длительности нажатия ничего не зависит? Может, там как в древних земных шифрах...
Артур нажимал на символы, и каждый раз они менялись. Благословение, памятная фотография, привидение, живот, кастовая система… Благословение! Этот символ попался на той же “клавише”, в том же “окошке” второй раз, значит, число вариантов все же было конечным! Но все равно это оставляло слишком много комбинаций для взламывания системы грубым перебором.
Нажатия на концы звезды тоже ничего не давали, ни короткие, ни длинные, ни в любой последовательности, она вообще никак не сигнализировала о своей интерактивности, а продолжала выглядеть просто выбитым на камне рисунком. Но был же какой-то смысл в ее изображении рядом с этим устройством, на котором надо было набрать какую-то последовательность символов или шифр?
Из всех озвученных и подуманных идей Освальду больше всего пришлась по душе мысль М'Коты.
- Давайте попробуем найти что-то похожее по смыслу на соседних ячейках. Комета - это, прежде всего, астрономическое тело, а для баджорцев - ещё и религиозный символ, возможно. Давайте пока искать, прежде всего, что-то на эту тему!
Артуру уже попадались понятие “благословение” и “Пророки”, поэтому он начал стараться найти их снова. А заодно и еще что-нибудь подобное.
Но на это требовалось время. А оно было самым ценным их ресурсом. Что же еще они могли сделать? Какие у них были варианты? Попытаться пока выдвинуть другие идеи или вспомнить те, которые они уже высказали, но не использовали? Постараться подвести итог о том, что у них есть, и посмотреть на проблему с какой-то новой стороны? Придумать, у кого попросить помощи? Но только не сдаться, сдаться они не могли.
_________________
со всей командой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 28 Июня 2017, 19:36:43
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Кадеты были настолько заняты обсуждением идей и напряженным ожиданием любых новостей, что не заметили, как дверь на мостик разъехалась, и на него медленно вползла Самрита Баккер. С одеялом она расставаться не спешила и продолжала в него кутаться, и вообще весь ее внешний вид говорил о том, что не зря ЭМГ отправила отдыхать ее на два часа, а не на 15 минут. Бросив взгляд на свою консоль, занятую М’Котой, она молча села на свободный стул и подперла рукой подбородок.
- Сэм! - строго начал Освальд, едва увидев девушку, но тут же смягчил тон. - Пожалуйста, иди отдыхать. Ты нужна нам в лучшей форме, а на тебя сейчас даже смотреть страшно. И врач тебе запретил вставать. Хождение и работа с сотрясением ни к чему хорошему не приведут.
- Не смотри, - вымученно улыбнулась Самрита и продолжила уже серьезно: - Все в порядке, я просто тут тихо посижу и не буду вставать… И работать тоже не буду, - она поплотнее закуталась в одеяло, из которого теперь торчала только голова с растрепанными волосами и ноги в тапочках. – Что тут у вас происходит? Там какой-то шифр, да?
– Кресло откинь, – предложила М’Кота, ковыряясь в падде и пытаясь сузить круг возможных идеограмматических пятёрок (впрочем, безуспешно). Для клингонки поступок Самриты выглядел совершенно нормальным. – Ты чего про беременность молчала? – поинтересовалась она вслед за тем. – Никто бы на тебя и обижаться не стал. Ты бы слышала, как шумит моя матушка, когда носит очередное дитя Калхара и приходит в дурное расположение духа!
- Какой хороший вопрос! - воскликнул Освальд и внимательно посмотрел на Самриту.
Самрита откинула спинку кресла и посмотрела на М’Коту очень сложным взглядом, который можно было расшифровать одновременно и как «пожалуйста, давай не будем сейчас об этом говорить», и «не произноси при мне это слово!», и «молчи, мне и так не по себе от своего позора!», и «у меня голова болит, а тут еще и ты». В общем, как угодно его можно было расшифровать, но у кадетов были вещи поинтереснее для расшифровки.
- Так что там с шифром? – девушка проигнорировала вопросы и прикрыла глаза. Не то, чтобы от ужасной слабости, скорее чтобы не видеть обращенные на себя взгляды. – Я слышала что-то краем уха про шифр и комету, но ничего толком не поняла. У вас есть падд с этим заданием?
– У нас есть экран, – ответила М’Кота, пряча улыбку и показывая на обзорный экран, занятый изображением головоломки. – Идеограммы на панелях меняются при нажатии. Дальше мы ещё не продвинулись.
Самрита молча кивнула и сосредоточилась на изучении выведенных на экран идеограмм. Голова все еще болела, и ей требовалось больше времени, чем остальным, чтобы сконцентрироваться.
Освальд не стал терять времени и торопливо покинул мостик, недовольно ворча себе под нос.
Пока Самриту вводили в курс дела, Акрита ненадолго подняла взгляд от консоли. Если бы были сейчас подходящие обстоятельства и время, она сказала бы коллеге, как рада за нее, какое это счастье – иметь возможность родить ребенка. Наверное, здесь сказывалось то, что для ее собственной расы появление новой жизни часто оказывалось весьма непростым процессом, требующим медицинского вмешательства, но даже без рассмотрения этого факта – Акрите оно казалось чудом. Конечно, серьезным испытанием тоже, но в первую очередь – чудом.
Впрочем, сейчас категорически не было времени поднимать этот вопрос, поэтому андорианка снова повернулась к экрану и начала подводить итог их не особо удачного исследования:
- Баджорские идеограммы меняются беспорядочно, никакой логики в этом нет, их ограниченное количество, но очень много. При нажатии на концы звезды, или кометы, как мы предположили, ничего не происходит, однако в самом начале Артур нажимал на них и на хвост, и там случился обвал, видимо, сработала ловушка. И вот сейчас непонятно: очевидно, нужно выставить определенный набор символов на панели, мы пытаемся догадаться, какой. Этот рисунок тоже как-то относится к загадке, но пока неясно, он просто как подсказка или тоже сенсорный.
Самрита внимательно выслушала андорианку, продолжая разглядывать символы на экране. Их было так много, что, казалось, от них голова начинала болеть еще сильнее, поэтому она перевела взгляд на комету.
- По вашему описанию она похожа скорее на рисунок, и уж конечно его не просто так нарисовали, - заметила землянка. – Вы уже что-нибудь смотрели по этому вопросу? Я имею в виду, может загадка не в том, что на ее концы надо нажимать, а в самой этой комете?  Например, вы узнавали, где сейчас находится та блуждающая по системе комета?..
– Минимум в полутора часах лёта, – сказала М’Кота, выводя координаты кометы в дополнительном окне на большом экране. – Есть какие-то идеи на её счёт?
 - Ну-у… Я не уверена… - нерешительно пробормотала Самрита. Ее мысль казалась ей очень глупой – и вообще, последствия сотрясения наверняка повлияли на ее когнитивные способности. – Но, раз тут изображена комета, и в системе есть еще одна… Может быть, подсказка именно в ней? Или на ней? Но мы ведь не можем просто так взять и полететь, это займет много времени, к тому же тут останется Артур… - она быстро перечислила все очевидные минусы своей идеи. – Или можем?
В этот момент на мостике снова появился Освальд. Быстро подойдя к Самрите, он вложил ей в ладонь "дельту" и сказал:
- В лазарете тебя ждёт рабочее место, а так ты сможешь быть на связи. Если уж ты настаиваешь на участии в общих делах, тебе придётся, при этом, исполнять предписания врача. Идём, я тебя провожу.
И вновь Самрита не стала возражать, потому что на это не было сил.
- Я не уверена, что моя идея верна, - повторила она уже перед тем, как покинуть мостик, - но это первое и самое очевидное, что пришло мне в голову.
- Сейчас все идеи важны: и верные, и неверные, - попытался успокоить девушку Освальд, - но ни одна идея не должна вредить твоему здоровью, пока ты не поправишься окончательно, так что давай без таких прогулок в ближайшие пару часов, хорошо?
- Мне просто стало скучно, и я не могла заснуть, - протянула Самрита, пока они шли в лазарет. – И я уже нормально себя чувствую… Ну, почти. Я не хочу проваляться всю регату в постели, не для этого же вы меня брали! Или вы так просто можете без меня обойтись, и я вам особо не нужна?.. – сощурилась она.
- Хватит уже с этими глупостями, - взмолился Освальд, проводя девушку за собой в лазарет и помогая добраться до биокровати, - вот так, обопрись на меня, аккуратнее. Обойтись без тебя, Сэм, мы не сможем, а вот подменить тебя на пару часов - это вполне реально. Мы же команда и должны быть в состоянии обеспечить функционирование катера, даже когда одному из нас - пусть даже лучшему из нас и абсолютно незаменимому - требуется медицинская помощь. В любом случае, я рад, что ты с нами, только давай всё-таки без подвигов - тебе сейчас надо поправиться, а потом ты сразу вернёшься к участию.
Наклонившись и поцеловав Самриту в лоб, он добавил:
- А сейчас постарайся поспать - пусть лекарства подействуют.
- Хорошо-о-о, - протянула Самрита, - но здесь так скучно, а у вас все самое интересное. Я бы тоже хотела почувствовать в разгадке, мне не дает покоя эта комета – не зря же она там нарисована. Я все равно хочу оставаться на связи! Я могу хотя бы взять падд?.. - как раз когда она потянулась к нему, на него упало сообщение от второй команды. – Ого, тут «Амазонка» проснулась и что-то пишет. Я-то думала, они давно нас обогнали и уже летят к финишу, - фыркнула Самрита. – Ты капитан, тебе и читать… Наверное, тебе лучше быть на мостике.
- Всё подготовлено, - ещё мягче сказал Освальд и передал с одного из столиков падд, - вызывай и проси - мы сразу передадим тебе что угодно. И всё же постарайся поспать, не за себя одного прошу, - кадет бесцеремонно запустил руку под одеяло и положил девушке на живот, - теперь в этом деле замешано на одного больше. На одного ведь, правда? Не на двоих и не на троих, только на одного? - слегка улыбнувшись, он посмотрел на дверь и убрал руку. - Мне пора, выздоравливай.
_____________
С командой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мастерский произвол от 05 Июля 2017, 09:21:40
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
Квинтилия ушла, и какое-то время Тенек оставался один, слушая шорохи и возню с мостика “Амазонки”. Девушки приглушенно что-то обсуждали, кажется, речь шла о телепортации некого предмета по не совсем определенным координатам.
Потом возле медотсека раздались шаги и в помещение быстро заглянула землянка из команды Делас.
-Ой! - воскликнула она, наткнувшись взглядом на Тенека, - Не обращайте внимания на маленькую скромную меня! Мне нужно только снять вот эту стенную панель, чтобы добраться до одного вашего энергоузла… иначе вы до завтра не взлетите, хи-хи.
– С панелью мне придётся вам помочь, – Тенек осторожно поднялся с биокровати. – Здесь многое сделано с учётом внесённых и потенциальных модификаций, будет быстрее, если я покажу, как это сделать.
Не то чтобы вулканец действительно думал, что катер «Амазонка» отдадут проекту или позволят довершить его модификации, оставив катер в пользовании станции, просто модификационная «программа минимум» была очень точно заточена под «программу максимум», а делать два автономных варианта минимальных модификаций медотсека не было времени.
-Ой нет, лежите-лежите! - воскликнула Юнок, - Вы ведь доктор, а не инженер. Инженер тут я, хи-хи. Я могу все открутить сама, и разобраться тоже. Я ведь не ваш медотсек буду чинить, а… Ну смотрите - вот есть у вас мизинец, он такой маленький, оливковый и шевелится, но что заставляет его шевелиться? Ваш мозг, а он находится совсем в другом месте, чем мизинец! У кораблей так же - чтобы подобраться к некоторым системам, нужно подлезть с неожиданного края. И я все про это знаю. И не волнуйтесь, Квиночка следит за мной. Квиночка, ты же следишь?
-Я уже говорила, что меня зовут Квинтилия, - мрачно отозвалась трилл, - Мое имя не сокраща… Ох, да какая разница, зовите, как хотите, я все равно его ненавижу.
«И ещё говорят, что это вулканцы упрямые», – подумал Тенек.
– Не вы и не мисс Перим заменяли крепления у стенных панелей, чтобы на них можно было прочно развесить шкафы, а при необходимости всё равно с лёгкостью демонтировать, – объяснил стажёр, подходя к девушкам. – Шкафа здесь пока нет, но конструкция уже изменена, и если хотите быстрее, то быстрее показать, чем рассказать, и тем более – чем действовать наугад, – с этими словами стажёр показал Юнок, как ослабляется первое крепление. – Теперь я снова лягу, – успокаивающе сообщил он.
– Но всё же я действительно надеюсь, что мисс Перим следит за вами, – сказал он чуть позже, когда снова устроился на биокровати. – Катер второй нашей команды был кем-то повреждён этой ночью, а пилот нашей – подозрительно вовремя выведен из строя. Думаю, в таких обстоятельствах вы бы тоже следили за вынужденными попутчиками, особенно если они ремонтируют системы вашего корабля.
-О… - произнесла Юнок и подозрительно быстро уткнулась в открытый в стене проем.
– Вы что-то об этом знаете? – спросил Тенек, который по-своему понял возглас девушки. – На вашем катере не было внезапных поломок?
-Н-нууу… - протянула Юнок, все еще не глядя на вулканца, - Можно и так сказать...
– Тогда расскажите, – предложил вулканец. – Команда «Анадыря» обращалась в Службу безопасности станции, но мы не знаем, какие меры были приняты, и были ли незаконные проникновения на другие корабли регаты.
-Она что-то знает, - мрачно заметила трилл, - А что случилось с нашим вторым кораблем, мистер Тенек?
Землянка продолжила работать, но начала что-то тихо напевать, отчего стала еще более подозрительной.
– Кто-то проник ночью на борт «Анадыря», когда там никого не было, и нанёс некоторые повреждения, я не знаю точно, какие именно, – ответил вулканец. – Насколько я знаю, мисс Баккер и остальным членам команды удалось их исправить. И теперь нам известно, что кто-то из участников регаты использует неэтичные методы, чтобы обойти соперников.
-Ля-ля-ля, - продолжала напевать в наступившей тишине землянка.
– Вы не ответили на мой вопрос, – вежливым тоном напомнил Тенек.
-На какой вопрос? - невинным голосом спросила Юнок.
– Вы сказали, что знаете что-то связанное с саботажем на «Анадыре», я попросил вас рассказать, – снова напомнил вулканец.
-Это был не вопрос! - хихикнула девушка.
-Можно я ее стукну? - предложила Квинтилия.
– Тогда это будет не обсуждение, а допрос с применением пыток, – возразил Тенек, и снова не было понятно, что содержится в этих словах – крупица юмора или обычное занудство. – Если хотите рассуждать формально, то пусть будет просьба, – эта реплика уже предназначалась Юнок. – Выполните её, пожалуйста, или объясните свои мотивы для отказа.
-Мои мотивы таковы: у меня нет необходимости вам что-то рассказывать, мне это не нужно, - хитро заметила Юнок, - Никто не будет делать то, что ему не нужно.
-Пытки уже не кажутся мне такой плохой идеей… - заметила Квинтилия.
– Тогда отдайте мисс Перим инструмент и покиньте борт «Амазонки», – сказал Тенек. – Если вы отказываетесь сотрудничать, то до возвращения мистера Ракара вы отстраняетесь от работы на катере.
-Я не отказываюсь! - воскликнула Юнок, - Я тут надрываюсь как в рабстве, чтобы вы могли лететь дальше! Но вы не можете сказать человеку “немедленно расскажи все-все, что знаешь”, откинуться на подушечки и ожидать, что все произойдет само. Это так скучно, я так не играю! Если вы хотите получить ответы, вы должны задать вопросы!
– Вас никто не заставлял надрываться, – возразил Тенек, – вы сами вызвались. И сами отказались от моей помощи. И я не прошу вас рассказать всё, что вы узнали вообще, за всю вашу жизнь, только то, что имеет отношение к вторжению на «Анадырь». Но если вам нужны конкретные вопросы – пожалуйста. Первые два вопроса: были ли вторжения на другие корабли регаты, и есть ли у вас об этом более конкретные сведения, чем просто «да, они были» или «нет их не было»?
-Нуууу… - Юнок подняла глаза к потолку, - Я не знаю ничего о других вторжениях на другие корабли регаты, кроме “Анадыря”.
– Хорошо, тогда расскажите, что вы знаете о вторжении на «Анадырь», – Тенек был непрошибаемо безмятежен. – Если вам угодно конкретнее, то знаете ли вы, кто это сделал? Если знаете, сообщите, кто именно. Знаете ли вы, почему выбрали именно «Анадырь»? Если знаете, изложите известные вам причины.
-Теперь вопросов слишком много, - заныла Юнок, - Ну вот что со всеми вокруг? Почему нельзя спрашивать по очереди? А вдруг я скажу что-то такое, после чего второй вопрос уже будет не актуальным? Я отвечу на первый. Да, я знаю, кто вторгся на “Анадырь”. Это была я, маленькая скромная я.
Тенек снова слез с биокровати, вынул инструмент из рук землянки и особенно вежливо сказал:
– Теперь ваша очередь занять биокровать.
-Чтооо? - изумилась Юнок.
-Мы ее привяжем? - кровожадно спросила трилл.
– Только окружим карантинным силовым полем, – ответил Тенек. – Мисс Юнок, вы арестованы. По возвращении на станцию, мы передадим вас Службе безопасности. Если вам понадобится посетить туалет, скажите: мисс Перим вас проводит.
Тенек совершенно не ожидал, что именно Юнок ответственна за вторжение. Сначала он думал, что она просто дурачится (как это иногда бывает с землянами), прежде чем поделиться более или менее ценной информацией, которая поможет найти саботажника, но вместо этого она взяла и призналась. Это было странно и нелогично, но оставить это признание без соответствующей реакции было нельзя.
-Эй, вы что? - возмутилась Юнок, - Это была просто маленькая шалость! Вы что, шуток не понимаете? Никогда не были в скаутских лагерях? Не мазали соседей зубной пастой? Не ставили ведро с водой на дверной косяк? Не вывешивали чужие лифчики на флагшток перед построением?
Тенек приподнял бровь:
– Мисс Перим, вы когда-нибудь делали подобные вещи?
-Нет, - мрачно ответила Квинтилия, - Но однажды кто-то подложил мне в кровать живую лягушку.
-Видите? - вскричала Юнок, - Что вы такие серьезные? Это было безобидно, “Анадырь” бы просто покрутился немного вокруг станции, пока они не обнаружили бы крохотные проблемы в системе руля. Я же инженер, я точно знаю, какие провода резать.
Тенек тоже вспомнил милую шалость землян на день святого Валентина, когда вместо воды из душа на целом этаже сыпались розовые лепестки, а вместо очищающих акустических волн разливалась древняя земная песня «Only you». И хотя его настроение эта шалость отнюдь не подняла, она всё же сильно отличалась от саботажа в ночь перед регатой. Об этом он тут же и сообщил:
– Есть большая разница между лягушкой в постели и намеренным выводом из строя корабля соперников в ночь перед стартом регаты. За это последнее команду виновника обычно дисквалифицируют. К тому же вы не могли знать, какие изменения внесены командой в стандартную схему катера, и у вас не было времени тщательно это изучить. Таким образом вы по неведению могли повредить что-то ещё и убить всю команду. Итак? Вы сами подниметесь на биокровать или вам помочь?
-Мы как бы уже наказаны безвременной кончиной нашего катера, - на мгновение помрачнела Юнок, - За это нас начальство по головке не погладит. А вы понимаете, что если я сейчас брошу ремонт, корабль не будет готов к отлету к тому времени, как наши капитаны вернутся? Я все еще слишком нужна вам, чтобы сидеть без дела.

__________________
Написано совместно с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мастерский произвол от 05 Июля 2017, 09:24:14
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
В этот момент заработала система связи катера:
“Тенек, или Перим”, - раздался голос Ракара, - “у нас тут головоломка, и требуется обсуждение, но сначала рапорт – как у вас дела?”
Квинтилия посмотрела на Тенека.
-Вы сможете пойти со мной на мостик и ответить?
– Идёмте все, – предложил Тенек. – Мисс Юнок, после вас.
Юнок по привычке хихикнула и почти вприпрыжку отправилась на мостик. Квинтилия и Тенек отправились за ней.
-Мы закончили с погрузкой оборудования, - отчиталась Квинтилия, сев на свое место за консолью, - Там не очень много.
-Давайте что-нибудь из нашего подключим на ваш корабль? - с энтузиазмом предложила Юнок.
-И мы начали ремонт, - продолжила Квинтилия, полностью игнорируя инженера.
Затем она обернулась и посмотрела на Тенека.
-Мы должны сказать им, что  узнали.
– Мисс Юнок призналась в саботаже на «Анадыре», – сообщил Тенек. – Как раз перед вашим вызовом я собирался изолировать её за карантинным полем в медотсеке. Она утверждает, что это была шутка, но по моим представлениями шутки такого рода находятся в сфере интересов Службы Безопасности. Что до ремонта, лично я предпочитаю ремонтировать дольше, зато без помощи избыточно остроумного субъекта, у которого снова может возникнуть спонтанное желание пошутить.
-Да вы просто ничего не знаете! - сразу же возмутилась Юнок.
Делас, казалось, никак особо не отреагировала на эту новость – она была увлечена тем, что направляла трикодер по очереди на каждый фрукт и что-то с интересом изучала. После того, как Ракар отказался от их помощи в решении загадок, она расслабилась и теперь перекидывалась с Каззой ничего не значащими фразами. Услышав о том, что сообщил Тенек, она лишь чуть приподняла бровь, но даже не пошевелилась.
- А я ведь сказала ему лежать и отдыхать, - пожаловалась она Каззе. – Ну и как тут быть врачом, когда тебя никто не слушает?..
-Поверь, это не только у врачей такая проблема… - похлопала ее по плечу пилот.
 
Ракар, услышав новости,  весь подобрался и быстро поднял взгляд на Делас. Его взгляд не обещал ничего хорошего. Он развернулся теперь так, чтобы в любой момент без предупреждения кинуться на любую из них, и Делас и Каззу, а, возможно, успеть обезвредить их обоих. Или отразить их нападение.
- Тенек, не допускать Юнок к системам корабля, готовьтесь применять нервный захват при сопротивлении, Перим, включить запись наших переговоров, открыть мой каталог на компьютере, отправить файл "pr.ltor" на "Анадырь", готовиться шифровать запись переговоров по алгоритму 2 в том же каталоге.
И не дожидаясь ответа, надеясь на быстрое исполнение всего, Ракар продолжил, не отрывая взгляда от Делас.
- Если я не вернусь живым, или не в своем уме, все что сейчас будет услышано – должно быть немедленно передано на станцию, и попросите их передать на Ромул. Жаль, что стенам этого благословенного монастыря придется все это увидеть, но у меня нет иного выхода. Расследование выяснило, что Рроу отравила член команды Делас, Казза, Юнок устроила саботаж "Анадыря", все это было проведено по приказу и при содействии моей соотечественницы Делас. Однако, эти действия не санкционированы Ромуланской Империй. Это прямой саботаж по их собственной инициативе. Есть вторая группа "Альфа", о который мы ранее ничего не знали, а они – знали о нас. Эти трое принадлежат той группе. Действия Делас, Каззы и Юнок напрямую противоречат идее нашего проекта. Делас, - обратился Ракар к ромуланке, - то что ты делаешь – вред не просто проекту. Это вред Ромуланской Империи. Мы прибыли сюда все – не для того чтобы предавать, подставлять и саботировать друг друга. Мы прибыли сюда делиться знаниями и опытом для того, чтобы сотрудничать друг с другом. Чтобы рушить стены и искать точки взаимопонимания. Ты делаешь то, что даст понять будущим взрослым жителям Федерации, офицерам их флота – что именно так нужно поступать со своими союзниками – подставлять, предавать, саботировать. Это не то, с чем мы сюда прибыли. Ты – выступила против меня, своего собственного соотечественника на мирном задании, ты прекрасно знаешь, как это трактуется нашим правительством. И я разочарован в Федерации. В Федеральных участниках группы "Альфа2". Землянка выступила против своих же соотечественников. Анадырь чинился полночи. Ктарианка выступила против команды с ромуланцем, показав тем самым настоящую федеральную сущность. Сущность, состоящую в том, что в честном соревновании они в первую очередь делают саботаж и диверсии. И я не уверен, что Рроу выжил бы, не получи он помощь вовремя. Вот так вы показали мне вашу Федерацию. Я восхищен… Но я также знаю, что все федераты разные. Я верю федератам, находящимся в группе со мной. Они не предавали, не подставляли и напротив, вели себя дипломатично и ответственно. И только это все еще может спасти их в глазах Ромула. И теперь, именно теперь, здесь и сейчас, ни в какое другое время, я хочу знать, что продолжится дальше, Делас? Мы прекращаем саботаж и начинаем работать вместе как честные союзники, или мы становимся врагами, и действуем соответственно? Если мы становимся врагами, я принимаю решение о выходе из регаты, не победит никто, я принимаю все меры для того, чтобы воздать преступлениям по справедливости. Но помните – это вы сейчас потеряли мое доверие, обретенное с радостью несколько минут назад, и ниспровергнутое с высокой скалы вниз. Я не поверю больше словам, только действиям.
Файл, который следовало отправить на “Анадырь”, был ключевой последовательностью для расшифровки кодированной записи. Это был не свежий, а слегка устаревший шифр, знание которого федератами не приведет к предательству Ромуланской Империи. Но это все равно был все еще не взломанный федератами шифр, и потому, пока, никто кроме “Анадыря” не должен был понять то, что происходит между двумя командами.
- Ты же сам сказал, что перешел на «ты» - и вот опять… - Делас показательно зевнула. – Я не просила о доверии, это ты решил верить совершенно незнакомой девушке просто так. И я совершенно честно отвечала на все твои вопросы – уж не знаю, как ты решил трактовать мои ответы. Я уже все сказала до этого и первой предложила сотрудничество и помощь… Впрочем, ты только что сам от нее отказался, да еще и угрожаешь напустить своего вулканца на девочку, которая в два раза его меньше. Если вы не примете помощь Юнок, то будете торчать тут минимум 5 часов.  Но как мы можем работать вместе, если даже в этом задании ты не доверяешь нам с Каззой в решении загадок?.. – она присела на край низкого стола и поддела пальцем веточку какого-то очень странного на вид фрукта, а потом посмотрела прямо на Ракара: - Я же знаю, что ты мне не веришь, ты демонстрируешь это с самой первой встречи, а, значит, не сможешь смотреть на нас, как на «честных союзников». Так что к чему весь этот фарс? Оставь нас здесь, и нас заберет спасательный корабль. И больше мы никогда друг друга не увидим. – Она дожевала кусочек фрукта и продолжила: - И ничего с вашим Рроу серьезного не произошло, уж я-то разбираюсь в лекарствах получше многих.
Эти странные женщины не понимали, что давно переступили черту, которая отделяет шутку от правонарушения, а здоровую практичность от «цинизма ради цинизма» – самой бессмысленной и оглупляющей его формы. Они рисовались и любовались собой, и если они действительно не видели ничего, кроме самих себя, то находились они в самом тесном интеллектуальном тупике из всех возможных. Такие мысли возникали в голове Тенека, пока он слушал этот разговор.
– Я думаю, каждому из нашей команды следует высказать своё мнение на этот счёт. Я считаю, что мы должны воспользоваться предложением мисс Делас и оставить их на Бэйджоре дожидаться спасательного корабля, это будет правильнее всего. Вам мистер Ракар я хочу сказать, что сожалею о поведении мисс Каззы и мисс Юнок, они повели себя недостойно звания граждан Федерации. Мисс Делас, – взгляд Тенека стал пустым, даже в разговоре с компьютером он выглядел бы более заинтересованным, – я ничего не знаю о том, как оценит ваше поведение Ромуланская империя, но мне достаточно того, что вы повели себя недостойно звания врача. Вы – не врач, и никакой диплом врачом вас не сделает.
Вулканец замолчал, ожидая, что скажут Квинтилия и Ракар.
- Ты сама только что недавно перешла обратно на "вы", не думаешь же ты, что я этого не заметил? – продолжил Ракар отвечать Делас.
Было видно, что Ракара на самом деле возмущает больше всего действия и решения Делас, чем остальных. Так и было, потому что к предательству федератов он был готов, предательство федератов он воспринимал как должное, а действия своих, родных для него ромуланцев , особенно направленные против него самого, делали с ним нечто невообразимое. Скулы Ракара подрагивали от гнева. Ромуланца трясло, почти на грани видимости, и он держал в левой руке ключ-кристалл, которым потрясал перед двумя девушками.
- Да уж так сложилось, что я могу верить вулканцу больше, чем своей ромуланке, потому что вулканец заслужил доверие и даже дружбу! Именно потому, что она меньше его, а он сильнее ее в три раза, и я не допущу саботажа на моем корабле! И я предпочитаю торчать тут хоть до конца наших жизней, чем допустить то, что приведет к войне с Федерацией, однажды в будущем, из-за твоих действий, Делас! Мы не хотим войны! Но я обещал тебе, и я держу свое слово, и я не брошу тебя тут, и твою команду. Все должны знать, что ромуланцы держат свое слово! Ромуланцы помогают своим союзникам и не предают их! И да... расскажи мне, что с Рроу ничего страшного не случилось! Сутки в лазарете! Или больше! Это слишком много для термина "ничего страшного"! И уж я как никто другой знаю, что значат эти сутки от ромуланского врача, который прекрасно знает как обращаться с препаратами! Ты не кто-то незнакомая мне, ты ромуланка! И если ты в проекте, то значит у тебя такое же задание как у меня – всеми силами способствовать диалогу между народами и спасти этот проект! Но ты делаешь обратное! Вопрос первый – какой саботаж Юнок сейчас должна устроить на "Амазонке"?

_________________________
Написано совместно с Тенеком, Делас и Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Мастерский произвол от 05 Июля 2017, 09:25:52
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

 
Делас, казалось, совершенно не задела вся эта речь – она оставалась такой же расслабленно-спокойной, как и прежде. По крайней мере, внешне. Может быть, она просто очень хорошо скрывала свои чувства?..
- На «Амазонке»? – удивилась Делас. – Никакого, я же сразу об этом сказала. Ах да, ты ведь мне не веришь, то-о-очно…  Ну так что, мы прощаемся? Твой вулканец готов выкинуть нас с корабля, а ты?  Мне не важно, сдержишь ты свое слово или нет, если при этом ты собираешься посадить нас под арест на своем корабле. Но на это ты права не имеешь. Так что лучше уж мы останемся здесь, кровати нам уже обещали, еда тут вкусная, погода хорошая, и самое позднее завтра нас отсюда заберут. Так что если мы и полетим с тобой, то не в качестве пленников, а в качестве… Ну, хотя бы, группы поддержки. О полноценной команде я и просить не смею, господин улан! Так что решай, только не затягивай. А нам надо еще вернуться к кораблю, включить маячок для вызова помощи, оттащить назад то, что Юнок принесла вам… - она начала загибать пальцы. 
-Но капитан, - напомнила Казза, - А как же победа? Мы готовы работать для нее, как и раньше.
- Замечательно, что никакого, но я все еще вам не верю,  - сказал Ракар, не спуская при этом взгляда с Делас. – Перим, конец записи. Запись продолжать. Но уже в другом файле. Первый файл зашифровать и отправить на "Анадырь" прямой связью. Вместе с тем – диагностика всех систем, все логи без шифрования отправить на "Анадырь" и попросить Самриту нам помочь с консультацией. И заодно передайте Самрите мои искренние извинения за все, в чем я был перед ней виноват. Я правда не хотел. Но так получилось, и я сожалею.
Ракар не выключал связь, оставаясь в контакте с "Амазонкой".
-Есть, - коротко сказала Квинтилия.
- Все равно это будет не наша победа, а их. Но сотрудничества, как ты видишь, не получится, соответственно, мы уже никак не сможем победить, - пояснила Делас своему пилоту. – Конечно, мы обещали Планксу победу, но, видимо, не сможем сдержать обещания.
И теперь Ракар прищурившись снова посмотрел на Делас:
- Планкс? Он вам кто?
- Тогда и я тебе не верю, - отозвалась Делас на фразу Ракара. – И так мы далеко не продвинемся. Лейтенант-коммандер Планкс нам координатор, а тебе-то какое дело?.. 
- Супер..  – сказал Ракар, и поспешно начитал по связи новое, - Мы столкнулись с кораблем команды "Прима" при посадке на Бэйджор. Их корабль поврежден необратимо, не подлежит ремонту. Они оказали нам медицинскую помощь. Делас оказала. Я обещал команде "Прима" забрать их с собой и не бросить здесь. Перим, конец второго файла, немедленно отправить в догонку к первому. Продолжать запись.
И снова Ракар обратился к Делас:
- Я и не сомневаюсь теперь, что ты мне не верила с самого начала, перекрывая всеми своими действиями настоящую цель проекта "Альфа". Если бы ты хотела работать со мной вместе на благо нашей Империи, ты бы действовала совсем иначе. Но это хватит уже обсуждать. Здесь все понятно. Нас с тобой рассудит наше командование. На этом закончили. Я уже поставил условия, что победа будет принадлежать "Новому поколению", и вы согласились. Я знаю теперь, что вы сделаете все возможное, чтобы не дать нам победить. Но это мы еще посмотрим.
Ракар не стал говорить, что от ответственности перед СБ станции они не уйдут, вместо этого он повторил по связи со своим катером задание прилара Паку.
- Головоломка у нас такая -  Как не разрезая фрукта мобы увидеть его семена? Что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег? И третий вопрос… Откуда вы знаете, что все это вокруг нас - действительно существует, а не снится одному из вас?
- И я все еще жду ответа, Делас, мы враги, или ты будешь следовать договоренностям, достигнутым между нами до того, как мы выяснили все ваше беспутство?
- Ты мне ещё расскажи, как родину любить. Ты же ничего обо мне не знаешь, и даже то, кто я, - рассмеялась Делас. - Хотя я почти уверена, что мы встречались, но я тогда была такой маленькой, что ты и не запомнил. А теперь, судя по тому, как ты себя ведешь и разговариваешь со мной, мы - враги, так что я не понимаю твой вопрос. Я тебя не обманывала и не обманываю сейчас. И мы вовсе не настаиваем, чтобы ты забрал нас с собой, меня лично и тут переночевать вполне устроит. И, раз наша с Каззой помощь с загадкой тебе не нужна, мы тут пока отдохнем... - она подошла к краю террасы, подставляя лицо солнцу.
-Капитан… - Казза подошла к Делас и осторожно положила руку ей на плечо, - Ты серьезно насчет того, чтобы остаться здесь? Да, мы обещали Планксу победу, но не просто нашу, а победу проекта “Альфа”. С тех пор, как мы потеряли корабль, ситуация изменилась - теперь не важно мы - “Серебряные Фениксы” - или они - “Новое поколение” - победят. Мы одно целое, и наш долг теперь попытаться продолжить с ними.
- Да, мы обещали, - негромко отозвалась Делас. – Но есть разница, в каком статусе мы с ними продолжим. Как пленники? Как враги? Пока Ракар нас видит именно так, и если он не изменит своего решения, то нам нет смысла идти по одному пути. Он не дает работать Юнок, он не хочет слышать наши предложения в этом задании – так какой нам смысл с ним идти? Так мы не сможем никому помочь, а на их корабле мы будем нежеланными пассажирами. Я хочу, чтобы он сам предложил нам присоединиться к ним – и тогда, конечно, мы не откажемся, - она задумчиво обернулась назад.
 
***
 
Тем временем на “Амазонке” Юнок нахмурилась и выглядела очень озадаченной.
-У вас всегда так? - спросила она Тенека и Квинтилию, - Ваш капитан вас не слушает и очень много говорит. Вы, мистер вулканец, высказали предложение, что вашей команде надо проголосовать насчет нашей. Но мистер ромуланец не очень-то проголосовал, а сразу разорался. А Квиночке вообще слова не дал. И свалил все в одну кучу. Мы у себя, конечно, тоже не ангелы… И, может, иногда перебарщиваем с чем-то… Но по-крайней мере, мы - действуем согласованно.
– Сейчас здесь слишком много эмоций, – сказал Тенек. Он был задумчив, а взгляд его был слегка расфокусирован. – Гнев мистера Ракара, упрямая гордыня мисс Делас... Когда мистер Ракар справится со своими эмоциями, он выслушает всех: я знаю его мало, но достаточно, чтобы это утверждать. Что касается вашей команды, я хочу спросить вас: много ли стоит согласованность, если она используется так бездумно? Посчитайте на пальцах: когда вы наносили повреждение «Анадырю», вы могли повредить одну из неизвестных вам модификаций и погубить его команду; когда вы отравили мистера Рроу, вы не имели доступа к его медицинской карте, а значит могли спровоцировать у него смертельный анафилактический шок; когда вы готовились сесть на посадочную площадку, вы не соблюдали правил безопасности, и это могло стоить жизни нам всем. Трижды за сутки вы могли совершить убийство, и это если забыть о том, что и без убийства эти поступки абсолютно неэтичны. Да, мы не всегда согласованно действуем мисс Юнок, но мы уважаем друг друга, уважаем наших соперников, уважаем те цели, которые собрали нас всех в одном проекте, уважаем собственные принципы... – взгляд тёмных вулканских глаз вдруг сфокусировался на маленькой землянке, и Тенек спросил, словно это имело прямое отношение к их разговору: – Хотите знать, какие ответы я дал бы на загадки баджорских монахов?
-Нет! - воскликнула Юнок, - Мы все просчитывали! Мы не планировали причинить настоящего вреда, только замедлить вас или не дать выйти на дистанцию! Мы просто хотели, чтобы выиграла именно наша группа! Но теперь… теперь я чинила ваш катер по-настоящему.
-Я хочу знать про загадки, - сказала трилл.
Тенек благодарно кивнул Квинтилии, потом снова посмотрел на Юнок.
– Семена некоторых плодов можно увидеть напросвет, когда плод созреет. Разум человека должен быть в движении, душа – в покое, а совесть – чистой, как горный снег. И наконец, мы не знаем, что всё вокруг нас существует, а не снится одному из нас, но не знаем и обратного, поэтому мы не вправе вести себя так, словно жизнь – это сон.
– Чем бы ни был этот мир, мы не можем изменить его законы, мисс Юнок, – сказал вулканец после небольшой паузы. – А это значит – невозможно просчитать всё, не бывает гарантий, есть только шансы.
Юнок промолчала, и тишину нарушила Квинтилия.
-Вы слышали это, мистер Ракар? Ответы на загадки?
- Слышал, - произнес ромуланец, который слышал и все остальное, одновременно с двух локаций. Теперь он размышлял о другом.  О политике. О Планксе, коварном до такой степени, что возможно и ромуланцам не снилось. И не только Планксе, а о тех неизвестных федератах, кто это все придумал. Кто поставил этот эксперимент над ними как над лабораторными мышами, и смотрят, что из этого получится.
О втором проекте, о целом, которое составляет обе эти две группы. О собственном задании, и о преступлениях команды Делас, которые нельзя забыть и простить. Они не должны были уйти от ответственности. И если в Федерации это все сойдет им с рук - это будет слишком запредельно… И еще нужно было спасти проект.
- Да, слышал, - повторил Ракар. – Но прежде, прошу вас, действительно, давайте все решать вместе. Проголосуйте, с комментариями, еще раз, что вы думаете о том, что они присоединяться к нашей команде. Квинтилия? Тенек?
Тенек посмотрел на Квинтилию: она была пока единственной, кто не высказал мнения на этот счёт, было справедливо дать высказаться ей первой.

______________
Написано совместно с Делас, Ракаром и Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Илама Толан от 05 Июля 2017, 11:16:41
1 сентября, день
Станция ДС9, каюта Иламы Толан


«Убить Мори. Убить Мори! Убить Мори? Убить…» – Илама Толан прокручивала в голове эту фразу на разные лады, как будто хотела добиться правильного звучания – того, что не войдет в резонанс с ее сущностью. Она даже вновь и вновь воспроизводила в памяти тот момент, когда коммандер телепортировалась в свою каюту и приставила к уху кардассианки стилет.
До сих пор Толан не нашла для себя ответа: готова ли была Мори сделать это? В какой-то момент ей казалось, что могла. Разве не было это достаточной причиной, чтобы без зазрений совести ответить ей тем же? Мори рассказала, как подожгла виллу кардассианца, в которой, наверняка, на тот момент находились дети и гражданские. Не должно ли одно только это стать поводом отбросить в сторону все сомнения и завершить последнее задание Джарина? В детстве Илама периодически слышала новости о том, что творило сопротивление на Бэйджоре, видела сводки с лицами погибших – там были и ее ровесники, совсем еще дети, - и ей хотелось, чтобы там настала справедливость, чтобы террористов поймали и посадили в лагеря, чтобы эти жестокие убийства прекратились… Сейчас у нее появилась возможность отомстить сопротивлению в лице Мори.
Женщина воспроизвела на своей консоли трехмерную модель каюты коммандера, которую создала по памяти, и не отрываясь смотрела на строгие линии, пока изображение в глазах не начало расплываться. Вот здесь висели фотографии – улыбающиеся люди (все баджорцы казались Иламе на одно лицо, но она предполагала, что это были родственники Мори), на консольном столике стояли цветы – возле альбомов с искусством. Илама не поленилась и нашла эти картины в базе данных – Земля, Франция, XIX век, - оттого еще удивительнее было обнаружить их в каюте баджорки. И одним движением все это станет пустым, бессмысленным и больше никому не нужным. Толан резко моргнула, прогоняя наваждение. Слишком много эмоций – а она уже, было, подумала, что они совсем ее покинули, вместе со сном и силой воли, оставив одну только пустую оболочку. Оболочка сможет безропотно выполнить приказ, убить Мори, а потом продолжить существование – и, если Джарин скажет, выйти за него замуж. А сможет ли Илама?..
Таких мыслей у нее не было, когда она планировала покушение на Корама. Глупое, необдуманное и эмоциональное решение, но она принимала его исходя из своих принципов, из чувства долга перед проектом и кадетом Лайтманом, и тогда ее переполняла ненависть и желание справедливости. Тогда она могла убить. Да, у Толан не получилось, но она готова была это сделать и понести за это наказание. Она сделала осознанный шаг, и была готова за него платить. Сейчас же было что-то другое…
Илама откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Мори не дала ей совершить той ошибки. Она поддержала Толан на совещании и заменила ее, чтобы кадеты не заметили состояния кардассианки. В конце концов, она обещала помочь ей справиться с Джарином. Как и Джарин – не просто так, а в обмен на работу на нее, - но все же помочь. И отправить сообщение на Кардассию – самое главное, ради чего Илама могла пойти на все. Что же она просила?.. Ах да, сообщить ей о втором задании. Губы Толан непроизвольно растянулись в улыбке: такое простое условие, и даже его Илама теперь не сможет выполнить. «Коммандер, я получила второй задание. Я должна вас убить. Как я и говорила, отказаться от его выполнения я не могу», - мысленно озвучила эту фразу кардассианка и рассмеялась вслух. Ну вот и все – она не сможет сказать Мори, та – не отправит ее послание домой, ее семья будет под постоянной угрозой, а у нее самой не будет возможности с ними связаться. В голове пронеслась мысль, что, если бы Мори действительно ее убила во время визита в ее каюту, все закончилось бы быстрее. И эта мысль принесла неожиданное облегчение.
… Еще около часа Илама Толан приводила в порядок документацию по проекту. Последние несколько дней она практически не занималась рабочими делами, не писала отчетов, не обновляла расписание и личные дела кадетов, но теперь пора было этим заняться. Она привыкла к внимательному и тщательному ведению учета – то, чем всегда славилась Кардассия и без чего было невозможно обойтись в преподавательской деятельности, - вот и сейчас следовало все подготовить. Открыв дело Джеза Тенмы, она на мгновение задержала взгляд на фотографии. Гал Дохиил приказал ей узнать, почему кадет отказался от участия в регате, и Толан болезненно кольнуло осознание того, что даже здесь Джарин был осведомлен лучше ее. Ей и самой хотелось знать, что же случилось с ее любимым кадетом, о чем ей не сообщили – это было единственное из заданий Дохиила, которое было жаль оставить невыполненным. Быстро сделав пометку о выходе из участия в регате, Толан открыла следующее дело – Артур Лайтман. У нее так и не дошли руки написать о его оправдательном приговоре и полном восстановлении статуса. После того злосчастного суда она не прикасалась к делам проекта, но сейчас пришло время. Когда она обновила информацию, то почувствовала неожиданное облегчение. Она с самого начала надеялась, что Лайтмана оправдают, боролась за него… пока сама же не стала обвинителем. С того момента, как Толан согласилась, все пошло не так – будь она хоть капельку суеверна, то подумала бы, что это ее проклятье за согласие обвинять Артура. Но теперь… теперь все это в прошлом. Женщина с облегчением вздохнула: он оправдан, и он не злится на нее, эта история закончилась для них обоих. Следующее дело…
 
Закончив с работой, она неторопливо навела порядок на столе и сложила падды аккуратной стопочкой. В самом низу лежал тот, где она хранила художественную литературу, к которой не прикасалась со времен полета на Волан II. Когда-то давно, в прошлой жизни, Илама любила детективные истории Шоггота, но теперь казалось, что это была не она, а другой человек. Наконец, когда уборка была закончена, Толан сняла военную форму и сменила ее на обычное домашнее платье из плотного темно-серого материала. На самом деле, она никогда не любила военную форму: неудобную и жесткую, как панцирь насекомого. И почти никогда не носила ее в Военной Академии – там среди преподавателей форма не считалась чем-то обязательным и хватало обычных строгих костюмов. Но здесь, на проекте, Толан решила, что именно форма должна постоянно напоминать ей о том, кто она и откуда. Форма служила защитным барьером, отделяя ее от кадетов и федеральных офицеров станции, не позволяла ей потеряться в пестрой толпе Променада и хотя бы на секунду забыть, что она прибыла сюда не отдыхать и расслабляться, а работать. Форма должна была напоминать кадетам, кто их координатор. И именно за формой Толан могла спрятаться, оградиться от остальных, провести жирную разделяющую черту, не позволяющую другим к ней приблизиться. Теперь, избавившись от нее, женщина почувствовала себя свободной. 


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Самрита Баккер от 06 Июля 2017, 11:12:28
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо

- ...И все-таки мне не хотелось бы куда-то лететь сейчас, оставлять тут Артура, терять время… - задумчиво произнесла Акрита и снова хмуро уставилась в консоль с открытыми на ней файлами базы данных. – Если бы была возможность связаться со станцией, спросить Крима, например! Судя по презентации, он много знает о своей родной культуре и наверняка помог бы нам.
– Это будет нечестно, – возразила М’Кота. – Но мы можем попробовать всё, что можно сделать, не улетая, и только в крайнем случае слетать на комету. Артур, – позвала она землянина, – получилось подобрать пять идеограмм по одной теме?
В этот момент на консоли перед Акритой замигало оповещение - одно входящее сообщение. Невероятно, но это была “Амазонка”. Вторая команда передавала всего один файл - "pr.ltor".
- Сообщение от "Нового поколения"! – воскликнула Акрита, ее антенны взметнулись вверх. – Послано обычной связью! Не знаю, что это, попробую запустить дешифровку, - она обернулась и как раз поймала взглядом входящего на мостик Освальда.
Файл не расшифровался, но просто загрузился и установился в компьютере “Анадыря”.
И очень скоро пришло следующее сообщение. Оно было зашифровано, но расшифровалось, использовав файл, который пришел с “Амазонки” первым. Это было аудио, прозвучавшее на весь корабль, так что его слышали и Самрита, и даже Артур на поверхности Джераддо. Звучал голос Ракара:
“Если я не вернусь живым, или не в своем уме, все что сейчас будет услышано – должно быть немедленно передано на станцию, и попросите их передать на Ромул. Жаль, что стенам этого благословенного монастыря придется все это увидеть, но у меня нет иного выхода. Расследование выяснило, что Рроу отравила член команды Делас, Казза, Юнок устроила саботаж "Анадыря", все это было проведено по приказу и при содействии моей соотечественницы Делас. Однако, эти действия не санкционированы Ромуланской Империй. Это прямой саботаж по их собственной инициативе. Есть вторая группа "Альфа", о который мы ранее ничего не знали, а они – знали о нас…”
Файл был очень длинным, в нем звучал и голос Тенека, а еще - два незнакомых женских. Впрочем… Один голос - более высокое сопрано, был смутно знаком Освальду и Акрите, он принадлежал вулканке, с которой оба они столкнулись перед самым вылетом со станции.
“...Замечательно, что никакого, но я все еще вам не верю”, - закончил говорить Ракар.
И почти сразу начали приходить еще сообщения - уже вовсе без всякой шифровки, прямой связью: в одном была короткая просьба к Самрите помочь с консультацией и неожиданное извинение от имени Ракара, в нескольких остальных - куски логов диагностики “Амазонки”, как будто кто-то отправлял их частями, чтобы у Самриты поскорее появилось поле для работы.
То, что произошло, было огромным. Настолько, что заставило “Амазонку” нарушить договор о молчании.

Самрита даже приподнялась на локте, пока слушала сообщение.
- Похоже, мы нашли саботажников! – воскликнула она, активируя связь с мостиком. - Я надеюсь, у второй команды хватит ума сдать их службе безопасности? О чем с ними вообще можно говорить?..
Наверное, если бы не она сама встретила того инопланетянина в скафандре в ангаре ночью, не она бы пыталась его поймать (неудачно) и не она бы чинила потом поломки, реакция Самриты была менее резкой. Но сейчас ей хотелось возмездия.
А дальше было уже интереснее – дальше шли файлы, отправленные лично ей. И извинение. Извинение было особенно внезапным и переданным в столь странной форме, что Самрита не удержалась и сразу же написала обратное сообщение, раз уж молчание все равно было прервано: «Что там с Ракаром и почему он извиняется передо мной в такой странной форме? И за что именно?». Сообщение упало на консоль Квинтилии.
Потом, впрочем, вопросов у Самриты стало меньше – она увидела, что на ее имя пришли файлы с запросом на диагностику. Она скрипнула зубами: ну конечно, ромуланец подумал, что без его извинений она и не взглянет на его просьбу, а извиниться лично и вслух признать свою ошибку ему не позволила гордость. Девушка прикрыла глаза и опустила голову на подушку. У нее было очень много причин отклонить его просьбу. Во-первых, она не была инженером его корабля, и на «Анадыре» у них было свое задание. Во-вторых, у нее было сотрясение мозга, и капитан приказал ей не работать. Аргумент? Более чем весомый! В-третьих, она уже достаточно поработала на вторую команду, хотя могла бы потратить это время на модификации «Анадыря», и что за это получила? Никакой благодарности, только упреки и обвинения. В-четвертых, слова Ракара о том, кто именно принесет им победу, сказанные на общей презентации, так сильно ударили по самооценке Самриты, что она до сих пор не была уверена, что вообще нужна в проекте. И, в-пятых, она все еще была очень, очень зла на ромуланца.
Поэтому первым желанием было отложить эти файлы, сделать вид, что она их вообще не видела, и подумать о чем-то более приятном. Например, о задании. Комета и шифр… Зачем там была нарисована комета? В этой системе есть всего одна, и девушке казалось очевидным, что это должно быть связано. Но мысль о дурацкой диагностике не выходила из головы, и девушка все же вернулась к тем файлам.

________
С командой "Анадыря", а также с "Амазонкой" по связи


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Акрита ш’Лечир от 06 Июля 2017, 11:14:29
Баджорский сектор, начало дня
Катер “Анадырь”, луна Джераддо


Акрита слушала молча, и чем дольше звучала запись, тем ниже склонялись ее антенны, кончиками уже почти касаясь лба. Это было невозможно, невероятно, и вместе с тем было правдой, перед которой казались игрушками все их иероглифы с кометой и остальное. Если представители Федерации, несущей мир и взаимное доверие, начали предавать друг друга подобным образом, ради какого-то приза в соревновании готовы пойти почти на убийство, обман… В голосе ромуланца слышалась горечь, злость и боль, резонансом отдающиеся в душе Акриты - потому что это означало конец мирного пути и начало войны. Скрытой, самой страшной войны, в которой все они лишь пешки, даже эти странные девушки, за ними стоят те, кто действительно хочет сломать, разрушить, растоптать то светлое будущее, что поручено строить проекту "Альфа". И отчаянно горько и обидно было оттого, что этот первый удар пришелся по ромуланцу, для которого доверие по определению является серьезным и значимым шагом. Андорианка на секунду представила себя на его месте: среди тех, кто веками считался врагом, с кем теперь он связан общими стремлениями, надеждами, дружбой, а может и больше чем дружбой... И вот все рассыпалось, как карточный домик, и на горизонте показалась война, запрещающая мечтать и любить, и перед глазами внезапно всплыл осколок воспоминания: как на одном из рубежей сошедший с ума от страха пилот транспортного корабля наставил фазер на ее мать с криком "Ты – меняющийся!", а маленькая Акрита стояла у стены и понимала, что ничего не может сказать или изменить. История повторялась, и стал еще гуще окутавший ее туман. Только теперь Акрита не была уже маленькой девочкой. Пальцы, лежащие на консоли, чуть дрожали, и ей хотелось закричать Ракару, через мрак космического пространства, что мы будем бороться! Да, это ужасно, когда теряешь возможность верить. Да, это жестоко, когда в череде масок не видно истинного лица. И слова про федератов, звучавшие теперь по связи, Акрита не могла опровергнуть, ведь еще сегодня утром она сама была такой, сомневающейся и предвзятой. И шаг из этого замкнутого круга недоверия казался равносильным тому, чтобы принести себя в жертву. Андорианка знала, что там сейчас Ракар должен будет принять решение. Она от всей души надеялась, что его выбор окажется правильным, если вообще хоть что-то еще может быть таковым в этом неправильном мире.

Артур слушал это все, происходящее по связи, стоя на коленях, упираясь руками в каменную плиту. Ему хотелось выть от бессилия. Выть от невозможности осуществить контакт с ромуланцами. Доказать им, что можно друг другу верить. Что все расы однажды могут объединиться… Лайтман хотел в это верить. Но надежда ускользала, бесплотная, невесомая надежда. Унося с собой веру... и он не знал еще как она поступила с любовью.
- Скажите ему, - попросил Артур, - что в следующий раз не надо поспешно давать обещания, чтобы не стать их заложником. Самрита чуть было не пострадала от действий одной из них. – И Артур умолчал сейчас при Самрите, что та девица целила ей шлемом в живот, а значит могла убить двоих. – Они не должны уйти от ответственности. Пусть он знает, что мы совсем не одобряем их действия. И вот еще, друзья, по делу – слетайте к комете. У меня воздуха на ¾ суток, я подожду. Ничего страшного не случится.
Освальд был поражён не меньше остальных, услышав слова Ракара. Его тоже больше всего взволновали слова о саботаже, а не о том, что стоял за всем ромуланский капитан. Он, как и Артур, вспомнил о схватке Самриты с саботажником и о том, чем это всё могло закончиться, и в глазах молодого человека на мгновение промелькнула настоящая ярость.
- Поддерживаю Артура, - мрачно сказал он и открыл запись голосового сообщения для "Амазонки". - Ракар, рекомендую связаться с ближайшим баджорским патрулём, которых мы видели на сенсорах немало, и попросить у них содействия в сопровождении преступников на ДС9. Возможно, они повредили и другие суда, но решать, конечно, вам, - записал он сообщение для "Нового поколения". - Сэм, ты ведь предоставишь показания, когда вернёмся на станцию? - полуутвердительно сказал он уже по внутренней связи - сомнений в девушке у него не было.
Как бы то ни было, регата продолжалась, поэтому, отправив сообщение, он хлопнул в ладоши, привлекая внимание всех.
- Итак, если ни у кого нет идей, которые можно проверить прямо сейчас, давайте слетаем. Акрита, поднимай катер, М'Кота, пока летим, проверь в базе данных, не использовали ли баджорцы для обозначения небесных тел какие-то иероглифы? У землян, например, Венера обозначалась символом зеркала, которое, согласно мифам, было у богини любви и красоты, которую звали Венерой и в честь которой назвали планету. Если у баджорцев было что-то похожее, то, возможно, нам надо ввести символы кометы и каких-то других объектов. Артур, не скучай, мы скоро!
М’Кота распрямила сведённые пальцы и стряхнула на пол останки раздавленного падда.
– Артур ещё не отчитался, что у него с подбором символов на одну тему, – продышавшись, напомнила она.
- Подбираю, - отозвался Артур, - пока не более двух совпадений, но вариантов действительно много, перебирать буду долго, так что стартуйте. Еще некоторое время радиуса связи хватит. Я буду отчитываться обо всем.
Лайтман подумал, что это будет совершенной глупостью, но на всякий случай нажал сразу все пять кнопок разом. Глупость глупостью, но пробовать следовало все варианты.
Это не дало никакого нового неожиданного результата. Символы просто поменялись, как и в предыдущие разы, когда Артур нажимал на них.
В этот момент передача с “Амазонки” возобновилась. Это тоже был аудиофайл с голосом Ракара, но в этот раз он был короче:
“Мы столкнулись с кораблем команды "Прима" при посадке на Бэйджор. Их корабль поврежден необратимо, не подлежит ремонту. Они оказали нам медицинскую помощь. Делас оказала. Я обещал команде "Прима" забрать их с собой и не бросить здесь.”
Акрита запустила двигатели и инициировала систему старта, когда пришло сообщение. Не отрываясь от управления, она вскинула антенны и больше уже не могла молчать:
- «Прима» - это и есть команда саботажников из так называемой второй группы проекта? Взять их с собой?! Это еще зачем… Если бы спросили меня, то я бы посоветовала вызвать пост поддержки, пусть им окажут помощь, заберут, а заодно и дисквалифицируют.
– А меня лучше не спрашивайте, – мрачно сообщила М’Кота, – Потому что если спросите, у ваших переводчиков микросхемы полетят.
- Ладно, это их дело, - не слишком довольно произнёс Освальд, - давайте решать нашу задачу, а саботажников отдадим под суд потом. Или не отдадим - там видно будет.
- … Так мне заниматься логами их корабля? – поинтересовалась по связи Самрита, которую этот вопрос сейчас интересовал больше саботажников. – Какие наши дальнейшие планы? Ну то есть… ваши планы, я пока тут лежу.
- Сама же говорила, что тебе скучно, - усмехнулся было Освальд, но потом посерьёзнел, - только не перенапрягайся!
Повернувшись к андорианке, он добавил:
- Стартуем, и так много времени потеряли.
- Летим уже, - откликнулась Акрита. – Выходим на орбиту, рассчитываю курс к комете.
За окном опять раскинулись звезды, и сейчас смотреть на них было приятнее, чем на мрачный ядовитый туман Джераддо. «Анадырь» лег на отлетную траекторию и на полном импульсе направился к новой цели.

______
c командой "Анадыря" и "Амазонкой" по связи


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Ракар от 07 Июля 2017, 16:00:16
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

Квинтилия смотрела перед собой на консоль. Там мигало сообщение от Самриты с “Анадыря”: «Что там с Ракаром и почему он извиняется передо мной в такой странной форме? И за что именно?»
Они нарушили договор о молчании, и девушка теперь пыталась понять, что это будет для них значить.
Квинтилия набрала короткое сообщение Самрите и отправила: “Не знаю. Тут все слишком сложно”. Какие отношения могли связывать земного инженера и ромуланца она даже не представляла.
-Возможно, нам стоит выйти из соревнования, - наконец, сказала трилл, - Вам не кажется, что оно стало слишком сложным для нас? Тогда мы не будем стоять перед этой дилеммой.
– Мы приняли участие в соревнованиях не ради приза или победы и тем более не ради развлечения, – напомнил Тенек. – Мы делаем это для того, чтобы не допустить закрытия проекта «Альфа». В проекте может быть несколько групп, но закрытие даже одной из них заставит одних говорить о нежизнеспособности, а других – о преждевременности всего проекта. Это как на войне: если прорвут один фронт, другим будет во много раз сложнее удержать свои позиции. Мы не можем бросить своё дело просто потому что нам трудно. Если есть возможность довести его до конца, мы должны её реализовать.
– Что касается этих леди, – несколько неохотно продолжил вулканец, – Я уже высказал своё мнение и пока не услышал аргументов, которые могли бы его изменить.
-Вы сейчас сами привели аргумент, - заметила Квинтилия, - Если эти, как вы выражаетесь, “леди” - действительно из второй группы нашего проекта, мы должны спасти и их тоже. Потому что они - часть “Альфы” и тот самый второй фронт, который не должен прорваться. И раз они в проекте, мы должны научиться сотрудничать в том числе и с ними. Я знаю, что они поступили с плохо по отношению к нам, но, возможно, нам же и удастся их исправить, починить то, что в их восприятии этой ситуации сломано. Возможно, после общения с нами они все поймут и сами отзовут свои кандидатуры из проекта и сдадутся властям. Кроме того, нам действительно нужен инженер. И второй врач, поскольку вы, мистер Тенек, пострадали. И возможно, для ремонта “Амазонки” потребуются материалы с “Примы” - та царапина на нашем крыле, которая повреждение 10% целостности обшивки, может потребовать заплатки. Но это еще не значит, что я уже голосую за то, чтобы взять “Серебряных Фениксов” с собой. Я просто озвучиваю моменты, которые мы должны иметь в виду перед тем, как примем решение.
Трилл говорила мрачно, что соответствовало ее настроению в последнее время, но твердо и решительно. Сейчас она больше напоминала саму себя с Волана II, а не испуганного ребенка, каким была на станции еще вчера.
-Мы еще многого не знаем. Но кое-что можем проверить. Мистер Ракар, как вы там? Вам угрожает какая-то опасность со стороны тех двух, которые сейчас с вами? У них есть оружие? Они вам угрожали? Они пытались как-то вам навредить?
Ракар не сводил взгляда с Делас. Ракар был в шоке от ситуации выбора. Еще ни разу в жизни улан подразделения Тал Шиар Ромуланской Империи не стоял перед таким выбором, перед которым стоял сейчас. У него дрожали руки, он не мог справиться с ситуацией. Лейтенант-коммандер Планкс оказался очень хитрым федератом, настолько хитрым, что Ракар и представить не мог. Возможно, это все была какая-то высшая игра, пока недоступная его, Ракара, пониманию. Он задумался над третьим вопросом прилара Паку, и понял, что что если мир и вправду сон - он хотел бы прямо сейчас и немедленно проснуться. Но мир не был сном. И ему предстояло что-то решать. И решать было слишком сложно. Лучше было на свет не рождаться, чем решать такие вопросы, которые не имели ответов. И это не относилось к вопросам прилара. Это относилось к тому, что стояло перед ним прямо сейчас. Вопрос о команде Делас, о ее роли в происходящем, о проекте Альфа, или Альфа 2, или всех их вместе взятых. Вопросы о преступлениях и ответственности, вопросы о компромиссах и сделках с совестью. Раньше для него все это было куда проще. Прямо сейчас - от его решения зависела судьба Делас. Его собственная. Судьба Квинтилии, которая была для него дороже чем… он оборвал эту свою мысль.
Лучше не рождаться на свет. Любой теперь ответ - преступление. Любой выбор образа действия - преступление вдвойне. Это ловушка. Ловушка для него, такого маленького среди всей этой вселенной. Такого маленького среди всей Ромуланской Империи. И Ракар не знал, к чему приведут его действия для нее, Делас, потому что раньше он только конвоировал ошибившихся, признанных предателями, он не участвовал в их расстрелах, он не знал, кого по итогу признают неправильно действующим. И он вовсе не хотел ее смерти. Впрочем, вряд ли так поступят, но неприятности будут точно. Он не знал ее, но она сказала, что он видел ее в детстве. И это задело его за душу. Все это было слишком сложно. Детство, стремления, Империя, сложность бытия, необходимость защиты, ее диверсия в его адрес, ее качественно скрываемые чувства, ее любовь к Родине, ее задание, ее действия, и общее категорическое несовершенство реальности. И Перим... Перим. Перим всегда вмешивается в его мысли. Перим он должен был спасти. Перим, которая не должна стать игрушкой, разменным солдатом  в этой реальности, где все играют в сложные политические игры. “Что из этого получится”... Ракар слышал эти обрывки фраз, от ктарианки, от Делас… Что получится, если несколько мышей посадить в лабиринт и заставить искать выход... Они все тут - подопытные образцы в играх тех, кто управляет большой политикой. Ракар не хотел быть подопытным образцом, он хотел найти выход из лабиринта, разрушив его стены. Но также он понимал, что до поры до времени, чтобы найти в стенах уязвимость, он должен играть по правилам противника. И Делас сумела найти вход в оборону его собственную. Мы все допускаем ошибки. Но теперь ромуланец успокоился, и расслабил свою боевую готовность. Возможно, все куда проще. Возможно, все они искренни в своих мотивах, и могут думать, что тоже играют на поле, не построенном индивидуально для них.
И ещё, самым ужасным в этом было то, что чтобы он ни выбрал, все его попытки заслужить доверие Квинтилии, теперь обречены на поражение. И это было ужасно. Он помнил ту ситуацию, тот самый важный вопрос на Волане II, о том, как он поступил бы с соотечественником. Однако , нельзя сравнивать действия Энн и действия Делас, они совсем разные.
И теперь Ракар сделал выбор, который уже не будет изменён. А от всего остального остались лишь детали.
И эмоций на сегодня достаточно, они не делают чести такому как он, представителю спецслужбы. Реальность такова, какова она есть, и больше никакова. Нет толку страдать по этому поводу.
И нет ничего предосудительного в том, чтобы брать помощь клуба.

И еще он слушал своих. Свою команду. Уже почти приняв свое решение, и их мнения разделились. Они оба были правы, и Тенек и Перим. Только всего один человек помог ему решить то, что он должен был решить сейчас. А вторая часть решения принадлежала только ему самому. Просто потому, что так должно было быть.
- Спасибо за ваши мнения, - ответил ромуланец по связи уже совсем спокойным тоном, - я в порядке, мне никто не угрожал, мне никто не пытался навредить.
О наличии оружия у Каззы и Делас ромуланец ничего не знал, и не мог сказать об этом по связи.
- Тогда вот как мы поступим сейчас, - продолжил Ракар, - пусть Юнок пока продолжает ремонт. Тенек, простите, что поднял вас не выздоровевшего еще, вы можете отдыхать дальше. Пусть Юнок помнит, если “Амазонка” может быть ею саботирована, то я бы на ее месте дважды подумал о том, стоит ли ввергать себя в неприятности и становиться моим врагом. Давайте продолжать как идет. Конец записи сообщения. На “Анадырь” продолжаем передачу логов систем. Об остальном мы поговорим на катере, когда вернемся.
________________
совместно с Тенеком, Квинтилией, Юнок и Делас


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 4
Отправлено: Тенек от 07 Июля 2017, 16:03:52
1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”


– Если Юнок продолжает ремонт - это значит, что мы решили сотрудничать? - уточнила Квинтилия.
– Пока мы ничего не решили, - сказал Ракар, - еще много вопросов. Просто ремонт задерживать нельзя.
Отведя взгляд от ктарианки и ромуланки, Ракар развернулся и вышел в другую галерею монастыря, по пути, откуда они пришли. Он не хотел, чтобы его слушали. Юнок на катере слышит, но пусть слушает. По ее коммуникациям и докладам для Делас он мог бы тоже что-нибудь понять.
– Перим, свяжитесь с Хеной на станции, пожалуйста. Или если она не доступна – то с лазаретом. Нужно узнать диагноз Рроу, что с ним сделали. Какова была угроза его жизни, если бы он не получил вовремя медицинской помощи. Я должен точно знать, что с ним сделали.
– Да, я все сделаю, - коротко ответила Квинтилия.
Тенек между тем обдумывал слова Квинтилии. В них было зерно истины, но и в объективной реальности были вещи, которые входили с аргументами трилла в противоречие.
– Я не вижу в них тенденции к тому, чтобы признать свои ошибки и дать правильную оценку собственным действиям, – сказал он наконец, обращаясь к ней. – Если бы подобная тенденция была, я мог бы с вами согласиться. Кроме того я против сотрудничества с медиком, способным вывести человека из строя без веской – исключительно веской – причины. Это – не врач, это не более, чем учёный от медицины.
– Мне надо кое-что проверить, - сказала Квинтилия. Ей уже пришло сообщение с “Анадыря” от Самриты, и теперь она внимательно читала, что там было сказано.
«Насколько я могу судить, все поломки вашего катера, полученные в ходе столкновения, выявлены верно, ремонт начат по правильной схеме. Начало хорошее, продолжайте по вашему плану».
Тем временем Юнок отошла немного в сторону от кресла трилла и связалась с Делас.
– Капитан, - произнесла землянка, - Должна ли я продолжать чинить их корабль при таких условиях?
– Не торопишь шейчаш, - вызов Юнок застал Делас с полным ртом мобы. Быстро прожевав, она продолжила: - Они еще сами не решили, хотят ли нашей помощи. Сделай паузу, отдохни, расслабься… А потом посмотрим. Но будь готова продолжить, если тебя попросят – мы же обещали, правда?
– Есть, капитан! - бодро кивнула Юнок, как будто Делас могла ее видеть, - Отдых - это я могу! Но все-таки я не буду ничего делать без твоего приказа, как и всегда. Дай знать, когда можно будет начать им помогать снова.
Девушка села на пол, скрестив ноги.
Ракар тем временем слышал Тенека.
– Я понимаю, Тенек, что вы сейчас не видите тенденции. Для того, чтобы она была - мы должны предпринять некоторые действия, поработать над этим. Давайте их предпримем. Иногда нужно очень много работать, чтобы объяснить кому-то сущность бытия. Насчет — не врач, Тенек... - Ракар допустил маленькую паузу, - она же вылечила ваши раны. Она врач. А другие наши с вами кардинальные различия в менталитете — совсем не предмет обсуждения для текущего момента. Потому что на это нет времени. И я вас очень прошу мистер Тенек, послушайте что говорит Квинтилия, подумайте над ее словами. Она важное говорит, сказала сейчас. Я не прошу вас обоих решить немедленно, я прошу вас еще подумать, пока мы выясняем еще некоторые вопросы. Их все еще несколько, и пока нет ответов. Перим, пожалуйста, когда получите ответ, сообщите его. И еще, узнайте пожалуйста, находится ли на Дип Спейс 9 лейтенант-коммандер Диас Планкс, если нет, то возможно ли узнать, куда он улетел? Самого Планкса вызывать не нужно. Если сейчас пока ничего нового, давайте прервем связь, - и ромуланец, пока не отключаясь, медленно пошел обратно в ту галерею, где сидели Делас и Казза.
– Я обдумаю ваши слова и слова мисс Перим, – сказал Тенек, – но прошу и вас, в свою очередь, обдумать мои. Уметь лечить и быть врачом – разные вещи. Если бы я знал, что отравление мистера Рроу было совершено с ведома и при участии мисс Делас, я не позволил бы ей даже подойти к моим пациентам. И пока я могу встать с койки, она больше не притронется ни к моим пац